17.04.2021

Ничего говорить: %d0%bd%d0%b8%d1%87%d0%b5%d0%b3%d0%be%20%d0%b3%d0%be%d0%b2%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%82%d1%8c – перевод с русского на английский

Содержание

«Не хочу говорить о Медведеве ничего определенного –– он много раз нас всех подводил»

Дмитрий Медведев поручил генпрокурору Юрию Чайке до 1 апреля проверить законность обвинительных приговоров Михаилу Ходроковскому, Платону Лебедеву, Сергею Мохнаткину и многим другим «резонансным» заключенным. Также президент поручил Минюсту представить до 15 марта информацию об основании для отказа в регистрации ПАРНАСа. Ситуацию Андрею Норкину прокомментировал лидер движения «За права человека» правозащитник Лев Пономарев.

— Давайте начнем со списка резонансных заключенных. Насколько вы согласны вообще именно с этим перечнем фамилий?

— Я его, в том числе, готовил, поэтому, конечно же, список мог бы быть в несколько раз более длинным, но всегда, как говорится, надо с чего-то начать. Поэтому мы согласовали такой список небольшой и, главное, это знаковое явление. Вот как Горбачев делал эту перестройку, собственно, мало, кто ей верил, но когда он стал выпускать политических заключенных, это был явный сигнал о том, что режим меняется, скажем так. И он действительно изменился.

— А с учетом все-таки нынешнего времени и его отличия от того, что было у нас в середине 80-х, в конце 80-х прошлого века: насколько высоки шансы, что будут пересмотрены эти дела?

— Это другой вопрос. Собственно, и тогда тоже…

— Ну, Лев Александрович, я же тоже все это прекрасно помню. Тогда все-таки это было некое начало деятельности Горбачева. Сейчас президент Медведев свою деятельность на посту заканчивает.

— Я понимаю. Я говорю, и тогда были сомнения, сейчас еще больше. Но с другой стороны, было бы неправильным говорить о том, что этого не надо было делать.

Мы делаем то, что мы должны делать, мы давим на власть, требуем освобождения политических заключенных. Правозащитники добились того, чтобы этот лозунг стал первым и основным. И политики поняли, что это очень важный лозунг, хотя, казалось бы, непосредственно сотен тысяч людей на митинге он не касается. Тем не менее, он стал основным этим лозунгом, как знаковым таким событием.

И поэтому мы продолжаем это требовать. И, слава богу, что это как-то продвигается дальше. Но если вы скажете, на сколько процентов я уверен, что это закончится положительно, я скажу, процентов на десять, может быть.

— Я вас по-другому спрошу. Насколько выше вероятность того, что ПАРНАС зарегистрируют, чем Ходорковского освободят?

— Я думаю, да, ПАРНАС быстрее зарегистрируют, чем освободят Ходорковского. Я думаю, ваша оценка правильная.

— И тогда последний вопрос: почему, как вы думаете, так была выбрано эффектно сама дата, само время объявления? Ведь вы же этот список давным-давно подавали, и буквально через несколько часов после выборов…

— Я должен сказать, что, во-первых, первый сигнал был все-таки до выборов дан. Потому что, в общем-то, я знаю, что были звонки, говорили: «Быстрее-быстрее давайте». Этот процесс начался до выборов. То есть, из Управления внутренней политики обратились за какими-то разъяснениями, за этими списками, поэтому это не было публично, но было видно, что процесс пошел внутри администрации президента.

А вот сейчас мне кажется, что у самого Путина и особенно у окружения Путина, есть две линии поведения. Я не знаю, как там у него в голове эти две линии совмещаются. Но в окружении есть реально силовая линия, так сказать, линия силовиков – раздавить оппозицию, воспользоваться, спровоцировать. Сегодня могут спровоцировать эти столкновения

Националисты сейчас, Демушкин, который, бесспорно, связан очень тесно со спецслужбами, сказал, что он будет прорываться к Кремлю. Это все, конечно, большое напряжение, и, чтобы раздавить оппозицию и чтобы забыть о ней, грубо говоря. Это первая линия. И, конечно, они не хотят освобождать политзаключенных, и так далее и тому подобное. Но есть и вторая линия, очевидно, либералов, которых привел туда Медведев, которые окружали Медведева.

Я не хочу о Медведеве, в данном случае, говорить ничего такого определенного, потому что он много раз нас всех подводил. Но эта линия есть, и люди есть, которые хотели бы освободить политзаключенных и подталкивают Медведева в этом направлении. Чем закончится эта борьба, насколько Путин захочет поддержать Медведева — ясно, что все-таки окончательно добро Путин должен сейчас дать. Этого я не знаю, не могу ничего предсказать.

9 фраз, которые нельзя говорить клиентам, иначе они ничего не купят у вас

Украинский портал об электронной коммерции EVO.business пообщался со специалистами в сфере продаж и выяснил, какие фразы продавцам не стоит употреблять в разговоре с клиентами.

«Весь ассортимент можете посмотреть на сайте»

Клиент звонит, чтобы ему помогли разобраться в ассортименте, а не снова перенаправили на сайт. После таких слов он почувствует, что менеджер не хочет решить вопрос.

Помогите клиенту подобрать товар, пока он на связи. Если процесс затягивается, объясните, что сбросите варианты в мессенджер и назначьте время повторного звонка. Лучше сказать: «Опишите, что вам нужно, я подберу товары и сброшу ссылки. Через час позвоню и снова обсудим».

«Если что — набирайте»

Такую фразу часто говорят в конце разговора, если человек не определился с покупкой. Она означает, что с клиентом работает не менеджер по продажам, а кассир. Скорее всего, вы сольете сделку.

В конце разговора должен звучать призыв к действию: еще раз изучить товар, отправить реквизиты. Если человек не уверен в покупке, закончить разговор можно фразой: «Подумайте еще, и я наберу вас через час, чтобы уточнить».

«Я не рекомендую вам обращаться в эту компанию»

Эту фразу используют продавцы, которые не доверяют клиентам. Они помнят, как консультировали человека, а тот ушел покупать к конкуренту. Теперь продавец старается не допустить такую ситуацию снова. Эта фраза наоборот подталкивает человека купить в другом магазине.

Заменить эту фразу нечем. Старайтесь тактично презентовать товар и помочь клиенту. Так он решит сэкономить время и довериться продавцу.

«У нас все самое лучшее»

Для клиента такие слова звучат, как желание не тратить время на консультацию. Кажется, что продавец не хочет выдавать минусы в своем продукте. В этой ситуации клиенты будут сомневаться и искать другие варианты.

Лучше говорить как есть. Подавайте сравнительную характеристику, консультируйте и объясняйте на пальцах. Объясните минусы и плюсы товара. Тогда из продавца вы превращаетесь в эксперта, клиент советуется и покупает товар.

«У нас классный продукт»

Избегайте субъективных оценок. Классный продукт для одного человека, будет бесполезным для другого. Лучше оперировать фактами, которые выставят товар в нужном свете.

Это очень примитивная манипуляция, которую понимают большинство клиентов. Не стоит говорить: «Сделаю скидку только для вас, в качестве исключения». Будьте честны с клиентом, он это оценит.

Вместо «У нас натуральные масла», скажите «Наши масла сделаны на основе жасмина, бергамота, мускуса и оливы, без использования химии и искусственных ингредиентов». Так клиенту будет понятно и интересно.

«Алло»

Когда человек звонит в магазин и слышит «Алло», появляются мысли: «А туда ли я попал?». Клиент должен сразу понять, с кем говорит.

Фраза «Алло» говорит, что продавец несерьезно относится к бизнесу. Замените ее на: «Добрый день, меня зовут Андрей, я менеджер компании «Солнышко», чем могу помочь?».

«Когда будет актуально — звоните»

После таких слов никто не напишет и не позвонит. В мире слишком много информации вокруг, и клиент быстро забудет о магазине, в который звонил.

Когда ему снова будет нужен товар, он начнет искать заново. Не факт, что на ваш магазин он наткнется раньше, чем на предложение конкурента. Выход один — научиться качественно обрабатывать возражения и закрывать сделки здесь и сейчас.

«Отправлю вам в Вайбер»

Продавец должен коммуницировать с клиентом там, где удобно клиенту. Спросите его: «В какой мессенджер вам отправить информацию?». Не стоит навязывать комфортный для вас способ. Если будете предлагать свой мессенджер, вас обойдут более гибкие конкуренты.

«Только для вас»

Это очень примитивная манипуляция, которую понимают большинство клиентов. Не стоит говорить: «Сделаю скидку только для вас, в качестве исключения. Будьте честны с клиентом, он это оценит. Лучше сказать: «Игорь, мой руководитель разрешает давать только пять скидок в течение месяца. Я хочу пойти навстречу, поэтому готов предложить одну из них».


Поделиться в социальных сетях:

«Если Уайт хочет говорить — пусть говорит, он это любит» | Статьи

На Гибралтаре 27 марта состоится бой-реванш между россиянином Александром Поветкиным и британцем Диллианом Уайтом. Трансляцию поединка в прямом эфире проведет телеканал РЕН ТВ.

В первом бою, состоявшимся в августе 2020 года, Русский Витязь нокаутировал оппонента в пятом раунде, до этого дважды побывав в нокдауне. Тот нокаут был признан лучшим в 2020 году, а Поветкин завоевал титул временного чемпиона мира по версии Всемирного боксерского совета (WBC).

Сейчас россиянин находится на сборе в Краснодаре, где продолжает подготовку к реваншу. После одной из тренировок Поветкин дал интервью МИЦ «Известия», в котором рассказал о том, как перенес ковид, степени своей готовности к поединку и своем отношении к трэш-току.

«Обвинения Уайта? У меня есть все бумаги. Мне скрывать нечего»

— Александр, как чувствуете себя на текущий момент, как проходит подготовка к реваншу с Уайтом?

Подготовку оцениваю положительно, чувствую себя хорошо. После коронавируса были проблемы, но мы все их исправили. Втягиваться в тренировочный процесс после болезни было тяжеловато, но нормально.

Тренировка боксера Александра Поветкина

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Как прошли ваши спарринги?

— На удивление хорошо. Я рад, что приехал Магомедрасул Меджидов и помог мне провести хорошие спарринги и тренировки.

— Сколько спарринг-партнеров было у вас на протяжении всего сбора?

— Сейчас был только Магомед. А перед переносом боя (осенью 2020 года. — «Известия») приезжали спортсмены из Украины. Например, Игорь Шевадзуцкий. Во время пандемии всё закрыто, все боятся ездить. Так что со спарринг-партнерами сейчас слабо.

— Ранее вы говорили, что собираетесь исправлять ошибки, допущенные в первом бою — в частности, что у вас рука опускалась. Работали конкретно над этим аспектом?

— Да, работал над защитой. В том бою, когда я вперед пошел атаковать, слишком сильно опустил руку, чтобы вдарить. И он [Уайт] попал по мне сбоку. Мы отрабатывали это на сборе: чтобы бить после уклона — уклониться и вдарить. Нужно поменьше открываться. Буду стараться.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Рука приклеена к подбородку на сборах?

— Практически. Всё равно бой и тренировки — это две большие разницы. Но я думаю, что мы точно что-то исправили.

— А то, что бой перенесли с 6 на 27 марта, каким-то образом повлияло на подготовку? Может, нарушило тренировочный сбор и пришлось еще раз выходить на пик?

— Что поделать, бывает, ситуация такая. Но ничего, нормально, никаких проблем.

— Уайт проиграл. Он сейчас сильно мотивирован. А вы выиграли. Этот момент вас дополнительно заряжает или наоборот?

— А вот трудно сказать. Честно, я стараюсь об этом вообще не думать. Что было, то прошло. Я вижу цель: скоро бой, и мне нужно выйти на него. Я понимаю, что хороший сильный боксер должен ответственно подходить к поединку подготовленным, и что необходимо показать красивый бокс. Не думаю, что если я его нокаутировал в первом бою, то значит, я его точно еще раз нокаутирую во втором. Если так будешь думать, точно проиграешь. А я никогда не выхожу проигрывать. Всякое случается, но я выхожу всегда побеждать.

— Уайт в интервью заявил, что до коронавируса вы выглядели хуже, чем после. Не поверил, что вы болели. Что могли бы ему ответить?

— Это его личное мнение, что я могу ему ответить? Были какие-то обвинения в мой адрес — якобы что я не болел коронавирусом. У меня все бумаги официальные имеются. Думаю, что мое руководство и мои менеджеры готовы их показать и предоставить, если нужно. Мне скрывать нечего.

Фото: TASS/PA Wire/PA Images

— Мы обсуждали вынужденные переносы боя с экспертами, и они сказали, что эта пауза на пользу Уайту, а не вам. По их мнению, он хоть и обвиняет вас в переносах, а на самом деле выигрывает время — чтобы восстановиться после тяжелого нокаута. Так ли это?

— Я не люблю об этом говорить. Если он захотел, то пусть говорит. Он вообще любит поговорить. Это их дело. Конечно, есть такое мнение, что чем больше отдохнешь после нокаута — тем лучше. Мне трудно судить. Он вообще заявляет, что нокаута не было. Что тут поделаешь? Так бывает. Он был готов к бою, да, а что я могу сделать? Это не мне решать, это решать комиссии, судьям, промоутерам, но не мне.

— Вы говорили, что нарабатывали удары снизу, которые пропускает Уайт. Сейчас что-нибудь особое приготовили для него?

— Да, конечно. Мы разные комбинации нарабатывали. И снизу, и сбоку. Он любит очень бить снизу в противоход. Мы нарабатывали, чтобы гасить его удар и в ответ сразу бить.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Какого числа команда вылетит на Гибралтар?

— Сначала должны были вылететь 20 марта, если не ошибаюсь. Сейчас уже говорят, что 22-го или 23-го. Не буду ничего говорить, потому что точно не знаю. Мне без разницы. Готов лететь, нормально себя чувствую. Это самое главное.

— А как вы чувствуете себя на британской территории? Чувствуете поддержку или, наоборот, неодобрение?

В Британии любят бокс, понимают его. Трудно сказать. Я на это [на публику, которая не поддерживает] стараюсь не обращать внимания. Я представляю, сколько людей за меня в России болеет. Мы как-то ходили к детям, которые тренируются, знаете, столько детей за меня болеет! Вот об этом и думаю. Ну, конечно, Уайта там тоже должны поддерживать, но у нас страна больше, за меня больше людей болеет, по-любому.

«Пресс-конференции — это шоу, кто-то рожи строит»

— Бывало такое, чтобы кто-то треш-током вывел вас из себя?

У меня не получается боксировать, когда меня выводят из себя. Есть такой боксер Марко Хук. Такой парень… Можно сказать, что он у меня вызывает злость и ненависть. Это плохо. Когда я с ним боксировал, у меня многое не получилось (бой состоялся 25 февраля 2012 года, Поветкин победил большинством голосов судей. — «Известия»).

Россиянин Александр Поветкин и немец Марко Хук (слева направо) во время боя за титул регулярного чемпиона мира по версии Всемирной Боксерской Ассоциации (WBA)

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

— То есть агрессия не добавляет вам сил, а заставляет ошибаться?

— Скорее всего, да. Заставляет ошибаться, суетиться.

— Получается, что за всю карьеру вас разозлил только один боксер?

— Сразу только его вспомнил. Но были, конечно, и другие неприятные личности.

— Хотели ударить Хука на пресс-конференции или на взвешивании?

— Если бы он меня ударил, то я ударил бы в ответ, даже не задумываясь. Даже не успел бы задуматься. Пресс-конференции — это шоу, кто-то рожи строит. Я нормально и спокойно к этому отношусь.

— Вы понимаете, что это часть игры и не стоит реагировать?

— А смысл реагировать на дурака? Всё равно ему ничего не объяснишь.

— А чем именно раздражал Хук?

— Себя вести не умеет. Чем раздражал? Своими выходками, своими поступками, высказываниями, бывает такое.

Немец Марко Хук и россиянин Александр Поветкин (слева направо)

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

— У Вас был какой-нибудь конфликт на улице, который отложился в памяти?

— Нет, я спокойный человек, стараюсь ни с кем не конфликтовать.

«Первая машина — вишневая «девятка»

— Самый большой гонорар вы получили после боя с Кличко. На что его потратили?

— Сейчас даже и не скажу…

— Может, на машину, которую давно хотели, или дом?

— Я недавно построил дом, наконец-то — рядом с Чеховым. Супруга — молодец, нормально руководила [строительством], помогала всё делать.

— А вы принимали участие? Может быть, мебель выбирали?

— Нет, всё супруга. Я был на сборах, а когда приехал, всё уже было готово. Мне было лучше всех (улыбается). Был в разъездах, как-то заехал посмотреть на дом — нормально получилось. Всё отлично.

Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

— Какая у вас любимая марка автомобиля?

— Трудно сказать. Мне нравилась раньше Audi, потом я пересел на Mercedes, очень понравился. А вот недавно у меня появилась машина BMW X7. Хороший автомобиль, катаюсь.

— Какую максимальную скорость развивали?

— На Mercedes, наверное, максимально 220–230 км/ч. Стараюсь не делать этого. Хотя нормальные ощущения — адреналин появляется. Но не такой как в боях.

— А какая у вас первая машина была?

— «Девятка» вишневого цвета.

— Какой отпуск для вас идеальный? Любите на пляже лежать или активный отдых?

— Я люблю с друзьями и семьей отдыхать, с ребенком. Вот на Черном море был, по Сочи погулял. Мне очень нравится этот город.

— Есть какая-нибудь страна, в которой вам приятно находиться, куда любите возвращаться?

— Везде нормальные и приятные люди, меня везде хорошо встречают. Всегда приятно ездить и в Германию, и в Англию. Но обычно же так: я пришел, потренировался, отбоксировал и уехал. А люблю я, конечно, Россию, люблю здесь жить.

— Почему вам не дают визу в Америку?

— Не знаю, надо у них спросить, для меня самого это загадка.

— В будущем возможны ваши бои с Усиком, Гассиевым?

— Вряд ли. Много с кем есть боксировать. Я не рвусь к таким боям. Если, конечно, скажут, давай, дадут хорошие деньги, то придется боксировать, а так я не стремлюсь [к боям с ними].

Foscarini. Больше ничего говорить не надо!

Четвертое десятилетие фабрика Foscarini занимается изготовлением светильников, каждый из которых является шедевром. Не только мастера компании трудились над проектированием моделей, но и самые разные приглашенные дизайнеры, от прославленных звезд, до начинающих талантов.

Фабрика с поразительной чуткостью сочетает в своих изделиях классическую изысканность и современную оригинальность. Процесс создания одного светильника отслеживается от подбора качественного сырья, до финальной сборки и проверки на прочность. Для создания своей безупречной продукции фабрика использует самые разнообразные материалы: металлы, натуральное дерево, сатинированное стекло, карбоновые нити, стекловолокно, и традиционное муранское стекло.

Такой безграничный ряд коллекций и различных типов ламп, предлагает возможность элегантно осветить любое пространство, от домашней кухни, до просторной галереи.

Этот сезон Foscarini делает более насыщенным, представляя свои новые модели.

Светильник Foscarini Spokes 2 Large

Spokes 2 Large – подвесная модель, напоминающая старинные восточные фонари, разработана дизайнером Garcia Cumini. Мягкость и легкость – два слова, характеризующие эту серию подвесов. Металлические спицы, словно снятые с велосипедного колеса и выгнутые, могут быть в белом или золотом цвете. Присутствующий диммер позволяет отрегулировать интенсивность света под свое настроение.

Светильник Foscarini Aplomb Large

Aplomb Large – подвесной светильник, разработанный дизайнером Lucidi e Pevere. Новая элегантная модель в своей серии, также выполнена из бетона, но большего диаметра и сплющенного до состояния плоской тарелки. Светодиодный источник света помещен в корпус лампы, за счет чего на поверхность под ним падает широкий луч света, в отличии от младшей модели, дающий только акцент на предмете.

Светильник Foscarini Smash

Smash – этот подвесной светильник создан союзом Foscarini и Diesel. Кривой плафон под ржавчину прекрасно отражает в себе рок- и поп-культуру современного искусства. В коллекцию входят три подвесных модели разного размера и форм, и два бра разного размера – для создания интимного освещения, и ярко освещающего окружающую обстановку.

Светильник Foscarini Gask

Gask – этот подвесной светильник создан союзом Foscarini и Diesel. Очаровательное сочетание воспоминаний прошлого и современной жизни. Идеальный в помещениях любого размера. Металлическая арматура покрыта черным цветом. Плафон из выдувного стекла с открытыми латунными болтами, может быть двух цветов – молочно-белым и прозрачно-серым. В коллекцию входят одиночные подвесы, композиции на несколько источников света, и бра.

 

«Нашим пацанам не нужно было ничего говорить, просто пожелал удачи»

12 апреля 2019

После второго дня соревнований на командном турнире World Team Trophy в Японии сборная России сохранила за собой третью позицию. Лидирует команда США, на втором месте — японцы. Капитан российской сборной Никита Кацалапов подвел итоги второго соревновательного дня:

— Сегодня все наши ребята старались откататься по максимуму. Наталья Забияко — Александр Энберт установили личный рекорд в короткой программе и выиграли соревнования спортивных пар. Ребята готовились в Японии, сделали все, что могли. Желаю им завтра продолжить в том же духе.

Мы с Викторией (Синициной — прим.) также прокатали произвольный танец с личным рекордом. Да и наши ребята постарались выложиться. Хотел бы отметить Андрея Лазукина. Он очень хорошо справился с этим стартом. Сделал свой максимум на данный момент и внес свой вклад в команду. Саша Самарин боролся. Видно было, что настроен он сегодня очень хорошо. И не супернапряженный, но и не расслабленный — как раз то, что нужно. У Саши была одна досадная ошибка на тулупе, со всем остальным он справился. Вторую часть программы исполнил сильно. Но, к сожалению, за компоненты ему поставили не так много, потому что он катался первым. Но ничего страшного. Еще завтра день.

На этом турнире у нас сильные соперники. И после второго дня мы намного отстаем от первого места. Завтра нужно выигрывать в парном катании. Лиза Тктамышева в очень хорошей форме, будем надеяться, что она как минимум сумеет сохранить свое положение. Но главное — будем надеяться на то, что она свое всё сделает. Уверен, что Лиза и Соня Самодурова сумеют показать свое лучшее катание. 

Задача нашей команды сохранить позицию после двух соревновательных дней и попытаться ее улучшить. До первого места нам, конечно, не дойти. Но будем пытаться, бороться, улучшаться…

Нельзя не заметить, что на этих соревнованиях многие фигуристы бьют свои личные рекорды, несмотря на то, что конец сезона. Я думаю, нам с Викой в этом плане помог дух таких соревнований, и команда у нас — сильная, дружная. Еще до проката мы с Викой договорились получать удовольствие от этих последний прокатов в сезоне. Возможно, именно этот настрой и помог раскрепоститься, оставить свою душу, все, что есть, на льду. И мы очень рады, что смогли это сделать — смогли завершить сезон на такой прекрасной ноте.

Что касается моих обязанностей капитана команды, то я пытался подбодрить ребят. Мы устраивали веселье, праздник в ожидании оценок. Но понятно, все зависело еще от того, кто и как катался… 

К нашим пацанам я зашел еще до соревнований в раздевалку. Но у них и без меня был очень хороший настрой. Бодрый. Ничего лишнего им не нужно было говорить. Просто пожелал удачи и добавил, что зрители разогреты, зал ждет, выходите и катайтесь, — сказал Никита Кацалапов.

Татьяна ФЛАДЕ, Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Татьяны ФЛАДЕ

 

 

«Видимо, такой приказ — ничего не говорить». Почему причина гибели срочника из Забайкалья останется тайной для его семьи

В ночь на 31 мая 2016 года 20-летний читинец Павел Беспрозванных долго разговаривал с друзьями в скайпе: утром за ним должны были приехать из военкомата. По словам приятелей призывника, молодой человек смирился с тем, что будет служить, и не особо переживал по этому поводу: «Он относился к этому примерно так: если надо — пойду в армию».

Отец Павла работал водителем, а мать — медсестрой в госпитале; шансов избежать армии у молодого человека из небогатой и простой семьи не было. Родители считали, что подготовка к службе идет юноше только на пользу: когда стало ясно, что призыв не обойдет вчерашнего школьника стороной, молодой человек ростом метр восемьдесят, и без того не употреблявший табак и спиртное, стал ежедневно посещать спортзал. Если в 11 классе он весил 95 килограммов и большую часть времени проводил за компьютером, то теперь сел на диету и похудел до 75. Павел, вспоминает его тетя Наталья, был «спокойным мальчиком», который, «как и все, в школе дрался, но не любил этого и всегда избегал конфликтов». Проводы он решил не устраивать, ограничившись общением с друзьями в интернете. Медкомиссия определила его категорию годности к военной службе как высшую — А1 — и уже 3 июня молодой человек оказался в воинской части №55345 в поселке Атамановка, что в 26 км от Читы.

Через неделю после призыва, 7 июня, родители поехали проведать сына. Однако на КПП им сообщили, что ночью Павла увезли в военный госпиталь №321 в Чите в сопровождении начальника медицинской службы. Справиться о состоянии сына в части не удалось, поэтому мать и отец отправились в больницу. Там выяснилось, что молодой человек лежит в отделении травматологии: как рассказал родителям он сам, из-за падения со второго яруса казарменной кровати.

Родители уехали, договорившись встретиться с сыном на следующий день в часы приема, однако этого не произошло: утром 8 июня тело Павла, упавшего из окна палаты на пятом этаже, нашли перед зданием госпиталя. Похороны состоялись уже 10 июня. Ни родственники, ни друзья Павла не верили в то, что это было самоубийство. «Побили его там эти головорезы, руки побиты, видно, что отбивался он от них, и там его потом скинул кто-то! Скинули его, он сам бы никогда на это не пошел!» — плача, говорил один из его приятелей на камеру местного телеканала. Хотя спустя время родные и близкие Павла согласились с тем, что молодой человек бросился в окно самостоятельно, они до сих пор не верят в причину, по которой, как утверждают следователи, он это сделал.

Смерть: форточка, девочка, мать

Следователи начали проводить проверку по факту гибели Беспрозванных уже в день смерти новобранца. До похорон они успели составить лишь три документа: протокол осмотра территории у хирургического корпуса госпиталя, согласно которому после падения на асфальте осталось большое пятно крови, протокол осмотра палаты, где говорится, что кровать молодого человека находилась возле окна, а следов беспорядка, борьбы или предсмертных записок в помещении обнаружено не было, и бумагу о результатах судмедэкспертизы тела погибшего.

В этом документе эксперт указал, что «степень выраженности морфологических признаков повреждений» и «отсутствие признаков воспаления и заживления в области повреждений [говорят] о прижизненном получении травмы в короткий промежуток времени, незадолго до наступления смерти». «Учитывая механизм и давность образования повреждений, их локализацию, морфологию в сочетании с признаками сильного сотрясения тела, можно сделать вывод о том что обнаруженная при исследовании трупа […] сочетанная травма головы, туловища, конечностей образовалась одномоментно, при падении с высоты», — говорится в заключении. Все это, сделал вывод специалист, указывает на ненасильственный характер гибели Беспрозванных.

Как вспоминает тетя погибшего Наталья Беспрозванных, после исследования тела руководство части отказывалось идти на контакт с родственниками и регулярно меняло свою версию причины самоубийства. Сначала, говорит она, семью пытались убедить в том, что Павел выпал из окна случайно — когда курил в форточку. «Но он не пил и не курил, поэтому у нас сразу появилось ощущение, что дело пытаются замять», — говорит она. После того, как версия о случайном падении была отвергнута, представители части рассказали отцу погибшего о том, что за сутки пребывания в госпитале он «завел себе девочку и из-за нее выбросился». Не поверив и в эту версию, родители Беспрозванных наняли на оставшиеся после похорон деньги адвоката, однако помочь он не смог: по прошествии нескольких недель результаты расследования не представил ни Следственный комитет, ни воинская часть, в которой проводилась внутренняя проверка. Родители пробовали обратиться в военную прокуратуру, но ответа не последовало и оттуда. «При самостоятельном выяснении причин нам не дают комментариев. В госпитале от нас скрывают, с каким диагнозом Павел поступил в травматологию, мы не знаем, по какой причине взрослый молодой человек мог упасть с кровати спустя 15 минут после отбоя и получить травму, после которой понадобилась бы срочная госпитализация» — описывали они ситуацию в своем обращении.

Финансовые трудности, смерть Павла и молчание следователей стали для его матери тяжелейшим стрессом. Как вспоминает ее сестра Наталья, женщина практически «не ела и не пила», а вскоре «ее почти насильно заставили лечь в госпиталь, в котором она работала, с нервным истощением». Оказавшись в реанимационном отделении с подозрением на осложненную пневмонию, мать Беспрозванных умерла в ночь на 8 июля из-за отрыва тромба в легком.

Обвинение: инструкции, обман, последствия

В первые дни после гибели Павла забайкальские СМИ тиражировали различные версии: от дедовщины и преднамеренного убийства до сексуального насилия. На этом фоне Военно-следственный отдел по Читинскому гарнизону возбудил уголовное дело по статье 110 УК (доведение до самоубийства), однако спустя месяц оно было закрыто: следов изнасилования на теле погибшего экспертиза не нашла, а сослуживцы Павла говорили, что ни с кем из них конфликтов у погибшего не возникало. В результате единственным человеком, подвергнутым уголовному преследованию после смерти Беспрозванных, стал 50-летний начальник медицинской службы воисковой части 55356 подполковник Игорь Павлов: 10 августа заместитель руководителя Военного следственного отдела по Читинскому гарнизону возбудил в отношении него дело по части 3 статьи 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия; предусматривает до 10 лет лишения свободы).

Как говорится в обвинительном заключении, в соответствии с приказом «Об утверждении руководства по медицинскому обеспечению Вооруженных Сил РФ на мирное время», обвиняемый, будучи начальником медицинской службы, должен был докладывать о каждом случае травмирования военнослужащих командиру воинской части и старшему начальнику медицинской службы, а тех солдат, в отношении которых есть подозрение о психическом заболевании, направлять на психиатрическое освидетельствование. Однако, утверждает следователь, 6 июня он нарушил эту инструкцию.

По версии следствия, в тот день около 21:30 рядовой Беспрозванных, находясь в жилом помещении казармы, по собственной оплошности якобы попал в стрессовую ситуацию, унижающую его достоинство (отец погибшего запретил публиковать более подробные сведения о бытовом инциденте, якобы произошедшем с юношей — МЗ). После этого, говорится в обвинительном заключении, «опасаясь насмешек со стороны сослуживцев […], умышленно и самостоятельно, в присутствии других военнослужащих, прыгнул со второго яруса кровати головой вниз, совершив тем самым попытку суицида, в результате чего получил травму — ушиб поясничной области». Около 22 часов, продолжает следователь, Павлову позвонил старшина, который передал трубку рядовому Смирнову, выполняющему обязанности санитарного инструктора части. «[…] Узнав от Смирнова о суицидальной попытке Беспрозванных, достоверно зная о причинах и обстоятельствах получения им травмы, а также о его возможном психическом расстройстве, ненадлежаще исполняя свои обязанности по должности, решив избежать огласки и возможных негативных последствий для себя и для командования части […], Павлов, действуя умышленно, вопреки интересам службы […], при докладе начальнику штаба […] об обстоятельствах получения [рядовым] травмы, скрыл факт попытки им суицида, намеренно сообщив о случайном падении Беспрозванных с кровати во время сна», — говорится в документе.

Около полуночи, следует из обвинительного заключения, подполковник Павлов доставил Беспрозванных в военный госпиталь, и, «зная реальное состояние больного, обстоятельства, способ и причины получения им травмы, а также о его возможном психическом расстройстве, действуя умышленно, […] желая избежать огласки и возможных негативных последствий, […] вновь скрыл истинные обстоятельства» — на этот раз от врачей. Более того, указал следователь, начальник медчасти намеренно обманул дежурного врача госпиталя Аношкина, принимавшего рядового, убедив его в том, что тот «получил травму случайно, в результате падения во сне с кровати, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов Беспрозванных — а именно права на своевременную и квалифицированную медицинскую помощь психиатрического профиля».

Действия Павлова повлекли «тяжкие последствия»: 7 июня вместо психиатрического стационара на первом этаже госпиталя Беспрозванных положили в травматологическое отделение на пятом этаже, а 8 июня около 12 часов он, находясь «в состоянии, предрасполагающем к суициду, выпрыгнул из окна больничной палаты […] и от полученных травм скончался». Согласно посмертной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизе, которая была проведена на основании материалов дела лишь 22 июля, у Беспрозванных не было выявлено каких-либо психических отклонений, однако в период, предшествующий самоубийству, «прослеживались признаки расстройства приспособительных реакций». «Указанное состояние относится к категории временного, непсихотического расстройства психической деятельности и не лишало его способности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими в период, непосредственно предшествовавший самоубийству. [В момент, предшествующий самоубийству, он] находился в состоянии, предрасполагающем к суициду (состояние социально-психологической дезадаптации), а учитывая, что способ самоубийства носил тотальный характер, можно говорить об истинности (рациональности) суицидальных намерений», — постановил эксперт.

Версии: офицеры, синяки, бравада

С момента возбуждения дела в отношении Павлова до его поступления в суд прошло всего полтора месяца. За это время следователь оформил три тома материалов. Рядовой Смирнов, со слов которого, как говорится в обвинительном заключении, подполковник узнал «о попытке суицида Беспрозванных», рассказал, что, войдя в казарму по вызову дежурного по роте, он увидел около 30-40 призывников, которые стояли в две шеренги, и молодого человека, лежащего перед ними. «Солдат лежал на левом боку, левая рука была под головой и вытянута, то есть голова лежала на руке, лицом он лежал в противоположную сторону от построившихся. Подойдя к нему, я увидел, что глаза у него открыты, он находился в сознании. Я спросил у него фамилию, тот ответил, что фамилия Беспрозванных […]. [Спросил, что произошло], сначала, приблизительно полминуты, Беспрозванных ничего не отвечал, но после того, как я несколько раз повторил свой вопрос о том, что же все-таки случилось, Беспрозванных сказал, что упал с кровати», — говорится в его показаниях. Похожие показания дали и сослуживцы погибшего, находившиеся в казарме в момент его падения с кровати: все они утверждают, что молодой человек либо упал, задремав, либо оступился, когда пытался слезть с кровати. В конце каждого из протоколов этих допросов повторяется примерно одна и та же фраза: «В подразделении Беспрозванных никто не бил и не унижал, никакого применения к нему насилия со стороны сослуживцев или офицеров и прапорщиков не было».

Дело в отношении Павлова было рассмотрено за шесть заседаний, в ходе которых были допрошены все свидетели и эксперты, рассказывает адвокат «Забайкальского правозащитного центра» Роман Сукачев, согласившийся представлять интересы потерпевшего отца срочника после гибели его супруги. По словам защитника, в суде некоторые сослуживцы Павла, не называя фамилий, сообщили о том, что приказ говорить о случайном характере падения Беспрозванных с кровати им отдал кто-то из руководства части. «Но ребята все молодые, у них мозгов не хватило врать и в суде: там они начали говорить, что солдат прыгнул сам. Один из рядовых сказал, что ему этот его прыжок показался знакомым, как будто из одной там компьютерной игры. Там герой прыгал также вперед руками и потом кувыркался», — говорит Сукачев.

По мнению адвоката, Беспрозванных мог совершить неудачный прыжок «ради бравады»: его кровать стояла ровно на том месте, где должно было заканчиваться построение перед отбоем. «То есть, возможно, он хотел прыгнуть эффектно, таким чуть кульбитом встать в строй, и именно поэтому нет особых телесных повреждений. Если бы он хотел себе нанести повреждения и совершить попытку суицида еще тогда, то он прыгнул бы вниз головой, разбил бы ее, но этого не случилось. Когда мы допрашивали травматолога, досматривавшего его в госпитале, он тоже удивился: солдаты, которые падали с двухъярусной кровати, получали различные травматически повреждения, вплоть до обломков позвонков. А тут — практически ничего», — предполагает юрист.

По другой версии, которую, как отмечает адвокат, не проработало следствие, Беспрозванных могли столкнуть с кровати. В ее пользу, указывает Сукачев, говорят синяки на теле рядового, не характерные для падения с высоты. По результатам обследования, которое легло в основу обвинения, эксперт заключил, что Беспрозванных мог получить эти травмы и незадолго до поступления в часть. «Но дело в том, что эти телесные повреждения никто не фиксировал, хотя солдат осматривали четыре раза в день перед переводом в часть, а следствие их просто выбросило. Откуда солдат получил телесные повреждения, и почему должностные лица даже не выявили эти телесные повреждения в госпитале, в травматологии, хотя они непосредственно его опрашивали и осматривали. Лечащий врач из госпиталя сказала, что просто не видела этих повреждений — 10-сантиметрового синяка под коленом и синяка около плеча. То есть это достаточно сильные телесные повреждения, которые то ли скрыли, то ли не усмотрели. В основном они пришлись на нижнюю треть голени, но были и в верхнюю — и травматолог указал, что, возможно, эти повреждения были от пинка ноги. То есть мы допускаем, что могло быть какое-то насилие, и могло быть, что его стянули с верхнего яруса — он единственный оставался на кровати в момент построения, все там бегали, кто-то мог его дернуть», — говорит он.

Этой версии придерживается и тетя погибшего Наталья. «Мы по слухам узнаем от людей, что в госпиталь в части он ночью поступил избитый. Город маленький, что-то мы узнаем просто от местных. Потому что эти люди, которые причастны к тому, что произошло — они ведь прячутся от нас, от нас ведь все скрывают. Видимо, такой приказ — ничего не говорить. Не может быть такого, что он оступился и упал, он бы скооперировался, да не может быть… Они говорят, что он упал с кровати на голову, а у него вся спина черная была. Да не может быть, Паша не такой!» — уверяет она.

Суд: не людоед, сожаление, экстрасенсы

Ни адвокат Сукачев, ни родственники Беспрозванных не считают, что на скамье подсудимых по делу о гибели солдата Павлов должен сидеть в одиночестве. «На него просто скинули всю вину, хотя он вообще нормальный человек, не людоед какой-нибудь. Вероятно, к тому, чтобы скрыть причины гибели Павла, причастно руководство части — его и нужно было привлекать, и выяснять, что там было и как. Тем более, информации для этого достаточно. Но следствие пошло по пути узконаправленного привлечения лишь одного человека, то есть все материалы собирались конкретно под него. С другой стороны, родители предоставили ему единственного сына, и парень погиб. Что теперь, никто не должен за это ответственности нести? — задается вопросами защитник. — Когда судья спросила у отца погибшего, поддержит ли он обвинение, и получила утвердительный ответ, подсудимый так удивился, даже возмущен был. Он-то думал, что мы попросим его, не знаю, оправдать, и поэтому когда мы сказали, что согласны с обвинением в его адрес — а мы не согласны только с неполнотой расследования — он шокирован был. Потерпевший подсудимому говорил: «А что ты хотел? У меня сына нет, и никто за это ответственности не понесет?». Он на грани слез в суде всегда. Был сын единственный, и жена, а сейчас никого нет и он остался один».

Сам отец Беспрозванных отказывается общаться с журналистами: как говорит его свояченица Наталья, мужчина убит горем, «никакой ходит, весь черного цвета». Тетя погибшего считает, что правды в деле о смерти срочника уже не добиться: «Мы были сами не свои и слишком быстро его похоронили, а надо было независимую экспертизу делать. Теперь-то уже все равно ничего не узнаешь, как на самом деле было. Мы даже к экстрасенсам обращались, в Уссурийск — они сказали, что четыре человека Пашу избивали. Но разве их теперь найдешь, этих четверых? Разве это к делу привяжешь?»

Павлов, уверяет она, будет оправдан. На последнем заседании суд удовлетворил ходатайство защиты о проведении повторной посмертной психолого-психиатрической экспертизы, которая будет готова примерно через месяц. Вероятно, после этого судья удалится в совещательную комнату, говорит адвокат Сукачев. «Но мы считаем, что до истины еще долго добираться», — тут же добавляет он.

По словам Натальи Беспрозванных, несмотря на прозвучавшие в эфире местного телеканала уверения исполняющего обязанности военного комиссара Забайкалья Сергея Семенова о том, что воинская часть принимала участие в похоронах, а Минобороны выплатило страховку отцу погибшего, никаких денег семья так и не получила. «Минобороны или воинская часть — никто ничем не помогал материально. А по телевидению врали, просто врали. И даже деньги на памятник — 25 тысяч — нам до сих пор не выплатили, потому что родители Паши жили в гражданском браке, и теперь только через полгода племянница сможет получить. Его отцу даже эти деньги бы очень сильно помогли, он вообще смог в этой ситуации выжить только из-за помощи посторонних людей, всем миром помогали ему, — говорит она. — А тот начальник — он просто соврал. Я когда услышала по телевидению, была просто шокирована. Сидит такой дядище огромный в форме и врет на всю страну. Стыдно за них, стыдно просто».

Искусство говорить и ничего не сказать: учимся общаться у правительства Китая

«В разные моменты жизни вам приходится общаться – с коллегой, членом семьи или животным в зоопарке, которое просто попалось вам на глаза. Но задавали ли вы себе вопрос: «Было ли мое общение эффективным?» Возможно, вы удивитесь, когда узнаете, что это было не так. Животное в зоопарке, к примеру, стало вас игнорировать, даже несмотря на то, что вы привлекали его внимание фразами «эй, товарищ!» или «эй, длинная шея, я здесь!». Эффективное общение очень важно – особенно в современной профессиональной жизни. Но, как ни парадоксально, самые полезные советы на эту тему можно почерпнуть не из книг по менеджменту или роликов на TED, а из опыта Коммунистической партии Китая (КПК)».

Репортер издания Quartz Нихил Соннад дает антисоветы тем, кто хочет научиться владеть умами так же, как китайское правительство.

Искусство говорить и ничего не сказать: учимся общаться у правительства Китая

Алексей Зеньков

Взглянем на репутацию партии. Во-первых, ей приходится общаться с 1,3 млрд человек (население Китая). Даже в численном выражении это довольно много общения. Во-вторых, партия правит в Китае уже около 70 лет. Вряд ли лично вам удастся править так же долго без развитых коммуникативных навыков.

Но есть и хорошие новости: у этой крайне успешной организации не так уж трудно перенять ее принципы, которые можно обобщить в несколько основных пунктов.

1. Не просите. Приказывайте.

Часто при неэффективном общении люди тратят время на критику и другие способы выслушать чье-то мнение. Опыт Коммунистической партии показывает, что в первую очередь люди склонны реагировать на власть и силу. Для вашей компании или некоммерческой организации намного эффективнее будет решить, чего именно вы хотите, и объявить уже принятое решение.

Такая тактика особенно оправдывает себя, когда вам нужно совершить какое-нибудь кардинальное и непопулярное изменение, например, передвинуть кофемашину или отменить свободу собраний и митингов.

Источник: qz.com

Идея для вашей работы: если вы менеджер в компании, где используют сервис для внутренней переписки вроде Slack или HipChat, настройте автоматическую блокировку сообщений, содержащих ключевые слова с негативной оценкой вашей персоны и публично накажите/увольте людей, регулярно отправляющих такие сообщения.

2. Используйте пространные метафоры, чтобы люди были вынуждены догадываться сами

В ходе государственного визита в США партийный лидер Си Цзиньпин упомянул одно китайское выражение:

«Персиковые и сливовые деревья не говорят, но мы прокладываем дороги под ними».

Большинство людей интерпретировали это как то, что США и Китай могли бы решать важные проблемы сообща, несмотря на то, что одна страна является персиком, а другая – сливой.

В то же время такое мнение довольно странно, потому что персики не двигаются и не делают ничего, из-за чего может образоваться путь. Более общепринятый смысл идиомы в том, что персиковые и сливовые деревья красивы, а плоды вкусны, поэтому люди приходят вкусить их и полюбоваться, из-за чего появляется тропа. Так что Си мог иметь в виду совершенно другое: «Не так важно, будут ли сотрудничать США и Китай. Мы представляем величайшие страны, так что можно просто сидеть и ничего не делать».

Никто не знает.

В этом и заключается смысл – «никто не знает». В конце концов, нельзя осуждать человека за то, что он привел в качестве примера персик. Пусть люди догадываются сами.

Полезный совет: перед важными встречами просматривайте список крылатых выраженийИдея для вашей работы: перед важными встречами просматривайте списки крылатых выражений. Как мы привлечем к этому аудиторию? «Что посеешь, то и пожнешь». Какие обновления есть по проекту? «Свеча ничего не теряет, если зажечь от нее другую свечу». Когда мы снова вернемся к этому вопросу? «Благими намерениями вымощена дорога в ад».

3. Новые предложения должны оформляться не в виде отдельных вещей, а в виде пронумерованных списков

Перечисление является ключевой особенностью коммуникации в КПК. Это особенно полезно для поиска негативных элементов в вашей компании, политической системе или некоммерческой организации.

К примеру, Мао Цзэдун однажды решил избавиться от вредителей. Он не стал концентрироваться на вредителях в целом или вредителях как понятии, но призвал к уничтожению «четырех видов вредителей». В их число входили крысы, мухи, комары и воробьи. Посыл Мао сработал. Правда, пока Мао хотел уничтожить воробьев, поедающих посевы, оказалось, что также они поедают саранчу и других вредоносных насекомых, так что истребление воробьев крайне отрицательно сказалось на состоянии посевов.

Непреднамеренные последствия являются ключевым индикатором того, что коммуникация оказывает какой-то эффект.

Постер «Кампании против четырех вредителей» Мао Цзэдуна. Источник: Национальная медицинская библиотека США

Идея для вашей работы: Ваши идеи, представленные в виде пронумерованных списков, выглядят намного солиднее и внушительнее. «Вредители» не звучит так уж страшно, но совсем другое дело, если их будет четыре или пять типов. Представьте, что у вас появился способ придать своим начинаниям больше веса. К примеру, если вы слишком некомпетентны, нерешительны и еще две вещи, которые начинаются на «не-», запустите программу борьбы с «Четырьмя «Не»».

4. Подавляйте отдельных личностей, фокусируясь на группе

Часто в процессе общения будут появляться несогласные с вами люди. Если вы можете действовать с позиции силы, можете просто игнорировать таких людей (см. пункт 1). К сожалению, такая стратегия доступна не каждому, но есть и другой способ.

Главный смысл в том, чтобы выставить несогласного с вами человека эгоистичным и дезорганизующим в глазах группы.

Полезный совет: дискредитируйте несогласного с вами человека и настройте всех против негоВ недавнее время Партия стала использовать фразу «призыв к конфликту и провокация проблем». О группах, которые чем-то не устраивают Партию, говорят, что они «призывают к конфликту и провоцируют проблемы». Художник, создавший смешное изображение Си Цзиньпина, также «призывал к конфликту и провоцировал проблемы».

Эта коммуникативная стратегия хороша вдвойне: вы дискредитируете человека, выступающего против вас, и настраиваете всех вокруг против него или нее.

Идея для вашей работы: «Анатолий, ваше предложение чаще общаться с клиентами просто создаст нам всем лишнюю работу. Хватит призывать к конфликту и провоцировать проблемы».

5. Используйте трудные для запоминания и запутанные аббревиатуры

Организационная структура КПК – также известной как ККП – включает в себя НПКСК и ВСНП, ЦКПД и ЦАК, а еще ЦНКБ и ЦВСКНР.

Полезный совет: ТПРВНГМЧЗПРВ таких условиях никто даже близко не поймет, кого винить в плохих результатах!

Идея для вашей работы: Придумайте сокращения для всех своих проектов и задач. Называйте их только по сокращениям и позаботьтесь, чтобы они были похожи друг на друга. «На прошлой неделе я занимался в основном ALG, но теперь намного важнее перейти к GLA и GGL».

6. Относитесь к своим противникам, как к разным видам животных

Это похоже на стратегию с метафорами, но только более специфично. В частности, вам следует относиться к своим противникам, как к разным животным – тиграм, змеям, цыплятам и т.д.

«У меня нет противников», — можете возразить вы. На самом деле, вам просто не приходило в голову подходящее животное.

В качестве примера можно привести придуманную Мао фразу «бумажный тигр». Так он описывал нечто пугающее, но на деле представляющее собой всего лишь бумагу. Это по-настоящему интересная вариация идеи с животными, потому что бумажный тигр может не только пугать, но и умилять.

Бумажный тигр. Источник: SassyDealz.com

Сегодня под ударом Си и его антикоррупционной кампании оказались «тигры и мухи». Тиграми называют могущественных коррумпированных людей, а мухами – рядовых взяточников. Даже если у вас нет врагов на уровне тигра, в офисе всегда найдется пара «мух».

Идеи для вашей работы: «В этой компании есть два типа сотрудников: медведи и змеи. Кроме Анатолия. Анатолий – крыса».

Источник.

Фото на обложке: Pixabay


Материалы по теме:

Китайский аналог GPS станет обязательным для всех авто и смартфонов Китая

Власти Китая запретили публиковать новости без согласования с ними

4 главных тренда на digital-рынке Китая: репортаж с острова Хайнань

Какое приложение «взлетит» в Китае?

Ничего не говори, Патрик Радден Киф | Аудиокнига

Одна из New York Times 10 лучших книг года

Лучшая документальная книга года — Time Magazine

Одна из 10 лучших книг Год — Washington Post

New York Times бестселлер

Финалист премии National Book Critics Circle

Обладатель премии Оруэлла

Национальный список Награда

«Злоумышленники в масках вытащили Джин МакКонвилл, 38-летнюю вдову и мать 10 детей, из ее дома в Белфасте в 1972 году.В этой тщательно описанной книге — такой же точной, как в романе — Киф использует убийство МакКонвилля как призму, чтобы рассказать историю Неприятностей в Северной Ирландии. Опрашивая людей по обе стороны конфликта, он превращает трагические разрушения и разорение эпохи в жгучую и захватывающую сагу ». ( New York Times Book Review , 10 лучших книг года)

От отмеченного наградами New Yorker Штатный писатель Патрик Радден Киф, потрясающий, запутанный рассказ о печально известном убийстве в Северной Ирландии и его разрушительных последствиях

В декабре 1972 года Джин МакКонвиль, 38-летняя — старую мать 10 лет, ее вытащили из ее дома в Белфасте злоумышленники в масках, ее дети вцепились ей в ноги.Больше они ее не видели. Ее похищение было одним из самых громких эпизодов жестокого конфликта, известного как Проблемы. Все в округе знали, что ответственность за это несет ИРА. Но в атмосфере страха и паранойи никто об этом не говорил. В 2003 году, через пять лет после того, как соглашение принесло непростой мир Северной Ирландии, на пляже была обнаружена группа человеческих костей. Дети МакКонвилла знали, что это их мать, когда им сказали, что к платью была прикреплена синяя английская булавка — при таком большом количестве детей она всегда держала ее под рукой для подгузников или рваной одежды.

Завораживающая аудиокнига Патрика Раддена Кифа о жестоком конфликте в Северной Ирландии и его последствиях использует дело МакКонвилля в качестве отправной точки для рассказа об обществе, раздираемом насильственной партизанской войной, войной, последствия которой никогда не учитывались. Жестокое насилие обожгло не только таких людей, как дети МакКонвилля, но и членов ИРА, озлобленных миром, который далек от цели объединенной Ирландии, и заставило их задуматься о том, были ли совершенные ими убийства не оправданными актами войны, а просто убийства.От радикальных и порывистых террористов ИРА, таких как Долоур Прайс, которая, когда она едва достигла подросткового возраста, уже закладывала бомбы в Лондоне и убивала информаторов, до свирепого вдохновителя ИРА, известного как The Dark, до шпионских игр и грязных игр. планы британской армии, Джерри Адамсу, который договорился о мире, но предал своих заядлых товарищей, отрицая свое прошлое ИРА — Say Nothing вызывает в воображении мир страсти, предательства, мести и страданий.

«Ничего не говори» — отчасти история, отчасти настоящее преступление — освещает ожесточенный конфликт в Северной Ирландии

Белфаст «Ничего не говори» — это город религиозных разделений, проверок безопасности, стрельбы и запретных зон.Город небольшой; это «Синий бархат», без бархата. Дети Джин МакКонвиль знают некоторых людей, которые забирают их мать; они их соседи. Последнее, что она говорит старшему сыну дома в то время, это: «Смотри за детьми, пока я не вернусь». Но она никогда не вернется. Она пропадает — она ​​ это пропала.

Если мне кажется, что я рецензирую роман, то это потому, что «Ничего не говори» обладает многими качествами хорошей художественной литературы, и я беспокоюсь, что слишком много отдам, и я также забудьте, что Джин МакКонвилль была реальным человеком, как и ее дети — .И ее похитители и убийцы. Киф — потрясающий рассказчик. Это может показаться странным, даже оскорбительным, но он воплощает своих героев в реальную жизнь. Книга грамотно структурирована. Мы следуем за людьми — жертвой, преступником, обратно к жертве — оставляем их, забываем о них, воссоединяемся с ними спустя десятилетия. Это можно читать как детектив. В начале и в конце рассказа есть булавка для подгузников (подгузник — это подгузник). Когда булавка появилась снова, писатель во мне хотел крикнуть, а читатель хотел плакать.Потому что «Ничего не говори» — это не роман, и этого утешения — это всего лишь выдумка — в нем нет. Булавка для подгузников — не приспособление для писателей; Это была настоящая булавка для подгузников , маленький инструмент, который повсюду носила Джин МакКонвиль, мать.

Его близость к роману — сильная сторона «Ничего не говори» и — я хочу написать — «еще и слабость». Но на самом деле это не слабость и редко отвлекает. Время от времени Киф позволяет прибегнуть к сравнениям. «Бензиновые бомбы, — пишет он, — разорвались на своих стальных крышках, синее пламя вылилось, как содержимое треснувшего яйца.«Это слишком много для яйца. С другой стороны, его описание Долоур Прайс, члена I.R.A., находящегося в тюрьме, объявившего голодовку, насильно кормят через тонкий резиновый шланг, является ярким и совершенно справедливо шокирующим.

Книга полна языком моей юности, фразами, которые я слышал каждый день — «политический статус», «политика стрельбы на поражение», «грязный протест», «законная цель». И он полон имен, имен, которые больше, чем имена — Джерри Адамс, Бобби Сэндс, сестры Прайс, Бернтоллет Бридж, Кровавое воскресенье, Эннискиллен, Маргарет Тэтчер, Ян Пейсли — имена людей и мест, событий, которые несут огромные эмоциональное влияние, которое все еще может заставить комнату замолчать или начать драку.

«Ничего не говори» — это панорамная история проблем Северной Ирландии: NPR

Ничего не говори

Правдивая история убийства и памяти в Северной Ирландии

Патрик Радден Киф

Была холодная декабрьская ночь 1972 года в Белфасте, Северная Ирландия. 38-летняя овдовевшая мать 10 детей по имени Джин МакКонвилл была со своими детьми в квартире в Divis Flats, лабиринтном государственном жилом комплексе, который один критик назвал «трущобами в небе».»

В дверь постучали, и в комнату ворвалась банда злоумышленников в масках. Они приказали Джин надеть пальто и начали вытаскивать ее из квартиры. Дети сходили с ума, кричали и хватали.

Как ни странно, нет одна из соседей МакКонвилла по переполненным проектам вышла в коридор, чтобы посмотреть, из-за чего весь шум. Когда ее затащили в ожидающий фургон, последние слова МакКонвилля одному из ее старших сыновей были: «Присматривайте за детьми, пока я не вернусь».

Патрик Радден Киф описывает этот первобытный кошмар в первой главе своей необычной книги « Ничего не говори». Если бы Киф сосредоточился только на похищении и убийстве МакКонвилла, Ничего не говори был бы завораживающим правдивым преступлением.

Но, вместо этого, исчезновение МакКонвилл (от рук ИРА, которое заподозрило ее в том, что она информатор) — это «всего лишь» тайна в центре сети тревожных историй. Плавно сплетенные вместе, они составляют эпическое повествование о Смутах в Северной Ирландии, кровавом сектантском конфликте между католиками и протестантами, который продолжался с конца 1960-х годов до мирного соглашения Страстной пятницы 1998 года.

Все время, пока я читал Say Nothing, , я думал о Common Ground , получившей Пулитцеровскую премию книге Дж. Энтони Лукаса о битвах за десегрегацию в бостонских школах 1970-х годов. Это высший комплимент, который я могу сказать любой публицистической репортажной работе.

Как и Лукас, Киф — рассказчик , который улавливает сложности исторического момента, глубоко копаясь в жизнях людей со всех сторон конфликта.Киф обращает внимание на всех, от Джерри Адамса, бывшего политика Шинн Фейн (чье отрицание причастности к насилию со стороны ИРА Киф считает абсурдным), до Фрэнка Китсона, главного офицера разведки британской армии, которого ИРА называла «мясником Белфаста».

Киф сопровождает нас, читателей, по зловонным коридорам тюрьмы Лонг Кеш, где умерли участники голодовки ИРА, такие как Бобби Сэндс. Он также вводит нас в элитную территорию «Сокровищницы» библиотеки Бостонского колледжа, где, оказывается, хранятся записи устной истории, содержащие ключи к разгадке судьбы МакКонвилла.

Все это время Киф настроен на очарование репрессий и мученичества, которое пронизывает ирландскую культуру. Название его книги отсылает к настороженной атмосфере молчания, порожденной Неприятностями, а также к строкам из стихотворения Симуса Хини под названием «Что бы вы ни говорили, ничего не говори», в котором он описывает: «знаменитая / северная сдержанность, жесткость. кляп места … «

Если исчезнувшая фигура МакКонвилла часто встречается в обширной истории Киф, то две другие женщины — Долоур и Мэриан Прайс — являются его жизненно важным объектом.Сестры Прайс родились в воинственной семье ИРА; По словам Кифа, они выросли, слушая лекции своего отца о том, как смешивать самодельные взрывчатые вещества.

Будучи молодыми женщинами в 1970-х, обе присоединились к Временной ИРА, или «Прово», как ее называли, совершая ограбления банков, закладывая взрывчатые вещества, доводя до смерти информаторов и тому подобное. Киф ловко обнаруживает пересечение феминизма и насилия, которое на какое-то время сформировало устрашающую репутацию сестер Прайс femme fatale , говоря:

«[Ирландское] общество, которое всегда было немного суетным и репрессированным, внезапно раскололось врозь самым катастрофическим образом.Мнимые угрозы сексуального освобождения и военизированного хаоса сошлись в мифическом призраке пары длинноногих распутников с винтовками ».

Каким бы убедительным ни был рассказ Кифа о Неприятностях, это последствия, которые создают поистине мучительную историю, когда, в частности, многие из членов IRA, которых он описывает, в позднем среднем возрасте должны учитывать последствия принятых ими решений. в подростковом возрасте.

Для детей МакКонвиллов, некоторые из которых выросли в жестоких детских домах после исчезновения их матери, 2003 год привел к некоторому закрытию, когда ее останки были обнаружены на размытом участке пляжа в Ирландской Республике.

В конце своей панорамной книги, которая объединяет воедино историю, политику и биографию, Киф снова обращает внимание на тайну похищения и убийства МакКонвилла. И, как и в самых гениальных детективных историях, Киф раскрывает разоблачение — ложь, так сказать, у всех на виду, — что только еще больше усложняет моральные аспекты его рассказа.

Патрик Радден Киф «Ничего не говори»: обзор

Адамс был освобожден в 1977 году, Прайс (страдающий от анорексии, развившейся во время голодовки) в 1981 году.Когда Хьюза освободили в 1986 году, он жил в доме Адамса, когда снова встал на ноги. К тому времени, отмечает Киф, Адамс убедился, что независимость не может быть достигнута только с помощью вооруженной борьбы. В соответствии с его новой стратегией ИРА будет преследовать власть «с бюллетенем для голосования в одной руке и с армалит [винтовкой] в другой». В 1983 году Адамс был избран президентом Шинн Фейн, политического крыла ИРА, и членом британского парламента.

Его преобразование станет ключом к миру в Северной Ирландии.Решив заняться политикой, Адамс создал будущее, в котором он мог вести переговоры по мирному соглашению 1998 года, но в ближайшем будущем это был рискованный маневр, который поставил его в опасное положение. Он по-прежнему был целью Королевской полиции Ольстера, и теперь он также рисковал возмездие со стороны разгневанного Прово, который без колебаний убил предполагаемых предателей, таких как МакКонвилл. Решение Адамса состояло в том, чтобы настоять на том, что он никогда не был членом ИРА. Это было просто смешно: пресса давно называла его лидером внутри организации, он появлялся на похоронах ИРА в фирменном черном берете группы и написал статью под псевдонимом для газеты Sinn Féin, Republican News , о которой провозгласил: «Верно или нет, но я доброволец ИРА» и защищал насилие как тактику.Отрицание Адамом членства в ИРА должно было восприниматься буквально, но не всерьез — это выдумка, призванная защитить себя от судебного преследования, подмигивая своим союзникам. На мероприятии 1995 года мужчина кричал: «Верните ИРА!» и Адамс ответил, ухмыляясь: «Знаешь, они никуда не делись».

Среди отчужденных бывших когорт были Хьюз и Прайс, которых Киф возвращает к жизни с помощью интервью Бостонского колледжа. Оба публично критиковали Адамса, но особенно резко высказывались в устных рассказах.Хотя ни один из них по-прежнему не был вовлечен в насилие, они не осудили его как тактику и возмущались передачей оружия в соответствии с Соглашением Страстной пятницы как капитуляцией. Прайс и Хьюз дорого заплатили за преступления, которые, по их словам, совершили от имени ИРА — тюремным заключением и физическими недугами, но также и угрызениями совести. В то время они рассматривали убийства как достойные сожаления части борьбы за свободу. Теперь Адамс аннулировал причину, отрицая свою роль. Хьюз сказал, что, хотя когда-то он принял бы пулю за Адамса, теперь он хотел пустить пулю в него.Кроме того, «как все обернулось, — сказал Хьюз, — ни одна смерть не стоила того».

В том числе и МакКонвилл, в убийстве которого и Хьюз, и Прайс замешаны Адамса. Хьюз сказал, что поддерживал убийство МакКонвилля, но Адамс, вопреки возражениям Хьюза, приказал, чтобы она также исчезла. Прайс сказал другому интервьюеру, который предоставил Кифу неопубликованную стенограмму, что Адамс отдал приказ убить МакКонвилла, и что отряд, убивший ее, сообщил ему позже.Когда проект Бостонского колледжа стал широко известен, прокуратура Северной Ирландии вызвала в суд архив и забрала их. Адамс был арестован за убийство МакКонвилла в 2014 году, но позже был освобожден, и ему так и не предъявили обвинения.

Правдивая история убийства и памяти в Северной Ирландии

«Если мне кажется, что я рецензирую роман, то это потому, что « Ничего не говори » обладает многими качествами хорошей художественной литературы, и я боюсь, что слишком много отдам, и я также забудь, что Джин МакКонвиль была реальным человеком, как и ее дети.И ее похитители и убийцы. Киф — потрясающий рассказчик … Он воплощает своих персонажей в реальную жизнь. Книга грамотно структурирована. Мы следуем за людьми — жертвой, преступником, обратно к жертве — оставляем их, забываем о них, воссоединяемся с ними спустя десятилетия. Это можно читать как детектив. . Однако лучше всего Киф описывает трагедию, ущерб и растрату, а также идею морального вреда. . . Ничего не говори — отличный рассказ о Неприятности.
—RODDY DOYLE, The New York Times Book Review «Исключительная новая книга.. . исследует этот хрупкий ландшафт [Северной Ирландии] с разрушительным эффектом. . .жесткие репортажи. . История исчезновения МакКонвилл, его сокрушительное воздействие на ее детей, обнаружение ее останков в 2003 году и усилия властей привлечь кого-то к ответственности за ее убийство занимают большую часть Say Nothing . По пути г-н Киф знакомится с горячими точками, фигурами и иконографией Смут: антикатолической дискриминацией, зверствами Королевской полиции Ольстера и оккупацией британской армией, ужасными бомбардировками ИРА в Белфасте и Лондоне, интернированием ирландских солдат и т. Д. голодовки Бобби Сэндса и других, Фоллс-роуд и Шанкилл-роуд, военизированные формирования профсоюзов, «настоящая» ИРА и «временные», контрразведка, армалитская гонка и балаклава.Это головокружительная панорама, но мистер Киф представляет ее ясно «.
МАЙКЛ О’ДОННЕЛЛ, The Wall Street Journal

» Новая книга Патрика Рэддена Кифа Ничего не говори исследует тайну пропавшей матери и раскрывает все еще грубое жестокое прошлое. . Книгу часто читают как роман, но, как может подтвердить любой, кто знаком с его работой для The New Yorker , Киф — одержимый репортер и исследователь, мастер повествовательной научной литературы.. .Невероятная история. «
—Rolling Stone

» Как рассказчик детективного фильма. . . [Киф] выделяется, показывая прошлое, слой за слоем, подобно медленной кожуре гнилого лука, поскольку он работает, чтобы ответить на вопрос, на который британское правительство, полиция Северной Ирландии и семья МакКонвиллов искали ответ. почти 50 лет … Киф рисует персонажей этой драмы тонко и красочно. . . Не говори ничего — это напоминание о продолжающейся травме Северной Ирландии.А с приближением Брексита это своевременное предупреждение о том, что не нужно много времени, чтобы вскрыть старые раны в Ирландии и сделать их снова свежими ».
— ПЭДДИ ХИРШ, NPR , Ничего не говори — это произведение откровения. Киф не только открывает слой за слоем правду об одном из самых важных и загадочных преступлений ужасного конфликта; он также исследует историю Неприятностей и освещает их последствия по сей день.»
— ДЭВИД ГРАНН, # 1 New York Times автор бестселлера Убийцы Цветочной Луны
fe Счет Патрика Грайдена Ки» в равной степени правдивое преступление, история и трагедия. Резкие репортажи Кифа раскрывают скрытые издержки Неприятностей, освещая как ужасные потери в конфликте, так и то, как он продолжает отражаться сегодня. Обязательно прочтите.«
— Джиллиан Флинн, # 1 New York Times автор бестселлеров
Gone Girl

» Патрик Рэдден Киф, как старая фраза, говорит Патрик Рэдден Киф. говорить, ничего не говорить, предлагать и говорить практически обо всем. Великое достижение Кифа — запечатлеть трагедию Неприятностей в человеческом масштабе. Прослеживая пересекающиеся жизни горстки незабываемых персонажей, он создал глубоко честный и интимный портрет общества, все еще преследуемого собственным жестоким прошлым. Say Nothing — это бодрящая, чуткая, душераздирающая работа по повествованию ».
— КОЛУМ Макканн, New York Times автор бестселлеров Transatlantic и Let the Great World Spin , победитель Национальной книжной премии

«Патрик Радден Киф обладает редкой способностью передать интимную историю, которая ярко освещает гораздо более крупную. Сочетая в себе навыки журналиста-расследователя с силой повествования романиста-саспенс, Киф блестяще представляет угрозу и интриги, опустошившие Белфаст во время «Неприятностей», и показывает ход обычных жизней, ведущих к неизбежному и ужасному столкновению.По очереди захватывающий и глубоко разоблачающий, книга Say Nothing проливает более яркий свет на трагическое прошлое Северной Ирландии, чем любая другая книга по истории. Say Nothing — это потрясающее, глубокое исследование того, как молодые мужчины и женщины, охваченные радикальным политическим насилием, трансформируются под воздействием истории, которую они составляют, и борются за то, чтобы примириться с пролитой кровью.Киф написал важную книгу «.
— ФИЛИП ГУРЕВИЧ, автор премии Национального круга книжных критиков Мы хотим сообщить вам, что завтра мы будем убиты вместе с нашими семьями и балладой об Абу-Грейбе

» Умный , ищущий и полностью поглощающий, Say Nothing уносит нас в самое сердце одного из самых ожесточенных конфликтов современного мира и с необыкновенным состраданием снова ведет нас по дороге к примирению. Это более чем мощная журналистская работа с великолепными репортажами.Это современная история во всей красе ».
— МАЙЯ ДЖАСАНОФФ, автор удостоенных наград Национального круга книжных критиков Liberty’s Exiles и The Dawn Watch » Say Nothing — это пронзительное исследование природы политическое насилие и его последствия, написанное одним из лучших репортеров США. В этой прекрасно написанной книге Патрик Радден Киф углубляется в самое сердце ИРА, описывая худшие годы Неприятностей и призраков, которые продолжают преследовать Белфаст даже сейчас, когда боевые действия закончились.Фолкнер был прав: «Прошлое никогда не бывает мертвым. Это даже не прошлое ».
— ПЕТЕР БЕРГЕН, автор книги Manhunt: The Ten-Year Search for Bin Laden From 9/11 to Abbottabad

« [Киф] включает в себя детальное описание из реальной жизни. трогательный и доступный рассказ о насилии, охватившем Северную Ирландию … Это произведение, окрашенное безмерной грустью, никогда не упускает из виду человечность даже тех, кто совершал ужасные поступки в поддержку того, во что они верили.»
Publishers Weekly
, обзор * отмечен *» Жгучие размышления о проблемах и их последствиях … мастерски. «
The Economist

Ничего не говори: правдивая история убийства и памяти в Северной Ирландии

Ничего не говори: правдивая история убийства и памяти в Северной Ирландии — Национальный книжный фонд

Национальный книжный фонд> Книги> Ничего не говори: правдивая история убийства и памяти в Северной Ирландии

Лонглист, Национальная книжная премия 2019 в области документальной литературы

ISBN 9780385521314
Doubleday / Penguin Random House Патрик Радден Киф

Патрик Радден Киф — штатный писатель в The New Yorker и автор Say Nothing , The Snakehead и Chatter .Подробнее об авторе>

Подано в следующие архивы

От издателя:

В декабре 1972 года Джин МакКонвилл, тридцать восемь лет, мать десяти детей, выволокли из ее дома в Белфасте злоумышленники в масках, ее дети вцепились ей в ноги. Больше они ее не видели. Ее похищение было одним из самых громких эпизодов жестокого конфликта, известного как Проблемы. Все в округе знали I.R.А. был ответственным. Но в атмосфере страха и паранойи никто об этом не говорил. В 2003 году, через пять лет после того, как соглашение принесло непростой мир Северной Ирландии, на пляже была обнаружена группа человеческих костей. Дети МакКонвилла знали, что это их мать, когда им сказали, что к платью была прикреплена синяя английская булавка — при таком большом количестве детей она всегда держала ее под рукой для подгузников или рваной одежды.

В завораживающей книге Патрика Раддена Кифа о жестоком конфликте в Северной Ирландии и его последствиях случай МакКонвилля используется в качестве отправной точки для повествования об обществе, раздираемом насильственной партизанской войной, войной, последствия которой никогда не учитывались.Жестокое насилие опалило не только таких людей, как дети МакКонвиллов, но и I.R.A. члены, озлобленные миром, который далек от цели объединенной Ирландии, заставили их задуматься о том, были ли совершенные ими убийства не оправданными актами войны, а простыми убийствами. Из радикального и стремительного I.R.A. террористы, такие как Долоур Прайс, которая, когда ей было едва исполнилось подросткового возраста, уже закладывала бомбы в Лондоне и убивала информаторов для свирепой I.R.A. Вдохновитель шпионских игр и грязных схем британской армии, известный как The Dark, Джерри Адамс, который договорился о мире, но предал своих заядлых товарищей, отказавшись от своего « я ».Р.А. past– Say Nothing вызывает в воображении мир страсти, предательства, мести и страданий.

Рецензия на книгу Патрика Раддена Кифа «Ничего не говори: правдивая история убийства и памяти в Северной Ирландии»

Это уместно, что Киф, американский писатель с ирландскими корнями, но мало имеющий отношения к самому месту, взял на себя задачу. Американцы ирландского происхождения всегда играли огромную роль в этой борьбе; Во-первых, поддерживая Ирландскую республиканскую армию финансово и политически, когда другим основным источником ее финансирования были ограбления банков, а во-вторых, администрация Клинтона подталкивала к мирному соглашению 1998 года.

Книга не пытается рассказать о Неприятностях целиком. Вместо этого он использует одно убийство — Джин МакКонвилл, матери-одиночки в Белфасте, убитой ИРА в качестве подозреваемого «спекулянта» или информатора — чтобы проследить конфликт через жизни и смерти двух очень разных женщин.

Книга начинается с убийства МакКонвилл в 1972 году, а ее центральным персонажем является одна из ее убийц, Долоур Прайс. Прайс было около 20 лет, когда она присоединилась к ИРА, и она быстро доказала свою ценность для организации в то время, когда склонность к насилию ценилась больше всего.

Она грабила банки в костюме монахини, закладывала бомбы и была приговорена к десятилетиям тюремного заключения за взрывы в Лондоне. В эпоху самозваных революционеров взрывы в Лондоне сделали ее известной.

МакКонвилл, для сравнения, жил и умер в безвестности. Вдова и мать 10 детей, МакКонвилл в 1972 году изо всех сил пыталась просто держать своих детей одетыми и накормленными. Однажды ночью группа вооруженных мужчин и женщин пришла к ней в квартиру и увезла ее из-за протестов ее детей.Ее больше никогда не видели живой. Ее исчезновение не расследовалось; единственное, что правительство предприняло в то время, — разделить ее детей и отправить их в различные мрачные, карающие учреждения.

Много лет спустя Прайс признался, что она довела МакКонвилля до смерти, и ей и еще двум другим было поручено убить. По словам Прайса, она намеренно промахнулась, когда подошла ее очередь стрелять. Тело МакКонвилла бросили в песчаную могилу, без опознавательных знаков и не обнаруженной на протяжении десятилетий.

Описание Киф убийства МакКонвилла не дает покоя и, кажется, не дает покоя ее убийцам. Спустя годы Прайс и некоторые другие участники злились, подавлены и много пили, как изображал Киф.

Несмотря на свою вину, они, кажется, уверены в одном: что МакКонвилл был информатором ненавистных британцев. Киф относится к этому вопросу более скептически, и такой скептицизм кажется оправданным, по крайней мере, на основании имеющихся свидетельств. В 2006 году омбудсмен полиции заявил, что она невиновна в подобных действиях, заявив, что нет никаких файлов, позволяющих предположить, что она когда-либо была осведомителем британского правительства.Тем не менее, несмотря на всю ненависть к себе, высказываемую убийцами МакКонвилла, они по-прежнему полны решимости не признавать, что она могла быть невиновной. Возможно, они знают что-то, что осталось похороненным; возможно, их способность чувствовать вину заходит так далеко.

История признания Прайса сама по себе является сагой.

В 2001 году богатый ирландский американский бизнесмен заплатил 200 000 долларов на финансирование необычного проекта — сбора устных историй тех, кто был пехотинцами и террористами в сектантском насилии в Северной Ирландии.Целью было собрать отчеты таких, как Прайс, которые боролись за объединение острова, а также отчеты лоялистов, которые хотели остаться частью Соединенного Королевства.

Основным препятствием для проекта, как быстро поняли его спонсоры, было то, что все бывшие боевики и женщины знали, что разговоры могут их убить. Поэтому они предложили условие: интервью не будут публиковаться до тех пор, пока не умрут все участники.

Среди бывших членов ИРА те, кто выступал за проект, в основном были разочарованы руководством Шинн Фейн, политического подразделения ИРА.Прайс и другие пришли к выводу, что условия соглашения Страстной пятницы были оскорбительно скудными.

«За то, что Sinn Fein достигла сегодня, я бы не пропустила хороший завтрак», — сказала она в радиоинтервью. «Добровольцы не только умирали. Добровольцев тоже приходилось убивать, понимаешь?

В частных беседах она возложила вину на своего бывшего командующего ИРА Джерри Адамса. Неряшливый подозреваемый в терроризме в 1970-х, Адамс к 1990-м превратился в известного политика, который отрицал, что когда-либо был членом ИРА.Ко времени заключения соглашения Страстной пятницы даже Билл Клинтон изо всех сил пытался понять, что делать с Адамсом и его прошлым, говоря: «Я не знаю, в чем заключается настоящая сделка между ним и ИРА». По мнению Кифа, общественная неуверенность в отношении прошлого Адамса сделала возможным переход к миру; те, кто не хотел, чтобы их считали ведущим переговоров с террористом, могли сказать, что он им не являлся.

Для Прайс и некоторых ее соотечественников новая респектабельность Адамса означала, что он продался, учитывая то, что он когда-то приказал им сделать.То, что человек, который якобы отдал приказ убить МакКонвилла, спустя десятилетия объявил, что ее исчезновение должно быть полностью расследовано, показалось дурной шуткой. По словам Киф, настойчивое требование Адамса о невиновности подействовало на палачей изнурительно — только они несли молчаливое моральное бремя ее убийства и убийств других.

Итак, Прайс и другие тайно выступили перед историческим проектом Бостонского колледжа. Их сотрудничество начало развиваться в 2010 году, когда была опубликована книга со счетами двух участников, а затем последовал разговор Прайса с ирландским репортером.После этого полицейские детективы Северной Ирландии начали требовать доступа к записям, которые могли бы раскрыть старые, нераскрытые убийства, такие как убийство МакКонвилля. После длительной битвы в судах США детективы смогли проверить отчеты проекта устной истории о смерти МакКонвилла. Адамс был доставлен на допрос, но без признания очевидным образом не было достаточных доказательств, чтобы доставить его в суд.

Когда Прайс умер в 2013 году от ядовитой комбинации лекарств, Адамс не присутствовал на похоронах — его больше не приветствовали в кругах жестокого ирландского республиканизма.К тому времени Адамс был членом парламента Ирландской Республики и лидером «Шинн Фейн», которую он уводил от своей принадлежности к ИРА в более традиционную политическую партию. Но еще одна важная фигура из «Неприятностей», Бернадетт Девлин, говорила у ее могилы. Ее речь передала чувство истощения, которое помогло положить конец войне.

«Мы не можем продолжать притворяться, что сорок лет жестокой войны, потерь, жертв, тюрьмы, бесчеловечности не затронули каждого из нас в сердце, душе и духе», — сказал Девлин.«Это разбило наши сердца и сломало наши тела. Это изменило наши взгляды и делает каждый день трудным ».

В качестве предостережения «Ничего не говори» говорит о многом — о фанатизме молодежи, о долгосрочных последствиях насилия и политике забвения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *