06.02.2023

Высказывания маргарет тэтчер о россии: Цитата Маргарет Тэтчер о россии и мире

СКОЛЬКО В РОССИИ ЛИШНИХ ЛЮДЕЙ?

СКОЛЬКО В РОССИИ ЛИШНИХ ЛЮДЕЙ?

Книга Андрея Петровича Паршева «Почему Россия не Америка» вышла совсем недавно, в 1999 году, и сразу стала бестселлером. Ей зачитываются люди самых разных профессий и возрастов. А ведь книга посвящена экономике, сложным и весьма запутанным проблемам, которые для большинства людей, что называется, «темный лес». Однако автор сделал почти невозможное: рассказал о них так просто и доходчиво, что даже самому неподготовленному читателю становится ясно, в чем причина многих наших неудач последнего десятилетия и чем нам грозят дальнейшие попытки «открыться мировому рынку», «войти в мировое сообщество.» Ниже мы публикуем интервью с Андреем Петровичем, посвященное еще одной животрепещущей проблеме — демографической, от решения которой зависит все наше будущее.

ИНТЕРВЬЮ С АНДРЕЕМ ПАРШЕВЫМ

— В прессе уже не раз упоминалось о высказывании Маргарет Тэтчер о том, что России вполне хватит и 15 млн. человек. Надо сказать, это неприятно поразило нашу либеральную интеллигенцию. Помнится, одна такая поборница реформ растерянно лепетала в какой-то радиопередаче: «Я, конечно, все понимаю, но почему именно пятнадцать? Почему хотя бы не пятьдесят?» Наверно, почувствовала, что в пятнадцать ей войти будет трудновато… И вот, оказывается, первым об этом чересчур откровенном высказывании заговорили именно Вы. Пожалуйста, расскажите о нем нашим читателям.

— На русский язык этот первоисточник никогда не переводился. Хотя разговоры о нем ведутся уже давно. Кто-то упоминает цифру 15 млн., кто-то — 50… А дело вот в чем. Это высказывание достаточно давнее и относится не к России, а к Советскому Союзу, ведь Тэтчер была премьер-министром, когда еще существовал Советский Союз. Это было ее выступление по внешней политике. Я слышал его в звукозаписи. Там прямо не говорилось, что в СССР надо оставить 15 миллионов человек, а говорилось более хитро: дескать, советская экономика совершенно неэффективна, есть лишь небольшая эффективная часть, которая, собственно, и имеет право на существование.

И в этой-то эффективной части занято всего 15 миллионов человек нашего населения. Таков смысл высказывания Тэтчер, которое потом интерпретировали по-разному. Но суть в том, что с точки зрения современных политиков, которые не всегда высказываются столь откровенно, как «железная леди», оправдано существование только тех людей, которые заняты в эффективной экономике. И для нас это очень нехороший звоночек, потому что по западным критериям наша экономика неэффективна.

— Почему?

— Она слишком затратна по сравнению с другими странами. У нас очень холодно, очень много энергии уходит на обогрев помещений, велики затраты на транспорт. Владельцам капитала гораздо выгоднее производить те же самые товары в других странах, ведь тогда они получат куда большую прибыль.

— Хочу обратить Ваше внимание вот на какое обстоятельство: в высказывании Тэтчер шла речь о населении Советского Союза, которое было в два раза больше, чем население нынешней России. Если для того огромного государства экономически оправдано было иметь население в 15 миллионов человек, то сколько же экономически оправдано для России? Вопрос, как говорится, интересный. А вообще, как так получилось, что в современной политике укоренился такой расчетливый подход к людям: такое-то население «экономически оправдано», а такое-то — нет?

— Чтобы ответить, нужно оторваться от экономики и обратиться к сфере идеологии. Совсем недавно вы, наверное, слышали сообщения средств массовой информации о том, что английская медсестра убивала неизлечимо больных детей — делала им смертельные уколы. Эта медсестра не считает себя виновной. Даже наоборот, она уверена, что совершала благодеяния. И она не одинока в своих взглядах. В Англии существует целое движение в поддержку таких явлений. Дела врачей-убийц возникают регулярно, причем в основном именно в Англии. Дело в том, что это английская идеология, которой уже очень много лет. Смысл ее в том, что «ненужным» людям надо помочь уйти из жизни.

— То есть, выживает сильнейший. Таков закон джунглей.

— Да. Сама эта фраза, как вы, наверное, знаете, является квинтэссенцией теории Дарвина, и недаром теория Дарвина появилась именно в Англии. Видимо, настроение влиятельных слоев общества, как-то отразилось на векторе научного поиска. Принято считать, что социал-дарвинизм возник в результате перенесения дарвиновских принципов на общество. А на самом деле все было с точностью до наоборот: Дарвин перенес на природу те тенденции, которые наблюдались в английском обществе. В XIX веке в Англии решался очень непростой геополитический вопрос: соседка Англии, Ирландия, по площади не отличается, по климату она даже, пожалуй, получше, чем Англия. А население в начале XIX века в этих двух странах было примерно равным. Ирландцы всегда плохо относились к англичанам, и это естественно: англичане их завоевали, ирландцы многие сотни лет воевали за независимость. И — удивительная вещь! К концу XIX века Ирландия оказалась единственной европейской страной, население которой не выросло, а значительно уменьшилось: с десяти миллионов до трех. В 1846 году там разразился страшный голод, когда погибло более миллиона человек. Но что интересно, в том же самом году из Ирландии продукты питания — зерно и скот — вывозились в Англию.

Английское правительство этому не препятствовало и вдобавок поощряло эмиграцию. За счет этого Ирландия к концу века перестала представлять для Англии угрозу. Остались только те, кто непосредственно были заняты в сельском хозяйстве, а беспокойного «лишнего» населения там уже не осталось. Так отрабатывался один механизм сокращения населения.

Параллельно шла отработка второго — за счет снижения рождаемости. Англичане тогда искали «гуманные» способы контроля над народонаселением. В частности, поощрялось безбрачие среди разных слоев. К примеру, среди преподавательского состава Кембриджа, это описано у Маркса. Но затем экономисты выдвинули другой тезис:зачем сокращать, так сказать, хорошую часть населения? Есть ведь люмпен-пролетариат, который не задействован в процессе производства. Может, лучше посмотреть в его сторону? И зародились разные общественные течения, провозглашавшие, что самый гуманный способ помочь уйти из жизни тем слоям, которые не нужны и никогда не будут нужны, это поощрение отказа от деторождения.

— Выходит, корни американской политики сокращения рождаемости следует искать в Англии, и американцы — лишь продолжатели дела англичан? Более откровенные, даже разнузданные, но все-таки продолжатели?

— Несомненно.

— А вам не кажется, что чрезмерный рационализм, позволяющий судить, кто лишний, кто нелишний и кому надо, по возможности, безболезненно уйти из жизни, попахивает фашизмом?

— Основная беда вот в чем. Кому решать, кто лишний? Ладно бы это беспристрастно решал Господь Бог… Но когда один человек «назначает» лишним другого человека, всегда есть опасность, что таким образом он решает какие-то свои личные проблемы. Вот основная опасность. И очень часто противники, называя лишними друг друга, подводят под это идеологическое обоснование. Я, например, не считаю, что наш народ лишний. Наша страна может себя обеспечить. А вот Англия сама обеспечить себя не может. И вообще, так называемый «золотой миллиард» потребляет большую часть мировых ресурсов.

Один американец потребляет больше, чем 1400 индусов! Американцы даже теплоносителей потребляют больше, чем, например, мы, хотя Америка гораздо теплее России. Они расходуют их на поддержание своего комфорта.

— Нам внушают, что американцы очень хорошо работают. Но вряд ли один американец в состоянии работать за 1400 индусов…

— Да ведь и производства-то в развитых странах уже почти не осталось. Оно переместилось в третий мир, где себестоимость товаров гораздо дешевле. Товаров народного потребления в развитых странах НЕ ПРОИЗВОДИТСЯ. Они оставили за собой высокотехнологическое производство, в котором занята совсем небольшая часть населения, а, в основном, люди там заняты в сфере услуг. В реальном же производстве задейстовано около 20%.

— Выходит, что нынче пролетариатом стали развивающиеся страны, а развитые — этакие буржуи, получающие дивиденды?

— Можно сказать и так. Сейчас уже и третий мир начинает понимать, что благоденствие «золотого миллиарда» базируется на неэквивалентном обмене.

— Такой предельный рационализм, как мы видим на Западе, когда спокойно просчитывается, какие люди «лишние», а какие нет, граничит с шизофренией. А в конечном итоге, шизофреник действует себе во вред. В данном случае развивающиеся страны рано или поздно могут взбунтоваться против несправедливой дележки пирога, а ведь населения в них гораздо больше, несмотря на все ухищрения «планировщиков семьи».

— Я боюсь, что само по себе ничего не создастся. Нужно развивать понимание того, как действуют системы экономической глобализации. Западные политики и экономисты не заинтересованы в том, чтобы рассказать всю правду о том, из-за чего они так хорошо живут. Это не в их интересах.

— Сейчас много говорят о геноциде русского народа и о том, что для обслуживания нефтяных скважин много людей не нужно. Но только, пожалуй, в вашей книге четко и ясно показано, почему при сырьевой ориентации экономики население в России не требуется совсем. В принципе. Ведь на россиян надо тратить ресурсы, обогревать их и т.п. А если почти никого не останется, все сырье можно отправить за рубеж. Получается, что интересы элиты, «сидящей» на сырье, и интересы Запада сейчас совпадают?

— Ну, конечно, есть определенное совпадение интересов. Я только хочу еще раз пояснить, что разговоры об экономической целесообразности уменьшения населения — это не настоящее экономическое обоснование. Скорее, Запад привлекает эти доводы для обоснования своих застарелых фобий по отношению к нашим народам. Таково мое глубокое убеждение. А то, что сейчас имеет место смычка интересов, это несомненно. Мы хорошо видим взаимную поддержку определенных кругов в политике, экономике, средствах массовой информации в нашей стране и их союзников на той стороне.

— Значит, если ориентация на сырьевую экономику будет продолжаться, нам нечего ждать от правительства РЕАЛЬНЫХ мер по повышению рождаемости?

— Боюсь, что да. При сырьевой ориентации это не только не нужно, а даже вредно. Сами посудите, какое население сможет жить на территории России в условиях рынка? Скольких рынок сможет прокормить? Западные оценки разнятся — от 15 до 50 миллионов. Такие цифры шокируют, а ведь никакой ереси в них нет. Чтобы закупать продовольствие на нынешнее население за счет экспорта нефти, ее производство надо увеличить в 6-7 раз. Возможно ли это? Нет, конечно. Пропускная способность «трубы» 125 млн. тонн, и строили ее всем Союзом. В сейчас кто возьмется за эту стройку? Ясное дело, никто. Ведь даже Туркмении западные эксперты порекомендовали не тянуть свой нефтепровод, а подключаться к российскому. Реально рассчитать численность «рыночного» или «экономически эффективного по Тэтчер» населения просто. Это работники горнодобывающего и лесохозяйственного комплексов, плюс обслуга соответствующей инфраструктуры, плюс их семьи. Управление этими комплексами вряд ли будет осуществляться с территории России, хотя бы просто из-за дороговизны проживания управленцев. В результате мы и получим те самые 15 миллионов, в которых говорила «железная леди». Наш народ и мировой рынок промышленного капитала не совместимы. Либо одно, либо другое. Последние десять лет выбор делался не в нашу пользу. Посмотрим, что будет дальше…

Беседу вела Татьяна Шишова

 

Смотри также:

Аналитика:
ПРИКАЗАНО НЕ РОЖАТЬ

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ВОЙНА ПРОТИВ РОССИИ
ДЕМОГРАФИЯ, ПЛАНИРОВАНИЕ СЕМЬИ И ГЕНОЦИД. АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД

Ссылки по теме:

Раздел «ДЕМОГРАФИЯ» на Православном Медицинском сервере

«Россия не должна быть сброшена со счетов». Правила жизни Маргарет Тэтчер

  • Редакция Forbes Woman Автор
Фото Terry O’Neillё / Getty Images

Маргарет Тэтчер о своих принципах, характере и отношении к России и Путину

Сегодня Маргарет Тэтчер исполнилось бы 93 года. Первая женщина на посту премьер-министра Великобритании, известная как «железная леди», была жестким и бескомпромиссным политиком. Будучи матерью двоих детей, она доказала, что женщины способны не только командовать в доме, но и управлять целой страной.

О политике

Что бы ни обещали дипломаты, рассчитывайте на худшее.

Какой бы ни была оценка долгосрочных целей и устремлений России, качества, продемонстрированные господином Путиным, не могут не впечатлять. В его лице страна после долгих лет беспорядка и развала получила сильного и энергичного лидера.

Пока российская система опирается на связи, коррупцию, преступность и картели, нельзя рассчитывать на подлинную свободу и демократию. Запад должен открыто говорить об этом народу России.

Россия не может и не должна быть сброшена со счетов. Лично я убеждена в этом.

Что касается меня, то я предпочитаю проводить такую линию, которая опирается на принципы до тех пор, пока они не начинают действовать, как удавка; кроме того, я предпочитаю, чтобы эти принципы наряду с благими намерениями подкреплялись и сталью.

Парламент сам по себе был — и остается — очень мужским местом.

Любая женщина, понимающая проблемы, которые возникают при управлении домом, может понять проблемы, которые возникают при управлении страной.

О себе

Я часто размышляю, какое счастье, что я родилась в 1925 году, а не на двадцать лет раньше.

В течение долгого времени я могу спать по пять часов в сутки. Утром я пью кофе и витамин С.

Я часто нетерпелива в общении с людьми.

Я не тверда, я ужасающе мягка. Но я никогда не дам себя травить. Мне нестерпимо знать, что кто-то хочет направлять меня куда угодно против моего желания.

Я — лидер стаи. Но что это за лидер, если он не ведет стаю за собой? Конечно, они позади меня. Если бы они были передо мной, то они и были бы лидерами.

Образ бессердечного человека, покушающегося на благополучие маленьких детей, который создали мои оппоненты и пресса, причинял мне глубокую боль, ведь я никогда не была счастливее где-либо, чем в компании детей. Но любой политик, желающий занять высокий пост, должен быть готов пройти через нечто похожее.

Я развила привычку не читать со вниманием все статьи и обзоры обо мне в газетах.

Я скорее предпочла бы железную статую, но бронза тоже сойдет. .. Она не заржавеет. (Так Тэтчер отреагировала на открытие памятника в ее честь.)

И даже бюрократия может оказаться человечной.

Трудно сказать, когда ты больше беспокоишься о своих детях: когда они рядом или когда далеко.

О принципах

Мир, который существует сегодня, лучше всего понятен тому, кто хорошо знает, каким мир был вчера.

Если вы решили сражаться, сражайтесь до победы.

Не оставляйте тиранов и агрессоров безнаказанными.

Нужно много работать. Это единственное, что ты можешь сделать, если хочешь чего-то добиться.

При подготовке статьи использованы материалы:

Тэтчер М. Автобиография / Пер. с англ. — М.: АСТ, 2014. — 800 с.; Тэтчер М. Искусство управления государством. Стратегии для меняющегося мира / Пер. с англ. — М.: Альпина Паблишер, 2003. — 504 с.; Оленцева Н. Женщины, которые изменили мир — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2016. — 232 с.

Интервью Маргарет Тэтчер телевидению СССР 1987 г; РИА Новости; MarieClaire; Коммерсант

  • Золотой стандарт: как Маргарет Тэтчер вернула британцам веру в себя
  • Редакция Forbes Woman

    Автор

#Маргарет Тэтчер #женская карьера

Рассылка Forbes

Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Что бы Тэтчер сделала из Путина?

Чарльз Мур

  • Из номера журнала: 19 февраля 2022 г.
[Getty Images]
  • Размер текста

    • Маленький
    • Середина
    • Большой

    Межстрочный интервал

    • Компактный
    • Обычный
    • Просторный
  • Комментарии
  • Делиться

    Поделиться

    Чарльз Мур

    Что бы Тэтчер сделала из Путина?

Когда сэр Тони Брентон пишет письмо в Times , как он это часто делает, внизу всегда говорится, что он был послом Великобритании в Москве. Неосведомленному читателю можно простить, если он думает, что помощники редактора все перепутали, а на самом деле он был послом России в Лондоне. Сообщение сэра Тони в каждом письме звучит так: «Во всем виновата Британия». В последнем случае его особой целью была министр иностранных дел Лиз Трасс после ее визита в Москву. Он сказал, что ей «может быть полезно вспомнить мудрое послание Маргарет Тэтчер Михаилу Горбачеву, отправленное в 1985, когда началась перестройка: «Мы знаем, что вы имеете такое же право чувствовать себя в безопасности, как и мы». Трудно придумать менее удачное сравнение. В 1985 году г-жа Тэтчер предлагала Горбачеву определенное доверие, поскольку считала — правильно, хотя и преувеличивала его власть, — что он пытается реформировать Советский Союз и положить конец холодной войне. В 2022 году Владимир «Чернильный Пупс» Путин собрал 130 000 солдат на границе независимой демократии и готов вторгнуться на нее. Начинает разгораться не перестройка, а неспровоцированная война. Если бы Горбачев тогда был таким, как сейчас Путин, госпожа Тэтчер не произнесла бы тех слов, которые цитирует сэр Тони. Она не сказала Советам, что у них есть право на безопасность, когда они вторглись в Афганистан. В 19В 76 году она так решительно выступала против советского экспансионизма и подрывной деятельности, что ее окрестили «Железной леди». Они подразумевали это как насмешку, но имя оказалось для нее удачным. Разве сэр Тони не видит, что Путин ведет Россию в направлении, противоположном тому, которое она приветствовала?

Самый популярный

Гарет Робертс
Кто такой Бой Джордж, чтобы смотреть свысока на Мэтта Хэнкока?

Вице-маршал авиации сэр Эрик Беннетт, который только что умер, был, возможно, последним примером того, кого раньше называли имперским кредитным офицером. Он оказал наибольшее влияние на Британию не тогда, когда работал на Королевские ВВС, а при создании и управлении ВВС Султана Омана (SOAF). В молодости Беннетт помогал королю Иордании Хусейну научиться летать и однажды, как говорят, спас его от покушения в воздухе. Хусейн сделал его крестным отцом своего сына, нынешнего короля Абдаллы. В 19В результате переворота 70 г. в Омане с помощью британского бригадного генерала Тима Лэндона и частной поддержки британского правительства старый султан был заменен его сыном Кабусом, бывшим англофилом из Сандхерста. Молодой Кабус обратился к британскому политику Джулиану Эмери за советом, как создать надлежащие военно-воздушные силы. Эмери, хороший друг Хусейна, сказал, что поговорит с королем, и вернулся с предложением Беннета создать SOAF. Назначенный в 1974 году, Беннетт быстро привлек 16 «Охотников» из Королевских ВВС Иордании, вскоре за ними последовали «Ягуары», а гораздо позже — истребители «Хок». Навыки Беннета помогли одержать окончательную победу в долгой партизанской войне в Дофаре против поддерживаемых коммунистами повстанцев. В 1991 г. Беннет отказался от предложения султана стать начальником штаба обороны, заявив, что этот пост должен быть «оманизирован», но, по сути, согласился быть привратником Кабуса. Он выполнял эту роль с настороженной защитой, которая часто приводила в ярость приезжих британских министров. Министерство иностранных дел хотело, чтобы он уехал. Но не было никаких сомнений в том, что этот маленький летчик с высоким голосом был безжалостно эффективен и внушал страх и уважение оманским пилотам. Он также был, как и Кабус, холостяком, и эти двое были близки в своих делах. Однако, вероятно, с точки зрения самодержца Кабус мудро поддерживал связь с Лэндоном после того, как бригадный генерал вернулся в Англию. «Всегда полезно, — говорил он про себя, — сообщать Эрику, что у меня есть альтернатива». И Беннетт, и Лэндон были щедро вознаграждены за свою работу в Омане. Кабус умер два года назад.

Удивительно, что до сих пор никто не опубликовал полный исторический отчет о роли Великобритании в Омане. Большая часть из них полусекретна, и многое из этого, включая истории Беннета и Лэндона, очень интересно. В этом замешано много безрассудства, включая большую роль SAS в Дофаре (включая героических фиджийцев) и замечательный успех в привлечении солдат повстанческой армии Фирката на сторону султана. Попутно было задействовано много интересных британцев, некоторые из которых играли центральную роль, некоторые играли роль второстепенных — лорд Балниел (теперь Кроуфорд), Джереми Фиппс, Питер де ла Бильер, лорд Инге, лорд Солсбери, Морис Олдфилд, молодой Ранульф. Файнс и многие другие. Цель всего этого была стратегической, особенно во время холодной войны. Это имело значение, например, для того, чтобы полуостров Мусандам, возвышающийся над Ормузским проливом и отрезанный от остальной части Омана, не попал в чужие руки. История с Оманом — это история британской хитрости и личной дружбы, хорошо развернутая в то время, когда, теоретически, наш приказ больше не простирался к востоку от Суэца. Читатели, разбирающиеся в предмете, возможно, заметили ошибки в моем отчете. Если это так, то это подтверждает мою точку зрения: я частично в неведении, потому что эту историю еще предстоит рассказать должным образом.

Когда мы жили в социалистическом Ислингтоне в 1980-х годах, мазки из шейки матки были в моде. Я получил уведомление от совета, приглашающее меня прийти и иметь один. Предполагая, что это было ошибкой, я подумал о том, чтобы принять приглашение, а затем сатирически поднять шумиху по поводу отказа в моих правах человека, если мне откажут на том основании, что я мужчина. Теперь я вижу, что мое клеветническое замечание могло быть не ошибкой, а предвестником лейбористской политики в 21 веке. Сэр Кейр Стармер утверждает, что «неправильно» говорить, что шейка матки есть только у женщин.

Опасности использования предиктивного текста без тщательной проверки того, что он говорит, хорошо известны, но я заметил новое явление, при котором коммерческие названия интерполируются в предсказания. На днях я пытался набрать в телефоне слово «мемориал» и обнаружил, что оно отображается как «JPMorgan».

Автор:

Чарльз Мур

Чарльз Мур — бывший редактор The Spectator и Daily Telegraph. Он стал независимым пэром в июле 2020 года.

  • Комментарии
  • Делиться

    Поделиться

    Чарльз Мур

    Что бы Тэтчер сделала из Путина?

Комментарии

Не пропустите

Присоединяйтесь к беседе с другими читателями Spectator. Подпишитесь, чтобы оставить комментарий.

ПОДПИСЫВАТЬСЯ

Уже подписчик?

Речь на советском официальном банкете

Премьер-министр

Михаил ГорбачевУважаемый Генеральный секретарь, Николай РыжковУважаемый Председатель, Министры и дорогие гости, Я горжусь тем, что выступаю перед уважаемыми представителями советского руководства в этом историческом месте. Я очень рада опять находится в Москве.

Кремль был свидетелем многих знаменательных событий в истории вашего великого народа. Один из моих выдающихся предшественников, сэр Уинстон Черчилль, приехал сюда в 1942 году. Выступая тогда, он сказал, что не приехал бы в Москву, если бы не был уверен, что сможет обсуждать действительность. Я повторяю его слова. Благодарю вас за приглашение совершить этот визит, первый официальный визит премьер-министра Великобритании в Советский Союз за двенадцать лет, а также за ваше гостеприимство и теплый прием. Он следует давней традиции контактов между нашими двумя странами на протяжении веков. Многие люди, очень многие люди в Британии живо помнят весьма успешный визит, который Вы нанесли нам, г-н Генеральный секретарь, чуть более двух лет назад, и мы надеемся, что Вы скоро посетите нас снова. Мы также приветствовали бы визит Председателя Совета Министров Николая Рыжкова. Одна из вещей, которую наиболее отчетливо помнят все, кто встречал вас в Британии, — это ваш прямой подход к вопросам; нам это нравится, да и у меня самого скромная репутация в этом отношении. Отношения между нашими двумя странами могут быть здоровыми только в том случае, если каждая сторона точно знает, что думает другая и почему [конец стр. 1], и, конечно, мы можем учиться друг у друга.

Вы помните, что Александр Пушкин и Евгений Онегин научились всем своим познаниям в политической экономии у нас, британцев. Одна из первых вещей, которые нам рассказывают о нем, это то, что он отвергал греческую поэзию и мифы, но как он знал своего Адама Смита. Будучи глубоким экономистом, он понимал и мог изложить средства, с помощью которых государство становится богатым и как контролируется его средства к существованию. Смит сказал, что ему не нужно золото; производство товаров сохранит его здоровье.

Я знаю, что в вашей стране живы воспоминания о Второй мировой войне; так они и у нас; мы сражались в Битве за Британию в 1940 в одиночку против всей мощи немецкой авиации ночь за ночью бомбили наши великие города. Многие из наших моряков участвовали в северных конвоях с большими человеческими жертвами, чтобы обеспечить доставку припасов для помощи советским военным усилиям. Наши люди тогда сражались плечом к плечу, чтобы повернуть вспять чудовищную тиранию и угнетение. Сам Советский Союз понес невообразимые и трагические человеческие жертвы и разорительный ущерб в боях на своей земле. Будучи молодой женщиной, я с болью, но и с восхищением следила за страданиями и героизмом русского народа.

Эта храбрость и стойкость очевидны и сегодня. Несколько недель назад меня посетил один из ваших пожарных, который с таким выдающимся мужеством боролся с огнем на Чернобыльской атомной электростанции. Он пришел к нам за наградой за мужественный бой — настоящий герой.

Господин Генеральный секретарь, сегодня вечером я не хочу просто излагать для протокола точку зрения Британии по ряду вопросов, а хочу воспользоваться возможностью рассмотреть два очень важных вопроса: как нам управлять изменениями в нашей обществ — и как мы обеспечиваем себе безопасность? Два [конец п2] вопроса очень тесно связаны между собой, потому что любой стране, прежде всего такой великой державе, как Советский Союз, становится все труднее провести четкую разделительную линию между тем, что происходит внутри ее границ, и более широким миром, в котором она находится. должен стремиться к безопасности и процветанию.

Мой визит в Советский Союз приходится, по-видимому, на очень волнующий и стимулирующий момент в ваших национальных делах. Ведь вы сами назвали это революцией. Мы читаем ваши речи, сэр, с большим вниманием. Мы слышим ваши ссылки на открытость, демократизацию, независимую судебную систему и стимулы. Мы читали ваши ссылки на свободный труд и свободу мысли в свободной стране. В нашем обществе эти слова передают надежду и веру в дух личности, веру в свободу и справедливость. Именно потому, что мы ценим эти вещи не только для себя, но и для других людей, когда 3 сентября 1939, Гитлер отказался уйти из Польши, мы начали войну, чтобы остановить распространение тирании по Европе. На этом фоне мы приветствовали возможности, которые откроются от предложенных вами изменений. Как для процветания и благополучия своего народа, так и для перспективы все более открытых контактов с другими странами и народами.

Дело в том, г-н Генеральный секретарь, что мы все больше и больше становимся единым миром и должны мыслить глобально. Национальные границы больше не могут держать наши страны и народы в отдельных отсеках. Стоит только подумать о таких разнообразных вещах, как кислотные дожди, загрязнение окружающей среды, болезни, радиовещание, спорт, книги и идеи, путешествия — все эти вещи вызывают изменения, которые не всегда признают границы, проведенные на картах. В результате политика, практика и стандарты одной страны все больше влияют на жизнь других, а на них, в свою очередь, влияют надежды и амбиции других людей. Все чаще мы сталкиваемся с проблемами, которые мы можем решить только вместе.

Эта необходимость учитывать влияние того, что происходит внутри них за пределами наших границ, относится к тому, что для меня является самым важным вопросом из всех: как нам установить большее доверие между странами Востока и Запада; это жизненно важно, если мы хотим достичь соглашений, которые позволят нам уменьшить бремя вооружений и направить больше ресурсов на благо людей. Мы все хотим видеть такое соглашение. Но то, удастся ли их достичь, зависит не только от искусства переговорщиков, это зависит гораздо более фундаментально от того, как правительства и народы Востока и Запада относятся друг к другу, что они думают о намерениях друг друга, как они оценивают готовность друг друга уважать их обязательства и то, как они оценивают долгосрочные цели друг друга в более широком мире.

Например, у нас на западе есть система, которая, по нашему мнению, лучше всего подходит для нас. Мы ведем битву идей, позволяя результатам нашей собственной демократической системы говорить сами за себя, но мы не стремимся ни к чьей-либо территории или владению, ни к тому, чтобы навязывать нашу политическую систему другим. Ибо мы верим в право других народов определять свою судьбу. Вполне естественно поэтому, что заявления о том, что вы будете бороться за полное торжество социализма во всем мире, вызывают у нашего народа страх, потому что в них видят угрозу.

Или возьмем вопрос о правах человека: степень, в которой вы, Советское правительство, выполняете обязательства, добровольно взятые на себя в Хельсинкском Заключительном акте, будет определять, насколько другие страны и другие народы будут доверять обязательствам, которые вы даете например, по контролю над вооружениями. Чем больше ваша готовность освободить узников совести и позволить тем, кто желает сделать это, свободно покинуть свою страну, и мы [конец стр. 4] приветствуем шаги, которые вы уже предприняли, тем большую готовность вы обнаружите на западе. верить в то, что мирные и дружественные отношения с Советским Союзом можно не только сохранить, но и расширить.

Точно так же, генеральный секретарь, готовность Советского Союза вывести свои армии из Афганистана в кратчайшие сроки, с тем чтобы афганский народ мог осуществить свое право на самоопределение, будет иметь решающее значение не только для будущего Афганистана, но и в решении того, как другие видят вас и доверяют ли они вам или боятся, и соответственно строят свои планы. Вы можете рассчитывать на нашу полную поддержку в реализации решения, которое позволит независимому и действительно неприсоединившемуся Афганистану жить в дружественных отношениях со всеми своими соседями.

Господин Генеральный секретарь, я считаю, что у нас есть уникальная возможность укрепить взаимопонимание и доверие между Востоком и Западом. Но как мы ожидаем, что вы судите о нас не только по тому, что мы говорим, но и по тому, что мы делаем, так и мы будем судить не по намерениям или обещаниям, а по делам и результатам.

Господин Генеральный секретарь, каждая нация имеет право на безопасность и чувство безопасности. Мы на Западе находим нашу безопасность в Атлантическом союзе, который связывает Европу с Соединенными Штатами. Это оборонительный союз. Мы никому не угрожаем. НАТО дало торжественное заверение в 1982, никакое наше оружие никогда не будет использовано, кроме как в ответ на нападение. Иногда делают ошибку, полагая, что Европу можно отделить от Соединенных Штатов. Но в фундаментальных принципах и в нашей решимости защищать наши демократические ценности мы неразделимы.

Именно из-за единства альянса НАТО и из-за наших надежд на большее доверие между Востоком и Западом мы готовы искать пути достижения безопасности [конец с.5] при более низких уровнях вооружений. Я не считаю, что есть смысл пытаться достичь этого одним прыжком. Имеет смысл подходить к этому шаг за шагом, но мы всегда должны помнить о влиянии каждого соглашения на нашу общую безопасность. Приоритеты теперь, безусловно, ясны для всех нас; промежуточное соглашение по ядерному оружию с ограничениями на системы меньшей дальности, 50%; сокращение американских и советских стратегических наступательных систем и запрет на химическое оружие во всем мире, и, конечно же, сокращение в этих областях повысит важность устранения неравенства в обычных вооруженных силах.

Правомерность такого поэтапного подхода Вы признаете, г-н Генеральный секретарь, в Вашем заявлении от 28 февраля, в котором Вы предложили заключить отдельное Соглашение о промежуточных ядерных силах, и я очень надеюсь, что такое соглашение может быть достигнутым. Но на каждом этапе переговоров мы должны обеспечить, чтобы каждая сторона пользовалась неущемленной безопасностью, и при принятии решения мы должны рассматривать весь спектр вооружений, а не какую-то одну категорию. Мы можем согласиться на ликвидацию ракет средней дальности в Европе, но мы также должны иметь ограничения на ракеты меньшей дальности, чтобы не допустить обхода этого соглашения, а следующим этапом должны стать дальнейшие переговоры по уменьшению дисбаланса систем меньшей дальности, поскольку Варшава Пакт имеет огромное превосходство девять к одному. Также должен быть достигнут реальный прогресс в переговорах о превосходстве Варшавского договора в обычных вооруженных силах. Вы сами недавно предложили, г-н Генеральный секретарь, что способ справиться с этим состоит не в том, чтобы тот, у кого меньше, увеличивал свои силы, а в том, чтобы тот, у кого больше, сокращал их. Я полностью согласен. Эти сокращения стратегических вооружений также должны быть в пределах досягаемости. [конец стр. 6]

Нет причин, по которым такие сокращения должны зависеть от ограничений исследовательской программы Соединенных Штатов в области стратегической обороны. Вы не можете остановить такие исследования, как не можете остановить поступательное движение науки в целом. Человек всегда будет стремиться раздвинуть границы познания, и мы знаем, что подобная работа ведется в Советском Союзе. Я не думаю, что когда-либо будет создана полная защита от стратегических ядерных вооружений, но мы не можем исключать возможность того, что оборона может внести ценный вклад в более стабильные отношения.

Как мы договорились с президентом Рейганом в Кэмп-Дэвиде в декабре 1984 года, цель любой системы стратегической обороны должна состоять в усилении, а не в подрыве сдерживающих факторов, в поддержании баланса, а не в достижении превосходства. Вот почему мы должны стараться не препятствовать исследованиям вплоть до установления их осуществимости, а управлять результатами этих исследований так, чтобы ни одна из сторон не чувствовала в них угрозы.

Уже согласовано, что любое развертывание должно быть предметом переговоров. Еще одним шагом к созданию доверия могло бы стать составление расписания с изложением запланированной исследовательской программы обеих сторон, подкрепленной обязательством не выходить из договора по ПРО в течение определенного периода времени. Это должно дать обеим сторонам достаточную уверенность в намерениях друг друга, чтобы можно было продолжить сокращение стратегических вооружений.

Нам также необходимо срочно договориться о запрете химического оружия. Хотя Великобритания отказалась от своего оружия в конце 1950-х годов, Советский Союз имеет огромное превосходство над Западом в этом оружии. Соглашения в этих областях с положениями о строгом контроле в каждом случае были бы весьма замечательным достижением, и нам следует сконцентрироваться на этом. [конец стр. 7] Я не думаю, что имеет практический смысл пытаться заглянуть за их пределы. Если мы слишком амбициозны, мы рискуем пожертвовать тем, чего можно достичь сейчас.

Дело в том, что ядерное оружие существует, и знания о том, как его сделать, невозможно стереть. Обычных вооружений никогда не было достаточно для сдерживания войны. Две мировые войны показали нам это. Они также показали нам, насколько ужасной может быть война даже с применением обычного оружия, однако ядерное оружие предотвратило не только ядерную войну, но и войну с обычным оружием в Европе. Мир без ядерного оружия может быть мечтой, но вы не можете построить надежную защиту на мечтах. Без гораздо большего доверия между Востоком и Западом, чем существует в настоящее время, мир без ядерного оружия был бы менее стабильным и более опасным для всех нас. Напомню вам несколько слов сэра Уинстона Черчилля: «Прежде всего будьте осторожны, — сказал он, — не выпускайте из рук атомное оружие, пока вы не будете уверены и более чем уверены, что другие средства сохранения мира находятся в ваших руках. ”

Вот почему правительство, которое я возглавляю, не откажется от безопасности, обеспечиваемой ядерным оружием для нашей страны и для альянса НАТО. Наши собственные ядерные силы останутся на минимальном уровне, необходимом для обеспечения собственной безопасности и обеспечения безопасности наших союзников. Они могут быть очень малы по сравнению с силами Советского Союза, но для нас они есть и останутся решающими.

Господин генеральный секретарь, я обращаюсь к вам с этими замечаниями не в воинственном духе, а в надежде, что благодаря ясным мыслям и откровенным высказываниям, а также в духе реализма и взаимопонимания мы сможем построить лучшие и более конструктивные отношения между нашими странах и тем самым внести свой вклад в более безопасный и мирный мир.

Господин Генеральный секретарь Я начал свою речь [конец стр. 8] с надежды, и надеждой хочу закончить. Я возлагаю большие надежды на дальнейшее развитие наших двусторонних отношений, завтра мы станем свидетелями подписания некоторых соглашений между нашими правительствами. В одном из них излагаются амбициозные новые идеи по улучшению общения между нашими двумя народами. Мы в Британии всегда восхищались вкладом вашей страны в европейскую культуру на протяжении веков. Этот вклад был основан на неограниченных контактах и ​​обменах по всей Европе. Я придаю очень большое значение их восстановлению. Мы хотели бы, чтобы еще больше вашей молодежи приехало в Великобританию, чтобы увидеть все своими глазами, и мы хотели бы послать больше наших в Советский Союз. Свободное перемещение людей и идей является неотъемлемой частью создания доверия.

Я возлагаю большие надежды, г-н Генеральный секретарь, на успех переговоров в Генаве и Вене о сокращении вооружений, и я возлагаю большие надежды на то, что важные события, происходящие в вашей стране, будут способствовать укреплению доверия между Востоком и Западом. У Шекспира есть знаменитый отрывок, в котором говорится о приливе в делах людей, который, если принять его во время потопа, ведет к богатству; возможно, г-н Генеральный секретарь, вы уже уловили эту волну, вы, безусловно, приступили к великому делу, и мы искренне желаем вам и вашему народу всего наилучшего.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *