23.06.2024

Роли женщины и мужчины в семье: Пять ролей женщины в семье

Пять ролей женщины в семье

| Семейная жизнь

Распечатать статью

Быть женой – задача непростая. Многое надо знать и уметь – это настоящее искусство. И кроме того прожить вместе всю жизнь и не надоесть друг другу – верх мастерства.

Это не так просто, ведь просыпаешься каждый день с одним и тем же человеком, ходишь на одну и ту же работу (даже если это работа просто мамы), решаешь одни и те же вопросы – купить продукты, приготовить обед. Отметить день рождения… И так каждый день – настоящий день сурка. И многих такое однообразие угнетает. Тогда мужчины и женщины ищут счастья в другом месте – на стороне втайне от второй половины или сразу уходят, чтобы попытаться снова где-то еще.

Как же женщина может эту рутину раскрасить яркими красками и для себя, и для мужа? Чтобы ему всего хватало и не возникало мысли о том, что где-то трава зеленее?

Согласно ведическим писаниям, женщина в семье должна освоить и качественно выполнять пять ролей. Какие же это роли?

Роль жены

Это первая роль, хотя и выглядит забавно – но жена должна быть женой. Суть этой роли в том, чтобы быть рядом со своим мужем в богатстве и бедности, болезни и здравии. Просто быть рядом с ним. Именно жена напоминает мужу о цели жизни, о том, что нужно совершенствоваться. Напоминает ему об ответственности перед детьми, что родители должны научить детей жить в этом мире по его законам. То есть жена – это соратник, союзник мужчины в любой битве, его помощница, правая рука и единомышленница. Она всегда на его стороне.

Роль матери в жизни семьи

Это наша вторая роль. Многие женщины эту роль освоили хорошо, но еще чаще – это единственная роль женщины. Заботиться о муже не меньше, чем о детях, а иногда даже больше. Вкусно кормить, стирать, убирать, создавать уют, атмосферу. Создать некий тыл, куда муж может прийти с работы и отдохнуть, расслабиться. Ведь мужчине каждый день приходится быть сильным и смелым, покорять вершины, охотиться, добывать пропитание.

После такой сильной нагрузки ему хочется, чтобы о нем позаботились, как когда-то это делала мама. Пирогов напекла, в кроватку уложила, одеяло подоткнула, газетку любимую принесла, по голове погладила. Через несколько часов он как новенький. Напитался такой материнской любовью до самых краев и готов к новым подвигам.

Роль сестры

Это роль, в которой жена находится на одном уровне с мужем, они равны. Они могут делать что-то вместе, как партнеры, делиться сокровенными мыслями и чувствами, строить планы, обсуждать идеи, делиться мыслями. Вместе они – команда. Жена как лучший друг, партнер по приключениям и единомышленник. С которой у него могут быть свои секреты от мира, свои правила и свои игры.

Роль дочери в семье

Четвертая роль жены. И если в роли матери мы доминируем, в роли сестры мы на равных, то в роли дочери  мы – подчиняемся.

Когда женщина хорошо выполняет роль матери, муж становится уверенным и спокойным. Когда ей хорошо удается роль сестры,  он становится ответственным. А рядом с дочерью он становится настоящим мужчиной, способным свернуть горы ради ее капризов.

Именно дочери мужчина сделает самые дорогие подарки. Только жена, которая умеет вовремя стать слабой и попроситься на ручки может рассчитывать на заботу и покровительство. Когда он видит рядом малышку, которой нужна помощь (даже если по паспорту малышке уже 60), он достает из кармана плащ супермена и взмывает ввысь.

Дочь умеет быть слабой, просить о помощи, но кроме того она умеет и слушаться. Потому как непослушной покровительства не дождаться – мужчина не готов тратить столько сил на то, чтобы сломить ее сопротивление, прежде чем осчастливить.

Роль дочери еще и в том, чтобы не подливать масло в огонь, когда муж рассержен. Кротко и тихо успокаивать его своим молчанием. На это обычно уходит несколько минут (вместо нескольких часов боя).

Если женщина не владеет всеми тремя ролями, то муж становится слабым, неуверенным, апатичным, склонным к употреблению алкоголя, компьютерным играм, азартным играм, безответственным и ленивым. Но опять же – нужно овладеть всеми тремя ролями, чтобы не застревать все время только в доминирующей или только в зависимой позиции.

Роль любовницы

Это пятая роль, которую часто либо недооценивают, либо переоценивают. Недооценивают, когда перестают считать интимные отношения чем-то важным (а у мужчины на этот счет свое мнение). Переоценивают, когда считают, что если с этим все в порядке, то и остальное выстроится. Во всем нужен баланс.

И женская роль в том, чтобы этот баланс восстановить.  Превратить спальню в место, где мужчине интересно и радостно, где он получает удовольствие и может удовольствие подарить своей супруге. Мы ведь часто игнорируем потребность мужчины сделать нам хорошо, даже не думаем, что для него это важно. Что-то имитируем, притворяемся, но ведь он все чувствует. Поэтому нам стоит развивать и свою чувствительность, и свою способность разговаривать с мужем о таких интимных вещах, и свою способность подарить мужу праздник в спальне.

Роль «жена» – официальная, ее видят все вместе со статусом в социальных сетях и новой фамилией. «Мать», «сестра» и «дочь» – эти роли более сокровенные, и проявляются они в кругу самых близких, в семье. Да и то, многие проявления этих ролей могут оставаться между вами двоими. А роль «любовница» – это роль сугубо интимного характера, куда не стоит пускать посторонних. Об интимных отношениях разговаривать можно и нужно только с мужем. Демонстрировать эту роль опять же стоит только мужу, как и свое тело.

Когда женщина освоила все эти роли, происходит чудо. Мужчина меняется на глазах, ему становится хорошо дома, хорошо с женой. Его уже не тянет налево, ему дома и вкусно, и интересно, и с удовольствием. Поэтому зачем искать что-то еще?

Но главное для нас в том, что рядом с такой женщиной мужчина начинает проявлять очень важное качество – он берет ответственность за женщину на всех четырех уровнях – на физическом (зарабатывание денег и безопасность семьи), интеллектуальном (мысли жены), эмоциональном (ее чувства и отношения) и духовном (связь с Богом).

Именно этого так сильно хотят женщины, а рецепт прост – реализоваться в своих пяти ролях.

Ольга Валяева — valyaeva.ru

Поделитесь, пожалуйста, статьей в любимой соцсети или мессенджере. Это очень важно

Роль женщины в формировании здоровья в семье и в обществе

Что женщина может сделать и как повлиять на здоровье своих близких

Задать вопрос ведущим или гостю

А. Сулхаева:

— Здравствуйте, друзья! Это очередной выпуск программы «Женские истории». Здесь Анжелика Сулхаева.

И. Осадчая:

— И Ирина Осадчая. Мы рассказываем о женщинах, которые меняют свою жизнь. И помогают менять жизнь вокруг.

А. Сулхаева:

— Сегодня о важном – о нашем здоровье, о том, насколько важна роль женщины в формировании здоровья в семье, в доме, а через это, собственно, и во всем нашем обществе. Мы, думаю, не удивим никого фактом о том, что женщины живут в среднем на десять лет дольше мужчин, в первую очередь, потому, что они более внимательно относятся к своему здоровью.

И. Осадчая:

— Добавлю, что мы более аккуратны в лечении, мы за этим следим. И, кстати, мы набираем меньше вес. Все данные говорят о том, что среди мужчин показатель веса растет быстрее.

А. Сулхаева:

— Сегодня мы с нашими гостями поговорим не только об этих нюансах, мы посмотрим на вопрос шире, потому что в самой медицинской отрасли кадры, которые ее представляют, они тоже в основном имеют женское лицо. Более 70% врачей – это женщины. И более 95% среднего медицинского персонала – это тоже женщины. Поэтому, конечно же, и в личном отношении, и в профессиональном отношении формирование того самого здорового общества в нашей стране – это, конечно же, ключевая роль в этом вопросе отдается женщинам.

И. Осадчая:

— У нас в гостях Любовь Юрьевна Дроздова, руководитель лаборатории поликлинической терапии, Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактики медицины Минздрава России. И, что важно, главный внештатный специалист по медицинской профилактике Минздрава России.

Л. Дроздова:

— Добрый день!

И. Осадчая:

— И Якунчикова Мария Сергеевна, председатель Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики».

М. Якунчикова:

— Добрый день!

А. Сулхаева:

— Всем — здравствуйте! Давайте сразу же начнем прямо со здоровья. Одна из целей Национального проекта «Здравоохранение» — это, конечно же, обеспечение охвата граждан профилактическими медицинскими услугами не реже одного раза в год, прохождение медосмотра. И только за первые два месяца текущего года профилактические мероприятия прошли уже около 4 миллионов человек. Это немало. По опросам ВЦИОМ среди мероприятий, действующих в рамках нацпроекта, больше всего респонденты знают, как раз, именно о диспансеризации населения. Узнаваемость диспансеризации в 2020- 2021 годах 88%. Вот, собственно, вопрос сразу вам, Любовь, с чем это связано? И как вообще диспансеризация влияет на улучшение качества здоровья нашего населения?

Л. Дроздова:

— Дело в том, что большинство заболеваний, которые в максимальной степени влияют на нашу продолжительность жизни, на то, как долго мы живем, как хорошо мы живем, имеют скрытую начальную стадию. И пока на ранних стадиях не имеют каких-то клинических проявлений, а именно в это время, именно во время этих крайних клинических проявлений лечение может быть самым эффективным, безболезненным и успешным. И вот именно на эту стадию и направлена диспансеризации.

А. Сулхаева:

— Почему так происходит? Почему у нас мужчины в стране ну, прямо скажем, менее ответственны?

Л. Дроздова:

— Я хотела сказать это же слово – ответственность. Но, действительно, женщины очень часто понимают свою ответственность перед своими детьми, перед своей семьей, перед своими родителями. Мужчины действуют в поле работы, заработка. Но, к сожалению, часто не задумываются о том, что и эта сфера деятельности напрямую зависит от их здоровья.

Именно поэтому проблема актуальна абсолютно для всего мира. Мужчины особенно трудоспособного среднего возраста не с большой готовностью идут на профилактические осмотры, диспансеризации, чекапы, скрининги – можно по-разному совершенно это называть, на самом деле, суть абсолютно одна. И до того момента, пока что-то не случится, а очень часто для мужчин хорошим триггером являются, условно, в кавычках «хорошим триггером» негативная ситуация в кругу друзей, даже среди каких-то звезд, известных людей, когда что-то происходит. Это достаточно в молодом возрасте мужчины начинают задумываться. А вот на ровном фоне этого не происходит. Но здесь, опять-таки, нужна мотивирующая роль женщины.

А. Сулхаева:

— Я вот думаю, может, их нужно как детей? Знаете, вот когда детей маленьких в стоматологию приводят, там отвлекают мультиками, чем-то еще, ведь, на самом деле, это наверняка все связано со страхом? Может, надо какую-то развлекательную программу или кампанию рекламную придумать по популяризации диспансеризации именно для мужчин вот с такими мужскими акцентами.

Л. Дроздова:

— Вы знаете, мне кажется, вот эти кампании, они лучше действуют на женщин. Это тоже показывает, что это более эмоциональное подкрепление, а для мужчин больше работают рациональные стимулы. Здесь очень помогают в ряде случаев работодатели, ответственные работодатели, которые, собственно говоря, говорят своим работникам: для того, чтобы вы, все было у нас хорошо, давайте вы пройдете диспансеризацию. И, собственно, ответственный бизнес очень хорошо это понимает: чем меньше работники всех отраслей болеют, тем это эффективнее и лучше для любой отрасли.

И. Осадчая:

— А если говорить о диспансеризации для женщин, какие обследования и когда должна проходить женщина?

Л. Дроздова:

— Нужно сказать, что вообще вся программа профилактических осмотров – это базис. Диспансеризация – это чуть более широкий спектр исследований. И если говорить о женщине, то наибольший, конечно, акцент на риски онкологических заболеваний – рак молочной железы, рак шейки матки и здесь уже с 18 лет эти скрининги начинаются. В зависимости от того, в каком возрасте придет женщина, ей будет предложена программа, которая, собственно говоря, подходит под ее возраст. У нас все очень специфично: с 18 лет скрининг на рак шейки матки, с 40 лет – скрининг начинается на рак молочной железы, маммография, здесь уже раз в два года необходимо проходить маммографию. И с 40 лет для мужчин и женщин скрининг на риск рака кишечника, толстых отделов кишечника – это три, на самом деле, таких золотых стандарта, три золотых скрининга, которые показали самую высокую эффективность. Но надо сказать, что наша программа диспансеризации – она шире. Есть еще дополнительно гастроскопия в 45 лет, опять-таки, для мужчин и для женщин. Осмотр кожных покровов. Там достаточно много узко специфичных исследований, которые в части из них проводятся по показаниям.

И. Осадчая:

— И здесь, наверное, тоже важно помнить о своих дочерях. И как профилактировать рак шейки матки, да, сейчас существуют прививки.

Л. Дроздова:

— Да, это прекрасные современные способы, мы сейчас объединяем наши усилия с акушерами-гинекологами для того, чтобы выстроить эту единую концепцию: и вакцинации, и скрининг на вирус папилломы человека – это крайне важно. Но, как мы уже сказали, женщина дает пример. И, в принципе, объясняет, и своим примером показывает, объяснять бесполезно, если не показывать своим примером то, что нужно профилактически приходить к врачу, а не только когда что-то заболит, что нужно делать в тех случаях, когда это необходимо, вакцинацию. И, в частности, по раку шейки матки это абсолютно актуально.

А. Сулхаева:

— Важное направление национального проекта «Здравоохранение» — это профилактика не инфекционных заболеваний. Расскажите, пожалуйста, есть ли разница в структуре ключевых факторов риска среди мужчин и женщин, таких как, например, употребление алкоголя, никотина, какое-то неправильное, нерациональное питание, может, гиподинамия?

Л. Дроздова:

— Мы сегодня начали с этого разговор, что самый важный акцент должен быть на те заболевания, от которых наибольшее количество людей умирает. В первую очередь, это болезнь системы кровообращения, это злокачественные новообразования, это сахарный диабет и это болезни органов дыхания. Вот это такая четверка заболеваний хронических, не инфекционных, которые очень важно выявлять, как я сказала, на ранних стадиях. Вот эти факторы риска, они практически едины для всех этих четырех групп заболевания.

Курение увеличивает риски по всем хроническим заболеваниям или утяжеляет, например, течение сахарного диабета. Употребление алкоголя так же влияет на течение всех и на скорость развития всех заболеваний. Если говорить о мужчинах и женщинах, конечно, разница есть. Вредные привычки, которые связаны с курением или употреблением алкоголя здесь совершенно четко, у нас впереди мужчины . Но надо сказать, несмотря на то, что у нас падает распространенность курения, но женщинам зачастую сложнее отказаться от этой пагубной привычки. И нужно прикладывать большее количество усилий. И женщинам сложнее с этим бороться.

Что касается нерационального питания и физической активности, то здесь у женщин ситуация лучше. Мужчины менее правильно питаются. По физической активности последние эпидемиологические исследования показывают, что у нас крайне физически не активны молодые люди. Молодежь, то есть, возрастная группа 20-30 лет. И это, на самом деле, бич, это то, что с последствиями чего мы в ближайшие пять лет будем сталкиваться и придется с этим бороться.

И. Осадчая:

— Любовь, скажите, пожалуйста, у нас есть в стране какие-то традиционно женские заболевания? Или, скажем так, какие есть реперные точки у нас женщин, за которыми нужно следить?

Л. Дроздова:

— Мы с вами не коснулись очень важного пункта – это болезни системы кровообращения – сердечно-сосудистые заболевания. И здесь очень важно следить за двумя параметрами, вернее, даже за тремя – уровнем артериального давления и уровнем холестерина. И надо сказать сейчас гипертония молодеет, в том числе, для женщин. Хотела бы особенно сфокусировать внимание женщин на таких ситуациях, с которыми многие наши слушательницы, я уверена, встречались, низкий уровень давления в молодом, юном возрасте. И такое сопутствующее состояние сонливости, усталости, дурноты. И все привыкают к этому давлению. И считают, вот это мое низкое давление. И я с ним, в общем-то, живу. Но, к сожалению, давление – вещь коварная. И в возрасте 40-45 лет очень у многих эти же симптомы начинают сопутствовать уже более высокому давлению. И именно не более высокому, а уже так скажем, негативно высоким цифрам – давлению выше 140. А субъективно для женщины это будет переноситься так же, как переносилось низкое давление, она будет продолжать считать, что это мое обычное низкое давление, поэтому у меня сейчас немножко побаливает голова или какая-то есть тяжесть.

Произведен этот негативный переход. И вот за этим очень важно следить. Особенно, я сказала уже, в определенной возрастной группе или когда женщина набирает вес.

А. Сулхаева:

— А еще особенно сейчас. В Москве стоит аномальная жара, лето. И насколько нам известно, что в такие периоды, как раз, случаев с сердечно-сосудистыми заболеваниями становится больше. Вот как предотвратить это? Как не пропустить момент, когда нужно уже принимать какие-то меры?

Л. Дроздова:

— На самом деле, опять-таки, все дело в профилактике. Начинать нужно было до жары. И, в первую очередь, для тех, кому нужны какие-то лекарственные препараты. Есть какие-то заболевания, нужно их вовремя выявлять и вовремя получать лечение.

Обычно, конечно, может требоваться корректировка терапии для врачей, для пациентов, которые имеют какие-то хронические заболевания – гипертонию, часто ишемическую болезнь сердца. И тем, кто страдают уже этими заболеваниями, необходимо более внимательно подходит к измерению артериального давления, измерению уровня пульса. Но не заниматься самолечением! В тех случаях, когда человек отмечает, женщина отмечает перепады давления, низкое, высокое давление, не играться с лекарствами, не пытаться делить таблетку на восемь частей, откусывать ее, облизывать ее, считать, что этим она снижает свою дозу препарата, но, к сожалению, просто такие ситуации часто случаются. А обратиться к врачу для того, чтобы изменить, возможно, схему терапии. Если планируется выезд на длительное время за город, в отпуск, то нужно сделать это заблаговременно, понимая, что определенное время вы, к примеру, не попадете к своему участковому врачу.

А. Сулхаева:

— Спасибо большое. Хочется передать слово нашему второму спикеру – Мария Якунчикова, председатель Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики». Мария, расскажите в целом об основных направлениях деятельности вашего волонтерского движения? Какие есть проекты, которые помогают женщинам ответственно относиться к собственному здоровью? И следить за здоровьем своей семьи.

М. Якунчикова:

— Поскольку волонтеры-медики являются большими помощниками сферы здравоохранения, приоритет, как уже сказала Любовь Юрьевна, сейчас уделяется профилактике заболеваний, мы огромное внимание в рамках нашей работы так же уделяем этой теме. И занимается профилактикой сердечно-сосудистых заболеваний, онкологических заболеваний, заболеваний опорно-двигательного аппарата, эндокринологических заболеваний и ВИЧ-инфекций и СПИДа. Естественно, мы работаем совместно с НИИ терапии и профилактической медицины в этих вопросах. И как у нас уже была затронута эта тема в разговоре, наибольшее внимание уделяем работе именно с женщинами, но даже не столько потому, что мы концентрируемся на женской аудитории, а сколько потому, что женщины проявляют больший интерес к этим темам. И когда мы проводим какие-либо профилактические мероприятия, а мы их стараемся делать в максимально игровой интерактивной форме, чтобы это не превращалось в скучные и занудные лекции, большая часть аудитории, это, конечно, женская аудитория. Они с готовностью и с большим вниманием участвуют во всех наших мероприятиях.

Помимо этого так же мы обучаем население навыкам оказания первой помощи, рассказываем и популяризируем донорство крови и костного мозга, помогаем в медицинских организациях, проводим профориентацию школьников в медицину и так же занимаемся развитием здорового образа жизни – это тоже большой блок нашей работы, проводим мероприятия и в онлайн-формате, у нас есть онлайн-марафон «Поколление ЗОЖ», в котором может принять участие абсолютно любой желающий. Но тоже хочется отметить, что наибольшая часть нашей целевой аудитории женская, все-таки, аудитория. И проводим мероприятия по здоровому образу жизни так же в очном формате во всех регионах России.

И. Осадчая:

— Маша, скажите, как стать волонтером-медиком? Вот что нужно? Где вы черпаете ресурсы свои? Кто к вам приходит? Как?

М. Якунчикова:

— Преимущественно участниками нашего движения являются студенты-медики. Стоит отметить, что региональные отделения у нас есть по всей России, абсолютно в каждом регионе. И, в принципе, к нам могут присоединиться не только медики, у нас есть направления, вот, например, такие, как «Здоровый образ жизни» или «Популяризация донорства крови» — это, как раз, те направления, в которых может принять участие любой желающий. У нас есть сайт «Волонтеры-медики. РФ», там полная информация обо всех наших направлениях деятельности и о том, как можно к нам попасть.

И. Осадчая:

— Маша, учитывая, что волонтеры в перспективе становятся высококвалифицированными медиками, значит ли это, что в здравоохранении у нас сохранится женское лицо?

М. Якунчикова:

— Ну, поскольку, действительно, волонтеры-медики – это преимущественно студенты-медики, конечно, мы сохраняем и поддерживаем активно женское лицо в здравоохранении. Но хочется отметить, что в нашей отрасли есть и достаточное количество мужчин. Это те, кто желает оказать помощь, те, кто хотят в будущем, как правило, стать хирургами. Наверное, женское лицо больше имеет терапия, а мужское лицо – хирургия. Вот.

А. Сулхаева:

— Хочется задать еще один вопрос. Я знаю, что в пандемию большая нагрузка легла на медицинскую отрасль и на людей тоже. И медицинские учреждения, больницы, сами люди немножко на второй план задвинули, как раз, вопросы своего здоровья в части диспансеризации, профилактики, каких-то заболеваний, потому что, в общем-то, были озадачены преодолением коронавируса. Как сейчас? Возвращаемся ли мы обратно к плановой медицинской помощи?

Л. Дроздова:

— Действительно, ситуация настолько быстро развивалась, что очень быстро были приостановлены профилактические осмотры и диспансеризации, но надо сказать, Министерство здравоохранение российское очень быстро среагировало. И мы, на самом деле, через три месяца в 2020 году выпустили специальные рекомендации для медорганизаций, как восстанавливать диспансеризацию, хотя в те периоды, все-таки, пандемия была волнами, были периоды относительного такого спокойствия. И, в общем-то, в эти периоды можно было восстанавливать хотя бы частично профилактические осмотры и диспансеризации. Но, к сожалению, конечно, пандемия нанесла колоссальный урон по всему профилактическому, я бы даже сказала, мышлению. По тому, как люди перестали ходить в поликлиники, люди стали бояться поликлиник, вообще, даже не скопления людей, пусть там никого нет, но медицинских работников, врачей, медсестер – все это стало как-то ассоциироваться с угрозой. И, конечно, к сожалению, надо отметить, что даже спустя некоторое время после нормализации, относительной нормализации ситуации с коронавирусом, не были активны наши граждане в том, чтобы приходить на профосмотр и диспансеризации.Поэтому сейчас самое время задуматься о том, а что же по статусу здоровья сделать, повторюсь, как угодно мы можем назвать эту проверку здоровья, чекап, профосмотр, диспансеризация – как вам нравится, пройти по основным реперным точкам – онкологические заболевания, сердечно-сосудистые, они факторы риска. И уделить время своему здоровью, тем самым повысить свою ответственность.

А. Сулхаева:

— И снова здравствуйте, друзья! В эфире радио «Комсомольская правда» и программа «Женские истории». И ее ведущие Анжелика Сулхаева и Ирина Осадчая. Мы продолжаем говорить о здоровье.

И. Осадчая:

— Мы обсуждали возможности диспансеризации, говорили о том, что это ключевая вещь для профилактирования заболеваний, для того, чтобы жить долго и здорово. И при этом мы с вами не затронули одну важную вещь. Как раз в постковидной реальности, которая связана с теми людьми, которые переболели ковидом, которым, вероятно, был нанесен ущерб здоровью. Что государство предлагает для них в части диспансеризации? Я знаю, что есть такая программа, как углубленная диспансеризация.

Л. Дроздова:

— Действительно, к сожалению, ковид не только опасен сам, но он опасен своими последствиями. И эти последствия развиваются не прямо сразу, а в течение двух-трех месяцев после перенесенной коронавирусной инфекции. И именно для тех наших граждан, которые перенесли новую коронавирусную инфекцию. Разработана программа углубленной диспансеризации. Что это такое? Это дополнительный объем обследований. Его можно проходить как совместно с обычной диспансеризацией, так и отдельно, но лучше, на самом деле, пройти весь комплекс исследований обычной диспансеризации и плюс комплекс исследований для тех, кто перенес новую коронавирусную инфекцию.

Что важно? Важно, что даже в том случае, когда гражданин переболел, но, так скажем, не был официально задокументирован как переболевший, не обращался за помощью, ну, или не был занесен в эти реестры, не выставлялся официально этот диагноз, но он подозревает, что это был, все-таки, ковид, он тоже может пройти углубленную диспансеризацию. Это очень важно, потому что последняя волна омикрона, как раз, была, так сказать, относительно более легкой. И многие на ногах, условно говоря, ее переносили, на несколько дней брали больничный, и работодатели шли на помощь в этом случае. И не делали мазки.

Что выходит в комплекс исследований? Плюсом к обычной диспансеризации идут исследования спирометрии – оценки функции легких, насколько что-то ухудшилось, не ухудшилось, изменилось или не изменилось. Идет расширенный общий анализ крови с большим количеством, биохимический – это еще дополнительное количество показателей, там и холестерин, и так далее, очень много различных показателей. Для тех, кто перенес в средней тяжести и выше, исследования D-димеры – это важный показатель, который показывает риски тромбозов. Думаю, многие наши слушатели слышали о том, что ковид опасен тем, что спустя некоторое время развивается или даже во время ковида развиваютсятся опасные жизнеугрожающие тромбозы, которые могут привести, в том числе, к смерти. Оценка сатурации очень важно, у нас есть метод, который кажется очень простым, но это анкетирование, но, на самом деле, это сфокусированные вопросы, которые выявляют риск тех или иных осложнений и дальше уже изменяют маршрутизацию пациента, то есть, добавляют ему определенный спектр исследований. Это первый этап диспансеризации.

А на втором этапе в том случае, когда имелись ряд отклонений в рамках первого этапа, может быть проведена компьютерная томография, эхокардиография – это ультразвук сердца, грубо говоря, и ультразвуковое исследования сосудов, опять-таки, риски тромбозов.

То есть, мы выявляем самые опасные состояния, которые могут, действительно, значительно ухудшить состояние здоровья пациентов после перенесенной новой коронавирусной инфекции. Проводится углубленная диспансеризация там же, где обычная диспансеризация: в поликлиниках по месту жительства. Начинается в кабинетах отделения профилактики, хотите пройти углубленную диспансеризацию – пожалуйста, обращайтесь.

А. Сулхаева:

— Любовь, хочется, на самом деле, затронуть еще тему доступности медицинской помощи в нашей стране. Понятно, что в Москве, Санкт-Петербурге, других крупных регионах все с этим достаточно на высоком уровне хорошо. А что в отдаленных уголках нашей Родины? Как там с первичным звеном медицины? Насколько оно доступно? И что делается государством для того, чтобы это, действительно, было повсеместно?

Л. Дроздова:

— На самом деле, одной и целей национального проекта «Здравоохранение», как раз, является повышение доступности помощи. И, как вы совершенно справедливо заметили, это крайне важно для сельских территорий. Сельские территории характеризуются тем, что, понятно, меньшая плотность проживания.

Как оказывается помощь на селе? В первую очередь, это фельдшерско-акушерские пункты, это выездные формы работы. То есть, как раз, в рамках национального проекта «Здравоохранение» развиваются оба эти направления, то есть, это строительство новых фельдшерско-акушерских пунктов, насыщение их кадрами, потому что недостаточно просто построить, важно, чтобы на нем был, собственно говоря, фельдшер. Это привлечение кадров на село, различные программы поддержки и как на государственном уровне, так в ряде случаев на региональном уровне. И второй – тоже очень востребованной формой являются мобильные медицинские комплексы, когда на базе, так скажем, большого автомобиля формируется комплекс медицинского оборудования и медицинских специалистов, которые могут выезжать и оказывать первичную помощь. В первую очередь, конечно, нам важно, чтобы те, кто проживают удаленно от центральных районных больниц, проходили объем профилактического осмотра и частично даже диспансеризации для того, чтобы были эти профилактические исследования, по тому, что когда есть жалобы, человек чаще всего доедет до медицинской организации, может быть, более высокого уровня. Но здесь крайне важна эта первичная помощь, потому как именно первичная помощь – это самое основное, это компотент успеха, влияния не продолжительность жизни граждан во всем мире. И развитие ее крайне важно. Поэтому этому уделяется очень большое внимание.

А. Сулхаева:

— Мария, скажите, пожалуйста, волонтеры-медики как-то участвуют в этом процессе, того, чтобы медицина по всей стране, даже в самых ее отдаленных уголках, в сельской местности становилась более доступной?

М. Якунчикова:

— Безусловно, волонтеры-медики привлекаются к оказанию помощи в этом направлении. У нас есть Всероссийский проект по оказанию помощи в фельдшерско-акушерских пунктах «Добро в село». Он стартовал с 2018 года. И теперь ежегодно с апреля по октябрь, а в некоторых регионах и в круглогодичном формате наши волонтеры выезжают совместно с медицинскими специалистами или самостоятельно для оказания помощи в отдаленных населенных пунктах в сельских ФАПах. Они там помогают медицинскому персоналу в проведении осмотров, проводят профилактические мероприятия, так же проводят подомовые обходы, ну, и стараются максимальную помощь оказать. И привлечь население к здоровому образу жизни, к профилактике ряда заболеваний и в то же время помочь медицинскому персоналу провести какие-то осмотры и, возможно, выявить и диагностировать какие-то заболевания.

И. Осадчая:

— В нашей программе мы говорим о том, что женщины своими действиями трансформирует мир вокруг себя. А вот насколько важна ее роль для того, чтобы профилактировать заболевания, следить за заболеваниями мужчин рядом? Что здесь женщина может сделать, как повлиять на здоровье своих близких?

А. Сулхаева:

— Я бы здесь расширила: и мужчин, и детей, и родителей, и сотрудников, если женщина-управленец, действительно, женщина такой сегодня амбассадор здорового образа жизни. Вот что мы конкретно можем сделать для того, чтобы, действительно, так было?

Л. Дроздова:

— Ну, вы абсолютно справедливы. Это подтверждает наука, что все начинается с женщины, Чем женщина, в первую очередь, управляет? Женщина управляет тем, что она подсказывает, что нужно, все-таки, пройти профосмотр, диспансеризацию, принять вовремя какие-то лекарства, если в этом нуждаются члены семьи: и мужья, и дети, и старшее поколение. И даже животные. Поэтому здесь чаще всего за все отвечает женщина.

Кроме того, важно, чем питается семья, какие продукты питания, что, собственно говоря, оказывается в этой продуктовой корзине или в виртуальной корзине, когда мы заказываем продукты питания в онлайн-формате. Это сейчас более актуально, но, в любом случае, в большинстве случаев за это отвечает женщина.

Как проводить свободное время? Сидим ли мы перед телевизором или мы куда-то выходим, гуляем в парке, занимаемся совместно спортом? Это, кстати, прекрасный вариант, как раз, повышения уровня физической активности для семьи – совместные занятия. И совместные прогулки на велосипеде, любые формы, которые удобны.

Женщины своим примером очень сильно формируют, опять-таки, и привычки поведения для детей на всю следующую жизнь. Есть, кстати, исследования о том, что и дети привносят эти привычки, если детей правильно научить в школе, то они приносят домой и, собственно говоря, просят готовить им более здоровую пищу, но это такой уже более высокий уровень, но в целом в большинстве своем это женщина. Поэтому, действительно, именно женщина является проводником здорового образа жизни. Мы знаем прекрасные истории, когда мужчины сначала сопротивляются и говорят, ну, вот моя супруга совсем меня достала, у меня в холодильнике одно брокколи, кефир и нет ни картошки, ни колбасы, ни хлеба, а потом они, собственно, становятся на этот же путь, потому что понимают, что женщина как-то стала свежее, активнее. И их это стимулирует к тому, чтобы и, собственно, самим подтягиваться.

А. Сулхаева:

— Вот, дорогие дамы, услышьте нас! Только от вас зависит и ваше здоровье, и здоровье вашей семьи и, в целом, нашего общества.

Ну, что, и на этой прекрасной воодушевляющей ноте будет прощаться. Это была программа «Женские истории». И ее ведущие Анжелика Сулхаева и Ирина Осадчая. До новых встреч!

И. Осадчая:

— До новых встреч! Всем спасибо!

Л. Дроздова:

— Спасибо!

М. Якунчикова:

— Спасибо!

Работа женщин увеличивает доходы среднего класса, но создает нехватку времени в семье, которую необходимо облегчить

май 2020 г.

19-я поправка. Следует приветствовать их вхождение в состав рабочей силы, в занятия, ранее предназначенные для мужчин, и в общественную и политическую жизнь нации. Самая большая нерешенная проблема заключается в том, как совместить новые роли женщин на рынке труда с их сохраняющейся ролью в семье. Разрешение этой напряженности имеет последствия не только для гендерного равенства, но и для доходов среднего класса и для общего благосостояния американских семей.

Доходы представителей среднего класса выросли лишь незначительно за последние десятилетия, и большая часть прироста их доходов является результатом того, что все больше женщин ходят на работу и получают более высокую заработную плату. Но теперь, когда большинство женщин трудоустроены, этот источник роста доходов иссякает. Хотя участие женщин в рабочей силе восстановилось после падения во время последней рецессии, его долгосрочный рост, похоже, остановился. Без новой политики и практики, которые предусматривают более широкое распределение бремени неоплачиваемой работы по дому, большую поддержку работающих семей с ограниченным временем и более высокую заработную плату как для мужчин, так и для женщин, любой рост, который мы наблюдаем в доходах среднего класса, может полностью исчезнуть. .

Рост доходов среднего класса разочаровывает

Мы определяем средний класс как средние 60 процентов домохозяйств и смотрим на самые последние данные CBO о доходах после уплаты налогов и трансфертов. Рост доходов среднего класса с 1979 по 2016 год составил 47 процентов, или 1,3 процента в год. Это очень скромный рост, учитывая, что мы рассматриваем период почти в четыре десятилетия. Это также более медленный темп роста, чем у 20% самых богатых или 20% самых бедных за тот же период.

Тот факт, что доходы нижнего квинтиля росли быстрее, чем доходы среднего класса, может показаться удивительным. Отчасти это отражает включение в эти цифры стоимости медицинского обслуживания и распространение таких программ, как Medicaid и Программа медицинского страхования детей, на многие семьи с низким доходом. Но даже если исключить эти программы, доходы среднего класса отстают от доходов в нижней части распределения (хотя и намного меньше).

Без взносов женщин доходы среднего класса остались бы на прежнем уровне

Теперь мы подошли к интересной части истории о женщинах и доходах среднего класса. Без вклада женщин эти достижения были бы незначительными или вовсе отсутствовали бы. По нашим оценкам, основанным на методе, первоначально предложенном Хизер Боуши из Центра справедливого роста, и использовании денежного дохода до вычета налогов в текущем обзоре населения, средний доход домохозяйства среднего класса вырос с 57 420 долларов в 1979 году до 69 559 долларов в 2018 году. средний вклад женщин в доход домохозяйства не изменился, большая часть этого прироста не была бы замечена. Средний доход увеличился бы всего до 58 502 долларов в 2018 году. Таким образом, на долю женщин приходилось 91 процент от общего прироста дохода для их семей. 1

Вклад женщин в доход семьи увеличился за этот период по двум причинам. Во-первых, больше из них работают и работают дольше. Во-вторых, их средний почасовой заработок также вырос. Более высокая заработная плата объясняет большую долю увеличения семейных доходов, чем большее количество отработанных часов, но очевидно, что именно сочетание этих двух факторов (и их взаимодействие) позволило семьям среднего класса продвинуться вперед. Кроме того, поскольку женщины работают более непрерывно и многие из них работают полный рабочий день, это позволяет им конкурировать за более высокооплачиваемую работу. Если бы продолжительность рабочего дня женщин оставалась равной 1979 уровней, но их заработная плата выросла в соответствии с реальной тенденцией, средний доход семьи среднего класса, согласно нашему анализу, увеличился бы до 66 096 долларов (средняя линия на графике).

Тем не менее, разрыв в оплате труда мужчин и женщин по-прежнему значителен: женщины зарабатывают около 83 центов на каждый доллар, заработанный мужчинами. Этот разрыв отражает тот факт, что женщины по-прежнему чаще занимают низкооплачиваемую работу, несмотря на то, что они значительно лучше образованы, чем мужчины. Хотя отчасти существующий разрыв может отражать собственный выбор женщин работать на менее требовательной работе с более гибким графиком или брать отпуск для ухода за своими семьями, отчасти он отражает наследие стереотипов и дискриминации, которые обескураживают или мешают женщинам трудоустроены или переведены на более высокооплачиваемую работу.

Без новой политики и практики, которые предусматривают более широкое распределение бремени неоплачиваемой работы по дому, большую поддержку работающих семей с ограниченным временем и более высокую заработную плату как для мужчин, так и для женщин, какой бы рост мы ни наблюдали в доходах среднего класса. может полностью исчезнуть.

На фронте занятости женщины добились больших успехов. В настоящее время они занимают большую часть всех оплачиваемых рабочих мест в экономике, за исключением сельскохозяйственных рабочих и самозанятых. Они также все чаще становятся главными кормильцами своих семей. Более 40 процентов всех матерей являются либо единственными, либо основными кормильцами своих семей. Это включает в себя многих родителей-одиночек, а также растущее число семей с двумя зарплатами, где жена зарабатывает больше, чем ее муж. В то же время их уровень участия в рабочей силе по-прежнему ниже, чем у мужчин, и до недавнего времени снижался.

Суть в том, что без увеличения занятости и доходов женщин средний класс не смог бы процветать в последние десятилетия. Но остается решить два вопроса. Во-первых, как женщинам удается «все успевать»? Страдают ли эти семьи от нехватки времени, поскольку женщины выполняют больше оплачиваемой работы? Во-вторых, как нам поддерживать рост доходов среднего класса сейчас, когда у нас заканчиваются вторые добытчики? Можем ли мы увеличить уровень участия женщин в рабочей силе до уровня мужчин и сократить существующий разрыв в доходах? Без дальнейшего прогресса не только не будет достигнуто гендерное равенство, но и семьи среднего класса потеряют основной двигатель, который поддерживал рост их доходов в прошлом.

Выход женщин на оплачиваемую работу создает нехватку времени

Хотя выход женщин на рынок труда помог их семьям избежать нехватки денег, он усугубил то, что мы будем называть «нехваткой времени». Это давление наиболее заметно среди семей с двумя кормильцами и детьми, а также среди родителей-одиночек. Но это происходит на фоне незначительных изменений или отсутствия изменений в нормальных часах работы в Соединенных Штатах за последние полвека или даже больше. В 1919 году страна перешла на 40-часовую рабочую неделю.40, и эта норма осталась в силе, несмотря на рост благосостояния, который, как можно было ожидать, потребовал большего количества свободного времени. Многие работодатели и некоторые штаты предоставляют различные формы оплачиваемого отпуска, но до сих пор эта политика и практика приносили пользу в основном более высокооплачиваемым работникам.

Тем временем нехватка времени реальна и усугубляется долгим рабочим днем ​​и ограниченным оплачиваемым отпуском, предоставляемым большинству американских рабочих.

В среднем супружеская пара среднего класса с детьми работает в общей сложности 3446 часов в год, что больше чем на 600 часов — или на 2,5 дополнительных месяца — по сравнению с 19 годами.75. Это среднее значение объединяет пары с двумя и одним заработком, но эта тенденция в основном обусловлена ​​увеличением занятости и часов, отработанных женщинами в парах с двумя заработками. 2

За последние четыре десятилетия доля пар с двойным заработком выросла примерно с половины до 70 процентов. Наибольшее увеличение в этой категории произошло среди пар, в которых и мать, и отец работают полный рабочий день, что отражает сокращение доли работающих мужчин-одиночек, а также переход матерей от работы неполный рабочий день к полной. Только среди пар с двумя заработками средняя пара сейчас работает почти 4000 часов в год, или 2000 часов на человека. Средний родитель-одиночка из среднего класса также работает около 2000 часов в год.

«Как вы собираетесь уделять время своим детям и учить их правильным ценностям, если вы работаете так, чтобы у них была крыша над головой и еда?»

Эти сухие статистические данные не дают полного представления о жизни многих из этих семей. Вот несколько комментариев, сделанных женщинами в фокус-группах, проведенных Brookings в конце 2019 года:

Женщина из Уичито, штат Канзас, сказала: «Я схожу с ума, потому что почти всегда работаю в режиме многозадачности или что-то в этом роде. Я чувствую, что сейчас я далеко от своих детей намного больше, чем я действительно хочу быть. Но я делаю это по уважительной причине, потому что я пытаюсь продвинуться вперед или заработать деньги, поэтому я могу проводить больше времени с ними, в большем количестве мест и делать больше вещей. И это просто процесс, пытающийся пройти через все это».

Другая женщина из Уичито добавила: «У меня была вторая работа какое-то время, просто потому, что я хочу немного больше денег, мой сын дорогой, и ему всегда нужно то, то и это. Итак, я устроился на вторую работу, и как только я начал ее, я подумал: «Я не могу этого делать». Это было слишком. И хотя я думал: «Ну, это не так много, я могу это сделать», как только это начало отнимать у меня время, я был готов. Итак, мне просто нужно было составить бюджет; Что-то урезать, что-то рефинансировать, потому что я не могу этого сделать, я не могу этого сделать».

Женщина из Лас-Вегаса спросила: «Как вы собираетесь уделять время своим детям и учить их правильным ценностям, если вы работаете, чтобы у них была крыша над головой и еда? Потому что, как вы собираетесь положить одно на другое? Я имею в виду, что вы любите своего ребенка, вы хотите, чтобы он творил добро в жизни, вы хотите быть рядом. Но вы также хотите быть в состоянии обеспечить их. Так как же сфокусировать внимание на каком из них?»

Обязанности женщин по дому ограничивают их способность добиваться успеха

Проблема совмещения работы с семейной жизнью негативно сказалась на заработной плате женщин и их возможностях трудоустройства. Значительная часть гендерного разрыва в оплате труда обусловлена ​​менее постоянной привязанностью матерей к рабочей силе и более низкой почасовой оплатой труда. Женщины, как правило, распределяются по профессиям или фирмам с более благоприятным для семьи графиком или политикой. Они также платят штраф за перерывы в работе и сокращение рабочего дня. Отчасти это наказание и общий разрыв в оплате труда мужчин и женщин являются результатом устаревших представлений и взглядов, создавших стереотипы о том, что женщины могут и чего не могут делать. Многие американцы по-прежнему считают, что мужчины должны быть основными кормильцами, а женщины должны заботиться о доме и семье. Например, среди старшеклассников 23% считают, что эта модель мужчины-кормильца и женщины-хозяйки дома наиболее желательна. Эти убеждения влияют как на стремления женщин, так и на предположения работодателей и, следовательно, на возможности женщин добиться успеха. Проблема усугубляется неспособностью государственной политики идти в ногу с изменяющейся ролью женщин. Блау и Кан (2013) считают, что отсутствие в США политики, учитывающей интересы семьи, объясняет одну треть сокращения участия женщин в рабочей силе по сравнению с другими странами ОЭСР за последние два десятилетия.

Что можно сделать?

Государственная политика США не поспевает за этими глубокими изменениями роли женщин. Несмотря на массовые изменения в составе рабочей силы и в количестве времени, которое женщины посвящают оплачиваемой работе в годы воспитания детей, изменения стандартной рабочей недели, доступа к оплачиваемому отпуску и ухода и в школьные часы. В то время как мужчины активизировали свою работу по дому, бремя по-прежнему очень неравномерно.

В то время как американцы трудоспособного возраста работают в среднем 40 часов в неделю в течение 48 недель в году, их немецкие коллеги работают 35 часов в неделю всего 44 недели.

В других развитых странах дела обстоят намного лучше. Средний американский рабочий тратит на работу на 200-400 часов больше в течение года, чем работники большинства европейских стран. Это дополнительные четыре-десять недель работы. Этот разрыв обусловлен сочетанием меньшего количества рабочих часов в неделю и большего количества недель отпуска в других странах. Например, в то время как американцы в расцвете сил работают в среднем 40 часов в неделю в течение 48 недель в году, их немецкие коллеги работают 35 часов в неделю всего 44 недели. 3 Соединенным Штатам пора принять аналогичную политику, например, добавить месяц гарантированного государством оплачиваемого отпуска для каждого американского работника, который будет использоваться для отпуска, болезни и ухода за семьей. Если мы хотим избежать возложения расходов на работодателей, правильный способ добиться этого — через расширенную программу социального страхования, совместно финансируемую за счет налогов на заработную плату, взимаемых как с работодателей, так и с работников.

Произошло некоторое перераспределение работы в домашнем хозяйстве, теперь мужчины выполняют большую долю, чем в прошлом, но требуется больше. Между 1965 и 2011 года мужчины трудоспособного возраста примерно удвоили время работы по дому (с 4 до 9 часов в неделю), а женщины вдвое сократили время работы по дому (с 28 до 15 часов). Время, затрачиваемое на уход за детьми, увеличилось как для матерей, так и для отцов, при этом матери по-прежнему в два раза больше заботятся о детях, чем отцы. Больше возможностей для высокооплачиваемой работы для женщин будет способствовать большему равенству в нерыночной работе, поскольку женщины, которые приносят домой большую зарплату, имеют больше возможностей для ведения переговоров в домашнем хозяйстве и начинают требовать более справедливого распределения работы по дому.

Нам также необходимо некоторое перераспределение работы по жизненному циклу. С ростом продолжительности жизни у людей должна быть возможность работать дольше и позже выходить на пенсию. Но это должно сопровождаться положениями, которые позволяют родителям использовать пособия по социальному страхованию, чтобы взять отпуск в первые годы жизни своих детей, как более подробно описано в книге Изабель Сохилл «Забытые американцы» . Эта политика должна быть нейтральной с гендерной точки зрения, предоставляя отпуск по уходу за ребенком как матерям, так и отцам на равной основе, но с условием «используй или потеряешь» для отцов как один из способов разрушить существующие стереотипы и практику.

Наконец, необходимо решить постоянную потребность в уходе вне дома. Многие штаты в настоящее время приняли программы Pre-K, а Конгресс недавно также увеличил субсидии по уходу за детьми. Но насущной проблемой являются школьные часы, которые не совпадают с рабочим графиком родителей. Один из способов решения этой проблемы — добровольное введение продленного школьного дня в большем количестве сообществ. Не все дополнительные часы нужно посвящать занятиям в классе; некоторые из них могут включать внеклассные мероприятия, дополнительное обучение или учебное время для студентов, которые в этом нуждаются. Чтобы справиться с дополнительными расходами, родителей можно попросить платить по скользящей шкале в зависимости от их дохода. Местным школьным округам должно быть разрешено выбирать, какие программы могут лучше всего работать в их сообществе, но они должны предоставлять какой-либо вариант продленного дня как один из способов сократить время, с которым родители сталкиваются в настоящее время. Вместо того, чтобы каждому работающему родителю приходилось самим заниматься сложными мероприятиями по уходу за детьми после школы, школы должны играть основную роль в организации мероприятий для детей, которые еще учатся в начальной или средней школе, в период примерно с 15:00 до 17:30.

Время бороться со временем

Прошло всего сто лет с тех пор, как женщины завоевали самую элементарную из свобод: право голоса. С тех пор они добились огромного прогресса в образовании, трудоустройстве и представительстве во всех секторах американского общества. Одной из наиболее важных нерешенных проблем является необходимость уменьшить нехватку времени для семьи, вызванную массовым выходом женщин на рынок труда. Политика, направленная на решение проблемы нехватки времени, может принести двойной успех: она должна способствовать гендерному равенству и позволять родителям проводить больше времени со своими детьми. Если они также послужат стимулированию участия женщин на рынке труда, они также будут поддерживать рост доходов среднего класса. У мужчин тоже есть своя роль. Если они не вносят больший вклад в работу по дому и уход за детьми, будет трудно ликвидировать гендерный разрыв в занятости или в заработной плате.

Это не только женская проблема; это американская проблема и проблема среднего класса. Семьи по всей стране теперь зависят от зарплаты женщины. Если женщины хотят продолжать добиваться успеха, а их семьи — процветать, мы должны решить проблему нехватки времени.

  1. Эти оценки основаны на методологии распределения доли, разработанной Хизер Боуши в ее книге В поисках времени и обновленной в Boushey and Vaghul (2016). Мы изменили определение среднего класса, используемое для анализа, и использовали дефлятор PCE вместо CPI-U-RS для поправки на инфляцию. Последнее изменение сделано для согласования с оценками роста доходов от CBO, приведенными выше. Мы ограничиваем анализ домохозяйствами, в которых есть хотя бы один взрослый в расцвете сил. Доход измеряется как денежный доход до вычета налогов. Домохозяйства ранжируются на основе дохода домохозяйства с поправкой на размер с использованием шкалы квадратного корня, но все сообщаемые цифры даны с точки зрения фактического (а не с поправкой на размер) дохода. В этих оценках используется Ежегодное социально-экономическое приложение к текущему обследованию населения (загружено с IPUMS).
  2. Основано на авторском анализе текущего обследования населения. Годовое рабочее время рассчитывается как произведение количества часов, обычно отработанных за рабочую неделю, и количества недель на оплачиваемой работе в предыдущем году, хотя сюда входят недели оплачиваемого отпуска. Используя Американское обследование использования времени, в котором люди ежедневно сообщают о времени, которое они фактически отработали, а не о времени на оплачиваемой работе, мы подсчитали, что супружеские пары из среднего класса в настоящее время работают от 3241 до 3560 часов в год, в зависимости от того, есть ли перерывы в работе. (например, питание), поездки на работу и различные виды деятельности, приносящие доход, считаются работой.
  3. Оценки Bick, Brüggemann, and Fuchs-Schündeln (2019).

Об авторах

Изабель В. Соухилл
Старший научный сотрудник – экономические исследования

Сохилл занимала должность вице-президента и директора программы экономических исследований в Брукингсе с 2003 по 2006 год. Вместе с Роном Хаскинсом она является содиректором Центра по делам детей и семьи. До прихода в Brookings Сохилл был старшим научным сотрудником Института градостроительства. Она работала в администрации Клинтона заместителем директора Административно-бюджетного управления, где в ее обязанности входили все кадровые программы федерального правительства.

Сохилл был удостоен награды «Образец» от Ассоциации анализа и управления государственной политикой (2014 г.) и вместе с Роном Хаскинсом премии Дэниела Патрика Мойнихана от Американской академии политических и социальных наук (2016 г.). В 2016 году Американская экономическая ассоциация назвала ее почетным членом9.0003
Кэтрин Гайо
Аналитик-исследователь – Центр детей и семей

Кэтрин Гайо – аналитик-исследователь Центра детей и семей в рамках программы экономических исследований в Брукингсе.

Домохозяйки, кормильцы, матери и главы семей: изменение семейных ролей женщин

ВЫДЕРЖКА. Более позднее вступление в брак, снижение рождаемости, более высокий уровень занятости и усиление роли главы семьи указывают на серьезные изменения в отношении женщин к семейным ролям. Обзор результатов недавних исследований показывает, что женщины пересмотрели свои отношения с семьей, чтобы можно было удовлетворить их личные цели и интересы.

Ссылка:

Джанет А. Коэн (1981), «Домохозяйки, кормильцы, матери и главы семьи: изменение семейных ролей женщин», в NA — Advances in Consumer Research Volume 08, eds. Кент Б. Монро, Энн Абор, Мичиган: Ассоциация потребительских исследований, страницы: 576-579.

Достижения в исследованиях потребителей, том 8, 1981 г.      Страницы 576–579

ДОМОХОЗЯЙКИ, КОРМИЛЬНИЦЫ, МАТЕРИ И ГЛАВЫ СЕМЬИ: ИЗМЕНЯЮЩИЕСЯ СЕМЕЙНЫЕ РОЛИ ЖЕНЩИН

Джанет А. Коэн, Институт социальных исследований Мичиганского университета и Государственного университета Сан-Диего

[Работа над этой статьей финансировалась Национальным Грант Института психического здоровья MH-14618 Элизабет Дуван, Джозеф Верофф и Ричард Кулка. отношение к семейным ролям. Обзор результатов недавних исследований показывает, что женщины пересмотрели свои отношения с семьей, чтобы можно было удовлетворить их личные цели и интересы.

Всего поколение назад большинство молодых женщин планировали свою взрослую жизнь вокруг замужества и постоянного ведения домашнего хозяйства. Куклы Барби, журнал Seventeen и Отец знает лучше всех осуществили их мечту о доме в пригороде, белом частоколе и нескольких любящих детях. С тех пор участие женщин в семье резко изменилось. Женщины откладывают брак; планирование того, будут ли они матерями, когда и как часто; выход на рынок труда до того, как их дети покинут дом, часто до того, как их дети пойдут в школу; и очень многие берут на себя ответственность возглавлять свои семьи в течение некоторого периода своей взрослой жизни. Они участвуют в жизни своих семей не только как жены и матери, но и как кормильцы и главы семей.

В процессе трансформировались формы семьи и семейные отношения. Возникли новые проблемы, связанные с браком и организацией семьи. Такие вопросы, как жить ли вместе до брака, что должно быть включено в брачный контракт, заводить ли второго ребенка, когда дети достаточно взрослые, чтобы оставаться одни после школы, и кто занимается стиркой или заменой масла в автомобиль становятся общими семейными решениями. Однако воздействие распространяется не только на отдельные семьи, но и практически на все институты общества. Волонтерская работа в школах и больницах; дополнительные преимущества работы на условиях неполного рабочего дня; социальное обеспечение, пенсии и страховые выплаты; опека над детьми и алименты; даже классификации переписи подверглись тщательному анализу.

Реакция на эти изменения не была полностью положительной. Некоторые социальные обозреватели опасаются, что семья разваливается. При ближайшем рассмотрении обнаруживается, что угрозе подвергается не семья, а традиционные представления о том, как должна быть организована семья. Семьи продолжают функционировать, но женщины больше не участвуют в них по-старому. Отсрочка замужества, планирование рождаемости, участие в рынке труда, возглавление семьи свидетельствуют о возрастающем стремлении и способности женщин контролировать условия своей жизни, в том числе условия своего отношения к семье. Такой усиливающийся контроль бросает вызов существовавшей ранее идеологии женской привязанности к жене и материнству. Убеждения в том, что женщины хотят и эмоционально предпочитают самоотверженное поведение, особенно для своих мужей и детей, или то, что Барбара Эренрих и Дейдре Инглиш (1978), названные «мазохистским материнством», больше не соответствуют женскому сознанию или поведению. Не являются теориями, которые приписывают «культуру нарциссизма» изменениям в форме ролей мужа и жены (Lasch, 1979). Вместо этого текущие заявления и недавние исследования в четырех основных областях, которые я перечислил выше, предполагают не самоотверженность или эгоизм, а возрастающую автономию женщин.

Отложенный возраст вступления в брак

Сегодня молодые женщины приближаются к браку с точки зрения, которая включает в себя и другие роли, помимо семейных. Не так давно женщины приостанавливали свои обязательства перед своим будущим до замужества, рассчитывая строить свою жизнь в соответствии с интересами и карьерой своего мужа (Бардвик и Дуван 19).72). Замужество произошло у некоторых женщин еще до окончания средней школы, хотя у большинства это произошло вскоре после окончания школы. Для сравнения, молодые женщины теперь дольше ждут, прежде чем стать женами. В 1977 г. 45% молодых женщин в возрасте от 20 до 24 лет никогда не были замужем. Это представляет собой увеличение на 17 процентов с 1960 года (Бюро переписи населения США, 1978 год). Вместо того, чтобы готовить, убирать и заботиться о младенцах, почти каждая вторая молодая женщина в возрасте чуть больше двадцати лет накапливала высшее образование и опыт работы для будущего, которое, по мнению большинства, будет включать в себя и семью, и работу. В недавнем исследовании Черлин (1980) поступление в высшие учебные заведения и ожидание работы, а не домохозяйки на полный рабочий день в возрасте 35 лет были связаны с отсрочкой вступления в брак.

Поскольку большинство молодых женщин планируют выйти замуж, эти результаты демонстрируют растущее осознание возможных последствий брака, финансовых трудностей, развода, вдовства и права на трудоустройство в течение 20 или более лет после ухода их детей из дома. Однако эти действия женщин подразумевают не пассивное осознание, а сознательное планирование как в отношении ролей, которые они ожидают в семье, так и на рынке труда.

Другие данные свидетельствуют о столь же рациональном подходе к браку среди молодых женщин. В повторном исследовании 1976 года американцев оценивают свое психическое здоровье , в котором я принимала участие как научный сотрудник в течение последнего года, анализ Элизабет Дуван подтверждает значительный сдвиг в отношении молодых женщин к браку. В 1957 году, когда респонденты были опрошены для первого исследования, незамужние женщины наиболее позитивно относились к браку из всех групп женщин по семейному положению. Они были даже более позитивны, чем одинокие мужчины, что является примечательной разницей, поскольку в целом мужчины более позитивно относились к браку, чем женщины. Для сравнения, 1976 одиноких женщин продемонстрировали наибольшее снижение среди всех групп женщин числа положительно оценивающих брак. Они гораздо более терпимо относились к женщинам, решившим остаться незамужними, и значительно чаще, чем их коллеги из 1957 года, считали брак ограничивающим и обременительным (Douvan, 1978). Вместо идеалистической и, возможно, чрезмерно конформистской позиции одиноких женщин 1957 года, одинокие женщины 1976 года, похоже, более критично относились к возможностям, предоставляемым браком.

Последствия изменения молодыми женщинами времени вступления в брак и отношения к браку вызывают вопросы о будущих супружеских ролях этих женщин. Отсрочка брака может означать переход к альтернативным семейным устройствам, или это может означать, что брак будет восприниматься с большим пониманием проблем и большей приверженностью к решению проблемы. Молодые женщины привносят больше психологических и социальных ресурсов в создание семьи, но неясно, какой тип семьи получится в будущем. Какие бы семейные договоренности ни обсуждались, есть намеки из 1976 повторных исследований 90 158 американцев смотрят на свое семейное здоровье 90 159 и показывают, что молодые женщины будут принимать участие в этих переговорах с большим чувством личной идентичности. Замужние женщины чаще, чем женатые мужчины, считали свой брак состоящим из двух отдельных людей, а не парой, а замужние женщины также менее склонны рассматривать брак как основу своей социальной значимости (Дуван, Верофф и Кулка в прессе).

Рождаемость

Одним из основных факторов, позволяющих женщинам изменять свои семейные роли, является их контроль над рождаемостью. Молодые женщины могут исследовать отношения и решать, какую форму они примут, не опасаясь беременности. Как только отношения установлены, они могут планировать свое отцовство с учетом различных событий, включая ее и его карьеру, потребности семьи в доходах, поддержку по уходу за ребенком и множество других брачных и семейных событий. Такие события, ее, его и их, оказали влияние на фертильность. Замужние женщины в настоящее время имеют 1,8 детей. Это снижение рождаемости было связано с увеличением формального образования, запланированной и фактической занятости (Штолценберг и Уэйт 19).77).

Хотя на первый взгляд снижение фертильности может означать отказ от материнства ради карьеры, более тщательное исследование показывает обратное. По данным Бюро переписи населения, снижение рождаемости, как представляется, является результатом сокращения размера семьи, а не сокращения числа женщин, ставших родителями. Вместо трех-четырех детей женщины теперь пополняют детей-генри одним или двумя детьми (U.S. Bureau of the Census, 1976). В то время как исследование репликации Americans View Your Mental Health указали на значительное ослабление пронатальной формы с растущим признанием бездетных пар (Дувен, Верофф и Кулька в прессе), и число молодых женщин, которые говорят, что они ожидают остаться бездетными, увеличивается. (Бюро переписи населения США, 1977 г.), до сих пор бездетные женщины составляют около 5 процентов населения молодых женщин, а число женщин, все еще бездетных к 45 годам, остается относительно постоянным с 19 лет.60 (Бюро переписи населения США, 1979 г.). Снижение, скорее всего, является результатом способности женщин контролировать свою фертильность, чтобы соответствовать желаемому размеру семьи, а не необходимости приспосабливаться к нежелательной фертильности, как это было несколько десятилетий назад. Несмотря на то, что снижение было связано с занятостью женщин, есть основания утверждать, что увеличение финансовых затрат на воспитание детей может стимулировать как занятость женщин, так и снижение их фертильности.

Недавняя оценка затрат на первый год жизни ребенка составляет более 3000 долларов США ( Ann Arbor News , 6 июля 1980 г.). Учитывая как эти первоначальные затраты, так и постоянные расходы на воспитание детей, заработная плата женщин становится важным вкладом в расходы на детей как до рождения, так и после него. По данным Бюро исследований статистики труда, большая часть доходов замужних женщин направляется на детей, будь то основные потребности выживания, образование в колледже или определенные предметы роскоши. Таким образом, рождаемость и занятость связаны вдвойне. Наличие детей увеличивает потребность в работе; работа ведет к снижению рождаемости.

Более того, сама по себе способность планировать детей также способствует как занятости женщин, так и их ограниченной фертильности. Наличие детей, когда они нужны, делает каждого ребенка более важным и ценным, чем когда дети были просто случайностью супружеской сексуальности. В свою очередь, возросшая ценность детей повышает оценку товаров и услуг, которые кажутся необходимыми для успешного воспитания детей. В исследовании ценности детей Хоффман и Торнтон сообщают, что американские родители хотят иметь детей из-за любви и отношений, которые они добавляют в жизнь родителей, но они также обнаружили, что эти родители считают финансовые затраты преобладающим недостатком родительства (Хоффман). , Торнтон и Манис 1978).

Не менее важной в планах по рождаемости является проблема управления и организации родительских обязанностей в рамках финансовых, социальных и эмоциональных потребностей семьи. По большей части эти проблемы так и остались женской проблемой. Таким образом, количество рабочих часов и доступность услуг по уходу за детьми связаны с поведением женщин в отношении фертильности. Например, недавнее исследование показывает, что детские удерживающие устройства связаны со снижением фертильности среди матерей маленьких детей, которые вышли на рынок труда или увеличили продолжительность своего рабочего времени (Presser and Baldwin 19).80). Поскольку исследования использования времени показывают, что вклад мужей в уход за детьми существенно не увеличивается, когда их жены выходят на рынок труда (Робинсон, 1977; Берк и Берк, 1979), обеспокоенность работающих жен доступностью услуг по уходу за детьми представляется реалистичным соображением. в своих планах фертильности. В большинстве случаев матери более глубоко осведомлены о способностях своих детей, чем отцы. Они, а не их мужья, чаще сталкиваются с конфликтами между занятостью по обеспечению потребностей детей и качеством и количеством времени, необходимого для воспитания дополнительных детей.

С точки зрения исследования поведение женщин в отношении фертильности вызывает ряд вопросов. Исследования рождаемости обычно относились к области демографии. В результате картирование изменения рождаемости и его коррелятов было информативным для больших популяций. Немногие исследования были сосредоточены на принятии решений о фертильности, которые происходят в контексте семейных событий. Частично это связано с тем, что панельные исследования необходимы, а панельные исследования требуют затрат времени, энергии и денег. Частично это отражает недавнее массовое регулирование рождаемости. Прошло недостаточно времени, чтобы оценить последствия. Отчасти это также свидетельствует о пренебрежении или предубеждении в отношении исследований, посвященных проблемам женщин. Мы знаем, что у большинства женщин, да и у мужчин, есть планы на будущий размер семьи. Мы не знаем, как эти планы согласовываются между мужем и женой, как определяется интервал, какие семейные события предшествуют решениям о фертильности, когда и нужно ли иметь ребенка. Рождение ребенка — это способ уйти от рутинной и монотонной работы? С другой стороны, является ли повышение по службе или назначение на должность карьерным плато, повышающим вероятность рождения ребенка? Является ли опыт рождения первого ребенка — медицинский опыт, послеродовая организация семьи, доступность поддержки после родов — важным опытом при принятии решений о фертильности? Недавнее исследование деторождения, проведенное Окли, кажется, предполагает, что ответ положительный (Оукли 19).80). Ее экстраординарное исследование выявило решения о фертильности в рамках событий, которые сопровождали женский опыт до, во время и после рождения ребенка. Поскольку женщины контролируют свою фертильность, мы надеемся, что исследование Окли предоставит новую модель, которая фокусируется на женском опыте как на контексте для этих решений.

Занятость

Одним из решений, которое стало таким же обычным в жизни женщин, как и фертильность, особенно среди молодых женщин, является трудоустройство. По результатам 1976 репликации американцы оценивают свое психическое здоровье , отношение как к работе по дому, так и к оплачиваемой работе изменилось с 1957 года. Домохозяйки менее позитивно относятся к работе по дому, и все большее число людей планируют искать работу. В то же время работающие замужние женщины демонстрируют гораздо более высокий уровень приверженности работе, говоря, что они будут работать, даже если им не нужны деньги. Досуг для них не менее важен, чем для домохозяек, занятых полный рабочий день, но для многих он менее важен, чем работа для реализации своих основных жизненных ценностей (Дуван, Верофф и Кулька в печати).

Эти отношения были переведены на участие в рабочей силе. Для матерей детей школьного возраста трудоустройство стало нормой. Даже среди матерей дошкольников это становится все более распространенным явлением: 42 процента на рынке труда (Hoffman, 1979). Работа по дому, уход за детьми и взаимодействие между мужем и женой были приспособлены к рабочим требованиям жен и матерей.

Исследования использования времени показали, что одним из решений многочисленных требований, возникающих при выходе женщин на рынок труда, является сокращение времени на работу по дому (Berk and Berk 1979). Поскольку меньшее количество часов, затрачиваемых работающими замужними женщинами на работу по дому, не компенсируется взносами других членов семьи, объем работы по дому, выполняемой в семье, абсолютно сокращается. Однако, несмотря на спад, большая часть рабочей недели по-прежнему посвящена этому занятию. Помимо того, что встают раньше, чтобы сделать работу по дому перед работой, и посвящают выходные стирке, покупкам и уборке, работающие жены также тратят часть своей заработной платы на экономящие время продукты и бытовые приборы, хотя редко на оплачиваемую помощь по дому. Таким образом, занятость выражается в снижении производительности домохозяйств, в меньшем количестве сложных блюд, меньшем количестве глажки, меньшем количестве шитья и в более высоком бытовом потреблении — микроволновых печах, посудомоечных машинах и блюдах из ресторанов быстрого питания. Хотя, насколько мне известно, у нас нет лонгитюдных исследований о том, когда, как и какая часть производства домохозяйства трансформируется в потребление домохозяйства, кажется очевидным, что, когда жалобы семьи возникают в процессе реорганизации домохозяйства, сопровождающем выход на рынок труда, женщины предполагают, что ответственность и соответствующим образом корректировать свою жизнь.

В то время как работа по дому может поддаться некоторой реорганизации, уход за детьми представляет собой большую проблему. Приобретение средств ухода за детьми ограничено как наличием, так и стоимостью. Работающим матерям часто приходится собирать хрупкие пакеты по уходу за детьми из двух или трех источников. Когда эти договоренности рушатся, а это всегда случается, женщины берут на себя ответственность и приспосабливают свою жизнь к кризису (Presser and Baldwin, 1980). Несмотря на эти и другие проблемы, которые занятость привносит в жизнь работающих матерей, наибольшее внимание исследователей уделяется детям, а не матерям.

До последних двух десятилетий исследователи часто выдвигали гипотезы о том, что работающая мать вредна для детей. В результате книга Ная и Хоффмана « Работающие матери в Америке » (1963) стала новаторским вкладом в изучение влияния занятости на детей. Их всесторонний обзор исследований показал, что занятость матерей не обязательно вредна для детей и даже приносит пользу. С тех пор различные исследования показали, что дети с работающими матерями имеют более андрогинные половые ролевые установки и что девочки, в частности, имеют более высокие стремления к достижениям, чем дети из семей без работающих матерей. Последствия для сыновей менее ясны (Hoffman 1979).

Если дети работающих матерей несколько отличаются от детей матерей, занятых полный рабочий день, то должна была измениться и деятельность матерей по воспитанию детей. Очевидно, что работающие матери проводят меньше времени со своими детьми, хотя и не обязательно меньше времени на общение между матерью и ребенком (Hoffman, 1977). А как насчет стандартов и ожиданий, которые они предъявляют к себе и своим детям? Этому вопросу было посвящено мало исследований, но кажется более чем вероятным, что такое изменение произошло. Если это так, то некоторые проблемы, приписываемые последствиям занятости матери, на самом деле могут быть результатом отставания между внесемейными институциональными ожиданиями и ожиданиями родителей. В моем совместном исследовании разведенных матерей [Это исследование было проведено Бостонским женским исследовательским центром и поддержано грантом Рассела Сейджа. Среди соисследователей Кэрол Браун, Рослин Фельдберг, Элизабет Мори и Рут Брандвейн]. Матери часто чувствовали, что ожидают от своих детей более зрелой и ответственной роли, чем их учителя, и что иногда возникали проблемы в классе. Эти матери могут быть правы, а могут и нет в своих оценках, но это подчеркивает взаимосвязь между изменением семейных ролей и реакцией других институтов на эти изменения.

Исследователей чаще беспокоит влияние женской занятости на семейное счастье. Недавний анализ Loxley (1980) репликации 1976 года опроса американцев оценивают свое психическое здоровье не выявил существенных различий в общем семейном счастье в зависимости от занятости жены. Однако, если принять во внимание возраст, более молодые работающие женщины сообщают о более низком счастье в браке, чем домохозяйки, работающие полный рабочий день. Сложности, связанные с балансированием ухода за детьми и работы по дому с работой, очевидно, снижают удовлетворенность браком. Поскольку женщины избавились от бремени приспособления семьи к требованиям работы, такие выводы неудивительны. С другой стороны, среди работающих женщин старшего возраста, которые больше не несут такого бремени, занятость, по-видимому, увеличивает семейное счастье (Дуван, Верофф и Кулька в печати). Таким образом, в одних случаях занятость женщин может вызывать напряженность в семье, в других — способствовать общему эмоциональному климату в семье.

Женщины, возглавляющие семьи

Тем не менее, расширение возможностей трудоустройства часто называют причиной увеличения числа женщин, возглавляющих семьи. Сегодня каждую шестую семью возглавляет женщина. В шести из десяти разводов в 1975 г. участвовали дети (Rotten and Glick, 1979), а Bane (1976) прогнозировал, что 40% всех детей до достижения 18-летнего возраста проведут какое-то время в семье, возглавляемой женщиной. Почти 70 процентов женщин, которые в настоящее время возглавляют эти семьи, во время замужества работали по найму, что намного выше, чем среди замужних жен (Бейн и Вайс 19).80).

Однако по целому ряду причин одними только возможностями трудоустройства вряд ли можно объяснить рост числа семей, возглавляемых женщинами. Во-первых, как уровень занятости, так и количество разводов выше среди молодых женщин. Во-вторых, женщины могут устроиться на работу непосредственно перед разводом в надежде возглавить свою семью. В-третьих, женщины могут выйти из брака, потому что их муж не может зарабатывать деньги, вынуждая их работать, несмотря на их желание быть матерями полный рабочий день. В исследовании разведенных матерей, о котором я упоминал ранее, последняя ситуация была распространена среди молодых матерей. Поддерживая семью до рождения их первого ребенка, потому что их муж хотел или не мог этого сделать, они поняли, что рождение их ребенка не изменило его способность зарабатывать. И в этом отношении он не брал на себя большую ответственность, заботясь о ребенке. В результате быть разведенной матерью означало те же обязанности, что и у замужней матери, но с одним человеком, о котором нужно было заботиться, меньше.

Наконец, экономическое и социальное положение разведенных матерей, возглавляющих свои семьи, вряд ли можно охарактеризовать как побуждение к расторжению брака. Прекращение брака для женщин, участвовавших в исследовании разведенных матерей, означало падение семейного дохода более чем на 50 процентов, мобильность жилья и зависимость от бывших в употреблении или бывших в употреблении товаров для удовлетворения семейных потребностей (Kohen, Brown and Feldberg, 1979). В то время как социальные пособия и пособия на содержание детей являются ресурсом для семей, возглавляемых женщинами, обычно их недостаточно для поддержки семьи. В результате, независимо от того, хочет ли мать работать или нет, она начинает зависеть от занятости, чтобы обеспечить свою семью. Следовательно, почти 90 процентов разведенных матерей работают (Bane and Weiss, 1980). Тем не менее, многие женщины, возглавляющие свои семьи, получают такую ​​низкую заработную плату, что они также имеют право на получение социальной помощи. Таким образом, образ замужней жены, разводящейся из-за самодостаточности, порожденной занятостью, кажется мифом.

Конечно, возможности трудоустройства позволяют женщинам возглавить свои семьи, но маловероятно, что разводы произошли бы, если бы не произошли изменения в ролевых ожиданиях в семьях, которые порождают напряженность и конфликты. Возвращаясь еще раз к исследованию разведенных матерей, анализ показывает, что женщины выбирают мать-одиночку, чтобы избежать таких проблем, как алкоголизм, насилие и постоянные семейные споры. Если роль играет занятость, то она может способствовать развитию чувства компетентности и самоуважения, что позволяет женщине расторгнуть брак и возглавить семью, когда под угрозой находятся ее потребности или потребности ее детей. В исследовании разведенных матерей женщины часто не могли найти работу и беспокоились о том, чтобы свести концы с концами, но они ценили независимость и контроль, возникающие в результате того, что они возглавляли свои семьи. Эти женщины реже становились самоотверженными жертвами несчастливых браков, чем женщины несколько десятилетий назад. Одиночество, усталость и бедность были уравновешены новым чувством самоидентификации (Коэн в обзоре).

РЕЗЮМЕ

Каждая из основных областей, о которых я говорил, откладывание брака, планирование детей, трудоустройство и глава семьи, указывает на изменения в том, как женщины относятся к браку, к семье и к самим себе. Женщины больше не принимают и не ожидают традиционных семейных ролей своих родителей. Брак и материнство продолжают оставаться частью жизни женщин, но женщины переделывают эти семейные роли, не отказываясь от своей самоидентификации. Они развивают чувство автономии и больше не реагируют некритично на традиционные модели и институты.

ССЫЛКИ

Бэйн, Мэри Джо (1976), Здесь, чтобы остаться: американские семьи в двадцатом веке , Нью-Йорк: Basic Books.

Бэйн, Мэри Джо и Вайс, Роберт С. (1980), «Вместе наедине», American Demographics , 2, 11–16.

Бардвик, Джудит М. и Дуван, Элизабет (1972), «Двойственность : Социализация женщин», Вивиан Горник и Барбара Моран (ред.), Women in Sexist Society , New York: Signet.

Берк, Ричард А. и Берк, Сара Фенстермейкер (1979), Домашний труд и досуг: конкурс и организация Дня домашнего хозяйства , Беверли-Хиллз: Шалфей.

Черлин, Эндрю (1980), «Откладывание брака: влияние ожиданий молодых женщин от работы», Journal of Marriage and the Family , 42, 355–366.

Дуван, Элизабет (1978), «Роль в браке: 1957–1976», статья, представленная в Американской ассоциации психологов, Торонто.

Дуван, Элизабет, Верофф, Джозеф и Кулка, Ричард (в печати), Американский опыт: автопортрет за два десятилетия , Нью-Йорк: Basic Books.

Эренрайх, Барбара и Инглиш, Дейдре (1978), Ради ее собственного блага: 150 лет советов экспертов женщинам , Нью-Йорк: Anchor Press.

Хоффман, Лоис Владис (1977), «Изменения в семейных ролях, социализация и половые различия», Американский психолог , 32, 644-657.

Хоффман, Лоис Владис, Тортон, Арланд и Манис, Джин Д. (1978), «Ценность детей для родителей в Соединенных Штатах», Население: поведенческие, социальные и экологические проблемы , 1, 91-131 .

Хоффман, Лоис Владис (1979), «Занятость матери: 1979», Американский психолог , 34, 859-865.

Коэн, Джанет, Браун, Кэрол и Фельдберг, Рослин (1979), «Разведенные матери: затраты и преимущества женского контроля над семьей», Джордж Левинджер и Оливер С. Моулс (ред.), Развод и раздельное проживание: контекст, причины и последствия , Нью-Йорк: Basic Books

Коэн, Джанет И. (в обзоре), «От жены к главе семьи: переходы в самоидентификации».

Пиявка, Кристофер (1979), Культура нарциссизма: американская жизнь в эпоху уменьшающихся ожиданий , Нью-Йорк: Warner Books.

Локсли. Энн (1980), «О влиянии занятости жен на супружеские отношения и дружеские отношения», Journal of Marriage and the Family 9.0159, 42, 337-346.

Нортон, Артур Дж. и Клик, Пол Д. (1979), «Семейная нестабильность в Америке: прошлое, настоящее, будущее», Джордж Левинджер и Оливер К. Моулс (ред.), Развод и раздельное проживание: контекст, Причины и последствия , Нью-Йорк: Basic Books.

Най, Ф. Иван и Хоффман, Лоис Владис (1963), Работающая мать в Америке , Нью-Йорк: Рэнд МакНалли.

Прессер, Харриет Б. и Болдуин, Венди (1980), «Уход за детьми как ограничение занятости: распространенность, взаимосвязь и влияние на работу и взаимосвязь фертильности», Американский журнал социологии , 85, 1202-1213.

Робинсон, Джон П. (1977), H ow Американцы используют время: социально-психологический анализ повседневного поведения , Нью-Йорк: Praeger.

Столзенберг, Росс М. и Уэйт, Линда Дж. (1977), «Возраст, ожидания фертильности и планы трудоустройства», American Sociological Review , 42, 769-783.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *