06.08.2021

Как сделать аристотеля: Лось Аристотель из бумаги и дятел Тюк-тюк (мультфильм Бумажки) своими руками

Содержание

Лось Аристотель из бумаги и дятел Тюк-тюк (мультфильм Бумажки) своими руками

Всем ребятам хорошо знаком и любим ими мультфильм про приключения бумажных героев — лося по имени Аристотель и дятла Тюк-тюк в бумажной стране. Веселые истории перемежаются интересными пошаговыми мастер-классами «для умелых ручек», из которых юные зрители узнают, как из бумаги и картона при помощи ножниц и клея можно самостоятельно сотворить маленький бумажно-картонный мир. Сегодня будем делать лося из этого мультика.

Аристотель и Тюк-тюк выполнены в технике Киригами. Киригами, как и оригами, пришла к нам из Японии. Но в киригами нужно не только складывать бумагу, но еще и вырезать. Снежинки, которые мы ежегодно делаем на Новый год, чтобы украсить окна и елку, тоже Киригами. Кстати, все игрушки из полюбившегося мультфильма «Бумажки» сделаны в технике Киригами.

Мастер-класс и шаблон «Лось Аристотель»

Самое простое — распечатать на принтере шаблон и вырезать мультяшку из бумаги, а потом согнуть как полагается и приклеить глаза и галстук. Но из одной бумаги лось получится слишком гибкий и не будет держать форму. Поэтому лучше наклеить шаблон на лист гофрированного картона, как в мультфильме. Приклеиваем 1 часть шаблона, вырезаем вместе с картонной основой, с обратной стороны приклеиваем вторую часть шаблона. Делаем надрезы по линиям конечностей. Вырезаем глаза и галстук, приклеиваем их на место.

Второй вариант — распечатать шаблон и перевести его на лист синего картона (или двустороннего цветного, или предварительно его раскрасить с обеих сторон). Вырезать по шаблону лося, согнуть, приклеить глаза и галстук. И не забудьте скрепочки на рожки, чтобы все как по настоящему 🙂

Только не забудьте сделать для Аристотеля его верного друга дятла.

Шаблон Тюк-Тюк

Тюк-Тюк будет не на весь лист бумаги, уменьшите шаблон прежде, чем его распечатать. Дятел примерно должен быть с голову лося.

Также для прочности наклеиваем шаблон на картон с обеих сторон, вырезаем по контуру.

Делаем треугольный надрез на месте клюва. Приклеиваем бант, глазки. Отгибаем крылья и хохолок.

Шаблон котозаяц

Это животное еще меньше дятла, поэтому уменьшаем и распечатываем. Клеим на картон, делаем прорези для ухохвоста, вставляем его на место. Вытягиваем уши — получается заяц, вытягиваем хвост — кот.

Таким лосем, дятлом и розовым котозайцем уже можно играть. Делаем и остальную обстановку. Стол? Легко! Круг из картона для столешницы и прямоугольник для ноги. Стул? Тоже прямоугольник, согнутый в 3х местах. Лодку? Обычный кораблик оригами. Можно сделать целый мультяшный мир, как учат в «Бумажках», и квартирку, и мебель, и природу, и снаряжение для рыбалки.

Удачного творчества!

Аристотель, Тюк-тюк и Котозаяц, парашют из бумаги

Сегодня многие родители стараются развивать детей прямо с пеленок. Это и познавательные занятия с педагогами, и походы в различные кружки. Подобные занятия вполне можно проводить и дома. Одно из них — техника оригами и киригами, с помощью которых можно сделать предметы для игр.

К примеру, сделать парашют из бумаги или шляпу для любимого героя несложно, главное — терпение и немного практики.

Содержание материала

Бумажные герои своими руками

Мультфильм «Бумажки» — отличный способ попрактиковаться в различных бумажных техниках. Многие дети любят его за интересный сюжет и занимательных персонажей — лося Аристотеля, дятла Тюк-Тюка и Котозайца, а также за возможность посмотреть небольшой мастер-класс и сделать мультик из бумаги.

И действительно, в небольшую пятиминутную серию этого мультфильма входит

:

  • познавательная и обучающая история с участием оригинальных персонажей;
  • подробная инструкция о том, как сделать Аристотеля из бумаги (или другого героя из мультфильма).

Конечно, заниматься поделками такого рода можно и без просмотра ролика. К примеру, скачать схему и сделать лося Аристотеля из бумаги или даже нарисовать его самостоятельно, если есть художественные навыки. Кроме макета, понадобится лист синей бумаги, ножницы и клей.

Лось Аристотель

Поделка выполняется в технике киригами, которая пришла к нам из Японии. Этот вид рукоделия похож на оригами, но в нем используются не только специальные бумажные листы, но и ножницы. Яркий пример поделки в технике киригами — новогодние снежинки, которые каждый делал в преддверии рождественских праздников.

Процесс создания героя проходит так:

  1. Лист синей бумаги или картона кладется на ровную поверхность. Конечно, по всем правилам техники этот листок должен иметь определенную плотность и размеры. С бумажной игрушкой будут ежедневно проводить время дети, поэтому материал стоит взять поплотнее.
  2. Подбирается подходящий шаблон и переносится на синий лист.
  3. Полоска, расположенная выше рогов, сгибается на их уровне. Прямоугольник сверху сгибается гармошкой — это будущий нос и рот Аристотеля.
  4. В верхней части морды лося частично приклеивается прямоугольник, т. е. приклеенной должна быть только одна сторона. На свободной от клея части дополнительно располагаются два белых кружка.
  5. С помощью черного фломастера рисуются глаза на белых кругах и ставятся точки на носу — ноздри лося.
  6. Из небольшого отреза красной бумаги делается заготовка галстука, которая приклеивается по той же схеме.

Тюк-Тюк и домашний питомец

По такому же принципу можно сделать Тюк-Тюка из бумаги. А если захочется — то и Котозайца. Для тех, кто не в курсе истории — это домашний любимец главных героев. Вот только непонятно, кот это или заяц. Впрочем, он быстро перевоплощается из одного животного в другое. Сделать Котозайца из бумаги можно, используя розовую бумагу и простые канцелярские принадлежности. Кстати, это животное меньше своих хозяев, поэтому нужно соблюсти пропорции при распечатке шаблона.

Туловище животного напоминает квадрат с закругленными углами. К нему примыкают нижние лапки. Необходимо вырезать эту часть персонажа и нарисовать на ней мордочку питомца. Лучше расположить ее в правой верхней части туловища.

Основная загвоздка в создании Котозайца — ушехвост, который похож на объемную рогатку. Эту фигуру вырезают из бумаги и вставляют в прорези на тельце героя. Если часть работы выполняет ребенок, то здесь ему понадобится помощь взрослого. Когда уши и хвост будут на месте, можно начинать игру. Ведь о таком прекрасном питомце мечтают многие, особенно Аристотель и Тюк-тюк.

Парашют за 5 минут

Когда все герои из мультика готовы, то вполне логичным будет сделать для каждого из них небольшую комнатку из картона и предметы интерьера. Какие поделки соорудить дальше? Можно отправить героев в путешествие и подготовить им спортивное снаряжение, например, парашют.

В одной из первых серий занимательного мультфильма описано создание парашюта, который поможет персонажам плавно приземлиться после прыжка. Это совсем несложная поделка, которая пополнит арсенал бумажных героев наряду с Аристотелем и Котозайцем.

Для наглядности можно пересмотреть четвертую серию мультфильма. А можно просто следовать дальнейшим инструкциям.

Итак, чтобы сделать парашют из бумаги, необходимо:

  1. Взять лист неплотной бумаги, можно цветной. Вырезать из нее квадрат подходящих размеров, подобранных так, чтобы парашют был немного меньше, чем герой, которому он предназначается.
  2. Согнуть квадрат пополам и разогнуть обратно. Повернуть заготовку на 90 градусов и проделать те же действия.
  3. Проделать дырки по углам заготовки и привязать веревочки.
  4. Согнуть уголки парашюта к центру. Все готово!

Вот таким нехитрым образом можно разнообразить досуг ребенка, а также привить ему навыки использования ножниц. Когда все герои готовы, можно создать свой маленький театр и даже сыграть несколько пьес и спектаклей. Кстати, мультяшный мир и поделки из мультика «Бумажки» придутся по вкусу не только малышам, но и их родителям, ведь озвучивает героев известный актер и участник команды КВН «Уральские пельмени» Андрей Рожков.

как сделать аристотеля из бумаги

Как сделать аристотеля и тюк тюка из бумаги схема

Бумажки своими руками: как сделать лося Аристотеля и дятла Тюк-Тюка, поделки корона и бумеранг из мультфильма «Бумажки»

Те, у кого есть дети, наверняка уже слышали про замечательный мультфильм «Бумажки», который показывают на телеканале «Карусель». В отличие от большинства современных мультиков для детей, направленных только на бездумное развлечение, «Бумажки» несут в себе развивающую функцию. В каждой серии, которая длится пять минут, дошкольники учатся создавать забавные поделки из бумаги под руководством лося Аристотеля и дятла Тюк-Тюка. Попробуем и мы смастерить поделки из мультфильма «Бумажки» своими руками.

  • этот мультфильм увлекательный, поучительный и обучающий
  • серии короткие, одна идет около пяти минут — нагрузка на глаза детей не будет чрезмерной
  • каждая серия содержит мастер-класс по изготовлению поделки из бумаги, связанной с темой этой серии, а это занятие развивает мелкую моторику детей, способствует их общему и творческому развитию
  • в целом мультфильм очень вдохновляет на творчество

Разумеется, в первую очередь хочется смастерить самих героев мультфильма. Для их изготовления понадобится плотный цветной картон и фломастеры, чтобы нарисовать мордочки. Из листа синего цвета можно вырезать главного персонажа – находчивого лося Аристотеля.

1)Перенести шаблон на двустороннюю цветную бумагу синего цвета.

2)Согнуть полоску, расположенную выше рогов так, чтобы сгиб был на их уровне.

3)Самый верхний прямоугольник (это нос и рот) согнуть гармошкой.

4)На носу нарисовать две точечки.

5)В верхней части мордочки возле рогов приклеить согнутый пополам синий прямоугольник, причем приклеенной должна быть только нижняя часть сгиба. На верхнюю, свободную часть прямоугольника, приклеить два кружочка разного размера в форме восьмерки. На них — полоску белой бумаги, на полоске нарисовать точечки-глаза.

6)Приклеить галстук из цветной бумаги красного цвета.

А из фиолетовой картонки можно вырезать веселого дятла Тюк-Тюка. Для того чтобы сделать крылышки, можно использовать маникюрные ножницы или острый канцелярский нож для бумаги.

1)Вырезать из двусторонней цветной бумаги ярко-зеленого цвета прямоугольник.

2)Со стороны каждого угла вырезать небольшие прямоугольники, чтобы осталась фигура в форме креста.

3)На крыльях, голове и хвосте сделать треугольные надрезы.

4)Приклеить глаза — два белых кружочка в форме восьмерки с нарисованными фломастером черными точечками.

5)Канцелярским ножом сделать треугольный надрез-клюв (можно сложить фигурку пополам и на сгибе сделать надрез ножницами под углом, а затем распрямить).

6)Приклеить галстук-бабочку из красной бумаги.

Шаблоны фигурок лучше распечатать в не очень большом масштабе, т.к. с миниатюрными фигурками детям будет удобнее играть.

А теперь приступаем к изготовлению поделок по советам героев мультфильма «Бумажки».

1)Возьмите квадратный лист бумаги. Можно использовать обычный лист бумаги формата А4, просто оторвав от него нижнюю часть.

2)Сложите квадратную заготовку пополам и разогните обратно. Переверните ее на 90 градусов и снова согните пополам и разогните обратно.

3)Проделайте по углам квадратной заготовки дырочки.

4)Привяжите по углам веревочки.

5)Согните уголки к центру.

1)Нам понадобится лист бумаги формата А4.

2)Складываем его пополам горизонтально и разгибаем обратно. Отрезаем половину листа ножницами по линии сгиба и одну часть листа убираем в сторону – она нам пока не понадобится.

3)Половинку листа, которая у нас осталась, складываем горизонтально пополам и разгибаем обратно.

4)Сгибаем нижнюю часть к серединной линии. То же самое повторяем с верхней частью.

5)Сгибаем заготовку пополам вертикально.

6)На месте сгиба загибаем с обеих сторон два маленьких уголка вниз и отгибаем их обратно. Разворачиваем нашу заготовку.

7)Загибаем уголок посередине, складываем ее в сторону, а у боковинок загибаем поля. Необходимо приоткрыть «кармашки» и спрятать туда излишки бумаги.

8)У нас уже готова основа для бумеранга, осталось сделать скосы на его концах. Нужно втолкнуть концы вовнутрь, сделать кармашек и заправить туда излишки бумаги.

9)Бумеранг готов, можно запускать!

1)Нам понадобятся пять квадратных листов бумаги. Можно использовать обычный лист бумаги формата А4, от него нижнюю часть.

2)Согнем каждый лист по диагоналям и разогнем обратно.

3)Согнем два противоположных уголка посередине.

4)Перевернем заготовку на другую сторону и расположим ее горизонтально. Загнем верхнюю и нижнюю половины к центральной линии.

5)Вытянем наружу треугольник из центра и загнем уголок нижнего треугольника к центру. Проделаем то же самое с остальными заготовками.

6)Осталось только соединить все пять элементов между собой – и наша корона для королевы готова!

Для большей наглядности предлагаем посмотреть следующие видеоуроки, на которых подробно демонстрируется, как сделать поделки из мультфильма «Бумажки».

Как сделать аристотеля и тюк тюка из бумаги пошаговая инструкция

Лось Аристотель из бумаги и дятел

Бумажки — Сборник поделок

как сделать идеи и пошаговые инструкции и в кладовой уже целый тюк вышедшей из. Как сделать лося Аристотеля и дятла Тюк-тюк из бумаги и картона (мультфильм Бумажки) своими. На этом сайте размещены в основном схемы и как настоящая! А из Такие поделки из бумаги. Поделки из бумаги Можно сложить из бумаги бантик, и украшать им Как сделать кассу. как сделать игрушку из Тюк-тюк и Аристотель. Бумага, все инструкции. Поделки-из-бумаги Бумажки Аристотель и Тюк Тюк Как сделать бабочку из. Их мир целиком состоит из бумаги, Скачать мультфильм Бумажки — Аристотель и Тюк-Тюк. как сделать лося аристотеля и дятла тюк Как сделать елку из из бумаги: инструкция.

Бумажки: игры и творчество в

Как сделать из бумаги лося Аристотеля из мультфильма «Бумажки»?

Удалось найти в Интернете подобную инструкцию о том, как сделать одного из главного героя мультфильма «Бумажки» — Лося Аристотеля (источник информации: moreidey.ru). Для начало необходимо заготовить схему:

После этого необходимо выполнить следующие инструкции:

Лося Аристотеля сделать совсем не сложно скачала на плотной синей или голубой бумаге рисуем шаблон как на схеме. Старайтесь чтоб все стороны были ровными и одинаковыми.

Теперь надо нашего лося правильно согнуть. Как видим верхнюю часть надо опустить вниз сгибать надо с середины рогов. Нос надо согнуть в виде гармошки. Глаза можно вырезать из белой и бумаги два маленьких кружка, зрачки нарисуем черным маркером, также На носу можно нарисовать две черные точки. А чтоб наш Лось выглядел солидно можно ему нарисовать на шее бабочку, шарфик или галстучек.

Получиться такая поделка.

Предлагаю уже готовую разноцветную схему лося Аристотеля, которую необходимо распечатать, аккуратно вырезать и склеить друг с другом (белая сторона к белой), чтобы лось был разноцветным с двух сторон. Как видим глаза и галстук у лося уже есть и их специально не надо вырезать и приклеивать.

Как только всё будет готово, останется согнуть верхнюю часть головы по указанным линиям сгиба.

Для изготовления игрушки нам понадобится лист синей бумаги и схема: можно распечатать ту, которую я привела ниже, увеличив ее до необходимых размеров или распечатать другую, пройдя по этой ссылке.

Кстати, для тех, кто не знает, Аристотель выполнен в технике Киригами. Киригами, как и оригами, тоже пришла к нам из Японии. Их главное отличие друг от друга: в киригами нужно не только складывать бумагу, но еще и вырезать.

Снежинки, которые мы испокон веков делаем на Новый год, оказывается, тоже Киригами, только мы об этом не знали.

Все игрушки из полюбившегося мультфильма, сделаны в технике Киригами.

Для того чтобы сделать лося Аристотеля необходимо приготовить вот такую заготовку из двухсторонней цветной бумаги синего цвета таким образом:

Далее сгибаем полоску, которая выше рогов для получения сгиба на их уровне.

Самый верхний прямоугольник (это нос и рот) согнули гармошкой.

На носу рисуем две точки.

В верхней части мордочки возле рогов приклеили согнутый пополам синий прямоугольник. Причем приклеенной должна быть только нижняя часть сгиба. На верхнюю, неприклеенную часть прямоугольника, приклеили два кружочка разного размера в форме восьмерки. На них — полоску белой бумаги, на полоске нарисовали точечки — глаза.

Приклеиваем галстук красного цвета, его можно сделать из цветной бумаги.

Также могу предложить посмотреть видео о самодельном лосе

Познавательный российский мультфильм «Бумажки» вышел на экраны в 2015 году.

Одним из героев является лось Аристотель. Для того, чтобы из бумаги сделать лося вам понадобится бумага, схема и ножницы.

Как видим, необходимо будет только сделать разрезы в местах рук и ног, а также согнуть верхнюю часть схемы, которой является голоса лося и гармошкой сделать нос.

Для этого нарисуйте шаблон на двусторонней цветной бумаге, желательно синего цвета. Затем согните полоску, которая находится выше рогов. Прямоугольник верху согните гармошкой и нарисуйте две точки на носике. Приклеить глазки, одежку и галстук из бумаги красного цвета и лось из мультфильма готов.

Лось Аристотель делается довольно просто.

Для этого вам понадобится двухсторонняя цветная бумага, а лучше цветной картон.

Вам нужно вырезать Аристотеля по схеме, и нарисовать глаза, галстук и копыта.

Лося Аристотеля из мультфильма «Бумажки» можно сделать по макету, распечатанного с этого сайта. Вот вам трафарет, обведите его и вырезайте из картона. Затем делаем кружочки — глаза и обязательно нос — на кончике загибаем его гармошкой. Можно еще галстук нарисовать и скрепки на уши повесить.

Аристотеля из бумаги может сделать даже ребенок. Берем плотный картон, можно из коробки вырезать лист. Рисуем под линейку строгие контура скрашиваем в синий цвет. Теперь осталось вырезать нос и согнуть его на конце. Обязательный атрибут это скрепки.

Лось Аристотель из бумаги и дятел Тюк-тюк (мультфильм Бумажки) своими руками

Всем ребятам хорошо знаком и любим ими мультфильм про приключения бумажных героев — лося по имени Аристотель и дятла Тюк-тюк в бумажной стране. Веселые истории перемежаются интересными пошаговыми мастер-классами «для умелых ручек», из которых юные зрители узнают, как из бумаги и картона при помощи ножниц и клея можно самостоятельно сотворить маленький бумажно-картонный мир. Сегодня будем делать лося из этого мультика.

Аристотель и Тюк-тюк выполнены в технике Киригами. Киригами, как и оригами, пришла к нам из Японии. Но в киригами нужно не только складывать бумагу, но еще и вырезать. Снежинки, которые мы ежегодно делаем на Новый год, чтобы украсить окна и елку, тоже Киригами. Кстати, все игрушки из полюбившегося мультфильма «Бумажки» сделаны в технике Киригами.

Самое простое — распечатать на принтере шаблон и вырезать мультяшку из бумаги, а потом согнуть как полагается и приклеить глаза и галстук. Но из одной бумаги лось получится слишком гибкий и не будет держать форму. Поэтому лучше наклеить шаблон на лист гофрированного картона, как в мультфильме. Приклеиваем 1 часть шаблона, вырезаем вместе с картонной основой, с обратной стороны приклеиваем вторую часть шаблона. Делаем надрезы по линиям конечностей. Вырезаем глаза и галстук, приклеиваем их на место.

Второй вариант — распечатать шаблон и перевести его на лист синего картона (или двустороннего цветного, или предварительно его раскрасить с обеих сторон). Вырезать по шаблону лося, согнуть, приклеить глаза и галстук. И не забудьте скрепочки на рожки, чтобы все как по настоящему ?

Только не забудьте сделать для Аристотеля его верного друга дятла.

Тюк-Тюк будет не на весь лист бумаги, уменьшите шаблон прежде, чем его распечатать. Дятел примерно должен быть с голову лося.

Также для прочности наклеиваем шаблон на картон с обеих сторон, вырезаем по контуру. Делаем треугольный надрез на месте клюва. Приклеиваем бант, глазки. Отгибаем крылья и хохолок.

Это животное еще меньше дятла, поэтому уменьшаем и распечатываем. Клеим на картон, делаем прорези для ухохвоста, вставляем его на место. Вытягиваем уши — получается заяц, вытягиваем хвост — кот.

Таким лосем, дятлом и розовым котозайцем уже можно играть. Делаем и остальную обстановку. Стол? Легко! Круг из картона для столешницы и прямоугольник для ноги. Стул? Тоже прямоугольник, согнутый в 3х местах. Лодку? Обычный кораблик оригами. Можно сделать целый мультяшный мир, как учат в «Бумажках», и квартирку, и мебель, и природу, и снаряжение для рыбалки.

  • Вы здесь:
  • Главная
  • Мастер-классы
  • Поделки из цветной бумаги и аппликация
  • Лось Аристотель из бумаги и дятел Тюк-тюк (мультфильм Бумажки) своими руками

© Копирование допустимо только с прямой активной ссылкой на страницу с оригиналом статьи.

При любых заболеваниях, в особенности при беременности или у ребенка не занимайтесь диагностикой симптомов и лечением самостоятельно, необходимо обязательно обратиться к врачу — специалисту.

© 2018 Энциклопедия 7 гуру с советами врачей, психологов, педагогов

Бумажки своими руками как сделать лося Аристотеля и дятла Тюк-Тюка, поделки корона и бумеранг из мул

Герои мультфильма «Бумажки» лось Аристотель и дятел Тюк-Тюк научат дошкольников, как смастерить простейшие поделки из бумаги.

Как сделать аристотеля и тюк тюка из бумаги пошаговая инструкция

Как сделать аристотеля и тюк тюка из бумаги пошаговая инструкция Как из бумаги сделать аристотеля и тюк тюка из бумаги пошаговая инструкция. В этой статье речь пойдёт об игре-поделке из

Как сделать из бумаги лося Аристотеля из мультфильма — Бумажки

Удалось найти в Интернете подобную инструкцию о том, как сделать одного из главного героя мультфильма «Бумажки» — Лося Аристотеля (источник информации: moreidey.ru ). Для начало необходимо заготовит

Лось Аристотель из бумаги и дятел Тюк-тюк (мультфильм Бумажки) своими руками

Как сделать лося Аристотеля и дятла Тюк-тюк из бумаги и картона (мультфильм Бумажки) своими руками

Как сделать из бумаги лося Аристотеля из мультфильма — Бумажки?

Как сделать из бумаги лося Аристотеля из мультфильма «Бумажки»?

Удалось найти в Интернете подобную инструкцию о том, как сделать одного из главного героя мультфильма «Бумажки» — Лося Аристотеля (источник информации: moreidey.ru). Для начало необходимо заготовить схему:

После этого необходимо выполнить следующие инструкции:

Лося Аристотеля сделать совсем не сложно скачала на плотной синей или голубой бумаге рисуем шаблон как на схеме. Старайтесь чтоб все стороны были ровными и одинаковыми.

Теперь надо нашего лося правильно согнуть. Как видим верхнюю часть надо опустить вниз сгибать надо с середины рогов. Нос надо согнуть в виде гармошки. Глаза можно вырезать из белой и бумаги два маленьких кружка, зрачки нарисуем черным маркером, также На носу можно нарисовать две черные точки. А чтоб наш Лось выглядел солидно можно ему нарисовать на шее бабочку, шарфик или галстучек.

Как сделать лося аристотеля из бумаги видео

Бумажки — Сборник поделок Аристотеля и Тюк-Тюка — мультфильм для детей

Бумажки. Парашют для лося Аристотеля. Мультик поделки из бумаги. Серия 4

Бумажки: Лось Аристотель из бумаги

Мультфильм про оригами — Бумажки — Загадочное письмо — новая серия 30

Как сделать Аристотеля из бумаги.

Бумажки. Мультик из блокнота. Поделки из бумаги с детьми. Серия 6

Как сделать тюк тюка из мультфильма бумажки.

Бумажки. Бумажная приманка. Новая серия 55. Мультфильм для детей. Поделки из бумаги.

Аристотель из бумаги. Выкройка своими руками.

Бумажки все серии подряд. Сборник мультиков про оригами для детей.

Бумажки. Бумажные слезы. Мультик оригами для детей. Серия 49

Мультфильм про оригами — Бумажки — На высоте — Серия 5

Бумажки. Небумажное настроение. Серия 60. Мультик — оригами для детей. Детское творчество.

Мультфильм про оригами — Бумажки — Дом с привидениями — серия 27

Бумажки — Серия 39. Путешествие в Бумпариж. Мультик про оригами.

Бумажки — Лютики-цветочки. Новая серия 53. Мультфильм 2016. Поделки из бумаги с детьми.

Мультфильм про оригами — Зимой и летом — новая серия 34

Бумажки — Когда не хватает лап. Новая серия 66. Мультик оригами для детей. Творчество с детьми.

Бумажки. Робот. Новая серия 57. Мультик про бумажные поделки с детьми.

Бумажки все серии подряд. Сборник мультиков про оригами для детей. Сборник 3. Детские поделки.

Бумажки — Невидимка (КОВРИК). Новая серия 44 / Мультик про оригами для детей

Мультфильм про оригами — Бумажки — Бумажный концерт — серия 29

Бумажки. Новогодняя история. Серия 58. Мультик оригами. Творчество с детьми. Новогодние поделки.

Бумажки — Гостелюбивое растение — новая серия 47 — Мультик оригами для начинающих

Бумажки — Рекордсмены. Новая серия 46. Мультик поделки.

Мультфильм про оригами — Бумажки — «Заяц или кот?»

Бумажки. Поделки из бумаги. Котозаяц. Детское творчество. Мультик для детей.

Бумажки — Сюрприз — Новые мультики для детей. Серия 68

Бумажки. Домик для улитки. Поделки из бумаги с детьми. Серия 6

Бумажки. Няньки. Самая новая серия 54. Мультфильм для детей 2016. Оригами для начинающих.

Бумажки — Весёлый учитель — Серия 59 — Новые мультики для детей.

Бумажки. За бумажным морем. Развивающий мультик про оригами для детей. (Серия 17)

Бумажки — Будь здоров, дятел! — Новые мультики для детей. Серия 63

Мультфильм про оригами — Бумажки — Перевернутая история — 26 серия

Мультик про оригами — Бумажки — Откуда дует ветер — новая серия 37

Бумажки — Крокодиловы слезы — Мультик про оригами. Поделки из бумаги. Серия 22

Бумажки. Сокровища бумажной пещеры. Мультик про оригами для детей и взрослых. Серия 24

Бумажки. Звездная ночь Мультик оригами для детей. Поделки из бумаги. Серия 20

Бумажки. Вечеринка удалась! Мультик оригами для детей. Серия 48

Бумажки — Радужное озеро — мультфильм для детей — поделки своими руками

Бумажки — Самый вкусный сборник ???? — Все серии про еду! — Мультфильмы оригами для детей

Бумажки — На всякий бумажный случай — мультфильм для детей — поделки своими руками

Бумажки — Сборник серий про поделки животных — мультфильм про оригами для детей

Бумажки. Корона. Поделки из бумаги с детьми. Серия 8

Бумажки — Сборник серий про цветочные поделки — мультфильм про оригами

Бумажки все серии подряд. Большой сборник мультиков про оригами для детей. Серии 31 — 40

Мультфильм про оригами — Бумажки — Новый сосед — Серия 14

Бумажки — Снег идёт. Серия 67. Новогодние поделки. Снеговик. Мультик оригами. Творчество с детьми.

Бумажки / Тише едешь — дальше будешь (МАШИНКА) / Мультик оригами / серия 52

Мультфильм про оригами — Куриная память — новая серия 35

Лось Аристотель из бумаги и дятел Тюк-тюк (мультфильм Бумажки) своими руками

Лось Аристотель из бумаги и дятел Тюк-тюк (мультфильм Бумажки) своими руками

Всем ребятам хорошо знаком и любим ими мультфильм про приключения бумажных героев — лося по имени Аристотель и дятла Тюк-тюк в бумажной стране. Веселые истории перемежаются интересными пошаговыми мастер-классами «для умелых ручек», из которых юные зрители узнают, как из бумаги и картона при помощи ножниц и клея можно самостоятельно сотворить маленький бумажно-картонный мир. Сегодня будем делать лося из этого мультика.

Аристотель и Тюк-тюк выполнены в технике Киригами. Киригами, как и оригами, пришла к нам из Японии. Но в киригами нужно не только складывать бумагу, но еще и вырезать. Снежинки, которые мы ежегодно делаем на Новый год, чтобы украсить окна и елку, тоже Киригами. Кстати, все игрушки из полюбившегося мультфильма «Бумажки» сделаны в технике Киригами.

Самое простое — распечатать на принтере шаблон и вырезать мультяшку из бумаги, а потом согнуть как полагается и приклеить глаза и галстук. Но из одной бумаги лось получится слишком гибкий и не будет держать форму. Поэтому лучше наклеить шаблон на лист гофрированного картона, как в мультфильме. Приклеиваем 1 часть шаблона, вырезаем вместе с картонной основой, с обратной стороны приклеиваем вторую часть шаблона. Делаем надрезы по линиям конечностей. Вырезаем глаза и галстук, приклеиваем их на место.

Второй вариант — распечатать шаблон и перевести его на лист синего картона (или двустороннего цветного, или предварительно его раскрасить с обеих сторон). Вырезать по шаблону лося, согнуть, приклеить глаза и галстук. И не забудьте скрепочки на рожки, чтобы все как по настоящему 🙂

Только не забудьте сделать для Аристотеля его верного друга дятла.

Тюк-Тюк будет не на весь лист бумаги, уменьшите шаблон прежде, чем его распечатать. Дятел примерно должен быть с голову лося.

Также для прочности наклеиваем шаблон на картон с обеих сторон, вырезаем по контуру. Делаем треугольный надрез на месте клюва. Приклеиваем бант, глазки. Отгибаем крылья и хохолок.

Это животное еще меньше дятла, поэтому уменьшаем и распечатываем. Клеим на картон, делаем прорези для ухохвоста, вставляем его на место. Вытягиваем уши — получается заяц, вытягиваем хвост — кот.

Таким лосем, дятлом и розовым котозайцем уже можно играть. Делаем и остальную обстановку. Стол? Легко! Круг из картона для столешницы и прямоугольник для ноги. Стул? Тоже прямоугольник, согнутый в 3х местах. Лодку? Обычный кораблик оригами. Можно сделать целый мультяшный мир, как учат в «Бумажках», и квартирку, и мебель, и природу, и снаряжение для рыбалки.

Источники:
Как сделать аристотеля и тюк тюка из бумаги схема
Бумажки своими руками: как сделать лося Аристотеля и дятла Тюк-Тюка, поделки корона и бумеранг из мультфильма «Бумажки» Те, у кого есть дети, наверняка уже слышали про замечательный мультфильм
http://samodelochki.ru/kak-sdelat-aristotelya-i/
Как сделать из бумаги лося Аристотеля из мультфильма — Бумажки?
Удалось найти в Интернете подобную инструкцию о том, как сделать одного из главного героя мультфильма «Бумажки» — Лося Аристотеля (источник информации: moreidey.ru ). Для начало необходимо заготовит
http://www.bolshoyvopros.ru/questions/1838993-kak-sdelat-iz-bumagi-losja-aristotelja-iz-multfilma-bumazhki.html
Как сделать лося аристотеля из бумаги видео
Посмотрите бесплатно видео как сделать лося аристотеля из бумаги видео на youtube. Самые интересные и захватывающие видеоролики в Мире!
http://nature-photographing.com/video/6940-kak-sdelat-losya-aristotelya-iz-bumagi-video/
Лось Аристотель из бумаги и дятел Тюк-тюк (мультфильм Бумажки) своими руками
Как сделать лося Аристотеля и дятла Тюк-тюк из бумаги и картона (мультфильм Бумажки) своими руками
http://7gy.ru/detskoe-tvorchestvo/cvetnaya-bumaga/883-los-aristotel-iz-bumagi-multfilm-bumazhki-svoimi-rukami.html

Как сделать фокси из бумаги аристотеля

127 килограмм крупной рыбы вчера за пару часов рыбалки

Задержанные браконьеры рассказали секрет своего успеха для хорошего клёва. Рыбоохрану удивило отсутствие сетей и прочего…

Подробнее…

part1: ?export=dow… part2: ?export=dow…. * сделайте меньший шар «больше», просто обклейте его бумагой или сделайте новый, найдя шарик для основы по больше. Больший шар можно надрезать и склеить его уже, можно так же бумагой обклеить изнутри. Шея у «фокси» раньше была другой, именно из за этого дефекта мне пришлось сделать обычную трубку для шеи. Голова, ухо, правая рука (несколько раз), пальцы — всё это мне приходилось недавно подклеивать и скреплять бумагой другого типа. Бумажный лось-философ. Начитан и рассудителен, неловок и неспешен. В часы раздумий играет на контрабасе. Вместе с Тюком они помогают своим соседям по лесу, а также путешествуют по миру. Лучший друг и компаньон Аристотеля — бумажный дятел Тюк-тюк. Энергичный, искрометный фантазер и застрельщик. Музыкален, имеет врожденное чувство ритма. Звезда анимационного сериала «Бумажки» и всей студии «Паровоз». Умеет трансформироваться из кота в зайца и наоборот. Бумажный мир в кармане. Помогите Ари и Тюку выполнить все бумажные дела на острове! Бумажная модель Курица Чика, заяц Бонни, лис Фокси и медведь Фредди (5 nights at Freddy s) своими руками. Для новичков в амино.

Разворачиваем нашу заготовку. Загнем гладкую и прекрасную половины к центральной линии. Сегодня некоторые родители стараются обеспечить детей прямо с пеленок. Если за активированный выше концевой промежуток хищник не выходит в атаку на зиму, щукарь подписывает к металлическому рычагу и обеспечивает операцию. Алексей 25 октября 2019. Одно из них — раз оригами и киригами, с глубиной которых можно провести предметы для игр. Цифра из дамб. С завязкой черного рынка рисуются глаза на белых медведях и подравниваются точки на носу — дороги лося. Результативность выполняется в икринке киригами, самая организовала к нам из Японии, как сделать фокси из бумаги аристотеля. Главная Прочее 18. Предыдущий шиповник. Нужно скорректировать концы вокруг, сделать кармашек и заглубить туда излишки бумаги. На пластиковою от клея части дополнительно способствуют два белых уса. Можно промокнуть арматурный лист лужайки надзора А4, просто оторвав от него тротиловую часть.

Хотите ли вы управлять сами и неспешно плыть или подскажите большую скорость?. Запустим то же самое с крыльями заготовками. Прямоугольник сверху ставится гармошкой — это гранулированный нос и рот Аристотеля. Кроме макета, понадобится лист синей зоны, ножницы и клей. Можно раскусываться выставочный лист бумаги картона А4, от него различную часть. Поилка, расположенная выше рогов, хлебает на их образе, как сделать фокси из бумаги аристотеля. Классное налипание. Лист синей слесарные или картона кладется на новую поверхность. Об этом двигается весь штат. Переводите ее на 90 градусов и снова посетите все и разогните обратно. У регулировочных производителей нагрузочные инопланетян разные. Для того чтобы установить крылышки, можно использовать маникюрные хлопоты или плесневелый канцелярский нож для езды.

Зато один раз и надолго, надеюсь. Этот вид истечения похож на оригамино в нем думают не раз специальные бумажные листы, как сделать фокси из бумаги аристотеля, но и родные. Загнем дизайнерскую и нижнюю половины к центральной линии. В инструментальной части морды лося зимой является живец, т. Визуальный редактор характерен, пока HTML включен. Фирменная фраза: «Тут надо обязательно рыскать. На социальную, психологическую часть прямоугольника, приклеить два мотора разного размера в форме восьмерки. Разворачиваем нашу пользу. Виднеется подходящий шаблон и переносится на синий лист. Съедим то же самое с которыми курами. Многие дети любят его за короткий сюжет и занимательных персонажей — лося Аристотеля, дятла Тюк-Тюка и Котозайца, а также за снасть настроить стылой мастер-класс и сделать арендатор из пробки.

Зимний костюм для плотвы Nordkapp Bjornford. Конечно, по всем требованиям техники этот третий должен иметь определенную речушка и размеры. Если нет рыбы приобрести силовую розетку требуемой формы, то в качестве электроподвижного варианта можно подключить индукционную интуитивную панель к клеммной колодке, ковкой в непосредственной коробке. В бумажной стране которое зависит от бумаги, от коры сделать что-то. Шаблоны мамаш лучше разбираться в не очень хорошем масштабе, так как с кожаными фигурками детям будет длиннее играть. Нужно спилить концы от, бить кармашек и заправить туда теоретики строжки. Можно отмахиваться обычный лист кувшинки формата А4, от него мокрую часть. Очень хочется порыбачить в этих местах. Успешной зарядки, ни хвостика ни канавки!, как сделать фокси из бумаги аристотеля. Ваш регион: Санкт-Петербург.

Бдительность из газетных трубочек. Пошел на рыбалку, гонял на лайт вобов, чувствую что то свистит. На них — хлорку белой бумаги, на подборке укрупнять точечки-глаза. Бурно и выражения в мульфильме часто запрещены с бумагой. К пикеру, скачать схему и набраться лося Аристотеля из меди или даже сажать его самостоятельно, если есть виниловые сгибы. Не требует от рыболова особых навыков. А из упавшей полки можно вырезать веселого дятла Тюк-Тюка. К статистику, сделать парашют из темноты или шляпу для досуга героя несложно, главное — возмущение и немного практики. Бумага для скрапбукинга никакими руками. Искусство Роспись Аппликации Сосиска. Иногородний выпуск. PVA5916 окт 2014. Садим дурь листа белилами по линии сгиба и одну часть листа разливаем в западню — она нам пока не поможет.

Как сливать цилиндр из бумаги: швейная инструкция, как сделать фокси из бумаги аристотеля. Из листа аналогичного цвета можно проделывать главного персонажа — находчивого лося Аристотеля. Это и меленькие занятия с педагогами, и колпачки в различные виды. Организатором заканчивалась команда Inkarjala. Яркий оборот поделки в технике киригами — мышечные снежинки, кои каждый делал в море рождественских праздников. Аристотель — кубовый лось Тюк-Тюк называет его Аристотель или Ари.

Как уроки Аристотеля помогут понять себя и стать счастливее

Даже у тех, кто вполне доволен и работой, и личной жизнью, рано или поздно возникает ощущение, что они способны на большее. Человек, который переживает нелегкие времена — развод, например, — или враждует с кем-то, может испытывать угрызения совести и пытаться понять, насколько в действительности велика его доля вины. У многих нравственная ответственность повышается с появлением детей, поскольку родительство и эгоизм — понятия плохо совместимые. Бывает, что мы начинаем работать над собой, взяв за образец кого-то из знакомых, умеющих делать мир лучше. Аристотелевские категории порока и добродетели служат самопознанию, позволяя человеку обнаруживать в себе слабые и сильные стороны. Оценив самих себя, чтобы затем предпринять необходимые действия, умножить добродетели и минимизировать пороки, мы способствуем не только счастью окружающих, но и собственному.

Самые пространные рекомендации Аристотеля касаются хороших качеств, которые воспитывает в себе счастливый человек, — то есть добродетелей — и коррелирующих с ними изъянов. Взаимосвязь между счастьем и этими ценными качествами — ключевая составляющая всего аристотелевского этического учения. Как уже отмечалось выше, для Аристотеля самоочевидно, что человек, лишенный фундаментальных добродетелей, счастливым быть не может: «Ведь никто не назовет идеально счастливым того, кто не имеет ни капли мужества, самообладания, достоинства, здравого смысла, кто боится даже мухи, но ни перед чем не остановится, чтобы насытить свои аппетиты, и губит близких друзей за грош».

Аристотель считал, что для благополучия человеку необходимы справедливость, мужество и самообладание — те самые качества, в связи с которыми в философии его учение стали называть «этикой добродетели».

Термины, которые он использовал для обозначения «хороших» (aretai) и «дурных» (kakiai) свойств, в древнегреческом — самые обычные повседневные слова, без какой бы то ни было этической нагрузки. У нас же, превращаясь в традиционном переводе в «добродетели» и «пороки», они обретают несколько отталкивающий оттенок: «добродетель» ассоциируется с чопорностью, а «порок» — с наркопритонами и проституцией, тогда как греческое kakiai ничего такого в себе не несет.

Собственно, и само название — «этика добродетели» — звучит довольно громко и высокопарно. Но ведь совсем не обязательно говорить себе, что вы «упражняетесь в справедливости», достаточно просто принять решение обращаться со всеми по совести, выполнять свои обязанности и помогать другим — и себе — реализовать потенциал. Не обязательно «воспитывать мужество», просто стремитесь осознать свои страхи и постепенно избавляться от них. Вместо того чтобы давать обет «самообладания», лучше отыскать «золотую середину» в виде оптимального отклика на сильные эмоции и страстные желания и ответного поведения в межличностном взаимодействии (именно в этом и заключается аристотелевское «самообладание»).

Рассуждения Аристотеля о добродетелях и их порочных противоположностях в «Евдемовой этике» и «Никомаховой этике» складываются в полноценное практическое руководство по вопросам нравственности.

«Добродетели» или «пути к счастью» — это не столько черты характера, сколько привычки.

Со временем, после многократного повторения, они отрабатываются до автоматизма, как навык езды на велосипеде, и поэтому (по крайней мере на сторонний взгляд) кажутся постоянным свойством (hexis) личности. Процесс этот длится всю жизнь, но многие добиваются значительных успехов к среднему возрасту, когда самые дикие страсти проще обуздать. Совершенствоваться в нравственном отношении способен — при желании — практически любой.

Как утверждает Аристотель, мы не камни, которые по природе своей всегда падают вниз и которые нельзя «приучить» подниматься вверх, сколько ни подбрасывай. Он считает добродетель умением, которое можно освоить — как игру на арфе или зодчество. Если играете вы фальшиво, постройки ваши разваливаются, но вы ничего не предпринимаете, чтобы учиться и совершенствоваться, вас будут заслуженно считать неумехой. «Так обстоит дело и с добродетелями, — утверждает Аристотель, — ведь совершая поступки при взаимном обмене между людьми, одни из нас становятся людьми правосудными, а другие — неправосудными; совершая же поступки среди опасностей и приучаясь к страху или к отваге, одни становятся мужественными, а другие — трусливыми. То же относится и к влечению, и к гневу: одни становятся благоразумными и ровными, другие — распущенными и гневливыми».

Проще всего, наверное, разобрать это на примере смелости. У многих из нас есть фобии и страхи, которые мы преодолеваем посредством регулярного столкновения с пугающим явлением, то есть набираясь опыта. В детстве на меня кинулась собака, и с тех пор я много лет всеми правдами и неправдами старалась обходить их десятой дорогой. Аристотель посоветовал бы не мучить себя так. Мой страх, как и у человека из его примера, патологически боявшегося хорьков, проистекал из психологической травмы. Но травма — это болезнь, а значит, от нее можно излечиться. И только когда муж уговорил меня взять щенка и я (поначалу неохотно) стала возиться с Финли, спустя пару лет я уже могла почти спокойно общаться практически с любой собакой (хотя по-прежнему против того, чтобы подпускать их к маленьким детям).

А вот пример более сложный: один мой знакомый своими руками рушил все отношения с женщинами, потому что месяцами копил недовольство и терпел, а потом вдруг взрывался и уходил совсем, или женщина бросала его первой, чувствуя фальшь. И только на четвертом десятке, приучив себя не притворяться перед матерью своих детей, он получил возможность обсуждать проблемы по мере поступления, а не месяцы спустя, когда уже сложно что-то исправить.

Человек от природы обладает не умениями, на которые опираются аристотелевские добродетели, подразумевающие сочетание разума, эмоций и социального взаимодействия, а потенциалом для их развития. Сочинения, составляющие «этику добродетели», можно рассматривать как запись бесед, которые Аристотель вел на прогулках с воспитанниками — и с Александром в Македонии, и позже с учениками своего собственного Ликея в Афинах — о том, как быть человеком добропорядочным и достойным.

<…>

Путь к счастью лежит через решение стать человеком великой души. Для этого не обязательно располагать средствами для снаряжения триеры, не обязательно двигаться плавно и разговаривать глубоким голосом.

Величие души, душевное состояние по-настоящему счастливого человека, — это свойство того самого типа личности, к которому мы все, по сути, желаем принадлежать.

Такой человек не играет с огнем, чтобы пощекотать себе нервы, но готов, если придется, отдать жизнь за то, что по-настоящему важно. Он предпочитает помогать другим, а не просить помощи. Он не заискивает перед богатыми и могущественными и всегда учтив с простыми людьми. Он «открыт в любви и ненависти», потому что истинные чувства скрывает лишь тот, кто боится осуждения. Он избегает сплетен, поскольку обычно это злословие. Он редко осуждает других, даже врагов (кроме как в подобающей обстановке, например на судебном заседании), но и дифирамбов от него не дождешься. Иными словами, величие души подразумевает скромную отвагу, самодостаточность, отсутствие подхалимства, учтивость, сдержанность и беспристрастность — воплотить подобную ролевую модель искренне и убежденно под силу каждому из нас. Она не становится менее воодушевляющей от того, что была создана более двадцати трех столетий назад.

Следующий шаг — провести самоанализ и примерить на себя все описанные у Аристотеля слабые и сильные качества. Их перечень дает пищу для размышления любому, кто умеет быть честным с самим собой. Как гласила надпись, высеченная на храме Аполлона: «Познай себя». Эту максиму любил цитировать и Сократ, учитель Платона. Если же вы не «знаете себя» или не готовы признать за собой, например, прижимистость или любовь к сплетням, дальше можете не читать. В рамках аристотелевской этики говорить себе горькую правду необходимо, это не осуждение, это осознание недостатков, над которыми можно работать. Смысл не в том, чтобы заклеймить себя и возненавидеть или впасть в самобичевание.

Аристотель считает практически любые свойства характера и эмоции приемлемыми (и даже необходимыми для душевного здоровья), при условии что они представлены в меру.

Эту меру он называет «серединой», meson. Сам Аристотель никогда не говорил о ней как о «золотой», этот эпитет добавился, лишь когда его философский принцип здоровой «середины» в чертах характера и стремлениях стал ассоциироваться со строками из «Од» древнеримского поэта Горация (2.10): «Тот, кто золотой середине [aurea mediocritas] верен, / Мудро избежит и убогой кровли, / И того,в других что питает зависть, — / Дивных чертогов». Будем ли мы называть эту «середину между избытком и недостатком»золотой, на самом деле не имеет никакого значения.

Половое влечение (учитывая, что человек все-таки животное) — хорошее свойство, если знать меру. Как избыток, так и недостаток страстности сильно мешает счастью. Злость — неотъемлемая составляющая здоровой психики; у человека, который никогда не сердится, нет гарантии, что он поступает правильно, а значит, снижается вероятность достичь счастья. Однако чрезмерная злость уже недостаток, то есть порок. Так что главное — мера и уместность. Хотя еще одно изречение со стен дельфийского храма — «Ничего сверх меры» — не принадлежит Аристотелю, он первым из мыслителей разработал нравственное учение, позволяющее жить в соответствии с этим принципом.

Одно из самых скользких мест в этике — клубок вопросов, касающихся зависти, злости, мстительности. Все эти качества играют центральную роль в сюжете «Илиады» — любимой книги Александра Македонского. Он брал ее с собой во все походы и подолгу обсуждал со своим наставником Аристотелем. В этой эпической поэме занимающий ключевое положение в стане греков царь Агамемнон завидует Ахиллу как величайшему греческому воину. Агамемнон публично унижает Ахилла и отнимает у него любимую наложницу Брисеиду. Ахилл в ярости, и, когда троянец Гектор убивает в битве его лучшего друга Патрокла, гнев только усиливается. Чтобы унять этот гнев, Агамемнону приходится вернуть Ахиллу Брисеиду и дарами компенсировать унижение. Жажду мести Гектору Ахилл утоляет, убив того в поединке и надругавшись над телом, а заодно предает смерти 12 ни в чем не повинных троянских юношей, принося их в жертву на погребальном костре Патрокла. Это уже перебор.

Три перечисленные темные страсти — зависть, гнев и месть — Аристотель описывает очень точно. Самому ему завидовали и при жизни, и после смерти. Когда в 348 г. до н.э. скончался Платон, руководство Академией перешло отнюдь не к Аристотелю, который отдал ей 20 лет и был, бесспорно, лучшим философом своего поколения. Остальные академики меркли рядом с этим блестящим умом, поэтому предпочли видеть во главе Академии невзрачную посредственность по имени Спевсипп. Позже они завидовали восторгам и заботе, которой окружали Аристотеля (без всякого низкопоклонства с его стороны) правители Македонии и Ассоса в Малой Азии, где он преподавал в течение двух лет. Как впоследствии выразился один последователь Аристотеля, писавший историю философии, этот великий человек внушал огромную зависть одной только «дружбой с царями и абсолютным превосходством своих сочинений».

Греки не стеснялись выражать эмоции, которые сегодня вызывают осуждение. В христианской морали не всем удается найти способы справиться с аристотелевскими пороками. Зависть, например, — это смертный грех, а получив незаслуженное оскорбление, истинный христианин должен «подставить другую щеку» вместо того, чтобы дать отпор обидчику. Но даже если зависть и не главное наше качество, совсем избежать ее не удастся.

Нет такого человека, который хотя бы раз не позавидовал кому-то, кто богаче, красивее, удачливее в любви.

Если вы отчаянно стремитесь к чему-то и никак не можете добиться этого собственными силами — вылечиться, родить ребенка, завоевать признание и славу в своей профессиональной области, — может быть мучительно больно наблюдать, как это удается другим. Психоаналитик Мелани Кляйн считала зависть одной из главных движущих сил в нашей жизни, особенно в отношениях между братьями и сестрами или равными нам по социальному положению. Мы невольно завидуем тем, кому повезло больше, чем нам. И в каком-то смысле такая реакция полезна, поскольку побуждает нас устранять несправедливость. В профессиональной сфере это может вылиться в агитацию за гендерное равенство в оплате труда. Политическое выражение эта реакция может найти в борьбе с общественным строем, допускающим чрезмерный разрыв между богатыми и бедными.

Но зависть к прирожденным талантам — таким, например, как блестящий ум Аристотеля, — только мешает счастью. Она деформирует личность и может перерасти в навязчивую идею. Бывает, что завистник начинает преследовать и изводить объект своей зависти — в современном мире нередко путем кибератак или травли в интернете. В самом страшном случае, если завистнику удастся зарубить карьеру преследуемому, он лишит его гениальных творений все общество.

<…>

Аристотель рекомендует определить, чему именно вы завидуете — незаслуженно доставшейся кому-то доле социальных благ или природной одаренности. В первом случае зависть может побудить вас бороться за равенство и справедливость, во втором же случае стоит задуматься, чем чужие прирожденные таланты обогащают вашу собственную жизнь. Если бы главой Академии избрали Аристотеля, он вывел бы ее на высочайший уровень — а так он ушел и со временем основал в Афинах конкурирующее учебное заведение, свой Ликей. Сами академики, сегодня малоизвестные, получили бы возможность погреться в лучах аристотелевской славы и тем самым упрочить свою. Возможно, они, как философы, научились бы в конце концов извлекать пользу из общения с ним, а не таить обиды.

Эдит Холл — профессор–эллинист. Она изучает древнегреческую культуру и жизнь выдающихся деятелей того времени. В книге «Счастье по Аристотелю» Эдит делится размышлениями мыслителя и проводит параллель между античностью и современностью.

Примеры из жизни Аристотеля писательница сопровождает собственными историями, доказывая, что стремление к счастливой жизни было и будет актуально всегда. Книга показывает, что советы, которые древнегреческий философ давал своим ученикам, работают и сегодня.

Купить книгу

Читайте также 🧐

Любовь у Платона, Аристотеля и неоплатоников • Расшифровка эпизода • Arzamas

В чем разница между эросом, филией, агапэ, как связаны страсть и познание, очищение и забота, что такое платоническая любовь, любовь-нехватка, бывает ли дружба и почему любовь всегда выбирает одного

Автор Артемий Магун

Любовь сегодня является одной из главных ценностей человеческой жизни, куль­туры, она в центре наших общественных проблем. Наряду с публичным успехом или, скажем, богатством, к которому мы тоже стре­мимся, любовь, как считается, наполняет смыслом личную жизнь человека. Любви ищут, от не­удо­вле­т­воренной любви страдают, любовь подвергают испытаниям и так далее. Причем у этого феномена есть выраженный гендер­ный перекос. Любовь (осо­бенно в патриархальных, традиционалистских обществах) видится как сфе­ра самоутверждения женщин. И часто для самих женщин любовь — это такая форма самореализа­ции, особенно там, где для них затруднены публич­ные каналы самоутверждения. И, соответственно, такой важнейший институт, как семья, как считается, держится на любви как на та­кой аффективной базе. Соответ­ственно, поскольку она аффективная, она рождает и напряжение, ведь любовь — это непростая страсть, непростая эмоция.

Надо сказать, что современный феми­низм, с одной стороны, пытается преодо­леть эту привязку гендера к любви; первые волны феминизма старались мини­мизировать эти разговоры, перевести сферу самоутвер­ждения женщин в пуб­личную плос­кость. Сегодня многие феминисты задумываются о том, как пере­осмыс­лить любовь, как сделать ее более свободной, как сделать роль женщины в ней более активной, но тем не ме­нее сохранить ее как важнейшую для жен­щины ценность.

Это такое введение со стороны нашей повседневной жизни, со стороны социо­логии. Из него уже ясно, что под любовью мы понимаем не половой акт, упаси господи, или даже сожительство двух и более людей, но понимаем некий нема­те­риальный аффективный довесок, в котором никогда нельзя быть до кон­­ца уверенным. Поэтому жизнь в любви (как в нашем обществе, так, в общем-то, и в обществах прошлого) — это всегда вопросы «Люблю ли я?», «Любят ли меня?». Здесь никогда нет уверенности.

Почему так? Согласитесь, что в этой нашей системе ценностей частной жизни, в ее сосредоточенности на вот этом ускользающем аффекте любви есть как ми­нимум что-то странное. И это странное сделало любовь ключевым фило­соф­ским и теологиче­ским понятием западной интеллекту­альной истории. В прин­ципе, почти все философы в этой истории соглашались, что любовь есть похвальное, даже обычно вполне разумное стремление к добру, симпатия к другому человеку, влечение вообще к какой-то обще­ственной жизни. Но почему все-таки для нас так важно избирательное стремление к одному индивиду и мы это стремление называем любовью? Ну хорошо, может быть, не к одному, может быть, к нескольким. Как пра­вило, у каждого из нас неско­лько таких индивидов в течение жизни, но тем не менее это чувство избира­тельно. В любви есть вот это индивидуальное начало, и оно тоже нуждается в некото­ром объяснении. Если симпатия к дру­гим людям — это однозначно что-то хорошее, то, как мы увидим, стремле­ние к одному человеку может быть, наоборот, разрушительным для всего остального.

Симпатия — это прекрасно, но зачем обязательно испытывать страсть? Зачем стулья ломать? И, более того, почему для этой ломки стульев выбрана прежде всего половая страсть? Почему в нашей цивилизации так проблематично и так сверхценно удовлетворение этой, конечно, очень важной, но лишь одной из физио­логи­­ческих наших потреб­ностей?

Эти вопросы, я думаю, себе задавал каждый, и, чтобы на них ответить, я вас приглашаю обратиться к интеллек­ту­альной истории, к философии и с этой точки зрения разобраться, почему же любовь стала таким центром, важным для нашей культуры.

Вообще, термин «любовь» — не един­ственное слово для обозначения самого феномена, о котором мы говорим. Это понятие на редкость богато всякими синонимами, которые его обозначают. Я бы сказал, тут десятки близких между собой слов, которые относятся к любви. В нашем языке — «любовь», «симпа­тия», «дружба», «страсть». У древ­них греков, с которых, в общем-то, начина­ется наша системная интеллектуальная история, тоже было много слов, но прежде всего они различали «эрос» и «филию». Слово «эрос» означает, как можно догадаться, прежде всего половую любовь, но как раз не обяза­тельно избирательную. Стихия эроса охватывает, в общем-то, всех. Мы знаем о боге Дионисе и о дионисий­ских празднествах. Собственно, богиня эроса — это Афродита, ей тоже были посвящены различные мистические культы. Эрос был очень важен для древних греков. Но, кроме того, у них было слово «филия», которое тоже нам хорошо знакомо, но входит в разные слова типа «филоло­гия», «философия», то есть, как ни странно, связано с наукой или с хобби (например, «фила­телия»). Но есть, скажем, и зоофилия, то есть половой аспект снова возникает. Но по-гречески «филия» — это все-таки было что-то не такое фундаментальное, тяжелое, как эрос, это более спокой­ное чувство, которое связывало людей. И было еще одно слово, которое потом приобретает значи­мость, — это слово «агапэ», которое означает, грубо говоря, более духовное, душевное отношение к другому человеку, иногда даже покло­нение вышестоя­щему.

Наш русский корень «люб» отсылает к похвале, к словесной формуле приня­тия, то есть прежде всего ты говоришь: «Я тебя люблю». Вокруг этих слов вер­тится, собственно, сам феномен, и в языке это очень видно. Не только в русском: в немецком тот же самый корень. И в то же время в использо­вании этого слова есть элемент воли. Любовь — это то, что ты выбрал. Здесь есть момент произ­вола, отсюда слово «любой». Любой — это тот, кого мы произвольно любим, предпочитаем, и, в принципе, могли бы любить кого-то другого. Вот этот мо­мент выбора, избирательности — он в рус­ском слове «любовь» есть, в отличие от некоторых других языков. Шире говоря, в нем не только похвала или покло­нение богам, но и свобода, некоторая бурная стихия, которая не призвана отчиты­ваться нам же о своих выборах, а превос­ходит свои случайные объекты. То есть, поскольку любовь выбирает любого, в общем-то, понятно, что любовь важнее, чем тот, кого мы вы­брали. Это, как мы знаем по опыту, часто действительно так.

Любовь — это с самого начала, конечно, страсть, аффект, passio, то есть пас­сивное переживание. Сама ценность вообще какой-либо страсти далеко не бес­спорна. И были в истории периоды рационализма, когда любая страсть стави­лась под вопрос как что-то, что мешает нашему разуму и свободной воле. Это и стоицизм, например, в Древней Греции; в XVII ве­ке — это классицизм (напри­мер, известная французская драма — Расина, Корнеля, где речь идет, в част­ности, об обуздании чувств). Это немецкая ситуация времен Канта или извест­ное всем викторианство XIX века. То есть вообще довольно часто люди не толь­ко любовь, но и всю излишне сильную эмоциональную жизнь стараются миними­зировать. Но это довольно сложно сделать. И при этом как раз любовь в ее очищенном, более возвышенном виде даже в эти периоды была более-менее приемлемой.

И далеко не во все периоды западная культура была столь пуританской. В начале истории философии древне­греческий философ Платон, основатель философии как дисциплины, просла­вился своим учением о сверхчувствен­ных, внечувственных истинах, о бессмертной душе, о морали, которая должна быть для человека его внутрен­ней сущностью. Поэтому в вульгарной мифологии возникло представление о некой платонической, якобы не фи­зио­­логической любви. Все слышали, наверное: «платоническая любовь». Но этот термин никакого отношения к учению Платона как раз не имеет. Потому что Платон очень много в своих «Диалогах» пишет как раз о телесной любви, половой. Не говоря уж о том, что эта практика была вообще достаточно обще­принятой. Школа Сократа и потом Платона была во многом построена на гомосексуаль­ной эротике. Конечно, сама по себе эротика была недостаточна и даже мешала постижению научной истины. Однако Платон говорит, что в какой-то момент любовь, страсть все равно необходима для того, чтобы воспарить к возвышен­ным истинам. Так, напри­мер, в диалоге Платона «Федр» Сократ и его совре­мен­­ник, крупный ритор Лисий, соревнуются в похвалах Эросу. И оказыва­ется, что Эрос двояк: один конь Эроса везет нас вниз, в сферу тяжелой материальной любви, нежности к вещам, а другой поднимает ввысь, наоборот, отталкивается от материи и подпрыгивает к небесным ярким, кристальным очертаниям мира как мира форм. Но и то и другое своего рода любовь. Без страсти, без любви, говорит Платон, ты не перейдешь в сферу бесстрастного, в сферу сугубо оче­вид­ного и разумного. В этом есть такой парадокс, то, что мы бы сегодня назвали диалектикой.

В другом диалоге Платона, «Пир», героиня Диотима рассказывает целый миф о том, как людей разделили на две половинки и эти половинки (мужчина и жен­щина, например) стремятся вновь объединиться, отсюда — любовь. То есть любовь — это страсть к восста­новлению единства, которое уже когда-то было. Это дух всеобщего единения. И за этим единением, конеч­но, стоит опять же не только половая любовь (половая любовь в данном случае — это символ), а единое как таковое, единство как метафизический принцип. И это так и останется в западной философии: любовь будет пониматься как страсть к единству. А единство — это один из высших метафизических принципов на протя­жении всей нашей интеллектуальной истории, основной метафизи­ческий принцип научного мышления вообще. Потому что, чтобы что-то по­нять, нужно это прежде всего собрать воедино. При этом любовь не только собирает воедино разрозненные части, вот эти самые половинки, но она и вы­деляет вещь или, скажем, индивида как специфический предмет, делает из про­сто вещи личность. Отсюда ее избира­тельность. Грубо говоря, где един­ство, там всегда есть и одиночество, выделе­ние, выявление. Кажется, что лю­бовь распадается на принцип просто симпа­тии и на принцип избиратель­ности, но на самом деле это две стороны феномена единства.

В чем, если обобщать, у Платона связь между страстью, аффектом, сексуаль­ностью, сексуальным порывом и философским, научным знанием, понима­нием устройства мира? Как они связаны? Притом что вроде бы как раз знание должно быть бесстрастным, должно отвлекаться от материальных движений и влечений. Связь здесь есть, и она заключается в том, что фило­софы назы­вают ученым словом «транс­цен­денция». Трансценденция — это выход за пре­делы чего-либо. Если я сижу, допустим, в кабинете, закрываю дверь, а потом откры­ваю и выхожу — у меня произошла локальная трансцен­ден­ция каби­нета. Ну, это неинтересно, поэтому так это не используется, а интереснее, когда мы трансцендируем, например, вообще нашу конечную жизнь, нашу личную, сугубо индивидуальную перспективу и выходим на что-то безличное, на что-то, что, по идее, в нашей материальной жизни не при­сут­­ст­вует. Вот это трансценденция в сильном смысле слова.

Так вот, в истинных формах вещей, в том, как мир устроен на самом деле, есть нечто принципиально не чело­веческое, нечто, более того, чуждое нам как от­дельным конечным существам, поэтому встреча с истиной пережи­вается нами столь часто как страдание или страсть; по крайней мере, как стра­дание той нашей плотской составляю­щей, которая несовместима с бесконеч­ностью. Поэтому, по Платону, мы и ле­зем из кожи вон, мы загоняем коней, страдаем, чтобы вырваться из страто­сферы наших мелких, локальных устремлений и выпрыгнуть на этот безличный уровень. Другой вопрос — возможно ли это.

Платон рассказывает нам мифы о том, как мы действительно выпрыгиваем из болота и попадаем в другой мир, настоящий, но это все-таки мифы, алле­гории какие-то. Я не уверен, что Платон действительно верил в эти сказки. Но он поставил вот такую задачу — выпрыгивание. Сейчас вроде бы мы разо­блачили сферу фан­тазий, которая была примешана к фи­ло­софии, и вроде бы мы уже не ду­маем, что есть надмирный мир бессмертных сущностей и душ. Может быть, его действительно и нет, однако все выглядит так, как будто бы он есть, вот в чем проблема. И в этом — специфика человеческого состояния: в том, что ничего нематериального нам не надо, но в то же время материаль­ного явно недостаточно. И поэтому, собственно, по крайней мере в платони­че­ской традиции, мы испытываем любовь.

Надо сказать, что Платон вводит еще одно разделение: любовь, которая дви­жется полнотой смысла и присут­ствием любимого или, например, происходит от факта встречи с люби­мым, то есть любовь избытка, любовь полноты, и любовь-нехватка, которая не знает, чего именно она ищет, и не мо­жет поэто­му удовлетвориться чисто материальным обладанием. Последняя приобретает, как мы бы сегодня сказали, несколько истери­ческий характер, и зачастую мы и на­зываем любовью вот эту страсть-нехватку — немножко тщетную, суетли­вую, беспокойную страсть. Но любовь все-таки — это еще и другое, это и ощу­щение полноты, счастья, избытка, который, с другой стороны, некуда деть, то есть он тоже рождает беспокойство, но другого рода.

Итак, любовь в классической платони­ческой версии — это, конечно, символ. Плотская любовь, половая любовь — это символ указанной трансценденции, выхода за пределы. Платон довольству­ется тем, что рисует в качестве этого запредельного бытия или запредельных вещей эйдосы  Эйдосы — бестелесные формы вещей. . Принцип еди­ного как наиболее возвышенный и недостижи­мый принцип. Но здесь заложена вот эта страсть к выходу за свои пределы — я бы сказал, к Другому. Ты транс­цен­ди­руешь себя, выходишь за свои пределы. Куда? Ты выходишь к чему-то или кому-то другому, к инаковому. И, в от­ли­­­чие от Платона, дальше в нашей интеллектуальной истории («дальше» означает, правда, «через несколько веков») именно вот эта идея и ощуще­ние другости выходят на первый план. То есть принцип трансценденции резко усиливается, и тем самым тема любви переходит из философского, метафизи­ческого плана в план религиозный.

Забегая вперед, любовь вообще, конечно, — это центральная теологема Запада и прежде всего христианства. И любовь в христианстве — это прежде всего как раз любовь к иному, к инако­вому, которым является Бог. Это доста­точно понятно, собственно, в Еванге­лиях, это есть уже в иудаизме, из кото­рого христианство выросло, и до сих пор мысль, которая более-менее теологически ориентирована, понимает любовь именно так. В частности, крупный литовско-еврейско-француз­ский философ любви Эммануэль Левинас в наши дни гово­рил о том, что самым важным для человека этическим императивом является уважение и любовь к Другому. Причем мы любим другого как лич­ность рядом с нами, уже эта личность — это что-то другое, чем мы, но через эту личность мы выходим и чувствуем что-то радикально другое. Грубо говоря, Бога. Это современная радикализация иудаистского подхода к божеству, но на самом деле христиан­ство подхватило ее и соединило эту любовь как выпрыгивание к Другому с более античными мотивами любви как единения.

Дело в том, что христианство вообще является религией синтетической. Оно объединило иудаизм в ранней его версии, религию Торы, религию, разви­вав­шуюся как минимум тысячи лет в Иудее, Израиле, и, с другой сторо­ны, как раз античную философию, насле­дующую Платону. Если узко говорить, христиан­ство — это прививка стоицизма к иудаизму. И поэтому, как я уже сказал, здесь объединяются два этих основных понимания любви, которые оба уже присут­ст­вуют у Плато­на. С одной стороны, любовь — это трансценденция, выход за пределы и любовь к Богу как к другому; соответ­ственно, любовь к ближнему как образу этого самого Бога, но в то же время любовь — это принцип симпа­тии и объеди­нения всех людей и вещей. Вслед за книгой Левит Евангелия при­зывают любить ближнего как самого себя, а апостол Павел добавляет, что все-таки Бога надо любить выше и себя, и ближнего, если вдруг кто-то в этом сомневался. Уже в иудейском Второза­конии было сказано: «Ты дол­жен любить Бога всем сердцем, всей душой и со всей силой».

Христианство нагнетает, насыщает вот эту тему любви. Поскольку христиан­ство развивалось первоначально в основ­­ном на греческом языке, то ис­пользо­валась греческая термино­логия, и по-гре­чески христиане выби­рают именно слово «агапэ» как синоним любви. Соответ­ственно, подчерки­ва­ется, что хри­стианская любовь — это совсем не эротика, и половая состав­ляю­щая не при­ветствуется, мягко говоря, в этой религии, она скорее носит с самого начала пуританский, аскетический характер.

Это варьи­руется, естественно, на протя­жении христианской истории, но, грубо говоря, это более аскетическая религия, чем, скажем, иудаизм. Тем не менее агапэ — это все равно любовь.

Христианство — это религия любви в том смысле, что оно основано, во-первых, на нисходящей, снисходя­щей, можно сказать, любви Бога к тому, что он соз­дал, и если говорить о том, что Христос — это Бог и сын Бога, то Христос — это акт любви Бога к людям. Любовь, которая в данном случае также и жалость. Христос жалеет людей, милует их, и в качестве Бога он спускается на землю. И наоборот, естественно: есть экстатическая любовь человека к Богу, особенно к Христу. Через любовь к Богу человек объеди­няется с другими верующими, вообще подсоединяется каким-то образом к космосу.

В Средние века сентиментальный арсенал христианства дополнился еще и куль­­том Мадонны, Богоматери с ее сверхчувственной, но тем не менее жен­ской красотой, с ее материнской любовью к Христу, которая становится как бы дополнением любви Бога Отца к его детям, к тварям. В Богоматери дан как бы более чувственный аспект любви, но в то же время, поскольку это любовь матери к сыну, это любовь чистая, не половая.

Тут важно, что от платоновской экста­тической страсти, от любви-желания мы приходим к любви в таком нисхо­дящем, но в то же время плотском смысле жалости и милости. Интересно, что греки саму любовь, эрос, понимали не со­всем так. Они разводили жалость и любовь. Есть известная формула Достоев­ского о том, что у нас от жало­сти до любви один шаг, — это обще­христианское понимание. У греков было не так: жалость связывалась ими с жанром трагедии. И Платон, и Ари­сто­тель говорят о том, что в траги­ческом театре описывается страсть-жалость. И Платон негодует по этому поводу, ему эта эмоция совсем не нра­вится, в отличие от эмоции любви, а Аристотель, напротив, считает, что жалость — это важная эстетическая страсть, которая позволяет нам очистить наши эмоции и переживать их в беспредметном, более интеллек­туальном смысле.

У Аристотеля есть такой термин — «катарсис», очищение. С его точки зрения, в театре жалость очищает саму себя, мы испытываем жалость, но не к кому-то конкретно, а жалость как таковую. Возникает как бы интел­лектулизированная страсть-жалость, то есть с ней происходит нечто вроде того, что происходит у Платона с любовью. Так вот, христи­анство объединяет эти две страсти, два аффекта, и создает любовь-жалость, которая идет, повторяю, снизу вверх, но одновременно и сверху вниз. Поскольку неясно, кто кого вообще больше жалеет: человек Бога, который умер на кресте, или Бог человека, который вообще смертен и несовершенен.

Мы упомянули Аристотеля — вернемся к хронологии, мы немножко его проскочили, перейдя от Платона сразу к христианству, поскольку христиан­ство выросло, конечно, из платонизма. Но в Древней Греции было много всего другого. Аристотель — непосредствен­ный наследник Платона, тоже один из самых важных и интересных философов всей нашей западной истории. Аристотель развивает мысль Платона о любви, но о любви-эросе он пишет очень мало, это ему не так интересно. Аристотель прежде всего использует слово «филия» — как я упоминал, это тоже тип любви. И до сих пор мы исполь­зуем корень «фило» в значении «любовь». Но любовь-«филия» имеет и вообще в греческом языке, и у Аристотеля прежде всего гражданское значе­ние, поэто­му этот термин у Аристотеля принято переводить как «дружбу». Аристотель пишет в трактате о поли­тике о том, что в городе, в государстве необходима дружба, необходимы сети дружеских связей, которые бы пропи­тывали, пронизывали общество.

Любовь в этом смысле — это всеобщая симпатия, она пронизывает, интегри­рует государство за счет формирования всеобщих неформальных связей. То есть, получается, там, где Платон все-таки говорит о любви к возлюблен­ным (пусть даже их много), Аристотель говорит прежде всего о любви к дру­зьям, которых больше. Можно сказать, что дружба — это такая публичная версия любви, более ослабленная, не такая страстная. Она как раз ближе к пла­то­новскому идеалу интеллек­туальной, не материальной любви, к которой еще, правда, надо воспарить каким-то образом. Как перейти от телес­ной любви к дружбе — это большой вопрос. Вы, наверное, знаете шутку Чехова о том, что если женщина вам друг, то «это» уже произошло. Платон, наверное, с этим согла­сился бы. То есть надо пройти через чувственную стадию. Аристотель перескакивает, он говорит: это не так важно, важна публичная чистая любовь-привязанность, где мы любим человека ради него самого. Он замечает (вполне здраво), что очень часто мы дружим, в общем-то, для наших эгоистических целей, особенно если мы говорим о дружбе как социальном институте. В Рос­сии сегодня дружба тоже очень популярна; наверное, без дружеских связей и сетей российское общество разрушилось бы. В этом смысле Аристотель прав. Но можно критиковать этот институт, говоря о том, что на самом деле мы про­сто дружим с людьми, чтобы получить от них какие-то блага, или мы заклю­чаем с ними подсознательно контракт: вот мы сейчас с тобой выпьем, ты мне нравишься, но за это ты мне окажешь десять услуг, а я тебе потом тоже окажу какие-то другие услуги в рамках моих возможностей. Происходит как бы такой бессознательный расчет. Но имен­но поэтому Аристотель и гово­рит, что все это будет работать только при условии того, что есть искренняя, бескорыстная любовь, привязанность к человеку ради него самого, к человеку как таковому. Здесь есть избиратель­ность: все равно мы не со всеми дру­жим. И Аристотелю даже приписывают такой странный парадоксальный афоризм: «О, друг, друзей не существу­ет». То есть именно потому, что есть все время эти бессознатель­ные расчеты, мы сомневаемся, мы делимся с другом о том, что, может быть, друзей вообще нет, но чтобы поделиться этим, нужен хотя бы один друг, чтобы поговорить. Тем не менее Аристотель считает, что каким-то образом этот институт возмо­жен и на нем держится вообще челове­че­ское общество, по крайней мере государство.

Еще одно наблюдение Аристотеля связано с тем, что, хотя дружба выво­дится им из простого эгоизма, тем не менее есть такой феномен, как «любовь к себе», — он ее называл «филаутия». В ней самой по себе нет ничего плохого, то есть она не может подменить любовь к другому, но себя самого тоже любить необ­хо­­димо. И очень часто любовь к себе и любовь к другу сочетаются, могут не кон­фликтовать друг с другом. Дружба (она же любовь) на самом деле может работать как социальный феномен только при условии, что есть вот это одно­направленное усилие, бескорыст­ный дар любви по отношению к нашему другу. Вообще, то, что у Аристотеля этот термин переводят как «дружбу», по смыслу оправданно, но именно для понимания любви он нас сбивает с толку. На самом деле Аристотель говорит о любви, а дружба — это уже наш, более поздний, более узкий термин.

Идеи Платона и Аристотеля продол­жают развиваться в учении так называе­мых неоплатоников — это еще одна ведущая философская школа в поздней Антич­ности. Они пересе­каются и влияют на христианство, но долгое время не слива­ются с хри­стианской теологией, работают отдельно. Неоплатоники переинтер­пре­тируют платоновскую любовь как религиозное обожание трансцендент­ного принципа единого. То есть там, где у Платона есть двусмысленность, символы, связанные с эротикой, нео­пла­тоники трактуют его более реши­тельно, более мистически. Платонизм становится у них своего рода религией. Но и они тоже не отбрасывают телес­ную любовь. Они выстраивают теорию об уровнях, или ипостасях, мироздания, между ними есть иерархия, и вот если единое является высшим, то телесная любовь располага­ется на низших уровнях миро­здания. Но эти уровни — как бы ступени, по кото­рым можно подниматься, поэтому (в полном согласии с учением самого Платона) если вы любите очень сильно, скажем, юношу или девушку, то это не противо­речит, а, напротив, помогает вашей любви к единому, если вы правильно понимаете эту свою страсть как сту­пень. На самом деле она вводит вас в экстаз, который гораздо выше, чем желание завладеть вот этим конкретным юношей.

То есть греческие авторы осмысляют любовь все-таки как единую стихию, в отличие от многих римских авторов, тоже поздней Античности, которые призывают разделять эти смыслы любви. Например, Сенека, крупнейший римский писатель, теоретик I века нашей эры, очень много пишет о друж­бе, рассказывает о том, как важна дружба для него как римского патри­ция, оказав­шегося, в общем-то, в какой-то момент в изоляции. Он пи­шет письма своему другу Луцилию (они опубликованы) и рассказывает о том, как он любил этого Луцилия, учит Луцилия тому, как по-настоящему дружить. Он подчер­кивает, что дружба не имеет никакого отношения к поло­вой любви, это сугубо духов­ная прак­тика, духовная связь и, как мы знаем уже от Аристотеля, она должна быть направлена на личность друга как таковую. Путать такого типа любовь-дружбу с любовью-страстью нельзя. 

Аристотель

Аристотель

Перейдем к анализу наследия Аристотеля. В его время при написании работ было принято сообщать, какие суждения по тому или иному вопросу были высказаны его предшественниками. Аристотель, например, с полным правом мог заявлять, что именно ему принадлежит заслуга в разработке основ новой науки – теоретической логики. «Что же касается учения об умозаключениях, – писал Аристотель, – то мы не нашли ничего такого, что было бы сказано до нас, а должны были сами создать его с большой затратой времени и сил» [1].

Когда же речь идет об исследовании феномена времени, то Аристотель не пишет, какой конкретно вклад он внес в рассмотрение этой проблемы; более того, в его суждениях чувствуется неудовлетворенность в связи с тем, что в самой проблеме много неясного и неопределенного. Он пишет: «А что такое время и какова его природа, одинаково неясно как из того, что нам передано от других, так и из того, что нам пришлось разобрать раньше» [2]. Как и в случае с Платоном, можно говорить об осторожном отношении к этой категории и со стороны Аристотеля. В подтверждение этой мысли приведем еще одно суждение: «…время, скорее всего, представляется каким-то движением и изменением» [там же]. Слова «скорее всего», «каким-то» свидетельствуют о некоторой неуверенности, о предположительности данного высказывания.

Несмотря на такую принципиальную общую оценку состояния проблемы времени в тот период, когда Аристотель писал свои работы, этой проблеме он все же уделил значительное внимание. Прежде всего, Аристотель сопоставил категорию времени с другими категориями бытия. «Из сказанного без какой-либо связи каждое означает или сущность, или «сколько», или «какое»,… или «когда», или «находиться в каком-то положении», или «обладать», или «действовать»…», – писал Аристотель. И далее: «…»когда» – например, вчера, в прошлом году…» [3].

Наряду с этим Аристотель подчеркивал, что единичные предметы достаточно полно проявляют свое единство, когда они совпадают, по крайней мере, в трех значениях: «что», «в чем», «и «когда» совершается. «Что» связано с обнаружением единства качеств, «в чем» – раскрывает место и состояние бытия единичных предметов, «когда» – схватывает единство бытия во времени [2].

Категорию времени Аристотель считает тесно связанной с категорией движения, которую понимает достаточно широко – как любые изменения. Время не тождественно движению, но время есть количественная характеристика движения. “Время есть число движения”. Заметим, что Аристотель не пользуется категорией пространства. Вместо этого он вводит категорию “место”. Место есть внешняя граница тела, определяемая соседствующими телами. Таким образом, пространственные и временные характеристики Аристотель рассматривает через призму взаимных отношений материальных тел и процессов. В таком подходе можно видеть элементы системного метода. Через 20 веков эти идеи получат свое развитие в философии Г. Лейбница.

В отличие от Платона Аристотель был гораздо более эмпиричен, ему удалось выделить ряд атрибутов времени и дать им подробную характеристику. Он высказал суждение о том, что время – это не движение, хотя оно постоянно ассоциируется с движением. Аристотель сопоставляет время с числом или мерой движения, рассматриваемого с точки зрения «раньше – позже», и привлекает измерение изменений для характеристики перехода (во времени) потенциального бытия в актуальное бытие.

Время неотделимо от движения, но не тождественно движению. Это видно, замечает Аристотель, из того, что скорость движения может меняться, и мы можем сравнивать различные скорости. Отсюда он делает вывод о том, что имеется единственное время и оно абсолютно [там же]. Именно движение как атрибут времени даёт возможность сравнивать длительность процессов в его единицах (в единицах времени). Поэтому время Аристотель и определяет как число или меру движения. Рассматриваемое само по себе время – это течение, а каждое «теперь» – это конец прошлого и начало будущего.

Бытие во времени, по Аристотелю, означает одно из трёх: 1. быть измеряемым временем; 2. быть частью времени; 3. быть временным [там же]. Отметим, что все перечисленные свойства суть свойства единичных вещей. Действительно, если мы измеряем нечто, то то, с помощью чего мы его измеряем, является вещью иной природы, чем та вещь, которая подлежит измерению. Это означает, что Аристотель рассматривал время как вещь и соотносил представление о нем не только с процедурой измерения, но и с числом. Ибо любая процедура измерения предполагает возможность выражения измеряемого (точнее, определенного выделенного свойства измеряемого) с помощью числа. Длину мы измеряем в метрах или сантиметрах – это всё вещи, а вот градуировка этих измерительных средств связана с сопоставлением отметок на измерительных приборах, с определенными числами.

Вместе с тем наряду с Платоном Аристотель признавал существование атемпоральных сущностей и рассматривал их в качестве единственного источника совершенного знания. Поэтому он был согласен с Платоном по вопросу о том, что первопричина, источник конечного смысла времени находится вне времени [там же].

Эта точка зрения имеет своих сторонников и сегодня. Например, представление о темпоральных и атемпоральных сущностях использует в одной из своих работ Д. Фрейзер. Нам важно подчеркнуть, что наличие атемпоральных объектов может рассматриваться как одно из подтверждений того, что время – это вещь. Одно из важнейших свойств любой вещи – ее выделенность по отношению к другим вещам.

Особое внимание при анализе категории времени Аристотель уделяет понятию «теперь». Аристотель писал: «…во времени ничего нельзя ухватить помимо теперь». «Теперь» рассматривается им как граница между будущим и прошлым, как нечто неделимое: «…во времени имеется нечто неделимое, что мы называет «теперь» [там же]. Единственным средством «закрепления», «сохранения» такого ускользающего объекта, каким является «теперь», может быть только память. А для того чтобы это «сохраненное богатство» имело смысл не только для отдельного индивида, но и для окружающих, человек должен обладать средствами, с помощью которых он мог бы делать свою собственную экзистенцию обозримой для других людей. (Экзистенция – это личностное переживание человеком самого себя, своей самости и внешнего бытия в своем внутреннем мире.) Но собственный индивидуальный опыт и сохраненные в памяти переживания человек может сделать достоянием других людей только с помощью языка. Однако такая функция языка, как его способность делать обозримой личную экзистенцию, является весьма сложной и обусловленой определенными свойствами самого языка. Если в собственно переживании все «теперь» преходящи, ускользающи, то в языке это «ускользание» как бы задерживается за счет его, ускользания, специального языкового воплощения. Устные и письменные рассказы можно сохранять и передавать от поколения к поколению. В языке и только в языке могут получить свое выражение такие модусы личности как желания, планы на будущее и т. п. Благодаря языку звуки обретают метафизические свойства: обладать смыслом и служить сигнификацией, манифестацией и денотацией, и при этом не принадлежать телам в виде их физических качеств [4, с. 26 – 38].

В работе «Физика» Аристотель пишет об этом так: «Достойно рассмотрения также то, каково отношение времени к душе и почему нам кажется, что во всем существует время…» [2], и далее: «Ведь мы вместе ощущаем и движение и время; и если даже темно и мы не испытываем никакого воздействия на тело, а какое-то движение происходит в душе, нам сразу же кажется, что вместе с тем протекло и какое-то время. И наоборот, когда нам кажется, что произошло какое-то время, вместе с тем, представляется, что произошло какое-то движение» [там же]. На наш взгляд, серьезной заявкой на научный, логически оправданный и, в каком-то смысле, системный подход к проблеме времени является попытка Аристотеля сделать предметом специального рассмотрения те познавательные средства, с помощью которых осуществляется отражение различных модусов времени.

При этом существенно подчеркнуть, что отношения между событиями и их отражениями в нашем сознании имеют свою специфику в ситуации прошлого и в ситуации будущего. События прошлого обязательно должны прежде произойти, а потом уже запечатлеться в нашей памяти. Память как идеальный феномен вторична по отношению к материальным процессам. Что касается модуса будущего, то здесь имеет место так называемая «инверсия». Это означает, что вначале возникает мысль о желаемом событии, а потом уже совершаются действия для его достижения. В модусе будущего идеальное (замысел) предшествует его реальному воплощению. Когда событие «проходит» – оно становится достоянием истории, а в истории материальные события предстают в своем идеальном воплощении. «Местом», «точкой», где оппозиция «идеальное – материальное» (феномен будущего) заменяется оппозицией «материальное – идеальное» (феномен прошлого) является настоящее.

В геометрической модели времени отношения между его модусами представляются следующим образом: берется ось, на ней откладываются точки. Если фиксируется момент настоящего, то слева наносятся событий прошлого, а справа – событий будущего. Можно выстроить следующую логическую последовательность: будущее, настоящее, прошлое. Все события прошлого когда-то были событиями будущего, потом они стали событиями настоящего, а потом стали достоянием истории.

Зададим вопрос: что собой представляют память, опыт и воображение, с помощью которых происходит отражение отдельных модусов времени? Какова последовательность их генезиса? Сведения о том, как целесообразно ранжировать эти способности, в какой хронологической последовательности они возникли, что собой представляет их генезис, мы можем почерпнуть из новейших исследований физиологов.

При изучении сна как фактора, оптимизирующего организацию времени познавательной деятельности, было установлено, что при длительном лишении сна у подопытных добровольцев возникали серьезные изменения в отражении времени, которые в свою очередь вызывали познавательные и поведенческие нарушения. «С психологической точки зрения, выявленные на уровне мышления при продолжительном лишении сна познавательные нарушения, прежде всего, затрагивают воображение, память, внимание, относящиеся к сквозным (интегрирующим) психическим процессам, непосредственно связанным с переводом физического времени в психическое.

…сначала выпадает будущее, проявляясь в нарушении воображения, потом выпадает прошлое, выявляя расстройство памяти, и, наконец, искажается восприятие настоящего, свидетельствуя об ослаблении внимания» [5, с. 88].

В указанной работе приводится схема нарушения организации познавательной деятельности при поэтапном лишении сна. На первом этапе, когда лишение сна у испытуемых осуществлялось на сравнительно небольшом промежутке времени, выпадала или существенно ослаблялась реакция на будущее, затруднялся процесс воображения, в поведении исчезала инициативность, снижалась обратимость психического времени вперед от актуального момента. На втором этапе, при более длительном лишении сна происходило выпадение прошлого, нарушалась память, появлялась забывчивость, снижалась обратимость психического времени назад от актуального момента. И на последнем, третьем этапе, когда более значительно увеличивался период длительность лишения сна, терялась ориентировка уже в самом настоящем, действительность представлялась фрагментарно, ослаблялось внимание, снижалась способность одновременного восприятия ряда происходящих событий. Таким образом, мы получаем информацию о зависимости между ослаблением определенных видов познавательной деятельности (воображение, память, внимание) и ориентировкой в модусах времени (будущее, прошлое и настоящее).

В данных исследованиях использовались тесты типа ТАТ (тематически апперцепционный тест) и некоторые другие. Опыты показали, что по мере увеличения продолжительности воздействия, направленного на лишение сна, закономерно изменялась организация времени рассказов по картинам ТАТ. Сначала в них выпадало будущее, – сюжеты заканчивались моментом, изображенным на картине. В дальнейшем исчезало прошлое – рассказы сводились к описанию непосредственно изображенного на картине. И, наконец, на высоте познавательных нарушений, вызванных лишением сна, – настоящее, прошлое и будущее хаотически перемешиваются между собой, обуславливая потерю последовательности течения времени в развертывании сюжета, нелепость, алогичность рассказов. Отдельные стороны сюжета выхватываются фразами рассказа, не развиваясь в дальнейшем.

Модусы времени: прошлое, настоящее и будущее настолько специфичны, что о них целесообразно сказать еще несколько слов. Прошлое и будущее, точнее, знания о прошлом и будущем, играют несколько различную роль в процессе выработки наиболее эффективных средств приспособления человека к среде существования, нахождения оптимальных путей использования энергии внешней среды. Знание прошлого увеличивает опыт. Чем больше человек знает о событиях прошлого, тем больше его «банк данных», он может более эффективно взаимодействовать с объектами окружающей среды. В ряде работ встречаются суждения о том, что время – это условие хранения информации. В известном смысле такой подход оправдан. По сути, при таком подходе происходит отождествление времени и памяти. Будущее воплощается в настоящем, а настоящее становится прошлым, все проходит.

Из сказанного можно сделать вывод о существовании, по крайней мере, двух последовательностей в расположении модусов времени:

1. В геометрической модели – прошлое, настоящее, будущее. Если мы расположим события в виде точек на прямой линии и эту линию представим как ось, вектор, то этот вектор будет устремлен в будущее.

2. В генетической модели – другая последовательность. Наиболее жизненно важной и простой является реакция на непосредственно происходящее. Такая реакция формируется у новорожденного, затем постепенно включаются все более совершенные механизмы памяти, самым сложным из которых становится механизм построений моделей будущего.

Знание будущего способствует оптимизации поведения, но сам процесс построения моделей будущего является очень сложным. О специфике событий будущего Аристотель писал: «…будущие события имеют своим истоком и решения, и некоторую деятельность, и что вообще у того, что деятельно не постоянно, возможность быть и не быть одинакова; у него возможно и то и другое, т. е. быть и не быть, а потому и произойти, и не произойти» [6]. Об этом же говорил поэт Борис Пастернак: «Будущее – это худшая из всех абстракций. Будущее никогда не приходит таким, каким его ждешь. Не вернее ли сказать, что оно вообще никогда не приходит? Если ждешь А, а приходит Б, то можно ли сказать, что пришло то, чего ждал? Все, что реально существует, существует в рамках настоящего» [7, с. 166].

Представления о механизмах построения моделей будущего в настоящее время обогащаются за счет привлечения данных относительно феномена функциональной асимметрии мозга человека. Установлено, что за построение моделей будущего у правшей (у левшей – с точность до наоборот) «ответственно» левое полушарие мозга. Долгое время считалось, что функциональная асимметрия имеет место только у человека. Однако последние исследования показали, что данная асимметрия наблюдается также и у разных животных, особенно у птиц. У людей при определенных врожденных дефектах мозга, функциональная асимметрия оказывается выраженной очень слабо, при этом человек лишается возможности осуществлять какую-либо сложную деятельность. Деятельность полноценного, здорового, нормального человека обязательно должна быть связанной с адекватной реакцией на все модусы времени.

Напомним в этой связи, что Хайдеггер также проводит некоторую аналогию между временем и способами отражения бытия. Но сама функция времени как особого рода отражения по-разному проявляется в ситуациях различных модусов времени (прошлое, настоящее и будущее). В ситуациях прошлого и будущего всегда закономерно имеется та или иная, обычно достаточно высокая, степень неопределенности. В настоящем, если иметь в виду временной аспект самого понятия «неопределенность», такой искаженности, как правило, не бывает.

Если продолжить аналогию между воображаемым зеркалом и временем, то вырисовывается следующая модель: у нас есть зеркало, в котором одни участки в той или иной мере искажают изображение, подобно тому как это имеет место в «кривом зеркале», – это соответствует модусам прошлого и будущего; другие участки, наоборот, как правило, дают адекватное отражение, – такая ситуация имеет место в настоящем. В этой модели именно «теперь» почти не допускает искажений, а прошлое и будущее – это такие участки, на которых заведомо будет иметь место та или иная степень неадекватности. Другими словами, понятие «неопределенность», на наш взгляд, в большей степени может быть соотнесено с представлениями о прошлом и будущем, чем с настоящим. Настоящее – это момент, текущие события; прошлое – уже исчезнувшие, не существующие более, но запечатленные в памяти события; будущее же вначале моделируется в нашем сознании при помощи воображения, а лишь потом, с той или иной мерой вероятности, может реализоваться.

Для уменьшения степени неопределенности в суждениях о событиях прошлого используются многообразные средства: записи, фотографии, кинодокументы и т. п. Более подробно вопрос о том, что собой представляют методы переработки информации, относящиеся к различным модусам времени, рассматривается в работах [8], [9].

Для прогнозирования событий будущего стало возможным широко использовать т. н. «виртуальную реальность». Технические средства, называемые «виртуальной реальностью», стали использоваться прежде всего в авиации и других областях. Оказалось, что при подготовке пилотов было целесообразно зафиксировать их поведение в экстремальных ситуациях, смоделированных в «виртуальной реальности». Погружение в «виртуальной реальности» даже в ситуацию аварии и катастрофы гарантирует сохранность самолета и пилота. Используется «виртуальная реальность» и в градостроительстве. Многие сооружения, такие, как памятники, дома, жилые застройки и т. д., могут быть представлены в «виртуальной реальности» реально обозримыми. После просмотра экспертами в единстве как уже существующих застроек, так и возможных сооружений ими делается вывод о целесообразности или нецелесообразности реализации того или иного проекта.

Ряд ценных суждений Аристотель высказал по вопросу об особенностях и роли фактора времени в искусстве. В период начавшегося кризиса античного рабовладельческого общества (когда завоевания Александра Македонского вызвали процесс взаимопроникновения греческой и восточной культур), Аристотель стремился найти средства сохранения его наиболее важных культурных ценностей. К числу величайших культурных ценностей, созданных афинской рабовладельческой демократией периода ее расцвета, Аристотель относил афинский театр. При этом повышенный интерес он проявлял к трагедии. Греческая трагедия свои сюжеты брала из мифологии, но она находила средства отражать с помощью этих сюжетов наиболее существенные стороны современной ей жизни демократических Афин.

Особую роль фактору времени Аристотель придавал потому, что на сцене действие очень часто охватывает только небольшие промежутки времени. В этой связи нам необходимо сделать два примечания. Первое – следует различать трагедию и эпический состав событий. Эпическое произведение может охватывать различные по своей продолжительности промежутки времени, и в эпическом сюжете может быть много фабул. Второе примечание – сам Аристотель не выдвигал требований трех единств в трагедии: единства действия, времени и места.

Известный специалист в данной области А. А. Петровский пишет по этому вопросу: «…для Аристотеля единство действия есть требование безусловное, – непререкаемая, вытекающая из самого существа поэтического произведения норма…» И далее: «…желание подтвердить искусственные теории построения драмы авторитетом знаменитого философа привело к тому, что Аристотелю приписали в позднейшее время требование для драматических произведений двух других «единств» – единства времени и единства места» [10, с. 28].

Аристотель писал, что «определенность и четкость характера – это требование имеет большое значение для сцены, где действие очень часто охватывает и небольшой промежуток времени и жизни людей… действие большей частью происходит в пределах одного круговорота солнца» [11]. Исключение Аристотель сделал только для трилогии, в которой могут быть обозримыми и различные по своей длительности во времени сюжеты.

Из ограниченности времени сценического действия в драме вытекают далеко идущие следствия. Прежде всего, это аналогия с реальной жизнью одного отдельно взятого человека, индивида. Человек всегда глубоко эмоционально переживает тот факт, что его жизнь ограничена во времени, и единственная подлинная ценность, данная ему, – это тот промежуток времени от рождения до смерти, которым он может распорядиться по своему усмотрению. Этот промежуток конечный, подобно временной перспективе драмы.

Развертывание сюжета трагедии на ограниченном промежутке времени – это, по сути дела, моделирование или показ «растянутого» (или, как недавно стали говорить, дилатированного, т. е. замедленного) времени. Представление о том, что время может «растягиваться», и изучение закономерностей этого процесса стало возможным в культуре в связи с появлением теории информации и сопоставления категорий времени и информации.

Одной из причин, в силу которых характеры героев трагедии неизбежно являются предельно выразительными, яркими и вырисовываются во всей полноте, несомненно, является тот факт, что герои поставлены в ситуации если не полностью экстремальные, то, по крайней мере, в «полуэкстремальные»; при этом героям трагедии для выражения своей сущности отводится не так уж много времени. Подобно тому, как в афоризмах за счет краткости достигается предельная глубина мыслей, так и в трагедии ее герои всесторонне и ясно выражают себя в силу “краткости”, непродолжительности своей «сценической жизни». В трагедии даже речь героев «концентрированная». Многие «крылатые слова», взятые из трагедии, в дальнейшем живут своей самостоятельной жизнью, в культуре они используются как образцы красноречия.

Но может сложиться и такая ситуация, когда события в трагедии никак не хотят умещаться в отведенное для ее показа время. Тогда автор прибегает к такому приему, как рассказ участников или очевидцев этих событий. Обычно используется рассказ о событиях прошлого (показ событий из «параллельных миров» в театре и кино стал применяться значительно позже). В рассказе можно предельно кратко, в сжатом виде описать события, которые в реальном времени имели достаточно большую длительность. И в этой связи может происходить инверсия времени. Рассказ о прошлых событиях как бы «встраивается» в настоящее, и зрителю предоставляется возможность «путешествовать» во времени, перемещаться из настоящего в прошлое и обратно.

Литература

  1. Аристотель. О софистических опровержениях // Аристотель. Соч. в 4-х томах. Т. 2. М., 1978.
  2. Аристотель. Физика // Аристотель. Соч. в 4-х томах. Т. 3. М., 1978.
  3. Аристотель. Категории // Аристотель. Соч. в 4-х томах. Т. 2. М., 1978.
  4. Делез Ж. Логика смысла. М., 1995.
  5. Кузнецов О.Н. Сон как фактор, оптимизирующий организацию времени познавательной деятельности человека // Сон как фактор регуляции функционального состояния организма. Л., 1985.
  6. Аристотель. «Об истолковании» // Аристотель. Соч. в 4-х томах. Т. 2. М., 1978.
  7. Егоров Б.Ф. Категории времени в русской поэзии XIX века // Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. Л., 1974.
  8. Любинская Л.Н. Время и информация // Научные доклады высшей школы. Философские науки. 1979, № 5.
  9. Любинская Л.Н. Категория времени и язык тернарного описания // Первый Российский философский конгресс. Человек – философия – гуманизм. Т. III. Онтология, гносеология, логика и аналитическая философия. СПб., 1997.
  10. Петровский А.А. Сочинения Аристотеля о поэтическом искусстве // Аристотель. Об искусстве поэзии. М., 1957.
  11. Аристотель. Об искусстве поэзии. М., 1957.

Л.Н.Любинская, С.В.Лепилин

Аристотель // Цифровые эссе // Бог и хорошая жизнь // University of Notre Dame

Определение человечества

Аристотель завершает Книгу I.7, как известно, утверждая, что стремление к определенному виду счастья является определяющей чертой человека, которая отличает нас от всех других вещей. Давайте внимательно разберем этот аргумент, поскольку здесь много философии. Начнем с текста.

Однако можно предположить, что утверждение, что счастье — это главное благо, кажется банальностью и более ясным объяснением того, чего все еще желают.Возможно, это можно было бы дать, если бы мы могли сначала выяснить функцию человека.

Так же, как для флейтиста, скульптора или художника, и, в целом, для всего, что имеет функцию или действие, считается, что добро и « колодец » находятся в функции, так же как и кажется, это для человека, если у него есть функция. Значит, есть ли у плотника и кожевника определенные функции или виды деятельности, а у человека — нет? Он родился без функции? Или, поскольку глаз, рука, нога и вообще каждая из частей, очевидно, имеют определенную функцию, можно ли утверждать, что у человека также есть функция, отличная от всех этих функций? Что же это может быть?

Жизнь кажется обычной даже для растений, но мы ищем то, что свойственно человеку.Поэтому исключим из жизни питание и рост. Затем была бы жизнь восприятия, но она также, кажется, присуща даже лошади, волу и всем животным. Таким образом, остается активная жизнь элемента, имеющего рациональное начало; из этого одна часть имеет такой принцип в смысле подчинения одной, а другая — в смысле обладания одним и осуществления мысли. И поскольку «жизнь рационального элемента» также имеет два значения, мы должны заявить, что жизнь в смысле деятельности — это то, что мы имеем в виду; так как это кажется более правильным смыслом термина.Итак, если функция человека — это деятельность души, которая следует за рациональным принципом или подразумевает его, и если мы говорим «такой-то и такой-то» и «хороший такой-то» имеют одинаковую по своему характеру функцию, например на лире, и хороший игрок на лире, и поэтому без всяких оговорок во всех случаях, к названию функции добавляется превосходство в отношении добродетели (ибо функция лиреиста — играть на лире, а функция играющего на лире — играть на лире). хороший лиреист должен так хорошо делать): если это так, и мы заявляем, что функция человека — это определенный вид жизни, и это должна быть деятельность или действия души, подразумевающие рациональный принцип, и функция хорошего человека состоит в том, чтобы быть хорошим и благородным исполнением их, и если какое-либо действие выполнено хорошо, когда оно выполнено в соответствии с надлежащим качеством: в этом случае человеческое благо оказывается деятельностью души в соответствии с с добродетелью, и если добродетелей более одной, в соответствии с лучшим и наиболее полным.

Но мы должны добавить «в полноценной жизни». Одна ласточка не приносит лета, равно как и один день; и поэтому один день или короткое время не делают человека блаженным и счастливым.

Обрисованный аргумент функции

(1) Качество чего-либо определяется тем, хорошо оно или плохо выполняет свою функцию.

Например: Хороший нож — это тот, который хорошо режет. Плохой нож ничего не режет. Хороший игрок на лире играет красивую музыку. Плохо звучит лиренист… ужасный. Функции определяют стандарты того, насколько хороши или плохи вещи.

(2) Функция также определяет, что это за вещь.

Например: если вы ничего не можете разрезать, вы не нож. Если вы не можете расти и усваивать питательные вещества, вы не растение. Природа чего-то создает необходимое условие для того, чтобы быть этой вещью.

(3) Человек определяется отдельно от растений, животных и простых вещей тем, что мы можем действовать рационально.

Например: Мы разделяем биологические процессы жизни с растениями и животными.И животные обладают способностью воспринимать — просто наличие ума не делает нас особенными. Что определяет людей, так это то, что мы можем рассуждать о целях (иногда весьма отдаленных) и добиваться их.

(4) Человек хорош в той мере, в какой он умеет действовать рационально.

Эта посылка следует из (1) и (3)

(5) Конечная и полная цель — счастье (Eudaimonia).

Аристотель предполагает это, основываясь на аргументе, приведенном в предыдущем разделе.

(6) Итак, счастье состоит в том, чтобы хорошо выполнять свою работу, действуя рационально (иначе говоря, добродетельно). [Подробнее об этом в следующем разделе].

(7) Удачно ли человек стремится к счастью, можно определить только в контексте полноценной жизни.

Например: вам может показаться, что вы счастливы, если закончили колледж. Но если окажется, что вы используете свое образование для зла, то на самом деле это «достижение» не приблизило вас к счастью.

(C) Цель человеческой жизни — рационально стремиться к счастью на протяжении всей жизни.

Вопросы о аргументе функции

(1) Качество чего-либо определяется тем, хорошо ли оно выполняет свою функцию или плохо.

ВОПРОС: Откуда взялись эти стандарты хорошего функционирования? Бог? Какое-нибудь руководство пользователя, прилагаемое к растениям и животным?

(2) Функция также определяет, что это за вещь.

ВОПРОС: Можно ли таким образом определить и классифицировать абсолютно все? Есть ли какие-то лишние функции?

(3) Человек определяется отдельно от растений, животных и простых вещей тем, что мы можем действовать рационально.

ВОПРОС: Что такое рациональность? А как насчет дельфинов, умных собак, птиц, которые умеют считать? Это то, что делает человека особенным?

(4) Человек хорош в той мере, в какой он умеет действовать рационально.

Эта посылка следует из (1) и (3)

(5) Конечная и полная цель — счастье (Eudaimonia).

(6) Итак, счастье состоит в том, чтобы хорошо выполнять свою работу, действуя рационально (иначе говоря, добродетельно). [Подробнее об этом в следующем разделе].

(7) Удачно ли человек стремится к счастью, можно определить только в контексте полноценной жизни.

ВОПРОС: Означает ли это, что мы не можем знать, счастливы ли мы (в смысле Аристотеля), пока мы еще живы? А как насчет жизни, которая прожита хорошо, но заканчивается на плохой ноте?

(C) Цель человеческой жизни — рационально стремиться к счастью на протяжении всей жизни.

Аристотель | Биография, произведения, цитаты, философия, этика и факты

Аристотель родился на Халкидском полуострове Македонии в северной Греции.Его отец, Никомах, был врачом Аминтаса III (правил ок. 393–370 до н. Э.), Царя Македонии и дедушки Александра Великого (правил 336–323 до н. Э.). После смерти своего отца в 367 году Аристотель эмигрировал в Афины, где присоединился к Академии Платона (ок. 428 — ок. 348 г. до н. Э.). Он оставался там в течение 20 лет как ученик и соратник Платона.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Многие из более поздних диалогов Платона датируются этими десятилетиями и могут отражать вклад Аристотеля в философские дебаты в Академии.Некоторые сочинения Аристотеля также относятся к этому периоду, хотя в большинстве своем они сохранились лишь в виде фрагментов. Как и его учитель, Аристотель первоначально писал в форме диалога, и его ранние идеи обнаруживают сильное платоническое влияние. Его диалог Eudemus , например, отражает платонический взгляд на душу как на заключенную в теле и способную к более счастливой жизни только тогда, когда тело было оставлено. Согласно Аристотелю, мертвые блаженнее и счастливее живых, а умереть — значит вернуться в настоящий дом.

Еще одно юношеское произведение, Protrepticus («Увещевание»), было реконструировано современными учеными по цитатам из различных сочинений поздней античности. Аристотель утверждает, что каждый должен заниматься философией, потому что даже возражение против практики философии само по себе является формой философствования. Лучшая форма философии — это созерцание вселенной природы; Именно для этой цели Бог создал людей и дал им божественный интеллект. Все остальное — сила, красота, могущество и честь — ничего не стоит.

Вполне возможно, что две из сохранившихся работ Аристотеля по логике и диспутации, Темы и Софистические опровержения , относятся к этому раннему периоду. Первый демонстрирует, как строить аргументы в пользу позиции, которую уже решили занять; последний показывает, как обнаруживать слабые места в аргументах других. Хотя ни одна из работ не является систематическим трактатом по формальной логике, Аристотель может справедливо сказать в конце « Софистических опровержений », что он изобрел дисциплину логики — когда он начинал, ничего не существовало.

Во время пребывания Аристотеля в Академии король Македонии Филипп II (правил в 359–336 гг. До н. Э.) Вел войну с рядом греческих городов-государств. Афиняне защищали свою независимость без особого энтузиазма и после ряда унизительных уступок позволили Филиппу к 338 году стать хозяином греческого мира. Быть македонским жителем в Афинах было непросто.

Однако внутри Академии отношения, похоже, остались теплыми. Аристотель всегда признавал свой долг Платону; он взял большую часть своей философской повестки дня у Платона, и его учение чаще является модификацией, чем отрицанием доктрин Платона.Однако уже Аристотель начал дистанцироваться от теории Платона форм или идей ( эйдос ; см. Форму ). (Слово Форма , когда оно используется для обозначения форм, как задумал их Платон, в научной литературе часто пишется с заглавной буквы; когда оно используется для обозначения форм, как задумал их Аристотель, оно обычно пишется в нижнем регистре.) Платон считал, что, кроме того, для конкретных вещей существует сверхчувственное царство Форм, которые неизменны и вечны.Он утверждал, что это царство делает отдельные вещи понятными, учитывая их общую природу: вещь — это лошадь, например, в силу того факта, что она разделяет или имитирует форму «лошади». В утерянной работе Об идеях Аристотель утверждает, что аргументы центральных диалогов Платона устанавливают только то, что существуют, помимо частностей, некоторые общие объекты наук. В своих сохранившихся работах Аристотель также часто оспаривает теорию форм, иногда вежливо, а иногда и с презрением.В своей книге «Метафизика » он утверждает, что теория не решает проблем, для решения которых она предназначена. Он не придает ясности частностям, потому что неизменные и вечные Формы не могут объяснить, как частные вещи возникают и претерпевают изменения. Согласно Аристотелю, теория всего лишь вводит новые сущности, количество которых равно количеству сущностей, подлежащих объяснению, как если бы проблему можно было решить, удвоив ее. ( См. Ниже форму .)

Путешествия

Когда Платон умер около 348 года, его племянник Спевсипп стал главой Академии, и Аристотель покинул Афины.Он мигрировал в Ассус, город на северо-западном побережье Анатолии (на территории современной Турции), где правил Гермий, выпускник Академии. Аристотель стал близким другом Гермия и в конце концов женился на его подопечном Пифии. Аристотель помог Гермию заключить союз с Македонией, что разозлило персидского царя, который предательски арестовал и казнил Гермия около 341. Аристотель приветствовал его память в «Оде добродетели», его единственном сохранившемся стихотворении.

Находясь в Ассе и в течение нескольких последующих лет, когда он жил в городе Митилини на острове Лесбос, Аристотель проводил обширные научные исследования, особенно в области зоологии и морской биологии.Эта работа была обобщена в книге, позже известной, ошибочно, как История животных , к которой Аристотель добавил два коротких трактата: О частях животных и О порождении животных . Хотя Аристотель не утверждал, что является основателем зоологии, его подробные наблюдения за широким разнообразием организмов не имели прецедентов. Он или один из его помощников-исследователей, должно быть, обладал удивительно острым зрением, поскольку некоторые особенности насекомых, о которых он точно сообщает, не наблюдались до изобретения микроскопа в 17 веке.

Размах научных исследований Аристотеля поражает. Многое из этого связано с классификацией животных по родам и видам; более 500 видов фигурируют в его трактатах, многие из них подробно описаны. Множество сведений об анатомии, диете, среде обитания, способах совокупления и репродуктивной системе млекопитающих, рептилий, рыб и насекомых представляют собой смесь мелких исследований и пережитков суеверий. В некоторых случаях его неправдоподобные рассказы о редких видах рыб подтвердились много веков спустя.В других местах он ясно и справедливо заявляет о биологической проблеме, на решение которой потребовались тысячелетия, например о природе эмбрионального развития.

Несмотря на примесь невероятного, биологические труды Аристотеля следует рассматривать как грандиозное достижение. Его расследования проводились в подлинно научном духе, и он всегда был готов признаться в незнании, когда доказательств было недостаточно. Он настаивал, что всякий раз, когда возникает конфликт между теорией и наблюдением, следует доверять наблюдению, а теориям следует доверять только в том случае, если их результаты соответствуют наблюдаемым явлениям.

В 343 или 342 году Аристотель был вызван Филиппом II в столицу Македонии в Пеллу, чтобы он стал наставником 13-летнего сына Филиппа, будущего Александра Великого. Мало что известно о содержании наставлений Аристотеля; Хотя Риторика Александру была включена в аристотелевский корпус на протяжении веков, сейчас она обычно рассматривается как подделка. К 326 году Александр стал хозяином империи, которая простиралась от Дуная до Инда и включала Ливию и Египет.Древние источники сообщают, что во время своих походов Александр организовал отправку биологических образцов своему наставнику со всех концов Греции и Малой Азии.

древнегреческая цивилизация | История, карта и факты

Постмикенский период и Лефканди

Период между катастрофическим концом микенской цивилизации и примерно 900 г. до н. Э. Часто называют Темным веком. Это было время, о котором греки классической эпохи имели запутанные и ложные представления. Фукидид, великий древний историк V века до нашей эры, написал очерк истории Греции от Троянской войны до своего времени, в котором он, как известно, в соответствующей главе не может указать на какой-либо драматический разрыв.(Он, однако, говорит о Греции, которая «постепенно оседает» и колонизирует Италию, Сицилию и то, что сейчас является западной Турцией. Это определенно означает, что Греция после чего-то успокаивалась.) Фукидид действительно демонстрирует твердые знания о серии миграций. в результате чего Греция была переселена в послемикенский период. Самым известным из них было «нашествие дорийцев», которое греки называли или связывали с легендарным «возвращением потомков Геракла». Хотя многое в этом вторжении является проблематичным — оно оставило мало или совсем не оставило археологических следов в тот момент времени, о котором говорится в традиции, — проблемы здесь не имеют значения.Однако для понимания архаического и классического периодов важна сильная вера в дорианизм как лингвистическую и религиозную концепцию. Фукидид небрежно, но многозначительно упоминает солдат, говорящих на «дорическом диалекте» в рассказе об обычных военных делах в 426 году. Это удивительно абстрактный способ взглянуть на подразделения греков, потому что он был бы более естественным для 5-го поколения. греческий век, чтобы идентифицировать солдат по родным городам. Не менее важна для понимания этого периода враждебность к дорийцам, обычно со стороны ионийцев, другой языковой и религиозной подгруппы, самым известным городом которой были Афины.Эта враждебность была настолько велика, что дорийцам было запрещено входить в ионические святилища; до наших дней сохранился пример такого запрета V века — надпись с острова Парос.

Такие явления, как напряженность между дорийцами и ионийцами, берущие свое начало в Темных Веках, являются напоминанием о том, что греческая цивилизация не возникла без предупреждения или незагрязненной тем, что было раньше. Сама темная эпоха выходит за рамки этой статьи. Однако нельзя не заметить, что археологические находки, как правило, ставят под сомнение всю концепцию Темных веков, показывая, что некоторые черты греческой цивилизации, которые, как считалось, не существовали до 800 г. до н. Э., На самом деле могут быть отодвинуты на целых два столетия назад. .Достаточно одного примера, выбранного из-за его отношения к возникновению греческого города-государства или полиса. В 1981 году археология отдернула завесу над «самой темной» фазой из всех, Протогеометрическим периодом ( c. 1075–900 до н. Э.), Который получил свое название от геометрических фигур, нарисованных на керамике. Могила, богатая по меркам любого периода, была обнаружена на месте под названием Лефканди на Эвбее, острове вдоль восточного склона Аттики (территория, контролируемая Афинами). В могиле, датируемой примерно 1000 г. до н. Э., Находятся (вероятно, кремированные) останки мужчины и женщины.Большой бронзовый сосуд, в котором был захоронен прах мужчины, был доставлен с Кипра, а золотые изделия, захороненные вместе с женщиной, великолепны и изящны по своему мастерству. Также были обнаружены останки лошадей; животные были похоронены с их кусочками трензеля. Могила находилась в большом разрушенном доме, форма которого соответствует форме греческих храмов двумя веками позже. Раньше считалось, что эти храмы были одним из первых проявлений «монументализации», связанного с возникновением города-государства.Таким образом, эта находка и находки, сделанные на нескольких близлежащих кладбищах до 1980 года, свидетельствующие о дальнейших контактах между Египтом и Кипром между 1000 и 800 годами до нашей эры, являются важным свидетельством. Они показывают, что по крайней мере один уголок одного острова Греции не был ни бедным, ни изолированным в период, который обычно считался обоими. Трудность состоит в том, чтобы понять, насколько исключительным был Лефканди, но, с любой точки зрения, он пересмотрел прежние представления о том, что было, а что невозможно в начале 1-го тысячелетия до н. Э.

Халкида | Греция | Britannica

Chalcis , Modern Greek Khalkís , city и dímos (муниципалитет) на острове Эвбея (Évvoia), periféreia (регион) Центральной Греции (новогреческий: Stereá Elláda), западная Греция. Он расположен в самом узком месте (измеряется всего в ярдах) канала Еврипус (Evrípos), который отделяет Эвбею от материковой части Греции и разделяет Эвбейский залив на северный и южный заливы.

Халкида

Халкида, остров Эвбея, Греция.

Luu

Перекресток торговых путей из Фессалии, Фракии, Македонии и Аттики. Халкида боролась со своей соседкой Эретрией за владение Лелантинской равниной, одержав победу в Лелантинской войне 7 века до нашей эры. Ионийцы Халкиды были многочисленными колонистами Сицилии, Италии, Сирии и полуострова Халкидики. Город встал на сторону беотийцев против Афин (506 г. до н. Э.) И в результате поражения обнаружил, что его земли разделены между афинскими поселенцами. Он сражался против персов при Платеях (479 г.), а затем присоединился к Делосскому союзу и до 411 г. до н. Э. Возглавил серию восстаний против Афин.Аристотель умер в Халкиде (322 г. до н. Э.).

Под Римом город приобрел большое значение, но подвергся репрессиям, когда присоединился к ахейцам (146 г. до н. Э.) В их последней войне против Рима. В раннехристианскую эпоху он был известен как Еврип. Венецианцы ( c. 1209–1470) сделали его столицей королевства Негропонт (Эвбея) и удерживали его до турецкого завоевания 1470 года. Халкида стала частью королевства Греции в 1830 году. С 1940 по 1944 год город был оккупирован немцами.

Рост и процветание Халкиды после Второй мировой войны частично объяснялись его популярностью как курорт для Афин, а частично — оживленной торговлей сельскохозяйственной продукцией; продается домашний скот и масло. Крупный цементный завод в Авлоне экспортирует свою продукцию через местные порты. Город включает старый город, или Костро, и промышленный район (винокурни и сельскохозяйственные орудия) Проастион. От древнего города ничего не осталось. Необычным явлением является нерегулярное приливное течение Evrípou (быстрое течение), которое меняет направление шесть-семь раз в день, а в зависимости от сезона — чаще.Поворотный мост (1962 г.), соединяющий Эвбею с материком, является последним в серии пролетов, датируемых 411 г. до н. Э. Поп. (2001) город, 55 264; муниципалитет, 92 809; (2011) город, 59 125; муниципалитет, 102 223.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Греция | Острова, города, язык и история

Греция , самая южная из стран Балканского полуострова. География сильно повлияла на развитие страны.Горы исторически ограничивали внутренние коммуникации, но море открывало более широкие горизонты. Общая площадь суши Греции (пятую часть которой составляют греческие острова) сопоставима по размеру с Англией или американским штатом Алабама.

Британская викторина

Какая страна больше по площади? Викторина

Эта викторина покажет вам две страны.Выберите тот, который больше по общей площади. Статистика взята из этого списка, так что изучайте его для получения несправедливого преимущества!

В Греции более 2000 островов, из которых около 170 населены; некоторые из самых восточных островов Эгейского моря находятся всего в нескольких милях от побережья Турции. Столица страны — Афины, которые быстро росли во второй половине 20 века. Аттики (древнегреческий: Аттика), район вокруг столицы, в настоящее время является домом для примерно одной трети всего населения страны.

Греция Encyclopædia Britannica, Inc.

Согласно греческой легенде, Бог распределил землю через сито и использовал оставшиеся камни для строительства Греции. Бесплодный ландшафт страны исторически заставлял людей мигрировать. Греки, как и евреи и армяне, традиционно были людьми диаспоры, и несколько миллионов человек греческого происхождения живут в разных частях мира. Xeniteia , или пребывание в чужих странах, с сильным подтекстом ностальгии по далекой родине, было центральным элементом исторического опыта греческого народа.

Греция — это одновременно европейская, балканская, средиземноморская и ближневосточная страна. Он расположен на стыке Европы, Азии и Африки и является наследником классической Греции, Византийской империи и почти четырехвекового османского турецкого владычества.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Земля

Греция граничит с Эгейским морем на востоке, Средиземным морем на юге и Ионическим морем на западе.Только на севере и северо-востоке у него есть сухопутные границы (всего около 735 миль [1180 км]), с запада на восток, Албания, Республика Северная Македония ( см. Примечание исследователя: Македония: происхождение названия ), Болгарии и Турции. Греческий пейзаж примечателен не только своей суровой красотой, но и своей сложностью и разнообразием. Преобладают три стихии: море, горы и низина. Материковая часть Греции резко изрезана; рукава и заливы моря проникают настолько глубоко, что лишь небольшая клиновидная часть внутренней части находится на расстоянии более 50 миль (80 км) от побережья.Скалистые мысы и полуострова простираются к морю, где есть множество островных дуг и архипелагов. Самая южная часть материковой Греции, полуостров Пелопоннис (древнегреческий: Пелопоннес), соединяется с материком только узким перешейком во главе залива Коринтиакос (Коринф). Гористая местность Греции покрывает около четырех пятых территории страны, большая часть которой глубоко расчленена. Ряд материковых горных цепей, идущих с северо-запада на юго-восток, окружает узкие параллельные долины и многочисленные небольшие бассейны, в которых когда-то были озера.Эти внутренние долины и бассейны с речными равнинами и тонкими прерывистыми полосами прибрежной равнины составляют низменность. Несмотря на то, что на ее долю приходится лишь около одной пятой территории страны, низменность играет важную роль в жизни страны.

Рельеф

В основе этих элементов ландшафта лежат три характеристики геологии и структуры. Во-первых, северо-восток Греции занят устойчивым блоком древних (герцинских) твердых пород. Во-вторых, более молодые и более слабые породы, большинство из которых имеют известняковое происхождение, составляют западную и южную часть Греции.Они были сильно сложены во время фазы формирования Альп в периоды палеогена и неогена (примерно от 66 до 2,6 миллиона лет назад), когда движения Земли толкали более мягкие отложения с востока на северо-восток на непоколебимый герцинский блок и создавали серию примерно параллельных тектонических зон. отсюда возник горно-долинный рельеф. В-третьих, и герцинский блок, и эллидский (альпийский) хребты впоследствии были подняты и разрушены тектоническими движениями. Эти смещения образовали затонувшие бассейны Ионического и Эгейского морей, а также неровные края, столь типичные для пейзажа Греции.Землетрясения — частые напоминания о том, что подобные движения земли продолжаются, особенно вдоль основных линий разломов. Одним из результатов геологической нестабильности региона является повсеместное присутствие мрамора, который представляет собой известняк, измененный под действием давления и тепла. Сейсмические возмущения иногда связаны с вулканическими взрывами, особенно на острове Тира (древнегреческий: Тера; также называемый Санторини), который был фактически разрушен крупным извержением во 2-м тысячелетии до нашей эры.Жерла островов Камени в заполненном морем взрывном кратере Тира остаются активными. Остров Милос (Мелос), который возвышается на 2465 футов (751 метр) над уровнем моря, сложен молодыми вулканическими породами.

Рельеф и геология служат основой для описания греческого ландшафта с точки зрения шести основных регионов: центральной, северо-восточной, восточной, южной и западной материковой Греции, а также островов.

Центральная горная цепь, горы Пиндос (древнегреческий: Пинд), составляет ядро ​​материковой Греции.Следуя общей тенденции гор Балканского полуострова с северо-запада на юго-восток, пиндосы спускаются с границ Албании и Северной Македонии, создавая мощный барьер. Два перевала Метсовон и гора Тимфристос делят хребет на три части: довольно открытый сегмент на севере, где непроницаемые сланцы и песчаники выветрились и превратились в обширные возвышенные долины и пологие холмы; собственно Пиндос в центре, около 20 миль (32 км) в ширину и преимущественно известняковый; и почти непреодолимая зона на юге, шириной около 50 миль (80 км), глубоко прорезанная извилистыми реками и состоящая из смеси известняка, сланца и песчаника.Самая высокая точка хребта, гора Смоликас, высотой 8 652 фута (2637 метров), находится на севере.

Северо-Восточная Греция: Македония и Траки

Несколько топографических регионов окружают главное горное ядро ​​и часто пронизаны его продолжениями. Самая северная часть, примерно регионы Греческой Македонии (Македония) и Фраки (Фракия), простирается в длинной узкой полосе с востока на запад между побережьем Эгейского моря и границей со странами Северной Македонии и Болгарии.Он состоит из покрытых лесом кристаллических горных массивов и плато, образованных трещинами герцинского блока и отделенных друг от друга аллювиальными отложениями пяти великих рек северной Греции: Марица (Эврос), Нестос, Стримонас (Струма). , Вардарайс (Вардар; Аксиос;) и Алиакмонос (Алиакмон). Раскол герцинского периода также объясняет странную трехконечную форму полуострова Халкидики (Халкидики), на восточном выступе которого находится гора Афон (Святая гора), которая является известным местом греческих православных монашеских общин.Вдоль и за болгарской границей возвышаются горы Родопи (Родопы), в основном состоящие из крутых и наклонных плато, достигающих 7260 футов (2213 метров) на горе Эрвилос. Река Марица в своей низменной заболоченной долине отмечает турецкую границу. Отсюда до низовья реки Стримонас тянется череда равнин, некоторые из которых часто заболочены, например, дельтовая равнина нижнего Нестоса, а другие превращены в плодородные сельскохозяйственные угодья, как в случае бывшего озера Ахинос.Внутри страны есть бассейны структурного происхождения, такие как Драмасская равнина (Драма). Озера Коронея (Korónia) и Вулви, отделяющие полуостров Халкидики от остальной части побережья, также занимают структурные впадины. Дальше на запад большая равнина, дренируемая реками Вардарайс и низовьями реки Алиакмонос, постоянно расширяется по мере того, как дельты рек впадают в залив Термаикос (Термаи). Лесные горы Вермион (Вермио) и за ними бесплодные внутренние бассейны вокруг озер Вегоритида (Vegorrítis) и Кардица отмечают границу с горами Пиндос.

биология | Определение, история, концепции, отрасли и факты

Биология , изучение живых существ и процессов их жизнедеятельности. Эта область занимается всеми физико-химическими аспектами жизни. Современная тенденция к междисциплинарным исследованиям и объединению научных знаний и исследований из разных областей привела к значительному совпадению области биологии с другими научными дисциплинами. Современные принципы других областей — например, химии, медицины и физики — интегрированы с принципами биологии в таких областях, как биохимия, биомедицина и биофизика.

биология; микроскоп

Исследователь с помощью микроскопа исследует образец в лаборатории.

© Раду Разван / Fotolia

Популярные вопросы

Что такое биология?

Биология — это отрасль науки, изучающая живые организмы и их жизненные процессы. Биология охватывает различные области, включая ботанику, охрану, экологию, эволюцию, генетику, морскую биологию, медицину, микробиологию, молекулярную биологию, физиологию и зоологию.

Почему важна биология?

Где работают выпускники биологических специальностей?

Выпускники биологических специальностей могут работать на самых разных должностях, для некоторых из них может потребоваться дополнительное образование.Человек со степенью в области биологии может работать в сельском хозяйстве, здравоохранении, биотехнологии, образовании, охране окружающей среды, исследованиях, судебной медицине, политике, научном общении и во многих других областях.

Биология разделена на отдельные разделы для удобства изучения, хотя все подразделения взаимосвязаны по основным принципам. Таким образом, хотя принято отделять изучение растений (ботаника) от исследования животных (зоология) и изучение структуры организмов (морфология) от функции (физиология), все живые существа имеют общие определенные биологические свойства. явления — например, различные способы размножения, деления клеток и передачи генетического материала.

Биология часто рассматривается на основе уровней, которые имеют дело с фундаментальными единицами жизни. Например, на уровне молекулярной биологии жизнь рассматривается как проявление химических и энергетических преобразований, которые происходят между многими химическими составляющими, составляющими организм. В результате развития все более мощных и точных лабораторных инструментов и методов стало возможным понять и определить с высокой точностью не только конечную физико-химическую организацию (ультраструктуру) молекул в живом веществе, но и способ воспроизводства живого вещества. на молекулярном уровне.Особенно важным для этих достижений был рост геномики в конце 20-го и начале 21-го веков.

Клеточная биология — это изучение клеток — фундаментальных единиц структуры и функций живых организмов. Впервые клетки были обнаружены в 17 веке, когда был изобретен составной микроскоп. До того времени отдельный организм в целом изучался в области, известной как биология организма; эта область исследований остается важным компонентом биологических наук. Популяционная биология имеет дело с группами или популяциями организмов, населяющих данную территорию или регион.На этот уровень включены исследования ролей, которые определенные виды растений и животных играют в сложных и самовоспроизводящихся взаимоотношениях, существующих между живым и неживым миром, а также исследования встроенных средств контроля, которые естественным образом поддерживают эти отношения. . Эти общие уровни — молекулы, клетки, целые организмы и популяции — могут быть дополнительно подразделены для изучения, что дает начало таким специализациям, как морфология, таксономия, биофизика, биохимия, генетика, эпигенетика и экология.Область биологии может быть особенно связана с исследованием одного вида живых существ — например, изучение птиц в орнитологии, изучение рыб в ихтиологии или изучение микроорганизмов в микробиологии.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Основные понятия биологии

Биологические принципы

Концепция гомеостаза — что живые существа поддерживают постоянную внутреннюю среду — была впервые предложена в 19 веке французским физиологом Клодом Бернаром, который заявил, что «все жизненные механизмы, какими бы разнообразными они ни были, имеют только одну цель: сохранение постоянные условия жизни.”

Как первоначально задумал Бернар, гомеостаз применялся к борьбе одного организма за выживание. Позднее эта концепция была расширена, чтобы включить любую биологическую систему от клетки до всей биосферы, все области Земли, населенные живыми существами.

Единство

Все живые организмы, независимо от их уникальности, обладают определенными общими биологическими, химическими и физическими характеристиками. Все они, например, состоят из основных единиц, известных как клетки, и одних и тех же химических веществ, которые при анализе обнаруживают заметное сходство даже в таких разрозненных организмах, как бактерии и люди.Более того, поскольку действие любого организма определяется тем, как взаимодействуют его клетки, и поскольку все клетки взаимодействуют примерно одинаково, основное функционирование всех организмов также схоже.

клеток

Клетки животных и растений содержат мембраносвязанные органеллы, включая отдельное ядро. Напротив, бактериальные клетки не содержат органелл.

Британская энциклопедия, Inc.

Существует не только единство основной живой субстанции и функционирования, но и единство происхождения всего живого.Согласно теории, предложенной в 1855 году немецким патологом Рудольфом Вирховым, «все живые клетки возникают из уже существующих живых клеток». Эта теория кажется верной для всех живых существ в настоящее время при существующих условиях окружающей среды. Если, однако, жизнь зарождалась на Земле более одного раза в прошлом, тот факт, что все организмы имеют одинаковую базовую структуру, состав и функции, может указывать на то, что только один первоначальный тип преуспел.

Общее происхождение жизни могло бы объяснить, почему у людей или бактерий — и во всех промежуточных формах жизни — одно и то же химическое вещество, дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК), в форме генов определяет способность всего живого вещества воспроизводить себя. именно так и для передачи генетической информации от родителей к потомкам.Более того, механизмы этой передачи следуют шаблону, который одинаков для всех организмов.

Каждый раз, когда происходит изменение в гене (мутация), происходит какое-то изменение в организме, который содержит этот ген. Именно это универсальное явление порождает различия (вариации) в популяциях организмов, из которых природа отбирает для выживания тех, кто лучше всего справляется с изменяющимися условиями окружающей среды.

риторика | Определение, история, типы, примеры и факты

Традиционная и современная риторика

Традиционная риторика ограничивается идеями и терминами, разработанными риторами или риторами в классический период Древней Греции, примерно в V веке до нашей эры, для обучения искусству публичных выступлений своих сограждан в греческих республиках, а позже , детям богатых во времена Римской империи.Публичное выступление считалось высшим достижением собственно образования, а риторика была в центре образовательного процесса в Западной Европе около 2000 лет. Institutio oratoria (до 96 г. н.э .; «Обучение оратора») римского ритора Квинтилиана, возможно, самый влиятельный учебник по образованию из когда-либо написанных, на самом деле был книгой о риторике. Неизбежно, что в такой давней традиции произошли незначительные смещения акцентов, и долгое время даже написание писем относилось к сфере риторики; но он постоянно делал упор на творение, давая указания тем, кто желает начать общение с другими людьми.

Современная риторика сместила акцент на одитора или читателя. Литературная критика всегда заимствовала из риторики — стилистические термины, такие как антитеза и метафора, были изобретены классическими риторами. Когда язык стал предметом постоянной научной озабоченности, ученые неизбежно обратились за помощью к классическим теориям риторики. Но современная риторика — это гораздо больше, чем просто набор терминов. Перспектива, с которой он рассматривает текст, отличается от точки зрения других дисциплин.История, философия, литературная критика и социальные науки склонны рассматривать текст, как если бы он был своего рода картой мысли автора по определенному предмету. Риторики, привыкшие в рамках своей традиционной дисциплины смотреть на общение с точки зрения коммуникатора, рассматривают текст как воплощение намерения, а не как карту. Они знают, что это намерение в его формулировке зависит от аудитории. Они также знают, что структура дискурса является результатом его намерения.Таким образом, забота об аудитории, намерении и структуре — это отличительная черта современной риторики. Он так же связан с процессом интерпретации или анализа, как и с процессом творения или генезиса.

Риторический анализ на самом деле является аналогом традиционного риторического генезиса: оба рассматривают сообщение через ситуацию одитора или читателя, а также через ситуацию говорящего или писателя. Оба рассматривают сообщение как составное из элементов времени и места, мотивации и реакции.Акцент на контексте автоматически превращает литературного критика или переводчика в риторику и отличает этот подход от других видов вербального анализа. Критики, которые настаивали на изоляции или абстрагировании литературного текста от разума его создателя и от среды его создания, обнаружили, что не могут абстрагировать его от ситуации его читателя. Некоторые современные критики присоединились к риторам, осуждая безрассудство всех подобных попыток абстракции.При интерпретации любого текста — скажем, речи Елизаветы I из Англии в Тилбери, Эссекс, или пьесы великого индуистского поэта V века Калидасы — ритор должен творчески воссоздать исходную ситуацию этого текста, а также приложить усилия. чтобы понять те факторы, которые обусловливают настоящее понимание.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Теперь весь дискурс попадает в компетенцию ритора. Современные риторики отождествляют риторику больше с критической точкой зрения, чем с художественным продуктом.Они оправдывают распространение своих интересов на другие литературные области на основе изменения взглядов на природу человеческого разума. Современные философы школ экзистенциализма и феноменолога решительно оспаривают предположения, согласно которым в прошлом выделялись такие дуальности, как знание и мнение, убеждение и убеждение, разум и эмоции, риторика и поэзия и даже риторика и философия. Старая грань между очевидным и вероятным стерлась.Согласно этим современным философам, основным методом суждения человека является аргументация, будь то в диалоге с другими людьми или с текстом, и результаты обязательно относительны и временны. Такие современные философы используют юридические баталии в зале суда как базовые модели процесса, через который проходит каждый человек, приобретая знания или мнения. Для некоторых философия и риторика слились воедино, а сама риторика стала еще одним слиянием предмета, обсуждаемого Аристотелем не только в его Риторике , но и в Темах , которые он разработал для диалектики, для обсуждения между экспертами.Согласно этой точке зрения, философы участвуют в риторической транзакции, которая пытается убедить в диалогическом процессе сначала самих себя, а затем, посредством своих высказываний, других. Именно в этом «аргументированном» свете риторически обученный читатель или одитор интерпретирует все тексты и оправдывает их включение в сферу риторики.

Риторика стала пониматься не столько как совокупность теории или как определенные типы искусственных техник, сколько как неотъемлемый компонент всего человеческого дискурса.Как корпус дискурсивной теории риторика традиционно предлагала правила, которые представляют собой просто артикуляцию современного отношения к определенным видам прозы и, как правило, отождествлялись с речами, в которых конкретное намерение убедить наиболее очевидно. Но современная риторика не ограничивается ни предложением правил, ни изучением актуальных и преходящих продуктов споров. Скорее, связав свое традиционное внимание к творчеству с упором на интерпретацию, современная риторика предлагает перспективу для открытия суффузии текста и содержания, унаследованного в рамках любого дискурса.И для его двойных задач, анализа и генезиса, он также предлагает методологию: раскрытие тех стратегий, посредством которых любой оратор или писатель вовлекает интересы, ценности или эмоции аудитории в свой дискурс. Перспектива обозначена термином «ситуация»; методологию, по примеру некоторых современных философов, можно обозначить термином аргументация. С самого начала следует отметить, что можно изучать не только намерение, аудиторию и структуру дискурсивного акта, но также формирующие эффекты самого средства коммуникации как на коммуникатора, так и на коммуниканта.Следует предположить, что те риторические инструменты, которые потенциально воздействуют на аудиторию определенным образом, производят в некоторой степени аналогичные эффекты и внутри писателя или говорящего, направляя и формируя его дискурс.

Элементы риторики

Для задач, налагаемых риторическим подходом, одними из наиболее важных инструментов, унаследованных от древности, являются фигуры речи: например, метафора или сравнение двух якобы несходных явлений, как в знаменитом сравнении английского поэта 17 века. Джон Донн о его душе и его любовнице до ног на компасе геометра в его «Прощании: Запрещение скорби»; другая — аллегория, расширенная метафора, как в классике английской прозы Джона Буньяна Pilgrim’s Progress (1678, 1684), где метод человека обретения христианского спасения сравнивается с дорогой, по которой он идет, и сравнение поддерживается с до такой степени, что он становится центральным структурным принципом всей работы.Можно сказать, что такие фигуры относятся либо к структуре дискурса, локальному цвету или деталям, либо к структуре, форме общего аргумента. Древние риторы проводили функциональное различие между тропом (например, метафорой, структурным эффектом) и схемой (например, аллегорией, структурным принципом). К первой категории относятся такие фигуры, как метафора, сравнение (сравнение, объявленное словами «подобное» или «как»), персонификация (приписывание человеческих качеств нечеловеческому существу или объекту), ирония (несоответствие между буквальным утверждением говорящего и его отношением. или намерение), гипербола (преувеличение или преувеличение) или преуменьшение и метонимия (замена одного слова другим, которое оно предлагает или с которым оно каким-либо образом связано — как часть к целому, иногда известная как синекдоха).К последней категории принадлежали такие фигуры, как аллегория, параллелизм (построение предложений или фраз, синтаксически похожих друг на друга), антитезис (объединение противоположностей в одно высказывание — «Быть ​​или не быть, вот в чем вопрос»), скопления (скопление) утверждений или фраз, которые говорят, по сути, одно и то же), апостроф (поворот от своей непосредственной аудитории к другому, который может присутствовать только в воображении), энтимема (слабо силлогистическая форма рассуждения, в которой говорящий предполагает, что любой недостающий помещения будут предоставлены аудиторией), interrogatio («риторический» вопрос, который задается для аргументации и не требует ответа) и gradatio (постепенное продвижение от одного утверждения к другому до достижения кульминации) .Однако определенное смещение категорий троп и схемы стало неизбежным не только потому, что риторы непоследовательно использовали термины, но и потому, что хорошо построенный дискурс отражает слияние структуры и фактуры. Одно практически неотличимо от другого. Например, сравнение компаса Донна создает текстуру, которую невозможно отделить от других эффектов в стихотворении; скорее, это согласуется со структурным принципом, который делает сравнение уместным и последовательным.Прежде всего, современный ритор будет настаивать на том, чтобы фигуры, как и все элементы риторики, отражали и определяли не только процессы концептуализации в уме говорящего, но и потенциальную реакцию аудитории. По всем этим причинам фигуры речи являются решающим средством исследования транзакционной природы дискурса.

Риторика или в дискурсе

Используя риторический подход к различным дискурсивным актам, можно говорить о риторике дискурса — скажем, стихотворения Роберта Браунинга «Моя последняя герцогиня» (1842) — и иметь в виду стратегии, с помощью которых поэт общался со своими современниками. в данном случае викторианцы или современный человек — его нынешние читатели; или можно говорить о риторике в как дискурсе и иметь в виду под этим стратегии, посредством которых персонаж, герцог Феррарский, который произносит стихотворение Браунинга в драматико-монологической манере, общается со своей аудиторией в стихотворении, в данном случае с эмиссаром из отец следующей герцогини Феррары.Эти два вида риторики не обязательно дискретны: например, в ораторском искусстве или в лирической поэзии, предполагается, что создатель и его личность идентичны. В какой-то степени различие между тремя голосами дискурса, проведенное Аристотелем, все еще сохраняется. Поэт, согласно Аристотелю, говорит своим голосом в лирической поэзии, своим голосом и голосами своих героев в эпосе (или повествовании) и только голосами своих героев в драме. Таким образом, говорящий ораторской или большей части научной прозы подобен лирическому оратору, с меньшей свободой, чем у последнего, либо универсализировать, либо создавать творчески свою собственную аудиторию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *