30.07.2021

Выражения лица мальчика стало обиженно: Ученикам 8 класса ВОПРОС Выражение лица мальчика стало обиже(н,нн)о. . обиже(н,нн)о одна н

Содержание

часть вторая — Руководство для учителей по работе с детьми в возрасте 11–16 лет «Защитите права детей»

История Анны: часть вторая

После школы Анна работала над своей научной презентацией в компьютерной лаборатории. Любой ученик мог прийти, записаться и пользоваться компьютером во время обеда и после школы, но в тот день Анне было трудно сосредоточиться. Была какая-то проблема с сетью, и преподаватель отвлекся, пытаясь решить ее. Мальчики, которые сидели за соседним компьютером, «бродили» по Интернету. Они проверяли электронную почту и смеялись над видеоклипом, который загрузили.

«Давай, отправь его!» — повторял один из них.

Анна надела наушники и начала добавлять какие-то записи в свою презентацию. Слушая музыку, она смогла лучше сконцентрироваться и практически закончила свою работу. Очень громкий смех заставил ее отвлечься. Мальчик, который сидел за компьютером напротив, встал и поднял свою сумку. Он выглядел расстроенным. Анна вспомнила, что видела его на  уроках географии, но не была с ним хорошо знакома. Его звали Марк, он был стеснительным и одиноким. К тому же он был полноват.

Как только он вышел из компьютерного класса, Анна поняла, что Марк забыл закрыть свою электронную почту. Она увидела открытое приложение: картинку, на которой полный мальчик набивал себе рот огромным гамбургером. Анна поняла, что именно те мальчики послали Марку это письмо. Она и раньше слышала, как другие задевали его, но он никогда на это не реагировал. Обычно он просто разворачивался и уходил с каменным лицом, но на этот раз показалось, что он выглядел обиженным, и когда он выходил из компьютерного класса, на глазах у него были слезы.

Анне нужно было торопиться, чтобы закончить свою презентацию и успеть на автобус. Она не вспоминала о том, что произошло в компьютерном классе до того момента, пока не нашла на кухонном столе записку, оставленную ей отцом, и Конвенцию о правах ребенка, которую он ей принес.

Она стала просматривать документ, и одна из частей бросилась ей в глаза. Статья 19 гласила:

«У каждого ребенка есть право на защиту от всех форм физического или психологического насилия».

Эта фраза напомнила Анне о Марке. Она не знала, что он чувствует, но она была уверена. что если бы над ней смеялись и посылали обидные письма, ей было бы очень неприятно. Права Марка не соблюдались, и, будучи свидетелем происходящего, Анна поняла, что это касается и ее тоже.

Анна вспомнила о документальном фильме, который смотрела накануне вечером, и о том, как Лина, Биби и Самиа боролись за то, чтобы в их общине соблюдались права девочек. Ее отец объяснил, что, подписав КПР, правительства согласились защищать детей в своих странах посредством принятия законов, выделения денежных средств и проведения соответствующей политики. В школах, больницах и полицейских участках учителя, врачи и другие взрослые, которые работают в этих учреждениях, по закону обязаны соблюдать права детей.

«Но, — заметил отец, — права детей будут в полной мере реализованы только в том случае,  если они будут уважаться каждым в общинах, школах и семьях. Точно так же, как Лина и ее друзья, мы все несем ответственность за поощрение и соблюдение прав детей».

«Но что я могу сделать?» — подумала Анна.

Справочная информация

Международные исследования, касающиеся нарушений прав детей

Интернет и мобильная связь открыли новые возможности в плане выражения угроз и домогательств: электронная почта и приложения, онлайн чаты, личные веб-страницы и текстовые сообщения. История о том, как над Марком издевались в сети, имеет своим назначением вызвать среди учеников обсуждения и дебаты по поводу данной формы нарушения прав детей. Однако, данная история — это всего лишь своего рода трамплин для молодых людей, начальная точка для более широкого изучения того, что может угрожать правам детей в их общинах.

В настоящей справке приводится информация о двух важных международных докладах, освещающих некоторые нарушения прав, с которыми молодые люди сталкиваются во всем мире.

В Исследовании Генерального секретаря ООН по вопросу о насилии в отношении детей (2006 год) говорится о  различных видах насилия, включая:

  • Дом и семью. Для многих детей во всем мире собственный дом не является безопасным местом вследствие жестоких физических наказаний и жестокого обращения; психического насилия, включая оскорбления, угрозы, изоляцию и запреты; недосмотра; сексуального насилия; ранних браков; опасных обрядов; созерцания сцен домашнего насилия.
  • Школы и образовательную среду. Во многих странах физическое насилие и жестокое обращение со стороны учителей является обычной практикой в школе. В отношении девочек могут иметь место приставание, оскорбление, изнасилование в школе или по дороге в школу, при этом насилие зачастую направлено против тех молодых людей, которые являются гомосексуалистами, лесбиянками, бисексуалами или транссексуалами.
    Если дети дразнят друг друга, это может стать серьезной проблемой. Согласно глобальным исследованиям, от 20 до 60 процентов детей сообщили о том, что их дразнили в школе в прошлом месяце.
  • Приюты, детские дома и другие учреждения. Во всем мире восемь миллионов детей не живут в своих семьях. В данной ситуации дети могут столкнуться с недосмотром и насилием со стороны сотрудников и других детей.
  • Системы правосудия, тюрьмы и исправительные центры. В некоторых странах дети, совершившие преступление, могут быть подвергнуты  физическому наказанию. Дети в тюрьмах или исправительных центрах находятся под угрозой насилия со стороны сотрудников и других молодых людей или взрослых.
  • Место  работы. По оценкам Международной организации труда, в 2004-м году 218 миллионов детей где-либо работали. На работе дети могут подвергаться насилию со стороны нанимателей, сотрудников и клиентов.
    Ежегодно более одного миллиона детей принуждают к проституции, а других заставляют трудиться насильно или делают рабами.
  • Общину. Общины,  например на уровне деревни, района, улицы или группы, должны быть теми местами, где дети чувствуют защиту и поддержку. Тем не менее зачастую именно в них молодым людям угрожает вовлечение в торговлю людьми и похищение, насилие со стороны других детей, со стороны друзей или подруг и сексуальное насилие. Дети также могут подвергаться насилию с использованием СМИ и Интернета.
  • Ежедневно во всем мире жизнь более 2000 семей омрачается гибелью ребенка из-за неосторожных телесных повреждений. Во Всемирном докладе о профилактике детского травматизма содержится всесторонний обзор этих травм, даются рекомендации об их предотвращении и соблюдении права детей на безопасные условия обитания. В докладе рассматриваются пять основных категорий травм:
  • Дорожно-транспортные травмы: ежедневно 720 детей погибают в дорожно-транспортных авариях, дети находятся под угрозой, будучи пешеходами, пассажирами в машинах, при езде на мотоциклах и велосипедах.
  • Утопления: в среднем в мире каждые три минуты от утопления погибает один ребенок. Большинство детей тонут, находясь неподалеку от своих домов, занимаясь тем, что они всегда делают: играют, моются и работают.
  • Ожоги:
    во всем мире ежегодно 950 000 детей и подростков умирает от ожогов. Дети обжигаются горячими предметами, горячими жидкостями, огнем, химикатами и получают удары током.
  • Падения с высоты: ежегодно во всем мире минимум 47 000 детей умирают из-за падений с высоты. Еще больше детей получают травмы. В некоторых странах в половине случаев дети доставляются в больницы скорой медицинской помощи  по причине падения с высоты.
  • Отравление: ежедневно 125 детей и подростков умирают от отравления. Маленькие дети особенно подвержены риску, поскольку кладут в рот все, что угодно, не осознавая опасности. Подростки более старшего возраста также подвержены риску такого рода по причине экспериментирования с алкоголем и наркотиками.

Дополнительную информацию об этих докладах см. здесь.

Вопросы для обсуждения

Что, по вашему мнению, чувствуют герои истории?

Что говорится в рассказе об ощущениях Анны? Если бы это были вы, о чем еще вы бы думали и что чувствовали бы? Почему? Как насчет Марка?

Какие, на ваш взгляд, существуют угрозы правам детей в вашей общине?

Согласно результатам опроса, проведенного центром «Евробарометр», 23 процента подростков в возрасте 15–18 лет считают, что насилие по отношению к детям является той проблемой, которую необходимо решить в их стране; далее следуют сексуальная эксплуатация детей (20 процентов), наркотики (18 процентов), дискриминация и расизм (14 процентов) и нищета и социальное отчуждение (13 процентов).

Какое из прав Марка, по мнению Анны, не соблюдается? Почему? Считаете ли вы, что существует угроза каким-либо другим правам Марка? Как могут пострадать его учеба и здоровье? На ваш взгляд, нарушаются ли права детей, когда их дразнят в школе или общине? Каковы отличия между тем, когда тебя просто дразнят и когда для этого используют современные технологии? На ваш взгляд, существует ли дискриминация в отношении  полных детей в вашей школе? Известно ли вам о других видах дискриминации?

Каким иным образом могут оказаться под угрозой права детей в вашем районе? Что это за права и каким образом они нарушаются? Чтобы помочь детям ответить на этот вопрос, вы можете обратить их внимание на  подготовленную в рамках предыдущего раздела экспозицию плакатов, посвященных КПР, или к версии КПР, адаптированной для понимания детьми.

Если бы вы могли решить одну из этих проблем, с какой наиболее важной следовало было начать? На ваш взгляд, одинаковы ли эти проблемы в других районах и странах?

Согласно результатам опроса, проведенного центром «Евробарометр», 82 процента подростков в возрасте 15–18 лет заявили, что ни они, ни кто-либо из их знакомых никогда не пытались обратиться за помощью в тех случаях, когда они считали, что их права нарушаются. Семь процентов сказали, что они лично пытались обратиться за помощью в подобной ситуации, а 10 процентов сообщили, что знали кого-то, кто поступил подобным образом.

Предпринимали ли вы когда-либо действия с целью обеспечить соблюдение своих прав или прав другого ребенка?

Пытался кто-либо из вас когда-нибудь обратиться за помощью в случае нарушения прав или прав другого ребенка? Считаете ли вы, что это сравнимо с соответствующей активностью в других общинах? Чувствуете ли вы на себе ответственность за защиту своих прав или прав других детей?

Как должна поступить Анна?

У кого есть идеи относительно того, что может предпринять Анна, чтобы защитить права детей в своей школе? Предложите ученикам подумать над тем, какими, на их взгляд, должны быть следующие шаги Анны, и приберегите их идеи для следующего раздела материалов.

Задания

Согласно результатам опроса, проведенного центром «Евробарометр», 79 процентов подростков в возрасте 15–18 лет не знают, что нужно делать, чтобы защитить свои права, и к кому нужно обращаться.

Угроза моим правам по пути в школу

Возраст: 11–12 лет   Время: 20 минут на обсуждение; внеурочное время и 30 минут (и более) для описания исследовательской деятельности

Идея данного задания — предложить ученикам подумать над тем, каким образом  их права подвергаются риску в повседневной жизни. Для младших групп можно сузить круг до конкретных ситуаций и обстоятельств в течение дня.

Это задание можно выполнять по-разному. Первый вариант — полностью выполнить в классе. Предложите ученикам закрыть глаза и представить, что утром они выходят из дома и направляются в школу. Попросите их представить весь путь. Могут ли они почувствовать волнение или беспокойство на протяжении всего маршрута? Как могут эти потенциальные неприятности соотноситься с их правами? Например, их право на защиту от причинения вреда может оказаться под угрозой на опасном участке дороги, а выхлопные газы могут угрожать их праву на здоровье.

Или предложите ученикам выполнить это задание дома. По пути из школы домой они должны обращать внимание на любую потенциальную опасность, неприятность и раздражитель. Необходимо составить небольшой отчет о том, как они добрались до дома и по возможности увязать это с их правами.

Третий вариант — вручить каждому ученику по одноразовому фотоаппарату. Предложите им фотографировать любые препятствия на своем пути. Когда фотографии будут напечатаны, они смогут подготовить презентацию-плакат с разъяснениями о том, где и как что-либо угрожало их правам по пути в школу.

Что произойдет дальше?

Возраст: 11–14 лет   Время: 15–45 минут

Предложите ученикам написать следующий раздел истории Анны. В своих ожиданиях исходите из состава группы и имеющегося времени: можно попросить учеников работать самостоятельно или в парах, писать десять минут или целое занятие, один параграф или несколько страниц, соответственно. Ученики, которые предпочитают выражать свои идеи визуально, могут подготовить рисунки, чтобы проиллюстрировать дальнейшие события. Прежде чем приступать к выполнению задания, предложите ученикам подумать, что они включат в свое продолжение. Как Анна может помочь Марку защитить свои права? Подумайте о различных людях или группах, ответственных за защиту прав детей. Как Анна может обеспечить соблюдение прав молодых людей в своей общине? Что Анна будет чувствовать в конце истории?

Как обстояли дела с правами в прошлом?

Возраст: 11–14 лет  Время: 15 минут на подготовку в классе; время на выполнение домашнего задания — проведение исследования и составление описания; 30 минут для представления результатов в классе

Предложите ученикам взять интервью у взрослого человека (одного из родителей, бабушки или дедушки или другого взрослого), чтобы узнать больше о правах детей в прошлом. Для начала обсудите с ними примерные вопросы:

  • Сколько вам было лет на момент подписания КПР в 1989 году?
  • Как вас просвещали по вопросу о правах детей в школе или дома, когда вы были молодыми?
  • Какие, на ваш взгляд, существовали угрозы правам детей, когда вы были молодыми?
  • Кто соблюдал ваши права?
  • На ваш взгляд, изменилась ли ситуация для нынешнего подрастающего поколения?
  • Какие изменения, на ваш взгляд, привнесла КПР в жизнь детей?

Предложите ученикам записать свои интервью и то, что они узнали, и представить результаты остальным ученикам. Или пригласите кого-либо из родителей, кто возьмется ответить на вопросы учеников в классе?

Составьте карту общины

Возраст: 14–16 лет   Время: 60 минут (и более)

Карта общины представляет собой визуальное изображение положения дел с соблюдением прав детей в общине: где и каким образом они соблюдаются и где они нарушаются.

Вам необходимо будет составить обычную карту своей общины или сделать копии уже существующей карты. Можно повесить на стену большую карту или сделать маленькие копии, чтобы у каждой группы была своя. Добавьте существующие на данной территории природные объекты (реки, участки леса, холмы) или предложите ученикам самим дополнить карту подобным образом. Также можно указать важные для общины объекты: дома, школы, медицинские центры, магазины и т.д.

Блестящие идеи ЮНИСЕФ

Национальный комитет ЮНИСЕФ в Словении работает над тем, чтобы большие города стали более безопасными для детей, создавая «островки безопасности». Члены местной общины, включая владельцев магазинов, работников библиотеки, вместе с другими волонтерами проходят подготовку по вопросам, касающимся прав детей и поддержки незащищенных детей. Как только они пройдут этот курс, они смогут разместить, например у себя на витрине, знак «островка безопасности», чтобы дети по пути в школу или обратно могли спокойно обратиться за помощью, если их правам что-то угрожает, если они потерялись или если им нужна какая-либо помощь.

Предложите ученикам определить места в их общине, где права детей соблюдаются, поощряются и находятся под защитой. Предложите им подумать о местах, где они учатся, играют и отдыхают, получают медицинскую помощь и отправляют религиозные обряды. Что еще они могут придумать? Сюда также можно включить: молодежную группу, где молодые люди высказывают свое мнение; школьную газету, в которой обсуждаются новости в стране и в мире; или центр, в котором беженцам предоставляется государственная помощь. Существуют ли общие условия, способствующие появлению таких мест, например наличие финансирования или соответствующего законодательства, и поддерживающие их? Следующий шаг — отметить эти места на карте. Ученики сами могут придумать обозначения, отдельные для каждого права, и отметить те места на карте, где каждое из них соблюдается.

Предложите ученикам представить себе те места в их общине, где права молодых людей не соблюдаются или могут оказаться под угрозой. Это могут быть дороги, представляющие особую опасность для права на защиту от причинения вреда, или другие места, где дети постоянно травмируются. Обратите внимание также на те места, где детей больше всего дразнят или где мнения детей не учитываются? Предложите ученикам обсудить причины существования подобных мест, например, географические особенности местности, национальные законы, правоприменительная деятельность или нищета. Ученики снова должны придумать обозначения и пометить объекты на карте. Существуют ли места, в которых одни права соблюдаются, а другие нарушаются? Почему так происходит?

Последним пунктом станет использование учениками составленной карты для обсуждения собственной роли в общине. Вы можете вернуться к данному заданию после ознакомления  с третьей частью истории Анны. Как ученики определили свои обязанности? В чем заключаются обязанности их родителей, школы и властей? Что можно сделать для поддержки мест, где права детей находятся под защитой и поощряются? Какие действия могли бы предпринять они сами или другие люди для того, чтобы изменить положение дел в тех местах, где права детей на данный момент не соблюдаются?

«Никто» не уйдет обиженный – Газета Коммерсантъ № 48 (7010) от 20.03.2021

В прокат вышел боевик Ильи Найшуллера «Никто» — вариация на популярную тему «обычный парень дает отпор бандитам, которые его недооценили». Правда, его герой в исполнении Боба Оденкерка оказывается не совсем обычным, а сам фильм, по мнению Юлии Шагельман, воплощает не столько обывательскую фантазию о правосудии с кулаками, сколько режиссерскую — о том, как должно выглядеть «настоящее американское кино».

Хатч Мэнселл (Боб Оденкерк), как многие семейные мужчины за пятьдесят, живет в некоем подобии «дня сурка». Каждый его день, неотличимый из предыдущих, состоит из утренней пробежки, поездки на автобусе на работу, просиживания штанов в офисе небольшой фирмы, принадлежащей его тестю, вялых препирательств с женой из-за не вынесенного вовремя мусора и ощущения, что лучшие годы жизни остались позади. Жена (Конни Нильсен) давно к нему охладела, старший сын (Гейдж Манро) явно не уважает, и только маленькая дочка (Пэйсли Кэдорат) не относится к папе как к скучному предмету мебели.

Разнообразие в эту тоскливую рутину вносит парочка воров, вломившихся ночью в дом Хатча. Правда, и попытка ограбления выходит не сильно зажигательной: преступники неопытны и неловки, брать у Мэнселлов нечего, кроме двадцати долларов наличными (все сбережения на картах) и старых часов, а Хатч, взяв в руки клюшку для гольфа, так и не решается опустить ее на голову воровки, зато, как положено законопослушному обывателю, вызывает полицию — причем уже после того, как грабители сбежали. По сути, единственное, что они уносят с собой,— это остатки самоуважения героя, которому даже копы с плохо скрываемым пренебрежением говорят, что хорошо бы уметь защищать свой дом и семью самостоятельно. Последней каплей становится пропажа дочкиного браслетика — обнаружив ее, Хатч наконец сбрасывает с себя оцепенение и из скромного бухгалтера превращается в неудержимую машину для убийств, способную дать отпор не только воришкам-неудачникам, но и русской мафии. Ее в фильме представляет заслуженный артист Алексей Серебряков, который ходит в блестящих пиджаках, поет под караоке песни группы «Комбинация» и старательно изображает психопата.

Поначалу «Никто» кажется ироничным комментарием на тему, как нелегко приходится мужчине в традиционном патриархальном обществе: все от него чего-то ждут, требуют и презирают, если он не соответствует образу добытчика, защитника и героя. Однако Илья Найшуллер весьма далек от подобных философско-социологических материй. «Никто» всего второй его полнометражный фильм, при этом снятый в Голливуде (что для русского, да и любого другого кинематографиста — безусловный признак успеха). И режиссер здесь похож на мальчика, открывающего новогодние подарки: в каждой коробке ждет что-то прекрасное. Американские продюсеры! Голливудский бюджет! Известные актеры! Сценарист «Джона Уика»! Наконец-то возможность самому снять кино вроде тех, которые Найшуллер, как и все его ровесники, наверняка подростком смотрел на пиратских видеокассетах, снабженных лаконичными аннотациями вроде «классный супербоевик»!

Эта детская радость, пожалуй, единственное, что подкупает в картине, которая не может похвастаться ни одной оригинальной идеей, диалогом или экшен-сценой: поставлены они вполне бодро и энергично, но все это мы уже видели как в тех самых фильмах на видеокассетах в 1990-х, так и в многочисленных более современных оммажах. Точнее, подкупала бы, не будь она рассчитана на совершенно определенную зрительскую реакцию. Упоительный трэш (а именно на эту территорию вступает «Никто») по-настоящему упоителен тогда, когда снят искренне и всерьез, а не когда нарочито подмигивает почтеннейшей публике каждые пять минут, то сопровождая сцену кровавой перестрелки песней «Don’t Let Me Be Misunderstood», то заставляя русских бандитов произносить тост «Na zdorovie!» (в сценах с русской мафией не хватает разве что закадрового смеха). Для постмодернистской иронии выходит слишком прямолинейно, для «классного супербоевика» — не настолько классно и супер, как, судя по всему, кажется авторам.

Bratushki | fontanka.ru — новости Санкт-Петербурга

Пряник достал из чемодана все новое. С брюк, трусов, носков, рубашки с короткими рукавами он перекусил заморские бирки, помылся под душем с головой, что никогда поутру раньше не делал. Обдул волосы феном, оставшимся от сбежавшей на днях девки. Последнее было совсем уж невероятно, так как настоящие пацаны ни феном не сушатся, ни под зонтиками не ходят, ни в машине не пристегиваются. Выпив по спортивной привычке пару сырых яиц, Пряник вынул свое тело на светлую волю. В отличие от большинства его друзей по движению, он со спортзалом не завязывал. Мышцы его до сих пор были туги, будто не их обтягивала шелковая материя, а они ее.

Квартиру эту он снимал уже с месяц, что было для его способа жить рискованно. Подойдя к джипу, заметил, что грязный. Тут же вспомнил, где мойка. Администратором там, кстати, бегает классная штучка.

А вот пара передних колес оказались напрочь спущены.

— Вадик, привет. Мне бы тачку на день, а то колеса прокололи черти какие-то полосатые, — попросил Пряник по телефону.

— Быстро домой, я сейчас подлечу, — тут же выпалил друг.

Все верно, Вадик исходил из сложившейся практики братского уничтожения. Рвали колеса, после чего спокойно стреляли владельца машины. Ведь удобно: человек на корточках, согнутый пыхтит, а ты подходишь и спокойно так ему в затылок — шлеп. Даже второго шлепа не требуется.

— Да это сосед, наверное. Я просто на газоне припарковал опять, — улыбнулся Пряник.

— Залезь за стены, я говорю! — приказал по-дружески Вадик и хлопнул трубкой.

А Пряник был уверен в безмятежности ситуации. И пошел он по улице прогуливаться. Пройдя метров сто, заметил, как ветка с дерева перегораживает ему дорогу на уровне лица. Не стал нагибаться, и листья прошлись по его лбу. Они напомнили ему руки мамы, а до Пряника не дошло, что сама эта мысль для него совсем чужда. Дойдя до перекрестка, вспомнил: за последние годы он сейчас первый раз прошел с километр.

— Ты все-таки просишь, чтоб тебя сделали! — выкрикнул из приоткрытого окна «БМВ» Вадик, визговато шинами подлетев к тротуару.

Пряник плюхнулся на переднее сиденье, а два молчаливых выскочили из «БМВ».

— Жалом поводите вокруг, — прикрикнул им Вадик.

Пряник обратил внимание, что там, на улице, было солнце. Оно не могло пропасть так быстро, а в салоне им не пахло.

— Ты нормальный, нет? — повернувшись вплотную к нему, зло спросил Вадик.

— Да ладно, — отстраненно отмахнулся Пряник.

Ну, вылетело вдруг из головы и все из вчерашней стрелки. Стол длинный коричневый без скатерти в кабаке — помнил. Даже солонку с какой-то красной росписью. Лицо того, кто с час в него целился, тоже помнил. Наколки на запястьях его. Во! На правом было написано: «Идущий в ад попутчиков не ищет».

Еще как в тумане всплыли слова их идеолога: «Пацаны, а если в тюряге встретимся, что делать будете?».

— Ствол при тебе? — Вадик прервал поток сознания Пряника.

— За холодильником, — признался он.

— Что происходит?! — реально разозлился Вадик, потянувшись к бардачку.

Вадик пошуршал внутри пятерней, достал ТТ и приложил его к груди Пряника. Пряник прижал железо двумя ладошками. Так делают в кино деревенские девчата, когда им любимый дарит цветастый платочек.

— Пряник, — попросил Вадик более тонко. — Ты вчера им очень даже уверенно плеснул, когда они паруса надувать стали.

— Да ладно, что такого-то.

— «Вы хотите нас убить, а мы не хотим этого. Поэтому, чтобы вы нас не убили, мы постараемся первыми вас убить» — по мне, так доходчиво получилось, — процитировал Вадик.

— Это я так? – неподдельно удивился Пряник.

— Нет, это мы «Спокойной ночи, малыши» гуртом слушали!

Вскоре шины запломбировали, а подозрительного ничего вокруг не сыскали. Мужчины обнялись и разъехались. Двоих парней Пряник с собой не прихватил, придумав Вадику ну что-то уж совсем убедительное.

Когда он сел за руль, рукоятка от ТТ, засунутого за ремень, впилась ему в спину. Пряник крякнул, вытащил и положил оружие в карман водительской двери. Ехал он медленно, наблюдая за мизансценами за лобовым стеклом. Притормозив на перекрестке, провел глазами по старушке, проходящей вдоль его мощного бампера.

«Я никогда в жизни не переводил старушку через дорогу», — медленно подумал он.

За глубокой пенсионеркой появились два мальчугана в форме какого-то явно суворовского училища.

«Я никогда в жизни не думал, что можно учиться в суворовском», — еще раз произнес про себя Пряник и засмеялся. Он представил, как за руку переводит их через дорогу.

Сзади сильно гуднули. В зеркало он увидел примерно такой же черный джип. Пряник тоже нажал пару раз на сигнал, мол, заглохните. Вынул ключ и вышел из машины. Из той тоже высыпала братва, но, распознав своего, немного остепенилась. А Пряник пошел прочь. Будто не видя их.

— Братуха, мы че-то не вкурили! — крикнул один из них ему в спину.

А Пряник поднял обе руки и громко так:

— Виноват, больше не повторится!

У орлов пожались плечи, отлегло, и они уехали. В садике возле пруда Пряник сел на скамейку возле мамы. Мама поправляла одежду малышу.

«Я никогда не думал, что надо так заправлять свитер детям», — туманно наблюдал он.

И у него устало в душе.

Вчера вечером, уже после дискуссии с враждебными, весь такой на энергичных движениях, он влетел домой, забрал из ванной форму для тренировки. Выскочив на лестницу, увидел бабульку. Она мучилась с дверным замком. Пряник уже стоял спиной к ней, но, когда лифт раскрылся, развернулся, подошел и сказал:

— Дай!

Она хитро на него посмотрела снизу вверх.

— Ой, извините, дайте я вам помогу, — поправился Пряник.

Замок и ему не подчинился. Пряник зашел вновь домой, легко перемахнул на соседний балкон и влез в открытую форточку. Воспитанный улицей, в детстве он воровал через окна. И теперь со сладостью отметил, что змеиный навык не пропал.

Пока шел до двери, увидел книги, книги и уловил запах. Такой теплый, успокаивающий, какой, наверное, бывает только в квартирах академиков. Когда он отворил дверь изнутри, ему захотелось здесь немного побыть. А старушка и пригласи чайку попить.

Таких скатертей он отроду не видел. Толстенная, с бахромой. Еще чуднее было то, что хозяйка накрыла белой скатертью стол, чтобы только чашки и блюдце поставить. Покопошилась, незаметные фразы, а Пряник уже отпивает чай с травами. Пар от него — закачаешься.

Рассказы финалистов второго сезона конкурса


Дудко Мария. Ключи

Так… Тик… Так…

Голос старых напольных часов из прихожей уже встречал меня, а я никак не мог открыть дверь. Ну где же эти ключи?… Неужели, потерялись? Только этого не хватало, и так день не задался!.. А, нет, вот же…

Часы пробили восемь, когда я ступил на скрипучий паркет прихожей. Как я соскучился по тишине своей квартирки! Хотелось просто развалиться на потёртом диванчике, да так и пролежать до утра… Но вместо этого я поплёлся к компьютеру. Пока старенький агрегат, доставшийся по наследству от динозавров, включался, я заварил себе кофе. Сегодня понадобится не одна кружка. Статья за ночь, а вдохновения с гулькин нос. Еще и на работе сокращениями грозят. Нельзя затягивать, а то увольнения не избежать. И ещё блог не плохо бы обновить, а то скоро последние подписчики разбегутся. Эх…

Работал я в редакции одного журнальчика, что в нашем районе, да и в городе в общем, был вполне востребован. Редактор — Федот Степанович — всегда только лучшее в печать пускал.

Лучшее. Да. Это значит не меня. Почему-то в последнее время моя писанина совсем не впечатляла. Даже меня самого. Честно, не удивлён. Похоже, я потерял искру, как будто писать нечего было. Смешно как-то: живу в мегаполисе, где каждый день что-то случается, а гляжу как в пустоту. Чужие проблемы переставали волновать, каждый здесь — капля в море. Вот и новости у меня серые, чужие, далёкие и не нужные, в общем то, никому.

О чём я писал? Как я тогда ещё думал, о важном. О вечном, в какой-то степени. Я заметил, что люди кругом так закрылись, что словно перестали видеть друг друга, не то, что чувствовать и понимать. Каждый в какой-то миг уходит в себя и теряет ключ от двери, в которую вошёл. Запирает сердце. Надевает маску. Безразличную. И молча идёт по серым камням мостовой…

Просто хотелось, чтобы услышали… Думал, стану ключиком к миру по эту сторону маски. Помогу нуждающимся своим словом, научу людей слушать и слышать, мир спасу… Но, кажется, что-то пошло не так. И теперь… Теперь не знаю даже, как себя то спасти. Вот и в ответ получаю плач рвущейся бумаги и знаменитое последние предупреждение из уст Федота Степаныча. Последний шанс. Завтра не приду с сенсацией — всё. Что ж… Похоже, пришла пора забыть на время о своих рассуждениях и погрузиться в мир человеческих интриг. Написать то, что будут читать. То, чего от меня ждут. Нет, не так. Что ждут от статьи в нашем журнале.

О чём шумят нынче каменные джунгли? Что несёт ветер перемен по их заасфальтированным тропам? Самой обсуждаемой темой стала череда странных смертей, впрочем, как это и бывает обычно. Вот уже долгое время один за другим погибают взятые под стражу преступники. Самые разные: от простых карманщиков до почти убийц, взрослые и совсем ещё подростки четырнадцати лет. Большинству из них ещё даже не вынесли приговор. И диагноз у всех один — отравление. А чем — пока загадка. Это происходило с некоторой периодичностью в разных районах города, но чаще всего именно в нашем отделении полиции. И, по чистой случайности, как раз там работал никто иной, как мой старший брат — офицер Юрий Дискарин.

Как пригодилась бы мне его помощь сейчас… Но нет. С братом мы не ладим. И никогда не ладили. Так повелось… Наверное, мы просто слишком разные. Юрик скрытный, недоверчивый. Он никогда и ничего не рассказывал мне, предпочитал всё делать сам, и я чувствовал, что совсем ему не нужен. Я же, должно быть, слегка завидовал брату. Он успешен, просто гордость семьи, а я хватаюсь за последний шанс остаться на работе.

…Хватаюсь за последний шанс остаться на работе. Хотя… Можно попробовать разузнать о громком деле из первых уст, так сказать. Подобное, наверняка, заинтересовало бы Федота Степаныча, но придется обратиться за помощью к брату. Ага… И в очередной раз стать неудачником в глазах целого рода. Черта с два! Даже ради работы я не стану просить о помощи этого человека!

Ну, ничего. Я подготовился, собрал материалы, теперь напишу и спасён! Справлюсь сам. Успеть бы до утра…

ТРЯМ!!!

Звук застал меня врасплох. То был сигнал, что кончился завод, от старых часиков в коридоре. Дело поправимое. Я встал, подошёл к часам, открыл крышку и привычным жестом потянулся к ключу. Только вот ключа то как раз и не было. Что за странное дело? В своём доме я ценил порядок, а такие вот казусы просто выбивали из колеи… Что мне теперь, искать этот потерявшийся ключик? Придётся, похоже…

Кинув грустный взгляд на компьютер, я стал припоминать, куда мог сунуть эту старую железку. Вот я уже облазил несколько полок, заглянул в ящики и…

Это что такое? В комоде лежал конверт. И, если ключ от заводящего механизма я готов был увидеть среди носков, с моей то рассеянностью, то вот странного послания уж никак. Хотя, может я слишком наивен? Ой, что-то не нравится мне это всё…

Конверт, я, естественно, распечатал и сразу узнал почерк Юрика.

«Не уверен, что за мной не следили. Загляни в почту. Я никогда не забывал про твой день рождения!
Ю.»

Что за шутки? Так и знал, что надо было отобрать у него ключи, когда он переехал! Постойте, что-то на обороте…

«KeyHole4u…»

Я ещё раз пробежался глазами по торопливо написанным строчкам. Текст казался лишенным смысла и ни о чём мне не говорил.

Чего это он? Для белены, вроде, не сезон… На всякий случай я сверился с календарём и убедился, что день рождения у меня не сегодня и даже не в ближайшие дни. Вразумительно выглядела лишь просьба проверить почту.

На что только я время трачу? Прежде, чем моя рука успела закрыть текстовый редактор, выплывшее окошко осведомилось, точно ли я хочу это сделать. Вот, даже оно издевается…

На почту мне и правда прилетело одно письмецо. Ну и спрашивается, зачем Юрику это: вторгаться в мой дом со странной запиской и одновременно чирикать в интернете? В конце концов, не проще ли позвонить? Конечно, я бы не прыгал от восторга, когда бы что-то заставило нашу звездочку снизойти до простых смертных, но зачем изобретать велосипед?

Так думал я, попивая уже остывший кофе в ожидании загрузки текста. Наконец, перед моими глазами замаячили такие строки:

«Здравствуй, Егор.

Знаю, ты будешь удивлён моему письму, но я не стал бы тебя беспокоить, не будь всё действительно серьёзно. Я хотел позвонить, но на моём новом телефоне не оказалось твоего номера. Мой же номер остался неизменным, если тебя это интересует…

Перехожу к делу. Нам надо поговорить. Но разговор должен пройти с глазу на глаз. Приезжай сегодня в девять на перекрёсток Псковской и Мясной, там, во дворе дома 26, я буду тебя ждать.

Речь пойдёт о серии смертей заключённых. Поправка, о серии убийств… Я подумал, это может тебя заинтересовать, объясню всё при встрече, если, конечно, ты явишься…

Егор, брат, я знаю, мы потеряли связь, и в том я вижу и свою вину. Но прошу тебя один единственный раз мне поверить. Ты — мой последний ключ к надежде. Я рассчитываю, что ты прочтёшь это письмо и придёшь.

Твой брат Юрий Дискарин»

Мда…

Всё чудесатее и чудесатее, как говорила героиня одной известной сказки…

Я перечитал сообщение несколько раз, чтобы убедиться, что действительно перестал что-либо понимать. Кроме, пожалуй, того, что во всём этом деле кроется какая-то тайна, а Юрка для меня сейчас — ключ ко всем ответам. К тому же, раз уж он сам вызывает меня на разговор, то я не премину случаем взять интервью у ведущего следствие… Если это, конечно, не дурацкая попытка пошутить… Но вряд ли он стал бы писать мне ради забавы.

И что, теперь снова под дождь, да?.. Только ведь домой пришел! Ладно, быстренько разберусь, и ещё часиков шесть на статью у меня будет… Я бросил взгляд на часы, запоздало вспомнив, что это бессмысленно. На телефон приходит очередное рекламное сообщение, услужливо подсказывая, что нужно выходить, если хочу успеть на встречу. Погасив только-только проснувшийся монитор и резко схватив еще не просохший после дневной прогулки плащ, я выскочил в подъезд.

Только у машины я самую малость помедлил. А не слишком ли легко я в это вписываюсь? Ещё пару минут назад я был уверен, что ради брата не пошевелю и бровью, а ради самого себя не стану связываться с ним. Что сделало со мной это сообщение?

Оно наполнило меня чувством собственной важности. Наконец от меня что-то зависело, от одного меня! Вероятно, мной двигало желание доказать, что я чего-то стою… Только вот признавать такие мотивы не хотелось. От этого в голове засела непонятная досада, но её я упорно объяснял только потраченным временем, отнятым у написания статьи.

Остановившись в условленном месте, я посмотрел на часы. Еще целых пять минут… Можно было позднее выйти, хотя… как будто это мне бы что-то дало. Кругом никого похожего на Юрия.

На улице царил неприятный, мерзкий туман. Я прятался от него в машине.

Солнце давно село за тучами, и город зажёг свои огни. Фонари, не звёзды. Я иногда думал о том, как не хватало этому шумному миру звёзд. Каждая из них уникальна, хоть их и миллиарды в темноте неба. Так и с людьми, разве нет? Но мы почти нарочно забываем о том, потому прячемся от осуждающих горящих взглядов из глубины необъятного.

И только сейчас мелькнула в голове мысль: как часто я сам думаю о других? Казалось бы, постоянно…

От философских размышлений я отвлёкся, чтобы глянуть на время. Пять минут. В поле зрения никого даже человекообразного, двор пустовал.

Десять… Проверяю телефон, почту. Ни строчки об опоздании.

Двадцать! Не, ну это уже не серьёзно! Не стоило мне приезжать… Нервно набираю номер, готовлю уничтожительную речь. В ответ доносятся лишь долгие гудки. Ладно… Подождем… Мало ли что. У него тоже работа… Попытка успокоиться, кажется, работает, пока не вспоминаю об этой треклятой вообще не начатой статье! Где этого дурня черти носят?!

«Жду еще пятнадцать минут и уезжаю» — злобно набираю сообщение и яростно нажимаю «Отправить».

Время уходит, а сообщение даже не прочитано! Двадцать пять минут… тридцать… Все еще тишина. Дольше ждать нет смысла.

Для очистки совести снова звоню. Из трубки доносится мелодичный женский голос:

— Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети… — произносит дама, неспешно повторяя фразу на английском.

— Чтоб тебя!.. — раздражённо шипя, бросаю телефон на соседнее сиденье. — Так… Ладно… Я предупреждал, я ждал… ждал дольше, чем обещал. Теперь с чистой совестью можно и домой.

Глядя на дорогу, я с удивлением обнаружил, что не столько злюсь, сколько нервничаю. Это бесило еще сильнее…

***

Времени на работу оставалось все меньше, а я продолжал мерить шагами квартиру. Обычно такой спокойный скрип половиц сейчас всеми силами измывался над моим бедным слухом. Отнюдь не статья занимала мои мысли, несмотря на то что мне не простят, если запорю такой материал…

Медленно текли минуты. Я их ощущал даже без привычного тиканья часов. Ладно. Буду откровенен с собой, ибо сил моих больше нет, а потом за работу! Всё это странно! Что именно? То, что я не смог дозвониться. Юра телефон не выключает и старательно следит за его зарядом, он всегда должен быть на связи, не мне ли, как брату, об этом знать. Ещё и эта строчка из той записки, не случайно же она самая первая…

Так… без паники. Какого лешего этот болван вообще так по-хозяйски обосновался в моей голове?! Всякое бывает. Всё! Статья. Только статья.

Усилием воли мне удалось сесть перед монитором и даже написать пару строк, прежде чем вновь погрузился в раздумья. И всё-таки… что могло случиться?..

***

Дни мчались как часы, но не мои. Ключ я так и не нашел, да и не пытался, по правде с того вечера. Они так и застыли, показывая половину девятого, будто тот день еще не прошел. На работу я на следующее утро так и не вышел. Сам не верю… как я мог поставить на алтарь все ради человека, которому смертельно завидовал, об исчезновении которого мечтал… того, кого знал всю жизнь и с кем всё же был связан незримо?!..

А квартира! Ох… видел бы прежний я, во что превратился мой храм уюта… впрочем, он бы сразу застрелился, оставив после себя лишь мрачную эстетику разбитого творца… Все столы были заставлены грязными кружками и упаковками от фастфуда. Весь пол в следах обуви. Тут и там лежали педантично составленные мной списки тех, с кем мог общаться мой брат, куда он мог пойти, кто мог желать ему зла…

Только всё это было уже не важно…

« — Егор Дискарин? — послышался из моего телефона этим утром спокойный мужской голос.

— Да. — нервно ответил я.

— Вас из полиции беспокоят, — моё сердце грозило сломать грудную клетку. Должно быть, от стресса и недосыпа… А в голове тем временем: «Хоть бы нашли…».

— Ваш брат найден сегодня в полдень, — небольшая пауза, будто для осознания сказанного, — Он мёртв. Обстоятельства смерти выясняются. — так же спокойно, как ни в чем не бывало продолжает человек на другом конце провода. — Приносим свои соболезнования. Сегодня вам следует явиться в отделение…»

Дальше шли инструкции и редкие вопросы, на которые я отвечал что-то вроде «да», «нет» и «понятно». Бойся своих желаний. Нашли…

Следующие полдня я провёл в том самом отделении. Какие-то бумаги, какие-то формальности, похороны… И разговор.

Из той беседы я узнал нечто, что меня поразило. Юру подозревали. Говорили, мол, это он убивал заключённых, подсовывая им яд в еду или что-то вроде того. Доказательств было не много, поэтому его только планировали арестовать, но теперь основная версия смерти моего брата — самоубийство во время попытки побега от правосудия. Какая ересь… Но в тот миг я не мог ничего возразить. Ровно как и поверить хоть единому слову.

И вот теперь я вновь вернулся в своё жилище. Опустошённый, с одной лишь мыслью в голове: «его больше нет»…

Что есть слова? Набор букв, набор звуков, ничего более… Но некоторые становятся ключами. Этот ключ с тремя тяжелыми зубцами откроет одну из самых страшных дверей: дверь отчаяния и боли. Может стоило сформулировать как-то мягче? А как? Что это изменило бы? Ключ один, как его не приукрась, и дверь одна, а ты стоишь на пороге. Назад нельзя. И замок поддался. Началось…

Отрешенно окидываю взглядом квартиру, медленно впадая в ярость.

— Черт! — вырывается из груди. Как давно я не произносил это слово, — Черт! — повторяю громче, резко всплеснув руками. Вся моя армия кружек летит вниз под звон стекла. Сверху их накрывает одеяло исчирканных листов.

— Балбес! Паршивец! Урод! — кричу, себя не помня.

— Посмотри… Взгляни, что ты натворил, мерзавец! Из-за тебя я лишился всего! Вдохновения! Работы! Мечты! Как мне теперь счета оплачивать прикажешь?! Я столько времени на тебя угробил, черт возьми, даже ключ от часов… — молчание резало слух, так что я продолжал кидать пустые фразы, пытаясь выплеснуть всё то, что скопилось внутри меня. Голос срывался, рычал и хрипел, переходил в истерический смех, а я даже не понимал, почему так зол… На себя?

Да… Я завидовал брату по-чёрному! Гордость семьи, большое будущее, офисный авторитет, высокие цели, работа мечты — всё, что хотел слышать о себе, я слышал в адрес Юраши! Я же оставался его младшим братом, всегда вторым, всегда недооценённым. Аксиомой было, что всё даётся ему легко. Но почему-то не приходило в голову, что мы вообще-то братья. Условия у нас были одни и те же. И я как будто слеп, не видел, через что приходилось проходить ему. И что же я сделал, когда надоело быть тенью? Именно. Воздвиг ту самую стену, стену равнодушия. Мне стало плевать. А в океане стало одной каплей больше. Не Юра закрылся от меня, а я от него. И к чему это привело? «Его больше нет», а я даже не могу с уверенностью сказать, что я не брат убийцы! А всё потому, что не знаю! Не знаю, чем жил он все эти годы, не знаю, что творилось в его душе, не знаю, звал ли он меня, чтоб пресечь слухи на корню, или же покаяться в содеянном последнему хоть каплю родному ему существу, пусть и такому мерзкому, как я… И не узнаю, видимо, уже никогда, мой ключ к этой тайне навсегда потерян… Какой же я болван… Чего стоят теперь все мои рассуждения о чувствах, о словах, о звёздах, да всё о тех же ключах! Как мог бы я изменить мир, когда сам в себе не умел отыскать тех пороков, в которых упрекал человечество?! Вот, почему мои статьи не читались. Меняя мир, начни с себя, а ни то всё — пустые слова. Серые, чужие, далёкие и не нужные, в общем то, никому… Такие слова не станут ключами… Ключи… Я раз за разом к ним возвращаюсь. О, этот мир и правда на них помешался! У нас есть ключи от всего, они даже там, где мы и не думаем их найти, ведь они так глубоко вошли в нашу жизнь, что всё теперь держится на них одних, а мы и не замечаем. Да и жизнь сама по себе как постоянный взлом замков! Но важно даже не это. Важно то, что нет ключа, ведущего Оттуда. Именно это придаёт значение всем остальным ключам. Сколько бы ни пытался, я не заведу снова ход времени Юрика, как в старых часах. Но кто знает, от каких дверей, я бы его увёл, если б только был рядом… Жаль, я понял это слишком поздно…

— Никогда больше не сяду писать… — говорил я себе почти в бреду, едва узнавая собственный охрипший голос. После этого я провалился в сон и уже ни о чём не думал.

***

Весь следующий день я провёл почти не вставая. Только к вечеру я кое-как попытался устранить последствия моего вчерашнего помешательства… Но попытка была пресечена на корню, как только на глаза мне попалась та самая записка, что я нашёл среди носков… Удивительно, но всё то время, пока был занят поисками брата, я о ней почти не вспоминал, как о вещи совершенно не несущей в себе смысла. Но зато с ней было связано столько вопросов! Я перечитал её. Как и ожидалось, ничего нового не появилось… И всё-так… Зачем она была нужна?

Я погрузился в воспоминания о том дне, когда потерял ключ от столь молчаливых в последнюю неделю часиков… Похоже, с того времени я и не включал компьютер… Как он там, мой старичок?

Наследие предков ожидаемо разворчалось и разгуделось на моё длительное отсутствие, но в конце концов смилостивилось и открыло мне страничку моей электронной почты. Письмо Юрика никуда не исчезло. Его я перечитывать не стал. Одно дело записка с неясным текстом, а другое приглашение на встречу, которой не суждено было состояться…

«Загляни в почту…» — эхом раздалось в моих ушах. От внезапной догадки я аж подпрыгнул. Что, если… Этот странный текст на обороте — ничто иное, как логин?..

Какая ерунда… Я снова гонюсь незнамо за чем… Глупое предположение! Но мои руки уже не остановить…

Торопливо выйдя из аккаунта, я вбил символы в соответствующее окошко. Но нужен пароль… Пароль…Ещё одна глупая мысль… «Я никогда не забывал про твой день рождения!». Ввожу.

На мониторе переменилась всего одна цифра, но я ей не поверил. Не могла эта вечность длиться какую-то жалкую минуту.

— Получилось… — произнёс я, в исступлении глядя в этот светящийся ящик. Другой аккаунт. И только одно письмо.

Вся квартира погрузилась в абсолютное молчание, пока я читал написанное здесь.

«Егор, я знал, что ты разгадаешь моё послание! Выручай, брат! Ты нужен мне, нужен всем нам!

Вот уже несколько месяцев я занят делом о смерти нескольких взятых под стражу преступников. Это не просто смерти, Егор, это убийства. Я уверен, что подобрался очень близко к разгадке. У меня двое главных подозреваемых. Но есть проблема. Оба они — мои коллеги по работе. И я не знаю, действовал ли кто-то из них в одиночку или же сообща. Другими словами, не знаю, кому из полиции могу доверять касаемо этого дела.

И ещё, я замечаю, что за мной наблюдают. Видимо, злоумышленник чувствует, что я подобрался слишком близко, и вскоре попытается меня устранить. Что ж, это я использую, чтобы точно указать на преступника. Как? О нашей грядущей встрече я рассказал одному. Если я угадал, и он не преступник, то тебе не придётся это читать, я всё расскажу тебе сам. Но, если же я ошибся, и ты всё-таки это читаешь, то, скорее всего, я уже мёртв…

Брат, теперь только тебе под силу раскрыть это дело. И только тебе я могу доверить его. К этому письму я прикреплю документы, в которых собраны мои доказательства, там ты найдёшь подробности плана, все имена, все улики. Опубликуй их в своём журнале, пусть все узнают, и тогда злодеям уже будет некуда деться! Я надеюсь на тебя. Знаю, ты не подведёшь…»

Отчего-то сердце пропустило удар. Брат… Я не подведу!

***

Никогда не говори никогда. Следующие несколько дней я не выпускал из рук клавиатуру. Знаю, обещал ведь себе, за писанину ни-ни, но последний-распоследний разочек! Ради Юрика! Это будет моя самая лучшая статья…

И она правда стала лучшей. С чего я взял? Просто моего блога не хватило бы для столь важной миссии. Вот и пришлось навестить Федота Степановича. Я едва ли не на коленях просил его прочесть мою работу. Но он всё же прочёл. Прочёл и поместил на первой странице!

Ещё через несколько дней мне снова пришлось прийти в наш отдел полиции. Там, конечно, снова формальности, благодарности, извинения… Но не они меня интересовали. Его арестовали. Я хотел поговорить с ним. С убийцей. Хотел посмотреть ему в глаза. За помощь в раскрытии дела мне даже позволили это.

Меня провели в специальную комнату. Он сидел напротив меня и морозил своим холодным взглядом. Но в глазах не было ничего… Он был… Пуст. Однако заговорил первый.

— Потому что видел, как умирали души, — ответил он на мой вопрос до того, как я успел его задать, — Каждый преступник, которого приводили сюда, не от хорошей жизни ступал на этот путь. Мир обошёлся с ними жестоко. Дико, но для кого-то преступления — всё ещё способ выжить. Не для всех… Но я и говорил не со всеми. Знаешь, всё почему? Потому что их не слышат, понимаешь? И когда я беседовал с ними в этой самой комнате, им просто хотелось, чтобы их услышали… А я их слушал, наблюдая, как гаснут глаза напротив, и как безнадёжность проникает в самое сердце. Приговор им не вынесли ещё, но они уже не верили, что что-то можно изменить. Изгои человечества. Им оставалось только прятаться в себе и ждать конца. Тогда я давал им ключик к свободе. Ампулу с ядом, как конец всех мучений. Вы не поймёте, должно быть…

— А сейчас, оказавшись на их месте, ты хотел бы того же? — спросил я тихо. Мой собеседник молчал. А я продолжил, — Знаешь, почему? Потому что Оттуда ключика нет. А пока ты жив, всё ещё можно исправить…

Мы говорили с ним ещё не долго, а потом я вышел на улицу. Уже сгущались сумерки и загорались фонари. Ливень бросал осколки звёзд прямо мне под ноги, и они вспыхивали на миг земным человеческим светом, разбиваясь о мокрый асфальт. Я молча шёл по серым камням мостовой, скинув, наконец, безразличную маску. Капли дождя на моих щеках от чего-то становились солёными. Перед глазами стоял образ Его. Равнодушия. Таким, каким я видел его однажды на Болотной площади — не видящим, не слышащим, неприступным. Источником людских пороков. Мне хотелось от него бежать, и я даже побежал, словно это могло бы помочь. Боже! Кто бы знал, что открывать сердце миру так больно! В мыслях всё ещё звучал диалог с убийцей, а в душе эхом доносился голос брата. Но, если уж прятался от всего этого за стеной безразличия, то только пройдя через эту боль можно вернуться обратно, вновь познать истину. Обиды, убийства, войны… Сколько жизней ещё прольётся, прежде чем каждый из нас победит в себе это зло? Сердца людей закрыты, и ключ потерян. Но что могу поделать я?..

Я думал об этом уже в подъезде, не спеша поднимаясь по лестнице. Быть может… Нет, но я же обещал себе… И всё-таки…

Ключи. Я мог бы превращать слова в ключи. Я мог бы снова писать. Открывать сердца людей и помогать справляться с болью. Нет, в редакцию я больше не вернусь. Никаких статей. Я напишу книгу. Нельзя мне сейчас замолкать. «Решено!» — подумал я, открывая дверь. Но сначала…

Медленно-медленно поднял я с пола ключик. Отворил стеклянную дверцу. Вставил в скважину. И повернул. Голос старых напольных часов в прихожей снова меня встречал. Говорил же, поправимо…

Тик… Так… Тик…

20 теплых ламповых боевиков из 90-х — Что посмотреть

Обычно мы не замечаем работы сценаристов, и они остаются для нас как бы в тени. Но сегодня отмечает свой день рождения сценарист Стивен Е. де Соуза, мимо которого мы никак не можем пройти, ведь из-под его руки вышли на свет сценарии большинства голливудских боевиков – «Крепкий орешек», «Коммандос», «Бегущий человек» и много других фильмов.

Великолепные боевики 80-х и 90-х стали для нас целой эпохой, к сожалению, уже ушедшей. Ведь сейчас уже не снимают таких роскошных и душевных фильмов. Титр собрал самые яркие и динамичные фильмы от разных сценаристов, чтобы подкормить вашу ностальгию. Стоит пересмотреть их — и в душе поднимается бесовское веселье, просыпается героизм и сразу хочется самому бежать и спасать мир.

«Самоволка» 1990 г.

Жан-Клод Ван Дамм в очередной раз доказал, что умеет играть, а не просто драться перед камерой. Этот фильм по праву считается не только крутым боевиком, но и захватывающей драмой. И правильно, ведь все героические и не очень поступки, которые совершает главный герой, делаются ради помощи семье. Главный герой узнает, что брат угодил в передрягу, и дезертируя из армии, мчится на подмогу. Что бы кто ни говорил, но этот фильм точно не устареет никогда. кадр: Universal Pictures

«Воздушная тюрьма» 1997 г.

На одном самолете собрались Джон Малкович, Стив Бушеми, Николас Кейдж, Дэнни Трехо и еще 15 отморозков со всего света, причем Николасу Кейджу приспичило домой, а всем остальным – в Мексику. Фильм не мог получиться скучным. Ведь любому ясно, что если Николасу Кейджу что-то приспичит, то ничего хорошего из этого не выйдет. кадр: Touchstone Pictures

«Снайпер» 1992 г.

Опытному снайперу дают опасное задание: джунгли, индейцы, наркотики и, возможно, смерть. Для него все это, в общем-то, вполне невинный способ провести выходные, но чтобы он не расслаблялся, ему на шею вешают заносчивого чемпиона по стрельбе. На войне тот ни разу не бывал, но самомнение у него огромное. И вот весь фильм старый вояка учит молодого выскочку уму-разуму, пока тот не начинает наконец ценить крепкую мужскую дружбу. кадр: TriStar Pictures

«Кровавый четверг» 1998 г.

К главному герою приезжает в гости старый друг и оставляет ему на хранение волшебный чемоданчик. После этого все идет наперекосяк, какие-то люди постоянно приходят к нему в гости и начинают стрелять, и его настроение стремительно ухудшается. Какой мужчина не мечтает, чтобы сексапильная молодая брюнетка привязала его к стулу, разделась и совершила бы с ним насильственные действия неприличного характера? А вот главный герой совсем не рад. кадр: PolyGram Filmed Entertainment

«Трудная мишень» 1993 г.

У этого фильма есть все, что любят зрители: красивая девушка, импозантный злодей в пальто, громкие перестрелки, да и сам сюжет очень необычный. Кто бы мог подумать – в наши дни, в цивилизованном городе, приличные с виду люди в свободное от работы время развлекаются… охотой на людей! Жан Клод Ван Дамм недоволен. кадр: Universal Pictures

«Харлей Дэвидсон и ковбой Мальборо» 1991 г.

Какой же приличный байкер не видел этот фильм? Ведь главный герой совершает свои подвиги, практически не слезая с мотоцикла. Мораль фильма в том, что никто не смеет обижать байкерских друзей, а иначе можно и на неприятности нарваться. Одним словом, любимцы женщин Микки Рурк и Дон Джонсон спасают людей. кадр: Metro-Goldwyn-Mayer

«Правдивая ложь» 1994 г.

Этот фильм стоит посмотреть любой жене, начинающей поглядывать от мужа налево. А вдруг он у вас секретный агент и вы давно под колпаком? Мужьям, слишком сильно увлекающимся работой, тоже стоит посмотреть, что бывает, если супруга заскучала. А, вообще-то, это кино нужно смотреть вдвоем – оно отлично сближает и подсказывает много интересных способов провести вместе время. кадр: 20th Century Fox

«Схватка» 1995 г.

Роберт Де Ниро и Аль Пачино, может, и не обладают выдающейся мускулатурой, но играть в боевиках-то они точно умеют. Боевик они делают не за счет драк, хотя хватает и их, а за счет отличного противостояния двух профессионалов. Только сражаются они на разных сторонах закона. Стоит посмотреть этот фильм, чтобы научиться настоящему мужскому благородству. Это отличный пример того, что есть еще порох в пороховницах. кадр: Warner Brothers

«Долгий поцелуй на ночь» 1996 г.

Джина Дэвис ведет скромную жизнь учительницы, страдает амнезией, воспитывает дочку и любит своего муженька. Но у нее в прошлом есть какая-то тайна, которую она никак не может вспомнить. Пока однажды ночью она не умудряется весьма профессионально зарезать кухонным ножом грабителя, влезшего в дом. Ну что ж, теперь все ясно – в прошлой жизни она была шеф-поваром. Вы можете себе представить опасную Джину Дэвис? А зря. Душка Джина может не только очаровательно улыбаться. кадр: New Line Cinema

«Отчаянный» 1995 г.

Действие происходит в бандитской Мексике, где за каждым углом вас подстерегают грабители, наркодельцы и мафия. Мачо Антонио в буквальном смысле разносит своей гитарой бары, дома и все, что мешает ему вершить справедливую месть. Мораль фильма очевидна. Никогда не шутите с мексиканцами, особенно, если они – музыканты! кадр: Columbia TriStar

«Скалолаз» 1993 г.

Альпинист и красивая женщина лазают по горам, собирают чемоданы с деньгами и воюют с заблудившимися в горах террористами. Сильвестр Сталлоне задает негодяям такого жару, что несмотря на действие, происходящее во льдах, весь фильм ему приходится бегать в майке, чтобы не вспотеть и не простудиться. кадр: TriStar Pictures

«Разборки в маленьком Токио» 1991 г.

Все здесь живет и дышит славным духом старой эпохи. Чего только стоит согревающий душу малиновый пиджак Брэндона. И Лундгрен такой молодой… Сначала, как и заведено, они немного повздорят, но потом вспомнят, что они – напарники, и помирятся. Вдвоем эти колоритные парни спасут всех прекрасных дам, разрушат любые планы японской мафии и накажут любого злодея. кадр: Warner Brothers

«В осаде» 1992 г.

Добрый повар Кейси Райбек – очень миролюбивый парень. Его оскорбили, заперли в холодильнике, не позвали на праздник и убили его любимого начальника. Он бы все это стерпел, но главному злодею не стоило плевать в его стряпню. И теперь замерзший и голодный Кейси обязан преподнести невеже хороший урок. Практическая польза от этого фильма велика. Моряки отказываются есть борщ? Теперь вы знаете, как надо поступать. кадр: Warner Brothers

«Скала» 1996 г.

В этой истории злодеи — не совсем злодеи, а добрые парни — не совсем борцы за справедливость. Но у ученого-биохимика Стэнли Гудспида и бывшего шпиона Мэйсона нет времени, чтобы заниматься философией. Они заняты спасением своих близких от парней с ракетами. Сэр Шон Коннери здесь нереально крут, а Николас Кейдж – нереально мил. кадр: Hollywood Pictures

«Крепкий орешек» 1988 г.

Мужик приехал поздравить жену с Рождеством, а попал на войну. Ничего удивительного, что у него плохое настроение и хочется разнести все вокруг. Некоторые зрители иногда придираются к этому фильму, мол, есть киноляп в сцене, где герой влезает в вентиляцию в белой майке, а вылезает – в коричневой. Что ж, а вы попробуйте сами победить террористов, спасти заложников, проползти по вентиляции – и остаться в белой майке! кадр: 20th Century Fox

«Терминатор 2. Судный день» 1991 г.

В современных фильмах хороши спецэффекты и бюджеты, но не хватает культовых героев. В далеком 1991 году таким героем стал робот в человеческом обличье, спасающий мальчик, его мать и будущее, охваченное ядерной войной. Он всего лишь машина, выполняющая команды, но в конце фильма, когда он жертвует собой ради будущего – его жалко так же, как и близкого живого человека. кадр: TriStar Pictures

«Смертельное оружие» 1987 г.

Одного из них считают неуравновешенным психом, второй – обычный добропорядочный гражданин, а вместе они обезвреживают безжалостную банду преступников. Да, в наше время этот сюжет уже не нов, но не стоит забывать, что именно с этой картины взял начало жанр «полицейская история». А если б не обаяние Мэла Гибсона и Дэнни Гловера – жанр бы не прижился, и, кто знает, скольких замечательных фильмов мы могли бы не увидеть. кадр: Warner Brothers

«Разрушитель» 1993 г.

Джон – отличный полицейский. Он настолько целеустремленно ловит преступников, что в погонях иногда причиняет вреда больше, чем они сами. За последнюю погоню его посадили в специальную тюрьму-морозильник аж на 70 лет, но через 36 лет обществу снова нужна его помощь, обиженного героя выпускают – и ну держись! Прелесть фильма даже не в том, как круто дерется Сталлоне, а в том, как он приспосабливается к изменившемуся миру. И учится пользоваться ракушками. кадр: Warner Brothers

«Миссия: невыполнима» 1996 г.

Молодой Том Круз обладал редким наивным выражением лица, и поэтому нет ничего удивительного в том, что коллегам его героя в фильме давно хотелось его подставить. Закончилось все тем, что его обвинили в предательстве и пришлось ему весь фильм очищать свое имя и испытывать разные превратности судьбы. В этом фильме Круз доказал, что хорош не только в гонках или летном деле, а еще и в работе, требующей периодических проблесков ума. кадр: Paramount Pictures

«Слепая ярость» 1989 г.

На первый взгляд герой Рутгера Хауэра – обычный слепой бомж, который слоняется по свету в поисках подаяния. Но кто так думал – жестоко ошибся. Этот слепец сражается получше многих мастеров, а в посохе у него припрятан смертоносный меч. Он ищет своего старого друга, и не видит препятствий на своем пути ни в прямом, ни в переносном смысле. кадр: TriStar Pictures

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Школьные издевательства | Suomen Mielenterveysseura

Школьные издевательства могут проявляться различным образом. Это может быть физическое насилие, например, толчки, удары или таскание за волосы. Это может быть также обзывание, изолирование из круга товарищей или размещение в интернете обидно отредактированных фотографий. Особенно девочек часто обижают такими способами, которые не сразу можно заметить, но которые ранят очень глубоко.

Жертвой издевательств может стать кто угодно, и бесполезно искать причину издевательств в себе. И даже если жертва попытается измениться в угоду обидчикам, к примеру, обзываемый толстяком ребенок начнет худеть, это вряд ли приведет к прекращению издевательств. Обидчики придумают новую причину для издевательств или выберут новую жертву. Для издевательств никогда нет реально обоснованной причины.

Раньше считалось, что обидчики издеваются по причине низкой самооценки. В наше время самой распространенной причиной называют желание командовать и возвысить самого себя. Обидчик может таким образом выражать свое плохое настроение или обиды за пережитые ранее издевательства. Ставшие жертвой издевательств, однако, часто симпатичнее и дружелюбнее обычного. Это те особенности, которые обычно весьма полезны во взрослой жизни, но уже в детском возрасте жертва издевательств сам, вероятно, является действительно хорошим другом.

Издевательства необходимо прекратить не только ради жертвы, но и ради самого обидчика. Доказано, что в среднем обидчики в дальнейшей жизни преуспевают гораздо хуже остальных, к примеру, они уже в молодом возрасте совершают и другие правонарушения. Жертвы издевательств могут страдать от полученных травм и став взрослыми.

Положение жертвы издевательств непростое. Представьте, что ребенок, ежедневно приходя в школу, становится объектом многократного насилия/жестокого обращения, которое в случае со взрослыми автоматически расценивалось бы как уголовное преступление. В наше время школьные издевательства в виде физического насилия происходят гораздо чаще, чем раньше, и требуют более серьезного отношения. Насилие также требует полицейского расследования. Словесное издевательство, манипуляции и исключение из игр, тем не менее, также весьма распространены, и эти проблемы необходимо решать с участием учителей, родителей и одноклассников.

Школьные издевательства: роли

Жертва

Ученик, над которым постоянно издеваются. Например, бьют, портят одежду и вещи, обзывают устно и в интернете.

Обидчик

Обидчик начинает издевательства и подстрекает других делать то же самое.

Сообщник обидчика

Сообщник обидчика сам не начинает издевательства, но следует за зачинщиком. Он может быть в числе зрителей и потешаться над жертвой вместе с обидчиком. Сообщник обидчика может поддерживать обидчика уже тем, что присутствует рядом и наблюдает над издевательствами, ничего не предпринимая, чтобы их прекратить.

Защитник

Защитник находится на стороне жертвы, сообщает об издевательствах взрослым и пытается прекратить их.

Посторонний

Посторонний покидает место издевательства в самом начале, не сообщая при этом ничего взрослым и не пытаясь помочь обижаемому. Таким образом, даже не желая, он своим поведением поощряет издевательства.

Я подозреваю, что над моим


ребенком издеваются

В основном, для родителей может явиться неожиданностью то, что над их ребенком издеваются уже длительное время. И хотя отношения с ребенком могут быть очень хорошими, и кажется, что он всегда рассказывает о своем плохом самочувствии, на школьные издевательства ребенку пожаловаться нелегко.

Ребенок может избегать говорить об издевательствах, в том числе, по следующим причинам:
  • Он боится, что от разговора не будет никакой пользы, а вмешательство лишь увеличит издевательства.
  • Он боится, что к его проблеме отнесутся несерьезно.
  • Он боится, что причину издевательств будут искать в нем самом.
  • Ребенок стыдится того, что стал объектом издевательств, переживает чувство неполноценности.
Причины подозревать наличие издевательств есть в следующих случаях:
  • У ребенка повторяющиеся необъяснимые головные боли, боли в животе и другие так называемые психосоматические симптомы – физические недомогания, которым не находятся объяснения.
  • Ребенок отправляется в школу раньше или возвращается позже обычного. Он может избегать обидчиков и поэтому выбирает более длинную дорогу.
  • У ребенка на теле синяки, возникновение которых он не может объяснить, или же испорчены одежда и вещи.
  • Снизились оценки за успеваемость, и ребенок не хочет идти в школу.
  • Ребенок выглядит грустным и подавленным или у него проблемы со сном.

Если в разговоре ребенок поделился, что над ним издеваются, или как-нибудь иначе заговорил об издевательствах, скажите, что верите ему и что он сам не виноват в том, что над ним издеваются. Выслушайте его и спокойно расспросите о том, что происходит, например: «кто тебя обижает? что они говорят и делают? пришел ли кто-нибудь тебе на помощь? знает ли учитель об этом? что ты чувствуешь?». Скажите ребенку, что вы собираетесь делать и каким образом намереваетесь прекратить издевательства.

Некоторые способы решения проблемы издевательств:
  • Свяжитесь с классным руководителем ребенка или ректором школы и попросите о встрече, в которой бы участвовали учитель/ректор, обидчики и их родители. Обсудите проблему предварительно с учителем/ректором и по возможности с родителями обидчика. Во время встречи объясните обидчикам, как тяжело ваш ребенок переживает издевательства. Продолжайте и в дальнейшем поддерживать связь с родителями обидчиков. Если складывается впечатление, что родители обидчиков не воспринимают ситуацию всерьез, попытайтесь заручиться поддержкой учебного комитета, куратора и ректора школы.
  • Если издевательства над ребенком включают физическое насилие или угрозы, можно обратиться в полицию. Опубликованные в интернете оскорбительные материалы также могут послужить причиной обвинения обидчиков в клевете или поводом в случае с детьми, не достигшими 15 лет, обращения в социальную службу по защите прав ребенка.
  • В крайнем случае, если школа не относится к проблеме издевательств серьезно или не предпринимает попыток их прекратить по каким-либо другим причинам, ребенок, подвергнувшийся издевательствам, обычно вынужден поменять школу. Смена школы является действенным средством в большинстве случаев, редко когда издевательства продолжаются и в новой школе. Между школами наблюдается большая разница, и вполне возможно, что в какой-нибудь другой школе проблема издевательств решается более эффективно.
  • Прежде чем издевательства прекратятся и следом за этим, важно найти ребенку такое окружение, в котором бы он чувствовал себя принятым и переживал радость. Такое окружение можно найти в каком-либо кружке, секции или в собственном дворе, где играют ровесники ребенка. Также домашний любимец может доставить школьнику необходимое общение и чувство одобрения.
Обидчиком ребенка является учитель

Если ваш ребенок пожаловался, что его обижает учитель, решить проблему может быть весьма трудно. Иногда ребенок может неправильно истолковать действия учителя и думать, к примеру, что дополнительные к домашнему заданию вопросы – это издевательство. Порой родителям часто бывает трудно представить, насколько по-разному их ребенок может вести себя дома и в школе. Ребенок также может пытаться неожиданными способами привлечь внимание родителей.

Однако возможно также, что учитель все же оказывается обидчиком ребенка. В случае, если после беседы с ребенком, его учителем и, по возможности, с одноклассниками и их родителями, вы по-прежнему уверены, что учитель обижает ребенка, необходимо попытаться обсудить проблему с ректором школы. Если беседа с ректором не дала результатов, можно обратиться в районный отдел образования, а затем в местный муниципалитет.

Обычно ситуации, в которых расходятся мнения ребенка и учителя, разрешить чрезвычайно трудно. Если учитель обвиняется в издевательстве, необходимо побеседовать с другими учениками и их родителями и спросить, как они видят существующую проблему. Если родители учеников объединятся против несправедливости, в таком случае проблему можно решить.

Надо мной или над моим товарищем издеваются в школе
  • Вероятно, ты слышал выражение «издевательство прекратится, если на него не обращать внимания», но наверняка знаешь, что так бывает редко. Да и можно ли не обращать внимания на издевательства? Нет, конечно. Если у человека плохое настроение, он имеет право показать это и в редких случаях способен вести себя по-другому. Однако не стоит бить или оскорблять в ответ, обратись за помощью ко взрослым.
  • Задача учителей, ректора, других работников школы, твоих родителей и родителей обидчиков – прореагировать на издевательства, т.е. максимально быстро их прекратить. На издевательства можно не обращать внимания только с той точки зрения, что не стоит верить оскорбительным словам обидчика. Никто не должен впадать в депрессию из-за того, что стал объектом издевательств.
  • Ты можешь думать, что рассказывать об издевательствах никому не стоит, потому что они все равно не прекратятся. Тем не менее, обязанность учителей — принять меры по прекращению издевательств. Всегда необходимо предпринимать попытки прекратить издевательства. Например, твой классный руководитель, школьный психолог, куратор или они все вместе могут поговорить с теми, кто над тобой издевается. Родители обидчиков обычно не знают, как плохо ведут себя их дети, прежде чем кто-то не расскажет им об этом.
  • Если школьные издевательства ведут к плохому настроению, важно, чтобы ты с кем-нибудь поговорил об этом. Например, твои родители, бабушки и дедушки, друзья или школьная медсестра хотят знать, почему у тебя плохое настроение.
  • Помни, что найти друзей можно не только в школе. Многие познакомились с лучшими друзьями, например, в каком-нибудь кружке или собственном дворе.
  • Если ты думаешь, что издевательства прекратить никак нельзя, ты можешь подумать о смене школы. По окончании старшей ступени (ylä-aste) ты можешь легко поступить в гимназию, профессиональное училище или другую школу, где тебе не придется встречаться с твоими обидчиками. Сменить школу можно также и в процессе обучения на старшей или младшей ступени. Конечно же, это обидно, что из-за хулиганов тебе приходится переходить в другую школу. Однако, тем не менее, лучше это сделать, так как заставить обидчиков уйти из школы против их желания еще труднее.
  • Никогда не вини себя за то, что ты стал объектом издевательств, и не думай, что проблема в тебе. Для издевательств никогда нет причин, ни над кем нельзя издеваться. У каждого есть право радоваться каждому школьному дню. Если ты не чувствуешь себя счастливым в школе, то, возможно, найдешь увлечение по душе или друга, которые принесут тебе радость по окончанию школьного дня.
Я вижу, как обижают моего товарища, что мне делать?
  • Скажи своему товарищу, что ты на его стороне, причем таким образом, чтобы обидчики слышали это. Иногда бывает страшно, что ты сам станешь объектом издевательств, если решишься защитить товарища. Тем не менее, если достаточно много ребят встанут на защиту друга от обидчика, обидчик останется в одиночестве и будет вынужден прекратить издеваться. Большинство школьных издевательств не происходило бы, если бы товарищи обижаемого не отмалчивались в стороне.
  • Чрезвычайно важно рассказать об издевательствах кому-то из взрослых. Будет хорошо, если ты скажешь своему обижаемому другу, что об издевательствах необходимо обязательно рассказать кому-то из учителей или ректору. Вы можете пойти вместе пожаловаться на издевательства. Ты обязан позвать дежурного учителя, если ты видишь, что на школьном дворе над кем-то издеваются.
  • Никогда не бросай товарища, если над ним издеваются.

Мой ребенок издевается над другими – что мне делать?

  • Вы узнали от учителя или родителей другого ученика, что ваш ребенок издевается над другим ребенком. Информация кажется вам весьма сомнительной, вам трудно поверить, что это правда. Спросите у ребенка, что он думает по этому поводу и признает ли сам факт издевательства. Попытайтесь объяснить ребенку, что издевательства – это очень плохо и что их нужно немедленно прекратить.

Если обиженный ребенок и его родители просят о встрече, на которой бы присутствовали вы вместе с ребенком, возможно, это хороший вариант. Во время переговоров ваш ребенок может пообещать обиженному товарищу, что он больше не будет издеваться.

Если ваш ребенок отрицает факт издевательства, и если вы сами не уверены, правда это или ложь, необходимо также организовать встречу с учителем и ребенком, который жалуется на издевательства. Необходимо выяснить, что же произошло в реальности. Если ваш ребенок действительно издевался над кем-нибудь, а вы не хотите соглашаться с тем, что это правда, вы способствуете тому, что пребывание в школе другого ребенка становится грустным и тяжелым. Ваша задача состоит в том, чтобы ваш ребенок понял: издеваться – это плохо.

  • Когда факт издевательства выяснен, продолжайте поддерживать связь с учителем, обиженным ребенком и его родителями, удостоверьтесь, что издевательства прекратились и не трансформировались в отторжение обиженного ребенка.
  • Будьте осторожны, чтобы своими замечаниями и высказываниями не создавать повод к издевательствам, например, не критикуйте внешний вид других людей, их манеру говорить или другие способности и т.д., а также избегайте суждений, что одни люди лучше других. Ребенок может основывать свое поведение на мысли, что у него есть право высказывать собственную оценку, например, внешнему виду другого человека.

Если пережитые в детстве издевательства остаются в памяти

Многие взрослые подтверждают, что школьные издевательства отражались на их жизни долгое время. Школьные издевательства напоминают о себе даже людям пенсионного возраста. Совершенно нормально, что гнетущие воспоминания возникают в тот период, когда собственный ребенок идет в школу или, что еще хуже, становится объектом издевательств.

Понимание того, как человек стал объектом издевательств и как эта проблема была решена, может дать ответы на многие вопросы. Взрослый человек, возможно, впервые начинает размышлять над проблемой школьных издевательств, когда обижают его ребенка. До этого последствия издевательств проявлялись, например, в раздражающей застенчивости, боязливости, тревожности вплоть до склонности к депрессиям. Когда сталкиваешься с издевательствами над своим ребенком, после первоначального шока появляется возможность преодолеть и собственные проблемы.

Скорее всего, переживший издевательства родитель достаточно хорошо понимает своего ребенка, подвергнувшегося издевательствам, и способен выслушать и поддержать его. То, что их ребенок стал объектом издевательств, может вызывать у родителей достаточно сильные эмоции, им бывает трудно контролировать ситуацию необходимым образом, сохраняя спокойствие. Родитель наверняка не пропустит и не оставит без внимания детские переживания, потому что слишком хорошо знает, что ребенок может чувствовать в данной ситуации.

Можно понять много нового, когда во взрослом возрасте приходится возвращаться к собственным воспоминаниям о школьных издевательствах. Будучи ребенком, вы, возможно, видели в себе причину издевательств и думали, что вы хуже других детей. В худших случаях, эти чувства сохраняются. Став взрослым, понимаешь, что никто не заслуживает плохого обращения и кто угодно может стать объектом издевательств.

При оказании поддержки своему ребенку появляется возможность разобраться со своими переживаниями. В лучшем случае издевательства над ребенком удается прекратить, и родитель сам сможет пересмотреть свой личный опыт в новом свете. Прекращение издевательства может придать такие же силы и веру в себя, как и преодоление какого-либо другого кризиса.

Когда появляется ощущение, что проблема издевательств исчерпана в достаточной мере своими силами или с помощью специалиста или близкого человека, становится также возможным освободиться от вызванных ею тяжких переживаний. Издевательства могут оставить шрамы на всю жизнь, но они не определяют ваше будущее. Родитель также способен увидеть, чего он уже смог добиться в своей жизни несмотря на травмы, причиненные издевательствами.

Литература по теме: Elämää koulukiusaamisen jälkeen (Holmberg-Kalenius, 2008).

Можно ли наказать тех, кто распускает сплетни — Российская газета

Искитим — райцентр недалеко от Новосибирска. Здесь меньше 60 тысяч жителей, и слухи распространяются мгновенно. Их жертвой стал восьмилетний мальчик с ВИЧ-инфекцией. Сейчас его пытаются защитить правоохранительные органы, но насколько эффективной будет эта защита, неясно.

Это родительский подвиг двух молодых людей — в прошлом году они взяли из детдома кроху, не подозревая о его диагнозе, но, узнав страшную правду, все-таки не предали и не оставили в больнице, преодолев собственные страхи. Никто не знает почему, но в детдоме не было сведений о ВИЧ-статусе ребенка, которого отдавали в приемную семью. Это, как ни странно, было тайной даже от тех, кто обязан был об этом знать, и чуть не стоило мальчику, который не получал необходимых лекарств, жизни. А сейчас его диагноз уже не является тайной ни для кого, и опять никто не знает, как так получилось.

Слухи о диагнозе без согласия больного тоже подлежат наказанию

Приемная мама узнала о том, что у ее ребенка ВИЧ, даже не от врачей, а от постороннего человека, от такой же, как она, приемной матери — ей проболтался кто-то из медиков. Сейчас об этом судачит весь город, и разговоры уже не остановить — мальчика не захотели записать в школу, не берут на занятия лечебной физкультурой, родители не позволяют своим детям общаться с этой семьей.

Дикость невероятная, но тут уж как есть. «У нас детей с синдромом Дауна и то боятся, как бы от них не заразиться, а что уж говорить о ВИЧ-инфекции, — говорит адвокат Елена Мадеева. — Для семьи это великая трагедия, и совершенно ясно, что из маленького городка им придется уезжать, иначе это не жизнь».

С этим не поспоришь, хотя сегодня, когда о страданиях приемной семьи написали в СМИ, ее изо всех сил окружают заботой все — от прокуроров до детского омбудсмена. Отреагировал и Следственный комитет — возбудил уголовное дело по крайне редко встречающейся в судах статье — 137-й, о нарушении неприкосновенности частной жизни. Кто ее нарушил — пока неизвестно, дело возбуждено в отношении неустановленного лица. Удастся ли кого-то привлечь к ответственности — на этот счет мнения у юристов расходятся.

Так, по словам Елены Мадеевой, наказать «Машку и Глашку», которые сплетничают друг с другом о диагнозе ребенка, нельзя. Уголовной ответственности, считает адвокат, в данном случае подлежит только тот, кто почерпнул эту информацию из документов (санитарка в регистратуре, медсестра, врач, уборщица, заглянувшая в карточку) и распространил ее как достоверный факт. Но и их виновность, по мнению Елены Мадеевой, доказать будет крайне сложно, поэтому количество таких дел в судах за год не дотягивает и до сотни на всю страну (в 2017 году было всего 86). Да и обстоятельства в них обычно гораздо проще: как правило, обиженный мужчина скачивает в сеть интимные фото бывшей подружки. Самое распространенное наказание за это — штраф.

Но есть и другое мнение. Как заявила «РГ» адвокат Ольга Диулина, к уголовной ответственности в данном случае можно привлечь всю цепочку тех, кто передавал друг другу эти сведения как достоверные факты («слыхала — пацан-то у нее СПИДом болеет!»). По ее мнению, «Машка и Глашка», распространявшие информацию о диагнозе без согласия больного, тоже подлежат наказанию. «Очевидным доказательством является переписка в соцсетях, — заметила Ольга Диулина. — Но можно опираться и на показания, прежде всего пострадавших. Даже если они рассказали кому-то о диагнозе сами, но не выразили согласие на распространение этих сведений, то их распространение противозаконно».

Почему выражение лица не отражает наши чувства

Почему выражение лица не отражает наши чувства

(Изображение предоставлено Getty Images)

На протяжении веков мы верили, что выражение лица отражает наши сокровенные эмоции. Но недавние исследования показали, что это может быть далеко от истины.

W

Во время исследования эмоций и выражений лица в Папуа-Новой Гвинее в 2015 году психолог Карлос Кривелли обнаружил нечто поразительное.

Он показал жителям Тробриандских островов фотографии стандартного западного лица страха — с широко открытыми глазами и разинутым ртом — и попросил их идентифицировать то, что они видели. Тробрианцы не видели испуганного лица. Вместо этого они увидели признаки угрозы и агрессии.

Когда были показаны фотографии стандартного западного лица страха, жители Тробрианских островов увидели не испуганного человека, а агрессивного человека. это », — говорит Алан Фридлунд, профессор психологии Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, который является соавтором недавнего исследования с Кривелли из Университета Де Монфор, в котором обосновывается более утилитарный взгляд на выражения лица.«Наши лица — это то, как мы направляем траекторию социального взаимодействия».

Нельзя сказать, что мы активно пытаемся манипулировать другими с помощью выражения лица (хотя время от времени мы можем). Наши улыбки и хмурый взгляд вполне могут быть инстинктивными.

Наши улыбки и хмурые взгляды могут быть инстинктивными, но они сигнализируют о том, что мы хотим сделать дальше. должно произойти дальше.Например, ваше лучшее «отвращение» лицо может показывать, что вы недовольны тем, как идет разговор, и что вы хотите, чтобы он принял другую сторону.

«Это единственная причина, которая имеет смысл для развития выражения лица», — говорит Бриджит Уоллер, профессор эволюционной психологии Портсмутского университета. Лица, по ее словам, всегда «дают какую-то важную и полезную информацию как отправителю…, так и получателю».

Хотя это может показаться разумным, эта теория появилась давно.

Идея о том, что эмоции являются фундаментальными, инстинктивными и выражаются на наших лицах, глубоко укоренилась в западной культуре. Древние греки противопоставляли «страсти» разуму; в 17 веке философ Рене Декарт выделил шесть основных страстей, которые могли мешать рациональному мышлению. Художник Шарль Лебрен затем соединил их с лицом, выложив «анатомически правильную и соответствующую нюансам конфигурацию лица для каждой картезианской страсти», пишут Кривелли и Фридлунд.

Идея о том, что наши лица служат зеркалом наших эмоций, глубоко укоренилась в западной культуре (Фото: Getty Images)

В 1960-х и 1970-х годах научные исследования также начали подтверждать идею о том, что некоторые базовые эмоции могут быть универсально понятым через мимику.

В разных странах мира исследователь Пол Экман попросил испытуемых сопоставить фотографии выражений лиц с эмоциями или эмоциональными сценариями. Его исследования, казалось, показали, что некоторые выражения и соответствующие им чувства признавались людьми всех культур.(Этими «основными эмоциями» были счастье, удивление, отвращение, страх, печаль и гнев.) Сегодня наследие теорий Экмана повсюду: от плакатов «Чувства», которые вы видите в дошкольных учреждениях с их карикатурными улыбками и хмурыми взглядами, до Программа правительства США, направленная на выявление потенциальных террористов.

Исследования Пола Экмана показали, что такие эмоции, как отвращение, признавались людьми всех культур, но это может быть неточно (Источник: Getty Images)

Но у этой точки зрения всегда были недоброжелатели.Среди них была Маргарет Мид, которая считала, что наши выражения — это выученное поведение. То же самое и с Фридлундом, который в начале своей карьеры
сотрудничал с Экманом над двумя статьями, прежде чем разочаровался в идеях Экмана.

Противостояние

Новое исследование бросает вызов двум основным столпам теории эмоций. Во-первых, это идея о том, что некоторые эмоции разделяются и признаются всеми. Во-вторых, это вера в то, что выражения лица надежно отражают эти эмоции.«Это два разных момента, которые действительно были сбиты с толку учеными», — говорит Мария Гендрон, исследователь психологии из Северо-Восточного университета, вскоре поступившая на факультет Йельского университета.

Показав улыбающееся лицо, небольшая часть тробрианцев сказала, что этот человек счастлив (Источник: Getty Images)

Это новое исследование включает недавнюю работу Кривелли. Он провел месяцы, погружаясь в тробрианцев Папуа-Новой Гвинеи, а также мвани в Мозамбике. Он обнаружил, что в обеих группах коренных народов участники исследования не приписывали эмоции лицам так, как это делают жители Запада.

Это было не просто лицо страха. Показав улыбающееся лицо, только небольшой процент тробрианцев заявили, что это лицо было счастливым. Около половины тех, кого попросили описать это своими словами, назвали это «смехом»: словом, имеющим отношение к действию, а не к чувству. И некоторые описали улыбающееся лицо как проявление «магии притяжения», эмоции, уникально идентифицируемой Тробрианом, которую Кривелли описывает как «восхищенное очарование» или ощущение положительного воздействия магии.

Гендрон обнаружил аналогичные реакции при изучении других коренных групп — народа химба в Намибии и хадза в Танзании. Обе группы, когда их просили описать выражение лица своими словами, обычно не описывали выражение как «счастливое» или «грустное». Вместо этого они сосредоточились бы на действиях людей на фотографиях (описывая их как смеющихся или плачущих) или экстраполировали бы причины выражений («Кто-то умер»).

Когда другие интерпретируют наши выражения лица, они могут определить эмоцию, которую мы на самом деле не чувствуем (Источник: Getty Images)

Другими словами, ни один исследователь не обнаружил доказательств того, что стоит за выражением лица, в том числе отражает ли выражение самые сокровенные моменты. эмоция вообще — это врожденное или универсальное понимание.

Ситуация усложняется тем, что даже когда другие интерпретируют выражение нашего лица как выражение определенного чувства, они могут точно определить эмоцию, которую мы на самом деле не испытываем.

В результате анализа около 50 исследований, проведенного в 2017 году, исследователи обнаружили, что лишь небольшая часть лиц людей отражает их настоящие чувства. По словам соавтора Райнера Райзензайна, было одно сильное исключение: веселье, которое почти всегда приводило к улыбке или смеху.

Reisenzein не решается интерпретировать, что означают эти выводы.«Я один из тех старомодных ученых, которые просто проводят исследования», — шутит он. Однако он считает, что у нас есть веские эволюционные причины не раскрывать свои внутренние состояния другим людям: «Это ставит нас в невыгодное положение».

С точки зрения эволюции, раскрытие нашего внутреннего состояния другим людям может поставить нас в невыгодное положение (Источник: Getty Images)

Если наши выражения лица на самом деле не отражают наши чувства, это чревато огромными последствиями.

Один из них — в области искусственного интеллекта (ИИ), в частности робототехники.«Многие люди тренируют свой искусственный интеллект и своих социальных роботов, используя эти классические« плакатные »лица, — говорит Фридлунд. Но если кто-то, хмуро глядя на робота, сигнализирует о чем-то отличном от простого несчастья, ИИ может ответить ему неправильно.

«Невозможно предсказать, как робот будет реагировать, когда увидит смайлик, надутое лицо или рычание», — отмечает Фридлунд. «Вы должны иметь какое-то представление о роли человека по отношению к вам, а также о вашей совместной истории, прежде чем понимать, что означает это лицо.Фридлунд, консультирующий компании, занимающиеся разработкой искусственного интеллекта, считает, что искусственный интеллект, наученный использовать контекстные подсказки, будет более эффективным.

Однако для большинства из нас новое исследование может иметь наибольшее влияние на то, как мы интерпретируем социальные взаимодействия. Оказывается, мы могли бы лучше общаться, если бы видели лица не как отражающие скрытые эмоции, а как активные попытки поговорить с нами.

Некоторые исследователи утверждают, что люди должны читать лица не как выражение сокровенных чувств, а как указание на то, как кто-то хочет, чтобы происходило взаимодействие (Источник: Getty Images)

Люди должны читать лица, «как дорожные знаки», — говорит Фридлунд.«Это как стрелка на железнодорожном пути: мы идем сюда или идем туда в разговоре?» Этот хмурый взгляд на лице вашего друга может не быть гневом; возможно, она просто хочет, чтобы вы согласились с ее точкой зрения. Надутая голова вашего сына не обязательно отражает печаль; он может просто захотеть, чтобы вы посочувствовали или защитили его от неудобной ситуации.

Возьмите смех, говорит Уоллер: «Когда вы смеетесь, и то, как вы смеетесь, в социальном взаимодействии имеет решающее значение». Несоответствующий смех может не показать вашу внутреннюю радость от происходящего, но он может показать, что вы не уделяете пристального внимания разговору, или даже может сигнализировать о враждебности.

Для Кривелли наши лица могут быть даже более расчетливыми. Он сравнивает нас с кукловодами, с такими выражениями, как «невидимые провода или веревки, которые вы пытаетесь использовать, чтобы манипулировать другим».

И, конечно же, этот другой человек манипулирует нами в ответ. В конце концов, мы социальные существа.

Присоединяйтесь к 800 000+ будущих поклонников, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter .

Если вам понравился этот рассказ, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com под названием «Если вы прочитаете только 6 статей на этой неделе». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Capital и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

100 слов для выражения лица

Марк Никол

Признайтесь — иногда вы должны дать своим читателям основанные на выражении лица подсказки о том, что чувствует персонаж или объект.Сначала попробуйте передать эмоции косвенно или через диалог, но если вам необходимо прибегнуть к описательному термину, постарайтесь уточнить:

1. Отсутствует : озабочен
2. Агонизирован : как будто страдает от боли или мучений
3. Соблазн : привлекателен в смысле пробуждения желания
4. Привлекателен : привлекателен в смысле ободрения деловая репутация и / или проценты
5. Блаженство : см. блаженное
6. Желчное : злонамеренное
7. Черный : злой или грустный, или увидеть враждебно
8. Мрачный : увидеть мрачный и безнадежный
9. Мигающий : удивление или отсутствие беспокойства
10. Блаженство : показывать состояние счастья или божественного довольства
11. Беспечный : беззаботный, беззаботный или беззаботно равнодушный
12. Задумчивый : см. тревожный и мрачный
13. Жук глазами : испуганный или удивленный
14. огорченный : униженный или разочарованный
15. дерзкий : дерзкий, наглый
16. безрадостный : грустный
17. холерик : вспыльчивый, разгневанный
18. кокетливый : игривый или уклончивый
19. Crestfallen : см. Despondent
20. Darkly : с подавленными или злобными чувствами
21. Deadpan : невыразительный, чтобы скрыть эмоции или усилить юмор
22. Dejected : see Despondent
23 . Derisive : см. sardonic
24. Despondent : подавленный или обескураженный
25. Doleful : грустный или огорченный
26. Dour : суровый или упорный; см. также подавленный
27. подавленный : см. подавленный
28. мечтательный : отвлеченный мечтаниями или фантазиями
29. восторженный : восхищенный или очарованный
30. Etched : см. фиксированный
31. Слабый : трусливый, слабый или едва заметный
32. Неподвижный : сосредоточенный или неподвижный
33. Скрытный : незаметный
34. Взгляд : пристальный взгляд
35. Взгляд : краткий взгляд, как будто с любопытством но уклончиво
36. Вглядный : см. враждебный
37. Остекленный : невыразительный из-за усталости или замешательства
38. Мрачный : см. подавленный и угрюмый
39. Светящийся : раздраженный или сердитый
40. Светящийся : см. сияющий
41. Мрачный : см. подавленный ; также фаталистический или пессимистический
42. Могила : серьезная, выражающая эмоции из-за утраты или печали
43. Призраки : напуганная, обеспокоенная или виноватая
44. Безнадежная : подавленная отсутствием поддержки или оптимизма
45. Враждебный : агрессивно злой, запугивающий или сопротивляющийся
46. Преследуемый : напряженный, как будто беспокоясь о преследовании
47. Бесстрастный : см. невозмутимый
48. Непостижимый : загадочный, нечитаемый
49. Насмешливый : оскорбительный или насмешливый
50. Томный : ленивый или ленивый слабый
51. Леринг : см. значащий ; также с сексуальным подтекстом
52. Значимый : передать неявный подтекст или общий секрет
53. Мягкий : покладистый
54. Озорной : раздражает или злонамеренно игриво
55. Угрюмый : см. угрюмый
56. Боль : испытывает дискомфорт или боль
57. Бледный : см. wan
58. Смотрит : с любопытство или подозрение
59. раздраженный : раздраженный
60. раздражительный : см. нахальный и раздраженный
61. жалостный : сочувствующий
62. умоляющий : просящий извинения или помощи
63. Надутый : см. угрюмый
64. Насмешливый : вопрошающий или сбитый с толку
65. Сияющий : яркий, счастливый
66. Разбойник : см. озорной
67. Сангвиник : кровожадный, уверенный
68. Сардонический : насмехающийся
69. Презрительный : презрительный или насмешливый
70. Хмурый : недовольный или угрожающий
71. Поиск : любопытный или подозрительный
72. Набор : см. фиксированный
73. Стыдливый : стыдный или застенчивый
74. С отвисшей челюстью : ошеломленный или удивленный
75. Хитрый : хитрый; см. также украденный и озорной
76. рычащий : угрюмый
77. презрительный : см. презрительный
78. угрюмый : см. могилу
79. кислый : неприятный
80. Столид : невыразительный
81. Прямолицый : см. невозмутимый
82. Угрюмый : см. угрюмый
83. Угрюмый : обиженный
84. Дразнящий : см. издевательский
85. Напряженный : возбужденный
86. Напряженный : см. натянутый
87. Плотный : см. окрашенный и натянутый
88. Немигающий : см. Фиксированный
89. Свободный : пустой или глупый вид
90 . Завуалированный : см. непостижимый
91. Ван : бледный, болезненный; см. также обморок
92. Осторожно : осторожный или хитрый
93. Широко раскрытые глаза : испуганный или удивленный
94. Безумный : возбужденный, испуганный или напряженный
95. Задумчивый : тоскующий или грустный задумчивый
96. Увядание : разрушительное; см. также гневный
97. горестный : полный печали или оплакивания
98. Волчий : см. злобный взгляд и озорной
99. Гневный : возмущенный или мстительный
100. Кривой : искривленный или изогнутый, чтобы выразить ум, мрачное или ироническое чувство

Хотите улучшить свой английский за пять минут в день? Оформите подписку и начните получать наши ежедневные советы и упражнения по написанию!

Продолжайте учиться! Просмотрите категорию «Словарь», просмотрите наши популярные публикации или выберите соответствующую публикацию ниже:

Прекратите делать эти досадные ошибки! Подпишитесь на Daily Writing Tips уже сегодня!

  • Вы будете улучшать свой английский всего за 5 минут в день, гарантировано!
  • Подписчики получают доступ к нашим архивам с более чем 800 интерактивными упражнениями!
  • Вы также получите три бонусные электронные книги совершенно бесплатно!
Попробовать бесплатно

Токсичная мужественность и разорение отрочества

Обновлено в 9:30 с.м. ET, 20 декабря 2019 года.

Я ничего не знал о Коуле до встречи с ним; он был всего лишь именем в списке мальчиков в частной школе за пределами Бостона, которые вызвались поговорить со мной (или, возможно, психолог немного скрутил им руку). Во второй половине дня нашего первого интервью я опаздывал. Когда я мчался по коридору школы, я заметил мальчика, сидящего возле библиотеки и ждущего — это должен был быть он. Он бесстрастно смотрел вперед, поставив обе ноги на пол, руки свободно покоились на его бедрах.

Моя первая реакция была О нет, .

Это было совершенно несправедливо, алая буква личной предвзятости. Позже Коул называл себя «типичным высоким белым спортсменом», и это именно то, что я видел. В 18 лет он был выше шести футов ростом, с широкими плечами и коротко остриженными волосами. Его шея была такой толстой, что казалось, что она сливается с линией подбородка, и он планировал поступить в военную академию для колледжа следующей осенью. Он сказал мне, что его друзья были «группой спортсменов».- Думаю, они именно такие, как вы ожидали. Давай оставим все как есть. Если бы я закрыл глаза и описал мальчика, который, как мне казалось, никогда бы не открылся мне, это был бы он.

Но Коул меня удивил. Он вытащил на свой телефон фотографию своей девушки, с которой встречался последние 18 месяцев, гордо описав ее как «намного умнее меня», феминистку и фундамент эмоциональной поддержки. Он также признался, что четыре года назад, в течение первых недель своего первокурсника на стипендии в новой школе, беспокоился о том, что не будет знать, как вести себя с другими парнями, не сможет подружиться.«Я мог бы платонически поговорить с девушками, », — сказал он. «Это было просто. Но быть рядом с парнями было иначе. Мне нужно было быть «братаном», и я не знал, как это сделать ».

Всякий раз, когда Коул произносил слово брат , он перемещал свой вес, чтобы занять больше места, качаясь на стуле, и говорил низким горлом, как будто он вдохнул легкие травы. Он усмехнулся, когда я указал на это. «Да, — сказал он, — это часть всего этого: казаться расслабленным и никогда не навязчивым, но каким-то образом проявлять агрессию на спортивном поле.Потому что «братан», — он снова качнулся, — «всегда, всегда спортсмен».

Определение мужественности , кажется, сокращается. На вопрос, какие качества общество больше всего ценит в мальчиках, только 2% респондентов мужского пола ответили, что честность и нравственность.

Коул в конце концов нашел своих людей в команде, но сначала все было не так гладко. Он вспомнил случай двумя годами ранее, когда один из старших классов хвастался в раздевалке тем, как он убедил одну из одноклассниц Коула — второкурсницу года из , подчеркивал Коул, — что они были предметом, а затем начал встречаться с другими девушками. за ее спиной.И парень не стеснялся делиться подробностями. Коул и его друг, еще один второкурсник, посоветовали ему бросить это дело. «Я начал объяснять, почему это неуместно, — сказал Коул, — но он просто засмеялся».

На следующий день второй старший начал говорить о том, чтобы «отомстить» «суке», которая бросила его. Друг Коула снова заговорил, но на этот раз Коул промолчал. «И поскольку я продолжал отступать», а другой второкурсник «продолжал выходить, можно было сказать, что ребятам из команды он больше не нравился.Его тоже перестали слушать. Это похоже на то, как если бы он потратил всю свою социальную валюту, «пытаясь заставить их перестать шутить по поводу сексизма. «Тем временем я сидел там, — Коул хлопнул себя в грудь, — слишком боялся потратить свои деньги, и у меня просто остались ведра.

«Я не знаю, что делать», — серьезно продолжил он. «Когда я служу в армии и становлюсь частью этой культуры, я не хочу выбирать между собственным достоинством и отношениями с другими людьми, с которыми я служу. Но… — Он посмотрел мне в глаза.«Как мне сделать так, чтобы мне не приходилось выбирать?»

Я два года разговаривал с мальчиками по всей Америке — более 100 из них в возрасте от 16 до 21 года — о мужественности, сексе и любви: о силах, видимых и невидимых, которые формируют их как мужчин. Хотя я разговаривал с мальчиками всех рас и национальностей, я придерживался тех, кто учился в колледже или учился в колледже, потому что, нравится вам это или нет, они, скорее всего, устанавливают культурные нормы. Почти каждый парень, с которым я беседовал, придерживался относительно эгалитарных взглядов на девушек, по крайней мере, на их роль в общественной сфере.Они считали своих одноклассниц умными и компетентными, имеющими право на свое место на спортивной площадке и в руководстве школой, заслуживающими их поступления в колледж и профессиональных возможностей. У всех у них были подруги; у большинства также были друзья-геи. Это был огромный отход от того, что вы могли видеть 50, 40, может быть, даже 20 лет назад. Они также могли легко избавиться от излишеств мужественности. Они видели заголовки о массовых расстрелах, бытовом насилии, сексуальных домогательствах, изнасилованиях в университетском городке, истериках президента в Твиттере и слушаниях по утверждению документов в Верховном суде.Футболист из большой десятки, с которым я беседовал, говорил о термине токсичная мужественность . «Все знают, что это такое», — сказал он, когда я казался удивленным.

Тем не менее, когда их просили описать атрибуты «идеального парня», те же самые мальчики, похоже, вспоминали 1955 год. Доминирование. Агрессия. Прочная внешность (с упором на высоту). Сексуальная доблесть. Стоицизм. Атлетизм. Богатство (хоть когда-нибудь). Дело не в том, что все эти качества при правильном обращении плохие. Но в то время как национальный опрос 2018 года, в котором приняли участие более 1000 молодых людей в возрасте от 10 до 19 лет по заказу Plan International USA d, проведенный социологической фирмой PerryUndem, показал, что молодые женщины считают, что есть много способов быть девушкой — они могут сиять. в математике, спорте, музыке, лидерстве (серьезная оговорка заключалась в том, что они по-прежнему считали, что ценится прежде всего за внешний вид) — молодые мужчины описали лишь один узкий путь к успешной мужественности.* Треть заявили, что чувствуют необходимость подавлять свои чувства, «впитывать это» или «быть мужчиной», когда им грустно или страшно, и более 40 процентов заявили, что, когда они злились, общество ожидало от них агрессивных действий. . В другом опросе, в котором сравнивали молодых мужчин из США, Великобритании и Мексики, американцы сообщили о большем социальном давлении, чтобы быть всегда готовыми к сексу и общаться с как можно большим количеством женщин; они также признали усиление стигмы в отношении гомосексуализма и получили больше сообщений о том, что им следует контролировать своих партнеров-женщин, например: «Мужчины« заслуживают того, чтобы всегда знать »местонахождение своих подруг или жен.

Феминизм, возможно, предоставил девочкам мощную альтернативу традиционной женственности и язык, с помощью которого можно было бы выразить мириады проблем-безымянных, но для мальчиков не было надежных эквивалентов. Напротив: определение маскулинности кажется в некоторых отношениях сокращающимся. На вопрос, какие качества общество больше всего ценит у мальчиков, только 2 процента респондентов-мужчин в опросе PerryUndem ответили, что честность и нравственность, и только 8 процентов ответили, что лидерские качества — качества, которые, конечно, достойны восхищения у всех, но традиционно считались мужскими.Когда я, как всегда, спрашивал своих испытуемых, что им нравится в детстве, большинство из них не ответили. «Ага», — задумчиво сказал Джош, второкурсник колледжа в штате Вашингтон. (Все подростки, с которыми я разговаривал, называются псевдонимами.) «Это интересно. Я никогда особо об этом не думал. Вы гораздо больше слышите о том, что неправильно с парнями ».

С мая 2000 г .: Война против мальчиков

Хотя следование традиционному сценарию может по-прежнему приносить социальные и профессиональные награды мальчикам и мужчинам, исследования показывают, что те, кто строго придерживается определенных мужских норм, не только с большей вероятностью преследуют и запугивают других. но сами стали жертвами словесного или физического насилия.Они более склонны к пьянству, рискованному сексуальному поведению и попаданию в автомобильные аварии. Они также менее счастливы, чем другие парни, с более высоким уровнем депрессии и меньшим количеством друзей, которым они могут доверять.

Энтони Бласко

Так было не всегда. По словам Эндрю Смайлера, психолога, изучавшего историю западной маскулинности, идеальный мужчина конца 19 века был сострадательным, заботливым, но такие качества утратили популярность, поскольку во время индустриализации оплачиваемый труд перемещался из домов на фабрики.Фактически, бойскауты, кредо которых призывает своих членов быть лояльными, дружелюбными, вежливыми и добрыми, были основаны в 1910 году отчасти для того, чтобы противостоять этой бесчеловечной тенденции. Смайлер объясняет дальнейшие искажения мужественности столетней негативной реакцией на права женщин. Во время Первой мировой войны женщины доказали, что они могут поддерживать экономику самостоятельно, и вскоре после этого они получили право голоса. По его словам, вместо того, чтобы принять гендерное равенство, лидеры страны «удвоили» неотъемлемое право мужчин на власть, делая упор на якобы более логичную и менее эмоциональную природу мужчин как на предпосылку лидерства.

Затем, во второй половине 20-го века, традиционные пути к мужественности — ранний брак, зарабатывание денег — начали закрываться вместе с положительными чертами, связанными с ними. Сегодня многие родители не знают, как воспитать мальчика, какую мужественность поощрять в своих сыновьях. Но, как я узнал из разговоров с самими мальчиками, культура подросткового возраста, в которой гиперрациональность сочетается с доминированием, сексуальным завоеванием и прославлением мужского насилия, заполняет пустоту.

Прочтите: Сегодняшняя мужественность душит

Для Коула, как и для многих мальчиков, эта низкорослая мужественность является критерием, по которому измеряется любой выбор, даже тот, который, казалось бы, не имеет отношения к мужской идентичности.Когда у него был выбор, он объединялся с девочками над школьными проектами, чтобы избежать возможности казаться подчиненным другому парню. «С девушкой безопаснее разговаривать и задавать вопросы, работать вместе или признавать, что я сделал что-то не так и мне нужна помощь», — сказал Коул. На первом курсе он вкратце посоветовал своим товарищам по команде, чтобы они на некоторое время стали веганами, просто чтобы показать, что спортсмены могут. «И все говорили:« Коул, это самая глупая идея на свете ». Мы были бы самыми медленными в любой гонке.Отчасти это правда — нам действительно нужен белок. Нам действительно нужны жиры, соли и углеводы, которые мы получаем из мяса. Но еще одна причина, по которой они все думали, что это глупо, заключается в том, что из-за того, что мы веганы, мы сделаем киски ».

УЧИТЬСЯ «МУЖЧИНАМ»

Нет никакой разницы между потребностью полов в связи в младенчестве и их способностью к сочувствию — на самом деле есть некоторые свидетельства того, что младенцы мужского пола более выразительны, чем девочки. Тем не менее, с самого начала мальчики оказались в бедной эмоциональной среде.В классическом исследовании взрослые, показавшие видео с младенцем, напуганным «домкратом из коробки», с большей вероятностью предположили, что ребенок «рассердился», если им сначала сказали, что это мальчик. Неоднократно обнаруживалось, что матери маленьких детей больше разговаривают со своими девочками и используют с ними более широкий и богатый эмоциональный словарный запас; со своими сыновьями они снова склонны задерживаться на гневе. Что касается отцов, то они говорят менее эмоционально, чем матери, независимо от пола ребенка. Несмотря на это, по словам Джуди Ю.Чу, преподаватель биологии человека в Стэнфорде, который провел исследование мальчиков от дошкольного до первого класса, маленькие мальчики хорошо понимают эмоции и стремятся к близким отношениям. Но к 5 или 6 годам они научились отказываться от этого, по крайней мере, публично: отключаться от чувства слабости, отказываться от дружбы с девочками (или уводить их в подполье, вне школы) и становиться более иерархичными в своей жизни. поведение.

Прочтите: Психология использует новый подход к формированию более здоровых мужчин

К подростковому возрасту, по словам гарвардского психолога Уильяма Поллака, мальчики становятся «боязливыми к стыду», убежденными, что сверстники потеряют к ним уважение, если они будут обсуждать свои личные проблемы.Мои разговоры подтверждали это. Мальчики обычно признавались, что они чувствуют себя лишенными — со стороны сверстников-мужчин, подруг, средств массовой информации, учителей, тренеров и особенно их отцов — в полном спектре человеческого выражения. Коул, например, провел большую часть своего детства с матерью, бабушкой и сестрой — его родители расстались, когда ему было 10 лет, и его отец, который служил в армии, часто уезжал. Коул отзывался о своей маме с безудержной любовью и уважением. Другое дело его отец. «Он хороший парень, — сказал Коул — заботливый и вовлеченный даже после развода, — но я не могу быть собой рядом с ним.Я чувствую, что мне нужно держать все, что здесь есть, — Коул снова похлопал себя по груди, — за стеной, где он не может этого видеть. Это табу — вроде, не такое уж плохое, как инцест, но… »

Второкурсник колледжа сказал мне, что он не мог плакать, когда его родители развелись. «Я действительно хотел, чтобы », — сказал он. «Мне нужно было , чтобы». Его решение: за выходные он транслировал три фильма о Холокосте.

Роб, 18-летний парень из Нью-Джерси, учившийся на первом курсе колледжа Северной Каролины, сказал, что его отец посоветовал ему «взбодриться», когда он боролся в школе или играл в бейсбол.«Вот почему я никогда ни с кем не говорю о своих проблемах». Он всегда думал: Если ты не можешь справиться с этим в одиночку, значит, ты не мужчина; вы недостаточно стараетесь. Другие мальчики также указали на своих отцов как на начальника гендерной полиции, хотя и менее очевидным образом. «Не то чтобы мой отец был алкоголиком, эмоционально недоступным засранцем с пульсом», — сказал студент-второкурсник колледжа в Южной Калифорнии. «Он нормальный, любящий, харизматичный парень, который совсем не пугает». Но «там есть блок.Есть сомнения, хотя я не хочу этого признавать. Сомневаюсь говорить о… о чем угодно, правда. Учимся доверять никому . Вы как бы приучаете себя не чувствовать ».

Прочтите: Как мальчики учат друг друга быть мальчиками

Я встретил Роба примерно через четыре месяца после того, как он расстался со своей школьной девушкой. Эти двое встречались более трех лет — «Я действительно любил ее», — сказал он, — и хотя их колледжи были далеко друг от друга, они решили попытаться остаться вместе.Затем, через несколько недель после первого курса, Роб услышал от друга, что она ему изменяет. «Поэтому я отрезал ее», — сказал он, щелкая пальцами. «Я перестал с ней разговаривать и полностью забыл о ней». Только… не совсем. Хотя он не использовал это слово, Роб впал в депрессию. Волнение, которое он испытывал по поводу того, чтобы уйти из дома, поступить в колледж и броситься в братство, улетучилось, и по прошествии семестра оно больше не возвращалось.

Когда я спросил, с кем он разговаривал в то время, он пожал плечами.Если бы он сказал своим друзьям, что «зациклен» на девушке, «они бы сказали:« Перестань быть сукой »». Роб выглядел угрюмым. Единственным человеком, с которым он смог ослабить бдительность, была его девушка, но это уже не вариант.

Подруги, матери и в некоторых случаях сестры были наиболее частыми доверенными лицами мальчиков, которых я встречал. Хотя замечательно знать, что у них есть человека, с которым можно поговорить, — и я уверен, что матери, в частности, наслаждаются этой ролью — учат мальчиков тому, что женщины несут ответственность за эмоциональный труд, за то, чтобы обрабатывать эмоциональную жизнь мужчин способами, которые выхолащивали бы их. за то, чтобы заниматься ими самим, приходится расплачиваться для обоих полов.Среди прочего, эта зависимость может сделать мужчин неспособными идентифицировать или выражать свои собственные эмоции и неспособными формировать заботливые и длительные отношения со взрослыми.

К перерыву на День Благодарения Роб был настолько расстроен, что однажды ночью во время разговора на кухне с мамой у него случился «психический срыв». «Я был в таком стрессе», — сказал он. «Классы. Дело с моей девушкой. Он не мог описать, на что был похож этот «срыв» (хотя он сказал, что это «напугало до чертиков» его маму, которая немедленно потребовала: «Расскажи мне все»).Все, что он мог сказать окончательно, — это то, что он не плакал. «Никогда», — настаивал он. «Я не плачу, никогда, ».

Я обращал пристальное внимание, когда мальчики упоминали о слезах — делали это, не делали этого, хотели делать это, не могли это делать. Для большинства это было редкое и унизительное событие — опасная трещина в тщательно построенном здании. Второкурсник колледжа в Чикаго сказал мне, что он не мог плакать, когда его родители развелись. «Я действительно хотел, чтобы », — сказал он. «Мне нужно было , чтобы плакать.Его решение: за выходные он транслировал три фильма о Холокосте. Это сработало.

Как человек, который в силу своего пола всегда имел право плакать, я сначала этого не понимал. Только после нескольких собеседований я понял, что когда мальчики рассказывали мне о слезах — или, тем более, когда они прослезились прямо передо мной, — они рисковали, доверяя мне нечто личное и драгоценное: свидетельство уязвимости, или желание этого. Или, как в случае с Робом, неспособность признать какую-либо человеческую слабость, которая была настолько острой, что мне хотелось плакать.

BRO CULTURE

В то время как участники моего интервью испытывали трудности, когда я спрашивал, что им нравится в детстве, наиболее частым ответом был спорт. Они вспоминали свои первые дни на игровом поле с почти романтической теплотой. Но меня поразило, сколько людей бросили занятия спортом, которые им нравились, потому что они не могли выдержать менталитет Властелин мух товарищей по команде или тренеров. Пожалуй, наиболее ярким примером был Итан, парень из района Залива, который был завербован небольшим гуманитарным колледжем в Новой Англии для игры в лакросс.Он сказал, что ожидал столкнуться с «культурой расслабленного брата» Восточного побережья, но недооценил ее интенсивность. «Все дело в сексе» и хвастовстве по поводу связи, и даже тренеры одобряли обвинение жертв, сказал мне Итан. «Они не были такими в классе или среди других людей; это была суперлиберальная школа. Но как только ты принесешь их в раздевалку… — Он покачал головой. «Это был один из самых неприятных событий в моей жизни».

Будучи первокурсником, Итан не чувствовал, что сможет бросить вызов своим старшим товарищам по команде, особенно без поддержки тренеров.Поэтому он ушел из команды; не только это, он передал. «Если бы я остался, на меня было бы сильное давление, чтобы я играл, было бы много обид, и я бы постоянно сталкивался с этими парнями. Таким образом, мне действительно не пришлось ничего объяснять ». В своей новой школе Итан не играл в лакросс или что-нибудь еще.

То, что давний спортивный обозреватель Роберт Липсайт называет «спортивной культурой» (или то, что мальчики, с которыми я разговаривал, чаще называли «братской культурой»), является темной изнанкой мужских анклавов, независимо от того, связаны ли они формально с атлетикой: все -школы для мальчиков, общежития, Уолл-стрит, Кремниевая долина, Голливуд, армия.Даже если такие группы способствуют сплочению, даже проповедуя честь, гордость и порядочность, они склонны заставлять молодых мужчин относиться ко всем, кто не «в команде», как к врагам (единственные женщины, которые обычно делают разрез, — это кровные родственники. — bros before hos! ), оправдывая любую неприязнь к ним. Лояльность превыше всего, а мужественность обычно устанавливается через женоненавистнические высказывания и гомофобию.

С марта 2014 года: Кейтлин Фланаган о темной силе братств

В старших классах средней школы Коул был назначен капитаном команды.Ему нравилось быть частью группы, группы братьев. Когда он участвовал в гонке, он представлял, как будет тянуть каждый удар за парня перед ним, за парня позади него, а не за себя одного. Но не каждый мог достичь такой высшей цели. «Экипаж требует, чтобы вы подтолкнули себя к порогу боли и оставались там», — сказал Коул. «И трудно найти что-то, что могло бы побудить вас к этому, кроме гнева и агрессии».

Энтони Бласко

Я спросил его о том, как его товарищи по команде разговаривают в раздевалке.Этот вопрос всегда заставлял этих молодых людей извиваться. Они предпочли бы говорить о просмотре порно, эректильной дисфункции, преждевременной эякуляции — о чем-нибудь еще . Коул коснулся взгляда, поерзал в кресле и глубоко вздохнул. «Хорошо, — наконец сказал он, — так что вот мой лучший вариант: мы определенно говорим, что ебут много; гребаный может идти куда угодно в предложении. И мы называем друг друга кисками, суками. Однако мы никогда не говорим слова на букву N. Это заходит слишком далеко «.

«А как насчет fag ?» Я спросил.

«Нет», — сказал он, твердо покачав головой.

«Так почему вы не можете сказать пидор или N-слово, но вы можете сказать киска и сука ? Разве это не так оскорбительно? »

«Один из моих друзей сказал, что нам, наверное, тоже не стоит говорить эти слова, но чем бы мы их заменили? Мы не могли придумать ничего, что укусило бы так сильно ».

« укусов

«Ага. Это как … почему-то киска просто работает.Когда кто-то называет меня киской — «Не будь киской! Давай! Бля, вперед! Вытащить! Вытащить! Тяни! »- он просто течет. Если кто-то сказал: «Давай, Коул, не будь слабым! Быть жестким! Вытащить! Вытащить! Тяни! »- это не могло так же проникнуть в мою голову. Я не знаю, почему это так ». Он сделал паузу. «Ну, — сказал он, — может, и знаю. Может, я просто стараюсь не копать слишком глубоко ».

Хотя и терял позиции в более прогрессивных кругах, таких как тот, в котором работает Коул, fag оставался распространенным в языке мальчиков, с которыми я беседовал, включая тех, кто настаивал на том, что они никогда не будут использовать это слово в отношении настоящего гомосексуалиста. Fag стал не столько комментарием к сексуальности мальчика, как говорит профессор социологии Орегонского университета К. Дж. Паско, сколько референдумом о его мужественности. Она сказала мне, что с его помощью можно посмеяться над чем угодно, даже над чем угодно, например, с парнем, который «роняет мясо из своего бутерброда». (Возможно, самым странным для меня является то, что Паско обнаружил, что одна из наиболее частых причин, по которым мальчиков маркируют fag , — это романтические отношения с девушкой. Это «неправильно» воспринимается как гетеросексуальность, что объясняет, почему один ученик средней школы сказал мне, что иметь девушку было «геем.Эта текучесть, неуловимость определения слова только усиливает его силу, как шлюха для девочек.

Недавно Паско обратила свое внимание на no homo , фразу, которая стала популярной в 1990-е годы. Она просмотрела более 1000 твитов, в основном молодых людей, которые включали эту фразу. Большинство из них выражали положительные эмоции, иногда столь же безобидные, как «Я люблю шоколадное мороженое, #nohomo» или «Мне понравился фильм Послезавтра, #nohomo.«Часто они говорили что-то вроде« Я скучаю по тебе »другу или« Мы должны скоро пообщаться », — сказала она. «Просто нормальные выражения радости или связи». No homo — это форма вакцинации против оскорблений со стороны других парней, заключил Паско, «щит, позволяющий мальчикам быть полностью человечными».

То, что некоторые молодые люди теперь проводят черту, называя кого-то, кто открыто является геем, гомиком, не означает, кстати, что геи (или мужчины с чертами характера, которые читаются как геи) внезапно становятся безопасными.Во всяком случае, геи, которых я встречал, были более осведомлены о правилах мужественности, чем их гетеросексуальные сверстники. Они должны были быть — и из-за этого они были подобны шпионам в доме сверхмужественности.

Матео, 17 лет, учился в той же средней школе в районе Бостона, что и Коул, тоже на стипендии, но они не могли представить себя иначе. Матео, чей отец — Сальвадор, был стройным и загорелым, с оживленным выражением лица и склонностью махать руками во время разговора. Там, где Коул сидел прямо и неподвижно, Матео скрестил ноги в коленях и замахал ступней, подперев подбородок одной рукой.

Это была вторая частная средняя школа Матео. Старший из шести детей, он был признан академически одаренным, и учитель восьмого класса рекомендовал ему подать заявление в подготовительную школу для мальчиков на первый год обучения. Когда он приехал, он обнаружил, что почти все его одноклассники были белыми, спортивными, состоятельными и, насколько он мог судить, натуральными. Матео — латиноамериканец и гей, сын дворника — не был ни одним из этих существ. Он сразу почувствовал, как он держится, как сидит, и особенно за высоту своего голоса.Он попытался снизить его, но это показалось ему неестественным, поэтому он вообще отказался от разговора. Он также изменил свою походку, чтобы не стать «девчачьим». «Один из моих единственных друзей тоже был геем, — сказал он, — и он был намного более откровенен в этом отношении. Он только что уничтожил , ».

Парни, которые считают себя натуралами, но не занимаются спортом, или занимаются искусством, или имеют много подруг, рискуют подвергнуться сомнению в их мужественности. Что изменилось для этого поколения, так это то, что некоторые молодые люди, особенно если они выросли среди ЛГБТК, не попадаются на удочку.«Я не против, когда люди принимают меня за гея, — сказал Люк, старшеклассник из Нью-Йорка. «Это больше раздражает, чем что-либо еще, потому что я хочу, чтобы люди верили мне, когда я говорю, что я натурал». То, как он описал себя, действительно ставило галочки во всех стереотипах. «Я очень худой человек», — сказал он. «Мне нравится одежда. Я забочусь о своей внешности, может быть, более деликатно. Я очень близко общаюсь со своей чувствительной стороной. Итак, когда люди думают, что я гей? » Он пожал плечами. «Это может быть больше похоже на комплимент.Типа: «О, тебе нравится, как я одеваюсь? Спасибо! ’”

Один из друзей Люка, которого в девятом классе называли «педиком-фрошем», не столь философски настроен. «Он относится ко всему как к проверке своей мужественности», — сказал мне Люк. «Например, однажды, когда я был в красных штанах, я слышал, как он говорил другим людям:« Он похож на такого педика ». Мне было все равно, и, возможно, в этой ситуации никто не пострадал, но когда вы применяете это отношение ко всему населению, вы в конечном итоге получаете Дональда Трампа в качестве президента.

W’s AND L’s

Сексуальное завоевание — или, точнее говоря, хвастовство своими переживаниями перед другими мальчиками — это, пожалуй, самый важный аспект токсичной мужественности. Нейт, который учился в государственной средней школе в районе залива, хорошо это знал. На вечеринке, проводившейся в начале его младшего класса средней школы, он глубоко погрузился в диван, пытаясь выглядеть расслабленным. Дети стреляли и курили травку. Некоторые были Джуулинг. Нейт сам мало пил и никогда не кайфовал.Он не был против этого морально; ему просто не нравилось чувство потери контроля.

В 16 лет репутация значила для Нейта все, и некоторые вещи могли укрепить ваш статус. «Вся цель похода на вечеринку — познакомиться с девушками, а затем рассказать об этом своим парням», — сказал он. И есть эта «гонка за опытом», потому что, если вы отстанете, к тому времени, когда вы свяжетесь с девушкой, «она уже успеет с пятью парнями. Тогда она будет знать, как делать вещи, а вы этого не сделаете, и это проблема, если она скажет людям: «у вас гибкие губы» или «не знаете, как снять бюстгальтер».

Долговязый мальчик с темными жидкими глазами и вьющимися волосами, сопротивлявшийся любым попыткам приручения, Нейт поставил себя в середину социальной иерархии своей школы: дружил как с «популярными», так и с «низшими» детьми. Тем не менее, с девятого класса он встречался только с тремя девочками — целовался, залез им под рубашки, но ни одна из них не хотела повторения. Это заставляло его беспокоиться о своих навыках. Он искренне сказал мне, что боится близости. «Это отстойная самооценка».

Точнее было бы сказать, что Нейт боялся вступать в пьяные половые отношения с девушкой, которую он не знал и не доверял.Но все дело в аттестации. «Ребятам нужно проявить себя перед своими парнями», — сказал Нейт. Для этого «они будут доминировать». Они собираются «подтолкнуть». Потому что девушка здесь просто «как средство для него выйти и похвастаться».

Перед началом этого учебного года «засуха» Нейта, казалось, подходила к концу. У него были отношения с девушкой, которые длились целых две недели, пока другие парни не сказали ему, что она «распутная» — их слово, поспешил добавить он, не его. По словам Нейта, хотя любое свидание ненамного лучше, чем ничего, по-настоящему вы зарабатываете очки только за то, чтобы вступить в половую связь с подходящей девушкой.«Если вы встречаетесь с девушкой ниже вашего статуса, это буква« L », — пояснил он. «Утрата. Типа, плохой ход. Поэтому он перестал разговаривать с девушкой, что было очень плохо. Она ему действительно нравилась.

Энтони Бласко

После короткого похода на кухню, чтобы посмотреть, как его друг Кайл стоит на столе и пьяно пытается перелить спрайт из банки в рюмку, Нейт вернулся на диван, начиная расслабляться, когда люди кружились вокруг него. Внезапно Николь, ведущая вечеринки и старший, плюхнулась к нему на колени и протянула ему рюмку водки.Нейт был впечатлен, хотя и немного сбит с толку. Обычно, если девушка хотела с вами пообщаться, были текстовые сообщения и снэпчаты, и если вы сказали «да», это было; все ожидали этого и ожидали вскрытия.

Нейт считал Николь «довольно горячей» — у нее было отличное тело, — сказал он, — хотя до этого момента он никогда особо не интересовался ею. Тем не менее, он знал, что свидание с ней будет «У.» Большой. Он тонко оглядел комнату, желая убедиться, не проявляя заботы, что все, кто имеет значение — все «соответствующие» — видели, что происходит.Пара парней слегка кивнули ему. Один подмигнул. Другой хлопнул его по плечу. Нейт притворился безразличным. Тем временем он сказал мне: «Я просто старался не выдрать стояк».

Николь взяла Нейта за руку и повела в пустую спальню. Он пережил неизбежные неприятные моменты, когда вам действительно нужно поговорить с партнером , и, наконец, они начали целоваться. В тревоге Нейт закусил Николь губу. Жесткий. «Я думал: О Боже! Что мне теперь делать? »Но он продолжал идти.Он снял с нее верх и расстегнул бюстгальтер. Он снял свою рубашку. Потом сняла штаны. «И это, — сказал он, — я впервые увидел влагалище. Я не знал, что с этим делать ». Он вспомнил, что его друзья говорили, что девушки сходят с ума, если вы просовываете туда пальцы и делаете движение «иди сюда», поэтому он попробовал, но Николь просто лежала там. Он не стал спрашивать, что могло бы быть для нее лучше, потому что это было бы признанием своего незнания.

Спустя еще несколько мучительных минут Николь объявила, что хочет посмотреть, что происходит наверху, и ушла, Нейт следовал за ней.Друг протянул ему бутылку Джека Дэниела. Еще один дай пять ему. Третий сказал: «Чувак, ты попал!» Может быть, эта встреча не обернулась катастрофой: он все еще имел право хвастаться.

Затем он услышал, как старший, парень, которого Нейт считал своим другом, громко спросил Николь: «Зачем тебе Нейт

Она хихикнула. «Ой, я был пьян!» она сказала. «Я был , так что пьяны!»

Они называли его «Л.»

К утру понедельника Николь распространила слух о том, что Нейт плохо разбирается в отношениях: что он закусил ей губу, что он не знает, как трогать девушку.Что ногти у него рваные, . «Стереотип таков, что парни вдавались в кровавые подробности, — сказал Нейт, — но« все наоборот ». Ребята будут хвастаться, но не конкретизируют. Девушки будут вдаваться в подробности, «как выглядел его пенис», обо всем, что он делал.

Нейт сказал, что чувствует себя «полностью выхолощенным», настолько огорченным, что сказал маме, что болен, и на следующий день не пошел в школу. «Я был в основном плачущим », — сказал он. «Я подумал, Дерьмо! Я облажался, ».

Нет вопросов, сплетни о плохой «работе» могут разрушить репутацию парня почти так же наверняка, как быть названным «шлюхой» или «ханжой» могут испортить репутацию девушки.В результате мальчики, с которыми я разговаривал , были озабочены женским удовлетворением во время встречи; они просто обычно не определяли это как оргазм у девушки. Они считали, что это результат их собственной выносливости и, в меньшей степени, размера полового члена. Первокурсник колледжа в Лос-Анджелесе вспомнил своего одноклассника, который занимался сексом с девушкой, которая рассказывала всем, что у него очень быстрая эякуляция: «Он получил прозвище Второй Сэм. Это напугало всех остальных парней до смерти.Один из выпускников колледжа в Бостоне рассказал, как он смотрел на часы, когда начинал проникновение. «Я бы подумал, Мне нужно продержаться пять минут, минимум », — сказал он. «И как только я смогу это сделать, я думаю, что мне нужно будет перейти к двузначным числам. Я не знаю, обязательно ли это связано с удовольствием вашего партнера. Речь идет скорее о том, чтобы выйти за рамки того момента, когда вы были бы смущены, и сохранить свою гордость. Это превращает секс в задачу, которая мне до некоторой степени нравится, но в которой вы следите за своей успеваемостью, а не живете текущим моментом.

В конце концов, Нейт решил, что ему нужно встать на ноги, лишь бы сделать возвращение в школу сносным. Он написал Николь и сказал: «Мне жаль, что тебе это не понравилось, [но] я бы никогда тебя не зажарил. Почему ты это делаешь? »Она чувствовала себя« очень плохо », — сказал он. «Она перестала говорить людям, но мне потребовалось до следующего семестра, чтобы выздороветь».

КАК MISOGYNY СТАНОВИТСЯ «ВЕСЕЛЫМ»

Неважно, как часто я это слышал, жестокий язык, который даже такой сознательный молодой человек, как Нейт, использовал для описания сексуальных контактов — вы попали! — меня всегда нервировало.В смешанных группах подростки могут говорить о связи (уже безлично), но когда парни остаются одни, они прибивают, колотят, колотят, разбивают, колотят. Они хлопают по этой заднице, они разрывают ее. Трудно сказать, были ли они вовлечены в интимный акт или только что вернулись со стройки.

Не то, чтобы я предполагал, что мальчики будут хвастаться сладкой, сладкой любовью к дамам, но почему их язык был таким оружием ? Я пришел к выводу, что ответ заключался в том, что разговоры в раздевалке вовсе не о сексе, поэтому парням было стыдно обсуждать это открыто со мной.Истории (часто явно преувеличенные), которые рассказывают мальчики, на самом деле связаны с властью: использование агрессии по отношению к женщинам для установления связи и подтверждения друг друга как гетеросексуальности или для того, чтобы занять верхние позиции в сексуальной иерархии подростков. Отклонение этого слова как «подшучивания» отрицает способы, которыми язык может снизить чувствительность — лишить мальчиков способности видеть в девочках людей, заслуживающих уважения и достоинства в сексуальных контактах.

В поисках доказательств обратите внимание на скандалы, которые продолжают возникать в ведущих колледжах страны: Гарварде, Амхерсте, Колумбии, Йельском университете (сцена особенно печально известного скандирования братства 2010 года: «Нет — значит да; да — значит анальный»).Совсем недавно, весной 2019 года, в политически прогрессивном колледже Свортмор в Пенсильвании два братства были распущены после того, как студенческие публикации опубликовали более 100 страниц «минут» домашних собраний несколькими годами ранее, которые включали, среди прочего, следующее: анекдоты о «изнасиловании на чердаке» и приобретении кровли, «взорвании пальцами» 10-летней сестры члена и рвоте на женщин во время секса.

Когда их окликают, мальчики обычно заявляют, что думают, что они просто «смешно».И в каком-то смысле это имеет смысл — если его не исследовать, такой «юмор» может показаться продолжением грубой комедии детства. Маленькие мальчики известны своими шутками о пердеже, шутками о бугерах, шутками о корках. Именно так они проверяют границы, понимают человеческое тело, завоевывают доверие своих сверстников. Но, как это бывает со спортом, их ликование может как способствовать, так и замаскировать сексизм. Мальчик, который в 10 лет спрашивает своих друзей, в чем разница между мертвым ребенком и шаром для боулинга, может в 16 лет найти, а может и не найти одинаково шумным, поделиться тем, что общего между женщиной и шаром для боулинга (вы можете погуглить) ).Он может или не может публиковать постоянно растущие «шутки» о женщинах, афроамериканцах, гомосексуалистах или инвалидах в групповом Snapchat. Он может или не может посылать «смешные» тексты друзьям о «девушках, которых нужно изнасиловать», или думать, что это истерика удивлять приятеля мемом, в котором женщине затыкают рот пенисом, ее тушь смешана со слезами. . Он может или не может, в 18 лет, нацарапать названия своих подключений на стене в своем мужском общежитии в рамках годичного соревнования, чтобы увидеть, кто «потянет» больше всего.Совершенно милые, умные, вежливые мальчики, с которыми я беседовал, делали то или иное из этих вещей.

Как это случилось? Я разговаривал с 15-летним парнем из Восточного побережья, который был в группе мальчиков, отстраненных от школы за то, что опубликовал более 100 расистских и сексистских «анекдотов» о одноклассниках в группе Finsta (вторичная, или «фальшивая», Аккаунт в Instagram, который во многих случаях более настоящий, чем «Rinsta» или «реальный» аккаунт) «Finsta стала очень конкурентоспособной, — сказал он. «Вы хотели рассмешить своих друзей, но когда вы не встречаетесь лицом к лицу», вы не можете сказать, получите ли вы реакцию, «поэтому вы делаете еще один шаг вперед.«Это было« сочетание конкурентоспособности и того… разъединения , которое привело к тому, что все становилось все хуже и хуже ».

Энтони Бласко

На самом тревожном конце континуума «смешной» и «веселый» становятся защитой от обвинений в сексуальных домогательствах или нападении. Приведем лишь один пример. На видео был запечатлен мальчик из Стьюбенвилля, штат Огайо, где он шутит о неоднократном насилии над девочкой, находящейся без сознания, на вечеринке парой школьных футболистов. «Ее так изнасиловали», — сказал он, смеясь.«Они изнасиловали ее быстрее, чем Майк Тайсон». Когда кто-то за кадром предположил, что изнасилование — это не смешно, он возразил: «Это не смешно — это смешно,

«Веселые» — это еще один способ под предлогом шуток или групповых связей, с помощью которого мальчики учатся игнорировать чувства других, а также свои собственные. «Веселое» — это убежище, предлагающее дистанцию, когда что-то неуместно, сбивает с толку, угнетает, нервирует или ужасает; когда что-то противоречит этике мальчиков. Это позволяет им ниспровергать более сострадательный ответ, который можно было бы считать немужским, и заставляет сексизм и женоненавистничество восприниматься как трансгрессивные, а не поддерживающие вековой статус-кво.Мальчики могут знать, когда что-то не так; они могут даже знать, что настоящая мужественность — или, может быть, обычная порядочность — заставляет их говорить. Тем не менее, слишком часто они опасаются, что в этом случае будут маргинализованы или, что еще хуже, сами станут объектом насмешек со стороны других мальчиков. Таким образом, мужественность заключается не только в том, что мальчики действительно говорят, но и в том, что они не говорят — или не хотят, или не могут, — говорить, даже когда они хотели бы. Психологи Дэн Киндлон и Майкл Томпсон, авторы книги Raising Cain: Protecting the Emotional Life of Boys , отметили, что молчание перед лицом жестокости или сексизма — это то, как слишком много мальчиков становятся мужчинами.Чарис Денисон, сексуальный педагог из района Залива, говорит об этом по-другому: «Рано или поздно каждый молодой человек получит письмо о зачислении в« чертову школу ». Вопрос в том, бросит ли он учебу, закончит ли она учебу или получить ученую степень? »

В середине первого года обучения Коула в военном колледже я связался с ним по FaceTime, чтобы увидеть, как он разрешил конфликт между своими личными ценностями и ценностями той культуры, в которой он оказался. Как он и ожидал, большинство его одноклассников были мужчинами, и он сказал, что было много того, что можно было назвать дружеской насмешкой: «любовные похлопывания» друг другу по затылку; преграждают друг другу пути, а затем делают вид, что вступают в драку; хватают друг друга за задницы; делая вид, что наклоняется для поцелуя.Коул сказал, что доставлять кому-то неприятности всегда было «легким юмором», но довольно быстро это могло перерасти в нечто более неприятное. Когда один из его товарищей по общежитию пошутил другому: «Я собираюсь нассать на тебя во сне», тот, например, парировал: «Если ты это сделаешь, я тебя изнасилую нахуй». Хорошо это или плохо, сказал Коул, подобные комментарии его больше не тревожили.

Хотя он был категорически против эпитета fag , когда мы встретились, Коул обнаружил, что использует его, рассуждая, как и другие мальчики, что это «больше похоже на« ты отстой »или« ты хромой ».Однако, по крайней мере, один из его друзей показал себя законно гомофобным, заявив, что быть геем не по-американски («Я не знал этого о нем до г., после г. мы стали друзьями», — настаивал Коул). И Коул не встретил в школе ни одного открыто ЛГБТ-ученика. Если бы он был геем, он определенно не захотел бы быть в этой среде. Он также сказал, что не захочет быть азиатом — двух американских мальчиков азиатского происхождения в его общежитии подвергали остракизму и обращались как с иностранцами; оба казались несчастными.

«Я чувствую себя своего рода отговоркой, позволяющей забыть обо всех мелочах», — сказал Коул. «Это отговорка — не вести хороший бой. Но, знаете, была вещь, которую я попробовал на втором курсе … Это просто не сработало. Я мог бы быть здесь борцом за социальную справедливость, но не думаю, что кто-то меня послушает. И У меня не было бы друзей ».

Движение #MeToo создало возможность, мандат не только для обсуждения сексуального насилия, но и для вовлечения молодых мужчин в подлинные, давно назревшие разговоры о гендере и близости.Я не хочу утверждать, что это легко. Еще в начале 1990-х, когда я начал писать о том, как уверенность девочек падает в подростковом возрасте, родители в частном порядке рассказывали мне, что они боялись воспитывать откровенных дочерей, девочек, которые отстаивали себя и свои права, потому что сверстники могли их исключить. и называется «властным» (или того хуже). Хотя впереди еще много работы, сегодня для молодых женщин все по-другому. Пришло время пересмотреть представления о том, как мы воспитываем мальчиков.Для этого потребуются модели мужественности, которые не будут стыдливыми или регрессивными и подчеркнут эмоциональную гибкость — признак психического здоровья. Иногда стоицизм ценен, как и свободное выражение; твердость и нежность могут сосуществовать в одном человеке. В правильном контексте физическая агрессия — это развлечение, удовлетворение и даже волнение. Если вы на все это ответите: Очевидно, , я бы сказал: Конечно, но было бы ошибкой недооценивать силу и долговечность культурного механизма, воздействующего на мальчиков-подростков.Настоящие изменения потребуют постоянных коллективных усилий со стороны отцов, матерей, учителей и тренеров. (Исследование 2000 спортсменов-мужчин средней школы показало, что уровень насилия во время свиданий значительно снизился, а среди тех, кто участвовал в еженедельных дискуссиях под руководством тренера о согласии, личной ответственности и уважительном поведении, была повышена вероятность вмешательства, чтобы остановить оскорбительное поведение других мальчиков. )

Мы должны целенаправленно и многократно расширять мужской репертуар, чтобы справиться с разочарованием, гневом, желанием.Мы должны говорить не только о том, чего мы не хотим от мальчиков, но и о том, что мы действительно хотим от них. Поручить им «уважать женщин» и «никого не забеременеть» недостаточно. Как сказал мне один второкурсник колледжа: «Это все равно что сказать тому, кто учится водить машину, не наезжать на маленьких старушек, а затем передать ему ключи от машины. Ну, конечно, вы думаете, что не собираетесь сбивать старушку. Но ты все еще не умеешь водить машину. Сохраняя молчание, мы оставляем многих мальчиков в замешательстве — или, что еще хуже, заставляем их приседать, чтобы показать свою мужественность одним способом, который определенно предлагается: быть придурками.

С декабря 2017 г .: Потерянные мальчики из альтернативных правых

Во время нашего первого разговора Коул сказал мне, что он решил присоединиться к вооруженным силам после того, как узнал на уроке истории в средней школе о резне в Май Лай — печально известной Убийство американскими войсками в 1968 году сотен безоружных вьетнамских гражданских лиц наряду с массовым изнасилованием девочек в возрасте 10 лет. «Я хочу иметь возможность находиться в том же положении, что и этот командир, и , а не приказывать людям что-то делать. вот так, — сказал он.Я был впечатлен. Учитывая эту благородную цель, была ли единственная неудача в вызове сексизма причиной прекращения попыток? Я понял, что личные затраты могут быть больше, чем влияние. Я также понял, что в процессе развития подростки хотят и должны чувствовать сильное чувство принадлежности. Но если Коул не практиковался в стойке, если он не нашел способа отстоять свои ценности и найти других, которые разделяют их, кто он такой?

«Я знал, что вы спросите меня о чем-то подобном», — сказал он. «Я не знаю.В этой гипер-мужской культуре, где вы называете парней «кисками», «суками» и «личинками»…

«Вы сказали« личинки »или« пидоры »? — перебил я.

«Личинки. Как черви. Итак, вы приравниваете личинок к женщинам и женским частям тела, чтобы убедить молодых мужчин, как я, в нашей силе. Чтобы противостоять этому, убедить людей, что нам не нужно унижать других, чтобы возвыситься… Я не знаю. Мне нужно быть каким-то сверхчеловеком ». Коул замолчал.

«Возможно, лучшее, что я могу сделать, это просто быть порядочным парнем», — продолжил он.«Лучшее, что я могу сделать, это показать пример». Он снова сделал паузу, нахмурил бровь и добавил: «Я очень надеюсь, что это изменит ситуацию».


Эта статья адаптирована из книги Пегги Оренштейн « Мальчики и секс ».


* Эта статья была обновлена, чтобы отразить, что организация Plan International USA заказала в 2018 году опрос среди детей от 10 до 19 лет, проведенный социологической фирмой PerryUndem.

Влияния, притеснения и фанаты TikTok: кто виноват?

Крис широко улыбается, когда рядом с ним крутится видео, на котором Мисо Чан, трансгендерный создатель, изображающий молодую женщину с розовыми волосами.На заднем плане звучит песня со словами «Теперь я знаю, что настоящее, а что — подделка».

Затем Мисо Чан срывает с них парик, вытаскивает салфетки из рубашки и оказывается мужчиной. На лице Криса появляется невозмутимое выражение с широко раскрытыми глазами.

Видео просмотрено более 1,7 миллиона раз, а его комментарии полны жестоких замечаний.

«Вот почему у меня сейчас проблемы с доверием», — ответил один человек. «Представьте, что думали родители, — сказал другой.

Крис, которому 17 лет, он использует имя @Donelij в Интернете, у него огромная аудитория на TikTok. До того, как его аккаунт был заблокирован во вторник, у него было более 2,5 миллионов подписчиков. У другого его аккаунта было более 2,2 миллиона подписчиков, но в пятницу днем ​​оба резервных аккаунта Криса в TikTok также были заблокированы. («Эта учетная запись была заблокирована из-за многочисленных нарушений принципов сообщества», — говорится на баннере над учетной записью.)

«Это вызывает стресс, — сказал он по телефону.«Вот как я получил свои деньги».

Аккаунт Криса известен в сообществе TikTok как аккаунт реакции, где кто-то создает видео с реакциями, которые появляются вместе с другими TikTok. Каналы реакции и комментариев TikTok — это растущая ниша на платформе, которая набирает обороты в последние месяцы.

Почти все видео Криса имеют один и тот же формат: видео зацикливается справа от него, он улыбается, иногда показывает палец вверх, затем что-то происходит в видео, и его улыбка исчезает.Большинство видео Криса — это реакция на анодные моменты. В одном случае его улыбка исчезает, когда мужчина швыряет кирпичом тофу себе в лицо; в другом — когда на экране появляются тараканы.

Однако в некоторых из его видео есть реакции на создателей ЛГБТК. У него шокированное выражение лица, когда мужчины надевают юбки, когда мужчина сосет соломинку или когда транс-люди проявляют трансформации с течением времени.

Несмотря на то, что он никогда не произносит ни слова, тысячи людей называют их гомофобами.Молодые геи и трансгендеры TikTokers, о которых упоминал Крис, сообщают, что они подвергались жестокому преследованию со стороны комментаторов и в сообщениях. Некоторые удалили свои учетные записи.

Крис сказал, что у него нет злых умыслов в отношении своих видео, и сказал, что до того, как его аккаунты будут заблокированы, он прекратит дуэтировать с членами ЛГБТК-сообщества.

«Я хочу, чтобы люди знали, что я не гомофоб или трансфоб, — сказал он. «Выражения лица, которые я делаю в своих видео, — шутка. Я сам не считал их оскорбительными, но я понимаю, как люди отнесутся к этому так, и я не хочу, чтобы они так думали.

Роб Андерсон, 32 года, создатель TikTok и гей, оказался в центре внимания после того, как привлек внимание к видео Криса в собственном видео. Сразу после публикации г-на Андерсона обрушился поток гомосексуальных оскорблений, угроз смерти и угроз в адрес его семьи.

«Это жестокая, жестокая и безжалостная форма преследования, и она бесконечна», — сказал г-н Андерсон. «Эти люди просматривают все ваши социальные каналы, находят любую информацию о вас — они присылали моему агенту оскорбления в отношении геев.Это не прекращается, это не уходит в один прекрасный день и не уходит ».

Любой автор, выступающий против содержания Криса, неизбежно подвергается атакам и преследованиям. После того, как 20-летний Тоби Филлипс опубликовал тихое видео в стиле 90-х для PSA с просьбой взять на себя ответственность за поведение своих фанатов, он тоже пострадал.

Г-ну Филлипсу угрожали смертью и пытались доксинговать.

Поскольку в четверг разногласия начали набирать обороты, на него начали влиять популярные авторы, в том числе дети нескольких политиков и знаменитостей.

Циско Эрнандес, 15-летний ученик средней школы из Сан-Диего, был встревожен, увидев, что крупные создатели, за которыми он следил, выражали поддержку гомофобному контенту. Он разместил видео о своем разочаровании и сразу же сам был подвергнут нападкам преследований. Г-н Эрнандес не является постоянным создателем TikTok. У него очень мало последователей, и он был шокирован купоросом, с которым столкнулся. «Люди писали мне в DM, говоря, чтобы я покончил с собой, и многое другое», включая гомофобные оскорбления, — сказал он.Г-н Эрнандес идентифицирует себя как бисексуал.

Другие крупные создатели TikTok начали угрожать создателям ЛГБТК за высказывания. В четверг вечером в Instagram Live Фрик Да Близнецы, 21-летний создатель TikTok с более чем 750000 подписчиков, пригрозил 17-летнему парню, назвав его множеством гомофобных оскорблений. «Я говорю оскорбления, да, я сказал оскорбления», — сказал он в прямом эфире, добавив, что молодой человек мог ожидать, что у него «потечет кровь из головы», если он встретится с ним лично.

Поклонники Криса говорят, что критика его содержания преувеличена. «Это должно быть худшее проявление культуры отмены, которое я когда-либо видел», — сказал комментатор драмы YouTube, известный как Relex, в видео в четверг. «Его отменяют за выражение лица, которое он делает в своих видео. Как тебя обижает тот, кто даже не разговаривает? »

Многие заполнили разделы комментариев создателей ЛГБТ смайликами «снежинки».

Крис сказал, что сам подвергался преследованиям из-за гнева по поводу своего контента, созданного в приложении.«В моих личных сообщениях меня называют обезьяной на букву« N », люди говорят, что убьют меня, когда увидят меня», — сказал он. Многие участники TikTokers поощряли своих поклонников наводнять комментарии Криса оскорбительными сообщениями, другие нападали на членов его семьи и пытались выгнать его из школы.

Он также сказал, что разочарован поведением своих фанатов. Он сказал, что в своем аккаунте TikTok он несколько раз просил людей прекратить гомофобные комментарии, но в конечном итоге он не может контролировать миллионы людей, которые следят за ним, и что они интерпретируют его призывы «распространять позитив» как скрытые. директива атаковать.

«Часть моих последователей — тролли, и я чувствую, что они делают это, потому что им нравится получать адреналин в Интернете», — сказал он. «Я просто буду продолжать пытаться убедить своих поклонников изменить их образ жизни. Я изо всех сил стараюсь убедить своих поклонников перестать делать то, что они делают ».

Многие члены сообщества ЛГБТК отвечают, что, хотел Крис или нет, он создал аудиторию гомофобных последователей, публикуя гомофобный контент, и теперь он обязан управлять этой аудиторией.

«Они говорят, что Крис не несет ответственности за своих последователей», — сказал г-н Андерсон. «На это я говорю: конечно, да. Он выращивал эту группу людей с помощью этого контента. Люди, которые следят за ним, — это люди, которым нравится контент, который он публикует, а его контент явно направлен против геев и гомофобии. Если у вас много подписчиков, вы несете ответственность за то, чтобы люди не пострадали от того, что вы публикуете ».

На этом опыте многие молодые создатели понимают, насколько неадекватным может быть TikTok для защиты пользователей от преследований.Видео, вызывающие ненависть, быстро становятся снежным комом, поскольку они набирают популярность на мощной странице приложения «Для вас». Нет никакого механизма для массового сообщения или массовой блокировки всех подписок пользователя. Элементы управления комментариями ограничены и работают некорректно; процесс отчетности может быть медленным. Часто кампании преследования провоцируются подмигиванием и кивком.

«Мы стремимся продвигать безопасную и позитивную среду приложений для наших пользователей. Наши Принципы сообщества определяют поведение, которое недопустимо на платформе, и мы принимаем меры против поведения, нарушающего эти политики, в том числе путем удаления контента или учетных записей.Мы также предлагаем ряд функций, которые помогут пользователям контролировать их работу в сети, в том числе возможность сообщать о неприемлемом контенте, ограничивать и фильтровать комментарии и блокировать пользователей », — говорится в заявлении представителя TikTok.

«Мне 32 года, я не использую это приложение, чтобы устраивать драмы с подростками, — сказал г-н Андерсон. — Я уверен в том, кто я. Но есть квиры 15-16 лет, исследующие свой пол. Они просто пытаются понять, кто они такие ».

В твоем лице: предвзятое суждение о выражениях страха-гнева у жестоких преступников | BMC Psychology

Опросник AFAS

По субшкалам фасилитирующей и аппетитной агрессии AFAS, а также по общему среднему баллу группа насильственных преступников набрала значительно более высокие баллы, чем дети, совершившие сексуальные преступления, или население в целом, которые не отличались друг от друга. прочее (рис.2, таблица 2). Это указывает на то, что независимо от видов агрессии, меры анкеты повышаются только для насильственных преступников. В целом, баллы за фасилитирующую агрессию были выше, чем за аппетивную агрессию ( F (1,58) = 34,6; p <0,001; ŋ 2 = 0,37), но не было подшкалы по групповому взаимодействию ( F (2,58) = 0.40; р = 0,671; ŋ 2 <0,01), что указывает на то, что различия между группами одинаково присутствуют по обеим шкалам агрессии.

Рис. 2

Средние баллы анкеты AFAS. Коробчатые диаграммы и необработанные данные из шкалы аппетитной и стимулирующей агрессии (AFAS) для всех групп по двум подшкалам, а также общее среднее значение

Таблица 2 Описательная и логическая статистика для вопросника AFAS

Для опросника PPI-R использовалась группа по шкале взаимодействия ( F (16 472 = 2.76, п. <0,001, ŋ 2 = 0,05), причем насильственные преступники имеют более высокий балл по «социальному влиянию», чем дети, совершившие сексуальные преступления, и более высокие, чем контрольная популяция, по «экстернализации вины» (все p <0,05; см. Таблицу 4 в методах раздел описательной статистики).

Для SCID-II также существовала группировка по масштабному взаимодействию ( F (22649) = 2.79, п. <0,001, ŋ 2 = 0,07), причем насильственные преступники получили более высокие оценки, чем контрольная популяция, по «антисоциальному», «нарциссическому» и «параноидальному» пунктам (все p <0,05).

Задача распознавания базовых выражений

Когда участники должны были определить основные выражения на полноразмерных эмоциональных лицах, не было различий между группами, как показывает ANOVA 3 × 2 × 7 (с факторами: группа участников, пол лица и выражение эмоции; рис.3, таблица 3). Хотя группы не отличались друг от друга, наблюдался ожидаемый основной эффект для выражения эмоций с самой высокой точностью для счастливых лиц и самой низкой точностью для испуганных и грустных лиц.

Рис. 3

Результаты выполнения основной задачи распознавания эмоций. Правильные ответы показаны яркими цветами внизу каждой полосы. Неправильные ответы отображаются приглушенными цветами в верхней части каждой полосы. HAP, счастливый; NTR, нейтральный; SUP, удивленный; АНГ, сердитый; DIS — отвращение, SAD — грустно; FEA, испуганный

Таблица 3 Логическая статистика для основной задачи распознавания выражений

Был также главный эффект для пола лица, так как выражение женских лиц было легче распознавать во всех группах участников (Таблица 3).Это было особенно верно в отношении отвращения и печали, о чем свидетельствует взаимодействие пола лица по выражению лица, поскольку их было значительно легче распознать в женских моделях. В целом, результаты показывают, что ни одна группа заключенных не показала сильно нарушенного распознавания полноценной мимики.

Типы недоразумений участников (т. Е. Неправильное обозначение одного выражения как другого) статистически не анализировались из-за их сложности. Однако на описательном уровне возникла общая картина замешательства для всех групп, когда страх систематически путали с удивлением или отвращение с гневом (рис.3).

Необработанные данные задачи морфинга лица

В основном эксперименте с выражением лица, трансформировавшимся от страха к гневу, данные были сначала проверены на уровне одного участника, который показал, что четыре жестоких преступника и один здоровый участник выполняли случайные действия или демонстрировали функция почти плоского отклика, указывающая на несоответствие (см. дополнительный файл 1: код S6). Эти данные были исключены, оставив для анализа 26 преступников, совершивших насильственные преступления, 16 лиц контрольной группы и всех 15 преступников на сексуальной почве.

Для анализа ответов в задаче морфинга лица был проведен ANOVA 3x2x11 (группа, пол лица и степень морфинга), который выявил значимые основные эффекты для всех факторов, но не значимые взаимодействия (рис. 4, таблица 4) . Основной эффект для степени морфинга отражает усиление реакции гнева по мере того, как преобразованные лица становятся более злыми, как и следовало ожидать. Основной эффект для пола указывает на то, что мужские лица в целом воспринимались как более сердитые, чем женские лица. Наконец, основной эффект для группы отражает то, что лица воспринимались жестокими преступниками как более сердитые по сравнению с двумя другими группами, в то время как лица, совершившие сексуальные преступления в отношении детей, и население в целом не отличались друг от друга ни по одному из 11 классов преобразования как показали апостериорные тесты.

Рис. 4

Результаты основного эксперимента с трансформированными выражениями страха и гнева. Степень трансформации от полномасштабного страха к полномасштабному гневу по оси абсцисс; процент гневных ответов по оси ординат; a , ответы для лиц мужского пола в группе преступников насилия по сравнению с преступниками на сексуальной почве в отношении детей; b , ответы для лиц женского пола в группе правонарушителей по сравнению с несовершеннолетними правонарушителями; c , ответы для лиц мужского пола в группе преступников насилия по сравнению с контрольными участниками; d , ответы для лиц женского пола в группе преступников насилия по сравнению с контрольными участниками; * означает p <0.05

Таблица 4 ANOVA для морфов страх-гнев

Поскольку можно ожидать, что предвзятость враждебной атрибуции будет наиболее выраженной для неоднозначных лиц, оценки для средней морфы (50% страх — 50% гнев) были подвергнуты более детальному анализу (рис. 5). Насильственные преступники значительно отличаются от двух других групп при просмотре мужских лиц (все p <0,01) и отличаются от населения в целом (но не несовершеннолетних преступников) при просмотре женских лиц ( p <0.05). Однако значимого взаимодействия пола лица и принадлежности к группе не наблюдалось ( F (2,53) = 1,65, p = 0,203, ŋ 2 = 0,04), что указывает на то, что более выраженные групповые различия для мужских лиц существуют только на описательном уровне.

Рис. 5

Результаты для неоднозначных выражений. Результаты показывают процент ответов гнева на самые неоднозначные 50% страха и 50% гневных лиц. коробчатые диаграммы наложены с необработанными данными каждого участника; a , отзывы для мужских лиц; b , отзывы для женских лиц

Чтобы исследовать взаимосвязь рейтинга неоднозначной средней морфы с самооценкой агрессии, была вычислена ранговая корреляция Спирмена. На рисунке 6а показано, что чем выше общий балл агрессии по шкале AFAS, тем более злым будет оценено неоднозначное лицо ( r S = 0.37; р < 0,01). Аналогичные корреляции выявлены при сопоставлении двух подшкал AFAS с оценками лиц (фасилитирующая агрессия: r S = 0,35; p < 0,01; аппетитная агрессия: r S = 0,36; р < 0,01).

Рис. 6

Корреляция восприятия лица и оценок агрессии.Диаграммы разброса со средним баллом AFAS каждого участника на оси x и процентом гневных ответов для неоднозначного лица 50–50 на оси y; a , нанесенный на график для всех участников с областью вокруг линии регрессии, указывающей доверительный интервал 95%; b , для каждой группы отдельно, с длиной строки, отражающей диапазон данных каждой выборки

Учитывая низкую вариабельность оценок AFAS в ненасильственных группах, групповые различия представлены только описательно (рис.6б).

Подбор психометрических функций

Логистические функции были подогнаны к данным каждого участника и сначала проанализированы визуально. В дополнение к данным, исключенным в приведенном выше анализе, необходимо было исключить еще одного преступника, совершившего насильственные действия, и двух преступников, совершивших сексуальные преступления в отношении детей, поскольку логистическая функция не могла соответствовать их данным (например, потому что пороговое значение было бы за пределами фактического диапазона стимулов, ср. Дополнительный файл 2: Код S7). Остальные данные сравнивали между группами с использованием 95% доверительных интервалов.Результаты показывают, что психометрические кривые различались только между насильственными преступниками и населением в целом и только для мужских лиц (рис. 7).

Рис. 7

Встроенные логистические функции для морфированных лиц. Логистические функции, адаптированные к данным каждого участника, были реконструированы за 1001 шаг по оси абсцисс, и 95% доверительные интервалы были нанесены вокруг кривой среднего значения каждой группы приглушенными цветами; a , ответы для лиц мужского пола в группе преступников насилия по сравнению с преступниками на сексуальной почве в отношении детей; b , ответы для лиц женского пола в группе правонарушителей по сравнению с несовершеннолетними правонарушителями; c , ответы для лиц мужского пола в группе преступников насилия по сравнению с контрольными участниками; d , ответы для лиц женского пола в группе правонарушителей по сравнению с контрольными участниками

Поскольку каждая психометрическая кривая имеет пороговый параметр, который указывает, в какой точке оси X наклон наиболее крутой (что указывает на переход от оценок страха к рейтингам гнева), низкий порог кривой указывает на переход от страха к гневу. осуждение происходит раньше, и, следовательно, лица оцениваются как более сердитые.

При сравнении пороговых значений между группами, насильственные преступники отличались только от населения в целом и только мужскими лицами (рис. 8; p <0,05) тем, что их порог восприятия гнева был значительно ниже, в соответствии с результаты на рис. 7.

рис. 8

Пороговые значения для морфированных лиц. Результаты основного эксперимента с морфированными выражениями страха-гнева, показывающими пороговые значения подобранных психометрических кривых. Коробчатые диаграммы перекрываются необработанными данными каждого участника; a , отзывы для мужских лиц; b , отзывы для женских лиц

Корреляция оценок AFAS и пороговых значений выявила значительную отрицательную корреляцию, указывающую на то, что чем выше самооценка агрессии, тем ниже порог восприятия гнева ( r S = -0.27, p <0,05; Рис.9). Аналогичные корреляции выявлены при сопоставлении двух подшкал AFAS с оценками лиц (фасилитирующая агрессия: r S = -0,22 .; p = 0,11; аппетитная агрессия: r S = -0,29 .; р < 0,05). Эти результаты согласуются с результатами корреляции с необработанными данными, приведенными выше, поскольку более низкий порог распознавания лица как сердитый приведет к большему количеству реакций гнева для неоднозначного морфа.

Рис. 9

Корреляции пороговых значений и оценок агрессивности. Диаграммы рассеяния со средним баллом AFAS каждого участника на оси x и пороговым значением подобранных психометрических кривых на оси y; a для всех участников с областью вокруг линии регрессии, указывающей доверительный интервал 95%; b , для каждой группы отдельно, с длиной строки, отражающей диапазон данных каждой выборки

Исследователи предупреждают, что нельзя делать слишком быстрые выводы о чувствах людей — ScienceDaily

Взаимодействие с другими людьми почти всегда представляет собой игру, состоящую в чтении сигналов и ответном ударе.Мы думаем, что улыбка передает счастье, поэтому мы предлагаем улыбку в ответ. Мы думаем, что хмурый взгляд свидетельствует о грусти, и, возможно, мы пытаемся подбодрить этого человека.

Некоторые компании даже работают над технологией, позволяющей определять степень удовлетворенности клиентов по выражению лица.

Но выражения лица могут быть ненадежным индикатором эмоций, как показывают исследования. На самом деле, было бы правильнее сказать, что мы никогда не должны доверять лицу человека, как показывают новые исследования.

«Вопрос, который мы действительно задали, звучит так:« Можем ли мы по-настоящему уловить эмоции по лицевым артикуляциям? », — сказал Алейс Мартинес, профессор электротехники и компьютерной инженерии в Университете штата Огайо.

«И основной вывод — нет, нельзя».

Мартинес, чья работа была сосредоточена на создании компьютерных алгоритмов, анализирующих выражения лиц, и его коллеги представили свои выводы сегодня (16 февраля 2020 г.) на ежегодном собрании Американской ассоциации содействия развитию науки в Сиэтле.

Исследователи проанализировали кинетику движения мышц человеческого лица и сравнили эти движения мышц с эмоциями человека.Они обнаружили, что попытки обнаружить или определить эмоции на основе выражения лица человека почти всегда были ошибочными.

«У всех разные выражения лица в зависимости от контекста и культурного происхождения», — сказал Мартинес. «И важно понимать, что не все, кто улыбается, счастливы. Не все, кто счастлив, улыбается. Я бы даже сказал, что большинство людей, которые не улыбаются, не обязательно несчастны. И если вы счастливы целый день , вы не идете по улице с улыбкой на лице.Ты просто счастлив ».

Также верно, сказал Мартинес, что иногда люди улыбаются из-за обязательств перед социальными нормами. По его словам, это не будет проблемой по своей сути — люди, безусловно, имеют право улыбаться остальному миру, — но некоторые компании начали разработку технологий, позволяющих распознавать движения лицевых мышц и приписывать этим движениям эмоции или намерения.

Исследовательская группа, представившаяся на AAAS, проанализировала некоторые из этих технологий и, по словам Мартинеса, в основном обнаружила, что они отсутствуют.

«Некоторые утверждают, что они могут определить, виновен ли кто-то в преступлении или нет, или ученик уделяет внимание в классе, или удовлетворен ли покупатель после покупки», — сказал он. «Наше исследование показало, что эти утверждения — полная чушь. Вы не можете определить эти вещи. И, что еще хуже, это может быть опасно».

Опасность, по словам Мартинеса, заключается в возможности упустить настоящую эмоцию или намерение другого человека, а затем принять решение о будущем или способностях этого человека.

Например, рассмотрим среду в классе и учителя, который предполагает, что ученик не обращает внимания из-за выражения его лица. Учитель может ожидать, что ученик улыбнется и кивнет, если ученик обращает внимание. Но, возможно, этот ученик по причинам, которых учитель не понимает — возможно, по культурным или контекстным причинам — внимательно слушает, но совсем не улыбается. Мартинес утверждает, что было бы неправильно, если бы учитель уволил этого ученика из-за его выражения лица.

Проанализировав данные о мимике и эмоциях, исследовательская группа, в которую вошли ученые из Северо-Восточного университета, Калифорнийского технологического института и Университета Висконсина, пришла к выводу, что для правильного определения эмоций требуется нечто большее, чем просто выражения.

Цвет лица, например, может помочь нам в разгадывании.

«Мы показали, что когда вы испытываете эмоции, ваш мозг выделяет пептиды — в основном гормоны — которые изменяют кровоток и состав крови, а поскольку лицо залито этими пептидами, оно меняет цвет», — сказал Мартинес.

Человеческое тело предлагает и другие подсказки, сказал он: например, положение тела. И контекст также играет решающую роль.

В одном эксперименте Мартинес показал участникам исследования изображение, обрезанное так, чтобы отображать только мужское лицо. Рот мужчины открыт в явном крике; его лицо ярко-красное.

«Когда люди смотрели на это, они думали, вау, этот парень очень раздражен или действительно зол на что-то, что он злится и кричит», — сказал Мартинес. «Но когда участники увидели изображение целиком, они увидели, что это был футболист, празднующий гол.«

В контексте видно, что мужчина очень счастлив. Но изолировать его лицо, сказал Мартинес, и он кажется почти опасным.

Культурные предубеждения тоже играют роль.

«В США мы часто улыбаемся», — сказал Мартинес. «Мы просто дружелюбны. Но в других культурах это означает разные вещи — в некоторых культурах, если вы ходите по супермаркету, улыбаясь всем, вас могут шлепнуть».

Мартинес сказал, что результаты исследовательской группы могут указывать на то, что люди — от менеджеров по найму до профессоров и экспертов по уголовному правосудию — должны учитывать больше, чем просто выражение лица, когда они оценивают другого человека.

И хотя Мартинес сказал, что он «большой сторонник» разработки компьютерных алгоритмов, которые пытаются понять социальные сигналы и намерения человека, он добавил, что важно знать две вещи об этой технологии.

«Во-первых, вы никогда не получите стопроцентной точности», — сказал он. «И второе — то, что расшифровка намерений человека выходит за рамки его выражения лица, и важно, чтобы люди — и компьютерные алгоритмы, которые они создают — понимали это».

Адвокат защиты Скоттсборо | Американский опыт | Официальный сайт

Скоттсборо: американская трагедия | Статья

Адвокат защиты Скоттсборо

«Даже самый тупой полицейский из [Нью-Йорка] увидел бы в этих двоих бродяг и лжецов.Ты чертовски хорошо знаешь, что они солгали в тот день на станции Пейнт-Рок, и девочка Прайс с тех пор лжет. Теперь вы хотите, чтобы я признал трех или четырех мальчиков виновными в том, чего они никогда не совершали. Штат Алабама наконец осознает, что совершил ужасную ошибку. Вы хотите, чтобы я вытащил ваши каштаны из огня. Вы хотите сохранить лицо. Том, ты должен знать меня лучше ».
— прокурору Томасу Найту, о предлагаемом компромиссе, декабрь 1936 г.

Адвокат Сэмюэл Лейбовиц с мальчиками из Скоттсборо, любезно предоставлено: Архив округа Морган.

Когда Хейвуд Паттерсон был признан виновным в 1933 году, Сэмюэл Лейбовиц впервые за пятнадцать лет проиграл дело.

Самуэль Лейбовиц родился в 1893 году в семье румынских еврейских иммигрантов, приехавших в Америку, чтобы избежать антисемитизма. Он вырос в Нью-Йорке, а затем поступил в колледж и юридическую школу в Корнелле. Убедившись, что большинство лучших юристов избегают уголовного права, он выбрал ту область, в которой оставил свой след.

Из-за безупречной репутации Лейбовица была нанята Международной защитой труда для защиты молодых чернокожих мужчин, обвиняемых в Скоттсборо; I.Л.Д. Едва ли можно было обвинить в желании замучить мальчиков за их дело после найма адвоката, которого некоторые считали следующим Кларенсом Дэрроу. Они не предложили ему гонорара, но вместо того, чтобы защищать бандитов и мошенников, он будет работать, чтобы освободить девять молодых людей. «Ваша организация и я не согласны в наших политических и экономических взглядах», — написал он I.L.D., но он возьмется за дело, чтобы защитить «основные права человека».

Лейбовиц был убежден, что медицинские доказательства доказывают невиновность его клиентов, но он не принял во внимание эффект его присутствия и воздействия I.Л.Д., по делу. Алабама и Нью-Йорк были совершенно разными мирами. Среди его грехов было просить обвинение обращаться к чернокожему как мистеру Сэндфорду, а не как «Джон», и допросить Викторию Прайс в такой невежливой манере, что одному редактору южной газеты «захотелось потянуться за пистолетом». После того, как Паттерсон проиграл дело, Лейбовиц совершил свою худшую ошибку на митинге в Нью-Йорке. Когда репортер спросил, как присяжные могли вынести обвинительный приговор, Лейбовиц ответил: «Если бы вы когда-нибудь видели этих существ, тех фанатиков, чьи рты превратились в прорези на лицах, чьи глаза выскакивают, как у лягушки, с подбородков капает табачный сок, усеян. и грязно, вы бы не спросили, как они могли это сделать.»Этот комментарий сразу же распространился на юг и навсегда испортил мнение юга об адвокате.

Судья Джейм Хортон представил Паттерсону новое судебное разбирательство, но в конце 1933 года он был снова приговорен, как и Кларенс Норрис. Лейбовиц предвидел эти потери и представил доказательства того факта, что ни в одном из присяжных не было чернокожих. рулоны графства. Этот вопрос стал предметом спора в Верховном суде США в деле Норрис против Алабамы , когда Лейбовиц впервые выступил в суде высшей инстанции страны.Суд согласился с тем, что отсутствие черных членов жюри лишило Норриса равной защиты в соответствии с законом, гарантированной Четырнадцатой поправкой. И снова судебные процессы были отправлены обратно в суды Алабамы.

К середине 1930-х годов даже Лейбовиц был вынужден признать, что он был больше помехой, чем помощью для мальчиков, и он согласился нанять южанина Кларенса Уоттса в качестве помощника адвоката. Однако Уоттс не смог справиться с давлением своего сообщества и очередным смертным приговором и вскоре заболел.И снова Лейбовиц вмешался. Но новые потери просто расстроили его. К концу 1937 года четверо мальчиков были осуждены за изнасилование, Ози Пауэлл признал себя виновным в нападении на депутата, а четверых отпустили на свободу.

Лейбовиц вернулся в Нью-Йорк, где позже работал судьей. Позже он принял Кларенса Норриса в качестве гостя и помог ему устроиться на работу в городе. Лейбовиц умер в 1978 году.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *