03.12.2021

Женщиной не становятся ею рождаются: Женщиной не рождаются, ею становятся

Содержание

Женщиной не рождаются, ею становятся

Женщиной не рождаются, ею становятся
Женщиной не рождаются, ею становятся

Из книги «Второй пол» («Le deuxieme sexe», 1949) французской писательницы Симоны де Бовуар (1908—1986), которая писала в ней о проблеме женской эмансипации. Возможно, что она просто перефразировала известное изречение, которое приписывается средневековому мыслителю Эразму Роттердамскому: «Мужчинами не рождаются. Ими становятся»..
Но обе эти фразы, как и многие другие, где обыгрывается тема «рождения-становления» («Солдатами не рождаются» и т. д.) восходят к своему первоисточнику — словам римского оратора, писателя и государственного деятеля Цицерона: «Ораторами становятся, поэтами — рождаются.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений.

— М.: «Локид-Пресс». Вадим Серов. 2003.

.

  • Жена Цезаря должна быть выше подозрений
  • Жестокие игры

Смотреть что такое «Женщиной не рождаются, ею становятся» в других словарях:

  • ГЕНДЕР — (англ. gender род, чаще всего грамматический) понятие, используемое в социальных науках для отображения социокультурного аспекта половой принадлежности человека. Г. социальная организация половых различий; культурологическая характеристика… …   Социология: Энциклопедия

  • ЖЕНЩИНЫ — Женщина это приглашение к счастью. Шарль Бодлер Женщина это человеческое существо, которое одевается, болтает и раздевается. Вольтер Женщина одновременно яблоко и змея. Генрих Гейне Женщина царствует, но не управляет. Дельфина Жирарден Быть… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Феминизм — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм · Сексизм …   Википедия

  • Феминист — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм  · Сексизм  · Ксенофобия  · …   Википедия

  • Феминистское движение — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм  · Сексизм  · Ксенофобия  · …   Википедия

  • Феминистка — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм  · Сексизм  · Ксенофобия  · …   Википедия

  • Джордж Бернард Шоу — (1856 1950 гг.) драматург А почему женщинам всегда нужны мужья других женщин? А почему конокрады всегда предпочитают объезженную лошадь дикой? Алкоголь это анестезия, позволяющая перенести операцию под названием жизнь. Алкоголь очень полезен. Он… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Женщина —  Женщина  ♦ Femme    Человеческое существо женского пола. Часто говорят, что в человеке важно человеческое, а не его пол. Возможно. Но человечество существует в виде двух разных полов, и от этого просто так не отмахнешься.    Половые различия,… …   Философский словарь Спонвиля

  • Романтическая любовь — форма симбиотического союза, [ [http://slovari.yandex.ru/dict/azbuka/article/azbuka/ps7 017.htm «Азбука социального психолога практика». Статья «Близость»] ] [ [http://slovari.yandex.ru/dict/azbuka/article/azbuka/ps7… …   Википедия

  • Секс в небольшом городе — School for Seduction …   Википедия

Книги

  • Наша психология №06/2014, Отсутствует. Журнал по практической психологии, в котором можно найти советы на все случаи жизни. На страницах журнала ведущие эксперты в области психологии и психотерапии рассказывают о том, как добиться… Подробнее  Купить за 60 руб электронная книга

«Женщиной не рождаются, ею становятся»: почему популярен феминизм?

https://radiosputnik.ria.ru/20190109/1549135314.html

«Женщиной не рождаются, ею становятся»: почему популярен феминизм?

«Женщиной не рождаются, ею становятся»: почему популярен феминизм? — Радио Sputnik, 09.01.2019

«Женщиной не рождаются, ею становятся»: почему популярен феминизм?

Вызовы и проблемы, которые стоят перед современными женщинами, обсуждали в эфире радио Sputnik феминистка, политик Татьяна Сухарева и психолог Лариса Овчаренко.

2019-01-09T14:04

2019-01-09T14:04

2019-01-09T14:04

общество

женщины

видеоблоги — радио sputnik

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/154913/31/1549133163_37:0:1050:570_1920x0_80_0_0_20b608931c1704254c6c068b5d5bf2c0.jpg

Более века назад, 9 января 1908 года, родилась французская писательница, идеолог феминистического движения Симона де Бовуар. Ей принадлежат слова – «Женщиной не рождаются, ею становятся». О неравенстве в современном обществе и о том, выгоден ли женщинам феминизм, рассказали в эфире радио Sputnik российская феминистка, политик, кандидат экономических наук Татьяна Сухарева и кандидат психологических наук, доцент МГПУ Лариса Овчаренко.

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/154913/31/1549133163_164:0:924:570_1920x0_80_0_0_a0c9187998921420b438fe3c67483e4c.jpg

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, женщины, видео

Вызовы и проблемы, которые стоят перед современными женщинами, обсуждали в эфире радио Sputnik феминистка, политик Татьяна Сухарева и психолог Лариса Овчаренко.

Более века назад, 9 января 1908 года, родилась французская писательница, идеолог феминистического движения Симона де Бовуар. Ей принадлежат слова – «Женщиной не рождаются, ею становятся».

О неравенстве в современном обществе и о том, выгоден ли женщинам феминизм, рассказали в эфире радио Sputnik российская феминистка, политик, кандидат экономических наук Татьяна Сухарева и кандидат психологических наук, доцент МГПУ Лариса Овчаренко.

Симона де Бовуар: «женщиной не рождаются, женщиной становятся» : Daily Culture

Блестящая интеллектуалка благородных кровей, чей бронзовый бюст был отлит великим Джакометти. Адамова, Марселя и Камю восхищали её романы. Для Сартра она стала музой, любовницей и соавтором. Подарив миру фундаментальный труд «Второй пол», она тотчас стала знаменитой.

14 апреля 1986 года, в Париже скончалась выдающаяся писательница ХХ столетия Симона де Бовуар. Её похоронили на кладбище Монпарнас, куда выходили окна её квартиры, на которых шторы были задёрнуты с 1980, сразу после смерти Жан-Поля Сартра.


В 1949 Симона де Бовуар написала книгу, произведшую «эффект разорвавшейся бомбы» и расколовшую общество. «Второй пол» был раскуплен тиражом 22 тысяч экземпляров за несколько недель (сумасшедший тираж для Франции послевоенных лет) и был переведен более чем на 50 языков (на английский в 1953, а на русский только в 1997). Дерзкий труд, соединивший биологию, социологию и антропологию дал обществу пищу для ума.

Следуя экзистенциальной установке «существование предшествует сущности», де Бовуар вывела свою, ставшую классической, формулу: «женщиной не рождаются, женщиной становятся». Критики отмечали, что «Второй пол» чрезмерно пропитан личными переживаниями, что вероятно лишает его здравой объективности. Основные тезисы содействовали второй волне феминизма, поскольку сводились к одному: мужчина и женщина должны подняться над естественными различиями и

«заключить между собой подлинно братский союз».


Именно такой союз был заключен между Симоной Бовуар и Жан-Полем Сартром. В 1939 году, в своей автобиографии «Возраст человека», Мишель Лейерс писал, что иметь детей означает «внедрение в мир существа, которое, по определению не просило об этом, и которое закончит фатальной смертью». Для Бовуар, материнство всегда являлось следствием свободы выбора. Именно поэтому вторым пунктом пакта о совместном проживании Сартра и Бовуар был отказ от детей лишающих «совместную жизнь рациональной устроенности».

Симона де Бовуар не была ни экзальтированной феминисткой, ни идейной экзистенциалисткой. Блестящий мыслитель, стремившийся переосмыслить реальность сквозь призму событий первой половины XX века. Лучшие умы Парижа стремились обзавестись знакомством с обладательницей «мужского интеллекта и женской чувствительности».


Её часто можно было обнаружить в обычном парижском кафе. В период оккупации, богемные посиделки в Cafe de Flore, чей чёрный потолок, позже «цитируемый» другими заведениями и превратившийся в символ экзистенциализма, отнюдь не были модным капризом, они обуславливались соображениями экономии и безопасности: немецкие солдаты не заходили в кафе, а творческой интеллигенции еда давалась в счёт послевоенных выплат.

Де Бовуар и Сартр стали настоящими кумирами молодёжи, не имевшей ни малейшего представления об их идеях. Попав на страницы журнала «Vogue», они стали символами экзистенциализма, превратив его в модный тренд.


В годы войны, Бовуар отправляла Сартру отобранные ею книги, особенно произведения Антуана де Сента-Экзюпери — им она была сражена. Вместе, Бовуар и Сартр могли цитировать целые страницы из произведений, любимейшим было «Путешествие на край ночи» Луи Фердинанда Селина.

Симона де Бовуар была тонким и чувственным критиком: в книге Жоржа Бернаноса, «Дневники сельского священника», её восхищала виртуозность, сокрытая в простоте. Не стремясь «философски» трактовать чужие мысли, она делилась с читателями впечатлениями о людях, встречах, событиях, книгах… она тяготела к литературе, вспоминая, как в детстве и юношестве, книги спасали её от отчаяния убеждая, что культура наивысшая ценность.


В 1966 году, Симона вместе с Жан-Полем посетили Москву. Путешествие в страну, где женщины смогли добиться равноправия, оставило след в творческой жизни Бовуар. Отчасти биографическое, отчасти философское «Недоразумение в Москве», переоценка ценностей и отношений, с точки зрения феминистки были опубликованы в 2015 году на русском языке, уже став интеллектуальным бестселлером на 19 других языках.     

Александра Пешкова



«Женщиной не рождаются, ею становятся».

В 1949 году во Франции широкой публике был представлен труд Симоны де Бовуар «Второй пол». Ватикан книгу запретил. Феминистки почувствовали опору, убедившись в своей правоте, и в Европе началась вторая волна женского движения.

Симона де Бовуар открыто называла себя феминисткой. Она считала, что феминизм – это борьба женщин за женщин. Они никогда не была против мужчин. Она всегда была против угнетения мужчиной женщины. «Второй пол» — именно про это. Про многовековую защиту мужчиной своих привилегий, про создание мужчинами мужского мира, в котором женщинам всегда отводилась второстепенная роль.

«Женщиной не рождаются, ею становятся» — одна из самых известных фраз Симоны де Бовуар, которая является квинтэссенцией её фундаментального труда.

«Быть женщиной – это не то, что дано нам природой. Быть женщиной – это результат истории. Нет биологической или психологической судьбы, которая бы определяла бы женщину как женщину. Она – продукт истории, цивилизации. Мужчины намерено делали всё, чтобы не допускать женщин до принятия решений, до власти».

В 1975 году Симона де Бовуар дала единственное интервью французскому телевидению. Интервьюировал её Жан-Жак Серван-Шрейбер, который то и дело открыто поглядывал на свои ногти. Осознавал ли он до конца, кто перед ним сидит? Симона была верна себе. Она была непреклонна.   «Мужчины ведут себя как мужчины, но не как прогрессивные мужчины. Редкий мужчина может проникнуться и действительно понять женский опыт, то, через что женщине приходиться пройти, потому что он сам этого не испытывал».

В конце интервью Серван-Шрейбер спросил: «Какова ближайшая цель феминизма?» Симона де Бовуар ответила: «Освобождение женщины от домашнего рабства. Домашний труд – не вознаграждается. Значение этого труда не признается. Он не приносит никакой финансовой выгоды женщине. Он должен делиться наполовину с мужчиной».

Серван-Шрейбер  промолчал.   Только поблагодарил Симону де Бовуар за интервью.

Чтобы бы Вы ответили этой легендарной женщине? Нужны ли какие-то изменения в ведении домашнего хозяйства? Кто в этом заинтересован? Или это всё иллюзии и миражи, потому что сами женщины – не хотят никаких изменений? Поделитесь своим вдохновляющим комментарием!

 

 

 

Симона де Бовуар о женщине и освобождении

9 января 1908 года родилась французская писательница, философ и теоретик феминизма Симона де Бовуар. Многие знают ее книгу «Второй пол», которую вполне можно отнести к «классике» теории феминизма. И хотя книга вышла в 1949 году, она все еще остается очень актуальной для осмысления положения женщины в современном обществе и политик/практик ее дискриминации. Для русскоязычного региона, к сожалению, данная книга стала доступна лишь в 1998 году, когда она была переведена на русский язык. Однако, не смотря на то, что книга была написана более 50 лет назад, она не теряет свою актуальность.

Работы С.Бовуар относятся к периоду «второй волны» феминизма, когда после движения суфражисток за избирательное право актуализируется необходимость осмысления других форм дискриминации женщины и развития женского освободительного движения. Писательница актуализировала проблему мужского доминирования в структуре власти, что является причиной угнетения и неравенства. Такая система превращает женщину в объекта/ Другого.

Существует ли Женщина?

Основной тезис книги «Второй пол»: «Женщиной не рождаются, ею становятся» отсылает нас к социальной сконструированности понятия «женщина», «женственность». Симона де Бовуар утверждает, что не существует такого явления, как женская природа и женственность. То, что вкладывается в эти понятия обусловлено культурно и исторически.

«Только ее поведение, ее качества, все, в чем ее обвиняют, не предопределено ей природой, ее женскими гормонами, и не заложено в клетках ее мозга: общество, общественное устройство, принуждает женщину вырабатывать в себе определенные качества и диктует ей формы поведения, которые предопределены ееситуацией» (с.674).

Соответственно создается некий миф, эталон, единое монолитное представление о том, что есть такое женщина и женственность. Общество требует от каждой женщины соответствия данному образу, которое, по сути, невозможно.

«Итак, рассеянному, случайному, множественному существованию разных женщин мифологическое мышление противопоставляет единую, застывшую Вечную Женственность; и если данному ей определению в чем-то противоречит поведение женщин из плоти и крови, виноваты в этом последние; вместо того чтобы признать Женственность отвлеченной категорией, женщин объявляют неженственными. Аргументы опыта бессильны против мифа» (с.294).

Гендерные различия не являются естественными или биологическими, но в социокультурном пространстве легитимируются в данных категориях. В большей мере данные различия проявляются в моделях поведения, социальных сферах, то есть практиках повседневного взаимодействия. При этом властные отношения инкорпорированы  в гендерные отношения, таким образом, что различия мужского и женского репрезентируются как неравенство возможностей разных групп мужчин и женщин.

«Девочка во всем видит подтверждение описанной иерархии полов. В истории и литературе, которые она изучает, в песнях и сказках, которые ей поют и рассказывают, повсюду воспевается мужчина. Грецию, Римскую империю, Францию и все другие государства создали мужчины, они же открыли ценность земли и создали орудия для ее обработки, они управляют землей, они создали существующие на земле статуи, картины, книги. В детской литературе, мифах, сказках и рассказах отражаются гордыня и вожделение мужчин, девочка познает мир и свою судьбу в нем через мужское восприятие» (с.330).

Бовуар подробно описывает, каким образом конструируется неравенство полов в процессе социализации детей через культурные символы, взаимодействие с родителями и другими взрослыми, детьми.

«Родители и воспитатели, книги и сказки, женщины и мужчины всячески расхваливают девочке прелести пассивности, ее учат наслаждаться ими с раннего детства, Она поддается искушению, сама того не замечая, ее уступка тем более неизбежна, что порывы ее трансцендентности наталкиваются на самое решительное сопротивление. Но принять пассивность означает также принять без борьбы навязываемую ей извне судьбу, и такая перспектива ее пугает. Перед мальчиком, будь он честолюбивым, легкомысленным или робким, будущее открывает множество дорог: он может стать моряком или инженером, остаться в деревне или уехать в город, отправиться в путешествие или разбогатеть. Глядя в будущее, где его ждут разнообразные возможности, он чувствует себя свободным. Девочка выйдет замуж, станет матерью, бабушкой, она будет заниматься домашним хозяйством точно так же, как ее мать, будет воспитывать детей, как воспитывали ее самое. В двенадцать лет она уже точно знает, что ей уготовано, она будет жить день за днем, но строить свою жизнь, ей не дано» (с.339).

Различия полов предстают, как строящиеся на универсалистской точке зрения, отождествляющей мужское с общечеловеческим и сводящей женское к второстепенной позиции «Другого». За мужчиной в обыденном сознании закреплена роль творца, создателя, субъекта, хозяина, а за женщиной – объекта его власти.

«То есть мужчина считается представителем позитивного и нейтрального, в нем видят одновременно самца и представителя рода человеческого, женщина же представляет собой только негативное, она не более чем самка. Поэтому всякий раз, когда она ведет себя как представитель человеческого рода, о ней говорят, что она хочет уподобиться самцу. Ее занятия спортом, политикой, наукой, ее влечение к другим женщинам воспринимаются как «протест против засилья мужчин»; общество не желает видеть, что она стремится к завоеванию определенных ценностей, и поэтому расценивает ее субъективное поведение как выбор, противоречащий ее природе. В основе такого восприятия лежит глубокое заблуждение: считается, что женский представитель человеческого рода по природе своей может быть лишь женственной женщиной; для того чтобы стать идеальной женщиной, недостаточно быть ни гетеросексуальной, ни даже матерью; «настоящая женщина» – это искусственный продукт, фабрикуемый цивилизацией, как когда-то фабриковались кастраты; так называемые «женские инстинкты» кокетства и покорности внушаются ей обществом точно так же, как мужчине внушается гордость его половым членом» (с.450).

То, что вкладывается в понятие «женщина»/ «женственность» призвано поддерживать существующую иерархию между полами. Любые попытки женщины приобрести позицию активного субъекта посягают на разрушение гендерного разделения и неравенства. Соответственно понятие «женщина» не просто включает в себя какие-то категории, идеи, образы, но встроено в отношения власти и подчинения. Именно это определяет, почему женщина приобретает свойства пассивного объекта.

Женское тело как «другое» тело

Следует подчеркнуть, что женщина рассматривается как существо «второго сорта» в отношении мужчины. С.Бовуар указывает на то, что женское тело предстает как отягченное всем тем, что подчеркивает специфику этого тела. Женское тело интерпретируется, как отличное от мужской нормы, «иное», «другое». Однако, этому «другому» не позволяют автономно существовать, и добавляют значения «аномальности», «патологичности», «плохости», которые поддерживают ситуацию доминирования мужского над женским, как нормы над патологией, разума над безумием и т.д.

«Человечество создано мужским полом, и это позволяет мужчине определять женщину не как таковую, а по отношению к самому себе; она не рассматривается как автономное существо (…) Она – лишь то, что назначит ей мужчина. Таким образом, ее называют «полом», подразумевая под этим, что мужчине она представляется, прежде всего, существом определенного пола: для него она является полом, а значит, является им абсолютно. Она самоопределяется и выделяется относительно мужчины, но не мужчина относительно нее; она – несущественное рядом с существенным. Он – Субъект, он – Абсолют, она – Другой» (с.28).

Симона де Бовуар прослеживает формирование этой андронормативности на примере биологических, социально-философских, психоаналитических теорий, а также данных антропологических исследований, литературных произведений и др. Она показывает, что над всеми аспектами социальной жизни и мышления доминирует это отношение к женщине как к «Другому». Эта культурная норма усваивается самими женщинами в процессе социализации.

Женское тело как «Другое» по отношению к норме, с одной стороны, определяет положение женщины в обществе, с другой же стороны, легализует социальный контроль и практики властного воздействия на женское тело. Это значит, что женское тело включено в пространство разнообразных практик, которые его дисциплинируют и манипулируют им. Так, в культуре, в разные время проявления женского тела наделялись разнообразными предписаниями и табу.

С.Бовуар подробно описывает, например, менструальные табу. Менструация несет в себе и негативные и позитивные коннотации. С одной стороны, она символ способности женщины к репродукции и деторождению. С другой стороны, именно факт способности женщины к зачатию требует контролирования с этого периода ее сексуальности, что получает широкое распространение в патриархатных обществах.

«В Египте, где к женщине относились с исключительным почтением, на протяжении всего периода месячных ее держали взаперти»; «В Левите, в частности, говорится:Если женщина имеет истечение крови, текущей из ее тела, то она должна сидеть семь дней во время очищения своего. И всякий, кто прикоснется к ней, нечист будет до вечера. И все, на чем она ляжет… и все, на чем сядет, нечисто. И всякий, кто прикоснется к постели ее, должен вымыть одежды свои и омыться водою, и нечист будет до вечера»; «В 1878 году один член Британской медицинской ассоциации дал интервью «Бритиш медикэлджорнэл», где заявил следующее: Не вызывает сомнений, что мясо портится, если к нему прикасаются женщины, имеющие в это время менструацию”. Он утверждает, что сам лично наблюдал два случая, когда окорок испортился при подобных обстоятельствах. В начале нашего века на сахарных заводах Севера устав запрещал женщинам появляться на предприятии в период того, что англосаксы называют «curse» – «проклятия», ибо иначе сахар чернеет. В Сайгоне женщин не берут на фабрики по производству опиума: из-за их месячных опиум сворачивается и становится горьким» (с.190-191).

Во многом данные менструальные табу воспроизводятся до сих пор. Тема «месячных» – это то, о чем до сих пор не принято говорить публично. В публичном пространстве, на работе, на учебе женщина призвана скрывать следы своего состояния. Вряд ли возможно заявить, что тебе плохо, потому что у тебя месячные. Лучше сказать, что болит голова или болит живот. Создается целая индустрия средств, призванных помочь женщине максимально эффективно скрыть следы данного процесса. Другими словами, практики контроля женского тела стали более изощренными и не-явными. Но женское тело продолжает означиваться как что-то «Другое», и это включает в себя и определенные правила в отношении того, каким оно должно быть.

Одним из результатов данного процесса становится подчеркивание значимости внешности в установлении идентичности и индивидуальности. Манипулирование с внешностью включает в себя огромное количество практик призванных создать образ «нормативной» женской внешности и тем самым включить женщину в замкнутый круг по поддержанию своего тела в определенных пределах, осуществляя за ним постоянный контроль.

«Девочка чувствует, что тело выходит из-под ее власти, перестает быть простым отражением ее индивидуальности, становится чужим ей. В то же время другие начинают воспринимать ее как вещь, на нее смотрят на улице, обсуждают ее телосложение, ей хотелось бы, чтобы ее не видели, ей страшно и превращаться в плоть, и выставлять эту плоть на всеобщее обозрение. От отвращения к себе у многих девушек появляется желание похудеть, они отказываются есть, а если их заставляют, их тошнит, они постоянно следят за своим весом. Другие становятся болезненно робкими, для них настоящая пытка войти в гостиную или даже выйти на улицу» (с.348). «Рутинная традиция надевает еще одно ярмо на женщину – невозможно заботиться о красоте, не заботясь о своем гардеробе» (с.606).

Женская сексуальность

Симона де Бовуар в своей книге уделяет определенное внимание и теме женской сексуальности. Женщина чаще всего ограничена заданным набором ролей как матери или сексуально объекта. Ей отказано в  праве быть субъектом собственного желания.

«Так как предназначение женщины состоит в том, чтобы быть обладаемой, то ее телу должны быть свойственны инертность и пассивность объекта» (с.200).

Проявляется это в культуре в особом ценностном отношении к девственности и непорочности женщины. Женская сексуальность увязывается с разнообразными предписаниями. Предписания в отношении сексуальности являются свидетельством того, что модели отношений между мужчинами и женщинами, мужчинами и детьми, а также женщинами и детьми обусловлены социальными институтами и ролями, а не предопределены биологически.

«Итак, «анатомическая судьба» мужчины и женщины глубоко различна. Не менее различны их нравственные установки и общественная «ситуация». Патриархальная цивилизация обрекает женщину на целомудрие; право мужчины на свободное удовлетворение сексуальных желаний признается более или менее открыто, но женщина замкнута в границах замужества, для нее физическая любовь, не освященная законом или венцом, является грехом, падением, поражением, слабостью; она обязана всячески защищать свою честь и целомудрие; ее «уступка», или «падение», ведет к презрительному отношению к ней, тогда как ее победитель вызывает восхищение, хотя на словах его и осуждают. С первобытных времен до наших дней бытует мнение о том, что постель для женщины – это «служба», за которую мужчина выражает благодарность, преподнося подарки или обеспечивая ее жизнь. Но служить – значит отдаваться хозяину; в таких отношениях нет и намека на взаимность. Чтобы убедиться в этом, стоит лишь вспомнить об отношениях супругов или о существовании проституции: женщина отдается, мужчина берет ее и вознаграждает. Ничто не мешает мужчине завоевать и овладеть женщиной, стоящей ниже его на общественной лестнице, общество всегда терпимо относилось к любовной связи между хозяином и служанкой, однако состоятельная женщина, отдающаяся шоферу или садовнику, вызывает осуждение» (с. 413).

При этом Симона де Бовуар рассматривает семью и материнство как формы угнетения женщины, несмотря на современные трансформации данных институтов.

«Традиционная форма брака постепенно меняется, но и в настоящее время он остается формой угнетения, которое, хотя и по-разному, затрагивает обоих супругов. С точки зрения прав, которые в принципе им предоставлены, они почти равны, по сравнению с прошлым они более свободны в выборе, им значительно легче расстаться (…)Иногда муж и жена поровну распределяют между собой заботы по хозяйству, они вместе развлекаются, занимаясь туризмом, велосипедным спортом, греблей и т.д. Жена уже не проводит дни в ожидании мужа, она занимается спортом в различных обществах или клубах, у нее есть занятия вне дома. Изредка она даже занимается какой-нибудь незначительной работой и зарабатывает немного денег. Возникает впечатление, что в молодых семьях супруги абсолютно равны между собой. Однако до тех пор, пока ответственность за материальное обеспечение семьи возлагается только на мужа, это впечатление обманчиво. Место жительства семьи выбирает муж, исходя из требований своих профессиональных занятий, жена же вынуждена ехать с мужем из провинции в Париж, из Парижа в провинцию, в колонии, за границу. Уровень жизни семьи определяется по уровню заработка мужа, в соответствии с его занятиями организуется распорядок дня, распределяются дела в течение недели и года. Друзья и знакомые семьи, как правило, выбираются среди людей, с которыми муж связан по профессии. Поскольку муж является более активным членом общества, чем жена, именно он определяет интеллектуальные, политические и моральные воззрения семьи (…) Для женщины, неспособной зарабатывать себе на жизнь, развод остается лишь абстрактной возможностью» (с.546).

При этом женское тело в первую очередь означивается как тело материнское, способное не просто к воспроизводству, но также способное осуществлять последующий уход за ребенком. Патриархатная идеология конструирует материнство как естественное предназначение женщины, определяя ее тело лишь одним вариантом существования, посредством означивания ее репродуктивных функций как потенциально материнских. Симона де Бовуар убеждена, что в большинстве культур материнство как институт является формой рабства и угнетения женщин, способом деградации женских возможностей, ограничения существования женщины одним нормативным вариантом.

«Лишенная независимости в своем теле и обделенная социальным достоинством, женщина-мать строит утешительные иллюзии по поводу ощущаемого внутри себя живого существа, бесспорной ценности. Но это лишь иллюзия. Ибо на самом деле женщина не делает ребенка; он сам делается внутри ее; ее плоть производит только плоть; женщина неспособна обосновать чье-либо существование, оно будет шагом самостановления; в свободных сотворениях объект рассматривается как ценность и облачается в одежды необходимости: пока ребенок не покинул чрева матери, необоснованно его рассматривать как ребенка, это всего лишь немотивированное размножение способом деления клеток, это голый факт, случайность которого симметрична случайности смерти. У матери могут быть свои причины захотеть ребенка, но она не сможет передать тому другому существу, которое появится завтра на свет, свои собственные основания для жизни; она дает ему жизнь в силу общих свойств своего организма, а не в силу особенностей ее личной экзистенции, ее существования» (с.565).

Писательница подчеркивает социальную обусловленность процесса воспроизводства, его большей связи с культурными предписаниями, нежели с «естественным предназначением». Сексуальность включена в системы власти, которые награждают и поощряют некоторых людей и некоторые виды активности и тем временем карают и подавляют других людей и их практики. Женская сексуальность, как и тело женщины, рассматриваются как объект для наблюдения и манипуляций.

Освобождение женщины

Симона де Бовуар видит потенциал освобождения женщины в экономической независимости и изменении распределения ресурсов в обществе.

«Освобождение женщины станет реальностью лишь в том случае, если оно будет делом коллективным, и его необходимым условием является окончательное торжество ее экономической независимости» (с.704).

Писательница подчеркивает, что, не смотря на декларированное равенство прав мужчин и женщин, обретение женщиной избирательного права, реальное освобождение женщины без экономической независимости невозможно.

«Один только труд может гарантировать ей реальную свободу. Как только женщина перестает вести паразитический образ жизни, система, основанная на ее зависимости, рушится, исчезает необходимость в посреднике-мужчине, который связывает ее с внешним миром. Проклятие, тяготеющее над зависимой женщиной, заключается в том, что ей не дозволено делать что-либо самой» (с.759).

Однако при этом важно и изменение всей социальной структуры, так как по мнению Бовуар только социалистическое общество может предложить такую модель, при которой возможно преодолеть трудовую эксплуатацию и предоставить женщины реальные ресурсы для эмансипации.

«Лишь в социалистическом обществе женщина, получая доступ к труду, обретает и свободу. Сегодня большинство трудящихся подвергаются эксплуатации. Кроме того, несмотря на изменения в положении женщины, социальная структура не претерпела глубоких перемен. Мир, хозяевами в котором всегда были мужчины, по-прежнему сохраняет тот облик, который они ему придали. Эти факты не следует упускать из виду, так как они определяют всю сложность вопроса о женском труде» (с.760).

«Становясь экономически независимой от мужчины, женщина не обретает тем самым ни морального, ни социального и психологического положения, идентичного положению мужчины. Ее подход к профессиональной деятельности, как и сама ее профессиональная деятельность, находится в зависимости от условий ее жизни в целом. Но ведь когда девушка вступает во взрослую жизнь, она не имеет за собой того багажа, которым располагает юноша, да и общество глядит на нее другими глазами. И мир она воспринимает в иной перспективе. Быть женщиной – значит сегодня для автономного человеческого существа сталкиваться с особыми проблемами» (с.761).

Капиталистическая система поддерживает систему контроля мужчин над женским трудом. Суть этого контроля заключается в том, что женщины не допускаются к высокооплачиваемым рабочим местам, к производительным сферам труда (женщины чаще всего сконцентрированы в непроизводственных сферах). Все это подталкивает их к рассмотрению брака как средства решения материальных проблем. Соответственно С.Бовуар видит освобождение женщин в изменении их положения на рынке труда и структуре власти, распределения ресурсов.

Цитирования приводятся по изданию: Бовуар С. Второй пол. М.: Прогресс; СПб: Алетейа, 1997.

Источник

На фотографии-миниатюре. Симона де Бовуар, 1952. Фотопортрет выполнила Жизель Фройнд. Источник

Женщиной не рождаются, ею становятся


«Женщиной не рождаются, ею становятся»
Симона де Бовуар

Не люблю сразу по горячим следам писать рецензии. Люблю послевкусие. Посмаковать увиденное, если на следующий день событие не отпускает мою память …  Пишу.
 
Когда эти спектакли  со звездой Богословской проходили бы на деньги ее партийных спонсоров и на их каналах – на здоровье.  Господа регионалы, резвитесь на свои, но когда на национальном канале, за мои же деньги, меня кормят ерзац- продуктом —  все мое нутро начинает этому сопротивляться.   Когда на Первом национальном так позорят мою страну — ни один вменяемый человек не может нормально к этому относиться.  За державу обидно!
 
Итак. Независимый режиссер Шустер, от которого ничего не зависит.
 
Звезда сцены Инна Б.(в народе Бесноватая), ставшая звездой по блату, за чужие деньги, актриса никудышняя и бескультурная, всегда одинакова.  Назвать ее трагиком – язык не поворачивается,  комедиантом тоже – ей никогда не переплюнуть коллегу по цеху Мишаню Чечетова, на травести  этот  переросток тоже не тянет. Можно пожалуй ее назвать бенефицианткой – тут в точку, хотя на языке вертится другое – гастролерша.
 
Сценарий убогий. Постоянно дописываемый кем-то на ходу, что никогда не меняет его сути. Название всему этому «Невежество».  Театр абсурда.   Зрелище малоприятное.
 
В центре внимания нечто подобное женщине, в припадке безумия, пытающееся все вокруг превратить в бурю, ураган, цунами. Если бы статисты, сидящие в зале, были пациентами клиники душевнобольных, то этот спектакль закончился бы смирительной рубашкой, и уколом со снотворным. Беда в том, что  эти спектакли  из клиники показывают нормальным людям.  Поэтому  понять, что это было – нормальному человеку трудно: с одной стороны вроде комедия, хотя на сцене и изображают трагедию. В общем, трагикомедия, всегда превращающаяся в фарс.                        
 
Раньше таких актрис «погорелого театра» забрасывали помидорами, но нынче слишком дорогие помидоры, нам оставалось только освистать этот убогий спектакль, но…
 
Тут появилась она! И спасла весь спектакль.  Ах, как она вошла! Надо было видеть эти лица. Это звезда. Это талант. Талант не убить, не унизить, не растоптать, не надругаться над ним.  Где-то я уже все это видела…
 
Юлия… Джулия…  
 
Впрочем, лучше это увидеть.
 
Посмотрите внимательно этот фрагмент из фильма «Театр». Сначала хотела вырезать одну сцену на 2 минутты, появление Джулии на сцене, но пересмотрела всю концовку, и ничего не захотелось удалять. В этом фрагменте вся наша Юлия.  Это о ней. И конец  совершенно гениален.
«Присмотритесь внимательно к этим людям. Вот настоящий театр». Совершенно верно.
 
«Весь мир — театр, но труппа никуда не годится»,- любил говаривать Оскар Уальд.


Я смотрю на эту  женщину и спинным мозгом понимаю, что  это Великая женщина, и таких нет больше нигде. Какая там Меркель, какая Клинтон? Нет больше таких, такая родилась одна на столетие и на нашей земле.    Не всем дано этот талант постичь. Увы…    
 
Вчера начала писать этот материал, как рецензию на спектакль, а тут прочла эту заметку, undefined
а ее прочли все в Твиттере и возмутились. Как-то само собой,  в знак протеста, началась акция поддержки Юли.  Акция называлась «Признайся в любви Юле».  Решила таким образом присоединиться к акции.  Думаю, что и меня поддержат тоже. Юля, мы тебя любим! И пусть они знают, что нас много и мы не боимся.
 
Ты — Женщина, и, значит, ты — Актриса,
в тебе сто лиц и тысяча ролей.
Ты — Женщина, и, значит, ты — Царица,
возлюбленная всех земных царей.
Ты — Женщина, и, значит, ты — Рабыня,
познавшая солёный вкус обид.
Ты — Женщина, и, значит, ты — пустыня,
которая тебя испепелит.
Ты — Женщина. Cильна ты поневоле,
но, знаешь, даже, если жизнь — борьба,
Ты — Женщина, ты слабая до боли,
Ты — Женщина, и, значит, ты — Судьба.
Ты — Женщина. Ты просто вспышка страсти,
но твой удел — терпение и труд,
Ты — Женщина. Ты — то большое счастье,
которое совсем не берегут…
Ты — Женщина, и этим ты опасна,
огонь и лёд навек в тебе одной.
Ты — Женщина, и, значит, ты — прекрасна
с младенчества до старости седой.
Ты — Женщина, и в мире все дороги
ведут к тебе, а не в какой-то Рим.
Ты — Женщина, ты избранная Богом,
хотя уже наказанная им…
 
Наталия Шевченко

Улицкая: «женщиной не становятся, а рождаются» | Общество | ИноСМИ

2011-03-10T00:46:00+03:00

2015-11-16T16:14:10+03:00

2011-03-10T00:46:00+03:00

2011

https://inosmi.ru/social/20110310/167203338.html

Улицкая: «женщиной не становятся, а рождаются»

Улицкая: «женщиной не становятся, а рождаются»

Общество

Новости

ru-RU

https://inosmi.ru/docs/terms/terms_of_use.html

https://россиясегодня.рф

Людмила Улицкая – одна из самых знаменитых российских писателей. Причем не только благодаря своим романам, но и борьбе за освобождение сидящего в сибирской тюрьме бизнесмена… ИНОСМИ, 10.03.2011

общество, россия, архив 2015

https://cdnn1.inosmi.ru/images/24589/30/245893039.jpg

1200

630

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/24589/30/245893039.jpg

https://cdnn1.inosmi.ru/images/16517/25/165172576.jpg

1333

2000

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/16517/25/165172576.jpg

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

TV5 Monde

https://cdnn1.inosmi.ru/images/24158/33/241583393.gif

Людмила Улицкая – одна из самых знаменитых российских писателей. Причем не только благодаря своим романам, но и борьбе за освобождение сидящего в сибирской тюрьме бизнесмена Михаила Ходорковского, которую она ведет вместе еще одним известным литератором Борисом Акуниным. Без сомнения, это стало одной из причин, по которым жюри под председательством Юлии Кристевой (Julia Kristeva) решила присудить ей премию Симоны де Бовуар (Simone de Beauvoir) за свободу женщин. Тем не менее, как показало это интервью, российская романистка, рожденная в стране Александры Коллонтай, одной из самых видных фигур мирового феминистского и большевистского движения, далека от свойственного ей образа мыслей.   

TV5 Monde: Большинство ваших персонажей женщины. Почему?

Людмила Улицкая: Я не считаю, что большая часть моих героев – женщины. На самом деле, я никогда не занималась подсчетом. Хотя если придерживаться демографических данных, женщин в России действительно больше, чем мужчин. В таком случае можно предположить, что такое соотношение мужчин и женщин было бессознательно сохранено мной в моих романах. Однако я не делала какого-либо просчитанного выбора в пользу женщин. Верно также и то, что гораздо легче писать о том, в чем сам разбираешься лучше всего.  

— Вы описываете сильных женщин. Что это, объективная данность или личный выбор?

— В моей стране, в России, очень много несчастных женщин. Особенно это заметно, если взглянуть на мое поколение или поколение моей матери. Однако в то же время в этой стране всегда были сильные женщины. Выпавшие на их долю в XX веке испытания они перенесли с исключительной смелостью и упорством. На всем XX веке в России стоит печать войн и революций. И даже потом мужчины продолжили умирать на маленьких безымянных войнах на Кавказе. Женщинам же приходилось брать на себя все семейные обязанности: работать, чтобы иметь средства на жизнь, и заниматься детьми. Такие условия создали сильных, терпеливых и достойных женщин. Я не стремилась специально делать упор на таких личностях, все дело в том, что я привыкла находиться в их окружении.   

— Ваши женские персонажи всегда очень свободны. Можно ли считать это наследием советского периода?

— Каждый раз, когда передо мной ставится столь масштабный вопрос, ответ может быть лишь приблизительным. В целом я готова признать, что российские женщины чувствуют себя свободнее мужчин. Но причина такого положения дел кроется в биологии. Чтобы как можно лучше воспитать своих детей, женщинам постоянно приходится проявлять воображение, изобретательность и смелость. В гораздо большей степени, нежели мужчинам. Причем это отнюдь не является особенностью советских времен. Такой образ жизни гораздо больше связан с биологической природой их пола, чем с каким бы то ни было наследием советского периода. 

— Заметили ли вы изменение статуса женщин на протяжении истории вашей страны?

— Да, конечно: поколение 30-летних женщин очень сильно отличается от нас, их матерей. Они гораздо более независимые и самодостаточные, а также меньше оглядываются на своих отцов, мужей или братьев. Счастливо ли им живется? Сложно сказать… В любом случае, я горжусь своими молодыми подругами: в них я вижу все, чего в свое время не хватало нам. Эта эволюция произошла не во времена СССР, а во второй половине XX века, в истории которой я приняла участие как свидетель и как писатель. 

— Есть ли у женщин какая-то собственная манера читать и воспринимать прочитанное? Возможно, в России существует особое отношение к книгам?

— Нет, я бы не сказала, что книги играют какую-то особую роль в жизни женщин или что у них есть собственная манера чтения. Влюбленные в книги, как, например, героиня моего романа «Сонечка», встречаются повсюду. Дело в том, что в те моменты, когда людям трудно найти причины для радости вне музыки или чтения, две этих культурных сферы выходят на первой место.  

— Есть ли у литературы какое-то особое влияние на российских женщин?

— Не думаю, что в этом плане российские женщины так уж сильно отличаются от западных. Повсюду люди, в том числе и мужчины, черпают все меньше сведений в литературе и все больше из других источников. Здесь нужно остановиться на одной очень интересной вещи: среди всех «читающих» стран Россия была одной из первых, где книга уже давно стала чисто коммерческим продуктом. И на нее действуют все законы рынка: опросы, реклама и сопутствующие товары делают читателей в первую очередь потребителями.

— Что значит для вас вручение премии Симоны де Бовуар?

— Это чрезвычайно важный момент в моей жизни. Я получила немало премий, однако эта, премия Симоны де Бовуар, позволила мне ощутить свою принадлежность к мировой культуре. Премию вручили в кафе, где любили бывать крупнейшие писатели XX века, и я почувствовала, что стала частью вечного культурного движения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Селин Лебёф, «Человек не рождается, а становится женщиной»: гендерное различие и описание женщины Симоны де Бовуар.

«Человек не рождается, а, скорее, становится женщиной. Никакая биологическая, психологическая или экономическая судьба не определяет фигуру, которую человеческая женщина приобретает в обществе; это цивилизация в целом, которая развивает этот продукт, промежуточный между женщиной и евнухом, который один называет женским.Только при посредничестве другого человека можно сделать другого.Поскольку он существует для себя, ребенок не сможет понять себя как дифференцированный по половому признаку. У девочек, как и у мальчиков, тело — это, прежде всего, излучение субъективности, инструмент, который достигает познания мира: дети воспринимают вселенную через глаза, руки, а не через сексуальные органы ». Моя цель — разработать интерпретацию этого отрывка, который начинается с одного из самых знаковых предложений в истории феминистской мысли.Бовуар утверждает, что только благодаря тому значению, которое другие придают их половым частям, дети начинают понимать себя как дифференцированные по половому признаку. Это тот феномен, который Бовуар имеет в виду, когда говорит о «посредничестве другого». Я утверждаю, что здесь она утверждает, что для того, чтобы стать женщиной, нужно развить такое самопонимание. Многие читатели утверждали, что этот отрывок воплощает убеждение Бовуара в том, что между полом и гендером существует важное различие. При таком прочтении можно сказать, что Бовуар описывает переход между двумя состояниями: состояние новорожденного, у которого есть пол, но еще нет гендерной идентичности («который не является женщиной»), и состояние взрослого человека, у которого есть и пол и гендерная идентичность («кто стал женщиной»).Я утверждаю, что это чтение несостоятельно, и по двум причинам. Во-первых, в книге «Второй пол» нет доказательств того, что Бовуар имеет в виду провести различие между биологическими свойствами человека и ее социальной идентичностью. Во-вторых, это различие не имеет смысла в понимании Бовуара тела как ситуации. Я утверждаю, что быть женщиной — это аспект тела как ситуации. Тело как ситуация — это инструмент, с помощью которого осуществляется свобода, и он определяется социальной значимостью телесных особенностей.Напротив, биологические свойства нельзя определять в отношении тела как ситуации. По сути, они не являются собственно атрибутами личности. Другими словами, Бовуар не теоретизирует различие между природой и культурой, а стремится описать социальную значимость тел и ограничений свободы женщин.

Человек не рождается, а становится женщиной | ФАКЕЛ

Заявление Симоны де Бовуар — это заявление, на которое постоянно ссылаются в гендерных исследованиях, чтобы поставить под вопрос построение гендерной идентичности.Хотя это помогло подстегнуть вторую волну феминистского движения, такие теоретики, как Джудит Батлер, сыграли важную роль в разработке идей, касающихся гендерного конструирования, также поставив под вопрос эссенциализм, присущий сексу. Несмотря на то, что они предоставили ценный фундамент в обсуждении гендерной идентичности и построения, более поздние теоретики, такие как Белл Хукк и Моник Виттиг, заслуживают похвалы за то, что подчеркивают, что секс тоже является социальной конструкцией, которую можно продемонстрировать через реальный жизненный опыт транс-сообщества.В этой статье я продемонстрирую, как первоначальная консолидация идей де Бовуара в начале 20-го века была адаптирована и взращена Батлером, чтобы приспособиться к постоянно меняющемуся миру, в котором мы находимся. Область гендерных исследований была и остается это растущая сфера, постоянно трансформирующаяся по мере того, как все больше трансгендерных и гендерно-неконформных переживаний бросают вызов господствующей норме. Де Бовуар представляет собой первое закрепление этого диалога, которое Батлер впоследствии добавил, чтобы улучшить наше понимание.

Симона де Бовуар начинает свой анализ с вопроса, почему и как долго женщины считались хуже мужчин. Де Бовуар утверждает, что исторические события привели к тому, что женщины стали более слабыми со стороны более сильных, и эту роль играют мужчины, и эту роль можно проследить до работы Фомы Аквинского, в которой он назвал женщин несовершенными мужчинами на основании ложной проверки их состояния. анатомия. Как результат; «Человечество — мужское, и мужчина определяет женщину не в себе, а как относительную к себе»; и, следовательно, женщины избегают роли друг друга, тогда как мужчины, следовательно, называются как положительными, так и нейтральными терминами для людей.Де Бовуар утверждает, что, хотя существуют биологические различия между полами, женщины становятся женщинами только в силу обстоятельств своего общества, что приводит ее к выводу, что факты биологии принимают ценности социальных норм. Следовательно, не природа определяет женщину, а скорее она определяет себя, имея дело с природой самостоятельно в эмоциональной жизни.

Здесь радикальные и марксистские феминистки в рамках феминистской третьей волны расходились с предыдущей предпосылкой, продемонстрированной Батлером, которая постулирует, что если гендер социально сконструирован, а не является прямым результатом его пола, то также могут быть множественные интерпретации, которые приводят к гендерному становлению. хитрый навык.Кроме того, гендер можно рассматривать как дискурсивное средство, с помощью которого создается половая природа человека, что предшествовало культуре, предполагающей, что наши тела являются пассивными носителями, на которых записаны культурные значения.

Противодействуя этому, де Бовуар и другие феминистки второй волны, возможно, утверждали, что пол является биологическим, тогда как гендер — это социальная конструкция; следовательно, человек может присвоить назначенный пол, но также принять другие, что составляет основу концепции Батлера, перформативности.

Другой теоретик, которого придерживается Батлер, — это Жак Лакан, который утверждает, что гендер и сексуальная идентичность познаются через идентификацию и язык, обеспечивая модель того, как предоставляются гендерные роли, к которой де Бовуар и Батлер не обращаются.Лакан продуктивно усложняет идею о том, что биология определяет пол и гендер, утверждая, что дети выбирают свою идентичность, изучая различия в языке и социальных условностях или из-за неспособности развить идентичность, которая адекватно вписывается в гегемонистские идеалы. В формулировке Лакана язык действует как символический порядок, посредством которого передаются правила, укрепляющие законы сексуальной организации, которым дети в конечном итоге подчиняются, чтобы принадлежать к обществу. Это согласуется с гипотезой де Бовуара о том, что человек становится женщиной после рождения, подчиняясь языковым правилам, которые конструируют нашу идентичность.

Другой теоретик, построивший на консолидации идей де Бовуар, была Моник Виттиг, отметившая, что человека нельзя обозначать без признака пола в языке. Она утверждает, что мы считаем свою биологию причиной нашего угнетения; однако эта причина угнетения — всего лишь знак, наложенный на нас нашими угнетателями — людьми. Женщин на самом деле не существует, а всего лишь политическая и идеологическая формация, с помощью которой эти «назначенные» женщины отвергаются из-за того, что Виттиг называет «дискурсом власти и знания».

Это подтверждается грамматическими структурами, поскольку на мышление людей об объектах влияют грамматические гендеры, которые их язык приписывает объекту, поэтому другой язык может создать другую точку зрения на объект. В лингвистическом исследовании исследователи составили список из двадцати четырех объектов противоположного пола на испанском и немецком языках и попросили разных участников создать по три прилагательных для каждого элемента в списке. В целом, гендерная принадлежность повлияла на суждения участников, например, при обсуждении моста испаноязычные будут описывать их мужскими словами, такими как сильный, тогда как говорящие на немецком языке будут использовать более женские термины, что приведет к изменению не только того, как объект воспринимается, но и предположений о том, как он функции в соответствии с назначенным полом.Это поддерживает утверждение де Бовуара о социально сконструированной природе пола, но также идет дальше и включает секс.

Это также утверждал недавний теоретик Мишель Фуко, который, исследуя сексуальность в девятнадцатом веке, утверждал, что определения пола и гендера со временем изменились. Фуко предположил, что недавно навязанные репрессии сексуальности происходили, когда слова, описывающие секс и сексуальность, были ограничены домом и удалены из общественной сферы из-за меняющихся потребностей этой системы.В конце концов, женщинам и детям было отказано в чувстве сексуальности, поскольку они были изолированы в частной сфере, тем самым признав, что «об этих вещах нечего было сказать». Фуко утверждает, что это подавление является связующим звеном между властью, знанием и сексуальностью, посредством чего секс обречен на небытие, потому что он нарушает установленный закон, созданный теми, кто обладает властью: мужчинами. В результате определения сексуальности формируются дискурсами знания власти, определяемыми теми, кто говорит, таким образом, занимая властные позиции.

Дискурс знания о власти вокруг сексуальности можно засвидетельствовать в работе Крюка-звонка, который демонстрирует, как он предоставил аналог для процессов колонизации. Хукс утверждает, что сексуальность использовалась колонизаторами как сила для подрыва властных отношений, используя образы чернокожих мужчин как насильников для сохранения расистского господства, подразумевая, что черных мужчин необходимо контролировать.

Дороти Робертс помогает уточнить это, утверждая, что тела чернокожих женщин по-прежнему регулируются из-за сильных стереотипов, созданных из дискурсов власти и знания, следовательно, отрицая их человечность, чтобы оправдать превосходство белых.В то время колонисты утверждали, что черные тела по своей сути вульгарны и что черные женщины диаметрально противоположны преобладающему представлению об истинных женщинах, возводя белых женщин на пьедестал, оправдывая притеснение. В этом смысле первый аргумент Батлера подкрепляется, показывая, что власть имущие создали концепцию пола, чтобы создать сексуальную иерархию и укрепить свое положение и власть. В результате утверждение о том, что человек становится женщиной (хотя и неохотно), поддерживается, поскольку власть имущие создали понятие женщины для защиты своего положения, подрывая биологические притязания на женственность.

Кроме того, мы можем видеть работу дискурса власти и знания и социально сконструированную природу гендера в возникновении транс-сообщества. Дженис Рэймонд спорно заявила, что патриархальные структуры (площадка для дискурса власти и знания) ввели операции по смене пола как средство контроля гендерных стереотипов и поддержания гегемонистского идеала, тем самым действуя в интересах держателей власти. Однако мы должны понять, насколько проблематично это утверждение, поскольку многие трансгендерные люди получают большую выгоду от операций по смене пола, а теории, подобные этим, пошли только на создание идеологии, подпитывающей опасные транс-эксклюзивные радикальные феминистские группы.Потому что трансгендеры не могут быть описаны в рамках существительных, данных властной структурой, угрожающей сексуальной иерархии, и должны быть изменены. Далее это отображается в нормализации интерсекс-потомков, поскольку они не подходят для двоичного кода.

Оглядываясь назад на работы и теории гендерных исследований к этому моменту, мы должны сделать вывод, что де Бовуар был пионером своего времени, и согласиться с утверждением, что гендер является социально сконструированным. Однако, даже если принять во внимание историческую позицию де Бовуар, я считаю, что ее заявление недостаточно далеко, чтобы охватить цели действительно интерсекционального феминистского движения.Поскольку у нас было больше свободы исследовать не только наш непосредственный мир, но и вариации пола и гендера по всему миру, мы можем видеть, что и пол, и гендер социально сконструированы, навязаны нам из-за дискурса знания власти. Такое осознание было бы невозможным без первоначальной консолидации де Бовуар.

Мериэл Коленутт

Автор: Мериэл Коленатт ([email protected] — Instagram @merryberryc)

Мириэл Коленатт (она / они) — 22-летняя студентка второго курса Оксфордского университета Брукс, изучающая с отличием социологию и политику.Одна из ее любимых областей — гендерные исследования, и как член ЛГБТ-сообщества она стремится понять теоретические дебаты, чтобы применить их к окружающему миру. Это было особенно полезно в ее работе на полставки в Барнардосе, связанной с другими и построением идентичности. Она надеется применить полученные знания и работать с молодежью в будущем.

Женщина не рождена, женщина создана

Electric Lit исполнилось 12 лет! Помогите поддержать следующую дюжину лет, помогая нам собрать 12 000 долларов на 12 лет и получить эксклюзивные товары!

Сью Рэйнсфорд « Follow Me to Ground » — это история Ады и ее отца, двух не совсем людей, которые обладают способностью исцелять болезни, хороня больных и причиняя боль людям, или Лечить, в области, называемой Землей.Они живут как полуизгнанные, которых оба боятся и почитают местные Лекари, пока однажды Ада не начинает отношения с человеком по имени Самсон, и их образу жизни угрожают пробудившиеся желания Ады и таинственное прошлое Самсона. Отчасти сказка, отчасти миф, с оттенком ужаса и изрядной долей магического реализма, книга в лучшем случае тревожит. Необычность Ады позволяет нам увидеть человеческую болезнь со стороны и подумать о том, что может означать истинное исцеление.

Я познакомился со Сью Рейнсфорд в 2007 году, когда мы оба учились в Тринити-колледже в Дублине.Я был очарован ее написанием с того самого первого раза, когда я услышал, как она читает, и тогда я понял, что скоро я возьму ее опубликованную работу в свои руки. С тех пор Сью получила степень магистра иностранных дел в Беннингтон-колледже и была получателем нескольких грантов от Совета по делам искусств Ирландии, а также стипендии MacDowell Colony Fellowship. В настоящее время она работает писателем в университете Мэйнут в Ирландии.

Мы говорили в видеочате о том, как писать о желании и женском теле, о разрушении гендерных стереотипов написания сексуальных сцен и о чудовищных женщинах в художественной литературе.


Шейн Терри: Одна из многих вещей, которые мне нравятся в этой книге, — это то, как интуитивно она изображает женское тело на разных этапах жизни. Лекарства, над которыми работает Ада, — беременность, роды, менопаузальный период, и она описывает их тела — и их физиологические жидкости — в клинических подробностях. Взгляд не мужской, но, поскольку Ада потусторонняя, он тоже не совсем женский. Как вы подошли к написанию женского тела в этой работе?

Сью Рейнсфорд: Обращаясь к книге, у меня было две проблемы.Я только что прочитал « Второй пол » Симоны де Бовуар и меня по-настоящему привлек этот образный и поэтический язык, который она и люди, в меньшей степени, как Юлия Кристева, используют, когда пишут в этом психоаналитическом или экзистенциальном жанре. . Они по-прежнему обращаются к этому действительно плотному, часто метафорическому языку, чтобы говорить о женском теле. И я хотела поставить под сомнение этот импульс, почему мы, женщины, так укоренились в том, чтобы писать о себе таким образом, а также немного бороться с этим.Это звучит как-то парадоксально или оксюморонично, потому что я пишу через своего рода объектив магического реализма, но я хотел посмотреть, что произойдет, если изображения, приписываемые женскому телу, будут воспроизведены в реальном мире. Взглянуть на функционирование женского тела и эту идею жидкости, что протекающее тело или окрашивающее тело — это своего рода инфекционный, загрязненный сосуд. Это то, что женское тело делает все время: оно производит вещества, истекает веществами, удерживает вещества или не удерживает свои вещества, и я хотела сосредоточиться на тех процессах, которые так часто оказываются оскорбительными для людей.

Я хотел написать о функционировании женского тела и об этой идее жидкости, о том, что протекающее, окрашивающее тело — это заразный, загрязненный сосуд.

И затем, когда я писал эту книгу, я сильно зациклился на том, как мы, женщины — и женщины как всеобъемлющий термин — могли бы ощущать свое тело, если бы мы не были так тщательно погружены в западный дискурс. Так, например, когда Самсон и Ада впервые занимаются сексом, Ада видит себя глотающей Самсона или поглощающей Самсона.Она не считает, что в нее проникают, владеют ею, вторгаются или перфорируют. Я пытался смотреть на женские тела без отставания или тяжести гендерного дискурса. Очевидно, это происходит потому, что я — продукт своего окружения и своего образования, но я пытался, как вы говорите, не поддаваться ни одному из тщеславий гендерного взгляда.

ST: И я думаю, у вас это прекрасно получилось. У Ады не всегда было влагалище; это то, что развивается вместе с ее желанием.Сначала идет желание, а за ним — орган.

SR: Это то, что я включил относительно поздно. Я оставил книгу в покое на долгое время, и когда я вернулся к ней, я понял, поскольку я смотрел на Кристеву, де Бовуар, Элизабет Гросс, что многие метафоры, с которыми я работал, казались редуктивными. или биологически детерминированный. Я хотел включить что-то, что вырвалось из слишком строгого феминистского шаблона второй волны, что-то, что показывает, как женское тело может изменяться, расширяться и вырастать в свою собственную форму, и снова буквальное воплощение идеи о том, что женщина не рождается, а женщина создается .Она заставляет себя и ее желание меняет топографию ее тела.

ST: В этой истории есть отголоски библейской истории о Самсоне и Далиле, которую многие истолковывают как о предательстве женщин и опасностях похоти. Нашего Самсона тоже предали, но эта история более сложная. Ада — сверхчеловеческая личность, и она рискует своими силами, продолжая отношения. И хотя FMTG действительно исследует опасную сторону желания, здесь нет притчи.Секс, желание и даже любовь не являются ни хорошими, ни плохими сами по себе, и текст не осуждает желание Ады. Была ли у вас в голове библейская история, когда вы писали, и собирались ли вы ее опровергнуть?

SR: Самсон действительно происходит из библейской истории, но я изучал историю искусства, и особенно итальянскую живопись 17-го века — Артемизию Джентилески, Караваджо — то, что всегда поражало меня в библейской живописи того времени, было эти огромные, мускулистые мужчины и это почти избыток мужской плоти.То же самое с живописными изображениями женщин, но с мужчинами, именно то, как Самсон был нарисован визуально, этот потраченный тестостерон или эта потраченная мужественность поразили меня. В истории искусства есть что-то трансгрессивно сексуальное в полностью истощенном мужчине. Я хотел провести время, думая о мужском теле, которое метафорически кастрировано.

В полностью истощенном мужчине есть что-то безумно сексуальное. Метафорически кастрированное мужское тело.

Я действительно рад, что вы чувствуете, что в этих сценах нет суждения.Я не хотел, чтобы книга была полемической, но я действительно хотел написать версию женственности, в которой Ада беспрекословно преследует свои желания. Есть рассказ Маргарет Этвуд об этой женщине, которая отправляется в круиз, и она представляет собой черную вдову, которая убивает мужчин и крадет их состояния. В этой истории есть воспоминание, когда вы понимаете, что один из мужчин, на которых она нацелена, изнасиловал ее, когда она училась в средней школе. И я просто подумал, да, иногда тебе удается убить своего насильника.Когда дело доходит до женского спасения в художественной литературе, часто ожидается, что более спокойные моменты вызовут отклик: после этого женщина осталась одна в своей комнате, решив занять более высокие моральные позиции или решив пожертвовать каким-то элементом себя. Я хотел противодействовать этому.

ST: Ада определенно обладает способностью к насилию. Она также удивительно равнодушна к женщинам-Лекарям, почти до жестокости — она ​​их лечит, но очень мало сочувствует их боли.Как вы создали этого чудовищного персонажа, при этом давая читателю возможность подбодрить ее? Потому что мы делаем! Мы хотим, чтобы она была счастлива.

SR: Интересно, что вы заметили, что она равнодушна к женщинам-Лекарям. Как вы знаете, у меня эндометриоз, поэтому у меня долгие отношения с моим гинекологом, который замечательный, но когда я работал над ранними набросками книги, я думал о том, насколько странна западная медицина. Вы идете к врачу, и они проводят с вами все эти странные интимные отношения.Вы находитесь в этой эмоциональной и физической близости с кем-то, кого никогда не видите за пределами этой комнаты, и они черпают всю эту информацию из вашего тела. Они могут рассказать о вас то, чего вы не знаете о себе, просто посмотрев на вас. И это показалось мне самой сильной формой насилия.

Я думаю, что люди действительно идентифицируют себя с Адой, потому что она такая одинокая, но она не знает, в чем заключается ее одиночество. Она родилась в одиночестве, и когда она пробуждается к своим желаниям, она очень сильно их чувствует.И ее отношения с Самсоном, которые очень ошибочны и несовершенны и содержат все эти противоречивые элементы, возможно, это то, что находит отклик у людей, но я не уверен, что буду честным. Я до сих пор удивляюсь, что люди на ее стороне. Иногда мне кажется, что это простейшее писательское самомнение — дать персонажу желания и создать ему препятствия. Но я никогда не устану слышать, почему отдельные читатели встают на ее сторону или поддерживают ее.

ST: Возвращаясь к этой идее болезни и отношений между врачом и пациентом в западной парадигме — у меня тоже есть история гинекологических и акушерских проблем, так что эта тема меня поразила.Главный вопрос книги на самом деле: «Что значит быть больным и что значит быть исцеленным?» Ада и ее отец на самом деле не исцеляют этих людей, не так ли? Часть того, что ищут Лекарства, — это эмоциональное исцеление — я думаю о Лоррейн, Лекарстве, которое продолжает появляться, хотя технически все в порядке с ней или сестрой Самсона Оливией, которая несет моральное бремя по отцовству. нерожденный ребенок — но это не та работа, которую делает Ада. Отец говорит: «Как только они начнут говорить сердцем и разумом, вы просите, чтобы им заплатили.”

Это заставляет меня задуматься: что мы ищем в наших целителях? Потому что болезнь может быть травматичной. Как говорит Ада, «пара курингов стала местным фольклором и рассказывалась снова и снова, каждый раз становясь все длиннее и страннее». И разве не так мы поступаем с нашими худшими болезнями, превращая их в истории, пытаясь найти исцеление, рассказывая о них?

Мы все живем под бременем иллюзии целостности, и что хорошее самочувствие или постоянное удовлетворение — достижимая вещь.

SR: Существует сильная связь между повествованием и процессом исцеления, как мы видим это здесь, на Западе. И иногда мы объединяем наши болезни с нашими личностями; люди винят себя в своей болезни, иначе ваша болезнь может начать оказывать реальное влияние на ваш образ жизни. Читая «Историю сексуальности » Фуко , возникает идея: раньше вы ходили к священнику исповедоваться, а теперь идете к врачу. Как люди в западном обществе, мы настолько зациклены на идее кого-то, к кому вы «идете», чтобы рассказать о себе, и они забирают все это, и они нарративизируют это, и они разделяют это на части, и они возвращают это вам в способ, которым вы можете переварить.Терапевты выполняют эту роль и для людей, но с терапевтом все просто — это то, что они должны делать. С врачами люди проходят через эту боковую дверь, потому что, возможно, они не хотят полностью осознавать, что именно они ищут.

Мне нравится, что вы говорите, что лекарства на самом деле не излечивают. Мы все живем под бременем иллюзии целостности, и эта целостность — достижимая вещь, целостность означает благополучие или постоянное удовлетворение. Когда, например, Лоррейн начинает приходить к Аде, Ада сбивается с толку, потому что Лоррейн имеет дело с менопаузой.

ST: История не имеет установленного места действия или периода времени. Мы понимаем, что это сельское фермерское хозяйство и что когда-то в прошлом была война. Некоторые предполагают, что это происходит в США, на глубоком юге, отчасти из-за долгих дней жары и солнца. Но эта история, несомненно, кажется мне ирландской, как в ее лирике, так и в ее предмете: запретное, женское тело, мать. Есть ли какие-то конкретные ирландские тексты, с которыми вы, по вашему мнению, разговаривали, когда писали FMTG ?

SR: Да! Эймера Макбрайда «Девушка — полуфабрикат» .

ST: Обожаю эту книгу.

SR: Эта тесная связь между языком и растущим осознанием себя девушкой была для меня очень важна. И она просто выкидывает все в чертову окошко в этой книге. Это было так расслабляюще. Этот плотный, плотный непримиримый лиризм. Я был просто в восторге от этого.

Что касается пейзажа, это забавно, потому что так много людей говорили, что это похоже на Глубокий Юг, а я никогда там не был — мне бы понравилось, пойти, — но мне действительно интересно, как выглядит атмосфера пейзажа. вниз на человека и как постоянная сильная жара влияет на ваше душевное состояние.Туманная жара, когда жарко утром и жарко ночью, и от этого нет передышки, и как оно влияет на то, как вы смотрите на свое тело и чувствуете свое тело. На что похож секс в такой атмосфере, потому что вы просто разжигаете себя, заставляя себя сблизиться с другим человеком. Что он делает с желаниями и что делает даже с самыми повседневными делами, даже если просто находится на кухне, потому что на кухне все равно жарче.

ST: Но тогда Земля так напоминает ирландское болото, в котором могут храниться тела веками.

SR: Болотный аспект этого вошел в письменной форме на подсознательном уровне. Вероятно, это один из немногих крупных фрагментов книги, которые я не курировал, потому что это действительно началось как довольно концептуальное мероприятие, и мне пришлось потрудиться, чтобы заставить его функционировать как произведение художественной литературы. Самой первой сценой было то, как Ада и отец роют могилу Лоррейн, и это пришло мне в голову в виде этой странной фотографии, когда я был в Западном Корке, в окружении этого очень поэтического, драматического пейзажа.Это не совсем тот пейзаж, о котором люди думают, когда думают об Ирландии. Он каменистый и засушливый, и по большей части его невозможно преодолеть, потому что дрока растет такими плотными сучками. Но это очень по-ирландски.

ST: Основная тема книги, которую мы еще не обсуждали, — это матери. Мне кажется, что в тексте пишется вокруг фигуры матери . У Ады их нет. Лечения, которых мы встречаем — матери, которых мы видим в контексте спасения Ады их умирающих младенцев (за исключением случая, когда она этого не делает).Мы видим беременную Оливию, но никогда не видим ее в роли матери — и даже тогда мы знаем, что она — своего рода чудовищная фигура матери.

SR: О, она самая худшая, ага.

ST: Отец говорит Аде, что это «незаметное дело, приходить в мир». Но это не совсем так, не так ли? FMTG — это все о рождении — о том, как оно происходит и о том, как все может пойти не так.

Мы наказываем женские тела, но мы действительно наказываем материнское тело.

SR: Мне нравится то, что вы говорите о том, как книга движется вокруг материнства; мы видим много матерей, но не видим, чтобы они заботились о своих детях. В Ирландии, в основном из-за католической церкви, у нас всегда были проблемы с матерями. Мы наказываем женские тела, но мы действительно наказываем материнское тело. Все это было у меня в голове, когда я писал «Отмена 8-го числа» [движение, которое в 2018 году привело к тому, что ирландцы проголосовали за отмену 8-й поправки к своей конституции, что позволило правительству издавать законы об абортах], Survivors of Симфизиотомия —

ST: Что такое симфизиотомия?

SR: Были женщины, над которыми в основном ставили эксперименты во время родов в больницах Ирландии, и которые начали высказываться и организовываться в 2012 году.У этих женщин лобковый симфиз, сустав в центре таза, был рассечен, по сути, пилой, чтобы обеспечить возможность родов через естественные родовые пути. В то время кесарево сечение считалось формой контрацепции, и, конечно, католическая церковь не одобряла контрацепцию. Католицизм настолько переплетен с ирландским государством, с этими религиозными орденами за больницами, что вы в основном убивали этих женщин, чтобы они могли иметь нескольких детей от влагалища. И многим из них даже не сказали, что им делали процедуру; им только что сказали, что это роды.Итак, они пойдут домой, у них может быть недержание мочи, с острой болью всю оставшуюся жизнь, секс был агонией, но очень редко кто-то говорил, что вы подверглись без вашего согласия этой порочной процедуре, и вот почему эта часть вашего тела было уничтожено.

ST: Это ужасно. Не имел представления.

SR: В то время, когда я писал, об этом много писали. Они составили этот документ для ООН, и ООН классифицировала его как форму пыток.Все это было в моих мыслях, особенно о Лоррейн и о том, за что мы наказываем женщин. Мы просим женские тела так тщательно выполнять свою функцию деторождения, а затем, как только вы выполнили эту роль, вы исчерпываете себя и переходите в другую фазу — тело менопаузы. А тела в период менопаузы наказываются за выход за установленные ими границы, поэтому тело в период менопаузы, которое испытывает сексуальное желание, рассматривается как грубое и табуированное. Когда я думал об этой идее бескомпромиссного женского желания, я также хотел показать материнские тела, которые делают все то, для чего они не предназначены, бросить материнское тело в такие ситуации, когда оно делает вещи, которые мы считаем ужасными и спрашиваем потом. , почему мы считаем эти вещи ужасными? Иногда, конечно, они действительно ужасны, как в случае с Оливией и обстоятельствами ее беременности.Но материнское тело — это то, что мы так стараемся контролировать, что мне было интересно попробовать немного спровоцировать эти шаблоны. И это то, что я пытаюсь сделать и в своей второй книге — я еще не совсем с этим справился.

Отдохнуть от новостей

Мы публикуем ваших любимых авторов — даже тех, которых вы еще не читали. Получайте новые художественные произведения, эссе и стихи на свой почтовый ящик.

ВАШ ВХОДЯЩИЙ ЯЩИК

Наслаждайтесь странной, увлекательной работой из «Пригородного поезда» по понедельникам, увлекательной художественной литературой из «Рекомендуемой литературы по средам» и обзором наших лучших работ недели по пятницам.Настройте здесь свои предпочтения по подписке.

«Что такое женщина?»: Десять волнующих цитат Симоны де Бовуар

«Что такое женщина?» — спросила Симона де Бовуар в своем новаторском тексте 1949 года « Второй пол». Объявленный ответственным за начало второй волны феминизма во второй половине 20-го века, Второй пол представляет собой философское исследование того, что значит существовать как женщина в мире, в котором доминируют мужчины, т. Е.э., как «другой» пол. Де Бовуар написала, что «человек не рождается, но становится женщиной» — феминистская интерпретация экзистенциалистского утверждения Жан-Поля Сартра о том, что «существование предшествует сущности» — в основополагающей книге, раскрывающей сложности гендерных стереотипов, которые все еще ощутимы в современном обществе. , почти через 70 лет после его первоначальной публикации. Это свидетельство силы аргумента де Бовуар о том, что Второй пол до сих пор читается и почитается, а также играет ключевую роль в исследованиях гендера.

Родившаяся в буржуазной французской семье в 1908 году, де Бовуар обладала выдающимся интеллектом с юных лет — черта, которая впечатлила ее отца («Симона думает как мужчина», — как сообщается, лучезарный), и позволила ей получить степень Сорбонны. Во время учебы в Париже Де Бовуар познакомился с Сартром, и в 1929 году пара сформировала партнерство, которое продлилось 50 лет, хотя оба они сохраняли неизменную независимость. Дуэт влиял на письмо и мышление друг друга и всегда читал произведения друг друга.

В то время как Де Бовуар наиболее известна своими беспрецедентными экзистенциалистскими произведениями, романами и эссе, она и Сартр также получили признание за свои неортодоксальные отношения, потому что они избегали моногамии, каждый из которых имел любовников на протяжении всей своей жизни. Де Бовуар позорно вела дела со студентами, когда была учительницей, и эта практика привела к концу ее школьной карьеры в 1943 году. Несмотря на споры, за которыми она ухаживала, и трудности, с которыми она столкнулась ранее в жизни, семья Де Бовуар увидела, что их скромное состояние исчерпано. в 1920-е годы, оставив Симону без приданого — ее хвалили за ее слова, которые намного опередили свое время.Здесь, к 110-летию со дня ее рождения, мы представляем десять из ее самых проницательных строк.

Празднование столетия Симоны де Бовуар: NPR

ДЖОН ИДСТИ, хост:

Это выпуск выходного дня от новостей NPR. Я Джон Идсти.

Две скромные могилы, расположенные рядом на кладбище Монпарнас в Париже, этой весной привлекли постоянный поток посетителей. Они содержат останки двух самых известных интеллектуалов 20-го века, Жан-Поля Сартра и Симоны де Бовуар.В этом году исполняется 100 лет со дня рождения г-жи Бовуар, и ее новаторская работа «Второй пол» по-прежнему считается краеугольным камнем современного феминистского мышления. Фрэнк Браунинг оглядывается назад на свою жизнь.

ФРАНК БРАУНИНГ: Симона де Бовуар по многим причинам считается одной из выдающихся фигур Франции 20 века. Ее пожизненное общение с философом Жан-Полем Сартром, ее многочисленные романы, которые представляют собой лишь слегка завуалированные дневники, описывающие частную жизнь французской послевоенной элиты.Но самое главное, — говорит биограф Сартра Анни Коэн-Солаль, — это то, что Симона де Бовуар была воспитана настоящей католичкой, радикальная личная жизнь которой возмутила архаичных католиков Франции.

Г-жа ЭННИ КОЭН-СОЛАЛЬ (биограф): Вы знаете, Франция сильно отличается от Соединенных Штатов с точки зрения феминизма. Французы намного архаичнее. Я имею в виду, что женщинам разрешили голосовать во Франции только после Второй мировой войны, тогда как феминизм был активен в США в конце 19 века.Бовуар вошла в это очень традиционное общество, поэтому для французов еще более шокирует то, что она происходит из этого происхождения, и вместе с Сартром она будет провоцировать французское общество.

БРАУНИНГ: В этом заключается существенное противоречие Симоны де Бовуар. Чопорная, часто суровая дитя увядших аристократов, она не только познакомилась с безбожным философом, но затем изложила все подробности своей жизни, включая интимные отношения других своих любовников и Сартра. Для ее биографа Хейзел Роули Бовуар стал образцом того, что значит жить и любить свободно.

Г-жа ХЕЙЗЕЛ РАУЛИ (биограф): Я сказала своим парням в то время, как Симона де Бовуар и Сартр, что вы должны любить меня в моей свободе. Любовь — это не обладание. Любовь — это очень щедрая вещь, которая никогда никого не сдерживает. Речь идет о том, чтобы не обладать людьми, а о том, чтобы действительно любить их как свободных существ, что было трудно, могу добавить. Им было трудно; мне было сложно.

БРАУНИНГ: В жизни Сартра было много других женщин, которые вместе с Бовуаром составляли новый вид большой семьи.Но в недавнем интервью для журнала, прочитанном здесь актером, Сартр назвал Бовуара своим первым и лучшим критиком.

Неизвестный мужчина (актер): Она была единственной на моем уровне знания о себе, о том, что я хотел делать. По этой причине она была идеальным человеком для разговора, а такое случается редко. Это моя уникальная удача.

БРАУНИНГ: Их уникальные отношения, возможно, не вызывают удивления в 2008 году, но, безусловно, в 1960-х. Это было еще более возмутительно в 1949 году, когда Бовуар написал о статусе женщин в «Втором полу».«Когда книга вышла, она быстро стала бестселлером и вызвала массовую ненависть. Не в последнюю очередь, отмечает Хейзел Роули, за самую известную строчку Бовуара.

Мисс Роули: On ne naît pas femme, on le devient. Женщиной не рождается, женщиной становится. Что, конечно, означает, что у нас нет ничего подобного женской природе, женской мистике, всем этим концепциям, на которые нападала Симона де Бовуар. Она сказала, что это социальные условности, и что мы выбираем быть женщинами. Мы запрограммированы, мы социализированы, чтобы быть женщинами.И мы заранее не определились с этим.

БРАУНИНГ: Хуже того, она напала на привилегии французских мужчин, которые даже сегодня поддерживают кастовую систему, исчезнувшую на остальном западе. Актер читает этот отрывок из «Второго секса».

Неопознанная женщина (актер): Преимущество мужчины состоит в том, что его человеческое призвание никоим образом не противоречит его мужскому предназначению. Его социальные и духовные успехи наделяют его мужским авторитетом. Он не разделен.В то время как от женщины требуется, чтобы для того, чтобы осознать свою женственность, она должна была сделать себя объектом и жертвой, то есть отказаться от своих требований в качестве суверенного субъекта.

БРАУНИНГ: И подчиниться мужской власти. В отличие от английских и американских полемистов, Бовуар выдвигала свои аргументы, используя базовые принципы экзистенциалистской философии, которую строили она и Сартр, согласно которым каждый из нас устанавливает свою собственную ценность через свои действия, а не через заранее определенные привилегии. Однако, в отличие от Сартра, Бовуар сделал философию человечной и доступной в повседневной жизни.В конце концов, именно бесстрашный взгляд Бовуар на боли и отчуждение маргиналов отличал ее от почти всех. В ее основополагающей работе о старении, как и женщины в молодости, старое отбрасывается. В этом отрывке она остановилась на собственном лице.

Неизвестная женщина: (Читает) Я ненавижу свою внешность: брови соскальзывают к глазам, мешки под ними, чрезмерная полнота щек и тот воздух печали вокруг рта, который всегда вызывают морщины.Да, да, настал момент сказать: никогда больше; никогда больше не упаду я пьяный от усталости в запах сена. Никогда больше я не буду скользить по одиноким утренним снегам. Больше никогда не мужчина.

БРАУНИНГ: Теперь, спустя два десятилетия после смерти Бовуара и Сартра, больше всего помнят именно ее. Интервью биографа Сартра, Анни Коэн-Солаль, Бовуар, оказавшей наибольшее влияние.

Г-жа ЭННИ КОЭН-СОЛАЛЬ (биограф): Симона де Бовуар, она действительно применила инструменты экзистенциализма в повседневной жизни.Например, то, как они жили своей личной жизнью, вы знаете, в этой перестроенной семье, это было совершенно немыслимо, знаете ли, во французских провинциях, когда они были молоды. Она подошла к этому и как мыслитель, и как женщина, очень, очень открыто.

БРАУНИНГ: Вот почему в этом году появилось полдюжины новых и переизданных книг, восхваляющих и осуждающих, особенно со стороны мужчин, ее жизнь и работу. И почему почти каждую неделю где-то в мире проводится семинар о творчестве Симоны де Бовуар.

Для новостей NPR: я Фрэнк Браунинг из Парижа.

(Отрывок из музыки)

Авторское право © 2008 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем.Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Женщина, которой я не родился: Транссексуальное путешествие: 9781566398404: Бревард, Алешиа: Книги

от издателей еженедельно

В наши дни понятно, что иногда мальчики остаются девочками; в случае с Альфредом Бревардом Креншоу он хотел быть женщиной, и какой женщиной! Креншоу родился в 1937 году в благородной семье Теннесси и знал, что отличается от других с раннего возраста.Когда ему было чуть за 20, он сбежал в Сан-Франциско, где стал притворяться женщиной и стал хитом под именем Ли Шоу в Finocchio’s, всемирно известном ночном клубе, предлагающем лучшие развлекательные программы. Но к началу 1960-х годов простого переодевания было недостаточно; Шоу хотела сделать операцию, чтобы стать женщиной. Его желание было настолько велико, что еще до того, как он подвергся совершенно новой технике транссексуальной хирургии, он кастрировал себя (с помощью друга) на своей собственной кухне, чтобы остановить выработку тестостерона своим телом.После поиска более безопасных медицинских решений своей гендерной дисфории (а именно, 11 часов операции), Ли превратился в Алешию Бревард — хорошо сложенного нокаута. Пройдя карьеру в сфере развлечений, Алешия стала королевой бурлеска, кроликом Playboy и звездой фильмов категории B, сыграв главную роль против Дона Ноттса в «Боге любви». История Бреварда добавляет интересную кривую к растущему объему литературы, научной, теоретической и литературной о трансгендерном опыте, без жалости к себе или сентиментальности, присущей многим подобным мемуарам.17 фото. (26 марта) .Прогноз: написанная в стиле сплетен, напоминающем автобиографии кинозвезд 1950-х годов (что, в сущности, так и есть), эта книга может выйти за рамки обычного академического круга читателей издателя и превратиться в любителей рассказов о знаменитостях и других людей. -фильмы.
Copyright 2000 Reed Business Information, Inc.

Из библиотечного журнала

Бревард (урожденный Альфред Креншоу) никогда не чувствовал себя в своем теле как дома.В своей автобиографии она рассказывает историю своей замечательной жизни в иногда забавных, иногда болезненных подробностях, от операции по смене пола и ее последствий до стереотипно женственной занятости (какое-то время она была кроликом Playboy) и трех несчастливых браков. Ее мать, Мозель, и ее лучшая подруга Сторми (которая также борется с проблемами трансгендеров) являются стойкими сторонниками ее стремления стать «женщиной, которой она не была рождена». Решимость Бревард сделать жизнь, которую она жаждет, сильна, независимо от ее пола, но письмо неровное; кроме того, болтливый, дружелюбный тон, который она использует, может показаться читателям чрезмерно интимным.Лучше написанная автобиография на ту же тему — «Гендерный преступник» Кейт Борнштейн (LJ 5/15/94). Кимберли Л. Кларк, Univ. of Minnesota Lib., Minneapolis
Copyright 2001 Reed Business Information, Inc.

Обзор

«… увлекательное и проникновенное путешествие от мужчины к женщине, остракизм к принятию и безвестность к славе … Путешествие Алеши Бревард — это блестящий, смелый и проницательный взгляд на жизнь, одновременно маргинализованную и находящуюся в центре внимания.»
Отчет о Лямбда-книге

» «Женщина, которой я не родился, чтобы быть» — не та книга, которую на самом деле ожидают от академической прессы: ни статистики, ни сложной теоретической структуры. И это не история людей, которых полностью игнорирует история. Насмехались, распинали, пытали и сажали в тюрьму, да; игнорируется, нет. Но я рад, что издательство Temple University Press решило опубликовать его: в академических кругах, как и в реальной жизни, достаточно уравновешенные, добросердечные женщины, рожденные мужчиной, встречаются не так часто.»
Эми Блум , Wilson Quarterly

» История Бреварда добавляет интересную кривую к растущему объему литературы — академической, научной, теоретической и литературной — о трансгендерном опыте, без жалости к самому себе или сентиментальности, свойственной много таких воспоминаний …. Написано в стиле сплетен, напоминающих автобиографии кинозвезд 1950-х годов (что в душе так и есть) ».
Publishers Weekly

Об авторе

Алешиа Бревард продолжает работать в театре как актриса и режиссер.

Женщина не рождается, а становится женщиной

Симона де Бовуар родилась во французской католической семье. Она росла, чтобы идти по пути религиозной преданности, брака и детей. Отказавшись от предопределенной судьбы, де Бовуар стала одной из величайших феминистских мыслителей своего века. Она также считается одним из самых выдающихся французских философов-экзистенциалистов.

В 1946 году, движимая чувством безотлагательности, она подумывала написать о женском состоянии, которое она жестоко осознавала.Затем она написала двухтомный отчет, чтобы ответить на вопрос «что такое женщина?». Опубликованный (первый том) в 1949 году, «Второй пол» оказал интеллектуальное влияние на последующий дискурс феминизма. Убежденность и уверенность, с которой де Бовуар выражает себя, поражает настолько, что приходится долго ждать, чтобы прочесть такие слова, как «возможно» и «возможно». Ее слова поражают самую суть здания патриархата, резюмируемого в ее знаменитой цитате «Человек не рождается, а становится женщиной».

Де Бовуар проводит четкую границу между биологическим полом и социально-исторической конструкцией пола. Расшифровывая проблему, де Бовуар обращается к ее корням, утверждая, что гендер — это не биологическая дарованность, а социальная конструкция. Социальная конструкция мужчины и женщины по отношению друг к другу. Мужчина как субъект и женщина как объект, Другой, Второй пол . Она прослеживает эту социальную конструкцию на протяжении всей истории и то, как эта традиция укреплялась: «настоящее включает в себя прошлое, а в прошлом вся история создавалась мужчинами.«Эта социальная характеристика мужчины и женщины как субъекта и объекта — вот что ведет к росту неравенства. В то время как мужчина воспринимается как независимая сущность, женщина воспринимается по отношению к мужчине, что означает ее зависимость и лишает ее свободы воли.

Де Бовуар продолжает определять процесс «становления женщиной», социальную конструкцию, которая начинается с раннего младенчества, от которой нет другого выбора: «пропасть, отделяющая девочек-подростков от мальчиков-подростков, целенаправленно выкапывалась с раннего младенчества».Она не оставляет камня на камне, настолько, что обращается к мужчинам с искусственным сочувствием к женщинам: «Мужчина, который больше всего сочувствует женщинам, никогда полностью не знает своего конкретного положения. Так что нет веских причин верить мужчинам, когда они пытаются защитить привилегии, масштабы которых они не могут понять ».

Прошло почти семь десятилетий с тех пор, как книга была впервые опубликована, однако ее идеи все еще актуальны. Он имеет интеллектуальное воздействие на читателя независимо от его пола. Мое намерение прочитать эту книгу состояло в том, чтобы удовлетворить свое любопытство, чтобы понять экзистенциалистский подход де Бовуар к феминизму, это скорее ввело меня в самоанализ.Самоанализ, спрашивающий, сколько патриархата все еще скрывается во мне, что я бессознательно все еще держу. Совершенно необходимо помнить, что мы родились в патриархальном обществе, и общество играет важную роль в формировании мыслей, убеждений и действий человека. По мере того, как мы обучаем себя, чтобы укрепить наши представления о равенстве, с одной стороны, мы учимся, а с другой стороны, мы забываем то, что существует. Кроме того, не менее важно, чтобы мы позволяли этому обучению, а также отучению просачиваться в наши мысли, убеждения и действия.А до тех пор наши представления о равенстве будут дополнять то, что по сути является неравенством.

Шунмуга Сундарам Ядав ранее работал в итальянской консалтинговой фирме, продвигающей итальянские предприятия в развивающихся странах и помогая им участвовать в проектах, финансируемых многосторонними банками развития. Он также работал над консалтинговыми проектами по разработке стратегии выхода итальянских брендов на рынок Индии. Он закончил курс по техническому обслуживанию самолетов и получил степень бакалавра коммерции.В настоящее время он получает степень магистра государственной политики в Университете Мумбаи.

Спасибо, что дочитали колонку до самого конца. Мы ценим время, которое вы нам уделили. Кроме того, ваши мысли и предложения действительно повлияют на нас. Пожалуйста, обращайтесь к нам и помогите нам стать лучше.

С уважением,
Команда журнала CSR

Подписаться

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *