27.02.2024

Труд в природе весной средняя группа: Картотека прогулок в средней группе в весенний период | Картотека по окружающему миру (средняя группа) на тему:

Детский мир — Конспект занятия «Ребенок и общество» для детей средней группы «Труд людей весной в огороде»

Конспект занятия «Ребенок и общество» для детей средней группы 4-5 лет «Труд людей весной в огороде»

Задачи:

— уточнить представления детей о труде людей весной на огороде и в саду;

— расширять представления об орудиях труда;

— систематизировать представления о процессе посадки;

— формировать практические навыки посадки растений;

— развивать мыслительную деятельность в результате выполнения заданий, разгадывания загадок;

— воспитывать положительное отношение к труду, интерес к сельскохозяйственной деятельности.

 

Дидактический материал:

инструменты, используемые при работе в огороде;

иллюстрации с изображением орудий труда, счётные палочки;

картина с наложенными контурными изображениями орудий труда;

сюжетные иллюстрации «Что сначала, что потом»;

ящики с землёй, семена лука (лук-севок), фартуки на каждого ребёнка, палочки, маленькие лейки.

 

Ход занятия:

1. Организационный момент: вопрос воспитателя о том, что меняется в природе весной?

Отгадывание загадки про огород.

 

Там морковка, там капуста,

Там укропом пахнет вкусно.

И козла туда, друзья,

Нам пускать никак нельзя.

 

У кого есть огород? Кто из вас любит трудиться на огороде? Какую работу вы выполняете на огородном участке, чтобы вырастить хороший урожай?

2. Объяснение пословиц.

Кто весной не пролежит, целый год будет сыт. Весенний день год кормит.

3. Отгадывание загадок (с демонстрацией иллюстраций).

 

Проползла во двор змея чёрная и длинная,

Огород наш поливала, на работе не зевала.

(Шланг.)

 

Два братца пошли в речку купаться.

Один купается, другой на берегу дожидается.

На речку идут – пляшут, а с речки идут – плачут.

(Вёдра.)

 

Ручка есть, но я не ложка,

Зубья есть, но не расчёска;

Дело я себе найду

В огороде и в саду.

(Грабли.)

 

Из железа тучка, а у тучки – ручка.

Эта тучка по порядку

Обошла за грядкой грядку.

(Лейка.)

 

Надели на палку стальную ладошку.

И под ладошку сажают картошку.

(Лопата.)

 

4. Дидактическая игра «Выложи из палочек инструменты» (выкладывают из палочек контуры лопаты, граблей).

5. Физкультминутка «Грядка».

 

Я давно весну ждала.

У меня свои дела.

(Дети идут по кругу, взявшись за руки.)

Мне участок в огороде

Нынче мама отвела.

(Меняют направления движения.)

Я возьму свою лопатку,

Я пойду, вскопаю грядку

(Останавливаются, показывают, как копают.)

Мягкой грядка быть должна,

Это любят семена.

(Показывают, как рыхлят грядку граблями.)

Посажу на ней морковку

И редиску. А с боков

Будут кустики бобов.

(Идут по кругу, изображая, что разбрасывают семена. )

В. Глущенко

 

6. Сюрпризный момент: приход в группу Антошки в обнимку с ложкой.

Он хочет есть, но бабушка его не кормит, говорит: «Кто не работает, тот не ест». Она просит Антошку посадить лук. Но он не знает инструментов и не умеет сажать овощи.

7. Упражнение «Найди инструмент» (назвать, что за инструменты спрятались на картинке).

8. Упражнение «Обведи по точкам и заштрихуй инструменты».

9. Дидактическая игра «Что лишнее».

10. Дидактическая игра «Что сначала, что потом» (приготовить грядку, сделать бороздки, высадить семена в землю, полить).

11. Практическая деятельность «Посадка лука».

Проведём бороздки, уплотним дно бороздок ребром ладони, польём водой, потому что семена надо сеять во влажную землю, семена будем раскладывать в бороздки по одному на небольшом расстоянии. Какую работу надо делать дальше, чтобы лук вырос сильным и высоким? (Поливать грядки, рыхлить землю, пропалывать от сорняков.)

12. Подведение итогов занятия.

 

Добавить комментарий

Конспект прогулки в средней группе: «Весна пришла»

  • поддерживать желание детей играть вместе в подвижные игры, совершенствовать скорость двигательной реакции.
  • развивать координацию, моторные навыки, поддерживать интерес к подвижным имитационным упражнениям.
  • знакомить малышей с правилами поведения на природе; привлечь к посильному труду на площадке.
  • учить детей эмоционально воспринимать весеннее пробуждение окружающей природы, восхищаться теплым солнышком, первой травкой, весенними ручейками, любоваться ими.
  • обогащать знания детей о приметах и ​​ярких признаках весенней поры года, учить видеть соответствующие изменения в погодных явлениях и картинах близлежащей природной среды.
  • пополнять словарный запас прилагательными и глаголами, учить детей словесно характеризовать состояние погоды, воздуха, почвы; последовательно рассказывать об изменениях, происходящих в природе весной.
  • учить детей замечать в природе близлежащей окружающей среды красивое, необычное, вызвать интерес к программным стихотворениям, художественному слову.
  • поощрять желание детей делать на природе маленькие исследования, замечать в простых явлениях удивительное, незнакомое, выражать мысли, развивать творчество и воображение.

Воспитатель выходит с детьми на прогулку.

Беседа воспитателя с детьми «Повсюду видим весну».

Воспитатель. — Малыши, нравится ли вам сегодняшняя погода?

— Кто из вас может объяснить, почему вам нравится такой день? (Потому что на улице тепло, красиво, ласково пригревает солнышко, небо голубое, ясное, ветерок легкий, приятный.)

Загадка для дошкольников о весне.

Снег и лед на солнце тают,

С юга птицы прилетают,

И медведю не до сна.

Значит, к нам пришла. …… (ВЕСНА)

— Правильно. Ведь это пришла весна — волшебная и ласковая. И хотя сейчас только начались теплые весенние дни, но дыхание весны мы уже чувствуем вокруг себя.

— Могла ли быть такой погода зимой?

— Приходу весны радуются не только люди — взрослые и дети. Давайте попробуем быть бдительными и внимательными и найти рядом с нами изменения в окружающей среде, свидетельствующие о ее скором пробуждения от зимнего сна.

Дидактическая игра «Фотограф»

Воспитатель предлагает детям взять «фотоаппараты» (прямоугольные, квадратные рамки), полюбоваться красотой ранней весной, выбрать себе любимый объект и сделать снимок весенней природы.

— Что видели дети в объективе? (Птичку, облако, дерево, кустик, травку, снежную прогалинку, птиц у кормушки ….)

— Значит, какое сейчас время года? (Это ранняя весна)

— Видите, как много растаяло снега, его почти не осталось. А что же там под снегом просыпается, на свет белый появляется, пока не решительно и робко. (Дети находят и показывают первые ростки травы).

— Ой, какая красивая травка! Рассмотрите ее и расскажите, какая она?

— Мы не будем топтать первую травку, нет! Ведь она так долго ждала прихода весны, чтобы посмотреть на солнышко, голубое небо, почувствовать прикосновение озорного ветерка.

— А что же деревья? Ну, давайте, посмотрим, собираются ли они прекратить свой сон? Давайте рассмотрим веточки, почки, ствол 1-2 деревьев, растущих на площадке.

Оздоровительная минутка

Стать возле дерева (каштан, клен, липа, рябина), прикоснуться двумя ладошками к стволу дерева и набраться сил. Воспитатель выразительно читает стихи.

Уж тает снег, бегут ручьи,

В окно повеяло весною…

Засвищут скоро соловьи,

И лес оденется листвою!

Чиста небесная лазурь,

Теплей и ярче солнце стало,

Пора метелей злых и бурь

Опять надолго миновала…

— Весна приносит в природу не только видимые изменения, но и новые звуки, свои голоса, свои песни. Прислушаемся и попробуем их услышать.

— Пение ручейков совсем скоро замолчит, а вот пение птиц с каждым днем ​​будет становиться все более звонким, благозвучным, удивительным. Ведь сейчас начинают возвращаться на свою родину, приветствуя все вокруг с приходом весны.

Стих о весне:

Снег теперь уже не тот, —

Потемнел он в поле.

На озерах треснул лед,

Будто раскололи.

Облака бегут быстрей.

Небо стало выше.

Зачирикал воробей

Веселей на крыше.

Все чернее с каждым днем

Стежки и дорожки,

И на вербах серебром

Светятся сережки.

Дидактическая игра «Голоса птиц»

Дети отвечают на вопросы взрослого, воспроизводя соответствующие звукоподражания — голоса птиц.

— Что делает воробей? (Воробей чирикает: «Чирик — чирик»)

— Как подает голос ворона? (Ворона каркает: «Кар-кар»)

— Как поет соловей? (Соловей поет: «ти-ти»)

— Что делает кукушка? (Кукушка кукует: «Ку-ку! Ку-ку!»)

— Как кричит филин? (Филин кричит: «Пугу! Пугу»)

— Как поет синичка? (Синичка: «Тинь-тинь-тинь»)

Затем все вместе возвращаются к кормушке, посмотреть склевали ли птицы корм.

— Хорошее дело мы сделали, малыши, хлебных крошек не жалели, птенцов накормили, птицы радостные и веселые.

Поисково-исследовательской деятельность дошкольников. Опыт с водой (как лед или снег превращаются в воду).

Безопасность жизнедеятельности — преобразованную воду из снега или льда пить нельзя, потому что она грязная.

Подвижные игры с детьми на прогулке.

Выбираем ведущего для игры с помощью считалки

«Серый кот» — (ходьба змейкой, бег врассыпную).

«Лиса и зайцы» — бег в определенное место по сигналу, прыжки на двух ногах)

Оздоровительный физкультурный комплекс для прогулки «Дружба»

Задача:

  1. Совершенствовать навыки ходьбы и перестроения в круг;
  2. Развивать умение согласовывать движения руками
  3. Воспитывать внимание, сообразительность;

Воспитатель: Дети, я познакомлю вас со страной Дружляндией.

Дети идут по площадке один за другим, затем перестраиваются в круг. Далее дети вместе с воспитателем говорят стихотворение, сопровождая его упражнениями.

— Воробьи не ссорятся. (Поднять руки в стороны «как крылья»)

— Галки не галдят. (Левую руку за спину, указательный пальчик правой руки ко рту).

— Кошечки улыбаются. (Правую руку плавно поднести к левой щечки и наоборот).

— Даже собакам в Дружляндии. (Руки в «замок» в подбородок, шею вытянуть).

— «Добрый день!» и «Здравствуйте» — (Руки в стороны, возвращаться справа и слева).

— Слышат там и тут! (Разводить руки справа и слева).

— Весело и дружно все в ней живут. (Аплодисменты в ладони над головой).

Пословицы о трудолюбии.

— Пчела мала, да и та работает.

Трудовая деятельность на площадке: собрать палочки, сухие веточки, бумажки.

Уборка в павильоне: подмести веником пол. Воспитывать желание работать дружно, вместе.

Этюд «УЛЫБКА».

Дети, подставьте свои лица навстречу солнечным лучикам. Какие они нежные, ласковые. Улыбнитесь солнышку, понежьтесь в его лучах? Возьмитесь за руки, — вот какое большое, хорошо солнышко у нас получилось — и улыбнитесь друг другу. А теперь солнышко посылает свои лучи. (Дети поднимают руки вверх). Лучи побежали по земле и по деревьям, по тропинкам. И к чему они прикоснутся, то становится теплым, добрым и нежным. (Дети опускают руки вниз, отдыхают и спокойно дышат).

Колония и ее организация

Медоносные пчелы — общественные насекомые, а это означает, что они живут вместе большими, хорошо организованными семейными группами. Социальные насекомые — это высокоразвитые насекомые, которые выполняют множество сложных задач, не выполняемых множеством одиночных насекомых. Общение, сложное строительство гнезд, контроль окружающей среды, защита и разделение труда — вот лишь некоторые из моделей поведения, которые медоносные пчелы выработали для успешного существования в социальных колониях. Такое очаровательное поведение делает общественных насекомых в целом и медоносных пчел в частности одними из самых очаровательных существ на земле.

Колония медоносных пчел обычно состоит из трех видов взрослых пчел: рабочих, трутней и матки. Несколько тысяч рабочих пчел сотрудничают в строительстве гнезд, сборе пищи и выращивании расплода. У каждого члена есть определенная задача, связанная с его взрослым возрастом. Но выживание и размножение требуют совместных усилий всей колонии. Отдельные пчелы (рабочие, трутни и матки) не могут выжить без поддержки колонии.

В дополнение к тысячам взрослых рабочих колония обычно имеет одну матку и несколько сотен трутней в конце весны и летом (рис. 1). Социальная структура колонии поддерживается присутствием матки и рабочих и зависит от эффективной системы коммуникации. Распределение химических феромонов среди членов и коммуникативные «танцы» отвечают за контроль действий, необходимых для выживания колонии. Трудовая деятельность рабочих пчел зависит прежде всего от возраста пчелы, но варьируется в зависимости от потребностей семьи. Размножение и сила колонии зависят от королевы, количества продовольственных запасов и размера рабочей силы. По мере того, как размер колонии увеличивается максимум до 60 000 рабочих, повышается и эффективность колонии.

Королева

В каждой колонии есть только одна королева, за исключением времени и различных периодов после подготовки к роению или замещения. Поскольку она единственная сексуально развитая самка, ее основной функцией является размножение. Она производит как оплодотворенные, так и неоплодотворенные яйца. Королевы откладывают наибольшее количество яиц весной и в начале лета. Во время пиковой продуктивности матки могут откладывать до 1500 яиц в день. Они постепенно прекращают откладывать яйца в начале октября и производят мало яиц или вообще не производят их до начала следующей весны (января). Одна матка может производить до 250 000 яиц в год и, возможно, более миллиона за свою жизнь.

Королеву легко отличить от других членов колонии. Ее тело обычно намного длиннее, чем у трутня или рабочего, особенно в период яйцекладки, когда ее брюшко сильно удлиняется. Ее крылья покрывают только около двух третей брюшка, тогда как крылья рабочих и трутней почти достигают кончика брюшка в сложенном виде. Грудная клетка матки немного больше, чем у рабочей, и у нее нет ни корзинок для пыльцы, ни функциональных восковых желез. Ее жало изогнуто и длиннее, чем у рабочего, но имеет меньшее количество и более короткие зазубрины. Королева может жить несколько лет, иногда до 5, но средняя продолжительность продуктивной жизни составляет от 2 до 3 лет.

Вторая основная функция матки — производство феромонов, которые служат социальным «клеем», объединяющим и помогающим придать индивидуальность пчелиной семье. Один из основных феромонов, называемый маточным веществом, вырабатывается ее нижнечелюстными железами, но другие также важны. Качества колонии во многом зависят от яйценоскости и химических производственных способностей матки. Ее генетический состав — наряду с трутнями, с которыми она спаривалась, — вносит значительный вклад в качество, размер и темперамент колонии.

Примерно через неделю после выхода из маточника матка покидает улей, чтобы спариваться с несколькими летящими трутнями. Поскольку она должна пролететь некоторое расстояние от своей колонии, чтобы спариться (естественный способ избежать инбридинга), она сначала облетает улей, чтобы сориентироваться в его местоположении. Она покидает улей одна и отсутствует примерно 13 минут. Королева спаривается, обычно во второй половине дня, с семью-пятнадцатью трутнями на высоте более 20 футов. Дроны способны найти и распознать королеву по ее химическому запаху (феромону). Если плохая погода задерживает брачный полет матки более чем на 20 дней, она теряет способность к спариванию и сможет откладывать только неоплодотворенные яйца, в результате чего появляются трутни.

После спаривания матка возвращается в улей и начинает откладывать яйца примерно через 48 часов. Она выпускает несколько сперматозоидов из сперматеки каждый раз, когда откладывает яйцеклетку, которой суждено стать либо рабочей, либо королевой. Если ее яйцеклетка откладывается в большую клетку размером с трутня, она не выпускает сперму. Рабочие пчелы колонии постоянно обслуживают матку и кормят ее маточным молочком. Количество яиц, откладываемых маткой, зависит от количества получаемой ею пищи и численности рабочей силы, способной подготовить восковые ячейки для ее яиц и ухаживать за личинкой, которая вылупится из яиц через 3 дня. Когда маточное вещество, выделяемое маткой, становится недостаточным, рабочие готовятся заменить (вытеснить) ее. Старая матка и ее новая дочь могут некоторое время находиться в улье после замещения.

Новые (девственные) матки развиваются из оплодотворенных яиц или молодых рабочих личинок не старше 3 дней. Новых маток выращивают при трех разных обстоятельствах: в экстренных случаях, в условиях повышенной готовности или в условиях роения. Когда старая матка случайно убита, потеряна или удалена, пчелы выбирают молодых рабочих личинок, чтобы произвести аварийных маток. Этих маток выращивают в рабочих ячейках, модифицированных таким образом, чтобы они висели вертикально на поверхности сотов (рис. 2). Когда более старая матка начинает отказывать (уменьшается производство маточного вещества), колония готовится вырастить новую матку. Королевы, полученные в результате пересадки, обычно лучше, чем королевы, созданные в экстренном порядке, поскольку во время развития они получают большее количество пищи (маточное молочко). Как и аварийные маточники, замещающие маточники обычно поднимаются на поверхность сота. Для сравнения, маточники, образующиеся при подготовке к роению, находятся вдоль нижних краев рамок или в промежутках в восковых сотах в зоне расплода.

Трутни

Трутни (самцы) — самые крупные пчелы в колонии. Они обычно присутствуют только в конце весны и летом. Голова трутня намного больше, чем у королевы или рабочего, и его сложные глаза встречаются на макушке. У трутней нет жала, корзинок для пыльцы или восковых желез. Их основная функция заключается в оплодотворении девственной королевы во время ее брачного полета. Трутни становятся половозрелыми примерно через неделю после появления и умирают сразу после спаривания. Хотя трутни не выполняют никакой полезной работы для улья, считается, что их присутствие важно для нормального функционирования колонии.

В то время как трутни обычно полагаются на рабочих для еды, они могут питаться в улье после того, как им исполнится 4 дня. Поскольку трутни съедают в три раза больше еды, чем рабочие, чрезмерное количество трутней может создать дополнительную нагрузку на пищевые ресурсы колонии. Трутни остаются в улье, пока им не исполнится около 8 дней, после чего они начинают ориентироваться. Вылет из улья обычно происходит между полуднем и 16:00. Никогда не наблюдалось, чтобы дроны брали пищу с цветов.

Когда осенью наступают холода и ресурсы пыльцы/нектара становятся скудными, трутней обычно выгоняют на холод и оставляют голодать. Однако колонии без маток позволяют им оставаться в улье на неопределенный срок.

Рабочие

Рабочие самые маленькие и составляют большинство пчел, населяющих колонию. Это неразвитые в половом отношении самки, которые в нормальных условиях улья не откладывают яиц. У рабочих есть специализированные структуры, такие как выводковые пищевые железы, ароматические железы, восковые железы и корзины для пыльцы, которые позволяют им выполнять всю работу улья. Они чистят и полируют соты, кормят расплод, ухаживают за маткой, убирают мусор, обрабатывают поступающий нектар, строят соты из пчелиного воска, охраняют леток, а также кондиционируют и проветривают улей в первые несколько недель взросления. Позже, как полевые пчелы, они добывают нектар, пыльцу, воду и прополис (растительный сок).

Продолжительность жизни рабочего летом составляет около 6 недель. Рабочие, выращенные осенью, могут жить до 6 месяцев, что позволяет колонии пережить зиму и помогает выращивать новые поколения весной, прежде чем они умрут.

Рабочие-несушки

Когда колония становится без маток, у нескольких рабочих развиваются яичники, и рабочие начинают откладывать неоплодотворенные яйца. Считается, что развитие яичников рабочих тормозится присутствием расплода, матки и ее химикатов. Присутствие рабочих-несушек в колонии обычно означает, что колония была без маток в течение одной или нескольких недель. Однако рабочие-несушки также могут быть найдены в обычных колониях «королевского права» во время сезона роения и когда колонию возглавляет бедная матка. Колонии с рабочими-несушками легко распознаются: в ячейке может быть от пяти до пятнадцати яиц (рис. 3), а мелкие трутни выращиваются в ячейках размером с рабочих. Кроме того, рабочие-несушки более беспорядочно разбрасывают свои яйца по расплодным сотам, и яйца можно найти по бокам ячейки, а не у основания, куда их откладывает матка. Некоторые из этих яиц не вылупляются, и многие из вылупившихся личинок трутней не доживают до зрелости в более мелких ячейках.

Развитие пчел

Все три вида взрослых медоносных пчел проходят три стадии развития, прежде чем стать взрослыми: яйцо, личинка и куколка. Три стадии вместе называются расплодом. Хотя стадии развития схожи, они различаются по продолжительности (см. Таблицу 1). Неоплодотворенные яйца становятся трутнями, а оплодотворенные яйца становятся либо рабочими, либо матками. Питание играет важную роль в кастовом развитии самок пчел; личинки, которым суждено стать рабочими, получают меньше маточного молочка и больше смеси меда и пыльцы по сравнению с обильным количеством маточного молочка, которое получает личинка матки.

Расплод

Яйца
Яйца медоносных пчел обычно откладываются маткой по одному на ячейку. Каждое яйцо прикреплено к дну клетки и выглядит как крошечное рисовое зернышко. При первой откладке яйцо стоит вертикально вверх (рис. 4). Однако в течение 3-х суток развития яйцо начинает перегибаться. На третий день из яйца вылупляется крошечная личинка, и начинается личиночная стадия.

Личинки
Здоровые личинки жемчужно-белого цвета с блестящим внешним видом. Они закручены в форме буквы «С» на дне клетки (рис. 5). Рабочие, маточные и трутневые клетки закрывают крышками, когда личинкам исполняется примерно 5,5, 6 и 6,5 дней соответственно. На личиночной стадии их кормят взрослые рабочие пчелы (кормилицы), пока они все еще находятся в своих ячейках из пчелиного воска. Период сразу после закрытия клетки называется стадией предкуколки. На этой стадии личинка еще похожа на личинку, но вытягивается в ячейке вдоль и плетет тонкий шелковистый кокон. Личинки остаются жемчужно-белыми, пухлыми и блестящими на стадии предкуколки.

Куколки
Внутри отдельных ячеек, покрытых пчелиным воском, созданных взрослыми рабочими пчелами, предкуколки начинают превращаться из личиночной формы во взрослых пчел (рис. 6). Здоровые куколки остаются белыми и блестящими на начальных стадиях развития, хотя их тела начинают принимать взрослые формы. Сложные глаза — это первая особенность, которая начинает приобретать цвет; меняется от белого до коричнево-фиолетового. Вскоре после этого остальная часть тела начинает приобретать цвет взрослой пчелы. Новые рабочие, королевы и трутни появляются примерно через 12, 7,5 и 14,5 дней соответственно после закрытия их клеток.

Образец расплода
Здоровый рисунок расплода легко распознается при взгляде на расплод в колпачках. Рамки здорового закрытого рабочего выводка обычно имеют сплошной рисунок с несколькими клетками, пропущенными маткой при откладке яиц. Покрышки средне-коричневого цвета, выпуклые, без точек (рис. 7). Из-за времени развития соотношение должно быть в четыре раза больше куколок, чем яиц, и в два раза больше, чем личинок; Трутневый выводок обычно располагается пятнами по краям сот.

ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ >

Ранняя индустриализация на Северо-Востоке

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Объяснить роль системы выпуска продукции в подъеме индустриализации
  • Понять влияние индустриализации на характер производства и труда
  • Опишите влияние индустриализации на потребление
  • Определите цели рабочих организаций, таких как Рабочая партия

(кредит «Фото 1807 года»: Архив проекта Гутенберг)

Индустриализация Севера быстро расширилась после войны 1812 года. Промышленное производство началось в Новой Англии, где богатые купцы построили текстильные фабрики с водяным приводом (и мельничные городки для их поддержки) вдоль рек северо-востока. Эти фабрики ввели новые способы производства, централизованные в пределах самой фабрики. Как никогда ранее, производство полагалось на механизированные источники энергии воды, а затем и пара, чтобы обеспечить силу, необходимую для привода машин. Помимо механизации и централизации работы на фабриках, специализированные повторяющиеся задачи, возложенные на наемных рабочих, заменили прежние способы ремесленного производства, выполняемого ремесленниками на дому. Деятельность этих фабрик безвозвратно изменила характер работы, деквалифицируя задачи, разбив процесс производства на его самые основные, элементарные части. В обмен на свой труд рабочие, которые сначала были молодыми женщинами из сельских фермерских семей Новой Англии, получали заработную плату. Зародившись в Новой Англии, производство вскоре распространилось на другие регионы Соединенных Штатов.

В семнадцатом и восемнадцатом веках ремесленники — квалифицированные, опытные ремесленники — производили товары вручную. Производство обуви является хорошим примером. В колониальные времена люди покупали обувь у мастеров-сапожников, которые добились своего статуса, живя и работая подмастерьями под началом старшего мастера-ремесленника. За ученичеством следует работа подмастерьем (квалифицированным рабочим без собственной мастерской). Проработав достаточное количество времени подмастерьем, сапожник, наконец, мог открыть свою собственную мастерскую в качестве мастера. Люди приходили в магазин, обычно пристроенный к задней части дома мастера-ремесленника, и там сапожник измерял их ноги, чтобы выкроить и сшить индивидуальное изделие для каждого покупателя.

В конце восемнадцатого и начале девятнадцатого века торговцы на Северо-Востоке и в других местах, как никогда раньше, обратили свое внимание на преимущества использования неквалифицированного наемного труда для получения большей прибыли за счет снижения затрат на рабочую силу.

Они использовали систему аутсорсинга, которую британцы применяли в начале своей собственной промышленной революции, когда они нанимали фермерские семьи для выполнения определенных задач в производственном процессе за установленную заработную плату. Например, в случае с обувью американские торговцы наняли одну группу рабочих, чтобы они вырезали подошвы по стандартным размерам. Другая группа семей вырезала куски кожи для верха, а третья сшивала вместе стандартные детали.

Этот процесс оказался привлекательным, поскольку позволил сократить производственные затраты. Семьи, которые участвовали в системе тушения, не были квалифицированными ремесленниками. Они не тратили годы на обучение и совершенствование своего ремесла, и у них не было честолюбивых подмастерьев, которым нужно было платить. Поэтому они не могли требовать — и не получали — высокой заработной платы. Большую часть года они возделывали поля и сады, ели продукты, которые производили, а излишки продавали. Работа на дому оказалась желанным источником дополнительного дохода для фермерских семей Новой Англии, которые увидели, что их прибыль сократилась из-за новой конкуренции со стороны ферм Среднего Запада с более урожайными землями.

Большая часть этого частичного производства производилась по контракту с торговцами. Некоторые фермерские семьи занимались сапожным делом (или сборкой обуви), как отмечалось выше. Многие делали метлы, плели шляпы из соломы или пальмовых листьев (которые купцы привозили с Кубы и из Вест-Индии), мастерили мебель, делали глиняную посуду или плели корзины. Некоторые, особенно те, кто жил в Коннектикуте, делали детали для часов. Однако наиболее распространенным занятием с частичной занятостью было производство текстиля. Крестьянки пряли шерстяные нити и ткали ткань. Они также ткали одеяла, плели коврики и вязали чулки. Все это производство происходило на ферме, что давало фермерам и их женам возможность контролировать время и темп своего труда. Их внутренняя производительность увеличила количество товаров, доступных для продажи в провинциальных и близлежащих городах.

В конце 1790-х и начале 1800-х годов Великобритания могла похвастаться самыми передовыми текстильными фабриками и машинами в мире, а Соединенные Штаты продолжали полагаться на Великобританию в плане поставок готовой продукции. Великобритания надеялась сохранить свое экономическое преимущество перед своими бывшими колониями в Северной Америке. Так, стремясь не допустить, чтобы знания о передовом производстве покинули империю, англичане запретили эмиграцию механиков, квалифицированных рабочих, умевших строить и ремонтировать новейшие текстильные машины.

Некоторым квалифицированным британским механикам, в том числе Сэмюэлю Слейтеру, удалось поехать в Соединенные Штаты в надежде извлечь выгоду из своих знаний и опыта в передовом текстильном производстве. Слейтер понимал работу новейших текстильных фабрик с водным приводом, пионером которых был британский промышленник Ричард Аркрайт. В 1790-х годах в Потакете, штат Род-Айленд, Слейтер убедил нескольких американских торговцев, в том числе богатого промышленника из Провиденса Мозеса Брауна, профинансировать и построить хлопчатобумажную фабрику с водяным приводом по британским моделям. Знание Слейтера как технологии, так и организации фабрики сделало его основателем первой действительно успешной хлопчатобумажной фабрики в Соединенных Штатах.

Сэмюэл Слейтер (а) был британским мигрантом, который привез в Соединенные Штаты планы английских текстильных фабрик и построил первую в стране успешную водяную фабрику в Потакете, штат Массачусетс (б).

Успех Слейтера и его партнеров Смита Брауна и Уильяма Алми, родственников Мозеса Брауна, вдохновил других на строительство дополнительных заводов в Род-Айленде и Массачусетсе. К 1807 году было основано еще тринадцать мельниц. Эмбарго президента Джефферсона на британские промышленные товары с конца 1807 по начало 1809 года.(обсуждалось в предыдущей главе) побудило больше купцов Новой Англии инвестировать в промышленные предприятия. К 1812 году в сельских городках Новой Англии было построено семьдесят восемь новых текстильных фабрик. Более половины производили шерстяные изделия, а остальные производили хлопчатобумажные ткани.

Мельницы Слейтера и те, что были построены в его подражание, были довольно небольшими, на них работало в среднем всего семьдесят человек.

Рабочие были организованы так же, как и на английских фабриках, в семейные ячейки. В рамках «системы Род-Айленда» нанимались семьи. Отец был назначен ответственным за семейную ячейку, и он руководил трудом своей жены и детей. Вместо оплаты наличными отцу давали «кредит», равный объему труда его семьи, который можно было выкупить в виде арендной платы (собственного жилья) или товаров из магазина, принадлежащего компании.

Эмбарго 1807 года и война 1812 года сыграли решающую роль в стимулировании промышленного развития Соединенных Штатов. Эмбарго Джефферсона не позволяло американским купцам заниматься атлантической торговлей, что сильно сокращало их прибыль. Война 1812 года еще больше усугубила финансовые проблемы американских купцов. Острые экономические проблемы заставили некоторых торговцев Новой Англии, в том числе Фрэнсиса Кэбота Лоуэлла, обратить свой взор на производство. Лоуэлл посетил английские мельницы во время пребывания в Великобритании. Он вернулся в Массачусетс, запомнив конструкции передовых текстильных машин, которые он видел во время своих путешествий, особенно механического ткацкого станка, который заменил отдельных ручных ткачей.

Лоуэлл убедил другие богатые купеческие семьи инвестировать в создание новых фабричных городов. В 1813 году Лоуэлл и эти богатые инвесторы, известные как Boston Associates, создали Boston Manufacturing Company. Вместе они собрали 400 000 долларов и в 1814 году основали текстильную фабрику в Уолтеме, а вскоре после этого — вторую в том же городе.

Бостонская производственная компания, изображенная на этой гравюре, сделанной в 1813–1816 гг., располагалась в Уолтеме, штат Массачусетс. Компания начала текстильную промышленность на северо-востоке, построив текстильные фабрики с водным приводом вдоль подходящих рек и построив мельничные городки вокруг них.

В Уолтеме хлопок чесали и вытягивали в грубые нити хлопкового волокна, называемые ровингами. Затем ровницы пряли в пряжу, а из пряжи ткали хлопчатобумажную ткань. Пряжу больше не нужно было отдавать фермерским семьям для дальнейшей обработки. Вся работа теперь выполнялась в одном месте — на заводе.

Работа на фабриках Лоуэлла была как механизированной, так и специализированной. Специализация означала, что работа была разбита на конкретные задачи, и работники неоднократно выполняли одну поставленную перед ними задачу в течение дня. По мере того, как машины заменяли человеческий труд, и люди все чаще оказывались ограниченными одним и тем же повторяющимся шагом, начался процесс деквалификации.

Фабрики Boston Associates, на каждой из которых работали сотни рабочих, располагались в моногородах, где фабрики и жилые дома принадлежали одной компании. Это дало владельцам и их агентам контроль над своими работниками. Самым известным из этих городов компании был Лоуэлл, штат Массачусетс. Новый город был построен на земле, которую Boston Associates приобрела в 1821 году в деревне Ист-Челмсфорд у водопада реки Мерримак, к северу от Бостона. Сами мельничные корпуса были построены из красного кирпича с большими окнами, пропускающими свет. Рядом с заводами были построены общежития для размещения работников. Владельцы фабрики сажали цветы и деревья, чтобы сохранить вид сельского городка Новой Англии и предотвратить аргументы многих о том, что фабричная работа неестественна и вредна для здоровья.

В отличие от многих небольших фабрик, предприятия Boston Associates избегали системы Род-Айленда, предпочитая индивидуальных работников семьям. Этих сотрудников найти не составило труда. Конкуренция, с которой столкнулись фермеры Новой Англии со стороны фермеров, поселившихся теперь на Западе, и растущий дефицит земли в густонаселенной Новой Англии имели важные последствия для детей фермеров. Понимая, что их шансы унаследовать большую ферму или получить значительное приданое невелики, эти подростки искали другие возможности трудоустройства, часто по настоянию своих родителей. В то время как молодые мужчины могли работать в самых разных профессиях, у молодых женщин был более ограниченный выбор. Текстильные фабрики давали подходящую работу дочерям фермерских семей янки.

Чтобы убедить встревоженных родителей, что добродетель их дочерей будет защищена, и надеясь избежать того, что они считали проблемами индустриализации — грязи и порока, — Boston Associates установила строгие правила, регулирующие жизнь этих молодых рабочих. Женщины жили в пансионах, принадлежащих компаниям, которым они платили часть своей заработной платы. Они просыпались рано по звонку колокола и работали по двенадцать часов в день, в течение которого запрещалось разговаривать. Им нельзя было ругаться матом или употреблять алкоголь, и они были обязаны посещать церковь по воскресеньям. Надсмотрщики на фабриках и хозяева пансионов внимательно следили за поведением молодых женщин; работники, которые были связаны с людьми с сомнительной репутацией или действовали таким образом, что их добродетель ставилась под сомнение, теряли работу и были выселены.

В 1830-х годах французское правительство направило инженера и экономиста Мишеля Шевалье для изучения промышленных и финансовых дел в Мексике и Соединенных Штатах. В 1839 году он опубликовал « Общество, нравы и политика в Соединенных Штатах» , в котором записал свои впечатления о текстильных фабриках Лоуэлла. В приведенном ниже отрывке Шевалье описывает правила и заработную плату компании Лоуренса в 1833 году.

Все лица, нанятые Компанией, должны усердно выполнять свои обязанности в рабочее время. Они должны быть в состоянии выполнять работу, за которую берутся, или использовать для этого все свои усилия. Они должны во всех случаях, как в своих словах, так и в своих действиях, показывать, что они проникнуты похвальной любовью к воздержанию и добродетели и одушевлены чувством своих моральных и социальных обязательств. Агент Компании должен подавать всем хороший пример в этом отношении. Каждый человек, заведомо распутный, праздный, нечестный или невоздержанный, который будет уклоняться от богослужений, нарушить субботу или пристраститься к азартным играм, должен быть уволен со службы в Компании. . . . . Все крепкие спиртные напитки изгоняются с территории Компании, за исключением случаев, когда это предписано врачом. В их пределах и в пансионах запрещены все азартные и карточные игры.

Еженедельная заработная плата была следующей:
За сборку и чесание, от 2,78 до 3,10 долларов
За прядение, 3,00 доллара
За ткачество, от 3,10 до 3,12 долларов
За снование и калибровку, от 3,45 до 4,00 долларов
За измерение и складывание, 3,12 доллара

Какой мир пытались создать владельцы фабрики по этим правилам? Как, по-вашему, отнесутся к ним те, кто считает, что все белые люди рождены свободными и равными?

Посетите сайт истории текстильной промышленности, чтобы изучить фабрики Новой Англии с помощью его коллекции истории, изображений и однодневок.

Механизация товаров, которые раньше изготавливались вручную, и перенос производства из дома на фабрику резко увеличили выпуск товаров. Например, за один девятимесячный период многочисленные женщины из Род-Айленда, которые пряли пряжу в ткань на ручных ткацких станках в своих домах, произвели в общей сложности тридцать четыре тысячи ярдов тканей различных типов. В 1855 году женщины, работавшие только на одной из механизированных фабрик Лоуэлла, производили более сорока трех тысяч ярдов.

Хлопчатобумажные фабрики Boston Associates быстро завоевали конкурентное преимущество перед более мелкими фабриками, основанными Сэмюэлем Слейтером и его подражателями. Их успех побудил Boston Associates к расширению. В Массачусетсе, помимо Лоуэлла, они построили новые фабричные городки в Чикопи, Лоуренсе и Холиоке. В Нью-Гэмпшире они построили их в Манчестере, Дувре и Нашуа. А в штате Мэн построили большую мельницу в Сако на реке Сако. Их копировали другие предприниматели. Ко времени Гражданской войны в Новой Англии было построено 878 текстильных фабрик. В общей сложности на этих фабриках работало более 100 000 человек, и производилось более 940 миллионов ярдов ткани.

Оливер Эванс был американским инженером и изобретателем, наиболее известным благодаря разработке способов автоматизации процесса помола муки, что проиллюстрировано здесь на рисунке из учебного пособия 1785 года под названием «Руководство молодого Миллера-Райта и Миллера».

Успех в Новой Англии был повторен в других местах. Небольшие заводы, больше похожие на заводы в Род-Айленде, чем в северном Массачусетсе, Нью-Гэмпшире и Мэне, были построены в Нью-Йорке, Делавэре и Пенсильвании. К середине века в Филадельфии и ее окрестностях было расположено триста текстильных фабрик. Многие производили специальные товары, такие как шелк и набивные ткани, и нанимали квалифицированных рабочих, в том числе людей, работающих в собственных домах. Даже на Юге, регионе, который в противном случае полагался на рабский труд для производства того самого хлопка, который питал северное фабричное движение, было построено более двухсот текстильных фабрик. Однако большая часть текстиля продолжала производиться в Новой Англии до Гражданской войны.

Наряду с производством хлопчатобумажной и шерстяной ткани, составившим основу промышленной революции в Соединенных Штатах, как и в Великобритании, в первой половине девятнадцатого века другие ремесла все больше механизировались и сосредоточивались на фабриках. Изготовление обуви, дубление кожи, изготовление бумаги, шляп, часов и оружия — все это стало в той или иной степени механизировано ко времени Гражданской войны. Мукомольное производство, благодаря изобретениям Оливера Эванса, стало почти полностью автоматизированным и централизованным к первым десятилетиям девятнадцатого века. Фабрики в стиле Эванса были настолько эффективны, что два работника могли выполнять работу, для которой изначально требовалось пять человек, а фабрики, использующие систему Эванса, распространились по среднеатлантическим штатам.

В конце восемнадцатого века большинство американских семей жили в освещенных свечами домах с голыми полами и неукрашенными стенами, готовили и грелись у каминов и имели мало сменной одежды. Все промышленные товары изготавливались вручную и, как следствие, обычно были дефицитными и довольно дорогими.

Автоматизация производственного процесса изменила ситуацию, сделав потребительские товары, которые когда-то считались предметами роскоши, широко доступными. Теперь все, кроме очень бедных, могли позволить себе предметы первой необходимости и некоторые мелкие предметы роскоши. Комнаты освещались масляными лампами, которые давали более яркий свет, чем свечи. Дома отапливались гостиными печами, что давало больше уединения; людям больше не нужно было толпиться вокруг очага. Железные плиты с несколькими конфорками позволяли домохозяйкам готовить более изысканные блюда. Многие люди могли позволить себе ковры и мягкую мебель, и даже фермеры могли украшать свои дома шторами и обоями. Часы, которые когда-то были довольно дорогими, теперь были доступны большинству обычных людей.

По мере того, как производство механизировалось и перемещалось на фабрики, опыт рабочих претерпевал значительные изменения. Фермеры и ремесленники контролировали темп своего труда и порядок выполнения работ. Если ремесленник хотел взять выходной, он мог. Если бы фермер хотел перестроить свой забор в четверг, а не в среду, он мог бы это сделать. Они разговаривали и часто выпивали в течение рабочего дня. Действительно, подмастерьям часто обещали алкоголь как часть их заработной платы. Одного члена группы можно попросить прочитать вслух книгу или газету остальным. В теплую погоду двери и окна могли быть открыты наружу, и работа останавливалась, когда было слишком темно, чтобы что-то видеть.

Работа на фабриках оказалась совсем другой. От сотрудников требовалось явиться в определенное время, обычно рано утром, и работать весь день. Они не могли уйти, когда устали, или делать перерывы, кроме как в назначенное время. У тех, кто опоздал, зарплата была снижена; пятиминутное опоздание может привести к потере зарплаты на несколько часов, а повторное опоздание может привести к увольнению. Монотонность повторяющихся задач делала дни особенно длинными. Часы работы варьировались в зависимости от фабрики, но большинство фабричных рабочих трудились от десяти до двенадцати часов в день шесть дней в неделю. Зимой, когда солнце садилось рано, масляные лампы освещали фабричный цех, и рабочие напрягали глаза, чтобы увидеть свою работу, и кашляли, когда комнаты наполнялись дымом от ламп. Весной, когда дни становились длиннее, фабрики устраивали праздник «задувания» в ознаменование погашения масляных ламп. Эти «прорывы» часто сопровождались шествиями и танцами.

Свобода на фабриках была ограничена. Пить было запрещено. Некоторые фабрики не позволяли работникам садиться. Двери и окна держали закрытыми, особенно на текстильных фабриках, где дуновение ветра могло легко повредить волокна, а летом на фабриках часто было невыносимо жарко и влажно. Зимой рабочие часто дрожали от холода. В таких условиях страдало здоровье рабочих.

На рабочем месте были и другие опасности. Наличие тюков хлопка рядом с маслом, используемым для смазки машин, сделало пожар распространенной проблемой на текстильных фабриках. Производственные травмы также были обычным явлением. Руки и пальцы рабочих калечились или отрубались при попадании в машины; в некоторых случаях их конечности или целые тела были раздавлены. Рабочие, которые не умерли от таких травм, почти наверняка потеряли работу, а вместе с ней и доход. Телесные наказания как детей, так и взрослых были обычным явлением на фабриках; там, где жестокое обращение было самым жестоким, дети иногда умирали в результате травм, полученных от рук надзирателя.

По прошествии десятилетий условия труда на многих заводах ухудшились. Рабочим было назначено больше машин для обслуживания, а владельцы увеличили скорость работы машин. На многих фабриках была сокращена заработная плата, и рабочие, которые когда-то работали за почасовую оплату, теперь оказались переведены на сдельную работу, оплачиваемую за количество произведенной продукции, а не за отработанные часы. Собственники также уменьшили компенсацию за сдельную работу. Низкая заработная плата в сочетании с регулярными периодами безработицы усложняют жизнь рабочих, особенно тем, у кого есть семьи. Например, в Нью-Йорке в 1850 году средний рабочий-мужчина зарабатывал 300 долларов в год; содержание семьи из пяти человек обходится примерно в 600 долларов в год.

Многие рабочие, несомненно, пользовались некоторыми из новых возможностей оплаты труда, представленных на фабрике. Многих молодых женщин из Новой Англии, которые управляли машинами в Уолтеме, Лоуэлле и других местах, опыт пребывания вдали от семьи был воодушевляющим и вселял в них чувство солидарности. Хотя большинство отправляло домой большую часть своей заработной платы, даже небольшая сумма собственных денег была освобождающим опытом, и многие использовали свои заработки для покупки одежды, лент и других потребительских товаров для себя.

Однако долгий рабочий день, строгая дисциплина и низкая заработная плата вскоре побудили рабочих организоваться в знак протеста против условий труда и заработной платы. В 1821 году молодые женщины, работавшие в Бостонской производственной компании в Уолтеме, объявили двухдневную забастовку, когда им урезали заработную плату. В 1824 году рабочие в Потакете забастовали в знак протеста против снижения ставок заработной платы и увеличения продолжительности рабочего дня, последнее из которых было достигнуто за счет сокращения времени, отведенного на прием пищи. Подобные забастовки произошли в Лоуэлле и в других фабричных городах, таких как Дувр, штат Нью-Гэмпшир, где женщины, нанятые производственной компанией Cocheco, прекратили работу в декабре 1828 года после того, как их заработная плата была снижена. В 1830-х годах работницы фабрики в Лоуэлле сформировали Ассоциацию фабричных девушек Лоуэлла для организации забастовок перед лицом сокращения заработной платы, а позже основали Ассоциацию реформы женского труда Лоуэлла в знак протеста против двенадцатичасового рабочего дня. Несмотря на то, что забастовки редко увенчались успехом и рабочих обычно заставляли соглашаться на снижение заработной платы и увеличение продолжительности рабочего дня, остановки работы как форма протеста рабочих представляли собой начало рабочего движения в Соединенных Штатах.

Фабричные рабочие Новой Англии часто были молодыми женщинами, как видно на этом раннем тинтипе, изготовленном ок. 1870 г. (а). Когда руководство предложило повысить арендную плату для тех, кто живет в пансионах компании, женщины-текстильщицы в Лоуэлле отреагировали, создав Ассоциацию фабричных девушек Лоуэлла — ее устав показан на рисунке (b) — в 1836 году и организовав «явку» или забастовку.

Критики индустриализации обвиняли ее в увеличении концентрации богатства в руках немногих: фабриканты получали огромные прибыли, в то время как рабочие получали лишь небольшую часть дохода от того, что они производили. Согласно трудовой теории стоимости, говорили критики, стоимость продукта должна точно отражать труд, необходимый для его производства. Прибыль от продажи товаров, произведенных рабочими, должна распределяться таким образом, чтобы рабочие получали в виде заработной платы ту стоимость, которую их усилия добавили к готовому продукту. Хотя владельцы фабрик, предоставившие рабочие места, оборудование и сырье, необходимые для создания продукта, должны получать долю прибыли, их доля не должна превышать стоимость их вклада. Таким образом, рабочие должны получать гораздо большую часть прибыли, чем в настоящее время, а фабриканты должны получать меньшую.

В Филадельфии, Нью-Йорке и Бостоне — во всех городах, переживших головокружительный промышленный рост в девятнадцатом веке, — рабочие объединились в политические партии. Томас Скидмор из Коннектикута был откровенным организатором Рабочей партии, которая выступила с радикальным протестом против эксплуатации рабочих, сопровождавшей индустриализацию. Скидмор взял пример с Томаса Пейна и американской революции, чтобы бросить вызов растущему неравенству в Соединенных Штатах. Он утверждал, что неравенство возникло в результате неравного распределения собственности по законам о наследовании. В своем 1829 г.В трактате «Права человека на собственность» Скидмор призывал к отмене наследования и перераспределению собственности. Партия рабочих также выступала за отмену тюремного заключения за долги — распространенной практики, согласно которой должник, не способный заплатить, сажался в тюрьму, а его инструменты и имущество, если таковые имелись, конфисковывались. Представление Скидмора о радикальном равенстве распространялось на всех; Он считал, что женщинам и мужчинам, независимо от их расы, должно быть разрешено голосовать и получать собственность. Скидмор умер в 1832 году, когда Нью-Йорк охватила эпидемия холеры, но в том же году штат Нью-Йорк отменил тюремное заключение за долги.

Активность рабочих стала менее распространенной в конце 1840-х и 1850-х годах. По мере того как немецкие и ирландские иммигранты хлынули в Соединенные Штаты за десятилетия, предшествовавшие Гражданской войне, местные рабочие конкурировали за рабочие места с новоприбывшими, которые были готовы работать дольше за меньшую плату. Например, в Лоуэлле, штат Массачусетс, дочери фермеров Новой Англии столкнулись с конкуренцией со стороны дочерей ирландских фермеров, пострадавших от картофельного голода; эти женщины-иммигранты были готовы работать за гораздо меньшую плату и терпеть худшие условия, чем женщины по рождению. Многие из этих туземных «дочерей свободных», как они сами себя называли, ушли с фабрик и вернулись к своим семьям. Однако не все наемные работники имели такую ​​роскошь. Вдовы с детьми, которых нужно содержать, и девушки из обездоленных семей не имели иного выбора, кроме как остаться и согласиться на более быстрый темп и более низкую заработную плату. Немецкие и ирландские иммигранты мужского пола конкурировали с коренными мужчинами. Немцы, многие из которых были квалифицированными рабочими, устроились на работу в мебельном производстве. Ирландцы предоставили готовый источник неквалифицированной рабочей силы, необходимой для прокладки железнодорожных путей и рытья каналов. Американские мужчины, имеющие семьи для поддержки, неохотно соглашались на низкую заработную плату, чтобы сохранить работу. По мере того как работа становилась все менее квалифицированной, незаменимых работников не было, и ни одна работа не была безопасной.

Индустриализация привела к радикальным изменениям в жизни американцев. Новые промышленные города, такие как Уолтем, Лоуэлл и бесчисленное множество других, усеивали ландшафт северо-востока.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *