27.10.2021

Гельштат теория: Гештальт – теория

Содержание

Гештальт – теория

Гештальт-подход был разработан Фредериком Перлзом в 60-е годы прошлого столетия. Эта теория вобрала в себя положения гештальт-психологии, анализа характеров Райха, восточных религий и экзистенциализма. Гештальт-подход в большей степени ориентирован на сильные стороны личности, чем на патологию. Базовая идея гештальт-теории заключается в том, что всем людям присуще стремление к эмоциональному и физическому здоровью, стремление к интеграции ума и тела и стремление к балансу.  Эта идея основана на способности психики к саморегуляции, на творческом приспособлении организма к окружающей среде.

Стремление к целостности и равновесию достигается через расширение осознания, через принятие личной ответственности человека за все свои действия, намерения, ожидания и  выбор. Гештальт-подход утверждает веру в способность каждого человека излечиться через осознание, т.е «осознание, само по себе, целебно» (Gestalt Therapy Verbatim Perls, 1969, p.17)

Что же означает слово гештальт? В переводе с немецкого – это сочетание фигуры и фона. Исследователи восприятия обнаружили, что люди организуют воспринимаемую ими информацию так, что важные события и факты занимают центральное место в сознании, создавая фигуру, а менее важные – периферическое, являясь фоном. По мере того, как сознание насыщается основным образом, он уходит в фон, а в качестве фигуры начинает выступать другой объект. Процесс этот ритмичен и беспрерывен.

 

Ф.Перлз применил этот образ к работе личности в целом. Центральной фигурой гештальта является актуальная потребность, которая будучи удовлетворена, завершает гештальт, т.е теряет первоначальную значимость, отступает на задний план, становясь фоном, а на передний план выходит новая неудовлетворённая потребность. Этот ритм формирования и завершения гештальта является естественным процессом существования организма. Когда же ситуация не позволяет удовлетворить потребность, последняя не может уйти на второй план и освободить место другим потребностям, так нарушается естественный цикл жизнедеятельности, оставляющий незавершёнными гештальты.


«Знание уже присутствует «
Пара моментов абсолютно принципиальна в Гештальте. Один из них – это то, что вы уже знаете все, что вам нужно знать для того, чтобы вести совершенно удовлетворительную и удовлетворяющую, счастливую и эффективную жизнь. Вы имеете это прямо сейчас. Но…

Существует  запрет на знание того, что вы знаете

В дополнение к тому, что вы научились всему этому, вы также научились не пользоваться этим. Мы действительно научены не применять собственную мудрость. Мы  обладаем невероятно тонко настроенным чудесно эффективным снаряжением, но мы завалили его мусором и даем ему ржаветь.
Гештальт ничему не должен учить. Ничему. Вы уже знаете это. Все, что нам нужно, – это способы разблокировать, отпереть, отпустить.» (Джон Энрайт «Гештальт беглым взглядом»)

И способы эти есть. Гештальт приемы — управляемое воображение, работа со снами, рисование, ролевые игры и многое другое, — позволяют четче осознать, принять и выразить свои чувства, а с их помощью понять и потребности, что приводит к разрешению  конфликта потребностей и помогает наладить первоначальный ритм.

По гештальт-теории формой здорового существования является:

 

• Жить «сейчас», в настоящий момент времени,

 

• Жить «здесь», в данной ситуации,

 

• Принимать себя таким, какой я есть,

 

• Воспринимать и взаимодействовать со своим окружением, с таким, какое оно есть, а не с таким, каким бы хотелось, чтобы оно было,

 

• Быть честным с самим собой,

 

• Выражать то, что ты хочешь, о чём думаешь, что чувствуешь, а не манипулировать собой и другими при помощи рационализации, ожиданий, осуждений и искажений,

 

• В полной мере испытывать все эмоции, которые возникают, как приятные, так и неприятные,

 

• Не принимать тех внешних требований, которые входят в противоречие с собственным лучшим знанием о себе,

 

• Быть готовым к новому опыту,

 

• Быть открытым к изменению и росту,

 

• Сохранять в памяти прошлое и в перспективе заботиться о будущем.

Результатом работы в гештальт-подходе, как правило, является ощущение большей свободы, уверенности в себе и доверия к окружающим, снижения уровня тревоги, лучшее понимание своих желаний и потребностей, осознание и постановка целей, а также путей их достижения.

Подробнее о Ф. Перлзе http://perls.hpsy.ru/biography.php

искусство контакта [Новый оптимистический подход к человеческим отношениям]

Гештальт-теория

На самом деле, почему Gestalt? Что хотят выразить с помощью этого «странного» термина? Почему не говорить на смеси французского и английского, как это делает весь мир?

Действительно, Gestalt (произносится Гештальт[3]) – это немецкий термин, и обычно пишется с большой буквы, как все существительные в немецком языке. Это слово иногда переводится как «форма» (следовательно, «Гештальт-теория» – это «теория формы»), но на самом деле речь идет о чем-то намного более сложном, так что никакое слово на другом языке не в состоянии точно перевести его содержания. Именно поэтому термин «Гештальт» оставили как во французском языке (оно вошло в словарь), так и в английском, русском и японском!

Глагол «gestalten» (гештальтен) означает «придавать форму, задавать определенную структуру». Результат, гештальт, является, следовательно, структурированной формой, полной и несущей смысл. Например, один и тот же стол имеет разные значения в зависимости от того, лежат ли на нем книги или бумаги, покрыт ли он скатертью и на нем стоят тарелки (его глобальный гештальт изменяется).

Ведь на самом деле с момента нашего рождения первой значимой «формой», которую мы узнаем, является Гештальт: лицо нашей матери. Новорожденный еще не воспринимает детали, но глобальная форма является «значимой» для него.

Наше восприятие подчиняется некоторым законам: так, целостность (в нашем примере, человеческое лицо) не может быть сведена к простой сумме воспринимаемых стимулов; точно так же, как вода представляет собой нечто иное, чем кислород и водород; симфония не то же самое, что последовательности нот. Итак, согласно данному закону, целое отличается от суммы его частей.

Другой закон гласит, часть в целом есть нечто иное, чем эта же самая часть в изолированном виде или включенная в какое-то другое целое

– а посему ее специфические свойства вытекают из ее места или ее функции в каждом из этих целых. Так, например, крик во время игры нечто иное, чем крик на пустой улице; быть раздетым под душем не то же самое, что прогуливаться голым по Елисейским Полям!..

Следовательно, для того, чтобы понять поведение или ситуацию, важно не столько их анализировать, сколько взглянуть на них с синтетической точки зрения, воспринимать их в целом, в глобальном контексте, обладать не столько «заостренным», сколько широким взглядом: часто «контекст» оказывается более значимым, чем «текст». Так, для того чтобы проанализировать политическое событие в другом государстве, не достаточно отправить туда «на парашюте» специального посланца; важнее обладать

синтетическим глобальным видением мировой экономики и сведениями о расстановке основных политических сил.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

ТЕОРИЯ ГЕШТАЛЬТА: краткое руководство для дизайнеров | by Helena Shchepilina

Используйте принципы гештальта, чтобы сделать ваши проекты более последовательными, а визуальную коммуникацию более эффективной.

В 20-х годах прошлого века группа психологов в Германии разработала ряд теорий зрительного восприятия, известных как гештальт-принципы, или теория гештальта.

Наряду с такими системами, как теория сеток (aka теория решеток), принцип золотого сечения и теория цвета, принципы гештальта лежат в основе многих правил дизайна, которым мы следуем сегодня.

Для графических и веб-дизайнеров важно изучить эти принципы. Поняв то, каким образом мы воспринимаем визуальные объекты и их взаимное расположение, мы сможем создать более согласованный дизайн, который будет лучше взаимодействовать с аудиторией.

Одно из значений термина “гештальт” — “единое целое”, что хорошо описывает основную идею, лежащую в основе принципов гештальта. Эти принципы, в частности, объясняют, почему люди склонны видеть целостные структуры прежде, чем различать отдельные визуальные элементы.

Выдающимися основателями теории гешатальта были Max Wertheimer, Wolfgang Kohler, Kurt Koffka.

Несмотря на то, что принципы восприятия разрабатывались в течение многих лет, широкую известность они получили не в последнюю очередь благодаря книге Рудольфа Арнхейма: Искусство и визуальное восприятие (Rudolf Arnheim 1954 года). Эта книга стала одной из ключевых работ по психологии искусства XX века и входит в списки обязательной литературы художественных факультетов университетов.

Базовые принципы организации восприятия. 6 принципов гештальта.

01. Сходство

02. Продолжение / Непрерывность

03. Замыкание / Завершенность

04. Близость

05. Фигура и фон

06. Симметрия и порядок

Используйте описанные принципы, составляя визуальную композицию и ваш дизайн будет согласованным, последовательным и законченным.

Книга Р. Арнхейма поможет вам лучше понять принципы гештальта. Но самый простой и быстрый способ познакомиться с ними — это наглядность. Ниже мы приводим каждый из шести принципов с примерами и коротким описанием.

Отдельные элементы, из которых состоит этот рисунок имеют одинаковые основные характеристики формы.

Сходство возникает, когда объекты похожи друг на друга. Люди часто воспринимают отдельные элементы как образец или группу. Этот эффект используется для создания единой иллюстрации, изображения или сообщения из серии отдельных объектов.

Этот рисунок содержит 11 отдельных объектов, но выглядит как единая композиция, поскольку все формы имеют сходство. Объединение происходит потому, что треугольники на шее орла похожи на формы, которые образуют солнечные лучи.

Сходство между различными элементами может проявляться через форму, цвет, размер, текстуру или значимость. Чем больше общего имеют отдельные элементы, тем больше они согласованы и связаны между собой.

В этой композиции внимание привлекает средний квадрат, поскольку он отличается от остальных и нарушает рисунок подобия.Правая фигурка становится аномальным фокусом, потому что она не похожа на другие формы.Эта обложка для альбома The Beatles Hard Day’s Night использует принципы сходства (подобия) и аномалии

Отдельный, непохожий на другие, элемент может сломать повторяющийся паттерн. Этот эффект называется аномальностью.

В этом примере взгляд движется по дуге через первый элемент конструкции к звезде.

Непрерывность — это закон, по которому взгляд движется вдоль линии, предпочитая видеть единую непрерывную фигуру, а не отдельные элементы.

Глаз зрителя невольно следует за линией. Гладкая плавная перекладина «Н» приводит глаз прямо к кленовому листу. В итоге буква и лист воспринимаются как одно целое.Эта иллюстрация состоит из четырех линий, которые сходятся в центральной точке, но мы предпочитаем видеть две пересекающиеся линии.Логотип Всемирного фонда дикой природы использует принцип закрытия для изображения панды.

Замыкание — это распространенная техника дизайна, которая использует тенденцию человеческого глаза видеть закрытые формы. Принцип завершенности работает там, где объект является неполным или внутреннее пространство элемента не полностью закрыто, но зритель воспринимает его как целое, восполняя недостающую информацию. Эта техника часто ассоциируется с трафаретным изображением, но также тесно связана с формами логотипа.

Блоки слева расположены недостаточно близко: они воспринимаются как отдельные элементы. Квадраты справа воспринимаются как единое целое.

Близость использует близкое расположение элементов для создания групповой связи между этими объектами. Если отдельные элементы похожи между собой, они будут скорее восприниматься как единое целое, даже если являются отдельными элементами.

Человеческие фигуры образуют единое целое (форму дерева) из-за их близости.Формы не обязательно должны повторять друг друга, чтобы сработал принцип близости. Схожие фигуры расположены рядом и составляют более крупное изображение пламени.

Близость или группировка могут быть достигнуты большим количеством общих черт, включая форму, цвет, текстуру, размер или любые другие визуальные атрибуты.

Фигура и фон часто использует идею света и тени, чтобы помочь создать изображение, которое выделяется из ряда фигур

Этот принцип описывает тенденцию глаза видеть и отличать объекты от окружающего их фона. Форма, силуэт или форма воспринимаются как фигура (объект), а окружающая область воспринимается как фон.

Классический пример использует иллюстрацию вазы / подсвечника, чтобы показать два лица, смотрящий друг на друга. Этот же эффект присутствует, например, в дизайне многих логотипов.

Это работает, поскольку человеческий глаз стремиться видеть фигуру (объект переднего плана) и фон (задний план) как две разные плоскости фокуса.

На этом рисунке отношения фигуры и земли изменяются в зависимости от фокусировки внимания, поскольку глаз воспринимает или форму тени, или силуэт светлого лица.А на этом изображении используются сложные отношения фигуры и фона, которые меняются при восприятии листьев, воды и ствола дерева.На известной картине М. К. Эшера “Sky and Water 1” (1938) используется принцип “фигуры и фона”

Все, что не является фигурой, считается фоном, который можно использовать для создания некоторых интересных визуальных эффектов и трюков, особенно когда дизайнер или художник вводит намеренную двусмысленность — излюбленную технику сюрреалиста М. К. Эшера.

Этот принцип гласит, что композиция не должна создавать ощущение беспорядка или дисбаланса, так как в противном случае зритель будет тратить время на поиск недостающего элемента или решение проблемы, а не фокусироваться на сообщении или инструкции.

Симметричные фигуры образуют ветряную мельницу и обеспечивает чувство порядка и баланса

Вы можете упорядочить ваш дизайн, использую баланс и симметрию между его элементами. Это подарит зрителю ощущение гармонии.

Гештальт теория восприятия.

Главные представители – немецкие психологи – М. Вертгаймер, В.Келлер и К.Коффка.  Слово Гештальт можно перевести как «целое» или «организованное». Гештальт подход был противоположен тому, который придерживались структуралисты; вместо того, чтобы пробовать, чтобы разложить сознание на основные элементы, Гештальтпсихологи  утверждали, что наше восприятие и другие умственные процессы организованы так, что целое представляет не только нечто большее, но также полностью отличается от суммы частей.

Гештальттеория первоначально строилась как оппозиция структурализму. Они выдвинули следующие замечания структуралистам. Образ – это целостное образование, неразложимое на части. Мы воспринимаем мир, как фигуры, расположенные на фоне, фигура – есть целостная единица   восприятия, не разложимая на части. Процесс восприятия – это не процесс суммации ощущений, а процесс динамической перцептивной организации предметов, которые находятся в поле восприятия в единое целостное образование. Целое больше, чем сумма частей. Вместо структурного принципа – динамический принцип перцептивной организации

Главный принцип гештальттеории – это целостность восприятия по другому этот принцип называется закон  хорошей фигуры (прегнантности), который означает, что наше восприятие будет настолько «хорошим» (целостным), насколько позволяют данные стимульные условия. Используя закон прегнантности как организующую идею, Гештальт психологи разработали принципы восприятия. Гештальт теоретики подчеркнули важность отношения фигуры и фона. Мы имеем тенденцию организовывать стимулы как центральную или переднеплановую фигуру и фон.

В целом Гештальт психологи выделяли следующие отличия фигуры от фона:

1.       Фигура целостна, а фон аморфен, не дифференцирован, лишён структуры. Фон всегда менее оформлен и структурирован, чем фигура.

2.       Фигура является центром субъективного опыта.

3.       Фигура перцептивно ярче, чем фон, более интенсивна по сенсорным качествам.

4.       Контур у фигуры и у фона один и тот же, феноменально же контур всегда принадлежит фигуре и поэтому она представляется несколько ближе, чем фон. Фигура всегда имеет замыкающие линии, даже если объективно они отсутствуют.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

5.       Фигура более константна, чем фон, она сохраняет свои свойства, а фон нет. Структура реакций на данный стимульный комплекс сохраняется в памяти, то есть если мы однажды восприняли что-либо как фигур, то мы имеем тенденцию воспринимать это как фигуру и при последующих предъявленьях. При изменении освещенности фигура оказывает большее сопротивление изменению цвета, чем фон.

Отношение фигуры и фона можно продемонстрировать на следующих примерах. Все из нас сталкивались с так называемыми двусторонними или реверсивными  фигурами, которые могут рассматриваться двумя способами с одинаковой вероятностью. Когда один  из рисунков рассматривается, как фигура другой превращается в фон. Например, следующую фигуру можно видеть либо как свечу, либо как два лица в профиле, которые смотрят друг на друга. Но какой бы способ рассмотрения такой фигуры вы не выбрали, контур — всегда часть фигуры, но не фона.

Рис. 4.2 Реверсивная фигура «Профиль-свеча»

Другой пример такой фигуры показывают кролика смотрящего в право или утку смотрящую в лево.

Рис. 4.3 Реверсивная фигура «Утка-кролик»

Очень интересна следующая реверсивная фигура, которая показывает либо старуху в профиле, либо девушку, которая почти что отвернулась.

Рис. 4.4 Реверсивная фигура «Девушка-старуха»

Тенденция организовывать зрительное поле в целостную фигуру и фон проявляется на примере конкретных законов восприятия.

1)       Согласно закону сходства, когда части фигуры схожи, они будут восприниматься как включенные в единый образ. Например, большинство людей непосредственно воспринимают точки на рисунке как два треугольника, сформированные кругами различного размера

Рис. 4.5 Закон сходства

2)       Согласно закону близости, элементы, которые расположены рядом с друг другом, скорей всего, воспринимаются как части одной и той же фигуры.

Рис. 4.6 Закон близости

3)       Согласно закону завершенности, люди имеют тенденцию завершать незавершенные контуры фигуры или заполнять отсутствующие части в неполной фигуре, так, чтобы, что они выглядели как нечто более целое чем то, чем они на самом деле являются.

Рис. 4.7 Закон завершенности

Закон завершенности заставляет нас добавлять отсутствующие контуры. Фигуры с иллюзорным контуром демонстрируют его действие. На рисунке мы видим контур квадрата, которого на самом деле нет.

Рис. 4.8 Иллюзорный контур

4)       Наконец, закон непрерывности утверждает, что люди связывают отдельные элементы, так что они формируют непрерывную линию или образ, который имеет смысл. Элементы образующие плавное направление имеют тенденцию восприниматься вместе. Иллюстрирует это спираль Фрезера, которая на самом деле вообще не является спиралью! В этом можно убедиться, если проследить карандашом по любой из окружностей, составляющих спираль.

Рис. 4.9 Спираль Фрезера

Закон непрерывности иллюстрируется так же следующей фигурой.   

Рис. 4.10 Закон непрерывности

Этот паттерн можно представить, как серию отдельных полуокружностей, но так как стимулы плавно перетекают в друг друга мы воспринимаем их как прямую и синусоиду.

5)       Общая судьба. Элементы, которые двигаются или меняются вместе будут восприниматься как целое.

6)       Объективная установка. Однажды воспринятая организация имеет тенденцию видеться в сходных организациях, непосредственно следующих за ней. Если мы что-либо восприняли как фигуру, то в дальнейшем мы с большей вероятностью воспринимаем этот же объект как фигуру, а не фон.

Недавно, Ирвин Рок и Стефан Пальмер (1990)предложили два дополнения к Гештальт законам группировки восприятия.

7)       Общая область ведет к тенденции группировать элементы, которые расположены в одной и той же перцептивной зоне.

Рис. 4.11 Закон общей области

8)       Связанность, которая может быть,   наиболее элементарный принцип группировки всего, ведет к сильной тенденции зрительной системы воспринимать любую однородную, связанную область, например точки, линии или более сложные объекты, как отдельную единицу.

Рис. 4.12 Закон связанности

В законах речь идет о динамике организации, о взаимодействии сил, которые есть в зрительном поле и которые осуществляют работу по организации фигур. Понятие перцептивных сил – так же одно из центральных в гештальт подходе. Существуют два типа перцептивных сил, которые действуют в противоположенном направлении:

1.       Связывающие силы.

2.       Сдерживающие силы.

Наиболее ярко работа этих сил проявляется в случае реверсивных фигур. Когда фон становится фигурой происходит ее расширение, происходит реорганизация перцептивных сил. Для объяснения подобных феноменов гештальтпсихологи использовали принцип изомрофизма, согласно которому процессы которые происходят в сознании подобны тем, что происходят в нервной системе.  Когда на органы чувств осуществляется воздействие мозг реагирует на него как целое. В нервной системе образуются различные поля возбуждения, с различными величинами потенциалов, так как мозг является электролитом, то между этими полями возбуждения начинается силовое взаимодействие. Подобное силовое взаимодействие мы наблюдаем и в восприятии при фигурообразовании.

Гештальттеория, главным образом, объясняет феномен конфигурации, внешнее воздействие – это сложные потоки физической энергии. Процесс восприятия — это процесс динамической перцептивной организации, природа которого объясняется через существование изоморфизма.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Что такое гештальт, или Почему официант сразу забывает выполненный заказ — T&P

«Теории и практики» продолжают объяснять смысл часто употребляемых выражений, которые зачастую используются в разговорной речи в абсолютно неправильном значении. В очередном выпуске рубрики — в чем секрет картин Ренуара и почему мы понимаем слово, даже если в нем поменять местами почти все буквы.

«Тебе просто надо закрыть гештальт» — такой совет можно услышать от доброжелателей. Но чтобы понять, что такое гештальт, и правильно использовать это понятие, нужно на какое-то время отвлечься от психотерапии и обратиться к психологии восприятия.

В буквальном переводе с немецкого Gestalt означает «форма, вид, фигура», а производное от него слово Gestaltung — «оформление». Другие более или менее подходящие по смыслу русские аналоги — «целостность», «структура» и «модель». Официальной датой рождения термина считается 1890 год, когда философ Кристиан фон Эренфельс опубликовал свой ключевой труд Über Gestaltqualitäten («О качествах формы»). Этот ученый поддерживал точку зрения Иммануила Канта — о том, что мы не можем воспринимать физический мир непосредственно. Человек всегда взаимодействует с информацией, полученной от органов чувств — дорабатывая ее в своем сознании. Таким образом, любое целое для нас больше суммы его частей, потому что мы вкладываем в него и свое восприятие.

Незавершенный гештальт может вызвать навязчивое желание вернуться в ситуацию и «переиграть ее»

Эта идея продолжала развиваться в течение 1910-х—1930-х годов, когда психологи начали активно изучать восприятие произведений искусства. Ученые выяснили, что когда мы смотрим на картину или статую, главную роль играет некое целостное восприятие объекта, несводимое к свойствам суммы составляющих ее элементов. Образно говоря, когда мы смотрим на картину Ренуара или другого импрессиониста, мы не замечаем и не оцениваем каждый мазок, а видим единое целое и именно это общее сочетание цветов и форм нас впечатляет. Такое целостное восприятие и стали называть «гештальтом».

Параллельно гештальт-подход к восприятию вырос в самостоятельное направление психологии — благодаря Максу Вертхаймеру, ученику фон Эренфельса. В 1912 году он опубликовал работу «Экспериментальные исследования восприятия движения». Ученый описал, как две вспышки света, сверкнувшие в двух разных местах в разное время, могут восприниматься как один источник света, переместившийся с одного на другое место— если правильно подобрать расстояние и временной интервал (оптический обман работал при интервале около 60 миллисекунд).

Таким образом, наблюдатель воспринимал не два отдельных элемента, а единое целое. Это подтвержало идею о том, что цельная модель отличается от простой суммы частей. Похожие эксперименты проводились и с музыкой — Эрнст Мах в своей работе «Анализ ощущений» доказал, что изменение тональности и темпа мелодии не мешает идентифицировать мотив. Похожий эксперимент — но только с текстом — сейчас широко тиражируется в соцсетях: благодаря способности мыслить гештальтами вы можете понять предложение, даже если в каждом слове поменять порядок букв и оставить на месте только начальные и конечные.

Исследования гештальта продолжил датский психолог Эдгар Рубин. Он делил любое воспринимаемое человеком изображение на Фигуру (объект) и Фон. Фигура — это то, на чем сосредоточено наше внимание, а фон — все остальное. Чтобы показать, что фигура и фон являются взаимоисключающими, Рубин создал знаменитый рисунок, который можно «прочитать» либо как изображение вазы, либо как изображение двух лиц — смотря на чем сконцентрироваться. Когда объектом выступают лица, ваза становится фоном, но когда фигурой становится ваза, лица сразу и полностью отступают на задний план.

Из психологии термин перекочевал в психотерапию и прочно там обосновался, породив новое направление— гештальт-терапию. Ведь понятие фона и фигуры сохраняется и в повседневности — если представить, что реальность, в которой мы существуем — это фон, а различные объекты или процессы — это фигуры. Когда у нас появляются те или иные потребности, мы можем «выдергивать» фигуры из фона и сознательно с ними взаимодействовать, а по завершении взаимодействия, фигура снова сливается с фоном. Например, мы проголодались и ищем еду, а дожевав и проглотив гамбургер, забываем об этой потребности и отвлекаемся на что-то другое.

По сути, «фигурой», гештальтом, может быть любой процесс — увлечение кем-либо, ссора или начатое дело.

Незавершенные процессы мы запоминаем лучше — это явление называется «эффектом Зейгарник» по имени советского психолога Блюмы Зейгарник. Будучи еще студенткой, она подметила, что официанты в кафе прекрасно помнят все невыполненные заказы и моментально забывают выполненные. Позже Зейгарник провела ряд экспериментов, подтвердивших, что невыполненные задачи создают определенное напряжение в человеческой памяти.

Это напряжение помогает нам не забыть о своих потребностях, но для того, чтобы человек был психологически здоров, гештальты надо своевременно доводить до логического завершения. Незавершенный гештальт может вызвать навязчивое желание вернуться в ситуацию и «переиграть» ее. И человек начинает повторять прежние схемы в изменившихся условиях — например, провоцирует в новых отношениях конфликты, нерешенные с прежним партнером.

Понятие просочилось и в поп-культуру: в мультсериале «Трансформеры» Гештальтом зовут сложносочиненного робота, состоящего из нескольких роботов меньшего размера. Название было придумано поклонниками сериала, но потом стало официальным — возможно, потому что робот действительно оказался наглядной иллюстрацией сложного термина.

Как говорить

Неправильно: «Эта неожиданная научная теория разрушает гештальты». Правильно — «разрушает шаблоны».

Правильно: «Варя в детстве хотела быть врачом, но не получилось. Незавершенный гештальт заставил ее отправить сына на медицинский факультет»

Правильно: «Этот художник играет с оптическими иллюзиями и гештальтами»

Дарья Варламова, Антон Зайниев
Издательство Альпина Диджитал, 2016
Дарья Варламова, Елена Фоер
Издательство Альпина Диджитал, 2018

Читайте нас в Facebook, VK, Twitter, Instagram, Telegram (@tandp_ru) и Яндекс.Дзен.

Гештальт-теория в фотографии

«Гештальт» в переводе с немецкого означает «форма». Теория гештальта возникла еще в 1920-х годах, пытаясь объяснить различные способы, которыми люди воспринимают окружающий мир. Эта теория утверждает, что когда человек сталкивается с визуально хаотичной сценой, его разум упрощает сцену до более узнаваемых форм и узоров, с которыми он знаком. 

Согласно этой теории, существуют основные принципы зрительного восприятия, объясняющие, как мозг воспринимает зрительные образы, в которых отсутствует какой-либо стандартный порядок. 

Гештальт-эффект в фотографии 

Теория гештальта предлагает понимание процесса распознавания закономерностей, когда люди смотрят на изображения. Создание хорошо организованной сцены может помочь зрителям оценить ее отдельные элементы как визуальное целое. Это облегчит понимание сообщения на фотографии. В этом отношении гештальт-психология знакомит нас с целостным подходом к композиции; идея, что сцена в целом больше, чем сумма ее частей. 

Например, вы можете намеренно включить в свою фотографию объект, который виден только частично, и позволить зрителю самому завершить его форму. Это дает вам, фотографу, стимул к структурной экономии в своей композиции. 

По своей природе интерес людей возрастает, когда композиция оставляет часть, которую им нужно решить самостоятельно. 

Отношения фигуры и фона 

В фотографии важно понимать, что гештальт-теория основана на отношениях фигуры и фона. Когда мы можем легко отличить объект от фона, тогда объект «фигура-фон» стабилен. Когда трудно сказать, что является фигурой, а что фоном, мы имеем дело с нестабильным объектом на основе фигуры. В таком случае то, что одни люди воспринимают как предмет, другие видят фоном. 

Отношения между фигурой и землей связаны с предметом и фоном, образующими два компонента визуального поля. Визуальная система имеет тенденцию упрощать сцену, превращая ее в основной объект (фигуру) и все остальное на картинке (землю). 

Когда зритель смотрит на картинку, сначала внимание должно быть обращено на фигуру (объект), прежде чем перейти к земле (фону). 

Как отличить фигуру от земли? 

Обычно разум воспринимает самую маленькую область как фигуру, а оставшуюся большую — как землю.
Как правило, фотографы должны знать, что ориентиры, которые направляют взгляд людей на визуальную сцену, включают в себя: 

Разум будет воспринимать изображения, которые кажутся крупнее, чем ближе и являются частью фигуры. Образы меньшего размера будут казаться дальше и рассматриваться как часть фона. 

Подумайте о глубине резкости. Объекты, которые находятся в фокусе, будут привлекать внимание первыми, в то время как нечеткие объекты будут это делать в последнюю очередь. Сфокусированные объекты на переднем плане часто четкие, что мгновенно привлекает к себе взгляд зрителя. 

  • Контраст значения

В данном случае значение это относительная светлота или темнота цвета. Контраст характеристик — вот что отвечает за разделение объектов в пространстве. Если вы хотите, чтобы зритель сначала посмотрел на объект, вам нужно, чтобы этот объект имел высокий контраст на фоне. Один из способов добиться этого — определить объект по цвету. Глаза естественным образом сначала тянутся к более ярким, теплым цветам, таким как оранжевый, желтый, зеленый. 

Другой способ отделить объект от фона — просто изолировать его от всего остального. Отдельный объект в середине визуальной сцены мгновенно привлечет внимание, даже если сцена хаотична. Сохранение объекта изолированным от остальной части сцены увеличивает вероятность того, что он будет рассматриваться как фигура по сравнению с фоном. 

Однако объект должен иметь достаточный контраст на фоне, чтобы его можно было легко увидеть и идентифицировать. В противном случае он сольется с фоном, и его будет трудно распознать. 

Гештальт-закон близости 

Когда мы видим объекты близко друг к другу, то склонны думать, что они связаны. Гештальт-закон близости утверждает, что формы или объекты, которые расположены близко друг к другу, образуют группы. Даже если они сильно отличаются друг от друга по размеру, форме и тому подобному; на мысленный взгляд они образуют группу, если кажутся близко друг к другу. 

Гештальт-закон близости тактично используют для передачи единства предметов на картинке. 

Вы, наверное, слышали о правиле шансов, которое гласит, что разум человека считает нечетные числа (обычно тройки) более визуально приятными, чем четные. Нечетные числа считаются динамическими, в то время как четные числа часто рассматриваются как формальные и статичные. 

Основываясь на этой идее, группа из трех человек создаст лучшую композицию, чем группы из двух или четырех. Тем не менее вы все равно можете обойтись четной группой объектов, если вместо этого решите использовать гештальт-правило близости. 

В качестве примера рассмотрим изображения пингвинов выше. Хотя на обоих изображениях изображены два пингвина, мы видим пингвинов на левом изображении так, как если бы там был один. Близость между двумя пингвинами на левом изображении помогает изображению выглядеть более унифицированным. 

Закон непрерывности 

Наш разум естественным образом заполняет пробелы в тех частях, которые мы не видим. Мы делаем это все время, когда видим фотографии дорожек, рек или других линий, пересеченных рамкой. 

В законе непрерывности говорится, что человеческий глаз следует за последовательностью форм, линий или кривых, чтобы определить взаимосвязь между элементами. 

Гештальт-закон подобия 

Гештальт-закон подобия предполагает, что мозг группирует элементы, которые похожи друг на друга. Возьмем, к примеру, коричневых пингвинов на этой фотографии. Их много, но поскольку все они имеют одинаковый цвет и текстуру, мы видим их как одно целое. 

По закону подобия мы разбиваем фото на две части: группа коричневых пингвинов и один серебряный. Обратите внимание, что вы можете активировать закон подобия, используя различные средства, включая цвет, размер, форму, текстуру или какой-либо другой атрибут. 

Гештальт-закон подобия исследует склонность мозга определять совпадающие черты и быстро пытается определить их значение. Используйте закон подобия, чтобы создавать связи между несвязанными элементами на своих фотографиях. 

Гештальт-закон общей зоны 

Постулирование здесь состоит в том, что объекты, ориентированные в одном направлении, появляются как одна связная группа. Он не сильно отличается от гештальт-закона близости, только здесь присутствует элемент движения или направления. 

В качестве примера возьмем изображение выше. На изображении слева изображены птицы, которые летят в разные стороны. Каждый раз, когда мы видим птицу, летящую в другом направлении от другой птицы, мы рассматриваем их как отдельные объекты. Однако птицы справа все летят в одном направлении. Закон общей зоны гласит, что разум, естественно, будет относиться к птицам справа как к одной единице. 

Гештальт-закон заполнения 

Гештальт-закон заполнения утверждает, что у людей есть врожденная склонность заполнять пробелы и восполнять недостающие части. Когда ваши зрители работают над заполнением недостающих фрагментов изображения, они становятся активными участниками визуальной истории фотографии. В качестве примера возьмите фотографию выше. Туман придает изображению привкус таинственности, закрывая части сцены. 

Один из способов использовать закрытие в ваших интересах — иметь перекрывающиеся объекты в композиции. Зритель автоматически примет участие в завершении той части объекта(ов), которая закрыта другим (другими). 

Заключение 

Человеческий мозг работает захватывающим образом, чтобы понять реальность и воспринимать мир вокруг нее. Вооружившись хорошим пониманием теорий гештальта, вы можете улучшить свои композиционные идеи и создать более мощные образы, которые эффективно заинтригуют зрительскую аудиторию и вовлекут ее в свой мир.

Экологическая ниша. Очерк о теории поля в гештальт-терапии.

Предисловие редактора

По-видимому, не нужно подробно представлять автора данной статьи Жана-Мари Робина, вице-президента Европейской Ассоциации Гештальт-терапии, директора Французского Гештальт Института, руководителя долгосрочной программы для руских гештальт-терапевтов «Совершенствование в Гештальт-терапии». В сборнике «Гештальт-92» была опубликована его ранняя статья «Фигуры гештальта». В этом сборнике мы публикуем этот очерк, полученный Московским Гештальт Институтом непосредственно от Жана-Мари со специальными пожеланиями издать его на русском языке.

По мнению самого Ж.М.Робина, эта статья важна тем, что обсуждает базовое понятие гештальт-терапии «поле организм/среда» и обозначает новые методологические горизонты для гештальт-терапии как в плане концептуальных разработок, так и в рамках практической работы гештальт-терапевта. На наш взгляд, чтение данного текста является достаточно нелегкой работой. Во всяком случае,. редактирование этой статьи этой статьи оказалось невозможным без длительного сопоставления первичного перевода, французского оригинала текста и предыдущих материалов Ж.М.Робина. Пользуясь случаем, мы благодарим за терпение и профессионализм переводчика И.Я.Розенталь, а также Н.Б.Кедрову и Е.М.Кларину за помощь в подготовке текста к печпти.

Несколько комментариев к тексту. Непосредственного отношения к психотерапевтической практике гештальт-терапевта он не имеет. Читатель не обнаружит здесь ни гештальт-техник и приемов, ни описания сессий или нозологических типов больных. Более того, текст обрывается на интригующем разделе: «Выводы в области психотерапии». В таком случае, что же может дать чтение этой статьи? Понимание места гештальт-метода среди других психотерапевтических методов, психологической практики и теории, гуманитарных и естественных наук в целом. Понимание исторического развития гештальт-метода, современных проблем (кризисных точек) в теории (и косвенным образом, в практике) гештальт-подхода и перспектив развития метода в дальнейшем (например, в ХХI веке, хотя непосредственно этот вопрос не обсуждается). Знакомство с некотрыми принципиально новыми подходами, в основном разработанными в смежных с психологией науками (биологией, социологией и др.), которые позволяют рассатривать поле «организм/среда» или поле «терапевт/клиент» как форму «метастабильного равновесия» или «морфогенетическую зародышевую структуру», что позволяет проектировать совершенно иные версии гештальт-терапевтической работы, а также разрабатывать концепции гештальт-подхода в самых различных областях практики: педагогике, менеджменте, политике и др.

Поэтому не случайно, что мы, по согласованию с Жаном-Мари Робином опустили последний раздел и не стали «заземлять» эти общие методологические размышления автора, открывающие новые возможности для развития гештальт-метода, «частными» выводами, касающимися психотерпаии, тем более, что для России, этого «нового поля гештальт-метода» эти выводы могут оказаться не такими уж очевидными и надежными.

Мы надеемся, что читатель, который сможет дочитать этот текст до конца, самостоятельно сумеет сделать оригинальные выводы, касающиеся психотерапевтической или другой практики. Будем рады, если Вы пришлете в следующий сборник свои собственные публикации, относящиеся к развитию гештальт-метода.

Нифонт Долгополов

.

  «Окружающая среда — это не замкнутое круговое пространство, а МЕСТО ДЛЯ. Именно в экологической нише живет и размножается один вид, хотя кажется, что она заполнена мно-жеством других видов.

Опыт предшествует «Организму» и «Окружающей среде», которые являются абстрагированными от опыта.

Нет такой функции в любом организме, которая не была бы причастна к окружающей среде самым существенным образом. И наоборот, реальная окружающая среда, место, это то, что выбрано, организовано и приспособлено организмом.»

Пол Гудмен [1]
 

«Опыт происходит на границе между организмом и окружаюей средой» [2]. Именно с этого основополагающего утверждения начинается гештальт-терапия. Статья посвящена проработке и развитию этой парадигмы и обсуждению теоретического и определенного методологического кризиса гештальт-терапии. «Назовем это взаимодействие организма и среды — «поле организм/среда»… Связь человеческого организма с окружающей средой, конечно, не только физическая, но и социальная. При изучении человека в психологии, физиологии или психотерапии мы должны также говорить о поле, в котором взаимодействуют по крайней мере социально-культурные, животные и физические факторы.»[3]

По прошествии более сорока лет после написания этих пророческих строк, некоторые гештальт-терапевты пытаются мыслить и вписать свою практику в эту перспективу поля, которое и становится их спицифическим понятием, другие психологические и психотерапевтические подходы, кажется, постепенно акцентуируют ие значение взаимодействия, а иные возвращаются к традиционной модели, определяемой как «интрапсихическая» или расширяют ее до «интра-организмического», опираясь на биологическую или физиологическую парадигму, чтобы обосновать свой психoтерапевтический подход.

Известно, что теория поля и выводы из нее после Курта Левина не стали объектом многочисленных углубленных изысканий, ни со стороны гештальт-терапевтов, ни со стороны исследователей в области гуманитарных наук. Более того, немногим позже введения в употребление Левиным понятия поля в психологию, другой исследователь сформулировал иной подход к сложным ситуациям, взятым в их целостности: фон Берталанфи с его Общей Теорией Систем [4]. В настоящее время системный подход и практические методы, которые из него следуют, в частности, в области гуманитарных наук, пользуются популярностью. Эта концепция является очевидной для тех, кто ведет практическую групповую работу (с семейными парами, семьями, учреждениями, организациями и т.д.), и гештальт-терапевты не избежали этого влияния. Что же тогда будет с понятием «поле» в свете этой концепции? Обе эти концепции дополняют друг друга? Или они антагонистичны? Исключают одно другое? Понятия, которые они вводят, могут ли они легко перейти из одного в другое? Сколько вопросов, на которые я не претендую ответить, но хочу внести какой-то вклад в обсуждение вопроса.

Мои рассуждения будут состоять прежде всего в том, чтобы представить обзор «теории поля» в гуманитарных науках, и в частности в психотерапии. Затем они будут направлены на то, чтобы попытаться прояснить логические уровни различных концептуальных шагов, используемых терапевтом и для того,чтобы разрешать ситуации, с которыми они сталкиваются. Исходя из этого, я представлю несколько соображений в связи с понятиями, возникшими в результате современных исследований, которые мне кажутся логичными и совместимыми с теорией гештальт-терапии, прежде чем приступить к рассмотрению следствий (выводов) на уровне практики.

1. Теория поля

Заимствованное из наук о природе конца Х1Х в. гештальт-терапией, понятие поля вносит в гуманитарные науки одну из фундаментальных парадигм. Оно позволяет описать взаимодействие (взаимосвязь) сущностей и функций целого и его частей посредством аналогии с явлениями, описанными в связи с магнитным полем.

Магнитное поле.

Если поместить магнит на поверхность, покрытую железными опилками, опилки разложатся определенным образом по отношению к магниту и таким образом выявят линии сил своего магнита, которые называются «магнитным полем». Другой пример: разместим в пространстве три магнита, эти три магнита ориентированы определенным образом и обладают измеряемыми магнитными массами. Они немедленно создают магнитное поле, являющееся результатом магнитных полей каждого из этих трех магнитов. Поместим в это поле кусок мягкого ненамагниченного железа: он немедленно намагнитится в зависимости от поля, созданного тремя магнитами, и в то же время, он будет воздействовать на созданную структуру этого поля, участвуя в создании этого поля. Воздействие поля в данной точке может быть измерено «градиентом» поля.

Расширение понятия поля

В разговорном обиходе, так же как и в специализированных областях, можно услышать, например, как говорят о «зрительном поле (зрения)», о «поле сознания», о «поле исследования», о «поле медицины» или какой-нибудь другой науки и т.д., а гештальт-терапия будет говорить о поле организм — окружающая среда, таким образом определяя свою предметную область и вообще область психологической науки.

Основной принцип теории поля.

Основной принцип является общим при всех употреблениях понятия поля, хотя разными авторами он мало или совсем не отмечается. Именно этот принцип, как мне кажется, позволяет нам дифференцировать эпистемологию и методологию теории поля от некоторых других, таких как теория систем, область применения которых часто является общей с теорией поля. О чем бы не говорили, о поле зрения, о поле психологии или магнитном поле, указывается область, которая соотносится с конституирующим ее принципом: поле зрения существует лишь в своей соотнесенности с глазом, поле психологии с психологией, магнитное поле с данным магнитным источником.

Это организующий принцип кроме того характеризуется особенным образом: он принадлежит полю, его определяет и сам подчинено силам этого поля. Организующий принцип, теоретически рассуждая, не может рассматриваться в качестве обособленной целостности, если только не попытаться заняться абстракцией, и «вынуть» его из поля в целях особого анализа. В этом случае, методологический аппарат теории поля оказывается не приспособленым для того, чтобы исследовать рассматриваемый элемент изолированно. Операция отделения от магнитного поля куска металла, называемого «магнитом» для изучения его структуры, например молекулярной, приводит к изменению логического уровня анализа, который не может позволить исследовать феномен «магнитного поля».

Специфика организующего принципа поля, кроме того, определяет специфику способов исследования феноменов этого поля; совокупность феноменов, характеризующих данное поле может быть выявлена в зависимости от того, существует ли надлежащий инструмент. Приведем пример: мы знаем, что радиоволны распространяюся передатчиком и ловятся приемником типа радиоприемника. Очевидно, что эти волны существуют и в нас проникают независимо от возможности нашего владения таким приемником, а следовательно отсутствие радиоприемника не могло бы быть достаточным условием, чтобы отрицать существование таких волн. Таким образом можно выдвинуть предположение о существовании некоторых полей (естественных или нет), выявление которых нам не позволяют осуществить современное состояние наших знаний и инструментов.

Организующий принцип может быть задан теоретически (или парадигматически). Таким образом, если интересуются полем зрения, то будут ссылаться на «теоретический глаз», так как мое поле зрения не соотносится с твоим зрительным полем. Именно в этом случае обобщение опыта, относящегося к единичным полям позволяет подойти к концептуализации поля данного типа.

Законы поля.

В поле, каким бы оно ни было, элемент обладает двумя статусами и выполняет две функции [5]:

1. Как подверженный воздействию поля, он подчинен силам поля; он находится в какой-то градиента, при помощи которого можно представить распредлеление поля.

2. Он выступает в поле активным творческим началом, изменяя силовые линии и распределение градиента Таким образом существует взаимосвязи между функуией целого и функцией элемента внутри поля; существуют тонкие процессы взаимодействия между частями, опосредованные целостностью, в которой происходят эти взаимодействия.

Теория поля в гештальт-терапии.

Хотя именно с Левином связано употребление понятия поля в гуманитарных науках, его великие предшественники — Келер и Вертгеймер также не должны быть забыты. Малколм Парлетт [6], используя труды этих исследователей, смог выявить характеристики теории поля, сформулировав их в пять важных принципов:

1) Принцип организации Мы можем понять что-либо лишь исходя из рассмотрения целостной ситуации, состоящей из совокупности сосуществующих явлений. «Значение простого явления (факта) зависит от его положения в поле; различные части поля находятся в обоюдной взаимозависимости.» [7]. Левин предлагает выйтя за пределы постоянных свойств предметов — которые предполагаются постоянными в других системах отсчета, чтобы подчеркнуть взаимозависимость. Он не отрицает, что могут существовать неизменные величины в структуре ситуации: структура и функции не являются отдельными сущностями но, являются двумя модусами к неделимой целостности.

2) Принцип современности. Именно в поле, существующем в настоящий момент, обнаруживается совокупность воздействий, которая «объясняет» актуальность поведения. Таким образом, не придается особого значения ни категории причинности, ни детерминации прошлого. То же самое относится к будущему. Единственно возможной частью поля могут быть осуществляемые субъектом «здесь и сейчас воспоминания о прошлом» или «здесь и сейчас антиципации о будущем».

3) Принцип уникальности. Каждая ситуация, поле каждого человека в какой-то ситуации, уникальна. Всякое обобщение таким образом является сомнительным: значения, конструируемые индивидуальным образом и обощенные выводы не идентичны. Это не отбрасывает совсем принципы сходства, связности и последовательности, а также принципы генерализации, без которых невозожно было создавать теории, но побуждает отодвинуть их на задний план, чтобы предоставить преимущество анализу специфики данной ситуации.

4) Принцип «изменяющегося процесса» Опыт — явление временное, ничто не является абсолютно зафиксированным и неизменным. Этот принцип уже был выявлен Уильямом Джеймсом [8] в его теории «потока сознания», которая подчеркивала меняющийся от одного мгновения к другому характер опыта, необходимость непрестанно воссоздавать наше восприятие «реальности».

5) Принцип возможных существенных связей Согласно этому принципу ни одна часть поля не должна быть ни исключена, ни рассматриваться априори как несущественная любой элемент поля является составной частью всей совокупной целостности и является потенциально значимым. Автоматизмы, ставщие незаметными, должны быть также приняты во внимание, как и явления, которые могут привлечь к себе внимание своей значительностью и содержательностью.

Проблема метода.

Чтобы продолжать следовать собственным принципам, любой научный подход, основанный на теории поля, должны исследовать свой объект, не забывая, что исследователь и его объект в свою очередь составляют поле, которое подчинено принципу взаимного воздействия и, именно это собственно является объектом исследования. Это значительно усложняет метод, в частности в гуманитарных науках, т.к. если можно представить, что эффект взгляда астронома на звездные поля может быть относительно незначительным (это простое предположение профана), легко можно будет понять, что воздействие взгляда наблюдателя, например на взаимодействие супружеской пары, является значительным до такой степени, что трудно понять, зависит ли, то что наблюдается от супружеских отношений или это является следствием присутствия наблюдателя.

Поле организм/окружающая среда.

Гештальт-терапия, когда она ссылается на теорию поля, занимается специфическим полем, которое она называет «поле организм / окружающая среда». Таким образом, ее концептуальный и методологический аппарат был разработан для изучения этого специфического поля. Организм/окружающая среда необходимо понимать как обозначение явлений (которые гештальт-терапия называет «контактом»), которые происходят между данным организмом и его окружающей средой, между субъектом и тем, что не является субъектом. Здесь организм выступает как организующий принцип, основной элемент, а окружающая среда является другой частью поля, приче сам организм включен в это поле.

Даже если окружающая среда (или элемент окружающей среды данного организма) сама является «организмом», концептуальный и методологический аппарат гештальт-терапии не вполне приспособлен для изучения связи организм/другой организм. Поскольку каждый из этих организмов конституирует опыт того особого поля, в которой он является организующим принципом. Организм, в теории гештальт-терапии, является, конечно «извлечением» (абстракцией) поля, т.е. абстрагированным элементом, извлеченным из неделимого более открытого целого, названного здесь полем «организм/окружающая среда», но гештальт-терапия способна изучать на основании теории поля, то, что происходит между организмом и тем, что им не является, рассматривая организм как субъект опыта. Ситуация, таким образом, совершенно ассимитрична. Гештальт-терапия направлена на то, чтобы понять, как организм будет влиять на свою окружающую среду и внутри ее, с одной стороны, а с другой как окружающая среда будет влиять на организм, но все это рассматривается в фокусе организма, конституирующего это поле.

Таким образом, оба полюса поля не могут, по крайней мере при помощи этого концептуального аппарата, быть определены как отдельные сущности, даже если их можно разделить на других логических уровнях. Необходимо констатировать, что теория поля организм /среда в гештальт-терапии, хотя и заимствует многое из общей теории поля, отличается от нее тем, что ограничивает себя реакциями специфического организма по отношению к собственной окружающей среде, и наоборот.

2. Логические уровни терапевтического подхода. Некоторые выводы в концептуальном аппарате.

Принимая во внимание логику, употребляемую до сих пор при нашем подходе к вопросу о поле, понятие взаимодействия и его различные производные являются относительно мало эффективными, чтобы дифференцировать феномены поля от феноменов системы. Понятие «взаимодействия» относится к отдельным сущностям. Даже если элементы, находящиеся во взаимодействии принадлежат к одной и той же области. Свойства, приписываемые элементам, не могут просто проистекать из присущей им природы. Во взаимодействии реципрокные отношения выступают на первый план, даже если они и не симметричны, а наблюдатель сталкивается с воздействием А на В и В на А, А и В составляют при этом общее поле, которое я называю «системой» а сам наблюдатель является составной ее частью. Можно было бы сказать, что поле А, поле В и поле О во взаимодействии и через взаимодействие составляют систему. Если наблюдатель О хочет изучать свою связь с под-системой АВ как целостную, исключающую его Я, как он влияет на эту под-систему и подвергается ее влиянию, он будет опираться хотя бы эмпирически на теорию поля. Он сможет, возможно, перевести этот подход в более расширенный контекст, перейдя на другой логический уровень, чтобы рассматривать уровень взаимодействия с точки зрения системного анализа., который тоже принадлежит системе.

Таким образом, понятие взаимодействия (интеракция) позволило бы подойти к вопросу с сущностях, которые составляют поле, с их обособленным индивидуальным характером. Понятие типа «интра-акция» было бы необходимо, чтобы давать себе отсчет о внутренних движениях поля, изучаемых в их неделимой целостности.

В рамках подхода, основанного на теории поля, «место» возникновения явления, которое объединяет элемент и его контекст , является границей, которая одновременно ограничивает и связывает. Я ставлю слово «место» в кавычки, т.к.в зависимости от иодальности опыта, это место может быть не связано с пространством. Это место двустороннего опыта, называется в гештальт-терапии «граница контакта». «Граница контакта» не отделяет организм от окружающей его среды, скорее она ограничивает организм, содержит его и охраняет, но в то же время обеспечивает контакт с окружающей средой.[9]. Таким образом, основным феноменом, который может показать другие феномены, возникающие в поле, является то, что гештальт-терапия называет «контактом».

Это понятие контакта, в отличие от понятия взаимодействия, которое может указывать на процесс с чередующимися действиями, предполагает обязательно симультанность (одновременность). Так как этимология термина «контакт» указывает на состояние двух тел, касающихся друг друга, «прикосновение» может оказаться больше, чем метафорой.Во всяком случае, следует заметить, что осязание это единственное из наших пяти чувств, которое предполагает одновременную реципрокность (взаимосвязь). Я могу видеть, не будучи увиденным, слышать, не будучи услышанным, и т.д., но я не могу дотронуться не будучи касаемым самим объектом моего осязания.

Специфичность различных подходов

Следует заметить, что вступление в контакт организма с окружающей средой наблюдается лишь на «внешней стороне» границы контакта», даже в самой окружающей среде. Если мы снова обратимся к примеру магнитного поля, мы можем наблюдать (не разрушая поле), воздействие магнита на окружаую среду, воздействие же среды на элемент невозмоможно наблюдать, разве что только лишь через новое ответное воздействие магнита, которое он окажет на окружающую среду. Возможное структурное изменение элемента-магнита невозможно пронаблюдать, если не извлечь его и не разрушить. Таким образом, его изменение определяется актом умозаключения, т.е. умственного действия, которое состоит в том, чтобы определить то, что лежит «внутри» наблюдаемых фактов.

В области психологии некоторые понятия также требуют такого акта умозаключения и будут рассматриваться как «интра-психические». Эти умозаключения являются решениями, принятыми психологом, чтобы попытаться объяснить некоторые факты наблюдения. Это относится к таким понятиям, как «подсознание», «оно» или «супер-эго», «вытеснение», «расщепление», и т.д. которые описывают предполагаемые явления сверх наблюдаемых фактов.

Другие понятия относятся к феноменам поля: эмоции, проекция, интроекция, перернос, эмпатия, возбуждение, проективная идентификация, компетентность, восприятие… Они указывают на модальность контакта организма с окружающей средой и обратного контакта.

И наконец, третьи понятия относятся к системному подходу, т.к. в их определении значение взаимодействия находится на первом месте: связь, иерархия, диалог, симпатия, инцест, любовь, власть, отношение Я — Ты, и т.д.

Разумеется, необходимо уточнить, что заключает в себе каждое из этих понятий. Так «энергия», «компетентность» указывали бы прежде всего на способность, потенциал, в то время как понятие «власть» предполагает, чтобы кто-то другой ей подчинился и позволил бы таким образом осуществить потенциал этой власти.

Подобный список имеет недостатки в связи с тем, что он является сокращенным и неполным, но он побуждает внести ясность в вопрос о том, к какому уровнюотносится то или иное понятие и в то же время он отражает взаимопроникновение указанных уровней, или что еще точнее, он заставляет подойти к изучению определенных проблем специфическим образом на каждом из трех вышеизложенных уровнях (в той мере, в какой эти проблемы могут относится к этим трем уровням). Возьмем в качестве характерного примера перенос. На интра-психическом уровне, практик будет сосредоточен на архаической организации «отношенческого» опыта в его психических структурах.

На уровне поля практик будет рассматривать перенос в качестве способа «соприкосновения с миром» как повторяющийся рекурентный паттерн. На уровне системы практик не будет отделять перенос от контр-переноса и будет изучать, как одновременно развертываются оба феномена и их взаимная активность.

Эти три уровня могут также позволить рассматривать эволюцию и дифференциацию некоторых направлений психоанализа. Если можно сказать, что Фрейд продвинул развитие психоаналитической модели в сторону метапсихологической позиции и к все более и более интра-психической. Можно было бы также сказать, некоторые из его последователей склоняются к теории поля, а другие занимают позицию в большей мере системную. Психоанализ Клайна, в некоторых его аспектах, психоанализ теории объектных отношений, или так называемый интерсубъективный психоанализ, как мне кажется, видят преимущества в интеракцилнистской модели, венгерский психоанализ или англо-саксонский Балинта, Винникотта и других, с такими понятиями как «мать — окружающая среда» (Винникот) или «преобразующая мать» (Боллас) более близки к теории поля. Остается выяснить, и мы к этому при случае вернемся, возможен ли анализ, основанный на подходе к переносу в рамках «Психоанализ как биперсональные поля». (В & M. Баранже) [11].

Если гештальт-терапия ясно обозначает свою позицию, основанную на теории поля, и в этом одна из ее особенностей, это не исключает, что на заднем плане она связана с фрейдистской метапсихологией, допускающей много выводов, касающихся, с одной стороны, интра-психического, и, с другой стороны, системным подходом, позволяющим учитывать терапевтическое взаимодействие. Некоторые понятия, упомянутые Перлсом и Гудманом, как например, понятие вытеснения отсылают нас, в некоторых своих значениях, к интра-психической модели. Более современные направления в гештальт-терапии, как например те, которые сосредотачивают свое внимание на «диалогическом отношении Я — Ты» совершенно отчетливо более системны, так же, как и практики гештальт-терапии в семье и организациях.

Всякая наука всегда склонна расширять свои границы, завоевывая территории в смежных науках. Таким образом науки, где доминирует «интра-психическое», скорее всего, будут предпочтительно расширять свои пределы, в сторону эпистемологии поля; это также касается и системного подхода, который все больше будет заниматься работой по изучению поля «организм / окружающая среда». Наука, основанная на теории поля, находящаяся между этих двух наук может легко повернуться к каждой из этих двух. Таким образом, если мы видим, как некоторые гештальт-терапевты пытаются расширить свою модель в сторону наук об организме (в частности биологии), тоже самое могло бы произойти и в сторону наук об окружающей среде (социологии, политике, культурологии и теологии ), или в нгаправлении трансперсонального, что некоторые неловко пытаются сделать стремясь выйти в «надиндивидуальное измерение». Различие между интра-психическим уровнем и межличностными уровнями находится в центре нынешних дискуссий и кажется проясняется благодаря парадигме развития [10]. Используемые понятия во всяком случае довольно ясно помечают области, где они возникли и где применяются.

Различие между системным уровнем и уровнем поля оказывается гораздо более подвижным, если системность не сводят к механическому подходу. Это то, что можно было бы назвать «системностью второго рода», которая гораздо более «устойчива» к упрекам в механистичности» в той мере, как она обеспечивает рассмотрение присутствие наблюдателя / третьего лица как составной части системы. На практике , так же как и в концептуальной разработке, нам кажется, что кроме «декларации о намерениях», эта новая системность функционирует как наслоение или последовательное развертывание подходов: системный традиционный подход к изучаемой системе (неучитывающий третье лицо), а затем за ней следует (и ее уравновешивает) подход, сформулированный эмпирической теорией поля, которая рассматривает взаимодействие наблюдатель/ изучаемое системное явление. Критические замечания, выраженные по поводу смелого исследования Жоэля Лайнера «Теория поля, теория систем в гештальт-терапии» [11], как мне кажется, зиждется на незнании о переходе к этой второй системности.

Гари Йонтев [12], со своей стороны, справедливо считает необходимым установить различие между «полем» и «теорией поля». «Теория поля» в гештальт-терапии, так же как и подход К.Левина, могли бы, в своей парадигме, вероятно вступить в противоречие с общей теорией систем, тогда как «поле» является феноменом, открытым для различных видов теоретизирования, подход Левина, представляет один образец, подход в гештальт-терапии — другой, даже прием Фон-Берталанфи — еще третий… Много протоиворечий могут быть связаны с неразличением этих понятий.

3. Современный вклад в теорию поля.

Гештальт-терапии была известна лишь одна форма, форма равновесия, устойчивого равновесия. Понятие формы определяется как состояние, к которому стремится система, в котором разряжается ее напряжение и находит равновесие. Это устойчивое равновесие исключает всякую эволюцию, всякое становление, потому что оно соответствует самому низкому уровню потенциальной энергии: все возможные преобразования были осуществлены, более не существует никакой силы, весь потенциал актуализирован и система больше не может трансформироваться в нечто новое.

Однако во многих системах и, в частности, в области живых систем, надо ввести понятие потенциальной энергии системы («автотрансформации» Пиаже, или принцип «изменяющегося процесса» Левина), понятие «порядка», даже понятие «растущего увеличения энтропии».

Симондон [13] предлагает выйти из дуализма стабильности в противовес нестабильности (движение в противовес покою), введя понятие метастабильного равновесия.

Метастабильность.

Живое существо сохраняет в себе активность постоянной индивидуации: «он не только результат индивидуации, но и театр индивидуации. В нем существует режим внутреннего резонанса, вызывающий постоянную коммуникацию и метастабильность, которая является условием жизни.» «Самое стабильное состояние — это состояние смерти: это состояние разрушения, начиная с которого невозможна более никакая трансформация без вмешательства внешней энергии в разрушенную систему». Ситуация метастабильности связана таким образом с потенциальной энергией какой-нибудь системы. Живое существо, в частности человек, не располагает каким-то стабильным элементом, в которой никакая трансформация не являлась бы возможной. Он обладает тем, что Симондон называет трансдуктивной целостностью , т.е. он может перемещаться по отношению к самому себе, выводить себя за пределы с той или с другой стороны своего центра.

Трансдукция.

Метастабильные элементы при их кажущейся стабильности несомненно составляют фиксацию, порождающую страдание и симптом. Можно ли сказать, что у терапевта появится побуждение их идентифицировать и позволить привести их в движение?

Симондон называет трансиндукцией [14] всякое действие (физическое, биологическое, умственное, социальное…) благодаря которому «активность постепенно распространяется внутрь области, основывая это распространение на структурировании области, производимого от одного места к другому»: каждая область сформированной структуры служит организующим принципом и моделью для следующей области, началом формирования, так что модификация таким образом постепенно распространяется одновременно с этим структурирующим действием. (Без всякого сомнения, в этом увидят основание для нового вида аналогического парадигма, такого, который проявляется, голографическим действие.)

Новое определение «хорошей» формы в гештальт-теории.

По-видимому, основываясь не на понятии стабильного равновесия, а на понятии метастабильного равновесия некоторое количество проблем (и ограничений) сможет быть решено: «хорошая» форма, такая, какую нам предлагает гештальт-психология, более уже не простая форма, геометрическая форма, прегнантная и т.д., но форма сигнификативная, значит, запечатлевающаяся в сознании, т.е. та, которая устанавливает трансдуктивный порядок внутри метастабильной системы, реальной системы, содержащий в себя потенциал изменения.

Симондон подчеркивает таким образом противоречие между понятием стабильного равновесия, которое является как бы выражением функционирования закона прегнантности восприятия, и понятием «хорошей» формы, которая была бы более вероятна: самое стабильное состояние, объясняет он, это состояние смерти. это, как говорилось выше, состояние разрушения, начиная с которого невозможна никакая трансформация без вмешательства внешней энергии в разрушенную систему. Таким образом процессы разрушения были бы в гештальт-теории процессами создания «хорошей» формы.

Информация.

В системе, находящейся в метастабильном равновесии (т.е. подверженном эволюции) понятие формы должно быть, по Симондону, дополнено, исправлено (даже заменено?) понятием информации. Для того, чтобы имелась информация, надо, чтобы было какое-то новшество, неожиданность: информация соответствует противоположности вероятности, противоположности процессов разрушения, негативной энтропии (или негэнтропии).

Теория информации традиционно знает об установлении взаимосвязи, и наблюдает за установлением взаимосвязи между эмиттером и передатчиком рецептором, но, парадоксально: что чем теснее связи между рецептором и эмиттером, тем меньше будет количество информации, т.к. рецептор, из-за своей «близости» с эмиттером, обладает большей вероятностью знать информацию, предположительно являющейся новой. Следовательно, когда мы обсуждаем эту проблематику, нам важно не только понятие количества информации, но и качества,т.е. напряженности информации.

Последствия.

Понятие формы, следовательно, играет первостепенную функциональную роль: форма — это зародыш структуры [15], т.е. она обладает некоторой направляющей и организующей силой. Понятие информации необходимо, чтобы ввести взаимодействие (реципрокность) и обратимость (реверсивность) явлений поля. «Трансдуктивное действие» [16] производит распространение структуры, завоевыющей постепенно поле, начиная с зародыша структуры, подобно тому, как перенасыщенный раствор кристаллизуется, начиная с кристаллического зародыша; это предполагает, что поле находится в метастабильном равновесии, т.е. скрывает потенциальную энергию, которая может освободиться только посредством возникновения новой структуры, которая является как бы решением проблемы; с этого времени информация необратима: она является организующим вектором, действующим на небольшом расстояни от зародыша структуры и завоевы-вающим поле: зародыш — передатчик, поле — рецептор, а граница между эмиттером и рецептором непрерывно перемещается, по мере того, как действие производящее форму, распространяется по полю. Граница между зародышем структуры и организующимся метастабильным полем является модулятором… Действие модуляции [17] может развертыватся в микроструктуре, которая продвигается распространясь в область, которая формируется, устанавливая подвижную границу между информированной частью (т.е. стабильной) и частью еще не «информированной» (т.е. еще метастабильной) области».

Но в этом трансдуктивном действии модуляции, совсем не всякая форма может вызвать реализации потенциальной энергии любого метастабильного поля: напряжение формы какой-нибудь структуры зависит от поля, к которому она относится (перенасыщенная жидкость не может кристаллизоваться от любого зародыша). Поле, которое может принять форму является системой, в которой аккумулирующиеся потенциальные энергии устанавливают метастабильность, благопрятную для преобразований [18]. Этот зародыш формы [19], который может начать формообразование только в определенный момент перенасыщенности и, следовательно, зрелости организма, нас склоняет к тому, чтобы считать, что любая гуманитарная наука должна основываться на человеческой энергии, а не только на одной морфологии; она должна соединить в себе аспект архетипа, т.е. зародыша структуры в процессе формообразования и аспект связи между веществом и формой.[20]. Симондон предлагает оставить термин «поле» для обозначения напряжения формы, и он назовет «областью» совокупность реальности, которая может произвести структурирование, которая может обрести форму, благодаря трансдуктивному или другому действию [21].

Именно образование формы, совершаемое в метастабильном поле, создает конфигурации. В состоянии перенасыщенности, явление готово произойти, структура готова к возникновению: достаточно, чтобы появился зародыш структуры; а иногда случай может создать эквивалент этого зародыша структуры.

Энтропия.

Второй закон термодинамики [22] касается явления энтропи: если исследуемая система является закрытой системой, то ее спонтанное развитие в смысле энтропии является нарастающим [23], т.е. «качество» энергии деградирует постоянно, в то время как ее количество остается неизменным. Происходит так, что энергия более неспособна выполнять работу. Негативная энтропия (или негэнтропия) иногда обозначает качество различных действий, возможных в данной системе.

В рамках статистической теории, второй принцип термодинамики формулируется: «предоставленная самой себе, закрытая система стремится к максимальному беспорядку, наиболее вероятное будет характеризоваться максимальной энтропией.

Используемая в теории информации, негативная энтропия соответствует информации, т.к. информация доставленная каким-то сообщением или событием тем больше имеет значения, чем вероятность ее появления меньше, а с другой стороны, она ориентирует и вносит порядок в рассматриваемую систему. Фон Берталамфи, теоретик систем, выявил, что в живых системах, которые являются открытыми системами, именно роль негативной энтропии дает им возможность повышать уровень организации и порядка, бороться против дезынтеграции, вызванной нарастанием энтропии, возрождать энергию и организацию, черпая их в окружающей среде: можно существовать и развиваться только вместе и путем обмена со средой.

Однако окружающая среда привносит не только лишь порядок: она является источником нарушений и случайных явлений, следовательно — беспорядка. Этот беспорядок одновременно представляет угрозу и обогащение сложности живущей системы. Введение информации (негэнтропии) позволяет выработать все больше многочисленных гомеостатичных ответов, но чем больше система разрабатывает гомеостатичные вопросы, все более она этим ограничивается и становится механизированной и негибкой. Поэтому когда система представляет максимум энтропии, тогда она достигает максимума гибкости [24]. Гибкость живущей системы заключается в ее способности нарушить собственный порядок, чтобы открыться «возможности изменения». Для Эдгара Морэна [25], единственная реальность — это соединение порядка и беспорядка. Это соединение связано с идеей рганизации, взаимодействия и трансформации: «Порядок мертв: порядок -принцип сверхвременной и сверхпространственной неизменности, можно сказать, порядок Законов Природы».

Как справедливо замечает Ж.Мьермон [26], терапевты, хотят они этого или не хотят, вынуждены открытым или неявным образом вести этот спор как в своих теориях, так и в воей практике. И если иногда они оставят этот эпистемологический спор, который остается и потетическим и открытым, конфликтный опыт противостяния порядка и беспорядка находится в центре человеческих отношений и контакта организм/ окружающая среда». Понятия гештальт», «хоро-шая форма», «создание/разрушение гештальтов», «устойчивый геш-тальт», представляют формулировку, избранную авторами унитарного подхода, чтобы ближе подойти к этим явлениям в терапевтической области.

Морфогенетические поля.

Теория морфогенетических полей была выдвинута А.Гурвичем в 1922 году, затем П.Вайсом в 1926 г. Однако ни один из этих авторов не пошел в то время дальше простого подтверждения значения этих полей при контроле морфогенезиса, в частности никто из них не объяснил, что поля из себя представляют и каким образом они функционируют. Надо было дождаться работ Уодингдона (1957) и позже трудов Рене Тома, чтобы немного лучше воспринять эту рабочую гипотезу. В настоящее время, в частности среди биологов, эта теория является предметом важных научных исследований. Основная формализация теории принадлежит Руперу Шелдрэйку [27], автору трех научных трудов и многочисленных статей, посвященных этой теме. Гештальт-терапевт не может оставаться безразличным к этим научным положениям в такой мере, в какой они рассматривают генезис форм, отметим, что наш метод касается «терапии форм», с одной стороны, а с другой — курьеза ради, отметим, что Шелдрэйк основывает направление, которое он поддерживает среди других, на работах Ж.-К.Смутса, вдохновителя Перлса , и даже напрямую на гештальт-терапии [28].

В этой теории, невидимые поля образуются и являются матрицей всякой формы, развития и образа действий, и могут действовать во времени и пространстве. Таково поле, которое рассматривается как причина специфической формы. Так же, как и все другие типы полей (гравитационные поля, электромагнитные поля…) морфогенетические поля непосредственно неощутимы и мы можем сделать вывод о них, только отталкиваясь от их морфогенетических эффектов. Эти поля относятся, конечно, к области биологии, социальных и психологических наук и т.д.

«Морфогенезис не происходит в пустоте. Он начинается только с уже организованной системы, которая служит морфогенетическим зародышем (…). Морфогенетический зародыш это часть будущей системы (…). Остальная часть поля заключает в себе виртуальную форму окончательной системы, которая осуществится только тогда, когда все ее материальные части будут находиться на своих надлежащих местах» [29]. Эта идея о морфогенетическом зародыше странным образом схожа идее о зародыше структуры, выдвинутой Симондоном.

Морфический резонанс.

Этот процесс влияния осущеcтвляется благодаря тому, что Шел-Дрэйк называет «морфическим резонансом», определяя его только по аналогии [30]: он похож на эффект, наблюдаемому когда струны му-зыкальных инструментов вибрируют из «симпатии» в ответ на специ-фическую звуковую волну. Каждая система реагирует только на осо-бую частоту.

Форма и энергия.

Различные упомянутые явления (в различных типах полей) объясняются комбинацией понятий, относящихся к пространственным и энергетическим полям. Энергия может рассматриваться как причина изменения, но побуждение к изменению зависит от пространственной структуры полей. Шелдрэйк предлагает аналогию из области архитектуры: чтобы построить зал, необходимы строительные материалы, рабочие, чтобы собрать эти материалы, и архитектурный план, который определит форму дома. Из одних и тех же материалов и одинаково затраченной энергии, мог бы возникнуть совершенно другой дом, если бы строительство основывалось на другом плане. На этом основании, план может рассматриваться как одна из причин, хотя он и не является энергией в себе. Система, связанная с другим морфогенетическим полем, получила бы другое развитие.

4. Выводы в области психотерапии…

Литература.

1. Little Prayers and Final Experience, Harper & Row, NY, 1972, pp.5,7,9.

2. Perls F., Hefferline R., Goodman P. (1951) Gestalt-therapie,II,1,1, Montreal, Stanke 1979.

3. Там же. II, 1,2.

4. Von Bertalanffy (1968): Theorie Generale des Systemes, Dunod, Paris 1973.

5. Simondon G. (1989) L’individuation psychique et collective, Aubier, Paris.

6. M.Parlett (1991) Reflections on Field theory, British Gestalt Journal 1,2.

M.Parlett (1992) Field theory, conference au 4 congres europeen de Gestalt-therapie.

M.Parlett (1992) Communication a la Writers Conference du Gestalt-Institute of Cleveland.

7. K.Lewin (1952) Field theory in Social science. Tavistock, Londres.

8. William James (1908): Precis de Psychologie, Marcel Riviere Ed. Paris 1946.

9.PHG, op. cit. II,1,3.

10. См. например, Stern Daniel N. La dialog entre l’intra-psychique et l’interpersonnel: une perspective developmentale.

11. The Gestalt Journal, NY, Automne 1983, V.VI,2 12.Communication personelle, 1993, см. также Yontef G. Modes of thinking in Gestalt therapy. Gestalt Journal, v.VII, 1, NY,1984. 13. Simondon, op.cit. p.14.

14. Simondon, op.cit. p 24-25

15. Simondon, op.cit. p 31

16. Simondon, op.cit. p 32-33

17. Simondon, op.cit. p 55

18. Simondon, op.cit. p 59

19. Это зародыш формы, который Симондон вслед за Платоном назы-вает прототипом.

20. Форма, определенная Аристотелем, в противоположность понятия прототипа Платона.

21. Трансдуктивное действие не единственное — существуют также деструктивные процессы, являющиеся разрушительными и структури-рующими.

22. Sadi Carnot, 1850

23. «Entropie» in Dictionaire des Terapies familiale, sous la direction de J.Miermont, Payot, 1987.

24. Bateson

25. La Nature de la Nature. La method. tome 1, seuil 1977

26. op. in note 20

27. Une nouvelle Science de la Vie, l’hypothese de la causalite formative (1981).

28. ibid. p.83

29. ibid. pp.104-105.

Перейти к основному содержанию Поиск