20.10.2021

Под константностью понимают в психологии: КОНСТАНТНОСТЬ — это… Что такое КОНСТАНТНОСТЬ?

Содержание

КОНСТАНТНОСТЬ — это… Что такое КОНСТАНТНОСТЬ?

КОНСТАНТНОСТЬ
КОНСТАНТНОСТЬ

постоянство, неизменяемость, напр. константность видов (в противоположность развитию), константность (неуничтожимость) субстанции. В психологии под константностью восприятия понимается теория, согласно которой каждая точка чувственного поля (см. Поле) обусловливается всегда одним и тем же действием на соответствующий орган чувств; современная психология заменила эту теорию гештальттеорией системы отношений; см. Специфическая энергия органов Чувств.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

.

Синонимы:

Антонимы

:

  • КОНСТАНТА
  • КОНСТИТУИРОВАНИЕ

Смотреть что такое «КОНСТАНТНОСТЬ» в других словарях:

  • константность — и, ж. constante f. Свойство константного; неизменяемость. БАС 1. Константность видоизменений. Шредер 171. Константность (постоянство) в передаче признаков <животных>. ЭСХ 1900 4 476. Были попытки скрещивания кролика с зайцами, но получаемое …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • константность — (в психологии) (от лат. constans (constantis) постоянный) относительная независимость воспринимаемых характеристик объектов (см. восприятие) от параметров раздражения рецепторных поверхностей органов чувств. Так, К. видимой величины объектов… …   Большая психологическая энциклопедия

  • константность — постоянство, неизменность, устойчивость, стабильность; постоянность. Ant. непостоянство, изменчивость, неустойчивость, нестабильность Словарь русских синонимов. константность сущ. • постоянство • неизменность • устойчивость • стабильность …   Словарь синонимов

  • Константность — постоянная встречаемость вида в различных частях биоценоза, обусловленная равномерным размещением его «особей. Устанавливается путем осмотра большого количества малых учетных площадок. Виды растений с встречаемостью 80 100% называются… …   Экологический словарь

  • константность

    — Вид с широкой экологической амплитудой, присутствующий во всех или почти всех биотопах данного растительного собщества. Syn.: константный вид …   Словарь по географии

  • КОНСТАНТНОСТЬ — Тенденция воспринимаемых объектов вызвать те же самые (или очень похожие) перцептивные опыты, даже, несмотря на то, что могут иметься значительные вариации в условиях наблюдения – то есть изменения и в дистальном стимуле (самих объектах) и в… …   Толковый словарь по психологии

  • Константность — I Константность (от лат. constans, родительный падеж constantis постоянный, неизменный)         в геоботанике, одна из количественных характеристик участия вида растений в сложении растительной Ассоциации; определяется процентом площадок равной… …   Большая советская энциклопедия

  • Константность — ж. отвлеч. сущ. по прил. константный Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • константность — константность, константности, константности, константностей, константности, константностям, константность, константности, константностью, константностями, константности, константностях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А.… …   Формы слов

  • КОНСТАНТНОСТЬ — понятие, к рым животноводческая наука прошлого выражала постоянство в передаче признаков по наследству. Современное учение о наследственности не пользуется этим термином, заменив его более точным гомозиготность …   Сельскохозяйственный словарь-справочник


2.6.3. Константность

Под константностью понимают способность воспринимать пред­меты и явления как относительно постоянные при меняющихся условиях восприятия. Константно предметы оцениваются лишь в определенных пределах, которые ограничивают так называе­мую «зону константности». В пределах этой зоны инвариантно воспринимаются основные пространственно-временные характеристики музыки: метрика (звуковысотные и ритмические от­ношения), модальность (тембровая окраска) и интенсивность

114______________________________Бочкарев Л. Л.

(громкость). За пределами зоны константности находится поле аконстантного восприятия, в котором нарушена степень адекватности отражения основных пространственно-временных характеристик объекта. Российские психологи [11] на материале зрения вскрыли динамику поэтапного «развертывания» образа при движении объекта из поля аконстантного восприятия в зону константно­сти. Эта фазовая динамика представляет собой поэтапную по­следовательность становления максимально адекватного об­раза. На первой стадии различается лишь положение предмета и оцениваются его общие пропорции, на второй — восприни­мается лишь «мерцание» формы, на третьей стадии отмечают­ся резкие перепады кривизны, на четвертой — форма пред­ставлена в целом еще без различия деталей, наконец, на пятой стадии форма отражается во всей полноте деталей, ее контура. Представим постепенно удаляющиеся звуки оркестра. При выходе за пределы зоны константного восприятия мы ощущаем в первую очередь «выпадение»

2некоторых компонентов тем­бровой окраски звуков, деталей артикуляции, динамической нюансировки. Затем звучание искажается: «выпадают» целые куски музыки, мы фрагментарно то слышим, то не слышим ее. Наконец, при приближении к нижней границе аконстант­ного восприятия музыка превращается в свернутую аморфную ритмическую или звуковысотную структуру, в «мерцающие» звуки. Бесспорно, закономерности процессуальной динамики константного восприятия музыки гораздо сложнее, нежели меха­низмы становления немузыкальных слуховых образов. Иссле­дование проблемы константности в восприятии музыки требует привлечения не только данных психологии, но и музыкальной социологии, эстетики, теории и истории музыки, так как кон-

1На материале зрения эта зона ограничена расстоянием 2-3 метра от глаза и углом поворота воспринимаемого предмета к линии взора в пределах 10° [276]. Слуховое восприятие в меньшей степени исследова­но по сравнению со зрительным. Проблеме константности в воспри­ятии музыки в отечественной литературе посвящена лишь единствен­ная статья Е. В. Назайкинского [205], идеи которой развиты в его монографии [208], докторской диссертации А. Г. Костюка [160]. Исследование закономерностей становления константного слу­хового образа, в том числе восприятия музыки — дело будущего музыкальной психологии.

Музыкально-слуховая деятельность_________________115

стантность связана с категориями постоянства и изменчивос­ти, единства и многообразия, с механизмами ассоциативности, апперцепции и др. [205]. Анализу некоторых из названных выше проблем посвящены заключительные разделы настоя­щей главы. Константность восприятия играет очень важную роль в адекватности отражения мира человеком. Если бы восприятие не было константным, мы бы ежесекундно видели, слышали, ощущали новые свойства предметов при изменениях, напри­мер, положения тела, при перемещении линии взора или при изменении положения предметов. Константность является интегральным свойством восприя­тия, которое детерминировано в равной мере как свойствами самого воспринимаемого предмета, так и особенностями субъек­та восприятия . Е. В. Назайкинский совершенно справедливо призывает к необходимости системного рассмотрения взаимосвязей объекта, среды и наблюдателя для оценки механизмов константности. Важную роль в оценке константности играет взаимодейст­вие различных органов чувств в условиях контакта наблюда­теля с предметом и средой. Так, сочетание зрительной оценки изменяющегося расс­тояния до источника звука с восприятием слышимой громкос­ти обеспечивает константность восприятия громкости при уда­лении, например, источника звука от слушателей. Константность в приведенном примере может обеспечи­ваться и благодаря взаимодействию ощущений одной модаль­ности — слуховой, так как слуховая оценка расстояния может осуществляться на основе тембрового критерия: при удалении источника звука тембр становится просветленным [205]. Именно на основе взаимодействия различных слуховых ощущений происходит оценка громкости в интересном тесте Д. Бекеши для диагностики исполнительского мастерства пиа­нистов: в помещении, где проводился эксперимент, во время

1Представители теоретико-информационного подхода акцентиро­вали внимание в большей степени на роли объективных факторов, связанных со свойствами самого предмета. Сторонники личностного подхода, напротив, придавали решающее значение внутренним фак­торам при анализе механизмов константности, например, в школе Д. Узнадзе константность восприятия связывают с проявлением ус­тановки личности.

116______________________________Бочкарев Л. Л.

исполнения меняли акустические условия, создавая различ­ные уровни поглощения звука и по записи амплитуды колеба­ний деки рояля судили о том, насколько испытуемый-испол­нитель адекватно мог приспосабливаться к подвижной акус­тике, регулируя динамику своей игры, силу туше в соответст­вии с новыми условиями. Константное восприятие динамики испытуемым-пианистом основывалось на взаимодействии слуховой оценки громкости и оценки локализации отраженных звуков

1по тембровому критерию. Для анализа ситуации и условий константного восприятия Е. В. Назайкинский предлагает использовать две диалектиче­ски взаимосвязанные категории: константы и модуса. Константы выражают постоянные свойства воспринимаемо­го объекта или самого наблюдателя (субъекта). Константами объекта являются его неизменные устойчивые свойства, напри­мер, громкость, спектр звука. «Жесткая координация всех пос­тоянных признаков объекта отражается в восприятии как од­но из проявлений его целостности, прочности структуры, пред­метности», — подчеркивает Е. В. Назайкинский [205, с. 63]. Постоянство среды (окружающего мира) генетически от­ражаются в психологических константах самого объекта (в особенностях его сенсорно-перцептивно организации, в ста­бильности его слуховых представлений, установок и сенсор­ных эталонов). Модус же — величина переменная, это временное состоя­ние объекта, зависящее от соотношения и взаимодействия всех структурных составляющих системы: объекта, среды, субъекта. Анализ многочисленных случаев константного и аконстантного восприятия свидетельствует о том, что именно бла­годаря модусам в условиях движения, изменения, взаимодей­ствия объекта, среды и наблюдателя выделяются и оценива­ются постоянные свойства объектов — константы. Константа всегда оценивается сквозь призму модуса. Так, если тембр одного инструмента на фоне тишины концертного Отраженные зуки усиливают громкость исходного звука и сливаются с ним в случае хороших акустических условий. При наруше­нии акустического равновесия, обеспечиваемого обычно оптималь­ным соотношением между отражающей и поглощающей способно­стью стен, возникает эхо — эффект значительного запаздывания во времени отраженных звуков.

Музыкально-слуховая деятельность__________________117

зала является константой, этот же тембр на фоне звучания многоголосной оркестровой ткани — модус. Константное восприя­тие звучания инструмента, ведущего заметную мелодическую ли­нию на фоне оркестрового сопровождения, обеспечивается вари­антным сопоставлением модусов в представлениях слушателя. В интересном психологическом исследовании Е. В. Назайкинского [205] глубоко обоснована возможность применения категории константности к анализу самого языка музыки, убедительно показано, что процесс развития в музыке есть целенаправленное движение, изменение и преобразование кон­стант. Одной из важнейших констант в музыке является тема. Ее экспонирование, разработка, минорное или мажорное про­ведение — это модусы. Модус определяется как «целостное, конкретное по содер­жанию (то есть одно из множества возможных), художественно опосредованное состояние, объективируемое в музыке в различ­ных формах, различными средствами и способами. По своему характеру и генезису модусы — состояния могут коренным об­разом отличаться друг от друга. Модус может быть, например, созерцательным или деятельным, спокойным и устойчивым или напряженным и противоречивым; целенаправленным, сконцен­трированным или рассредоточенным, диффузным, неясным. Он есть сиюминутное содержание психики во всей полноте, хотя может быть повернут к осознанию либо гранью непосредствен­ных чувствований, либо настроением, либо своеобразием мысли­тельного процесса. «Любое состояние… так или иначе переводится на язык психических переживаний, подчиняется требованию антропо­морфизма. Модус мира становится строем души, погружается в глубины психического» [208, с. 239]. Таким образом, модус — понятие универсальное, которое может быть использовано при анализе как элементарных му­зыкальных явлений, так и при рассмотрении сложнейших содержательных аспектов музыкальной образности. Та или иная сторона действительности, будучи предметом музыкаль­ного отражения, становится одним из возможных модусов в музыке. Музыкальное искусство располагает огромным коли­чеством примеров произведений, написанных разными компо­зиторами на одну тему, каждое из которых является одним из модусов действительности. Так проблема константности смыкается с извечно волновав­шей философов, психологов и музыкантов проблемой отражения

118______________________________Бочкарев А. А.

действительности в музыке и адекватности восприятия карти­ны мира в слушательском восприятии.

Свойства восприятия — Психологос

Основными свойствами восприятия являются предметность, целостность, константность и категориальность.

Предметность восприятия

Под предметностью восприятия понимают отнесенность всех полученных с помощью органов чувств сведений о внешнем мире к самим предметам, а, например, не к раздражаемым рецепторным поверхностям или структурам мозга, участвующим в обработке информации. Результаты современных экспериментальных исследований свидетельствуют о том, что младенцы самого раннего возраста воспринимают предметы не как постоянно меняющиеся состояния своих органов чувств, а как нечто независимо от них существующее и противостоящее им во внешнем окружении. Формирование предметности восприятия связано с первыми практическими действиями ребенка, которые имеют предметный характер, направлены на внешние объекты и приспособлены к их особенностям, местоположению и форме. В дальнейшем, когда восприятие выделяется в относительно самостоятельную систему перцептивных действий, практическая деятельность продолжает ставить перед ним те или иные перцептивные задачи и неизбежно требует адекватного, следовательно, предметного отражения действительности.

Целостность

Свойство восприятия, состоящее в том, что всякий объект, а тем более пространственная предметная ситуация, воспринимается как устойчивое системное целое, даже если некоторые части этого целого в данный момент не могут быть наблюдаемы. Целостность восприятия рассматривается в психологии как отражение целостности, объективно присущей воспринимаемому миру.

Константность восприятия

Относительное постоянство некоторых воспринимаемых свойств предметов при сравнительно широком диапазоне изменений условий восприятия. Например, величина удаляющегося или приближающегося объекта воспринимается вместе с расстоянием между объектом и субъектом; поэтому восприятие его величины неразрывно связано с восприятием удаленности, или наоборот.

Категориальность восприятия

Свойственная высшим формам восприятия расчлененность и обобщенность. Примером может служить речевой слух, основанный, в частности, на выделении фонематических признаков звуков и их отнесении к тем или иным фонетическим категориям.

Важной особенностью восприятия является его зависимость от прошлого опыта, знаний, содержания и задач выполняемой деятельности, индивидуально-психологических различий людей (потребностей, склонностей, интересов, мотивов, эмоционального состояния и др.). Под влиянием этих факторов создается характерная для каждого человека апперцепция, обусловливающая значительные различия при восприятии одних и тех же предметов разными людьми или одним и тем же человеком в разное время.

  • Предметность — объекты воспринимаются не как бессвязный набор ощущений, а составляют образы конкретных предметов.
  • Структурность — предмет воспринимается сознанием уже в качестве абстрагированной от ощущений смоделированной структуры.
  • Апперцептивность — на восприятие оказывает влияние общее содержание психики человека.
  • Контактность (константность) — на восприятие оказывают влияние обстоятельства, в которых оно происходит. Но несмотря на это восприятие остается относительно неизменным.
  • Избирательность — преимущественное выделение одних объектов по сравнению с другими.
  • Осмысленность — предмет сознательно воспринимается, мысленно называется (связывается с определённой категорией), относится к определённому классу

Осмысление состоит из этапов:

  1. Селекция — выделение из потока информации объекта восприятия
  2. Организация — объект идентифицируется по комплексу признаков
  3. Категоризация и приписывание объекту свойств объектов этого класса

Виктор Иванович Панов. Об истории психологии восприятия

9 марта 2019 года исполнилось 90 лет со дня рождения профессора Аршака Исраеловича Миракяна, в научной биографии которого Психологический институт, где он проработал около 40 лет, занимает особое место. Выдающийся российско-армянский психолог, специалист в области общей психологии, автор трансцендентального подхода к исследованию восприятия, А.И. Миракян внес значительный вклад в развитие психологической науки, разработав методологию познания перцептивной проблематики с позиций метаэмпирических оснований.

Проект «Российская психологическая наука: люди и идеи» представляет интервью с профессором В.И. Пановым – учеником и последователем А.И. Миракяна. Виктор Иванович Панов – доктор психологических наук, член-корреспондент РАО, заведующий лабораторией экопсихологии развития и психодидактики Психологического института РАО, автор более 400 научных трудов. В.И. Панов не только продолжает дело своего учителя, но и открывает новые пути развития психологии как науки, являясь основателем и лидером актуального научного направления – экопсихологического подхода к развитию психики (экопсихологии развития), который реализован в психологии восприятия, психологии одаренности, психодидактике и, конечно, в экологической психологии. 

— Виктор Иванович, в Вашей жизни есть интересный факт, в январе 1968 года Вы были приняты лаборантом на работу в Научно-исследовательский институт общей и педагогической психологии Академии педагогических наук СССР (ныне Психологический институт РАО), и в этом же 1968 г. Вы поступили на вечернее отделение факультета математики МГПИ им. В.И. Ленина. Мне вспоминается наш великий соотечественник А.А. Солженицын, который с красным дипломом закончил физико-математический факультет Ростовского государственного университета, и говорил, что пошел на физмат, чтобы общаться с умными людьми. А Вы на факультет математики, с какой целью поступали? В 1968 г. Вам было 23 года. Какие события, встречи за эти 23 года, привели Вас с одной стороны, в Психологический институт, с другой – в МГППИ?

— Надо сказать, что, в школе, в старших классах я хотел заниматься математической физикой и был одним из лучших учеников по математике в школе (у нас была очень сильная школа и очень сильный класс). В 10-11 классах я ездил два года на специальные подготовительные курсы на физфак МГУ, готов был к поступлению, даже знал, куда буду поступать – в МГУ была кафедра математической физики – то, что мне было интересно. Но по семейным обстоятельствам я не стал поступать в институт, как все мои одноклассники, а пошёл работать на завод. Год отработал. И 7 июля у меня должен был быть вступительный экзамен, но 3 июля меня забрали в армию.  И я на три с половиной года уехал служить на Дальний Восток. 

Служил я под Уссурийском – это первая линия ПВО была, постоянные дежурства, круглосуточные. Вот сейчас стали в СМИ писать, что самолёт-разведчик пошёл на нарушение границы, а там это каждый день было, кроме понедельника. В понедельник они отдыхали. Они – это американцы, естественно, потому что граница с Японией, но самолет американский. И мы дежурили. И всякий раз поднималась спарка (т.е. пара) наших истребителей-перехватчиков (неподалеку был аэродром) и тут же поднимали наш ракетный дивизион, и мы мчались, включали… И там я столкнулся вот с чем. Я очень сильно заикался.  А в армии я за один год (видимо, в голове уже запал был) прошёл трехгодичную программу по обслуживанию радиорелейных станций, и меня сделали командиром отделения. А командир отделения – это значит, хочешь ты или не хочешь, но отдаешь честь, команды, рапорты. И что касается моего заикания, то я постепенно понял, что я могу с этим бороться. В армии мне повезло еще в том смысле, что у меня не было опыта дедовщины, потому что «дедам» (они были, в том числе, и из Москвы и с Колымы) я помогал по математике, они готовились куда-то поступать. И плюс у меня появились в армии четверо друзей, уникальные абсолютно ребята, у нас получился такой микроколлективчик… И я стал говорить. Я понял, что могу говорить. Несмотря на то, что я все-таки заикался, я осознал, что могу с этим бороться. И когда я стал командиром отделения, то оказалось, что люди-то разные. Пришло понимание, что одного нужно послать матом, и он все выполнит и не обидится. Это для него нормально. А если ты просто к нему интеллигентно обращаешься, он воспринимает это как слабость, как возможность не принимать твои команды во внимание. Благодаря этому я понял, что есть такая штука, как личность. И оказывается, каждый индивидуален, и нужен подход, и нужно по-разному с каждым выстраивать взаимодействие. В итоге я дошёл до старшины батареи, т.е. вырос до максимума в этих командирских должностях, но произошло это именно благодаря осознанию, что есть индивидуальные различия и потому что были рядом четверо друзей. Надо еще сказать, что в это время выходили журналы «Знание-сила», «Наука и жизнь» (я не знаю, есть ли они сейчас или нет). В этих журналах были серии статей про телепатию, телекинез и прочие подобные феномены, мы это все обсуждали. И к нашему удивлению, один из моей команды Виталик Старицын – уникальный человек, он читал страницу и тут же мог её воспроизвести. Как-то всё это совпало, и у меня появился интерес к этим вещам, появился интерес к психологии. 

На последнем году службы я понял и чётко сформулировал, что буду заниматься математическим моделированием психических функций. Вернувшись в Москву, я стал искать факультет психологии МГУ, а наткнулся на НИИ общей и педагогической психологии (с 1992 г. Психологический институт, ПИ РАО), заблудился.  Вошел в институт, и первый человек, которого я встретил, был Дмитрий Александрович Ошанин (это было на лестнице), я у него спросил, где отдел кадров. Вот судьба. Я объяснил, что хочу, и Д.А. Ошанин сказал, что в институте есть вычислительный центр. Тогда в вычислительном центре работали Андрей Николаевич Ковалёв и Валентин Карумович Мульдаров, еще Светлана Александровна Изюмова работала. Они меня тестировали, проверяли… в итоге признали, как говорится. Но ставки в вычислительном центре не было. Зато была ставка лаборанта у Д.А. Ошанина, и я стал работать у него.  А через полгода встал вопрос, куда поступать. Д.А. Ошанин мне сказал: «Если Вы будете работать в вычислительном центре, как Вы изначально предполагали, то Вам надо идти учиться на психфак, потому что математикой Вы здесь будете заниматься, а психология будет там. Если вы остаетесь в нашей лаборатории, то психологию Вы здесь узнаете, а математику Вам надо учить». В то время самая лучшая математика была в ленинском пед.университете. И я пошёл поступать на вечернее отделение математического факультета Московского государственного педагогического университета имени В.И. Ленина.  Так получилось, что когда я туда поступил, мои одноклассники как раз заканчивали другие институты и получали дипломы. Случайности определяют судьбу человека.

— Получается, что именно в армии Вы определились с тем, что будете психологом?

— Да, именно в армии. Единственное, я думал, что буду заниматься математическим моделированием. Диплом, который я защитил по окончанию математического факультета, был посвящен математическому описанию информационной панели. Эксперименты, которые я проводил под руководством Д.А. Ошанина, мои первые опыты – это имитация информационной модели как динамической пространственно-временной структуры, когда вспыхивают разные лампочки по-разному расположенные. В дипломе я для описания динамики этих информационных сигналов использовал Теорию групп. Меня консультировал сын Д.А. Ошанина – он был математик и И.М. Яглом (один из крупнейших специалистов по математике).  Вот такая была сделана работа. Но после этой работы я понял, что математика начинается тогда, когда психические акты уже осуществились.  Математические модели можно применять к чему угодно, в том числе и к психологическим феноменам, но природу порождения психических феноменов этим вскрыть нельзя. Чтобы построить любую самую простейшую математическую модель, любую первичную аксиоматику, используется понятие множества, а множество – начинается с того, что одно отделено, выделено от другого. Это то, например, чем в психологии восприятия является проблема «фигура-фон». В учебниках обычно рисуют два лица: одно против другого, и между ними получается профиль вазы. И одна из фундаментальных проблем распознавания образа заключается именно в том, что «машина» не может определить, что «фон», а что «фигура». Вот как раз математика начинается после этого. В итоге я ушёл из математики в другую сторону, в психологию, чтобы понять, а что же такое психика человека как объект и предмет исследования.

— Когда Вы поступили на работу в Психологический институт, в нем работали выдающиеся ученые, заложившие начало научных школ, научных направлений, определившие вектор развития психологии как науки на многие годы (Д.А. Ошанин, А.И. Миракян, В.В. Давыдов, Б.М. Теплов, В.Д. Небылицын, Л.И. Божович, Е.И. Бойко, К.М. Гуревич, И.В. Равич-Щербо и др.  Каким было Ваше восприятие этих ученых с большой буквы? Чьи идеи были Вам созвучны? Какие научные подходы и теории способствовали формированию и развитию Ваших научных представлений?  

— В тот момент для меня первым ученым был Д.А. Ошанин. Да я знал, что там, в соседнем коридоре, работает некто Б.М. Теплов, Е.И. Бойко, Н.И. Жинкин… Для меня первым учителем был Д.А. Ошанин. Фигура — уникальная, я бы сказал, трагическая. Два слова о нем. Д.А. Ошанин – сын эмигрантов, его старший брат был коммунистом, погиб в Испании как антифашист (он был в интернациональной бригаде). Д.А. Ошанин по стопам своего старшего брата поехал в Сорбонну учиться игре на виолончели. Надо сказать, что Д.А. Ошанин еще очень хорошо рисовал. Но однажды он увидел объявление, что в Сорбонне открыт прием на психологический факультет, и поскольку посещения были свободными, он решил попробовать. В итоге он понял, что гения в живописи и гения в музыке из него не получится, хотя знаменитый композитор Артур Онеггер, увидев его рисунки, сказал, что этого парня я бы обучал музыкальной композиции. А учителем у Д.А. Ошанина был Пабло Казальс – известный виолончелист.  Но по окончании Сорбонны Д.А. Ошанин с отличием защитил диплом по эмпатии. А так как диплом был с отличием, то диплом был издан как книга, монография. После этого Д.А. Ошанин вернулся в Югославию, но он всё время пытался попасть в Советский Союз на Родину, потому что он чувствовал себя русским, полностью. И все-таки он попал в Советский Союз. Конечно, он был советской власти более нужен там: уникальный человек, знал практически все европейские языки, кроме скандинавских, с именем в науке, его знали, и т.д… Так вот, когда Д.А. Ошанина попросили организовать добровольцев на поднятие так называемых целинных и залежных земель, была такая полоса (антиэкологичная, как потом выяснилось), он вписал в этот список свою семью в первую очередь: себя, жену француженку и троих своих сыновей. Д.А. Ошанин оказался в Москве, в нашем институте, но трагичность в том, что здесь он оказался не так нужен, как там. Он хотел заниматься детской психологией или спортивной психологией, в крайнем случае. Ему же сказали, что партии нужно, чтобы поднимали инженерную психологию, и так была создана лаборатория инженерной психологии, как мы, молодые тогда, шутили «Липси», так мы называли лабораторию инженерной психологии. Д.А. Ошанин ее возглавил и с нуля начал ее развивать. И поскольку Д.А. Ошанин был очень талантливый человек, он вышел на свое направление психологии оперативного образа в предметном действии — уникальная концепция, которая оказалась востребованной вот только сейчас. 

Последнее десятилетие я контактирую с сотрудниками Института психологии РАН, так вот они меня спрашивают, когда мы будем делать очередную конференцию по Д.А. Ошанину? Очень важно, очень актуально! Это через сколько лет?! Только сейчас научное сознание психологической общественности как бы поняло, дошло до значимости идей, которые Д.А. Ошанин разработал в шестидесятых-семидесятых годах прошлого века — 50 лет назад. 

— Виктор Иванович, все же руководителем Вашей кандидатской диссертации, а затем докторской был Аршак Исраелович Миракян, Вы помните Вашу первую встречу? Расскажите, как это было?

— Что касается А.И. Миракяна, то первая встреча произошла вот так. Я когда в лабораторию Д.А. Ошанина вошел, там уже были лаборанты, а А.И. Миракян сидел в углу (у него был отдельный стол) и что-то там делал. Что он делал – никому понятно не было. А ещё у меня осталось от того времени очень серьёзное воспоминание. Когда я подавал заявление о приеме на работу, со мной сначала разговаривал Небылицын Владимир Дмитриевич (он был зам. директора тогда), а потом и сам Анатолий Александрович Смирнов – директор. Практика, когда первые лица института знают всех и принимают на работу, и при приеме на работу ты проходишь у них собеседование, это, к сожалению, сейчас полностью утеряно.  Сегодня Институт утратил дух некой общности людей, которые заняты одним делом, работают в одном доме. Вот это до сих пор осталось у меня в памяти. 
Как-то раз я присутствовал на выездном заседании Президиума Академии педагогических наук в малой аудитории нашего Института, на котором было принято решение о создании лаборатории парапсихологии под руководством Вениамина Ноевича Пушкина (В.О. Пушкин с А.И. Миракяном дружили). Я с интересом слушал дискуссии А.И. Миракяна и В.О. Пушкина о том, есть ли телепатия, нет телепатии, что это такое? Вернее, вопроса о том, есть ли или нет телепатия, не было. Вениамин Ноевич поставил ряд экспериментов, которые описаны, опубликованы, в которых четко показано, что да, эти явления есть. Другой вопрос, что это такое? А.И. Миракян, объяснял, что нельзя традиционными способами научного психологического исследования подходить к этим явлениям. Почему? Потому что эти способы физикальные: они построены на физических представлениях о явлениях, а психическая природа этих явлений другая. Она требует иного способа мышления. Я тогда это не очень понимал, но потом понял и убедился в этом в разных ситуациях. Вот это осталось в памяти. 

И, конечно же, нельзя не сказать, что моя научная школа – это Д.А. Ошанин, это А.И. Миракян, и это микросеминар под руководством В.В. Давыдова, который по его поручению проводил А.И. Миракян. 

Когда В.В. Давыдов стал директором института, А.И. Миракян попытался ему объяснить, чем он занимается. Чтобы понять, как это всё тогда было… Когда Д.А. Ошанину по медицинским причинам пришлось остаться в Париже, и лаборатория перешла к А.И. Миракяну, А.И. Миракян нас собрал (Э.И. Кочурова, В.И. Козлов, Н.Л. Морина, В.И. Панов) и сказал: «Я не могу вам объяснить, что я буду делать в научном плане. Я могу вам только сказать, если вы мне верите, давайте будем делать это вместе!» Потому что не было терминов, не было понятия, не было подхода, но было ощущение проблемы! И когда А.И. Миракян рассказал В.В. Давыдову первый раз это «ощущение проблемы», В.В. Давыдов через 15-20 минут сказал: «О, Аршак, я всё понял!», и на полтора часа выдал фонтан блестящих идей. Полтора часа прошли, коньяк закончился… А.И. Миракян всегда ставил коньяк, хотя сам не пил. Но всегда армянский коньяк был на этих встречах с В.В. Давыдовым. «Это все здорово, Василий Васильевич, но я не об этом!». Вторая встреча прошла точно также. Только на третью встречу В.В. Давыдов сказал: «Вот теперь я понял, Аршак, всё!» И действительно за 10 минут сформулировал проблему. Но он сказал, что «Ближайшие 12-15 лет тебя (А.И. Миракяна) никто не поймет, твои идеи не будут пользоваться признанием, и тебя публиковать, скорее всего, в ведущих журналах не будут, но пока я директор этого института, ты должен продолжать эту работу, и чтобы она продолжалась, мы будем проводить микросеминар». В течение двух лет, примерно, раз в три месяца в 18 комнату приглашались все ведущие специалисты. Ну, например, Г.П. Щедровицкий, М.К. Мамардашвили, Б.Ф. Ломов, Ю.М. Забродин, В.С. Библер, А.С. Арсеньев. Одним из постоянных участников этого микросеминара стал Ф.Т. Михайлов – методолог, блестящий человек и специалист. Эти семинары стали для нас научной школой. Обсуждение проблем вот этими «монстрами» науки, и методологии, и психологии – это уникальная вещь. Помимо этого, в то же время М.К. Мамардашвили читал свои лекции по Р. Декарту у нас в институте, в большой аудитории. Ф.Т. Михайлов и А.С. Арсеньев читали лекции по методологии для аспирантов – уникальнейшие совершенно лекции были. Это была школа! Я не устаю повторять, что всё, что я сделал, это потому, что я стою на плечах этих людей, мне просто повезло, что я оказался в этой лаборатории, в этом месте, в этом институте, и в общении с этими людьми. Это школа! А.И. Миракян, после микросеминаров устраивал обсуждение. Во время микросеминаров всё записывалось на диктофон и потом анализировалось. А.И. Миракян каждого из нас пропускал через такой, я бы сказал, интеллектуальный психоанализ. «Почему ты сделал такой вывод? Почему ты дал вот этому выступлению такую оценку?» – выворачивал наизнанку. Сейчас это был бы такой жёсткий психотренинг, но именно по развитию способа мышления. Не все выдерживали.

— Виктор Иванович, получается, что Василий Васильевич Давыдов предрек, что идеи А.И. Миракяна не сразу будут поняты, что еще ни в обществе, ни в научном сознании не произошли изменения, «сдвиги», которые позволили бы понять то, чем занимался А.И. Миракян? Вот только В.В. Давыдов переоценил наши возможности, сказав, что это произойдет в ближайшие 12-15 лет, а прошло уже гораздо больше.

— Да! Это так.

— Виктор Иванович, как Вы считаете, А.И. Миракян был гением?

— Мы его считали гением. Это стихийный гений, самоучка, которой вырос в деревне, он постоянно искал ответы на вопросы, которые у него возникали. А.И. Миракян окончил сначала филологический факультет Ереванского университета, потом был принят в Политехнический институт. Встреча с Д.А. Ошаниным на конференции по инженерной психологии стала знаковой для него и привела в наш Психологический институт.

— В Вашем понимании гениальность – что это?

— Однажды Аршак Миракян меня спросил: «Панов (поскольку у нас было два Виктора Ивановича – Козлов Виктор Иванович и я Виктор Иванович – то нас звали по фамилии), как ты думаешь, кто такой гений?» Я говорю, это тот, который лучше всех, умнее всех, дальше всех, креативнее всех…. Он отвечает: «Гений – это одиночество. Это когда ты вышел на такой уровень осмысления чего-то, когда тебе не с кем даже это обсудить. Ты выскочил за пределы обычного обсуждения того, что принято».

— Виктор Иванович, а оказалась ли психология восприятия, ответом на Ваш интерес, связанный с психологией, на Ваш запрос по исследованию психики, психического?

— Самое главное, что я получил возможность действительно сделать попытку понять, что такое психология, что такое психика, что такое человек, что такое наука психология, предметом которой является по определению «psyhe» – душа. Вот это главное, наверное. Ну, и конечно, я получил в итоге смысл жизни. Как вошел в этот институт, так в нем и живу.

— В 1983 году Вы защитили кандидатскую диссертацию на тему «Взаимосвязь скорости и формы движущегося объекта в непосредственно-чувственном восприятии» (1983 г.), в 1996 г. на факультете психологии МГУ докторскую диссертацию на тему «Непосредственно-чувственный уровень восприятия движения и стабильности объектов», в которой была описана и верифицирована концептуальная модель формопорождающего процесса движения и стабильности объектов в непосредственно-чувственном восприятии. Что явилось основанием для разработки модели? Что нового концептуальная модель дала для понимания процессов восприятия (процессов порождающего восприятия) и для психологии восприятия в целом? Могли бы Вы рассказать об основных положениях этой модели? Каковы Ваши современные научные представления и позиция по отношению к феноменам восприятия? Изменились ли они, спустя почти более 20 лет после защиты докторской, или Вы твердо стоите на тех же научных позициях, или здесь уместнее говорить об эволюционировании Ваших научных представлений? 

— Когда я в лекциях об этом рассказываю, я обычно начинаю с того, что мы запустили ракеты в космос, уже была посадка на Луне, уже марсоходы по Марсу ходят, мы изобрели чудовищные виды вооружения: от ядерного до плазменного. Казалось бы, наука всё может. Тем не менее, такая простая проблема, почему при собственных движениях глаза человека мы видим, например, стены этой аудитории неподвижными, хотя глаз в это же время совершает четыре вида микродвижения (тремор, дрейф, микроскачки (микросакады), сползания), ещё плюс макросскачки, плюс еще пульс, который тоже смещает картинку, и, несмотря на это, пространственная картина остаётся стабильной, а если в ней кто-то движется, вот как сейчас Калина (оператор) настраивает камеру, то я вижу это движение – эта проблема так и осталась нерешенной. Да, есть разные концепции. Но они не дают решения. И уж тем более нельзя говорить о том, что есть единая теория восприятия движения и стабильности объектов. Как раз это одна из проблем, над которыми работал А.И. Миракян и его сотрудники. 
По сути, я реализовал методологические предпосылки и модель порождающего процесса, которая была разработана А.И. Миракяном. Это было в постоянном диалоге с А.И. Миракяном. Он выполнял креативную часть, а я исполнительную.  Поэтому, если говорить об истоках моих исследований, – это авторская модель А.И. Миракяна, а если в научном плане, как предпосылки, – это первичная идея А.И. Миракяна о том, что в современной психологии господствует физикальный способ мышления, то есть мы используем в психологии понятия, представления о явлениях, которые сформированы в физике.  И самый наглядный пример – это восприятие скорости движущегося объекта. Почему одни объекты мы видим движущимися? Причем одни быстрее, медленнее. А другие неподвижными? Очень простая, казалось бы, задача, но она всё-таки до сих пор не решена. Мы (я имею ввиду А.И. Миракяна, его последователей и себя в том числе) сделали, на мой взгляд, прорыв в этом направлении. Но потом, работа в этом направлении затормозилась.
Если кратко обрисовать ситуацию, одно из ярких и наглядных проявлений физикальной обусловленности способа мышления, можно наблюдать у психологов, занимающихся изучением восприятия движения скорости. Что такое скорость? Скорость – это отношение пройденного пути за единицу времени. Если формулу взять, то это дробь, над чертой – пространственная какая-то характеристика, а под чертой – длительность. Практически все исследования восприятия скорости, за маленьким исключением, как раз строились по этой логике: в качестве факторов использовались время, расстояние, освещенность и прочие условия. Сама суть этого явления рассматривалась через призму отношения «пространство и время». Но «пространство» и «время» тоже являются продуктами уже свершившихся психических актов, и поэтому А.И. Миракян считал, что это неправильно. А как правильно? А.И. Миракян это объяснил на примере восприятия вращающихся лопастей вентилятора или винта самолета. Когда лопасти медленно вращаются, мы видим их форму четко. Чем более быстрым будет движение, тем смазаннее будет воспринимаемая форма этих лопастей, пока они не сольются в один сплошной круг. То же самое происходит, обратите внимание, в случаях, когда художник-карикатурист пытается изобразить что, какой-то объект быстро сдвинулся (в мультиках это тоже хорошо видно), он вводит элемент смазанности формы. А.И. Миракян предположил, что на самом деле в основе восприятия движения скорости лежит восприятие порождения формы самого объекта. Когда психический акт порождения формы не успевает завершиться, а нужно начинать уже новый формопорождающий акт, вот эта незавершенность формопорождения воспринимаемого объекта и ощущается нами на непосредственно-чувственном уровне как движение и скорость. Чем более быстрыми будут движения, тем более незавершенными будут формопорождающие акты, тем более смазанной будет восприниматься форма движущегося объекта. Исходя из этого представления, была выстроена экспериментальная модель. При разных ограниченных промежутках времени испытуемый должен был отвечать: 1) видит он движение объекта или нет, 2) видит он форму объекта или нет. И выяснилось, что действительно, в зависимости от сложности формы объекта, порог восприятия движения тоже изменялся. Основная идея заключалась в том, что мы не использовали физикальные представления о скорости как отношение пространственных параметров объекта к временным параметрам изменения пространственного положения. Тем не менее, мы получили механизм и объяснение восприятия скорости движущегося объекта. Это была моя кандидатская работа. 
Если говорить о восприятии движения в более широком смысле, то во всех учебниках по психологии восприятия оно понимается как изменение пространственного положения относительно других объектов или наблюдателя. Это использование физического представления о движении, основанное на том, что человек уже выделил движущийся объект среди других воспринимаемых объектов, что этот объект изменяет свое пространственное положение по отношению к другим объектам или наблюдателю. Из этого видно, что в основе этого определения движения лежит, по крайней мере, три психических продукта свершившихся психических актов, в то время, как порождение самих этих продуктов в эту логику не попадают. Проблема в этом. И основная проблема была как раз в том, как выстроить способ мышления, который позволил бы, не опираясь на продукты психического акта восприятия, теоретически разработать и экспериментально верифицировать то, что на самом деле лежит в основе порождения ощущения движения и скорости на непосредственно-чувственном уровне. Здесь нужно вернуться к тому, что именно А.И. Миракян разработал и показал, что в основе порождения любого психического феномена лежат, по крайней мере, три микроакта (любой психический акт содержит, минимум, три микроакта). Особенно это очень хорошо видно в восприятии. Не случайно у нас две руки, два глаза, у нас левая часть мозга одним образом работает, правая несколько по-другому. Это симметрично-асимметричное расположение органов. И тот же самый принцип проявляется в строении сетчатки. А.И. Миракян высказал гипотезу, и потом мы ее подтвердили, что основная проблема или основное методологическое ограничение физикального способа мышления или, шире, естественно-научного способа мышления, или еще шире – гносеологической парадигмы, заключается в том, что в основе лежит изначально логика «субъект познания – объект познания». Потом это отношение превращается в психологии в отношения «субъект восприятия – объект восприятия», «субъект мышления – объект мышления», «субъект эмоций – объект эмоций» и так далее. Но вот это отношение, оно остаётся изначально заданным, и оно изначально требует негласно или, наоборот, гласно, чтобы, если есть объект восприятия и есть субъект восприятия, то образ объекта должен соответствовать самому реальному объекту, его физическому аналогу, т.е. должно выполняться требование соответствия. И поэтому все исследования, все модели – экспериментальные, теоретические, построены на том, чтобы выяснить: а как обеспечивается это соответствие. Проблема стабильности видимого мира как раз возникла из-за этого. Ведь непонятно, как, несмотря на собственные движения глаза, все равно мы видим то, что неподвижно, неподвижным. Как обеспечивается соответствие между неподвижностью реального объекта и его неподвижностью в ощущении, в то время как его изображение на сетчатке множество раз искажается, дискредитирует, изменяется и так далее? Раз нарушение этого соответствия имеет место, значит надо искать механизм, посредством которого компенсируется это нарушение, это искажение. Это и есть причина возникновения проблемы стабильности видимого мира в классическом его виде: от Г. Гельмгольца, даже от Р. Декарта и до современных работ. Одна из самых последних работ – это докторская диссертация В.И. Белопольского (2008 г.). Диссертация В.И. Белопольского как раз о классической постановке проблемы и ее разворачивании на современном этапе психологии восприятия. Получается, что эта логика до сих пор осталась. А.И. Миракян сказал: «Почему мы говорим, что должно быть требование соответствия? Ведь это требование проистекает из философского гносеологического отношения «субъект познания – объект познания». Но психологическая реальность, психический процесс – это не философская реальность, а психическая. И здесь, наоборот, нужно, чтобы увидеть объект правильно, мы должны искажать его. Наша зрительная система должна его исказить, а не отразить как копию. Этому как раз предшествовали эксперименты и концепция оперативности психического отражения Д.А. Ошанина, под руководством которого были проведены многие эксперименты, где было показано, что форма объекта воспринимается нами в зависимости не от того, какой она является, например, круг (эти эксперименты Н.Л. Морина делала), а мы видим объекты в зависимости от функциональной задачи. Если у нас задача познавательная, круг он и есть круг. Но если с этим кругом нам надо что-то делать, например, лампочки по кругу расположены и одна из них сигнальная, аварийная, и на неё надо как-то отреагировать, как можно быстрее. Тогда оказывается, чтобы действие было правильным, адекватным, успешным, нужно, чтобы в моем образе этот круг искажался в том месте, где эта лампочка. То есть этот круг воспринимается, как некая грушевидная форма, а не как четкий круг. При этом нужно, чтобы одновременно он воспринимался бы и как круг. Необходимым условием адекватного правильного осуществления предметного действия по отношению к объекту восприятия является искажение, функциональная деформация образа этого объекта, как Д.А. Ошанин говорил. А.И. Миракян этот эффект сделал как принцип, лежащий в основе психического отражения, в первую очередь, на уровне порождающего процесса. Приведем пример. Пальцы на руке у нас разной величины, обладают разными мышечно-силовыми характеристиками и по-разному расположены взаимно. Были проведены эксперименты: уравнивали длину пальцев, надевая на них картонные колпачки. И оказалось, если в обычном состоянии, наощупь испытуемый свободно осязательно отличал параллелепипед от конуса, от пирамиды, то, как только уравнивали длину пальцев, испытуемый терял возможность различения формы этих разных пространственных объектов. Чтобы увидеть, что два объекта имеют равную величину (это из докторской диссертации А.И. Миракяна) необходимо, чтобы произошло три микроакта. Первый микроакт – когда величина первого объекта воспринимается адекватно, а величина второго объекта преуменьшается. Второй микроакт – когда взгляд переводится на второй объект, и тогда он воспринимается адекватно, а первый объект преуменьшается. Третий микроакт – это когда отношение между первым и вторым микроактом, уже процессуальное. Этот эффект «уменьшения нефиксируемого объекта», оказался механизмом, который лежит в основе константности восприятия. При этом выяснилось, что восприятие не только константно, как написано во всех учебниках по психологии восприятия, но в реальных условиях оно способно быть константным, аконстантным, сверконстантным и сверхаконстантным. При этом три последние позиции – аконстантность, сверхконстантность и сверхаконстантность – исследователями не принимались во внимание и убирались из обработки экспериментальных данных как неправильные, как обеспечивающие соответствие воспринимаемого воспринимаемому, т.е. константность. В отличие от этого, открытый А.И. Миракяном принцип искажения оказался фундаментальным принципом, который лежит в основе любого формопорождающего акта. Поэтому формопорождающий акт состоит из трёх микроактов. Что это означает для восприятия движения?  Когда объект движется, взгляд фиксируется на нем. Чтобы осуществился формопорождающий микроакт, нужно какое-то время, допустим 10 миллисекунд. Пока эти 10 миллисекунд проходят, а объект движется, и, допустим, за 7 миллисекунд объект уже вышел из зоны фиксации, то взгляд должен прервать формопорождающий акт, чтобы перейти на новую точку фиксации и начать новый формопорождающий микроакт, но и он тоже не успевает завершиться. Вот эта незавершенность предшествующего микроакта по отношению к последующему, этот континуум – он и создает нам ощущение, что этот объект движется. Одновременно с этим другие отношения уже успевают завершиться в те интервалы фиксации взгляда, которые делает глаз на движущемся объекте, и потому воспринимаются нами как неподвижные. По этой причине мы одновременно видим и движение, и стабильность. И поэтому нет отдельно проблемы восприятия движения и нет отдельно проблемы восприятия неподвижности. Хотя в классической традиционной постановке проблемы восприятия неподвижности нет вообще. Считается, что раз неподвижно, это воспринимается, само собой. Это неправильно. На самом деле ничего подобного нет. Проблема восприятия неподвижности переросла в проблему восприятия стабильности видимого мира, то есть неизменности пространственных отношений. Основная идея концептуальной модели формопорождающего процесса движения и стабильности объектов в непосредственно-чувственном восприятии именно в этом и заключается. 

Надо сказать, что эта модель (модель формопорождающего процесса движения и стабильности объектов в непосредственно-чувственном восприятии) позволила объяснить некоторые иллюзии восприятия. Например, одна из знаменитейших иллюзий Фляйшля заключается в том, что если предъявляется один и тот же движущийся объект с одной и той же скоростью, то его скорость будет восприниматься в полтора раза медленнее, чем если мы прослеживаем этот объект взглядом, а не держим взгляд неподвижным, фиксированным на какой-то неподвижной точке. Объект один и тот же, движение одно и то же, все условия одни и те же, разница только в том, взгляд фиксирован или не фиксирован. Если мы прослеживаем, мы удлиняем время формопорождения и поэтому скорость воспринимается медленнее, поэтому формопорождающие акты более завершённые, чем если мы смотрим в условиях неподвижно фиксированного взгляда. 

Еще одна всем известная иллюзия, когда на параде показывают, как танки идут, или машины быстро едут, колесо вправо должно крутиться, а мы воспринимаем, что оно движется обратно. Почему? Как раз потому, что формопорождающие акты начинают наезжать один на другой и идет обратный эффект. Многочисленные иллюзии восприятия получают объяснения именно через эту модель.

— В 2017 г. выходит Ваша статья «Пространство, время, движение – парадигмальные сдвиги». Где сегодня находится человечество в понимании представлений о пространстве, времени, движении? Когда, по Вашему мнению, может произойти парадигамальный сдвиг? Что для этого нужно? В современной психологии восприятия, какие главенствуют тенденции?

— Мы сейчас завершили проект по трансцендентальной перспективе психологии восприятия. Бог даст, в течение года выйдет монография. И именно для этой монографии мне пришлось сделать ещё раз обзор современных исследований по психологии восприятия движения. Здесь я должен сказать, что с удовольствием прочитал интервью с Натальей Ивановной Чуприковой (https://www.pirao.ru/community-projects/anniversaries/k-yubileyu-natali-ivanovny-chuprikovoy), но я очень удивился…. Почему я сказал про Наталью Ивановну?  Наталья Ивановна – это вечный оппонент Аршака Исраеловича Миракяна. Они спорили до абсолютного непонимания, при этом с неизменным уважением друг другу как к ученым, но совершенно не понимая того, что делает другой. Точнее, А.И. Миракян понимал, что делает Н.И. Чуприкова, как она объясняет, но он говорил, что это неправильно, это неверно, потому что физикально. И вот как раз в этом интервью с Н.И. Чуприковой, «образ есть объект», и есть «мозг как зеркало» – это принцип отражения в материалистическом, абсолютно физикальном понимании. Эта дискуссия в семидесятых годах была очень большая. Советская психология в значительной степени строилась на принципе психического отражения, даже психику определяли, как психическое отражение, а не как сейчас – личность и все такое прочее. Эти дискуссии были многочисленны, фундаментальны, и это как раз первая в этом плане, одна из таких, сейчас бы сказали, фрустрирующих точек… У Алексея Николаевича Леонтьева появился термин «пристрастность образа». На самом деле, образ объекта искажается в нашем субъективном восприятии. Но поскольку А.Н. Леонтьев работал в традиционной, гносеологической парадигме, выстраивал свою концепцию деятельности и объяснял через это перцептивные процессы, он не мог сказать, что искажение («пристрастность образа») это необходимое условие. Поэтому эту «пристрастность образа» он представлял, как артефакт, как некое следствие субъективности, а не как принцип порождения. А вот Д.А. Ошанин показал, что зеркального отражения нет. Мозг и психика — это не зеркало, это функциональный орган, который отражает окружающий мир и предметы в соответствии с функциональными задачами. Д.А. Ошанина приводил великолепный пример. Я не знаю, откуда он его вычитал.  В каком-то западноевропейском или американском зоопарке не хватало одного вида очень редких антилоп, которые жили в Африке. В Африку направили экспедицию, к племенам, жившим на достаточно примитивном уровне. Эти племена лучше всех знали этих антилоп. Вождь племени пошел навстречу просьбе и позвал лучших охотников. Охотники выследили антилопу, догнали, убили, принесли. Но антилопа-то нужна была живая. С какого-то раза удалось выследить и поймать антилопу, не убив ее при этом. Самое интересное началось после этого. Пойманную антилопу поставили в загончик. Через несколько дней началось паломничество. Все соседние племена, которые жили охотой на антилоп, приходили рассматривать эту антилопу, как чудо, так, как будто они увидели ее первый раз в жизни. До этого образ антилопы был у них как образ для предметного действия охоты: выследить, догнать, убить, съесть. Как объект познания, рассматривания, антилопа для них не существовала. Это и есть оперативность восприятия. Восприятие обусловлено, подчинено или детерминировано предметной задачей, задачей действия по отношению к этому предмету. Ни о какой зеркальности здесь речи быть не может. Но именно принцип, что мозг – это зеркало окружающего мира, остается господствующим даже в современных исследованиях по психологии восприятия движения.  

Возвращаясь к монографии по трансцендентальной перспективе восприятия, которая планируется к публикации, я написал печатный лист по современным исследованиям восприятия движения и с удивлением увидел, что ничего не изменилось. Способ мышления всех этих продвинутых исследователей психологии восприятия движения остался тем же, каким был 50 и 30 лет назад – это «зеркало». Логика постановки проблемы осталась та же – зеркальность отражения в мозговых структурах, от сетчатки глаза, как вынесенной структуры мозга, до затылочных областей и т.д. Изменилось только аппаратурное обеспечение этих исследований. Стали применяться современные методы айтрекинга регистрации движений глаз. Когда мы делали эксперименты, это было очень сложно, трудно, с присосками… Сейчас есть очень хорошие аппаратурные возможности, стали применять функциональную магнитно-резонансную томографию, ФМРТ. Но логика постановки проблемы, логика объяснения осталось та же самая. Идет накопление данных, что одни структуры активизируются, другие тормозятся. Но принцип остался тот же. Принцип «мозг – это зеркало, отражающее окружающий мир», остается трендом. Это является следствием гносеологического отношения «субъект познания – объект познания», и он спроецирован на отношение «субъект восприятия – объект восприятия», причем реализуется оно без рефлексии того, что оно позволяет сделать. Это и лежит в основе того, что гносеологическая парадигма замечательная и что она необходима! Но она необходима для решения вполне определенных задач. Если же мы хотим понять всё-таки природу психического акта, гносеологическая парадигма недостаточна. Потому что, когда мы сказали «субъект восприятия – объект восприятия», мы попали в методологическую ловушку: у нас психика выступает и как объект восприятия, и как субъект восприятия, ведь способ мышления – это тоже психика. У нас имеет место совпадение психики как объекта восприятия и как средства изучения этого восприятия. Ситуация, которую Ф.Т. Михайлов называл (она в методологии та же самая) парадоксом барона Мюнхгаузена, который сам себя за волосы вытащил из болота. Поэтому психология находится не в очередном методологическом кризисе, как было сказано Л.С. Выготским в двадцатые годы прошлого столетия, и потом А.Г. Асмолов уже ныне написал про очередной методологический кризис. Он не очередной кризис, это перманентное и постоянное состояние научной психологии, вследствие того, что имеет место совпадение психики в виде способа мышления и психики как объекта исследования. Чтобы выйти из этой методологической ловушки, из гносеологической ограниченности, нужно менять парадигму. Первыми попытались это сделать Ж. Пиаже, частично Д. Гибсон. Д.А. Ошанин уже основательно, но он тоже не обозначал это как смену гносеологической парадигмы на онтологическую парадигму. А.И. Миракян уже более чётко. И то, что А.И. Миракян называл афизикальном подходом, как раз уже на микросеминаре, о котором я говорил, Ф.Т. Михайлов показал, что более корректно будет называть трансцендентальной психологией восприятия. Ф.Т. Михайлов считал – то, что делает А.И. Миракян, на самом деле та же проблема, которую решал И. Кант по отношению к мышлению, в «Критика чистого разума» показавший ограниченность гносеологической парадигмы для понимания этих процессов. Но И. Кант созерцание, т.е. восприятие брал как данность, а А.И. Миракян пошёл глубже, он взял созерцание, т.е. восприятие – как объект размышления и поэтому афизикальный подход (как сказал Ф.Т. Михайлов) будет более корректно называть трансцендентальной психологией восприятия, потому что произведен выход, трансценденция за актуальные продукты психических актов, используемых в качестве исходных предпосылок для постановки проблемы, для экспликации объекта исследования.

Здесь я должен еще добавить, что как раз на этих семинарах стало понятно, что на самом деле речь идет о том, что основоположником современной парадигмы в научной психологии является Р. Декарт как основатель естественнонаучного способа мышления. Р. Декартом были разработаны правила для руководства ума, и эти правила легли в основу естественнонаучного способа мышления сначала механистической физики, потом механистической философии, естественнонаучного способа мышления, физиологии, медицины, оттуда пришли в 19 веке через Д. Миллера, Г. Гельмгольца в психологию. И сейчас сложилась парадоксальная ситуация: научность психологического исследования оценивается по естественнонаучным критериям, которые были сформулированы Р. Декартом для изучения вещей, т.е. «вещной логики», предназначенной для изучения тела, но не души человека. А «вещная логика» не дает возможности изменения парадигмы гносеологической на онтологическую и, тем более, на трансцендентальную.

— Что должно произойти, чтобы из гносеологической парадигмы мы перешли в онтологическую парадигму, в трансцендентальную?

— Это очень трудный вопрос. В те годы, когда был жив А.И. Миракян, когда был микросеминар, о котором я рассказывал, то обнаружилось, что способ мышления – это очень ригидная, очень жесткая структура, и очень часто она не осознается совершенно. Некоторые не понимают такой постановки проблемы, когда есть не просто продукт восприятия, а есть ещё процесс, порождающий этот продукт, а есть еще процесс, порождающий сам этот процесс. Приведу грубый абсолютно пример. Сейчас, если мы придём в супермаркет, то в колбасном отделе мы увидим десятки видов колбасы. Мы можем исследовать колбасу по сотне параметров: форма, цвет, вкус, спрос потребитель, изготовитель, добавки – все это можно друг с другом сравнивать и делать диссертации очень долго и много, и даже прорывные, что новый сорт колбасы отличается от другого тем-то, тем-то и тем-то, устанавливая количественные факторные связи и так далее. Но во всех этих исследованиях будет отсутствовать возможность информации о технологической цепочке, что должна вырасти травка, ее должны скушать коровки или овцы, из них кого-то должны убить, чтобы сделать фарш, добавить чесночка и т.д. – это в колбасе как продукте процесса ее изготовления не представлено. Гносеологическая парадигма заставляет нас работать с продуктами психических актов, в то время как процессуально-порождающая часть психики в этих продуктах не представлена. Если взять апельсин, красивый, круглый, оранжевый, можно о нем сказать много, но в апельсине не представлено дерево, продуктом которого является этот апельсин. Мы пытаемся по свойствам апельсина реконструировать процесс его порождения, но в продукте процесс, это ещё Г. Гегель сказал, умирает. В апельсине дерево не представлено. Семечко есть, но надо ещё понять, что это семечко – это то дерево, из которого апельсин вырос. Жесткая обусловленность, детерминированность определения объекта и предмета исследования в научной психологии самим способом мышления, его гносеологической парадигмой, как раз и является сейчас почти непреодолимым барьером для развития и понимания идей А.И. Миракяна. 

В то время нашлось, в общем-то, несколько человек, которые поняли идеи А.И. Миракяна. В.В. Давыдов не только понял, он оценил значимость. Тот же Ф.Т. Михайлов, хотя он и спорил с А.И. Миракяном всё время. Г.П. Щедровицкий говорил: «Да. Так можно, но мне это не нравится». У Г.П. Щедровицкого другая логика была. Это тот же вопрос, что критерием научности психологического исследования выступает его соответствие естественнонаучному способу мышления. Но философия, начиная с И. Канта, показала ограниченность этого способа мышления. А после И. Канта был И. Фихте, а после был Ф. Шеллинг, К. Маркс, Ф. Энгельс. Они по способу мышления выскочили на несколько порядков поколений вперед по отношению к естественнонаучному способу мышлению. А мы работаем всё ещё на докантовском уровне мышления. Но изменение способа мышления происходит, например, в квантовой физике. Они выходят на явления, где логика естественнонаучной данности, гносеологической заданности не работает. Они выходят на подтверждение парадокса В. Гейзенберга, что мы не можем одновременно определить массу частицы и её скорость. Мы можем определить одновременно либо одно, либо другое. Мы не можем сказать, движется этот объект или это наблюдатель движется. Изменение аксиоматики, изменения исходных постулатов меняет всю картину мироздания. Вспомним Евклида, который говорил, что по отношению к одной прямой можно провести только одну и одну параллельную прямую, непересекающуюся с ней. Н.И. Лобачевский предположил, что можно не одну, а много. Н.И Лобачевского сочли сумасшедшим. Когда я был в гостях в Казанском университете у Леонида Михайловича Попова, он меня подвел к окну и говорит: «Вот по этому двору ходил Н.И. Лобачевский, и из этого окна профессура показывала на него пальцем и говорила, что идет сумасшедший». А потом появился Б. Риман, А. Эйнштейн и оказалось, что всё дело в том, что Эвклид рассматривал прямую на плоскости, а если мы берём сферические поверхности, там все изменяется. Изменение одного постулата меняет картину мироздания. 

Изменение способа мышления научных исследований возможно в двух случаях. Первое – когда мы сталкиваемся с непонятными, необъяснимыми явлениями, которые обнаруживаются эмпирически, экспериментально. Такими являются, например, парапсихические феномены, которые заставляют нас по-другому мыслить, по-другому ставить проблему исследования, объект исследования. Даже более того, продолжая дальше, если мы переходим из гносеологической парадигмы к онтологической, то тогда оказывается, что объектом исследования не может быть сам феномен, а могут быть только условия, обеспечивающие возможность порождения этого феномена, меняется вся логика. В психологии это, между прочим, давно известно. В чём отличие констатирующего эксперимента от формирующего? Констатирующий эксперимент имеет дело с данностью феномена, а формирующий еще не имеет дело с данностью этого феномена. Формирующий эксперимент имеет дело с предположением об условиях, обеспечивающих возможность формирования, возникновения этого феномена. Сделать нечто, чтобы изменился способ мышления, очень трудно. Это одна сторона. 

Второе – это социальная сторона. Сейчас, например, господствует тренд гносеологического естественнонаучного подхода к требованиям публикаций. Web of Science, Scopus отвечают именно естественнонаучной форме представления и постановки проблемы исследования. И в данном случае ещё чисто коммерческая сторона, так как есть специальные организации, которые построены для этого, живут этим и получают на этом прибыль. Раз есть прибыль, значит, они будут активно отстаивать, что именно только так нужно строить исследование и никак иначе.

— Виктор Иванович, несмотря на то, что мышление, как Вы сказали, «ригидная и жесткая структура», получается все же (и развитие человечества это подтвердило), что его изменение и его трансформация возможны и имеют место быть? 

— Что-то уже происходит. Ещё нет признания, но уже есть принятие идей А.И. Миракяна. Уже есть люди, которые понимают, о чем идет речь. Но это не в массе, не в тренде. 

— Вы сказали, что придя в психологию, в Психологический институт, Вы получили смысл жизни и получили возможность понять, что такое психология и что такое психика человека. В своей монографии «Экопсихология: пардигмальный поиск» (2014), во введении Вы ставите вопрос: «… а что же тогда изучает психология и действительно ли ее предметом является психика?» Что, по Вашему мнению, изучает психология? И действительно ли психика является ее предметом? Что в Вашем понимании психика человека? По Вашему мнению, есть ли вероятность, что ученые придут к общему пониманию, что такое психика человека?

— Я должен сразу сделать оговорку, что предметом современной психологии не является психика. Её предметом является человек обладающий психикой, человек у которого есть психические функции, психические возможности. И здесь оказывается очередная методологическая ловушка. А именно: если мы посмотрим современные монографии, то читаем «личность человека», «человек как субъект», т.е. вначале мы говорим «человек», а потом субъект, личность, восприятие…. Даже когда речь идет о зоопсихологии, то все зоопсихологические исследования и исследования по сравнительной психологии построены по принципу, что мы проецируем на психику животных те знания о психике человека, которые имеем. Проекция антропоморфного типа загоняет нас в ловушку: раз мы сказали вначале человек, а потом психика (как его атрибут, свойство, качество), то мы должны определить сначала, что такое человек. И здесь имеет место, по крайней мере, три варианта. Человек – существо биологическое, так как является носителем биологических закономерностей, механизмов и т.д. Человек – существо социальное, так как является носителем, субъектом социальных закономерностей, отношений. Последние лет 20-30 вспомнили, что человек – существо духовное, так как является носителем духовных ценностей. Но! Почему мы не говорим, что человек является ещё существом психическим, как субъект, реализатор, носитель психических явлений и феноменов?! Ответ в том, что психика не попадает в эту гносеологического логику, ведь, как только мы сказали «психика человека», то мы говорим о человеке, а не о психике. Проблема заключается в том, как сделать психику объектом, предметом научного исследования? Мы должны трансцендировать «человека как субъекта психики», чтобы иметь возможность рассматривать «психику, которая проявляется, в том числе, и в человеке». Мы должны принять психику не как свойство человека, а как такое же фундаментальное явление природы как, например, электричество, гравитация. Это моя позиция. Я неслучайно сказал «гравитация».  У меня есть предположение, что может быть гравитация и психика очень близки по неким глубинным основаниям. Если мы имеем отдельный объект, мы можем сказать есть гравитация или нет? Не можем. А если есть ещё один объект, то тогда мы можем сказать, есть гравитация или нет. Точно также, если мы возьмем одного человека как субъекта психического, как такового, мы не можем сказать, есть ли у него психика и ее порождение? – Рядом нужен другой человек, чтобы было взаимодействие между ними. По Л.С. Выготскому, высшие психические функции первоначально существует в социокультурной форме. Должна быть эта форма, как средовые условия, и тогда во взаимодействии между двумя людьми, при определённых условиях, конечно, идет порождение психического и реальности «в зазоре», как М.К. Мамардашвили говорил, порождение психической реальности между субъектом, человеком или животным, с одной стороны, и средой или предметом, или другим субъектом этой реальности – с другой. И лишь, когда в зазоре это породится, оно интериоризируется человеком, а потом экстериоризируется обратно в виде действий, деятельности, изменяя окружающую среду. Тогда опять меняется это отношение, опять цикл возобновляется, возникает в зазоре между ними новая психическая реальность, новый образ, новое действие, новый способ, он интериоризируется, экстериоризируется, меняется опять отношение и т.д. Другой подход должен быть. Другое определение понимания психики.

Ваше понимание психики тождественно пониманию души или Вы их различаете? 

— Нет. Не тождественно! Современная мода на то, чтобы вернуть душу в психологию, – правильная мода, исходя из того, что «psyhe» – это душа. Но дело в том, что у нас на психологических факультетах не преподают святоотеческую психологию, а надо бы. Святоотеческая психология – это теория и практика работы с душой, которая накоплена за тысячу лет, примерно с 4 века по 14 век. Святые отцы обобщили, проанализировали, накопили опыт обожения человека, т.е. работы с душой. Если вернуться к Ветхому завету, то там было отношение «тело – душа», «в здоровом теле — здоровый дух». В Новом завете — уже «душа – тело», душа подчиняет тело себе, а потом появилось триединство «дух-душа-тело». Обратите внимание, что Р. Декарт остановился на первой позиции, а они продвинулись уже гораздо дальше. Я уже не говорю о буддийских текстах, даосских практиках, чань-буддиских и дзеновских – где тоже присутствует столетиями накопленный опыт как теоретического осмысления, так и практической реализации работы с тем, что мы называем психикой или душой. Если мы сказали душа, мы обязательно должны определить, что мы под этим понимаем: то, что в святоотеческой психологии – это одна линия, то, что в восточных, йоговских, и иных учениях и философиях – это другое. Просто брать понятие «душа» и к нему «прилепливать» что-то из современных естественнонаучных представлений о психике и физиологически обусловленных психических актах, это означает отсутствие методологической культуры.

*Интервью подготовила и провела Н.Г. Кондратюк, старший научный сотрудник ПИ РАО.
При копировании любой части текста обязательная ссылка на сайт ПИ РАО www.pirao.ru

Основы психологии и педагогики. Восприятие и память

Ощущения ограничены с двух сторон порогами, в диапазоне которых человек в состоянии воспринимать внешние и внутренние раздражители. За пределом нижнего порога раздражитель достаточно слабый, поэтому ощущения еще не возникают. За пределом верхнего порога ощущения уже не могут возникнуть из-за того, что раздражитель оказывается чересчур сильным. 

Все человеческие ощущения подчиняются общим законам, таким как закон сенсибилизации, закон адаптации и закон контрастности. Первый закон представляет собой увеличение чувствительности организма под влиянием различных адекватных и неадекватных раздражителей. Согласно этому закону любой человек может повысить чувствительность своего организма при помощи систематических упражнений и тренировок. Закон адаптации состоит в том, что порог чувствительности может изменяться при достаточно долгом воздействии определенного раздражителя. По третьему закону чувствительность может изменяться под влиянием предыдущего раздражителя.

Восприятие человека представляет собой психический процесс отражения окружающих явлений и предметов в совокупности их свойств и частей на органах чувств. Главное отличие восприятия от ощущения заключается в том, что окружающий мир воспринимается в виде образов, что присуще только человеку и высшим животным. Такой процесс носит название объективизация.

В том случае, когда результатом ощущения становится некоторое чувство, складывается достаточно сложный образ, состоящий из целого комплекса самых разнообразных связанных между собой ощущений.

Этот образ предполагает взаимодействие различных анализаторов. Определение вида восприятия напрямую зависит от того, какой из этих анализаторов наиболее активно работает. Помимо этого вид восприятия зависит от поставленной цели, они могут быть преднамеренными или непреднамеренными. Определение вида восприятия зависит также от степени организации, они могут быть организованными или неорганизованными. Вид восприятия зависит и от формы отражения, согласно которой разделяют восприятие пространства, восприятие времени и восприятие движения.

Свойствами восприятия являются избирательность, предметность, апперцепция, осмысленность, константность и целостность. Под избирательностью понимают способность личности воспринимать лишь то, что ее интересует. Предметностью считается принятие объектов как обособленных во времени и пространстве. Апперцепция это влияние на восприятие накопленного человеком опыта. Осмысленностью является обретение воспринимаемыми предметами определенного смысла для человека. Под константностью понимают независимость воспринимаемого предмета от различных условий восприятия, таких как освещенность, расстояние, ракурс и прочих. Целостность определяется тем, что образы воспринимаемых предметов отражаются в сознании личности как множество их качеств.

К нарушениям восприятия относятся гиперстезия, гипостезия, агнозия и галлюцинации. Гиперстезия (от греческого гипер – чрезмерно и аистезис — ощущение) это повышенная чувствительность организма к раздражителям, воздействующим на органы чувств. Гипостезия (от греческого гипо – ниже и аистезис — ощущение) это, напротив, пониженная чувствительность организма к этим раздражителям. Агнозия (от греческого а — отрицательная частица и гнозис — знание) это отсутствие узнавания объектов при сохранении или очень незначительном снижении чувствительности и сознания. Галлюцинациями называются возникающие в сознании восприятия предметов без реального их наличия. К галлюцинациям относятся видения, голоса, запахи и прочее. Необходимо различать галлюцинации и иллюзии, то есть ошибочные восприятия реально существующих предметов и явлений.

Следующим важным свойством человеческой психики является память, которая необходима для сохранения и последующего воспроизведения всего воспринятого, сделанного или пережитого человеком. Все те образы, которые человек получил в процессе восприятия, в той или иной степени сохраняются в его памяти. В дальнейшем все они могут быть воспроизведены в виде представлений, которые в определенной степени адекватны полученному в прошлом опыту.

К компонентам памяти относятся запоминание, сохранение, воспроизведение и забывание. Название этих компонентов говорит само за себя и в особом пояснении не нуждается. Различают четыре основных вида памяти: наглядно-образная, словесно-логическая, двигательная (моторная) и эмоциональная.

К наглядно-образной памяти относятся зрительные, звуковые, осязательные и обонятельные образы. Под словесно-логической понимается память, выраженная в виде понятий и словесных формулировок. Двигательной или моторной памятью является способность к запоминанию и воспроизведению различных движений, в том числе ходьбы, письма, трудовых и иных навыков и умений. Эмоциональная память основана переживаниях человека, она служит главным компонентом формирования личности. Полученные личностью в процессе жизненного опыта эмоции служат побудительными силами к совершению или отказу от совершения ей различных поступков.

Основными характеристиками памяти являются объем, быстрота, точность и длительность. Память может быть подвержена таким расстройствам как гиперфункция и амнезия. Гиперфункция выражается в том, что запомненные образы оказываются намного резче и детальнее, чем обычно. Амнезия заключается в утрате способности запоминать и воспроизводить полученную информацию.

Основные свойства восприятия и виды восприятия

Уяснив суть понятия «восприятие» и разобрав его физиологические механизмы, мы приступаем к рассмотрению основных свойств восприятия как познавательного психического процесса. К основным свойствам восприятия следует отнести следующие: предметность, целостность, структурность, константность, осмысленность, апперцепция, активность.

Предметность восприятия — это способность отражать объекты и явления реального мира не в виде набора не связанных друг с другом ощущений, а в форме отдельных предметов. Следует отметить, что предметность не является врожденным свойством восприятия. Возникновение и совершенствование этого свойства происходит в процессе онтогенеза, начиная с первого года жизни ребенка. И. М. Сеченов полагал, что предметность формируется на основе движений, обеспечивающих контакт ребенка с предметом. Без участия движения образы восприятия не обладали бы качеством предметности, т. е. отнесенности к объектам внешнего мира.

Заговорив о роли движения в обеспечении предметности восприятия, мы не можем не остановиться на более детальном рассмотрении моторного компонента восприятия. К моторным компонентам относятся: движение руки, ощупывающей предмет; движения глаза, прослеживающего видимый контур; движения гортани, воспроизводящие звук, и т. д.

Вообще, следует отметить, что в работе глаз и рук есть много общего. Так, глаза, как и руки, последовательно осматривают, или «ощупывают», контуры рисунка и предмета. Движения глаз разнообразны и выполняют много функций. При зрительном восприятии имеют место микро- и макродвижения глаз. Если наблюдатель пристально смотрит в какую-либо точку неподвижного предмета, то субъективно у него возникает представление, что он фиксирует эту точку неподвижным взором. Однако регистрация движений глаз показывает, что в действительности зрительное восприятие сопровождается непроизвольными и незаметными для наблюдателя микродвижениями. Таким образом, возможность предметного восприятия в значительной мере обусловлена присутствием в процессе восприятия моторного компонента. Причем это справедливо не только для зрительного или осязательного восприятия. Это характерно и для других модальностей. Так, услышав звук или почувствовав запах, мы совершаем определенные ориентировочные движения в отношении источника раздражения. Однако, как и в случае микро-движения глаз, эти ориентировочные движения часто не осознаются человеком.

Другим свойством восприятия является целостность. В отличие от ощущения, отражающего отдельные свойства предмета, восприятие дает целостный образ предмета. Он складывается на основе обобщения получаемой в виде различных ощущений информации об отдельных свойствах и качествах предмета. Компоненты ощущения настолько прочно связаны между собой, что единый сложный образ предмета возникает даже тогда, когда на человека непосредственно действуют только отдельные свойства или отдельные части объекта. Этот образ возникает условно рефлекторно вследствие связи между различными ощущениями. Или, говоря другими словами, целостность восприятия выражается в том, что даже при неполном отражении отдельных свойств воспринимаемого объекта происходит мысленное достраивание полученной информации до целостного образа конкретного предмета.

С целостностью восприятия связана и его структурность. Данное свойство заключается в том, что восприятие в большинстве случаев не является проекцией наших мгновенных ощущений и не является простой их суммой. Мы воспринимаем фактически абстрагированную от этих ощущений обобщенную структуру, которая формируется в течение некоторого времени. Например, если человек слушает какую-нибудь мелодию, то услышанные ранее ноты еще продолжают звучать у него в сознании, когда поступает информация о звучании новой ноты. Обычно слушающий понимает мелодию, т. е. воспринимает ее структуру в целом. Очевидно, что последняя из услышанных нот сама по себе не может быть основой для такого понимания — в сознании слушающего продолжает звучать вся мелодия с разнообразными взаимосвязями входящих в нее элементов. Таким образом, восприятие доводит до нашего сознания структуру предмета или явления, с которым мы столкнулись в реальном мире.

Следующим свойством восприятия является константность. Константностью называется относительное постоянство некоторых свойств предметов при изменении условий их восприятия. Например, движущийся вдали грузовой автомобиль будет нами по-прежнему восприниматься как большой объект, несмотря на то, что его изображение на сетчатке глаза будет значительно меньше, чем его изображение, когда мы стоим возле него.

Благодаря свойству константности, проявляющемуся в способности перцептивной системы компенсировать изменения условий восприятия, мы воспринимаем окружающие нас предметы как относительно постоянные. В наибольшей степени константность наблюдается при зрительном восприятии цвета, величины и формы предметов.

Так, константность восприятия цвета заключается в относительной неизменности видимого цвета при изменении освещения. Например, кусок угля в летний солнечный полдень будет примерно в восемь-девять раз светлее, чем мел в сумерки. Однако мы воспринимаем его окраску как черную, а не белую. В то же время цвет мела даже в сумерках для нас будет белым. Следует отметить, что явление константности цвета обусловливается совокупным действием ряда причин, в том числе адаптацией к общему уровню яркости зрительного поля светлостным контрастом, а также представлениями о действительном цвете предметов и условиях их освещенности.

Константность восприятия величины предметов выражается в относительном постоянстве видимой величины предметов при их различной удаленности. Например, приведенная выше иллюстрация с грузовым автомобилем. Другой пример — рост одного и того же человека с расстояния 3,5 и 10 метров воспринимается нами как неизменный, хотя величина изображения этого человека на сетчатке глаза в зависимости от удаленности будет различной. Это объясняется тем, что при сравнительно небольшой удаленности предметов восприятие их величины определяется не только величиной образа на сетчатке, но и действием ряда факторов. Таким дополнительным, но весьма существенным фактором является напряжение глазных мышц, приспосабливающихся к фиксированию предмета на разных расстояниях. В результате информация о степени напряженности глазных мышц передается в мозг и учитывается в сложной аналитической работе перцептивной системы, выполняемой ею при оценке роста человека.

Константность восприятия формы предметов заключается в относительной неизменности восприятия при изменении положения предметов по отношению к линии взора наблюдателя. С каждым изменением положения предмета относительно глаз форма его изображения, на сетчатке меняется (например, можно смотреть на предмет прямо, сбоку, с тыльной стороны и т. д.). Однако благодаря движению глаз по контурным линиям предметов и выделению характерных сочетаний контурных линий, известных нам по прошлому опыту, форма воспринимаемого предмета для нас остается постоянной.

Источником константности восприятия являются активные действия перцептивной системы. Многократное восприятие одних и тех же предметов при разных условиях обеспечивает постоянство (инвариантность, неизменную структуру) перцептивного образа относительно изменчивых условий, а также движений самого рецепторного аппарата. Таким образом, свойство константности объясняется тем, что восприятие представляет собой своеобразное саморегулирующееся действие, обладающее механизмом обратной связи и подстраивающееся к особенностям воспринимаемого объекта и условиям его существования. Без константности восприятия человек не смог бы ориентироваться в бесконечно многообразном и изменчивом мире.

Предшествующий перцептивный опыт играет большое значение в процессе восприятия. Более того, особенности восприятия определяются всем предшествующим практическим и жизненным опытом человека, поскольку процесс восприятия неотделим от деятельности.

Следует отметить, что восприятие зависит не только от характера раздражения, но и от самого субъекта. Воспринимают не глаз и ухо, а конкретный живой человек. Поэтому в восприятии всегда сказываются особенности личности человека. Зависимость восприятия от общего содержания нашей психической жизни называется апперцепцией.

Огромную роль в апперцепции играют знания человека, его предшествующий опыт, его прошлая практика. Например, если вам предъявить ряд незнакомых фигур, то уже на первых фазах восприятия вы постараетесь найти какие-то эталоны, с помощью которых можно было бы охарактеризовать воспринимаемый объект. В процессе восприятия, для того чтобы классифицировать то, что воспринимаете, вы будете выдвигать и проверять гипотезы о принадлежности объекта к той или иной категории предметов. Таким образом, при восприятии активизируется прошлый опыт. Поэтому один и тот же предмет может по-разному восприниматься различными людьми.

Знания и опыт оказывают значительное влияние на точность и ясность восприятия. Например, не узнавая при восприятии иностранного языка малознакомые слова, мы тем не менее безошибочно разбираем родную речь даже тогда, когда слова произносятся невнятно.

Содержание восприятия определяется и поставленной перед человеком задачей, и мотивами его деятельности, его интересами и направленностью. Например, тот, кто мало интересуется техникой, чаще всего видит только грубые различия в автомобилях разных конструкций и не замечает многих других конструктивных особенностей.

Существенное место в апперцепции занимают установки и эмоции, которые могут изменять содержание восприятия. Например, контролер ОТК на производстве легко находит бракованные детали не только потому, что хорошо умеет это делать, а потому что в результате профессиональной деятельности у него выработалась установка на восприятие проверяемых им изделий именно с этой стороны. Аналогичную картину мы наблюдаем и в отношении эмоциональной окраски воспринимаемой информации. Так, мать спящего ребенка может не слышать шума улицы, но мгновенно реагирует на любой звук, доносящийся со стороны ребенка.

Явление ошибочного (ложного) или искаженного восприятия называется иллюзией восприятия. Иллюзии наблюдаются в любых видах восприятия (зрительного, слухового и др.). Природа иллюзий определяется не только субъективными причинами, такими как установка, направленность, эмоциональное отношение и т. п., но и физическими факторами и явлениями: освещенность, положение в пространстве и др.

Следующим свойством восприятия является его осмысленность. Хотя восприятие возникает при непосредственном действии раздражителя на органы чувств, перцептивные образы всегда имеют определенное смысловое значение. Как мы уже говорили, восприятие человека теснейшим образом связано с мышлением. Связь мышления и восприятия прежде всего выражается в том, что сознательно воспринимать предмет — это значит мысленно назвать его, т. е. отнести к определенной группе, классу, связать его с определенным словом. Даже при виде незнакомого предмета мы пытаемся установить в нем сходство с другими предметами. Следовательно, восприятие не определяется просто набором раздражителей, воздействующих на органы чувств, а представляет собой постоянный поиск наилучшего толкования имеющихся данных.

Процесс осмысления воспринимаемой информации может быть представлен структурно-логической схемой. На первом этапе процесса восприятия происходит выделение комплекса стимулов из потока информации и принятие решения о том, что они относятся к одному и тому же определенному объекту. На втором этапе происходит поиск в памяти аналогичного или близкого по составу ощущений комплекса признаков, по которым можно идентифицировать объект. На третьем этапе происходит отнесение воспринятого объекта к определенной категории с последующим поиском дополнительных признаков, подтверждающих или опровергающих правильность принятого решения. И наконец, на четвертом этапе формируется окончательный вывод о том, что это за объект, с приписыванием ему еще не воспринятых свойств, характерных для объектов одного с ним класса. Таким образом, восприятие — это в значительной степени интеллектуальный процесс.

Говоря об основных свойствах восприятия, мы не можем не остановиться еще на одном, не менее существенном свойстве восприятия как психического процесса. Это свойство — активность (или избирательность). Оно заключается в том, что в любой момент времени мы воспринимаем только один предмет или конкретную группу предметов, в то время как остальные объекты реального мира являются фоном нашего восприятия, т. е. не отражаются в нашем сознании.

Например, вы слушаете лекцию или читаете книгу и совсем не обращаете внимания на то, что происходит у вас за спиной. Вы воспринимаете или речь лектора, или текстовое содержание книги, поскольку ваше восприятие направлено (т. е. активировано) именно на это, но так было до тех пор, пока я не сказал вам об этом. Сказав о том, что вы не обращаете внимания на то, что происходит у вас за спиной, я перенаправил на определенный период времени ваше внимание на другой пространственный участок, и вы стали воспринимать те предметы, которые находятся вокруг вас, в том числе и за вашей спиной, т. е. те предметы, которые минуту назад никак не были представлены в вашем сознании.

Таким образом, мы можем полагать, что природа активности восприятия обусловлена самой природой нашего сознания.

Познакомившись с основными свойствами восприятия, давайте ответим на вопрос, какие основные виды восприятия существуют. Опираясь на современную психологическую литературу, можно выделить несколько подходов к классификации восприятия (рис. 8.1). В основе одной из классификаций восприятия, так же как и ощущений, лежат различия в анализаторах, участвующих в восприятии. В соответствии с тем, какой анализатор (или какая модальность) играет в восприятии преобладающую роль, различают зрительное, слуховое, осязательное, кинестетическое, обонятельное и вкусовое восприятие.


Обычно восприятие — результат взаимодействия ряда анализаторов. Двигательные ощущения в той или иной степени участвуют во всех видах восприятия. В качестве примера можно назвать осязательное восприятие, в котором участвуют тактильный и кинестетический анализаторы. Аналогично в слуховом и зрительном восприятии также участвует двигательный анализатор. Различные виды восприятия редко встречаются в чистом виде. Обычно они комбинируются, и в результате возникают сложные виды восприятия. Так, восприятие учеником текста на уроке включает зрительное, слуховое и кинестетическое восприятие.

Основой другого типа классификации типов восприятия являются формы существования материи: пространство, время и движение. В соответствии с этой классификацией выделяют восприятие пространства, восприятие времени и восприятие движения.

Визуальное восприятие

Определение 1

Визуальное восприятие представляет собой совокупность реализации сенсорных и психических процессов восприятия и построения образа окружающей социально-психологической среды.

Восприятие может интерпретироваться как процесс изменений, которые осуществляются в органах чувств и психике личности в результате воздействия на них отдельных характеристик физического объекта.

Эмпирические характеристики визуального восприятия

По своей сути процесс восприятия имеет двойственную природу: восприятие максимально объективно на уровне первичных сенсорных процессов; в то же время восприятие глубоко субъективно при осуществлении последующей интерпретации полученной информации, когда в обработку включается воображение и память.

Кроме того, восприятие обладает рядом уникальных характеристик, включая свойства константности, предметности, целостности и обобщённости.

Константность как одна из характеристик визуального восприятия

Определение 2

Под категорией константности понимают относительную устойчивость, независимость образа от условий его восприятия. Константность находит свое отражение в том факте, что размер, форма, цвет, величина физического объекта воспринимаются как постоянные, несмотря на то, что сигналы, поступающие от анализируемых объектов, постоянно меняются

Константность восприятия обеспечивается активными действиями перцептивной системы.

Переоценить значение данного качества восприятия сложно: в случае отсутствия данного свойства при малейшем движении, изменениях расстояния до предмета, при каждом повороте головы, изменениях освещения постоянно бы изменялись все основные признаки предмета окружающей социально-природной среды, сама окружающая действительность, что существенно усложнило бы процесс познания объективной реальности, затруднило бы ориентацию личности в окружающем мире.

Готовые работы на аналогичную тему

Предметность как сущностная характеристика визуального восприятия

Определение 3

Категория предметности находит свое отражение в том, что объект воспринимается как обособленное в пространстве, отдельное физическое тело.

Человеческий мозг подразделяет поступающую от перцептивной системы информацию от окружающей действительности на две неравные части: фон, который воспринимается как аморфное, неограниченное, неопределенное поле и предмет – четко очерченное, конкретное, расположенное на первом плане целое.

Четкость выделения отдельного объекта во многом обусловлена контрастностью. В случае отсутствия выраженной контрастности физический объект сливается с фоном, что существенно усложняет процессы его познания.

Выделяют два вида контраста: прямой, при котором предмет темнее фона, и обратный, при котором предмет воспринимается как более яркий, чем фон.

Целостность как эмпирическая характеристика визуального восприятия

Определение 4

Под целостностью визуального восприятия в современной научной литературе понимают характеристику процесса, сущность которой заключается в том, что любой физический объект воспринимается в качестве целого, даже если отдельные составные части этого объекта в текущий момент остаются недоступными наблюдению.

Целостность выступает приобретенной характеристикой перцептивного образа, сформированной в результате предметной деятельности и рефлекторных процессов личности, когда индивидуум на основании накопленного экзистенциального опыта объединяет отдельные характеристики объекта в единое целое.

Независимость восприятия целого от качества его отдельных составляющих проявляется в доминировании целостной структуры над отдельными составляющими.

Таким образом, визуальное восприятие выступает одним из важнейших рецепторно-психических процессов личности, обеспечивающих индивидууму возможности познания окружающей среды, формирования образов объектов реальности в сознании личности.

Обзор гендерного постоянства

Проще говоря, гендерное постоянство относится к теории, согласно которой дети со временем развивают чувство пола и в конечном итоге приходят к пониманию того, что их биологический пол является фиксированным и постоянным.

Этой теории более 50 лет, и она основана на работе американского психолога Лоуренса Колберга. Однако как бы проста эта теория ни звучала, это совсем не простая концепция — вот почему исследования гендерного развития продолжаются и по сей день.

Верно также и то, что теория гендерного постоянства была разработана в разное время в истории и не отражает текущих социальных норм в том, что является приемлемым или чему следует учить детей по мере их роста и обучения. Например, теория не учитывает людей, которые идентифицируют себя как трансгендеры, небинарные или гендерные изменчивые.

Итак, читая теорию и ее различные компоненты, имейте в виду, что это теория, основанная на работе Пиаже о когнитивном развитии, и не принимает во внимание какие-либо исследования, теории или социальные переходы, которые имели произошло спустя 50 с лишним лет.

Определение гендерного постоянства

Концепция гендерного постоянства относится к когнитивной стадии развития детей, на которой они приходят к пониманию того, что их пол (то есть их биологический пол) фиксирован и не может меняться с течением времени.

Эта теория, предложенная Кольбергом, уходит корнями в теорию когнитивного развития французского психолога Жана Пиаже и впервые была предложена в 1966 году. Кольберг утверждал, что наиболее важным аспектом развития гендерной идентичности является когнитивное развитие ребенка.

Современная мысль

Хотя теория гендерного постоянства утверждает, что биологический пол фиксирован и не может изменяться с течением времени, теперь мы знаем, что должна существовать более широкая интерпретация пола и гендера, которая когда-то теоретизировалась. Кроме того, детей всегда следует учить тому, что принятие себя наиболее важно.

Теория гендерного развития Кольберга

Чтобы понять теорию Кольберга, сначала важно понять концепцию «схемы» с точки зрения когнитивного развития.Схема — это концептуальный образец, удерживаемый в уме, с помощью которого дети понимают мир и, в данном случае, свой пол.

Модель гендерной схемы предполагает, что дети развивают свою гендерную идентичность через внутреннюю мотивацию соответствовать ожиданиям общества в зависимости от их биологического пола. Однако Колберг утверждал, что эта мотивация сначала зависела от того, что ребенок прошел через несколько стадий когнитивного развития.

Хотя модель гендерной схемы предполагает, что у детей есть внутренняя мотивация подчиняться, важно отметить, что с изменением гендерных норм и ожиданий общества внутренняя мотивация также может измениться.Тем не менее, детей никогда не следует заставлять подчиняться гендерной роли, которая доставляет им дискомфорт.

Было замечено, что этот образец когнитивного развития имеет место в возрасте от двух до семи лет, в течение которого дети растут и понимают, что их пол нельзя изменить.

Как только дети достигнут этой стадии развития, Колберг утверждал, что у них будет мотивация наблюдать, как от них ожидают поведения и действий в соответствии с этой гендерной ролью.

Таким образом, Колберг утверждал, что у детей не разовьется понимание гендерных ролей, пока они не узнают, что секс остается постоянным на протяжении всей жизни.

Этапы Кольберга

Этап 1: Гендерная маркировка (к 3 годам)

На этапе определения пола дети могут сказать, девочка они или мальчик, а также пол других людей. Однако они не понимают, что это характеристика, которая не может измениться со временем, например, длина чьих-то волос или одежда, которую они носят.

Этап 2: Гендерная стабильность (к 5 годам)

На стадии гендерной стабильности дети начинают понимать, что мальчики вырастут папами, а девочки — мамами и т.д. виды деятельности.

Стадия 3: гендерное постоянство (к 7 годам)

Примерно к 6 или 7 годам дети начинают понимать, что секс постоянен во всех ситуациях и во времени.Как только они разовьют это понимание, они начинают действовать как представители своего пола.

Таким образом, Кольберг утверждал, что наиболее важным аспектом гендерного развития являются не биологические инстинкты или культурные нормы; скорее, это когнитивное понимание ребенком окружающего его социального мира.

Другими словами, речь идет не о том, чтобы ребенок чувствовал побуждение к поощрению действовать определенным образом в соответствии с тем, что ожидается от него, будучи мальчиком или девочкой.

Напротив, развитие их гендерной идентичности зависит от их ощущения себя мужчиной или женщиной, которое растет поэтапно, что соответствует их когнитивному развитию.И эти этапы тесно связаны с теорией Пиаже в отношении когнитивного развития детей.

Исследования, подтверждающие гендерное постоянство

Данные исследований в поддержку теории развития гендерного постоянства, предложенной Кольбергом, неоднозначны.

  • Некоторые ранние исследователи (1970-х, 1980-х и 1990-х годов) утверждали, что дети в возрасте двух лет от природы демонстрируют гендерно предвзятое поведение, например, выбирают определенные игрушки или играют с другими девочками или мальчиками.
  • Некоторые утверждают, что подкрепление родителями гендерно согласованного поведения также критически важно для развития гендерной идентичности ребенка.
  • Некоторые исследования показывают, что даже младенцы могут различать мужские и женские лица и голоса.
  • Некоторые утверждают, что гендерное постоянство на самом деле является наиболее незрелой формой гендерной концепции.

В одном из связанных исследований Слаби и Фрей (1975) изучали понимание пола детьми с помощью интервью по гендерным концепциям.Они опросили 55 детей от двух до пяти лет и задали 14 вопросов и встречных вопросов.

Ниже приведены примеры вопросов, каждый из которых представляет разные этапы теории Кольберга:

  • Это девочка или мальчик? (показано фото)
  • Ты мальчик или девочка?
  • Когда вы были младенцем, вы были мальчиком или девочкой?
  • Когда вырастете, станете ли вы папой или мамой?
  • Если бы вы носили одежду для девочек, вы были бы девушкой?
  • Могли бы вы быть мальчиком, если бы захотели?

Затем исследователи показали детям фильм и измерили, насколько они уделяют внимание мужскому или женскому персонажу.Они обнаружили, что дети с более сильным гендерным постоянством с большей вероятностью будут обращать внимание на однополую ролевую модель. Это подтверждает теорию Кольберга.

Другие теории гендерного развития

Кольберг предположил, что развитие гендерных ролей зависит от понимания ребенком концепции, согласно которой его пол остается неизменным.

Однако другие утверждали, что человеческое развитие — это гораздо более сложный процесс, который зависит от множества факторов, взаимодействующих друг с другом.В частности, канадско-американский психолог Альберт Бандура утверждал, что развитие было результатом взаимодействия поведения, человека и окружающей среды.

С этой точки зрения, например, ребенок, который получает отрицательный отзыв о ношении платья в качестве мальчика, начнет понимать гендерные роли. Другими словами, то, как вы социализировались в детстве, дает вам информацию о том, как выйти в мир девочкой или мальчиком. На это может повлиять одежда, которую родители покупают для вас, декор в вашей комнате, игрушки, с которыми вы играете, и занятия, в которых вас поощряют.

Если вас вознаграждают за то, что вы действуете в соответствии со своей гендерной ролью, у вас будет мотивация действовать в соответствии с гендерными стереотипами.

Эта внешняя обратная связь со временем станет интернализованной, и вы почувствуете себя лучше, если будете действовать в соответствии с гендерными стереотипами. По мере того, как вы становитесь старше, внутреннее саморегулирование будет становиться все более важным.

Еще раз обратите внимание, что это более старая теория, основанная на времени, когда гендерные роли были менее подвижными.

В то же время другие теоретики согласны с тем, что познание в некоторой степени важно.

Например, Мартин и Халверсон (1981) представили новую теорию гендерной типизации, в которой они предположили, что стереотипы возникают как способ обработки большого количества информации. Другими словами, когда вы будете маленьким мальчиком или девочкой, мир может сбивать с толку. Так что легче начать классифицировать вещи по полу. Они утверждают, что стереотипы — это своего рода дорожные карты о том, как вести себя при взаимодействии с новыми людьми.

Мартин и Халверсон утверждали, что дети довольно жестко используют эти стереотипы, но по мере взросления они становятся более гибкими.

Слово Verywell

Хотя развитие гендерной идентичности продолжает изучаться и по сей день, первоначальная концепция, предложенная Колбергом, получила неоднозначную поддержку. Только прилагая постоянные усилия к пониманию развития гендерной идентичности у детей, мы сможем правильно понять это явление. Кроме того, с нашим изменяющимся пониманием биологического пола и гендера, вполне вероятно, что подобные теории будут продолжать развиваться.

Познание и гендерное развитие — OpenLearn

Большинство современных теоретиков утверждают, что необходимо принимать во внимание когнитивные процессы, чтобы объяснить, как социальная среда влияет на гендерное развитие ребенка и как ребенок играет важную роль в управлении его или собственное гендерное развитие.

Когнитивные процессы

Все теории, рассматриваемые в этом разделе, относятся к аспектам мышления детей, которые имеют ключевое значение для их гендерного развития.Они сосредоточены на способах, которыми дети обращают внимание, а затем обрабатывают и систематизируют эту информацию, и, как правило, имеют оправданный акцент на активной роли детей в формировании своего собственного развития; они не просто пассивные респонденты на навязываемую им стереотипную информацию. Такое представление о ребенке как об активном помогает психологам понять, почему так трудно найти устойчивые эффекты социальной среды — сами эффекты, так или иначе, зависят от ребенка.

Социально-когнитивная теория

Ранние теории социального обучения, в которых основное внимание уделялось простому одностороннему влиянию окружающей среды на поведение, подвергались критике за то, что они давали слишком упрощенную картину человеческого развития. Социальная когнитивная теория Бандуры (SCT) основывается на более ранних подходах к социальному обучению, обращаясь к тому факту, что человеческое развитие включает сложное взаимодействие многих факторов. SCT обычно представляется (например, Bandura, 1986) в терминах «модели причинно-следственной связи», которая связывает три набора переменных, каждый из которых влияет друг на друга: поведение (например,грамм. паттерны деятельности), человека (например, ожидания, намерения, цели) и окружающей среды (например, моделирование, подкрепление). Акцент все еще делается на том, как социальный опыт детей влияет на их поведение, но SCT подчеркивает активную роль детей в их наблюдательном обучении. Они могут выборочно посещать определенные события или людей в окружающей среде, затем мысленно организовывать, комбинировать и репетировать наблюдаемое поведение, решать, когда разыгрывать поведение, и, наконец, отслеживать результаты этого поведения.

Какое значение имеет SCT для понимания гендерного развития? Так же, как и в подходах к раннему социальному обучению, Бусси и Бандура (1999) указывают на свидетельства отрицательной реакции родителей и сверстников на поведение детей, противоречащее гендерным стереотипам, как на подтверждение идеи о том, что гендерное развитие в значительной степени основано на внешних санкциях на раннем этапе. Утверждается, что история социализации детей дает отличительную информацию о мужественности и женственности от рождения — например, об одежде, декоре детской, игрушках и развлечениях.Более того, несомненно, широко распространено моделирование гендерных стереотипов как в семье, так и в более широкой культуре. Когда поведение детей, противоречащее гендерным ролям, вызывает открытую насмешку со стороны взрослых и сверстников, у ребенка появляется явная мотивация вести себя стереотипно по гендерному признаку.

Однако есть свидетельства выбора и гибкости в поведении детей, и именно здесь в игру вступают когнитивные процессы. Как только дети начинают усваивать стандарты поведения, подходящие для мужчин и женщин, на основе описанного выше социального опыта, их собственное поведение больше не зависит от внешних вознаграждений или наказаний.Скорее, они становятся способными управлять своим поведением таким образом, чтобы соответствовать своим внутренним стандартам. Более того, они следят за своим поведением в соответствии с этими стандартами, чтобы они могли гордиться своим поведением, соответствующим гендерным ролям, даже если нет явной внешней похвалы. В исследовании, которое поддержало эту точку зрения на гендерное развитие (Bussey and Bandura, 1992) , ясли детей в возрасте от трех до четырех лет просили оценить гендерно-типичное поведение сверстников (как показано на видеозаписи) и оценить, как бы они себя чувствовали, если бы они играли с мужскими и женскими игрушками.

Даже младшие дети не одобряли несовместимое с гендерными ролями поведение сверстников (например, мальчики, играющие с куклами), но когда они оценивали свои собственные чувства, они были одинаковыми как для мужских, так и для женских игрушек. Напротив, четырехлетние дети не только не одобряли несовместимое с ролями поведение других, но и самокритично оценивали, как бы они себя чувствовали, если бы они играли с несовместимыми с ролями игрушками. Кроме того, эти самооценки предсказывали, как дети на самом деле продолжали играть с мужскими и женскими игрушками.Это было воспринято как свидетельство того, что, хотя социальные санкции за гендерно-типичное поведение явно присутствуют у детей младшего возраста, саморегулирование становится более важным с возрастом.

Теория когнитивного развития

Несмотря на акцент на познание и внутреннюю саморегуляцию в недавней работе Бандуры, многие теоретики утверждают, что существуют более фундаментальные когнитивные процессы, которые необходимо учитывать при анализе гендерного развития детей. В частности, исследователи предположили, что представления детей о себе как о мужчинах или женщинах играют решающую роль в поощрении детей определять и поддерживать гендерные роли.Это понятие было впервые сформулировано одновременно с подходами раннего социального обучения к гендерному развитию. В книгу, содержащую отчет Мишеля (1966) о подходе социального обучения к гендерному развитию, также был включен столь же важный отчет Лоуренса Колберга (1966) о его теории когнитивного развития. Признавая важность обучения на основе наблюдений, Кольберг представил совершенно иную картину того, как дети приходят к пониманию и разыгрыванию гендерных ролей: по его собственным словам, его теория «предполагает, что базовые сексуальные установки не формируются напрямую ни биологическими инстинктами, ни произвольными культурными нормами. , но когнитивной организацией ребенка своего социального мира по полово-ролевым измерениям »(стр.82).

По мнению Колберга, мальчики думают: «Я мальчик, поэтому я хочу делать мальчишеские вещи, поэтому возможность делать мальчишеские поступки (и получать одобрение на их выполнение) является вознаграждением» (стр. 89). Таким образом, его акцент делается на развитие гендерных ролей как на само-социализацию; Конечно, информации о гендерных ролях в социальной среде достаточно, но именно ребенок активно ищет, организует и затем ведет себя в соответствии с этой информацией. Это заметно контрастирует с представлением о ребенке, который ведет себя гендерно-типичным образом просто потому, что он или она награждается — или видит, что кого-то награждают — за это.

Основным следствием этой точки зрения является то, что понимание детьми гендерных ролей и соблюдение ими своих функций зависит от их гендерной идентичности, их ощущения себя мужчиной или женщиной. Кольберг и другие сторонники этого подхода утверждали, что у детей развивается чувство гендерной идентичности в последовательности отдельных этапов, и эта идея во многом обязана влиятельной работе Жана Пиаже по когнитивному развитию. Пиаже утверждал, что логическое мышление детей может развиваться через последовательность дискретных этапов, каждая из которых качественно отличается от других.Колберг связал это развитие с ростом у детей чувства гендерной идентичности. Кольберговская последовательность развития гендерной идентичности включает три этапа.

Этапы гендерного развития по Кольбергу

Этап 1: Гендерная маркировка
Дети могут идентифицировать себя и других людей как девочек или мальчиков (мам или пап). Однако пол не считается стабильным с течением времени или с учетом изменений внешних физических характеристик (например, длины волос, одежды).

Этап 2: Гендерная стабильность
Дети осознают, что гендер остается стабильным с течением времени: мальчики вырастут папами, а девочки вырастут мамочками. Однако неизменный характер пола — то есть он остается неизменным независимо от изменений внешнего вида или выбора деятельности — еще не оценен.

Этап 3: Гендерная согласованность
Дети полностью осознают неизменность пола во времени и в разных ситуациях.

Примерно к трем годам на этапе определения пола дети становятся способными точно называть себя и других как мальчиков или девочек. Однако не в ближайшие пару лет дети войдут в стадию гендерной стабильности и осознают, что эта классификация будет оставаться стабильной с течением времени (т.е. мальчик вырастет папой, а девочка вырастет до быть мумией). Но только на заключительной стадии гендерной согласованности, примерно в возрасте 6 или 7 лет, дети были признаны способными к пониманию постоянства пола независимо от времени, изменений контекста или трансформации физических особенностей.

Считалось, что это понимание развивалось параллельно с классическими изменениями Пиаже в восприятии детьми природосбережения (например, понимание того, что объем воды в стакане останется прежним после того, как вода будет налита в стакан разных размеров). Что наиболее важно, Кольберг утверждал, что «гендерная идентичность ребенка может обеспечить стабильного организатора психосексуальных установок ребенка только тогда, когда он категорически уверен в ее неизменности» (1966, стр. 95).Таким образом, зрелое понимание гендерного постоянства было сочтено критически важным для процесса гендерной типизации.

Исследовательская литература в некоторой степени подтверждает идею о том, что более продвинутые гендерные концепции связаны с избирательным вниманием к однополым моделям. Классическое исследование Слаби и Фрея (1975) оценивало понимание детьми гендера как фиксированного, неизменного атрибута с помощью структурированного интервью по концепции гендера. Ответы детей на вопросы, по-видимому, подтверждали последовательность развития гендерной идентичности, предложенную Кольбергом.Кроме того, дети, которые продемонстрировали понимание стабильности пола, с большей вероятностью, чем дети с менее зрелым гендерным представлением, обратились к однополой модели на видеокассете, на которой были изображены как мужские, так и женские модели (см. Резюме исследования ниже).

В целом, однако, исследовательские данные о связи между признанием гендерного постоянства и гендерной типизацией не очень сильны (см. Обзоры Huston, 1983; Ruble and Martin, 1998). Фактически, большинство данных свидетельствует о том, что это наиболее незрелая форма гендерной концепции — точное обозначение себя мальчиком или девочкой — которая часто связана с гендерно-типичным поведением и стереотипными убеждениями.Бусси и Бандура (1999) отмечают, что «задолго до того, как дети достигли гендерного постоянства, они предпочитают играть с игрушками, традиционно связанными с их полом, […] моделировать свое поведение по образцам того же пола, […] и вознаграждать сверстников за гендерно-адекватное поведение »(с. 678).

Резюме исследования

Слаби и Фрей, 1975
Подходы к социальному обучению предполагают, что гендерное развитие детей в значительной степени основывается на наблюдении за моделями одного пола.Однако теория когнитивного развития Кольберга (1966) предполагает, что понимание детьми пола как постоянного, неизменного атрибута имеет решающее значение. Слаби и Фрей (1975) намеревались определить, влияет ли внимание детей к моделям одного пола их уровень гендерного постоянства.

Для пятидесяти пяти детей в возрасте от 2 до 5 лет гендерное постоянство было оценено с помощью серии из четырнадцати вопросов и встречных вопросов. Несколько вопросов касались гендерной маркировки.Например:

Это девочка или мальчик? (показывает куклу мальчик / девочка)
Вы девочка или мальчик?

Дополнительные вопросы касались гендерной стабильности. Например:

Когда вы были маленьким, вы были маленькой девочкой или маленьким мальчиком?
Когда вырастете, будете ли вы папой или мамой?
Могли бы вы когда-нибудь быть [противоположностью предыдущего ответа]?

Последний набор вопросов касался гендерной согласованности. Например:

Если бы вы носили одежду [противоположного пола ребенка], вы были бы мальчиком или девочкой?
Могли бы вы быть [противоположностью детского пола], если бы захотели?

Дети были классифицированы как дети с низким показателем гендерного постоянства, если они неправильно ответили на вопросы гендерной маркировки или вопросов гендерной стабильности, и в противном случае были определены как дети с высоким уровнем гендерного постоянства.Через несколько недель после этого интервью детям был показан короткометражный фильм, в котором мужчина и женщина занимаются простыми параллельными делами по разные стороны экрана. Было измерено время, в течение которого глаза детей были зафиксированы на каждой стороне экрана.

Слаби и Фрей нашли поддержку своей гипотезы о том, что дети с более высоким уровнем гендерного постоянства будут проявлять более избирательное внимание к однополым моделям. Данные в таблице ниже показывают, что мальчики с высоким постоянством смотрели на мужскую модель, а не на женскую модель, больше, чем мальчики с низким постоянством, в то время как для девочек верно обратное.Интересно, что избирательное внимание к однополой модели было намного сильнее среди мальчиков с высоким постоянством, чем среди девочек с высоким постоянством. Фактически, и мальчики, и девочки проводили больше времени, наблюдая за мужской моделью, чем за женской моделью. В целом результаты указывают на влияние как когнитивных, так и социальных факторов на гендерное развитие.

Таблица: Средний (SD) процент времени просмотра модели, потраченного на наблюдение за мужской, а не за женской моделью (стандартное отклонение в скобках).

Пол участника Низкая гендерная постоянство Высокое гендерное постоянство
Мальчики 47.9 (8,5) 61,4 (9,6)
Девочки 57,8 (9,9) 50,8 (11,7)

Теория гендерной схемы

Несмотря на ограниченные научные данные о роли гендерного постоянства в развитии гендерно-типичного поведения, многие современные исследователи основываются на основной точке зрения Колберга о том, что когнитивные процессы играют ключевую роль в обеспечении гендерного развития. Фактически, вопрос сейчас не в том, важно ли познание — все согласны с этим, — а в том, на каких именно познаниях следует делать упор.В то время как Кольберг подчеркивал относительно поздно сформировавшееся полное понимание гендерного постоянства, теоретики гендерной схемы утверждают, что именно ранние когнитивные процессы, лежащие в основе способности детей называть себя мальчиками или девочками, играют ключевую роль в гендерном развитии (Martin et al., 2002).

В 1981 году Кэрол Мартин и Чарльз Халверсон представили новый отчет о гендерной типизации, который основывался на идеях более ранних описаний когнитивного развития, но содержал значительно больше деталей о точных когнитивных процессах, участвующих в гендерном развитии (Мартин и Халверсон, 1981).

Они предположили, что появление стереотипов в детстве не было чисто функцией воздействия окружающей среды, а скорее было совершенно нормальным следствием обработки информации детьми. С этой точки зрения стереотипы — это просто эффективный способ обработки и прогнозирования больших объемов информации. Если мы не классифицируем информацию и не делаем обобщений (например, о том, что нравится мальчикам и что нравится девочкам) на этой основе, мы просто не сможем эффективно управлять своей жизнью.Для детей, сталкивающихся с бесконечным потоком новой информации и новых материалов, такие процессы упрощения необходимы, чтобы понять сложный мир вокруг них.

Задание: Что в вашей гендерной схеме?

Разрешите около 20 минут
Это задание поможет вам изучить собственное использование гендерных схем.

Делаете ли вы какие-либо автоматические предположения о людях, основанные на том, являются ли они мужчинами или женщинами, чтобы помочь вам управлять своими повседневными взаимодействиями? Представьте, что вы на вечеринке и впервые встречаетесь с человеком.Вы действительно хотите повеселиться и произвести хорошее впечатление. Повлияет ли пол человека на ваш подход к ситуации: как вы себя ведете, о чем говорите, о чем задаете вопросы, о чем шутите и т. Д.?

А теперь представьте, что вам впервые пришлось ухаживать за 8-летним другом друга. Вы действительно хотите, чтобы ребенок развлекался. Повлияет ли пол ребенка на ваш подход к ситуации: какие занятия вы готовите, о чем говорите, о чем задаете вопросы и т. Д.?

Подумайте о других повседневных ситуациях: идете на собеседование, разговариваете с кассиром в супермаркете, встречаетесь с новым коллегой по работе и т. Д.Попробуйте перечислить некоторые выводы, которые вы делаете о людях, просто зная их пол.

Комментарий

Теоретические основы Мартина и Халверсона напоминают нам, что стереотипы не обязательно являются ненормальным или иррациональным образом мышления; скорее, они часто играют ключевую роль в упрощении очень сложного мира. Мы часто используем гендерные стереотипы в качестве практических правил, которыми руководствуемся в наших социальных взаимодействиях. Однако мы должны быть осторожны, чтобы не слишком жестко полагаться на гендерные стереотипы — мы должны быть готовы пересмотреть свои убеждения, ожидания и поведение, когда нам представлена ​​противоречащая стереотипам информация (например,грамм. девочка с «мужскими» игрушечными предпочтениями). Исследования показывают, что по мере взросления дети становятся все более гибкими в своих рассуждениях о гендере.

В основе теории лежит понятие «схемы», ментальной структуры, которая направляет обработку информации и опыта. Согласно первоначальной модели, предложенной Мартином и Халверсоном (1981), задействованы две ключевые схемы. Первая, схема «в группе — вне группы» включает широкую категоризацию атрибутов, занятий и объектов как для мальчиков, так и для девочек.Другими словами, считается, что мальчики и девочки мысленно представляют, что подходит для их внутренней группы (мальчики для мальчика, девочки для девочки) и что подходит для их внешней группы (девочки для мальчика, мальчики). для девушки). Вторая схема, схема «собственный пол», включает более подробную информацию о тех формах поведения, чертах и ​​объектах, которые считаются характерными для их группы. Как только дети смогут называть себя мальчиками или девочками, они начнут формировать эти схемы, чтобы разобраться в мире вокруг них.

Во многих отношениях базовое положение Кольберга (1966) все еще применимо: «Я мальчик, поэтому я хочу заниматься мальчишескими вещами». Разница в том, что понятие «я мальчик» должно отражать только базовую гендерную маркировку, в отличие от полного признания гендерного постоянства. Как только это понимание присутствует и среда предоставляет информацию об определенных игрушках или занятиях, как мужских или женских (которые организованы по схеме внутри группы — вне группы), дети будут побуждены узнать больше о внутригрупповом наборе игрушек. игрушки или занятия.Таким образом, схема внутри группы — вне группы определяет, какая информация входит в более детальную и проработанную собственную половую схему: если мальчик рассматривает объект или действие как мужские, он подойдет к нему, взаимодействует с ним и узнает больше. об этом. Таким образом, в отличие от точки зрения SCT, согласно которой внутренние стандарты поведения формируются посредством интернализации социальных правил, которым обучают посредством поощрений и наказаний (или наблюдаемых в результате поведения других), здесь дети рассматриваются как имеющие внутренние, саморегулирующиеся стандарты, как только поскольку они называют себя мальчиками или девочками.

Основным преимуществом подхода с использованием гендерных схем является то, что мы можем начать отслеживать стабильность и изменения в когнитивных способностях и поведении детей, связанных с полом, отслеживая развитие детских схем. Например, он дает хорошее представление о том, почему дети так сильно цепляются за гендерные стереотипы, иногда несмотря на все усилия родителей, которые пытаются уменьшить или устранить стереотипы. Схемы определяют то, на что мы обращаем внимание, о чем пытаемся узнать больше, с чем взаимодействуем и что (и как) запоминаем.Например, Bradbard et al. (1986) дал 56 детям в возрасте от 4 до 9 лет несколько новых объектов для исследования в течение шести минут. Дети больше исследовали новые предметы, когда они были помечены как предназначенные для своего пола, чем для другого пола, и впоследствии через неделю запомнили больше деталей об игрушках для собственного пола, чем об игрушках для другого пола. Аналогичным образом Либен и Синьорелла (1993) показали 106 ученикам начальной школы шестьдесят рисунков мужских и женских персонажей, занятых мужскими, женскими и нейтральными занятиями / занятиями (например,грамм. пожарный, мыть посуду), а затем попросил их вспомнить как можно больше фотографий. Дети вспоминали больше изображений мужчин, выполняющих мужское поведение, чем мужчин, выполняющих женское поведение. Влияние гендерных схем может быть настолько сильным, что противоречащая стереотипам информация может быть искажена, чтобы она соответствовала схемам. Мартин и Халверсон (1983) показали 48 фотографий детей в возрасте от 5 до 6 лет, на которых изображены мужчины или женщины, занятые деятельностью, которая соответствует или несовместима с гендерными ролями.Через неделю у детей появились искаженные воспоминания о ролевых несоответствующих картинках, например, картина, на которой девочка пила дрова, запомнилась как картина мальчика, распиливающего дрова.

Подход с использованием гендерной схемы также помогает нам понять, почему дети младшего возраста, кажется, придерживаются стереотипов более жестко, чем дети старшего возраста. Когда детей просили предсказать, насколько персонажи в рассказе хотели бы мужских и женских игрушек, младшие дети полагались только на пол персонажа, чтобы сделать свое суждение (Мартин, 1989).Они предсказали, что персонаж-мальчик хотел бы играть с грузовиками независимо от информации об интересах этого персонажа. Напротив, старшие дети учитывали как пол персонажа, так и «индивидуализирующую» информацию об этом конкретном персонаже. Таким образом, они предсказывают, что девушка, которая описывается как имеющая противоположные стереотипы (например, любит играть с самолетами), с меньшей вероятностью захочет играть с куклой, чем стереотипная девушка. Такая гибкость, вероятно, является результатом изменений в познании детей, таких как более глубокое понимание мужественности в отличие от мужественности и женственности в отличие от женственности, а также повышение способности использовать несколько источников информации (например,грамм. и секс, и идиосинкразические интересы) одновременно. Младшие дети, с более упрощенной гендерной схемой, которая связывает определенные занятия с мальчиками и некоторые другие занятия с девочками, казалось, полагались только на пол персонажа, делая выводы о его или ее игрушечных предпочтениях.

Сводка

Психоаналитическая точка зрения подчеркивает важность опыта раннего детства в гендерном развитии, но акцент на психосексуальной динамике в семье не получил эмпирической поддержки.

Доминирующая дискуссия в текущих исследованиях гендерного развития касается относительной важности социальных и когнитивных факторов.

Подход Мишеля к социальному обучению предполагает, что гендерное развитие детей является продуктом их социального опыта. Этот теоретический подход направлен на закрепление гендерного поведения со стороны родителей и сверстников, а также на наблюдение детьми гендерных стереотипов в окружающем их мире.

Социально-когнитивная теория Бандуры — это более поздняя версия подходов к социальному обучению, в которой подчеркивается активная роль детей в их наблюдательном обучении.

Когнитивно-развивающая теория Кольберга предложила последовательность этапов развития детского представления о гендере. Считалось, что понимание детьми неизменности или «постоянства» пола лежит в основе их склонности искать информацию о гендерных ролях и придерживаться ее.

Подход, основанный на гендерных схемах Мартина и Халверсона, предполагает, что дети формируют когнитивные схемы относительно пола, как только они обнаруживают свой собственный пол. Эти схемы управляют гендерным развитием, направляя внимание и память детей таким образом, что они сосредотачиваются и запоминают информацию, типичную для пола, гораздо больше, чем противоречит стереотипной информации.

Список литературы

Бандура, А. (1986) Социальные основы мысли и действия: социальная когнитивная теория, Энглвуд Клиффс (Нью-Джерси), Прентис-Холл.
Брэдбард, М. Р., Мартин, К. Л., Эндсли, Р. К. и Халверсон, К. Ф. (1986) «Влияние половых стереотипов на исследования и память детей: различие между компетенциями и результатами», Психология развития, 22, стр. 481–6.
Бусси К. и Бандура А. (1992) «Механизмы саморегулирования, регулирующие гендерное развитие», «Развитие ребенка», 63, стр.1236–50.
Бусси К. и Бандура А. (1999) «Социально-когнитивная теория гендерного развития и дифференциации», Психологический обзор, 106, стр. 676–713.
Хьюстон, А.С. (1983) «Половое типирование», в Хетерингтоне, Э. М. (ред.) Справочник по детской психологии: Социализация, личность и социальное развитие (Том 4), Нью-Йорк, Вили.
Kohlberg, L. (1966) «Анализ когнитивно-эволюционного развития половых представлений и установок детей», в Э. Маккоби (ред.) Развитие половых различий, Лондон, Тависток.
Либен, Л. С. и Синьорелла, М. Л. (1993) «Гендерная схематическая обработка у детей: роль первоначальных интерпретаций стимулов», Психология развития, 29, стр. 141–149.
Мартин, К. Л. (1989) «Использование детьми гендерной информации при вынесении социальных суждений», Психология развития, 25, стр. 80–8.
Мартин, К. Л. и Халверсон, К. Ф. (1981) «Модель схематической обработки определения пола и стереотипов у детей», «Развитие ребенка», 52, стр. 1119–34.
Мартин, К. Л.и Халверсон, К. Ф. (1983) «Влияние схем определения пола на память маленьких детей», «Развитие ребенка», 54, стр. 563–74.
Мартин, К. Л., Рубль, Д. Н. и Шкрибало, Дж. (2002) «Когнитивные теории раннего гендерного развития», Психологический бюллетень, 128, стр. 903–33.
Мишель, В. (1966) «Взгляд на половые различия в поведении с точки зрения социального обучения», в работе Э. Маккоби (редактор) «Развитие половых различий», Лондон, Тависток, Рубль, Д. Н., и Мартин, К. Л. (1998). . Гендерное развитие. Гостиница.Айзенберг (ред.), Справочник по детской психологии: социальное, эмоциональное и личностное развитие (том 3, стр. 933-1016). Нью-Йорк: Вили.
Слаби, Р. Г. и Фрей, К. С. (1975) «Развитие гендерного постоянства и избирательное внимание к однополым моделям», «Развитие ребенка», 46, стр. 849–56.

Достижение гендерной идентичности у детей раннего возраста

  • Бем, С. (1981). Теория гендерной схемы: когнитивный учет определения пола. Психологический обзор, 88, 354–364.

    Google ученый

  • Бем, С. (1993). Гендерные линзы: трансформация дискуссии о сексуальном неравенстве. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

    Google ученый

  • Бирн Б. М. (1996). Измерение самооценки на протяжении всей жизни: проблемы и инструменты. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    Google ученый

  • Дэвис, Б.(1989). Дискурсивное производство дуализма мужчины и женщины в школе. Oxford Review of Education, 15, 229–241.

    Google ученый

  • Де Лиси Р. и Галлахер А. М. (1991). Понимание гендерной стабильности и постоянства у аргентинских детей. Merrill — Palmer Quarterly, 37, 483–502.

    Google ученый

  • Eaton, W.(1983). Гендерное понимание и стереотипы половой роли у дошкольников: последствия для воспитателей. Child Care Quarterly, 12, 28–35.

    Google ученый

  • Фрей, К. С., и Рубль, Д. Н. (1992). Гендерное постоянство и «цена» полового поведения: проверка гипотезы конфликта. Психология развития, 28, 714–721.

    Google ученый

  • Гиллиган, К.(1982). Другим голосом: Психологическая теория и развитие женщин . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Хартер С. и Пайк Р. (1984). Изобразительная шкала воспринимаемой компетентности и общественного признания. Развитие ребенка, 55, 1969–1982.

    Google ученый

  • Холлуэй, W. (1989). Субъективность и метод в психологии: гендер, значение и наука. Лондон: Мудрец.

    Google ученый

  • Хьюстон, А. К. (1983). Секс-типирование. В Э. М. Хетерингтоне (ред.), Справочник по детской психологии: Социализация, личность и социальное развитие (том 4, стр. 388–467). Нью-Йорк: Вили.

    Google ученый

  • Кольберг, Л. (1966).Когнитивно-развивающий анализ концепций и взглядов детей на половые роли. В E. Maccoby (Ed.) Развитие половых различий (стр. 82–173). Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

    Google ученый

  • Леонард С. П. и Арчер Дж. (1989). Натуралистическое исследование гендерной постоянства у детей трех-четырех лет. Британский журнал психологии развития, 7, 341–346.

    Google ученый

  • Леви, Г.Д. и Картер Д. Б. (1989). Гендерная схема, гендерное постоянство и гендерно-ролевые знания: роли когнитивных факторов в атрибуции гендерных стереотипов дошкольников. Психология развития, 25, 444–449.

    Google ученый

  • Лобель Т. Э. и Менашри Дж. (1993). Связь представлений о гендерно-ролевых трансгрессиях и гендерной постоянности с гендерными предпочтениями игрушек. Психология развития, 29, 150–155.

    Google ученый

  • Маккоби Э. Э. (1990). Роль гендерной идентичности и гендерного постоянства в дифференцированном по полу развитии. Новые направления развития ребенка, 47, 5–20.

    Google ученый

  • Маркус Д. Э. и Овертон У. Ф. (1978). Развитие когнитивного гендерного постоянства и половых ролевых предпочтений. Развитие ребенка, 49, 434–444.

    Google ученый

  • Марш, Х. У. и Хэтти, Дж. (1996). Теоретические взгляды на структуру Я-концепции. В Б. Бракен (ред.) Справочник по самооценке. Нью-Йорк: Вили.

    Google ученый

  • Мартин, К. Л., и Халверсон, К. Ф. (1981). Схематическая модель обработки типизации пола и стереотипов у маленьких детей. Развитие ребенка, 52, 1119–1134.

    Google ученый

  • Мартин, К. Л., и Литтл, Дж. К. (1990). Связь гендерного понимания с детскими предпочтениями и гендерными стереотипами. Развитие ребенка, 61, 1427–1439.

    Google ученый

  • Рубль, Д. Н., Мартин, К. Л. (1998). Гендерное развитие. В W. Damon and N. Eisenberg (Eds.), Справочник по детской психологии: социальное, эмоциональное и личностное развитие (5-е изд., Vol. 3. С. 933–1016). Нью-Йорк: Вили.

    Google ученый

  • Сайер А. (1992). Метод в социальных науках. Лондон: Хайнеманн.

    Google ученый

  • Шаффер, Х. Р. (1996). Социальное развитие. Оксфорд: Блэквелл.

    Google ученый

  • Simco, N., & Warin, J. (1997). Валидность в исследованиях на основе изображений: детально проработанная иллюстрация проблем. Британский журнал исследований в области образования, 23, 661–672.

    Google ученый

  • Слаби Р. Г. и Фрей К. С. (1975). Развитие гендерного постоянства и избирательного внимания к однополым моделям. Развитие ребенка, 46, 849–856.

    Google ученый

  • Стангор, К., и Рубль, Д. Н. (1987). Развитие знаний о гендерных ролях и гендерного постоянства.В L. S. Liben и M. L. Signorella (Eds.), Children гендерные схемы (стр. 5–22). Сан-Франциско: Джосси Басс.

    Google ученый

  • Томпсон, С. К. (1975). Гендерные ярлыки и раннее развитие половых ролей. Развитие ребенка, 46, 339–347.

    Google ученый

  • Тонг Р. (1989). Феминистская мысль: всестороннее введение. Сидней: Анвин и Хейман.

    Google ученый

  • Урберг, К. А. (1982). Развитие представлений о мужественности и женственности у детей младшего возраста. Sex Roles, 8, 659–668.

    Google ученый

  • Warin, J. (1998). Роль пола в развитии у маленьких детей самоощущения в социальном контексте раннего школьного опыта . Неопубликованная Ph.D. диссертация, Ланкастерский университет, Великобритания

    Google ученый

  • Вайнрауб М., Клеменс Л. П., Соклофф А., Этеридж Т., Грейсли Э. и Майерс Б. (1984). Развитие стереотипов половых ролей на третьем году обучения: связь с гендерной маркировкой, гендерной идентичностью, предпочтениями игрушек по полу и семейными характеристиками. Развитие ребенка, 55, 1493–1503.

    Google ученый

  • Постоянство восприятия в психологии: определение и примеры — стенограмма видео и урока

    Определение константности восприятия

    Постоянство восприятия относится к тенденции воспринимать знакомый вам объект как имеющий постоянную форму, размер и яркость, несмотря на возникающие стимулы меняются.Но что это на самом деле означает?

    Предположим, вы на автобусной остановке по соседству с другом. Вы видите автобус, который поворачивает за угол в нескольких кварталах от вас. Издалека автобус выглядит как обычная точка в поле вашего зрения. Вы поднимаете ладонь и замечаете, что можете покрыть ладонью всю площадь автобуса. По мере того, как автобус приближается к остановке, он начинает занимать все больше и больше поля вашего зрения. Ваша ладонь больше не закрывает площадь автобуса.

    К тому времени, как автобус достигает остановки, вы понимаете, что автобус вдвое выше вас.Несмотря на то, что автобус теперь занимает большую часть поля вашего зрения, вы не воспринимаете его как выросший. Вы знаете, что автобус теперь имеет такие же размеры, прямоугольную форму и яркость, как когда вы видели его вдалеке. Причина, по которой вы это знаете, — постоянство восприятия.

    Даже если изображение автобуса становится больше в размере, у вас достаточно опыта работы с автобусами, чтобы знать, что фактический размер автобуса остается постоянным.Вы можете воспринимать размер автобуса как стабильный, даже если характеристики автобуса постоянно меняются в поле вашего зрения. Именно постоянство восприятия позволяет вам идентифицировать объекты в различных условиях, когда вы мысленно реконструируете изображения этих объектов. Например, автобус выглядит одинакового размера при солнечном свете летом и темным снежным вечером зимой.

    Постоянство восприятия может быть уменьшено, если вы не очень хорошо знакомы с объектом или если есть уменьшение количества внешних сигналов, помогающих идентифицировать объект.Итак, каковы различные типы перцептивных постоянств?

    Введение в восприятие | Безграничная психология

    Знакомство с процессом восприятия

    Восприятие — это набор бессознательных процессов, которым мы подвергаемся, чтобы понять стимулы и ощущения, с которыми мы сталкиваемся.

    Цели обучения

    Обозначьте этапы процесса восприятия

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Восприятие — это набор процессов, которые мы используем для осмысления различных стимулов, которые нам предъявляют.Наше восприятие основано на том, как мы интерпретируем различные ощущения.
    • Процесс восприятия начинается с получения стимулов из окружающей среды и заканчивается нашей интерпретацией этих стимулов. Этот процесс обычно происходит без сознания и происходит сотни тысяч раз в день.
    • Когда мы уделяем внимание или выбираем одну конкретную вещь в нашем окружении, она становится стимулом, которым мы уделяем внимание.
    • Организация раздражителей происходит посредством нервных процессов; это начинается с наших сенсорных рецепторов (осязание, вкус, обоняние, зрение и слух) и передается в наш мозг, где мы систематизируем получаемую информацию.
    • После того, как мы получаем и систематизируем стимулы, мы можем интерпретировать эти стимулы, что просто означает, что мы берем информацию и превращаем ее во что-то, что мы можем классифицировать.
    Ключевые термины
    • percept : мысленное представление стимула
    • Процесс восприятия : последовательность шагов, которая включает в себя последовательно: выбор стимулов в окружающей среде, организацию этой информации и интерпретацию этих стимулов.
    • Восприятие : организация, идентификация и интерпретация сенсорной информации

    Введение в восприятие

    Восприятие — это набор процессов, которые мы используем для осмысления всех стимулов, с которыми вы сталкиваетесь каждую секунду, от свечения экрана компьютера перед вами до запаха комнаты и зуда в лодыжке. Наше восприятие основано на том, как мы интерпретируем все эти различные ощущения, которые являются сенсорными впечатлениями, которые мы получаем от стимулов в окружающем нас мире.Восприятие позволяет нам ориентироваться в мире и принимать решения обо всем, с какой футболки надеть или как быстро убежать от медведя.

    Закройте глаза. Что вы помните о комнате, в которой находитесь? Цвет стен, угол наклона теней? Знаем мы об этом или нет, но мы избирательно занимаемся разными вещами в нашей среде. Наш мозг просто не в состоянии обращать внимание на каждую деталь окружающего нас мира. Оптические иллюзии подчеркивают эту тенденцию.Вы когда-нибудь смотрели на оптическую иллюзию и видели одно, а друг видит совсем другое? Когда нам предъявляются стимулы, наш мозг участвует в трехэтапном процессе: отбор, организация и интерпретация.

    Например, представьте себе вазу Рубина, хорошо известную оптическую иллюзию, изображенную ниже. Сначала мы выбираем элемент, которому нужно уделить внимание, и блокируем большую часть всего остального. Это способ нашего мозга сосредоточиться на текущей задаче, чтобы уделить ей внимание. В данном случае мы решили обратить внимание на изображение.Затем мы организуем элементы в нашем мозгу. Некоторые люди организуют темные части изображения как передний план, а светлые части как фон, в то время как другие имеют противоположную интерпретацию.

    Ваза Рубина : Ваза Рубина — это популярная оптическая иллюзия, используемая для иллюстрации различий в восприятии стимулов.

    Некоторые люди видят вазу, потому что они обращают внимание на черную часть изображения, в то время как некоторые люди видят два лица, потому что они обращают внимание на белые части изображения.Большинство людей могут видеть и то, и другое, но только по одному, в зависимости от процессов, описанных выше. Все стадии процесса восприятия часто происходят бессознательно и менее чем за секунду.

    Процесс восприятия

    Процесс восприятия — это последовательность шагов, которая начинается со стимулов в окружающей среде и заканчивается нашей интерпретацией этих стимулов. Этот процесс обычно происходит без сознания и происходит сотни тысяч раз в день. Бессознательный процесс — это просто процесс, который происходит без осознания или намерения.Когда вы открываете глаза, вам не нужно указывать своему мозгу интерпретировать свет, падающий на сетчатку от объекта перед вами, как «компьютер», потому что это произошло бессознательно. Когда вы выходите в холодную ночь, вашему мозгу не нужно говорить «холодно», потому что стимулы автоматически запускают процессы и категории.

    Выбор

    Окружающий мир наполнен бесконечным количеством стимулов, на которые мы могли бы обратить внимание, но у нашего мозга нет ресурсов, чтобы обращать внимание на все.Таким образом, первый шаг восприятия — это (обычно бессознательное, но иногда преднамеренное) решение о том, на что обратить внимание. В зависимости от окружающей среды и от нас самих, мы можем сосредоточиться на знакомом стимуле или на чем-то новом. Когда мы обращаем внимание на одну конкретную вещь в нашем окружении — будь то запах, чувство, звук или что-то еще, — она ​​становится стимулом, которым мы уделяем внимание.

    Организация

    Как только мы решили обратить внимание на раздражитель в окружающей среде (сознательно или бессознательно, хотя обычно последнее), этот выбор запускает серию реакций в нашем мозгу.Этот нервный процесс начинается с активации наших сенсорных рецепторов (осязание, вкус, обоняние, зрение и слух). Рецепторы преобразуют входящую энергию в нейронную активность, которая передается в наш мозг, где мы конструируем мысленное представление стимула (или, в большинстве случаев, множества связанных стимулов), называемого восприятием. Неоднозначный стимул может быть преобразован в множественные восприятия, воспринимаемые случайным образом, по одному, в так называемом «мультистабильном восприятии».

    Интерпретация

    После того, как мы обратились к стимулу, и наш мозг получил и систематизировал информацию, мы интерпретируем ее таким образом, который имеет смысл, используя нашу существующую информацию о мире.Интерпретация просто означает, что мы берем информацию, которую мы ощутили и систематизировали, и превращаем ее в нечто, что мы можем классифицировать. Например, в упомянутой ранее иллюзии вазы Рубина некоторые люди интерпретируют сенсорную информацию как «вазу», а некоторые интерпретируют ее как «лица». Это происходит бессознательно тысячи раз в день. Распределяя различные стимулы по категориям, мы можем лучше понимать окружающий мир и реагировать на него.

    Утка или кролик? : В этой знаменитой оптической иллюзии ваша интерпретация этого изображения как утки или кролика зависит от того, как вы систематизируете информацию, на которую обращаете внимание.

    Выбор

    Отбор, первая стадия восприятия, — это процесс, посредством которого мы обращаем внимание на одни стимулы в нашей окружающей среде, а не на другие.

    Цели обучения

    Объясните факторы, влияющие на выбор, первую стадию процесса восприятия

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Отбор — это процесс, с помощью которого мы обращаем внимание на одни стимулы в нашей окружающей среде, а не на другие.
    • На выбор часто влияют наши личные мотивы, стимулы, импульсы или побуждения действовать определенным образом.
    • Перцептивное ожидание — это предрасположенность воспринимать вещи определенным образом. Это объясняет, почему мы с большей вероятностью избирательно обращаем внимание на одни стимулы, а не на другие.
    • На выбор часто влияют сильные раздражители, такие как яркий свет и цвета, громкие звуки, сильные запахи, пряные ароматы или болезненный контакт. Эволюционные психологи считают, что это помогает выживанию.
    Ключевые термины
    • эффект коктейля говорилось в другом разговоре.
    • Перцептивное ожидание : Предрасположенность воспринимать вещи определенным образом, демонстрируемая выборочным запоминанием, восприятием и воздействием.
    • Выбор : Первый этап процесса восприятия и процесса, с помощью которого мы обращаем внимание на одни стимулы в нашей окружающей среде, а не на другие.

    Большинству из нас ежедневно предъявляются миллионы сенсорных стимулов. Как мы узнаем, на что обращать внимание, а на что игнорировать? Что говорит нам о том, что не замечать каждый лист на каждом дереве, мимо которого мы проезжаем, — это нормально, но важно обращать внимание на провал на тротуаре перед нами? Хотя восприятие у каждого человека разное, каждый из нас обращает внимание на стимулы, которые имеют значение в наших индивидуальных мирах.Отбор — это процесс, с помощью которого мы обращаем внимание на одни стимулы в нашей окружающей среде, а не на другие. Поскольку мы не можем обращать внимание на все стимулы, которые нам предъявляют, наш мозг обладает удивительной бессознательной способностью выбирать, что важно, а что нет.

    Влияние мотивов

    Мотивация оказывает огромное влияние на восприятие мира людьми. Простой пример — кратковременное влечение, такое как голод: запах готовящейся еды привлечет внимание человека, который не ел в течение нескольких часов, в то время как человек, который насытился, может не обращать внимания на эту деталь.Долгосрочная мотивация также влияет на то, на какие стимулы мы обращаем внимание. Например, историк искусства, который много лет изучал изобразительное искусство, с большей вероятностью обратит внимание на подробную резьбу на внешней стороне здания; архитектор может с большей вероятностью заметить структуру колонн, поддерживающих здание.

    Перцептивное ожидание, также называемое перцептивным набором, — это предрасположенность воспринимать вещи определенным образом, основываясь на ожиданиях и предположениях о мире.Простая демонстрация ожидаемого восприятия включает очень краткие представления не слов, таких как «саэль». Субъекты, которым было сказано ожидать слов о животных, прочитали это как «тюлень», но другие, которые ожидали слов, связанных с лодкой, прочитали это как «парус».

    Эмоциональные влечения также могут влиять на избирательное внимание, которое люди уделяют стимулам. Вот несколько примеров этого явления:

    • Выборочное удержание: напоминание только того, что укрепляет ваши убеждения, ценности и ожидания. Например, если вы болеете за конкретную баскетбольную команду, вы с большей вероятностью запомните статистику об этой команде, чем о других командах, которые вам не интересны.
    • Избирательное восприятие: склонность воспринимать то, что вы хотите. Продолжая пример с баскетбольной командой, вы можете с большей вероятностью воспринять рефери, который делает вызов вашей любимой команде, как неправильного, потому что вы хотите верить, что ваша команда идеальна.
    • Выборочное воздействие: вы выбираете то, чему хотите подвергнуть себя, исходя из своих убеждений, ценностей и ожиданий. Например, вы можете больше общаться с людьми, которые также являются фанатами вашей любимой баскетбольной команды, тем самым ограничивая воздействие других раздражителей.Это обычно наблюдается у людей, которые связаны с политической партией или религией: они склонны проводить время с другими людьми, которые укрепляют свои убеждения.

    Эффект коктейльной вечеринки

    Селективное внимание проявляется в любом возрасте. Младенцы начинают поворачивать голову на знакомый им звук, например, на голоса родителей. Это показывает, что младенцы избирательно обращают внимание на определенные раздражители в окружающей их среде. Их точность в обнаружении этих физических различий на фоне фонового шума со временем улучшается.

    Некоторые примеры сообщений, привлекающих внимание, включают личные имена и табуированные слова. Способность выборочно использовать свое имя была обнаружена у младенцев в возрасте 5 месяцев и, по-видимому, полностью развивается к 13 месяцам. Это известно как «эффект коктейльной вечеринки». (Этот термин также может использоваться в целом для описания способности людей уделять внимание одному разговору, не обращая внимания на другие.)

    Эффект коктейльной вечеринки : Человек будет выборочно следить за тем, как его имя произносится в переполненной комнате, даже если они не слушали его с самого начала.

    Влияние интенсивности раздражителя

    Особенно интенсивный раздражитель, например яркий свет или яркий цвет, громкий звук, сильный запах, пряный вкус или болезненный контакт, скорее всего, привлечет ваше внимание. Эволюционные психологи предполагают, что мы избирательно обращаем внимание на такие стимулы в целях выживания. Люди, которые могли внимательно следить за этими раздражителями, имели больше шансов выжить, чем их сверстники, поскольку некоторые сильные раздражители (например, боль, сильные запахи или громкие звуки) могут указывать на опасность.Более половины мозга занято обработкой сенсорной информации, а сам мозг потребляет примерно одну четверть метаболических ресурсов, поэтому органы чувств должны обеспечивать исключительную пользу для фитнеса.

    Организация

    Организация — это этап процесса восприятия, на котором мы мысленно выстраиваем стимулы в осмысленные и понятные модели.

    Цели обучения

    Сравните различные способы организации посещаемых стимулов в уме

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Организация, вторая стадия процесса восприятия, — это то, как мы мысленно упорядочиваем информацию в осмысленные и легко усваиваемые модели.
    • Гештальт-законы группирования — это набор принципов в психологии, которые объясняют, как люди естественным образом воспринимают стимулы как организованные паттерны и объекты.
    • В человеческом мозге есть специальный модуль, специально предназначенный для распознавания и систематизации людей: веретенообразная область лица (FFA).
    • Хотя наша склонность группировать стимулы вместе помогает нам организовать наши ощущения быстро и эффективно, она также может привести к ошибочным представлениям.
    • Перцепционные схемы помогают нам организовать впечатления от людей на основе внешнего вида, социальных ролей, взаимодействия или других черт, в то время как стереотипы помогают нам систематизировать информацию, чтобы ее было легче идентифицировать, вспоминать, прогнозировать и реагировать на нее.
    Ключевые термины
    • Схема восприятия : Психологические системы категоризации, которые мы используем для организации впечатлений от людей (внешний вид, социальные роли, стиль взаимодействия, привычки и т. Д.).
    • Гештальт-законы группирования : Набор принципов психологии, объясняющих, как люди естественным образом воспринимают стимулы как организованные паттерны и объекты.
    • организация : вторая стадия процесса восприятия; процесс, посредством которого мы мысленно упорядочиваем информацию в осмысленные и легко усваиваемые модели.

    После того, как мозг решил, на какой из миллионов стимулов он будет обращать внимание, ему необходимо систематизировать информацию, которую он воспринял. Организация — это процесс, с помощью которого мы мысленно упорядочиваем информацию, на которую мы только что обратились, чтобы произвести смысл этого; мы превращаем его в осмысленные и удобоваримые модели. Ниже обсуждаются некоторые из различных способов организации стимулов.

    Гештальт-законы группирования

    Гештальт-законы группирования — это набор принципов в психологии, впервые предложенных гештальт-психологами для объяснения того, как люди естественным образом воспринимают стимулы как организованные паттерны и объекты.Гештальт-психология пытается понять законы нашей способности приобретать и поддерживать значимые восприятия в очевидно хаотическом мире. Центральный принцип гештальт-психологии состоит в том, что разум образует глобальное целое с тенденциями к самоорганизации. Гештальт-эффект — это способность нашего мозга генерировать целые формы, особенно в отношении визуального распознавания глобальных фигур, а не просто наборов более простых и несвязанных элементов. По сути, гештальт-психология утверждает, что наш мозг группирует элементы вместе, когда это возможно, вместо того, чтобы хранить их как отдельные элементы.

    Некоторые из этих законов группирования включают в себя законы близости, подобия и замкнутости, а также закон фигуры-основания.

    Закон близости

    Этот закон утверждает, что когда мы воспринимаем совокупность объектов, мы перцептивно группируем объекты, которые физически близки друг к другу. Это позволяет группировать элементы в более крупные наборы и снижает потребность в обработке большего количества более мелких стимулов. По этой причине люди склонны видеть на странице группы точек вместо большого количества отдельных точек.Мозг группирует элементы вместо того, чтобы обрабатывать большое количество более мелких стимулов, что позволяет нам быстрее понимать и осмыслять информацию.

    Гештальт-закон близости : Из-за закона близости люди склонны видеть на странице группы точек вместо большого количества отдельных точек.

    Закон подобия

    Этот закон гласит, что люди будут воспринимать похожие элементы, которые будут сгруппированы вместе. Это позволяет нам различать смежные и перекрывающиеся объекты на основе их визуальной текстуры и сходства.

    Закон подобия : Из-за закона подобия люди склонны рассматривать это как шесть групп черных и белых точек, а не как 36 отдельных точек.

    Закон о фигуре и основании

    Поле зрения можно разделить на две отдельные области: фигуры (выдающиеся объекты) и землю (объекты, уходящие на задний план. Многие оптические иллюзии играют на этой тенденции восприятия.

    Закон фигуры-фона : В иллюзии треугольника Канижи закон фигуры-фона заставляет большинство людей воспринимать белый треугольник на переднем плане, что заставляет черные фигуры уходить на задний план.

    Закон закрытия

    Закон закрытия объясняет, что наше восприятие завершает неполные объекты, такие как линии логотипа IBM.

    Логотип IBM : Логотип IBM играет на законе закрытия. Хотя он состоит из простых линий, мы воспринимаем три буквы.

    Организация людей

    Мозг человека и животных имеет модульную структуру, в которой разные области обрабатывают различные виды сенсорной информации. Особая часть нашего мозга, известная как веретенообразная область лица (FFA), предназначена для распознавания и организации людей.Этот модуль был разработан в ответ на нашу потребность как людей распознавать и разделять людей на разные категории, чтобы помочь нам выжить.

    Схемы восприятия

    Мы разрабатываем схемы восприятия, чтобы организовать впечатления людей на основе их внешнего вида, социальных ролей, взаимодействия или других черт; эти схемы затем влияют на то, как мы воспринимаем другие вещи в мире. Эти схемы являются эвристиками или сокращениями, которые экономят время и усилия на вычислениях. Например, у вас может быть схема восприятия, согласно которой здание, в которое вы идете в класс, является симметричным снаружи (иногда это называется «эвристикой симметрии» или склонностью помнить вещи как более симметричные, чем они есть на самом деле).Даже если это не так, это предположение сэкономило вам время на некоторое время. В этом и благословение, и проклятие схем и эвристик: они полезны для понимания сложного мира, но могут быть неточными.

    Стереотипы

    Мы также развиваем стереотипы, которые помогают нам понять мир. Стереотипы — это категории объектов или людей, которые помогают упростить и систематизировать информацию, чтобы ее было легче идентифицировать, вспоминать, предсказывать и реагировать на нее. Между стереотипами предметы или люди максимально отличаются друг от друга.В рамках стереотипов предметы или люди максимально похожи друг на друга.

    Хотя наша склонность группировать стимулы вместе помогает нам организовать наши ощущения быстро и эффективно, она также может привести к ошибочным представлениям. Стереотипы становятся опасными, когда они больше не отражают реальность или когда они приписывают определенные характеристики целым группам. Они могут способствовать предвзятости, дискриминационному поведению и притеснению.

    Интерпретация

    Интерпретация, заключительный этап восприятия, — это субъективный процесс, посредством которого мы представляем и понимаем стимулы.

    Цели обучения

    Объясните факторы, влияющие на интерпретацию, третий этап процесса восприятия

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Интерпретация — это процесс, посредством которого мы представляем и понимаем стимулы. Как только информация организована по категориям, мы накладываем ее на нашу жизнь, чтобы придать ей смысл.
    • Интерпретация стимулов субъективна, что означает, что люди могут прийти к разным выводам относительно одних и тех же стимулов.
    • Субъективная интерпретация стимулов зависит от индивидуальных ценностей, потребностей, убеждений, опыта, ожиданий, самооценки и других личных факторов.
    Ключевые термины
    • Я-концепция : многомерная конструкция, которая относится к индивидуальному восприятию «себя» по отношению к любому количеству характеристик, таких как академические знания, гендерные роли и сексуальность, расовая принадлежность и многие другие.
    • Интерпретация : Третий и последний этап процесса восприятия.Этот этап характеризуется нашим представлением и пониманием стимулов в окружающей среде. На этом этапе люди самым непосредственным образом демонстрируют свои субъективные взгляды на окружающий мир.

    На стадии интерпретации восприятия мы придаем значение стимулам. Каждый стимул или группу стимулов можно интерпретировать по-разному. Интерпретация относится к процессу, с помощью которого мы представляем и понимаем стимулы, которые влияют на нас. Наши интерпретации субъективны и основаны на личных факторах.Именно на этой заключительной стадии процесса восприятия люди наиболее непосредственно демонстрируют свои субъективные взгляды на окружающий мир.

    Факторы, влияющие на интерпретацию

    Культурные ценности, потребности, убеждения, опыт, ожидания, вовлеченность, самооценка и другие личные факторы оказывают огромное влияние на то, как мы интерпретируем стимулы в нашей среде.

    Впечатления

    Предыдущий опыт играет важную роль в том, как человек интерпретирует стимулы.Например, человек, переживший насилие, может увидеть, как кто-то поднимает руку и вздрагивает, ожидая удара. Это их интерпретация стимула (поднятая рука). Тем не менее, тот, кто не подвергался насилию, но занимался спортом, может увидеть в этом стимуле сигнал для «дай пять». Разные люди по-разному реагируют на одни и те же стимулы, в зависимости от их предыдущего опыта этих стимулов.

    Ценности и культура

    Культура предоставляет структуру, руководящие принципы, ожидания и правила, которые помогают людям понимать и интерпретировать поведение.Этнографические исследования показывают, что существуют культурные различия в социальном понимании, интерпретации и реакции на поведение и эмоции. Культурные сценарии определяют, как следует интерпретировать положительные и отрицательные стимулы. Например, этнографические отчеты показывают, что американские матери обычно думают, что важно сосредоточить внимание на успехах своих детей, в то время как китайские матери склонны думать, что более важно обеспечивать дисциплину для своих детей. Таким образом, китаянка может интерпретировать хорошую оценку своего ребенка за тест (стимул) как то, что ее ребенок угадал большинство вопросов (интерпретация) и, следовательно, как достойный дисциплины, в то время как американская мать будет интерпретировать своего ребенка как очень умного и умного. достойный похвалы.Другой пример: восточные культуры обычно воспринимают успех как результат коллективных усилий, в то время как западные культуры любят приписывать успех отдельным людям.

    Ожидание и желание

    Надежды и ожидания человека в отношении стимула могут повлиять на его интерпретацию. В одном эксперименте компьютер распределял студентов между приятными или неприятными задачами. Им сказали, что на экране будет мигать цифра или буква, чтобы указать, попробуют ли они апельсиновый сок или лечебный напиток с неприятным вкусом.Фактически, на экране мелькала неоднозначная цифра (стимул), которую можно было прочитать как букву B или цифру 13 (интерпретация). Когда буквы ассоциировались с приятной задачей, испытуемые с большей вероятностью воспринимали букву В, а когда буквы ассоциировались с неприятной задачей, они имели тенденцию воспринимать число 13. Желание людей избежать неприятного напитка побуждало их интерпретировать стимул определенным образом.

    Точно так же классический психологический эксперимент показал более медленное время реакции и менее точные ответы, когда колода игральных карт меняла цвет символа масти для некоторых карт (например,грамм. красные пики и черные сердца). Ожидания людей в отношении стимула («если он красный, это должны быть бриллианты или сердечки») повлияли на их способность точно интерпретировать его.

    Я-концепция

    Этот термин описывает совокупность представлений людей о себе, включая такие элементы, как интеллект, гендерные роли, сексуальность, расовая принадлежность и многие другие. Если я считаю себя привлекательным человеком, я могу интерпретировать взгляды незнакомцев (раздражитель) как восхищение (интерпретация).Однако, если я считаю себя непривлекательным, я могу интерпретировать те же взгляды как отрицательные суждения.

    Постоянство восприятия

    Постоянство восприятия — это восприятие объектов как имеющих постоянную форму, размер и цвет независимо от изменений перспективы, расстояния и освещения.

    Цели обучения

    Опишите наиболее распространенные типы перцептивных постоянств

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Постоянство восприятия относится к восприятию знакомых объектов как имеющих стандартную форму, размер, цвет и местоположение независимо от изменений угла перспективы, расстояния и освещения.
    • Постоянство размера — это когда восприятие людьми размера определенного объекта не меняется независимо от изменений расстояния от объекта, даже если расстояние влияет на размер объекта, когда он проецируется на сетчатку.
    • Постоянство формы — это когда восприятие людьми формы объекта не меняется независимо от изменения его ориентации.
    • Постоянство расстояния относится к соотношению между видимым расстоянием и физическим расстоянием: оно может заставить нас воспринимать предметы как ближе или дальше, чем они есть на самом деле.
    • Постоянство цвета — это характеристика системы цветового восприятия человека, которая гарантирует, что цвет объекта воспринимается как подобный даже в различных условиях.
    • Стабильность слуха — это явление в музыке, позволяющее нам воспринимать один и тот же инструмент в разных тонах, объемах и тембрах, а также в восприятии речи, когда мы воспринимаем одни и те же слова независимо от того, кто их произносит.
    Ключевые термины
    • Постоянство восприятия : тенденция видеть знакомые объекты стандартными по форме, размеру, цвету или местоположению независимо от изменений угла перспективы, расстояния или освещения; стабильность восприятия, несмотря на грубую нестабильность стимуляции.

    Вы когда-нибудь замечали, что снег выглядит таким же «белым» посреди ночи при тусклом лунном свете, как днем ​​под ярким солнцем? Когда вы уходите от объекта, заметили ли вы, как объект становится меньше в вашем поле зрения, но при этом знаете, что на самом деле он не изменился в размере? Благодаря постоянству восприятия мы устойчиво воспринимаем качества объекта даже в меняющихся обстоятельствах.

    Постоянство восприятия — это склонность видеть в знакомых объектах стандартную форму, размер, цвет или местоположение, независимо от изменения угла перспективы, расстояния или освещения.Впечатление имеет тенденцию соответствовать объекту, каким он должен быть, а не действительному стимулу, предъявляемому к глазу. Постоянство восприятия отвечает за способность идентифицировать объекты в различных условиях, принимая эти условия во внимание во время мысленного восстановления изображения.

    Даже если изображение удаляющегося автомобиля на сетчатке глаза уменьшается в размере, человек с нормальным опытом воспринимает размер объекта как постоянный. Одна из самых впечатляющих черт восприятия — это тенденция объектов казаться стабильными, несмотря на их постоянно меняющиеся характеристики: у нас стабильное восприятие, несмотря на нестабильные стимулы.Такие совпадения между объектом в том виде, в каком он воспринимается, и объектом в том виде, в котором он существует в действительности, называются перцептивными постоянствами.

    Постоянства зрительного восприятия

    Есть много общих визуальных и перцептивных констант, которые мы испытываем в процессе восприятия.

    Постоянство размера

    В пределах определенного диапазона восприятие людьми размера определенного объекта не изменится, независимо от изменения расстояния или изменения размера на сетчатке.Восприятие изображения по-прежнему основано на фактическом размере перцептивных характеристик. Визуальное восприятие постоянства размеров породило множество оптических иллюзий.

    Иллюзия Понзо : Эта знаменитая оптическая иллюзия использует постоянство размера, чтобы обмануть нас, заставляя думать, что верхняя желтая линия длиннее нижней; на самом деле они одинаковой длины.

    Постоянство формы

    Независимо от изменения ориентации объекта, форма объекта в восприятии остается постоянной.Или, возможно, более точно, фактическая форма объекта воспринимается глазом как изменяющаяся, но затем воспринимается мозгом как такая же. Это происходит, когда мы наблюдаем, как открывается дверь: реальное изображение на нашей сетчатке глаза меняется каждый раз, когда дверь поворачивается в любом направлении, но мы воспринимаем это как одну и ту же дверь, сделанную из тех же форм.

    Постоянство формы : Эта форма перцептивного постоянства позволяет нам воспринимать, что дверь состоит из одинаковых форм, несмотря на то, что на нашу сетчатку поступают разные изображения.

    Постоянство расстояния

    Это относится к соотношению между видимым расстоянием и физическим расстоянием. Пример этой иллюзии в повседневной жизни — луна. Когда он находится около горизонта, он воспринимается как ближе к Земле, чем когда он находится прямо над головой.

    Постоянство цвета

    Это особенность системы цветового восприятия человека, которая гарантирует, что цвет объекта остается одинаковым в различных условиях. Рассмотрим иллюзию тени: наше восприятие того, как на цвета влияет яркий свет по сравнению с оттенком, заставляет нас воспринимать два квадрата как разные цвета.На самом деле они одного и того же оттенка серого.

    Иллюзия шахматной тени : Постоянство цвета заставляет наш мозг видеть квадраты A и B как два разных цвета; однако они точно такого же оттенка серого.

    Слуховые перцепционные константы

    Наши глаза — не единственные органы чувств, которые «обманывают» нас, заставляя нас воспринимать постоянство. Наши уши тоже делают свою работу. В музыке мы можем идентифицировать гитару как гитару на протяжении всей песни, даже если ее тембр, высота звука, громкость или окружение меняются.При восприятии речи гласные и согласные воспринимаются как постоянные, даже если они звучат по-разному из-за возраста, пола или диалекта говорящего. Например, слово «яблоко» звучит очень по-разному, когда его произносят двухлетний мальчик и 30-летняя женщина, потому что их голоса звучат на разной частоте, а их рты по-разному формируют слово … но мы воспринимаем звуки как такой же. Это благодаря постоянству слухового восприятия!

    AP Psychology Study Resource: Perceptual Constancy Definition

    Вроде не все так.

    Мир вокруг нас кажется таким, какой он есть.

    Ваша машина сегодня выглядит так же, как вчера. Это дерево во дворе вашего дома не сильно изменилось за последние несколько часов.

    Итак, как наше тело и наш разум обрабатывают существование вещей в зависимости от того, как мы их воспринимаем? Присутствие объекта должно быть комбинацией его присутствия и того, как мы на него реагируем, конечно?

    Что, если бы эти неодушевленные предметы вокруг нас изменились в соответствии с их внешней средой?

    Почему же тогда мы считаем их последовательными?

    Давайте посмотрим на это явление, которое называется постоянство восприятия .

    Что такое постоянство восприятия?

    Британская энциклопедия объясняет, что постоянство восприятия также часто называют феноменом постоянства или постоянством объекта.

    Эта теория описывает способ, которым и животные, и люди могут видеть объект одинаково, независимо от внешних воздействий. Это означает, что объект имеет одинаковый размер, цвет, форму и расположение независимо от расстояния, перспективы и освещения.

    Это впечатление от того, что нас окружает, имеет тенденцию согласовываться с объектом, каким он должен быть, а не с его существованием в ответ на внешний стимул.

    Постоянство восприятия помогает объяснить нашу способность идентифицировать объекты независимо от того, в каком состоянии они находятся. Кажется, что влияние окружающей их среды принимается во внимание, когда мы пытаемся вспомнить объект мысленно.

    Примером этого является наше восприятие снега независимо от окружающей среды. Снег по-прежнему кажется нам белым, как при слабом лунном свете, так и при ярком солнце.

    Постоянство восприятия минимизируется, когда вы не слишком хорошо знакомы с объектом.Уменьшение количества факторов окружающей среды, помогающих идентифицировать объект, также снижает способность к постоянству восприятия.

    Различные теории восприятия

    Почему восприятие так сильно влияет на окружающий нас мир? Давайте рассмотрим несколько различных теорий, которые пытаются объяснить роль восприятия.

    Википедия объясняет, что когнитивные теории восприятия полагают, что стимула не хватает. Это утверждение, что простого переживания ощущения недостаточно для того, чтобы в достаточной мере интерпретировать и понимать мир.

    Джеймс Гибсон отверг эту теорию, вместо этого исследуя информацию, поступающую в наши системы восприятия.

    Гибсон продолжил свою работу, придумав термин «восприятие в действии». Это предназначено для описания теории, согласно которой восприятие является необходимым аспектом анимационного действия.

    Он считал, что без восприятия у действия не было бы компаса. Он также чувствовал противоположное — что без действия наше восприятие тоже не будет иметь смысла.

    Гибсон считал, что одушевленные действия требуют существования движения и восприятия.Это основано на его теории о том, что в мире уже существуют единичные сущности.

    Все, что делает с ними восприятие, проливает свет на их существование.

    Точка зрения, которая противоречит этой теории, состоит в том, что существует постоянная корректировка действия и восприятия, влияющая на внешний вход.

    Эта теория известна как конструктивизм .

    Другие теории, изучающие восприятие, включают таких философов, как Джерри Фодор, полагающих, что целью восприятия является знание, и психологов-эволюционистов, которые разрабатывают, что руководящее действие является его основной целью.

    Глядя на постоянство зрительного восприятия

    Теперь, когда мы немного познакомились с определением восприятия и тем, как оно связано с психологией через теории, давайте обсудим его визуальные и слуховые аспекты.

    Википедия говорит, что в нашем визуальном восприятии существует много различных типов перцептивных постоянств. Давайте посмотрим на них:

    • Постоянство размера: Это субъективное визуальное постоянство.Это помогает объяснить концепцию, согласно которой в разумных пределах восприятие объекта человеком останется прежним. Это независимо от любого изменения расстояния и размера видео на сетчатке. Восприятие изображения, которое вы видите, определяет реальный размер воспринимаемых вами характеристик.

    • Постоянство формы: Этот тип перцептивного постоянства похож на постоянство размера из-за использования расстояния. Независимо от каких-либо изменений в расположении или ориентации объекта, наше восприятие его размера остается неизменным.

    • Постоянство цвета: Этот тип постоянства восприятия обусловлен системой восприятия цвета человеком. Это гарантирует, что наше восприятие цвета объекта остается неизменным, независимо от изменений внешних условий.

    Постоянство зрительного восприятия и слуховое восприятие

    Давайте продолжим рассматривать другие типы перцептивного постоянства, обнаруживаемые в визуальном восприятии:

    • Постоянство света: Этот тип относится к нашей способности воспринимать легкость объекта, независимо от того, сколько внешнего света падает на него.

    • Постоянство расстояния: Это помогает объяснить связь между воспринимаемым расстоянием и фактическим физическим расстоянием. Хорошим примером этого является луна — когда она приближается к горизонту, мы видим ее больше.

    • Постоянство местоположения: Этот тип перцептивного постоянства относится к связи между объектом и зрителем. Это когда неодушевленный неподвижный объект кажется неподвижным, несмотря на любое движение, вызванное зрителем, идущим в сторону или к нему.

    Теперь, когда мы изучили визуальное постоянство, давайте рассмотрим два разных типа слухового постоянства:

    • Музыка: Субъективное постоянство в музыке — это правильная идентификация музыкального инструмента, остающегося неизменным, несмотря на его изменения в потоке, тембре, высоте тона и громкости.

    • Speech: Восприятие речи — это идея, согласно которой, когда мы слушаем чью-то речь, мы можем распознавать гласные и согласные как постоянные и одинаковые, несмотря на любые изменения в диалекте, темпе, акустике или общей обстановке.

    Восприятие движения

    Бесплатные энциклопедии обращаются к другой теории перцептивного постоянства, которая стала предметом многочисленных дискуссий и исследований.

    Аргумент заключается в тайне того, как воспринимаемое движение не может быть объяснено на основе движения этого объекта через сетчатку зрителя. Если бы это было так, то мы бы основывали любое движение объекта на движении наблюдателя.

    Хорошим примером этого является поездка на велосипеде.Если бы эта теория была верной, то весь остальной мир, казалось бы, тоже двигался.

    Еще одно интересное явление в нашем восприятии движения связано с саккадами глаз. Они также известны как быстрые прямые движения глаз, которые отвечают за улавливание мельчайших деталей, когда мы что-то видим, путем отправки повторяющейся информации в часть глаза, отвечающую за это.

    Что странно в этом, так это то, что любые неподвижные объекты на изображении остаются неизменными, несмотря на множество фрагментов информации.

    Помимо учета контекстуальных факторов окружающей среды, вы также должны учитывать определенные рецепторные клетки, которые дополнительно учитывают движение вверх и вниз. Несмотря на все доказательства, которые у нас есть, по-прежнему остается много безответных вопросов о точной работе восприятия движения.

    Взгляд на восприятие формы

    Идея восприятия формы заключается в том, как мы идентифицируем объекты и отличаем их друг от друга. Вместо того, чтобы видеть случайную, свободную группу стимулов, мы видим мир как организованное место, где объекты имеют определенные формы и формы.

    Школа гештальт-психологии открыла множество правил и принципов, касающихся того, как мы группируем и организуем отдельные элементы во внешней среде.

    Гештальт постулировал правило фигуры и фона. С точки зрения постоянства восприятия это помогает объяснить, как мы отделяем знакомые объекты от чужих. Когда мы смотрим на новую сцену, наше восприятие имеет тенденцию выделять знакомые объекты, в то время как странные объекты уходят на задний план.

    Пример этого — когда мы смотрим на абстрактную картину.Абстрактная картина не имеет конкретной последовательности, когда дело касается твердых предметов. Если мы воспринимаем что-то знакомое на картинке, мы заметим это гораздо больше, чем остальное, в чем мы не уверены.

    Теории о восприятии формы предполагают, что оно происходит от обучения, опыта и частей нервной системы. Однако не существует единой теории, которая бы однозначно объясняла наше восприятие формы.

    Также нет одной конкретной концепции, которая объединяла бы наши различные типы восприятия формы.

    Ключевые этапы перцептивного постоянства

    Стимуляция

    Опыт сенсорной стимуляции в этой части процесса восприятия включает контакт с определенным стимулом. Мир полон стимулов, которые могут привлечь наше внимание через несколько органов чувств. Таким образом, мы можем определять образы, звуки, запахи и вкусы, которыми наполнен наш воспринимаемый опыт. Стимуляция включает выборочную фокусировку и выборочную экспозицию. Избирательная концентрация достигается за счет предвкушения выполнения обязательств и получения удовольствия от жизни.

    Например, друзья разговаривают с вами, но вы все время мечтаете. Вы не услышите, что они говорят, пока они не назовут ваше имя. Выборочное воздействие происходит путем раскрытия информации, которая подтверждает существующие убеждения, способствует достижению целей и вызывает состояние радости. Поскольку мы не можем наблюдать за всем, что происходит вокруг нас одновременно, мы склонны участвовать в избирательном восприятии; воспринимать только положительное.

    Организация

    Способность идентифицировать и размещать объекты и события имеет решающее значение для нормального восприятия.Без этой способности люди не могут адекватно использовать свои чувства в восприятии, которое организовано правилами и сценариями. Организованные по законам, люди воспринимают вещи, которые физически близки друг к другу, составляют систему. Люди развили это как на собственном опыте, так и на обычном опыте повседневной деятельности, например, телевидения, чтения или сплетен. Некоторая близость, представленная в воспоминаниях, будет своего рода схемой.

    Это поможет выразить восприятие человеком категорий в числах.Однако это может вызвать проблемы с восприятием, поскольку заставляет человека видеть несуществующие вещи или пропускать то, что есть на самом деле. Сценарий — это форма стимула, которая фокусируется на действии, событии или процедуре. Это метод того, как мы вели себя в прошлом и как мы организовали мероприятие с помощью нашего собственного действия, которое затем организовано по шаблону.

    Память

    После прохождения этапов стимуляции, организации и интерпретации-оценки следует еще один этап, который называется памятью.Мы используем этот этап каждый день! Это хранилище как восприятия, так и интерпретации-оценки, которые хранятся в соответствии со сценариями, событиями или переживаниями. Воспоминания основаны на восприятии.

    Отзыв

    По прошествии некоторого времени сохраненные воспоминания — это те, которые люди хотят вспомнить с определенной информацией, содержащейся внутри них. Сцена вспоминания изменяет то, что люди слышали, таким образом, чтобы это было значимо для них. Информация о вспоминании заставляет людей задуматься или даже переосмыслить.

    Глядя на постоянство восприятия

    Мы не видим мир таким, какой он есть.

    Мы видим мир такими, какие мы есть.

    Эта известная цитата помогает объяснить, как наше восприятие вещей действует как фильтр, когда мы смотрим на окружающий мир. На нашу внешнюю среду влияет способность нашего тела воспринимать вещи, независимо от того, с какой точностью мы их воспринимаем.

    Многие теории пытаются объяснить феномен перцептивного постоянства.Заманчиво сказать, что именно так наш организм обрабатывает информацию.

    Однако наш взгляд на мир — это гораздо больше, чем это.

    Постоянство восприятия помогает объяснить, почему мы видим вещи определенным образом, независимо от того, какими они являются. Это также помогает поддерживать порядок и предсказуемость нашей внешней среды, помогая нам чувствовать себя в безопасности.

    Когнитивная теория развития пола Кольберга

    Отредактировано Джейми (редактор ScienceAid), Тейлор (редактор ScienceAid), SmartyPants, Кайлилин и еще 1

    Когнитивная теория

    Познание — это умственный процесс обретения знаний и посредством мысли, чувств и опыта — итоговое понимание.Теория, которую мы будем рассматривать, — это Когнитивно-развивающая теория Колберга . Основной принцип теории состоит в том, что понимание пола ребенком развивается с возрастом. В рамках теории Кольберг выделил три стадии гендерного развития.

    1. 1

      Развивается примерно в 2 года. Это когда ребенок узнает, что он мужчина или женщина, а также другие люди.
    2. 2

      Следующий этап наступает примерно в 4 года.Гендерная стабильность означает, что теперь ребенок понимает, что его пол фиксирован, и когда он станет старше, он будет мужским / женским.
    3. 3

      Это происходит между 5 и 7 годами и является этапом, когда ребенок понимает, что косметические изменения не повлияют на пол. Например, девушка в джинсах остается женщиной.

    Этюд: Дэймон 1977

    Исследование Дэймона, приведенное в таблице ниже, является основным для этой теории, но после таблицы также упоминаются другие исследования, которые либо подтверждают, либо опровергают эти выводы.

    Цель Проверить, меняется ли понимание гендера детьми с течением времени.
    Метод Группе детей 4, 6 и 9 лет была представлена ​​история Джорджа, который любил играть в куклы, но его родители не думали, что это уместно, так как он мальчик, и затем должны были обсудить это.
    Результаты Четырехлетние дети считали, что Джорджу нормально играть в куклы; Шестилетние подумали, что это неправильно, а в девять подумали, что это нормально, если он захочет, но это было необычно.
    Заключение Понимание пола детьми развивается с возрастом.

    Мартин и Халверсон показали детям в возрасте 5-6 лет фотографии последовательного секса (девочка готовит) и несовместимого с полом поведения. Они обнаружили, что дети искажали воспоминания в соответствии со своей схемой (пониманием).

    Кун и др. (1978) также исследовали гендерные стереотипы, расспрашивая очень маленьких (2-3) детей о куклах. Они обнаружили сильные стереотипы и склонны давать положительные характеристики своему собственному полу, но не наоборот.Это показывает, что понимание пола существует даже в очень молодом возрасте.

    Оценка

    Первая проблема с этой теорией довольно проста; дело в том, что теория является описательной , а не объяснительной . Это означает, что теория говорит вам, что происходит, но не почему.

    Другая проблема заключается в том, что вполне возможно, что дети находятся на этих стадиях раньше, но из-за ограничений в их языковых навыках они не могут выразить это словами, поэтому это могло быть не столько теорией гендерного развития, сколько скорее. теория умения говорить о разных понятиях пола.

    И последний оценочный комментарий заключается в том, что здесь используется очень широкий подход. Не все дети одинаково понимают гендер, и оно не учитывает, как гендер меняется с течением времени. Например, 50 лет назад уход за детьми в основном был обязанностью женщин, но в настоящее время было бы странно, если бы отец не участвовал в уходе за детьми.

    Вопросы и ответы

    В чем разница между гендерной стабильностью и гендерным постоянством?

    Я не вижу большой разницы в этих двух этапах.Если ребенок узнал, что его пол останется неизменным всю жизнь в 4 года, то что дальше он узнает в 5 или 7 лет ..?

    Теория когнитивного развития пола Колберга разделена на три этапа: первая — гендерная идентичность , вторая — гендерная стабильность , а третья — гендерная постоянство . Каждый этап представляет собой разный уровень понимания, через который проходит ребенок в процессе развития.Кольберг предположил, что познание предшествует действию и поведению, а это означает, что на каждое действие или поведение, которое мы выполняем, влияет то, что мы знаем и понимаем. Это означало бы, что по мере того, как дети развиваются или созревают когнитивно, они, в свою очередь, созревают через свои действия.

    1. 1

      Первый этап гендерная идентичность

      . Ребенок осознает, что он мальчик или девочка, этот мыслительный процесс также дает ребенку возможность навешивать ярлыки на других.На этой стадии когнитивного развития, если бы у ребенка был друг, мальчик по имени Джек , он мог бы уточнить, что Джек — мальчик. На этом этапе ребенок еще не поймет, что пол неизменен.
    2. 2

      Второй этап гендерная стабильность «

      . На этом этапе ребенок начинает понимать, что пол не является переменной. Развиваются мысли, например, мальчик вырастет в мужчину, а девочка — в девушка.
    3. 3

      Третья стадия гендерное постоянство «

      . Эта стадия развития — это когда ребенок полностью осознает, что пол неизменен. В нормальном развитии эта стадия происходит в возрасте от 5 до 7 лет. Понимание того, что хотя вы можете действовать и / или одевайтесь как противоположный пол, это не изменит ваш пол. Например, если бы Джек носил платье, которое не сделало бы его женщиной, с точки зрения пола, Джек остается мужчиной.
    4. 4

      Различия между стадиями гендерной стабильности и гендерного постоянства не кажутся существенными

      .Если бы этапы относились к поведенческим изменениям, происходящим в результате когнитивного развития, различия между каждым из них были бы сильно подчеркнуты.
    5. 5

      Когда ребенок воспринимает гендер как константу, у него появляется мотивация стать социальным в рамках своего пола, как правило, он начинает искать однополых моделей, чтобы больше узнать о гендерном стереотипном поведении.

    6. 6

      Основное различие между стадиями стабильности и постоянством заключается в переходе от идеи о том, что пол неизменен, к твердому знанию о том, что пол является постоянным и не может быть изменен

      .Подтвержденные знания позволяют ребенку более комфортно следовать гендерным стереотипам и продвигаться в социальном плане в рамках своего пола.

    Ссылка на эту статью

    Если вам нужно ссылаться на эту статью в своей работе, вы можете скопировать и вставить следующее в зависимости от необходимого вам формата:

    APA (Американская психологическая ассоциация)
    Когнитивная теория развития пола Кольберга. (2018). В ScienceAid .Получено 21 августа 2021 г. с сайта https://scienceaid.net/psychology/gender/cognitive.html

    .

    MLA (Ассоциация современного языка) «Когнитивная теория развития пола Кольберга». ScienceAid , scienceaid.net/psychology/gender/cognitive.html По состоянию на 21 августа 2021 г.

    Чикаго / Турабиан ScienceAid.net. «Когнитивная теория развития пола Кольберга». По состоянию на 21 августа 2021 г. https://scienceaid.net/psychology/gender/cognitive.html.

    Комментарии

    Категории: Пол

    Последние редакции: Kylieeleanne, SmartyPants, Taylor (редактор ScienceAid)

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *