28.11.2021

Речь в психологии определение: Речь «Основы психологии»

Содержание

Речь

Общее понятие о языке и речи

Язык и речь, как и мышление, возникают и развиваются в процессе и под влиянием труда. Они являются достоянием только человека: у животных нет ни языка, ни речи…

Происхождение и значение языка

В условиях труда у человека возникает потребность общения, которая удовлетворяется средствами звукового языка. Конечно, в начале исторического развития человеческого общества это был очень несложный язык с крайне небольшим запасом слов и с примитивным грамматическим строем, но все же с самого начала это был звуковой язык, а не «двигательный» язык, или язык жестов…

Анатомо-физиологические механизмы речи

Физиологическую основу речи составляет вторая сигнальная система, условными раздражителями которой являются слова в их звуковой (устная речь) или зрительной форме (письменная речь)…

Основные свойства речи

Различают содержательность, понятность, выразительность и воздейственность речи, как основные ее свойства…

Виды речи

Существует несколько взаимно связанных видов речи: различают внешнюю речь, к которой, в свою очередь, относятся устная и письменная речь, и внутреннюю речь…

Развитие речи

Ребенок рождается на свет лишь с потенциальной способностью речи, развитие которой представляет собой длительный и сложный процесс…

Возникновение речи и языка

Речь и язык впервые возникают только у людей, только в человеческом обществе. Хотя у животных и существует общение посредством голосовых сигналов, но у них нет настоящей речи, нет языка…

Язык и сознание

Для того чтобы было возможно речевое общение, передача в речи чего-либо, нужно, чтобы передаваемое было названо, т. е. выражено в системе звуковых сигналов, обозначающих для всех членов коллектива одно и то же, т. е. понимаемых всеми одинаково, необходимо существование языка, общего для всех членов общества…

Восприятие и понимание речи

Так как всякий язык звуковой, то восприятие устной речи осуществляется через посредство слухового анализатора, который анализирует и синтезирует звуковой состав речи…

Усвоение языка

В языке могут быть выделены звуковая (фонетическая), словарная (лексическая) и грамматическая стороны…

Воздействие речи

Всякая речь обращена к другому человеку и рассчитана на то, чтобы повлиять на него, изменить ход его мысли…

Устная речь

Устная речь характеризуется рядом особенностей. Произнесение слов и предложений должно происходить в определенное время…

Письменная речь

Большое влияние на культуру устной речи оказывает письменная речь…

Внутренняя речь

Особый вид речи наряду с устной и письменной представляет собой внутренняя речь, или речь про себя…

Вопрос 1. Психология речи

Речь — это деятельность общения — выражения, воздействия, сообщения — посредством языка; речь — это язык в действии. Речь, и единая с языком, и отличная от него, является единством определенной деятельности — общения — и определенного содержания, которое обозначает и, обозначая, отражает бытие. Точнее, речь — это форма существования сознания (мыслей, чувств, переживаний) для другого, служащая средством общения с ним, и форма обобщенного отражения действительности, или форма существования мышления.

Речь — это язык, функционирующий в контексте индивидуального сознания. В соответствии с этим психология речи отграничивается от языкознания, изучающего язык; вместе с тем определяется специфический объект психологии речи в отличие от психологии мышления, чувств и т. д., которые выражаются в форме речи. Фиксированные в языке обобщенные значения, отражающие общественный опыт, приобретают в контексте индивидуального сознания в связи с мотивами и целями, определяющими речь как акт деятельности индивида, индивидуальное значение или смысл, отражающие личное отношение говорящего — не только его знания, но и его переживания в том неразрывном их единстве и взаимопроникновении, в котором они даны в сознании индивида. Так же как индивидуальное сознание отлично от общественного сознания, психология от идеологии, так же речь отлична от языка. Вместе с тем они взаимосвязаны: как индивидуальное сознание опосредовано общественным, психология человека -идеологией, так и речь, а вместе с ней речевое мышление индивида обусловлены языком: лишь посредством отложившихся в языке форм общественного мышления может индивид в своей речи сформулировать собственную мысль. Таким образом, речь первично отображает не сам по себе предмет вне людских отношений, с тем чтобы затем служить средством духовного общения между людьми вне реальных практических отношений к предметам действительности. Значимость предмета в реальной деятельности и слова в процессе общения представлены в речи в единстве и взаимопроникновении. Носителем значения всегда служит данный в восприятии или представлении чувственный образ — слуховой (звучание), зрительный (графический) и т. д. Но основным в слове является его значение, его семантическое содержание. Материальный, чувственный носитель значения обычно как бы стушевывается и почти не осознается; на переднем плане обычно всегда — значение слова. Только в поэзии звучание слова играет более существенную роль; помимо же этого лишь в исключительных случаях, когда в силу каких-либо особых условий слово как бы обессмысливается, на передний план в сознании выступает его чувственный носитель, его звучание. Обычно все наше внимание сосредоточено на смысловом содержании речи. Ее чувственная основа функционирует лишь как носитель этого смыслового содержания

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Это положение необходимо особенно подчеркнуть во всем его принципиальном значении в противовес той психологии речи, которая пытается свести слово в целом к роли условного знака. При трактовке слова как знака, значение которого вне его, непосредственно в предмете (составляющем интенцию слова), слово только обозначает, а не отражает предмет. Между предметом и словом утрачивается в таком случае внутренняя связь по содержанию: слово как знак и предмет противостоят друг другу как две по существу между собой не связанные данности, которые внешне соотносятся друг с другом, поскольку одна чисто условно превращается в заместителя другой; связь между словом как знаком и предметом, который оно обозначает, неизбежно приобретает чисто условный характер, поскольку знак как таковой, не имея внутреннего значения, которое отображает предмет в его смысловом содержании, по существу объективно никак не связан с предметом. В действительности же значение слова — это его собственное семантическое содержание, являющееся обобщенным отражением предмета. Поскольку слово — отражение предмета, между словом и предметом устанавливается внутренняя связь по существу, по общности содержания. Именно поэтому слово перестает быть только знаком, каким оно становится неизбежно, когда значение слова выносится за его пределы.

В общей теории речи, которая таким образом вкратце нами намечена, два положения должны быть особо выделены ввиду их большого принципиального значения.

1. Речь, слово — не условный знак, его значение не вне его; слово, речь имеют семантическое, смысловое содержание — значение, которое является обобщенным обозначающим определением своего предмета. Отношение слова как обозначающего к обозначаемому им предмету — это познавательное отношение.

2. Обозначающее отражение предмета в значении слова, как и отражение вообще, является не пассивным процессом. Мы познаем и осознаем действительность, воздействуя на нее; мы познаем предметное значение, оформляемое в слове, воздействуя на предмет и выявляя его функцию в системе общественной деятельности. Слово возникает в общении и служит для общения.

На основе коммуникативных отношений между людьми познавательная функция превращается в специфическую обозначающую функцию.

Семантический характер человеческой речи обусловливает возможность ее использования для сознательного общения посредством обозначения своих мыслей и чувств для сообщения их другому. Необходимая для общения эта семантическая, сигнификативная (обозначающая) функция сформировалась в общении, точнее, в совместной общественной деятельности людей, включающей их реальное, практическое и совершающееся посредством речи идеальное общение, в единстве и взаимопроникновении одного и другого.

Функция общения или сообщения — коммуникативная функция речи включает в себя ее функции как средства выражения и как средства воздействия.

Речь как средство выражения включается в совокупность выразительных движений — наряду с жестом, мимикой и пр. Звук как выразительное движение имеется и у животных. В различных ситуациях, при различном состоянии животные издают звуки, каждый из которых более или менее единообразно связан с определенной ситуацией. Каждый крик является выражением определенного аффективного состояния (гнева, голода и т.д.). Эти инстинктивные выразительные движения животных еще не являются речью — даже в тех случаях, когда издаваемые животным крики передают его возбуждение другим: животное при этом лишь заражает других своим эмоциональным возбуждением, а не сообщает о нем. В них отсутствует обозначающая функция.

В ней есть эмоционально-выразительные моменты, проступающие в ритме, паузах, в интонациях, в модуляциях голоса и других выразительных, экспрессивных моментах, которые в большей или меньшей степени всегда имеются в речи, — особенно в устной, сказываясь, впрочем, и в письменной речи — в ритме и расстановке слов; выразительные моменты речи проявляются далее в стилистических особенностях речи, в различных нюансах и оттенках. Живая человеческая речь не является только «чистой» формой абстрактного мышления; она не сводится лишь к совокупности значений. Она обычно выражает и эмоциональное отношение человека к тому, о чем он говорит, и часто к тому, к кому он обращается. Можно даже сказать, что чем выразительнее речь, тем более она речь, а не только язык, потому что чем выразительнее речь, тем больше в ней выступает говорящий, его лицо, он сам.

Речь обычно должна разрешить какую-то более или менее осознанную говорящим задачу и являться действием, оказывающим то или иное воздействие на тех, к кому она обращена, хотя иногда речь является фактически в большей или меньшей мере процессом, течение которого непроизвольно определяется не вполне осознанными побуждениями.

Для того чтобы речь стала вполне сознательным действием, необходимо прежде всего, чтобы говорящий четко осознал задачу, которую должна разрешить его речь, т. е. прежде всего ее основную цель.

Однако понимание задачи, которую должна разрешить речь, предполагает не только осознание цели, но и учет условий, в которых эта цель должна быть осуществлена. Эти условия определяются характером предмета, о котором идет речь, и особенностями аудитории, к которой она обращена. Лишь при учете цели и условий в их соотношении человек знает, что и как ему сказать, и может строить свою речь как сознательное действие, способное разрешить задачу, которую поставил себе говорящий.

__________________________________________________________

Основные виды речи и психология ее понимания

Речь, как и любое другое сложное явление, можно и нужно классифицировать по разным основаниям. Во-первых, выделяют речь внешнюю и внутреннюю, о различии которых достаточно сказано в предыдущем параграфе. Собственно психология должна бы исследовать исключительно внутреннюю речь. Но, поскольку психика как предмет психологии реализует все формы материальной деятельности, в том числе внешней речи, психология, конечно, не может оставаться в стороне от их изучения. Все последующие градации речи относятся к ее внешней форме.

Во-вторых, речь подразделяют на устную и письменную по признаку ее физического исполнения, по виду материального носителя слова как единицы языка: звук либо письменный знак.

Рассмотрим разновидности устной речи в направлении их усложнения и в очередности формирования в процессе психического развития личности.

1. Самой простой и ранней формой является аффективная речь, название которой обусловлено особенностями мотивации. Такая речь побуждается в основном острой эмоцией, аффектом. Она проста, потому что примитивен ее мотив, фактически отсутствует мысль. Это речь по типу междометий, не требующая сложных грамматических конструкций и богатой лексики; существующая как словесный выход, прямая экспрессия острого и, как правило, кратковременного переживания. Положим, человек внезапно споткнулся, упал и разбил несомый предмет. Что он при этом скажет в первый момент? Конечно же, не то, почему упал и как дорога ему разбитая вещь. Это потом — словесные объяснения, претензии, сожаления, слезы и т.п. Но вначале будут какие-то резкие, неосознанные, как бы взрывные и возмущенные «охи-ахи», односложные ругательства и прочая междометийная лексика. В подобных словах, собственно, нет обозначения конкретного предмета, отсутствует мысль. Это даже не слова, а наборы звуков, принятые людьми для обозначения внезапной эмоции (позитивной или негативной). В аффективной речи не «срабатывают» ни значение, ни смысл слова. Остается только один речевой компонент — это «захватившая» человека эмоция.

В своем чистом виде аффективная речь встречается не так уж часто. Но ее вкрапления в другие виды речи распространены достаточно широко. Они по-своему выразительны, незаменимы, эмоционально заразительны в смысле воздействия на других людей. Некоторые аффективные слова, обороты, фразы могут выступать даже в качестве индивидуально-психологической особенности личности или какой-то специфической группы людей. К этому виду речи близка и так называемая нецензурная лексика.

2. Устная диалогическая речь предполагает наличие собеседника, партнера, т.е. какое-либо общение. Формы и вариации диалога могут быть очень разными, даже мало похожими по содержанию, целям, средствам, условиям, участникам, видам контакта. Это, например, и эмоционально насыщенное общение малыша с мамой, и развернутый философский диалог трагедийных героев на театральной сцене, и стандартные и обыденные, зачастую формальные коммуникации по поводу состояния здоровья или погоды, равно как и сложные, специфические виды профессионального диалога педагога, юриста, психолога-консультанта, логопеда, руководителя.

Общим для диалогической речи остается то или иное разделение распределение между участниками мотива общения и его содержания, мысли, темы. В диалоге проявляются личности обоих участников совместной речи. Поделить побуждения и мысли можно по-разному, в разных количественных и качественных соотношениях. Но в любом варианте в диалогической речи всегда присутствует ситуативный внеречевой контекст, задействованы неязыковые средства (мимика, жесты и др.), поэтому в диалоге возможны, допустимы, а иногда просто необходимы грамматические сокращения, языковые упрощения.

Существует и такое схематическое разделение двух основных разновидностей диалогической речи:

драматическая речь, которая обладает высокой эмоциональной насыщенностью, богатством внеречевых средств, построена короткими фразами как прямая, разговорная речь;

эпическая речь, возникающая в онтогенезе позднее и являющаяся косвенной, грамматически развернутой.

Психологически важно то, что диалог реализуют всегда конкретные, живые люди, поэтому особенности диалогической речи обусловливаются (помимо объективных условий) психологическими особенностями ее исполнителей. Психологически решающим фактором может оказаться любой компонент известной нам психологической структуры личности: от устойчивой направленности до переменчивого настроения, от темпераментальных свойств до особенностей воображения, от уровня развития речевых способностей до результативности социальной перцепции.

Письменная речь формируется у ребенка позже всех видов устной, на их основе и является психологически самой сложной. Это обусловлено тремя объективными обстоятельствами.

Во-первых, письменная речь имеет особую, графическую, буквенную знаковость. Буквы означают (заменяют) звуки, фонемы родного языка, которыми ребенок овладевает раньше, чем символикой букв, поэтому происходит совсем не простой перевод звуков в буквы, в слоги и написанные слова. Но пишется не так, как слышится. Лингвистические правила письменной речи сложнее и строже, чем каноны устной речи. Таким образом письменная речь качественно отличается от устной, хотя бывает, что человек «говорит, как пишет». Неправильно, неудачно сказанную мысль легче исправить, подогнать к желаемому результату, чем неверно написанное и, т.ем более, уже напечатанное, опубликованное высказывание. Речь переходит в устойчивое, материальное, языковое существование. Издавна отмечено: «Что написано пером, не вырубишь топором». Кроме того, в знаках письменной речи ограничено (по сравнению с устной) количество средств, предназначенных для передачи вне-речевого, личностного, эмоционального содержания. Абзац, знаки препинания, вопросительный и восклицательный знаки — вот, по существу, и все, что имеется в письменной речи для выражения бесчисленного количества оттенков радости, вопросительности, паузы, акцентирования, выделения и тому подобного разнообразия оттенков смыслов и эмоциональной окраски слов. Конечно, писатели и поэты с подобными трудностями вполне справляются. Однако и литературный текст в исполнении профессионального актера, как правило, представляется и воспринимается зрителем и слушателем более выразительным, чем тот же текст, читаемый «про себя».

Вторая сложность письменной речи заключается в физическом отсутствии непосредственного собеседника, конкретного адресата речи. Будущий читатель так или иначе подразумевается, мысленно присутствует в сознании автора письменного текста. Но одно дело, например, очередное письмо товарищу, другое — текст объявления или приказа по учреждению, третье — учебник для школы, четвертое — литературное произведение определенного жанра. В обозначенной цепочке учет эффекта «наличия» предполагаемого читателя является в разной степени сложным. Адресат письменной речи может быть и крайне обобщенным, почти абстрактным. Соответственно видоизменяется и письменная речь: от стереотипного перечисления семейных новостей и приветов до высокого стиля поэзии, до глубоких научных трактатов, «эзоповский» язык которых могут понять только узкие специалисты данной профессии. Хотя следует сказать, что и простая переписка людей (письменный диалог) в профессиональном исполнении может приобрести жанр литературного произведения. Любую речь создают не объективные, одинаковые для всех языковые знаки, а живой, неповторимый субъект. Вовсе не нужно быть литературоведом, чтобы отличить, например, тексты И.С. Тургенева от текстов М.А. Шолохова.

Письменная, речь лишена процесса восприятия автором своего партнера, не учитывает конкретной ситуации реального чтения. Здесь нет прямого и живого контакта, исключены взаимодействие и возможность корректировки письменной речи, поскольку в ней отсутствует обратная связь «собеседников».

3. Наконец, сложность письменной речи обусловливает и то обстоятельство, что ее содержание, тема, моделируемый в речи предмет, как правило, обобщенные, отвлеченные, научные. Отсюда необходимость полноты изложения, соблюдение грамматических правил и логических законов, наличие доказательности, структурная организация текста, соответствие стиля и темы (как формы и содержания).

Таким образом, письменная речь требует от исполнителя наличия осознанных, смыслообразующих мотивов, развернутости и четкости мысли, активной работы внутренней речи, соответствующего знания языка. Это не просто речь как общение, а сложный, комплексный вид психической, в том числе интеллектуальной, деятельности. Это мощное психологическое орудие не только мышления, но и всей психики, личности, поэтому письменной речи (равно как и ее пониманию — чтению) необходимо обучать всех детей и людей, независимо от будущей профессии. Это своего рода базисная составляющая грамотности человека и возможностей дальнейшего расширения его знаний, личностного и профессионального роста. Письменная речь является основным хранителем и средством передачи знаний, опыта предшествующих поколений. Возможности «устных преданий» в этом смысле значительно ограничены, прерывисты, нестойки. Письменная речь дает возможность возврата, неоднократного обращения к объективному первоисточнику. Это тем более значимо, что очевиден технический прогресс в совершенствовании материальных средств и носителей результатов письменной речи: от наскальных зарубок и берестяных грамот до книги и современных информационно-компьютерных устройств и технологий, от гусиного пера до цветных лазерных принтеров.

Несколько особняком от перечисленных видов речи находится так называемая эгоцентрическая речь. Этот термин, введенный Ж. Пиаже, подчеркивает специфику речи дошкольника (в особенности трехлетнего возраста), который разговаривает как бы с самим собой, для себя и о себе, ни к кому не обращаясь, не стремясь к пониманию. Общепсихологический интерес представляют дискуссии с позицией Ж. Пиаже ряда советский психологов (Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна и многих их последователей). Эгоцентрическая речь не первична у ребенка, а производна от его внешней устной речи; это как бы начало, определенная стадия формирования внутренней речи, которая и у взрослого человека может быть «эгоцентричной», оставаясь при этом социализированной по происхождению. Любая речь ориентирована в конечном счете на реализацию того или иного взаимодействия и общения человека с другими людьми. Любое осмысленное человеческое высказывание имеет своего адресата, предполагает наличие понимания

Если не брать во внимание всевозможные отклонения и патологии, потребность в общении, признании, понимании является у человека одной из ведущих. Человек стремится понять себя, окружающих и быть понятым другими людьми. Понимание — это неотъемлемая часть человеческого бытия. И такое «понимание» есть комплексный психический макропроцесс, включающий в себя и восприятие, и память, и мышление, и переживание, и сознание — иными словами, всю человеческую психику.

Рассмотрим некоторые вопросы психологии понимания речи. Они чрезвычайно важны, практически значимы, поскольку среди всех объективных, поведенческих проявлений психики есть, по существу, два основных — это слово и дело, т.е. внешняя речь и конкретная предметная деятельность.

Понимание речи — это путь от объективного, знакового к субъективному, психическому. Это направление процесса интериоризации, обратного тому, который описан при рассмотрении психологии речевого высказывания. Чисто условно можно выделить три этапа понимания речи. Их проще, образнее представить, если иметь в виду иностранный язык, которым читатель еще не овладел. Для родного языка перечисляемые этапы обычно проходят как бы сразу, одновременно, не составляя особых внутренних трудностей и не становясь достоянием сознания личности.

Вначале необходимо расшифровать значение слова и выбрать ту его адекватную трактовку, которая называется смыслом. Данный выбор, как отмечалось, обусловлен ситуацией, контекстом, самой личностью. Он создается, рождается в конкретной деятельности. Например, находясь в парикмахерской, мы без усилий поймем, что слово «коса» обозначает «устройство» волос (прическу). Тогда как то же слово во время речной прогулки мы однозначно понимаем как желтую полосу песка у кромки воды вдоль берега.

Второй этап понимания заключается в декодировании значения фразы, предложения, целой мысли. Для этого недостаточно знать отдельные слова. Нужно знать порядок их связей и сочетаний, возможности перестановок. Необходимо владеть грамматическими конструкциями и правилами пунктуации. Взять, к примеру, известную каждому российскому человеку фразу царева указа: «Казнить нельзя помиловать», смысл которой принципиально меняется от места постановки запятой

Мысли складываются из слов не по правилам арифметики или формуле математических сочетаний. Здесь работают законы лингвистики и «чувство языка». В качестве иллюстрации можно привести лозунг, чрезвычайно распространенный в нашей стране в сере дине прошлого века: «Коммунизм — это есть советская власть плюс электрификация всей страны». Попробуйте произвести с этими словами навязанные арифметические действия. Тогда выходит, что «электрификация — это коммунизм минус советская власть». С точки зрения содержания, заключенного в исходном лозунге, получится полный абсурд.

Мысль требует осторожного обращения со словами. Косвенно, но доходчиво подтверждают это результаты, казалось бы, простого филологического исследования по многократному переводу текста с одного языка на другой. Был взят небольшой отрывок из повести Н.В. Гоголя «Нос», в котором описывалось, как герой, глядя в зеркало, с ужасом не обнаруживает на своем лице носа. Этот текст пустили по цепочке переводчиков, каждый из которых свободно владел двумя языками: русский — английский, английский — французский и т.д. Когда текст вновь перевели на русский язык с очередного иностранного, он был совершенно неузнаваем. Например, нос из части лица превратился в корабельный нос, и сюжет, представленный в тексте, стал совсем иным, чем в оригинале.

По-видимому, полностью адекватный, синонимичный перевод сложных, художественных текстов с одного языка на другой в принципе невозможен. Нельзя получить точной речевой копии иноязычного оригинала. Можно, конечно, «дословно», построчно передать содержание, но исчезнут специфические для каждого национального языка нюансы смыслов и эмоций. Пропадет живая речь первоисточника. Можно, вероятно, передать и адаптировать к другой культуре сами смыслы, но тогда нужны совсем другие слова, предложения, ситуации, общекультурный контекст, потому полученный результат будет столько же «переводом», сколько авторской (и не только речевой) работой.

Высший этап понимания речи состоит в осознании общего смысла высказывания, в понимании мотива говорящего человека, его отношения к содержанию собственной речи и к самой ситуации общения (разговора, выступления, текста). Об одном и том же можно сказать совершенно по-разному. Человек выбирает слова, которые выражают не просто мысль, но и, в определенном плане, его исходную мотивацию. На этом «этапе» понимания мы осознаем, как человек относится к тому, о чем говорит, почему использует именно эти слова, какой смысл все это имеет именно для него. Это значит, что мы воспринимаем не только мысль, заключенную в речи, но и в определенной мере узнаем самого человека. Конечно, «до конца» понять человека нелегко, скорее всего, просто невозможно. Но если к речевому пониманию удается добавить и все другие, ранее описанные аспекты психологии личности, образ любого человека станет, по крайней мере, адекватнее, ближе к своему неповторимому оригиналу.

Речь. Основные свойства речи. | Psylist.net

Важнейшим достижением человека, позволившим ему использовать общечеловеческий опыт, как прошлый, так и настоящий, явилось речевое общение, которое развивалось на основе трудовой деятельности. Речь – это язык в действии. Речь – это процесс общения людей посредством языка.

В психологии принято разделять понятия «язык» и «речь». Язык – это система условных символов, с помощью которых передаются сочетания звуков, имеющих для людей определенное значение и смысл. Язык вырабатывается обществом и представляет собой форму отражения в общественном сознании людей их общественного бытия. Язык, формируясь в процессе общения людей, вместе с тем является продуктом общественно-исторического развития. Причем одним из феноменов языка является то, что каждый человек застает уже готовый язык, на котором говорят окружающие, и в процессе своего развития его усваивает. Однако, став носителем языка, человек становится потенциальным источником развития и модернизации языка, которым владеет. В отличие от языка речью принято называть сам процесс словесного общения, который может осуществляться в форме сообщения, указания, вопроса, приказания. Общение посредством языка – это не менее сложное явление, чем сам язык. Для того чтобы передать с помощью речи какую-либо информацию, необходимо не только подобрать соответствующие слова, имеющие определенное значение, но и конкретизировать их. Всякое слово есть обобщение, поэтому в речи оно должно быть сужено до определенного уровня, или смысла. Достигается это благодаря введению слова в определенный контекст. Кроме содержания, передаваемого посредством словесных значений, в речи выражается и наше эмоциональное отношение к тому, что мы говорим. Это явление называется эмоционально-выразительной стороной речи и обусловлено тем тоном звучания слов, который мы используем для произнесения высказываемой фразы.

Речь имеет три функции: сигнификативную (обозначения), обобщения, коммуникации (передачи знаний, отношений, чувств).

Сигнификативная функция отличает речь человека от коммуникации животных. У человека со словом связано представление о предмете или явлении. Взаимопонимание в процессе общения основано, таким образом, на единстве обозначения предметов и явлений воспринимающим и говорящим.

Функция обобщения связана с тем, что слово обозначает не только отдельный, данный предмет, но целую группу сходных предметов и всегда является носителем их существенных признаков.

Третья функция речи – функция коммуникации, т.е. передачи информации. В коммуникативной функции речи выделяют три стороны: информационную, выразительную и волеизлиятельную. Информационная сторона проявляется в передаче знаний и тесно связана с функциями обозначения и обобщения. Выразительная сторона речи помогает передать чувства и отношения говорящего к предмету сообщения. Волеизлиятельная сторона направлена на то, чтобы подчинить слушателя замыслу говорящего.

Речевая деятельность может осуществляться человеком как на основе воспроизведения речевых образов во внешнем, так и во внутреннем плане. В связи с этим принято различать внешнюю и внутреннюю речь. Внешняя речь адресована к другим людям, внутренняя – к самому себе. Внешняя речь может быть устной и письменной. Устная речь осуществляется посредством воспроизведения звуковых образов слов. Устная речь может быть монологической, диалогической и эгоцентрической. Монологическая и диалогическая речь обращены к другим людям, эгоцентрическая – к самому себе. Монологическая речь является самым сложным видом устной речи.

Внутренняя речь может предшествовать внешней речи (устной и письменной) и являться фазой планирования при ее осуществлении. Поскольку она обращена к самому себе, то нет надобности в развернутом виде осуществлять высказывание. Отсюда внутренняя речь является свернутой, сжатой, фрагментарной и может существовать на основе мысленного воспроизведения отдельных слов, несущих основную смысловую нагрузку. Слова, которые применяет человек во внутренней речи отличаются от слов внешней речи, тем что они фрагментарны, сокращены и могут сливаться с другими словами. На основе внутренней речи осуществляется интеллектуальная и духовная жизнь личности, проявляются ее нравственные взгляды и убеждения, мечты и идеалы, желания и стремления, сомнения и верования.

Наряду с внешней и внутренней речью существует так называемая эгоцентрическая речь, которая занимает промежуточное место между ними. По форме своего существования ее можно отнести к внешней речи, так как она может проявляться или в форме устного высказывания, или в письменном виде, но в отличие от внешней речи она обращена не к другим людям, а к самому себе. Эгоцентрическая речь проявляется и у детей, и у взрослых.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Общая психология:

Психология речи. — Виды и функции речи.

Страница 5 из 38

Виды и функции речи.

Речь выполняет определенные функции:


Рис. 3. Функции речи

Функция воздействия заключается в способности человека посредством речи побуждать людей к определенным действиям или отказу от них.

Функция сообщения состоит в обмене информацией (мыслями) между людьми посредством слов, фраз.

Функция выражения заключается в том, что, с одной стороны, благодаря речи человек может полнее передавать свои чувства, переживания, отношения, и, с другой стороны, выразительность речи, ее эмоциональность значительно расширяет возможности общения.

Функция обозначения состоит в способности человека посредством речи давать предметам и явлениям окружающей действительности присущие только им названия.

Соответственно множеству своих функций (см. рис. 3) речь является полиморфной деятельностью, т.е. в своих различных функциональных назначениях представлена в разных формах (рис. 4) и видах (рис. 5): внешней, внутренней, монолога, диалога, письменной, устной и т. д.

В психологии различают две формы речи: внешнюю и внутрен­нюю.


Рис. 4. Формы речи

Внешняя речь — система используемых человеком звуковых сигналов, письменных знаков и символов для передачи информации, процесс материализации мысли.

Внешней речи могут быть присущи жаргон и интонация. Жаргон — стилистические особенности (лексические, фразеологические) языка узкой социальной или профессиональной группы людей. Интонация — совокупность элементов речи (мелодика, ритм, темп, интенсивность, акцентный строй, тембр и др.), фонетически организующих речь и являющихся средством выражения различных значений, их эмоциональной окраски.

Внешняя речь включает следующие виды (см. рис. 5):

* устную (диало­гическую и монологическую) и

* письменную.


Рис. 5. Виды речи

Устная речь — это общение между людьми посредством произнесения слов вслух, с одной стороны, и восприятия их людьми на слух – с другой.

Диалог (от греч. dialogos — разговор, беседа) — вид речи, заключающийся в попеременном обмене знаковой информацией (в том числе и паузами, молчанием, жестами) двух и более субъектов. Диалогическая речь — это разговор, в котором участвует не менее двух собеседников. Диалогическая речь, психологически наиболее простая и естест­венная форма речи, возникает при непосредственном общении двух или нескольких собеседников и состоит в основном в обмене репликами.

Реплика — ответ, возражение, замечание на слова собеседника — отличается краткостью, наличием вопросительных и побудительных предложений, синтаксически не развернутых конструкций.

Отличительной чертой диалога является эмоциональный контакт говорящих, их воздействие друг на друга мимикой, жестами, интонацией и тембром голоса.

Диалог поддерживается собеседниками с помощью уточняющих вопросов, изменения ситуации и намерений говорящих. Целенаправ­ленный диалог, связанный одной темой, называется беседой. Участ­ники беседы обсуждают или выясняют определенную проблему с по­мощью специально подобранных вопросов.

Монолог – вид речи, имеющий одного субъекта и представляющий собой сложное синтаксическое целое, в структурном отношении совсем не связанный с речью собеседника. Монологическая речьэто речь одного человека, в течение относительно длительного времени излагающего свои мысли, или последовательное связное изложение одним лицом системы знаний.

Для монологической речи характерны:

— последовательность и доказательность, которые обеспечивают связность мысли;

— грамматически правильное оформление;

— выразительность голосовых средств.

Монологическая речь сложнее диалога по содержанию и языковому оформлению и всегда предполагает достаточно высокий уровень речевого развития говорящего.

Выделяются три основных вида монологической речи: повествование (рассказ, сообщение), описание и рассуждение, которые, в свою очередь, подразделяются на подвиды, имеющие свои языковые, композиционные и интонационно-выразительные особенности. При дефектах речи монологическая речь нарушается в большей степени, чем диалогическая.

Письменная речь — это графически оформленная речь, организованная на основе буквенных изображений. Она обращена к широкому кругу читателей, лишена ситуативности и предполагает углубленные навыки звукобуквенного анализа, умение логически и грамматически правильно передавать свои мысли, анализировать написанное и совершенствовать форму выражения.

Полноценное усвоение письма и письменной речи тесно связано с уровнем развития устной речи. В период овладения устной речью у ребенка-дошкольника происходят неосознанная обработка язы­кового материала, накопление звуковых и морфологических обоб­щений, которые создают готовность к овладению письмом в школь­ном возрасте. При недоразвитии речи, как правило, возникают нарушения письма различной тяжести.

Внутренняя речь (речь “про себя”) — это речь, лишенная звукового оформления и протекающая с использованием языковых значений, но вне коммуникативной функции; внутреннее проговаривание. Внутренняя речь — это речь, не выполняющая функции общения, а лишь обслуживающая процесс мышления конкретного человека. Она отличается по своей структуре свернутостью, отсутствием второстепенных членов предложения.

Внутренняя речь формируется у ребенка на основе внешней и представляет собой один из основных механизмов мышления. Перевод внешней речи во внутреннюю наблюдается у ребенка в возрасте около 3 лет, когда он начинает рассуждать вслух и планировать в речи свои действия. Постепенно такое проговаривание редуцируется и начинает протекать во внутренней речи.

С помощью внутренней речи осуществляется процесс превра­щения мысли в речь и подготовка речевого высказывания. Подго­товка проходит несколько стадий. Исходным для подготовки каж­дого речевого высказывания является мотив или замысел, который известен говорящему лишь в самых общих чертах. Затем в процессе превращения мысли в высказывание наступает стадия внутренней речи, которая характеризуется наличием семантических представ­лений, отражающих наиболее существенное ее содержание. Далее из большего числа потенциальных смысловых связей выделяются самые необходимые и происходит выбор соответствующих синтакси­ческих структур.

Внутренняя речь может характеризоваться предикативностью. Предикативность характеристика внутренней речи, выражающаяся в отсутствии в ней слов, представляющих субъект (подлежащее), и присутствии только слов, относящихся к предикату (сказуемому).

Хотя все эти формы и виды речи взаимосвязаны, их жизненное назначение неодинаково. Внешняя речь, например, играет основную роль средства общения, внутренняя — средства мышления. Письменная речь чаще всего выступает как способ запоминания и сохранения информации, устная речь – как средство передачи информации. Монолог обслуживает процесс одностороннего, а диалог — двустороннего обмена информацией.

Речь имеет свои свойства:

Содержательность речи — это количество выраженных в ней мыслей, чувств и стремлений, их значительность и соответствие действительности.

Понятность речи — это синтаксически правильное построение предложений, а также применение в соответствующих местах пауз или выделения слов с помощью логического ударения.

Выразительность речи — это ее эмоциональная насыщенность, богатство языковых средств, их разнообразие. По своей выразительности она может быть яркой, энергичной и, наоборот, вялой, бедной.

Действенность речи — это свойство речи, заключающееся в ее влиянии на мысли, чувства и волю других людей, на их убеждения и поведение.


Рис. 6. Свойства речи

Речь человека может быть сокращенной и развернутой, как с понятийной, так и с лингвистической точек зрения. В развернутом типе речи говорящий использует все возможности символического выражения смыслов, значений и их оттенков, предоставленных язы­ком. Этот тип речи характеризуется большим словарным запасом и богатством грамматических форм, частым употреблением предлогов для выражения логических, временных и пространственных отноше­ний, использованием безличных и неопределенно-личных местоиме­ний, употреблением подходящих понятий, уточняющих прилагатель­ных и наречий для обозначения того или иного специфического положения дел, более выраженным синтаксическим и граммати­ческим структурированием высказываний, многочисленной подчини­тельной связью компонентов предложения, свидетельствующей о предвосхищающем планировании речи.

Сокращенное речевое высказывание достаточно для понимания среди хорошо знакомых людей и в знакомой обстановке. Однако оно затрудняет выражение и восприятие более сложных, абстракт­ных мыслей, связанных с тонкими различениями и дифференциаль­ным анализом скрытых взаимосвязей. В случае теоретического мыш­ления человек чаще пользуется развернутой речью.



Речь в психологии. Что это такое, определение, функции, виды, свойства

Определение речи зависит от контекста и сферы трактовки. Способность людей разговаривать это ориентир и объект исследований для многих дисциплин, имеющих разную степень взаимосвязи. Речь может выражать особенности личности человека и служить показателем физиологических процессов. Начало психологии как систематизированной науки современности было положено в XIX в., хотя первые попытки постичь механизмы речи и мышления предпринимались ещё до нашей эры.

Окончательно направление развилось в XX веке. Параллельно с этим проводились исследования мозга и функций его отдельных участков. Сочетание медицинских и психологических открытий позволило заняться углублённым изучением речи.

История изучения

Французский учёный Поль Брока, специализировавшийся на изучении функций и строения человеческого тела, в XIX в. провёл аналогии между патологиями отдельных областей мозга и нарушениями речи. Так был открыт участок, отвечающий за способность связно говорить. Область Брока дополняет участок Вернике, благодаря которой человек усваивает письменную и устную речь.

Согласно данным современных исследований, в процессе осмысления также участвует височная доля. Немецкий психоневропатолог и современник Поля Брока Карл Вернике искал связь различных недугов с повреждениями мозговой коры, среди заслуг учёного первое подробное описание афазии (патологии, включающей нарушения речи) и её причин. Изучением и классификацией этого недуга позднее также занимался немецкий профессор Людвиг Лихтгейм.

Исследования мозга указали анатомические причины нарушений говорения, однако это не удовлетворяло рассмотрению искажений речи как высшей психической функции. Английский невролог Джон Хьюлингс Джексон описывал устное вербальное общение в качестве сложной иерархии динамических процессов, зависящих как от деятельности сознания, так и от рефлексов, привычных реакций и подсознания.

Приверженец взглядов Джексона нейропсихолог Генри Хэд отстаивал мнение, что локализация и физиологическое обоснование связанных с речью недугов годятся лишь для объяснения симптомов, но не могут определять её функционирование.

Углублённому изучению речи по мере становления психологии предшествовали исследования лингвистов, так же интересовавшихся зависимостью говорения от разума и связанными с ним патологиями.

Украинский философ-языковед Александр Афанасьевич Потебня написал книгу «Мысль и язык» ещё в 1862 г. Среди видных учёных этого направления, в разное время проявлявших интерес к афазии, были Лев Владимирович Щерба, Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ, Василий Алексеевич Богородицкий, Фердинанд де Соссюр и Роман Осипович Якобсон, определивший язык как динамическую систему.

Одним из наиболее общих определений речи является коммуникация посредством языка. Подвижки в изучении вопроса были и в среде психологии, уделившей большое внимание вербальному общению в первой половине XX в. Эти исследования легли в основу речи как одного из направлений общей психологии.

Дальнейшее изучение вербальной коммуникации привело к созданию ряда специализированных дисциплин. К примеру, советский психолог-невропатолог Александр Романович Лурия, совместив наработки психологии и неврологии, основал нейропсихологию – науку о соотношении психических процессов и мозговой деятельности.

Связав её с лингвистическими структурированием и характеристиками речи, Лурия положил начало нейролингвистике, изучающей активность мозга при вербальном общении. Развитию психолингвистики, как науке о закономерностях формирования и понимания речи, поспособствовали американские лингвист-семиотик Томас Себеок и психолог Чарльз Эджертон Осгуд.

Определение

Сергей Леонидович Рубинштейн основоположник психологии СССР, написавший фундаментальные для направления труды в 40-е гг. XX в. Изначально он называл речь языком, действующим в контексте сознания индивидуума, при этом сравнивая её соотношение с языком с расхождениями индивидуального и общественного сознания соответственно.

Позднее определением вербальной коммуникации по Рубинштейну стал сознательный способ сообщения и воздействия, в основе которого лежит её семантическое значение. Это средство выражения разума, его взаимодействия с «другим» и обобщённого отражения реальности.

Согласно определению психолога, речевой характеристики заслуживало только то, что имело содержание и материальный смысл в качестве визуального образа, жеста, звука и подобных его носителей. Учёный придерживался мнения о превосходстве мышления над речью.

Работе С. Л. Рубинштейна предшествовали имеющие большое значение для исследований речи труды советского психолога Льва Семеновича Выготского. Он определил ответственные за коммуникацию участки мозга как части динамической структуры, обеспечивающей процессы его деятельности. Подход Выготского, представившего речь в виде целостного понятия психологии, основывался на понимании её как одной из высших психических функций. Учёный делил их на культурные и натуральные.

Если первые включают и действуют с использованием искусственных средств, стимулов и знаков, то вторые не требуют их. Согласно результатам исследований Выготского, речь это одна из базовых психических функций культурной формы поведения. Она и мышление являются разными процессами с тесной взаимосвязью. Речь не может быть зеркальным выражением мышления, однако заключённая в говорении мысль трансформируется, получая социальную форму.

Выдающийся имперский и советский учёный-физиолог Иван Петрович Павлов, заложивший основы изучения высшей нервной деятельности, определял речь не только как средство общения. Профессор характеризовал её высшим поведенческим регулятором, а также способом подробной оценки и синтеза реальности.

Основываясь на трудах Павлова, А. Р. Лурия отводил речи одну из главных ролей в формировании психической деятельности. Психолог определял вербальную коммуникацию средством преобразования и передачи мысли с помощью языка, кодирующего отношения, признаки, предметы или действия для обмена информацией и её интеграции.

Советский же психолог Даниил Борисович Эльконин, поспособствовавший появлению теории деятельности, называл речь инструментом, использованию которого человек учится так же, как, к примеру, применению посуды или средств для письма. Позиция учёного заключается в том, что основы владения этим способом коммуникации формируются в процессе воспитания и зависят от его условий.

Речь в психологии – это универсальная тема не только для различных течений данного движения. Это междисциплинарный объект, имеющий множество определений от представителей различных направлений науки. В её контексте не существует одной общепринятой характеристики, так как их создают на основе предметов изучения.

Некоторые из дисциплин и их направлений, занимающихся исследованием и описанием речи:

Естественные науки Гуманитарные науки
Медицина
  • ЛОР и стоматология;
  • психиатрия;
  • неврология.
Философия сознания и языка
Физиология Лингвистика
  • шифрование;
  • когнитивная;
  • эволюционная;
  • нейро;
  • онто;
  • компьютерная.
Анатомия Филология
Биология
  • антропология;
  • этология.
Физика

Классификация

Одним из ключевых трудов по разбору вербальной коммуникации является книга Л. С. Выготского «Мышление и речь», выпущенная на заре советской психологии в 1934 г. В этом труде речь делят на внутреннюю и внешнюю. Обе используют визуальный, звуковой или тактильный образ в качестве ориентира. Первая формируется на основе второй и не предназначена для коммуникации, тогда как функцию второй осуществляют несколькими способами.

Внутренняя речь

Внутренняя речь человека используется при мышлении, возникновении планов и намерений.

Её главное отличие отсутствие озвучивания, она делится на 2 типа:

  • с проговариванием в уме;
  • без него.

Во внутренней речи, как правило, редко присутствуют явные второстепенные члены предложения, разум просто пропускает их. За это её также называют «свёрнутой». Мысленно проговариваемый вариант внутренней речи строится по схожей с её внешним типом структурой.

Внешняя речь

Внешняя речь бывает письменной и устной, последнюю также делят на монологическую и диалогическую. Монолог осуществляется одним лицом. Он является одним из самых древних типов коммуникации и характеризуется непрерывностью, обоснованностью, грамотностью и наличием последовательности. В процессе монолога большое значение имеет выразительность, востребованы жестикуляция и мимика.

Он бывает следующих типов:

  • выступление перед камерой или микрофоном;
  • речь, целью которой обычно является вызов каких-то чувств или реакции;
  • устное повествование о познанном, услышанном или увиденном.
  • доклад, несущий определённое сообщение или обобщение излагаемого материала.

Монологи различаются по сложности ведения и подготовки, которой требуют все их виды.

Диалогический тип коммуникации менее требователен к чёткости и завершённости высказываний. Речевые неточности не так заметны в процессе динамического контакта. В диалоге прямо участвуют 2 и более человек, поддерживая его самим процессом общения.

Второстепенными средствами ведения такой коммуникации являются:

  • интонация;
  • выражение лица;
  • жестикуляция;
  • тембр голоса.

Участвующие в диалоге также могут вместе наблюдать за чем-то. Одним из его признаков служит обсуждение текущей ситуации, положения дел или чего-либо, фигурирующего в общей действительности. Беседа это диалог на какую-либо тему. Её обычными назначениями служат обмен информацией, определение компетенции, оказание эффекта на собеседника, убеждение или внушение ему чего-либо.

Отдельным типом внешней речи является письменная коммуникация. Её стали использовать позже устной. Одним из базовых назначений письма является длительное хранение информации. Этот вид коммуникации не имеет второстепенных средств выражения помимо синтаксиса и пунктуации. Письменную речь используют в качестве одного из способов ознакомления с мировыми культурами, она часто бывает предназначена к общественному пользованию.

Характеристики

Один из выдающихся экспертов СССР в области психологии речи профессор Владимир Алексеевич Артёмов, около 40 лет руководивший соответствующим подразделением МГЛУ, указал свойства объекта изучения среди главных вопросов направления в период с 1917 по 1957 г.

Основные речевые характеристики включают:

  • воздейственность;
  • понятность;
  • содержательность;
  • выразительность.

Воздейственность

Степень воздейственности речи обусловлена её внутренней логикой, ясностью и доступностью. Это свойство используют в воспитании, командовании, пропаганде, учебном процессе, пропаганде и агитации.

При соответствии смысла речи нуждам и интересам слушателей она может укрепить их идеологию, обеспечить их мотивацией и вдохновить на определённые действия. Воздейственность предназначена для работы с убеждениями, взглядами, мыслями, волей, эмоциями и поведением. Её эффективность во многом зависит от искренности и приверженности идеям речи самого оратора.

Речь в психологии – это способ воздействия, включающий фонетические, лексические и грамматические средства.

Его применяют для следующих нужд:

  • Инструктирование — его отличают краткие, конкретные и обоснованные рекомендации, которые нельзя толковать иначе. Речи этого типа имеют строгие содержание, последовательность и описание способов выполнения практических действий в рассматриваемой сфере. Инструкции могут включать рекомендации по безопасности и расписание.
  • Советы служат руководством к действию для людей в состояниях нерешительности, колебания, при отсутствии у них плана действий и видения дальнейшего развития ситуации. Для подкрепления их рациональности и правильности применяют интонацию.
  • Команда содержит только само действие, к выполнению которого она призывает. Этот лаконичный тип речи особенно востребован в учёбе и тренировках, обеспечивая своей интонацией эмоциональный подъём, уверенность и мотивацию. Команды выделяются чёткостью, слышимостью, понятностью и спокойным тоном. Их эффективность зависит от осведомлённости слушателей с содержанием и нюансами выполнения.
  • Приказы схожи с командным воздействием и призваны прямо влиять на волю слушателя, требуя конкретных действий. Они выделяются краткостью, чёткостью и не имеют пояснений. Произнесение и выполнение приказов подразумевает участие в командно-подчинённых отношениях. Дополнительную силу им придаёт энергичная интонация, также при этом часто используют неопределённое наклонение. Приказ служит проявлением воли, а его тон не терпит возражений.
  • Просьба, назначение которой заключается в удовлетворении слушателем конкретных нужд обратившегося, может иметь разный вид и фонетику. Её обычно подкрепляют такими дополнительными словами как, к примеру, «будьте добры» или «пожалуйста». Широкий спектр допустимых для просьбы интонаций может как выражать нужду обратившегося или призыв удовлетворить её, так и его отношения с собеседником.
  • Поучение часто включает элементы описания, пояснения, характеристику преимуществ и недостатков, а также последствия обговариваемого поступка или явления. Речи подобного типа основываются на реальных примерах, выражая положительные или отрицательные суждения говорящего. Наставления воздействуют на отношение слушателя, могут призывать к определённому поведению или поступкам в конкретных ситуациях. Поучения имеют спокойный, авторитетный и уверенный тон.

Понятность

Эта особенность зависит от компетентности слушателя в обсуждаемом вопросе, знания им специфики темы, соответствующих определений и манеры речи. Последняя формируется в отдельных областях деятельности для удобства их обсуждения. Некоторые термины могут пересекаться с их значениями в других дисциплинах, что делает речь ещё менее понятной для незнакомого с темой собеседника. Значение определений обусловлено контекстом разговора.

Речь становится проще, если включает малое количество специфических определений и состоит из предложений небольшой длины. Их синтаксическое построение должно акцентировать внимание на теме обсуждения. Для подчёркивания смысла также используют паузы в нужных местах и логические ударения в словах.

Содержательность

Любая речь имеет какое-то содержание, поскольку её назначение – донести конкретную мысль до слушателя или лично убедиться в чём-то. Её насыщенность обусловлена реалистичностью, значимостью, глубиной и количеством заложенных в неё намерений, мыслей, побуждений или эмоций. Незначительные или посредственные чувства и мысли делают речь такой же бедной, как и при малом их количестве.

Насыщенность также зависит от компетентности говорящего в обсуждаемом вопросе, знания им терминов, его словарного запаса и умения его применять, в том числе и для донесения специфической информации. Содержательной можно назвать и ту речь, в которой подробно и основательно раскрывается какая-либо тема.

Выразительность

Эта свойство зависит от вкладываемых в коммуникацию чувств.

Красочность и энергичность речи обеспечивают:

  • акцентирование внимания;
  • чёткость произношения;
  • правильно подобранная интонация;
  • грамматические приёмы.

Речь в психологии – это средство общения, благодаря эмоциональному оттенку которого одна и та же информация может передавать разные чувства и отношения. Отсутствие или малое количество чувств наоборот делает её блеклой и вялой. Выразительность речи также меняется в зависимости от применения метафор, сравнений, уменьшительных и ласкательных форм, эпитетов и подбора местоимений.

Функции и роль

Выдающийся немецкий и американский лингвист-психолог Карл Бюлер определил следующие функции речи:

  • импрессивная — заключается в словесном воздействии на собеседника;
  • экспрессивная — предназначена для выражения чувств и впечатлений;
  • познавательная — характеризует аутентичность.

Количество и назначение функций речи в современной психологии зависит от направления и его назначения.

Распространённым является следующий набор:

  • речь как средство мышления;
  • речь как инструмент коммуникации.

Обе классификации обеспечивают отдельные процессы общения.

Речь в виде инструмента мыслительной деятельности имеет следующие подфункции:

  • обобщение — слова используют для классификации путём подчёркивания признаков;
  • сигнализация — связь отдельных слов с их значением и представлением, что отличает человеческие коммуникации от животных.

Речь как механизм общения в психологии отвечает за различные аспекты коммуникации.

Это включает следующие подфункции:

  • сигнальную — обеспечивает понимание;
  • выразительную — включает мимику, жестикуляцию, интонации и подобные дополнительные средства передачи информации;
  • коммуникативную — представляет собой информационный обмен;
  • сигнификативную — обеспечивает обозначения;
  • познавательную — ознакомление с предметом речи перед последующей сигнификацией;
  • экспрессивную — наделяет речь чувствами и выражает отношение;
  • воздействующую — речевое влияние, вместе с экспрессией являющееся одной из базовых подфункций речи как механизма общения.

Методики исследования

Речь в психологии – это форма проявления мысли, а также процесс, затрагивающий и интегрирующий любую психическую деятельность. Наиболее распространенным методом её исследований являются ассоциативные тесты. Они определяют связи между смыслом и значением слов, подвергая оценке время и содержание реакции. Первое служит показателем быстроты первичной нервной деятельности, а второе критерием интенсивности процессов ассоциации и эмоционального состояния испытуемого.

Эти эксперименты позволяют оценить особенности ассоциаций и динамику мыслительно-речевой функции, они включают следующие методы:

  • Парное исследование позволяет выявить из двух субъектов превалирующего по скорости и главенству ассоциаций. Для этого обоим испытуемым одновременно задают стимул, на который они отвечают вне очереди любыми пришедшими в голову словами.
  • Свободное исследование, которое впервые было проведено швейцарским психиатром Карлом Густавом Юнгом, схоже с парной методикой. В процессе него испытуемый должен с как можно большей скоростью отвечать на стимул любым пришедшим в голову словом. Это позволяет оценить его динамику чувств, мотивацию и установки.
  • Исследование навыка письменной коммуникации. Грамотность, ясность изложения, понятность почерка и прочие критерии эксперимента выявляют нюансы психического и умственного развития.
  • Цепное исследование измеряет количество появляющихся ассоциаций в определённый период времени без учёта их латентного образования. Для этого испытуемый говорит любые слова, не принимая во внимание их окружение. Критериями оценки служат отдельные и среднестатистические размеры семантических гнёзд, их количество и протяжённость ассоциативного ряда. Нормой являются 3-4 гнезда в минуту с 5-6 словами в каждом.
  • Методика незаконченных предложений авторства Сиднея Леви и Джозефа Сакса определяет отношение человека к себе, окружающему миру, особенности его поведения, а также характер его рабочих, партнёрских и семейных связей.
  • Направленное исследование подразумевает ответ на стимул ассоциацией в соответствии с заданными условиями. Для этого процессу дают конкретное смысловое направление, подбираемое слово обычно представляет собой синоним или относящееся к содержанию инструкции определение. Этот эксперимент показывает уровень развития речи, нормой является отсутствие исключений в удовлетворяющих условиям реакциях.
  • Исследование семантического дифференциала позволяет оценить эмоциональное состояние человека по его голосу. Его автором является психоакустик США Л. Соломон. В ходе эксперимента индивид прослушивает одни и те же высказывания с нейтральным смыслом, произнесённые с разными эмоциями. Испытуемый должен указать наличие в них определённых качеств по шкале от -3 до +3. Среди них общее восприятие голоса, возбуждение, тревожность и гнев.

Речь является объектом широкого спектра назначений, помимо передачи информации позволяющим осуществлять диагностику, лечение, воздействие, обучение и прочие требующие взаимодействия процессы. Первооткрывателем взаимосвязи афазий с участками и полушариями мозга ещё до исследований в психологии является опередивший Поля Брока Марк Дакс, однако работы этого французского учёного не привлекли внимания общественности.

Несмотря на мнение о том, что речь является отличием человека от животных, некоторых из них тоже можно обучить вербальным способам коммуникации. Отдельные виды даже способны осмысленно общаться, а не имитировать человека. Основными средствами такой коммуникации являются жестикуляция и знаки, так как произнесению слов часто мешают особенности физиологии животных.

Автор: Cash Diver

Видео про речь в психологии

Психология. Речь в психологии:

📖 Лекция № 11. Речь и речевая деятельность. Общая психология: конспект лекций. Дмитриева Н. Ю. Страница 11. Читать онлайн

Поскольку человек является существом общественным, то развитие его сознания невозможно без взаимодействия и общения с другими людьми.

Сознание человека формируется в процессе межличностного общения и совместной деятельности людей. Само слово «общение» по своей этимологии подразумевает наличие некой общей системы передачи информации от человека к человеку. В процессе филогенеза сформировалась такая система — человеческая речь. Именно благодаря речи содержание сознания одного человека становится доступным для других людей.

Психология рассматривает речь прежде всего как одну из высших психических функций человека, во всем диапазоне ее взаимосвязей с другими психическими функциями — мышлением, эмоциями, памятью и т. д. В контексте деятельностного подхода отечественная психология рассматривает речь как речевую деятельность. Она выступает в виде целостного акта деятельности, если имеет собственную мотивацию, которая не может быть реализована никакими другими видами деятельности или в виде отдельных речевых действий, сопровождающих любую другую деятельность человека. Пример для сравнения — речь человека, говорящего по телефону ради собственно общения и речь диспетчера поездов в процессе координации движения множества составов.

Структура речевой деятельности совпадает со структурой любой другой деятельности. Она включает мотивацию, планирование, реализацию и контроль. В отличие от предметной деятельности здесь эти фазы могут быть очень сжаты во времени. Иногда в ситуациях эмоционального возбуждения фаза планирования речевой деятельности практически отсутствует. Это о таких случаях говорят: «Сначала сказал, а потом подумал».

Речь непосредственно связана с языком, который является инструментом ее опосредования. Он представляет собой систему знаков, передающих информацию как в устной, так и в письменной форме. Язык является средством общения и абстрактного мышления. Для устной речи язык — это прежде всего слова и способы их формообразования. Для письменной — правила соединения слов в словосочетания и предложения, соединение предложений в сложные предложения, типы словосочетаний и предложений, а также пунктуация и орфография — системы, образующие правописание.

Слово как знак, обусловливающий человеческое общение и мышление, обладает таким объективным свойством, как значение, т. е. отношение к обозначаемому в реальной действительности объекту независимо от того, каким образом он представлен в сознании субъекта. Помимо объективного значения, слово имеет личностный смысл. Он обусловлен тем, какое место занимают в жизнедеятельности и сознании человека данный предмет или явление, а также отношением человека к этому объекту. Таким образом, слова являются сплавом чувственного и смыслового (семантического) содержания.

Изучением процесса функционирования индивидуальной системы значений занимается специальная отрасль психологии — психосемантика.

Исходя из вышесказанного, можно подвести итог — язык обладает тремя основными функциями. Во-первых, он является средством общения, во-вторых, средством накопления, передачи и усвоения общественно-исторического опыта, в-третьих, язык — это орудие интеллектуальной деятельности и в целом функционирования основных психических процессов: восприятия, памяти, мышления, воображения.

Выполняя первую функцию, язык дает возможность субъекту общения оказывать прямое или косвенное воздействие на поведение и деятельность собеседника. Прямое воздействие осуществляется в том случае, когда собеседнику непосредственно указывается, что он должен сделать, косвенное — когда ему сообщается необходимая для его деятельности информация. Вторая функция обусловлена тем, что язык служит средством кодирования информации об изученных свойствах предметов и явлений. Посредством языка информация об окружающем мире и самом человеке, полученная предшествующими поколениями, становится достоянием последующих поколений. Третья функция обусловлена тем, что именно посредством языка человек осуществляет любую осознанную психическую деятельность.

Речь и язык представляют собой взаимопроникающие системы. Они одновременно и едины, и различны. Они являются двумя аспектами единого процесса. Речь — это прежде всего деятельность общения — передачи объективной или субъективной информации. Таким образом, речь — это язык в действии. Языки, не используемые в разговорной речи, называют мертвыми (например, латынь).

Надо отметить интересную особенность анатомо-физиологической основы языка и речи. Речь имеет центральные и периферические аппараты. Периферические аппараты — гортань, язык (в анатомическом смысле), голосовые связки. У человека они развиты настолько, чтобы не только произносить слова, но и придавать им различную интонацию, различное выражение и т. п. Так, например, студентам театральных вузов хорошо известно, что одну и ту же фразу, вроде «Ваш чай, сударыня» можно произнести с десятком различных интонаций, которые придадут этим словам совершенно разные оттенки смысла.

Ну а центральные органы, или «центры речи» — это еще более загадочная вещь. У народностей, которые строят свою речь на основе латиницы, кириллицы и подобных систем письменности, за речь отвечают отделы левого, «рационального», полушария головного мозга. А у народностей, письменность которых представляет собой иероглифы, языком «заведует» правое, «образное», полушарие. Это явление замечательное и до сих пор психологами полностью не изученное.

Далее рассмотрим функции речи. Традиционно выделяют три функции.

1. Сигнификативная (или номинативная). Это функция «называния», сущность ее заключается в том, чтобы давать названия, обозначать объекты как окружающей действительности, так и внутренних процессов, присущих человеку. Таким образом, взаимопонимание в процессе человеческого общения основывается на единстве обозначения предметов и явлений как говорящим, так и воспринимающим речь. Этим общение людей отличается от общения животных, не имеющих системы обозначений, равно как и абстрактного мышления. Их общение происходит на уровне звуковых или иных сигналов, воздействующих непосредственным образом на рефлексы.

Надо отметить также еще одну особенность сигнификативной функции. Именно она обусловливает тот факт, что люди понимают друг друга, несмотря на многообразие языков, ведь сущность сигнификации (обозначения) одинакова для всех людей.

2. Функция обобщения. Она заключается в выделении существенных признаков предметов и объединении их в группы, поскольку слово обозначает не только отдельный, данный предмет, но целую группу сходных предметов и всегда является носителем их существенных признаков. Данная функция непосредственным образом связана с мышлением.

3. Коммуникативная функция обеспечивает передачу знаний, отношений, чувств и соответственно делится на информационную, волеизъявляющую и экспрессивную. Эта функция выступает в первую очередь как внешнее речевое поведение, направленное на контакты с другими людьми, или письменную речь (книги, письма и т. п.). Это отличает ее от двух первых функций, которые имеют отношение к внутренним психическим процессам.

Информационный аспект коммуникативной функции тесно связан с двумя первыми функциями — он проявляется в обмене информацией между субъектами общения.

Выразительный аспект речи помогает передать чувства и отношения говорящего как к передаваемому сообщению, так и к самому собеседнику или аудитории.

Волеизъявительный аспект коммуникативной функции представляет собой способность при помощи речевой деятельности воздействовать на собеседника или аудиторию, в результате чего последние воспринимают мнение, отношение говорящего, до определенной степени подчиняются его воле. Именно о людях, наделенных сильной волеизъявительной способностью, обычно говорят, что они наделены харизмой.

Далее рассмотрим виды речи и их отличительные особенности. Существуют различные виды речи: речь жестов и звуковая речь, письменная и устная, внешняя и внутренняя. Основное деление — это речь внутренняя и внешняя. Внешняя речь подразделяется на письменную и устную. Устная же речь в свою очередь включает в себя речь монологическую и диалогическую.

Остановимся на каждом из видов более подробно.

Внутренняя речь не направлена на непосредственное общение человека с другими людьми. Это беззвучная речь, протекающая скорее как мыслительный процесс. Есть две ее разновидности: собственно внутренняя речь и внутреннее проговаривание. Проговаривание — вполне развернутая речь. Это просто мысленное повторение каких-либо текстов (например, текста предстоящего доклада, выступления, заученного наизусть стихотворения и иного в условиях, когда неудобно такое повторение вслух).

Собственно внутренняя речь свернута. Она более похожа на конспект, содержащий основные, несущие смысл члены предложения (иногда это только одно сказуемое или подлежащее). Внутренняя речь является основой планирования как практической, так и теоретической деятельности. Поэтому, несмотря на ее фрагментарность, отрывочность, в ней исключены неточности при восприятии ситуации. Онтогенетически внутренняя речь является интериоризацией внешней речи и служит основой развития словесно-логического мышления.

Внешняя речь бывает устной и письменной. Устная речь в первую очередь звуковая. Но нельзя исключить и значение жестов. Они могут и сопровождать звуковую речь, и выступать в качестве самостоятельных знаков. В данном случае не имеется в виду сурдо-речь как отдельный самостоятельный язык и полноценная система коммуникации. Мы говорим о жестикуляции в повседневном смысле. Отдельные жесты могут быть эквивалентом слов и иногда даже передавать достаточно сложные смыслы в условиях, когда звуковая речь не может быть применена. Общение при помощи жестов и мимики относится к невербальному типу общения, в отличие от вербального (словесного). Язык жестов разнообразен. В разных странах один и тот же жест может иметь разный смысл, как, например, известные всем кивание или покачивание головой у россиян и у болгар — у нас кивок означает согласие, а в Болгарии — отрицание, и наоборот — наш отрицательный взмах головой у них означает «да». В любом своем проявлении устная речь — это, как правило, речь-беседа, непосредственное контактирование с собеседником или аудиторией.

Письменная речь имеет другую функцию. Она чаще рассчитана на передачу более отвлеченного содержания, не связанного с конкретной ситуацией и конкретным собеседником (за исключением, может быть, личных писем, которые адресованы определенному человеку, но и здесь происходит отсроченность во времени и, следовательно, смена ситуации). Хотя нельзя не отметить, что время вносит свои коррективы — отмирает эпистолярный жанр, зато мощно развивается сетевое общение.

Как уже упоминалось, устная речь имеет две формы. Более распространена диалогическая форма. Диалог по определению — это непосредственное общение двух или нескольких человек, обмен содержательными репликами и информацией познавательного или эмоционального характера между его участниками. Диалогическая речь отличается тем, что это речь, поддерживаемая собеседниками, она может включать в себя вопросы, ответы, может реагировать на изменение ситуации. Например, вы в компании однокурсников рассказываете о недавней поездке на море. Собеседники молча внимают вам, словно вы читаете им доклад: они спрашивают о ваших впечатлениях, высказывают свои мнения. За этой беседой вы доходите до библиотеки — речь меняется по ситуации: более сдержанный тон, речь становится тише, а затем и вовсе меняется тема — разговор уже идет о том, какие учебники вам необходимо законспектировать.

Монологическая речь — совсем другое проявление устной речи. Здесь происходит относительно долгое последовательное изложение некоей системы мыслей, знаний одним лицом. Чтение лекции перед многочисленной аудиторией (когда отсутствует непосредственный контакт между лектором и слушателями) является характерным примером. Или монолог актера, который не прерываем ни репликами партнеров, ни, разумеется, вопросами зрителей. Монологическая речь тоже подразумевает общение, но это общение носит уже совсем другой характер. Например, для монолога неприемлемо неправильное построение фраз. Кроме того, возникают особые требования к темпу речи, громкости ее звучания, внятности. Содержательный аспект монолога должен сочетаться с его выразительностью, что достигается и языковыми средствами, и мимикой, и жестами, и интонациями голоса.

Возвращаясь к характеристикам письменной речи, надо отметить, что она имеет своей основой монологическую речь, так как в ней отсутствует непосредственная обратная связь с собеседником. Но в отличие от монологической устной речи письменная речь очень ограничена в средствах выразительности, поэтому основными в ней являются содержательная сторона и грамотность изложения.

Помимо перечисленных видов речи, некоторые психологи выделяют еще речь активную и пассивную. Они могут существовать и в устной, и в письменной форме. Активная речь представляет собой процесс передачи информации. Сама активность заключается в необходимости речепорождения. Пассивная же речь является процессом восприятия информации, заложенной в чьей-либо активной речи. Это могут быть выслушивание, адекватное понимание, а в случае восприятия письменной речи — прочтение, повторение про себя.

Развитие речи в онтогенезе имеет две основные стадии. Первая — это стадия научения, когда ребенок овладевает речью в процессе общения. Ведь познание своего родного языка на начальной стадии не является результатом специальной учебной деятельности. Взрослые, конечно, определенным образом организуют процесс научения — объясняют ребенку смысл слов, правильное их произношение, правильное сочетание. Так происходит усвоение устной речи. Вторая стадия — обучение письменной речи. Здесь уже подключается учебная деятельность. Ребенок овладевает синтаксическими нормами языка, орфографическими правилами, пунктуацией. Но все это происходит на основе его практического владения устной речью. Таким образом, на второй стадии речевого развития учебная работа над речью дорабатывает то, что зародилось независимо от нее и ранее нее.

Надо отметить, что для подлинного овладения словом необходимо, чтобы оно было не просто запомнено, а вошло в жизнь ребенка, было активно употребляемо им в процессе деятельности. Поэтому до первой стадии существует еще подготовительная, пассивная стадия развития речи. Малыш слушает речь взрослых, начинает сопоставлять слова с предметами и людьми и параллельно с этим овладевает своим голосовым аппаратом. Те слова, которые он уже понимает на этом подготовительном этапе, не могут считаться еще по-настоящему усвоенными. Действительное развитие речи начинается с того момента, как ребенок использует накопленный на пассивном этапе словарный запас для обозначения предметов, которыми он манипулирует, для обращения к близким людям и т. п.

Существуют разные взгляды на формирование процесса понимания речи. Так, например, представители ассоциативной психологии считают, что понимание значения слов основывается на ассоциативных связях. Рефлексологи же говорили об условно-рефлекторном характере такого понимания. И те и другие до определенной степени правы — в том случае, если рассматривать ранние, начальные моменты понимания ребенком слов, моменты, относящиеся к подготовительной стадии. Но следует учитывать, что описанные механизмы понимания слов еще не являются овладением речью в полном смысле. Настоящая речь возникает лишь тогда, когда связь между словом и его значением перестает быть ассоциативной или условно-рефлекторной, а становится смысловой.

Понятие речи. Функции и виды речи. Речь и мышление — Студопедия

Одним из основных отличий человека от животного мира, является наличие особого психического процесса, называемого речью. Речь чаще всего определяется как процесс общения людей посредством языка.

Для того чтобы уметь говорить и понимать чужую речь, необходимо знать язык и уметь им пользоваться.

Язык – система условных символов, с помощью которых передаются сочетания звуков, имеющих для людей определенное значение и смысл.

Язык является общим для народа, говорящего на нем, в то время как речь всегда субъективна и неповторима, зависит от конкретного человека. Всякий язык имеет определенную систему слов с соответствующими значениями (лексический состав языка), определенную систему форм слов и словосочетаний (грамматика языка) и определенный звуковой состав (фонетика языка).

Выделяют 4 основные функции речи:

— выражение – указывает на то, что благодаря речи мы имеем возможность выразить свое отношение к определенному объекту, ситуации, человеку;

— сообщение – связано с тем, что именно посредством слов, в основном, идет обмен информацией между людьми;

— обозначение – выражается в придании названия предметам и явлениям;


— воздействие – посредством речи мы оказываем влияние на мысли, эмоции, поведение других людей.

С функциями речи непосредственно связаны и ее основные свойства:

— содержательность – объем и глубина выраженной в речи информации;

— понятность – умение индивида использовать адекватные ситуации и партнеру слова, предложения, употреблять нужные понятия;

— выразительность – эмоциональная насыщенность и окраска, содержание образных выражений, метафор, способность вызвать отклик в собеседнике;

— воздейственность – способность влиять на других людей (их убеждения, эмоции, мотивацию и т.д.).

Выделяют различные виды речи.

По тому, связана речь с обращением к другим людям или нет, выделяют внутреннюю и внешнюю речь.

Внутренняя речь связана с использованием языка вне процессов реального общения между людьми.

При этом различают три типа внутренней речи:

1) «речь про себя» – внутреннее проговаривание, наблюдаемая, например, при решении трудных мыслительных задач; в данном случае она соответствует структуре внешней речи;

2) речь как средство мышления; при этом различные понятия и суждения могут быть «свернуты», закодированы в виде соответствующих схем, образов и, соответственно, данный тип не соответствует структуре внешней речи;

3) речь как средство внутреннего программирования – использование слов для оказания воздействия на свое состояние, эмоции, мотивацию.

Внешняя речь ориентирована на других людей и характеризуется передачей при помощи языка необходимой информации. Внешняя речь, в свою очередь, может быть письменной и устной.


Письменная речь – общение посредством слов, выраженных в письменных текстах. Для данного вида речи характерны: достаточно сложная композиционно-структурная организация, особые (в отличие от устной речи) стиль и грамматическое построение. Чтение – восприятие текстовой информации. Чтение письменной речи про себя отличается высокой скоростью (скорость чтения превышает процесс говорения в среднем в три раза).

Устная речь – словесное общение при помощи языка, воспринимаемого на слух. В устной речи условно можно выделить два процесса: говорение и аудирование.

Говорение – процесс непосредственного обращения к собеседнику при помощи слов. Выделяют две основные характеристики данного процесса – объем высказываемых фраз и темп речи.

Аудирование – процесс восприятия устной речи, обусловленный особенностями субъекта и объекта общения, содержанием передаваемой информации, ситуацией и др. Важно, чтобы в ходе общения человек не только понял содержание сообщение, но и был способен воспринимать скрытый подтекст и эмоциональное состояние говорящего.

Устная речь может быть в форме диалога или монолога. Диалогическая (разговорная) речь – вид речи, характеризующийся тем, что в ходе общения происходит активный обмен информацией между двумя и более собеседниками. Как правило, данная речь основана на использовании простейших форм речи, не требует развернутых положений, содержит эмоциональную окраску.


Монологическая речь – речь, произносимая одним человеком, и направленная на определенную аудиторию. В отличие от диалогической, монологическая речь, как правило, более сложна, логична, содержательна.

В психологии также выделяют активную и пассивную речь. Активная речь связана с говорящим, а пассивная речь с слушающим (считается, что слушатель про себя часто повторяет слышимое).

Для понимания особенностей психического развития ребенка важно также определить и еще один вид речи – эгоцентрической.

Эгоцентрическая речь – речь ребенка, обращенная к самому себе, позволяющая ему управлять и контролировать свою деятельность. По мнению Л. С. Выготского, эгоцентрическая речь – своего рода переходный этап между внешней и внутренней речью. Т.е. сначала ребенок пассивно воспринимает речь других людей, затем вслух обращается к себе для регуляции своих действий, а на основе этого впоследствии формируется внутренняя речь и развивается его мышление.

Таким образом, речь, являясь средством коммуникации между людьми, выполняет и другую важнейшую функцию – выступает средством мыслительной деятельности человека. В своих работах Л. С. Выготский убедительно показал, что формирование высших психических функций (произвольности и осознанности познавательных процессов) осуществляется благодаря речи. Об этом свидетельствуют факты, когда речевые нарушения сказываются на развитии всех сторон психической организации человека, и особенно на интеллектуальной сфере.

Мышление и речь Льва Выготского, Глава 1. Мышление и речь. Проблема и метод исследования

Советская психология: Мышление и речь Льва Выготского, Глава 1. Мышление и речь. Проблема и метод исследования

Мышление и речь. Выготский 1934

Глава 1


Проблема и метод расследования

Первый вопрос, с которым необходимо столкнуться при анализе мышления и речи, касается отношения между различными психическими функциями, отношения между различными формами активности сознания.Этот вопрос лежит в основе многих проблем психологии. При анализе мышления и речи центральной проблемой является проблема отношения мысли к слову. Все остальные вопросы второстепенны и логически подчинены; их невозможно даже сформулировать должным образом, пока не будет решена эта более основная проблема. Примечательно, что вопрос о взаимоотношениях между различными психическими функциями остался почти полностью неизученным. По сути, это новая проблема для современной психологии.

Напротив, проблема мышления и речи стара, как сама психология.Однако вопрос об отношении мысли к слову остается наиболее запутанным и наименее проработанным аспектом проблемы. Атомистические и функциональные формы анализа, которые доминировали в психологии в течение последнего десятилетия, привели к анализу психических функций в изоляции друг от друга. Психологические методы и исследовательские стратегии развивались и созрели в соответствии с этой тенденцией к изучению отдельных, изолированных, абстрактных процессов. Проблема связи между различными психическими функциями — проблема их организации в интегрированной структуре сознания — не входила в рамки исследования.

Конечно, нет ничего нового в том, что сознание представляет собой единое целое, что отдельные функции связаны друг с другом в своей деятельности. Однако традиционно объединенная природа сознания — связи между психическими функциями — просто принималась как данность. Они не были объектом эмпирических исследований. Причина этого становится очевидной только тогда, когда мы осознаем важное неявное предположение, предположение, которое стало частью основы психологического исследования.Это предположение (которое никогда не было четко сформулировано и является полностью ложным) состоит в том, что связи или связи между психическими функциями постоянны и неизменны, что отношения между восприятием и вниманием, памятью и восприятием, а также мыслью и памятью неизменны. Это предположение подразумевает, что отношения между функциями можно рассматривать как константы и что эти константы не должны рассматриваться в исследованиях, посвященных самим функциям. Как мы упоминали ранее, в результате проблема межфункциональных отношений осталась в значительной степени неисследованной в современной психологии.

Неизбежно это оказало серьезное влияние на подход к проблеме мышления и речи. Любой обзор истории этой проблемы в психологии сразу же делает очевидным, что центральный вопрос, проблема отношения мысли к слову, постоянно упускается из виду.

Попытки решить проблему мышления и речи всегда колебались между двумя крайними полюсами, между отождествлением или полным слиянием мысли и слова и одинаково метафизическим, абсолютным и полным разделением двух, разрывает их отношений.Теории мышления и речи всегда оставались пойманными в один и тот же заколдованный круг. Эти теории либо выражали чистую форму одной из этих крайних точек зрения, либо пытались объединить их, занимая некую промежуточную точку, постоянно перемещаясь между ними.

Если мы начнем с утверждения, сделанного в древности, что мысль есть «речь без звука», мы можем проследить развитие первой тенденции — тенденции отождествлять мышление и речь — до современного американского психолога или рефлексолога.Эти психологи рассматривают мышление как рефлекс, в котором моторный компонент подавлен. В рамках этих перспектив невозможно не только решение проблемы отношения мысли к слову, но и сама постановка проблемы. Если мысль и слово совпадают, если они одно и то же, не может быть никакого исследования отношения между ними. Невозможно изучить отношение вещи к самой себе. Таким образом, с самого начала проблема неразрешима. Основной проблемы просто избегают.

Перспективы, которые представляют другую крайность, перспективы, которые начинаются с концепции, что мышление и речь независимы друг от друга, очевидно, лучше подходят для решения проблемы. Представители вюрцбургской школы, например, пытаются освободить мысль от всех сенсорных факторов, включая слово. Связь между мыслью и словом рассматривается как чисто внешнее отношение. Речь представлена ​​как внешнее выражение мысли, как ее облачение.В этих рамках действительно можно поставить вопрос о соотношении мысли и слова и попытаться разрешить его. Однако этот подход, который разделяют несколько разрозненных психологических традиций, постоянно приводит к неспособности решить проблему. На самом деле, в конечном итоге он не дает правильной постановки проблемы. Хотя эти традиции не игнорируют проблему, они все же пытаются разрубить узел, а не распутать его. Вербальное мышление делится на элементы; он разделен на элементы мысли и слова, которые затем представлены как чуждые друг другу сущности.Изучив характеристики мышления как такового (т. Е. Мышления независимо от речи), а затем речи, изолированной от мышления, предпринимается попытка восстановить связь между ними, реконструировать внешнее механическое взаимодействие между двумя различными процессами.

Например, недавнее исследование взаимосвязи между этими функциями привело к выводу, что двигательные процессы, связанные с речью, играют важную роль в облегчении процесса мышления, в частности, в улучшении понимания субъектом сложного вербального материала.Вывод этого исследования заключался в том, что внутренняя речь способствует закреплению материала и создает впечатление того, что необходимо понять. Когда внутренняя речь была включена в процессы понимания, она помогала субъекту ощущать, улавливать и изолировать важное от неважного в движении мысли. Также было обнаружено, что внутренняя речь играет роль фактора, способствующего переходу от мысли к открытой речи.

Как показывает этот пример, как только исследователь разложил единую психологическую формацию вербального мышления на составные элементы, он вынужден установить чисто внешнюю форму взаимодействия между этими элементами.Это было бы так, если бы он имел дело с двумя совершенно разнородными формами деятельности, с формами деятельности, не имеющими внутренних связей. Те, кто представляет эту вторую традицию, имеют преимущество перед представителями первой в том, что они, по крайней мере, способны поставить вопрос об отношении мышления к речи. Слабость этого подхода заключается в том, что его постановка проблемы ложна и исключает возможность ее правильного решения. Эта неспособность правильно сформулировать проблему является прямой функцией метода разложения целого на его элементы, метода, который исключает изучение внутреннего отношения мысли к слову.Таким образом, критическим вопросом является метод. Если мы хотим успешно справиться с проблемой, мы должны начать с выяснения вопроса о том, какие методы следует использовать при ее изучении.

Исследование любого ментального образования предполагает анализ, но этот анализ может принимать любую из двух принципиально различных форм. Все неудачи, которые испытали исследователи в своих попытках решить проблему мышления и речи, можно объяснить их доверием к первой из этих двух форм анализа.На наш взгляд, второе представляет собой единственное доступное средство для продвижения к истинному решению этой проблемы.

Первая из этих форм анализа начинается с разложения сложного ментального целого на его элементы. Этот режим анализа можно сравнить с химическим анализом воды, в котором вода разлагается на водород и кислород. Существенная особенность этой формы анализа состоит в том, что ее продукты имеют другую природу, чем целое, из которого они были получены.У элементов отсутствуют характеристики, присущие целому, и они обладают свойствами, которыми он не обладал. Когда кто-то подходит к проблеме мышления и речи, разлагая ее на элементы, он принимает стратегию человека, который прибегает к разложению воды на водород и кислород в своем поиске научного объяснения характеристик воды, ее способности к изменению. например, тушить пожар или его соответствие закону Архимеда. Этот человек, к своему огорчению, обнаружит, что водород горит, а кислород поддерживает горение.Ему никогда не удастся объяснить характеристики целого, анализируя характеристики его элементов. Точно так же психология, которая разлагает словесное мышление на его элементы в попытке объяснить его характеристики, будет тщетно искать единство, характерное для целого. Эти характеристики присущи явлению только как единому целому. Когда целое разбирается на элементы, эти характеристики улетучиваются. В своей попытке реконструировать эти характеристики исследователю не остается ничего другого, как искать внешние, механические формы взаимодействия между элементами.

Поскольку в результате продукты теряют свои характеристики в целом, этот процесс не является формой анализа в полном смысле этого слова. Во всяком случае, это не «анализ» по отношению к проблеме, к которой он предназначался. Фактически, с некоторым правом, это можно считать антитезой истинного анализа. Химическая формула воды имеет постоянное отношение ко всем характеристикам воды. Это относится к воде во всех ее формах. Это помогает нам понять характеристики воды, проявляющиеся в великих океанах или в каплях дождя.Разложение воды на ее элементы не может привести к объяснению этих характеристик. Этот подход лучше понимать как средство перехода на более общий уровень, чем как средство анализа, как мы, например, как средство разделения в истинном смысле слова. Такой подход не способен пролить свет на детали и конкретное разнообразие отношений между мыслью и словом, с которыми мы сталкиваемся в нашей повседневной жизни; он неспособен проследить за явлением от его первоначального развития в детстве до его последующего разнообразия.

Противоречивый характер этой формы анализа ясно проявляется в ее применении в психологических исследованиях. Вместо того, чтобы давать объяснение конкретных характеристик интересующего нас целого, он подчиняет это целое диктату более общих явлений. То есть целостное целое подчинено диктату законов, которые позволили бы нам объяснить то, что является общим для всех речевых явлений или всех проявлений мышления, речи и мышления как абстрактных обобщений.Поскольку он заставляет исследователя игнорировать единую и целостную природу изучаемого процесса, эта форма анализа приводит к глубокому заблуждению. Внутренние отношения единого целого заменяются внешними механическими отношениями между двумя разнородными процессами.

Нигде отрицательные результаты этой формы анализа не проявляются более явно, чем при исследовании мышления и речи. Это слово можно сравнить с живой клеткой в ​​том смысле, что это единица звука и значения, которая содержит — в простой форме — все основные характеристики целостного феномена словесного мышления.Форма анализа, которая разбивает целое на элементы, эффективно разбивает слово на две части. Тогда перед исследователем, занимающимся феноменом вербального мышления, стоит задача установить некую внешнюю механическую ассоциативную связь между этими двумя частями единого целого.

По словам одного из самых важных представителей современной лингвистики, звук и значение в слове не связаны между собой. Они объединены в знаке, но сосуществуют совершенно изолированно друг от друга.Неудивительно, что такая перспектива дала только самые жалкие результаты в исследовании звука и значения в языке. В отрыве от мысли звук теряет все уникальные черты, присущие ему, как звуку человеческой речи, свойствам, которые отличают его от других типов звуков, существующих в природе. В результате применения этой формы анализа к области вербального мышления были изучены только физические и психические характеристики этого бессмысленного звука, только то, что является общим для всех звуков в природе.То, что характерно для этой конкретной формы звука, осталось неизученным. Как следствие, это исследование не смогло объяснить, почему звук, обладающий определенными физическими и умственными характеристиками, присутствует в человеческой речи или как он функционирует как компонент речи. Точно так же изучение значения было определено как изучение концепта, концепта, существующего и развивающегося в полной изоляции от его материального носителя. В значительной степени провал классической семантики и фонетики был прямым результатом этой тенденции отделять значение от звука, этого разложения слова на отдельные элементы.

Это разложение речи на звуки и значения также послужило основой для изучения развития речи ребенка. Однако даже самый полный анализ истории фонетики в детстве бессилен объединить эти явления. Точно так же изучение развития значения слов в детстве привело исследователей к автономной и независимой истории мышления ребенка, истории мысли ребенка, которая не имела никакого отношения к фонетическому развитию языка ребенка.

На наш взгляд, совершенно иная форма анализа является фундаментальной для дальнейшего развития теорий мышления и речи. Эта форма анализа основана на разделении сложного целого на единицы. В отличие от термина «элемент», термин «единица» обозначает продукт анализа, который обладает всеми основными характеристиками целого. Единица — жизненно важная и несводимая часть целого. Ключ к объяснению характеристик воды лежит не в исследовании ее химической формулы, а в исследовании ее молекулы и ее молекулярных движений.Точно в том же смысле живая клетка является реальной единицей биологического анализа, поскольку она сохраняет основные характеристики жизни, присущие живому организму,

Психология, занимающаяся изучением сложного целого, должна это понимать. Он должен заменить метод разложения целого на его элементы методом разделения целого на его части. Психология должна определить те единицы, в которых присутствуют характеристики целого, даже если они могут проявляться в измененной форме.Используя этот способ анализа, он должен попытаться разрешить конкретные проблемы, с которыми мы сталкиваемся.

Что же тогда представляет собой единица, которая обладает характеристиками, присущими целостному феномену вербального мышления, и не может быть подвергнута дальнейшей декомпозиции? На наш взгляд, такую ​​единицу можно найти во внутреннем аспекте слова, в его значении.

По этому аспекту слова было проведено очень мало исследований. В большинстве исследований значение слова было объединено с набором явлений, который включает в себя все сознательные представления или акты мысли.Существует очень тесная параллель между этим процессом и процессом, посредством которого звук, оторванный от смысла, сливается с множеством явлений, содержащих все звуки, существующие в природе. Следовательно, точно так же, как современная психология ничего не говорит о характеристиках звука, которые являются уникальными для звуков человеческой речи, она ничего не говорит о словесном значении, кроме того, которое применимо ко всем формам мышления и репрезентации.

Это верно как для современной структурной психологии, так и для ассоциативной психологии.Мы познали только внешний вид слова, тот аспект слова, который непосредственно перед нами. Его внутренний аспект, его значение остается таким же неизученным и неизвестным, как и обратная сторона Луны. Однако именно в этом внутреннем аспекте слова мы находим потенциал для решения проблемы отношения мышления к речи. Узел, который представляет собой явление, которое мы называем вербальным мышлением , связан по значению слов.

Для прояснения этого момента необходимо краткое теоретическое обсуждение психологической природы значения слова.Ни ассоциативная, ни структурная психология не дает удовлетворительного взгляда на природу значения слов. Как показывают наши собственные экспериментальные исследования и теоретический анализ, сущность значения слова — внутренняя природа, которая его определяет — не находится там, где ее традиционно искали.

Это слово относится не к одному объекту, а к целой группе или классу объектов. Следовательно, каждое слово — это скрытое обобщение . С психологической точки зрения значение слова — это прежде всего обобщение.Нетрудно заметить, что обобщение — это словесный акт мысли ; его отражение реальности радикально отличается от непосредственного ощущения или восприятия.

Было сказано, что диалектический скачок — это не только переход от материи, неспособной к ощущению, к материи, способной к ощущению, но и переход от ощущения к мысли. Это означает, что реальность отражается в сознании в мышлении качественно иным образом, чем в непосредственном ощущении.Это качественное различие в первую очередь является функцией обобщенного отражения реальности. Следовательно, обобщение значения слова — это акт мышления в истинном смысле слова. Но в то же время значение является неотъемлемой частью слова; он принадлежит не только области мысли, но и области речи. Слово без значения — это не слово, а пустой звук. Слово без значения больше не принадлежит области речи. Нельзя сказать о значении слова то, что мы говорили ранее об отдельных элементах слова.Слово означает речь или это мысль? Это одновременно и одновременно; это единиц вербального мышления. Таким образом, очевидно, что наш метод должен быть методом семантического анализа. Наш метод должен опираться на аналитиков значимого аспекта речи; это должен быть метод для изучения словесного значения.

Мы можем с полным основанием ожидать, что этот метод даст ответы на наши вопросы о взаимосвязи между мышлением и речью, потому что эта взаимосвязь уже содержится в единице анализа.Изучая функции, структуру и развитие этой единицы, мы придем к пониманию многих вещей, имеющих прямое отношение к проблеме отношения мышления к речи и к природе вербального мышления.

Методы, которые мы собираемся применить в нашем исследовании взаимоотношений между мышлением и речью, позволяют проводить синтетический анализ сложного целого. Значение этого подхода иллюстрируется еще одним аспектом проблемы, который оставался в тени в предыдущих исследованиях.В частности, начальная и основная функция речи — коммуникативная. Речь — это средство социального взаимодействия, средство выражения и понимания. Метод анализа, который разлагает целое на элементы, отделяет коммуникативную функцию речи от ее интеллектуальной функции. Конечно, общепринято, что речь сочетает в себе функцию социального взаимодействия и функцию мышления, но эти функции были концептуализированы как существующие изолированно друг от друга, они были концептуализированы как действующие параллельно без взаимозависимости.Всегда считалось, что в речи как-то сочетаются обе функции. Но традиционная психология оставила совершенно неисследованными такие вопросы, как взаимосвязь между этими функциями, причина, по которой обе эти функции присутствуют в речи, природа их развития и природа их структурных отношений. Это в значительной степени верно и для современной психологии.

Однако в том же смысле, что значение слова является единицей мышления , также является единицей обеих этих речевых функций.Идею о том, что для социального взаимодействия необходима какая-то форма посредничества, можно считать аксиомой современной психологии. Более того, социальное взаимодействие, опосредованное чем-либо, кроме речи или другой знаковой системы — социальное взаимодействие, которое часто встречается, например, у нечеловеческих животных, — чрезвычайно примитивно и ограничено. В самом деле, строго говоря, социальное взаимодействие посредством видов выразительных движений, используемых нечеловеческими животными, не следует называть социальным взаимодействием.Правильнее было бы назвать это заражением . Испуганный гусь, увидев опасность и разбудив стадо своим криком, не столько сообщает стаду о том, что он видел, сколько заражает стадо своим страхом.

Социальное взаимодействие, основанное на рациональном понимании, на преднамеренной передаче опыта и мысли, требует некой системы средств . Человеческая речь, система, возникшая в связи с необходимостью социального взаимодействия в процессе труда, всегда была и всегда будет прототипом такого рода средств.Однако до недавнего времени этот вопрос серьезно упрощался. В частности, предполагалось, что знак, слово и звук являются средствами социального взаимодействия. Как и следовало ожидать, эта ошибочная концепция является прямым результатом неправильного применения метода анализа, который начинается с разложения целого на его элементы. Это результат применения этого метода анализа ко всему кругу проблем, связанных с природой речи.

Предполагалось, что слово, проявляющееся в социальном взаимодействии, является лишь внешним аспектом речи.Это подразумевало, что звук сам по себе может ассоциироваться с любым опытом, с любым содержанием психической жизни, и, следовательно, что он может использоваться для передачи или передачи этого опыта или содержания другому человеку.

Более сложный анализ этой проблемы и связанных с ней вопросов, касающихся процессов понимания и их развития в детстве, привел к совершенно иному пониманию ситуации. Оказывается, как невозможно социальное взаимодействие без знаков, так и без смысла невозможно.Чтобы передать опыт или какое-то другое содержание сознания другому человеку, он должен быть связан с классом или группой явлений. Как мы уже указывали, для этого требуется обобщений. Социальное взаимодействие предполагает обобщение и развитие словесного значения; обобщение становится возможным только с развитием социального взаимодействия. Высшие формы ментального социального взаимодействия, которые являются такой важной характеристикой человека, возможны только потому, что посредством мышления человек отражает реальность в обобщенном виде.

Практически любой пример продемонстрировал бы эту связь между этими двумя основными функциями речи, между социальным взаимодействием и обобщением. Например, я хочу сообщить кому-нибудь о том, что мне холодно. Я, конечно, могу передать это выразительными движениями. Однако истинное понимание и общение происходят только тогда, когда я могу обобщить и назвать то, что я переживаю, только когда я могу связать свой опыт с определенным классом переживаний, которые известны моему партнеру.

Дети, не обладающие надлежащими обобщениями, часто не могут поделиться своим опытом. Проблема не в отсутствии подходящих слов или звуков, а в отсутствии подходящего понятия или обобщения. Без последнего понимание невозможно. Как указывает Толстой, ребенок обычно не понимает не самого слова, а концепции, которую слово выражает (1903, с. 143). Слово почти всегда готово, когда есть концепция.Следовательно, может быть уместно рассматривать значение слова не только как единство мышления и речи , но как единство обобщения и социального взаимодействия, единство мышления и общения.

Эта постановка проблемы имеет огромное значение для всех вопросов, связанных с генезисом мышления и речи. Во-первых, он раскрывает истинный потенциал причинно-генетического анализа мышления и речи. Только когда мы научимся видеть единство обобщения и социального взаимодействия, мы начнем понимать реальную связь, существующую между когнитивным и социальным развитием ребенка.Наше исследование направлено на решение обеих этих фундаментальных проблем: проблемы отношения мысли к слову и проблемы отношения обобщения к социальному взаимодействию.

Однако, чтобы расширить наш взгляд на эти проблемы, мы хотели бы упомянуть несколько проблем, которые мы не смогли решить непосредственно в нашем исследовании, проблемы, которые стали очевидны для нас только в процессе его проведения. В самом прямом смысле, наше признание важности этих вопросов является наиболее важным результатом нашей работы.

Во-первых, мы хотели бы поднять вопрос о взаимосвязи между звуком и значением в слове. Мы не занимались этим вопросом подробно в нашем собственном исследовании. Тем не менее, недавний прогресс в этом вопросе в лингвистике, кажется, имеет прямое отношение к проблеме аналитических методов, которую мы обсуждали ранее.

Как мы уже предположили, традиционная лингвистика концептуализировала звук как независимый от значения в речи; он концептуализировал речь как комбинацию этих двух отдельных элементов.В результате отдельный звук стал считаться основной единицей анализа при изучении звука в речи. Однако мы видели, что, когда звук отделен от человеческого мышления, он теряет характеристики, которые делают его уникальным звуком человеческой речи; он стоит в ряду всех звуков, существующих в природе. Вот почему традиционная фонетика в первую очередь занимается не психологией языка, а акустикой и физиологией языка. Это, в свою очередь, является причиной того, что психология языка так беспомощна в своих попытках понять взаимосвязь между звуком и значением в слове.

Что же является наиболее важной характеристикой звуков человеческой речи? Работа современной фонологической традиции в лингвистике — традиции, которая была хорошо принята в психологии — показывает, что основная характеристика звука в человеческой речи состоит в том, что он функционирует как знак, связанный со значением . Звук как таковой, звук без смысла, не является единицей, в которой связаны различные аспекты речи. Не отдельный звук, а фонема является базовой единицей речи.Фонемы — это единицы, которые не подлежат дальнейшему разложению и которые сохраняют характеристики целого, характеристики означающей функции звука в речи. Когда звук не имеет смысла, когда он отделен от значимого аспекта речи, он теряет эти характеристики человеческой речи. В лингвистике, как и в психологии, единственный продуктивный подход к изучению звука в речи — это тот, который полагается на разделение целого на его единицы, единицы, которые сохраняют характеристики как звука, так и значения в речи.

Это не подходящее место для подробного обсуждения достижений, достигнутых благодаря применению этого метода анализа в лингвистике и психологии. Однако, на наш взгляд, эти достижения являются наиболее эффективной демонстрацией его ценности. Мы использовали этот метод в своей работе.

Ценность этого метода можно проиллюстрировать, применив его к широкому кругу вопросов, связанных с проблемой мышления и речи. Однако на данный момент мы можем упомянуть только некоторые из этих проблем.Это позволит нам указать на потенциал будущих исследований с использованием этого метода и прояснить значение метода для всей этой системы проблем.

Как мы предполагали ранее, проблема взаимоотношений и связей между различными психическими функциями была недоступна традиционной психологии. Мы утверждаем, что он доступен исследователю, который желает применить метод единиц.

Первый вопрос, который возникает, когда мы рассматриваем отношение мышления и речи к другим аспектам жизни сознания, касается связи между интеллектом и аффектом. Среди основных недостатков традиционных подходов к изучению психологии — изоляция интеллектуального от волевых и аффективных аспектов сознания. Неизбежным следствием изоляции этих функций стало превращение мышления в автономный поток. Само мышление стало мыслителем мыслей. Мышление было отделено от всей жизненной силы, от мотивов, интересов и наклонностей мыслящего человека. Мышление превратилось либо в бесполезный эпифеномен, процесс, который ничего не может изменить в жизни и поведении человека, либо в независимую и автономную первобытную силу, которая через свое вмешательство влияет на жизнь сознания и жизнь личности.

Изолируя мышление от аффекта с самого начала, мы фактически лишаем себя возможности причинного объяснения мышления. Причинный анализ мышления предполагает, что мы определяем его движущую силу, что мы определяем потребности, интересы, стимулы и тенденции, которые направляют движение мысли в том или ином направлении. Точно так же, когда мышление изолировано от аффекта, исследование его влияний на аффективные или целенаправленные аспекты психической жизни эффективно исключается.Причинный анализ психической жизни не может начинаться с приписывания мысли магической силы, определяющей поведение человека, способности определять поведение через одну из внутренних систем человека. Столь же несовместимо с причинным анализом превращение мысли в излишний придаток поведения, в его слабую и бесполезную тень.

Направление, в котором мы должны двигаться в нашей попытке решить эту жизненно важную проблему, указывает метод, основанный на анализе сложного целого на его части.Существует динамическая значимая система, которая составляет единство аффективных и интеллектуальных процессов. Каждая идея содержит некоторый остаток аффективного отношения человека к тому аспекту реальности, который она представляет. Таким образом, анализ на единицы позволяет увидеть взаимосвязь между потребностями или склонностями человека и его мышлением. Это также позволяет нам видеть противоположные отношения, отношения, которые связывают его мысль с динамикой поведения, с конкретной деятельностью личности.

Мы отложим обсуждение нескольких связанных проблем. Эти проблемы не были непосредственным объектом нашего исследования в данном томе. Мы кратко обсудим их в заключительной главе этой работы в рамках нашего обсуждения перспектив, которые открываются перед нами. Здесь мы просто повторим утверждение о том, что метод, который мы применяем в этой работе, не только позволяет нам увидеть внутреннее единство мышления и речи, но и позволяет нам проводить более эффективное исследование взаимосвязи вербального мышления и вся жизнь сознания.

В качестве заключительной задачи этой первой главы мы очертим общую организацию книги. Как мы уже сказали, нашей целью было разработать комплексный подход к чрезвычайно сложной проблеме. Сама книга состоит из нескольких исследований, посвященных отдельным, но взаимосвязанным вопросам. Включены несколько экспериментальных исследований, а также другие критические или теоретические исследования. Мы начинаем с критического анализа теории речи и мышления, которая представляет собой лучшее представление о проблеме в современной психологии.Тем не менее, это полная противоположность нашей собственной точки зрения. В этом анализе мы затрагиваем все вопросы, лежащие в основе общего вопроса о взаимосвязи между мышлением и речью, и пытаемся проанализировать эти вопросы в контексте наших текущих эмпирических знаний. В современной психологии изучение такой проблемы, как отношение мышления к речи, требует, чтобы мы участвовали в концептуальной борьбе с общетеоретическими перспективами и конкретными идеями, которые противоречат нашим собственным.

Вторая часть нашего исследования представляет собой теоретический анализ данных, касающихся развития (как филогенетического, так и онтогенетического) мышления и речи.С самого начала мы пытаемся определить генетические корни мышления и речи. Неудача в этой задаче была основной причиной всех ложных взглядов на проблему. Экспериментальное исследование развития представлений в детстве, исследование, состоящее из двух частей, составляет основу этой второй части исследования. В первой части этого исследования мы рассматриваем развитие того, что мы называем «искусственными концепциями», концепций, которые формируются в экспериментальных условиях. Во втором мы пытаемся изучить развитие реальных представлений ребенка.

В заключительной части нашей работы мы пытаемся проанализировать функцию и структуру общего процесса вербального мышления. В это обсуждение включены как теория, так и эмпирические данные.

Все эти исследования объединяет идея развития, идея, которую мы пытаемся применить в нашем анализе значения слова как единства речи и мышления.


Определение телеграфной психологии

Разместите свои комментарии?

Что такое ТЕЛЕГРАФИЧЕСКАЯ РЕЧЬ? определение ТЕЛЕГРАФИЧЕСКОГО

2 часа назад ТЕЛЕГРАФИЧЕСКОЕ РЕЧЬ.1. Концентрированная или сокращенная речь, в которой изложены только самые центральные термины, постулирующие приветствуемый уровень данных. Существительные и глаголы обычно присутствуют, а наречия, прилагательные, соединительные части речи и артикли опускаются. 2. речь детей примерно в возрасте от восемнадцати до тридцати месяцев

Расчетное время чтения: 1 мин.

Веб-сайт: Psychologydictionary.org