13.07.2024

Как узнать есть ли проклятие на человеке: Как определить порчу: пять основных признаков

Как определить порчу: пять основных признаков

Общество

Фото: Из личного архива Саоны

Несчастья случаются даже с хорошими людьми и нередко без логической причины. Иногда мы не понимаем, почему нас постигают болезни или неудачи, и в таких случаях склонны подозревать порчу. Как определить, есть ли на вас порча, рассказала таролог и парапсихолог Саона:

— Во-первых, порчи крайне маловероятны, но тем не менее возможны. Прежде чем я даже перейду к симптомам и признакам порчи, я должна сказать вам следующее: порча возможна только как результат целенаправленного воздействия человека, который владеет черной магией! Как результат случайного завистливого взгляда порча возникнуть не может. Большинство людей, которые считают, что на них лежит порча, просто не хотят смотреть в глаза реальности и признавать, что неудачи часто преследуют нас по чистой случайности или по нашей вине. Это жизнь.

Чтобы понять, может ли на вас лежать порча, спросите себя, не сделали ли вы чего-нибудь, чтобы заслужить чью-то ненависть и ярость до такой степени, что они приложили бы столько усилий и времени, проклиная вас? На самом деле, для того чтобы порча действительно осуществилась, требуется довольно много энергии и магических способностей. И это недешевая услуга, не только с финансовой точки зрения, но и по тем энергетическим издержкам, которые неминуемо несет подобная манипуляция. Человек, который заказывает порчу, всегда предупрежден о том, что поплатится за это собственным здоровьем, так что у него должна быть очень серьезная мотивация.

Необъяснимая болезнь и / или травма

Если вы в целом здоровый человек и начинаете болеть необъяснимой болезнью или получаете нелепые травмы, то это может быть признаком порчи. Сначала исследуйте себя в целом и сопоставьте свое текущее состояние с историей болезни, прежде чем делать выводы о порче.

Полоса неудач

Следующий признак порчи — это неожиданная вереница неудач по неочевидным причинам. Опять же, прежде чем переходить к заключению о порче, проанализируйте свои решения в жизни. Является ли это невезение последствием ваших неверных решений или сложной жизненной ситуации? Может быть, у всех ваших неудач на самом деле одна причина? Если ответ отрицательный, порча может иметь место.

Частые негативные мысли

Как правило, вы позитивный и оптимистичный человек, но внезапно у вас появляются депрессивные мысли. Вы заметили, что эти мысли, кажется, исходят не изнутри, а будто приходят извне. Это может быть признаком порчи и того, что вы подвергаетесь духовной атаке.

Разрыв отношений

Внезапные ссоры и расставания с близкими также могут указывать на порчу. Это могут быть отношения любого типа: семейные, романтические, дружеские и т. д.

Странные предметы на вашей территории

Порчи могут по-настоящему пустить корни только тогда, когда проклятый человек подпитывает их собственным страхом и негативом. Имейте это в виду. Поэтому, если вы обнаружите на своей территории странные предметы, символы или записки, которые не принадлежат вам и выглядят подозрительно, как магические артефакты, это может быть признаком того, что кто-то пытается вас проклясть.

Читайте также:

У каких знаков зодиака закончится черная полоса в мае

Астролог рассказала, кому нужно быть осторожным в майские праздники

проблемы сглаз и порча таролог

Мария Городова: Могут ли проклятия и сглаз повлиять на жизнь человека

Свежий номер

РГ-Неделя

Родина

Тематические приложения

Союз

Свежий номер

08.11.2017 21:02

Рубрика:

Общество

Могут ли проклятия и сглаз повлиять на жизнь человека и как от них избавиться

Мария Городова

«Влияют ли проклятия на нашу жизнь? Если да, как от них избавиться? Хотелось бы узнать конкретно, без спекуляций. Тут моя сестра навещала город детства и ей сказали, что первая жена нашего отца долго проклинала и маму, и нас. Теперь Оля ночами не спит, вспоминает все, что с ней случалось: болезни, потери, хотя мы-то с ней чем виноваты?»Олег Н.

Олег, проклятие вошло в жизнь человечества так давно, что если бы каждое злобное слово и пожелания бед исполнялись, мы бы с вами сейчас бесед не вели по причине того, что род человеческий точно бы уже прекратил свое существование. Тем не менее феномен проклятия существует — и проклятия человеческого, и проклятия Божьего. Но надо четко понимать, что благословение возникло не просто раньше, оно первичней. А значит, сильнее. Так же как добро первичней и сильнее зла, и Господь только попускает злу торжествовать из целей воспитательных по отношению к человеку, а не в качестве наказания. С проклятием, считают святые, то же самое. А теперь будем разбираться детально.

1. Начнем с проклятья Божьего. Как пишет святитель Филарет Московский, это осуждение греха праведным судом Божьим. Только не надо наделять Бога мстительностью: мол, Он, проклиная, наказывает человека за то, что тот осмеливается нарушать Его волю, выраженную в данных человеку заповедях. Грех саморазрушителен. Совершая грех, человек отчуждает себя от Бога, ведь Бог — это свет, в Нем нет никакой тьмы, поэтому ничто темное, греховное, злое не может находиться в присутствии Бога, пребывать в общении с ним. Первое проклятие в адрес человека звучит из уст Божьих за грех братоубийства: Господь проклинает Каина. Но — и это крайне важно! — проклятие звучит не сразу после убийства Каином Авеля, а после того, как ожесточившийся Каин отвергает возможность покаяться перед Господом в содеянном. Святые учат, что цель Божьего проклятия не отмщение, а шанс на исправление человека через смирение и приведение его к покаянию. Давайте задумаемся, почему, проклиная Каина, отлучая его от Лица Своего, Господь накладывает на Каина знамение, «печать», запрещавшую кому-либо убивать первого братоубийцу рода человеческого.

2. Проклятие Божье — это реакция на вопиющие нарушения духовных законов, данных нам в виде заповедей. Возникшее позже, чем Божье благословение, проклятие Божье своего рода отрицательное эхо благословения, его грозный отголосок, но оба они, благословение и проклятие, с разных сторон очерчивают для нас грань, за которой с нами происходит катастрофа, границу, за которой может произойти самоотлучение человека от Бога как Источника жизни. Например, пятая заповедь гласит: «Почитай отца и мать, чтобы тебе было хорошо и продлились дни твои». Перед нами условие Божьего благословения: «почитай отца и мать». А в другой книге Библии уже предупреждение: «Проклят злословящий отца своего или матерь свою!» Вот она грань — отношение к родителям, старшим, старости. Будь тут осторожен, будь внимателен, иначе нарушишь глобальный духовный закон, и все, дни твои сочтены. Неслучайно пятую заповедь толкуют еще так: «Пока почитаешь родителей, живешь, перестал — гибнешь».

3. То есть при всей грозности Божьих проклятий не слова проклятия делают человека проклятым, но сам грех, содеянный им, оскверняет, губит, проклинает. Не Бог бросает грешника в пропасть погибели, а сам человек, нарушая духовные законы, заповеди, отчуждает себя от Божьей милости и благословения. Подчас только смерть может остановить и грешника, и распространение зла, казалось бы, вот она — жестокая необратимость расплаты. Но ведь жизнь человека не ограничивается кратким отрезком пребывания на земле. И посмертная участь даже самых закоренелых грешников в руках Божьего милосердия. Другое дело, что покаяние можно принести только в этой жизни. А только искреннее раскаяние способно спасти нас и от наших грехов, и от чужой злобы.

4. Но что происходит, если проклинает человек? Понятно, что такое проклятье субъективно, человек, в отличие от Бога, не всегда способен вершить праведный суд и уж точно не так могуществен, как Творец Вселенной. И все-таки, как учат святые, проклятие человека тоже может иметь последствия. В каких случаях? Для кого? Проклинающего или проклинаемого? Как объяснял святой Паисий Святогорец, проклятие имеет силу в случае, если оно является реакцией на несправедливость. То есть когда мы делаем кому-то зло и нас в порыве обиды проклинают, это может исполниться. Бог попускает таким проклятиям иметь силу. Однако если несправедливости не было, то проклятие возвращается назад — к тому, от кого оно изошло. Тот, на кого направлено проклятие, мучается в этой жизни. А вот тот, от кого исходит проклятие, мучается в этой жизни и будет мучиться в жизни иной, потому что если он не покается и не поисповедуется, то там будет наказан Богом как преступник. Ведь проклиная обидевшего, ты словно берешь пистолет и его убиваешь. Особенно страшно, если люди идут на это намеренно. Ведь если человек проклинает кого-либо вопреки Божьему закону, он сам преступает закон. В таком случае проклятие необратимо падает на голову самого проклинающего: «неизвинителен ты, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя…» — читаем у апостола Павла.

И проклятие, и сглаз теряют свою власть над теми, кто раскаялся в своих грехах

5. Как освободиться от проклятия? Исповедью. «Если люди, пострадавшие от проклятия, осознав, что их прокляли, потому что они были в чем-то виновны, покаются, то все их беды прекратятся. Если тот, кто виновен, скажет: «Боже, я сделал такую-то и такую-то несправедливость. Прости меня», — и с болью, искренностью расскажет о своих грехах священнику на исповеди, то Бог простит его, ведь Он — Бог. Это касается и невинно пострадавших от чужой злобы, и тех, кого коснулся завистливый взгляд, называемый в народе сглазом», — учит святой Паисий Святогорец.

6. «Страждущих завистью почитают еще более вредоносными, нежели ядовитых зверей. Те впускают яд чрез рану, и угрызенное место предается гниению постепенно; о завистливых же думают, что они наносят вред одним взором, так что от их завистливого взгляда начинают чахнуть, будто из завистливых глаз льется губительный, вредоносный поток. Я отвергаю такое поверье», — учит святой Василий Великий и объясняет: когда ненавистники добра демоны находят в человеке произволение к злу, то есть склонность совершить его, они начинают использовать несчастного завистника как марионетку, бездумного и безумного проводника своей злой воли. В таком случае зависть, сконцентрированная во взгляде, язвительном слове, может и смутить другого человека, и навредить ему. Но только если жертва завистника не защищена твердой верой и Таинствами Церкви — Исповедью, Причащением. И уж конечно, пытаясь оградить себя от чужой злобы, не надо бежать к магам и прочим расплодившимся жуликам от суеверия.

7. О пагубности суеверий, колдовства и волхований предупреждал еще Ветхий Завет. А уж в новозаветные времена Церковь чрезвычайно строго наказывала за следование суевериям. Потому что, доверяясь магам и иным обладателям «сверхъестественных способностей», мы фактически вверяем самое ценное, свою бессмертную душу, в волосатые лапы врага рода человеческого. Получается бег по кругу: пугаясь якобы всесильной порчи и сглаза, мы, как неразумные дети, добровольно устремляемся в объятия, «заботливо» распахнутые для нас дьяволом. Но ведь спасение можно найти только у Бога. И разве Он не сильнее любых завистников, чью бы злую волю они ни ретранслировали?

Продолжение следует

Молитва о благополучии семьи Пресвятой Богородице

«Не бойся, малое стадо! Аз есмь с вами и никтоже на вы». Владычице Преблагословенная, возьми под Свой покров семью мою. Всели в сердца супруга моего и чад наших мир, любовь и непрекословие всему доброму; не допусти никого из семьи моей до разлуки и тяжкаго расставания, до преждевременныя и внезапныя смерти без покаяния. А дом наш и всех нас, живущих в нем, сохрани от огненнаго запаления, воровскаго нападения, всякаго злага обстояния, разнаго страхования и диавольскаго наваждения. Да и мы купно и раздельно, явно и сокровенно будем прославлять имя Твое Святое всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь. Пресвятая Богородице, спаси нас!

Из первых уст

Святой Паисий Святогорец о силе родительского проклятия и благословения

Знайте, что проклятие и даже просто негодование родителей действуют очень сильно. И даже если родители не проклинали своих детей, а просто пришли из-за них в возмущение, то у последних нет потом ни одного светлого дня: вся их жизнь сплошное мучение. Помню, у одной матери было четверо детей. Никто из них не женился и не вышел замуж. Мать плакала: «Умру от горя, никто из моих детей не женился. Помолись за них». Она была вдовой, ее дети сиротами. Мне стало за них больно. Молился я за них, но безрезультатно, и тогда я спросил детей, может, ваша мать проклинала вас. «Верно, отче, — отвечают, — в детстве мы шалили, и она с утра до вечера твердила: «Да чтоб вам обрубками быть!» — «Идите, — говорю, — к матери и скажите ей истинную причину вашей неустроенности, чтоб она пришла в чувство. Скажите, чтобы покаялась и с сегодняшнего дня, не переставая, благословляла вас». И за полтора года все четверо создали семьи.

Величайшее сокровище для людей, живущих в миру, родительское благословение. Подобно тому, как в жизни монашеской величайшее благословение то, которым благословил тебя твой старец. Поэтому и говорят: «Не упусти родительское благословение».

Пишите: 125993, г. Москва, ул. Правды, д. 24, «Российская газета», или [email protected]

Российская газета — Неделя — Федеральный выпуск: №254(7420)

РелигияБеседы с Марией Городовой

Главное сегодня

Снятие моего проклятия | Lapham’s Quarterly

Старуха, одетая в сари и украшенная серебряными браслетами, подставила мне под глаза корзину и открыла крышку. Внутри корчились десятки детенышей кобры. Я стоял на переполненном рынке в городе Шимла, в предгорьях Гималаев, ожидая жену и дочь Шоши, пока они делали покупки в одном из маленьких магазинов, забитых узким переулком. Везая с коляской вместе с нашей младшей дочерью Наоми, я старался держаться подальше от постоянного потока людей, пересекающих мой путь в обоих направлениях. Женщина сказала мне что-то на языке, которого я не понимал, и протянула одну руку, а другой прижала корзину со змеями к груди. Корзина с кобрами — более эффективная техника попрошайничества, чем большинство других, поэтому я полез в карман, чтобы дать ей несколько рупий.

В детстве я ловил змей в Огайо, и змеи меня не беспокоят. Пауки же. У меня есть здоровая боязнь высоты, но ничего, что я бы назвал фобией. На Минданао у меня даже держали винтовку, и я думаю, что вел себя с апломбом, который меня удивил. Не то чтобы я храбрый. Вы бы не посмотрели на меня, шести футов ростом (едва) с небольшим количеством кишки, и сказали бы: «Вот это мачо-чувак». Я просто говорю, что вещи, которые должны меня пугать, обычно меня не пугают, а вещи, которые не должны меня пугать, иногда пугают. Под «вещами, которые не должны меня пугать», я имею в виду в основном сверхъестественное.

В этот момент моя жена вышла из магазина по пути и подала мне знак присоединиться к ней. Я попросил ее подождать, но она казалась нетерпеливой и уже двигалась в толпе. У нее есть привычка исчезать, и хотя в продуктовом магазине это нормально, я не хотел потерять ее в толпе в Индии. Я сунул бумажник обратно в карман, и женщина с корзиной змей издала ужасный вопль, как будто я ее укусил, после чего последовал каскад слов, для которых мне не нужен был переводчик. Пока я пробирался по узкой улочке, она последовала за мной, поддерживая постоянный поток криков. Люди вокруг нас остановились и замерли. Часть меня хотела просто дать ей немного денег, но впереди меня Марджи уже поглощала толпа людей, и я не хотел ее терять.

Когда я наконец догнал ее, она спросила меня, что там было, и я сказал ей, что думал, что меня только что прокляли. Она рассмеялась и отмахнулась от проклятия, хотя из нас двоих она с большей готовностью верит в проклятия, чем я. Только не в тот день.

Марджи родом с Минданао. Единственное место на Филиппинах, которое с большей вероятностью оставит вас проклятым, — это легендарный остров Сикихор, Исла-дель-Фуэго испанцев, где, как сообщается, в изобилии практикуют черную и белую магию. Проклятия свирепствуют в родословной Марджи. Главным поставщиком проклятий является ее Злая Тетушка Нэнэн («Злая» — это прилагательное, которое почти всегда добавляется к ее имени). Злая тетя Нэнэн — вдова дяди Джозефа, дату из племени манобо и бывшей певицы эпохи Маркоса, который умер, по некоторым сведениям, от осложнений, вызванных диабетом, но, скорее всего, умер из-за того, что был проклят злой тетей Нэнэн, которая была ни Манобо, ни убитый горем из-за его смерти, который сразу же вступил в отношения с другим мужчиной и начал захватывать семейные земли, которые по праву принадлежали матери Марджи и ее братьям и сестрам. Рассказов о махинациях Нэнэнга множество. На протяжении многих лет она нанимала головорезов для убийства тех, кто встанет у нее на пути, а также искала более тайные методы для выполнения своих планов.

Например, тетя Марджи Джован однажды смертельно заболела без видимой причины. У нее раскалывалась голова, и она едва могла стоять. Через три дня после этого ее подруга обратилась за помощью к странствующему индонезийскому целителю, который, заглянув в свой хрустальный шар, увидел гроб. Он решил, что Йован был проклят и что хорошо, что он не видел венка из цветов, возложенного на гроб, иначе его помощь пришла бы слишком поздно. Он поручил другу принести ему такой венок, чтобы противодействовать заклинанию. Когда он описал человека, проклявшего Йована, это описание идеально подошло Нэнэн. Конечно.

Если я выгляжу скептически, то ведь такова природа проклятий, не так ли? Марджи скептически относится к моим проклятиям, а я скептически отношусь к ее. Это по умолчанию, когда дело доходит до проклятий. Это вопрос веры, гласит расхожее мнение, и если вы не верите, вас это не затронет. И легко не поверить, если ты не тот, кто был проклят.

Проклятия чаще всего принадлежат обездоленным, их последняя и окончательная защита. Лучшие проклятия исходят от тех, кто в прошлом подвергался угнетению. Подумайте о цыганах в Европе, гаитянах, афро-кубинцах: «Могут ли проклятия пронзить облака и попасть в рай?» Королева Маргарет спрашивает в Ричард III . Проклятие — это последнее средство, когда земная справедливость терпит неудачу, акт отчаянной ярости, не требующий однозначного ответа от Бога относительно его действенности. Проклятый сначала ругается, а потом присваивает себе заслуги. В случае с Маргарет ее вопрос риторический. Она не ожидает никакого ответа, кроме результатов. И ее муж, и ее сын были убиты. Что ей терять? «Зачем же поддавайтесь, тусклые тучи, моим быстрым проклятиям!» она плачет. В ее случае Бог слушает, и все те, кто приложил руку к смерти ее мужа и сына, в конце концов встречают свой конец, как она и предсказывала.

Редко эффекты проклятия бывают настолько прозрачными или аккуратными. Некоторые из лучших проклятий, возможно, исходят от моего народа, евреев, не израильтян, а евреев местечка, тех, кто ругался на идиш. Как ни странно, в день свадьбы моего брата в 1980 году мои великие дяди Морти и Билл сидели со мной на крыльце моей бабушки в Лонг-Бич, штат Нью-Йорк, и учили меня всем еврейским ругательствам, которые они знали. До сих пор я не знаю, почему они выбрали счастливый случай, чтобы изрыгать проклятия, за исключением того, что эта сторона моей семьи была суровой, и слишком много счастья, возможно, мешало им, и им нужно было возразить чем-то. старая добрая злость:

Лечь с головой в дерьмо и расти как луковица
Да родишь ты троллейбус.
Пусть у тебя будет две кровати и в каждой по лихорадке.

Если проклятия евреев красочны, их также легко игнорировать. Как можно серьезно относиться к таким умным ругательствам? Они заражены встроенным самосознанием. Можно ли родить троллейбус? Предки моего народа, израильтяне, ругались лучше или, по крайней мере, серьезнее. Здесь пророк Елисей проклинает группу буйных мальчиков.

И на пути к Бет-Элю он встретил маленьких мальчишек из города, которые издевались над ним: «Поднимайся, Лысый! Поднимайся, Лысый! Когда он оглянулся и увидел их, он проклял мальчиков именем Господа, и тогда из дикого леса вышли две медведицы, которые разорвали на части сорок два ребенка. Оттуда он направился к горе Кармил, а затем вернулся в Самарию. (Царей 2, 23-25, мой перевод).

Преступление, кажется, не имеет большого значения — имеет значение лишь укол обиды. Облысение по мужскому типу — не меньший повод призвать Божью месть, чем убийство мужа и сына. То, что постороннему может показаться непропорциональным применением силы, должно уравновесить Небеса, а не нас, бедных смертных, которые могут увидеть такую ​​сцену как, ну, излишество.

Слово wildwood чаще всего переводится просто как «лес» или «лес», но я думаю, что понятие дикости необходимо подчеркнуть. Это представление о небесах как об элементах, о проклятии как о продолжении природы, о дикости торнадо, урагана или медведиц. Проклятие — это сила безумия и ярости, частота которой отличается от частоты молящегося, нежно бормочущего молитвы. Проклятия неразумны; они не произносятся в моменты размышлений, поэтому результаты могут быть беспорядочными.

Зора Нил Херстон записывает проклятие из алжирской части Нового Орлеана, такое длинное и зловещее, что просто услышав его, я бы упал в обморок:

«Что южный ветер опалит их тела и увядает, и не будет смирись с ними», — частично говорится в нем. «Что северный ветер заморозит их кровь и парализует их мускулы и не закалит их. Что западный ветер унесет дыхание их жизни и не оставит их волосам расти, и что их ногти отпадут, и их кости раскрошатся. Что восточный ветер помрачит умы их, померкнет зрение их, и иссохнет семя их, и они не будут размножаться». Это только часть текста проклятия, которое заканчивается отчаянно: «О человеке-Боже, я прошу Тебя обо всем этом, потому что они повлекли меня в прах и погубили мое доброе имя; разбила мне сердце и заставила проклясть день моего рождения. Быть по сему.»

Отчаяние, ярость и бесправие находят некоторое утешение в словах и жестах по отношению к незримой руке, которая намного сильнее нашей, а если она не сильнее или отказывается дать пощечину глупым нашим угнетателям, то сами слова имеют силу заставить вас повышается кровяное давление, какая бы злоба ни скрывалась внутри вас, вулканически поднимается на поверхность. И это само по себе частичное лекарство от бессильной ярости. Простое направление гнева в воронку злобы. В хорошо сформулированном проклятии есть что-то бесспорно прекрасное.

Продолжайте. Попробуйте.

В моем случае я наложил несколько проклятий на группу отдыхающих в Нью-Гемпшире, когда мне было одиннадцать. В то время я принадлежал к таинственному тайному обществу под названием «Общество Серебряного Меча». Я был его единственным членом, и я понятия не имею, как я придумал это имя или способ проклинать людей, которые мне не нравились, — пронзать их невидимым (но, очевидно, серебряным) мечом, а затем ждать, пока проклятие подействует. . Каждый раз, когда я кого-то проклинал, почти сразу же происходило что-то плохое. Я довела одного из моих соседей по койке до истерики своими ругательствами (после того, как он вывихнул палец, играя в горячую картошку, что, конечно, могло быть вызвано не чем иным, как моим проклятием!), что он, здоровенный мальчик, сел на мою грудь, пока я не согласился удалить множество мечей, которыми я пронзил его. Позже в тот же день меня посетил главный советник Марти, который торжественно предупредил меня: «Прекрати уже!» с проклятиями. Сомневаюсь, что он серьезно относился к проклятиям, но к нарушению лагерной жизни он отнесся очень серьезно — опьяненный моей силой, я стал чем-то вроде вора в законе проклятия в дни, предшествовавшие его обращению ко мне, участники лагеря приходили ко мне с просьбами в обмен на конфеты. бары. Хотя мои проклятые дни прошли, я узнал, что линия влияния в этом мире не всегда видна, рациональна или полностью объяснима. Из моих курсов антропологии во время моей карьеры в колледже я впоследствии узнал, что в некоторых обществах проклятие является единственным логическим объяснением чьего-то несчастья.

Как изменилась моя жизнь за несколько лет, прошедших с тех пор, как женщина из Индии прокляла меня? Это сложный вопрос. Мои состояния не были ужасны. Книга, которую я опубликовал той весной, была встречена хорошими отзывами, но несколько низкими продажами. Сделка с фильмом была заключена, но затем провалилась. Я перенес несколько простуд, необъяснимую сыпь, легкий приступ депрессии. Я еще не был богат и с каждым днем ​​становился все менее красивым. Я верил, что магия старухи работает. Узнав, что меня прокляли, друг заметил: «Ваша жизнь, кажется, идет довольно хорошо».

«Ах, но насколько лучше была бы моя жизнь, если бы я не был проклят?»

На этот вопрос сложно ответить, но я решил его определить. Находясь в Гонконге, я спросил у подруги, здравомыслящего человека, не знает ли она кого-нибудь, кто мог бы снять проклятие? Я знаю этого человека уже десять лет, но такого выражения на ее лице я никогда не видел — она словно переоценивала каждое мгновение нашей долгой дружбы. «Проклятие? Нет, я не знаю. И это был конец этого.

У меня наконец-то появился шанс, когда я привез группу студентов на Филиппины и составлял маршрут. Я решил посетить Сикихор на несколько дней. Вот, наконец, представилась возможность снять мое проклятие.

Целительницей, которую мы договорились о встрече, была женщина лет восьмидесяти, жившая в конце грунтовой дороги в холмах Сикихора. Ее лачуга была многоцелевым сооружением. Среди кур и собак несколько мужчин сидели вокруг автомата с видеокейсом с большими бутылками пива «Ред Хорс». Пробираясь через двор, я ударился головой о столб, вероятно, не самое благоприятное предзнаменование, но я попытался списать это на свою неуклюжесть, а не на космическую иронию. По другую сторону суррогатного караоке-бара находилась маленькая комната, в которой пахло аммиаком из-под бамбукового пола, где куры прятались от солнца, но в остальном комната была опрятной, хоть и по-спартански, единственным ее украшением был календарь из Японии. Из темной комнаты, примыкающей к клинике, доносились звуки плей-офф НБА, не более нелепые, чем соседний караоке-бар. Старуха, довольно стильно одетая в лиловую блузку, с седыми волосами, собранными резинкой в ​​хвост, работала с клиенткой, страдающей астмой, а я ждал на бамбуковой скамье и наблюдал за ее работой. Через деревянную соломинку она подула в банку с чистой водой, медленно двигая банку вокруг тела женщины, звуки пузырьков смешивались с хрюканьем старухи и резкими вдохами. Я был впечатлен. Змей не было, но все равно было осязательно и чувственно, а это то, что нужно при работе с магией, чтобы материализовать таинственное и невыразимое. Иначе как узнать, что он работает? На дне кувшина лежал гладкий камень — этот камень, по ее словам, подарил ей Санто-Ниньо. Мой проводник сказал, что камень был холодным и невероятно тяжелым. Он коснулся его один раз. Ее разновидность магии представляла собой смесь местного анимизма и католицизма; она перекрестилась, прежде чем она начала свою работу. Из всех западных религий католицизм, возможно, лучше всего подходит для смешивания и сочетания с другими древними ритуалами и верованиями, его пантеоном святых, его благовониями, его святой водой, всеми тактильными и видимыми проявлениями таинственного, действующего в мире. Из всех западных религий ни одна не допускает больше вмешательства сверхъестественного в повседневную жизнь смертных. Моя подруга молится Святому Иуде, покровителю Утраченных Дел, чтобы найти место для парковки, и она утверждает, что он всегда помогает ей. Трюк скрещивания пальцев на удачу зародился в средние века как быстрое крестное знамение, чтобы отогнать дьявола и злых духов. Конечно, даже самые скептически настроенные из нас скрестили пальцы.

Когда женщина подула на соломинку, вода начала мутнеть, и в банке плавали маленькие пылинки. Она перестала дуть и осмотрела банку, вынула кусок чего-то и показала пациенту, затем промыла банку начисто и снова наполнила водой, повторяя процесс дуния в воду, пока она снова не помутнела.

Когда подошла моя очередь, мой гид спросил меня, что случилось?

Проклятие, сказал я. Баранг.

Оказалось, что это не ее специальность. Ей было лучше с астмой.

«Какая часть тела поражена?» она хотела знать.

Сложно сказать. — Не знаю, — сказал я. — Может быть, разум.

Она кивнула. — Страшно, — предположила она.

Она начала на меня, пуская пузыри вдоль моего плеча, моей груди, моего паха. Мой случай был острым. Я мог бы догадаться. Она вылила на меня три кувшина с водой, каждый из которых затуманился, большие куски обломков закружились в воде, пока она хрипела и дула. Как ни странно, мне даже не было любопытно, откуда взялся мусор.

Мне должно было быть хоть немного любопытно. Я напрямую связан с Гудини. Он был племянником моей прабабушки. Я полагаю, что подвел его своим полным отсутствием интереса к тому, как прозрачная вода стала грязной. Он провел большую часть своей профессиональной карьеры, разоблачая экстрасенсов, но только потому, что так отчаянно хотел верить в загробную жизнь, чтобы иметь возможность общаться со своей покойной матерью. Экстрасенсы ненавидели его, и он был объектом многих проклятий. Кто знает, сработали ли они в конце концов? В конце концов, он встретил свой конец на Хэллоуин.

Я полагаю, скептик предположил бы, что мусор в банке появился из соломинки или что она спрятала его в щеках. Вероятно. Может быть. Я не знаю. Я не мог сказать. В какой-то момент она выудила темный кусок чего-то и сказала, что это похоже на какую-то чешуйку. Прежде чем я слишком обрадовался этому совпадению, я вспомнил, что упомянул змей, когда объяснял природу своей болезни. Она надела мне на палец темную штуку, и я стал изучать ее. Определенно не весы, а сырой кусок дерева. Я передал его по комнате, где наблюдали некоторые из моих студентов. Некоторые прикоснулись к нему, но большинство отказалось.

Когда старуха закончила, она дунула мне в шею и помолилась. Я спросил ее, снято ли проклятие.

«Вала», сказала она. Все ушли.

Тем не менее, я купил у нее баночку специального кокосового масла, приготовленного из трехсот трав, собранных во время Страстной недели и приготовленных в Черную субботу. — И ритуалы, — сказал мой проводник. — Для этого есть ритуалы.

Тем временем Марджи спрашивала о панаганге, защите от могущественных заклинаний Злой тети Нэнэн, которые убивали или почти убивали родственников Марджи. Она хотела найти кого-нибудь, кто специализировался бы на баранге, а не на астме. Да, такие люди есть, сказали ей, но они живут высоко в горах. Они всегда делают. Я не знаю почему. Но если вам нужен кто-то действительно сильный, не надейтесь найти ее в караоке-баре. Вы должны сделать некоторые походы. К сожалению, у нас было мало времени, поэтому для снятия чар Злой тетушки Нэнэн пришлось подождать до следующего визита.

Конечно, остается вопрос, сняли ли мое проклятие или нет. В последующие дни я задавался вопросом, сможет ли филиппинский целитель, специализирующийся на лечении астмы, снять индейское проклятие. Я даже задавался вопросом, был ли я действительно проклят или мои беды, часто не поддающиеся определению, могли быть отнесены к гнусным и неизлечимым человеческим условиям повседневной жизни.

Через пару дней на острове Бохоль, гуляя в шлепанцах по переулку, я сильно поранил большой палец ноги о камень. Позже в тот же день мой глаз необъяснимо распух и закрылся. И в тот вечер, возвращаясь домой из бара на пляже, я поранил другой большой палец ноги другим камнем, на этот раз так сильно, что мои шлепанцы были залиты кровью, и я оставил довольно ужасный след на всем пути к нашему дому. Гостиница. Я беспокоился, что мое проклятие кажется сильнее, чем когда-либо.

 

S Через шесть недель я отправился на Кубу — тем летом я бешено метался из одной точки земного шара в другую, главным образом по причинам, связанным с моим преподаванием и писательством. На Кубе я подыскивал семинар для студентов, который должен был провести позже в том же году. Одной из остановок моего маршрута в июле была церковь Ла Регла, один из центров веры Сантерии на Кубе, и короткая поездка на пароме через гаванскую гавань. Западноафриканского происхождения и гибридизированный афро-кубинскими рабами в течение нескольких сотен лет, Сантерия является еще одним проявлением того, что обездоленные берут под контроль свою жизнь космическим образом, и еще одним свободным смешением католицизма и анимизма. Когда мой проводник вел меня к церкви, мы прошли мимо кучки женщин, сидевших на обочине и зовущих нас, чтобы нам рассказали о нашей судьбе. Мой гид, Юнельбис, тридцатилетняя женщина, элегантно одетая в свою официальную светло-голубую рубашку, джинсы и дизайнерские стеклянные подделки, насмехалась над просьбами одной женщины выслушать ее. «Возможно, она немного сумасшедшая», — сказала мне Юни по-английски, пока женщина пыталась сказать ей что-то такое, что заставило бы ее остановиться, выслушать, задержаться и, по-видимому, заплатить.

В свое время я видел много церквей — несомненно, больше церквей, чем синагог, потому что почти во всех странах, где я побывал, церкви есть в любом туре. Сама церковь Ла Регла не была самой впечатляющей из виденных мной, но рвение молящихся внутри было более впечатляющим, чем то, что я видел под эхо-камерными куполами европейских соборов, десятки мужчин и женщин, страстно молящихся перед иконами, сотня горящих свечей, каждая из которых — личная мольба, человеческая надежда, как всегда уносящаяся вверх к точке схода, в то время как, как ни странно, западная музыка в исполнении Эрика Кармена «All by Myself». Юни указала на Сантера и Сантеро, женщин и мужчин, одетых во все белое с ног до головы — религия пережила возрождение после первоначального подавления Коммунистической партией. Сейчас среди верующих в Сантерию есть даже часть правящей элиты.

Когда мы вышли из церкви, другая женщина, сидевшая на низкой стене, попросила нас выслушать ее — Юни до этого казалась такой скептической, что я предполагал, что она отмахнется от этой женщины, как от первой, но она этого не сделала. . Словно заклинание, Юни подошла прямо к женщине, а я последовал за ней. Женщина в возрасте от сорока до шестидесяти лет была повязана желтым платком вокруг волос, на ней было полдюжины ожерелий из бисера, пара браслетов из бисера и джинсы с узорами, похожими на мел, которые, возможно, непреднамеренно напоминали кости ног. Ее звали Марица, и она сидела возле своего переносного алтаря, в центре которого находилась очень впечатляющая кукла. Кожа куклы была темной, как у Марицы, губы красные, и она носила очки. Как и Марица, она тоже носила платок, но заостренный сзади, несколько более царственный, как папская митра. Ее желтая юбка с оборками была одета вокруг нее, и на кукле тоже были ожерелья из бисера. Ее звали Франциска, и она была духом, с которым Марица разговаривала, чтобы гадать. Рядом с куклой с одной стороны стояла бутылка с какао-маслом, а с другой — статуя Девы Марии с младенцем Иисусом.

Я подумал, что не помешает снова снять проклятие. Возможно, я проведу остаток своей жизни, путешествуя из одного центра анимизма в другой, пытаясь снять свое проклятие. Это принуждение само по себе может быть своего рода проклятием. Я сказал ей через Юни, что меня прокляла старая женщина в Индии. — Да, — сказала она. «Это мощное проклятие. Очень могущественный.» Я точно знал, что значит «очень мощный», и достал бумажник.

Она сказала мне, что я наступил на что-то и что у меня проблемы со здоровьем в ноге.

Поразмыслив, мне теперь кажется, что женщина в Индии со змеями прокляла мои ноги. Это имеет смысл. Когда я убегал от нее на базаре, она могла логически (если логика имеет к этому какое-то отношение) проклясть ноги, которые уносили меня от нее. Мало того, что я порезал оба пальца на ногах в один и тот же день, но недавно я начал страдать от сильной боли в левой пятке, состояние, которое с тех пор было диагностировано моим доктором как тендинит ахиллова сухожилия. Я спросил Марицу, с какой ногой у меня проблемы. Она провела руками по обеим ногам, отступила и решительно указала на мою правую ногу. Я не мог быть счастливее, что она угадала неправильно. Если бы она угадала правильно, я был бы уже в полном беспорядке, а не в частичном беспорядке.

 

W Затем мы приступили к ритуалу. Она бросила несколько раковин каури. Снаряды падали правильной стороной вверх, и это, по ее словам, означало, что я получил «благословение Олофи», имя Всемогущего на сантерии. Она начала втирать масло какао в мои ноги, велела мне перекреститься — хм, не то, в чем у меня была большая практика. Моя была больше похожа на «знак Зорро». “ И она накинула на меня белое ожерелье из ракушек и сказала, что я должен носить его всегда, но особенно по понедельникам и пятницам. Потом она сказала мне дать ей немного денег и бесо, поцелуй в щеку.

Ходатайство, в каком бы виде оно ни было, почти всегда приятно, независимо от того, приносит ли оно пользу на самом деле или нет. В то время как Кристофер Хитченс, набожный атеист, категорически запрещал христианам молиться за него, когда у него был диагностирован рак пищевода, я говорю, вызывайте их, чем больше молитв, тем лучше. Пришлите мне и ваши талисманы. Я уверен, что был проклят, как и вы, несомненно, были кем-то когда-то кем-то прокляты. Предположим, что это так, и посмотрим, сможете ли вы разрушить заклинание. Моя последняя болезнь ног практически прошла, хотя я не ношу свое ожерелье очень часто, даже по понедельникам и пятницам. Мне хотелось бы думать, что в этот момент я свободен от проклятия, но я никогда не узнаю, потому что так же трудно сказать, были ли вы исцелены, как и были ли вы прокляты. Когда-нибудь я чем-нибудь уступлю. Спасения нет. Даже сейчас у меня небольшие проблемы с дыханием.

Как проклинать вещи словами

Ты ведьма? Ты общаешься с ведьмами? Вы обращались за помощью к ведьме (романтической, финансовой, профессиональной или иной)? Вам нравится дурачиться с дьяволом, убивать коров и портить урожай проклятием? Вы носите шляпы? Вы установили приложение Таро на свой телефон? Вы разбили яйцо, обнаружили, что его желток сдвоился и пропитан кровью, и все равно приступили к приготовлению омлета? У тебя есть кот? Вы хотите иметь кошку? Вы произносите заклинания? Вам нравится поэзия? Согласны ли вы с тем, что заклинания — это стихи? Согласны ли вы с тем, что стихи — это заклинания?

Возможно, вы сами не ведьма. Но вы должны знать один. К настоящему времени вы, по крайней мере, заметили, как нагло завладевает общественным пространством новый вид ведьм. Может быть, вы видели ее на акции протеста, когда она проклинала местное правительство. Или онлайн, поделившись информацией о независимом бутике свечей с разумной доставкой. Или, может быть, вы видели ее на поэтическом чтении, произнося заклинание.

Ведьма старая и ведьма новая. Ведьме на вид около двадцати пяти, но она называет себя нестареющей дочерью Гекаты, одновременно девой, матерью и старухой. Она появляется на свет по крайней мере с 2016 года. Вы видели ее на мероприятиях с большой сумкой, которая, кажется, утверждает, что кто-то когда-то пытался и не смог сжечь ее маму. Ты думаешь, ты помнишь ее из магазина костюмов в городе твоего детства, в том самом магазине, где также была линия кристаллов и зыбких акварелей Народа Фейри. Но на самом деле ей не эта ведьма, как вы заметили. Эта ведьма одевается как архитектор и идет на терапию. Эта ведьма ненавидит тори и Трампа, говорит об апокалиптической жестокости неолиберальной повестки. Возможно, она политическая ведьма, ВЕДЬМА, но разве она не верит в волшебство?

Кто , тогда она ? Очарованный, обеспокоенный и сбитый с толку, вы обращаетесь к литературной критике, чтобы выяснить это.

*

Хотя она, возможно, веками скрывалась от глаз, ведьма вновь вошла в западное культурное сознание после кампании Трампа и выборов 2016 года. Благодаря триумфу Трампа и движению #MeToo в следующем году концепция патриархата вернула популярность, утраченную в 1999 году.0-х и 00-х годов, и новое феминистское движение остановилось на ведьмах — оклеветанных, замалчиваемых и мстительных — как на своей иконе. Социально либеральная, антирасистская, ее феминизм основан на квир-теории, а ее мастерство основано на наследии доколониальных тайн, новая ведьма стала символом #сопротивления.

Однако современное колдовство — это не просто метафора новой коалиции активистских интересов. За последнее десятилетие значительная (или, по крайней мере, видная в культурном отношении) группа молодых женщин начала посвящать время, деньги и энергию выполнению ритуальных практик, которые подчеркивают смесь поклонения природе, заботы о себе и протеста. Журналисты, освещающие эту тенденцию, разработали популярное объяснение недавнего всплеска оккультной активности: в моменты политической нестабильности люди тянутся к мистическим инструментам, чтобы помочь объяснить явления, которые, кажется, находятся вне их личного контроля. Помимо законодательной досягаемости и объяснительной власти американского президента, в Ирландии, Великобритании и других европейских странах, зелье социальных и экономических сдвигов после 2008 года может помочь объяснить привлекательность оккультизма. Меры жесткой экономии, снижение стандартов труда, стагнация заработной платы и затянувшийся жилищный кризис создали у целого поколения молодых людей ощущение неустроенности и беспомощности, среди которых избранная группа обратилась за помощью к колдовству, таро и астрологии.

При чтении множества статей, опубликованных на эту тему за последние четыре года, создается впечатление, что колдовство для миллениалов — это то же самое, что популизм для современных либеральных демократий — ответ на политические и экономические крайности позднего капитализма.

Среди этой когорты новых ведьм есть авторы и издатели серии антологий, памфлетов и поэтических сборников, которые обращаются к современным светским явлениям (аренда жилья, свидания, парламентская политика, изменение климата) с помощью тайных языков и символизма. Хотя эти книги явно разделяют набор эстетических, риторических, а иногда и духовных ориентиров с более широкой субкультурой ведьм, они заслуживают внимания как самостоятельное литературное явление. Их авторы, издаваемые небольшими или независимыми издательствами (хотя также хорошо зарекомендовала себя более мейнстримная тенденция публикации ведьм), их авторы играют со священными образами и языком, выдвигают непристойность на первое место и в центр и часто заявляют, что их сочинения сами по себе являются формой магии: стихи — заклинания.

Главным среди таких изданий является антология Spells , сборник современной ведьминской поэзии из тридцати шести ведущих имен жанра, опубликованный новой независимой прессой Ignota в 2018 году. Саму Ignota лучше всего понимать как возникшую из неона- осветил перекресток оккультных интересов и практик цифрового искусства, которые характеризуют современную субкультуру западных ведьм. Пресса «публикуется на стыке технологий, мифотворчества и магии» и стремится «разработать язык, который сделает возможным переосмысление и переосмысление окружающего нас мира». может (повторно) очаровать и изменить ткань нашей реальности — визитная карточка стихов в сборнике. Действительно, приписывание иллокутивной силы литературному языку столь распространено среди стихов 9-го века.0017 Заклинания

, что мы можем считать это окончательным верованием ad hoc ведьмовского движения, которое представляет антология. Как сказано в обложке книги Spells , «заклинания — это стихи, поэзия — это правописание». Почему? Потому что заклинания делают что-то , и эти стихи тоже хотят, чтобы что-то происходило. Стихи в Заклинаниях стремятся воплотить в жизнь иной мир посредством перформативной силы их собственного поэтического языка. Как пишет Со Майер во введении,

Речь идет не о том, что Бог сотворил мир Словом. Речь идет о ведьмах, которые переделывали мир, устраняя беспорядок, который он создал, с тех пор, как его трудное рождение.

Эти ведьмы живут в космосе, которым правят звезды-близнецы озорства и раздражения. Они идут за Богом, когда он превращает небытие в творение, сдвигая свою работу от божественного выравнивания к более очаровательному хаосу. Слова — это инструменты, предпочитаемые ведьмами для того, чтобы разбирать гобелен Бога, как ясно дает понять Майер: «Тогда [быть] ведьмой — значит знать слова». Майер предупреждает нас о том, что означает эта магическая сила с точки зрения литературного стиля: «[колдовство] — как и насилие, которому оно противостоит, — работает за счет повторения, закручивания, закручивания и закручивания нити». На протяжении заклинаний, нитей изображений, слов, символов бесконечно зацикливаются, создавая собственное заклинание. Вот одно из них, которое я записал по мере того, как термины снова и снова появлялись в тридцати шести стихотворениях:

Волосы зубы камни убийство хлопок подарки деревья
гимны рождения морские порезы кролики/зайцы молоко
реки (Темза) чай масло осень / осень Бог
глина кишки кухни ножи матери пезды
математика вой птицы листья секс стекло узлы
вода луна глотки песни утробы ночь …

Стремление к категоризации ключевых терминов литературного оккультизма, должно быть, также вдохновило Дэвида Кинана. Его Empty Aphrodite: An Encyclopedia of Fate является одной из четырех новых брошюр, созданных совместно писателем и художником, выпущенных Rough Trade Books совместно с Корнуоллским музеем чародейства и магии (MWM). Пустая Афродита — это полезное введение в эстетику путешествий во времени ведьминого света, которая подходит к поп-культуре с сороковым взглядом на блестящее (Лана дель Рей) и китч (Карл Саган), и вполне уместным сороковым пренебрежением к случайные эффекты исторического контекста.

Поднявшись до уровня магического языка, культурные референции теряют свою временную специфичность: Блейк больше не поэт-романтик, реагирующий на катаклизмы Французской революции, а скорее вечный мистический дух, чье бардовское присутствие можно призвать на помощь потерянная современная ведьма. Иногда банальное (замороженная пицца «Маргарита») появляется как факт жизни точно так же, как кусок хлеба появляется в рассказах ведьм в 9-м веке.0017 Malleus Maleficarum , напоминая читателю, что ведьмам тоже иногда нужна готовая еда. Использование заглавных букв позволяет вам узнать, когда слово, такое как «Aftermath», стало концептом, и не кажется проблемой, что этот типологический ход ставит имена собственные (Гэри Снайдер) на уровень с символическими конструкциями (Смерть). Записи Кинана работают лучше всего, когда читаются как отдельные стихи в прозе, а не последовательно, поскольку очарование мистической двусмысленности истончается после слишком большого количества повторений. В лучшем случае, как в записи «Прощение», Кинан очеловечивает свой концепт-субъект с такой заразительной симпатией, что определение становится историей, а Дьявол становится просто испуганным, потерянным мальчиком, скучающим по папе:

… неужели ты не можешь себе представить, чтобы Бог ставил его на одно колено, своего самого верного сына, который никогда не сомневался в Нем, даже когда отчаивался в Нем, и нежно гладил его ужасную, покрытую волдырями голову, покрывшуюся волдырями от падения с небес, ты мог бы вообразить, что все время он мог бы пойти более легким путем, как и любой другой ангел, когда Бог держал его на коленях и говорил ему, указывая, нежно, что это так же ты, как и я, …

В другом время от времени ускользание священного и профанного кажется изнуренным собственным растяжением, как в записи для «Голема»: «Фильм Диснея».

Вышел из-под контроля». Тем не менее, способность Кинана уравновешивать извращенное и непристойное со сладким и святым, переворачивать образ одного в другой и обратно, головокружительно забавна. Брошюра Кинана также знакомит нас с еще одним принципом философии языка ведьм: пустота слов. Записи в энциклопедии не фиксируются и не определяются, а скорее вызываются, вызываются в изменяющемся проявлении чувств и сходств, которое, в зависимости от ваших вкусов, является либо элегантным колдовством, либо шоу дыма и зеркал. Вещи значат то, что они значат, пока они не значат, нельзя доверять языку, чтобы полностью передать силу магии, которая существует до слова.

Однако не все тексты, опубликованные в рамках тренда «освещение ведьм», разделяют инструментальный и ассоциативный взгляд на язык, обнаруженный в Пустая Афродита и Заклинания . Брошюра Джен Каллеха Rough Trade x MWM, Goblins (иллюстрированная Рэйчел Луизой Ходжсон), использует идею ужасного волшебного существа в качестве трамплина для серии коротких эссе, исследующих детскую страсть автора к сверхъестественному (в частности, Джиму Хенсону). кукольная эстрада) и ее непростые взрослые отношения с полноценным воплощением роли мощной исполнительницы в панк-группе. В результате получилась резкая смесь художественной критики, феминистского комментария к сцене живой музыки и мемуаров, в которых гоблины используются в качестве связующей темы. Точно так же вклад Венди Эрскин в сериал, два рассказа под общим названием Satan Is Real (иллюстрация Стефа фон Рейсвитца) метафорически обыгрывают фигуру дьявола и культурный страх перед поклонением дьяволу как способы развития сюжета и характера. В первой истории вельзевулическая фигура, Фурфур, появляется после сеанса как успокаивающее, похожее на домашнее животное присутствие для скорбящей подруги, но вскоре втягивает ее жизнь в вялое состояние депрессии, изоляции и плохой сантехники. Во втором сатанинская паника 1980-х годов охватывает Белфаст и повышает ставки подросткового бунта Джейми Дивайна, вундеркинда из христианской кантри-группы его семьи. Брошюры Эрскина и Каллехи используют символизм и силу оккультизма в своих собственных повествовательных и аргументационных целях, но не претендуют на то, чтобы сам по себе акт письма был формой магии. По словам одного из персонажей Эрскина, осажденного тур-менеджера: «Это не сатанинское дело, Ронни. Это просто шоу-бизнес».

Завершает квадрант волшебной брошюры Культ Воды: Линия и Круг Дэвида Брамвелла с иллюстрациями Пита Фаулера. Частично эпическая поэма, частично сценарий BBC Radio 3, Брамвелл рассказывает о путешествии вверх по течению к истоку реки Дон. Он ищет разгадку детской тайны, затонувшего города, который ему не следует помнить, а также римской богини Дану, от которой река получила свое название. Мифический враг Дану — Вулкан, бог разрушительного огня, в котором Брамвелл видит злой дух, стоящий за загрязняющим промышленным прошлым Южного Йоркшира, воплощенным, в частности, в сталелитейном заводе Темплборо,

Задыхающийся от угольной промышленности в Мексборо, загрязненный
тяжелыми металлургическими заводами Ротерхэма и Шеффилда, Дон отводится
, чтобы смягчить адскую жару Вулкана.

Культ Воды представляет благородную заботу ведьм о разрушении экологического мира промышленной деятельностью человека. И все же презрение Брамвелла к сталелитейной промышленности кажется несколько однобоким. Десять тысяч человек работали только в Темплборо на пике своего развития, а в период упадка и окончательного закрытия заводов в 1993 был сокрушительным ударом по району. Возведение реки до уровня языческой богини требует жертвы, которой в данном случае является экономическая стабильность региона. Спустя двадцать семь лет после того, как сталелитейный завод закрыл свои двери, Дон снова стал «доступным», а «сталелитейный завод Темплборо теперь стал Магной, центром науки и приключений». набор «карт судьбы» с разворотом, в котором рассказывается, как составить колоду по ключевым категориям, от «кверента» до «будущего». Созданные на основе работ Софи Холлингтон, карты украшены толстыми контурами проколотых тел, пылающих чаш и плачущих лун, объединяющих цветовую палитру и шрифты 19Плакаты кислотного рока 60-х с тяжелой, чернильной плоскостью, напоминающей гравюры на дереве раннего Нового времени. Обнаружение таро или тароподобных практик, запутавшихся в текстах ведьмовства, не должно вызывать удивления. Таро и его предсказательная родственница астрология часто описываются как точки входа в более широкий мир эзотерической жизни, формируя «приемлемое лицо колдовства», как писала Холли Коннолли. Освещение ведьм, таро и астрология ясно разделяют юнгианскую психологию, понимание того, что человеческий опыт может быть переработан в повторяющийся набор символических образов и сцен, которые передают интерпретируемый паттерн смысла. В то время как Таро опирается на набор визуальных образов, а астрология — на набор планетарных ассоциаций, символическая игральная карта Witch-lit — это иконическая сила слова. Однако проблема, возникающая здесь, заключается в том, что, хотя Таро и астрология могут заявлять, что их двусмысленность на самом деле является доказательством невыразимой силы, превосходящей человеческий язык, колдунство должно найти способ передать довербальное значение символа в словах. . Майер утверждает, что стихи в Заклинания : «О моменте перед словом, когда все внутри тебя разрывается». Тем не менее, слова должны быть развернуты неразрывно, чтобы получилась книга. Для многих стихотворений в Заклинаниях выходом из этого плена является использование изменчивых космических терминов астрологии, туманное обращение к тому, что нельзя выразить буквально. В «Что мне сказал Чани Николас» Хайрани Барокка обращается к чтению карты рождения, чтобы объяснить беспорядочное насилие патриархального общества,

Звезды, когда я появился:
Близко к солнцу.
Ретроградная Венера в Овне, двенадцатый дом.
Я слышу от Чани Трудности . Здесь: Падшая женщина .
Чани знает, что этот термин архаичен, дает свою историю
для загадочной диаграммы, указывает на женственность и творческие утробы
сломанные, бюст открытые, уменьшенные. Неуважение, толкнул
, шлепнул красным, чтобы знать свое место мускулистыми руками.

Николас — астрологическая звезда интернета, харизматичный и эффектный популяризатор практики среди англоязычных дилетантов. В ее работах приверженность социальной справедливости сочетается с упором на интроспективное самопринятие. Она твитит гороскопы своим шестидесяти тысячам подписчиков, объясняя актуальность своих интерпретаций для протестных движений, таких как недавние призывы к упразднению полиции. Барокка прямо говорит об их увлечении «Чани» в стихотворении; Чани преодолевает женоненавистничество таких терминов, как «падшая женщина», и раскрывает уязвимого человека, стоящего за архетипом. Чани объясняет, как условия вашей боли были сформированы при рождении, но также были и возможности для вашего сопротивления. В своем исследовании духовного сообщества нью-эйдж в Седоне, штат Аризона, антрополог Сюзанна Крокфорд замечает, как астрологическое знание может действовать как «объясняющая модель несчастья», наблюдение, которое хорошо согласуется с использованием астрологии в этих стихах, где она призван объяснить боль и вред социальной изоляции. Астрология с ее циклическим и повторяющимся движением звезд, с ее ощущением высшего, хотя и неясного, порядка дает страдающему поэту мистическую причину их боли за пределами жалкой жестокости капитализма. Он дает ключевой элемент, которого не может дать материалистическая критика, обещание определенного обновления по мере того, как звезды и планеты перемещаются в свой следующий дом, обещание того, что перемены скоро наступят, если поэт не будет обременен своей деятельностью или изнурен неудачами. Как пишет Барокка, «моя орбита всех вещей обновляется».

Хотя сама Николас не является поэтом, писатели Доротея Ласки (чьи работы появляются в Заклинаниях ) и Алекс Димитров смешали гороскопы со стихами в своем успешном сотрудничестве как Astro Poets. Через Твиттер Astro Poets сделали себе имя своей собственной смесью юмора, мистических образов и гороскопов (и противоречивой рекламной работой для AirBnB), хотя их тон более непочтителен, чем у Николаса. Их твиты часто принимают формат мема, полагаясь на знание читателем характеристик, связанных со знаками зодиака, чтобы шутка сработала. Содержание этих твитов также предполагает набор общих переживаний среди их читателей — знакомства, проблемы с жильем, плохие начальники, творческое разочарование — что дает нам снимок их предполагаемой аудитории, состоящей в основном из миллениалов, в основном женщин, неудовлетворенных реалиями своей городской жизни. и карьеру, но не желающие или не уверенные в том, как существенно изменить свои собственные условия. Astro Poets могут пошутить о том, что призраком бывшей является так что полностью Водолей , но они серьезно относятся к ремеслу астрологии. Во введении к своей недавней книге Astro Poets: Your Guides to the Zodiac дуэт выступает за философию языка и поэзии, гармонизированную с философией сборника Spells : — имеет отношение к прошлому и будущему. Язык — это путь к тому, кто мы есть, кем мы были и кем мы еще можем стать. Это путь в святое настоящее, где звуки наших предков встречаются со звуками нашего будущего «я». Другими словами, поэзия возвращает нас к себе.

С этой точки зрения поэзия становится инструментом для улучшения самопознания. Как и астрология, она не обещает ответов, но предлагает структуру, в рамках которой мы можем научиться задавать более правильные вопросы и примирять прошлые, будущие и «святые настоящие» версии самих себя. Если мир делает нас грустными, смущает нас или отвергает наши лучшие усилия по воплощению в жизнь той жизни, которую мы хотим, поэзия, астрология и язык могут быть использованы — по-видимому, взаимозаменяемо — для освещения ранее невидимых элементов нашей личности. Если это кажется терапевтическим, вероятно, так и должно быть. «Печаль» и «я» — это основные и уточные нити ведьминского огня. Точно так же, как Крокфорд указывает нам на понимание современной эзотерической духовности как реакции на неудачу, современное колдовство и колдовство одинаково реагируют на особый вид женской печали. Часто это приводит к поэтическому языку, глубоко озабоченному пространствами исцеления и возрождения. Вклад Софи Робинсон в Заклинания , стихотворение «мистики YouTube», создает меловой круг, в котором лирический голос регрессирует, перекусывает, смотрит видео Мадонны и эпизоды «Девочек Гилмор» и циклически возвращается к младенческому «я»,

все возвращается                  , так что я не
луна теперь отражается
в широком и круглом             резервуаре с молоком

«мистики YouTube» — это ода луне, доброжелательной фигуре в жизни Робинсона, согласно ее замечаниям в разговоре с Арианой Рейнс, поэтессой и астролог, чьи работы оказали ощутимое влияние на большую часть поэзии ведьм. Сама Рейнес публикует работы, наполненные мистикой, начиная с ее коллекции 9 2011 года.0017 Меркурий . Ее стихи наполнены астрологией, политикой ненадежной городской жизни, духовными практиками, граничащими с организованной религией, непристойностью, гротеском. На нее постоянно ссылаются молодые поэты-ведьмы, а ее стихотворение «Четверг» занимает почти центральное место в « заклинаниях ». Чтение его в антологии напомнило мне, что многие из ключевых терминов, которые я определил в начале этого эссе, на самом деле являются глоссарием, заимствованным у Рейнс, данью уважения ее лексическому влиянию — волосы, языки, татуировки, любовники, планеты, деревья — все смешалось. в изображениях, которые перетекают из строки в строку. В интервью Ребекке Тамас, соредактору Spells и автор WITCH , сборника стихов, опубликованного Penned in the Margins в 2019 году, Рейнес излагает свой взгляд на связь между поэзией и магией,

Письмо — это преобразующий акт, а письмо — оккультизм, который Я интерпретирую, что написание того, что невидимо, или очевидно невидимо, неизбежно связано с написанием моего женского желания.

В то время как Райнес поясняет позже в интервью, что вид желания, в котором она заинтересована, является бесполым, нельзя избежать центральной роли женственности в свете ведьм. В «Четверге» Рейнес описывает саму поэзию как связанную с женской субъективностью,

У меня женское сердце
Это название поэзии
Мой член настолько огромен, что он касается сердца моей женщины
Это произведение поэзии

В этих строках поэзия обретает проникающую силу, которая не отрицает, а скорее подчеркивает его связь с женственностью. Лирический голос и восприимчив к вторжению поэзии, и сам агент этого вторжения, имя поэзии заключает в себе проникающее «я». Этот взгляд на поэзию и женственность, несомненно, активен, а ведьмин свет демонстрирует неизменную заботу о разрушении связи между женственностью и пассивностью, о том, чтобы сделать невидимое видимым, молчаливое услышанным. В стихотворении Ребекки Мэй Джонсон «избавиться от желания писать по-мужски» в Заклинания , истребование не мужского авторского голоса связано с занятием двух пространств, архива и кухни,

войти в архив
это ваше тело
запомнить

это
очень много всего
станет

войдите на кухню
вы найдете
ваше тело

это
гений
будет владеть

острым ножом […]

Будь то в архиве или на кухне, женский опыт уходит корнями в тело. И наука, и общественное воспроизводство возвращают нас к себе, хотя только последнее вооружает нас потенциальным оружием. То, что эти активные моменты должны следовать за очищением, предполагает, что исторически быть женственной означает быть каким-то образом скрытым от всеобщего обозрения, не совсем понятным, а также быть текучим, лунным, цикличным. Эти переживания противопоставили оккультный женский субъект линейной, рациональной и контролирующей мужественности, как также писал Тамас в 9.0017 The White Review ,

Утверждать, что вы любите или верите в астрологию, таро или магию, означает утверждать формы знания, которые вы не можете доказать, какой бы важной ни была их важность для вашей жизни. Но такие изменчивые, недоказуемые понимания — это не просто бегство от рациональности. Это способы подвергнуть сомнению то, что такое сила и знание и чем они могут быть, и утверждать, что могут существовать пространства, в которых эмоции и чувства являются действительными формами знания; формы, которые могут охватывать разнообразный женский опыт, противоречащий структурам, пытающимся нас контролировать.

Я нахожу это различие неудобным не только из-за подразумеваемого ожидания, что мне, как женщине, должно быть легко верить в астрологию, Таро или магию. То, что язык, охватывающий женский опыт, также на каком-то уровне противостоит рациональности (даже если не отвергает ее полностью), кажется ненужной бинарностью. «Женщины и квир-люди так же способны к рациональному мышлению, как и все остальные», — соглашается Тамас в эссе, но с ощущением, что остановиться на этом означало бы не реализовать весь свой потенциал и для других эмоциональных форм знания. Но разве мои чувства не являются также часто выражением моей рациональности? Как узнать, что считается рациональным знанием, а что эмоциональным? Неясно, какова здесь мера рациональности, за исключением того, что она, похоже, опирается на позитивистский экспериментальный метод, разработанный во время другого бешеного времени ведьмовства, эпохи Просвещения. Защищая Просвещение, женщина может почувствовать себя плохой феминисткой, но когда я отождествляю себя с фигурой ведьмы, это происходит через призму исторической работы Сильвии Федеричи, которая показывает нам, как функционировал капитализм, чтобы скрыться от измерения. ценность труда женщин, а не их чувства. Ведьмовское освещение, однако, говорит нам, что это различие недействительно, что могущественные люди пытались уничтожить ведьму как часть перехода от феодализма к капитализму не только из-за неуправляемого разрушения, которое она вызвала в категоризации производительного труда, но и потому, что ее способность к эмоциям была слишком велика и пугала. Историческая правда этого непостижима, но, как пишет Тамас,

история такая древняя и грубая
разбуди меня, когда
разбуди меня, когда она действительно начнется

Если научная история ведьм не представляет большого интереса для этих поэтов, призыв ведьмы должен быть расположен в другом месте. В том же эссе Тамаш точно описывает привлекательность ведьмы как музы и конкретную форму творческого самовыражения, которую она позволяет: сопротивление, выход из тишины и молчания. Что она сделала возможным для меня, так это новые отношения с поэтической речью, с силой слова и с тем, что эта сила может сделать возможным для освободительного, феминистского мышления.

В теории поэтического языка, выдвинутой здесь и повсюду, освещенной ведьмой, есть побуждение говорить, свидетельствовать, признаваться, делать себя уязвимым, утверждая опыт. Священное, как говорит Тамас в том же произведении, требует «опыта как знания». В ведьмовском свете существует центральное убеждение, что отрицание того, что человек есть, означало бы совершить большее насилие над собой, чем когда-либо мог сделать горящий столб. Таким образом, ведьма-поэт — это фигура, созданная ее отношением к речи, ее отменой молчания через высказывание, высказывание, протест и пение. Она говорит о себе в существование и тем самым в историческую запись, но при этом должна использовать ненадежный инструмент: язык.

Здесь и в других местах Тамас и другие авторы, посвященные ведьмам, призывают к пророческой, правдивой речи, они заявляют, что речь, основанная на опыте, является фундаментальным актом колдовства. Тем не менее, в заявлении о стихах-заклинаниях есть двойственность относительно того, можно ли полагаться на то, что произносимые слова обозначают сами себя — говорят ли слова то, на что они претендуют, или они на самом деле являются носителями более глубокой довербальной истины. Я сочувствую этому напряжению — поэзия несовместима с правдой. Нам не всегда нужны правдивые стихи. Нам не всегда нужны эффективные стихи, хотя эффект — это ценность, по которой оценивается речевой акт (например, заклинание). Но если смысл языка непрозрачен, как мы можем использовать слова, чтобы что-то происходило? Какой смысл читать заклинание-стихотворение?

Суть не в том, чтобы изменить мир. Языку нельзя доверять эту задачу; заклинание, как и стихотворение, слишком легко интерпретировать. Вместо этого поэма-заклинание направлена ​​на создание новой версии себя с помощью магии, версии, более устойчивой к изменчивой жестокости и несчастьям мира. Самость, такая же непознаваемая и ненадежная, как язык, является основой и субъектом ведьмовства, каналом, по которому опыт становится знанием, не нуждаясь во внешнем подтверждении со стороны рационального мужского авторитета. Поэма-заклинание — это речевой акт, который создает ведьму, меняет ее точку зрения, но не ее переживание растущего чувства бессилия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *