03.12.2021

Зразок психологічний портрет: Психологічний портрет особистості: зразок написання

Содержание

Як написати мій психологічний портрет :: психологічний портрет особистості приклад написання :: хобі та розваги :: інше :: neprostoguru.ru: як просто зробити все

Відео: Схема складання психологічного портрета людини — Сергій Івлєв

Для того, щоб навчитися портретної живопису, вам знадобиться пройти навчання в художній школі або на відповідних курсах. Для написання ж психологічного портрета, що відображає основні характеристики і межі особистості, необхідні будуть аналітичні здібності, вміння чітко висловлювати свої думки і багатий словниковий запас.

Вам знадобиться

  • Аналітичні здібності, вміння чітко висловлювати свої думки, словниковий запас, художня і психологічна література

Інструкція

1

За натхненням і прикладом для наслідування ви можете звернутися до творів авторів художньої літератури. Складання психологічного портрета — це завдання психолога, а кожен хороший письменник — потенційний психолог, роками відточують свою майстерність на героях. Зверніть увагу на твори Льва Толстого, Антона Чехова, Оскара Уальда, Вільяма Шекспіра, а з сучасників — на героїв Людмили Улицької і Віктора Пелевіна.

2

Якщо психологічну характеристику необхідно надати за місцем навчання, роботи, в військкомат або іншу інстанцію, використовуйте при написанні офіційно-діловий стиль.

3

Якщо ж психологічний портрет складається в особистих творчих цілях, то це той випадок, коли можна дати волю своїм літературним здібностям і використовувати художній стиль мовлення.

4

При написанні психологічного портрета вам необхідно буде ознайомитися з основними поняттями загальної психології, а потім з їх допомогою спробувати розкрити зміст своєї особистості.

5


На початку характеристики вкажіть загальні, «анкетні» відомості про себе: ім`я та прізвище, вік, місце народження і так далі. Їх перелік залежить від переслідуваних вами цілей.

6

Розкажіть про свої інтереси, адже вони є джерелом вашої мотивації і задають напрямок вашої діяльності. Чим ви захоплюєтеся, що для вас важливо, наскільки сильно вас це хвилює.

7

Зверніть увагу на інтелектуальний розвиток. Тут можна сказати про особливості пам`яті, мислення, уваги, про розвиток мови і загальних умінь і навичок.

8

Розкрийте специфіку свого емоційного життя, силу і спрямованість почуттів і переживань. Зрозуміло, обсяг цієї частини по відношенню до всього тексту буде залежати від призначення вашого психологічного портрета.

9

Обов`язково згадайте про свої здібності, самооцінці, рівні домагань, вольових і морально-етичних якостях.

Корисна порада

Ви можете взяти за основу приклад будь-психологічної характеристики, знайденої в інтернеті.


Поділися в соціальних мережах:
Увага, тільки СЬОГОДНІ!

Схожі

Портрет клиента с примерами: ТОП инструментов для создания

Вы задумывались, кому удается получать хороший результат от продаж? Как правило, это люди которые:

  • точно знают, кому продают;
  • нашли правильный канал коммуникации с клиентом;
  • делают предложения в определенное время, когда покупатели активны и наиболее расположены к совершению покупки, а не стихийно.

Пожалуй, это идеальная картинка. Чаще бывает по-другому: стартап вывел на рынок замечательный и полезный продукт, но не понимает, как и кому его продавать, как таргетироваться.

Или, например, компании, которые на рынке несколько лет, но так и продолжают балансировать на гребне успех-поражение, когда один канал или кампания дают результат, а другие – нет.

Часто такие сложности возникают из-за целевой аудитории (ЦА), характеристики которой сформулированы навскидку. Но ведь наша с вами задача – окупать инвестиции и получать прибыль, поэтому откинем догадки в сторону и изучим своего клиента. Узнаем, какой он, где он, чего он хочет, как ему удобно получать информацию и покупать. Для этого составим портрет клиента – его аватар, который будет маяком для всех маркетинговых активностей.

Что такое портрет клиента и зачем он нужен?

Портрет клиента (профиль, аватар, персона, персонаж)

вымышленный человек, который объединяет в себе набор качеств и характеристик, присущих сегменту целевой аудитории, или проще – собирательный образ покупателя.

Но зачем сужать фокус на каком-то персонаже, если можно взять за основу сегмент и работать с ним? А вот для чего: сегмент – это группа людей, объединенных общими характеристиками, но без яркой детализации, которая так нужна маркетологу/таргетологу/дизайнеру и другим специалистам, помогающим создавать и продвигать продукт. Продукт, который точно попадает в сердце клиента.

Зачем ещё нужен портрет потребителя?

Имея аватар, легче:

  • Составить правильное уникальное торговое предложение (УТП) и найти триггеры влияния, подготовить хороший оффер. В этом поможет понимание боли потенциального покупателя.
  • Персонализировать предложение за счет понимания потребностей, места проживания, профессии и т.д.
  • Говорить на одном языке благодаря информации об уровне образования, привычках, социальном положении, посещаемых местах и т.д.
  • Выбрать правильные каналы и время коммуникации за счет знания распорядка, привычек, устройств, социальных сетей.

Что нужно учесть в готовом аватаре клиента

В шаблон портрета потребителя обычно включают:

  • Социально-демографические характеристики: пол, возраст, образование, регион проживания, социальное положение, доход.
  • Описание жизненной позиции, его цели, боли, ценности и страхи, вещи/люди/ услуги, которые делают его счастливым.
  • Образ жизни клиента, как организован быт, где проводит время (онлайн и офлайн), досуг и хобби.
  • Привычки: какими устройствами пользуется, к каким каналам обращается при поиске товара/услуги, в какое время чаще всего находится онлайн, частота покупок.
  • Кто принимает решение о покупке, что влияет на принятие решения, как часто приобретает ваш товар или услугу; принципы, которыми руководствуется при выборе продавца.

Но это одна сторона персоны. Психологический портрет покупателя не менее важен для создания стратегии работы с ним:

  • Какой у клиента темперамент?
  • Какие черты лица и телосложение?
  • Насколько он коммуникабельный?
  • Какие цвета предпочитает?

Это поможет создавать успешный брендинг, писать попадающие в цель слоганы, делать эффективные баннеры.

После уточнения этих деталей для визуализации персоны добавляем фото клиента, максимально соответствующее описанию человека.

Чем полнее получится готовый аватар клиента, тем проще потом будет подобрать маркетинговые активности, которые удовлетворят даже самого требовательного покупателя.

10 базовых источников информации о клиентах

Рекомендуем начать составление портрета типичного клиента со статистических данных. Данные систем аналитики и рекламных кабинетов, таких как Google Analytics и Яндекс.Метрика, Google Adwords и Яндекс.Директ, дают возможность понять, выделить основные сегменты в своей ЦА. Зная общие характеристики сегментов, можно перейти к составлению портрета покупателя b2c и наполнению его деталями с помощью интервью, социальных сетей и т.д.

Системы аналитики Google Analytics и Яндекс.Метрика

Узнать о своих клиентах в Google Analytics можно во вкладке “Аудитория”. Там изложена вся информация о них: пол и возраст, язык, страна и город, браузер, ОС, используемые устройства, интересы.

Воспользуйтесь опцией “Создать сегмент”, чтобы узнать количество пользователей, подходящих под нужные вам критерии. Построив сегменты, можно глубоко проанализировать свою целевую аудиторию, выявить пересечения.

Инструменты Google Analytics позволяют выделить группы пользователей по полу, возрасту, языку, покупаемой категории товаров, местоположению… и сравнивать их.

Сузить сегмент можно, указав источник трафика, например: соцсети, email, web push, прямые заходы и т.д. Вы можете в целом посмотреть, какая аудитория интересуется товарами/услугами, а кто из них покупает. Для этого укажите параметры электронной торговли.

Кроме этого, вы можете построить пользовательский сегмент, который будет соответствовать непосредственно тем критериям, что зададите вы сами.

Подобные данные можно получить в отчетах Яндекс.Метрики: “Аудитория” и “Технологии”. Первый отчет выводит статистику по демографическим параметрам и интересам.

Чтобы узнать о предпочтениях ЦА в плане выбора устройства, браузера, ОС, наличии Cookies и т.д. необходимо зайти в отчет “Технологии”.

Уточнить параметры для сегмента можно внутри отчета.

CRM

Нужен содержательный портрет корпоративного клиента? Проанализируем лиды в CRM.

База клиентов в CRM – это бесценный источник информации о реальных клиентах. Вы можете судить о том, клиенты с какими характеристиками лучше конвертируют. Идеально, если менеджер по продажам или работе с клиентами фиксирует ключевые моменты общения:

  • с какой потребностью обратился клиент;
  • какие сложности и сомнения возникали;
  • почему выбрал вашу компанию, что повлияло на решение о покупке;
  • его средний чек; финансовую дисциплинированность и другие данные.

В зависимости от специфики бизнес может пользоваться своим программным обеспечением, а не общедоступными CRM. Так, например, для создания портрета клиента банка логично обратиться к внутренней системе, где содержится вся информация о потребителе: от фотографии до описания поведения.

Если у вас большой бизнес и есть необходимость хранить большие объемы информации, воспользуйтесь CDP, чтобы ни один килобайт не был утерян.

Last post

Маркетинговые исследования

Интервью с клиентами

Никто и ничто не даст вам более точной и полной информации о покупателе, чем он сам. Предварительно проанализировав свою аудиторию и выделив основные сегменты, проведите с ее представителями глубинные интервью. Этот метод исследования позволяет узнать о привычках, мотивах, целях и других особенностях клиента, которые раскрываются в простом опросе.

Кроме вопросов о возрасте, месте проживания и работе, включите в гайд (план беседы) вопросы о том:

  • Кто он, какой у него образ жизни и привычки?
  • Из чего состоит его обычный день?
  • Какие у него ценности?
  • О чем он мечтает?
  • С какими неудачами сталкивается и как их решает?
  • Какая у него семья?
  • Какой доход?
  • Как он им распоряжается?
  • Как ищет нужный товар?
  • Что привлекает внимание и располагает к покупке?
  • Какие страхи и опасения есть при выборе товара?
  • Как и кто принимает окончательное решение о покупке (если у клиента есть семья)?

Избегайте общих вопросов, чтобы не получить общие ответы. Задавайте дополнительные, уточняющие вопросы, чтобы узнать детали.

Не нужно проводить 100, 200 и т.д. интервью. Достаточно 7-15 для создания маркетингового портрета клиента из отдельного сегмента. Интервью – это качественное исследование, которое покажет картинку во всех ее красках, но не даст статистических данных.

Интервью с отделом продаж

Эти люди находятся на расстоянии вытянутой руки от клиентов. И, пожалуй, это единственный источник уникальной информации о них: менеджеры по продажам знают не только потребности своих покупателей и частоту покупок, а порой и имена домашних питомцев и важные даты для их семей.

Периодически беседуйте с отделом продаж, чтобы узнать:

  • Кто покупает?
  • Чем интересуются?
  • Какие страхи, возражения?
  • Почему отказываются от покупки?
  • Какие у них хотелки?
  • Где/как им удобно оформлять заказ?

Google AdWords

Характеристики пользователей можно узнать из рекламного аккаунта Google AdWords. В этом помогут настроенные списки ремаркетинга: пользователи, которые посещали сайт, смотрели видео, оставили свои личные данные, взаимодействовали с приложением.

Для их просмотра нужно вверху рекламного кабинета найти “Инструменты и настройки”. Вашему вниманию будет представлен большой список, в разделе “Общая аудитория” находим пункт “Менеджер аудитории”:

В статистике аудиторий есть данные о:

  • поле и возрасте;
  • стиле жизни и интересах;
  • месте проживания;
  • используемых устройствах.

Facebook Ads Manager

У вас есть контактные данные клиентов (электронная почта, телефон), но нет представления об их возрасте и поле, образовании и семейном положении и т.д.? Все это можно узнать в рекламном кабинете Facebook.

По мере обновлений Facebook открывает все больше данных об аудитории, например, наличие автомобиля или средний доход.

Зайдите в Ads Manager и в блоке “Ресурсы” перейдите во вкладку “Аудитории”.

Создайте аудиторию, выбрав тип “Индивидуализированная аудитория”.

Вам будет предложен ряд способов создать аудиторию из пользователей вашего сайта, приложения, в том числе и “Список клиентов”. Выберите этот источник.

Загрузите файл с контактами в формате CSV или TXT. Facebook просканирует список и выдаст социально-демографическую информацию по людям из списка.

Для простоты дальнейшей работы с аудиторий в Facebook Ads Manager и eSputnik вы можете настроить интеграцию сервисов.

Социальные сети

Профиль клиента в социальных сетях может рассказать о:

  • месте работы человека;
  • его семейном положении;
  • местах посещения;
  • мероприятиях, которыми интересуется и посещает человек;
  • музыкальных и кинопредпочтениях;
  • любимых книгах, спорте, телепередачах;
  • страницах, которые понравились;
  • какие темы для него актуальны.

Чтобы собрать подобную информацию, зайдите на их страницу в Facebook и перейдите во вкладку “Информация”.

Проанализируйте несколько десятков профилей, чтобы понять, чем дышат ваши клиенты.

Чтобы автоматизировать сбор данных, воспользуйтесь специальными платформами: Keyhole, Buffer и подобными.

Similarweb

Отличный сервис для предварительного анализа ряда показателей сайта или приложения. К сожалению, данные Similarweb имеют погрешность, но как ориентир для создания маркетингового портрета клиента его использовать можно.

Ресурс позволяет узнать:

  • интересные для пользователей категории товаров;
  • поисковые запросы, по которым пользователи находят компанию;
  • популярные соцсети, связанные с вашим сайтом или приложением;
  • источники, с которых приходит трафик и др.

Similarweb – один из ресурсов, где можно промониторить показатели конкурентов, и с учетом этого дополнить свое представление об аудитории.

Сервис рассылок

Если вы делаете рассылки, то в вашей системе уже есть информация о поведении подписчиков. Используйте информацию для сегментации и насыщения портрета клиента важными деталями. Например, определите его средний чек, частоту покупок, предпочитаемый канал, активность в канале (читает ли рассылки по каналу, насколько охотно кликает).

Сегментируем в eSputnik

Делать выводы о поведении подписчиков можно по результатам рассылок и статистике контактов.

Например, RFM-анализ покажет, как распределились группы по взаимодействию с рассылками и по продажам, которые были из них совершены. Также можно отфильтровать данные, указав диапазон отправки сообщений. Или конкретизировать сегмент, чтобы узнать, как в действительности ведут себя подписчики, которые в нем находятся.

О сегментации базы подписчиков по давности покупки, частоте покупки и среднему чеку читайте в нашей статье.

Примеры портрета потребителя

Портрет клиента салона красоты

Целевая аудитория салона красоты, в зависимости от его уровня и позиционирования, может быть разной: от студенток до мужчин-управленцев, которые раз в месяц пользуются услугами парикмахера и мастера маникюра. Приведем пример портрета потенциальной клиентки салона красоты:

Благодаря такому близкому знакомству мы можем судить о том, через какой канал лучше общаться с клиентами, в каком тоне писать, что привлечет их внимание, как “завернуть” предложение, чтобы клиентка была готова его купить. Вы можете уже сейчас упростить работу с выбором типа рассылок для своего салона красоты и почерпнуть идеи из нашего материала.

Создать рассылку для своих клиентов

Перейти

Портрет клиента турфирмы

Маркетинговый профиль клиента нужно создать для каждого крупного сегмента. Так, к примеру, туристический бизнес чаще всего работает с 6 типами покупателей их услуг:

  • отпускники, предпочитающие морской отдых;
  • любители поездок в отдаленные уголки мира с целью посетить известные мероприятия; поклонники походов;
  • любители экстремального отдыха;
  • активные и спортивные туристы, для которых достопримечательности вторичны;
  • туристы-исследователи, которые путешествуют ради изучения культуры других стран.

Портрет клиента турфирмы нужно разработать для каждого из них, чтобы подготовить предложение, рассылку, которая их заинтересует.

Например, типичный турист-исследователь:

  • Возраст: 32-43 года.
  • Социальный статус: чаще менеджер среднего звена, реже ТОП-менеджер.
  • Выбор туроператора: по рекомендации, отзывам в сети.
  • Важно: цена и предлагаемые опции.
  • Каналы: удобно узнавать предложения в Viber, охотно изучает предложения из таргетированной рекламы. На связи круглосуточно.
  • Часто покупок: раз в год, преимущественно летом.
  • Принятие решения: советуется с членами семьи или друзьями, которые имели опыт похожих путешествий.
  • Источники информации: паблики и группы в соцсетях, блогеры.
  • Особенности: тщательно планирует маршрут, обязательно привозит сувениры.

По такой логике можно создать портрет покупателя стоматологии, автосервиса, ресторана, гостиницы и так далее.


Маркетинг подразумевает тесную работу с каждым потенциальным покупателем, основанную на понимании его потребностей и болей. Примерный порядок составления аватара:

  • Создание портрета своего покупателя с точно прорисованными чертами вы можете начать с беседы с отделом продаж, которые помогут сформировать основные сегменты и лишь потом переходить к детализации.
  • Создайте в прямом смысле аватар клиента: подберите фото, которое соответствует внешности типичного представителя сегмента (лучше не настоящее), дайте ему имя.
  • Проанализируйте интересы людей, которые входят в выделенные группы в соц. сетях и зафиксируйте их в карточке с портретом.
  • Посмотрите, что говорят системы аналитики и статистика рекламных кабинетов об особенностях поведения посетителей сайта.
  • Пригласите представителей от каждого сегмента на интервью за чашкой чая, чтобы понять ценности, мотивы и потребности ваших покупателей.

Бизнес, который несколько лет на рынке, имеет в своем распоряжении больше инструментов для составления или уточнения аватара покупателя. Чем полнее портрет, тем больше идей рождается для налаживания коммуникации с клиентом. Комбинируйте несколько описанных выше методов, чтобы получить полный и реалистичный портрет. У вас все получится 😉

Психологический портрет преступника: зачем его составлять, и как с ним работать

В США, Канаде и Западной Европе моделировать личность неустановленного преступника исследователи начинают с конца 50х годов XX века. Поэтому к настоящему моменту в англоязычных странах терминология уже сложилась. Под профилированием понимают процесс формирования психологического «портрета» правонарушителя (набора характеристик личности) на основе имеющейся информации о преступлении (его места, личности жертвы, особенностей и пр. сведений).

Процесс профилирования основан на убеждении в том, что личность преступника проявляется в особенностях его поведении. Он (преступник) повторяет своё поведение, а некоторые поступки доведены до автоматизма, то есть выпадают за грань сознательного контроля. В итоге преступник оставляет «следы», так называемые «психологические маркеры», по которым «профайлер» может его вычислить, то есть сделать выводы о его личности.

Зачем нужно составлять психопрофиль?

  1. Чтобы сузить список подозреваемых методом исключения из их числа лиц, не подходящих под описание психологического портрета преступника.
  2. Чтобы помочь оперативно-розыскным органам информацией о неизвестном преступнике.

Между профилированием и детективной работой существует тесная связь. Однако профайлер в отличие от детектива разыскивает не конкретного человека, а создаёт модель лица, совершившего преступление. Созданная им модель ложится в основу рекомендаций по раскрытию преступления и поиску преступника.

Что такое «портрет преступника»? Это что-то вроде фоторобота?

Удивительно, но да, профайлер может и фоторобот составить, но при условии, что у него будет достаточно информации.

Результатом профилирования может быть: описание внешних признаков разыскиваемого по методу словесного портрета; графическое или фотографическое моделирование этих признаков; собирательные (синтетические) портреты внешности разыскиваемого, составляемые с помощью технических средств-компараторов, идентификаторов и фотороботов.

Как правило, профайлер способен установить возрастной диапазон, расовую принадлежность, «модус операнди» (образ действий), уровень образования и образ жизни, привычку к пользованию определенным транспортом, вероятность наличия судимостей или обращений к психиатрам, и, возможно личные психологические черты. Психопрофиль может описывать сценарий фантазий конкретного убийцы или даже очертить место возможного проживания.

Разберём, как работает профилирование на примере

Дэвид Кантер, психолог, занимающийся профилированием (сам он предпочитает, чтобы его называли профайлером) консультировал полицейских, расследовавших серию изнасилований и убийств в Лондоне в середине 1980-х годов. Используя информацию о преступлениях, предоставленную полицией, а также свои познания в психологии, он предположил, где преступник жил (в районе первых трех нападений), кем мог работать (разнорабочий, вероятно, связан с железнодорожным предприятием), каков его социальный статус (одинокий мужчина с парой друзей) и каков его «психологический бекграунд», послуживший стимулом для совершения преступления.

Созданный Кантером психопрофиль позволил полиции сузить список подозреваемых (изначально он насчитывал около тысячи человек), сосредоточившись на личности Джона Даффи. Его арестовали, а позже доказали вину и осудили. Профиль Кантера оказался на удивление точным. Кстати, полиция использовала профиль только для своей внутренней работы. «Портрет преступника» не использовали в суде в качестве доказательства вины нападавшего.

Как «профайлер» приходит к гениальным выводам?

Профайлеры работают по установившейся методике, и она не столь романтична, как в популярных детективных сериалах. Процесс построения психологического портрета состоит из пяти основных стадий.

Первая стадия: сбор информации

Специалист тщательно осматривает место происшествия. Любая незначительная деталь может способствовать сужению круга подозреваемых.

В профилировании существуют термины: «первичная» и «вторичная» сцена места преступления. Заключение будет тем эффективнее, чем меньше изменений в месте преступления внесено с момента его совершения до осмотра места преступления, так как изменение обстановки может дать ложную трактовку личности преступника. И вот тут сходство с сериалами и детективами поистине огромное. Помните, как запыхавшийся детектив на подходе к месту преступления кричит: «Не трогайте ничего!».

Основные источники информации: фотографии (причем их должно быть значительное количество), видеозаписи, опросники, заполняемые следователем во время проведения осмотра места происшествия, подробные результаты судмедэкспертизы (если её проводили), максимально полная информация о жертве (для создания виктимологического «психологического портрета»).

Вторая стадия: классификация неизвестного преступника

Доминантным классификационным основанием выступает факт организованности преступника. Это степень планирования и фактор четкости определения жертвы. Следующее важное основание для классификации: мотивация преступника. Выделяют тип-призрак (целесообразность преступления оправдывается с точки зрения каких-либо моральных или религиозных взглядов) и тип-гедонист (преступление совершается в силу желания его совершить). И третье основание: цель совершения преступления. Здесь выделяют преступника, сосредоточенного на процессе (в случае сексуальных убийств здесь идет ориентирование на изнасилование и убийство) и преступников, сосредоточенных на акте (в случае сексуального убийства идет ориентирование на изнасилование). Следует отметить, что третье основание относится в большей степени к серийным убийцам.

Третья стадия: создание вероятностной модели личности преступника

Систематизация всей полученной информации о преступнике и подготовка рекомендаций по оптимизации расследования преступлений.

Четвёртая стадия: предположение стратегии захвата

На основании заключения профайлера с достаточной степенью вероятности прогнозируются обстоятельства (место, время, жертва и т. д.) совершения следующего преступления и рекомендации по задержанию преступника.

Пятая стадия: разработка рекомендаций относительно тактики допроса преступника

Если это «профилирование» такое эффективное, почему его широко не используют на практике?

Метод профилирования до сих пор не приняли в качестве научного. Вопросы есть и к методике, и к проблемам, возникающим при её использовании на практике. Например, профилирование эффективно при расследовании убийств на сексуальной почве, ритуальных убийствах, изнасилованиях, безмотивных поджогах. Однако полицейские отмечают, что профилирование «не работает», когда жертва – лишь средство в достижении преступной цели.

Недостатком является и то, что профайлеру для работы нужно максимум информации, а это большая редкость. Более того, исторически сложилось так, что основной метод получения информации о природе поведения преступников определенной категории – это интервью лица, совершившего сходное преступление. Да, такая «беседа» несёт пользу. Но она также несёт и спорную информативную ценность.

Многие исследователи считают профилирование скорее искусством, чем наукой. Они не находят в ней системы. Однако, благодаря этой методике, было раскрыто немало преступлений в США и Западной Европе.

Источник: psychlotron.org.uk

Риси і типи. Психологічний портрет дитини

Великі вроджені відмінності дітлахів вимагають особливого підходу до кожного. Проте знати, що вони різні, недостатньо. Потрібно визначити і виразити відмінності, якщо вже не числом, то хоча б якісно, словом. З того часу як люди навчилися спостерігати і записувати, існують спроби виділяти «риси і типи» людей. Людина настільки складна і багатолика, а погляди вчених настільки різні, що загальноприйнятої класифікації так і не вийшло. Неможливо втиснути в схему все розмаїття проявів особистості, а що вважати важливим, що другорядним, про це у кожного вченого і спостерігача своя думка. Раз так, чи мають сенс спроби класифікувати психіку дітей? Поки вони зовсім малі, важко розглянути «тип» або «риси», з віком вони можуть змінитися в міру дозрівання потреб та їх реалізації. Можливо, майбутні зміни більш значні, ніж вихідні риси, з яких можна передбачити? Не стане гальмом у вихованні «ярлик» типу, який приклеїть вихователь дитині і під який буде підганяти свої нові спостереження, ризикуючи переглянути прояв рис, що не укладаються в схему? Всі ці небезпеки, безсумнівно, існують, але вони не настільки великі, якщо не зводити в абсолют психологічні схеми.

Все-таки більше користі шукати і знаходити в психіці дитини характерні риси, ніж заперечувати ці спроби. Корисно вже знання переліку цих рис, воно налаштовує на вивчення «об’єкта», без якого немає управління. Виховання — це і є управління розвитком дитини, щоб переводити його з вихідного стану в бажаний… Дуже цікаво простежити «траєкторію» формування особистості, спостереження такі є, але, на жаль, вони охоплюють лише дитячий вік — до 7-12 років.

Вчені-психологи не розходяться в одному: існують вроджені риси особистості, які мало змінюються з віком. (А деякі стверджують, що зовсім не змінюються!) Скільки таких рис — питання інше, одні кажуть — багато, інші — мало, що майже все прищеплюється і змінюється. Наші дитячі психологи (наприклад, А.А.Люблінська) обмежуються виділенням типів темпераменту і ділять їх за старими гіппократівськими канонам, підтвердженими І.П.Павловим. Ось ці типи.

Холерики — тип сильний збудливий, нестримний — здатні на високу напругу, проте не тривалу, вона супроводжується відпочинком і занепадом духу. Оптимізм і РДК (Рівень душевного комфорту) — не високі.

Сангвініки — сильний урівноважений тип — характеризуються помірною напругою, але з швидким перемиканням діяльності. Оптимісти, товариські.

Флегматики — сильний гальмівний тип — здатні на тривалу стійку середньої сили напругу, що не потребує великого відпочинку.

Меланхоліки — слабкий гальмівний тип — не здатні ні на сильне, ні на тривале напруження, песимісти. Замкнені.

Яскраво виражених типів мало, зазвичай природа обмежує рисами характеру — сила і тривалість напружень, оптимізм-песимізм, товариськість-замкнутість, а отже, і переважні емоції. Все це подано в різних пропорціях.

На Заході велике поширення набула так звана психосоматика, яка припускає, що є значна відповідність між будовою тіла та психічними властивостями особистості і щось інше — стійке. Більше всіх популярна класифікація Шелдона. Він виділяв три типи статури і три типи психіки, між якими знаходили відповідність до 80%. Заради загального розвитку наведу короткий опис цих типів.

Так званий ендоморфний («переважання нутрощів») тип характеризується кулястими формами: кругла голова, великий живіт, ноги і руки тонкі в зап’ястях і щиколотках, але з жирними плечима і стегнами… Цьому відповідають ознаки темпераменту: любов до комфорту, спрага похвали і схвалення, товариськість, хороший сім’янин, тяга до людей у важку хвилину.

Другий тип — мезоморфний — це класичний Геркулес з переважанням м’язів і кісток, з квадратною головою, з малою кількістю жиру. За темпераментом він лідер. Впевненість у собі, любов до пригод, емоційна черствість, при нагоді — агресивність. Діяльний у важку хвилину.

Третій тип — ектоморфний — це довготелесий чоловік з вузькою грудною кліткою, тонкими і довгими руками і ногами, витягнутим обличчям. Жир майже відсутній, мускулатура слабка, зате добре розвинена нервова система. За темпераментом нетовариський, скритий і емоційно стриманий, схильний до самотності.

Зрозуміло, ця типологія багато в чому наївна, але все ж значне число людей можна розділити по цій класифікації. Тип починає вимальовуватися приблизно з п’яти років, але умови харчування і фізкультура можуть значно затримати появу вроджених анатомічних особливостей.

У нашій лабораторії В.М.Бєлов зі співробітниками, які тривалий час спостерігали дітлахів ясельного віку, виділив три типи, взявши за основу головну рису поведінки:

1. Дослідники: проявляють дуже активний інтерес до предметів середовища, здатні до тривалого концентрування уваги і до значного напруження.

2. Лідери: дуже активні «ватажки», товариські, але. не схильні до концентрації уваги.

3. Спостерігачі — невдале, на мій погляд, визначення, що стосується пасивних хлопців, мабуть, слабкого типу характеру. Таких середняків виявилося більшість…

Ми також склали свій список рис, за якими можна описати психіку. Виходили з сили характеру, основних потреб та оптимізму. Для деяких рис знаходили дві протилежні якості і оцінювали їх балами (+)2-(+)1 – 0 — (-)1-(-)2. Для інших доводилося обмежуватися однією якістю. Цифра 2 ставиться при яскраво вираженій рисі особистості, 1 — коли вона помітна, 0 — коли є сумніви між полярними якостями.

Сила характеру: «Сильні, середні, слабкі»

Здатність до напруг (зусиллям) 2-1-0

Тривалість напруг 2-1-0

Інстинкти:

А. Самозбереження

Хоробрість — 2-1-0-1-2 — боягузтво

Агресивність 2-1-0-1-2 миролюбність, доброта

Жадібність 2-1-0-1-2 щедрість

Б. Продовження роду

Ніжність 2-1-0-1-2 холодність (до дорослих або дітей)

В. Стадний

Товариськість 2-1-0-1-2 замкнутість

(«Екстраверт») -↔ («Інтраверт»)

Лідерство (владність) 2-1-0-1-2 (підпорядкованість)

Егоїзм 2-1-0-1-2 доброта (співпереживання)

Г. «Складні рефлекси» по Павлову

Допитливість 2-1-0-1-2 байдужість

Гра, діяльність, працездатність 2-1-0-1-2 пасивність, лінь.

Песимізм — оптимізм: веселість, життєрадісність 2-1-0-1-2 смуток, печаль, сльозливість.

Я чудово розумію, що визначення цих якостей у своїй дитині — зовсім проста річ. Потрібно бачити багато дітей і мати можливість порівнювати їх, тоді з деякою натяжкою можна поставити гаданий бал. Зрозуміло, допомогти може педагог з дитячого саду або ясел. Тим не менше, потрібно старатися: будете хоча б більше спостерігати дітей.

Багато дослідників відзначали незмінність протягом багатьох років основних рис особистості, виділених у маленьких. Ретельне кількісне визначення рис, проведене В.М.Бєловим протягом трьох років — від одного року до чотирьох, підтвердило ці спостереження.

На жаль, термін занадто короткий, щоб робити далекосяжні висновки і давати рекомендації. Можна припускати, що в «переломний» вік отроцтва особистість значно змінюється.

Спостереження бажано проводити систематично і не менше двох разів на рік заповнювати відповідну карту, щоб мати можливість бачити динаміку. Розумію, що таке тестування придатне тільки для вчених-педагогів, що спостерігають багато дітей, а й батьки повинні хоча б намагатися виділити крайні якості, записувати, щоб спостерігати динаміку з віком.

Карту рис характеру можна доповнити визначенням авторитетів. За нашими дослідженнями (В.М.Бєлов зі співробітниками), вона виглядає так.

Авторитети: мати (авторитет любові 0, 1, 2, страху — 0, 1, 2, поваги — 0, 1, 2). Таким же чином оцінюються інші члени сім’ї, а також вихователі і вчителі. Виходить кількісна оцінка відносин і авторитету — від любові до ненависті. Для дитини значення авторитету надзвичайно велике, оскільки він є джерелом «переконань».

Власні погляди виробляються значно пізніше.

Переконання дитини виражаються в моральних поняттях: провини, совісті, обов’язку, справедливості і честі. Було б цікаво не тільки виявити їх, але і «виміряти» силу, значимість в порівнянні з біологічними потребами. Що дитина може зробити з переконання проти очевидного почуття? На жаль, це важко реалізувати практично.

Розвиток інтелекту є головною умовою формування особистості дитини. Тут як ніде позначається значення випереджаючого тренування, яке стимулює дозрівання нервових структур кори мозку. У той же час тут проявляється сувора послідовність нарощування знань і досвіду. Безглуздо і шкідливо надмірно форсувати навчання.

У психологічному портреті дуже важливо визначення рівня інтелекту. За кордоном широко користуються тестами для вимірювання IQ, «кількості інтелекту», мало не зводять його в універсальний показник для оцінки людини. Радянські психологи, починаючи з А.Н.Леонтьєва, С.Л.Рубінштейна, завжди ставилися до IQ з обережністю, справедливо вважаючи, що його потрібно доповнювати іншими рисами особистості, наприклад, соціальними і трудовими навичками. Група В.М.Бєлова визначала міру розумового розвитку у своїх дітей, користуючись методом Н.М.Аксаріної, — за обсягом і глибиною знань, запропонованим нею для дітей дошкільного віку. Не буду його описувати, для батьків це складно, а вихователі при бажанні знайдуть літературу. Краще я наведу основні віхи, що характеризують розвиток дитини до семи років, в різних аспектах її особистості.

16 тижнів: посміхається дорослим у відповідь на вітання. Голосно сміється. За приготуваннями передбачає харчування. Може сидіти 10-15 хвилин в подушках.

28 тижнів: сідає швидко, тягнеться на руки, стоїть за допомогою дорослих. Хапає речі, перекладає з однієї руки в іншу. Вимовляє багато голосних звуків.

9 місяців: повзає на руках і колінах. Стоїть і ходить, тримаючись за предмети або за руку дорослого. Грає з предметами. Може вимовляти кілька слів: «мама», «баба» або інші.

1 рік. Починає ходити самостійно. Підіймається на сходинки повзком. Самостійно їсть густу кашу. Трохи допомагає в процесі одягання. Пасивно знає досить багато слів і виконує найпростіші інструкції: на питання «де?» відшукує знайомі предмети, робить «добре». Вимовляє до 10 слів. Користується іграшками відповідно до їх призначеннями: катає м’яч, укладає в коробку дрібні речі, нанизує кільця на стержень. Здатний дивитися простенькі малюнки і впізнавати.

1,5 року. Добре ходить, хоча часто падає. Піднімається сходами, тримаючись за руку. Дереться на стілець. Сидить на стільці. Частково одягається. Самостійно їсть. Розглядає картинки і слухає читання. Розуміє нескладні сюжети. Знає два кольори, розрізняє великий і маленький, куля і кубик. Розширюється мова: розуміє багато слів, вимовляє 30-40 слів і більше, складає речення з двох слів. Починає наслідувати окремі дії дорослих і дітей. Проситься на горщик в денний час.

2 роки. Ходить вгору і вниз по сходах з допомогою, вільно залазить на стілець. Добре їсть ложкою. Перевертає сторінки. Розрізняє три кольори, розміри: великий, малий, середній. Пасивний запас слів великий — кілька сотень. Розуміє розповідь без показу малюнків або предметів. Активний запас слів — до 300. Активно звертається до дорослих, задає прості запитання. Легко повторює фрази, починає вживати прикметники і займенники. Відтворює сюжетні споруди з кубиків або конструкторів.

2,5 роки. Вільно ходить по сходах, без допомоги. Може їздити на триколісному велосипеді, використовуючи педалі. Їсть самостійно. Може одягати взуття, не вміючи зав’язувати шнурки і застібати ґудзики, сам одягається. За зразками підбирає основні геометричні форми і предмети чотирьох кольорів. Мова може бути дуже багатою: каже багатослівні пропозиції, задає питання декількох типів (де? куди? що це?). Знає кілька віршів і пісень. Із задоволенням слухає читання (знає улюблені книги). Ігри набувають сюжетний характер, складаються з декількох послідовних дій, які можуть заздалегідь плануватися.

3 роки. Біг, рухливі ігри, «танці». Тонкі руху: одягається, застібається, зав’язує шнурки, тримає олівець. Вільно користується мовою. Розуміє майбутній і минулий час, досить складні розповіді. Вимовляє всі звуки, крім, можливо, «р», «л» і шиплячих. Задає питання типу «навіщо?», «коли?». З’являються узагальнені поняття типу «одяг», «посуд», «меблі». Починає малювати палички, кружечки, ліпити. З’являються елементи прогнозування та уяви. Ігри стають більш складними. Встановлюються взаємини з дітьми і проявляються потреби в лідерстві, в самоствердженні. Закладаються найпростіші переконання, оцінки «добре — погано».

4 роки. Розвиток рухової сфери, навички — умиватися і витиратися, чистити зуби, повністю одягатися і роздягатися, стрибати на одній нозі, грати в рухливі ігри, робити вправи. Удосконалення в малюванні чоловічків, звірів з кружечків і ліній. Подальше ускладнення мови: вільне орієнтування в часі і просторі, у квітах і формах предметів. Знає своє ім’я, прізвище, адресу, вік. Розширюються колективні ігри з наслідуванням дорослим, з виконанням ролей. Виявляються улюблені заняття. Стає доступний соціальним навичкам: вітатися, дякувати, бути ввічливим з дорослими. З’являються словесні позначення почуттів, а отже, й усвідомлення їх. Удосконалюються «переконання» — поняття «треба», «соромно» розширюються на більш складні ситуації, ніж елементарні вчинки. Здатний зосередитися на певному занятті 10-15 хвилин.

5 років. Рухова сфера вдосконалюється у бік тонких рухів. Здатний до багатьох домашніх трудових операцій. Ускладнюються малюнки, правда, різною мірою. У хлопчиків з’являється інтерес до найпростіших конструкторів, дівчатка починають шити. Будують за власним задумом споруди з піску і кубиків. Мова досягає граматичної правильності, хоча у деяких дітей можливі відставання. Доступні вимові всі звуки і поєднання. Будуються складні поширені пропозиції у всіх часах, але тільки автоматично, не за завданням. Проявляється інтерес до незнайомих слів. Ускладнюються уявлення про причини і наслідки. Здатний до сприйняття знань, читання, рахунку до зосередження уваги до 20 хвилин. Розширюється соціалізація: навчається підкоряти свої бажання вимогам оточуючих. З’являються бажання допомагати дорослим і почуття відповідальності. Спостерігаються зачатки естетичного почуття, любові до природи і гумору. Ускладнюються почуття і переконання. Формуються претензії і встановлюється поняття про своє становище в ієрархії дітей. Якщо дитина розвивається в дитячому колективі, то він вже достатньо «соціалізований»: знає, як потрібно себе вести, свою роль і можливості. Характерні ігри за правилами, із суворим дотриманням справедливості. В цілому особистість дитини вже виявилася.

6 років. Обсяг рухових навичок залежить від навчання. Малюнки, ліплення, конструкції, споруди можуть бути досить складними. Мова тісно пов’язана з обсягом знань і інформативністю сім’ї. Здатний до навчання в школі.

Відставання психічного розвитку дитини можуть проявитися в різних сферах особистості: в оволодінні рухами, простими і складними навичками, в розумінні мови і в активному користуванні нею, у розвитку почуттів, у соціалізації та в переконаннях. Не слід лякатися, коли відстає якась одна функція, наприклад, дитина погано говорить, але добре розуміє мову. Якщо запізнюються відразу кілька функцій, причому помітно, на 1-2 роки, це вже тривожно і треба звертатися до лікаря. Найчастіше це є результатом недостатньої уваги та індивідуальних занять, наприклад, коли дитина довго знаходиться в цілодобових яслах. Будь-яке загальне відставання вимагає своєчасної корекції спеціальними заняттями. Консультувати в цьому повинен би фахівець з дитячої психології, але, на жаль, у нас їх дуже мало. У всякому разі, батьки не повинні проявляти безпечність в частині відставання в розвитку своєї дитини: без уваги та без занять він не «переросте», буде погано вчитися і його шанси на щастя значно зменшаться.

Фахівці з дитячої психології з інституту Гезела в США відзначили цілий ряд цікавих особливостей динаміки розвитку дітей. Найважливіша з них — це хвилеподібна циклічність настрою і поведінки. Вони наводять таблицю проявів провідних якостей в різному віці.

 

Вік     Якість
2 роки 5 років 10 років Спокійний, доброзичливий
2,5 5,5-6 11 Ламається, дуже неспокійний
3 6,5 12 Рівний, врівноважений
3,5 7 13 Неспокійний, дратівливий
4 8 14 Енергійний, «завойовницький»
4,5 9 15 Замкнутий, невротичний
5 10 16 Спокійний, рівний, контактний

 

Автори попереджають, що не слід перебільшувати значення їх схеми. Не всі діти проходять перераховані стадії в рівній мірі. Залежно від характеру ті чи інші риси можуть бути виражені більше або менше.

Дитячі психологи (A.А.Люблінська) також відзначають циклічність у розвитку дітей, хоча призводять дещо інші віки поганих «піків» у поведінці.

Всі ці відомості необхідні для вихователів, щоб вони не впадали в паніку, коли їх 3-5-річна дитина показує ознаки норовистості або ліні. Пройде поганий період, і його поведінка покращиться.

Друга порада американських психологів полягає в тому, щоб не намагатися обов’язково переробляти тип психіки, властивої дитині від народження. Вони кажуть, що потрібно його «розпізнати, зрозуміти і прийняти», з тим, щоб розумними виховними впливами згладити ті риси, які можуть перешкодити майбутньому щастю. Зрозуміло, вони дещо перебільшують «психосоматику» Шелдона, але їх заклик до поміркованості у вимогах корисний для надто честолюбних батьків, які некритично сприйняли ідею про те, що з будь-якої дитини можна виліпити особистість за зразком, який сподобається. Людину можна виховати, але в межах, і якщо за них переходити, то це зменшить його кількість щастя.

 

«Індивідуальні властивості особистості. Психологічний портрет літературного героя»

Інтегрований урок психології та зарубіжної літератури

Індивідуальні властивості особистості. Психологічний портрет літературного героя.

Мета уроку: навчити учнів на практиці визначати психологічні властивості особистості, використовуючи методи вивчення індивідуально – психологічних особливостей особистості, проаналізувати образи героїв роману А.Камю «Чума»; розвивати навички психологічного аналізу літературного твору; виховувати толерантне ставлення до людей.

Тип уроку: урок – практикум.

Кожна людина –                      індивідуальність, навіть якщо вона не особистість.
Ілля Шевельов, професор філології

 

Книги можуть розповісти про людей набагато більше, ніж люди іноді можуть розповісти про книжки.

Луї Блан, французький історик, журналіст

 

Епіграфи до уроку:               

                                            

 

 

 

 

Хід уроку

І. Мотивація навчальної діяльності.

Ми всі живемо серед людей. З кимось спілкуємося, дружимо, співпрацюємо, з іншими не можемо знайти спільної мови,  когось взагалі обходимо «десятою дорогою». Чому? Відповіді на ці питання дає психологія. На сьогоднішньому уроці ми спробуємо давати психологічні характеристики людям. Уявіть ситуацію: Ви – головний лікар провідної української клініки (або менеджер в освіті, директор підприємства), є одне місце провідного спеціаліста, на посаду претендують 3-є, перед вами документи, характеристики цих людей ( з попереднього місця роботи, з місця навчання…). Професійно проаналізувавши їх, ви зможете прийняти виважене справедливе рішення щодо кожної кандидатури. Як це зробити?

Оголошення теми уроку, епіграфів.

Спробуємо скласти психологічний портрет літературного героя.

ІІ. Актуалізація опорних знань.

На уроках психології ми завжди користуємося опорними конспектами. І зараз продовжимо цю практику. Перед вами узагальнюючий опорний конспект.

  • На які властивості особистості ми звертаємо увагу, коли характеризуємо людину? (темперамент,характер, здібності, спрямованість). Коментар психолога щодо схеми вивчення особистості.

Практична вправа

На прикладі цитатної характеристики образу Жульєна Сореля (роман Стендаля «Червоне і чорне») вчитель і психолог демонструють визначення індивідуальних властивостей особистості (здібностей). Відео, уривок з фільму «Червоне і чорне»

  1. «надзвичайна пам’ять» — загальні природні здібності
  2. «працював гувернером…діти його надзвичайно полюбили» — педагогічні здібності
  3.  «був кращим семінаристом», «міркував, судив, а не підкорявся авторитетам» — академічні здібності
  4.  «красномовство», «на іспиті відповідав блискуче» — ораторські здібності
  5.  «в семінарії спілкувався з абатом Піраром, який склав йому протекцію…служити секретарем у маркіза де Ла – Моля… спілкується з аристократами, здобуває пошану – комунікативні здібності
  6.  «його улюблене місце в будинку графа де Ла – Моля – бібліотека, де він проводив більшість часу…багато читав» — загальні інтелектуальні здібності

Завдання для учнів

  • Самостійно визначити характер Гобсека за цитатами з твору Оноре де Бальзака «Гобсек». Відео, уривок з фільму «Гобсек». Додаток 1.
  • Довести, користуючись цитатною характеристикою що Анна Кареніна (однойменний роман Л.Толстого) має холеричний темперамент. Відео, уривок з фільму «Анна Кареніна». Додаток 2.

ІІІ. Основна частина уроку.

Робота в групах.

На уроках зарубіжної літератури зараз учні за програмою вивчають роман Альбера Камю «Чума», тому ми будемо визначати індивідуальні властивості особистості літературних героїв названого роману (лікар Бернар Ріє, журналіст Раймон Рамбер, священик Панлю, статист Жозеф Гран).

Використовуючи методи вивчення індивідуально – психологічних особливостей особистості, а саме:

  • спостереження
  • аналіз результатів
  • аналіз документів
  • узагальнення характеристик
    треба дати характеристику психологічного портрету літературного героя.

Кожна група отримала цитатну характеристику одного героя роману. За визначеним раніше алгоритмом учні створюють психологічний портрет героя.

  • лікар Бернар Ріє – цитатна характеристика (додаток 3). Відео, уривок з фільму «Чума».

 

  • журналіст Раймон Рамбер — цитатна характеристика (додаток 4). Слайд «Раймон Рамбер».

 

 

 

  • священик Панлю — цитатна характеристика (додаток 5). Відео, уривок з фільму «Чума».

 

 

  • статист Жозеф Гран — цитатна характеристика (додаток 6). Відео, уривок з фільму «Чума».

ІV. Узагальнення матеріалу.

Підбиття підсумків уроку

Сьогодні ви спробували характеризувати людей крізь  призму літературного твору; ми використали авторські портретні характеристики, але більш повною вона (характеристика) може бути, якщо ви будете звертати увагу на деталі побуту, одягу героя, внутрішні монологи, діалоги, щоденникові записи, «потік свідомості» героя, сни, спогади, особливості мови, описи природи.

Життя більше, ніж література.

Сьогодні у вас була «дегустація» — я як психолог.

Ви спробували. Розвивайте ці вміння й навички  у подальшому дорослому житті, успішність якого залежить і від вашого вміння робити правильну, науково обґрунтовану психологічну характеристику людей, щоб розуміти, як будувати відносини, щоб мати неупереджене ставлення до тієї чи іншої людини.

Додатково. Звернути увагу учнів на афоризми.

Кожен бачить, яким ти здаєшся, мало хто відчуває, яким ти є

Макіавеллі

Кожна людина – відбиття свого внутрішнього світу. Як людина мислить, такою вона і є                                                                                                              Марк Тулій Цицерон

Кожен письменник, до певної міри, зображує у своїх творах самого себе, часто навіть всупереч своїй волі

В.Гете

V. Оцінювання учнів.

VІ. Д/з Психологічний портрет старого Сантьяго. Е. Хемінгуей «Старий і море»

Додатки

Додаток 1 Цитатна характеристика Гобсека з роману   О. Бальзака

 

Герой Бальзака Гобсек є особистістю внутрішньо суперечливою. Автор виділяє, в основному, його негативні риси – підлість, жадібність і черствість.

«Якщо людяність, спілкування між людьми вважати свого роду релігією, то Гобсека можна було назвати атеїстом».

Надаючи в борг грошові кошти під великі відсотки, лихвар Гобсек фактично грабує своїх клієнтів, користуючись їх крайньою потребою і повною залежністю від нього. Недарма у французькій мові «Гобсек» (Gobseck) означає «Живоглот», «людина-автомат», «золотий істукан», «людина-вексель» – ось як автор характеризує цю людину.

Його хижа натура, жорстокість і дріб’язковість підкреслює навіть опис портрета героя: «очі, як у тхора».

Однак, слід зауважити, що в повісті також відображені і позитивні характеристики Гобсека. Так, Бальзак кілька разів підкреслює його величезну енергію: «Це був якийсь чоловік-автомат, якого заводили щодня».

Гобсек в повісті представлений сильною людиною, виключною і піднесеною натурою, геніальним філософом. Про минуле Гобсека практично нічого невідомо, проте очевидно, що протягом свого життя він багато чого бачив і пережив. «Мати влаштувала його юнгою на корабель, і в десятирічному віці він відплив в голландські володіння Ост-Індії, де і поневірявся двадцять років. Зморшки його жовтуватого чола зберігали таємницю страшних випробувань, раптових жахливих подій, несподіваних вдач, романтичних мінливостей, безмірних радощів, голодних днів, потоптаної любові, багатства, розорення і знову нажитого багатства, смертельних небезпек, коли життя, що висіло на волосині, рятували миті і, можливо, жорстокі дії, виправдані необхідністю».

Сам Гобсек впевнений, що через життєві труднощі та прикрощі можна виховати міцну людину, нечутливу до нових проблем: «Коли людина дізнається життя, випробувавши його прикрості, фібри серця у неї загартуються, зміцніють, а це дозволяє їй управляти своєю чутливістю».

У характері Гобсека можна виділити також могутній розум, смак до життя, мужню холодність. Дана характеристика може бути доповнена також і мовою Гобсека: мізерний набір стандартних сухих слів у поводженні з клієнтами показує його презирство до людей. «Завжди, навіть у хвилини найбільшої радості, казав він односкладово і зберігав стриманість».

Будучи лихварем, людиною, що накопичує грощі, Гобсек в той же час не відчуває ні найменшої жалості до багатих представників аристократії. «Плати за всю цю розкіш, плати за свій титул, плати за своє щастя, за всі виключні переваги, якими ти користуєшся, – подумки говорить Гобсек графині де Ресто. – Для охорони свого добра багатії винайшли трибунали, суддів, гільйотину, до якої, як метелики на згубний вогонь, самі спрямовуються дурні. Але для вас, для людей, які сплять на шовку і шовком укриваються, існує дещо інше: докори сумління, скрегіт зубовний, приховуваний усмішкою, химери з левовою пащею, який встромляє ікла вам у серце».

Гобсек перебуває у впевненості, що людина людині є ворогом, у цьому зв’язку його кредо можна представити у вигляді такої цитати: «… краще самому тиснути, ніж дозволяти, щоб інші тебе тиснули». Всемогутній старий дід з його жахливою владою над людьми з різних верств суспільства по суті персоніфікує владу грошей там, де все продається і купується.

До кінця життя скупість Гобсека перетворилася на справжню одержимість – він нічого не продавав, боячись продешевити: «… кожен предмет угоди служив йому приводом для нескінченних суперечок – безсумнівна ознака, що він уже впав у дитинство і виявляв ту дику упертість, що розвивається у всіх строків, одержимих якоюсь пристрастю, яка пережила у них розум».

Через свого героя Бальзак хоче підкреслити трагічність життя в суспільстві, де людина змушена з метою самозбереження придушити в собі всі людські якості і стати накопичувачем і обдиралою.

 

Додаток 2  Цитатна характеристика Анни Кареніної

Анна про себе:

«В этот первый период свого освобождения и быстрого выздоровления чувствовала себя непростительно счастливою и полною радости жизни»;

«Я ничего не хочу доказывать, я просто хочу жить; никому не делать зла, кроме себя»;

«Только бы он был тут, а когда он тут, он не может, не смеет не любить меня!»;

«…я желаю ей никогда не прощать меня. Чтобы простить, надо пережить то, что я пережила, а от этого избави ее бог!»;

«Я хочу любви, а ее нет. Стало быть, всекончено»;

«Умереть! Он будет раскаиваться, будет жалеть меня, будет любить, будет страдать без меня!»;

«Моя любовь делается все страстнее и себялюбивее, а его все гаснет и гаснет»;

«Если бы я могла быть чем-нибудь, кроме любовницы, но я не могу и не хочу быть ничем другим»;

«Отчего же не потушить свечу, когда смотреть больше не на что, когда гадко смотреть на все это?».

«Туда! – говорила она себе, глядя в тень вагона, на смешанный с углем песок….. – туда, на самую середину, и я накажу его и избавлюсь от всех и от себя».

Анна о любви к Вронскому:

«… Я как голодный человек, которому дали есть. Может быть, ему холодно, и платье разорвано, и стыдно ему, но он не несчастлив. Я несчастлива? Нет, вот моё счастье…»

Анна о себе и муже:

«Я дурная женщина, я погибшая женщина,…. – но я не люблю лгать, я не переношу лжи, а его (мужа) пища – это ложь. Он все знает, все видит; что же он чувствует….У бей он меня, убей он Вронского, я бы уважала его. Но нет, ему нужны только ложь и приличие»

Анна о сыне:

«Она вспомнила ту, отчасти искреннюю….роль матери, живущей для сына, которую она взяла на себя в последние годы….в ней есть держава, независимая от положения в которое она станет к мужу и Вронскому. Эта держава – был сын….она не может покинуть сына.»

Інші про Анну:

«Женщины с тенью обычно дурно кончают»;

«Большинство молодых женщин… приготавливали уже те комки грязи, которые они бросят в нее»;

«Простить не могу, не хочу и считаю несправедливым. Она затоптала все в грязь»;

«Кроме ума, грации, красоты, в ней была правдивость… Какая
удивительная, милая и жалкая женщина»;

«Все было так просто, спокойно и достойно и в позе, и в одежде, и в движениях, что ничего не могло быть естествен-ней»;

«Она просит об одном — вывести ее из того невозможного положения, в котором она находиться»;

«Все такая же и так же привлекательна… Но что-то жалкое есть в ней!»;

«Она кончила, как и должна была кончить такая женщина. Даже смерть она выбрала подлую, низкую… Себя погубила и двух прекрасных людей — своего мужа и моего несчастного сына».

Кити об Анне:

«…Анна была совершенно проста и ничего не скрывала, но что в ней был другой какой-то, высший мир недоступных для неё интересов, сложных и поэтических»

Каренин об Анне:

«Без чести, без сердца, без религии, испорченная женщина! Это я всегда знал и видел, хотя и старался, жалея её, обманывать себя……. Виноват не я, но она. Но мне нет дела до неё. Она не существует для меня…»

Бетси об Анне:

«В меня кинут камень, я знаю,… но я приеду к Анне; да я непременно приеду».

Перший опис Анни Кареніної:

«… решительным легким шагом вышла из вагона. И, как только брат подошел к ней, она движением, поразившим Вронского своею решительностью и грацией, обхватила брата левою рукой за шею, быстро притянула к себе и крепко поцеловала.», « — Прощайте, мой дружок, — отвечала графиня. — Дайте поцеловать ваше хорошенькое личико. Я просто, по-старушечьи, прямо говорю, что полюбила вас.
Как ни казенна была эта фраза, Каренина, видимо, от души поверила и порадовалась этому. Она покраснела, слегка нагнулась, подставила свое лицо губам графини, опять выпрямилась и с тою же улыбкой, волновавшеюся между губами и глазами, подала руку Вронскому. Он пожал маленькую ему поданную руку и, как чему-то особенному, обрадовался тому энергическому пожатию, с которым она крепко и смело тряхнула его руку. Она вышла быстрою походкой, так странно легко носившего ее довольно полное тело.» (т. 1 ч. 1 гл. 18)

«Она была прелестна в своем простом черном платье, прелестны были ее полные руки с браслетами, прелестна твердая шея с ниткой жемчуга, прелестны вьющиеся волосы расстроившейся прически, прелестны грациозные легкие движения маленьких ног и рук, прелестно это красивое лицо в своем оживлении; но было что-то ужасное и жестокое в ее прелести.»
«Ей неприятно было читать, то есть следить за отражением жизни других людей. Ей слишком самой хотелось жить. Читала ли она, как героиня романа ухаживала за больным, ей хотелось ходить неслышными шагами по комнате больного; читала ли она о том, как член парламента говорил речь, ей хотелось говорить эту речь; читала ли она о том, как леди Мери ехала верхом за стаей и дразнила невестку и удивляла всех своею смелостью, ей хотелось это делать самой.»

“Анна Аркадьевна Каренина имела друзей и тесные связи в трех различных кругах. Один круг был служебный, официальный круг ее мужа, состоявший из его сослуживцев и подчиненных, самым разнообразным и прихотливым образом связанных и разъединенных в общественных условиях. Анна теперь с трудом могла вспомнить то чувство почти набожного уважения, которое она в первое время имела к этим лицам. Теперь она знала всех их, как знают друг друга в уездном городе; знала, у кого какие привычки и слабости, у кого какой сапог жмет ногу; знала их отношения друг к другу и к главному центру; знала, кто за кого и как и чем держится и кто с кем и в чем сходятся и расходятся; но этот круг правительственных, мужских интересов никогда, несмотря на внушения графини Лидии Ивановны, не мог интересовать ее, она избегала его.

Другой близкий Анне кружок – это был тот, через который Алексей Александрович сделал свою карьеру. Центром этого кружка была графиня Лидия Ивановна. Это был кружок старых, некрасивых, добродетельных и набожных женщин и умных, ученых, честолюбивых мужчин. Один из умных людей, принадлежащих к этому кружку, называл его “совестью петербургского общества”. Алексей Александрович очень дорожил этим кружком, и Анна, так умевшая сживаться со всеми, нашла себе в первое время своей петербургской жизни друзей и в этом круге. Теперь же, по возвращении из Москвы, кружок этот ей стал невыносим. Ей показалось, что и она и все они притворяются, и ей стало так скучно и неловко в этом обществе, что она сколько возможно менее ездила к графине Лидии Ивановне.

Третий круг, наконец, где она имела связи, был собственно свет, – свет балов, обедов, блестящих туалетов, свет, державшийся одною рукой за двор, чтобы не спуститься до полусвета, который члены этого круга думали, что презирали, но с которым вкусы у него были не только сходные, но одни и те же. Связь ее с этим кругом держалась чрез княгиню Бетси Тверскую, жену ее двоюродного брата, у которой было сто двадцать тысяч дохода и которая с самого появления Анны в свет особенно полюбила ее, ухаживала за ней и втягивала в свой круг, смеясь над кругом графини Лидии Ивановны.”

“Анна непохожа была на светскую даму или на мать восьмилетнего сына, но скорее походила бы на двадцатилетнюю девушку по гибкости движений, свежести и установившемуся на ее лице оживлению, выбивавшему то в улыбку, то во взгляд, если бы не серьезное, иногда грустное выражение ее глаз, которое поражало и притягивало к себе Кити. Кити чувствовала, что Анна была совершенно проста и ничего не скрывала, но что в ней был другой какой-то, высший мир недоступных для нее интересов, сложных и поэтических.”

” Она была прелестна в своем простом черном платье, прелестны были ее полные руки с браслетами, прелестна твердая шея с ниткой жемчуга, прелестны вьющиеся волосы расстроившейся прически, прелестны грациозные легкие движения маленьких ног и рук, прелестно это красивое лицо в своем оживлении; но было что-то ужасное и жестокое в ее прелести.”

 

Додаток 3   Бернар Ріє Оповідач, 35 років, за фахом — лікар, корінний оранець, з бідної сім’ї, усього досяг сам, одружений (дружина смертельно хвора), живе з матір’ю; організатор боротьби з хворобою. Син робітника, з дитинства пройшов школу злиднів, присвятив себе служінню людям. Часто бачить смерть, але не ховається, а діє: «Потрібно бути безумцем, сліпим чи негідником, щоб примиритися із чумою». Чума мало що змінює в думках і способі життя Ріє — він як завше обходить хворих, страждає, коли помирають пацієнти. Лікар стійко й послідовно організовує лікарні, налагоджує карантин, керує санітарними дружинами. Ріє дуже скромний, його дратують похвали на свою адресу в пресі, по радіо: «У всій цій історії мова йде не про героїзм… Мова йде про чесність… У моєму випадку вона полягає в тому, щоб займатися моїм ремеслом»; «Я не знаю, що мене чекає, що буде по всьому цьому. Зараз є хворі, і треба їх лікувати. Роздумувати вони будуть потім, і я з ними також. Але найпильніша справа — лікувати їх. Я бороню їх як умію, та й усе».

 Отець Панлю пропонує Ріє змиритися й «полюбити» те, «чого не можна осягнути розумом». Але у лікаря інша моральна позиція: «У мене особисто інше уявлення про любов. І навіть на смертній постелі я не прийму світ Божий, де мордують дітей». Автор звеличує щоденну, виснажливу, непоказну, негероїчну, скоріше, буденну боротьбу лікаря із чумою. Але в цій щоденній праці — боротьбі за кожну людину — справжній трагічний стоїцизм та героїзм. Це — Сізіф, який крок за кроком веде нескінченну боротьбу з хворобою, долаючи поразку за поразкою, здобуваючи перемогу лише в усвідомленні нескінченної поразки, і ні на мить не забуваючи, що ця боротьба — вічна, бо незнищенні бацили чуми, і вона може в будь- який час спалахнути знов.

 «На вигляд років тридцяти п’яти. Зріст середній. Плечистий. Обличчя майже квадратне. Очі темні, погляд прямий, вилиці випнуті. Ніс великий, правильної форми. Волосся темне, стрижеться дуже коротко. Рот різко окреслений, губи повні, мало не завше стиснені. Скидається чимось на сіцілійського селянина і до того ж ходить завжди в темному, а втім, йому це пасує. Хода прудка. Переходить вулицю, не сповільнюючи кроку. Машину водить неуважно і дуже часто забуває виключити стрілку повороту. Вигляд людини, що добре знає свою справу». Ріє першим звернув увагу на моровицю щурів, першим почав бити на сполох. «Ріє домігся від префектури згоди на скликання санітарної комісії». Він одним з перших усвідомив, що діяти потрібно негайно. «Бацила якась химерна …» «Зрештою він (Ріє) мусив признатися, що йому страшно». «Натуру він мав міцну й непохитну. Він і справді ще не встиг утомитися. Але відвідувати пацієнтів, йому стало несила». «Ріє збагнув, що його чекає та сама низка однакових сцен, які повторювались знов і знов… його поступово причавлює свинцева байдужість». «… зрозумівши, як поступово замикається в самому собі його серце, лікар уперше спізнав полегкість… Щоб боротись з абстракцією, треба хоч трошки бути з нею спорідненим». «Єдина зброя проти чуми – це чесність… Що вона таке взагалі, я й сам не знаю. Але в моєму випадку певен: бути чесним – значить робити свою справу». «Саме цей вияв слабкості показував Ріє, наскільки він зморився. Почуття не слухались його. Надійним захистом було сховатися за бронею зачерствілості й тугіше затягти цей вузол, що муляв десь усередині. Він добре знав: тільки так можна витримати. Тепер його функцією стала діагностика. Він приходив до хворого не на те, щоб рятувати йому життя, а щоб ізолювати. І ненависть, яку він читав на обличчях, нічого не могла змінити. «Ви безсердечний!» — якось сказали йому. Та ні ж бо, серце якраз він мав. І билося воно для того, щоб допомагати йому протягом двадцяти годин на добу бачити, як умирають люди, створені для життя, і назавтра починати все знову». «… я почуваю себе радше з переможеними, а не з святими. Гадаю, я просто позбавлений смаку до геройства і до святості. Єдине, що мені важливо, — це бути людиною».

 «… доктор Ріє і задумав написати цю історію, написати для того, щоб сказати, чого навчає тебе лиха година. Люди більше заслуговують на захоплення, ніж на зневагу». «… треба бути божевільним сліпцем або просто негідником, аби примиритися з чумою» (Ріє в розмові з Тарру) «Чи знаєте ви, що є люди, які не бажають умирати?.. Я так і не зміг звикнути до видовиська смерті…» «Зрештою, оскільки світовий лад визначається смертю, можливо, для Господа Бога взагалі краще, щоб у нього не вірили і щосили боролися проти смерті, не підводячи очей до небес, де він так уперто мовчить». (Атеїзм Ріє) Тарру: «… що ж тоді для вас ця чума…» Ріє: «… Нескінчена поразка». «Он що дає певність: повсякденна праця. Все інше тримається на ниточці, залежить від отого найменшого поруху. Головне – добре робити свою справу».

 

 Додаток 4 Раймон Рамбер Парижанин, молода людина, журналіст, опинився в Орані у ситуації вимушеного в’язня, був учасником інтернаціональних бригад в Іспанії, головна мета – жити поруч з коханою жінкою, відчайдушно шукає можливості покинути зачумлене місто, відмовляється від від’їзду, допомагає санітарній дружині Паризький репортер Рамбер, який мав за плечима багато пережитого, включаючи громадянську війну в Іспанії, опинився в епіцентрі чуми випадково. З Ораном його нічого не пов’язувало, десь далеко за морем на нього чекала кохана жінка, спокій, ніжність. «Людина здатна на великі подвиги. Але якщо вона не здатна на великі почуття, то для мене не існує». «Вибратися будь-що, вибратися із цих чужих стін, із цієї пастки, поставленої долею», — розмірковує Рамбер, одержимий думкою тікати, незважаючи на карантин. Хоч лікар Ріє і розуміє Рамбера, говорячи, що «немає на світі таких речей, заради яких варто було б відвернутися від того, кого любиш», але не допомагає йому. Коли Рамбер усе-таки знаходить можливість вибратися з міста, він раптово відмовляється від наміру втекти й приєднується до роботи санітарних дружин, бо «соромно бути щасливому одному». «Я колись думав, що чужий у цьому місті і що мені у вас нічого робити. Але тепер, коли я бачив те, що бачив, я відчуваю, що я теж тутешній, хочу я того чи не хочу. Ця історія стосується однаково нас усіх», — зізнається Рамбер наприкінці твору.

 Автор підводить нас до висновку, що людина відповідальна за все, що відбувається навкруги, навіть якщо безпосередньо її це не стосується. Цитати для характеристики Раймона Рамбера «… журналіст Рамбер … всі муки відірваності нашої від світу посилювалися ще й тим», що він, мандрівник, заскочений зненацька чумою й силоміць затриманий в місті, був далеко від близьких, з якими не міг воз’єднатися, і від країни, яка була його рідною країною (Приклад Рамбера – це приклад усіх чужинців, що опинились у чумному карантині). «Рамбер… нервував… В Парижі у нього залишилася дружина. Коли місто оголосили закритим, він їй зателефонував», потім писав листи, надсилав телеграми. Рамбер вирішив будь-що поїхати з міста: «Я ж нетутешній». «Я народився на світ не для того, щоб писати репортажі. Може я народився на світ, щоб кохати жінку». «Все одно… я з міста поїду».

«Наступний період був для Рамбера заразом і найлегший, і найважчий. Це був період заціпеніння. Він почав вештатись по кав’ярнях… Цілі години Рамбер проводив також і на вокзалі… З усіх зримих спогадів найболісніші були для нього картини Парижа. Париж переслідував його як мана…» «Рамбер боровся, не бажаючи, щоб чума захлюпнула його з головою. Переконавшись, що законним шляхом з міста йому не вибратись, він зібрався, як сказав докторові Ріє, скористатися з інших каналів…» «Гадаю, я не боягуз. Я мав досить випадків перевірити це. Тільки мене опадають нестерпні думки. Мені несила знести думку, що все це затягується ,а вона тим часом старіє. У тридцять років людина вже починає старіти; і тому треба користатися з кожної хвилини…» «Чума – це означає починати все наново» (Рамбер в розмові з Тарру) «… думаю, я залюбки ризикнув би своєю шкурою, — адже я в Іспанії воював… На боці переможених. Але відтоді я багато розмірковував. Тепер знаю, людина здатна на великі подвиги. Але якщо при цьому вона не здатна на великі почуття, її для мене не існує».

 «… з мене годі вже людей ,які гинуть за ідею. Я не вірю в геройство, знаю, що бути героєм легко, і знаю тепер, що це геройство згубне. Єдине, що для мене цінне – це вмерти або жити тим, що любиш». (Ключ до розуміння образу) «… я не знаю, в чому полягає моя справа, — сказав з серцем Рамбер. – Можливо, я помилився, обравши любов». Дізнавшись, що дружина Ріє знаходиться за кілька сот кілометрів від міста, Рамбер, який шукав можливість таємно покинути Оран, зателефонував лікареві: «Ви не проти, щоб я працював з вами, аж поки мені трапиться нагода вибратися з міста?» «У перший вересневий тиждень Рамбер добре запрігся в роботу й допомагав Ріє» «… протягом тих двох тижнів (впродовж яких він чекав звістки про від’їзд) Рамбер працював, не шкодуючи сил, як проклятий, від зорі до зорі, закривши на все очі». «Рамбер вибрав щастя» (Моральне питання: чи можна бути щасливим, коли навколо стільки нещастя?) Коли контрабандисти готові були переправити Рамбера, він сказав Ріє: «Докторе… я не їду, я хочу зостатися тут, із вами»… «Рамбер відповів, що він знов і знов думав, що він і досі вірить у те, що вірив, але, якщо він поїде, йому буде соромно. Ну, коротше, це завадить йому любити ту, яку він залишив…» «Я колись думав, що я чужий у цьому місті і що мені тут у вас нема чого робити. Але тепер, коли я бачив те, що бачив, я відчуваю, що я теж тутешній, хочу я того чи не хочу». «Йому хотілося знову стати таким, яким він був на початку епідемії коханої. Але він знав, що це вже неможливо. Він змінився, чума засіяла в ньому відчуженість. І даремно він намагався заперечити це всіма своїми силами ,але почуття відчуженості й досі жило в ньому

 

 

Додаток 5 Образ священика Панлю Учений-єзуїт отець Панлю постає в романі не просто служителем церкви, а й утіленням християнського світорозуміння. Для нього Творець воістину всевидящий та всеблагий, і, якщо він допустив чумну біду, то на те була Його воля. Спочатку він пояснює чуму як «бич Божий», як кару Бога людям за їхні гріхи. Його перша проповідь сповнена непримиримого християнського гніву, він віщає з високої кафедри, на певну мить відчувши себе самого на місці Бога. Його слова лякають людей, сіють в їхніх душах страх. Він закликає заблудлих овець Господніх покаятися: чуму наслано на нечестивий град, що потонув у гріхах, це покарання, що очищає, перст, що вказує шлях до порятунку. «Божий перст відокремить чистих від нечистих, праведних від винних, він — зло, що веде в царство доброти. Від нього не захистить мирська медицина, обранцям слід довіритися провидінню». Отець Панлю закликає покірно прийняти лихо, не покладаючись ні на медицину, ні на лікарів, а цілком довіритися Господній волі.

Але чума ніби знущається з його тлумачень. Вона милує порочних і вражає безгрішних. Ідея покарання у світогляді отця Панлю дає тріщину, коли він, приймаючи з холодною стійкістю сотні смертей, ставши одним із найактивніших членів санітарної дружини, самовіддано виконує найнебезпечніші доручення, стає свідком смерті безневинного хлопчика, сина слідчого Отона. Отец Панлю просить Бога врятувати цю дитину, але дитя вмирає. І тоді панотець сумнівається у справедливості й всесильності Господа. Його друга промова милосердніша й людяніша, він майже дійшов до єресі, характеризуючи масштаби зла, принесеного чумою. Він переконує і себе, і своїх парафіян, що «страждання дитини — гіркий хліб наш, але без цього хліба наші душі загинули б від духовного голоду». Автор віддає отця Панлю чумі, тому що він не дійшов згоди із самим собою у розумінні єдності любові до Господа і до окремої живої людини. Він вибрав Бога і вмер з розп’яттям у руках, мужньо перенісши страждання. Цитати для характеристики образу священика Панлю «… кінець першого місяця чуми затьмарився дальшим спалахом пошесті і палким казанням отця Панлю, єзуїта. Панлю у своїх лекціях виступив ревним поборником непримиренного християнства, він не оберігав своїх слухачів від прикрих істин…» Під час тижня молебнів, оголошених церковниками, «вступив на кафедру отець Панлю…»

 «Отець Панлю був невисокого зросту, проте кремезний. Коли він ухопився своїми великими руками за край кафедри, присутнім було видно тільки щось чорне й широке, а вище дві червоні плями його щік, а ще вище над ними – окуляри в металевій оправі. Голос у нього був дужий, палкий, чутний далеко; і коли панотець кинув молільникам свою першу фразу, палку й карбовану: «Братове мої, вас(?) спостигла біда, ви (?) самі накликали її на себе, братове», немов іскра пробігла рядами аж до паперті. Отець Панлю пояснював чуму як кару Божу людям за гріхи, він змальовував «жахливий образ бича Божого». «Велебний отець оголосив, що довівши Божественне походження чуми і каральну місію бича Божого, він більш не вернеться до цієї теми. Отець Панлю наважився твердити, що саме тепер кожній людині дарована Божа поміч та одвічна християнська надія. Він сподівається, що … наші співгромадяни звернуть до небес те єдине слово, слово християнина, яке і є сама любов. А решту довершить Господь». Після промови отця Панлю люди «гостріше відчули те, що досі бачилось їм якось невиразно, що їх приречено, невідомо за які злочини, на ув’язнення, яке годі собі уявити… чи то був простий збіг, — але тільки після цієї згаданої неділі в нашому місті оселився ляк… наші співгромадяни почали усвідомлювати своє становище». На пропозицію Тарру увійти до складу санітарної дружини отець Панлю «спершу подумав, а потім погодився». Панлю пояснював смерть від чуми як кару Божу за гріхи. Перелом в його свідомості стався, коли помер син слідчого Отона. «Отец Панлю подивився на цей смажний від хвороби рот, з якого рвався крик. Він уклякнув, і ніхто не здивувався, почувши, як він вимовив чітко, але здавленим голосом: «Боже, врятуй це дитя!» Ріє кинув в обличчя священнику: «Адже цей принаймні гріхів не мав – ви самі добре знаєте!..» Панлю: «…Це справді викликає протест, бо перевищує всі наші людські мірки. Але, може, нам треба любити те, чого не можемо осягнути розумом…» Ріє відповів йому з усією пристрастю, на яку був здатен: — Ні, панотче. У мене особисто інше уявлення про любов. І навіть на смертній постелі я не прийму цей світ Божий, де мордують дітей». «Лице Панлю болісно зціпилося, ніби по ньому пробігла тінь. — Тепер, докторе, — мовив він, — я зрозумів, що зветься благодаттю».

 «Від того самого дня, як отець Панлю вступив до санітарної дружини, він не вилазив із лазаретів і вражених чумою кварталів. Серед членів дружини він посів місце, яке… йому найбільше личило за рангом, тобто перше. На що-що, а на смерть він надивився. І хоча теоретично він був захищений від зараження запобіжними щепленнями, думка про власну смерть не була йому чужою. Зовні він за будь-яких обставин зберігав спокій. Але від того дня, щось у ньому надломилося. На обличчі все виразніше читалася внутрішня напруга» (Він навіть почав писати трактат на тему «Чи повинен священнослужитель звертатись до лікаря?») Друга проповідь отця Панлю: «Заговорив він лагіднішим і задумливим тоном, ніж першого разу. І ще одна цікава деталь: тепер він говорив не «ви», а «ми».

 

Говорячи про добро і зло, він вважав цілком справедливим, коли розпусника покарано Божою десницею, то важко зрозуміти страждання дитини… нема на світі нічого важливішого над страждання дитини, і жахіття, яке тягне за собою це страждання, і причини цього страждання, що їх треба знайти». «У Ріє на мить майнула думка, що панотець договорився до прямої єресі… Але тут речник заходився із новим завзяттям доводити, що «сьогодні Бог сподобляє ласки своєї створіння, насилаючи на них нечувані нещастя, аби могли вони віднайти і взяти на плечі свої найвищу чесноту, яка є Все або Ніщо». «Якщо священнослужитель звертається по допомогу до лікаря, тут явна суперечність» (Старий священик молодому про головну ідею проповіді Панлю). «Панлю не бажає втратити віри, він піде до кінця». (Тарру по проповідь отця Панлю. Це головний ключ до розуміння образу). «Отець Панлю перебрався на нове житло з почуттям дедалі дужчої втоми і страху». Хвороба отця Панлю: «… він не вставав після безсонної ночі. Він важко дихав ,і лице в нього було ще багровіше, ніж звично»… пропозицію квартирної хазяйки викликати лікаря «було відкинуто з прикрою різкістю». «Панотець знову відмовився викликати лікаря, бо це мовляв, суперечить його принципам». «гарячкове збудження … не покидало панотця…» «панотець підвівся на ліжку і, хоча задихався, цілком виразно промовив, що не бажає показуватись лікарям». Вранці: «Панотець лежав без руху. Вчорашня багровість шкіри змінилася мертвотною блідістю. Хворий невідривно дивився на люстру… І відповів він з тією самою дивною байдужістю, що так вразила господиню: він почуває себе погано, але викликати лікаря не треба і хай його просто відправлять до лазарету, згідно з усіма приписами». Ріє «панотець зустрів так само байдуже»… «Ріє оглянув хворого і, на превеликий подив, не виявив жодних характерних ознак бубонної або легеневої чуми, окрім ядухи і стиснення в грудях. Так чи інакше, загальний стан був такий загрозливий, що надії майже не лишалось». «… священнослужителі не мають друзів. Усі свої почуття вони вкладають у свою віру.» (Панлю Ріє) «Він попросив дати йому розп’яття… відвернувся, і почав дивитись на розп’яття. В лазареті отець Панлю і рота не розкрив. Наче бездушний предмет, він скорився всім приписаним процедурам, але розп’яття з рук уже не випускав. Одначе випадок його був неясний. Ріє мучився сумнівами. То була чума, і то не було чумою. Але у випадку отця Панлю, як з’ясувалося згодом, ця невизначеність особливої ваги не мала. Температура підскочила. Кашель став ще хрипкішим і мучив хворого цілий день. Хоч як лютувала лихоманка, отець Панлю так само байдуже дивився довкола, і, коли назавтра санітари

 

Додаток 6  Жозеф Гран 50 років, оранець, був одружений, від нього пішла дружина, дрібний службовець мерії, «маленька людина», мріє написати книгу Грана постійно переслідують невдачі, він до них уже звик. Він, коли це потрібно, береться до справи: «Чума тут, треба захищатися». Гран добровільно береться вести статистику епідемії і старанно виконує цю нескладну справу, оскільки за віком уже не був здатен на щось важче. І як не дивно, «Гран навіть більшою мірою, ніж Ріє, чи, скажімо, Тарру, утілював ту спокійну мудрість, що надихала дружини в їхній праці»; «Гран — і справді особа не геройська — став у ці дні ніби адміністративним серцем дружини». Гран — недорікуватий дивак: не вміє скласти прохання, щоб просунутися по службі; не знаходить слів, щоб утримати дружину, і вона йде від нього, утомившись від убогого життя. Гран пробує себе в царині художньої творчості, але витрачає декілька місяців на те, щоб удосконалити одну-єдину, першу фразу рукопису. Позаштатний працівник мерії Гран уособлює образ «маленької людини» — дивакуватої, але чесної, що самовіддано виконує свою справу.

 

 Цитати для характеристики Жозефа Грана

 «… службовець мерії… Вузькоплечий, сухорлявий, довгий, з тонкими руками й ногами, прокуреними жовтими вусами, він здавався старшим як на свої п’ятдесят років». «Службовець мерії жив у двокімнатній, досить убого обставленій квартирі. В очі впадала лише дерев’яна нефарбована поличка з двома чи трьома словниками, та грифельна таблиця на стіні». «На перший погляд Жозеф Гран був найтиповіший дрібний службовець. Довгий, сухорлявий, у заширокому одязі… Якщо додати до цього портрета ходу семінариста, неперевершене вміння непомітно прослизати у двері та ще застарілий дух підвалу і тютюнового диму – всі якості особистості незначної… Навіть найнеупередженіший спостерігач вирішив би, що й народився він лише для того, щоб виконувати скромну, але дуже корисну роботу службовця мерії за шістдесят два франки тридцять су на день…»

 «Вже довгі роки тривало це невизначене становище, життя подорожчало непомірно, а Гранова платня й досі мізерна… Гран належав до людей рідкісних у нашому місті, які мають відвагу віддаватися своїм добрим почуттям. Не соромився сказати, що любить своїх небожів і сестру, єдину родичку, і кожні два роки їздить до Франції побачитися з нею. Він не приховував, що й досі на згадку про батьків, померлих тоді, як він був іще малим, його бере живий жаль…» «Того вечора, дивлячись услід службовцеві, лікар раптом збагнув, що Гран мав на увазі: безперечно, він пише книгу абощо».

 «Хоча Гран служив у мерії й займався там усякими справами, нині він провадив підрахунок смертних випадків». «Він (Гран) із тих, кого чума милує» (Думки Ріє) «Гран вечорами поспішав додому до своєї таємничої праці» (роман про амазонку). «Яке щастя, — повторював Гран. – Яке щастя, що в мене є моя робота». «Коли мій рукопис попаде до рук видавця, видавець, прочитавши його, підвівся з місця і сказав своїм співробітникам: «Панове, шапки геть!» «… твір нараховує сотні сторінок і щонайважче для автора це досягти досконалості…» «… я повинен досягти досконалості…» (Ключ до розуміння образу) «… Гран — … особа не геройська – став у ці дні ніби адміністративним серцем дружини…» Все… вимагало статистичного обліку, що його взяв на себе Гран». «Це ж бо не найважче. Зараз чума, ну ясно, треба з нею боротися. Гай-гай! Коли б усе на світі було таке просте!»

Гран шукає порятунку у постійному пошуці потрібних слів до поки що єдиної фрази свого творіння: «Я справді зробився неуважний і не знаю, як закінчити фразу. …Грана стомили, запаморочили ті пошуки потрібного слова, а все ж він не кидав підбивати й збирати статистичні дані, потрібні санітарним дружинам. «Ріє … здалеку примітив Грана, який мало не втиснувся у вітрину крамниці, де були виставлені грубо вирізьблені з дерева іграшки. По обличчю старого службовця текли без упину сльози… Ріє знав, про що думає цей заплаканий чоловік, і він теж подумав, що наш світ без любові – це мертвий світ, і неминуче приходить година, коли, стомившись від тюрем, роботи й мужності, прагнеш викликати в пам’яті рідне обличчя, хочеш, щоб серце розчулилося від ніжності». (Ключ до розуміння образу) «Коли Грана вклали в ліжко, він почав задихатися: очевидно легені йому заклало». «Він (Гран) надсилу моргнув лікареві: «Якщо я видужав, шапки геть, докторе!» «Рукопис був коротенький, усього сторінок 50… кожен аркуш списаний однією й тією самою фразою, нескінченними її варіантами… Але наприкінці останньої сторінки було старанно виведено всього кілька слів…: «Люба моя Жанно, сьогодні Різдво…»

 

 

 

Психологічний портрет значимого дорослого у підлітковому віці

Спілкування підлітка багато в чому обумовлюється мінливістю його настрою. Протягом невеликого проміжку часу воно може змінюватися на прямо протилежний. Мінливість настроїв веде до неадекватності реакцій підлітка. Наприклад, реакція емансипації, що виявляється в прагненні вивільниться з-під опіки старших, може приймати під впливом моменту такі крайні форми вираження, як втечі з дому.

Нестійкість підлітка, невміння чинити опір тиску з боку дорослих найчастіше ведуть до «відходу» із ситуації. Поведінка підлітка також  певною мірою характеризується дитячими реакціями. При надмірних очікуваннях від підлітка, пов’язаних з непосильними для нього навантаженнями, або при зменшенні уваги з боку близьких може слідувати реакція опозиції, що характеризується тим, що він різними способами намагається повернути увагу, переключити її з когось іншого на себе. Характерними для підліткового віку є імітація чиєїсь поведінки. Найчастіше імітується поведінка значущого дорослого, яка досягла певного успіху, причому в першу чергу звертається увага на зовнішню сторону [10]. При недостатній критичності і несамостійності в судженнях такий зразок для наслідування може зробити негативний вплив на поведінку підлітка. Порівняно рідко проявляється у підлітків негативна імітація, коли певна людина вибирається в якості негативного зразка. Найчастіше це буває будь-хто з батьків, які заподіяли багато горя і образ підлітку.

Слабкість і невдачі в якій-небудь області підліток прагне компенсувати успіхами в іншій. Причому порівняно часто зустрічаються форми гіперкомпенсації, коли для самореалізації вибирається область діяльності, що представляє найбільші труднощі [19].

У ряді випадків позиції  дорослих по відношенню до підлітка несприятливі для його розвитку. Наприклад, авторитарна  позиція по відношенню до підлітка може стати умовою, що викривляє його психічний і соціальний розвиток. І це не лише проблема стосунків дітей і батьків. За цим стоїть формування стилю відносин підлітка з іншими людьми. Часто підліток з авторитарної сім’ї жорстко спілкується з однолітками, висловлює неповагу до дорослих, явно демонструє свою свободу, порушуючи норми поведінки у громадських місцях. У той же час в сім’ї з благополучними відносинами підліток вже здатний відповідати суспільним очікуванням у сфері спілкування та бути достатньо прогнозованим.

Недолік уваги, турботи і керівництва, формалізм дорослих болісно сприймаються підлітком. Він відчуває себе зайвим, бо є джерелом клопоту. Підліток у подібних випадках зазвичай починає жити своїм таємним життям.

Надмірна опіка і  контроль, необхідний, на думку батьків, також нерідко приносять негативні наслідки: підліток виявляється позбавленим можливості бути самостійним, навчитися користуватися свободою. У цьому випадку у нього активізується прагнення до самостійності. Дорослі ж нерідко реагують на це посиленням контролю, ізоляцією свого чада від однолітків. У результаті протистояння підлітка і батьків лише зростає.

Надмірне заступництво, прагнення звільнити підлітка від  труднощів і неприємних обов’язків  призводять до дезорієнтації, нездатності  до об’єктивної рефлексії. Дитина, що звикла до загальної уваги, рано чи пізно потрапляє в кризову ситуацію. Неадекватно високий рівень домагань і жадання уваги не поєднуються з малим досвідом подолання складних ситуацій [20].

Разом з тим багато підлітків прагнуть уникати конфліктів, намагаючись приховати недозволені вчинки. Прагнення до явних конфліктів з батьками проявляється порівняно рідко. Швидше використовуються зовнішні форми відстоювання своєї незалежності, такі, наприклад як зухвалість в спілкуванні. Підлітка може приваблювати ореол зухвалості як символ його особистої свободи. Проте підліток, насправді, сензитивний до культурних очікувань його поведінки у стосунках з батьками.

 

1.3. Психологічний портрет значимого  дорослого у підлітковому віці

 

Вивченням питання впливу на розвиток особистості існуючого значущого дорослого (так званого «Героя-дорослого») займалася дослідник Д.В.Квартальнова. Проведене автором дослідження показало, що в підлітковому віці існує таке психологічне утворення як Герой. Герой є персоніфікованим ідеалом підлітка. Героя може не бути, він може бути Зовнішнім (коли головними для підлітка в його образі є зовнішність, таланти, суспільне визнання або гроші), або Внутрішнім (коли головним для підлітка є внутрішній світ Героя, його світогляд, внутрішні досягнення). Внутрішнім Героєм може стати значущий дорослий (Герой-Дорослий). У результаті дослідження було показано, що на ціннісну ієрархію підлітка впливає наявність Героя, специфіка підліткового віку, вплив середовища і сучасна соціальна ситуація, що транслює певний ряд цінностей [9].

Герой-Дорослий задає  напрям і мету розвитку підлітка, будучи еталоном порівняння на всіх етапах саморозвитку. Появі Героя-Дорослого сприяє хороший  інтелектуальний рівень підлітка і  високий рівень творчого мислення. Наявність і специфіка Героя впливає на вироблення Я-концепції підлітка. Якості, які підліток виділяє в образі Героя-Дорослого, з одного боку пов’язані із загальною специфікою підліткового віку, з іншого — визначаються особистісними особливостями кожного підлітка.

Відносини до підлітка в  родині поступово змінюються: якщо раніше він вважався маленьким, про якого всі дбали, то тепер, навпаки, потрібно йому турбуватись про когось. Підлітка треба навчити піклуватися про інших так само, як дорослі піклуються про рідних і близьких. Спочатку це турбота про себе самого, потім — підтримка іншого, яка спочатку носить епізодичний характер, а згодом переростає в допомогу іншому. Дорослі повинні постійно стверджувати в підлітку його глибокий внутрішній світ, який їм цікавий, показувати, що думка, яка виражається, буде врахована.

Відносини підлітка з  батьками перебудовуються, причому  не завжди «по вектору» взаєморозуміння, співчуття і постійної турботи. Незважаючи на відчуття себе дорослим, підліток, усвідомлює, що у дорослий світ йому важко увійти через відсутність різних навичок і вмінь, які є у дорослого.

Між дітьми і батьками виникає емоційна дистанція. Батьків «переоцінюють», підлітки хочуть автономії. Але автономія не означає  повного розриву з батьками, хоча і це буває. Прагнення до незалежності супроводжується появою власних поглядів, але тим не менше сімейні цінності шанують [24, c.195].

Відносини підлітків  з батьками інтенсивно розбудовуються. Велике місце займає критика способу  життя батьків. Незважаючи ні на що відносно міцними залишаються емоційні зв’язки.

Тим не менш спілкування  батьків і підлітка вельми конфліктно, суперечливо. Конфлікти між батьками і підлітками призводять до появи  дуже стійкою особистісної тривожності, яку важко коригувати, про що свідчать дослідження Г.М. Прихожан [10].

Ставлення підлітка до своїх  батьків залежить від того яке  місце в сімейній ієрархії він  займає. Адлер вважав що відносини  між братами і сестрами залежать від порядку народження. Старший  має привілейоване становище  поки він єдина дитина в сім’ї. Як тільки з’являється наступний, його привілеї закінчуються. Це стає для первістка драмою. Адлер вважав, що перша дитина, яка народилася в сім’ї прагне до лідерства і влади. Тому він, стаючи підлітком, вимагає від інших дітей підпорядкування. Єдина в сім’ї дитина стає егоїстичною і чутливою до материнської любові. У підлітковому віці вона зазнає труднощів у спілкуванні з однолітками. Другу (середню) дитину в сім’ї веде за собою старша, в результаті чого у неї з’являються більш високі домагання. Остання (наймолодша) дитина прагне до ще більших досягнень, виростає честолюбною.

Дорослий виступає зразком  діяльності. У співпраці з ним  підліток займає позицію його помічника. Участь у спільній праці формує відповідальність, самостійність, уважність. Однак не завжди образ-ідеал дорослого збігається з батьком чи матір’ю. Швидше буває навпаки, підліток переосмислює їх роль і значення у своєму житті. Старші підлітки поступово розуміють, що ідеал має конкретні, земні особливості. Але, володіючи тільки чорно-білою логікою, підлітки бувають категоричні і безжальні в оцінках своїх батьків. Причина цього не тільки в психофізіологічних особливостях самого підлітка, але і в системі сімейних відносин. Таким чином, на дорослішання підлітка великий вплив робить його головна діяльність — навчання, а також сім’я, оточуючі дорослі, однолітки та друзі. Спілкування з однолітками відкриває підлітку самі різні перспективи — від благополучного життя, в якій розкриються його потенціали, до хворобливих розчарувань. Це стосується не тільки спілкування між дівчатками і хлопчиками, але і взаємодії підлітків однієї статі, яке може сприяти як конструктивній діяльності, так і деструктивній: злодійство, грабіж, хуліганство. Щоб зрозуміти спрямованість діяльності, потрібно орієнтуватися у відносинах підлітка з дорослими і вчителями й уміти аналізувати його самосвідомість, «Я-концепцію».

 

 

Висновки до Розділу 1

 

Підлітковий вік — перехід від дитинства до дорослості, де опукло переплітаються суперечливі тенденції соціального розвитку. Звідси і двояке значення цього періоду для становлення особистості людини. З одного боку, для цього складного періоду показові негативні прояви, дисгармонійність в будові особистості, згортання перш усталеною системи інтересів дитини, протестуючий характер його поведінки по відношенню до дорослих. З іншого боку, підлітковий вік відрізняється і масою позитивних факторів: зростає самостійність дитини, більш різноманітними та змістовними стають всі відносини з іншими дітьми та дорослими, значно розширюється й істотно змінюється сфера його діяльності, розвивається відповідальне ставлення до себе, до інших людей і т. д. Головне, даний період відрізняється виходом дитини на якісно нову соціальну позицію, в якій реально формується його свідоме відношення до себе як члену суспільства.

Формування взаємин  з дорослими і однолітками  є невід’ємною частиною процесу  соціалізації підлітків, і від того, наскільки гармонійними вони будуть, залежить і те, наскільки добре  людина зможе «вписатися» в навколишній  його суспільство, знайти своє місце в ньому, самореалізуватися. Відомо, що соціалізація відбувається протягом усього життя людини, але підлітковий вік, як прикордонний етап, має тут свою специфіку.

В отроцтві спілкування  з батьками, вчителями та іншими дорослими починає складатися під впливом виникає почуття дорослості.

Підлітки починають  чинити опір по відношенню до раніше виконуваних  вимог з боку дорослих, активніше  відстоювати свої права на самостійність, що ототожнюється в їх розумінні  з дорослістю. Вони болісно реагують на реальні або уявні обмеження своїх прав, намагаються обмежити претензії дорослих по відношенню до себе.

Незважаючи на увагу  протидії проявляються по відношенню до дорослого, підліток відчуває потребу  в підтримці. Особливо сприятливою  є ситуація, коли дорослий виступає в якості одного. У цьому випадку дорослий може значно полегшити підлітку пошук його місця в системі нових, складних взаємодій, краще пізнати себе. Спільна діяльність, загальна проведення часу допомагають підлітку по-новому дізнатися співпрацюють з ним дорослих. В результаті створюються більш глибокі емоційні та духовні контакти, підтримують підлітка в житті.

Дорослий повинен бути другом підлітка, але іншому особливим, відмінним від одного-однолітка. Це обумовлено не тільки відмінністю  соціальних позицій дорослого і дорослішає людини (один уже має певне коло обов’язків і витікаючи з них права; інший ще тільки прагне отримати ці права, маючи досить смутні уявлення про обов’язки), але і тією особливою психологічною функцією, яку має виконувати дорослий. Дорослий — один-керівник. Його завдання — допомогти підлітку пізнати себе, оцінити свої здібності та можливості, знайти своє місце у складному світі дорослих.

Завдання дорослого  – бути поруч з підлітком. А це значить – вчасно прийти йому на допомогу, підказати, порадити, а якщо виникне необхідність — більш активно втрутитися в життя підлітка. Дорослий поруч – це значить, що у підлітка є надійний і досвідчений друг, який вміло і тактовно поведе його через труднощі отроцтва і юності. Це означає, що підліток завжди буде відчувати так необхідну йому в цей час свободу і самостійність, повагу і довіру. Це означає, що його потреби, бажання та інтереси зустрінуть розуміння і підтримку.

 

Розділ 2

Програма та методи дослідження  психологічного портрету значимого  дорослого у підлітковому віці

 

2.1. Методичне  обґрунтування емпіричного дослідження

 

Для діагностування психолоічного  портрету значимого дорослого у  підлітковому віці треба застосовувати  відповідні методи та методики. Дослідники вказують на те, що для того, щоб отримати достовірні і надійні результати необхідно, щоб психодіагностичні методи, які використовуються в дослідженні були науково обґрунтованими. На думку Л.Д.Столяренко, Р.С.Немова та інших, методи повинні відповідати таким вимогам, як: валідність, надійність, однозначність та точність.

Психологи зазначають, що крім методики, що застосовується, на результати психодіагностики впливає ситуація, її розуміння досліджуваним, отримувана ним інструкція, а також  особистість і поведінка самого дослідника під час тестування. Дослідник, приступаючи до вирішення теоретичної чи практичної задачі, має перш за все вміти бачити проблему в цілому, вміти виділяти соціально-психологічну проблематику з загальної сукупності, наприклад, педагогічних проблем, формулювати цілі та задачі дослідження в кожному окремому випадку. Обираючи той чи інший метод, дослідник має чітко усвідомлювати його переваги та недоліки, що застосовуються до вже вивченої сфери уявлень, вміти комбінувати різноманітні методи, перевіряючи їх за допомогою отриманих висновків та даних, знати межі переносу експериментальних результатів на поведінку людини в звичайній ситуації. Успішне виконання психологічного дослідження можливе лише у випадку хорошого знання теорії та методології вікової та загальної психології.

Мета проведення нашого емпіричного  дослідження: визначити психологічний  портрет значимого дорослого  у підлітковому віці.

Завдання дослідження:

• Підбір методик дослідження;

• Провести діагностичне дослідження з визначення психологічного портрету значимого дорослого у підлітковому віці;

• Надати загальні рекомендації

Для дослідження психологічного портрету значимого дорослого у підлітковому віці ми використовували наступні методики:

ЕСЕ — загальний психологічний портрет (Каганець)

А. Його емоції сильні й колоритні. Щиру емоційність вважає природною й нормальною, тому воліє не стримувати своїх емоцій. Приємний співрозмовник. Любить застілля, веселощі. Даючи радість іншим, радіє сам. Гість — його улюбленець. Вміє зрозуміти, захопитися, схвалити, поспівчувати. Любить і вміє створювати комфорт. Вважає, що помешкання є комфортним лише тоді, коли в ньому у людини піднімається настрій. Вміло готує і вміє зі смаком сервірувати стіл. Не любить чекати, не терпить зволікання.

Більше говорить про добре, ніж про погане. Оптиміст. Його життєва філософія: “Краще пройти життєвий шлях не плачучи, а сміючись”. Вірить у щасливу зірку для себе й своїх близьких. Любить галасливі компанії, де можна повеселитися досхочу. Йому подобається бути в гущі людей і в центрі їх уваги.

Не може сидіти без діла, постійно готовий до дій, весь час у русі. На будь-яку спробу зовнішнього тиску і замаху на його інтереси відповідає енергійною відсіччю.

Б. Надзвичайно товариські і комунікабельні, вони черпають енергію з людських відносин і схильні ідеалізувати всіх і все, з чим мають справу. Їхня гостинність не знає меж, вони готові перейти на “ти” вже після першої зустрічі. На суспільних заходах вони постійно турбуються про те, щоб всі почувались комфортно і не лишались осторонь від обговорюваних проблем. Душа у них завжди щира і відкрита, їм властиві безпосередні емоційні реакції. Це м’які, дещо сентиментальні люди. Вони сприймають різноманітні святкування (дні народження, річниці, ювілеї) як дійсно важливі події і зі смаком віддаються збудливій атмосфері свята. Проте іноді у них бувають гості приступи песимізму, коли їм доводиться енергійно відганяти привиди можливих катастроф і нещасть, то ж ці типи потребують постійного контролю над своїм незрозумілим передчуттям невмолимої біди.

В. Вибачливість і люб’язність, товариськість і комунікабельність — ось основне, що характеризує людей цього типу. Їхня увага найперше спрямована на конкретні подробиці діяльності як всієї організації, так і конкретних людей. Щедрі на зовнішні знаки уваги і підтримку, керівники цього типу пам’ятають дні народження всіх своїх підлеглих і намагаються прикрасити роботу приємними дрібничками. Вам не потрібно гадати, подобається щось людям цього типу чи ні — всі емоції відобразяться на їхньому обличчі, навіть якщо не буде промовлено жодного слова. Люди цього типу акуратні і дуже працездатні, вони вміють турбуватись про оточуючих.

© Ігор Каганець. Психологічні аспекти в менеджменті: Типологія Юнга, соціоніка, психоінформатика. Київ – Тернопіль. Видавництво “Мандрівець” – “Port-Royal”, 1997.

Психологический портрет: откровения Марселя Штернбергера в фотографии

Окончательная монография о фотографе-первопроходце Марселе Штернбергере, чьи психологические портреты определили то, как мы видим иконы новейшей истории. Фотограф Марсель Штернбергер впервые применил технику «психологического портрета» и пересмотрел границы портретной иконографии двадцатого века. Сочетая интерес к современному искусству и науке с желанием вырваться из ограничений традиционной портретной живописи, картины Штернбергера раскрывают как об авторе и его времени, так и о своих предметах.Он сфотографировал многих самых влиятельных фигур в искусстве, науке и политике, от Франклина Рузвельта и Альберта Эйнштейна до Фриды Кало и Джорджа Бернарда Шоу. Вовлекая своих героев — поощряя разговоры, игры и жесты во время фотографии, — он выявлял выражения их персонажей, которые превращали его портреты в живые произведения искусства и определяли общественное восприятие персонажей его персонажей. Это первая книга, посвященная творчеству одного из важнейших имиджмейкеров двадцатого века, с описанием выдающейся карьеры Штернбергера и сотнями невидимых фотографий, зарисовок, заметок и контактных листов.

Джейкоб Лёвентхейл — историк фотографии и эксперт по портретной живописи Марселя Штернбергера. Филлип Проджер — руководитель отдела фотографии Национальной портретной галереи в Лондоне.

  • Дата публикации: 19 апреля 2016 г.
  • Формат: Твердый переплет
  • Категория: Фотография — Индивидуальные фотографы — Монографии
  • Издатель: Skira Rizzoli
  • Размер обрезки: 8-1 / 4 x 10-1 / 4
  • страниц : 210
  • Цена: 55 долларов США.00
  • CDN Цена: $ 55,00
  • ISBN: 978-0-8478-4831-7
« Психологический портрет — замечательная книга по своей революционной силе , которая показывает нам стороны таких личностей, как Эйнштейн, Фрейд. , Фрида Кало и Диего Ривера, которых редко можно увидеть. Это также демонстрирует, что Штернбергер был на переднем крае фотографии, используя понимание психологии для достижения своих перцептивных изображений «.
НЬЮ-ЙОРКСКИЙ КНИЖНЫЙ ЖУРНАЛ

«Марсель Штернбергер может быть одним из самых плодовитых фотографов-портретистов, о которых вы никогда не слышали.. . Эта полная монография содержит 206 фотографий, эскизов, заметок и контактных листов, а также руководство по технике портрета. Больше, чем просто изображения, [ Психологический портрет ] также рассказывает увлекательную историю еврейского беженца, который задолго до своего времени определил современную портретную иконографию. «
АМЕРИКАНСКИЙ ФОТОЖУРНАЛ

» В то время, когда портретная живопись переходила от постановочной формальности к спонтанности, которая стала возможной благодаря новым портативным камерам, Марсель Штернбергер использовал психологию для расслабления своих объектов .. . Из обширного архива, хранящегося вдовой Штернбергера, Ильзе, [ Психологический портрет ] подробно описываются мантра и метод фотографа. . . Рассуждения Штернбергера о роли портретиста в запечатлении настоящего объекта на пленке все еще очень актуальны . «
ЖУРНАЛ КОММУНИКАЦИОННОГО ИСКУССТВА

» Имя Марселя Стернбергера не было общеизвестным, когда он занимался своим ремеслом в 1930-х годах. 40-е и 50-е годы; это все еще не так. Но любые сомнения в его фотографической родословной исчезают, когда вы просматриваете удивительных изображений в этой коллекции .. . Есть увлекательных анекдотов, рассказывающих о съемках, описывающих сеансы съемок, закулисные снимки, на которых сам Штернбергер вручную позирует своих подданных, приподняв подбородок какого-нибудь принца или лауреата Нобелевской премии. Также есть множество схем освещения, заметок об углах камеры, взаимодействии с объектами и многое другое. Если вы серьезный портретист, любитель истории или и то, и другое, эта книга может быть вашей находкой года.
RANGEFINDER MAGAZINE

Искусство и психология каждого портрета | by Caleb Hale

То, почему вам не нравится фотографировать, может быть именно той причиной, по которой вам это нужно.

Сэр Уинстон Леонард Спенсер Черчилль, 1941 год. Предоставлено Национальной портретной галереей. | Фото Юсуфа Карша

Фотограф Юсуф Карш сделал эту фотографию премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля в декабре 1941 года. Ужасы Второй мировой войны охватили мир. Нападение Японии на Перл-Харбор открыло новый фронт глобального конфликта. Нацистские войска нанесли поражение Франции и пригрозили вскоре прибыть в Великобританию. Учитывая обстоятельства, Черчиллю можно простить за то, что он выглядел менее чем бодрым.

За исключением того, что источником стального взгляда Карша, сфотографированного в тот день, была не вездесущая барабанная дробь войны, а более непосредственное нарушение. За несколько мгновений до щелчка затвора камеры Карш подошел к Черчиллю и внезапно сорвал с губ сигару, которую премьер-министр упорно отказывался убирать. Черчилль не ожидал этого шага, хмурое выражение его лица было свежим и искренним ответом на дерзость действий Карша.

«К тому времени, когда я вернулся к своей камере, он выглядел настолько агрессивным, что мог сожрать меня», — позже вспоминал Карш об этом инциденте.

Это был решающий момент, когда портрет стал культовым. Фотография не только изображает Черчилля в его самой лестной форме, но и показывает человека, который с той же непоколебимой решимостью встретит любые невзгоды — от фотографа-выскочки до полного уничтожения в руках вторгшейся армии. Он изображает больше, чем подобие Черчилля, он несет в себе присутствие. Если вы каким-то образом ничего не знали об этом легендарном лидере, изображение передает что-то важное о нем, несмотря на отсутствие явных деталей повествования.

В этом искусство портрета, фотография в лучшем виде, когда не только из кого-то, но около человек.

Каждый может понять основы портрета. Фактически, портретная съемка стала наиболее демократизированной формой фотографии благодаря ее современной итерации — «селфи». Автопортрет был удовольствием для богатых и влиятельных людей, имевших возможность нанять художника, чтобы он создал свое подобие в кадре. Сегодня, если вы носите смартфон, перед вами уже есть камера, готовая выстрелить в любой момент, и эта сила еще больше усиливается тем, насколько у вас есть свобода управления восприятием зрителя.Ничего в кадре не записывается, пока вы не решите, что момент подходящий.

Хотя эти типы фотографий можно рассматривать как портреты в техническом смысле, они часто не раскрывают истинный потенциал этого вида искусства. Селфи — это в значительной степени ваше тщеславие, тщательно созданное изображение, которое отражает только то, что вы хотите собрать и спроецировать в мир. Они также побуждаются в основном непосредственностью и из-за этого могут не рассказать историю, которая в конечном итоге имеет отношение к вашему великому повествованию. Это нормально, что вам особенно нравится, как выглядят ваши волосы или одежда, вы приехали в отпуск или только что встретили свою любимую знаменитость — возможно, захватывающие моменты, но это второстепенные детали.В конце концов, мы на примерно на больше, чем то, как мы выглядим, где мы были или кого мы знаем. Подумайте о любой хвалебной речи умершим, которую вы когда-либо слышали, и подумайте, насколько мало эти аспекты имеют значение для почитания. Настоящие портреты, как и панегирики, обходят стороной банальное, но не обходятся без боя.

Говорят, что каждый портрет — это битва между тщеславием объекта и коварством фотографа. Для натурщика хороший портрет — это тот, который может убедительно изобразить его или ее таким, каким они хотят, чтобы их видели, когда их образ правдоподобно переносится на фотографию, создавая притворство, которое будет запечатлено и останется неизменным на все времена.Фотограф же ищет истину. Если это можно сделать, доставляя удовольствие объекту — при условии, что ценность фотографии — не более чем товар для такой цели — тем лучше, я полагаю, но для фотографа, который ценит мастерство и результат как искусство, есть что-то первичное. отличается от просмотра хорошей фотографии кого-то и просмотра портрета, который несет неоспоримую и честную сущность этого человека. Вы не узнаете этого, пока не увидите, но когда узнаете, то уверены в этом.

Мы слышали истории о первобытных людях, которые когда-то боялись камеры, потому что считали, что она захватывает их души. Может быть, понятно, почему так оно и было. Если вы когда-нибудь видели себя на фотографии в незащищенный момент, когда вы не ожидали, что кто-то будет смотреть намного меньше записи, ваша первая реакция — дискомфорт. Вы понимаете, что камера физически ничего у вас не украла; тем не менее, это как если бы что-то в вас было вырвано из волокна вашего существа и открыто миру без вашего разрешения.Если весь мир представляет собой сцену, это несигнальный сигнал, разоблаченный обман, скрывающийся за магическим трюком вашего собственного образа.

Камера в руках другого человека — грозный предвестник одного страха, с которым мы все неизбежно сталкиваемся: неуверенности в себе. Пространство перед объективом вне нашего контроля — место уязвимости даже для тех, кто привык в нем выступать. Каким-то образом перед камерой даже наша лучшая одежда, превосходный макияж, искусно подстриженные волосы, трофеи наших достижений — вещи, которых в любых других обстоятельствах было бы достаточно, чтобы укрепить нашу уверенность в себе, — кажутся анемичными.Наши вопросы перед камерой: что она на самом деле видит? Какие недостатки он показывает? Покажет ли он того, кем я хочу верить? Momentum — друг фасадов, которые мы строим. Всегда в движении, наши недостатки в защите могут быть мимолетными, и поэтому их можно отрицать, если мы достигаем присутствия ума, чтобы их подавить. Однако момент, застывший в кадре, можно долго просматривать, анализировать с мучительными подробностями и, что еще хуже, сохранить на вечность. Тишина нервирует любого, кто после самоанализа желает только себе и другим двигаться дальше.

Ричард Аведон сфотографировал тогдашнего госсекретаря Генри Киссинджера в 1976 году в статье, посвященной двухсотлетнему юбилею журнала Rolling Stone . Архитектор войны во Вьетнаме, которая закончилась катастрофически в прошлом году, и лауреат Нобелевской премии мира, которую, как многие считали, он не получил, Киссинджер имел лишь одну просьбу к Аведону: «Будьте добры ко мне».

Генри Альфред Киссинджер | Фото Ричарда Аведона

Позже Аведон сказал, что он намеревался сделать этот портрет, чтобы показать «гнев, некомпетентность, силу, тщеславие, изоляцию.Вместо этого Киссинджер стоит неподвижно и нервно, выглядя как человек, который, возможно, больше не смотрел на себя из страха, что критика и неудачи, которые он, без сомнения, испытывали, были всем, что он видел, глядя на него в ответ. Может быть, видение Аведона все-таки удалось? Даже сильные мира сего могут зачахнуть перед камерой, если будут танцевать с демонами, слишком личными и осуждающими.

Несмотря на все наши попытки подавить их, будь то из приличия или вежливости, человеческий момент в конце концов вырвется из швов нашей наманикюренной брони.Они могут быть спровоцированы внезапным движением или материализоваться посреди затянувшейся неловкой тишины. Они могут быть значительными или незначительными, внушающими страх или неудобными, поверхностными или точными. Тем не менее, они, как правило, раскрывают то, что мы пытаемся скрыть, те части нас, которые, по нашему мнению, не были должным образом проверены на предмет максимального общественного признания.

Каждый из нас хранит в воображении образ себя, образ, который мы редко подтверждаем визуально, но, тем не менее, носим с собой на протяжении всей жизни. Может быть, нам это не обязательно удобно, но мы с ним знакомы.Когда кто-то направляет на нас камеру, мы сомневаемся. Механическая линза и линза объектива создадут контрастное изображение, которое мы можем распознать в целом как самих себя, но с дюжиной или около того крошечных нюансов или недостатков, которые мы склонны забывать, позволяя эго овладеть собой. Камера может мгновенно отменить все претензии идентификатора, поэтому многие из нас ненавидят, когда наши снимки делают другие, и предпочитают просто делать это сами.

Одно из худших заблуждений в популярной фотографии — это то, что единственный достойный объект — это красота.Красота, сама по себе плохо определенная вещь, не является целью. Красота может и будет вытягиваться из чего угодно. Красота переходная, поколенческая, культурная, временная и, прежде всего, субъективная. Если вы отталкиваетесь от собственного портрета, потому что не верите в его красоту, утешитесь представлением о том, что авторитетного суждения о красоте не существует. Искусство портретной живописи — это искусство внутреннего повествования — не момента, не актива, а как бы целостной картины вас.Хороший портрет в каком-то смысле не всегда может вызывать у вас любопытство, но он может служить подтверждением. Ирония заключается в том, что, хотя вы можете не узнать человека, который появляется в кадре, чаще всего это узнают другие люди в вашей жизни, и это должно быть утешением, в конце концов, единственный человек, которого вы обманули, — это вы сами.

Идентичность: психологический портрет | Wall Street International Magazine

Галерея Роберта Коха рада представить «Идентичность: психологический портрет», групповую выставку современных и винтажных фотографий, посвященную «психологическому портрету».В «Идентичности: психологический портрет» представлены работы Делани Аллена, Роджера Баллена, Ральфа Юджина Митьярда, Диты Пепе и Яна Саудека.

В своей серии «Живопись портрета» фотограф из Портленда, штат Орегон, Делани Аллен создает задумчивые, затемненные автопортреты. Аллен раскрывает, скрывая; его образы сообщают врожденные личные видения одиночества, пустоты и смятения. Хотя мы никогда не видим лица художника, нам дается его эмоциональное воплощение; холст, на котором проецируется наш собственный лик, спрятанный у всех на виду.

Последняя работа Роджера Баллена посвящена взаимодействию людей, животных и предметов. Баллен создает зловещие картины, в которых применяются принципы скульптуры, рисунка и живописи, в результате чего получаются театральные фотографии, в которых психологически запоминается окружающая среда, а не человек. Сюжеты Баллена смотрят в камеру или принимают угловатые и неудобные позы на фоне спутанных проводов и стен, украшенных граффити, ставящих под сомнение факты и вымысел.

Ральф Юджин Митъярд (1925–1972) работал вне мейнстрима. Избегая суровой «уличной фотографии» восточного побережья и романтического реализма камеры обзора западного побережья, самые известные изображения Meatyard заполнены куклами и масками; обычно семья, друзья и соседи устраиваются в заброшенных зданиях, на обычных пригородных дворах или в других безобидных, но жутких сценариях.

Автопортрет чешского фотографа Диты Пепе, напоминающий хамелеон, исследует изменение личности по отношению к другим людям и влияет на нашу жизнь.Встраиваясь в жизнь своих подданных, Пепе ловко преодолевает возраст, социальный статус и гендерные роли. В ее работах постмодернизм сочетается с концептуальным искусством и обращается к моде, психологии, поп-культуре и адаптации человека.

Раскрашенные вручную портреты чешского художника Яна Саудека, живописные миры снов и исследования обнаженных фигур принесли ему международную известность благодаря своим поразительно эмоциональным, а иногда и дерзким аллегорическим образам.

Галерея Роберта Коха
49 Geary Street, 5 этаж
Сан-Франциско (Калифорния) 94108 США
Тел.+1 (415) 4210122
[email protected]
www.kochgallery.com

Часы работы
Вторник — суббота
С 11:00 до 17:30

Фотографическая психология: автопортреты

(книги о автопортретах)


Что может быть более человечным, чем автопортреты? Они олицетворяют то, что делает нас уникальными среди всех существ на этой планете: наше высокоразвитое самосознание. В то время как другие животные, такие как шимпанзе, могут иногда демонстрировать самосознание, ни одно из них не достигло уровня, на котором они используют инструменты, чтобы зафиксировать процесс саморефлексии во чем-то внешнем по отношению к ним, чтобы они могли позже размышлять об этом процессе самости. -отражение.На глубоком философском и психологическом уровне анализа это явление удивительно интроспективно, парадоксально и даже мистично. В этой статье я хотел бы исследовать эти увлекательные аспекты автопортретной фотографии.

Начнем с простого определения термина. Латинские корни слова «изображать» говорят нам, что автопортрет должен «вытягивать» и «представлять» себя. Когда вы делаете свою фотографию, вы пытаетесь извлечь и изобразить, кто вы есть. Вы можете сделать это по двум основным причинам.Чтобы изучить и лучше понять себя. Чтобы выразить себя другим. В обоих случаях вы делаете что-то очень интересное. Вы создаете объективное представление о субъективном вас. Автопортрет позволяет увидеть себя таким, каким могут видеть вас другие. Это позволяет другим видеть вас так, как вы видите себя или как вы хотите, чтобы их видели. Это все причудливые шаги самосознания, которые делают нас людьми.

Конечно, фотографы могут создавать автопортреты по очень практическим причинам.Им может понадобиться снимок в рекламных целях. Возможно, они захотят расширить круг своих навыков, попробовав этот жанр фотографии. Иногда у людей нет под рукой моделей или они не хотят просить кого-то выступить в роли модели, поэтому используют самих себя. Если вы хотите попрактиковаться и поэкспериментировать при создании портретов, вы, вероятно, станете самой охотной подопытной свинкой. Некоторые люди начинают с автопортретов, прежде чем решиться на портреты других людей. Другие сообщают, что знание того, что делать с собой во время работы с автопортретом, улучшает их способность инструктировать других людей при их фотографировании.Если вы можете говорить о себе с помощью хороших поз, вы, вероятно, сможете сделать это с другими. Изучение того, как представлять себя, может даже научить вас представлять что угодно.

Однако эта статья будет сосредоточена не столько на практических аспектах автопортрета, сколько на психологических аспектах этого желания рисовать и представлять себя. Такое психологическое исследование приведет нас к изумительному разнообразию переживаний автопортрета. Как и многие ученые, психологи вроде меня попытаются разделить эти переживания на категории.Этот процесс помогает нам понять ряд факторов, которые способствуют этому опыту. Однако всегда полезно иметь в виду, что некоторые категории могут пересекаться, а некоторые элементы просто не подходят ни для одной из категорий. Мы обязательно столкнемся с этими дилеммами, исследуя такую ​​сложную вещь, как автопортреты.

На самом деле, давайте рассмотрим первую дилемму. Мы можем утверждать, что любая фотография, которую вы делаете, — это автопортрет. В нем что-то говорится о вашей семье, друзьях, роде занятий, интересах, образе жизни — все это отражает важные аспекты вашей личности.Кто-нибудь когда-нибудь фотографирует что-то, что не имеет личного значения? В конце концов, когда мы смотрим на сделанный вами снимок, мы буквально смотрим на мир вашими глазами. Мы также можем возразить, что когда кто-то фотографирует вас, это считается автопортретом, если человек следует вашим инструкциям. К сожалению, эти определения несколько усложняют процесс категоризации автопортретов, поскольку он включает почти все типы фотографий. А пока давайте предположим, что автопортрет — это фотография, которую вы делаете на самом деле.


Объективные и субъективные автопортреты

Часто мы не можем с уверенностью сказать, является ли фотография автопортретом, если фотограф не сказал нам об этом. Ряд факторов создает иллюзию того, что снимок мог сделать кто-то другой. Прежде всего, некоторая часть нашего разума предполагает, что человек не может находиться в двух местах одновременно — и позади, и перед камерой, — хотя другая часть нашего разума, знакомая с фотографией, знает лучше.Иллюзия усиливается, когда люди кладут камеру на поверхность или штатив, чтобы сфотографировать себя на расстоянии. Чем дальше камера, тем меньше вероятность, что зритель решит, что это фотограф. Если люди закрывают глаза или не смотрят в камеру, может показаться, что они не знают, что их фотографируют, что также заставляет зрителя предположить, что снимок сделал кто-то другой. Объект, смотрящий за пределы кадра изображения, на кого-то или что-то, предполагает присутствие вне изображения, которое отвлекает внимание зрителя от присутствия объекта как создателя изображения.Даже взгляд в камеру может наводить на мысль о том, что кто-то другой является фотографом, потому что разум легче принимает реальность того, что кто-то снимает кого-то другого, а не парадоксальную ситуацию, когда люди смотрят на себя, фотографируя себя.

Автопортреты такого типа создают иллюзию объективности, будто в шутку или совершенно намеренно притворяются, будто «вот как меня захватил кто-то другой». Если мы предположим, что фотографы не позировали для своих снимков, мы могли бы придать больше достоверности, беспристрастности или спонтанности такому изображению их личности, что могло бы быть намерением фотографа.Создавая иллюзию чужого присутствия, объективный автопортрет также предполагает отношения между фотографом и тем воображаемым человеком, который сделал снимок. Сознательно или бессознательно фотограф может иметь в виду кого-то конкретного и позировать для него. Но кто этот человек и что фотограф думает и чувствует об этом человеке? Фотографы могут приглашать зрителей быть этим присутствием, побуждая их испытать, иногда вуайеристически, качества своей личности, которые они запечатлели на фотографии.

По крайней мере, объективные автопортреты заставляют нас гадать, было ли это конкретное изображение объекта создано самим субъектом или кем-то другим. Реальность саморефлексии сомнительна. Это я вижу меня или кто-то другой видит меня?

При субъективном типе автопортрета зритель более уверен, что фотографы сделали снимки самих себя, как когда мы видим, как их протянутые руки направляют камеру к их телам. Мы знаем, что камера помогает им запечатлеть себя.Когда фотографы смотрят в вытянутую камеру, ощущение самозаписи усиливается еще больше. Субъективное или объективное качество снимка кажется более неоднозначным — даже противоречивым, обманчивым или комичным — когда фотограф явно держит камеру, но смотрит от нее.

Наличие камеры становится очевидным, наряду с тем фактом, что снимок является субъективным автопортретом, когда люди снимают себя в отражающих поверхностях — особенно в зеркалах, потому что все мы быстро распознаем зеркало как инструмент для наблюдения за собой.Любопытным образом бесконечной регрессии фотография запечатлела процесс, когда фотограф фотографирует фотографа, снимающего фотографа.

Субъективная природа автопортрета может быть более неоднозначной при съемке в стекле или металлических отражениях, которые искажают собственное изображение или затрудняют определение точки обзора. Игривые и иногда озадачивающие парадоксы саморефлексии можно усилить за счет использования необычных ракурсов или нескольких камер, что заставляет нас гадать, где именно оборудование и фотограф находятся в отражениях, или даже что такое отражение и что нет.В качестве простого примера представьте, что вы держите камеру на расстоянии вытянутой руки, чтобы сделать снимок себя, смотрящего в зеркало. На фотографии мы видим, как вы смотрите на себя, но если мы знаем, что это автопортрет, вы также делаете снимок, когда смотрите на себя. В этих сложных снимках с отражением слои самосознания сливаются и встраиваются друг в друга, иногда до такой степени, что мы теряем ощущение объективной или субъективной природы изображения.

Мы также можем потерять из виду различие субъективного и объективного, когда фотографы включают напечатанную фотографию автопортрета или фотографию, отображаемую на экране компьютера, в новый автопортрет.Например, представьте, что вы делаете снимок, на котором вы смотрите в камеру. Вы и мы смотрим на снимок, который вы сделали на снимке, который вы сделали, глядя на себя, делающего снимок. Субъективное или объективное качество изображения отходит на второй план по сравнению с этими парадоксами саморефлексии.

Когда фотографы делают много автопортретов, некоторые люди могут назвать их самовлюбленными или эксгибиционистскими. Сами фотографы могут даже беспокоиться об этих вещах (хотя по-настоящему нарциссические люди не считают себя нарциссами).Сделанные со вкусом объективные автопортреты могут помочь ослабить это впечатление эгоцентризма, в то время как субъективные, которые подчеркивают, что вы наблюдаете за собой, например, мифический Нарцисс, смотрящий в свое отражение в пруду, могут усилить это чувство озабоченности собой. С другой стороны, зрители иногда рассматривают объективные автопортреты как фальшивую попытку скрыть нарциссизм, тогда как им могут нравиться простые и игривые субъективные автопортреты.


Включение и исключение

Автопортреты различаются тем, насколько в них раскрываются фотографы.В эксклюзивных типах используют узкое поле зрения или намеренно что-то скрывают. Снимок может фокусироваться только на определенной части тела человека. Глаза и рот часто являются первым выбором из-за выдающейся психологической роли, которую они играют в жизни человека как высокочувствительные средства выражения личности и чувственности. Будучи окнами в душу, глаза, смотрящие в камеру крупным планом, настолько подчеркивают эту мощную связь между объектом и зрителем, что зритель может забыть, что изображение является автопортретом (оно становится более «объективным»).На некоторых изображениях фотограф может скрывать глаза темными очками или закрывать какую-то часть тела, возможно, чтобы защитить психологическую уязвимость, которую человек ассоциирует с этими областями. Если есть что-то в себе, физическом или психологическом, что вы хотели бы удалить, но на самом деле не можете, вы можете творчески отбросить это в автопортрете.

Фотографы часто раскрывают или скрывают определенные части себя, потому что они положительно или отрицательно относятся к этому аспекту своей личности.Будь то глаза, рот, нос, уши, волосы, ноги, руки или любая другая часть тела, люди связывают это с некоторыми положительными или отрицательными психологическими характеристиками самих себя. Это источник уверенности в себе и самоуважения или самосознания и самокритики. Часто эти чувства имеют предысторию. Несмотря на то, что фотографы могут думать, что определенная часть их тела захватывает что-то очень важное или существенное в их личности, любое изображение, сфокусированное на части себя, имеет тенденцию ограничиваться в раскрытии всего себя.Например, снимок головы может очень ярко выразить эмоции и характер человека, но включение тела, которое показывает одежду и язык тела, почти всегда обогащает психологическое значение фотографии.

Автопортреты также различаются тем, насколько фотографы раскрывают среду, в которой был сделан снимок. Местоположение и предметы в нем почти всегда отражают важные аспекты их личности, отношений, интересов и образа жизни, независимо от того, осознают они это сознательно или нет.Как и в случае демонстрации части или всего тела, то, что фотографы включают или исключают в этих автопортретах, отражающих те аспекты их жизни, которые они хотят раскрыть или скрыть.

Расширенный автопортрет может включать даже людей или животных. Их присутствие, несомненно, указывает на то, как самооценка фотографа влияет на его или ее отношение к ним. Добавление в автопортрет близких, домашних животных или кого-либо еще может быть способом избежать сосредоточения внимания на себе. Тем не менее, в искусстве художников существует давняя традиция, когда художники помещают себя с людьми и внутри групп, что предполагает реальность, ролевые игры, вымысел и фэнтези.Экологические автопортреты также легко поддаются повествованию о жизни художника и эволюции личности, реальной или воображаемой. Рассказ может быть о том, кто они и как появились.

Все автопортреты — это компромиссные формы интимности, предлагаемые фотографом. Некоторые вещи о себе раскрываются, другие скрываются. Когда люди приступают к созданию серии автопортретов, они часто играют с балансом этой компромиссной формации, изменяя то, что раскрывается, и то, что скрыто, обычно с постепенным движением к большему самораскрытию и меньшему сдерживанию.Фотографы, работающие над своими самыми первыми автопортретами, могут показывать только части своего тела и лица или вообще не отображать лицо, с минимальным включением окружения или без него. Позже, когда они приобретают больше уверенности в своей фотографии и в себе, они больше изображают свое тело и местоположение, а также экспериментируют с различными комбинациями различных элементов тела и местоположения. Когда фотографы психологически вкладываются в постоянные автопортреты, они обычно стремятся к более целостному выражению того, кем они являются, как в любом одном изображении, так и в серии фотографий, которые соединяются вместе, как кусочки пазла, чтобы сформировать полное изображение себя.

Некоторые основные вопросы могут помочь нам понять всеобъемлющие и исключительные качества наших автопортретов и то, что они могут значить для нас. Не всегда легко заметить то, чего нет, поэтому мы можем спросить себя, чего не хватает на наших автопортретах и ​​почему. Если бы мы расширили поле зрения кадра, что бы мы увидели и почему это может быть важно? Может быть очевидно, что фотография говорит о нас, но что она НЕ раскрывает о нас? Есть ли в автопортрете секреты, которые понимаете только вы? И наоборот, почему вы включили то, что сделали на фото? Если бы вы кадрировали любой автопортрет до его наиболее важной части, которая лучше всего выражает то, что изображение говорит о вас, что бы это была за часть?


Спонтанные и запланированные автопортреты

Неожиданно вы держите камеру на расстоянии вытянутой руки, чтобы быстро сфотографировать себя.Это было мгновенное решение. Вы даже не понимали, зачем вы это сделали. «Хорошо» или «плохо» о том, как это оказалось, не приходит вам в голову. Вам это нравится, и вы показываете это другим.

Это примерно так же спонтанно, как и автопортрет, если только вы не используете интервальный таймер, который запускает камеру через заданные или случайные интервалы. В конце концов, если вы не страдаете каким-либо диссоциативным расстройством, вы не можете сделать снимок, не зная, что вас фотографируют, как когда кто-то фотографирует вас.Но если вы держите камеру, чтобы быстро снять себя в этой импровизированной манере, вы, скорее всего, являетесь спонтанным человеком. Вы соглашаетесь и не стесняетесь выражать свои мысли — по крайней мере, при подходящих условиях.

Такие, казалось бы, случайные снимки могут дать интересные результаты, которых мы никогда не получим, делая снимки с более осознанным и преднамеренным контролем. Нам нужна спонтанность, чтобы освободиться от рутинных съемок и взглянуть на вещи по-новому. Мы узнаем и о фотографии, и о себе, когда создаем автопортреты, используя незапланированные и новые методы.Как пришел к выводу известный психоаналитик Дональд Винникотт из своих наблюдений за детьми, спонтанная игра важна в экспериментах с идентичностью и формированием себя.

Даже если вам не нравится, как получился спонтанный автопортрет, вы можете многому научиться, задав себе вопрос, насколько он «неправильный» и как вы хотели, чтобы он получился. Вы можете задавать эти вопросы не только о своей технике фотографирования, но и о себе как о личности. Возможно, автопортрет получился не так, как хотелось, но так получилось.Вот как вы в тот момент смотрели в камеру. Принятие этого факта может быть образованием в том, чтобы научиться принимать что-то в себе.

Некоторые люди скажут вам, что у них нет конкретных методов создания автопортретов, и они не имеют никакого представления о том, каким будет конечный продукт. Они просто встают перед камерой и двигаются. Хотя такие снимки кажутся спонтанными, если мы изучим их серию, мы, вероятно, заметим закономерности в том, как был сделан снимок, в его композиции и психологическом выражении человека.У людей обычно есть определенные методы и намерения в отношении конечного продукта, хотя они могут быть не в состоянии выразить их словами или сознательно распознать их.

Беззаботная спонтанность может быть удивительно раскрывающим процессом открытия, но также важен процесс сознательного понимания, планирования и контроля над тем, как человек создает автопортреты. Знаем мы это или нет, но мы всегда каким-то образом формируем автопортрет. Если мы сможем определить эту тенденцию, мы сможем улучшить, изменить и расширить ее.

Некоторые фотографы говорят, что, работая над автопортретом, они думают, почему они хотят, чтобы он выглядел определенным образом. У них есть возможность решить, как они хотят выразить себя в этой конкретной картине, какими они хотят «быть» в этот момент. Воспользовавшись этой возможностью, чтобы поразмышлять о себе при создании изображения, они достигают лучшего понимания и овладения изображаемыми чувствами и личностными качествами. Процесс управления съемкой может даже помочь им справиться с проблемными аспектами самих себя, а не разыграть их.Иногда сознательное преувеличение чувства или личностной черты усиливает это чувство мастерства. По всем этим причинам процесс создания образа, включая мысли, чувства и ожидания, которые возникают в голове человека, так же важен, как и сам образ.

Вопросы о спонтанности и спланированном дизайне не исчезают после окончания съемок. Они распространяются на постобработку изображения с использованием таких программ, как Photoshop. Здесь у людей снова есть возможность экспериментировать как с нестандартными, так и с тщательно продуманными манипуляциями с изображением, которые могут быть как спонтанными, так и тщательно продуманными самовыражениями.Помимо добавления, удаления или изменения объектов в сцене, люди могут использовать постобработку для изменения цвета, тона и фокуса как способов выразить свою индивидуальность. Они могут обрезать изображение для более точного представления себя. То, как фотографы представляют и даже создают себя с помощью программ для редактирования изображений, ограничивается только их воображением и желанием исследовать свою настоящую и потенциальную личность.

В конечном счете, спонтанность и планирование не являются антагонистическими или взаимоисключающими элементами автопортрета.Люди, которые овладевают этим типом фотографии, узнают, как уравновесить эти два аспекта. Они начинают понимать, что, хотя новые идеи возникают в результате спонтанных действий, продуманный дизайн помогает их улучшить. Спонтанность и контролируемый дизайн взаимно обогащают друг друга. Это касается не только автопортретов, но и самого себя.


Символические автопортреты

В начале этой статьи я упомянул, что для простоты мы будем определять автопортреты как фотографию, которую вы делаете сами.Теперь давайте расширим эту идею, включив в нее то, что некоторые люди называют символическими автопортретами, т. Е. Снимки объектов, мест или даже других людей, которые делают люди, которые запечатлевают что-то важное в личности фотографа. Психоаналитическая теория говорит нам, что эти вещи являются «я-объектами» для человека. Они поддерживают сплоченность и непрерывность самоощущения человека. В символических автопортретах фотографы визуально проецируют свои чувства, идеи, интересы, воспоминания или черты личности на эти объекты и сцены.Они видят в них что-то важное в их личности.

По крайней мере, то, что отличает фотографов, которые делают символические автопортреты, от тех, кто этого не делает, — это их способность думать о себе абстрактно, концептуально или ассоциативно. Они создают образ, в котором «этот объект, сцена или человек имеют отношение ко мне или обозначают что-то во мне». У них есть способность идентифицировать себя с другим, психологически вкладывать себя в другого.

Как я уже упоминал во введении к этой статье, некоторые психологи скажут, что каждая фотография, которая что-то значит для человека, является автопортретом.Если изображение имеет какое-либо значение для них, то велика вероятность того, что все, что изображено на фотографии, скорее всего, является самобъектом. Это важная часть их собственного самосознания. Если мы предпочитаем более тонкое определение автопортрета, можно сказать, что фотографы специально создают символический тип. Акт визуального символизма является преднамеренным. Они сознательно осознают тот факт, что объект, место или человек будут визуально представлять что-то об их собственной идентичности. Фотография — это символический автопортрет, когда фотограф может сказать: «Это я.”


«Я», раскрытые и почему

В нашем определении автопортретов во введении к статье упущен один важный компонент. Что мы подразумеваем под «собой»? Многие тома по психологии и философии посвящены этому вопросу, потому что на него нет простого ответа. Мы можем думать о себе как о некоторой целостной сущности, большей, чем сумма его частей, но мы также знаем, что оно действительно содержит множество различных компонентов, которые не обязательно осознают друг друга или даже взаимодействуют друг с другом.Любой автопортрет может запечатлеть только некоторые грани вашей личности и жизни. Поэтому, когда вы его создаете, спросите себя, около ли это…

— мое прошлое, настоящее или будущее я

— мои эмоции, отрицательные или положительные

— мои сильные и слабые стороны

— я глазами семьи, друзей и соседей

— воспоминания и переживания, которые делают меня тем, кто я есть

— я так, как хочу, чтобы меня видели другие

— мои отношения, интересы и роли в жизни, которые определяют меня

— мои цели, мечты, изменения, потенциалы, надежды и идеальное Я стремлюсь быть

— верные или ложные убеждения, которых я придерживаюсь

— то, что я не люблю, боюсь, пытаюсь отрицать или скрывать от других

— меня никто не знает, секрет или менее очевидный я

— части меня, которые противостоят или находятся в конфликте друг с другом

— полярности в моей личности (взрослый / ребенок, застенчивый / экстравертный, умный / тупой)

— слабые, запутанные, устаревшие, неизученные или неправильно понятые аспекты моей личности

В своих автопортретах люди могут намеренно попытаться проиллюстрировать один из этих аспектов личности, хотя фотографы часто не осознают все, что их изображение раскрывает об их личности.Чем больше они изучают свои фотографии, тем лучше они понимают, что о них говорится. Фактически, процесс создания автопортрета может быть бессознательной попыткой вывести этот лежащий в основе аспект «я» на более высокий уровень осознания.

Автопортреты позволяют фотографам выражать себя так, как это невозможно с помощью слов. Они просто «ощущают» мысли, воспоминания и эмоции своей личности в процессе создания фотографии, а также после ее просмотра.Личное значение выстрела никогда не может быть по-настоящему доступно вербальным анализом или реакцией других людей. Это то, что может испытать только фотограф. В то время как некоторые люди являются «вербализаторами», которые полагаются на слова, чтобы понять себя, другие — «визуализаторы», которые лучше воспринимают себя с помощью изображений. Возможно, личность, которую они проецируют в автопортрет, даже обходит некоторые из обычных представлений, которые они имеют о своей личности — восприятия, которые на самом деле могут блокировать более глубокое и полезное понимание того, кем они являются.

Есть фотографы, которые воспринимают автопортрет как свободу самовыражения. Суждение принимается им самим. Они решают, как создать образ. Хотя в автопортрете могут быть неосознанные элементы, и иногда бывает трудно внимательно рассмотреть себя в нем, люди часто сообщают, что ощущают контроль над тем, что выражается в их личностях. Некоторые замечают отчетливое чувство открытости к себе. Они выражают эмоции и идеи, которые обычно не раскрывают в публичной среде.То, что они думают о себе, изображено на фотографии, независимо от того, как другие могут на них отреагировать или на фотографию. В жизни семья, друзья или другие люди могут навязать фотографу свое собственное восприятие, но в автопортрете фотограф может обнаружить, раскрыть и создать свое собственное самовосприятие. Если автопортрет поможет вам лучше понять себя, вы будете менее подвержены зависимости от того, как вас воспринимают другие.

Автопортрет — это попытка занять более объективную позицию по отношению к себе.Это стимулирует «наблюдающее я» — ту часть вас, которая может отступить, чтобы взглянуть на вашу личность объективно. Это может служить экспериментом в понимании того, как другие видят вас, или мостом между их восприятием и вашим собственным представлением о себе. Возможно, это попытка соотнести ваше внутреннее восприятие с внешней документацией. Во всех случаях создание автопортрета — это создание осязаемого внешнего представления о вас. Он придает конкретную форму собственным ощущениям и переживаниям, которые раньше казались фотографу неоднозначными, недоступными или неизвестными.

Процесс автопортрета может вызвать чувство господства над ранее неопределенными или даже угрожающими аспектами себя. Изображая такие вещи, как депрессия, беспокойство, беспомощность, инвалидность, потеря смысла и смерть, автопортрет помогает объективировать эмоции, чтобы человек мог более четко их видеть и контролировать, а не контролироваться ими. Точно так же надежда, цель или идеальное Я в потенциальном будущем кажутся более реальными и возможными, когда они принимают четко видимую форму на автопортрете, точно так же, как старый автопортрет служит конкретным напоминанием о том, кем вы были в прошлом. .

Фотографы иногда говорят о автопортрете, как будто это кто-то другой. Они могут даже воспринимать этот предмет как другого человека. Эта объективация себя может быть побочным продуктом работы над фотографией. Вместо того, чтобы этот образ был «вами», он постепенно превращается в образ какого-то предмета. Это внешнее «я» может быть полезной ступенькой в ​​овладении тем, что вы думаете и чувствуете. Людям легче говорить о мыслях и эмоциях человека на их автопортрете в качестве перехода к разговору непосредственно о себе.Например, многие люди быстро реагируют на критику, когда видят снимок себя — реакции, которые часто возникают из-за того, как люди в прошлом относились к ним. Даже если они заметят положительные стороны того, как они выглядят на фотографии, они могут свести это к минимуму. «Я КАК Уверен», — могут сказать они, как если бы человек в кадре был самозванцем или какой-то инопланетной версией самих себя. Это может быть важным первым шагом к тому, чтобы сказать: «Я уверен».

По всем этим причинам автопортреты могут быть терапевтическими — факт, который был задокументирован в области психотерапии, известной как «фототерапия», которая была впервые предложена такими людьми, как Джуди Вайзер.В своей работе она исследует эти стимулирующие рост качества автопортретов. Она также предлагает фотографу рассмотреть несколько интересных вопросов. Они могут показаться простыми. Некоторые люди могут даже подумать, что они глупы. Но если подумать, терапевтические аспекты автопортретов начинают раскрываться.

— Что для вас очевидно в этом автопортрете?

— Как бы вы описали фотографию тому, кто ее не видит?

— Что бы этот человек хотел сказать или сделать?

— Что бы вы хотели сказать этому человеку?

— Какие воспоминания у вас ассоциируются с этим фото?

— Какие чувства у вас вызывает это фото?

— Этот автопортрет вам кого-то напоминает?

— Какое название этого фото лучше всего передает его суть?

— Что бы вы хотели изменить в автопортрете? Почему?

— Как фотографии, которые делают другие, сравниваются с вашими автопортретами? Они что-то упускают или слишком много внимания уделяют в своих кадрах?

Некоторые люди скажут вам, что хороший автопортрет — это автопортрет, который полностью отражает то, кем вы являетесь как личность, потому что вся ваша личность превосходит сумму ваших частей.Учитывая психологическую сложность нашей человеческой психики, я думаю, что это сложная задача. Действительно хороший автопортрет может передать некоторые важные аспекты вашей личности. Он может усиливать, противодействовать или уравновешивать что-то внутри вашей личности. Это может показать нам, как вы завершаете свою личность. Что бы он ни показал, у вас есть возможность изменить этот автопортрет или выбросить его.


Отправка автопортретов

Самостоятельно вы можете многое узнать о себе из автопортретов.Вы можете создать их только для себя в качестве эксперимента по самовыражению и исследованию идентичности — но как это может измениться, если вы покажете портрет другим людям? Как бы это изменилось, если бы вы создали фотографию специально для кого-то другого?

Есть большая вероятность, что вы узнаете больше, когда поделитесь своим автопортретом с другими. В психологии концепция «зеркального я» предполагает, что наша идентичность развивается из представлений о нас другими людьми.Нам нужна обратная связь от них, чтобы подтвердить, кто мы есть, чтобы знать, что то, что мы делаем, имеет значение, и чтобы открывать новые вещи о нашей личности. Иногда они видят нас такими, какими мы видим самих себя. Иногда они видят нас в соответствии со своими потребностями и ожиданиями, но упускают из виду то, что мы считаем правдой. А иногда мы принимаем их представления как достоверные, даже если они неверны.

Обсуждая свои автопортреты с другими, вы можете обнаружить эти согласованности и несоответствия между вашей самооценкой и представлениями о вас других.Обмен фотографиями может помочь вам понять, кто вы есть по отношению к другим людям, а также кто вы есть и о себе. Поступая так, вам будет удобнее открываться другим. В идеале вы научитесь принимать себя.

Другая статья в Photographic Psychology описывает «Окно Джохари». Это визуальная диаграмма, изображающая четыре возможных комбинации того, что известно и неизвестно себе и другим в межличностной ситуации. В случае автопортрета это особенно полезная концепция.Для автопортрета, которым вы делитесь с другим человеком: (1) есть вещи о вас, которые и вы, и другой человек знаете, глядя на фотографию, (2) есть вещи о вас, которые вы знаете, глядя на фотографию , в то время как другой человек не знает, (3) есть вещи о вас, которые другой человек знает, глядя на фотографию, в то время как вы этого не знаете, и (4) на фотографии есть такие вещи, которые ни вы, ни другой человек знает.

Первая ситуация помогает подтвердить, кто вы.Во втором случае вам нужно будет раскрыть свой «секрет», чтобы другой человек лучше вас понял. В третьем сценарии вы бы узнали больше о своих «слепых пятнах», если бы человек поделился тем, что он видит о вас на автопортрете. Четвертая ситуация напоминает нам, что не все в нас заметно, ни нам, ни другим. Обсуждая автопортрет с другими людьми, предлагая им гипотезы, мы можем обнаружить тот скрытый аспект нашей идентичности, который доказывает, насколько полезным может быть приглашение к интерпретации наших автопортретов другими людьми.

Раньше люди в основном показывали свои распечатанные фотографии семье, друзьям и родственникам. Теперь, в наш век цифровой фотографии и киберпространства, у людей есть беспрецедентные возможности делиться своими фотографиями с людьми по всему миру, в том числе с совершенно незнакомыми людьми. Размещение фотографий стало основным продуктом многих социальных сетей и краеугольным камнем сообществ по обмену фотографиями, таких как Flickr. Поскольку социальные сети предназначены для того, чтобы люди знали: «Это я и то, что я делаю», часто появляются автопортреты.На Flickr несколько групп посвящают себя именно этому типу фотографии, в том числе хорошо известная группа 365, участники которой публикуют автопортреты один раз в день в течение года.

Каково это размещать автопортреты в Интернете, особенно когда многие зрители совершенно незнакомы или люди, которых вы почти не знаете? Некоторые фотографы говорят, что чувствуют себя удивительно свободными, когда реакция других людей не основана на том, что эти люди уже знают о вас. Им нравится показывать свое истинное лицо, просто быть самими собой, не нуждаясь в одобрении.Люди в сети не знают, кто вы «на самом деле», поэтому создавайте любой образ себя, какой захотите. Даже если люди редко или никогда не комментируют ваши автопортреты, публичное общение с ними, тем не менее, может сделать то, что они говорят о вас, будет казаться более реальным и достоверным. Некоторые люди могут почувствовать вдохновение продолжить эксперименты со своим самовыражением просто потому, что они видят количество просмотров, указывающее на то, что люди смотрят на их работы, даже если они не комментируют. Молчаливая, но с надеждой кивающая аудитория незнакомцев может быть полезной.

Анонимность играет важную роль в свободе делать то, что вам нравится. Это важный компонент того, что киберпсихологи называют «эффектом растормаживания в сети». В Интернете с людьми, которые вас не знают, у вас есть возможность поэкспериментировать со своей идентичностью в автопортрете, чтобы выразить то, что вы обычно не раскрываете в своей офлайновой жизни. Вы не чувствуете себя ограниченным тем, чего ожидают от вас люди в вашей офлайновой жизни. В некоторых случаях эффект растормаживания также может быть результатом того, что фотографы представляют свои онлайн-автопортреты как продолжение их собственного ума, как своего рода визуальное пространство, в котором они экспериментируют и думают вслух.Вы можете представить себя как хотите в своей голове, не заботясь о мнении других.

Будь то анонимность, представление об их онлайн-изображениях как о расширении их собственного мысленного пространства или просто непринужденность людей, некоторые фотографы в онлайн-сообществах для обмена фотографиями действительно кажутся невероятно откровенными в своих автопортретах, не беспокоясь о том, как люди реагируют. к их работе. Кажется, что они открывают свою душу незнакомцам настолько, что посетители могут чувствовать себя некомфортно, оставляя комментарий, который может вторгнуться в, казалось бы, уязвимое пространство для саморефлексии фотографа.

Хотя некоторые люди говорят, что их не очень беспокоит то, что думают другие в Интернете, или даже обращают внимание на их комментарии, тогда мы можем задаться вопросом, почему они вообще размещают свои автопортреты в Интернете. В Flickr люди обычно поддерживают друг друга в обратной связи. Несомненно, этот положительный ответ подкрепляет усилия человека. Некоторые люди могут даже останавливаться на определенных типах автопортретов из-за признания, которое они получают за них, игнорируя или избегая других типов автопортретов.

Но что, если человек получает в основном негативные комментарии или вообще не получает комментариев или просмотров? Продолжили бы они выкладывать автопортреты? Возможно нет. Казалось бы, совершенно нормально, когда человек чувствует себя хоть немного расстроенным, разочарованным, игнорируемым или непонятым, когда его критикуют или мало внимания. Некоторые люди преуменьшают или даже отрицают то, на что они на самом деле надеются, когда загружают свои автопортреты.

Конечно, также возможно, что некоторые люди действительно спокойно воспринимают любую реакцию своих посетителей.Некоторые фотографы говорят, что их больше всего интересует развитие навыков создания автопортретов. Если зрители оставляют положительные комментарии, это приятный бонус, но не главная цель. Это глазурь на торте. Это дает им понять, что они что-то делают правильно, по крайней мере, в глазах некоторых людей. Если отзывы зрителей отрицательные, фотограф рассматривает их отзыв как возможную конструктивную критику, но не чувствует себя обиженным, оскорбленным, проигнорированным или непонятым. Если они вообще не получают комментариев, что ж, так оно и есть.Им просто нравится создавать автопортреты и возможность обнародовать их, не беспокоясь о том, ценят или понимают их люди. Они просто дают людям понять, кто они такие, что бы ни случилось, без каких-либо ожиданий. Если это правда, то такое отношение свидетельствует о некоторой зрелости и уверенности в себе. Тогда мы могли бы задать интересный вопрос: в чем разница между автопортретами этих фотографов и тех, кто возлагает большие надежды, а также уязвимостью к обратной связи, которую они получают?

При обмене автопортретами в Интернете будет столько же разных впечатлений, сколько и людей, что является продуктом того, как вы с вашим уникальным стилем личности реагируете на конкретных посетителей, которые комментируют вашу работу.Вы можете сделать фотографию для семьи и друзей из вашей офлайн-жизни, для онлайн-друзей или для всех в киберпространстве, кто хочет взглянуть. Иногда вы можете создать автопортрет для определенных людей, но не для других. Неловкие, неловкие, раздражающие или другие проблемные ситуации могут возникнуть, когда кто-то, для кого вы не предназначаете фотографию, увидит ее или прокомментирует ее. Сообщества обмена фотографиями предлагают функции для ограничения доступа к выбранным изображениям. Тем не менее, некоторые фотографы с некоторой долей нерешительности и беспокойства рискуют выложить свои деликатные автопортреты на всеобщее обозрение.

Большую часть времени мы хотим, чтобы люди замечали, понимали и ценили что-то, в частности, в нашей личности или образе жизни. Может быть, мы хотим, чтобы наши достижения и креативность как фотографов были признаны. Может быть, мы позволяем другим увидеть, кто мы есть, чтобы глубже установить связь с людьми, которых мы уже знаем, такими как семья и друзья, или, возможно, как способ познакомиться с новыми и единомышленниками, которые находятся где-то в киберпространстве. Иногда, возможно, все, на что мы надеемся, — это неявное «спасибо» от других, которые ценят тот факт, что мы поделились собой через автопортрет.Когда эти ожидания оправдываются, мы чувствуем самоутверждение и повышаем нашу уверенность.

В своей книге « Техники фототерапии » Джуди Вайзер задает очень интересные вопросы о том, как делиться автопортретами. Они указывают на воспоминания, потребности и чувства, которые фотографы могут не осознавать полностью. Они раскрывают смысл автопортрета, который может помочь фотографам понять их мотивацию при его создании.

— Если фотографию видели ваши родители, братья и сестры, дети, родственники, друзья, коллеги, начальник и незнакомые люди, как они могли бы по-другому отреагировать на нее? Что они могли рассказать о тебе по фото?

— Для кого вы намеренно и, возможно, неосознанно создали эту фотографию? Кому бы вы хотели или хотели бы это показать? Как вы думаете, какую реакцию они бы вызвали? Какую реакцию вы бы хотели, чтобы они вызвали? Что это говорит о доверии, которое вы испытываете в этих отношениях, или о том, чего вы можете хотеть и нуждаться в этих отношениях?

— Кого бы вы НЕ хотели видеть на этой фотографии? Почему? Беспокоитесь ли вы о своей уязвимости, о той власти, которую они имеют над вами, о том, как они могут отвергнуть вас, критиковать вас или чувствовать себя неловко рядом с вами? Что нужно изменить, чтобы вы чувствовали себя нормально, отдавая фотографию этому человеку?

— Есть ли в автопортрете что-то такое, что мало кто или только вы понимаете? Что побудило вас включить его? Что было бы, если бы другие знали этот «секрет» о вас?


Текущие автопортреты

Когда люди впервые создают автопортреты, какой из многих аспектов своей личности они изображают в первую очередь? Какие из них они выражают позже, продолжая создавать больше? Какие аспекты себя они часто изображают, а какими пренебрегают? Эти вопросы могут помочь нам понять их представление о себе, в том числе о том, что они ценят в своей личности, а также о том, что может показаться им проблемным.

Когда фотографы впервые создают и публикуют автопортреты, они часто испытывают некоторую тревогу. Они могут беспокоиться о своей нарциссической внешности, чувствовать себя неловко, стесняясь своей внешностью, или бояться негативной обратной связи. Если они получают в целом положительную реакцию от других или если их не особо беспокоит критика, они, как правило, становятся более творческими, спонтанными и даже беззаботными в отношении своих автопортретов, что может отражать растущее самоуверенность и самоуверенность.В то время как преобладающие темы об их личности появляются в их работе постоянно или периодически, они начинают экспериментировать с выявлением различных и, возможно, более уязвимых аспектов своей психики. В прямом и переносном смысле они показывают себя с разных сторон. Они внимательнее смотрят на то, что им нравится и что не нравится в их личности и жизни. На одном автопортрете они могут раскрыть определенную сторону своей личности, а на более позднем они изображают нечто совершенно противоположное, как бы признавая свои внутренние конфликты и полярности.На поверхности появляются паттерны, указывающие на лежащие в основе и, возможно, неосознаваемые аспекты личной идентичности, которые явно не видны ни на одной фотографии.

Коллекция автопортретов в конечном итоге становится калейдоскопом убеждений, эмоций и поведения, которые раскрывают более полный и многогранный дизайн того, кем является фотограф. Чем больше людей делают автопортреты, тем больше они могут думать: «Как много я должен и могу ли я рассказать о себе?» По мере того, как человек пытается решить этот вопрос и продолжает выполнять эту работу, процесс саморефлексии и сама камера могут стать более очевидными для зрителей.

Для фотографов, которые регулярно создают автопортреты, например для тех, кто участвует в таких онлайн-группах, как Flickr’s 365, этот процесс превращается в ежедневный визуальный журнал, который выявляет изменения в настроении, мыслях и занятиях. Это способ «измерять температуру» каждый день. Это усиливает чувство непрерывности и сплоченности. Некоторые люди говорят, что это дает им возможность решить, кем они хотят быть в определенный день, даже если они не могут выразить это непосредственно в своей реальной жизни.Когда людей спрашивают об их мотивах создавать и размещать в Интернете автопортрет каждый день в течение года, люди часто отмечают, что это «вызов» — задача каждый день спрашивать себя: «Как я себя чувствую сегодня? Кто я сегодня? Как другие отреагируют на меня сегодня? » Это постоянный поиск понимания того, что в себе меняется, а что остается неизменным, потому что некоторые вещи в нас никогда не меняются.

В некоторых отношениях автопортреты становятся легче делать, чем больше вы их делаете. В остальном они становятся тяжелее.Фотографы блокируют, и у них заканчиваются идеи. Или они могут застрять на определенных типах автопортретов. Иногда это происходит потому, что они зашли в собственный психологический тупик. Они, в прямом и переносном смысле, застряли на этом самовосприятии, возможно, из-за того, что они ценят его, нуждаются в нем или находятся в противоречии по этому поводу. А иногда это происходит потому, что их аудитория аплодирует и поэтому поддерживает их за создание определенных типов автопортретов, что мешает им, сознательно или бессознательно, выражать другие вещи о себе.

Это помогает думать об этих тупиках как о части процесса автопортрета. Часто под поверхностью сознательного осознания, в ходе того, что психологи называют «подсознательной инкубацией», что-то в нас самих формируется и ждет прорыва. Вы можете обнаружить это, обращая внимание на то, что вы думаете и чувствуете, независимо от обратной связи, которую вы получаете от других. Вы можете обнаружить это в каком-то визуальном или психологическом мотиве, который неожиданно появляется на вашем автопортрете. Следуйте этому мотиву, чтобы увидеть, куда он вас приведет.

Для некоторых людей обмен автопортретами в Интернете может стать заменой жизни в «реальном» мире. Когда люди чувствуют себя изолированными от других или от самих себя, они могут попытаться создать более удовлетворительные отношения и более полезную идентичность в киберпространстве. В идеале человек учится уравновешивать и интегрировать автономное и онлайн-я. Этой цели помогает обмен автопортретами с друзьями и родственниками как онлайн, так и офлайн.

Преследуя саморефлексивный процесс создания автопортретов, мы не всегда уверены, куда мы направляемся.Мы не уверены, кем мы становимся на наших фотографиях. Это может быть медленный, сложный процесс с неожиданными поворотами и поворотами. В этом смысле это очень похоже на жизнь.

На Flickr вы можете читать и участвовать в обсуждениях различных разделов этой статьи:

Психология портретной фотографии — Obsoquasi Visuals — 2018

Портретная фотография — это 10% фотография и 90% психология

Портретная фотография — поистине увлекательная дисциплина. На первый взгляд кажется, что это постоянно повторяющаяся работа: человек стоит перед камерой, фотограф делает хороший снимок, выбирает, редактирует и доставляет его, готово.Но правда в том, что портретная фотография, вероятно, одна из самых сложных дисциплин фотографии, и это потому, что она почти не имеет ничего общего с (техническими) навыками фотографии. Все дело в человеческих навыках — очень конкретных человеческих навыков на самом деле…

Хорошему фотографу-портретисту необходимо:

  • создать соединение с клиентом за очень короткое время
  • хорошо понимать человеческую природу (то есть уметь «читать людей»).
  • уметь обучать своего клиента и следить за изменениями в его поведении
  • помочь клиенту расслабиться и почувствовать себя непринужденно
  • быть спокойным и уверенным, а также успокаивающим и внушающим уверенность
  • уметь быть юмористическим и веселым
  • проявлять искреннее любопытство и добрые намерения по отношению к человеку перед камерой
  • будьте понимающими, тактичными и уважительными
  • активно замечать тонкие различия в позе и выражении лица
  • и, наконец, да, хороший фотограф-портретист должен хорошо разбираться в освещении, композиции и «технических вещах».

Перечисляя эти навыки, я надеюсь, что не покажусь мне человеком, который овладел ими всеми.Я оказываюсь в сложных ситуациях гораздо чаще, чем хотелось бы. Но мой способ изучения и переваривания того, что я изучаю, часто заключается в том, чтобы писать, собирать свои сознательные мысли, критически оценивая, что идет хорошо, а что нет. Я вполне ожидаю, что эта статья потребует обновления через пару лет.

Я также хотел бы поблагодарить моих клиентов, которые любезно прислали свое согласие на представление своего портрета в рамках этой статьи о портретной фотографии.

Понимание природы человека

«Кто скрывается за маской?»

В немецком есть чудесное универсальное слово «Menschenkenntnis».Буквально это означает знание человечества, но в большей степени это касается сочувствия, понимания социальных норм, статуса и группового поведения, реакций и эмоций и, наконец, слушания. Все эти навыки необходимы в портретной фотографии!

Кто тот человек, который только что вошел в вашу студию. Не только то, как они себя представляют, но и кто за маской скрывается. Потому что, как бы они ни старались избежать этого, человек за маской тоже появится на съемке.Вот почему так важно поговорить с людьми, прежде чем ставить их перед камерой, и хотя бы попытаться мельком увидеть человека целиком, насколько это возможно.

Как фотографу-портретисту важно быть человеком. Я имею в виду вот что. Не думайте, что нужно быть идеальным! Смейтесь над своими ошибками или промахами. Раньше я думал, что самое неприятное, что может со мной случиться, — это если я начну снимать с закрытой крышкой объектива. Но теперь я больше не беспокоюсь об этом, потому что именно такие мелочи, как смех фотографа над собой, могут снять напряжение с клиента.

Есть очень тонкие и деликатные аспекты «чтения человека» и принятия решения о том, как ваше чтение должно повлиять на изображение. Будьте вежливы и тактичны! Если на лице ваших клиентов есть твердость, постарайтесь выяснить, является ли эта твердость чем-то, что они считают своей определяющей чертой, или это просто защитный механизм, прикрывающий их более мягкую сторону (что они хотели бы показать). Опять же, всегда будьте вежливы и тактичны!

Сочувствие и сострадание

«Никогда не судите человека перед камерой!»

«Мне не нравится, когда меня фотографируют.»- очень распространенная фраза в начале сеанса портретной фотографии. Или даже чаще: «Я не фотогеничный». Или, точнее, «у меня такая странность с левым глазом / родинкой на щеке / ассимметрией и т. Д.». Эти сообщения не предназначены для того, чтобы обескуражить вас или заставить нервничать, или даже чтобы саботировать вас. Помните, им на самом деле тоже хотелось бы сфотографироваться. Таким образом, эти сообщения — не что иное, как небольшой крик о помощи — «Помогите мне преодолеть мой блок» — будь то застенчивость, негативная самооценка или плохой прошлый опыт, связанный с созданием собственного изображения.

Это решающий момент, чтобы помочь вашему клиенту почувствовать себя более непринужденно. Заверьте их, что многие люди так чувствуют перед камерой. Я не думаю, что это хорошая «стратегия» — пытаться убедить их сейчас в обратном, потому что это только покажется фальшивкой. Однако вы можете упомянуть конкретные вещи, которые вам в них действительно нравятся, в ходе съемки (а не все сразу). «Чувак, у тебя фантастические волосы!», «Я большой поклонник смеющихся морщин!» или «эта рубашка идеально сочетается с вашим цветом волос, отличный выбор!».Это не о флирте с людьми перед камерой! Имеет в виду все, что вы говорите, независимо от того, сколько лет, какой формы, какого пола человека впереди. Постарайтесь получить удовольствие от этого процесса, позвольте себе взволноваться, если вам удалось уловить момент искренности.

Никогда не судите человека перед камерой! Потому что, если люди чувствуют себя осужденными, вы никогда не сможете их хорошо сфотографировать. Вместо этого цените и даже любите богатое и красочное разнообразие людей и то, насколько каждый из них уникален.Будьте счастливы получить возможность сфотографировать их вместе с ними.

Не судить также означает не жалеть их. Жалость — это чувство, рожденное снисхождением. «Бедный парень с ленивым правым глазом — это действительно некрасиво» — это никому не помогает! Вместо этого будьте чуткими или, лучше сказать, сострадательными! В чем разница между жалостью, сочувствием, сочувствием и снова состраданием…? Постарайтесь сделать это своей задачей — создать лучший образ, который у них когда-либо был.Для всех наиболее распространенных состояний, которые, по мнению людей, делают их непривлекательными, есть уловки, чтобы скрыть их или отвлечь от них внимание зрителей. Хотя, возможно, это тема для другого поста.

Помогите им расслабиться

В портретной фотографии есть несколько приемов, которые помогут вашему клиенту расслабиться и почувствовать себя с вами более непринужденно. Давайте посмотрим на некоторые.

Поделитесь с ними своим первым мини-успехом . «Это было великолепно. Потрясающие! Теперь у нас уже есть хороший.«Для них это означает, о, хорошо, если сейчас все пойдет наперекосяк, по крайней мере, у меня уже есть пригодный для использования». Немедленное расслабление — и, скорее всего, ваши следующие снимки будут еще лучше.

BYOF — приведи своего друга . Пусть их друг встанет рядом с вами и тоже будет смотреть на объект. Попросите испытуемого быстро взглянуть на друга, поздороваться или улыбнуться, а затем вернуться к вам. Этот трюк сотворил для меня чудеса. Потому что улыбка, которую вы получите в ответ, будет гораздо более искренней, чем то, что они могут «произвести» сами намеренно.

Вспомните приятное место или время , которое они недавно провели. В основном я спрашиваю их об их последнем отпуске, но вы также можете спросить их о том, чем они любят заниматься в свободное время или о последнем концерте, который им действительно понравился. Короче говоря, заставьте их поговорить о том, чем они увлечены. Спросите их, есть ли у них дети, сколько им лет и как их зовут. Спросите их об их любимой еде. Эти вопросы вызовут у них позитивные воспоминания.

Не все эти методы работают с каждым клиентом. Если вы чувствуете сильное сопротивление с его или ее стороны, иногда лучше отложить фотоаппарат на время и поговорить с ним о том, как прошел день. Часто люди появляются на портретных съемках с мыслями о текущих событиях своей жизни. Поощряйте их, отложите на мгновение то, что у них на уме, и побывайте здесь, с вами. Затем позвольте им сделать глубокий вдох и попробовать еще раз.

Также помните: просто поговорив с кем-то пару минут, нельзя ожидать, что он полностью расслабится.Вы (вероятно) все еще незнакомы для них, и их внутренний стресс, смятение, неуверенность или просто отсутствие внимания в этот момент не могут быть мгновенно снесены волшебным образом. Вы можете доставить их туда только частично. Но даже это очень поможет!

Создайте связь и проявите любопытство

«Иногда самые глубокие связи создаются не из-за общих сильных сторон, а из-за общих слабостей. Несовершенные люди — люди с которыми можно общаться ».

Не засыпайте клиента вопросами? Если уместно, поделитесь небольшой частью своей жизни, особенно если она каким-то образом пересекается с жизнью человека перед вами («Привет, круто, я тоже люблю играть музыку!»).Однако не зацикливайтесь на себе и оставайтесь скромными. В этой ситуации как никогда важно не унизить другого человека, подняв себя. Также напоминайте себе, что иногда самые глубокие связи устанавливаются не из-за общих сильных сторон, а из-за общих слабостей. Если вы плохо умеете обращаться с именами, не стесняйтесь этого, многие люди плохи! Как я сказал в «чтении людей»: не обязательно быть идеальным. Смейтесь о себе. Это сделает вас более привлекательным.

Марк Твен однажды сказал: «Каждый человек — это книга.Каждый год — это глава ». Для меня это означает, что ни один человек не бывает скучным. Каждому человеку есть что рассказать, от первого случая до жизни позже. Интересуйтесь историями людей, которых вы снимаете, не стесняйтесь приостанавливать съемку, если появится возможность услышать часть истории из жизни человека. В конце концов, вы можете продолжить съемку, пока они рассказывают историю, но обязательно сделайте небольшую паузу, чтобы сосредоточить свое пристальное внимание, а затем медленно вернитесь к съемке снова.

Спокойствие и уверенность

«Ваше собственное спокойствие и уверенность естественным образом отразятся на спокойствии и уверенности вашего клиента.”

Трудно достичь спокойствия и уверенности, но вы, безусловно, можете заранее установить некоторые параметры, которые помогут вам чувствовать себя более уверенно:

  • Будьте готовы. Настроить все как можно больше
  • Есть план
  • Будьте морально готовы (оставьте свой багаж на улице)
  • Помните, что вам подходит
  • Не спешите со съемкой, но потратьте несколько минут на подготовку объекта

Вы, наверное, уже догадались, ваше спокойствие и уверенность естественным образом отразятся на спокойствии и уверенности вашего клиента.

Небольшая заметка о примечании «будь готов», упомянутом первым. В портретной фотографии не менее важно дать клиенту возможность подготовиться. С прошлого года я отправляю им листовку с такими полезными советами «Как подготовиться к моей портретной фотосессии». Это сделало для меня чудеса! Почти все приходят с вымытыми и расчесанными волосами, а женщины — с нужным количеством макияжа. И никаких более ярких цветов или контрастных узоров на их одежде, которые заставили бы мою камеру испугаться.🙂

Юмор

«Вам не обязательно быть комиком. Ваша цель — сделать это как можно более приятным ».

Давайте сделаем это как можно проще и просто скажем, что юмор — это способ личного самовыражения, успех которого зависит как от «отправителя», так и от «получателя». То есть у каждого свой юмор, и не все виды юмора подходят каждому. На самом деле, большинство моих «шуток» на самом деле очень плохи, но они все же служат способом снять напряжение с помощью смеха.И это важная часть — вам не обязательно быть комиком. Ваша цель — сделать портретную фотографию максимально приятной.

Это не значит, что вы должны просто «рассказывать» свои лучшие шутки. Это, вероятно, только повысит уровень неловкости. Лучший юмор в портретной фотографии — это, конечно, ситуативный юмор, способность реагировать на происходящее. Со временем это станет для вас второй натурой. Честно говоря, это НЕ вторая натура для меня (пока).Иногда мне все еще кажется, что я неловко роюсь в своей сумке с инструментами в поисках шутки, любой шутки, отчаянно пытаясь ослабить напряжение …

Поза и выражение лица

«Людям гораздо проще передать сообщение эмоциями, чем просто улыбнуться или серьезно посмотреть в камеру».

Умение читать позу чрезвычайно важно в портретной фотографии. Потому что все люди постоянно и неосознанно общаются со своим телом. А животные делают это еще больше, потому что не умеют говорить.Таким образом, в ходе нашего жизненного опыта мы все стали «суперкомпьютерами для чтения поз и выражений», способными улавливать мельчайшие детали в позе и выражении лица человека.

Когда клиент спрашивает меня, как ему следует смотреть в камеру, я говорю им, что фотография должна быть как приглашение для зрителей: «Здравствуйте, я Джон, я буду рад встретиться с вами». и у зрителя должна быть неосознанная реакция, например: «Он выглядит дружелюбно, я с нетерпением жду встречи с этим парнем.». Но далеко не всегда портрет является приглашением. В последние месяцы клиенты просили меня дать набор выражений во время сеанса, одно из которых было приглашением, как уже упоминалось, а другие были более искренними. Для этого изображения я предлагаю им придумать цитату о своей работе и подумать над этой цитатой («Представьте, что рядом с вами есть речевой пузырь»). В фотографии этот процесс называется эмоциями. И людям гораздо проще выразить сообщение эмоциями, чем просто «улыбнуться» или «серьезно посмотреть в камеру».Я уверен, что вы сделали аналогичные наблюдения.

Тем не менее, вы являетесь человеком, стоящим за камерой, и поэтому вы все равно можете предоставить им практическую обратную связь, чтобы улучшить их осанку. Давайте поговорим о некоторых основных правилах осанки из моей сумки для трюков, которую вы можете использовать:

  • Вес всегда приходится на переднюю ногу, слегка наклоняясь в сторону камеры. Это создает ощущение открытости и интереса к зрителю.
  • Очень часто бывает, что один глаз больше другого. Всегда располагайте их так, чтобы больший глаз был ближе к камере.
  • Пробор на одной стороне лба? Тогда эта сторона обычно должна быть впереди. Однако я обнаруживал, что нарушаю это правило много раз …
  • Позвольте им держать руки в таком положении, которое помогает им лучше всего расслабить плечи. Разрешено даже скрещивать руки. Я сам предпочитаю это. Это дает мне стабильность в области плеч.
  • Двойной подбородок — позвольте им слегка высунуть голову в сторону камеры (не поднимая и не опуская подбородок).
  • Спросите всех, есть ли у них сторона, которую они предпочитают, но всегда стреляйте в обе стороны, несмотря ни на что.
  • Прищуренные глаза? Позвольте им быстро сосредоточиться на чем-то другом, например, на вашей обуви и правильном резервном копировании в объективе вашей камеры. Как только они сфокусируются на вашей линзе, их глаза будут немного более открытыми.
  • Выпуклые очки, отражающие ваш источник (и) света? Попробуйте слегка опустить подбородок. Или снимайте их лицом в сторону от основного света. Или даже спросите их, будет ли им комфортно без очков.
  • Жесткий человек? Установите с ними позу, и они позволят им расслабиться и вернуться в эту позу. В качестве альтернативы я видел, как другие фотографы заставляли объекты разворачиваться и садиться в позу.
  • У людей есть проблемы с естественной улыбкой? Используйте трюк BYOF сверху, даже старый трюк с сыром может сработать, однако я предпочитаю использовать другие слова с и «y» или «ee» в конце.
  • Применяются некоторые общие правила позирования из моды, но избегайте слишком позирующего образа.Это просто заставит вашего клиента почувствовать себя некомфортно или, что еще хуже, объективированным.

Гендерные различия

Говоря о гендерных различиях и о том, как они должны влиять на процесс фотографии, важно понимать, насколько это деликатный вопрос для фотографии в целом, но особенно для портретной фотографии. Позвольте мне выделить две наиболее важные причины этого. Прежде всего, гендерные образы, особенно гендерные роли, сильно изменились за последние 50 лет.Настолько, что многие люди переживают своего рода кризис гендерной идентичности, по крайней мере, на определенном этапе своего развития. Что значит быть мужчиной — это вопрос, который я глубоко задавал себе, когда мне было чуть за 20. А во-вторых, фотографы, конечно же, находятся под постоянным контролем с точки зрения их роли в процессе объективизации женщин. Таким образом, с одной стороны, мы наблюдаем большое выравнивание полов — маскулинизацию женщин и феминизацию мужчин, разделение работы и домашних обязанностей, тенденцию к выравниванию оплаты труда.С другой стороны, мы рассматриваем женщину (и мужчин) как объект желаний в моде и рекламе вокруг нас — «секс продает». Последнее было бы невозможно без работы фотографов. Это, конечно, формирует общественное мнение о нас, фотографах. Поэтому не удивляйтесь, если каждое ваше слово будет оцениваться с учетом предвзятого мнения людей о вашей работе, особенно если вы мужчина!

Но можем ли мы полностью игнорировать пол? Следует ли фотографировать женщин и мужчин совершенно одинаково? Я тоже не думаю, что это ответ.У меня был положительный и отрицательный опыт открытого разговора о гендере во время фотосессии. Некоторые клиенты действительно оценили то, что я дал им возможность выразить свою женскую или мужскую сторону (независимо от их биологического пола), в то время как другие могли почувствовать, что их классифицируют по гендерному стереотипу, говоря об этих вариантах. Все это совершенно понятно.

Так что же мы на самом деле можем сделать? Я пришел к выводу, что, возможно, лучший подход — сначала попытаться понять отношения вашего клиента с его или ее полом.Как они одеваются, сколько внимания уделяется их фигуре и макияжу, носят ли они украшения, как звучит их голос, как они ходят? Все это может дать вам представление о том, насколько важна для них их гендерная идентичность. Если вы не думаете, что это определяющая черта, просто не говорите о поле! Вместо этого попробуйте разные подходы и всегда получайте обратную связь от клиента, показывая ему пару последних фотографий. Возможно, они не смогут выразить словами, какими они хотят, чтобы мир увидел их, но они сразу же узнают этого человека на фотографии.

А как насчет актуальной фототехники !?

«Хотя техническая база важна, на самом деле это самая простая часть портретной фотографии».

Да, вам нужно знать о технических аспектах. Отсутствие фокусировки наверняка может испортить много хороших снимков, как и неоптимальное освещение. Но давайте посмотрим правде в глаза, в Интернете есть тысячи руководств по портретному освещению.

Хотя техническая база важна, на самом деле это самая простая часть портретной фотографии.Психологическая часть намного сложнее. Я думаю, что каждый покупатель загадывает свою загадку, нам тоже нужно найти решение или обойти ее. Я все время сталкиваюсь с серьезными проблемами! И я должен признать, что мне все еще не всегда удается создать одну эту фотографию, я на все 100% доволен. Но со временем нам всем становится лучше.

Не думайте, что все, что вам нужно, это набор манипулятивных приемов, психологических уловок! Это скорее о том, чтобы научиться полностью принимать и любить людей, кем бы они ни были.Это осознание, с которым я столкнулся совсем недавно. Я заметил, что, ретушируя изображения, я обнаруживал, что разговариваю с людьми, которых ретуширую, в своей голове. Я вспоминал наши разговоры, смеялся с ними, гадал, какой они были отцы дома, что за коллеги и так далее. В результате эти изображения получились даже лучше, потому что я ретушировал с места симпатии.

Это был Филипп Виге, мой хороший друг и фантастический фотограф, который однажды научил меня, что степень, в которой люди позволят вам фотографировать, полностью зависит от вашего внутреннего отношения к ним.Итак, даже если мы говорим «сделать образ», правильное отношение на самом деле — это «давать». Выражайте свое сочувствие, интерес, доброту, сострадание, открытость.

Надеюсь, моя статья вам понравилась, и вам стало еще интереснее заниматься портретной живописью. Я желаю вам много радости и личного роста в выполнении этой задачи.

Иоанна

Глядя на портреты с точки зрения эволюционной психологии

Жан-Франсуа Рафаэлли (1850–1924) сделал свои лучшие работы рисованием или рисованием скромных жителей пригорода Парижа, где он сам какое-то время жил.На гравюре Le Cantonnier (1881) ниже изображен дорожник или дворник, сидящий на вехе, скрестив руки, и его метла лежит на земле позади него. Стрелка на вехе указывает направление на Париж и расстояние: 4,1 километра. Примечательно, что мужчина смотрит в противоположном направлении. Его лицо озаряет вечернее солнце после дождливого дня, но выражение его лица безрадостное.

Композиция картины своеобразна: левая половина, за спиной мужчины, занята скудным безлистным кустом, вдали невзрачные домики и метла на земле.Человек, сидящий на вехе, занимает правую половину и смотрит не на центр, а на край кадра. Эта картина вызывает чувство сочувствия к этому скромному работнику, который, кажется, наслаждается отдыхом, но ему не на что рассчитывать. Я хочу утверждать, что пространственная композиция картины способствует ее остроте, и это происходит отчасти из-за развитой психологической предрасположенности, предрасположенности, которую люди, вероятно, разделяют со многими другими животными.

Мне помогло лучше понять эффект, производимый этой композицией, — это исследование, проведенное когнитивистом Хеленой Митон (в котором участвовали психолог по когнитивному развитию Миколай Херник и я): «Предвзятость в портретах, ориентированных на профиль человека» (2020 ).

То, что вдохновило наше исследование, было общим зоологическим наблюдением, не имеющим очевидного отношения к истории искусства, не говоря уже о портретной живописи. Большинство животных — билатерии: у них есть правая и левая сторона, а также передняя и задняя части. Этот план тела сильно коррелирует с направлением, в котором они обычно движутся: вперед. Многие животные, в том числе люди, лучше воспринимают и обращают больше внимания на то, что перед ними. Следовательно, если вы наблюдаете за другим человеком или нечеловеческим животным и хотите понять его мысли и предсказать их действия, имеет смысл обратить внимание на то, что может происходить перед ними, а не за ними.Даже младенец спонтанно воспринимает людей и нечеловеческих животных как имеющих переднюю и заднюю части и полагается на это, чтобы предвидеть, что они могут делать дальше, как продемонстрировал Херник в более раннем исследовании, в соавторстве с клиническим психологом Паско Фироном и ученым-когнитивистом. Гергей Чибра.

Вместе с Митоном и Херником мы предположили, что эта адаптивная склонность обращать особое внимание на то, что агенты имеют перед собой, может тонко влиять на один тип культурного производства, а именно на портретные портреты.Мы предсказывали, что при написании таких портретов художники будут иметь «уклон вперед», то есть тенденцию оставлять больше места перед натурщиками, чем за ними.

Одним из следствий этой большей композиционной свободы стало усиление смещения вперед в портретных портретах.

Чтобы проверить эту гипотезу о прямом смещении, мы просмотрели 1831 портретный портрет 582 европейских художников 15–20 веков и измерили свободное пространство перед сидящими и позади них.Наше решение прибегнуть к данным из этой конкретной традиции было во многом основано на ее уникальной доступности и богатстве. Это свидетельство, однако, представляет собой особенно подходящий полигон для проверки, поскольку в европейской традиции существует сильная культурная норма в портретной живописи в пользу центрирования сидящего в кадре. Мы предсказали, что, несмотря на эту норму центрирования, европейские портреты будут иметь тенденцию демонстрировать это прямое смещение. Более того, мы предсказывали, что сила этого предубеждения возрастет, когда сила культурной нормы центрирования снизится, как это стало происходить в 18 веке.Итак, хотя любое общее заключение должно оставаться предварительным, пока оно не было проверено на основе свидетельств незападных традиций, наши прогнозы относительно западной традиции, если они подтвердятся, уже придали бы серьезный вес нашей гипотезе о существовании. о прямом уклоне и его потенциальном значении для пространственной композиции профильных портретов в целом.

Для каждого из исследованных нами портретов измерялось свободное пространство перед натурщиками и позади них. Например, на портрете Isobel McDonald (1895) Тома Робертса (1856-1931) мы обнаружили, что 54.54% свободного пространства размещается перед головой сидящего.

Изобель Макдональд (1895) Тома Робертса. Предоставлено Национальной галереей Виктории, Мельбурн

Общий результат? Как и предполагалось, мы обнаружили статистически значимое прямое смещение. На рисунке ниже показан весь набор данных портретов, упорядоченных по пропорции свободного пространства перед сидящим (с красной линией на x = 0,5, что означает, что впереди столько же свободного пространства, как и позади сидящего).

Набор данных портретов, упорядоченный по доле свободного пространства перед сидящим

До середины 18 века норма центрирования была довольно систематической, но даже в этом случае, как правило, перед сидящими было больше свободного пространства, чем позади. Возможно, предубеждение было достаточно слабым, чтобы остаться незамеченным и, во всяком случае, не рассматриваться как нарушение нормы. Однако не существовало культурных норм, которые способствовали бы такому предвзятому уходу от центрирования.

В XIX и XX веках нормы пространственной композиции в живописи, в частности норма центрирования для портретной живописи, стали менее строгими, а эксперименты с композицией стали более приемлемыми и даже поощряемыми.Одним из следствий этой большей композиционной свободы было усиление прямого уклона в портретных портретах; В частности, случаи прямого смещения стали гораздо более заметными, как, например, на портрете Джульетты (1898) Джона Уильяма Уотерхауса (1849-1917).

Джульетта (1898) Джона Уильяма Уотерхауса. Предоставлено Википедией

На рисунке ниже показано, как доля свободного пространства перед сидящим меняется со временем. Все портреты над красной линией смещены вперед: чем выше, тем больше смещение.

График, показывающий, как доля свободного пространства перед ситтером изменилась с 1500-х до 2000-х годов

Даже в последние два столетия многие профильные портреты — например, портрет Макдональда Робертса выше — все еще были относительно близки к точному центрированию. Более того, как и в предыдущий период, было довольно много случаев обратного, а не прямого децентрализации. Ясно, что мы говорим о простой статистической тенденции. В таких условиях прямое смещение, будучи статистически устойчивым, было слишком маленьким, чтобы его можно было вообще замечать как таковое, не говоря уже о том, чтобы рассматривать его как неявную норму.Только в современных справочниках по фотографии появляется четкая рекомендация оставлять достаточную «ведущую комнату» или «смотровую площадку» перед людьми, видимыми в профиль.

Рафаэлли предполагает, что у дорожника немного впереди, как буквально в кадре картины, так и метафорически в его жизни

Таким образом, это исследование показывает, как сформировавшиеся психологические предрасположенности могут сосуществовать с культурными нормами, которые действуют в разных направлениях и совместно влияют на культурные практики.Еще одна подобная иллюстрация — исследование Оливье Морена «Как портреты обратили на нас глаза» (2013 г.), являющееся основным источником вдохновения для этой работы. Эти исследования также демонстрируют, как психологические предрасположенности могут стать факторами «культурной привлекательности» в культурной эволюции практик и норм.

Возвращаясь к картине Рафаэлли с изображением дорожного работника, мы можем увидеть, как наше исследование предвзятости в портретах, ориентированных на человеческий профиль, может способствовать нашему пониманию и оценке работы.Рафаэлли широко использовал децентрализованные композиции, причем не только в профильных портретах. Вот, например, его анфас портрет французского писателя Эдмона де Гонкура (1888 г.).

Эдмон де Гонкур (1888) Рафаэлли. Courtesy Musée des Beaux-Arts, Nancy / Wikipedia

Гравюра Рафаэлли In the Rain (1909), представленная ниже, является прототипом портрета в профиль с умеренным уклоном вперед. Персонаж не выглядит веселее дорожника, но более широкое пространство перед ним в сочетании с ощущением, что дождь теперь позади него, немного рассеивает мрак.

Под дождем (1909) Рафаэлли. Public domain

Очень похоже на In the Rain , но с более сильным смещением вперед и с некоторым цветом, подчеркивающим контраст между дождем позади персонажа и открытым небом перед ним, гравировка The Storm ( 1906) передает чувство обнадеживающего ожидания.

Буря (1906) Рафаэлли. Public Domain

В одной из своих самых известных картин « Человек, только что покрасивший свой забор » (1881) Рафаэлли использует нетрадиционную композицию с большим пространством позади персонажа, чем перед ним, таким образом, чтобы передать, с некоторыми мягкая ирония, самодовольство мужчины.

Человек, только что покрасивший свой забор (1881) художника Рафаэлли. Предоставлено Sotheby’s

Пространственная композиция напоминает композицию дорожника выше, с персонажем (видимым в трех четвертях, а не в полный профиль), стоящим в правой половине изображения и обращенным к кадру, а не к центру. картины. Но эта общая структура помогает выделить основные различия между двумя изображениями. Здесь главный предмет рядом с левой стороны — предмет гордости — свежеокрашенный забор; вот это старая метла на земле у дорожника.Здесь фоновый пейзаж интригующий и живой; там скучно и безжизненно. Ни одна из картинок не дает четкого указания на то, на что человек на портрете мог смотреть или к чему шел, но здесь мужчина стоит, все еще держа кисть и горшок с краской, что предполагает, что его мысли сосредоточены на том, чего он только что достиг, и что первое, что он, вероятно, сделает, это вернет кисть и горшок на их обычное место.

А теперь вернемся к дорожнику:

Le Cantonnier (1881) Рафаэлли. Public Domain

В целом — Человек, только что покрасивший свой забор — интересное исключение — то, что находится перед людьми, более важно для понимания того, что они могут иметь в виду и что они могут делать дальше. Соответственно, наблюдая за людьми, мы склонны уделять больше внимания пространству перед ними. Художники профильных портретов, интуитивно настроенные на эту тенденцию, в основном оставляют больше свободного пространства перед своими натурщиками, чем позади них.Делая противоположный выбор, Рафаэлли предполагает, что у дорожника немного впереди, как буквально в кадре картины, так и метафорически в его жизни.

Конечно, чтобы оценить картину Рафаэлли, нужно прежде всего понять культурный контекст и значение изображенной сцены. Как показывает веха, дорожник поворачивается спиной к Парижу, городу, к которому стремятся так много французов в провинциях; во Франции, откуда бы вы ни приехали, вы говорите « monter à Paris » или «едете в Париж».Скромные жители пригорода, такие как этот человек, были в то же время физически близки к городу, но социально очень далеки от него — или, по крайней мере, далеко от возможностей, которые делали Париж таким привлекательным. Следует также поместить картину в искусство того времени, где большая часть портретной живописи была изображена богатым натурщиком, который мог заказать работу. Сам Рафаэлли, получивший известность как « le peintre des banlieues » («художник пригорода»), пробовал свои силы в более традиционных портретах представителей парижской культурной элиты, таких как его портрет Гонкура.Для портретов богатых или известных людей художники обычно использовали живописные приемы, в том числе пространственную композицию, чтобы показать натурщиков такими, какими они хотели бы, чтобы их видели. Дорожный работник или человек, красивший его забор, были слишком скромны, чтобы иметь право голоса.

Я попытался показать здесь, что для нашего понимания и оценки этой картины может потребоваться небольшая помощь эволюционной психологии. У людей есть психологическая предрасположенность уделять немного больше внимания тому, что находится перед другими (предрасположенность, которая, вероятно, возникла в результате эволюции двуногих животных).Признание того, каким образом эта предрасположенность могла повлиять на композицию профильных портретов в западной традиции, и в частности в XIX веке, подчеркивает психологическую проницательность Рафаэлли в экспериментах с пространственной композицией, диаметрально противоположной укоренившемуся прямому уклону.

Департамент психологии — Колледж искусств и наук Сиракузского университета

Какую бы карьеру вы ни выбрали, психологический опыт — научное изучение поведения — повысит ваши шансы на трудоустройство.Не менее важно то, что это помогает вам понять себя и других.

Преподавание психологии и исследования охватывают четыре отдельные области:

  • Клиническая психология здоровья: как психические, эмоциональные и социальные факторы влияют на физическое благополучие.
  • Когнитивная психология: понимание фундаментальных механизмов, лежащих в основе когнитивной и нейронной обработки — как мы думаем, воспринимаем, запоминаем, забываем, решаем проблемы, сосредотачиваемся и учимся.
  • Школьная психология: оценка и вмешательство для улучшения обучения, поведения и психического здоровья среди детей и подростков.
  • Социальная психология: изучение мышления и поведения в социальной и физической среде.

Посетите нашу страницу исследования.

У вас есть много вариантов обучения — бакалавр гуманитарных наук, бакалавр естественных наук и второстепенный. Возможности для исследований на бакалавриате помогут вам применить полученные знания в классе, найти наставника, улучшить свое критическое мышление и навыки решения проблем, а также изучить интересующую вас тему.

Что я могу делать со степенью психолога?

Согласно Princeton Review за 2019 год, психология входит в десятку лучших специальностей с точки зрения перспектив трудоустройства, заработной платы и популярности.

Изучая психологию, вы приобретаете навыки, необходимые для успешной учебы в аспирантуре, профессиональной школе и на рабочем месте. Профессиональные психологи могут быть исследователями, изучающими поведение, и / или практиками, применяющими свои знания и навыки для решения индивидуальных и социальных проблем.

Степень психологии может привести к следующим позициям:

  • Государственное и частное здравоохранение
  • Образование
  • Поддержка психического здоровья
  • Закон
  • Социальная работа
  • Терапия
  • Консультации
  • Развитие ребенка
  • СМИ и реклама
  • Человеческий ресурсы
  • Бизнес и менеджмент

Психологический факультет — это выдающиеся психологи, известные своими высочайшими достижениями в области исследований, твердой приверженностью преподаванию как на уровне бакалавриата, так и на уровне магистратуры, а также активным участием в общественной жизни.

Эбигейл Казелли, доктор философии по социальной психологии. студентка, получила финансирование от Консорциума любви через Фонд Джона Темплтона для своего исследовательского проекта Исследование конфликта в межрасовых отношениях: рассмотрение конструктивного приспособления.

Центр психологических услуг (ЦПС) возобновил групповые услуги после долгой паузы с началом пандемии.В этом семестре наши аспиранты проводят две научно-обоснованные группы для детей и подростков.

Бенджамин Вален, доктор социальной психологии. кандидат, получил грант от NSF-GRFP для своего исследовательского проекта Результаты ласкового прикосновения среди геев, лесбиянок и гетеросексуальных пар: влияние гендерного состава и воспринимаемой аудитории.

Эмили Хельминен, школьная психология, кандидат психологических наук.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *