20.09.2021

Теория гештальта: Гештальт принципы в графическом дизайне

Содержание

искусство контакта [Новый оптимистический подход к человеческим отношениям]

Гештальт-теория

На самом деле, почему Gestalt? Что хотят выразить с помощью этого «странного» термина? Почему не говорить на смеси французского и английского, как это делает весь мир?

Действительно, Gestalt (произносится Гештальт[3]) – это немецкий термин, и обычно пишется с большой буквы, как все существительные в немецком языке. Это слово иногда переводится как «форма» (следовательно, «Гештальт-теория» – это «теория формы»), но на самом деле речь идет о чем-то намного более сложном, так что никакое слово на другом языке не в состоянии точно перевести его содержания. Именно поэтому термин «Гештальт» оставили как во французском языке (оно вошло в словарь), так и в английском, русском и японском!

Глагол «gestalten» (гештальтен) означает «придавать форму, задавать определенную структуру». Результат, гештальт, является, следовательно, структурированной формой, полной и несущей смысл. Например, один и тот же стол имеет разные значения в зависимости от того, лежат ли на нем книги или бумаги, покрыт ли он скатертью и на нем стоят тарелки (его глобальный

гештальт изменяется).

Ведь на самом деле с момента нашего рождения первой значимой «формой», которую мы узнаем, является Гештальт: лицо нашей матери. Новорожденный еще не воспринимает детали, но глобальная форма является «значимой» для него.

Наше восприятие подчиняется некоторым законам: так, целостность (в нашем примере, человеческое лицо) не может быть сведена к простой сумме воспринимаемых стимулов; точно так же, как вода представляет собой нечто иное, чем кислород и водород; симфония не то же самое, что последовательности нот. Итак, согласно данному закону, целое отличается от суммы его частей.

Другой закон гласит, часть в целом есть нечто иное, чем эта же самая часть в изолированном виде или включенная в какое-то другое целое – а посему ее специфические свойства вытекают из ее места или ее функции в каждом из этих целых.

Так, например, крик во время игры нечто иное, чем крик на пустой улице; быть раздетым под душем не то же самое, что прогуливаться голым по Елисейским Полям!..

Следовательно, для того, чтобы понять поведение или ситуацию, важно не столько их анализировать, сколько взглянуть на них с синтетической точки зрения, воспринимать их в целом, в глобальном контексте, обладать не столько «заостренным», сколько широким взглядом: часто «контекст» оказывается более значимым, чем «текст». Так, для того чтобы проанализировать политическое событие в другом государстве, не достаточно отправить туда «на парашюте» специального посланца; важнее обладать синтетическим глобальным видением мировой экономики и сведениями о расстановке основных политических сил.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Гештальт – теория

Гештальт-подход был разработан Фредериком Перлзом в 60-е годы прошлого столетия. Эта теория вобрала в себя положения гештальт-психологии, анализа характеров Райха, восточных религий и экзистенциализма. Гештальт-подход в большей степени ориентирован на сильные стороны личности, чем на патологию. Базовая идея гештальт-теории заключается в том, что всем людям присуще стремление к эмоциональному и физическому здоровью, стремление к интеграции ума и тела и стремление к балансу.  Эта идея основана на способности психики к саморегуляции, на творческом приспособлении организма к окружающей среде.

Стремление к целостности и равновесию достигается через расширение осознания, через принятие личной ответственности человека за все свои действия, намерения, ожидания и  выбор. Гештальт-подход утверждает веру в способность каждого человека излечиться через осознание, т.е «осознание, само по себе, целебно» (Gestalt Therapy Verbatim Perls, 1969, p.17)

Что же означает слово гештальт? В переводе с немецкого – это сочетание фигуры и фона. Исследователи восприятия обнаружили, что люди организуют воспринимаемую ими информацию так, что важные события и факты занимают центральное место в сознании, создавая фигуру, а менее важные – периферическое, являясь фоном. По мере того, как сознание насыщается основным образом, он уходит в фон, а в качестве фигуры начинает выступать другой объект. Процесс этот ритмичен и беспрерывен.

 

Ф.Перлз применил этот образ к работе личности в целом. Центральной фигурой гештальта является актуальная потребность, которая будучи удовлетворена, завершает гештальт, т.е теряет первоначальную значимость, отступает на задний план, становясь фоном, а на передний план выходит новая неудовлетворённая потребность. Этот ритм формирования и завершения гештальта является естественным процессом существования организма. Когда же ситуация не позволяет удовлетворить потребность, последняя не может уйти на второй план и освободить место другим потребностям, так нарушается естественный цикл жизнедеятельности, оставляющий незавершёнными гештальты.

«Знание уже присутствует «
Пара моментов абсолютно принципиальна в Гештальте. Один из них – это то, что вы уже знаете все, что вам нужно знать для того, чтобы вести совершенно удовлетворительную и удовлетворяющую, счастливую и эффективную жизнь. Вы имеете это прямо сейчас. Но…


Существует  запрет на знание того, что вы знаете

В дополнение к тому, что вы научились всему этому, вы также научились не пользоваться этим. Мы действительно научены не применять собственную мудрость. Мы  обладаем невероятно тонко настроенным чудесно эффективным снаряжением, но мы завалили его мусором и даем ему ржаветь.
Гештальт ничему не должен учить. Ничему. Вы уже знаете это. Все, что нам нужно, – это способы разблокировать, отпереть, отпустить.» (Джон Энрайт «Гештальт беглым взглядом»)

И способы эти есть. Гештальт приемы — управляемое воображение, работа со снами, рисование, ролевые игры и многое другое, — позволяют четче осознать, принять и выразить свои чувства, а с их помощью понять и потребности, что приводит к разрешению  конфликта потребностей и помогает наладить первоначальный ритм.

По гештальт-теории формой здорового существования является:

 

• Жить «сейчас», в настоящий момент времени,

 

• Жить «здесь», в данной ситуации,

 

• Принимать себя таким, какой я есть,

 

• Воспринимать и взаимодействовать со своим окружением, с таким, какое оно есть, а не с таким, каким бы хотелось, чтобы оно было,

 

• Быть честным с самим собой,

 

• Выражать то, что ты хочешь, о чём думаешь, что чувствуешь, а не манипулировать собой и другими при помощи рационализации, ожиданий, осуждений и искажений,

 

• В полной мере испытывать все эмоции, которые возникают, как приятные, так и неприятные,

 

• Не принимать тех внешних требований, которые входят в противоречие с собственным лучшим знанием о себе,

 

• Быть готовым к новому опыту,

 

• Быть открытым к изменению и росту,

 

• Сохранять в памяти прошлое и в перспективе заботиться о будущем.

Результатом работы в гештальт-подходе, как правило, является ощущение большей свободы, уверенности в себе и доверия к окружающим, снижения уровня тревоги, лучшее понимание своих желаний и потребностей, осознание и постановка целей, а также путей их достижения.

Подробнее о Ф. Перлзе http://perls.hpsy.ru/biography.php

7 советов по использованию гештальт-теории для лучшей композиции

Гештальт-теория появилась примерно в 1920-х годах и объясняет некоторые способы, при помощи которых люди воспринимают собственный окружающий мир.

Основная идея заключается в том, что, сталкиваясь с визуально хаотической картиной, человеческий разум упрощает ее до более узнаваемых моделей и форм. Теория гештальта дает представление о процессе распознавания образов, который происходит, когда люди смотрят на фотографии. Как только вы поймете принципы этой теории, вы сможете использовать их для улучшения композиции своих фотографий.

Несколько полезных аспектов гешталь-теории

  1. Близость

Пара или группа объектов, которые находятся близко друг к другу, с большей вероятностью будут восприниматься как гармоничные, нежели если они находятся далеко друг от друга. На этом портрете близость девушки и лошади предполагают тесную ментальную связь между ними. Если вам необходимо показать близость, не располагайте объекты так, чтобы их головы были на расстоянии одна от другой.

  

  1. Сходство

Объекты, которые похожи по форме, размеру или цвету, рассматриваются как гармоничные. На пейзажной фотографии три камня на среднем расстоянии друг от друга связаны близостью (предыдущий пункт) и их сходством по текстуре, цвету и форме.

  

  1. Смыкание

Разум имеет свойство дополнять формы, которых не существует. Это принцип, используемый в некоторых оптических иллюзиях, но он также применим и к фотографии. Частью навыка составления композиции является обучение распознаванию форм и построения дизайна изображения вокруг них. Принцип замыкания помогает увидеть фигуры в объекте.

Например, взгляните на пейзаж ниже. Синие колокольчики образуют сплошной цветовой блок в нижних двух третях фотографии с выразительной горизонтальной линией вдоль верха. Линия прерывается деревьями, проходящими через нее, но мы все еще ощущаем, что это непрерывная прямая линия. Разум автоматически заполняет все пробелы.

  

  1. Простота

Фотография пейзажа ниже содержит несколько линий, все из которых ведут к точке схождения на горизонте. Линии, которые находятся близко друг к другу, как кабели, свисающие с телеграфного столба, упрощаются умом, и человек в итоге воспринимает их как одну линию.

  

То же самое касается забора. Этот набор коротких вертикальных линий упрощается до одной длинной диагональной линии, которая следует за обочиной дороги. Человек воспринимает параллельные линии, которые расположены близко друг к другу, как одну линию.

  1. Продолжение

Разум предполагает, что линии в кадре простираются за пределы кадра. На пейзажной фотографии выше этот принцип помогает создать ощущение глубины (наряду с использованием широкоугольного объектива), так как визуальное восприятие говорит о том, что дорога продолжается за пределы точки схождения.

  1. Изоляция

Чтобы человеческие фигуры были узнаваемы, они должны выделяться. Таким образом мы можем легко их идентифицировать, даже если в кадре они достаточно маленькие.

  

Это полезный принцип, так как, следуя ему, вы можете включить в пейзаж маленькие человеческие фигуры для обозначения масштаба. Но важно, чтобы они не слились с фоном, иначе их будет трудно увидеть.

В этом пейзаже человек, уходящий от камеры, является темной фигурой на светлом заднем плане (тональный контраст в действии) и его легко увидеть и распознать.

  1. Появление

Зритель может не заметить чего-то на фотографии, когда впервые смотрит на нее, и обратить внимание на деталь после некоторого времени, проведенного за изучением снимка. Это важная концепция, потому что таким образом можно сделать фотографии более интересными, подарив зрителю что-то, что поначалу не бросается в глаза, но проявляется после продолжительного просмотра изображения.

Эдакий своеобразный способ вознаградить зрителя, который дает фотографиям постоянную силу. Например, сколько времени вам понадобилось, чтобы увидеть кота на фотографии на снимке ниже? Или голову коровы на фотографии певца вверху статьи?

ТОП-15 книг по гештальт терапии

1.

Внутри и вне помойного ведра

Фредерик Перлз


Со страниц этой необычной книги перед читателем предстает образ автора, история его исканий, духовного роста, философских размышлений. Здесь же содержатся интересные научные наблюдения и выводы, представляющие большой интерес для всех, кто интересуется современной психологией.

Внутри и вне помойного ведра pdf

2. Позиция слушателя-терапевта

Джон Энрайт

Джон Энрайт — Позиция слушателя-терапевта (doc)

Содержание книги:
Введение
Позиция терапевтического слушания
Позиция слушателя-терапевта — суть терапевтической теории
Обучение в практике и знание дает практическое, «организмическое»
Нулевая позиция (Позиция 0)
Позиция вовлечения или восприятия интенсивности (позиция 1)
Позиция «оригинальности» (позиция 2)
Отражающее слушание (позиция 3)
Сознательное слушание (позиция 4)
Позиция ответственности (позиция 5)
Позиция раскрытия (позиция 6)
Экзистенциальная позиция (позиция 7)
Позиция совершенствования (позиция 8)
Вспомогательные позиции
Послесловие

Читать тезисы книги Позиция слушателя-терапевта

3. Гештальттерапия

Жан-Мари Робин

В краткой по объему (всего 22 страницы), но насыщенной по содержанию книге, в доступной форме излагаются теоретические и практические основы гештальт-подхода, описаны стандарты подготовки гештальт-терапевтов. Заслуживает внимания рассказанная Робином история возникновения гештальтерапии.

Робин Гештальттерапия doc

 

 

4. Путешествие в гештальт. Теория и практика

Наталья Лебедева, Елена Иванова

Первый российский учебник по гештальт-терапии, где подробно освещены теоретические и методические основы этого направления (а также связь гештальт-терапии с психоанализом, экзистенциальной психологией, восточными духовными практиками и др.), процесс гештальт-терапии (с множеством примеров из практики), особенности терапевтических отношений.

Читайте тезисы про отличия гештальта и психоанализа

Содержание книги ‘Путешествие в гештальт’

Содержание учебника «Путешествие в Гештальт: теория и практика» ПРИГЛАШЕНИЕ К ГЕШТАЛЬТУ Пространство гештальта Приглашение к Гештальту Положение гештальт-терапии в ряду других психо терапевтических подходов Пространство Гештальта Гештальт: источники и базовые принципы Чем занимается Гештальт-терапия Подведение итогов Фриц Перлз — создатель гештальта ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ ГЕШТАЛЬТА Гештальт и психоанализ Восточные духовные практики Терапия на основе концентрации «Недеяние» Холистичность, или отношение к полярностям Акцентирование внимания на сенсорных сигналах Феноменология Экзистенциализм Гештальт-психология Свойства Гештальта Нарушение иерархии потребностей Этапы реализации сложных потребностей Желание Эмоции Мышление Тревога Феномен тревоги. Тревога с точки зрения различных психотерапевтических подходов Тревога и возбуждение Тревога, страх, испуг Тревожные состояния Гештальт в работе с тревогой ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ГЕШТАЛЬТЕ В начале пути Уровни присутствия Экзистенциальный диалог Контролируемое участие Фрустрация и поддержка Фрустрация Поддержка Нсспецнфическая поддержка Специфическая поддержка Создание доверительных отношений Терапевтический контракт и терапевтический альянс Перенос и контрперенос в гештальт-терапии Перенос Контрперенос Этапы терапевтического процесса Вопросы профессиональной этики ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОД В РАБОТЕ СО СНОВИДЕНИЯМИ Основные направления работы со сновидениями в индивидуальной гештальт-терапни Теоретические и технические комментарии Работа со сновндным материалом в групповой гештальт-терапии ГЕШТАЛЬТ В ГРУППАХ Источники групповой работы в Гештальте Основные виды современных гештальт-групп Интерактивные групповые эксперименты Шеринг в гештальт-группах Развитие теории и практики Гештальта в группах ЛИТЕРАТУРА

Путешествие в гештальт (pdf)

5.

Гештальт-терапия в клинической практике. От психопатологии к эстетике контакта

Эта книга революционна в своем рассмотрении психопатологии в контексте отношений, и она предлагает специфически сформулированный гештальт-терапевтический взгляд на понимание психопатологии.

Она рассматривает психопатологию как совместно созданный феномен поля, который возникает на границе контакта и может быть преобразован в процессе контакта.

Это заслуживающая внимания попытка распространить основные положения теории гештальт-терапии о жизнедеятельности человека на понимание серьезно нарушенных клиентов и психотического функционирования, личностных, психосоматических, пищевых, сексуальных и других расстройств.    Купить в бумажном виде

Содержание книги Гештальт-терапия в клинической практике

Содержание Часть I. Основные принципы гештальт-терапии в клинической практике Глава 1. Основы и развитие гештальт-терапии в современном обществе 26 Глава 2. Гештальт-терапевтический подход к психопатологии 54 Глава 3. Подход к диагностике в гештальт-терапии 74 Глава 4. Перспектива развития в Гештальт-терапии. Полифоническое развитие сфер компетенций Глава 5. Ситуационная этика и этический мир гештальт-терапии 121 Глава 6. Научные исследования и гештальт-терапия 137 Глава 7. Сочетание гештальт-терапии и психиатрического лечения 151 Часть II. Специфические контексты Глава 8. Социальный контекст и психотерапия 173 Глава 9. Политическое измерение в гештальт-терапии 185 Глава 10. Жизнь в мультикультурных контекстах 201 Глава 11. Гештальт-терапия и теории развития 215 Глава 12. Стыд 229 Часть III. Специфические жизненные ситуации Глава 13. Позолоченная клетка творческого приспособления: гештальт-подход в психотерапии детей и подростков 240 Глава 14. Риск психопатологии в пожилом возрасте 256 Глава 15. Утрата и горе. Когда смерть одного человека делает бессмысленным все существование 269 Глава 16. Способность «двигаться дальше». Гештальт-подход в терапии травматического опыта Глава 17. Оценка Суицидального Риска 302 Часть IV. Специфические клинические страдания Глава 18. «На что это похоже?» Гештальт-подход в работе с деменцией 317 Глава 19. Зависимое поведение 333 Глава 20. За столпами Геркулеса. Перспективы Гештальт-терапии в работе с психозами 355 Глава 21. Гештальт-подход в работе с депрессивным опытом 390 Глава 22. Биполярный опыт 417 Глава 23. Тревога внутри ситуации: нарушения контактного опыта 433 Глава 24. Гештальт-терапия в работе с паническими атаками 448 Глава 25. Гештальт-терапия фобического, обсессивного и компульсивного стиля отношений 461 Глава 26. Анорексия, булимия и гиперфагия: драматические формы женского творческого приспособления 483 Глава 27. Гештальт-подход в работе с психосоматическими расстройствами 508 Глава 28. Проблемы сексуальных отношений: любовь и страсть в контексте 525 Глава 29. Введение в расстройства личности. Диагностические и социальные соображения 542 Глава 30. Пограничный опыт: рана границы 549 Глава 31. От грандиозности образа к полноте контакта. Мысли о гештальт-терапии и нарциссическом опыте 580 Глава 32. Истерия: Формальное определение и новый подход к феноменологическому пониманию. Психопатологическое переосмысление 600 Глава 33. Виды агрессивного поведения 613

6. Быть в присутствии другого

Жан-Мари Робин

Жан-Мари Робин — клинический психолог, гештальт-терапевт, один из создателей Европейской Ассоциации Гештальт-терапии. Традиционная гештальттерапия объединяет понятия «Я» и self, а новаторская, постмодернистская рассматривает self как контакт «Я» с другими людьми и со средой, в процессе которого происходит постоянная корректировка границ между собой и миром. Именно от такого понимания self и отталкивается в своей книге французский клинический психолог и гештальттерапевт Жан-Мари Робин. Он подробно описывает историю создания собственного терапевтического подхода, основанного на «self-контакте» клиента с психологом; посредством такого взаимодействия пациент приходит к осознанию собственной идентичности и находит решение своей проблемы. Читать тезисы из книги 

Быть в присутствии другого Робин doc

7. Now for next. Настоящее для будущего

Спаниоло Лобб М.

Название: Сейчас-ради-потом в психотерапии. Гештальт-терапия, рассказанная в обществе эпохи постмодернизма. Оригинальное названиеThe Now-for-Next in Psychotherapy. Gestalt Therapy Recounted in Post-Modern Society.

Читать статью про лидерство из книги Now for next

Читать доклад Маргериты Спаньоло-Лобб «Гештальт теория развития»

Купить в бумажном виде

Содержание книги NOW for NEXT

Глава 1. Клиническая гештальт-терапия в обществе эпохи постмодернизма От интрапсихической парадигмы к парадигме совместно создаваемой реальности Терапевтические отношения как реальный «факт»: власть опыта Роль агрессии в контексте социальной жизни и понятие психопатологии как неподдержанное действие «ad-gredere» Единство поля организм/среда, стремление к контакту и формирование границы контакта Психотерапия, основанная на эстетических ценностях Динамика фигура/фон Постмодернистская терапия на практике Терапевтическая сессия Post scriptum Что изменяется согласно гештальт-терапии? Глава 2. Self, создающий контакт и создаваемый в контакте. Классическая теория гештальт-терапии (с комментариями Филиппа Лихтенберга) Поле организм/среда Self как процесс, функция и событие контакта 3.2.1. Три функции self 3.2.1.1.  Функция id 3. 2.1.2.  Функция personality 3.2.1.3.  Функция ego 3.3.  Опыт контакта-и-выхода-из-контакта 3.4.  Нарушения функционирования self. Психопатология и диагностика в гештальт-терапии 3.5. Цель психотерапии: от эготизма к творчеству в отношениях 4.1.  Временной аспект в процессе контакта 4.2.  Опыт «между» Заключение Глава 3. Глубина поверхности, Соматический опыт и концепция развития через призму клинических симптомов Внимание гештальт-терапии к опыту телесности Вопрос теории развития в гештальт-терапии Диахронный и синхронный уровни: фигура и фон в создании контакта Гештальт-терапевтическая карта полифонического развития зон Гештальтистская концепция развития в клинических проявлениях Примеры из клинической практики Улыбка против тошноты Материализованная смерть Я люблю тебя, не покоряясь тебе Заключение Глава 4. Рассказ о себе в терапии: now-for-next и гештальтистская диагностика Совместное создание рассказа на границе контакта Уловить now-for-next в рассказе пациента: диагностика и терапия на практике 2.1. Терапевтический рассказ при интроективном стиле контакта 2.2. Терапевтический рассказ при проективном стиле контакта 2.3.  Терапевтический рассказ при ретрофлексивном стиле контакта 2.4.  Терапевтический рассказ при конфлюэнтном стиле контакта Заключение Глава 5. Агрессия и конфликт в обществе и в психотерапии эпохи постмодернизма Агрессия и конфликт: в разных антропологиях Агрессия, конфликт и контактная интенциональность в постмодернистком обществе Проживание конфликта в терапевтических отношениях: пример из терапевтической практики От потребности в агрессии к потребности в укорененности: новый терапевтический и социальный взгляд на конфликт 4.1.  Социальное отрицание потребности в укорененности 4.2.  Укорененность как совместное создание плодородной почвы Конфликт в терапевтических отношениях сегодня: от поддержки фигуры к поддержке фона Примеры из практики: поддержка фона в случае работы с агрессией 6. 1.  Пример проявления агрессии в рамках паттерна интроективного контакта 6.2.  Пример проявления агрессии в рамках паттерна проективного контакта 6.3.  Пример проявления агрессии в рамках паттерна ретрофлексивного контакта 6.4.  Пример проявления агрессии в рамках паттерна конфлюэнтного контакта Заключение Глава 6. Любовь в психотерапии. От смерти Эдипа к появлению поля ситуации Введение Любовь терапевта Этика терапевтической любви Любовь пациента Любовь в терапии как событие на границе контакта Имплицитное присутствие Эдипова комплекса и реляционного знания в терапевтическом сеттинге: на пути к преодолению поляризации id/ego Сексуальность и любовь в поле ситуации От мифа об Эдипе к полю ситуации триады Два примера из терапевтической практики: триада в диаде психотерапевтической сессии 9.1.  Влюбленный пациент 9.2.  Пример из международного семинара Заключение Глава 7. Принцип now-for-next в психотерапии пары Жизнь пары как возбуждение и рост на границе контакта: вклад гештальт-терапии Три эмпирических аспекта «нормальности» пары Видеть отличие другого Понимать имплицитное желание другого, которое нас ранит Прыгнуть в неопределенность отношений и сделать счастливым другого Модель гештальт-терапии с парами Формат модели Ориентирующие моменты модели: синхронный аспект Первый шаг: «Почему мы здесь» Второй шаг: «У нас как у пары есть почва» Третий шаг: «Я хотел бы, чтобы ты…» Четвертый шаг: «Я хотела бы, чтобы ты знал…» Использование ориентирующих аспектов 3.4.  Соотнесение терапевтической интервенции с периодом развития пары: диахронный аспект Обращение за помощью и социальные ценности Клинический пример: «танец нарциссов» Заключение Глава 8. Принцип now-for-next в психотерапии семьи Семья как среда и как организм, или обращение за помощью как творческий акт Новая парадигма терапии семейных отношений Гештальт-терапия в работе с семьями Пример из повседневной жизни периода постмодерна Вопрос одной матери Доверие инаковости как этическая ценность интервенций при работе с семьей Превратности повседневной жизни и семейные отношения сегодня Критерии гештальт-подхода для диагностики и терапевтического воздействия при работе с семьей Выбор формата Диагностический и клинический подход гештальт-терапевта Гештальтистская модель интервенций в работе с семьей Глава 9. Принцип now-for-next в групповой психотерапии. Волшебство бытия вместе Гештальтистские интервенции в работе с группой Работа Перлза в группе Культурная эволюция понятия «быть-в-группе» и гештальтистская литература Модель гештальтистской интервенции в группах Предпосылки Гештальтистское понятие лидерства Диагностика и гештальт-терапия группы Качество контакта: эстетическая и синхронная диагностика группы Возбуждение и присутствие участников группы Гибкость лидерства Способность принять новизну и инаковость участников группы 4.5. Развитие контактной интенциональности участников: диахронная диагностика или групповой процесс 4.5.1. Фаза 1 — Формирование группы 4.5.2.  Фаза 2 — Групповая идентичность 4.5.3.  Фаза 3 — Переструктурирование неоспаримых истин и доверие новизне 4.5.4.  Фаза 4 — Групповая близость 4.5.5.  Фаза 5 — Сепарация и излучение магии группы Применение гештальтистской модели работы с группой Заключение Глава 10. Обучение в гештальт-терапии. Новизна, возбуждение и рост в группе Этика гештальтистского образования Основной принцип этики Эстетика как этика Как концепция дентальной агрессии изменяет традиционное понимание обучения Этика обучения и общество 1.4.1. Обучение гештальт-терапии в эпоху искажения социальных ценностей: учить проходить через конфликты 1.4.2. Обучение гештальт-терапии в эпоху утраты чувствительности и эмоциональной пустоты: учить смелости быть с другим Обучающее/учащееся сообщество: учить чтобы текучесть обретала форму Развитие self-в-обучении Автономия из принадлежности: разрешение создавать благополучие в обществе

8. Гештальт, ведущий к просветлению

Энрайт Джон

Enlightening Gestalt: Waking Up from the Nightmare

В этой книге Джон Энрайт, один из известнейших гештальттерапевтов в нашей стране, объединил западный и восточный подход к природе человека. В русле первого, где человек, насколько бы развитым он ни был, может прийти к чему-то лучшему, гештальттерапия становится уникальным и эффективным методом решения проблем трансформации и личностного роста.

Гештальт, ведущий к просветлению doc

9.Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе | Мак-Вильямс Нэнси

Это один из самых современных базовых учебников по психоаналитической диагностике личности, написанный прекрасным языком и содержащий стройное синтезированное изложение существующих психоаналитических подходов к структуре личности и конкретные практические рекомендации по проведению психоаналитической терапии с разными типами пациентов.

Типы психологических защит

Психотипы личностей

Читать книгу онлайн (удобный формат)

Купить в бумажном виде

Содержание книги

От хаоса – к структуре, от симптома – к личности 1 Благодарность 2 Предисловие 3 Введение 3 Замечания относительно терминологии 4 Замечания относительно общего тона книги 4 Часть I. Концептуальные положения 5 1. Зачем нужен диагноз? 5 Планирование лечения 5 Прогнозирование 6 Защита потребителя 6 Установление эмпатии 6 Предотвращение уклонения от лечения 7 Прочие выгоды 7 Ограничения полезности диагностики 8 Дополнительная литература 8 2. Психоаналитическая диагностика личности 9 Классическая теория драйвов Фрейда 9 Эго-психология 11 Традиция объектных отношений 12 Сэлф-психология 14 Другие вклады психоанализа в оценку личности 15 Заключение 15 Дополнительная литература 15 3. Уровни развития организации личности 15 Исторический контекст: диагностика уровня патологии характера 16 Диагнозы Крепелина: неврозы и психозы 16 Диагностические категории Эго-психологии: симптоматический невроз, невротический характер, психоз 17 Диагноз с точки зрения объектных отношений: пограничная психопатология 18 Специфические измерения спектра “невротик – пограничный – психотик” 19 Характеристики структуры личности невротического уровня 19 Характеристики структуры личности психотического уровня 21 Характеристики пограничной (borderline) структуры личности 22 Заключение 24 Дополнительная литература 24 4.  Клиническое приложение уровней развития организации личности 24 Психоаналитическая терапия с пациентами невротического уровня 24 Общепринятые модели терапии относительно здоровых пациентов 25 Другие подходы к относительно здоровым пациентам 25 Психоаналитическая терапия с пациентами психотического уровня 25 Поддерживающая техника: создание атмосферы психологической безопасности 26 Поддерживающая техника: воспитание пациента 27 Поддерживающая техника: привязка тревоги к определенным стрессам 28 Психоаналитическая терапия с пограничными пациентами 29 Экспрессивная техника: безопасные границы 29 Экспрессивная техника: проговаривание контрастных чувственных состояний 30 Экспрессивная техника: интерпретация примитивных защит 30 Экспрессивная техника: получение супервизирования от пациента 31 Экспрессивная техника: поддержка индивидуации и препятствие регрессии 31 Экспрессивная техника: интерпретация в состоянии покоя 32 Экспрессивная техника: соответствующий материал контрпереноса 32 Взаимодействие зрелостных и типологических измерений личности 32 Заключение 33 Дополнительная литература 33 5. Первичные (примитивные) защитные процессы 33 Примитивная изоляция 35 Отрицание 35 Всемогущий контроль 36 Примитивная идеализация (и обесценивание) 37 Проекция, интроекция и проективная идентификация 38 Расщепление (splitting*) Эго 39 Диссоциация 40 Заключение 40 Дополнительная литература 40 6. Вторичные (высшего порядка) защитные механизмы 40 Репрессия (вытеснение) 40 Регрессия 41 Изоляция 42 Интеллектуализация 42 Рационализация 43 Морализация 43 Компартментализация (раздельное мышление) 43 Аннулирование (undoing) 44 Поворот против себя 44 Смещение 45 Реактивное образование 45 Реверсия 46 Идентификация 46 Отреагирование (вовне-действие, отыгрывание, acting out) 47 Сексуализация (инстинктуализация) 48 Сублимация 49 Заключение 50 Дополнительная литература 50 ЧАСТЬ II. Типы организации характеров 50 Основания для построения глав 50 Характер, патология характера и ситуационные факторы 50 Ограниченность выбора типов личностей 51 7. Психопатические (антисоциальные) личности 51 Драйвы, аффекты и темперамент при психопатии 52 Защитные и адаптационные процессы при психопатии 52 Объектные отношения при психопатии 53 Психопатическое собственное “Я” 53 Перенос и контрперенос с психопатическими пациентами 54 Терапевтические рекомендации при диагнозе психопатия 54 Дифференциальный диагноз 56 Психопатическая личность в сравнении с параноидной 56 Психопатическая личность в сравнении с диссоциативной 56 Психопатическая личность в сравнении с нарциссической 56 Заключение 56 Дополнительная литература 57 8. Нарциссические личности 57 Драйвы, аффекты и темперамент при нарциссизме 58 Защитные и адаптивные процессы при нарциссизме 58 Объектные отношения при нарциссизме 59 Нарциссическое собственное “Я” 60 Перенос и контрперенос с нарциссическими пациентами 60 Терапевтическое применение диагноза нарциссизма 61 Дифференциальный диагноз 62 Нарциссическая личность в сравнении с нарциссическими реакциями 62 Нарциссические личности в сравнении с психопатическими 62 Нарциссические личности в сравнении с депрессивными 63 Нарциссические личности в сравнении с обсессивно-компульсивными 63 Нарциссическая личность в сравнении с истерической 63 Заключение 63 Дополнительная литература 63 9. Шизоидные личности 63 Драйвы, аффекты и темперамент шизоидных личностей 64 Защитные и адаптационные процессы у шизоидных личностей 64 Объектные отношения шизоидных личностей 65 Шизоидное собственное “Я” 65 Перенос и контрперенос с шизоидными пациентами 66 Терапевтические рекомендации при диагнозе шизоидной личности 67 Дифференциальный диагноз 68 Уровень патологии 68 Шизоиды в сравнении с обсессивными и компульсивными личностями 68 Заключение 68 Дополнительная литература 69 10. Параноидные личности 69 Драйвы, аффекты и темперамент параноидной личности 69 Защитные и адаптационные процессы при паранойе 70 Объектные отношения при паранойе 71 Параноидное собственное “Я” 72 Перенос и контрперенос с параноидными пациентами 73 Терапевтические рекомендации при установлении диагноза “паранойя” 73 Дифференциальный диагноз 75 Параноидная личность в сравнении с психопатической 75 Параноидные личности в сравнении с обсессивными 75 Параноидная личность в сравнении с диссоциативной 76 Заключение 76 Дополнительная литература 76 11.  Депрессивные и маниакальные личности 76 Депрессивные личности 76 Драйвы, аффекты и темперамент при депрессии 77 Защитные и адаптивные процессы при депрессии 77 Объектные отношения при депрессии 78 Депрессивное собственное “Я” 79 Перенос и контрперенос с депрессивными пациентами 80 Терапевтическое применение диагноза депрессии 81 Дифференциальный диагноз 82 Депрессивная личность в сравнении с нарциссической 83 Депрессивнная личность в сравнении с мазохистической 83 Маниакальные и гипоманиакальные личности 83 Драйвы, аффекты и темперамент при мании 83 Защитные и адаптационные процессы при мании 84 Маниакальное собственное “Я” 84 Перенос и контрперенос с маниакальными пациентами 84 Терапевтические применения диагноза мания и гипомания 84 Дифференциальный диагноз 85 Гипоманиакальная личность в сравнении с истерической 85 Гипоманиакальная личность в сравнении с нарциссической 85 Гипоманиакальная личность в сравнении с компульсивной 85 Мания в сравнении с шизофренией 86 Заключение 86 Дополнительная литература 86 12. Мазохистические (пораженческие, саморазрушительные [self-defeating]) личности* 86 Драйвы, аффекты и темперамент при мазохизме 87 Защитные и адаптационные процессы при мазохизме 87 Объектные отношения при мазохизме 88 Мазохистическое собственное “Я” 89 Перенос и контрперенос с мазохистическими пациентами 90 Терапевтические рекомендации при диагнозе мазохизма 91 Дифференциальный диагноз 92 Мазохистическая личность в сравнении с депрессивной 92 Мазохистическая психология в сравнении с диссоциативной 93 Заключение 93 Дополнительная литература 93 13. Обсессивные и компульсивные личности 93 Драйвы, аффекты и темперамент обсессивных и компульсивных личностей 94 Защитные и адаптационные процессы у обсессивных и компульсивных личностей 95 Когнитивные защиты против драйвов, аффектов и желаний 95 Поведенческие защиты против драйвов, аффектов и желаний 95 Реактивное образование 96 Объектные отношения обсессивных и компульсивных личностей 96 Обсессивно-компульсивное собственное “Я” 97 Перенос и контрперенос с обсессивными и компульсивными пациентами 98 Терапевтические рекомендации при диагнозе обсессивной или компульсивной личности 99 Дифференциальный диагноз 100 Обсессивная личность в сравнении с нарциссической 100 Обсессивная личность в сравнении с шизоидной 100 Обсессивность в сравнении с состояниями органического происхождения 101 Заключение 101 Дополнительная литература 101 14.  Истерические, или театральные (histrionic) личности 101 Драйвы, аффекты и темперамент при истерии 102 Защитные и адаптивные процессы при истерии 102 Объектные отношения при истерии 103 Истерическое собственное “Я” 104 Перенос и контрперенос с истерическими пациентами 105 Терапевтические следствия диагноза “истерия” 106 Дифференциальный диагноз 107 Истерическая личность в сравнении с психопатической 107 Истерическая личность в сравнении с нарциссической 107 Истерическая личность в сравнении и диссоциативной 107 Истерия в сравнении с физиологически обусловленными состояниями 107 Заключение 108 Дополнительная литература 108 15. Диссоциативные личности 108 Драйвы, аффекты и темперамент при диссоциативных состояниях 109 Защитные и адаптационные процессы при диссоциативных состояниях 110 Объектные отношения при диссоциативных состояниях 111 Диссоциативное собственное “Я” 111 Перенос и контрперенос с диссоциативными пациентами 112 Терапевтические рекомендации при диагнозе диссоциативного состояния 113 Дифференциальный диагноз 114 Диссоциативные состояния в сравнении с функциональными психозами 114 Диссоциативнное состояние в сравнении с пограничным 114 Диссоциативные состояния в сравнении с истерическими 115 Диссоциативные состояния в сравнении с психопатиями 115 Заключение 115 Дополнительная литература 115 Литература 115 Приложение 125 Пример диагностического интервью 125 Демографические данные 125 Текущие проблемы и их состояние 125 Личная история 125 Младенчество и детство 125 Латентный период 125 Адолесцентный период 125 Взрослая жизнь 125 Текущие представления (ментальный статус) 125 В заключение 125 Выводы 12

10. Гештальт терапия контакта

Гингер С., Гингер А.

В книге прослежены история Гештальт-подхода, его основные принципы, техники, разновидности и главные области его применения; все это проиллюстрировано многочисленными примерами из практики авторов этой книги.

Гештальт терапия контакта doc

ОГЛАВЛЕНИЕ

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ГЕШТАЛЬТА
Глава 1. Генеалогическое древо Гештальта.
Корни Гештальта: феноменология, экзистенциализм, Гештальт-психология
Глава 2. Фриц Перлз — отец Гештальта
Глава 3. Гештальт и психоанализ
Глава 4. Восточная родня
Глава 5. Гуманистическая психология и Гештальт
Глава 6. Системный подход и Гештальт. Пентаграмма Гингера
МЕТОДЫ И ТЕХНИКИ ГЕШТАЛЬТА
Глава 7. Теория self
Глава 8. Терапевтические отношения в Гештальте. Перенос и контрперенос .140 Глава 9. Тело и эмоции в Гештальте
Глава 10. Мозг и Гештальт
Глава 11. Гештальт и работа воображения: управляемые фантазии, сновидения, креативность.
Глава 12. Развитие Гештальта: история и география. Современные области применения

11. Гештальттерапия постмодерна. За пределами индивидуализма

Гордон Уилер

Книга  Гордона Уилера посвящена философско-мировоззренческим основаниям психотерапии, бросая вызов западной традиции индивидуализма. Автор обосновывает интерсубъектную, межличностную природу человека и его опыта, опираясь как на современную философию, связывая гештальттерапию с социальным конструкционизмом и деконструктивизмом, так и на свой терапевтический опыт, который он обильно использует для иллюстраций. С этих позиций в книге подробно рассмотрены многие практические вопросы, касающиеся психологических проблем, а также здоровья, этики, политики и духовности.

12. Эго, голод и агрессия

Фредерик Перлз

Впервые переведенная на русский язык главная теоретическая книга Ф.Перлза — выдающегося психолога и психотерапевта, создателя гештальттерапии.
Психологам, психотерапевтам, всем, интересующимся глубинными механизмами человеческого поведения.

Перлз Фредерик. Эго, голод и агрессия rtf

 

13. Теория гештальт-терапии

Фредерик Перлз

В работе «Теория гештальт-терапии» Перлз и его соавторы впервые наиболее полно и систематизировано изложили основы своей теории, которая стала революционной для своего времени и не потеряла актуальности и в наши дни.

Теория гештальт терапии Перлз pdf

 

14. Self в отношениях

Питер Филипсон

В книге представлен взгляд автора на теорию гештальттерапии в связи с основными классическими философскими и психотерапев­тическими направлениями. Понятие «эмерджентности», введенное автором, позволяет по-новому взглянуть на работу гештальттера-певта.

В основу реляционной концепции Self заложена идея, что чело­век, при взаимодействии с окружающей средой может образовывать более одного Self, каждое из которых проявляется особым образом вследствие различных взаимодействий.

Теоретические рассуждения в книге иллюстрированы примера­ми реальной психотерапевтической работы, подробными описани­ями сессий, а также последующими размышлениями автора, что помогает проживать и понимать общие идеи.

15. Психотерапия как путь формирования и трансформации реальности

Погодин Игорь

В книге рассматриваются философские и естественнонаучные основания психотерапии переживанием. В частности, речь идет о концепции первичного опыта.

Автор предпринимает довольно глубокий экскурс в философию, а также в базовые основания квантовой физики. В книге также довольно подробно излагается сущность теории поля, которая лежит в основе психотерапии переживанием.

 

16. Гештальт терапия шаг за шагом. Фил Джойс, Шарлотта Силлс.

И начинающим, и уже имеющим опыт работы терапевтам часто не хватает специальных знаний. Они не понимают, как действовать в той или иной специфической ситуации. Порой им кажется, что они зашли в тупик (что случается с каждым). Терапевты чувствуют себя неуверенно в таких основополагающих аспектах качественной практики, как первая встреча с клиентом, оценка уровня риска для клиентов, диагностирование в процессе терапии, телесная терапия, разрешение этических проблем.

Книга «Гештальт-терапия шаг за шагом» представляет собой сборник секретов мастерства, необходимых для успешной практики.

Читайте главу из книги Техники гештальт-терапии. Эксперимент

Гештальт терапия шаг за шагом.doc

А также книги на английском языке:

 

Микаэль Топхофф — Гештальт теория и эстетическая парадигма изменения

Перевод: Поповой Р.Р.

Для ориентации в перцептивном поле необходимо дифференцировать отдельные формы. Согласно Keeney (1983) создание отличия это базовый акт познания мира. Определение различий является базовой предпосылкой контактирования с внешним миром (Perls, 1969).

Закономерности, управляющие восприятием отличий, были сформулированы Wertheimer, von Ehrenfels, Kohler, Koffka и др. (Koffka, 1955). Основанные на исследованиях в русле гештальт-психологии, эти закономерности показали, что относительно сильная дифференциация необходима для эффекта сегрегации (отделенности) в поле восприятия.

В этой статье я с начала сфокусируюсь на восприятии отличий, происходящих из закономерностей формирования гештальта, касающихся таких феноменов как постоянство объекта и хороший гештальт. Я хочу не просто подчеркнуть преимущество целого над его частями, я буду обсуждать комплементарность их обоих. В рамках этого обсуждения мы попытаемся осветить роль Эго в восприятии формы.

Во-вторых, я хочу протестировать уместность выявленных в гештальт-психологии закономерностей восприятия для Гештальт Терапии и ее интервенций. Хотя Перлз принял идею Kohler и Wertheimer, которые «утверждают существование изначальных, исчерпывающих форм, называемых ими «гештальт»» (Перз, 1969а, р. 27), он никогда не делал гештальт-психологические основы эксплицитными.

Я согласен с Robine, когда он утверждает, перефразируя Перлза, что «Перлз гениально умел откусывать фундаментальные идеи (…) (эти идеи) не были хорошо конструированы (и) были всегда приблизительны, более или менее» (Robine, 1991, p.58).

В заключение, представляется эстетическая парадигма изменения, как руководящий принцип клинической практики, основанный на концепциях Гештальт Теории.

Гештальт психология и восприятие отличий

При восприятии мы структурируем мир во взаимоотношениях фигура-фон. Wertheimer (1923, p.348) утверждает, что «идеально однородное поле проявляется как поле, препятствующее подразделению, дезинтеграции и т.д. Чтобы в этом поле добиться эффекта отделенности (сегрегации), требуется значительная дифференциация между объектом и его фоном». Другими словами прерывистое, неоднородное поле является предпосылкой, условием   для визуальной и кинестетической ориентации.

Фигура и фон во многом отличаются друг от друга. Функционально контур границы принадлежит фигуре, а не фону. Однако, основание (фон), говоря уже о втором отличии, продолжается, как это и было, под фигурой. Для того чтобы быть воспринятой, любая фигура нуждается в основании, в контексте.

Wertheimer (op.cit.) экспериментально доказал эту закономерность для процесса зрительного восприятия. Он продемонстрировал, что образ, который мы воспринимаем, не детерминирован изначально только лишь локальным образом, возникающим на сетчатке, а определяется тотальным образом, возникающим на сетчатой оболочке глаза. С этим открытием гипотеза константности, развиваемая Гельмгольцем, который поддерживал идею о формировании перцептивного образа как суммы ощущений с сетчатки глаза, могла быть отвергнута.

Перед рассмотрением вопроса Вертгеймеровской «относительно сильной дифференциации» и вопроса, является ли эта дифференциация постоянно присутствующей в фактической конфигурации стимулов или она создается в процессе перцепции, будут рассмотрены два феномена, которые играют существенную роль в создании фигуры, как описано Вертгймером и фон Эренфейсом.

С начала давайте обратимся к вопросу о константности объекта.

Если мы меняем форму воспринимаемого объекта, перцептивный образ не обязательно меняется пропорционально этому изменению. Константность объекта отсылает к тенденции любой формы сохранять свойственный ей вид, несмотря на изменение существующей констелляции стимулов.

Изменения перцепции, которое мы бы ожидали, не происходит. Наоборот, взамен этого мы как можно дольше консервативно поддерживаем то, что классифицировали как перцепцию.

Перед более детальным обсуждением критической роли этой тенденции к стабильности, должен быть замечен другой феномен, близко связанный с константностью объекта.

Вертгеймер (1923) и Коффка (1955) описывают закон хорошего гештальта, указывая на ведущую роль стабильности в восприятии.

В нашем восприятии объектов мы предпочитаем простые («хорошие») формы. Угол в 88 градусов воспринимается, например, как странность.

Коффка (ibid. p. 138) определяет закон хорошего гештальта следующим образом: «Из нескольких геометрически возможных способов организации актуально выбирается тот, который имеет лучшую, более стабильную форму».

Далее по цитате (ibid. p.195): «Распределение фигура-фон будет таковым, что, …. результирующие формы будут настолько просты, насколько возможно».

Мы структурируем наше визуальное поле в ясные и стабильные конфигурации и, насколько это возможно, мы цепляемся к их форме. Мы сопротивляемся изменениям, которые были бы ожидаемыми, если бы мы более «правдиво» ощущали то, что диктует наша сетчатка. В зрении мы структурируем мир в сходные категории. А чтобы предотвратить хороший гештальт, иными словами, чтобы предотвратить стабильность, мы парадоксально изменяем обработку физических данных сетчатки.

Предварительное заключение из всего сказанного широко может быть сформулировано следующим образом: восприятие, и, в общем, поведение, всегда нуждается в дифференцированном поле. Но, добавляет Коффка (…стр 68), поведение нуждается в чем-то еще, оно нуждается в Эго, которое управляет поведением.

Но является ли Эго, как формулировал Вертеймер в 1925, «функциональной частью всего поля» (стр 6)?

Для уточнение роли Эго в формировании восприятия, давайте вернемся к системно-ориентированной теоретической рамке, которая была детально разработана на базе принципов Гештальт психологии.

Гештальт в открытых системах

Дифференцированное поле, в котором осуществляется поведение, может быть описано в теоретических терминах систем.

Характерно, что открытые системы имеют тенденцию организовывать себя в структуры высочайшего уровня. Им характерно постоянно снижающееся количество энтропии, но они развиваются не в сторону, так сказать, незавершенности, несовершенства, а в хорошую завершенность.

Дифференцированное поле, как открытая система, поддерживает устойчивый статус, определенное равновесие. Здесь так же превалирует стабильность, несмотря на то, что части могут изменяться. В рамках своего обсуждения теории открытых систем, Киней (1983) обращается к гештальт закономерностям образования фигуры.

Он поддерживает традиции Вергеймеровской гештальт-теории, когда устанавливает, что «только через различение одного паттерна от другого мы способны постигать мир» (стр. 18). Подчеркнуть различия, согласно Киней (…), это базовый приказ. Это стартовая точка для любого действия, любого восприятия.

Киней, по-видимому, предполагал, что приказ необходим для Эго, чтобы выделять различия, и что это требует намеренного действия или усилия.

Но как мы можем не воспринимать различия?

В противоположность Киней мы бы хотели предположить, что невозможно не воспринимать различия в поведенческом поле, т.к. это, по-видимому, присуще каждому акту восприятия внешних стимулов так же, как и процессу обработки данных сетчатки.

В нашем восприятии мир полностью организован в «Pragnanzstufen», в уровнях ясности и хорошей формы, мы просто не можем контактировать с миром другим способом.

Мы уже видели, что формирование гештальта в терминах открытых систем это текущий процесс организации. Но раз уж мы оставляем прямолинейный способ мышления о событиях в этом процессе, как же насчет вопроса о причинности?

В гештальт-терапевтической литературе ошибочные интерпретации и неверные понимания имеются в большом количестве; то, что это выявляется, означает, что линейная модель признается негодной.

Перлз (1969b) провозглашает, что «мы сделали переход от линейной причинности к мышлению о процессе» (стр 43).

Он решительно сопротивляется любому причинному способу понимания и идет настолько далеко, что объявляет слово «почему» грязным, мусорным, рассматривая вопросы о причине как противоположность видению процесса.

Эта до некоторой степени наивная идея должна быть скорректирована.

События, из которых формируется гештальт, следуют не линейной, а циркулярной модели: причина и результат не очень отделены.

Согласно Киней (ор. С. р 20), «любое поведение является одновременно причиной и результатом по отношению к другим поведенческим проявлениям в этом же контексте».

В терминах Киней эта взаимность рассматривается как «рекурсивная комплементарность».

Вопрос «почему» является совершенно уместным до тех пор, пока он адресуется всей поведенческой системе. Гештальт структура как кибернетическая интеграция причины и результата, стимула и ответа не может быть отделена от Эго или от другого существа, которым может быть наблюдатель.

Киней корректно отмечает, что «то, что мы ощущаем, следует из того, как мы поступаем и как следуем ограничениям, скованности, принуждениям, стеснениям того, что мы восприняли. Наблюдатель находится в наблюдаемом».

В рамках этой модели классическая парадигма гештальт психологии «Целое – больше, чем сумма отдельных частей», может быть понята по-другому. В большей степени, чем подчеркивание преимущества целого по сравнению с частями, мы хотели бы понимания этого взаимоотношения как динамического, характеризующегося рекурсивной комплементарностью.

Эстетическая парадигма

Как замечено ранее, открытые системы имеют тенденцию к стабилизации динамическим путем, так как они проявляют уменьшающуюся степень энтропии.

Один из способов рассмотрения этих открытых или природных систем, частью которых являемся мы, это эстетический способ (как он назван Киней).

В природных системах стабильность и изменение находятся в рекурсивной комплементарности.

Стабильность и изменения не могут рассматриваться как отдельные феномены. Конечно, мы можем видеть их. Это «видение» могло бы быть определено как не фокусированный способ восприятия, как спокойное присутствие, через которое мы позволяем миру приходить к нам. Таким образом, мы можем принимать во внимание и понимать эстетику настоящего и текущего процесса организации в более высокие и еще более комплексные структуры.

Очевидно, что в рамках эстетической парадигмы реализация линейных изменений будет антипродуктивной. При фокусировании на изменении должна быть принята во внимание комплементарная тенденция к стабильности.

В эстетической перспективе природных систем предпочтение отдается не концепту «изменения», а концепту трансформации, т.е. изменения, предполагающего что-то, поворачивающегося во что-то другое.

Однако, потребность в трансформации никогда не может быть целью, т.к. в природной системе это имеет место в любом случае. Потребность в изменении могла бы называться мета-целью, как и кибернетика рекурсивной комплементарности могла бы быть названа мета-кибернетикой, или, вместе с Киней «кибернетикой кибернетики».

Интересно заметить, что эстетическая парадигма полностью имплицитна в Перлзовском и Гудмановском концепте «организмической саморегуляции».

Они постулируют: «нет необходимости преднамеренно намечать, поддерживать или тормозить побуждения аппетита, сексуальности и так далее (…). Если эти вещи есть, они спонтанно регулируют себя сами, и если они оказались перепутаны, они имеют тенденцию поправляться сами» (Перлз).

Уместно заметить так же сходство эстетической точки зрения на понимание, интуицию с Даоизмом и Дзен-Буддизмом (Топхофф,1983).

В заключительной части статьи я бы хотел обратиться к такому интригующему вопросу, корректно ли транслирует психотерапевтический подход, который претендует на то, что основан на Гештальт Психологии – Йонтефф (1976) прямо утверждает, что Гештальт Терапия основана на Гештальт теории (с. 215) –теоретические концепции в терапевтическую прагматику.

Если так, в Гештальт терапии нам важно подчеркивать следующие моменты:

  1. гештальт терапия должна находиться в соответствии с теорией природных систем;
  2. гештальт терапия должна отражать эстетическую парадигму;
  3. гештальт терапия должна утилизовать интервенции, которые принимают во внимание способы трансформации живых организмов в экосистемах.

Клинические аспекты

Концепт Перлза об организмической саморегуляции относится к эстетической парадигме. Говоря о «природной тенденции к простоте форм, тенденции незавершенных ситуаций к завершению», Перлз также стоит твердо на базе гештальт-психологии. (Перлз, с 237).

Однако, когда такие гештальт-терапевты, как сам Перлз, Энрайт, Йонтефф и другие пытаются установить теорию психопатологии, или даже просто объяснить клинические проявления, исходя из гештальт-психологии, заметна их меньшая ясность.

Здоровое функционирование определяется Перлзом (…) как осознавание, характеризующееся образованием гештальта. Любое нарушение в образовании гештальта классифицируется как патология: « когда осознавание не развивается, формируется незавершенный гештальт и начинается психопатология». (Энрайт, Йонтефф с 215).

Чистые фигуры являются согласно Перлзу синонимом контакта, неудачные или неясные фигуры отмечают утрату контакта.

В гештальт-терапии незавершенный гештальт представляет собой незавершенную ситуацию. В здоровом функционировании гештальты завершены.

И очевидно здесь эти клиницисты попадают в ловушку эпистемологической дихотомии, а именно: позиция здоровья против патологии, контакта против утраты контакта, завершенности против незавершенности.

В рамках эстетической парадигмы мы приходим к пониманию, насколько эта дихотомия несправедлива по отношению к рекурсивности в экосистеме. Завершенность и незавершенность это не что-то одно и не что-то два, они взаимосвязаны циклически.

Во-вторых, постоянство объекта и закон хорошей формы указывают на тенденцию воспринимать завершенный гештальт, к которому мы атрибутируем значение («это прямой угол») – мы просто не готовы поступать другим способом.

В-третьих, незавершенные фигуры не являются совсем «неясными», «тусклыми» или «слабыми». Наоборот, они мобилизуют тенденцию к трансформации в более высокие структуры, или – говоря другими словами – к аттрибуции значения, к хорошему гештальту.

Зейгарник (1927) в исследовании незавершенных гештальтов продемонстрировала, что незавершенные задачи запоминаются лучше, чем завершенные задачи. Похоже, что незавершенные задачи «генерируют» силу против завершения.

Психотерапевтические интервенции

В рамках эстетической парадигмы мог бы быть уместен вопрос, зачем вообще нужны терапевтические интервенции, поскольку мы принимаем во внимание естественную тенденцию, рекурсивную комплементарность живой системы.

Ответ, как правильно подметил Киней, конечно в том, что подчеркивание эстетики не придает справедливости рекурсивной комплементарности тоже.

Принятый нами взгляд на природу живых процессов совершенно не освобождает нас от какого-либо прагматичного действия.

Например, в буддистской традиции мы можем видеть страдание. В контексте жалости мы можем принять его как существенную, неотъемлемую часть человеческого существования, как это сформулировано в «Четырех благородных правдах». (Эпштейн, 1996). Но это не предполагает, что нам не следует предпринимать действия для ослабления страдания.

Эстетика и прагматика находятся в рекурсивной комплементарности. Эстетическая парадигма подразумевает контекст, в котором живые системы могут быть поняты более изящно. Это понимание, однако, имеет комплементарное взаимоотношение с прагматикой нашего конкретного поведения.

Какие последствия имеет это для терапевтических интервенций в гештальт-терапии?

Хотя этот фундаментальный вопрос будет более интенсивно обсуждаться в следующей статье, я отмечу коротко некоторые важные аспекты.

В эстетической парадигме гештальт-терапевт прагматично реагирует на призыв клиента к изменению. По-существу, он направляет свою стабильность в ассистирование клиенту оставаться с тем, что является очевидным в настоящем. Через нахождение с тем, что есть, изменение – рекурсивно – становится возможным (Сельтзер, 1986, Топхофф, 1983).

Терапевт не осуществляет линейные изменения через односторонние действия. Он не продуцирует изменения в клиенте, и здесь может быть услышано эхо китайского принципа «не действия» (wu-wei). (Топхофф, 1982).

Однако терапевт реагирует прагматично, способом, так же конгруэнтным формированию гештальта в природных системах.

Там, где гештальт-терапевт является частью системы клиента, клиент, находящийся в настоящем, замечает информацию, идущую от терапевта, как отличающуюся. Чтобы сориентироваться, ему нужно пропускать эту информацию через образование хорошего гештальта.

Иными словами, клиенту необходимо атрибутировать значение получаемой им информации, ибо она должна быть абсорбирована системой.

Какой вид информации мог бы быть наиболее «полезным»? Здесь я бы хотел постулировать следующую гипотезу: тенденция атрибутирования значения стимулируется у клиента в пропорции к количеству воспринятого им отличия.

Иначе, чем более «отличающейся» – с точки зрения клиента – является поступающая информация, тем более сильно будет развиваться процесс образования гештальта. Клиент, как мы знаем, не может ориентироваться только в пределах своей системы, и для того, чтобы сделать так, он должен сформировать хороший гештальт.

Из этой гипотезы следует, что незавершенный или «непривычный» гештальт высветит больше значения, атрибутирующего ответы, чем «знакомый» гештальт.

Возможно, это хорошо известный в клинической практике факт, что терапевты, делающие то, что ожидается, предлагающие знакомые интервенции или дающие советы, которые клиент возможно уже слышал много раз до этого, наименее эффективны.

С другой стороны, представление «сильной» информации пугает, возбуждает и удивляет.

Перлз делал именно то, что надо, когда применял этот подход, говоря «тарабарщину».

Милтон Эриксон был знаменит в том, что вносил в систему клиента информацию, которая приводила его в замешательство и шокировала. (…).

Наша гипотеза могла бы так же объяснять эффективность в психотерапии метафор, мифов, преувеличений и других интервенций, используемых терапевтом.

Признавая и уважая принципы образования гештальта в природных системах, клиент и терапевт вовлекаются в творческий и волнующе удивляющий диалог.

Что большего можно ожидать?

Библиотека — Русская Школа Гештальта

М.Ю.Перепелицына, канд.психологических наук, обучающий гештальттерапевт, супервизор

 

В фокусе внимания своих рассуждений я хочу поместить вопрос о полярностях в Гештальте и в связи с ним рассмотреть возможность поляризации защитных механизмов контакта. Дуальная поляризация всех жизненных процессов и явлений, достаточно развитая в рамках гештальттерапии, известна как теория полярностей. Традиционное понимание данного вопроса в Гештальте – его стремление к полисемической интеграции всех взаимодополняющих полярностей, к принятию каждой из частей личности, отказ от взаимоисключений всего, что есть в человеке, в том числе и от «золотой середины» как усредненности живых, человеческих переживаний и чувств. И все это, естественно, в контакте со средой.

Гений Фрица Перлза, впитав идеи многих своих современников, от Пол Вейса до Отто Ранка, привел его к выводу, что чаще всего борьба полярностей ограничивает энергию человека. В результате и появился метод, использующий такие инструменты как диалог, «пустой стул», отреагирование с битьем подушки и завершением гештальта. Метафору Перлза «собака сверху» — «собака снизу» можно рассматривать как подтверждение идей Фрейда и Юнга о принципе полярностей как законе развития, а их психодинамику как возможность личности пойти по пути здоровья или невротизма. [9].

Еще Гераклит писал, что все в мире состоит из противоположностей. Их борьба и определяет смысл любой вещи или процесса. Гераклит объяснял этот тезис известным примером лука: оба дугообразных конца лука стараются разогнуться, но тетива взимает их, и эта их взаимная напряженность образовывает высшее единство. [6].

Дихотомия любого человеческого существа начинается с уникальной и феноменологической истории его развития. В ней обязательно разыграется у каждого «своя драма», совершенно не оригинальная и не уникальная по сути, но каждый многомиллионный раз — феноменологичная по силе и интенсивности, глубине и частоте переживаний, а также по тому характерологическому рисунку, который появится как их следствие. Этот характерологический рисунок можно сравнить со штрих-кодом на товаре, но только с зеркальным отражением полярных качеств. Более того, все эти моменты развития, согласно теории Р.Франк, запечатают в глубины человеческого существа все значимые первичные контакты, вернее их конфигурацию.

И изменение в сторону интеграции его дихотомических, зачастую не совсем комплиментарных, частей, все-таки произойдет, согласно А. Бейссеру: «не в результате принудительных попыток индивида измениться…; оно происходит в том случае, если индивид затрачивает время и усилия, чтобы быть тем, кто он есть…». [1].

Идея о полярностях, в том числе и психологических механизмов защит, не нова. Одна из важнейших заслуг в этом вопросе принадлежит К.Юнгу. Принцип полярности психики и его психодинамическое значение позволяет нам понять многие особенности переживаний и поведения человека, в т.ч. и его подверженность невротическим нарушениям. Взгляд Юнга на проблема противоположности или принцип полярности имеет принципиальное значение, с т.з. многих авторов, т.к. касается вопроса о полюсах целостности. [11].

Если рассматривать Я в качестве поля, последнее состоит из конгломерата противоположных сил. «Внутренний реальный мир человека состоит из его полярных сторон и характерных черт, находящихся в гармонии и приемлемых для сознательного Я. Часто концепция своего Я исключает трудные моменты осознания полярных сторон, которые находятся в нас». [5]. Он считал, что жизнь человека, имеющего определенные нарушения, подчинена стереотипам, он не может легко «плавать» между полярностями. Напротив, здоровый человек способен принять свои противоречивые чувства и сложные эмоции. Он развивает в себе творческую способность каждый раз находить баланс между противоположностями. Например, он может сказать: «В принципе я очень мягкий человек, но мне нравится, когда, столкнувшись с несправедливостью, я становлюсь жестким — это помогает мне защититься». [17].

Это та самая борьба и единство противоположностей, которые является первым законом диалектики как источник любого развития. Разложив его на детали и позаимствовав легкость описания у М.Войрановского. Любой процесс, не может быть чем-то неизменным и застывшим, а значит, он предполагает внутри себя как минимум два изменяющихся разных параметров этого процесса, т.е. противоположности. Между этими параметрами рано или поздно возникнет различие и неизменная «борьба», как заметил еще Перлз. Но поскольку параметры взяты из одного процесса, то между ними обязательно будут и сходства, т.е. «единство». Любое противоречие рано или поздно приведет к развитию. [2].

Опираясь на закон полярности в человеческом развитии, сложно предположить, что его необходимые спутники — механизмы защит — могут развиваться и представлять собой линейную картину. Как только в детском развитии появляется любое психологическое новообразование с формированием нового паттерна поведения, одновременно с ним появляется возможность его же поляризации. Все современные теории развития последних двадцать лет — Д.Стерна [15], Р.Франк [16], Дж.Боулби [14] — убедительно показывают как формируются реляционные потребности и последствия их фрустрации в раннем детском возрасте. Два пути поляризации и ее внутреннего функционирования есть всегда: первый – это «или… — или…», второй – «и… — и…». Первый, как вы понимаете, приведет к срывам контакта и поставит жесткие защиты, вовлекая человеческую жизнь в вечный внутренний конфликт с собой и поглощенной средой. Второй – к адаптации и здоровому функционированию в среде, интегрируя и взаимно дополняя жизненные возможности, в том числе и реляционнные (отношенческие). Здоровая целостность позволяет человеческой природе безграничную полисемию психического содержания. Таким образом, мы обнаруживаем неизбежность принципа полярности в формировании механизмов защит. Не углубляясь в этапы раннего детского развития, мы можем увидеть, как формирование механизмов защит в контакте со средой завершается их поляризацией, взаимодополняющей и ведущей личность к целостности. В теории Гештальта давно разработана своя система дефиниций и описания механизмов защит, которые по своей природе дуалистичны, являясь одновременно и механизмами защит, и срыва контакта.

Анна и Серж Гингер по этому поводу высказались весьма определенно: «Такие механизмы защиты или избегания контакта могут быть здоровыми или патологическими в зависимости от их интенсивности, гибкости, момента их проявления… В вопросе об их наименовании царит путаница; многочисленные авторы используют для их обозначения самые разнообразные термины: невротические механизмы или невротические нарушения на границе-контакт (Ф.Перлз), разновидности потери функции ego (П.Гудман), виды защиты ego (А.Жак), сопротивление-адаптация (или адаптационное сопротивление) (Польстеры), нарушения self или интерференция в осознавании (awareness) (Латнер), обрывы в цикле контакта (Дж.Зинкер), невротические механизмы уклонения (Мари Пети).

И все же Гудман выделяет четыре основных механизма защиты: конфлуэнцию, интроекцию, проекцию и ретрофлексию. Он же описывает и пятый механизм с несколько особым статусом — «эготизм». [3].

Действительно, большинство из этих механизмов хорошо описаны и разработаны еще со времен Перлза. Но они больше представляют линейную картину на цикле человеческого опыта, не воссоздавая при этом картину целостности, так как она была однополярна, что противоречит, как мы видим, из вышеизложенного, законам развития.

Любой механизм защиты есть суть творческого приспособления/приспособления организма в контакте со средой. Но со временем то, что было творческим рано или поздно становится ригидным, превращаясь в пассивное приспособление и становясь уже не механизмом защиты, а механизмом сопротивления/срыва контакта со средой.

Рискну предположить, что формирование бессознательных психологических защит приводит также к поляризации механизма. Возможно, что известная техника работа с механизмами сопротивления в терапевтическом процессе, по так называемой «этажерке», может быть дополнена одной из многочисленных техник работы с полярностями, которые широко применяется в гештальттерапии. На самом-то деле, в Гештальте не так уж много есть технических описаний работы с механизмами срыва. Сама поляризация защит – уже готовый способ работы без «взлома» и «обхода». Мы не будем трогать то, что фиксировано, очевидно и «охраняемо» — мы двинемся на полярность и будем взращивать с помощью творческого приспособления недостающее звено.

Но тогда, опираясь на общеизвестные и общепринятые механизмы срыва контакта, мы обнаруживаем недостающие полярные фигуры. В теории современного Гештальта мы находим девять общепринятых механизмов: конфлюенции первого и второго рода, интроекцию, проекцию, ретрофлексию, дефлексию, профлексию, девалидизацию, эготизм, — но не каждый из них имеет свою полярность.

На мой взгляд, мы можем дополнить теорию гештальттерапии еще двумя механизмами защиты, ранее не сформулированными – афлексией и овервалюацией, которые были «утеряны» как полярности общепризнанным защитным механизмам. Вот эти видимые диады:

Конфлюенция – Эготизм
Интроекция – Проекция
Ретрофлексия – Афлексия
Девалидизация – Овервалюация

Невозможно не согласиться с Сержем и Анной Гингер (недавно ушедшими от нас), что «другие авторы добавляют еще дефлексию, профлексию и т.д., которые представляют, из себя скорее разновидности основных механизмов, чем самостоятельные процессы». [3].

Более подробно хочу остановиться на тех полярностях, которыми возможно дополнить картину известных ранее механизмов – в частности, на афлексии и овервалюации.

Если при ретрофлексии различные энергии перестают направляться наружу, где они должны были бы изменять среду или ситуацию, или удовлетворять какие-либо потребности организма, и вместо этого человек обращает действие этих энергий, подставляя себя на место среды. То на полярности этой истории мы можем видеть, как импульс или желание, накапливая свою силу, или неудовлетворенность, или влечение/движение «к» [16], достигают такого внутреннего напряжения, что рано или поздно приводят к мощному «запуску» вовне.

Можно было бы предположить, что это механизм, который в психоанализе открыт и описан как отыгрывание (Acting out) — он был обнаружен З.Фрейдом, который обратил внимание, что поведение его пациентов вне терапии порой реализовывало те чувства, которые были направлены на аналитика, но тревожно скрываемые при нем. Этот механизм защиты выражается в бессознательном снятии внутреннего напряжения через поведение, реализующее пугающий сценарий. Таким образом, личность меняет роль пассивной жертвы на активно-инициирующую (Н. Мак-Вильямс). При отыгрывании реальные причины и цели рассматриваются в психоанализе как неосознанные. Но по описанию этот механизм все же больше напоминает нашу гештальтистскую дефлексию, т.к.объект, на котором отыгрывается сценарий, может не совпадать с объектом, к которому возникло данное чувство.

На протяжении многих лет я наблюдаю у клиентов несколько другое психологическое явление, все менее похожее на отыгрывание. Я присвоила ему название — афлексия (от др.-греч. ἀ-приставка с отрицательным значением, лат. flexio сгибание, изгиб, обращение назад). Сдерживание и блокирование, наблюдаемое в ретрофлексии, априорно не может не иметь противоположной стороны. Это своего рода такие «отвязанные» личности, готовые в любой момент сказать или сделать, если не все, как говорили древние греки, но многое. В терминах гештальттерапии мы можем присвоить дефиницию «афлексия», т.к. нет никакого сдерживания или регуляции энергии, все происходит спонтанно, очень импульсивно, чрезмерно. Это готовность немедленно отпустить любое внутреннее напряжение энергии, а также готовность осуществить (иногда мгновенно) задуманное.

Можно было бы рассматривать это просто как проявление спонтанности, если бы мы реляционно не резонировали на чрезмерность происходящего. Энергии затрачивается, как правило, в этой ситуации намного больше, чем того требует ситуация. Реляционный процесс в этот момент становится очень напряженным, в чем нет нужды. И это может быть реализация сексуальных сценариев, обрушивание чрезмерного гнева в контакте, или настойчивое проявление любви – все амплифицировано, что порождает резонанс в диапазонах от страха до удивления.

Потому к крайним проявлениям афлекторов можно было бы отнести также и личностей-социопатов, borderline, отреагирующих свои эмоции немедленно, здесь и сейчас, по принципу «сверху и еще раз сверху». Это все реляционные явления, которые усилены, амплифицированы, несдерживаемы, плохо регулируемые и т.д. К сожалению, все наше общество уже сейчас напоминает страну-афлектора, это то, что в России мы зачастую принимаем за «национальное хамство». Возможно, именно поэтому механизм и не родился на Западе.

Еще одна диада защит – это девалидизация — овервалюация (overvaluation – в пер. с англ. означает завышенная цена, оценка; over – сверх, через + valuation – оценивание, оценка). Девалидизация является проекцией, обесценивающей то или иное явление, событие, людей. Жесткость образа Я, экзистенциальный стыд, история с утратами или забывание не позволяют ассимилировать часть прошлого или актуального опыта. И на противоположном полюсе должен был проявиться механизм, назначение которого — сбалансировать и привести к равновесию картину мира.

В данном случае речь идет о механизме, который вначале был принят мною в работе с клиентом за идеализацию, которую впервые описал психоаналитик Шандором Ференци. Идеализация — нормальное явление в детстве. Она проявляется в фантазиях о всемогуществе, которые возникают у детей в отношении своих родителей. В процессе развития эти чувства постепенно замещаются более реалистичным восприятием. Если этого замещения не происходит, и ранние формы идеализации продолжаются после соответствующего им возраста, идеализация становится патологической.

Овервалюация нечто другое явление по психологическим характеристикам. Речь идет об оценке человеком событий и ситуаций, идей, желаний и отношений, которым придается сверхценный смысл, сверхважность и сверхзначимость. Такое переоценивание значимых вещей приводит к появлению множественности психологических (никак не связанные со зрительными) иллюзий. Искажение реальности смещает направленность человеческого бытия, меняет ценностные ориентации и наносит непоправимый ущерб потребностной сфере. Более того, как практик, я вижу, как формируется нуминозное отношение клиентов к идеям и явлениям, которым они начинают придавать такие сверхсмыслы. И это уже совсем не идеализация, а достаточно грустная история.

Таким образом, данная статья явилась попыткой воссоздать более целостную картину защитного слоя личности, в котором полярные паттерны взаимодополняют и обогащают друг друга энергиями как ресурсы человеческой жизни.

Литература

  • Бейссер А. Парадоксальная теория изменений.//Журнал практического психолога. (Спец. вып. Восточно-Европейский Гештальт Институт). — 2003. — N.3. — С.95-100.
  • Войрановский М. Интернет-ресурсы. http://psi-logic.shadanakar.org
  • Гингер С., Гингер А. Гештальт – терапия контакта. СПб.: Специальная Литература, 1999.— 287 с.
  • Демина Л.Д., Ральникова И.А. Психическое здоровье и защитные механизмы личности. PolBu.Ru, 2006. Библиотека «Полка букиниста».
  • Зинкер Дж. В поисках хорошей формы: Гештальт-терапия с супружескими парами и семьями. М.: Независимая фирма «Класс», 2000.
  • Кассиди Ф.К. Гераклит. М,: Мысль, 1982.
  • Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе. М.: Независимая фирма «Класс», 1998. 480 с.
  • Маскелье Г. Гештальттерапия: вчера, сегодня, завтра. Быть собой. – М., Боргес, 2010.
  • Перлз Ф., Гудмен Хеферлайн Практикум по гештальт-терапии. Издательство: Институт Психотерапии, 2001.
  • Робин Ж.-М. Экологическая ниша. Очерк о теории поля в гештальт-терапии // Гештальт-92: Сборник Московского института Гештальта и психодрамы. Под ред. Н. Долгополова.
  • Шлегель Л. Психодинамика полярности в психологии Юнга.// Энциклопедия глубинной психологии. Том 4. Карл Густав Юнг и Альфред Адлер. – М: Когито-Центр, 2004. — С.265-276.
  • Штейнберг У. Круг внимания. Клинические аспекты юнгианской терапии. ИОИ, 1998 г.
  • Шульц Д., Шульц С. История современной психологии.- СПб., 2002.
  • Bowlby J. Maternal care and mental health. World Health Organization Monograph.13, 1951.
  • Stern D. The First Relationship: Infant and Mother, 1977.
  • Frank R. Body of Awareness: A Somatic and Developmental Approach to Psychotherapy. 2001, Cambridge, MA: gestalt Press
  • Zinker J. Creative Process in Gestalt Therapy. 1978.

Марина Перепелицына
2012

 

Законы Гештальта и визуализация данных

Человек наделён сознанием, поэтому ему свойственно воспринимать мир вокруг себя с пониманием сути вещей. Всё, что мы видим, слышим, воспринимает тактильно, мы анализируем ещё и умом. Человек подключает разум и пытается объяснить логически объекты, которые он воспринимает, это явление в теории называется Гештальт психологией. Эта теория представляет собой набор законов, которые определяют всё то, что мы ощущаем или интуитивно предвидим. Все эти законы могут помочь дизайнерам в разработке своих проектов, создании иерархии объектов на страницах, симметричном оформления страниц.

Законы Гештальта сегодня актуальны во многих областях, например, таких как промышленность, музыка, архитектура, и другие. Данные законы дарят нам возможность объяснить способы работы человеческого восприятия. Если использовать эти законы в контексте визуализации данных, то можно помочь пользователям выявить закономерности, которые имеют значение, и сделать это эффективно.

Базовые гештальт законы

Не один из законов Гештальта не работает сам по себе, обычно можно встретить в разных сферах жизни взаимодействие двух или более законов между собой. В данном посте мы хотим рассмотреть несколько Гештальт законов, которые имеют отношение к улучшению визуализации данных в графике.

1. Первый из них — это закон прегнантности. Это основной закон Гештальта, который ещё называют законом содержательности. Содержательность — это краткость и полнота смысла. А закон этот утверждает, что мозг человека предпочитает простоту, то есть он легко воспринимает и стремится обрабатывать простые модели данных, которые даже обладают большей организованностью, чем сложные.

2. Второй закон Гештальта — это закон непрерывности. Этот закон утверждает, что наши глаза, а именно зрительное восприятие, группирует вещи, которые могут быть совмещены друг с другом. Тут в пример можно привести сопоставление элементов по цвету, размеру, форме, их типу и категории.

3. Третий закон Гештальта — закон схожести. Тут предполагается, что объекты с похожими характеристиками, аналогичным цветом или формой, похожих размеров — определяются мозгом человека как группы элементов. Он немного схож с законом непрерывности, и также может учитываться при создании дизайна страниц сайта.

4. Четвёртый закон Гештальта — закон основного фокуса. Этот закон противоположен закону подобия. Он утверждает, что отличные друг от друга объекты в визуальном представлении создают основной фокус. Он держится особняком от других объектов, привлекает внимание пользователя и убеждает его в том, что можно копаться дальше в представлении вещей, используя основной фокус в качестве отправной точки.

5. Пятый закон Гештальта — это закон близости. Он гласит о том, что объекты, которые расположены рядом друг с другом, воспринимаются мозгом как группы. Мы можем легко находить сходство в таких группах. При этом, объекты, которые находятся далеко друг от друга, воспринимаются как несвязанные между собой. В дизайне можно использовать этот закон, создавая иконки для пунктов меню или иконки, обозначающие разные разделы портала.

6. Шестой закон Гештальта — закон изоморфного соответствия. Он определяет то, что люди интерпретируют всё, что видят так, как хотят это видеть, а именно на основе своего полученного опыта. «мы видим то, что хотим видеть» — вот более простая трактовка данного закона. Этот закон, кстати, объясняет, почему эффективно использовать синий оттенок гиперссылок в текстах, а сам текст гипперсылки должен быть подчёркнут. Это связано с тем, что у людей определённые цвета ассоциируются с определёнными эмоциями и действиями.

Пример тому может быть светофор, где зелёный — это сигнал к действию, то есть поощрение, а красный — сигнал опасности, то есть призыв стоять на месте. На основе полученного опыта, человек может воспринимать те или иные цвета в дизайне страниц так, как они привыкли их воспринимать и с чем ассоциировать.

7. Седьмой закон Гештальта — закон формы и основания. Он гласит о том, что графические объекты либо воспринимаются человеком, как формы (то есть элементы в фокусе) либо как основание (то есть фон, на котором они размещены). Объекты, которые размещаются на переднем плане более важны, чем те, что находятся на заднем плане. Этот закон особенно важен для веб-дизайнеров, ведь, создав достаточный контраст между формой и основанием, можно упростить возможность разграничения типов объектов для пользователя.

8. Ну и наконец восьмой закон Гештальта — это закон
общей зоны. Он утверждает то, что линии и формы двигаются вместе в одном направлении, они создают впечатление единства, то есть объектов, связанных между собой. И наоборот, если линии и формы двигаются в разных направлениях, они воспринимаются, как отдельные и не связанные между собой.

Изучив все законы гештальта, можно выбрать несколько из них, которые могут учитываться при создании дизайна страниц сайта.

Психофизика | Британника

Психофизика , изучение количественных отношений между психологическими событиями и физическими событиями или, более конкретно, между ощущениями и стимулами, которые их вызывают.

Физическая наука позволяет, по крайней мере, для некоторых органов чувств, точное измерение в физической шкале величины стимула. Путем определения величины стимула, достаточной для того, чтобы вызвать ощущение (или реакцию), можно указать минимальный воспринимаемый стимул или абсолютный порог стимула (стимулерин) для различных органов чувств.Центральное исследование психофизики относится к поиску законного количественного отношения между стимулом и ощущением для диапазона стимулов между этими пределами.

Психофизика была основана немецким ученым и философом Густавом Теодором Фехнером. Он придумал это слово, разработал фундаментальные методы, провел сложные психофизические эксперименты и начал линию исследований, которые до сих пор существуют в экспериментальной психологии. Классическую книгу Фехнера « Elemente der Psychophysik » (1860) можно рассматривать как начало не только психофизики, но и экспериментальной психологии.

Получив образование в области физики, Фехнер в более поздние годы заинтересовался метафизикой и искал способ связать духовное с физическим миром. Он натолкнулся на понятие измерения ощущения по отношению к его стимулу. Немецкий физиолог Эрнст Генрих Вебер обнаружил, что величина изменения величины данного стимула, необходимая для получения едва заметного изменения ощущений, всегда имеет приблизительно постоянное отношение к общей величине стимула. Этот факт, собственно говоря, является законом Вебера: если два веса отличаются на едва заметную величину при разделении на заданное приращение, то при увеличении весов приращение должно быть пропорционально увеличено, чтобы разница оставалась заметной.Фехнер применил закон Вебера к измерению ощущений по отношению к стимулу. Полученная формула Фехнер назвал законом Вебера (часто называемым законом Фехнера-Вебера). Он выражает простое соотношение, согласно которому величина стимула должна быть увеличена геометрически, если величина ощущения должна увеличиваться арифметически. Для физиологов и многих философов это позволило измерить ощущение по отношению к измеряемому стимулу и тем самым создало возможность научной количественной психологии.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Совсем недавно психофизики предложили оценивать психические величины путем экспериментов с прямым масштабированием, а не путем построения шкалы ощущений, основанной на дискриминационных суждениях. Психофизические методы сегодня используются в исследованиях ощущений и в практических областях, таких как сравнение и оценка продуктов (например, табака, парфюмерии и спиртных напитков), а также в психологическом и кадровом тестировании.

Законы близости, однородной связности и продолжения — принципы гештальта (2)

В этой, второй части нашего исследования принципов гештальта, мы рассмотрим другой закон — закон близости. Это особенно полезно, поскольку оно касается того, как наши глаза и мозг связывают дизайнерские изображения. Конечно, для нас также важна связь — это то, что мы хотим сделать между нашими пользователями и нашими проектами!

«Глаз стремится построить взаимосвязь между элементами одного и того же дизайна» — это важное высказывание, о котором следует помнить.Наш мозг выстраивает связи между разрозненными элементами дизайна на основе законов визуального восприятия. На них влияет способ расположения элементов дизайна. Применяемые законы — это законы близости, однородной связности и продолжения.

Эта статья является продолжением первой статьи о принципах гештальта, в которой мы представили и обсудили Закон подобия. Третья статья будет посвящена законам фигуры / основания, Прегнанца, замыкания и общей судьбы.А пока давайте остановимся на близости, что (буквально!) Означает близость в пространстве, времени или отношениях.

Что такое закон близости?

Закон близости описывает, как человеческий глаз воспринимает связи между визуальными элементами. Элементы, которые расположены близко друг к другу, считаются связанными по сравнению с элементами, которые отделены друг от друга.

Закон близости позволяет нам использовать пробелы, например, для построения воспринимаемых отношений между различными элементами.

В письменных материалах закон близости позволяет нам понимать текст в целом. Это также верно для интервалов между абзацами и для более разрозненных элементов текста на веб-странице. Расстояние между блоками текста говорит нам, насколько вероятно, что они связаны друг с другом. Возьмите любую книгу рядом с вами и пролистайте ее. Если это не телефонный справочник, вы заметите, как автор (надеюсь!) Разумно использовал абзацы, чтобы сохранить вместе текст о схожих идеях, пунктах или цепочках аргументов.Правило таково: если вы измените тему, вам нужно будет начать новый абзац.

Закон близости очень полезен для того, чтобы люди могли группировать идеи, концепции и т. Д. — он идеально подходит для того, чтобы мы могли сразу распознавать различные группы элементов. Однако, как дизайнеры, мы должны быть осторожны с применением закона в наших проектах. Почему? Если вы сгруппируете слишком много элементов слишком близко, вы получите шумный и переполненный макет. Близость каждого предмета станет настолько нечеткой, что ваш дизайн потеряет смысл.

Попробуем небольшой эксперимент. Если у вас есть под рукой карандаш и бумага, попробуйте следующее: нарисуйте 8-10 кругов (со скоростью каракулей — не нужно тратить время на аккуратность и геометрическое совершенство!) В любом месте страницы, используя примерно четверть всего пространства, но держите их вместе.

Теперь давайте добавим такое же количество треугольников, немного подальше от кругов (так, чтобы расстояние между двумя группами было примерно в 3-4 раза больше расстояния между каждым кругом). Опять же, оставьте место так, чтобы половина страницы оставалась пустой.Хорошо, давайте теперь поместим несколько квадратов — примерно такое же количество на такое же пространство, держа их близко друг к другу.

Для нашего грандиозного финала давайте вставим несколько прямоугольников, может быть, 4-5, немного увеличив размер, чтобы они заметно отличались от квадратов … Готово? Молодец! Теперь отвернитесь на мгновение, а затем снова посмотрите на свою страницу.

Вы видите, как, несмотря на то, что четыре группы отсортированы или сгруппированы вместе, проект в целом представляет собой очень загруженное дело? Мы видим, что смотреть на это на самом деле похоже на работу! Мы не хотим заставлять наших пользователей работать.

Что такое закон единой связности?

Закон единой связности гласит, что элементы, которые соединены друг с другом с помощью цветов, линий, рамок или других форм, воспринимаются как единое целое по сравнению с другими элементами, которые не связаны таким же образом.

Этот эффект группировки работает даже тогда, когда он противоречит другим принципам гештальта, таким как близости, и подобия. «Как это может противоречить законам?» вы можете спросить.Что ж, помните, что мы имеем дело с уникальным сочетанием человеческого глаза и мозга. Не вдаваясь в тему магии, иллюзий или уловок (потому что мы не хотим отходить от темы), мы можем увидеть, что человеческая тенденция связывать или группировать элементы или сосредотачиваться на одинаковых элементах в море разнородных объектов является несущественной. мощная черта.

Попробуем провести небольшой эксперимент. Если у вас есть еще одна пустая страница, возьмите ее и попробуйте этот небольшой набросок. Это займет считанные секунды.

Нарисуйте шесть грубых кругов, похожих на шесть точек на паре игральных костей.Теперь проведите линию от точки в верхнем левом углу до точек товарищей справа и под ней. Для точки в правом нижнем углу соедините ее с точкой над ней, а также с точкой в ​​нижнем левом углу. Отведите взгляд на мгновение; затем проверьте свой набросок. Теперь у вас есть две группы по три связанных точки.

Реализовать эту связность в ваших проектах легко; есть много способов обозначить группировку в дизайне. Вот несколько распространенных примеров:

  • Подключение связанных ссылок или кнопок путем добавления их в одно и то же раскрывающееся меню.
  • Использование одной и той же формы маркера, цвета или системы нумерации (например, римских цифр, арабских чисел и т. Д.) В элементах списка для их группировки друг с другом.
  • Отображение функций схожего характера, таких как вход в систему, регистрация и забытый пароль, так что они связаны, внутри рамки или цветного прямоугольника.

Что такое закон продолжения?

Закон продолжения утверждает, что человеческий глаз следует линиям, кривым или последовательности форм, чтобы определить взаимосвязь между элементами дизайна.

Продолжение может переносить как положительные, так и отрицательные пробелы в дизайне. Позитивное пространство — это пространство в дизайне, состоящее из объекта — изображения, которое мы вставляем. Негативное пространство — это , остальные пространства вокруг и между краями этого объекта. Когда мы просматриваем макет дизайна, наши глаза стремятся провести линию, соединяющую различные элементы.

У вас еще есть страница? Хороший! Давайте перевернем его и сделаем еще один быстрый набросок. Сначала найдите карандаш, ручку или маркер трех разных цветов.Это поможет нам понять продолжение, и вы, вероятно, сразу узнаете в нем то, что уже несколько раз поражало вас.

С помощью одного пера нарисуем вертикальную ломаную линию — настолько прямую, насколько это возможно, линейка не нужна. Теперь возьмем ручку другого цвета и проведем горизонтальную ломаную волнистую линию . Затем, взяв перо третьего цвета и не отрывая глаз от точки пересечения, давайте проведем третью линию, ломаную (или пунктирную).

Посмотрите на мгновение в сторону; затем снова взгляните на свой набросок. Вы видите, как вы следуете за всеми тремя линиями, пока они проходят через точку, где они встречаются? Чего вы не видите, так это шести сегментов (трех меньших двухцветных линий), пересекающихся посередине. Сразу видно, что предметы, лежащие на любой из этих линий, связаны. Если бы мы добавили что-то еще в конце одной строки, мы бы заметили, что этот последний элемент будет отключен, или, возможно, даже расположен вне общего дизайна.

Вам не нужно рисовать таких линий в вашем дизайне — они могут быть метафорическими (визуально и / или письменно). Например, вы можете создать линию по форме содержимого или графических элементов. Или вы можете доставить его, пронумеровав шаги в процессе. Таким образом, процесс оплаты может использовать пронумерованные шаги, чтобы показать продолжение, или он может использовать блок-схему с нарисованными стрелками, связывающими каждый шаг. В качестве альтернативы вы можете использовать форму «воронки», чтобы показать прогресс к концу процесса.

Помните, что человеческий глаз привык отмечать пути и следовать по ним. К счастью, существуют правила дорожного движения, которые удерживают нас на дороге, но нашим глазам и мозгу, как правило, нравится следовать по линиям и маршрутам. Это дает людям свободу «плыть по течению» и дает возможность дизайнерам использовать эту природу. Это также хорошо для того, чтобы держать наших пользователей в курсе, потому что мы не хотим, чтобы они отклонялись от того, что мы хотели бы, чтобы они видели в наших проектах.

На вынос

Создавая дизайн, вы стремитесь создать как наиболее эстетичный, так и простой в использовании интерактивный продукт.Законы близости, единообразной связанности и продолжения — это инструменты для улучшения удобства использования и взаимодействия с точки зрения пользователя. Хотя это не обязательно магия, помните, что оптические иллюзии используют некоторые гарантированные человеческие черты, присущие «глазу-к-мозгу», что тоже является прелестью понимания принципов гештальта.

Вы можете организовать связанный контент для ясности, используя законы близости и продолжения. Вы также можете использовать единый закон связности, чтобы показать более сильную корреляцию между действиями и контентом.Помня об этом, спросите себя, какие элементы вашего дизайна вы хотите сгруппировать для пользователя.

Давайте быстро суммируем принципы гештальта, которые мы видели до сих пор:

  • Сходство (также известное как инвариантность): Человеческий глаз имеет тенденцию выстраивать взаимосвязь между схожими элементами в дизайне. Сходство может быть достигнуто с помощью основных элементов, таких как формы, цвета и размер.
  • Продолжение: Человеческий глаз следует по контурам, линиям и изгибам дизайна и предпочитает видеть непрерывный поток визуальных элементов, а не отдельные объекты.
  • Близость (, также известная как Возникновение): Простые формы, расположенные вместе, могут создавать более сложное изображение.
  • Единообразная связность: Этот Закон касается «эффекта группировки»: мы воспринимаем элементы как связанные друг с другом благодаря цветам, линиям, рамкам или другим формам.

Где узнать больше

Хотите узнать еще больше из гештальт-психологии? Возьми наш курс! Курс «Гештальт-психология и веб-дизайн: полное руководство»: https: // www.Interaction-design.org/courses/gestalt-psychology-and-web-design-the-ultimate-guide

Этот курс поможет вам:

  • Понять, как законы гештальта влияют на пользовательский опыт.
  • Уметь применять гештальт-ориентированный подход к продукту и веб-дизайну.
  • Уметь анализировать существующий продукт и веб-дизайн в соответствии с гештальт-принципами организации восприятия.
  • Обладать знаниями, необходимыми для разработки продуктов и веб-сайтов, которые поддерживают причуды, предубеждения и определяющие особенности визуального восприятия.
  • Обладать знаниями, необходимыми для разработки дисплеев, поддерживающих визуальное восприятие и улучшающих пользовательский опыт, связанный с вашими веб-сайтами.
  • Иметь глубокое понимание человеческого зрительного восприятия.
  • Оцените, как человеческий разум влияет на то, что мы видим и когда.
  • Иметь понимание гештальт-представления визуального восприятия и принципов организации восприятия.

Артикулы:

Изображение героя: Автор / Правообладатель: Eumedemito.Условия авторского права и лицензия: Public Domain.

Гештальт-теория (Вертхаймер) — InstructionalDesign.org

Наряду с Колером и Коффкой Макс Вертхаймер был одним из основных сторонников гештальт-теории, которая подчеркивала когнитивные процессы более высокого порядка в среде бихевиоризма. В центре внимания теории гештальта была идея «группировки», то есть характеристики стимулов заставляют нас определенным образом структурировать или интерпретировать визуальное поле или проблему (Wertheimer, 1922).Основными факторами, определяющими группировку, были: (1) близость — элементы, как правило, группируются в соответствии с их близостью, (2) сходство — элементы, похожие в некотором отношении, как правило, группируются вместе, (3) закрытие — элементы группируются вместе, если они имеют тенденцию завершать некую сущность; и (4) простота — элементы будут организованы в простые фигуры в соответствии с симметрией, регулярностью и гладкостью. Эти факторы были названы законами организации и объяснялись в контексте восприятия и решения проблем.

Вертхаймер особенно интересовался решением проблем. Вертимер (1959) дает гештальт-интерпретацию эпизодов решения проблем известных ученых (например, Галилея, Эйнштейна), а также детей, которым были поставлены математические задачи. Согласно Вертхаймеру, суть успешного решения проблем заключается в способности видеть общую структуру проблемы: «Определенная область в поле становится решающей, сфокусированной; но не замыкается. Развивается новый, более глубокий структурный взгляд на ситуацию, включающий изменения функционального значения, группировки и т. Д.пунктов. Руководствуясь тем, что требуется структурой ситуации для критического региона, человек приходит к разумному прогнозу, который, как и другие части структуры, требует проверки, прямой или косвенной. Здесь задействованы два направления: получение целостной непротиворечивой картины и понимание того, что структура целого требует от частей ». (стр. 212).

Заявка

Гештальт-теория применима ко всем аспектам человеческого обучения, хотя в наибольшей степени она применяется к восприятию и решению проблем.На работу Гибсона сильно повлияла гештальт-теория.

Пример

Классический пример принципов гештальта, представленный Вертхаймером, — это дети, находящие область параллелограммов. Поскольку параллелограммы являются правильными фигурами, может применяться стандартная процедура (выполнение линий перпендикулярно углам основания). Однако, если предусмотрен параллелограмм новой формы или ориентации, стандартная процедура не сработает, и дети будут вынуждены решать задачу, понимая истинную структуру параллелограмма (т.е., фигуру можно разделить пополам в любом месте, если соединить концы).

Принципы
  1. Учащегося следует поощрять к открытию основной природы темы или проблемы (т. Е. Взаимоотношений между элементами).
  2. Пробелы, несоответствия или нарушения являются важным стимулом для обучения
  3. Инструкция должна быть основана на законах организации: близости, замкнутости, подобия и простоты.

Ссылки
  • Эллис, В.Д. (1938). Справочник по гештальт-психологии. Нью-Йорк: Harcourt, Brace & World.
  • Вертхаймер, М. (1923). Законы организации в формах восприятия. Впервые опубликовано как Untersuchungen zur Lehre von der Gestalt II, в Psycologische Forschung , 4 , 301-350. Перевод опубликован в Ellis, W. (1938). Справочник по гештальт-психологии (стр. 71-88). Лондон: Рутледж и Кеган Пол.
  • Вертхаймер, М. (1959). Продуктивное мышление (доп. Ред.). Нью-Йорк: Харпер и Роу.

ПРИМЕЧАНИЕ : Спасибо Герхарду Штембергеру ([email protected]) за его помощь с этой страницей.

границ | Пересмотр гештальт-теории: назад к Вертхаймеру

Введение

В статье Вертхаймера 1923 г. сформулированы фундаментальные проблемы и основные законы зрительного восприятия. Его идеи были настолько глубокими и конструктивными, что на следующее столетие они определили курс гештальт-психологии и повлияли на другие области психологии и других наук.Что особенно поражает в работе Вертхаймера, так это то, что сам автор указал на слабые стороны новой теории.

1. Представляя ряд очень сильных законов группирования, Вертхаймер показал, что во многих ситуациях они противоречат друг другу. По этой причине он назвал их не законами, а факторами.

2. Вертхаймер понимал, что чем больше число основных принципов, тем слабее теория, но он не предлагал общий принцип, охватывающий все другие факторы.

3. Вертхаймер понимал и даже подчеркивал нечеткость определений основных понятий и ссылался на интуицию читателя, используя такие выражения, как «у человека есть ощущение, как следующие друг за другом части должны следовать друг за другом»; «Каждый знает, что такое« хорошее »продолжение, как достичь« внутренней согласованности »и т. Д.»; «Человек распознает результирующий« хороший гештальт »просто по его собственной« внутренней необходимости »».

Год спустя Вертхаймер подчеркнул проблему нечетких терминов: «Попытка объяснить теорию гештальт в коротком эссе более трудна из-за используемых терминов: часть, целое, внутренняя детерминация.Все они в прошлом были темой бесконечных дискуссий, в которых каждый участник спора понимал их по-своему »(Wertheimer, 1924).

На основе ряда идей, которыми пренебрегли его последователи, было возможно:

пересмотреть основные понятия гештальт-психологии (например, целое, части, гештальт),

указать область применения гештальт-теории восприятия как коммуникации,

ввести общий принцип восприятия — принцип подражания,

идентифицируют явления зеркальных нейронов (Ferrary et al., 2005; Iacoboni et al., 2005) в качестве неврологической основы принципа имитации,

объединяет гештальт-феномены из разных областей (видео, аудио, музыка, речь, видимые.

движения) по одному принципу.

Определения основных понятий

Определения основных понятий гештальт-психологии постоянно подвергались критике со стороны многих психологов и непсихологов, в том числе некоторых из величайших умов физики и математики. Эйнштейн указал на проблему плохих определений как на слабость всей психологии.Это то, что он написал в некрологе к Эрнсту Мачу:

.

«Физику и психологию следует отличать друг от друга не по объектам, которые они изучают, а только по способу их упорядочивания и соотнесения. Деятельность по упорядочиванию порождает абстрактные понятия и законы (правила). По мнению Маху, понятия имеют смысл только в той мере, в какой можно показать взаимосвязь вещей, а также ясно устроенных . Люди, не сумевшие проанализировать свои собственные концепции, поднимут энергичный протест и будут жаловаться на революционную угрозу их святыне »(Эйнштейн, 1916).

В 1946 году состоялась первая конференция Macy. Он был озаглавлен «Механизмы обратной связи и круговые причинные системы в биологических и социальных системах» и был первым «собранием» ученых и социологов. Основная группа включала таких корифеев математики, компьютеров, психологии и неврологии, как фон Нейман, Винер, Маккаллох (председатель), Питс, Левин, Клювер, Нортроп, Розенблют, Бейтсон и Бигелоу. Фон Нейман и Винер рекомендовали уточнить понятия «поле», «гештальт» и другие .Основным результатом этого обсуждения была иллюстрация того, насколько мало участники согласились с определениями и значениями этих ярлыков .

Та же борьба за твердые научные принципы наблюдалась и на философском уровне. В Давосе (1929) на знаменитом собрании «zurueck zu Kant» Кассирер выступил против Хайдеггера, подчеркнув, что философия должна сохранять дух критического исследования, открытость естествознанию и ясность рациональной аргументации, которые отличают самого Канта как великого философа »( Гордон, 2010).

Требования Эйнштейна, фон Неймана, Винера и самого Вертхаймера были отклонены. Проблема до сих пор не решена.

Вот существующие определения некоторых основных понятий теории гештальт.

Целое и части . С самого начала и до сих пор эти понятия остаются неопределенными. «Частичное и целое в прошлом было темой бесконечных дискуссий, в которых каждый участник спора понимал их по-своему» (Wertheimer, 1924).

Гештальт .Сегодня популярное определение гештальта звучит так: «Организованное целое, которое воспринимается как нечто большее (или иное), чем сумма его частей». Но какова сумма ?

Другие определения:

а) То, что состоит из многих частей, но в какой-то мере является чем-то большим, чем комбинация своих частей, или отличается от нее.

б) Когда вы соединяете части, вы получаете целое — другими словами, Gestalt .

c) Гештальт — это психологический термин, означающий «единое целое».

d) Гештальт означает «видеть всю картину сразу».

e) Эренфельс: Под качествами Gestalt мы подразумеваем такие положительные коннотации, которые связаны с наличием концептуальных комплексов в сознании, которые, в свою очередь, состоят из элементов, которые могут быть отделены друг от друга (т. Е. можно представить друг без друга).

е) Келер в своей книге Гештальт-психология (1947) представил два спорных определения: «это имеет значение конкретной сущности per se » и «сегрегация конкретных сущностей в сенсорном поле».В первом определении гештальт — это объект из внешнего мира; во втором — психологическая область. Подобные смешения можно найти во многих статьях по гештальт-психологии, и они разрушили многие теоретические построения

.

Все эти ведомости не работают.

Хорошо: «Термин« хороший »не определен, но обычно считается, что он охватывает такие свойства, как регулярность, симметрия, простота» (Koffka, 1935).

Good Gestalt : простой, упорядоченный, сбалансированный, унифицированный, связный, регулярный и т. Д. до бесконечности .

Плохой гештальт «определяется» через хороший гештальт, который сам по себе плохо определен.

Изоморфизм в гештальт-литературе имеет много (иногда спорных) значений (см. Критический обзор Лучинс и Лучинс, 1999).

Закрытие . Вертхаймер ввел фактор закрытия, чтобы разрешить восприятие единственного примера (рис. 1).

Сразу после этого он показывает, что этот фактор побеждает хороший фактор продолжения (рис. 2).Разные авторы использовали этот термин по-разному. Лучинс и Лучинс в своем критическом обзоре пришли к замечательному выводу: «Мы выступаем за мораторий на использование этого термина« закрытие », несмотря на нынешнюю популярность гештальт-терминологии» (Лучинс и Лучинс, 1959). Реакция гештальт-сообщества на критику была еще более замечательной — полное молчание в течение 60 лет.

Рисунок 2 . Противоречие между законами закрытия и хорошего продолжения (Wertheimer, 1923).

Умножение законов группировки

Несмотря на намерение Вертхаймера избежать построения гештальт-теории на нескольких частных и взаимно противоречащих друг другу законах, было введено много новых групповых законов:

хорошая форма,

продолжение общей судьбы,

синхрон,

общий регион,

связности,

однородной связности,

связь пространства-времени,

контурная группировка,

основная ориентация,

направленная симметрия,

выпуклость,

прошлый опыт,

и более.

Каждый раз, когда гештальтисты находили пример, который нельзя было объяснить ни одним из существующих гештальт-законов, вводился новый закон (последний из этих новых законов был предложен в 2010 Pinna, 2010).

Общий принцип Prägnanz

В течение многих лет принцип Праньянца провозглашался главным принципом, охватывающим все другие принципы группирования, но, как мы показали в предыдущем абзаце, он никогда не работает, и продолжают предлагаться новые частичные законы.Это потому, что закон Прананца никогда не был определен. У него много противоречивых переводов и толкований, но нет ни одного четкого определения:

а) склонность к хорошему гештальту (наиболее популярное описание, несмотря на то, что термины хороший и гештальт не определены),

б) тенденция Прегнанца — общее стремление к порядку и единству (Мецгер),

c) «Психологическая организация всегда будет настолько« хорошей », насколько позволяют преобладающие условия» (Коффка),

г) склонность к рыхлой конфигурации (Луччио),

д) таинственная склонность к прагнанцу (Верстеген),

f) склонность к Pragnanz der Gestaltung (Лучинс и Лучинс),

г) законы прагнанца — это законы ясности (Дьюи),

ч) стремление к простоте расположения (Wagemans),

i) простота или Prägnanz (Fuchs),

j) стремление уловить суть того, что мы воспринимаем (Ревлин),

k) Prägnanz или принцип простоты (ван дер Хельм).

По словам У. Нейссера, «Келер хорошо осознавал и смущал циркулярность« закона Прагнанца ». Он никогда не переставал надеяться, что будет найдено лучшее определение. Когда я посетил «семинар Келера» в Свортморе в 1952 году, спустя десятилетия после Die Physischen Gestalten , одной из первых задач, которые он поставил перед нами, было предложить определения для «Pragnanz». Я не помню, чтобы у нас было что-нибудь полезное для скажи »(Neisser, 2002).

Утверждение «Prägnanz — это склонность к хорошему гештальту» было приписано классической работе Вертхаймера (1923) (Wagemans et al., 2012), но в этой статье Вертхаймер использовал слово Prägnanz только как атрибут слова Stuffen , а выражение «склонность к хорошему гештальту» использовалось не как определение, а как ссылка на нашу интуицию. . Prägnanz имеет много произвольных переводов. Прямой перевод Prägnanz — «краткое описание», и именно это имел в виду Вертхаймер, хотя никто не обратил на это внимания.

В большом обзоре истории гештальт-теории Wagemans et al.(2012) признаются вышеупомянутые недостатки теории гештальт. Одна из кардинальных проблем, исследуемых авторами (группой ведущих ученых в области гештальт-психологии), — это замена многих локальных законов группировки одним, охватывающим все остальные. Долгое время это был закон Прегнанца, но обзор квалифицировал его как интуитивно понятный и, следовательно, не действующий: применить этот закон к какому-либо конкретному стимулу было невозможно. Поэтому авторы были вынуждены в первой части обзора представить анализ десятков старых и новых законов группировки.Во второй части обзора представлены попытки модернизировать общий принцип Праньянца: принцип простоты, принцип минимума и принцип правдоподобия. Авторы отметили, что, несмотря на использование в этих новых понятиях математических формул, переменные (простота, вероятность, правдоподобие) плохо определены и не могут быть измерены. Авторы также отмечают, что понятие Праньянца может быть дополнительно обосновано с точки зрения внутренней динамики мозга как самоорганизующейся адаптивной системы.

Следует отметить, что понятие Прэгнанца и все последующие модели были предложены при общем предположении, что существует пространство плохих гештальтенов, в котором должна быть найдена одна точка (хороший гештальт). К сожалению, это пространство никогда не было определено и не представлено. Вот почему рецензентов не удовлетворили все упомянутые гипотезы, и в конце обзора они отказались: «Концепции, близкие к опыту, нелегко выразить в каком-либо формализме».В следующих абзацах я представлю модель, которая показывает, что при восприятии коммуникативных стимулов мы получаем только одно восприятие — хороший гештальт.

Вернуться к Вертхаймеру

Статья Вертхаймера содержит ряд очень важных идей, которые были представлены неявно и могли разрешить слабые места теории гештальт:

1. Идея особенности восприятия коммуникативных визуальных сигналов (пунктирные и линейные рисунки), предполагающая существование другого человека (отправителя сообщения).

2. Идея «восприятия через имитацию» — будущее имитационная теория восприятия , основанная на феномене зеркальных нейронов, которая произвела революцию в теории восприятия.

3. Чтобы охарактеризовать хороший гештальт Вертхаймер использовал термин Prägnanz , что означает «краткое описание».

Ряд фундаментальных проблем в других мягких науках (разведка нефти, прогноз землетрясений, медицинская диагностика, взаимодействие человека и компьютера), которые не могли быть решены десятилетиями и даже столетиями, были успешно решены за счет совместного использования компьютеров и гештальт-подхода ( Гельфанд и др., 1989; Губерман и др., 1997; Rantsman and Glasko, 2004), но для того, чтобы использовать принципы, правила, понятия и термины теории гештальт в компьютерных приложениях, все они должны быть четко определены.

100-летняя история развития теории гештальт не пошла по пути, намеченному Вертхаймером (1923). Последователи Вертхаймера пренебрегли духом его работы и предпочли не интенсивный путь развития гештальт-теории, а экстенсивный — умножение числа основных принципов и понятий без их надлежащего определения, распространение словаря гештальт-психологии на многие другие области науки. и инженерное дело без уважительных причин.

Многих неудач в развитии теории гештальт можно было бы избежать, если бы гештальт-психологи уделяли больше внимания идеям Вертхаймера, но этого не произошло. Многие гештальтисты используют имя Вертхаймера как знамя и благословение хорошей науки и даже вкладывают в его уста свои собственные утверждения.

Цитата (из наиболее респектабельного обзора истории гештальт-психологии):

«В 1923 году Вертхаймер опубликовал следующую статью, в которой была попытка разъяснить фундаментальные принципы этой организации.Самым общим принципом был так называемый закон Прегнанца, утверждающий, в самом общем смысле, что поле восприятия и объекты внутри него приобретут простейшую и наиболее всеобъемлющую («ausgezeichnet») структуру, допускаемую данными условиями ». (Wagemans et al., 2012). Дело в том, что в этой статье Вертхаймер не упомянул «закон Прагнанца» и вообще не упомянул слово Прагнанц. Неудивительно, что Навон, ван дер Хельм, Кимчи и некоторые другие известные и активные гештальтисты в некоторых своих статьях о визуальном восприятии вообще не упоминали творчество Вертхаймера.

В то же время самые глубокие идеи Вертхаймера были проигнорированы, но они составляют основу альтернативного пути гештальт-психологии, которая действительно коренится в мыслях и духе Вертхаймера.

1. Вертхаймер понимал гештальт как краткое описание восприятия. Вертхаймер ввел термин Prägnanzstufen при обсуждении восприятия всех возможных моделей геометрических углов. Он отметил, что некоторые из Stufen , которые имеют краткое описание (острый, правый и тупой), являются привилегированными.Промежуточный Stufen (углы) сложно описать короткими словами; они «более неопределенны по своему характеру». Вертхаймер использовал для восприятия этих Stufen атрибут Prägnanz, что означает «краткое описание», «короткими словами». Итак, Prägnanz — это не мистическая склонность к хорошему гештальту; это свойство, которое позволяет нам распознать хороший гештальт. Все экспериментальные результаты в гештальт-литературе подтверждают это утверждение: все гештальты — это описания, а все хорошие гештальты — это краткие описания.Самый популярный атрибут хорошего гештальта — простота, которая никогда не определялась — можно заменить термином «краткость»: кратчайшее описание всегда является самым простым в грамматическом смысле. Причина отсутствия определения значения «простого гештальта» заключалась в том, что гештальт рассматривался как визуальный объект. Этот ход, который решает ряд проблем, требует, чтобы мы переключились с визуальной области на лингвистическую. (Губерман, 2015). самый простой (т.е. кратчайший) код (который является описанием) (van der Helm, 2014), но, как я покажу в этой статье, в то время как мы воспринимаем коммуникативные стимулы, мы воспринимаем только одно восприятие (хорошее) и проблема выбора лучшего одного из многих восприятий не существует.

2. Вертхаймер выбрал в качестве основного объекта исследования пунктирные и линейные рисунки не из-за их простоты, а из-за их коммуникативной природы — сигналов, посылаемых одним человеком другому человеку. Фактически эта позиция является частью его более широкого взгляда на гештальтпсихологию.В своей речи в 1924 году о теоретических основах гештальт-психологии Вертхаймер заявил: «Когда люди вместе, как когда они работают, тогда наиболее неестественным поведением было бы вести себя как отдельные Эго. В нормальных условиях они работают совместно »(Wertheimer, 1924). Эта точка зрения была проигнорирована основным направлением гештальт-психологии, но не полностью утрачена: «Гештальтпсихология принципиально не относится к людям. Он не требует субъектов как причин действия. Он скорее пытается выявить динамические отношения, применимые ко всем вовлеченным лицам »(Fitzek, 2013).С этой точки зрения, ограничивая исследование человеческого восприятия одним человеком и изолируя его от целого (общества людей), современная гештальт-психология противоречит самой фундаментальной идее гештальт-психологии: важности целого в интерпретации часть.

3. С осознанием того, что теория гештальт была построена на коммуникативных стимулах (визуальных и звуковых), можно решить многие проблемы теории гештальт. Большое внимание привлекла интерпретация неоднозначных стимулов.Один из них представлен на рисунке 3А. На вопрос: «какой объект физического мира можно представить этим рисунком» есть три ответа: (1) шестиугольник с тремя диагоналями, (2) куб Неккера и (3) шестиугольная пирамида. Но если вопрос: «какую фигуру намеревался представить автор сообщения?», То ответ только один: шестиугольник с тремя диагоналями. Если отправитель хочет показать куб, он отправит рисунок 3B, а если он хочет показать шестиугольную пирамиду, он отправит рисунок 3C.

Коммуникативный характер рисунков опровергает интерпретацию этих стимулов в результате случайной генерации, предложенную некоторыми авторами как прочную математическую основу гештальт-психологии. Каждый стимул появляется не случайно, а создается в единственном примере в соответствии с уникальным дизайном отправителя. Ситуацию объяснил Лаплас: «На столе мы видим буквы, расположенные в таком порядке,« Константинополь », и мы считаем, что это расположение не случайно, не потому, что оно менее возможно, чем другие, а потому, что у одного человека есть таким образом расположили вышеупомянутые буквы.”

4. Вертхаймер понимал восприятие коммуникативных стимулов как имитацию действия, производящего стимул (принцип подражания).

a) Выражение «хорошее продолжение» применяется к строке, поэтому это «хорошее продолжение строки» и неприменимо к данному изображению (поскольку нет намерения его изменить). Принцип «хорошего продолжения» — один из основных принципов гештальт-психологии — предполагает, что восприятие рисунка включает вообразимый процесс воссоздания (или имитации) рисунка (Губерман, 2007).

б) Вертхаймер писал: «Например, при разработке узора возникает ощущение, как следующие друг за другом части должны следовать друг за другом». Здесь для объяснения восприятия используется воображаемое действие — «конструирование узора», и описывается процесс перерисовки изображения: создание подлинных частей и их рисование в правильной последовательности. Другая цитата — «Дополнения к незавершенному объекту (например, сегменту кривой) могут продвигаться в направлении в направлении, противоположном направлению оригинала» — это четкое описание перерисовки изображения.

c) Представляя точечные изображения, Вертхаймер описывал их как линии (круги, дуги, зигзаги), несмотря на то, что стимул вообще не содержал линий. По сути, это описание способа создания изображения: при движении по воображаемой линии время от времени появлялись точки. Принцип подражания — это реализация цели Вертхаймера, он превосходит все остальные принципы группировки (Guberman, 2015).

5. Принцип имитации и идея хорошего продолжения неизбежно подчеркивают понятие штриха — линии, нарисованной без остановок.Штрих — это элементарный (минимальный) блок для создания линейных рисунков. Для нас наше восприятие — это описание процесса перерисовки стимула, оно будет восприниматься штрихами. Правила перерисовки просты:

1) Каждый из двух концов штриха либо свободный, либо совпадает с концом другого штриха. В первом случае перерисовка продолжается до начала другого штриха. Во втором случае перерисовка продолжается до соседнего штриха.

2) Скрещивание двух ударов осуществляется по принципу «хорошего продолжения».

Рисунок 3 . Три интерпретации стимула (А) 1, плоская фигура; 2, куб Неккера, (B) 3, пирамида (C) .

Соответственно, на рисунке 4 (из Wertheimer, 1923) мы можем начать перерисовку с самой левой точки и следовать по дуге a, пока не дойдем до точки 2 — конца штриха a. Из точки 2 мы не можем перейти к точке 3, потому что эта точка не является началом штриха, а является средней точкой штриха 1–3.Единственная возможность, которая у нас есть, — это пройти вдоль линии b и замкнуть фигуру. Важно отметить, что мы выбрали дугу b не из-за закона замыкания, а потому, что, следуя принципу имитации, у нас нет другого выбора. Теперь мы понимаем, что имел в виду Вертхаймер, когда писал: «У человека есть ощущение, как следующие друг за другом части должны следовать друг за другом».

Рисунок 4 . Следуя штрихам.

На рисунке 5 мы воспринимаем параллелограмм и ромб, потому что это то, что мы получаем, следуя штрихам.Если мы начнем перерисовывать фигуру 5 из правого верхнего угла параллелограмма, мы должны перейти к концу штриха — к следующему углу и продолжить движение по трем другим сторонам параллелограмма. То же самое мы видим на рисунке 6 — собрание «потенциально неоднозначных» линейных рисунков в статье Вертхаймера, а также во всех других примерах «неоднозначных» стимулов, представленных в литературе. Поскольку все эти рисунки воспринимаются как наборы штрихов, мы воспринимаем только хорошие гештальты .Вот что имел в виду Вертхаймер: «каждый распознает результирующий« хороший гештальт »просто по его собственной« внутренней необходимости »» (Wertheimer, 1923).

Рисунок 6 . Коллекция неоднозначных фигур.

Примечательно, что обычные словари объясняют значение штриха не только как знак на бумаге («отметка, сделанная рисованием пером в одном направлении»), но и как чистое движение: «акт движения рукой. по поверхности »,« движение рук и ног в плавании »,« шевелить рукой »(как глагол).Это показывает, что вместо того, чтобы искать математическое оформление, психология должна смотреть в противоположном направлении — на теории свободных искусств (в частности, лингвистики), где очень умные люди исследуют человеческое восприятие мира. В 20-х годах прошлого века в Берлине возникла школа структурной лингвистики. Неудивительно, что гештальтпсихология оставила свой след в этом движении (которое позже породило русский формализм и пражскую школу). Сооснователь структурной лингвистики (вместе с Р.Якобсон) Б. Шкловский писал: «Форма — это правило построения объекта», т.е. смысл формы — это то, как это было сделано.

Следовательно, мы не воспринимаем плохие гештальты — уродливые многословные описания. Они не являются продуктами нашего восприятия, это продукты интеллектуального акта (по словам Маха), разрезавшего рисунок на части. Наше восприятие не ищет в море плохих гештальтов лучший, и оно не движется мистической силой Prägnanz к Святому Граалю теории гештальта — к хорошему гештальту.

Принцип подражания и лежащий в основе нейронный механизм устанавливают связь между нашей психологией и нашим физическим телом. Вертхаймер это предвидел. Он также понимал, что отношения тела и разума всегда были частью философской борьбы между материализмом и идеализмом. Обсуждая суть гештальта, Вертхаймер писал: «По мнению многих людей, различие между идеализмом и материализмом подразумевает различие между благородным и неблагородным. Что же такого отвратительного в материалистическом и механическом? Что такого привлекательного в идеалистическом? Если говорить о конкретных проблемах, то вскоре становится понятно, сколько существует телесных действий, в которых нет ни намека на разделение между телом и умом.Когда человек робок, напуган или энергичен, счастлив или грустен, часто можно показать, что ход его физических процессов гештальт-тождественен ходу психических процессов »(Wertheimer, 1924). Последнее утверждает, что гештальтены физических движений нашего тела идентичны гештальтенам нашего восприятия. Теория имитации объясняет, что окончательное восприятие — гештальт — принадлежит не визуальной области, а двигательной, то есть гештальт не идентичен физическому движению — это физическое движение.

Возражение Вертхаймера против идеалистической интерпретации восприятия является аргументом против философии холизма, которая заявляет о господстве целого, глобальном приоритете, конфигурационном превосходстве, «лес перед деревьями» и других неудачных попытках возвыситься над наукой.

Так выглядит гештальт-теория с точки зрения Вертхаймера — просто и определенно.

Гештальт-теория в перспективе Вертхаймера

Целое : общее значение — «то, что состоит из частей».

В теории гештальта — объект восприятия, состоящий из частей.

Часть : общее значение — «кусок, который соединяется с другими частями, образуя единое целое».

В теории гештальта — набора частей, которые обеспечивают кратчайшее описание всего (хороший гештальт), это набор частей , составляющих данное целое.

Центр тяжести теории гештальт-восприятия смещен с в поисках хорошего гештальта на в поисках адекватного раздела .

Как наш мозг находит нужные части при получении коммуникативного стимула?

a) Для линейных рисунков мы передаем входной сигнал из визуальной области в двигательную. В результате мы воспринимаем вход как последовательность элементарных движений — штрихов. Здесь воспринимаемый комплекс моторных команд был сопоставлен с библиотекой моторных команд, накопленных во время прошлой деятельности по рисованию (или письму). Некоторые комплексы движений такой деятельности имеют названия, из которых строится окончательный лингвистический ответ.Другая часть ответа исходит из визуального канала и определяет пространственные отношения между распознанными целыми («два пересекающихся круга»). Теперь ответ на вопрос «Что ты видишь?» готово. Следуя правилам отслеживания штрихов (описанным выше), мы всегда воспринимаем восприятие адекватными частями (как назвал это Колер — «естественными» частями). Примеры представлены на рисунке 6.

б) Для рукописного ввода мы также переводим статичное изображение в последовательность элементарных движений (всего шесть):.Как геометрические фигуры эти элементы относятся к разным классам: с отверстием и без, с крестом и без, состоят из одного или двух штрихов и т. Д. Но как движения соседние элементы в последовательности очень похожи (например, и). Соответственно, разные варианты a () воспринимаются как очень похожие наборы моторных команд, а их геометрические описания совершенно разные. Поэтому 30-летние попытки создать компьютерную программу для распознавания рукописного текста с использованием геометрического подхода не увенчались успехом.Первая реально работающая программа, появившаяся на рынке, была основана на принципе имитации и работала в автомобильной сфере (Guberman, 1995) и была лицензирована основными компьютерными компаниями (Apple Co, Microsoft, Siemens).

в) Мы воспринимаем речь в моторной сфере как комплекс моторных команд мышцам артикуляционного тракта (имитирующие деятельность отправителя).

Как правило, согласные и гласные производятся разными мышцами. Например, верхние и нижние губные тракторы, заставляющие губы уплощаться и вытягиваться, участвуют в образовании гласной (i) и никогда не участвуют в образовании какой-либо гласной.В образовании губных согласных участвуют только мышцы, двигающие губы в вертикальном направлении. Независимость образования гласных и согласных позволяет нам генерировать речь не как последовательность согласных и гласных, а параллельно: каждая согласная появляется на фоне гласной (Андреевский, Губерман, 1996). Несмотря на то, что моторные команды для гласных и согласных независимы, результирующая геометрия тракта артикуляции (которая определяет звуковой сигнал) в любой момент времени зависит от обоих звуков (согласной и гласной).Это явление называется коартикуляцией и составляет основную трудность компьютерного распознавания речи. Благодаря механизму зеркальных нейронов наш мозг воспринимает речь как последовательность моторных команд: отдельно для группы мышц, исполняющих артикуляцию согласных, и для другой группы мышц, исполняющих гласные. Это позволяет решить две фундаментальные проблемы лингвистики: (1) взаимодействие между гласными и согласными, которое Бюлер назвал «феноменом слога» и назвал его «центральным моментом в структуре речи» (Bühler , 1990), и (2) определение понятия фонемы как акта иннервации определенной группы мышц.Последнее противоречит утверждениям пражской школы структурной лингвистики, которая утверждает, что понятие фонемы принадлежит звуковой области: «Фонема — это класс звуков» (С. Трубецкой), «Фонема — это психический эквивалент звуков. звук »(Бодуэн де Куртенэ) и т. д., но не могу согласиться с его определением.

Способность принципа имитации разрешать кардинальные проблемы восприятия в визуальной и звуковой областях демонстрирует, насколько глубоко он укоренен в процессах восприятия.

Заключение

С самого начала и в последующие 100 лет гештальт-психология повлияла на всю психологию и многие гуманитарные науки. В самом начале сам Вертхаймер указывал на слабые стороны новорожденной гештальт-теории: у нее было множество основных принципов и слабых определений. Несмотря на постоянную критику этих проблем, они не были решены до сих пор.

Анализ работ Вертхаймера позволяет реконструировать гештальт-теорию (по крайней мере, ту часть, которая касается восприятия коммуникативных сигналов — рисунков, речи и музыки), и преодолеть слабые места гештальт-психологии: определить основные понятия, ввести общий принцип восприятия, который охватывает все известные законы и объединяет различные гештальт-феномены (почерк, рисунки, речь, музыку и видимые движения) — принцип подражания .Представленная модель восприятия подтверждается фундаментальными нейрофизиологическими данными — феноменом зеркальных нейронов и теорией моделирования.

Так выглядит гештальт-теория с точки зрения Вертхаймера — просто и определенно.

1. Целое — это объект восприятия, состоящий из частей.

2. Целое можно разделить на части различными способами. Набор частей, который дает кратчайшее описание целого (хороший гештальт), представляет собой набор частей, составляющих данное целое.

3. Интерпретация целого и интерпретация частей должны быть согласованы друг с другом.

4. Восприятие — это процесс согласования интерпретаций целого и частей.

5. Минимальная часть восприятия линейного рисунка — штрих.

6. Гештальт — это описание последовательности действий, которые мы будем использовать для перерисовки стимула — принципа имитации.

7. Принцип подражания объединяет зрение, речь, музыку и видимое движение как гештальт-феномены.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Андреевский Э., Губерман С. (1996). От языковой патологии до автоматической обработки языка и возврата. Cyber. Гм. Знать. 3, 41–53.

Бюлер К. (1990). Теория языка: репрезентативная функция языка . Издательство Джона Бенджамина.

Google Scholar

de Saussure, F., Bally, C., Sechehaye, A., Riedlinger, A., and Baskin, W. (1966). Курс общего языкознания. Нью-Йорк, Нью-Йорк: McGraw-Hill Book Co.

Google Scholar

Эйнштейн, А. (1916). «Эрнст Мах», в Physikalische Zeitschrift, английский перевод: Эрнст Мах — более глубокий взгляд Vol.17 (Springer Science), 101–104.

Google Scholar

Феррари, П. Ф., Роззи, С., и Фогасси, Л. (2005). Зеркальные нейроны реагируют на наблюдение за действиями, производимыми инструментами в вентральной премоторной коре головного мозга обезьян. J. Cogn. Neurosci. 17, 212–226. DOI: 10.1162 / 089892

24910

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фитцек, Х. (2013). Арткоучинг. Гештальт-теория в искусстве и культуре. Gestalt Theor. 35, 33–46.

Google Scholar

Гельфанд И., Розенфельд Б. и Шифрин М. (1989). Очерки сотрудничества математиков и врачей. Москва: Наука, 273.

Гордон П. (2010). Континентальный водораздел: Хайдеггер. Давос: издательство Гарвардского университета.

Губерман С. (1995). Метод и устройство для распознавания курсивного письма по последовательной входной информации .

Губерман С. (2007). Алгоритмический анализ принципа «хорошего продолжения» , Vol.29. Гештальт-теория.

Губерман С. (2015). О принципах теории гештальт , Vol. 37. Гештальт-теория.

Губерман С., Пиковский Ю., Ранцман Э. (1997). «Методология прогноза местоположения гигантских залежей нефти и газа: промысловые результаты», Труды . Западное региональное собрание Общества инженеров-нефтяников (США), SPE 38293 (Лонг-Бич, Калифорния), 321–330.

Google Scholar

Iacoboni, M., Molnar-Szakacs, I., Gallese, V., Buccino, G., Mazziotta, J., et al. (2005). Понимание намерений других с помощью собственной зеркальной нейронной системы. PLoS Biol. 3, 529–535. DOI: 10.1371 / journal.pbio.0030079

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коффка, К. (1935). Принципы гештальт-психологии. Лондон: Лунд Хамфрис.

Google Scholar

Лучин А., Лучин Э. (1959). Комментарии к концепции закрытия , Vol. 273.Ойген, штат Орегон: Книги Орегонского университета, 273–281.

Google Scholar

Лучинс А., Лучинс Э. (1999). Изоморфизм в теории гештальта. Гештальт-теория 21, 208–234.

Google Scholar

Neisser, U. (2002). «Вольфганг Кёлер» в « Вольфганг Кёлер» Национальной академии наук. Биографические воспоминания , Vol. 81 (Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press), 186–197.

Google Scholar

Пинна, Б. (2010). Новые гештальт-принципы организации восприятия , Vol. 32. Гештальт-теория.

Google Scholar

Ранцман Э. и Гласко М. (2004). Морфоструктурные узлы . Москва: Медиа-Пресс.

ван дер Хельм, П. (2014). Простота в видении: мультидисциплинарный учет перцептивной организации. Кембридж: Cambridge Press.

Google Scholar

Вагеманс, Дж., Старейшина, Дж., Кубови, М., Палмер, С., Петерсон, М., Сингх М., и другие. (2012). Век гештальт-психологии в визуальном восприятии: I. перцептивная группировка и организация фигуры и фона. Psychol. Бык . 138, 1172–1217. DOI: 10.1037 / a0029333

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вертхаймер, М. (1924). «Ueber Gestalttheorie», Лекция перед Kant Gesellschaft, перепечатанная в переводе в сборнике источников гештальт-психологии , изд. W. D., Ellis (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Harcourt Brace), 1–11.

гештальт-принципов восприятия | Введение в психологию

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Объясните связь между фигурой и землей
  • Определение гештальт-принципов группирования
  • Опишите, как на набор восприятия влияют характеристики и психическое состояние человека.

В начале 20 века Макс Вертхаймер опубликовал статью, в которой продемонстрировал, что люди воспринимают движение в быстро мерцающих статических изображениях — понимание, которое пришло ему в голову, когда он использовал детский игрушечный тахистоскоп.Вертхаймер и его помощники Вольфганг Кёлер и Курт Коффка, которые позже стали его партнерами, считали, что восприятие включает в себя нечто большее, чем просто комбинирование сенсорных стимулов. Эта вера привела к новому движению в области психологии, известному как гештальт-психология. Слово гештальт буквально означает форму или образец, но его использование отражает идею о том, что целое отличается от суммы его частей. Другими словами, мозг создает восприятие, которое представляет собой нечто большее, чем просто сумму доступных сенсорных входов, и делает это предсказуемым образом.Гештальт-психологи превратили эти предсказуемые способы в принципы организации сенсорной информации. В результате гештальт-психология оказалась чрезвычайно влиятельной в области ощущений и восприятия (Rock & Palmer, 1990).

Один гештальт-принцип — это отношения между фигурой и фоном. Согласно этому принципу, мы склонны разделять наш визуальный мир на фигуры и фон. Фигура — это объект или человек, являющийся фокусом поля зрения, а земля — ​​это фон.Как показывает [ссылка], наше восприятие может сильно различаться в зависимости от того, что воспринимается как фигура, а что — за основу. Предположительно, наша способность интерпретировать сенсорную информацию зависит от того, что мы называем цифрой и что мы называем землей в каждом конкретном случае, хотя это предположение было поставлено под сомнение (Peterson & Gibson, 1994; Vecera & O’Reilly, 1998).

Концепция отношения фигуры к фону объясняет, почему это изображение может восприниматься либо как ваза, либо как пара лиц.

Другой гештальт-принцип организации сенсорных стимулов в осмысленное восприятие — это близость. Этот принцип утверждает, что вещи, которые расположены близко друг к другу, имеют тенденцию группироваться вместе, как показывает [ссылка].

Гештальт-принцип близости предполагает, что вы видите (а) один блок точек с левой стороны и (б) три столбца с правой стороны.

То, как мы что-то читаем, является еще одной иллюстрацией концепции близости. Например, мы читаем это предложение так, а не иначе.Мы группируем буквы данного слова вместе, потому что между буквами нет пробелов, и мы воспринимаем слова, потому что между каждым словом есть пробелы. Вот еще несколько примеров: Cany oum akes enseo ft hiss entence? Что означают эти слова?

Мы могли бы также использовать принцип подобия для группирования вещей в наших визуальных полях. Согласно этому принципу, похожие вещи обычно группируются ([ссылка]). Например, при просмотре футбольного матча мы склонны группировать людей по цвету их формы.Наблюдая за наступательной атакой, мы можем получить представление о двух командах, просто сгруппировавшись по этому измерению.

Глядя на этот массив точек, мы, вероятно, воспринимаем чередующиеся ряды цветов. Мы группируем эти точки по принципу подобия.

Два дополнительных гештальт-принципа — это закон непрерывности (или хорошего продолжения) и завершения. Закон непрерывности предполагает, что мы с большей вероятностью воспринимаем непрерывные плавные плавные линии, а не неровные ломаные ([ссылка]).Принцип замыкания гласит, что мы организуем наши восприятия в целостные объекты, а не как серию частей ([ссылка]).

Хорошее продолжение предполагает, что мы с большей вероятностью воспримем это как две пересекающиеся линии, а не как четыре линии, пересекающиеся в центре.

Замыкание предполагает, что мы будем воспринимать полный круг и прямоугольник, а не серию сегментов.

Ссылка на обучение

Посмотрите это видео, демонстрирующее реальные иллюстрации принципов гештальт.

Согласно теоретикам гештальта, восприятие паттернов или наша способность различать разные фигуры и формы происходит при следовании принципам, описанным выше. Вы, вероятно, уверены, что ваше восприятие точно соответствует реальному миру, но это не всегда так. Наше восприятие основано на гипотезах восприятия: обоснованных предположениях, которые мы делаем при интерпретации сенсорной информации. Эти гипотезы основаны на ряде факторов, включая нашу личность, опыт и ожидания.Мы используем эти гипотезы для создания нашего перцептивного набора. Например, исследования показали, что те, кому дают вербальную прайминг, дают предвзятую интерпретацию сложных неоднозначных цифр (Goolkasian & Woodbury, 2010).

Копай глубже: глубины восприятия: предубеждения, предубеждения и культурные факторы

Из этого модуля вы узнали, что восприятие — это сложный процесс. Созданные на основе ощущений, но под влиянием нашего собственного опыта, предубеждений, предрассудков и культур, восприятие может сильно отличаться от человека к человеку.Исследования показывают, что скрытые расовые предрассудки и стереотипы влияют на восприятие. Например, несколько исследований показали, что участники не-чернокожего населения быстрее идентифицируют оружие и с большей вероятностью идентифицируют не-оружие как оружие, если изображение оружия сочетается с изображением черного человека (Payne, 2001; Payne, Shimizu, И Джейкоби, 2005). Кроме того, белые люди принимают решение стрелять по вооруженной цели в видеоигре быстрее, когда целью является черный (Коррелл, Парк, Джадд и Виттенбринк, 2002; Коррелл, Урланд и Ито, 2006).Это исследование важно, учитывая количество очень громких случаев за последние несколько десятилетий, когда молодые чернокожие были убиты людьми, которые утверждали, что верят в то, что безоружные люди были вооружены и / или представляли некоторую угрозу их личной безопасности.

Сводка

Теоретики гештальта оказали невероятное влияние в области ощущений и восприятия. Гештальт-принципы, такие как отношение фигуры к фону, группировка по близости или сходству, закон хорошего продолжения и завершение, используются для объяснения того, как мы организуем сенсорную информацию.Наши представления не безупречны, и на них могут влиять предубеждения, предубеждения и другие факторы.

Вопросы для самопроверки

Критическое мышление Вопрос

1. Центральный принцип гештальт-психологии состоит в том, что целое отличается от суммы его частей. Что это означает в контексте восприятия?

2. Взгляните на следующий рисунок. Как вы можете повлиять на то, увидят ли люди утку или кролика?


Персональный вопрос заявки

3.Вы когда-нибудь слушали песню по радио и подпевали ей, а потом выясняли, что вы поете неправильные слова? Изменилось ли ваше восприятие песни после того, как вы нашли правильный текст?

Ответы

1. Это означает, что восприятие нельзя полностью понять, просто комбинируя части. Скорее, отношения, существующие между этими частями (которые будут установлены в соответствии с принципами, описанными в этой главе), важны для организации и интерпретации сенсорной информации в перцепционный набор.

2. Игра на их ожиданиях может быть использована для того, чтобы повлиять на то, что они, скорее всего, увидят. Например, если рассказать историю о Кролике Питере, а затем представить это изображение, восприятие будет искажено в соответствии с принципами кролика.

Глоссарий

закрытие организация наших восприятий в целостные объекты, а не как серию частей

отношения фигура-фон сегментирование нашего визуального мира на фигуру и фон

Гештальт-психология Область психологии, основанная на идее, что целое отличается от суммы его частей

хорошее продолжение (также непрерывность) мы более склонны воспринимать непрерывные плавные плавные линии, а не неровные ломаные линии

восприятие паттернов способность различать разные фигуры и формы

перцептивная гипотеза обоснованное предположение, используемое для интерпретации сенсорной информации

Принцип замыкания Организуйте восприятие в целостные объекты, а не как серию частей

близость объекты, расположенные близко друг к другу, как правило, группируются вместе

сходства похожих друг на друга вещей, как правило, группируются вместе

Гештальт-принципы дизайна: как психология формирует восприятие

Принципы гештальта формируют психологическую основу того, как человеческий разум воспринимает и организует визуальную информацию.Теория, лежащая в их основе, была основана в 1910-20-е годы немецкими психологами Максом Вертхаймером, Вольфгангом Келером и Куртом Коффкой. С тех пор он нашел признание в самых разных дисциплинах: от терапии до кибернетики и дизайна.

Шесть принципов гештальта описывают, как мы воспринимаем визуальные отношения между объектами. Дизайн OrangeCrush

Слово «гештальт» буквально означает «форма» на немецком языке, и это уместно, потому что теория описывает, как разум преобразует кажущуюся случайность в надежные формы.Возьмем, к примеру, музыку — наш мозг устроен так, чтобы организовывать то, что мы слышим, в связанные мелодии, а не в отдельные ноты.

Для графических дизайнеров использование принципов гештальта является важным инструментом: дизайнеры могут подчеркивать визуальные отношения и общаться более эффективно, когда они понимают, как зрители интерпретируют визуальную информацию. В этой статье мы собираемся исследовать эти принципы гештальта и то, как применить каждый из них в дизайне. Но чтобы лучше понять визуальные отношения гештальта, давайте сначала рассмотрим некоторые важные концепции восприятия.

Некоторые концепции восприятия


Сама теория гештальта описывает, как визуальные элементы группируются и разделяются для создания порядка посредством устойчивых форм. Но есть ряд других основных психологических концепций, связанных с восприятием, которые определяют наше понимание теории гештальта (которая выходит за рамки восприятия для описания визуальных отношений). Давайте кратко рассмотрим некоторые из них:

Появление означает, что мы видим всю форму до мелких деталей. Изображение с Wikimedia Commons Reification означает, что мы видим формы, которых нет.Изображение с Wikimedia CommonsInvariance означает, что мы распознаем одну и ту же форму, несмотря на искажения. Изображение с Wikimedia Commons Мультистабильность означает, что мы одновременно видим все возможные интерпретации неоднозначного изображения. Изображение с Wikimedia Commons Организация «рисунок-фон» означает, что мы разделяем объекты изображения на передний и задний план, даже если изображение не кажется трехмерным. Изображение с Wikimedia Commons Прошлый опыт означает, что мы можем интерпретировать это изображение как стол для пикника, даже если мы видим абстрактный треугольник.Изображение с Wikimedia Commons
  • Появление : Сначала понимается вся форма объекта, а затем его отдельные части.
  • Reification : Глаз имеет тенденцию заполнять пробелы и создавать формы даже без явных деталей. Например, дизайн негативного пространства основан на создании форм из промежутков, таких как скрытая стрелка в логотипе FedEx.
  • Инвариантность : Люди распознают похожие формы, несмотря на такие вариации, как цвет, масштаб, поворот или вес.
  • Мультистабильность : Когда существует более одной возможной интерпретации неоднозначной формы, глаз будет воспринимать каждую интерпретацию одновременно. Другими словами, глаз всегда пытается разрешить нестабильные формы, и в случае, когда есть несколько вариантов стабильности, глаз будет подпрыгивать между несколькими интерпретациями. Это часто случается с оптическими иллюзиями, такими как ваза Рубина.
  • Организация фигуры и фона : Глаз организует формы в трехмерном пространстве, разделяя элементы на фон и передний план.Это верно, даже если элемент переднего плана полностью плоский: глаз будет видеть все, что окружает объект, как фон.
  • Прошлый опыт : Субъективный личный или культурный опыт влияет на то, как интерпретируется форма.

Шесть гештальт-принципов дизайна


Имея в виду вышеупомянутые концепции восприятия, давайте взглянем на принципы гештальта.

Простота

Принцип простоты гласит, что глаз инстинктивно выбирает интерпретацию простейшей из возможных форм.Это означает, что при представлении изображения, содержащего несколько форм, разум может решить разделить их или сгруппировать в зависимости от того, какое решение является наиболее простым.

Например, даже если изображенное изображение может содержать три идентичные перекрывающиеся формы или восемнадцать отдельных линий, мы склонны предполагать первое, потому что это более простое визуальное решение.

Гештальт-принцип простоты утверждает, что мы воспринимаем простейшую возможную форму, даже если она состоит из нескольких различных форм.

Хотя закон простоты и важен, его не так легко определить прямо, как другие гештальт-принципы. Дизайнеры должны руководствоваться своим суждением, определяя, какая интерпретация композиции будет для зрителя наиболее простой. Часто базовая геометрия и прошлый опыт дают ответ, поскольку зрителям легче интерпретировать формы, которые им уже знакомы.

Давайте рассмотрим два примера, в одном простейшая форма — это вся форма, а во втором — отдельные формы.В логотипе Bluefox эмерджентность имеет приоритет, потому что легче понять композицию как узнаваемый силуэт животного, чем сосредотачиваться на конкретных треугольниках, ромбах и линиях.

С другой стороны, логотип LMAD легче понять как три перекрывающихся треугольника, потому что комбинированная форма не создает упрощенную, узнаваемую форму. Вот почему KisaDesign подчеркивает эту интерпретацию отдельными цветами для каждого треугольника.

близость

Близость описывает пространственные отношения между объектами с точки зрения того, находятся ли они близко или далеко друг от друга.

В частности, гештальт-принцип близости утверждает, что объекты, которые находятся рядом с каждым из них, образуют коллективную группу, даже если они не входят в прямой контакт. Этот принцип действует независимо от того, различаются ли проксимальные объекты другими способами, такими как размер, цвет и форма.

Классический пример — слова на странице: мы понимаем, что буквы образуют отдельную группу, то есть слово, когда пробел отделяет их от других групп букв.

Гештальт-принцип близости гласит, что мы воспринимаем объекты как часть группы, когда они физически близки друг к другу. Близость позволяет дизайнеру MachinaDesign организовывать текст и копировать его в отдельные группы для визуальной иерархии.Близость строк текста позволяет дизайнеру annia. отделять буквы друг от друга, не нарушая их группировку как слова.

Точно так же дизайнеры могут использовать близость для обозначения групповых отношений, не делая это отношение явным. Например, в дизайне плаката M.m. используется близость, чтобы передать темы единства и изолированности посредством простых абстрактных форм. Но близость наиболее полезна для создания визуальной иерархии в дизайне. Группирование и разделение частей текста с помощью белого пространства позволяет зрителям упорядочивать важную информацию, например, на плакатах, брошюрах и веб-сайтах.

Сходство

Гештальт-принцип подобия гласит, что объекты со схожими качествами считаются принадлежащими к одной и той же группе. Эти качества обычно являются физическими и визуальными атрибутами объекта, такими как цвет, текстура и форма.

Примером может служить разделение предметов одежды на группы, т. Е. футболки, пуговицы, жилеты, брюки и т. д. — в зависимости от их формы, даже если они смешаны вместе в гардеробе.

Гештальт-принцип подобия гласит, что мы воспринимаем объекты как часть группы, когда они содержат похожие атрибуты, такие как форма, цвет или размер.

. Для дизайнеров сохранение одинаковых элементов конструкции дает им свободу изменять расположение, не сбивая с толку зрителя.В логотипе Stacked ниже формы не выровнены или даже не имеют одинаковой точной формы, но мы понимаем, что они принадлежат к одной группе, потому что они содержат одинаковые свойства цвета и затенения.

Дизайнеры также могут использовать обратный закон подобия, то есть они могут намеренно сделать элементы дизайна непохожими, чтобы они не воспринимались как группа. Например, логотип Skyline состоит из фигур схожих цветов, расположенных близко друг к другу, но разные свойства позволяют нам воспринимать их как отдельные: вместо одной абстрактной формы мы видим намек на горы, сосны и небо.

Несходство может также создавать акцент, когда соотношение между похожим и несходным неравным. Например, в логотипе IRYSS одна форма окрашена иначе, чем остальные, выступая в качестве фокусной точки и притягивая взгляд.

Общая судьба

Гештальт-принцип общей судьбы гласит, что объекты воспринимаются как часть группы, когда они находятся на одной и той же траектории. Другими словами, объекты, которые появляются на одном и том же невидимом линейном пути, подразумевают взаимосвязь.Например, на этой картинке мы воспринимаем разные части крыльев бабочки, даже если они состоят из абстрактных фигур, движущихся в одинаковых направлениях.

Гештальт-принцип общей судьбы гласит, что мы воспринимаем объекты, движущиеся в одном направлении, как часть группы.

Общая судьба часто подразумевает движение, и это полезно для дизайнеров, желающих выделить штрихи. Рассмотрим отдельные кривые логотипа Kirem ниже: общая судьба создает подразумеваемое движение, так что мы можем почти видеть каждый штрих, образующий букву, которая пишется на наших глазах.Сходство и близость объединяют эти формы, чтобы создать законченную букву.

Общая судьба также может быть полезна при создании трехмерных форм. Например, в логотипе PurPapier большая фигура движется в одном направлении, а перекрывающаяся серая фигура изгибается в противоположном направлении, подразумевая, что они принадлежат к отдельным группам фона и переднего плана.

Непрерывность

Гештальт-принцип непрерывности гласит, что человеческий глаз будет следить за линией за ее конечной точкой, чтобы избежать внезапного прерывания.Изображенный пример технически может состоять из нескольких отдельных линий, но мы воспринимаем пути как четыре пересекающиеся линии, потому что глаз отдает предпочтение плавному, непрерывному продолжению.

Гештальт-принцип непрерывности гласит, что мы воспринимаем перекрывающиеся объекты как часть группы, когда они продолжаются вдоль одной и той же линии.

Этот принцип особенно полезен для рисования линий и иллюстраций. Понимание того, как глаз будет следовать и соединять отдельные мазки кисти, позволяет иллюстратору намеренно сохранить намеченную фигуру связной.

By casign

Это также позволяет дизайнерам использовать перекрывающиеся линии в своих интересах: зрители поймут, что перекрывающаяся линия по-прежнему является одной единицей, если она продолжается по тому же пути. Это верно независимо от того, меняются ли другие свойства, такие как цвет или вес.

Например, логотип Kasella можно рассматривать как серию расходящихся стрелок из-за их разных цветов, но закон непрерывности позволяет нам видеть сходящиеся линии буквы «K», несмотря на прерывание.

Закрытие

Гештальт-принцип закрытия гласит, что глаз будет воспринимать завершенную форму, даже если части формы отсутствуют или неполны — другими словами, существует тенденция разрешать частичную визуальную информацию.Классический пример — пунктирный контур, где люди склонны видеть общую форму вместо несвязанных коротких линий.

Гештальт-принцип закрытия гласит, что мы воспринимаем завершенные формы, даже если некоторые части отсутствуют.

Closure позволяет дизайнерам придавать фигурам максимально простую форму и может быть полезен для минималистичных композиций. В логотипе uncoil.io зритель использует закрытие, чтобы понять перекрывающиеся витки змеи, не видя их на самом деле.

Этот подход особенно полезен в сочетании с прошлым опытом — в логотипе подставки наше предвзятое понимание формы велосипеда позволяет нам использовать замыкание, чтобы заполнить недостающие связи между абстрактными треугольниками и кругами.

Применяйте эти принципы гештальта на практике


Шесть принципов гештальта описывают психологию, лежащую в основе того, как люди интерпретируют визуальную информацию, и они важны для графических дизайнеров, создателей визуальной информации. Твердое понимание принципов гештальта позволяет дизайнерам направлять восприятие зрителя с намерением и целью, а не полагаться на интуицию.

Конечно, когда все сказано и сделано, гештальт-теория — только средство для достижения цели.Если вы являетесь владельцем бизнеса и хотите улучшить то, как зрители воспринимают дизайн вашего бренда, вам понадобятся как гештальт-психология , так и талантливый дизайнер.

Нужен привлекательный дизайн?
Наши дизайнеры могут помочь вам создать что угодно.

Эта статья была первоначально написана Алексом Бигманом и опубликована в 2014 году. Она была дополнена новыми примерами и информацией.

Принципы гештальта — Scholarpedia

Принципы гештальта или законы гештальта — это правила организации сцен восприятия.Когда мы смотрим на мир, мы обычно воспринимаем сложные сцены, состоящие из множества групп объектов на некотором фоне, причем сами объекты состоят из частей, которые могут состоять из более мелких частей и т. Д. Как мы достигаем такого замечательного перцептивного достижения? учитывая, что визуальный ввод — это, в некотором смысле, просто пространственное распределение разноцветных отдельных точек? Начало и направление ответа были предложены группой исследователей в начале двадцатого века, известных как гештальт-психологи.Гештальт — это немецкое слово, означающее «форма» или «форма». Принципы гештальта стремятся сформулировать закономерности, в соответствии с которыми входные данные восприятия организованы в унитарные формы, также называемые (суб) целыми, группами, группировками или гештальтами (форма множественного числа от гештальта). Эти принципы в основном применимы к зрению, но есть также аналогичные аспекты в слуховом и соматосенсорном восприятии. В зрительном восприятии такие формы представляют собой области поля зрения, части которых воспринимаются как сгруппированные или соединенные вместе и, таким образом, отделены от остальной части поля зрения.Принципы гештальта были введены в основополагающей статье Вертхаймера (1923/1938) и получили дальнейшее развитие Келером (1929), Коффкой (1935) и Мецгером (1936/2006; см. Обзор Тодоровича, 2007). Презентацию современного учебника, включая более поздние статьи, см. В Palmer (1999).

Сочленение фигура-фон

Рисунок 1: сочленение фигуры с фоном.

Если поле зрения однородно повсюду, то есть ситуация, обозначенная как Ganzfeld (по-немецки «все поле»), у него нет последовательной внутренней организации.Простым случаем неоднородного поля является отображение с пятном одного цвета, окруженным другим цветом, как на рисунке 1.

В таких случаях визуальное поле воспринимается как разделенное на две составляющие: фигура , (участок) на земле , (объемный). Это соединение «фигура-фон» может показаться очевидным, но это нетривиально. Этот тип полевой организации имеет ряд замечательных особенностей, впервые описанных в работе Рубина (1915/1921), предшествующей публикации Вертхаймера.Эти два компонента воспринимаются как два сегмента поля зрения, различающиеся не только цветом, но и некоторыми другими феноменальными характеристиками. Фигура имеет объектный характер, тогда как земля менее заметна в восприятии и выглядит как «простой» фон. Области фигуры и земли обычно не кажутся сопоставленными в общей плоскости, как в мозаике, а скорее расслоены по глубине: есть тенденция видеть фигуру, расположенную впереди, а землю на большей глубине. плоскости и продолжая вытягиваться за фигуру, как если бы она была им закрыта.Кроме того, граница, разделяющая два сегмента, воспринимается как принадлежащая фигуре, а не земле, и очерчивающая форму фигуры как ее контур, в то время как она не имеет отношения к форме земли. Некоторые дисплеи являются бистабильными, то есть то, что воспринимается как фигура, также может восприниматься как фон и наоборот. Однако на дисплеях с такой структурой, как на Рисунке 1, где меньшая область полностью окружена большей областью, обычно первая отображается как фигура (хотя ее также можно рассматривать как отверстие), а вторая — как земля.

Описанная организация отображения на рисунке и фоне не является единственной возможной его сегментацией. Чтобы проиллюстрировать это, представьте, что рисунок 1, представленный на экране компьютера, представляет собой набор, состоящий из определенного количества пикселей, и что сегментация на рисунок и фон соответствует определенному разделу этого набора на два подмножества. Однако этот же набор может быть разделен на огромное количество других пар подмножеств (таких как подмножество пикселей в левой половине рисунка и подмножество в правой половине, или подмножество на одной стороне любой произвольной извилистой линии. через дисплей и подмножество на другой стороне или подмножество, состоящее из четных пикселей в нечетных строках плюс нечетные пиксели в четных строках и дополнительном подмножестве), или в любые мыслимые три подмножества или четыре подмножества и т.Тем не менее, хотя можно представить огромное количество таких альтернативных перегородок, ни одно из них не представляется возможным, за исключением одного или очень немногих. Фактически видимое разделение — это не вопрос геометрической комбинаторики и внимания к произвольно выбранным подмножествам: естественный и часто единственный способ, которым мы можем воспринимать такое отображение, учитывая структуру визуального ввода, — это сегментирование в фигуре. и земля. Такая артикуляция, при которой виртуальная бесконечность геометрических возможностей сокращается до одной или только пары перцептивных реализаций, является очень базовой особенностью работы зрительной системы.

Хотя восприятие фигуры и фона является фундаментальным аспектом организации поля, оно обычно не упоминается как гештальт-закон или принцип группирования. Скорее, такие термины в основном используются для описания правил организации несколько более сложных полей зрения. Не существует окончательного списка принципов гештальта, но некоторые из наиболее часто обсуждаемых перечислены и описаны ниже, проиллюстрированные примерами, в основном основанными на Вертхаймера (1923/1938) и Мецгера (1936/2006).Как показывают эти примеры, перцептивные группировки в некоторых случаях сильны и недвусмысленны, но в других случаях их лучше описать как тенденции, особенно когда различные факторы конкурируют друг с другом.

Принцип близости

Рисунок 2а содержит шесть пятен, каждый из которых воспринимается как визуальная единица, фигура на общем основании. Однако вместе они также являются элементами визуальной единицы более высокого порядка — горизонтального ряда. Согласно теории гештальта, этот тип интеграции отдельных компонентов в высшее целое может быть объяснен принципом близости : элементы обычно воспринимаются как агрегированные в группы, если они находятся рядом друг с другом.

Рисунок 2: Принцип близости.

Эффект изменяющейся близости показан на Рисунке 2b. Из-за изменения расстояния между некоторыми компонентами здесь патчи воспринимаются не только в совокупности как шестерня, но и как подразделенные на тройку дублетов, организация, которая в обозначениях Вертхаймера обозначена как 12/34/56.

Обратите внимание, что существует ряд других потенциальных разделов набора на рисунке 2b, например, на дублет троек (123/456), или на квартет и пару (1234/56), или даже на комбинации не -смежные элементы, такие как 16/25/34 / или 135/246 и т. д.Однако чрезвычайно трудно, если не невозможно, на самом деле воспринять группировок патчей, отличных от 12/34/56 на этом рисунке. С другой стороны, на рис. 2а можно увидеть некоторые подразделения. Например, при целенаправленном усилии и сосредоточенном внимании можно в конце концов мысленно разделить ряд пятен на три пары. Однако такое восприятие обычно бывает только частично и локально успешным (четко видны только одна или две отдельные пары), кажется надуманным и мимолетным.Напротив, восприятие того же самого раздела на рис. 2b происходит спонтанно и без усилий, а восприятие глобально и стабильно. Внимание может способствовать фигуральному восприятию, но, за исключением особых случаев, его роль обычно ограничена: обычно не внимание создает формы, а формы, организованные в соответствии с принципами гештальта, привлекают внимание.

При другом пространственном распределении шести компонентов, таком как на рисунке 2c, возникает еще одно естественно воспринимаемое разделение на части, обозначенное как 1/23/45/6.Разделение 12/34/56, хотя, возможно, более простое и более регулярное, на рисунке 2c сложно осознать: оно нарушило бы принцип близости, поскольку включало бы группировку некоторых элементов на относительно больших расстояниях, но назначение других, относительно близких элементы, в разные группы.

Принцип общей судьбы

Принцип общей судьбы гласит, что элементы имеют тенденцию восприниматься как сгруппированные вместе, если они движутся вместе. Таким образом, если некоторые из элементов на рисунке 2 начнут смещаться, они будут восприниматься как группа даже на больших расстояниях.Это показано на рисунке 3 следующим образом. Если вы переместите курсор в пределах области этого рисунка, некоторые участки переместятся на некоторое расстояние вверх, а если затем щелкнуть левой кнопкой мыши, они переместятся вниз. Многократное нажатие и отпускание левой кнопки мыши дает простую демонстрацию группирующей силы принципа общей судьбы.

Рисунок 3: Принцип общей судьбы.

Принцип подобия

Принцип подобия утверждает, что элементы имеют тенденцию объединяться в группы, если они похожи друг на друга.Это проиллюстрировано на рис. 3a-e, на котором близость остается постоянной, поскольку отдельные фигуры находятся на (приблизительно) одинаковом расстоянии друг от друга, как на рис. 2a. Тем не менее, они перцептивно разделены на три смежные пары из-за сходства визуальных атрибутов, таких как легкость (рис. 3a), цвет (рис. 3b), размер (рис. 3c), ориентация (рис. 3d) или форма (рис. 3e). .

Рисунок 3: Принцип подобия.

Разделение на 12/34/56 становится более заметным, когда сходства внутри группы и различия между группами объединяются, делая дублеты похожими / разными по более чем одному визуальному признаку (рисунок 3f).Важная манипуляция, изученная еще Вертхаймером (1923), заключается в изменении как сходства, так и близости, чтобы исследовать их совместное влияние на воспринимаемые группы. Обратите внимание, что за счет увеличения расстояния между элементами 2 и 3, а также элементами 4 и 5 (как на рисунке 2b) заметность организации 12/34/56 усиливается (рисунок 3g), поскольку сходство и близость взаимодействуют, отдавая предпочтение та же организация. С другой стороны, когда межэлементные расстояния изменяются, как показано на рисунке 2c, результирующая организация восприятия, рисунок 3h, менее ясна, потому что сходство по-прежнему способствует разделению 12/34/56, а близость — разделению 1/23/45. / 6.Таким образом, этот тип манипуляции можно использовать для количественной оценки эффектов различных принципов гештальт и сравнения их силы.

Принцип непрерывности

Отображение на рисунке 4a можно описать как состоящее из ряда элементов, расположенных в трех суб-целых или ветвях, сходящихся в X. Согласно принципу близости, можно было бы ожидать, что ветвь BX будет группироваться с ветвью CX, но вместо этого она группы с ветвью AX, образующие подцелое AXB.

Рисунок 4: Принцип непрерывности.

Эта группировка является примером принципа непрерывности : ориентированные единицы или группы, как правило, интегрируются в перцептивное целое, если они выровнены друг с другом. Этот принцип одинаково применяется к элементам, расположенным вдоль линий (рис. 4a), а также к шаблонам, построенным из самих соответствующих линий (рис. 4b). Баланс между непрерывностью и близостью в формировании заметных суб-целых может быть изменен за счет различного сходства, что может быть достигнуто путем разной окраски различных ветвей.Таким образом, окраска BX такая же, как AX, но отличная от CX, делает AXB еще более заметной единицей (рисунок 4c), тогда как окраска BX, такая же, как CX, но отличная от AX, имеет тенденцию увеличивать заметность CXB (рисунок 4d).

Принцип закрытия

Рисунок 5a-b построен путем добавления некоторых соответствующих элементов к рисунку 4a-b. В то время как на рисунках 4a и 4b компонент BX сгруппирован с AX, на рисунках 5a и 5b этот компонент скорее группируется с CX, причем оба BX и CX являются сторонами формы BCX, которая сама составляет половину фигура в форме галстука-бабочки.Это пример принципа закрытия : элементы имеют тенденцию группироваться вместе, если они являются частями замкнутой фигуры. Однако в этом конкретном примере преемственность все еще относительно эффективна и сильно конкурирует с закрытием. Используя подобие, значимость BCX как визуального целого может быть увеличена, как на рисунке 5c, или уменьшена, как на рисунке 5d.

Рисунок 5: Принцип закрытия.

Обратите внимание, что паттерны на рисунках 4a и 4b, хотя физически присутствуют на рисунках 5a и 5b, их трудно увидеть: их можно найти с направленным вниманием, но они не появляются спонтанно как естественные визуальные целостности.Причина этого не просто в том, что на дисплее добавляется больше элементов. Это продемонстрировано на рисунке 7, на котором узор в a легко различим в b , несмотря на множество добавленных элементов, но практически невидим в c , d и e , хотя геометрически он присутствует там (и там же) так же, как и в a и b . Утрата визуальной идентичности паттерна происходит из-за эффективности гештальт-принципов, в основном непрерывности и замкнутости, в соответствии с которыми его элементы перцептуально интегрируются с другими существующими элементами и назначаются другим, новым визуальным целым.Один из способов восстановить его визуальную идентичность — просто изменить его цвет, чтобы он отличался от окружающего. Для демонстрации поместите курсор в любое место в пределах области рисунка 7. Также обратите внимание, что когда курсор убирается с фигуры и узор снова принимает тот же цвет, что и добавленные элементы, он быстро (хотя и не обязательно мгновенно) исчезает из поля зрения. , и никакое усилие внимания не может восстановить его в заметное визуальное целое. Для дальнейшей демонстрации удерживайте нажатой левую кнопку мыши, находясь в пределах области фигуры, что приведет к удалению рисунка и выявлению только добавленных элементов.Классическое исследование таких эффектов «скрытых фигур» было проведено Готшальдом (1926).

Эти примеры представляют собой экземпляры камуфляжа , явления, при котором объекты скрыты от взгляда, но не за счет того, что они закрыты: вместо этого они перцептивно подразделяются (разбиваются внутри) и перераспределяются, то есть их части сгруппированы с частями окружающая среда. Таким образом, сила принципов гештальт, используемых животными в борьбе за выживание и людьми в войнах, позволяет организмам и вещам, которые находятся на виду, становиться фактически невидимыми и, следовательно, не обнаруживаемыми противниками.Таким образом, существует ли физический объект, который присутствует оптически, или не существует визуально, зависит от взаимодействия законов восприятия.

Принцип хорошего гештальта

Узор на рисунке 6a легко разделить на две составляющие, прямую и волнистую, которые пересекают друг друга. Эта перцептивная декомпозиция усиливается сходством (рис. 6b). Альтернативное разложение рисунка 6а на два примыкающих угла, изображенное на рисунке 6с, не кажется спонтанным; это можно объяснить, отметив, что это нарушило бы принцип непрерывности.Однако призыв к непрерывности не объясняет, почему разделение на рис. 6d не возникает спонтанно и на рис. 6а, хотя оба его компонента представляют собой непрерывные линии.

Рисунок 6: Принцип хорошего гештальта 1.

В другом родственном примере фигура 7а спонтанно распадается на полуколесо с изогнутыми зубцами, касающимися прямоугольной «змейки». Однако такой результат восприятия фактически нарушает принцип непрерывности, потому что в точке соприкосновения двух компонентов это разложение включает углы, а не следование направлениям пересекающихся непрерывных линий.Еще более четкое разложение достигается за счет введения сходства (рис. 7b). Однако подобие также может быть использовано для улучшения радикально различающейся декомпозиции на две пересекающиеся скрученные нити, чему способствует непрерывность, как показано на рисунке 7c.

Рисунок 7: Принцип хорошего гештальта 2.

Согласно точке зрения гештальта, доминирующие восприятия на рисунках 6a и 7a являются примерами хорошего гештальт-принципа : элементы имеют тенденцию группироваться вместе, если они являются частями шаблона, который является хорошим гештальт, то есть простым, упорядоченным , сбалансированный, унифицированный, согласованный, регулярный и т. д., насколько это возможно, с учетом входных данных.В этом смысле прямая линия и волнистая линия, воспринимаемые на рисунке 6a, являются лучшими формами, чем пары линий на рисунке 6c и рисунке 6d, а на рисунке 7a зубчатое колесо и змея имеют лучшие формы, чем гибридные формы на рисунке 7c. , который был бы создан на рисунке 7a в соответствии с принципом непрерывности в точке пересечения. В таких случаях глобальная регулярность превалирует над локальными отношениями. Этот принцип также называют «законом хорошего тона» или «законом Праньянца», немецкое слово, которое переводится примерно как заметность, резкость, лаконичность, впечатляющая или упорядоченность.

Принцип прошлого опыта

В некоторых случаях визуальный ввод организован в соответствии с принципом прошлого опыта : элементы, как правило, группируются вместе, если они часто были вместе в прошлом опыте наблюдателя. Например, мы склонны воспринимать узор на рис. 8а как значимое слово, составленное из штрихов, сгруппированных в определенные буквы латинского алфавита (такие как «m», «i», «n» и т. Д.). Обратите внимание, что отдельные буквы довольно четко и отчетливо воспринимаются как «естественные» части соединенной фигуры, и их лишь немного легче различить и различать, если они будут далее индивидуализированы посредством разделения (Рисунок 8b) или окраски (Рисунок 8c).Однако, в дополнение к этой стандартной сегментации на буквы, в шаблоне на рис. 8а есть много других альтернативных разделов, таких как показанный с помощью разделения и окраски на рис. 8d и рис. Но, в отличие от стандартной сегментации, различение этих альтернативных компонентов (некоторые из которых «не являются буквами») на рисунке 8a является сложной задачей, подобной трудоемкому поиску скрытой формы на рисунках 6c-e; более того, стандартная сегментация до некоторой степени заметна даже на рисунке 8e, где она конкурирует с сегментацией, основанной на принципе подобия.Спонтанность и легкость стандартной, преимущественно воспринимаемой организации штрихов в буквы, вероятно, в основном связаны с прошлым опытом, то есть с нашим знакомством со словами, написанными в письменной форме латинского алфавита. Эта конкретная организация может не возникнуть для наблюдателей, которым не хватает таких знаний; более того, альтернативное разделение, по-видимому, было бы естественным для наблюдателей, привыкших к алфавиту, буквы которого соответствовали бы частям на рисунках 8d и 8e.Также обратите внимание, что в печати, возможно, наиболее действенным гештальт-принципом является близость: простая вставка больших пробелов между словами, чем между буквами (устройство, не использовавшееся в древности), помогает правильно сгруппировать буквы и установить слова в качестве основных визуальных единиц в текст. Важность пробелов демонстрируется трудностями, с которыми мы сталкиваемся при чтении текста, не разделенного пустым пространством, при написании кода разработчика и kspa cesap pea rinwr ongpl aces.

Рисунок 8: Прошлый опыт Принцип 1.

Несмотря на признание гештальтистов, принцип, основанный на опыте, считался второстепенным по сравнению с другими принципами, основанными на стимулах, и легко принимался ими. Например, в паттерне на Рисунке 8f, в котором добавлена ​​слегка перекрывающаяся инвертированная версия, исходный стимул гораздо труднее увидеть из-за появления множества новых заметных суб-паттернов, порожденных непрерывностью и замыканием.

Слуховой гештальтен

Как и в случае со зрением, проблемы организации, группирования и сегментации возникают и в слуховой области (Bregman, 1990; Kubovy & van Valkenburg, 2001).Акустический вход — это всего лишь одномерная, изменяющаяся во времени форма волны давления воздуха, но на ее основе мы можем воспринимать слуховую сцену, включающую несколько источников человеческой речи, вокальной и инструментальной музыки, звуков животных и других шумов природы, иногда возникающих одновременно. время, каждый со своей подфразировкой и структурой. Некоторые принципы визуального гештальта непосредственно применяются в акустической области, но в основном во временной, а не в пространственной форме. Например, тишина или фоновый шум, прерываемый громким звуком, за которым снова следует тишина или шум, является слуховым аналогом фигуры на земле.Точно так же регулярная серия идентичных коротких щелчков является аналогом рисунка 2а с равными временными интервалами между звуковыми событиями, играющими роль равных пространственных расстояний. С преднамеренным вниманием можно мысленно наложить структуру на эту последовательность, например, услышать последовательные пары щелчков, как в 12/34/56. Однако такая феноменальная сегментация достигается гораздо более естественно и легко, просто увеличивая интервалы между некоторыми щелчками, аналогично рисунку 2b. Это пример слухового временного аналога принципа визуальной пространственной близости; существует также пространственный слуховой вариант, включающий пары одинаковых звуков, разделенных равными интервалами, но исходящих из разных направлений, например, слева, слева / впереди, спереди / справа, справа.Слуховые аналоги примеров принципа визуального сходства, как показано на рисунке 3, также легко устанавливаются, но различия и сходства цвета, размера и т. Д. Заменяются различиями и сходством громкости, высоты тона и тембра звуков. Также могут быть построены слуховые аналоги некоторых других принципов гештальт.

Современная работа

Рисунок 9: Принцип прошлого опыта 2.

Принципы, описанные выше, вместе с другими, не проиллюстрированными здесь, такими как принцип симметрии (симметричные компоненты будут стремиться группироваться вместе), принцип выпуклости (выпуклые, а не вогнутые узоры будут восприниматься как фигуры), и другие, являются частью классического наследия исследований восприятия.В современных исследованиях, из которых ниже будет приведено лишь несколько примеров, основополагающие идеи и проблемы, поднятые гештальтистами, развиваются и расширяются в различных направлениях.

Например, вопреки классическим взглядам, более поздние исследования показали, что даже такая базовая особенность, как артикуляция фигуры и фона, в некоторых случаях может быть основана на опыте (Peterson & Skow-Grant, 2003). Например, хотя на дисплеях с двумя однородными областями, ни одна из которых не окружает другую, назначение рисунку и фону часто неоднозначно, в некоторых случаях, когда одна область напоминает объект, например дерево на рисунке 9, эта область предпочтительно воспринимается как цифра.

Палмер и его коллеги разработали несколько новых принципов организации поля зрения. Например, Палмер (1992) предложил принцип общей области : элементы имеют тенденцию группироваться вместе, если они расположены в одной и той же закрытой области. Иллюстрация представлена ​​на рисунке 10a. Он изображает то же пространственное распределение элементов, которое на рис. 2c вызывало группировку 1/23/45/6; однако с наложенными замкнутыми контурами предпочтительная группировка становится 12/34/56.

Палмер и Рок (1994) предложили принцип связности элементов : элементы имеют тенденцию группироваться вместе, если они связаны другими элементами. Этот принцип проиллюстрирован на рисунке 10b. Как и рисунок 10a, рисунок 10b также основан на рисунке 2c, но из-за того, что некоторые элементы связаны, предпочтительной воспринимаемой группировкой является 12/34/56.

Рисунок 10: Принципы объединенности общих областей и элементов.

Исследователи также представили вычислительные модели некоторых принципов гештальта (Kubovy & van der Berg, 2008), изучили их возможные нейронные основы (Sasaki, 2007; Han et al., 2005; Цю и фон дер Хейдт, 2005; Roelfsema, 2006), и попытался связать их со статистикой естественных изображений (Geisler et al., 2001; Elder & Goldberg, 2002).

Нерешенные вопросы

Согласно формулировке Вертхаймера, гештальт-принципы включают пункт «при прочих равных» (при прочих равных) (Палмер, 1999). То есть предполагается, что каждый принцип применяется, учитывая, что другие принципы не применяются или остаются неизменными. В случае, если два (или более) принципа применимы к одному и тому же входу, и они благоприятствуют одной и той же группировке, это будет иметь тенденцию к усилению; однако, если они не согласны, обычно побеждает один или организация восприятия неясна.Выше приведены несколько примеров преобладания одного принципа над другим. Однако, несмотря на то, что в некоторой степени он был рассмотрен в литературе (например, см. Kubovy & van der Berg, 2008), существенная теоретическая проблема о том, как предсказать, какой принцип победит в каких обстоятельствах, еще предстоит проработать более подробно.

Принципы гештальта обычно иллюстрируются довольно простыми рисунками, такими как приведенные выше. В идеале должна быть возможность применить их к произвольно сложному изображению и, как результат, произвести иерархический анализ его содержания, который соответствует нашему восприятию его целых и частичных целых.Эта амбициозная цель еще не достигнута.

Было высказано предположение, что большинство принципов гештальта являются частными примерами всеобъемлющего принципа хорошего гештальта в том смысле, что быть непрерывным, замкнутым, подобным и т. Д. Являются способами быть максимально хорошими, упорядоченными, простыми и т. Д. объяснительная экономия и единство, это достигается за счет ясности и функциональности: хотя может быть относительно просто указать на наличие непрерывности, замкнутости и т. д., труднее установить, что именно делает модель визуально хорошей, простой, унифицированный и т. д.

Один важный вопрос, который мало обсуждался в классической литературе, — это происхождение принципов гештальта. Почему вход восприятия организован в соответствии с близостью, непрерывностью, замкнутостью и т. Д.? Гештальтисты склонялись к тому, что эти принципы входят в число фундаментальных свойств системы восприятия, обеспечивая основу нашей способности понимать сенсорные сигналы. Противоположная точка зрения состоит в том, что принципы гештальта — это эвристика, выведенная из некоторых общих характеристик внешнего мира, основанная на нашем опыте работы с вещами и их свойствами (Rock, 1975): объекты в мире обычно расположены на некотором фоне (рисунок- сочленение земли), имеют общую текстуру, отличную от текстуры фона (сходство), состоят из частей, которые находятся рядом друг с другом (близость), движутся как единое целое (общая судьба) и имеют замкнутые контуры (замыкание), которые являются непрерывными (преемственность).В целом, хотя эти принципы обсуждаются более 80 лет и представлены в большинстве учебников по восприятию, по-прежнему существует ряд вопросов, которые необходимо решить.

Список литературы

  • Брегман А. (1990). Анализ слуховой сцены: восприятие организации звука. Бостон, Массачусетс: MIT Press.
  • Старейшина, Дж. Х. и Голдберг, Р. М. (2002). Экологическая статистика законов гештальта для перцептивной организации контуров. Журнал видения , 2, 324-353, http://journalofvision.org/2/4/5/, DOI: 10.1167 / 2.4.5.
  • Geisler WS, Perry JS, Super BJ, Gallogly DP (2001). Совместное появление краев в естественных изображениях предсказывает эффективность группировки контуров. Исследование зрения , 41, 711-24.
  • Gottschaldt, K. (1926). Über den Einfluss der Erfahrung auf die Wahrnehmung von Figuren: I. Psychologische Forschung, 8, 261-317.
  • Хан С., Цзян Ю., Мао Л., Хамфрис Г. В., Гу Х.(2005). Модуляция внимания перцептивной группировки в зрительной коре головного мозга человека: функциональные исследования МРТ. Картирование человеческого мозга , 25, 424-32.
  • Köhler, W. (1929). Гештальт-психология. Нью-Йорк: Liveright.
  • Коффка К. (1935). Принципы гештальт-психологии. Нью-Йорк: Харкорт, Брейс.
  • Кубовы М. и ван ден Берг М. (2008). Целое равно сумме своих частей: вероятностная модель группировки по близости и сходству в регулярных паттернах. Психологический обзор , 115, 131-154.
  • Кубовы, М. и ван Валкенбург, Д. (2001). Слуховые и визуальные объекты. Познание, 80, 97-126
  • Мецгер, В. (2006). Законы видения. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. (Оригинальная работа опубликована на немецком языке в 1936 г.).
  • Палмер С. (1992). Общая область: новый принцип перцептивной группировки. Когнитивная психология, 24, 436-447.
  • Палмер С. и Рок И. (1994). Переосмысление перцептивной организации: роль единой связности. Psychonomic Bulletin & Review, 1, 29-35.
  • Палмер С. (1999). Vision Science. Фотоны в феноменологию. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Петерсон, М. А. и Скоу-Грант, Э. (2003). Память и обучение в восприятии фигуры и фона. В Б. Росс и Д. Ирвин (ред.) Когнитивное видение: психология обучения и мотивации, 42, 1-34.
  • Qiu, F.T. и фон дер Хейдт, Р. (2005). Фигура и фон в зрительной коре: V2 сочетает стереоскопические сигналы с гештальт-правилами.Нейрон, 47, 155 — 166.
  • Рок (1975). Введение в восприятие. Нью-Йорк: Макмиллан.
  • Roelfsema, P.R. (2006). Корковые алгоритмы перцептивного группирования. Annual Review of Neuroscience, 29 , 203-227
  • Рубин Э. (1921). Visuell wahrgenommene Figuren. Копенгаген: Glydenalske Boghandel (оригинальная работа, опубликованная на датском языке в 1915 году).
  • Сасаки Ю. (2007). Обработка локальных сигналов в глобальные шаблоны. Current Opinion in Neurobiology, 17, 132-139.
  • Тодорович, Д. (2007). В. Мецгер: Законы видения. Gestalt Theory, 28, 176-180.
  • Вертхаймер, М. (1923/1938). Untersuchungen zur Lehre von der Gestalt II. Psychologische Forschung, 4, 301-350. (Выдержки переведены на английский как «Законы организации в формах восприятия» в WD Ellis (Ed.), A source book of Gestalt Psyology. New York: Hartcourt, Brace and Co., и как «Принцип организации восприятия» в Д.К. Бердсли и Майкл Вертхаймер (ред.), Readings in Perception , Princeton, NJ: D. Van Nostrand Co., Inc.).

Внутренние ссылки

  • Родольфо Ллинас (2008) Нейрон. Scholarpedia, 3 (8): 1490.
  • Филип Холмс и Эрик Т. Ши-Браун (2006) Стабильность. Академия наук, 1 (10): 1838.
  • Джереми Вулф и Тодд С. Хоровиц (2008) Визуальный поиск. Академия наук, 3 (7): 3325.

Рекомендуемая литература

  • Сокращенный перевод Вертхаймера (1923), из книги Эллиса (1938), включая множество иллюстраций принципов гештальта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *