26.10.2021

Высказывание о философии ницше: Фридрих Ницше цитаты (792 цитат)

Содержание

Цитаты и высказывания Фридриха Ницше — 53 цитаты

Мы охладеваем к тому, что познали, как только делимся этим с другими.

Фридрих Ницше

#4249

Все что ты любил — разочаровало тебя. Разочарование стало твоей привычкой, и твоя последняя любовь, которую ты называешь «любовью к истине» должно быть и есть — любовь к разочарованию.

Фридрих Ницше

#4236

Есть степень заядлой лживости, которую называют «чистой совестью».

Фридрих Ницше

#3967

Если Бог хотел стать предметом любви, то ему следовало бы сперва отречься от должности судьи, вершащего правосудие: судья, и даже милосердный судья не есть предмет любви.

Фридрих Ницше

#3926

Только человек сопротивляется направлению гравитации: ему постоянно хочется падать вверх.

Фридрих Ницше

#3605

Если вы хотите высоко подняться, пользуйтесь собственными ногами! Не позволяйте нести себя, не садитесь на чужие плечи и головы!

Фридрих Ницше

#3296

Только там, где кончается государство, начинается человек — не лишний, но необходимый: там звучит песнь того, кто нужен, — единственная и неповторимая.

Фридрих Ницше

#3138

Сражающемуся с чудовищами следует позаботиться о том, чтобы самому не превратиться в чудовище. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.

Фридрих Ницше

#3068

Земля имеет оболочку; и эта оболочка поражена болезнями. Одна из этих болезней называется, например: «человек».

Фридрих Ницше

#2900

Надо учиться любить себя — любовью здоровой и святой, чтобы оставаться верным себе и не терять себя.

Фридрих Ницше

#2753

Мы более искренни по отношению к другим, чем по отношению к самим себе.

Фридрих Ницше

#2725

Голос красоты звучит тихо: он проникает только в самые чуткие уши.

Фридрих Ницше

#2721

Кто не способен ни на любовь, ни на дружбу, тот вернее всего делает свою ставку — на брак.

Фридрих Ницше

#2656

Пока не покорила нас судьба, надобно водить ее за руку, как ребенка, и сечь ее; но если она нас покорила, то надобно стараться полюбить ее.

Фридрих Ницше

#2612

Понятия «по ту сторону», «истинный мир» выдуманы, чтобы обесценить единственный мир, который существует.

Фридрих Ницше

#2583

Брак: так называю я волю двоих создать единое, большее тех, кто создал его. Брак — это взаимоуважение и почитание этой воли.

Фридрих Ницше

#1896

С человеком происходит то же, что и с деревом. Чем больше стремится он вверх, к свету, тем глубже уходят корни его в землю, вниз, в мрак и глубину — ко злу.

Фридрих Ницше

#1820

В стадах нет ничего привлекательного, даже если они бегут вслед за тобой.

Фридрих Ницше

#1454

Слишком долго в женщине были скрыты раб и тиран. Поэтому женщина не способна к дружбе: она знает только любовь.

Фридрих Ницше

#1305

Женщина лучше мужчины понимает детей, но мужчина больше ребенок, чем женщина.

Фридрих Ницше

#1237

Тонкой душе тягостно сознавать, что кто-нибудь обязан ей благодарностью; грубой душе — сознавать себя обязанной кому-либо.

Фридрих Ницше

#1219

Говорят «удовольствие» — и думают об усладах; говорят «чувство» — и думают о чувственности; говорят «тело», а думают о том, что ниже, тела, — и вот таким образом была обесчещена троица хороших вещей.

Фридрих Ницше

#1003

Между религией и настоящей наукой нет ни родства, ни дружбы, ни вражды: они на разных планетах.

Фридрих Ницше

#985

Наедине с самим собой перестаешь быть один — становиться на одного больше, а это уже слишком, — думает отшельник. — Всё один на один — это в конце концов образует двоих!

Фридрих Ницше, из источника «Так говорил Заратустра», 1885

#703

Стремление к стаду древнее, чем притяжение собственного «Я»: и покуда добрая совесть означает волю стада, лишь дурная совесть скажет «Я».

Фридрих Ницше

#478

Вы, любители познания! Что же до сих пор из любви сделали вы для познания? Совершили ли вы уже кражу или убийство, чтобы узнать, каково на душе у вора и убийцы?

Фридрих Ницше

#371

Нужно носить в себе хаос, чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду.

Фридрих Ницше

#242

Счастье мужчины зовётся «Я хочу», счастье женщины — «Он хочет».

Фридрих Ницше

#136

Ницше Фридрих Вильгельм — цитаты, афоризмы, высказывания, фразы


Фридрих Вильгельм Ницше — родился 15 октября 1844 года в Рёккене (недалеко от Лейпцига), Пруссия. Немецкий философ, представитель иррационализма.Он подверг резкой критике религию, культуру и мораль своего времени и разработал собственную этическую теорию. Философия Ницше оказала большое влияние на формирование экзистенциализма и постмодернизма, и также стала весьма популярна в литературных и артистических кругах. Интерпретация его трудов довольно затруднительна и до сих пор вызывает много споров. Автор произведений — «Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм», «Человеческое, слишком человеческое. Книга для свободных умов», «По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего», «Сумерки идолов, или как философствуют молотом», «Размышления в домашнем халате» и др. Умер 25 августа 1900 года в психиатрической лечебнице в Веймаре, Германия. 

Афоризмы, цитаты, высказывания, фразы Ницше Фридрих Вильгельм
  • Факт всегда глуп.
  • Будь тем, кто ты есть!
  • Чистый дух — чистая ложь.
  • Женщина — вторая ошибка Бога.
  • Идешь к женщине — бери плетку.
  • Мученики только вредили истине.
  • Нужны новые уши для новой музыки.
  • Без музыки, жизнь была бы ошибкой.
      
  • Вера спасает, — следовательно, она лжет.
  • Филолог — это учитель медленного чтения.
  • Ни один победитель не верит в случайность.

     

  • Все что не убивает меня, делает только сильнее.
  • Нет прекрасной поверхности без ужасной глубины.
  • Факты не существуют — есть только интерпретации.
  • Нужно гордо поклоняться, если не можешь быть идолом.
  • В каждой религии религиозный человек есть исключение.
  • В настоящем мужчине скрыто дитя, которое хочет играть.
  • Лучшим автором будет тот, кто стыдится стать писателем.
  • Смеяться — значит быть злорадным, но с чистой совестью.
  • Когда спариваются скепсис и томление, возникает мистика. 
  • Долгие и великие страдания воспитывают в человеке тирана.
  • Догмат о «непорочном зачатии»?.. Да ведь им опорочено зачатие.
     
  • Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.
  • Очень умным людям начинают не доверять, если видят их смущение.
  • Моральные люди испытывают самодовольство при угрызениях совести.
  • Величественные натуры страдают от сомнений в собственном величии.
  • Есть степень заядлой лживости, которую называют «чистой совестью».
     
  • Для глупого лба по праву необходим, в виде аргумента, сжатый кулак.
  • Мы охладеваем к тому, что познали, как только делимся этим с другими.
  • Кто чувствует несвободу воли, тот душевнобольной; кто отрицает ее, тот глуп. 
  • Когда благодарность многих к одному отбрасывает всякий стыд, возникает слава. 
  • Буддизм не обещает, а держит слово, христианство обещает все, а слова не держит.
  • Нечистая совесть — это налог, которым изобретение чистой совести обложило людей.
  • Одухотворяет сердце; дух же сидит и вселяет мужество в опасности. О, уж этот язык!
  • Вера в причину и следствие коренится в сильнейшем из инстинктов: в инстинкте мести.  
  • Опасность мудрого в том, что он больше всех подвержен соблазну влюбиться в неразумное.
  • Стремление к величию выдает с головой: кто обладает величием, тот стремиться к доброте. 
  • Мистические объяснения считаются глубокими. Истина в том, что они даже и не поверхностны.
  • Только человек сопротивляется направлению гравитации: ему постоянно хочется падать — вверх.
  • По ту сторону Севера, по ту сторону льда, по ту сторону сегодня – наша жизнь, наша счастье.
  • Кто хочет оправдать существование, тому надобно еще и уметь быть адвокатом Бога перед дьяволом.
  • Каждая церковь — камень на могиле Богочеловека: ей непременно хочется, чтобы Он не воскрес снова.
  • Верховный тезис: «Бог прощает кающемуся», — то же в переводе: прощает тому, кто покорствует жрецу.
  • Слово «христианство» основано на недоразумении; в сущности, был один христианин, и тот умер на кресте.
  • В мире и без того недостаточно любви и благости, чтобы их еще можно было расточать воображаемым существам. 
  • Любите, пожалуй, своего ближнего, как самого себя. Но прежде всего будьте такими, которые любят самих себя.
  • Человек забывает свою вину, когда исповедуется в ней другому, но этот последний обыкновенно не забывает ее.
  • Кровь — самый худший свидетель истины; кровью отравляют самое чистое учение до степени безумия и ненависти сердец. 
  • Кто хочет стать водителем людей, должен в течение доброго промежутка времени слыть среди них их опаснейшим врагом. 
  • Человек, ни разу еще не думавший о деньгах, о чести, о приобретении влиятельных связей, — да разве может он знать людей?
  • Чья мысль хоть раз переступала мост, ведущий к мистике, тот не возвращается оттуда без мыслей, не отмеченных стигматами.
  • Я различаю среди философствующих два сорта людей: одни всегда размышляют о своей защите, другие — о нападении на своих врагов.
     
  • И истина требует, подобно всем женщинам, чтобы ее любовник стал ради нее лгуном, но не тщеславие ее требует этого, а ее жестокость.
       
  • Человек — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью. В человеке ценно то, что он мост, а не цель.
     
  • Философия открывает человеку убежище, куда не проникает никакая тирания, долину внутреннего мира, лабиринт сердца, и это раздражает тиранов.
  • Мы хвалим то, что приходится нам по вкусу: это значит, когда мы хвалим, мы хвалим собственный вкус – не грешит ли это против всякого хорошего вкуса? 
  • Совершенное познание необходимости устранило бы всякое «долженствование», — но и постигло бы необходимость «долженствования», как следствие незнания.
  • В пылу борьбы можно пожертвовать жизнью: но побеждающий снедаем искусом отшвырнуть от себя свою жизнь. Каждой победе присуще презрение к жизни.  
  • Вы, любители познания! Что же до сих пор из любви сделали вы для познания? Совершили ли вы уже кражу или убийство, чтобы узнать, каково на душе у вора и убийцы? 
  • Любовь к жизни – это почти противоположность любви к долгожительству. Всякая любовь думает о мгновении и вечности, — но никогда о продолжительности.
  • Больные лихорадкой видят лишь призраки вещей, а те, у кого нормальная температура, — лишь тени вещей; при этом те и другие нуждаются в одинаковых словах. 
  • Сам Бог не может существовать без мудрых людей», — сказал Лютер, и с полным правом; но «Бог еще менее может существовать без неумных людей» — этого Лютер не сказал!
  • Героизм — таково настроение человека, стремящегося к цели, помимо которой он вообще уже не идет в счет. Героизм — это добрая воля к абсолютной само-погибели. 
  • Без догматов веры никто не смог бы прожить и мгновения! Но тем самым догматы эти еще отнюдь не доказаны. Жизнь вовсе не аргумент; в числе условий жизни могло бы оказаться и заблуждение. 
  • Злой бог нужен не менее доброго — ведь и своим собственным существованием ты обязан отнюдь не терпимости и филантропии. Какой прок от бога, которому неведомы гнев, зависть, хитрость, насмешка, мстительность и насилие?
  • Учение и апостол, который не видит слабости своего учения, своей религии и т.д., ослепленный авторитетом учителя и благоговением к нему, обыкновенно обладает большей силой, чем учитель. Никогда еще влияние человека и его дела не разрастались без слепых учеников.
     
  • Брак выдуман для посредственных людей, которые бездарны как в большой любви, так и в большой дружбе, — стало быть, для большинства: но и для тех вполне редкостных людей, которые способны как на любовь, так и на дружбу. 
  • Кто в состоянии сильно ощутить взгляд мыслителя, тот не может отделаться от ужасного впечатления, которое производят животные, чей глаз медленно, как бы на стержне, вытаращивается из головы и оглядывается вокруг.
     
  • Кому свойственно отвращение к возвышенному, тому не только «да», но и «нет» кажется слишком патетическим, — он не принадлежит к отрицающим умам, и, случись ему оказаться на их путях, он внезапно останавливается и бежит прочь — в заросли скепсиса.
     
  • В моей голове нет ничего, кроме личной морали, и сотворить себе право на нее составляет смысл всех моих исторических вопросов о морали. Это ужасно трудно — сотворить себе такое право.
     
  • Странно! Стоит лишь мне умолчать о какой-то мысли и держаться от нее подальше, как эта самая мысль непременно является мне воплощенной в облике человека, и мне приходится теперь любезничать с этим «ангелом Божьим»! 
  • Причинять боль тому, кого мы любим, — сущая чертовщина. По отношению к нам самим таково состояние героических людей: предельное насилие. Стремление впасть в противоположную крайность относится сюда же.
     
  • Добродетель только тем дает счастье и некоторое блаженство, кто твердо верит в свою добродетель, — отнюдь не тем более утонченным душам, чья добродетель состоит в глубоком недоверии к себе и ко всякой добродетели. В конце концов и здесь «вера делает блаженным»! — а не, хорошенько заметьте это, добродетель! 
  • Основатель христианства полагал, что ни от чего не страдали люди сильнее, чем от своих грехов: это было его заблуждением, заблуждением того, кто чувствовал себя без греха, кому здесь недоставало опыта.

      

  • Если Бог хотел стать предметом любви, то ему следовало бы сперва отречься от должности судьи, вершащего правосудие: судья, и даже милосердный судья» не есть предмет любви. 

Статистика

Знаменитые цитаты Фридриха Ницше

О человеке.

Женщин лишает детскости то, что они постоянно возятся с детьми, как их воспитатели (Злая мудрость).

Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя (По ту сторону добра и зла).

Господство добродетели может быть достигнуто только с помощью тех же средств, которыми вообще достигают господства, и, во всяком случае, не посредством добродетели (Воля к власти).

Лучше ничего не знать, чем знать многое наполовину! Лучше быть глупцом на свой риск, чем мудрецом на основании чужих мнений (Так говорил Заратустра).

Те, кто до сих пор больше всего любил человека, всегда причиняли ему наисильнейшую боль; подобно всем любящим, они требовали от него невозможного (Злая мудрость).

Человек забывает свою вину, когда исповедался в ней другому, но этот последний обыкновенно не забывает ее (Человеческое, слишком человеческое).

О любви.

В настоящем мужчине всегда сокрыто дитя, которое хочет играть. И потому нужна ему женщина, как самая интересная игрушка (Злая мудрость).

Брак выдуман для посредственных людей, которые бездарны как в большой любви, так и в большой дружбе… но и для тех редких людей, которые способны как на любовь, так и на дружбу (Злая мудрость).

Счастье мужчины называется: я хочу. Счастье женщины называется: он хочет (Так говорил Заратустра).

Один вышел на поиски истины как герой, а добычей его стала маленькая наряженная ложь. Это называет он своим браком! (Так говорил Заратустра).

То, что делается ради любви, происходит вне сферы добра и зла (По ту сторону добра и зла).

Философские.

Много говорить о себе – тоже способ себя скрывать (По ту сторону добра и зла).

Величайшие события — это не наши самые шумные, а наши самые тихие часы (Так говорил Заратустра).

Не то, что ты обманул меня, а то, что я больше не могу верить тебе, потрясло меня (По ту сторону добра и зла).

«Несвободная воля» – это мифология: в действительной жизни дело идет только о сильной и слабой воле (По ту сторону добра и зла).

Героизм — это добрая воля к абсолютной самопогибели (Злая мудрость).

О Боге.

Бог умер: теперь хотим мы, чтобы жил сверхчеловек (Так говорил Заратустра).

Бог мертв: но такова природа людей, что еще тысячелетиями, возможно, будут существовать пещеры, в которых показывают его тень. — И мы — мы должны победить еще и его тень! (Веселая наука).

Даже у Бога есть свой ад — это любовь его к людям (Так говорил Заратустра).

Брюхо служит причиной того, что человеку не так-то легко возомнить себя Богом (По ту сторону добра и зла).

Надо, чтобы вы гордились своим врагом: тогда успехи вашего врага будут и вашими успехами (Так говорил Заратустра).

Как Маркс, Ницше и Фрейд повлияли на жизнь человечества

  • Беттани Хьюз,
  • Би-би-си

Автор фото, bbc

Подпись к фото,

Беттани Хьюз рассказывает о трех мыслителях в своей новой серии передач — «Гении современности»

Мы часто забываем об этом, но три философа XIX столетия — Карл Маркс, Фридрих Ницше и Зигмунд Фрейд — до сих пор во многом определяют то, как мы воспринимаем действительность.

Их идеи повлияли на жизни миллионов людей в ХХ веке, и они не теряют актуальности и в нынешнем столетии.

От поп-песен до глобальной экономики и отношения к сексу — на теории и афоризмы этих трех мужчин опирается наша повседневная жизнь.

«Что нас не убивает — делает сильнее», — полагал Ницше. Принцип удовольствия, осуществление желаний, анальная фиксация — все это термины Фрейда. А обличение Марксом религии как «опиума для народа» бесконечно тиражируется для осуждения буквально всего — от цветов в церкви до нападений экстремистской группировки «Исламское государство».

Вот несколько, возможно, не известных вам фактов об этих трех великих мыслителях.

1. Маркс любил Шекспира

Подпись к фото,

Карл Маркс

Маркс вырос во вполне буржуазной семье в немецком городке Трир. Его родственники владели в окрестностях города виноградниками. Один из них впоследствии основал голландскую фирму Phillips.

Маркс женился на дочери барона, которая познакомила его с трудами Шекспира.

Литературный стиль Маркса эпичен, театрален и наполнен афоризмами.

Подобно Ницше и Фрейду, юность Маркса была непростой. Его отцу пришлось отказаться от иудаизма в пользу христианства, чтобы продолжить работать юристом. В школьные годы Маркс впервые столкнулся с прусской тиранией.

Фрейд рос в большой еврейской семье, снимавшей нищенскую комнату в маленьком городе Моравии. Лучшим другом Фрейда в детстве был его племянник — сын сводного брата.

Ницше был свидетелем мучительной смерти своего отца, лютеранского пастора, от болезни мозга.

2. Увлечение античностью

Первой значительной научной работой Маркса было изучение греческих философов Демокрита и Эпикура.

Подпись к фото,

Лу Саломе, Пауль Рэ и Фридрих Ницше в 1882 году

Ницше был самым молодым профессором филологии Базельского университета и поклонником греческого бога Диониса. Фрейд пришел к психоанализу, изучая, подобно историку или археологу, погребенные временем воспоминания и переживания детства.

Маркс и Энгельс выступили с теорией поступательного развития истории человечества, движущей силой которого является классовая борьба. Они же популяризировали термин «пролетариат», позаимствовав его из латыни.

3. Секс, наркотики, алкоголь

Все трое мыслителей высоко ценили смелость мысли и способность раздвигать границы — интеллектуальные и физические. Фрейд принимал кокаин, Маркс был членом питейного общества «Клуб трирской таверны», а Ницше был влюблен в Лу Саломе, которая впоследствии увлеклась психоанализом, одной из первых заговорив о женской сексуальности.

На одной из фотографий Лу сидит с хлыстом в руке в повозке, в которую «запряжены» Ницше и их друг-философ Пауль Рэ.

Ницше в юности отстраняли от учебы за пьянство и проваленный экзамен по математике.

4. Личная философия

Подпись к фото,

Зигмунд Фрейд в 1935 году

Из недавно опубликованных писем первой возлюбленной Фрейда Марты можно уже уловить задатки Фрейда-психоаналитика, относящегося к своей возлюбленной с клинической придирчивостью (она отправила ему локон своих волос, а он спросил, не был ли он выдран расческой), но также вызывавшего ее на разговор о ее чувствах.

У Ницше было ужасное зрение — отчасти поэтому его философия подается в форме емких афоризмов, столь полюбившихся руководству Третьего Рейха.

Маркс с юности страдал серьезным кожным заболеванием. Психологи считают, что это могло содействовать возникновению у него чувства отчуждения от общества.

5. Актуальность

У экономической концепции Маркса есть свои недостатки, но он указал на ключевую проблему отчуждения от «родовой сущности» человека — опасность стать винтиком в огромной машине капитализма.

Ницше предсказал появление новой культуры «здоровья и безопасности», в которой место умершего Бога займет идея комфорта. Он предостерегал о катастрофических последствиях идеи воздаяния в загробной жизни и утверждал, что без высшей, божественной цели мы будем свободны — или обречены — создавать свои собственные системы ценностей.

Признание Фрейдом относительности нормы в человеческом поведении привело к появлению толерантности, а его внимание к подсознательному легло в основу рекламной культуры в США.

6. Маркса осудили бы в коммунистических странах, а Ницше — в нацистской Германии

Миллионы людей погибли во имя осуществления марксистских идей, но ужасающая ирония в том, что Марк был бы осужден марксистскими режимами. Несмотря на его основополагающее заявление «коммунизм — это решение загадки истории», Маркс считал, что мы всегда должны подвергать сомнению общепризнанные идеи.

В записных книжках Ницше на заметках, из которых была составлена его знаменитая «Воля к власти», набросан список покупок — зубная паста, булочки, крем для обуви. При этом именно фрагменты этого рабочего текста легли в основу нацистских догм.

Судьбы этих трех мыслителей напоминают нам об опасности превращения философии в идеологию. Вместе с великими идеями приходит огромная ответственность, и, как говорил Платон, написанное слово — часто сирота и может быть использовано не по назначению.

Они едины в одном — в убеждении, что мы обязаны обратить силу нашего разума к познанию того, как жить наилучшим образом и в чем состоит смысл жизни.

Беттани Хьюз ведет новую серию передач «Гении современности» на телеканале BBC-4.

во что превратилась философия в соцсетях – Москва 24, 09.04.2015

Цитата про разбитое сердце, рецепт голубцов и пара строчек из Ницше – типичная «стена» среднестатистического пользователя социальных сетей. Благодаря бессчетным репостам «красивых фраз», философия уже давно стала частью повседневной интернет-жизни. Абсолютно бессмысленной, но веселой.


Если верить пабликам вроде «Разлюбила», «Я без тебя ничто», «Дрянь», то Фридрих Ницше и Артур Шопенгауэр жизнь занимались тем, что строчили грустные заметки на льняных салфетках о разбитом сердце. «Расставашки – всегда пичалька». О такой ли популярности мечтали великие умы – неизвестно, однако мы провели небольшое исследование и выяснили, какие философы чаще всего цитируются в интернете. А для тех, чье желание сделать репост сильнее доводов рассудка, мы подготовили небольшой гид – кем были главные производители контента для пабликов и кому не стоит цитировать их у себя на страничке.

Мнение эксперта

«Когда человек что-то пишет в социальной сети, создает собственное высказывание, прежде всего им движет тщеславие. Он хочет выглядеть интересным в глазах других. Ищет славы и признания. Назовем его автор. Когда же человек не может создать собственное оригинальное высказывание, не умеет, он пользуется чужим. Например, цитатой философа. Это красиво и культурно. И чужую мудрость он публикует от своего имени, отождествляя себя с великим. Подразумевая: многообразие моих мыслей, точнее всего выразил этот усатый немец. В такой ситуации публикатором движет то же тщеславие, что и автором. Он так же напряженно ждет лайков, одобрения, признания. Это означает, что цитаты философов в социальных сетях («ВКонтакте» прежде всего) выполняют отнюдь не просветительскую функцию, они заменяют слово бессловесным. И теряют при этом авторство вместе с изначальным контекстом. Ни о какой популяризации философии с помощью сетевых картинок-цитат речи идти не может.

Больше того, когда философские афоризмы становятся продуктом массового потребления и пролетают снизу вверх со скоростью прокрутки колесика мышки, потребляясь без осмысления, они, скорее, мешают думать, чем помогают.

И если отвечать на вопрос, способствуют ли сетевые цитаты популяризации философии, нужно ответить нет – способствуют только засорению сети незаслуженными лайками».

Борис Прокудин

историк философии, доцент факультета политологии МГУ

Темная сторона Фридриха Ницше

Текст о цитатах хорошо начинать с цитаты. «Читал Ницше «Заратустра» и заметку его сестры о том, как он писал, и вполне убедился, что он был совершенно сумасшедший, когда писал, и сумасшедший не в метафорическом смысле, а в прямом, самом точном» (публикуется в сокращении), – писал Лев Толстой. Он очень переживал, что ницшеанская философия пользуется популярностью в России. Это, на его взгляд, свидетельствовало о нравственном упадке общества. «Каково же общество, если такой сумасшедший и злой сумасшедший, признается учителем?», – подчеркивал Толстой.

Философ, композитор и поэт Фридрих Вильгельм Ницше бесспорно был великим мыслителем, но также противником христианства и антидемократом, страдающим сильным психическим расстройством.

Основным учением Ницше принято считать идею о воле к власти. Мир в его понимании – это бесконечное становление, в основе которого борьба «пунктуаций воли». Это становление не имеет смысла или порядка. Оно иррационально. «Процесс, ведущий в никуда». Мир, считал философ, недоступен разуму, и единственное, что можно о нем сказать, – что он результат состязания между волями, борющимися за превосходство. Но все это слишком сложно для небольшой интернет-заметки. Поэтому перейдем к более приземленным, массовым идеям, то есть к сверхчеловеку.

«Человек – это канат, протянутый между животным и сверхчеловеком, это канат над пропастью… Величие человека в том, что он мост, а не цель; и любви в нем достойно лишь то, что он – переход и уничтожение», – писал Ницше в своей работе «Так говорил Заратустра». Для того чтобы стать сверхчеловеком, по мнению философа, человек должен переоценить все свои ценности – мораль, культуру и христианскую добродетель. Христианство было отдельной головной болью философа. Оно «вреднее любого порока», потому что пропагандирует сострадание слабости. «Слабые и уродливые» должны погибнуть. «Надо еще помогать им гибнуть», – писал Ницше в «Антихристианине». По его мнению, христианство – религия униженных и рабов. В новом обществе не должно быть им места.

Ницше также делил людей на высших – элиту, противопоставляя ее большинству – массе, низшему виду. Про массу и ее тиранию он наговорил много. Достаточно одного: «Жизнь – источник радости; но всюду, где пьет толпа, родники отравлены». Как итог: сверхчеловек, по Ницше, – это «высший человек», который преодолел господство массы, проповедующей христианское смирение. Главное в нем – это воля к той самой власти и сила. Что-то напоминает, да?

Не цитируйте у себя на страничках Ницше, если вы:

  • христианин;
  • демократ;
  • филантроп;
  • добряк с душой нараспашку, потому что «чем шире ты раскрываешь объятия, тем легче тебя распять».

Темная сторона Жан-Поля Сартра

Тлен, построк и Сартр – составные философии экзистенциализма эпохи «ВКонтакте». Прежде чем говорить о философе, нужно разобраться, что такое экзистенциализм.

Экзистенциализм, или философия существования, обращается к человеку и его бытию. Это философия иррационализма и антиинтеллектуализма. Экзистенциалисты выводят на первый план не разум, а эмоцию. При этом науку – психоанализ и психологию – они считают бесполезной, а то и вредной. Истина – зло, только мифы и иллюзии способны помочь человеку в жизни. Еще один постулат: чем меньше человек знает, тем он свободнее. Для экзистенциалистов есть только человеческое Я, а окружающий мир воспринимается за счет ощущений этого самого Я. Независимая от человека реальность существовать может, однако она носит идеалистический характер. Для религиозных экзистенциалистов эта реальность есть Бог, для атеистов – «ничто» или, если верить Сартру, «бытие-в-себе».

Важный пункт в программе экзистенциалистов – это свобода. Однако они уверены, что истинная свобода может быть дарована только смертью. Жизнь абсурдна и бессмысленна, страдания нельзя побороть, к ним можно только привыкнуть, поэтому каждый человек должен стремиться к небытию, как к высшей свободе. Камю, например, считал, что единственный важный вопрос в жизни человека – это вопрос самоубийства.

Сартр разделял общий пессимистичный настрой экзистеницалистов и считал, что история любой жизни – это история поражения. Однако философ призывал людей брать ответственность за свои поступки. «Человек несет всю тяжесть мира на своих плечах: он ответствен за мир и за самого себя как определенный способ бытия. […] Если я мобилизован на войну, это есть моя война, я виновен ей, и я ее заслуживаю. Я ее заслуживаю прежде всего потому, что мог уклониться от нее – стать дезертиром или покончить с собой. Раз я этого не сделал, значит я ее выбрал, стал соучастником». Сартр был уверен, что личность должна объявить войну собственной трусости, поэтому высоко ценил стихийный протест. Именно он был идейным вдохновителем студенческого бунта в Париже.

Стоит отметить, что были попытки создать позитивный экзистенциализм, но они провалились. Критикуя классическую школу экзистенциализма, «оптимисты» пришли к тем же выводам об абсурдности бытия.

Не цитируйте у себя на страничках Жан-Поля Сартра, если:

  • вашу страницу читает ваша мама;
  • вашу страницу читает ваш психиатр;
  • вы не играете построк;
  • в вашем существовании есть хотя бы минимальный смысл.

Темная сторона Иммануила Канта

Надпись на домике Канта в поселке Веселовка Черняховского района. Фото: newkaliningrad.ru

В случае с Кантом виртуальные «стены» стали реальными, поэтому обойти вниманием немецкого философа было бы неправильно. Обличающая надпись «Кант лох» появилась на домике Канта в поселке Веселовка Черняховского района (это в Калининградской области), а сделала ее 17-летняя студентка педагогического института. История оказалась вдохновляющей: некто создал целый сайт «Кантлох», где каждый желающий может высказать свои претензии на достопримечательностях Калининградской области.

Кто же такой Кант и почему он лох? Иммануил Кант считается одним из родоначальников классической немецкой философии. Вера в могущество разума, гуманизм, права личности, мировой закон вечного развития – это все Кант. Интересно, что он происходил из простой семьи ремесленника, но был талантливым малым, поэтому не только окончил престижную гимназию, но и поступил в Кенигсбергский университет.

Творчество Канта делят на два периода – «докритическое» и «критическое». В первый период философ активно занимался естествознанием. Он выдвинул гипотезу о происхождении Солнечной системы естественным путем из первоначальной туманности. Он также писал про множественность миров, о непрерывности процесса их возникновения и исчезновения. Позже французский ученый Лаплас смог дать теории о естественном происхождении Вселенной математическое обоснование. Теория получила название канто-лапласовской гипотезы. Кстати, Кант создал еще одну теорию – о замедлении вращения Земли за счет приливов и отливов в океане. Идея о естественном происхождении человеческих рас – тоже его.

В «критический» же период Кантом были написаны всем известные «Критика чистого разума», «Критика практического разума» и «Критика способности суждения». Первый труд о теории познания считается основным в творчестве философа, второй посвящен этике, а третий — эстетике.

В «Критике чистого разума» Кант исследует познавательные возможности разума, которые человек приобретает в отрыве от знаний, полученных опытным путем. Кант в своей работе затрагивает вопросы времени и пространства, возможности разума постигнуть Бога и так далее. В «Практическом разуме» – главном его этическом произведении – Кант говорит в том числе о разнице между стремлением к счастью и стремлением к тому, чтобы быть достойным счастья. А в «Способности суждения» философ обращается к эстетическим и телеологическим вопросам. Помимо теоретического и практического разума, философ находит рефлектирующую способность суждения, которая проявляется в суждениях вкуса или эстетических суждениях.

Так что Кант совсем не лох, он…

Фото: pikabu.ru

Не цитируйте у себя на страничках Иммануила Канта, если:

  • вы не знаете кто это;
  • ваша любимая книга – «50 оттенков серого»;
  • вы не можете правильно написать имя Иммануил.

Цитаты Фридриха Ницше, высказывания о жизни, любви, женщинах

Фридрих Ницше – немецкий философ, автор неакадемического учения. Его мыслительная деятельность построена на выяснении проблем действительности, религии, морали. Его философские взыскания направлены на разрушение стереотипов, они противоречат устоявшейся точке зрения. Своими высказываниями автор отходит от рационализма и создает новый, иррациональный, взгляд на жизнь. В нашей подборке вы найдёте высказывания Фридриха Ницше о жизни, любви, о Боге, о женщинах.

Красота — это обещание счастья.

Культура — это лишь тоненькая яблочная кожура над раскаленным хаосом.

Лучшее должно господствовать, и лучшее хочет господствовать! А где учение гласит иначе, там лучших не хватает.

Лучшее средство хорошо начать день состоит в том, чтобы, проснувшись, подумать, нельзя ли хоть одному человеку доставить сегодня радость.

Когда морализируют добрые, они вызывают отвращение; когда морализируют злые, они вызывают страх.

Многие умирают слишком поздно, а иные — слишком рано. Пока еще странным покажется учение: «Умри вовремя!»

Любопытные факты:

Многие изречения Ницше кажутся странными? Этому есть свое оправдание. Он с детства страдал эпилепсией, болезнь передалась ему по наследству от отца. В сочетании с рядом других тяжелых болезней эпилепсия протекала в тяжелой форме, что не могло не повлиять на психику. У философа сложилась своя картина восприятия мира. Трактаты Ницше отчасти можно назвать криком души больного человека.

В мирной обстановке воинственный человек нападает на самого себя.

Я пришел вам помочь, а вы жалуетесь, что я не хочу плакать с вами.

Я смеюсь над всяким, кто неспособен посмеяться над собой.

Кто сильно страдает, тому завидует дьявол и выдворяет — на небо.

Жить — это сжигать себя и все-таки не сгореть.

Невозможно быть свободным от того, от чего убегаешь.

Ни один победитель не верит в случайность!

Бог умер: теперь мы хотим, чтобы жил сверхчеловек.

Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.

И если у тебя нет больше ни одной лестницы, ты должен научиться взбираться на собственную голову: как же иначе хотел бы ты подняться выше?

Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.

Много говорить о себе – тоже способ себя скрывать.

Величайшие события — это не наши самые шумные, а наши самые тихие часы.

«Возлюби ближнего своего» — это значит прежде всего: «Оставь ближнего своего в покое!» — И как раз эта деталь добродетели связана с наибольшими трудностями.

Даже у Бога есть свой ад — это любовь его к людям.

Кто хочет оправдать существование, тому надобно еще и уметь быть адвокатом Бога перед дьяволом.

Есть степень заядлой лживости, которую называют «чистой совестью».

Что хорошо? Все, что повышает чувство власти, волю к власти, власть в человеке. Что дурно? Все, что происходит из слабости.

Что падает, то нужно ещё толкнуть.

Если вы решили действовать — закройте двери для сомнений.

С человеком происходит то же, что и с деревом. Чем больше стремится он вверх, к свету, тем глубже впиваются корни его в землю, вниз, в мрак и глубину, — ко злу.

Человек — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью.

В человеке ценно то, что он мост, а не цель.

Стыдиться своей безнравственности – это первая ступень лестницы, на вершине которой будешь стыдиться своей нравственности.

Не бойтесь кого-то потерять. Вы не потеряете того, кто нужен вам по жизни. Теряются те, кто послан вам для опыта. Остаются те, кто послан вам судьбой.

Кто хочет научиться летать, тот должен сперва научиться стоять, и ходить, и бегать, и лазить, и танцевать: нельзя сразу научиться полету!

Завистливые люди часто осуждают то, чего не умеют, и критикуют тех, до уровня которых им никогда не дотянуться.

Люди недоверчивые в отношении самих себя, больше хотят быть любимыми, нежели любить, дабы однажды, хотя бы на мгновенье, суметь поверить в самих себя.

Люди не равны. И они не должны быть равны! Чем была бы любовь моя к Сверхчеловеку, если бы говорил я иначе?

Люди свободно лгут ртом, но рожа всё-таки говорит правду…

Как нет рыбы без костей, так нет людей без недостатков.

Достоевский, — единственный психолог, у которого я мог кое-чему поучиться.

Верное средство рассердить людей и внушить им злые мысли — заставить их долго ждать.

Очень одинокому и шум становится утешением.

Кто подвергается нападкам со стороны своего времени, тот еще недостаточно опередил его — или отстал от него.

Остерегайся же маленьких людей! Перед тобой они чувствуют себя ничтожными, и низость их тлеет и разгорается в невидимую месть.

Любите и ближних своих, как самих себя, — но прежде станьте теми, кто любит самого себя, — любит великой любовью, любит великим презрением!

Дружбу не планируют, про любовь не кричат, правду не доказывают.

Брак — это наиболее изолганная форма половой жизни.

Это интересно:

Иррациональная теория Ницше имеет свои корни, а отрицание пределов человеческого сознания вполне обосновано. Последние 11 лет философ провел в сумасшедшем доме, где и писал свои сочинения. В философских трактатах Ницше излил свои обиды и сожаления, выразил жизненные принципы. Он признался, что имел интимную связь со своей сестрой, позже откровения автора перешли в книгу «Моя сестра и я».

Кто не способен ни на любовь, ни на дружбу, тот вернее всего делает ставку — на брак.

Вы заключаете брак: смотрите же, чтобы не стал он для вас заключением! Слишком торопитесь вы, заключая брак, и вот следствие — расторжение брачных уз!

Брак: так называю я волю двоих создать единое, большее тех, кто создал его. Брак — это взаимоуважение и почитание этой воли.

То, что делается ради любви, происходит вне сферы добра и зла.

Любите и ближних своих, как самих себя, — но прежде станьте теми,  кто любит самого себя, — любит великой любовью, любит великим презрением!

Есть два пути избавить вас от страдания: быстрая смерть и продолжительная любовь.

Чем свободнее и сильнее индивидуум, тем взыскательнее становится его любовь.

Не через взаимную любовь прекращается несчастье неразделенной любви, но через большую любовь.

Слишком долго таились в женщине раб и тиран. Поэтому неспособна она к дружбе: ей ведома только любовь.

Чем свободнее и сильнее индивидуум, тем взыскательнее становится его любовь.

Не через взаимную любовь прекращается несчастье неразделенной любви, но через большую любовь.

Двух вещей хочет настоящий мужчина: опасности и игры. И потому он ищет женщину, как самую опасную игрушку.

Счастье мужчины называется: я хочу. Счастье женщины называется: он хочет.

Женщина мало что смыслит в чести. Пусть же станет честью ее — любить всегда сильнее, чем любят ее, и в любви никогда не быть второй.

Женщина понимает детей лучше мужчины, но в мужчине детского больше, чем в женщине.

Кого ненавидит женщина больше всех? Железо так говорило магниту: «Больше всего я тебя ненавижу за то, что ты притягиваешь, не имея достаточно сил, чтобы тащить за собой».

Мужчине следует остерегаться женщины, когда она любит: ибо тогда она готова на любую жертву, и все остальное не имеет никакой ценности в глазах ее.

Мужчина — это опасность и игра. Поэтому ему нужна женщина, ибо она — опасная игрушка.

Материнство достойно уважения. Отец — всегда только случайность.

А знаете ли вы?

При жизни мыслителя практически не поддерживали, а вот после смерти его труды получили широкое распространение. Мало кто знает, что именно философские мысли Ницше вдохновили Гитлера бороться за германский рейх.

Мужчине следует остерегаться женщины, когда она ненавидит: ибо он в глубине души своей только зол, она же — скверна.
Идёшь к женщине — бери плетку.

В мщении и любви женщина более варвар, чем мужчина.

Двух вещей хочет настоящий мужчина: опасностей и игры. Именно поэтому ему нужна женщина — как самая опасная игрушка.

Наука уязвляет стыдливость всех настоящих женщин. При этом они чувствуют себя так, точно им заглянули под кожу или, что ещё хуже, под платье и убор.

У самих женщин в глубине их личного тщеславия всегда лежит безличное презрение — презрение “к женщине”.

Женщина научается ненавидеть в той мере, в какой она разучивается очаровывать.

Соблазнить ближнего на хорошее о ней мнение и затем всей душой поверить этому мнению ближнего, — кто сравнится в этом фокусе с женщинами!

Женщина начинает терять стыд, она разучивается бояться мужчины.

Женщины чувственнее мужчин, но меньше знают о своей чувственности.

Женщина чувствует любовь мужчины, но не понимает её.

Женщин лишает детскости то, что они постоянно возятся с детьми, как их воспитатели.

Все в женщине – загадка, и все в женщине имеет одну разгадку: она называется беременностью.

Мужчина должен быть воспитан для войны, а женщина – для отдохновения воина; все остальное – глупость.

Счастье бегает за мной. Это потому, что я не женщина. А счастье – женщина.

Только тот, кто достаточно мужчина, освободит в женщине – женщину.

Философия Ницше не имеет строгой систематизации. Мыслитель излагает свои взгляды не в строгой научной форме, а в виде афоризмов. Благодаря этому философия Ницше понятна для многих.

что хотел сказать Ницше? — Моноклер

Рубрики : Культура, Переводы, Последние статьи, Философия

Прошло больше ста лет с тех пор, как Фридрих Ницше заявил, что «Бог умер». Но что это значит? Обозреватель Big Think Скотти Хендрикс размышляет о том, что имел в виду философ, кто и как пытался заменить в сознании людей фигуру Бога на протяжении XX века и что помогает человеку в мире без божеств и абсолютных истин не впадать в отчаяние и хаос.

Прошло больше ста лет с тех пор, как Фридрих Ницше заявил, что «Бог умер» (или «Gott ist tot» на немецком), и тем самым обеспечил головную боль всем студентам философии, продолжающуюся и по сей день. Эта фраза стала самым известным высказыванием Ницше – ее знают даже те, кто не знаком с его книгой «Веселая наука», где она как раз содержится. Но насколько хорошо мы понимаем смысл этих слов? Или, важнее, что они значат для нас?

Ницше был атеистом всю свою взрослую жизнь, и поэтому буквальный смысл фразы исключается, а речь, скорее, идет об идее Бога. После эпохи Просвещения мысль о том, что наша Вселенная управляется законами физики, а не божественным провидением, стала реальностью. Философия показала, что легитимность власти оправдывается не божественным помазанием, а согласием граждан; все моральные теории теперь могли существовать также без отсылки к творцу. Это было знаменательное событие. Европа больше не нуждалась в Боге как источнике морали, человеческих ценностей или законов Вселенной; философия и наука заняли его место. Массовая секуляризация западной мысли помогла осознать Ницше, что Бог не просто умер, но что именно люди убили его своей научной революцией, своим стремлением познать мир.

Однако смерть Бога не воспринималась Ницше как однозначно положительное явление. Без Бога основная система убеждений Западной Европы находилась в опасности, в книге «Сумерки идолов» философ писал:

«Отрекаясь от христианской веры, выдергиваешь этим у себя из-под ног право на христианскую мораль. Последняя отнюдь не понятна сама по себе… Христианство есть система, сообразованное и цельное воззрение на вещи. Если из него выломаешь главное понятие, веру в Бога, то разрушаешь этим также и целое».

Однако для некоторых людей, по мнению Ницше, такой поворот событий станет хорошим знаком: «… услышав новость о том, что «старый Бог мертв», мы, философы и «свободные души», встречаем новый рассвет». Светлое будущее уже проглядывалось впереди. Когда старая система смыслов изжила себя, появилась возможность создать новую. Однако Ницше полагал, что устранение этой системы вызовет у многих людей отчаяние и безнадежность. Ведь возникает вопрос: в чем смысл жизни, если Бога нет? Даже если Бог и был, весь западный мир теперь знал, что он не помещал нас в центр вселенной. Перед нами открылся настоящий мир. Вселенная не была создана исключительно для человеческого существования. Ницше опасался, что такое понимание мира приведет к массовому пессимизму, «воле к ничто», что противоречило жизнеутверждающей философии, которую он продвигал.

Свой страх перед нигилизмом и реакцию человечества на него Ницше описал в своей книге «Воля к власти»:

«То, о чём я повествую, это история ближайших двух столетий. Я описываю то, что надвигается, что теперь уже не может прийти в ином виде: появление нигилизма… Вся наша европейская культура уже с давних пор движется в какой-то пытке напряжения, растущей из столетия в столетие, и как бы направляется к катастрофе».

Ницше не удивился бы событиям, произошедшим в Европе уже после его смерти. Коммунизм, нацизм, национализм и другие идеологии, распространявшиеся после Первой мировой войны, стремились обеспечить человека смыслом и ценностями в качестве рабочего или арийца, или вдохновляли на какие-либо другие подвиги аналогично тому, как христианство даровало смысл детям Божьим в виде жизни на Земле. Хотя Ницше, возможно, отверг бы все эти идеологии, он, несомненно, признал бы потребность человечества в том значении, которое они давали.

Предвидевши возможный исход событий, философ предложил нам выход – создание наших собственных индивидуальных ценностей. Создание смысла жизни теми, кто эту жизнь проживает. Архетипом индивидуума, способным на это, является «сверхчеловек» (Übermensch). Однако Ницше представлял его в виде непостижимого идеала, которого большинство не смогли бы достичь. Сверхчеловек, который, как ему казалось, уже должен был существовать на Земле, создавал бы смысл жизни, опираясь на свою волю, и осознавал бы, что в конечном итоге люди сами несут ответственность за свой выбор. В книге «Так говорил Заратустра» философ пишет:

«Для игры созидания нужно, мои братья, священное «да» для жизни: своей воли хочет теперь дух».

Смелый сверхчеловек не будет опираться на догму или общественное мнение относительно собственных ценностей.

Предполагая сложности в создании сверхчеловека, Ницше предложил альтернативный ответ нигилизму – тот, который вероятно выберут люди: «Последний человек». «Самая презренная вещь», которая живет спокойной жизнью, не думая о своей индивидуальности или личностном росте: «Мы обнаружили счастье», — говорят последние люди и моргают». К разочарованию Заратустры, рупора Ницше, людей, которым он проповедует, интересует образ жизни последнего человека. Ницше считал его наиболее вероятным решением относительно нашей способности справиться со смертью Бога.

Однако тут можно задать вопрос: если мы знаем, что Бог умер уже так давно, то почему мы все не стали атеистами? Ницше говорит:

«Бог мертв: но такова природа людей, что ещё тысячелетиями, возможно, будут существовать пещеры, в которых показывают его тень».

Возможно, мы только сейчас видим проявление высказывания философа.

Атеизм становится все более популярным почти во всех европейских странах, и его новообретенный рост в Соединенных Штатах свидетельствует о новом культурном сдвиге. Но, в отличие от того времени, когда атеизм навязывался коммунистическими группами, сейчас нет необходимости в мировоззрении, поддерживающем отсутствие Бога. Его просто нет. И, действительно, британский философ Бертран Рассел рассматривал большевизм практически как религию; она придавала смысл и диктовала ценности людям. Но этот источник смысла без веры прекратил свое существование.

Как известно многим атеистам, отсутствие Бога без дополнительной философской структуры, придающей смысл, может стать причиной экзистенциального кризиса. Рискуем ли мы стать обществом, борющимся с нашей собственной бессмысленностью? Находимся ли мы на грани нигилизма? Действительно ли сейчас мы более уязвимы перед идеологиями и аферистами, которые обещают сделать то, что Бог делал для нас и для общества? В то время как американцы все более пессимистично относятся к будущему, атеистов из них меньше, чем религиозных людей. Кажется, в долгосрочной перспективе Ницше ошибся в нашей способности справиться с идеей о том, что Бог мертв.

Возможно, нам удалось справиться со смертью Бога лучше, чем полагал Ницше; не все мы являемся последними людьми, и человечество не оказалось в ситуации, когда всякая мораль считается относительной и бессмысленной. Кажется, нам удалось создать мир, в котором у людей снижается потребность в Боге без последствий в виде коллективного отчаяния или хаоса.

Стремимся ли мы, будучи самостоятельными людьми, к созданию собственных ценностей? Создаем ли смысл жизни сами без помощи Бога, догмы или общественного выбора? Возможно, некоторые из нас – да, и, если мы понимаем смысл фразы Ницше «Бог умер», у нас больше шансов творить самим. Отчаяние из-за его гибели может уступить место новому смыслу в нашей жизни, ведь, как говорил Жан-Поль Сартр:

«Жизнь начинается по ту сторону отчаяния».


Подборка материалов по теме
— Есть ли у человечества «высшее предназначение»?
— Ecce Homo: психология Ницше, или как становиться самим собой
— Три мифа о философии Ницше

Оригинал: «God is dead»: what Nietzsche really meant / Big Think
Автор: Скотти Хендрикс
Обложка: «Эдвард Мунк, «Голгофа», 1900 г.

Источники

1. Abrams, Daniel, Haley Yaple, and Richard Wiener. «ArXiv.org Physics ArXiv:1012.1375v2.» [1012.1375v2] A Mathematical Model of Social Group Competition with Application to the Growth of Religious Non-affiliation. N.p., n.d. Web. 04 Aug. 2016.

2. «Americans Overwhelmingly Pessimistic about Country’s Path, Poll Finds.» Mcclatchydc. N.p., n.d. Web. 04 Aug. 2016.

3. «America’s Growing Pessimism.» The Atlantic. Atlantic Media Company, 10 Oct. 2015. Web. 04 Aug. 2016. «CNN/ORC Poll: 57% Pessimistic about U.S. Future, Highest in 2 Years.»

4. CNN. Cable News Network, n.d. Web. 04 Aug. 2016.

5. Nietzsche, Friedrich Wilhelm, and Walter Arnold Kaufmann. «The Meaning of Our Cheerfulness.» The Gay Science: With a Prelude in Rhymes and an Appendix of Songs. New York: Vintage, 1974. N. pag. Print.

6. Press, Connie Cass Associated. «Gloom and Doom? Americans More Pessimistic about Future.» Las Vegas Review-Journal. N.p., 03 Jan. 2014. Web. 04 Aug. 2016.

7. Russell, Bertrand. Bolshevism: Practice and Theory. New York: Arno, 1972. Print.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Ницше

Ницше

Ницше: за гранью морали

Немецкий философ Фридрих Ницше общий Кьеркегор убежден, что философия должна глубоко отражать личные интересы отдельных людей. Но для Ницше это повлекло за собой отказ от традиционных ценностей, включая христианскую религию. Заявление Ницше о «смерти бога» привлекает внимание к общему отказу нашей культуры от какой-либо подлинной приверженности христианской вере.

Согласно Ницше Die Götzendämmerung ( Сумерки идолов ) (1889), западные философы с Сократ представляют собой вырождение естественных сил человечества. Благородный вкус к героическому образу жизни может быть развращен и подорван бесконечными спорами о диалектическом разуме. Поэтому традиционная западная философия морали — и христианская религия в частности — противостоит здоровому образу жизни, тщетно пытаясь избежать неблагоприятных обстоятельств, разрушая исконные человеческие желания.

Он считал, что только извращенное упорство и трусость побуждают нас держаться этой рабской морали, Было бы смелее, честнее и благороднее освободиться и осмелиться жить в мире без Бога. В таком мире смерти не следует бояться, поскольку она представляет собой не что иное, как достойное завершение жизни, посвященной личной выгоде.

Все это, конечно, разновидность нигилизма. Ницше настаивает на том, что нет никаких правил для человеческой жизни, никаких абсолютных ценностей, нет определенности, на которую можно было бы положиться.Если истина вообще может быть достигнута, то она может исходить только от человека, который целенаправленно игнорирует все, что традиционно считается «важным». Такой сверхчеловеческий человек {Гер. Übermensch }, предположил Ницше, может жить настоящей и успешной человеческой жизнью.

За гранью добра и зла

Ницше предложил квазиисторический отчет о вредных последствиях традиционной этики в Zur Geneologie der Moral ( О генеалогии морали ) (1887).«Хорошо» изначально и правильно обозначало только право лиц, наделенных социальной и политической властью, жить своей жизнью исключительно силой воли. Но «священническая» каста, движимая обидой на своих естественных начальников, создала коррумпированную альтернативу, которая обратилась бы к «стаду» менее способных людей, выворачивая ценности наизнанку. В «рабской морали», одобренной религиозными учреждениями, утверждал Ницше, насильственные действия, которыми следует восхищаться, обозначаются как «зло», в то время как трусливая тенденция все продумывать заранее превращается в предполагаемую добродетель благоразумия.

Подлинная автономия, утверждал Ницше, может означать только свободу от всех внешних ограничений на поведение. В этом (естественном и достойном восхищения) состоянии существования каждое отдельное человеческое существо проживет жизнь без искусственных ограничений моральных обязательств. Никакой другой санкции за поведение не потребуется, кроме естественного наказания, связанного с победой превосходящего человека над побежденным врагом.

Но желание меньших людей обезопасить себя от вмешательства со стороны тех, кто лучше, порождает ложное чувство моральной ответственности.Естественный страх быть подавленным превосходящим противником становится интернализированным как самопроизведенное чувство вины, а индивидуальная совесть налагает серьезные ограничения на нормальное осуществление человеческого желания. Таким образом, с точки зрения Ницше, фундаментальное предательство человечества состоит в том, чтобы подчинить свою свободу фиктивным требованиям воображаемого бога. Боясь жить силой своей воли, мы изобретаем религию как способ порождать, а затем объяснять наше вечное чувство подавленности и поражения в жизни.

Фридрих Ницше — Цитаты, книги и убеждения

Немецкий философ Фридрих Ницше известен своими трудами о добре и зле, конце религии в современном обществе и концепции «сверхчеловека».

Кем был Фридрих Ницше?

За свою блестящую, но относительно короткую карьеру Фридрих Ницше опубликовал множество крупных философских трудов, в том числе Сумерки идолов и Так говорил Заратустра . В последнее десятилетие своей жизни он страдал от безумия и умер 25 августа 1900 года.Его труды об индивидуальности и морали в современной цивилизации оказали влияние на многих крупных мыслителей и писателей 20-го века.

Ранние годы и образование

Фридрих Вильгельм Ницше родился 15 октября 1844 года в Рекен-бай-Лютцен, небольшой деревне в Пруссии (часть современной Германии). Его отец, Карл Людвиг Ницше, был лютеранским проповедником; он умер, когда Ницше было 4 года. Ницше и его младшая сестра Элизабет были воспитаны матерью Франциской.

Ницше учился в частной подготовительной школе в Наумбурге, а затем получил классическое образование в престижной школе Шульпфорта. После окончания в 1864 году он проучился в Боннском университете два семестра. Он перешел в Лейпцигский университет, где изучал филологию, сочетание литературы, лингвистики и истории. На него сильно повлияли труды философа Артура Шопенгауэра. Во время своего пребывания в Лейпциге он подружился с композитором Рихардом Вагнером, чьей музыкой он очень восхищался.

Преподавание и письмо в 1870-е годы

В 1869 году Ницше стал профессором классической филологии в Базельском университете в Швейцарии. Во время своей профессуры он опубликовал свои первые книги, Рождение трагедии (1872) и Человек, слишком человеческое (1878). Он также начал дистанцироваться от классической науки, а также от учения Шопенгауэра и проявлять больший интерес к ценностям, лежащим в основе современной цивилизации.К этому времени его дружба с Вагнером испортилась. Страдая нервным расстройством, он ушел в отставку со своего поста в Базеле в 1879 году.

Литературные и философские труды 1880-х годов

Большую часть следующего десятилетия Ницше жил в уединении, переезжая из Швейцарии во Францию ​​в Италию, когда он не был остановился в доме матери в Наумбурге. Однако это был очень продуктивный период для него как мыслителя и писателя. Одна из его самых значительных работ, Так говорил Заратустра , была опубликована в четырех томах между 1883 и 1885 годами.Он также написал Вне добра и зла (опубликовано в 1886 году), Генеалогия морали (1887) и Сумерки идолов (1889).

В этих работах 1880-х годов Ницше развил центральные положения своей философии. Одним из них было его знаменитое заявление о том, что «Бог мертв», отрицание христианства как значимой силы в современной жизни. Другими были его одобрение самосовершенствования через творческое стремление и «волю к власти», а также его концепция «сверхчеловека» или «сверхчеловека» ( Übermensch ), личности, которая стремится существовать за пределами общепринятых категорий. добра и зла, господина и раба.

Спустя годы и Deth

Ницше потерпел крах в 1889 году, когда жил в Турине, Италия. Последнее десятилетие его жизни прошло в состоянии умственной недееспособности. Причина его безумия до сих пор неизвестна, хотя историки связывают ее с такими разными причинами, как сифилис, наследственное заболевание мозга, опухоль и чрезмерное употребление седативных препаратов. После пребывания в приюте о Ницше заботились его мать в Наумбурге и его сестра в Веймаре, Германия. Он умер в Веймаре 25 августа 1900 года.

Наследие и влияние

Считается, что Ницше оказал большое влияние на философию, теологию и искусство ХХ века. Его идеи об индивидуальности, морали и смысле существования внесли свой вклад в размышления философов Мартина Хайдеггера, Жака Деррида и Мишеля Фуко; Карл Юнг и Зигмунд Фрейд, два из основоположников психиатрии; и писатели, такие как Альбер Камю, Жан-Поль Сартр, Томас Манн и Герман Гессе.

Менее выгодно то, что некоторые аспекты работы Ницше использовались нацистской партией 1930-40-х годов как оправдание своей деятельности; это избирательное и вводящее в заблуждение использование его работ несколько омрачило его репутацию для более поздней аудитории.

Ницше, нигилизм и причины повеселиться

Немецкого философа Фридриха Ницше (1844-1900) иногда называют злой фигурой, одержимой проблемой нигилизма и «смерти Бога».

Понятно, что эти идеи вызывают беспокойство: у немногих из нас хватает смелости противостоять тому, что наши кумиры могут быть пустыми, а жизнь не имеет внутреннего смысла.

Но Ницше видит не только опасности, которые представляют эти идеи, но и те положительные возможности, которые они предоставляют.

Красота и строгость текстов Ницше проистекают из его видения того, что мы можем пройти через нигилизм и разработать новые значимые способы быть людьми.

Утешение и цель через Бога

На протяжении веков Библия давала людям возможность ценить себя и над чем работать.

«Все мы, — заявляет апостол Павел, — с открытым лицом, созерцающие славу Господа, преображаемся в один и тот же образ от одной степени славы к другой» (2 Коринфянам 3:18).

В этом описании встречаются божественное и человеческое. Верующие чувствовали возвышение, потому что они привлекали внимание Бога. Бог возлюбил нас (1 Иоанна 4:19) и увидел нас, вплоть до наших греховных оснований (Евреям 4:13), но Его любовь оставалась неизменной. Эта любовь позволила нам вынести боль жизни. И поскольку он видел нас и наши недостатки, нам было рекомендовано понемногу совершенствоваться и соответствовать его образу.

«Смерть Бога может быть как разрушительной, так и освобождающей», — пишет Ницше.Эта фотография 1882 года была сделана Густавом Шульце. Викимедиа

Для Ницше, сына лютеранского пастора, рост научного понимания после эпохи Просвещения постепенно сделал невозможным сохранение веры в Бога.

«Бог мертв», — провозгласил Ницше.

Ницше видел опасность в этом атеистическом мировоззрении. Если бы мы не страдали, чтобы стать ближе к Богу, в чем был бы смысл жизни? У кого теперь мы черпаем силы, чтобы выдержать жизненные трудности? Бог был источником истины, справедливости, красоты, любви — трансцендентных идеалов, которые мы считали героически защищающими, ведущими жизни и умиранившими смертью, имеющими смысл и цель.Как мы могли теперь сыграть героя для себя?

Последствия смерти Бога ужасны, но также освобождают. В «Веселой науке» (впервые опубликованной на немецком языке в 1882 году) Ницше сообщает весть о смерти Бога человеком, обезумевшим от страха перед тем, на что может быть похожа безбожная жизнь. В конце концов, он врывается в церкви, чтобы петь заупокойную мессу к Богу.

Без Бога мы одни, открыты естественной вселенной, лишенной утешительной идеи о данной Богом цели для вещей.Согласно Ницше, этого состояния нигилизма — идеи о том, что жизнь не имеет смысла или ценности — нельзя избежать; мы должны пройти через это, как бы страшно и одиноко это ни было.

Новый рассвет

Для Ницше нигилизм может быть мостом к новому образу жизни. Мы «Животные неопределенного происхождения»: достаточно пластичные, чтобы их можно было переделать.

Наша задача сейчас — перейти от старого христианского образа жизни человека к тому, что Ницше называет Übermensch или «сверхчеловеческим».

Проблема христианства, по мнению Ницше, в том, что оно медленно, но верно разрушает себя: по иронии судьбы, признание правдивости как добродетели в конечном итоге приводит к интеллектуальной честности, отвергающей веру.

Фридрих Ницше, портрет Эдварда Мунка (1903 г.). Викиарт

Наше стремление к честности породило «страсть к знаниям». Теперь поиск ответов на самые трудные вопросы жизни, а не поклонение Богу — наша самая большая страсть.Мы ищем наиболее точные причины нашего существования и, скорее всего, находим ответы в науке, а не в религии.

Ницше пишет для тех, кого воодушевляют вопросы. Действительно, знание и принятие того, что мы люди и склонны ошибаться — больше не обвиняемые в попытках достичь божественного стандарта — делает нас легче. Как он пишет в «Рассвете», «смерть» Бога устраняет угрозу божественного наказания, оставляя нас снова свободными как для экспериментов с разными способами жизни, так и для совершения ошибок на этом пути.Он хочет, чтобы мы ухватились за эту возможность обеими руками.

Мы можем снова стать героями наших собственных историй, как только мы вернем от Бога нашу творческую волю. Ницше призывает нас относиться к своей жизни как к созданию произведений искусства, учиться у художников, как терпеть и даже праздновать себя, культивируя «искусство смотреть на себя издалека как на героев».

Влияние и актуальность

Ницше продолжает оказывать огромное влияние на философию и то, как мы видим нашу повседневную борьбу.

Многие сегодня будут относиться к его убеждению, что мы живем в состоянии кризиса, задавая вопросы о смысле жизни в эпоху, отмеченную изобилием, имиджем и ущербом, нанесенным религиозным фундаментализмом.

Напротив, Ницше предлагает нам путь к смыслу и цели без ужасных последствий тех, кто навязывает свою религию другим, независимо от цены.

Фридрих Ницше: немецкий философ-динамит | Культура | Репортажи об искусстве, музыке и образе жизни из Германии | DW

«Я не человек, я динамит», — хвастливо написал Фридрих Ницше в своей автобиографии Ecce Homo: Как человек становится тем, кем является .Философ действительно оказал сильное влияние на западную мысль. «Бог мертв … и мы убили его»: хотя это и сокращено, это одна из многих цитат, которые принесли Ницше славу и известность среди философских мыслителей.

По иронии судьбы, Фридрих Вильгельм Ницше родился в семье лютеранского священника в 1844 году в Реккене, деревне в Саксонии-Анхальт, недалеко от саксонского города Лейпциг. Он начал изучать протестантское богословие в Бонне, но вскоре переключился на классическую филологию, а затем переехал в Лейпциг, чтобы продолжить учебу.В 24 года он занял должность профессора классической филологии Базельского университета. После заметного ухудшения здоровья Ницше был вынужден уйти в отпуск, а в 1879 году он вообще оставил свою профессуру в Базеле. С тех пор он мог сосредоточиться на развитии своих философских идей и писательстве.

Собственная подпись Ницше

Его первая книга, Рождение трагедии (1872), объединила его глубокое уважение к философу Артуру Шопенгауэру с музыкой композитора Рихарда Вагнера.Ницше познакомился с Вагнером во время учебы в Лейпциге и находился под его сильным влиянием, рассматривая композитора как своего рода искупителя.

Радикальная критика религии Ницше

В «Рождение трагедии » Ницше уже обрисовывал суть своего мышления. В тонкой книге из 25 кратких глав он сформулировал свой взгляд на мир, опираясь на свои исследования греческой мысли, свою любовь к музыке и свое уважение к Шопенгауэру и Вагнеру. Он выразил глубокое недоверие к достоверности слов и текстов: «Нет фактов, есть только интерпретации» — это известная цитата Ницше.Эта фундаментальная критика языка, среди прочего, позже была с энтузиазмом подхвачена мыслителями постмодерна.

Библиотека герцогини Анны Амалии в Веймаре является домом для «утки Ницше».

Ницше также исследовал христианство. Его критика религии завершилась острой полемикой Антихрист (1888), в которой Ницше, короче говоря, возлагает ответственность за все бедствия западного мира на христианство и теологию.

Однако специалисты Ницше предостерегают от того, чтобы считать самого автора антихристианином.Напротив, есть много оснований полагать, что Ницше хотел искупить христианство с помощью своего вывода. Это еще один пример смелого подхода мыслителя, который, согласно его собственным утверждениям, «не взял в плен» свои сочинения — настолько, что даже назвал одну из своих работ « Как философствовать с молотком». (иначе известный как Сумерки идолов , 1888).

Разнообразие недугов

Был ли радикализм произведений Ницше продуктом прогрессирующего умственного и неврологического упадка? Философ много лет страдал от сильной мигрени; у него были проблемы с желудком, а позже он почти ослеп.

После того, как он все чаще стал присылать письма и листки бумаги, свидетельствующие о безумии, его поместили в психиатрические клиники, сначала в Базеле, а затем в Йене. С 1889 года он страдал психическим заболеванием, которое сделало его непригодным для работы и юридически недееспособным. Он провел остаток своей жизни под опекой своей матери, а затем своей сестры, умершей 25 августа 1900 года в возрасте 55 лет.

Фридрих Ницше, как нарисовал Эдвард Мунк в 1906 году

Ницше не смог сознательно наслаждаться своей славой, которая начала распространяться в начале 1890-х годов.В качестве единственной наследницы сестра Ницше Элизабет Ферстер-Ницше управляла писаниями и имуществом своего брата. Возможно, частично по незнанию, а частично умышленно, она опубликовала довольно отборный сборник его сочинений, собирая и позволяя себе вольности там, где она считала нужным.

Экспрессионисты открыли силу речи Ницше, особенно отметив его книгу Так говорил Заратустра (1883-85). Позже немецкие нацисты и фашисты, такие как итальянский диктатор и поклонник Ницше Бенито Муссолини, узурпировали такие термины Ницше, как «воля к власти», что привело к восприятию философа в послевоенной Германии как идеологически связанного с тоталитаризмом.

Ницше был заново открыт итальянскими и французскими философами, такими как экзистенциалисты Жан-Поль Сартр и Альбер Камю. Позже такие мыслители, как Жак Деррида и Жиль Делёз, ссылались на Ницше в своих собственных работах. «В руднике этого мыслителя можно найти любой металл», — предупредил Джорджио Колли, итальянский философ и соредактор произведений Ницше. Он также предостерег от небрежного присвоения работы известного философа: «Ницше сказал все — и все наоборот!»

Адаптация: Луиза Шефер

Что значит Ницше для философов сегодня?

Kritika & Kontext : Какие отрывки из произведений Ницше вы считаете наиболее оскорбительными с моральной и политической точек зрения? Как вы их интерпретируете? Как вы думаете, они отражают его общее отношение к морали и политике?

Ричард Рорти: Меня больше всего оскорбляют отрывки, в которых Ницше выражает презрение к слабости, и особенно отрывки, в которых утверждается, что с христианством что-то не так, потому что оно зародилось среди рабов.Так оно и было, но у этих рабов была хорошая идея: а именно, что идеальное человеческое сообщество будет таким, в котором любовь является единственным законом. Так бы и было. Этот христианский идеал можно отделить от ressentiment , характерных для аскетических священников, но Ницше никогда не делал этого различия.

Пол Паттон: Некоторые из его замечаний о женщинах являются одними из самых оскорбительных произведений Ницше. Я считаю, что это указание на то, в какой степени он был человеком своего времени, который не мог видеть дальше существующих культурных форм полового разделения человечества.Как и подавляющее большинство европейских мужчин девятнадцатого века, Ницше не мог отделить женский аффект, интеллект и телесные способности от предполагаемого «существенного» отношения к деторождению. Его взгляды на женщин отражают его отношение к морали и политике в том смысле, что они находятся в противоречии с возможностями, открытыми в противном случае его исторической концепцией человеческой природы. Например, иногда он признает, что якобы естественные качества женщин или мужчин на самом деле являются продуктом определенных социальных условий.Из этого мы можем сделать вывод, даже если он не мог, что эти качества не естественны, но подвержены изменениям. В этой области, как и в других своих социальных и политических взглядах, он был не в состоянии предвидеть некоторые пути, которыми сама динамика человеческой культурной эволюции, которую он определил, может привести нас в совершенно иное будущее.

Теодор Мюнц: Некоторые главы в произведениях: Воля к силе , По ту сторону добра и зла и Антихрист имеют отношение к этому вопросу.В них Ницше излагает свою философию переоценки всех ценностей и свою философию сверхчеловека. Я не могу отождествиться с его акцентом на физическом насилии, безжалостности, лжи, систематическом отборе человечества, с его тезисом о том, что «большинство людей не имеют права на существование, но являются обузой для высших», или с его расизмом и другими «Добродетели», такие как средства достижения власти сильных людей над слабыми. Я думаю, что эти взгляды являются ключевыми и отражают его концепцию морали и политики.

Франтишек Новосад: Ницше, по-видимому, утратил чувство меры, особенно на последних этапах своего развития, особенно в отношении христианства и концептуальных образований, которые он считал производными от христианства. Его анализ их быстро переходит в критику и осуждение. Типичная книга этого периода — Антихрист . В этой книге христианство представлено исключительно как религия негодования, как сублимация гнева бессильных, как яд, разрушивший древнюю культуру и ныне разрушающий современное западное общество.Большинство своих «оскорбительных» высказываний Ницше сформулировал именно в контексте анализа влияния христианства на менталитет современного человека. Я думаю, что нет особой причины интерпретировать эти отрывки из произведений Ницше или давать им оправдывающие объяснения. Он думал то, что писал. Когда он сказал: «Слабые и неудачники должны погибнуть […] и им нужно помочь», он подумал об этом. Очевидно, мы находим много отрывков в его работах, в которых он рассматривает предварительные условия и возможные, возможно, также нежелательные последствия своих взглядов.Если бы у нас хватило терпения, мы могли бы бесконечно играть в игру, уравновешивая наступательные и стимулирующие отрывки в его текстах. Однако крайние утверждения или доведение точки зрения до крайности являются одним из основных принципов метода Ницше. До конца жизни у него был юношеский вкус к тому, чтобы провоцировать людей, наносить удары по тому, что мы обычно считаем очевидным. Без этих отрывков, столь оскорбительных для уха гуманистически мыслящего человека, у нас не было бы других отрывков, где Ницше выводит на поверхность давно скрытые истины или нарушает вековые табу мысли.Я думаю, что Ницшеский анализ негодования необходимо представить в более исторически адекватных пропорциях. Обида — действительно действенная историческая и социальная сила, но она определенно не может полностью объяснить христианство, и уж точно не только в христианстве. В действительности у каждого общества есть своя «обратная сторона», и менталитет этой обратной стороны магически притягивает почти каждое общество, так что оно может очень легко достичь «вершины». Ницше был одним из первых, кто осознал, что менталитет «обратной стороны» люмпен-пролетариата становится преобладающим в европейских обществах.Не знаю, понравилось бы ему, что его самые восторженные читатели или «недочитающие» находились среди люмпен-аристократии. Сегодняшние либеральные демократии отказались от социального образования и фактически открыли пространство для фанатиков или люмпенбуржуазии, люмпенаристократического и люмпенпролетарского нигилизма.

Ян Сокол: Ницше был великим человеком и заслуживает справедливой оценки. Он был одиноким, чувствительным и чрезвычайно глубоким, возможно, тоже чем-то вроде жертвы романтизма.Его болезни и неудачи, должно быть, сыграли роль в его решении «философствовать с молотком». Ницше должен быть прочитан зрелыми, проницательными людьми: он провоцирует, оскорбляет и стремится заставить читателя думать самостоятельно. И мы не можем считать его ответственным за то, что мы знаем сегодня, но он не мог знать. Несмотря на это, он писал вещи, которые с ужасом читают: о «слишком многих», которых должны унести вихри.

Кроме того, некоторые из его утверждений о евреях вызывают беспокойство — этого нельзя отрицать.Но его общую позицию найти очень сложно. Он тщательно спрятан в глубине раненого романтического сердца, и прочитать его можно только между строк.

Лесли Поль Тиле: Прочитать корпус Ницше и не найти чего-то, что могло бы оскорбить практически любую вообразимую группу или личность, — значит не читать внимательно его работу. Взъерошивание перьев, а иногда и их выдергивание, стало для Ницше видом искусства. Это не значит, что он не имел в виду каждое написанное им слово.Но он, возможно, не верил всем сердцем в свои «истины» спустя долгое время после их провозглашения. Скорее, как последовательный перспективист, он имел в виду то, что сказал, но не чувствовал необходимости сводить все свои мнения и чувства к устойчивой, последовательной и однородной моральной позиции или политической платформе.

С учетом сказанного, я мог бы выбрать утверждение Ницше из По ту сторону добра и зла как особенно тревожное: «Народ — это обход природы, чтобы добраться до шести или семи великих людей. — Да: а потом их обойти.«Ницше определенно знал лучше, чем делать такое безответственное замечание. Это знаменует собой оскорбительный упадок интеллектуальной честности и навлекает на себя всевозможные шалости. Какая гнусная клевета на природу!

В конце концов, Ницше лучше других понимал, что природа выше телеологии. У него нет планов, нет пунктов назначения, и поэтому он не может идти в обход — чтобы добраться до полудюжины великих людей или за их пределами.

K&K: В какой степени, по вашему мнению, Ницше несет ответственность за присвоение его идей нацистами? Считаете ли вы, что политика Ницше может и / или должна быть отделена от его философии?

Рорти: Я думаю, что Ницше невиновен в поощрении нацистов.Ни один мыслитель не может позволить себе беспокоиться о том, как использовать его идеи в будущем. Ницше, как и Хайдеггер, бесполезен в качестве комментатора политической ситуации своего времени. Ни у одного из них не было политических взглядов, достойных серьезного отношения.

Patton: Я не верю, что Ницше несет личную ответственность за присвоение его идей нацизмом. Я действительно считаю, что его работа включала в себя многое из того, что поддается грубой биополитической интерпретации «высших людей», но то же самое верно и в отношении большей части социальной мысли конца XIX века, находящейся под влиянием дарвинизма.С одной стороны, условия возможности теорий расовой иерархии глубоко укоренились в европейской культуре, и катастрофические последствия такого мышления не ограничиваются Холокостом: они включают, например, разрушительные последствия европейской колонизации во многих частях страны. мир. С другой стороны, только нацисты несут ответственность за то, как они претворяют подобные теории в жизнь. В той степени, в которой Ницше часто был неспособен проследить последствия своего исторического и натуралистического понимания человеческой природы и человеческой культуры за пределами полемической борьбы и социальных форм европейского общества его времени, я действительно думаю, что его собственная политика должна отличаться от его собственной политики. философия.Или, говоря другими словами, его философия действительно предоставляет значительный и недостаточно используемый ресурс для другого подхода к политике и политической организации общества.

Münz: Ницше не несет ответственности за присвоение его идей нацистами. Он только провозгласил свою философию. С другой стороны, нацисты восприняли его идеи, когда хотели отомстить миру за свое унижение во время и после Первой мировой войны и завоевать мировое господство.В то же время Ницше презирал немцев гораздо больше, чем превозносил их. Я не думаю, что его высказывания о политике являются органической составляющей его философии. Если бы мы могли их разделить, чисто философская часть осталась бы большой. Сегодня он не потерял своей ценности.

Питер Бергманн: Ницше был одним из наиболее исторически мыслящих философов. Он классно контекстуализировал своих предшественников, начиная с Сократа. Самого его можно рассматривать как философа поздней бисмарковской эпохи.Он сошел с ума в год рождения Гитлера. Поскольку крах Второго Рейха объясняет катастрофу Третьего Рейха, вопрос о посмертном влиянии Ницше является законным. Если бы он прожил столько же, сколько его сестра, он пережил бы наступление Третьего рейха. Он не был маргинальной фигурой. Он прошел обучение в элитной академии Пруссии, участвовал в франко-прусской войне добровольцем и рано приобрел известность как поборник вагнеровского культурного национализма, но только для того, чтобы полностью изменить себя.Он стал аристократическим радикалом, изо всех сил пытающимся отмежеваться от своего антисемитского издателя и демагогического зятя.

Алан Д. Шрифт: Это сложный вопрос, имеющий широкий герменевтический смысл. С одной стороны, Ницше предпочел писать в стиле, который вызывает недопонимание — его использование метафор, лицемерия и гипербол, в частности, упрощает восприятие его слов как означающих нечто иное, чем то, что он мог иметь в виду (при условии, что что можно точно знать, что он намеревался, что, я думаю, не так).Тем не менее, у меня нет сомнений в том, что нацисты умышленно присвоили язык Ницше и использовали уровень текстовой и редакционной коррупции, чтобы позволить Ницше явно высказывать антисемитские комментарии, которых он на самом деле никогда не говорил. Как я утверждал в печати, Ницше говорит некоторые вещи, враждебные евреям. Но они бледнеют по сравнению с его критикой антисемитов и антисемитизма. И я думаю, что при чтении в контексте многие из его самых антисемитских комментариев на самом деле риторически помещают христианство как самый гнилостный из «еврейских» плодов.

Что касается вопроса о том, можно или нужно отделять политику Ницше от его философии, это предполагает, что мы знаем, в чем заключалась его политика. В некоторых отрывках он, например, весьма симпатизирует демократии, в то время как в других отрывках он критикует демократию. В своей критике демократической посредственности он разделяет озабоченность с некоторыми из великих защитников демократии, включая Джефферсона, Мэдисона, Токвилля, Эмерсона и Милля, всех из которых беспокоит возможная «тирания большинства».Сенат США и «Коллегия выборщиков» были созданы потому, что основатели Конституции США опасались наделения «масс» прямой политической властью, и их причины были вполне совместимы с критикой Ницше демократического / социалистического / христианского «стада». ”

Новосад: Нет более ядовитого вопроса, чем вопрос об отношениях между Ницше и нацизмом. Тот, кто имеет хотя бы средний школьный уровень знаний по истории Европы за последние два столетия, знает, что фашизм и нацизм не были «воплощением» идей Ницше и что философия Ницше не была официальной философией Третьего рейха.Другое дело, что действительно было много красноречивых профессоров философии, которые поставили свои знания о трудах Ницше на службу режиму. Я считаю более законным другой вопрос: в какой степени мышление Ницше помогает нам интерпретировать фашизм и, собственно, также коммунизм. Девятнадцатый век оказался веком стабилизации с научным, промышленным и социальным прогрессом. Однако Ницше, а до него и Маркс догадывались или фактически знали, что Европа на самом деле была пороховой бочкой, и одной искры было достаточно, чтобы принести человечеству серию катастроф.

Сокол: Он несет ответственность, но и не несет ответственности. Сегодня кажется, что ему следовало обратить внимание на то, что он написал. Но за всеми его жесткими и злобными словами — он сам был застенчивым, добросердечным и тихим человеком, которого соседи в Зильс Мария называли «отшельником», — вы можете найти его в ужасе, увидев пропасть, в которой живут цивилизованные люди. человечество шло. И к несчастью пылких критиков, ими часто злоупотребляют. Насколько я могу судить, у Ницше на самом деле не было четкой политической позиции и он совсем не осознавал — возможно, подобно Марксу, например, — какой ущерб могут нанести радикальные философские взгляды, если их внедрить в реальную политику и соответствующим образом адаптировать.Это бремя, которое должны нести все «аристократы мысли». Только в одном месте, я думаю, в О генеалогии морали он мимоходом произносит следующее о своих критиках: «Вам не нравится правительство, но вы думаете, что вы вообще его заслуживаете?» Он имеет в виду, что мы должны — особенно критики — иногда помнить, какое благо почти любое правительство для нас, особенно если мы понимаем, что для его создания мы почти ничего не сделали, а значит, вряд ли заслужили это. Это действительно крупная политическая идея, забытая со времен Гоббса или Берка.

Thiele: В той степени, в которой политика приравнивается к управлению государством, не может быть никаких сомнений в отношении позиции Ницше. Государство он считал угрозой (развитию) высшей личности, а высшую личность — угрозой государству. Истинное величие аполитично или даже антиполитично. Ницше утверждает, что написал свои произведения таким образом, что они вряд ли будут использоваться в политических целях, полезны и не приятны для чтения для масс или для политических партий.Но их использовали, по-видимому, не «законные читатели», для которых прямо писал Ницше.

Очевидно, аудитория Ницше была больше и менее достойна, чем ожидалось. Но что означало бы возложить на него ответственность за непристойное использование его сочинений? Мы могли бы захотеть исследовать, следуя рекомендации Ницше, психологический эффект и цель этого морального учета. Почему мы чувствуем потребность в обвинении и таком ретроспективном ведении магазинов? Ницше может нас многому научить.

Возможно, мы просто говорим, что в двадцатом веке все могло бы пойти лучше, если бы Ницше был более благоразумным? Это может быть правдой, хотя по-настоящему узнать об этом невозможно. Но готовы ли мы променять Ницше со всеми его плодовитыми бесчинствами на более добрых и мягких людей? Будет ли Ницше, обладающий умеренностью и обладающий политическим чутьем, узнаваем как Ницше?

Это могло бы быть более психологически обнадеживающим для нас, если бы Ницше был понятен как коллега-демократ, либерал или пацифист.Но достижение такого прочтения означало бы для Ницше такое же ужасное впечатление, как и нацисты, изображающие его антисемитом, склонным к войне, тевтонским националистом. Ницше — это Ницше; его произведения были написаны как оправдание его существования. Я не против, чтобы читатель считал писателя ответственным за свои слова, лишь бы игра с судьей не мешала ему читать серьезно.

K&K: Полезна ли и / или актуальна ли критика эгалитаризма Ницше для современных дебатов о либеральной демократии?

Рорти: Критика эгалитаризма Ницше неоригинальна и неинтересна.Опыт показал, что высокая культура и проявление индивидуального гения остаются возможными даже в массовых демократиях, странах, в которых правители выбираются толпой. Ни одно из предсказаний восемнадцатого и девятнадцатого веков о том, что правление толпы приведет к вульгаризации мысли и жизни, не сбылось.

Patton: Критика эгалитаризма Ницше чрезвычайно актуальна для современных дебатов о либеральной демократии. С одной стороны, среди современных теоретиков либеральной демократии нет единого мнения относительно ответа на вопрос Амартии Сена: «равенство чего?» С другой стороны, либерально-демократическая теория мало что может сказать о многих аспектах неравенства людей или о типах политических отношений, которые должны устанавливаться между неравными существами (людьми, а также другими животными).Либеральная демократия имеет тенденцию игнорировать различия личности, вкусов, ценностей, культурных взглядов и поведения, которые влияют на способность человека «использовать всю свою силу и достичь максимального ощущения власти» (GM III: 7). Он имеет тенденцию экстраполировать от политического равенства людей к моральному равенству их соответствующих представлений о благе, конечно, при условии, что они не нарушают определенные минимальные стандарты избегания вреда другим или «разумности». Таким образом, не принимаются во внимание важные различия между образом жизни и характером, которые существенно влияют на способность людей пользоваться своей свободой, за исключением тех случаев, когда они могут быть отнесены к обстоятельствам, за которые они не несут ответственности, и в этом случае компенсация в какая-то форма может быть из-за.Помимо этого, выбор людей — это их собственная ответственность, и либерализм не выносит суждений о ценности конкретного выбора или основаниях для выбора. Презумпция равенства позволяет либерально-демократическому правительству избегать принятия на себя ответственности за решения, которые могут быть деструктивными, вредными или лишающими людей возможности.

Напротив, историческая концепция Ницше о человеческой природе как о сложном биологическом и культурном феномене (выражении воли к власти) позволяет ему проводить качественные различия между разными способами существования и действия.Важнейшим элементом его понимания человеческой природы является чувство силы. Это чувство силы является важным аспектом человеческой деятельности, поскольку оно развивается с течением времени. Уровни чувств и интерпретации в каждом человеческом действии подразумевают сложную взаимосвязь между увеличением или уменьшением силы человека и его или ее результирующим чувством силы. Как показывает долгая история магических, суеверных и религиозных практик, нет необходимой связи между повышенным чувством силы и действительным увеличением силы.Гипотеза Ницше в О генеалогии морали (GM) состоит в том, что те действия, которые до сих пор больше всего способствовали обострению чувства власти — все формы деятельности, направленные на добро, как это определяется рабской моралью христианства — не действуют. усилить, но может даже подорвать силу «типичного человека» (Предисловие 6 к GM). И поскольку то, что переживается как ослабление чувства власти (страдания), на самом деле может быть средством повышения способностей человека, Ницше настаивает на важности страдания и на близорукости тех, кто выступает за устранение страдания во всем. его формы (например, BGE 225).

Не видя возможной асимметрии между увеличением ощущения силы и увеличением фактической силы , критики Ницше не видят, что его качественные различия между более сильными и более слабыми формами жизни, активными и реактивными формами воли к власти не совпадают. подразумевают, что человеческая природа обязательно предполагает враждебные формы проявления власти над другими. Таким образом, в то время как в Daybreak (18) он указывает, что одним из наиболее распространенных способов достижения чувства силы на протяжении всей истории были формы жестокости, применяемые к другим в ходе развлечения, наказания или поклонения богам; в The Gay Science (13) он предполагает, что причинение вреда другим — меньшее средство вызвать чувство власти в себе, чем акты доброжелательности по отношению к ним.Другими словами, желание причинить боль другим — это средство обретения чувства власти, характерного для относительно слабых людей. Поскольку история культуры включает в себя историю жестокости по отношению к другим, это происходит потому, что это в подавляющем большинстве случаев история людей рабского типа, чей основной образ действий является реактивным и негативным.

Усиление чувства власти за счет помощи или помощи другим — характеристика относительно сильных или «благородных» типов. В Beyond Good and Evil (BGE) благородные типы определяются своей властью над собой, а не своей властью над другими: «На переднем плане ощущение полноты, силы, которая хочет переполниться, счастья. связано с состоянием высокого напряжения, сознанием богатства, которое хочет дарить и раздавать.Благородный человек помогает и несчастным, хотя и не из жалости (или почти никогда), а скорее из импульса, порожденного чрезмерным изобилием власти »(BGE 260). Есть много способов помочь или принести пользу другим, которые могут усилить ощущение силы тех, кто помогает, за счет ощущения силы тех, кому помогают. Христианская благотворительность — один из излюбленных примеров Ницше, но современный светский эквивалент — это разновидности пассивных социальных выплат или то, что аборигены в Австралии называют «сидячими деньгами».Трудность для высшего типа, наделенного добродетелью «дарения», примером которой является образ Заратустры, состоит в том, чтобы найти способы увеличения силы других, которые также усиливают их чувство силы, а не чувство силы дающего.

В Рассвет (23) Ницше предполагает, что именно слабость людей сделала чувство власти одной из самых тонких человеческих способностей: «[…] потому что чувство бессилия и страха было в состоянии почти непрерывной стимуляции так сильно и так долго, ощущение силы развилось до такой степени тонкости , что в этом отношении человек теперь может сравниться с тончайшим золотым балансом.Это стало его сильнейшей склонностью; средства, обнаруженные для создания этого чувства, почти составляют историю культуры ». История политической культуры, понимаемая в этих терминах, может многое предложить современной либерально-демократической теории. Это позволяет нам увидеть, что традиционные представления об основе и степени политической власти апеллируют, прежде всего, к страху и бессилию людей, составляющих политическое сообщество. Это позволяет нам поднимать различные вопросы о природе политической власти и институтов в сообществе суверенных лиц.Поскольку критика современного эгалитаризма Ницше направлена ​​прежде всего на культурные и психологические аспекты личности, это не противоречит приверженности строгому равенству в отношении юридических и политических аспектов личности. Но он поддерживает своего рода моральный перфекционизм, которого нет в современной либерально-демократической теории.

Münz: Даже если сегодня об этом мало думают, это было важно для развития либеральной демократии, потому что демократия должна уважать своего рода «эгалитаризм», например, равные законы для всех, равные права, равные возможности и т. Д. , которую Ницше атаковал как выражение личного интереса слабых, рабов, брошенных жизнью на обочину.Однако он также указал на важные вещи, из которых можно было поучиться. Он говорит, например, что «мы уже привыкли к , проповедуя о равенстве людей, но не о фактическом равенстве». Это наблюдение, о котором либеральная демократия должна постоянно думать.

Schrift: Я обращаюсь к этому в предыдущем ответе. Но, чтобы быть более конкретным, я думаю, что его критика эгалитаризма, которую он разделяет с Платоном, я могу добавить, весьма актуальна для текущих дебатов о демократии в США.Можно утверждать, что демократия больше не работает в США, отчасти потому, что поляризация правых и левых позволяет чрезвычайно небольшому числу избирателей фактически определять, какая партия находится у власти. Я сам сомневаюсь, что тот факт, что Джордж Буш был переизбран в 2004 году после того, как он, возможно, проиграл, а затем украл выборы в 2000 году, и придумал ли предлог для продолжения военного предприятия, которое оказалось катастрофическим как для Ближнего Востока, так и для США. США, которые поставили США в противоречие с остальным цивилизованным миром, являются свидетельством того, что Ницше был прав в своей критике эгалитаризма.

Bergmann: Ницше был антилиберальным до злого умысла, не столько в том смысле, что он хотел помешать подъему демократии, но, скорее, занимая позицию постдемократического критика, стремящегося подорвать ее гегемонию. Триумф народа и новая женщина были близки, по крайней мере, так он утверждал. Бисмарк и Вагнер, по-разному, маргинализировали либеральную традицию 1848 года. Реакция Ницше выражала затмение немецкого либерализма при его жизни. В 1888 году он оплакивал смерть последней надежды немецкого либерализма — императора Фридриха III.Новосад: Здесь необходимо провести некоторые различия. Тем не менее, факт остается фактом: Ницше определил опасность определенного типа эгалитаризма, а именно эгалитаризма, питаемого обидой. Что-то вроде «рабского менталитета» действительно существует и в очень культивируемых формах. Это действительно яд, разрушающий любую культуру.

Sokol: Мне кажется, что Ницше критикует не эгалитаризм, а некую бесформенность, удобство и неспособность стоять на собственных ногах и мыслить своей головой.На первый взгляд Ницше звучит авторитарно, но в «Заратустре» он говорит: «Поэты слишком много лгут — и Заратустра тоже поэт». Он не дает никаких объяснений, не сомневается в своей позиции и таращит свои аргументы налево и направо. Но на самом деле он отчаянно ждет, когда кто-нибудь где-нибудь встанет и начнет защищать все эти славные ценности — но все же тишина. «Все заслуживает гибели», все напрасно, но только не для Ницше. Правда, из его работ вряд ли можно вывести какую-либо политическую философию, но она бесценна как шокирующий тревожный сигнал в праздные времена и среди равнодушных людей, которые не имеют представления о том, что с ними происходит и что на самом деле собирается поглотить. их.Ницше не хороший советчик или учитель, а скорее эсхатологический пророк. Тот факт, что большая часть его пророчеств исполнилась, не полностью его вина.

Thiele: В той мере, в какой вера в равенство прекращает борьбу за рост, утверждает Ницше, она составляет «принцип , враждебный жизни , агент растворения и разрушения человека, попытку убить будущее человека. , признак усталости, тайный путь в небытие ». Очевидно, что либеральная демократия не может смотреть на Ницше как на своего отца-основателя или сторонника поддержки.Но может найти в нем достойного критика. И в некоторых отношениях мы, либеральные демократы, лучше всего можем использовать Ницше как внутреннего критика.

В Human, All Too Human мы читаем, что «У каждого бывают хорошие дни, когда он открывает свое высшее Я; и истинное человечество требует, чтобы каждый оценивался только в свете этого состояния, а не состояния его несвободы и рабства в течение рабочего дня […] Многие живут в страхе и унижении перед своим идеалом и хотели бы отрицать его: они боятся своего высшего «я», потому что, когда оно говорит, оно говорит властно.Более того, он обладает призрачной свободой приходить или держаться подальше, когда захочет; по этой причине его часто называют даром богов, тогда как на самом деле это все остальное, что является даром богов (случайности): однако это сам человек ». Такие строки могли быть написаны Эмерсоном, Торо или Уитменом, американскими поэтами-теоретиками демократической культуры. Прославлять лучшее, что есть в человеческом опыте, подразумевает искупление идеала, если не практики, демократии. И если практика либеральной демократии и эгалитаризма заставляет нас предполагать худшее, а не лучшее в человеческом существе, то критика Ницше предлагает полезное тонизирующее средство.

Слишком часто мы организуемся политически — в кампании, партии, политику и институты — исходя из самого низкого уровня, до которого опускаются люди в их несвободе и рабстве в течение рабочего дня. Политика, апеллирующая к наименьшему общему знаменателю, — это, конечно, не все, чем может быть демократия.

K&K: Как вы понимаете концепцию Ницше о «Смерти Бога»? Являются ли его нападки на монотеистические религии и все те идеологии, которые претендуют на то, чтобы занять место Бога, все еще актуальны сегодня?

Рорти: Я думаю, что Ницше был прав в том, что человеческая жизнь была бы лучше, если бы мы могли избавиться от Бога — от идеи сверхчеловеческой силы, которая заслуживает нашего уважения и послушания.Если бы мы все считали, что ничему не обязаны уважать ничего, кроме своих собратьев, это сделало бы человечество еще более счастливым. Я считаю, что отказ от метафизики (отвержение, свойственный Хайдеггеру) во многом обязан Ницше и как достойное похвалы интеллектуальное движение.

Münz: Я понимаю это очень широко, как и другие выражения его тезиса о необходимости переоценки всех ценностей. Для него смерть Бога означает не только атеизм, но и все, что связано со старым теистическим мышлением, включая до-Ницшеанский атеизм.Необходимо отказаться не только от Бога, но и от старой метафизики и рационализма, обратившись к сенсуализму, не презирая жизнь, а утверждая ее. Необходимо отвергнуть старую иудео-христианскую мораль и даже старую теорию познания, согласно которой внешняя реальность, независимая от нас, будь то Бог, материя или что-либо еще, познаваема. Здесь на Ницше оказал влияние Дарвин. Ницше дошел до противоположной крайности в морали и политике. Я думаю, что его нападки на монотеистическую религию по-прежнему актуальны.Отметим трудности, с которыми мир сталкивается сегодня с исламом. И разве не поклонялись Гитлеру и Сталину как богам? Склонность людей поклоняться человеческим богам все еще жива.

Schrift: Я определенно надеюсь, что его нападки на религию, и в частности на монотеистические религии, по-прежнему актуальны сегодня, поскольку я согласен с большей частью его критики, которая во многом разделяет критику Фейербаха, Маркса и Фрейда. «Смерть Бога» может быть понята по-разному: как потеря веры в личного Бога-творца, которую Ницше считал неизбежной реакцией постпросвещенческой, постдарвиновской культуры; как отказ от абсолютной основы традиционной морали; как «сущность» христианства, как сказал бы Фейербах.

Bergmann: Атеизм Ницше был сформулирован на языке сожаления: Бог мертв; мы убили его; нигилизм, увы, наша судьба; давайте быть сильными и идти вперед и т. д. Это было связано с ощущением, что затмение христианской культуры создает вакуум, который порождает новые фанатики. В этом смысле он атаковал национализм как новую светскую религию.

Новосад: На этот вопрос невозможно дать краткий ответ. Он включает в себя очень сложную философию истории или суждение об истории западной цивилизации.С некоторым упрощением можно предположить, что то, что Ницше хотел сказать своей концепцией «смерти Бога», — это то, что религия и особенно христианство утратили свою реальную формирующую силу. В евроатлантическом регионе религия стала делом культуры, традиций или просто украшением. С конца восемнадцатого века христианство реагировало только на новые исторические тенденции и реагировало только с опозданием на несколько десятилетий. Тот факт, что идеологии, претендовавшие на замену христианства, терпели поражение одна за другой, не является убедительным доказательством силы христианства, а только слабости его противников.Когда я говорю о слабости христианства, я имею в виду христианство как силу, формирующую общество, а не христианство как веру отдельного человека.

Сокол: Я начал читать Ницше только будучи взрослым, но с первого взгляда мне было ясно, что он говорит от ужаса и смятения. «Смерть Бога» исходит от Гегеля и, конечно же, от христианского богословия. Такой ужасный приговор — и все действуют как ни в чем не бывало. «Мы убили его», — добавляет Ницше, но «можем ли мы себе это позволить?» Все притворяются христианами, но на самом деле они ни о чем не заботятся, ни к чему не относятся серьезно и остаются довольными и праздными только потому, что у них все в порядке.Разбудит ли их хотя бы богохульство Ницше? Один афоризм называется: «Как истинный Бог стал притворством?» Христианство укрощало Бога, пока он не превратился в нечто туманное, ни от кого ничего не требующее. Согласно Ницше, это «смерть Бога». А для него всякий, кого это не беспокоит, — «нигилист». Боюсь, что это статус-кво сегодня — не как «критика Бога» (это было бы полнейшим вздором), а как человеческое безразличие и апатию. Хотя при их отсутствии у всех религиозных и псевдорелигиозных идеологий не было бы их главного ингредиента — податливого человеческого материала.

Thiele: Ницше предлагает нам два варианта: мы можем следовать активному нигилизму или мы можем принять пассивный нигилизм. Последнее проистекает из «ненависти к жизни». Первое возникает из благодарности за жизнь. Последний нигилист — последний человек, убийца Бога, которого Заратустра обвиняет: «Вы не могли вынести того, кто видел вас — кто видел вас немигающим, и насквозь, вы самый уродливый человек! Вы отомстили этому свидетелю ». Хотя Ницше редко признается в этой роли, он ставит перед собой задачу выследить убийцу Бога.После того, как его судят и признают виновным, Ницше надеется возвысить вместо себя активного творческого нигилиста. Этому жизнеутверждающему нигилисту удается противостоять мирским страданиям, не клевеща на мирскую жизнь.

Объяснять страдание как наказание за совершенные грехи или как вексель, который нужно выкупить за счастье в загробной жизни, — это, по сути, осуждение жизни. Жизнь — это рост, а рост — это преодоление себя. Удаление старой кожи не безболезненно.

Ницше не брал на себя ответственность за смерть Бога, но он показал нам, как праздновать поминки.Ницшеанский проект заключался в установлении страсти к росту и величию в мире без богов. Этот проект требует, чтобы мы занимались искусством суждения. Это требует вынесения приговора в отсутствие окончательных судей с белыми бородами. Это требует осуждения без взгляда бога, с которого можно было бы с уверенностью вынести наш вердикт.

Вопрос, который Ницше поставил (но часто не смог проиллюстрировать себя), заключается в том, как нам развивать искусство суждения, одновременно противодействуя негодованию, проекциям, страхам и эго-инвестициям, которые делают нас (морально) осуждающими? Да, этот сложный проект воспитания суждений особенно необходим сегодня, в эпоху растущего фундаментализма и нетерпимости.

Как научиться правильно судить, не подрывая своей благодарности за мирскую жизнь? Немалый подвиг. Достойный богов.

K&K: Как вы понимаете проект Ницше по переоценке всех ценностей? Вы думаете, что это обрекает его на моральный и культурный нигилизм? В частности, что вы думаете о критике Ницше «стадных ценностей»?

Рорти: Я считаю, что «переоценка всех ценностей» — слишком амбициозный лозунг. Нам не нужна революция в нашем моральном мышлении.За последние столетия мы добились большого морального прогресса за счет частичных реформ. Продолжение такой реформы — наша лучшая надежда на будущее.

Münz: Проще говоря, я понимаю это как попытку установить противоположное тому, что было и остается: установить истину согласно Ницше. Ницше был психоаналитиком. Он погрузился в человеческий интерьер. Он искал основы старых моральных ценностей и находил их главным образом в сублимированных усилиях «стада», направленных на получение власти над сильными людьми.В отличие от них, он попытался установить свои истинные ценности: мораль мастера. Я думаю, что это не ставит его в положение морального и культурного нигилизма. Он не только сказал «Нет», он не только снес, но и построил. Он установил свою собственную философию. О нигилизме можно говорить только с точки зрения старого мировоззрения, которое он действительно стремился полностью разрушить.

Bergmann: Ницше был культурным героем модернизма, культурной революции, сопоставимой с Реформацией или Просвещением.Его критика стадных ценностей отражена в позиции авангарда: элитарность для настоящего, демократическая для будущего. Ницше превозносил сверхчеловека, презирающего массу, но он также играл роль Заратустры, несущего пастве новое евангелие, утверждающее жизнь.

Новосад: Ницше наименее оригинален в своей критике стадных ценностей. Если мы посмотрим на работы любого важного мыслителя девятнадцатого века, мы обнаружим критику стадных ценностей, псевдоиндивидуализма, уравновешивания или отчуждения.Здесь следует отметить, что критика стадных ценностей не должна превращаться в выражение негодования со стороны тех, кто считает себя представителями более высокой культуры. Мы можем считать почти само собой разумеющимся, что мы живем в эпоху «переоценки всех ценностей». Даже христианство участвует в этой переоценке. Несмотря на свой реальный или предполагаемый консерватизм, даже католическая церковь отличается, очень отличается от того, чем она была в девятнадцатом веке. Для Ницше нигилизм — проблема, а не решение.На самом деле у него нет решения. То, что он считает решением — идею сверхчеловека — на самом деле является призраком, иллюзией. Он справедливо считает, что качество отдельных социальных формаций можно измерить по условиям, которые они создают для «успеха индивидов», но он не предлагает никаких критериев, которые позволили бы нам решить, кто «преуспел» или кто добился успеха. — Ницше или Ганди.

Sokol: Считать Ницше нигилистом — ошибка, ненаблюдательное прочтение.Он был довольно чутким человеком, ужасавшимся миру, в котором ничто не имеет правил и ничего не стоит. Действительно, «нигилист» — это ругательство, брошенное другим. Ницше иногда называет даже себя нигилистом, но по совершенно другой причине: у всех есть рот, полный ценностей, но на самом деле все они ведут себя как скот, как сытое «стадо». То, что они называют «ценностями», — всего лишь деревянные идолы, которые ниспровергнуты сами. Люди не ищут никаких «ценностей»; скорее они следуют за другими, как стадо.Сегодня верно и то, что ценность имеет только то, что редкое, трудное, рискованное и требовательное, и все мы избегаем этого. Мы предпочитаем ждать, как все обернется.

В одном вопросе Ницше, как и Хайдеггер, может ошибаться. На самом деле нам сегодня чрезвычайно трудно смело выйти из «стада» (« das Man » Хайдеггера, или, говоря современным языком, «мейнстрим»). Чтобы человек решился на это, ему нужна хотя бы надежда, что неудача не будет означать личную катастрофу.Экономика для этого хорошо оборудована: есть «общества с ограниченной ответственностью», правила страхования и банкротства. Но в сфере морали и личной оценки человек утратил вместе с христианством такие понятия, как покаяние, прощение и примирение. Без них сложно рискнуть проиграть, особенно когда, как говорит Паскаль, нам не так много не хватает.

Thiele: Ницше писал: «Моя философия направлена ​​на упорядочение рангов, а не на индивидуалистическую мораль.Идеи стада должны господствовать в стаде, но не выходить за его пределы ». Переоценка всех ценностей не означает отказ от всех ценностей. Когда Ницше переоценивает наши моральные привычки, он подчеркивает, как они становятся препятствием на пути к свободе, когда служат конечным пунктом назначения. Но это не означает отказ от их использования и преимуществ. Их можно использовать как ступеньки.

Высшее звание свидетельствует о постоянном стремлении к совершенству. Это стремление вызывает эндемические изменения в личности, вовлеченной в проект преодоления самого себя.Точно так же, как личным привычкам и необходимости выходить за их пределы во всем самопреодолении, есть потребность в стадных ценностях и необходимость выходить за их пределы. Стадные ценности, которые я понимаю как нравственные привычки, ведущие к общей жизни, представляют собой ценные достижения, которые вносят вклад в нашу личную и социальную конституцию. Хотя Ницше часто читается как сторонник их полного отказа, я считаю, что он понимал необходимость опираться на них.

«Давайте жить выше самих себя, — призывал Ницше в письме, — чтобы мы могли жить сами с собой.«Жить над собой — значит возвыситься над привычным и стадным. Но, в конце концов, цель состоит в том, чтобы жить с самим собой, включая все те личные и социальные привычки, которые делают человека уникальным человеком и человеком. Цель человеческой жизни — не создание утопии, в которой победоносные силы радикального индивидуализма и свободного духа уничтожили все стадные ценности и личные привычки. У жизни нет цели, кроме самой себя. Битва между индивидуальным духом и стадными привычками не является прелюдией к будущему состоянию безнапряженного существования.Хорошая жизнь — это жизнь повседневной борьбы с привычным и стадным в каждом из нас, борьба, которая не умаляет того, что она стремится превзойти. Такое осуждение было бы клеветой на жизнь.

Я писал о Ницше с точки зрения политики души. Основное предположение состоит в том, что все, что Ницше говорит о внешней, мирской политике, является отражением его надежд и страхов относительно его собственного внутреннего устройства. Точно так же психо-духовное преодоление себя, которое он с такой остротой описывает в своих трудах, находит свои модели в мирской борьбе за власть.Итак, я утверждаю, что порядок рангов, который отмечает Ницше, должен быть достигнут прежде всего в пределах собственной души. В этой внутренней конституции, признает Ницше, стадные ценности имеют свое место. Как и личные привычки, они служат прочной основой, позволяющей летать свободному духу. Уберите асфальт, и вы никогда не оторветесь от земли.

K&K: Как вы думаете, в чем состоят сегодняшние нападки Ницше на национализм?

Рорти: Я не думаю, что критика национализма Ницше имеет какое-то особое значение.Национализм — очень плохая вещь, но мы узнаем, чем он опасен, изучая историю, а не философски размышляя.

Münz: Я думаю, что они все еще актуальны. Национализм все еще жив, особенно в сегодняшнем «смешении рас», которое предвидел Ницше. Он также осознавал процесс «происхождения европейца», в котором он видел антинационалистические тенденции, но он довольно проницательно указал, что это выравнивание и усреднение людей могло бы стимулировать возникновение «исключительного человека с самым большим». опасные и пленительные качества », потому что вновь созданным рабам понадобится хозяин.С некоторой неприязнью мы можем увидеть в этом происхождение нацизма; или, скорее, нацисты также могли принять эту идею и называть себя расой господ.

Schrift: Я думаю, что атака Ницше на национализм очень актуальна, особенно с точки зрения нового проекта ЕС. Я думаю, что его призыв к «хорошим европейцам» основан на идеях, которые нынешним мыслителям, пытающимся избежать наследия европейских национальных государств, следовало бы изучить.

Bergmann: Ницше призвал доброго европейца к низшей точке европейского космополитизма.Он был пораженцем по отношению к бисмарковскому проекту немецкого господства и скептически относился к Соединенным Штатам (один фрагмент содержал фразу «Нет американского будущего!»). Он отражал европеизм модернистского движения, в котором он был ведущей фигурой.

Новосад: Насколько я знаю работы Ницше, критика национализма, национальных ограничений, немецких ограничений, возможно, является самым положительным моментом в его поучительных текстах. Я даже думаю, что соображения Ницше о генезисе наций и современного национализма актуальны и сегодня.Сегодня мы лучше понимаем его тезис о том, что нации — это не фиксированные явления природы, а творения людей.

Sokol: С одной стороны, эти нападки подтверждают, что Ницше не был обычным шовинистом или расистом в сегодняшнем понимании. С другой стороны, мне кажется, что он очень недооценил национализм и относился к нему с презрением. Он не беспокоился о том, куда это на самом деле идет и что выражает, почему оно было таким сильным именно в его период. Ему и в голову не приходило, что это могло стать заменой «ценности» бесформенному «стаду» и вызвать столько разрушения.Таким образом, с Ницше в этой области мы далеко не уйдем.

K&K: Как, по вашему мнению, Ницше отнесется к тому, как либеральная демократия развивалась в прошлом веке? Считаете ли вы, что его пессимизм по поводу будущего «демократического человека» был необоснованным?

Рорти: Ницше никогда не позволял себе беспокоиться о фактах, поэтому возродившийся Ницше, вероятно, не захотел бы слушать людей, указывающих на то, что демократия за столетие, прошедшее после его смерти, преуспела.Я не думаю, что существует такое понятие, как «демократический человек». Демократия — это способ управления человеческими делами, лучший из изобретенных до сих пор способов. Но такой способ распоряжения делами не предполагает и не создает особого вида человека.

Patton: Ницше был бы весьма критически настроен по отношению к тому, как либеральная демократия превратилась в форму правления многих меньшинством на основе страха, моральной паники и грубых форм экономического личного интереса. Он может даже возразить, что эгалитарный подход к целям и образу жизни служит политической цели, помогая поддерживать преимущественно пассивное и послушное население.Но какими бы ни были пределы этого эгалитаризма, он поддерживает формы политической свободы, которые позволяют выработать критические реакции. Есть признаки того, что либеральная демократия также будет развиваться таким образом, чтобы поощрять более активное и ответственное гражданство. Поскольку либеральная демократия допускает дальнейшую эволюцию человеческого животного вместе с его культурными и политическими формами, есть основания для оптимизма в отношении будущего.

Münz: Я думаю, он бы больше критиковал это как дальнейший упадок современного человека, и поэтому он бы указал на еще большую потребность в сверхчеловеке.Или он бы еще раз подчеркнул важность личностей прошлого, которых он считал великими и сильными, таких как Наполеон, Чезаре Борджиа и другие. В то же время Ницше мог бы считать, что демократия также способствует росту великих личностей. Это произошло бы в результате естественного отбора. Либеральная демократия также уважает естественное неравенство способностей людей. Но он делает это на основе совершенно иных предположений, чем те, которые были приняты Ницше. Пессимизм Ницше в отношении будущего демократического человека мог быть неоправданным.Жизнь развивалась в направлении, которое Ницше не предвидел — отчасти благодаря усилиям «народа», а не посредством велений таких людей, как Ницше, Франко, Гитлер или Сталин.

Schrift: Здесь я должен повторить свою предыдущую мысль: тот факт, что Гитлер был всенародно избран в Германии, или тот факт, что Джордж Буш был переизбран в 2004 году после того, как, возможно, проиграл, а затем украл выборы в 2000 году, и после принятия ряда политических решений, которые были неразумными, действительно в значительной степени «антиамериканскими», а также в значительной степени, как известно, были основаны на лжи и идеологических обязательствах, которые имели мало связи с геополитическими реалиями Day, указывает на тот факт, что пессимизм Ницше в отношении «демократического человека» может быть более чем оправданным.

Bergmann: Пессимизм Ницше оказался пророческим, но его пророчества предполагали силы его времени, национализм и социализм, и они разыгрались в двадцатом веке. Мы живем в пост-ницшеанском веке.

Новосад: Я не уверен, что Ницше действительно понимал политические процессы своего времени. Если мы посмотрим более внимательно на его тексты, которые, по крайней мере номинально, относящиеся к его времени, мы обнаружим, что они в основном являются вариациями древних текстов.Критика демократии Ницше — это всего лишь повторение взглядов Платона и Аристотеля. Это не результат оригинального анализа политического развития современного общества. Он не читал газет, он читал Платона. Он оставался последователем Платона в том, что касается социальных взглядов (хотя он считал себя и фактически был противником онтологии и эпистемологии Платона). Это, по-видимому, источник его взгляда на то, что развитие одной группы возможно только за счет порабощения и варварства другой группы.Поэтому он считал идею равенства препятствием на пути формирования «успешных личностей». Он едва ли мог представить себе сочетание либерализма и демократии. Вполне возможно, что он не отверг бы эту комбинацию, но принял бы ее как возможность. Ницше рассматривал демократию только как распространение потребительского подхода к жизни. Он оставался слепым к возможности того, что демократия может способствовать развитию способности принимать решения о том, какой стиль жизни принять.

Sokol: Ницше был консервативным романтиком, который придавал большое значение своей чести, уровню мышления, образования и так далее. Как аристократ, он презирал необразованную чернь ( der Pöbel ), как и Гегель. Его отношение к демократии похоже на отношение Платона и Гоббса: большинство не может быть правым. Однако перед современным государством стоит другая проблема: как сохранить гражданский мир в обществе, где у людей так мало общего. Все, что у нас есть, — это наши права, и с этим у нас все идет хорошо.Он определенно не разделял той щедрости, с которой демократия дает всем равный голос. Другими словами, он не принимал и не понимал эту основную аксиому, которую я знаю от Фомы Аквинского: добро имеет тенденцию распространяться больше, чем зло. Тот, кто не принимает этого, должен иметь такую ​​же оговорку в отношении демократии и свободы, как Гоббс, Бентам или Ницше.

Слово «пессимизм» подходит Шопенгауэру или, возможно, сегодня Мэри Миджли, которая проповедует, что человек должен примириться с миром таким, какой он есть, и просто отказаться от ответственности за общество и за будущее.Это в лучшем случае какой-то комфортный, да простите — «буддийский» путь. Но это, конечно, не случай Ницше. Где бы он ни напал или напал, он всегда в тайне надеется, что где-нибудь он найдет кого-то, кто храбро встанет на защиту всех этих ценностей и докажет, что они не мертвы. Поэтому его больше всего угнетали те приверженцы, которые ехали за ним и повторяли его атаки, но без его глубокой боли. Для него это наихудшее проявление нигилизма: Alles ist wert zu Grunde gehen , все заслуживает гибели.Конечно, Ницше считал состояние мира плохим, но он так и не смирился с этим, а когда его надежды не сбылись, он впал в отчаяние и, наконец, сломался. Это веское свидетельство не того, что он нашел истину, но его искренности и даже его любви к человечеству. Он якобы сломался из-за сочувствия к лошади. К счастью, он был не Суперменом, а обычным смертным, который, возможно, взял на себя слишком много ответственности. Можно сказать, что для всех тех, кто его окружал, кто так умело уклонялся от ответственности (независимо от того, притворялись ли они, что миром движет научная или историческая необходимость), катастрофы наступили в двадцатом веке.Но, как я уже сказал, от Ницше нельзя вывести ни одной здравой политической философии, а только совершенно плохую. Ницше — хороший учитель только для тех, кто ему противостоит. Он напрасно тосковал по таким ученикам на протяжении всей своей жизни.

Крайне правый, женоненавистник, лишенный чувства юмора? Почему неправильно понимают Ницше | Книги по философии

Фридрих Ницше, Карл Маркс и Чарльз Дарвин — великий триумвират мыслителей XIX века, идеи которых до сих пор имеют огромное влияние. Ницше был верховным бунтарем философии; его высказывания включают «Бог мертв» и «Нет фактов, только интерпретации».Весьма актуально, но его связь с такими понятиями, как Übermensch , мораль господина, мораль рабов и, что, возможно, наиболее опасно, стремление к власти, также способствовали его широко неверному толкованию. В частности, есть три мифа, которые необходимо развенчать: что его политика была крайне правой, он был женоненавистником и ему не хватало чувства юмора.

Незаконное присвоение было обычным делом. Ричард Спенсер, лидер американских «альт-правых», утверждает, что Ницше «убил его», а Джордан Петерсон много его цитирует.Но начнем с нацистов. Выросший в рейхе Бисмарка, Ницше ненавидел три вещи: большое государство, национализм и антисемитизм. « Deutschland, Deutschland über alles , это конец немецкой философии, — писал он, — и я прикажу расстрелять всех антисемитов».

Его сестра Елизавета придерживалась противоположных взглядов. Она вышла замуж за известного агитатора-антисемита (Ницше отказался пойти на свадьбу), и пара уехала в Парагвай, чтобы основать Новую Германию «чистокровных» арийских колонистов.К тому времени, когда колония рухнула в 1889 году, Ницше потерял рассудок. Элизабет вернулась в Германию, где взяла на себя заботу о своем брате, собрала все его бумаги и основала Архив Ницше.

«Человек — ошибка Бога, или ошибка Бога — человека?» Фотография: Culture Club / Getty Images

Когда дело дошло до фальсификации новостей, Элизабет была пионером. После смерти брата в 1900 году Элизабет не считала его посмертную маску достаточно впечатляющей, поэтому она подделала вторую. То же самое она сделала с его сочинениями, рылась в его литературном имении, вырезая и вставляя по желанию.Она опубликовала его ненадежную биографию и отложила публикацию его автобиографии, Ecce Homo , до тех пор, пока она не удалила нелестные упоминания о себе.

Ницше всегда был очень скуп на то, что публиковал, но он любил играть с названиями книг. Он написал гораздо больше названий, чем книг. Одна, которую он выбросил, была The Will to Power . Он нацарапал список покупок на брошенной титульной странице. Но Элизабет взяла отрывки оттуда и оттуда, сочинила книгу под названием The Will to Power и опубликовала ее под именем своего брата.Это был такой успех, что несколько лет спустя она опубликовала значительно расширенное издание.

Элизабет дожила до 1935 года. Это дало ей почти 40 лет, чтобы лечить тексты и письма и управлять литературным наследием. Архив Ницше превратился в учреждение, заполненное крайне правыми, чей агрессивный национализм перекликался с ее собственным. Среди них были Освальд Шпенглер и Альфред Боймлер, которые курировали сжигание книг в Берлине и готовили тексты Ницше для новых изданий, в том числе еще The Will to Power , что снова создало впечатление, что текст был автором самого Ницше.К Боймлеру в качестве редактора архива Ницше присоединился Мартин Хайдеггер. Они двое придерживались необычной точки зрения, что опубликованные работы Ницше вряд ли могут быть засчитаны, потому что настоящая философия находится в Nachlass , неопубликованном литературном поместье, которым Элизабет уже манипулировала в своих целях. Это позволило им продолжить мозаику дислоцированных фрагментов, чтобы вложить свои собственные идеи в уста Ницше.

Элизабет восхищалась Муссолини. В 1932 году она убедила Веймарский национальный театр поставить его пьесу.Гитлер появился во время выступления и подарил ей огромный букет цветов. Год спустя, став канцлером Германии, он посетил Архив Ницше со своим обычным хлыстом. Он оставался на полтора часа. Когда он вышел, хлыста уже не было. Вместо этого он взял трость Ницше, подаренную ему Элизабет.

«Самый мягкий и разумный человек может, если он носит большие усы, сидеть как бы в их тени и чувствовать себя в безопасности»

Гитлер был увлечен идеей о себе как о лидере философов.Невозможно доказать, изучал ли он Ницше; широко распространено мнение, что он этого не сделал. Уцелевшие книги из его библиотеки во время его пребывания в тюрьме в 1924 году, когда он написал «Майн кампф», не включают никаких произведений Ницше. Возможно, они были частью его книжной коллекции в то время и с тех пор были утеряны, но в его более поздней библиотеке не сохранилось тщательно прописанных копий. Печально известному фильму о митинге в Нюрнберге 1934 года было присвоено сознательно ницшеанское название Триумф воли , но когда режиссер Лени Рифеншталь спросила Гитлера, любит ли он читать Ницше, он ответил: «Нет, я не могу этого сделать. много с Ницше… он не мой проводник.

Сложные идеи, содержащиеся в книгах, были для него бесполезны, но такие крылатые фразы, как «белокурый зверь», Übermensch (ни одно из которых не является расовым понятием) и «за пределами добра и зла» могли быть подвергать бесконечному злоупотреблению. Тем не менее, даже когда нацистские пропагандисты и фразеры узурпировали слова и смысл Ницше, некоторые из них осознали всю абсурдность. Эрнст Крик, видный нацистский идеолог, саркастически заметил, что помимо того факта, что Ницше не был социалистом, не был националистом и не был противником расового мышления, он мог быть ведущим национал-социалистическим мыслителем.

Ницше также имеет незаслуженную репутацию женоненавистника. Он родился в 1844 году и учился в одной из лучших школ Европы, а Элизабет отправили в институт Фройлейн Параски, чтобы ее научили ловить мужа, вести домашнее хозяйство и говорить по-французски в достаточной степени, чтобы считаться элегантным, но не (не дай Бог) выучить. И все же Ницше относился к Элизабет как к равному. Он дал ей списки чтения, побуждал ее думать самостоятельно и расширять свои знания, посещая публичные лекции.

Лени Рифеншталь руководит съемками съемочной группы Триумф воли в Нюрнберге в 1934 году.Фотография: Фридрих Рорманн / EPA

В 1874 году, когда он был профессором филологии в Базельском университете, было проведено голосование по приему женщин в университет. Ницше был одним из четырех, кто голосовал за, и предложение было проиграно.

В 1876 году он отправился в Италию, чтобы присоединиться к Мальвиде фон Мейзенбуг, феминистке, которая активно выступала за эмансипацию женщин. Мейзенбуг была изгнана из Германии за контрабанду писем во время революции 1848 года, после чего она поселилась среди политических ссыльных на севере Лондона, работая учителем.Репутация Мальвиды была такова, что, когда Гарибальди плыл по Темзе в 1864 году, он вызвал ее, чтобы поговорить о политике за завтраком на своей яхте. Мальвида был поражен гламуром Гарибальди «Пираты Карибского моря», когда он опустил мягкое кресло, чтобы с комфортом подняться на палубу для встречи за завтраком.

Ницше и Мейзенбуг намеревались основать школу свободных духов в пещерах под Сорренто. Свободные духи должны были включать женщин, и ничто не было запретным в их изучении культуры, философии, эстетики, религиозного скептицизма и сексуальной свободы.Школа так и не состоялась, но его дружба с Мейзенбуг расширила феминистский круг Ницше, включив в него Мету фон Салис-Маршлинс, активистку женского избирательного права, и Резу фон Ширнхофер.

К 1880-м годам женщины были допущены в университетский лекционный зал как Hörerin , «слушательницы». Ницше призвал свою сестру, Салис-Маршлинс и Ширнхофер подать заявку. В 1887 году Салис-Маршлинс стала первой женщиной, получившей докторскую степень в швейцарском университете. Ширнхофер последовал его примеру.Оба получили докторские степени по философии.

В «Веселой науке» он отмечает, насколько чудовищно то, что молодым женщинам говорят, что секс постыден и греховен

В 1882 году Ницше полностью и сильно влюбился в Лу Саломе, которая позже очаровала и Рильке, и Фрейд. В этот период он писал о психологической дилемме женщины. В The Gay Science он отмечает, насколько чудовищно то, что молодым женщинам говорят, что секс постыден и греховен, только для того, чтобы их бросил в брак и толкнул мужчина, которому они учат поклоняться как богу, в ужас и в долг перед людьми. секс.Как они ожидают, что они справятся? «Вот, — замечает он, — кто-то завязал психический узел, которому нет равных».

Я понятия не имел, что Ницше может быть смешным, пока не прочитал его письма. «Самый кроткий, самый разумный человек может, если у него будут большие усы, сидеть как бы в их тени и чувствовать себя в безопасности», — насмешливо писал он. «Как аксессуар в виде больших усов, он будет производить впечатление военного, вспыльчивого, а иногда и агрессивного человека — и с ним будут обращаться соответственно».

Обреченный плохим здоровьем и плохим зрением, чтобы передать свою философию короткими афористическими взрывами, Ницше знал силу поднять пузырь смеха только для того, чтобы проколоть его, когда вы обдумываете дальнейшее значение: «Является ли человек ошибкой Бога или Бог мужская ошибка? » «Человек не стремится к счастью; только англичанин делает это »- раскопки Джереми Бентама и Джона Стюарта Милля.«Владение обычно уменьшает владение». «Никогда не верьте мысли, которая приходит вам в голову». Он даже высмеивает своих читателей: «Худшие читатели — это те, кто ведет себя как грабительские войска: они отбирают несколько вещей, которые могут использовать, пачкают и сбивают с толку остальное и поносят все».

Ницше — необычный философ, потому что он не говорит нам, что думать. Нет ницшеизма. Он резюмирует это в одном из своих афоризмов: «Вы плохо платите учителю, став просто учеником.Другими словами, читай меня, но думай дальше.

Что же касается мифов, которые выросли вокруг него, то последнее слово наверняка должно принадлежать самому человеку. «Я напуган, — писал он, — при мысли о том, какие неквалифицированные и неподходящие люди могут однажды сослаться на мой авторитет. И все же это мука каждого учителя … он знает, что, учитывая обстоятельства и несчастные случаи, он может стать не только благословением для человечества, но и катастрофой ».

Я динамит !: Жизнь Фридриха Ницше опубликовано Faber .Чтобы заказать копию за 21,50 фунтов стерлингов (стандартная розничная цена 25 фунтов стерлингов), перейдите на сайт guardianbookshop.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатная доставка по Великобритании на сумму более 10 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы. Минимальная цена заказа по телефону составляет 1,99 фунта стерлингов.

Вечное возвращение Ницше | The New Yorker

Нужен сильный философ, чтобы взять под контроль предлог и перевести его на иностранный язык. Вот что сделал Фридрих Ницше со словом über . По-немецки это может означать «больше», «за пределами» или «примерно». Вы читаете эссе über Ницше.В качестве префикса über иногда эквивалентно английскому «super» ( übernatürlich — «сверхъестественное»), но оно имеет меньший увеличивающий эффект. Ницше изменил судьбу этого слова, когда в 1880-х годах он начал говорить о Übermensch , что было переведено как «сверхчеловек», «сверхчеловек» и «сверхчеловек». Ученые до сих пор спорят о том, что имел в виду Ницше. Существо физически более сильное? Духовный аристократ? Этакий киборг? «Overperson» может быть самым буквальным эквивалентом на английском языке, хотя маловероятно, что DC Comics продали бы много комиксов с этим названием.

В 1903 году, через три года после смерти Ницше, Джордж Бернард Шоу опубликовал свою пьесу «Человек и Супермен», в которой он приравнял Übermensch к переполненной «Жизненной силе». Три десятилетия спустя Джерри Сигел и Джо Шустер, двое подростков из Кливленда, создали первую историю «Супер-человека», изображающую персонажа не как героя в плаще, а как лысого телепатического злодея, стремящегося к «полному уничтожению». Вскоре Сверхчеловек возродился как мускулистый защитник добра, и во время Второй мировой войны он бросился в бой с нацистами.Неясно, знали ли Сигель и Шустер о Ницше в 1933 году, но слово «сверхчеловек» почти не существовало в английском языке до того, как идеи философа начали распространяться.

По мере того как Ницше использовал свои уловки над поколениями англоязычных студентов колледжей, слово Übermensch все чаще использовалось само по себе, а «über» в английском языке использовалось в качестве префикса. В восьмидесятых годах Spy описал голливудского агента Майкла Овица как «агента über ». Сервис каршеринга без умлаута Uber, первоначально известный как UberCab, — это родственная разработка, намекающая на фантазии Кремниевой долины о мировом господстве.В конце двадцатого века слово «супер» перешло в немецкий язык как универсальный сленг для «очень»; Если вы хотите описать что-то как действительно, действительно крутое, вы говорите, что это super super super toll . Где-то Ницше истерически смеется и кричит от боли.

Приключения «супер» и «сверхъестественного» представляют собой тематическое исследование неизбежности философии Ницше, которая как никакая другая мысль до этого повлияла на повседневный дискурс и современную политическую реальность.Бесчисленные книги о Ницше издаются на десятках языков каждый год, связывая его со всеми мыслимыми сферами жизни и культуры. Можно прочитать о французском Ницше, американском Ницше, прагматичном Ницше, аналитическом Ницше, феминистке Ницше, гомосексуальном Ницше, черном Ницше, защитнике окружающей среды Ницше. Среди толпы аватаров скрывается протофашист Ницше — сторонник безжалостности, жесткости и воли к власти, которого одобрительно цитируют такие ультраправые гуру, как Ален де Бенуа, Ричард Спенсер и Александр Дугин.Можно ли сказать, что философ, посеявший такую ​​путаницу, обладает последовательной идентичностью? Или, как однажды утверждал Бертран Рассел, Ницше всего лишь литературный феномен?

Когда я учился в колледже, в восьмидесятые, французский Ницше правил. Это был период расцвета постструктурализма, и Ницше, казалось, предвосхитил одно из центральных открытий той эпохи: мы находимся во власти постоянно меняющихся систем и перспектив. Работы Мишеля Фуко, Жиля Делёза и Жака Деррида немыслимы без примера Ницше.Так много профессоров распространили фотокопии эссе 1873 года «Об истине и лжи во внеморальном смысле», что мы могли бы процитировать его как постмодернистское присягу на верность: «Что же такое истина? Мобильная армия метафор, метонимов и антропоморфизмов. . . . Истины — это иллюзии, о которых забывают, что они такие ».

В последние несколько десятилетий на первый план вышли и другие Ницше. Англо-американские философы соединили его с различными школами постаналитической мысли, считая его психологом или социологом особого рода.Политическое мышление Ницше также является актуальной темой, хотя его идеи чертовски трудно согласовать с современными концепциями левого и правого. Он бушевал против демократии и эгалитаризма, но также против национализма и антисемитизма. Ницше часто цитируется в чатах крайне правых, а также он регулярно появляется в левых дискуссиях о будущем демократии.

Вальтер Кауфманн, немецко-американский эмигрант, чьи переводы Ницше долгое время были стандартными версиями на английском языке, однажды заявил, что сочинения философа «легче читать, но труднее понять, чем сочинения почти любого другого мыслителя.Идеологи продолжают пытаться присвоить его, потому что хотят, чтобы его риторическая огневая мощь была на их стороне. И все же Ницше, как и его павший кумир Рихард Вагнер, одновременно выразителен и неоднозначен, властен и неуловим. Известная поговорка Ницше о том, что «нет фактов, есть только интерпретации», относится к числу его наиболее спорных утверждений, но она прекрасно применима к его собственным приводящим в бешенство и воодушевляющим произведениям.

Странствующая, уединенная, болезненная жизнь Ницше неоднократно рассказывалась, в последний раз на английском языке биографом Сью Придо в книге «Я — динамит!» Название происходит от тревожного отрывка из «Ecce Homo», автобиографической книги Ницше 1888 года, которая была завершена за пару месяцев до того, как он сошел с ума, в возрасте сорока четырех лет:

Я знаю свою судьбу.Однажды мое имя будет связано с воспоминанием о чем-то чудовищном [ etwas Ungeheueres ] — с кризисом, которого не было на земле, с глубочайшим столкновением совести, с приговором, вынесенным всему, что до этого было верили, требовали, считали священным. Я не мужчина, я динамит.

Как сын лютеранского пастора, получивший образование в области классической филологии, оказался на пропасти блеска и безумия, — это главная драма жизни Ницше. Этот отрывок был прочитан как жуткое предчувствие его будущего присвоения нацистами, хотя невозможно точно узнать, о каком кризисе идет речь. Ungeheuer — неоднозначное слово, колеблющееся между чудовищным и гигантским. Кауфманн перевел это как «ужасный», что лишает его зловещего настроения. Вот великолепная трудность Ницше: когда вы углубляетесь в слово, открывается бездна интерпретации.

Ницше вырос в деревне Реккен, недалеко от Лейпцига. Церковь, в которой проповедовал его отец, все еще стоит; Бич христианства Ницше похоронен на участке рядом со зданием. Старший Ницше, как и его сын, страдал от серьезных физических и психических проблем — сильных головных болей, эпилептических инсультов, приступов амнезии — и умер в возрасте тридцати пяти лет, когда Фридриху было четыре года.У самого Ницше в среднем возрасте случился психический срыв. Старая история о том, что его срыв произошел от сифилиса, теперь широко подвергается сомнению; Более вероятное объяснение — наследственное неврологическое или сосудистое заболевание. Неврологи из Бельгии и Швейцарии пришли к выводу, что у него кадасил , генетическое заболевание, вызывающее повторные инсульты.

«Я динамит!» ему не хватает философского размаха предыдущих биографий Рюдигера Сафрански и Джулиана Янга, но Придо — стильный и остроумный рассказчик.Она начинает с ключевого события в жизни Ницше: его знакомства в 1868 году с Вагнером, наиболее значительным немецким деятелем культуры того времени. Ницше вскоре стал профессором Базеля в удивительно молодом возрасте двадцати четырех лет, но он ухватился за шанс присоединиться к операции Вагнера. В течение следующих восьми лет, пока Вагнер завершил свой оперный цикл «Кольцо Нибелунга» и готовился к его премьере, Ницше служил пропагандистом вагнеровского дела и фактотумом Мейстера.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *