27.10.2021

Вялотекущая неврозоподобная шизофрения: ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Классификация психических расстройств по МКБ-10››

Содержание

Вялотекущая шизофрения в подростковом возрасте. Определение вялотекущей шизофрении.

Определение границ

Вялотекущая (неврозоподобная и психопатоподобная) шизо­френия — психическое расстройство, в картине которого на всем протяжении преобладают невротические и психопатические нарушения. Основные симптомы, присущие прогредиентным формам шизофрении, остаются неотчетливыми: не приходится видеть ни выраженного эмоционального оскудения, ни заметного па­дения активности, ни очевидных, бросающихся в глаза нарушений мышления. Эти симптомы лишь иногда как бы просвечивают через психопатические нарушения поведения или невротические расстройства. Данное заболевание отличается незаметным мед­ленным началом и манифестацией, напоминающей декомпен­сацию психопатии или психогенно вызванный затяжной невроз — дебют чаще всего падает на старший подростковый или послеподростковый возраст.

Течение бывает различным. Психопатоподобные и неврозоподобные нарушения с годами могут ослабевать и не препят­ствовать удовлетворительной социальной адаптации, но могут и нарастать, обусловливая полную дезадаптацию. Однако так называемое шизофреническое слабоумие — дефектное состояние с выраженными шизофреническими изменениями личности (теперь в западной психиатрической литературе это конечное состояние называют резидуальной шизофренией) — не бывает исходом этой болезни, даже если никакого лечения не прово­дилось. Поэтому прогноз относительно благоприятен, особенно в сравнении с прогредиентной шизофренией. Лечебная тактика должна строиться с расчетом на использование максимальных возможностей социальной адаптации.

 

Современные представления о сущности и гипотеза о нозологической самостоятельности

Одним из наиболее ранних и распространенных взглядов на сущность подобных форм психического заболевания была концепция Е. Bleuler (1911— цит. по «Руководство по психиатрии…», 1983) о существовании шизофрении «латентной», непроявляющейся, «остановившейся на полпути» и т. п.

Иная точка зрения развивается школой А. В. Снежневского. Вялотекущая, а впоследствии малопрогредиентная шизофрения — это не просто случаи пол­ностью не проявившиеся, «остановившиеся в развитии» или не просто затянув­шаяся инициальная стадия. Это — своеобразная форма шизофрении, по всей природе существенно отличающаяся от других ее форм [Снежневский А. В., 1955; Наджаров Р. А., 1972; Смулевич А. Б., 1980]. В последние годы выяви­лась даже тенденция рассматривать малопрогредиентную шизофрению как «непсихотическую», т. е. не считать ее психозом саму по себе, и лишь допускать на ее фоне возможность «психотических эпизодов» [Извольский С. А., 1982], т. е. по сути дела относиться к ней так же, как к тяжелым психопатиям. Подобное суждение, с нашей точки зрения, нельзя признать достаточно обоснованным — оно может открыть пути для безграничного расширения рамок шизофрении, подобно «мягкой шизофрении» по Л. М. Розенштейну (1933 —цит. по «Руко­водство по психиатрии…», 1983). По сути дела представления о «непсихотической шизофрении» оказались сходными с отношением в современной американской психиатрии (DSM-III) к псевдоневротической и псевдопсихопатической шизо­френии как к «расстройствам личности».

Наша точка зрения на вялотекущую шизофрению отлична от предыдущих [Личко А. Е., 1980]. Это — эндогенное психическое заболевание (психоз), но природа его иная, чем при прогредиентной шизофрении. От нее это заболевание отличается не только по картине и течению, исходу и прогнозу, но и требованием иной лечебной тактики и реабилитационных мер. Накапливаются также данные об отличиях в этиологии и патогенезе.

Как известно, рождение нозологического направления в психиатрии свя­зывается с именами С. С. Корсакова и Е. Kraepelin. Однако еще в 1863 г. К Kahlbaum (цит. по Г. Унгари, 1982) определил понятие нозологической единицы в психиатрии как совокупности с идентичной этиологией, картиной, течением и исходом. Таким образом, вялотекущая шизофрения (в границах неврозоподобной и психопатоподобной форм) заслуживает, чтобы быть выделен­ной в особую, независимую от шизофрении, нозологическую единицу, с другим названием, которое не препятствовало бы лучшей адаптации больных. Учитывая, что не только психопатоподобная форма, но и неврозоподобная обнаруживает сходство с психопатическими картинами, нами было предложено назвать ее «психопатофренией» [Личко А. Е., 1982]. Но далеко не все, что относят к малопрогредиентной шизофрении, заслуживает быть включенным в новую нозологи­ческую единицу. Например, Г. Е. Сухарева (1937, 1974) и М. Ш. Вроно (1971) отметили, что при постепенно начинающейся детской шизофрении встречаются как случаи с нарастающей негативной симптоматикой и неблагоприятным прогнозом, так и более благоприятное течение, когда в детстве преобладала неврозоподобная симптоматика, в подростковом возрасте — психопатоподобная, а позднее следовали стойкие ремиссии, хотя и неполные, но с сохранением трудоспособности. В первом издании данного руководства нами была предпри­нята попытка разграничить психопатоподобную и неврозоподобную формы от аналогичных по картине дебютов прогредиен ной шизофрении, на необходимость чего было еще в 1955 г. указано П. М. Зиновьевым.

медико-педагогическая коррекция – предыдущая | следующая – неврозоподобная форма

Подростковая психиатрия. Содержание.

 

Юрий Савенко: Политическое использование психиатрии воскресло

Read this article in English

Политическое использование психиатрии воскресло. На этот раз оно воскресло во всей полноте в конкретном деле Михаила Косенко с Болотной площади:

– в тексте судебно-психиатрического экспертного заключения;

– в ответах эксперта Центра Сербского на вопросы суда;

– в поведении судьи и прокурора.

На основании инкриминируемых, но еще не доказанных в суде обвинений, эксперты приравнивают (так по нашему закону) инкриминируемое к действительно совершенному. И к этому так привыкли, что нелепость такого отождествления не смущает.

В экспертном заключении на основании менее часовой беседы эксперты резко утяжеляют диагноз, ставят «параноидную шизофрению» вместо «вялотекущей неврозоподобной шизофрении», с которой М.Косенко регулярно наблюдался и лечился в течение 12 лет. Причем вопреки данным динамического диспансерного наблюдения о несомненно вялотекущем – а это главное – течении, пишут о «непрерывном течении с эпизодическими обострениями». Лечился самым слабым нейролептиками и активным антидепрессантом. Столь же произвольно эксперты говорят о «прогрессирующем нарастании», «обедненности и выхолощенности эмоциональных реакций», «нецеленаправленности и паралогичности мышления». Это тут же опровергали активные ярко эмоциональные и точно схватывающие суть дела реплики М.К. из клетки в зале суда. Бурное возмущение вызвало у него публичное зачитывание содержания его внутренних переживаний с выкладыванием этого в интернете. Он даже потребовал удалить из зала всю публику. Человек, который никогда в жизни не проявлял агрессии, который добровольно аккуратно и регулярно принимал лечение амбулаторно, согласно экспертам, «нуждается в принудительном лечении в стационаре общего типа», т.к. «представляет опасность для себя и окружающих лиц». А между тем, Косенко не был опознан пострадавшим ОМОНовцем. Получается, что активной опасностью называют участие даже в санкционированном протестном митинге. Эксперты договорились до того, что психическое расстройство «лишало Косенко в период инкриминируемых ему деяний способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими». «В настоящее время по своему психическому состоянию Косенко не может понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, не способен к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию своих процессуальных прав и обязанностей, не может участвовать в судебно-следственных действиях». Фактически эксперты приравнивают Косенко к недееспособным, вопреки его самостоятельному образу жизни.

На вопрос «имеется ли угроза обострения заболевания в условиях камеры следственного изолятора?» эксперты, вопреки собственному описанию ухудшения состояния, отвечают, что это «не входит в компетенцию судебно-психиатрических экспертов», словно они не врачи-психиатры.

Апофеозом воскрешения советского стиля были упорные утверждения эксперта Центра им. Сербского что «вялотекущая шизофрения – все равно шизофрения, которая рано или поздно переходит в параноидную шизофрению как ее стадия», тогда как вот уже 15 лет как в нашей стране в качестве стандарта принята МКБ-10, которая вывела из диагноза шизофрении шизотипическое расстройство (прежняя вялотекущая неврозоподобная и психопатоподобная шизофрения) и хроническое бредовое расстрйоство (прежняя паранойяльная шизофрения), диктующие совершенно другое лечение и социальные меры, чем при шизофрении. Расширительная диагностика шизофрении (в три раза) в Советском Союзе легко вела к использованию психиатрии в политических целях. Эксперт, отвечая на вопросы, продемонстрировала чрезвычайную легкость в квалификации тяжелых психотических нарушений, утверждая, что у Косенко имеется не только параноидный, но даже парафренный бред, что его идеи носят мегаломанический характер. Обоснование во всем заменялось произвольной квалификацией.

Судебно-психиатрическое разбирательство дела Косенко вдруг повернулось удивительно знакомым лицом, как встреча с давним знакомым, который – в отличие от тебя – не постарел. Конечно, не «вдруг», а «наконец» полный цикл проделан и можно сказать: мы вступили в ту же фазу состояния общества, когда психиатрия исполняла социальный заказ. Если 30.08.13 в деле Дмитрия Виноградова («русского Брейвика») судья Подопригоров (вошедший в список Магнитского) не дал мне и адвокату говорить, решительно снимая вопрос за вопросом и приговаривая: «Согласно закону, Вы не вправе оценивать и критиковать государственных экспертов», то 23.09.13, в деле Михаила Косенко, судья Москаленко дала мне возможность мне высказаться и терпеливо слушала подробные разъяснения несостоятельности заключения экспертов, но ходатайство адвоката направить Косенко на дополнительную стационарную экспертизу (снова в Центр им. Сербского в новом составе) отклонила, не посчитавшись с доводом о том, что репутации Центра им. Сербского сильно пострадает, если наше заключение будет опубликовано на английском языке.

Ниже приводится наше заключение, опубликованное в Независимом психиатрическом журнале (2012, 4, 70-74).

Судья не отпустила Косенко попрощаться с умирающей матерью, которой он регулярно писал из СИЗО теплые письма. Врачи Бутырки (СИЗО-2) боялись сказать ему о смерти матери, в результате, со слов сестры, он узнал об этом «из телевизора»!

Такова типовая практика наших судов, следователей и прокуроров, которая вызывает возмущение даже у руководства ФСИН.

Ю.С.Савенко


Заключение специалиста-психиатра на заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов от 24 июля 2012 г. № 690/а амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы К., 1975 г.рожд.

Настоящее заключение составлено 31 августа 2012 г.

по запросу Фонда «Общественный вердикт»

на основании представленной им ксерокопии заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов от 24 июля 2012 г. № 690/а амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы К.., 1975 г.рожд., проведенной в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского»

для ответа на вопрос: отвечает ли проведенная экспертиза принципам объективности, полноты и всесторонности и являются ли выводы экспертов научно обоснованными?

Согласно ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ) «государственная судебно-экспертная деятельность основывается на принципах … объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники» (ст. 4). «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме» (ст. 8). Кроме того, Приказом Минздрава России от 12 августа 2003 г. № 401 утверждена Инструкция по заполнению отраслевой учетной формы № 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов», которая устанавливает порядок производства судебно-психиатрических экспертиз и является обязательной для всех экспертных комиссий. Согласно этой Инструкции, задача экспертов не ограничивается глубоким изучением психического состояния испытуемого в момент исследования, они должны указать, каким образом имеющееся у испытуемого психическое расстройство нарушало его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в момент инкриминируемого ему деяния. Эксперты должны проанализировать все имеющиеся клинические версии, при этом «определяющим является принцип «равноправия» диагностических гипотез, в соответствии с которым недопустимо умаление или тем более игнорирование любой клинически значимой информации в пользу итоговой, конечной диагностической и экспертной концепции» (п. 2.2.5 Инструкции).

Однако комиссия судебно-психиатрических экспертов, проводившая амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу К., проигнорировала все эти требования.

Заключение написано на 6 страницах, из них анамнез и материалы уголовного дела – на трех, психический статус – на полутора, ответы на 8 заданных вопросов с их обоснованием – меньше чем на одной странице.

Анамнез жизни и болезни изложены четко, содержательно и достаточно полно для понимания выставленного психоневрологическим диспансером диагноза, на основании наследственной отягощенности по отцу и длительного наблюдения за подэкспертным, который с детства был малообщительным, стремился к уединению, много читал, но закончив 11 классов, не смог учиться дальше, был призван в армию, откуда спустя год был комиссован в связи с обнаружившимся психическим заболеванием (ст. 8-а). Из-за трудностей «контакта с людьми и предметами» не мог долго заниматься каким-либо одним делом, работать на одном месте, очень быстро «морально уставал». После нескольких лет неквалифицированной работы, в 2000 году обратился в психоневрологический диспансер, а после кустарной переплавки свинца на продажу стало казаться, что «все заражено свинцом», начал постоянно мыть руки. Не выходил из дома, чтобы не видеть людей. Постоянно читал философскую литературу, периодически чувствовал себя великим, был эмоционально однообразен, холоден, монотонен. В 2001 году лечился в течение пяти недель в московской психиатрической больнице № 14 с диагнозом «шизофрения вялотекущая, неврозоподобная, с выраженными изменениями личности в эмоционально-волевой сфере». В отделении избегал общения, был вял, постоянно лежал в постели, настроение было сниженным, психолог обнаружил нарушения целенаправленности мышления. После относительно легкой терапии (сонапакс, золофт) стал упорядоченным, но мышление оставалось аморфным, а в поведении был пассивно подчиняемым. После выписки регулярно посещал диспансер, но динамики в состоянии не отмечалось: оставался бездеятельным, малоактивным, пассивным, монотонным. Дотрагивался до ручек дверей через салфетку, пользовался отдельной посудой. Агрессии никогда не проявлял, однако считал, что «гудящие машины отравляют свинцом», за ним «следят» через телефонную розетку, «радиопередача замышляет что-то плохое» в отношении него. Иногда разговаривал сам с собой «разными голосами». Из дома выходил редко, ничем не интересовался, не общался, настроение было снижено. Постоянно был на поддерживающей терапии антидепрессантами и сонапаксом. В декабре 2008 года получил вторую группу инвалидности бессрочно.

Спустя 4 года во время разрешенного митинга на Болотной площади в возникшей толчее и потасовке с полицией якобы дважды ударил в корпус бойца ОМОНа. Признавая свое присутствие в зафиксированном видеосъемкой месте, категорически отрицал это обвинение.

В резком контрасте с внятным изложением анамнеза находится описание экспертами собственного исследования психического состояния подэкспертного и квалификация ими этих данных. Ни о какой полноте и объективности здесь речь не идет, перед нами целая коллекция всевозможных противоречий.

  1. Эксперты оперируют привычными стереотипными штампами, не заботясь об их адекватности, не приводя примеров, не замечая собственных грубых противоречий даже в рядом стоящих фразах. «Подэкспертный не может адекватно оценить свое состояние и положение в сложившейся судебно-следственной ситуации. Критические функции у него нарушены. Склонен к диссимуляции психических расстройств». Но диссимулировать и пытаться диссимулировать невозможно, не понимая своего заболевания. При этом сами эксперты описывают обильную симптоматику с его слов, которые лишены всякого позерства, искусственности, а наоборот, прямолинейно-прямодушны.
  2. Эксперты пишут, что подэкспертный апатичен, его эмоциональные реакции обеднены, малодифференцированы, эмоционально выхолощены, мимика однообразна, застывшая, на вопросы отвечает неохотно, сообщает о себе только при расспросе. И в то же время, что у него ускоренная речь в форме монолога, а при затрагивании субъективно значимых для него тем, заметно раздражается, повышая голос. Отмечает у себя постоянно тяжелые «самоосуждающие» мысли, «серое или черное настроение». Здесь не только противоречие, но еще и профессиональная ошибка – налицо очевидный депрессивный фон, который всегда был ему свойственен, подэкспертный всегда был и до сих пор остается на антидепрессивной терапии. Апатия в силу депрессии и в силу слабоволия – принципиально разные вещи. На фоне депрессии некорректно судить о степени снижения воли и энергетического потенциала, т.е., в какой мере выражена апатическая депрессия или апато-абулический синдром, а ситуация экспертизы и судебного дела неизбежно усиливают депрессивную окраску. Но эксперты с этим явно не считаются.
  3. Эксперты уверенно говорят о «редукции энергетического потенциала», не замечая, как нелепо это выглядит в отношении человека, который почувствовав ухудшение своего состояния в СИЗО, начал заниматься аутотренингом, чтобы «не впасть в безумие», который, наконец, самостоятельно пришел для участия в митинге. Ни с апатией, ни с абулией это никак не вяжется.
  4. Эксперты пишут об аморфности мышления, нецеленаправленности, непродуктивности, паралогичности, и в то же время цитируют его слова, что «он пошел на митинг, так как у него есть «политические убеждения», хотел их «проявить и высказать», чтобы «быть с народом». Заявил, что он «противник существующего режима», при этом говорит, что «власть существует сама за себя», «человек не защищен», и «нет свободы»».
  5. Подгонка под шаблон выступает в кальке из учебника о «патохарактерологическом сдвиге в пубертатном периоде», тогда как подэкспертный был замкнут, необщителен с детства, а заболел в 18 лет, т.е. в юношеском, а не подростковом периоде.
  6. Эксперты совершают и другие профессиональные ошибки: так они несколько раз, упоминая терапию подэкспертного, пишут о сонапаксе и тиориле как о двух разных нейролептиках, тогда как это один и тот же препарат. В написании обоих сделаны ошибки: сонопакс вместо сонапакс, теорил вместо тиорил. Причем эксперты не разъясняют суду (не потрудившись заглянуть в справочник), что сонапакс это очень мягкий, самый излюбленный в детской и гериатрической (преклонного возраста) психиатрической и реанимационной практике препарат, и что тот факт, что лечение подэкспертного осуществлялось все годы сильным антидепрессантом (золофтом) и таким мягким нейролептиком как сонапакс, является надежным подтверждением мягкого вялотекущего характера заболевания. А неоднократные указания на жалобы подэкспертного на сухость во рту и потребление им большого количества жидкости – указанием на добросовестный прием лекарств.

В результате, эксперты на основании однократной беседы в судебной, т.е. стрессовой для подэкспертного ситуации меняют диагноз подэкспертному, который ставил ему психоневрологический диспансер на основании многолетнего регулярного наблюдения и лечения: вместо «шизофрения вялотекущая, неврозоподобная, с выраженными изменениями личности в эмоционально-волевой сфере» они ставят «хроническое психическое расстройство в форме параноидной шизофрении». Это изменение диагноза не разъясняется суду. Между тем, важно указать, что тип течения шизофрении у подэкспертного действительно вялотекущий, и это надежно установлено психоневрологическим диспансером. Утверждение же экспертов о нарастающем «прогрессирующем» апато-абулическом дефекте вступает в грубое противоречие с реальными фактами: это не только не отмечено при динамическом наблюдении ПНД, но само участие в митинге на Болотной площади и объяснение подэкспертным этого участия исключает нарастание дефекта, разве что наоборот. Эксперты не разъясняют суду, что и параноидная форма может иметь вялотекущее течение и что тип течения намного более значимая характеристика, чем форма шизофрении, хотя бы и параноидная (бредовая).

Утверждение экспертов о диссимуляции больного также находится в полном противоречии с обильной выявленной ими симптоматикой, хотя продемонстрированная нами явная тенденциозность экспертов не исключает внушенного характера ответов, что является высоко вероятным, учитывая пассивную подчиняемость и тот самый «апато-абулический дефект», который они сами описывают. Больной простодушно прямолинейно ответил на вопросы о лечении у психиатров, его апатия имеет в большей мере депрессивную, а не абулическую (безвольную) природу, не случайно упор терапии всегда был на активирующих антидепрессантах.

Описанный экспертами характер подэкспертного, манера его поведения, монотонный, однотипный субдепрессивный фон и эмоционально-волевое снижение противоречат каким-либо агрессивным побуждениям. В медицинской документации, которую цитируют эксперты, говорится, что в прошлом «агрессии К. никогда не проявлял». Ни родные, ни соседи на него не жаловались.

Не соответствует действительности указание на периодические обострения, которое неожиданно появляется в концовке заключения экспертов.

Эксперты не считают нужным обосновывать свои заключения примерами, которые только и значимы в таких случаях.

Эксперты совершенно отрываются от клинической почвы, когда, не приводя примеров, явно заостряют легкие признаки обнаруженных расстройств и нагромождают все виды бреда – отношения, преследования, величия, заражения – хотя за месяц до их экспертизы, 25.06.12, на приеме в диспансере с участием представителя МВД К. держался уверенно, свободно, был совершенно откровенным относительно своих побуждений участвовать в митинге, признаков бреда, галлюцинаций, аффективных расстройств не обнаруживал. Так что это явное ухудшение состояния в условиях содержания в СИЗО, которое озвучил и сам больной, хотя мы видим здесь результат сочетания тенденциозного напора экспертов с депрессивно-гипобулическим состоянием подэкспертного.

Ни выставленный диагноз, ни группа инвалидности не тождественны неспособности подэкспертного осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Люди с такими диагнозами, инвалиды по спец. МСЭК, сохраняют немало прав, лишать которых недопустимо без веских и надежных оснований.

Сведения об агрессии подэкспертного основываются на большем доверии к показаниям бойца ОМОНа и видеосъемке, которая сама требует экспертизы. К. не только гражданин, обладающий равными правами, данная конкретная ситуация ассиметрична в его пользу как слабой стороны. Психически больные такого рода как подэкспертный не лукавят, даже не умеют лукавить. Приписываемая подэкспертному агрессия противоречит всему стилю его личности и поведения на протяжении жизни, характеру его заболевания и апато-абулическому дефекту и удостоверена многолетним наблюдением психоневрологического диспансера и самими экспертами, как показано выше.

Эксперты Государственного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского обнаружили явную тенденциозность «охранительного толка». Разве что они сочли опасным само участие в митинге на Болотной площади, хотя он был разрешен властями.

Вместо клинического увязывания данных в индивидуально значимую структуру эксперты продемонстрировали механический суммативный подход, избирательный подбор деталей, тенденциозность трактовок, явно односторонний взгляд на вещи, отсутствие малейшей попытки взглянуть на ситуацию с разных сторон. Таким образом, их исследование не может быть названо ни всесторонним, ни полным, ни объективным.

Ответы экспертов на все восемь вопросов следователя являются неудовлетворительными и необоснованными.

Отвечая на первый и третий вопросы, они ставят новый, намного более грубый диагноз параноидной шизофрении вопреки 12-летнему регулярному наблюдению ПНД, который удостоверил вялотекущую шизофрению. Эксперты умалчивают, что тип течения более существенная характеристика и что если параноидная симптоматика протекает вялотекущим образом, а это значит и вялая выраженность, и вялое течение и – главное – вялое нарастание дефекта, она квалифицируется как «вялотекущая шизофрения», а не «параноидная шизофрения», и это очень существенная разница.

Второй вопрос – «вменяем ли он в отношении инкриминируемого ему деяния?» – сформулирован действительно небрежно, но совершенно ясно, что имелось в виду, и эксперты не только вправе, но и должны были, переформулировав его корректным образом, ответить на него. Но они предпочли занять формальную позицию.

Отвечая решительно отрицательно на четвертый, пятый и шестой вопросы, эксперты опираются на свой искусственно и необоснованно утяжеленный диагноз, фактически отказывая К. во всех гражданских и политических правах не только на момент инкриминируемого ему деяния, но – в силу хронического монотонного вялотекущего протекания заболевания – на всю жизнь. По их мнению, он не способен «осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими«, «не может понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, не способен к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию своих процессуальных прав и обязанностей, не может участвовать в судебно-следственных действиях». За этими под копирку повторенными шаблонными формулами не стоит, как мы подробно показали выше, не только мало-мальски серьезного объективного обоснования, но явно видно произвольное истолкование под предвзятое исходное мнение: согласно этой позиции экспертов получается, что нет никакой разницы, имеем ли мы дело с вялотекущим типом течения или нет, хотя Международная классификация болезней 10-ого пересмотра, принятая с 1999 года и в нашей стране, разводит «параноидную шизофрению» и «вялотекущую шизофрению», в том числе и с параноидной симптоматикой, в разные кластеры. Одинаковые практические выводы в отношении этих диагнозов послужили использованию психиатрии в политических целях в 60-80-е годы и стали основанием исключения советских психиатров из Всемирной психиатрической ассоциации. Перед нами, казалось бы, в заурядном деле К., оживает старая стилистика и технология искусственного натягивания принципиально более серьезного диагноза в деле, которое уже приобрело политическое звучание. Недалекость экспертов – в их усердной ориентации на непосредственную атмосферу обстоятельств дела, хотя требовалась простая профессиональная добросовестность.

Отвечая на седьмой вопрос – «Нуждается ли К. в применении к нему принудительных мер медицинского характера, если да, то каких именно?» – эксперты заявляют, что он «представляет опасность для себя и окружающих«, вопреки прямо противоположным свидетельствам об этом и несоответствию этому его клинического состояния за все последние 12 лет регулярного наблюдения ПНД. Пытаясь обосновать это, эксперты ссылаются на непрерывное течение, умалчивая о его вялотекущем характере и. не смущаясь, прибавляют нигде до сих пор не фигурировавшие «эпизодические обострения психопатологических расстройств«, якобы «возникновение параноидной бредовой симптоматики«, которую они из латентной превращают здесь в манифестную, и договариваются до того, что опасность для себя и окружающих связана даже с эмоционально-волевыми личностными нарушениями подэкспертного, хотя сами описывали диаметрально противоположный всему этому апато-абулический рисунок переживаний и поведения К.. Предложение экспертов направить К. на принудительное лечение нельзя рассматривать иначе, чем способ «закрыть дело» за счет судьбы больного человека. Наконец, нелепо предлагать принудительно лечить человека, который сам регулярно посещает ПНД и принимает назначенную терапию.

Наконец, на восьмой вопрос – «Если К. страдал и страдает психическим заболеванием, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, отражается ли на его состоянии содержание под стражей в условиях камеры следственного изолятора, имеется ли угроза обострения заболевания или иная угроза его здоровью?» – эксперты пишут: «Вопрос № 8 не входит в компетенцию судебно-психиатрических экспертов». То, что содержание такого больного в СИЗО, в условиях изоляции от внешнего мира и привычной для него среды обитания, проведения следственных действий и ощущения предстоящей угрозы его жизни и здоровью, существенно ухудшит его психическое состояние, является несомненным и уже подтверждено конкретными фактами. Эксперты сами пишут, что подэкспертный почувствовал ухудшение своего психического состояния и начал заниматься аутотренингом, чтобы «не впасть в безумие». Уклонение экспертов от ответа на этот вопрос характеризует их самих и бросает очередную тень на учреждение, которое воспитывает таких экспертов.

 

Итак, заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов от 24 июля 2012 г. № 690/а амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы К., 1975 г.рожд. нельзя признать ни объективным, ни всесторонним, ни полным. Оно отличается большим количеством внутренних противоречий и явной тенденциозностью.

Наряду с этим, вопреки описанной крайней противоречивости и тенденциозности заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов, текст их заключения содержит достаточно весомых и красноречивых клинических свидетельств для обоснованных ответов на все заданные восемь вопросов.

К сожалению, располагая через запятую набор выхваченных изолированных симптомов, не ранжируя их по надежности и обоснованности, не пытаясь сложить их в несколько конкурирующих осмысленных клинических версий и обосновать перевес одной из них, исходя из которой и можно было бы ответить на все вопросы, эксперты проигнорировали элементарные клинические требования.

В результате, на все вопросы эксперты ответили неудовлетворительно, явно тенденциозно, прибегая к умолчаниям и даже выдумкам. Ни один из ответов не может быть признан научно обоснованным и тем самым не может быть положен в основу решения суда. Мы бы ответили на седьмой вопрос – «нет», а на все остальные – «да».

Учитывая чрезвычайно крупный прецедентный характер этого дела, которое станет предметом разбирательства всего профессионального сообщества, мы предложили бы направить К. на повторную амбулаторную экспертизу в Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского для рассмотрения в новом составе.

Ю.С.Савенко

 


 

 

 

Об авторе: Юрий Сергеевич Савенко – российский психиатр,
c 1989 года президент Независимой психиатрической ассоциации России,
кандидат медицинских наук,
главный редактор и один из постоянных авторов Независимого психиатрического журнала.

 

Источник:Независимая психиатрическая ассоциация России

Нет такого диагноза. Случай Михаила Косенко

Cразу после выборов мэра Москвы в социальных сетях была очень популярна фотография, на которой был изображен протокол с одного из УИКов. На этом протоколе были результаты голосования пациентов психиатрической больницы. Почти все за Собянина. Комментарии были понятно какие: мол, смотрите, за Собянина только психи и голосуют. Всем было смешно.

Вчера Замоскворецкий суд Москвы приговорил Михаила Косенко, который был арестован по «болотному делу» и год провел в СИЗО, к принудительному психиатрическому лечению. Пресса и социальные сети отреагировали дружно — заговорили о возрождении карательной психиатрии. Кажется, никому уже смешно не было.

Одной из самых утомительных особенностей существующего режима и общественного уклада стала необходимость бесконечно обсуждать вопросы, которые во многих других странах и обществах обсудили уже несколько десятков лет назад. Суррогатное материнство, права геев, секуляризация общества и образования. Теперь вот деинституционализация психиатрии. Хорошо, что государство само охотно поворачивается к нам своими уродливыми сторонами, давая понять, что нет никакой отдельной от жизни политики. Антисиротский закон, гомофобский закон, экспертизы Института имени Сербского — это касается каждого.

Михаилу Косенко, еще до того как он попал в СИЗО, был поставлен диагноз «вялотекущая неврозоподобная шизофрения». Такой диагноз не мог быть поставлен ни в одной другой стране мира. Строго говоря, такой диагноз не должны ставить и в России. Россия для диагностики пользуется Международным классификатором болезней в десятой редакции (МКБ-10). В МКБ-10 нет диагноза «вялотекущая шизофрения».  

Происхождение его известно. В 60-е годы в СССР вялотекущая шизофрения была изобретена академиком Андреем Снежневским. При желании упихнуть в этот диагноз можно было что угодно. Чем с удовольствием и воспользовалось советское государство. Такой диагноз был поставлен, например, Наталье Горбаневской.

Одним из главных симптомов вялотекущей шизофрении было инакомыслие.

Мировое психиатрическое сообщество, естественно, осуждало эту практику, как и вообще расширительную диагностику шизофрении, и уж тем более осуждало использование психиатрии в политических целях. Кончилось все известно как: в 1983 году Советский Союз вышел из Всемирной психиатрической ассоциации на шесть с половиной лет.

Михаил Косенко, конечно, не единственный человек в современной России, кому поставлен такой диагноз. За последний год я познакомилась с несколькими людьми с таким диагнозом: молодой женщиной, страдающей паническими атаками, мужчиной средних лет, который боится спускаться в метро, женщиной примерно шестидесяти лет, у которой многолетняя затяжная депрессия. Все эти люди сообщали мне о своих диагнозах, понижая голос, и делали это так, как будто им приходится признаваться в убийстве.

В то же самое время, когда в России зарождалась концепция «вялотекущей шизофрении», на Западе разворачивалось антипсихиатрическое движение. Про него все знают благодаря книжке Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки». Если совсем упростить, в это время по всему миру люди обращают внимание на психиатрию, говоря, что она ничем не отличается от других направлений медицины, что она не должна подавлять личность, должна быть деинституционализирована, не должна относиться к пациенту как к маленькому ребенку и уж тем более как к заключенному. Главным идеологом антипсихиатрии во Франции был Мишель Фуко, в Италии — Франко Базалья, в США — Томас Сас, в Англии — Роберт Лейнг.

Вся современная западная психиатрия последние несколько десятков лет развивается как реакция на антипсихиатрическое движение. Как и общественное отношение к антипсихиатрии — уменьшается стигматизация психических расстройств, люди с такими расстройствам активно социализируются, амбулаторному лечению отводится главная роль, принудительное лечение не приемлется.

Россия идет своим путем, а точнее, не идет никаким. Михаилу Косенко ставят диагноз «вялотекущая шизофрения», которая с легкостью превращается в «параноидную шизофрению», психиатрические лечебницы все еще режимные учреждения, психоневрологические интернаты окружены колючей проволокой, люди лежат «на вязках», дееспособности лишают за пять минут в отсутствие человека, а взрослые образованные люди в соцсетях шутят про психов, голосовавших за Собянина. Не потому что они злые, а вследствие все той же изоляции и стигматизации. Пока кто-то, хорошо упрятанный с глаз долой, сидит в своей больнице за колючей проволокой, можно думать про него как про какого-то страшного или смешного «психа». Стоит чуть-чуть приоткрыть двери — и выяснится, что этот кто-то — твоя собственная мама, соседка или ты сам.

Это хорошо, что вчера заговорили про возрождение карательной психиатрии. В том смысле хорошо, что психиатрию заметили. Проблема только в том, что карательная психиатрия не возродилась вчера, потому что никогда и не умирала. Все это время российская психиатрия пребывала приблизительно в том же виде, в котором нам оставил ее академик Снежневский, дожидаясь, кто же первый обратит на нее внимание — полицейское государство или гражданское общество.

Понятно, кто успел первым. Теперь — наш ход.

 

Также по теме:

Российские психиатры против приговора Михаилу Косенко

Николай Клименюк: Фантомная боль свободы

 

«Диагноз Косенко взяли с потолка и обманули судью» | Статьи

Сегодня судья Замоскворецкого суда Москвы Людмила Москаленко приговорила 38-летнего москвича Михаила Косенко, инвалида 2-й группы по психическому заболеванию, участника митинга на Болотной площади, к принудительному лечению в психиатрическом стационаре общего типа. По решению суда он останется под стражей вплоть до помещения на лечение.

Косенко обвинялся по ч. 2 ст. 212 УК («Участие в массовых беспорядках», наказание — от 3 до 8 лет) и ч. 2 ст. 318 УК («Применение насилия в отношении представителя власти, опасного для жизни или здоровья», наказание — до 10 лет лишения свободы). По версии следствия, Косенко «нанес как минимум один удар рукой и один ногой» сотруднику ОМОНа 21-летнему Александру Казьмину. Сам Косенко своей вины не признал. Казьмин на суде рассказал, что не видел, кто его бил. 

В интервью «Известиям» глава российской Независимой психиатрической ассоциации (НПАР), 25 лет представляющий Россию во Всемирной психиатрической ассоциации, Юрий Савенко объяснил, почему он не согласен с выводами экспертов Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии (ГНЦССП) имени Сербского (изложение на сайте НПАР), проводивших экспертизу состояния Косенко.


— Психиатры НПАР еще в сентябре прошлого года были возмущены экспертизой коллег из ГНЦССП имени Сербского и требовали повторного переосвидетельствования состояния Косенко. То же самое вы в качестве независимого психиатра заявили и на суде. Почему, по-вашему, отказали в повторной экспертизе?

— Этот приговор был запрограммирован давно, в нем можно было не сомневаться, это предрешенная вещь. В экспертном заключении психиатров из ГНЦССП имени Сербского на основании менее чем часовой беседы с Косенко эксперты резко утяжелили ему диагноз. Ему поставили «параноидную шизофрению» вместо «вялотекущей неврозоподобной шизофрении», с которой Косенко регулярно наблюдался и лечился в течение 12 лет. Причем вопреки данным динамического диспансерного наблюдения о несомненно вялотекущем — а это главное — течении они написали о «непрерывном течении с эпизодическими обострениями».

— Михаил много лет подряд сам ходил в психо-неврологический диспансер и наблюдался у врачей, сам принимал лекарства. И заболевание у него появилось после травмы в армии…

— Косенко лечился самым слабым нейролептиком и активным антидепрессантом. Но эксперты произвольно заявили о «прогрессирующем нарастании», «обедненности и выхолощенности эмоциональных реакций», «нецеленаправленности и паралогичности мышления». Они поставили ему, кстати, грубый апато-абулический синдром — это значит, что Косенко якобы безвольный и ведомый человек. А он очень активный, хорошо и толково говорит. Это было очевидно любому, кто присутствовал на суде. Эксперты ГНЦССП имени Сербского, а потом и суд проявили полное бесстыдство. Психиатры изменили Косенко диагноз, который ставили ему в течение 12 лет на основании динамического наблюдения. А только оно одно и позволяет специалистам сделать правильный вывод о состоянии больного. Но психиатры из Сербского взяли его с потолка. А потом эксперт, которая была на суде, просто обманывала судью, потому что назвал его болезнь шизофренией.

— А в чем тут обман?

— Расширительная диагностика шизофрении (в три раза) в СССР вела к использованию психиатрии в политических целях. Эксперт, отвечая на вопросы судьи, продемонстрировала чрезвычайную легкость в квалификации тяжелых психотических нарушений. Утверждение, что у Косенко имеется не только параноидный, но даже парафренный бред, а его идеи носят мегаломанический характер — просто апофеоз воскрешения советского стиля! Эксперт Центра имени Сербского говорила, что «вялотекущая шизофрения — всё равно шизофрения, которая рано или поздно переходит в параноидную шизофрению как ее стадия».

— А как на самом деле?

— Международные стандарты шизофрении уже давно другие. И та «советская шизофрения» уже 15 лет подразделяется на три разных диагноза и состояния. В нашей стране в качестве стандарта принята МКБ-10, которая вывела из диагноза шизофрении шизотипическое расстройство (прежняя вялотекущая неврозоподобная и психопатоподобная шизофрения) и хроническое бредовое расстройство (прежняя паранойяльная шизофрения), которые диктуют совершенно другое лечение и социальные меры, чем при шизофрении.

— Но зачем это нужно было экспертам ГНЦССП имени Сербского?

— Знаете, в советское время, когда шизофрению ставили политическим оппонентам направо и налево, это объяснялось тем, что «так надо, иначе дело развалится». Эксперт изначально поставлен в идиотское положение: он не вправе оспаривать достоверность вменяемого обвинения и изложенных фактов. Хотя по закону он имеет право на равных рассматривать все показания свидетелей и материалов дела. Я считаю, что эксперты, как встарь, просто пошли на поводу у следствия, которое, узнав, что у Михаила есть психиатрический диагноз, выделили дело в отдельное производство. Но у любого эксперта есть достаточно способов, чтобы выйти из этой ситуации. Это просто возмутительно, что они так поступили.

— В экспертизе психиатров из Сербского, на которую опиралась судья, вынося приговор, говорится, что Косенко ни разу за время наблюдения не был агрессивен. Но вывод сделали прямо противоположный — опасен для себя и для общества. Как это возможно?

— Я не знаю, как! Человек, который никогда в жизни не проявлял агрессии, который добровольно аккуратно и регулярно принимал лечение амбулаторно, вдруг «нуждается в принудительном лечении в стационаре общего типа», так как «представляет опасность для себя и окружающих лиц». А между тем Косенко не был опознан пострадавшим омоновцем. Тогда получается, что активной опасностью называют участие даже в санкционированном протестном митинге. Фактически психиатры, а потом и судья приравняли Косенко к недееспособным. И это вопреки тому, что все 38 лет до ареста он вел самостоятельный образ жизни! Я приложу усилия, чтобы если не в суде, то хотя бы в профессиональном сообществе эти эксперты объяснились, почему они так поступили. 

— И все-таки — Косенко нуждается в принудительном лечении?

— Конечно, нет!

Главный психиатр России, и.о. директора ГНЦССП имени Сербского Зураб Кекелидзе комментировать экспертизу коллег и вынесенный приговор Косенко отказался, поскольку «не принято давать публичную оценку действиям своих сотрудников».

Шизофрения. Видео — энциклопедия ~ Модуль научной психологии

Виде по теме «Шизофрения, шизотипическое расстройство, шизоидная психопатия, шизоидное расстройство личности» ЗДЕСЬ

 Неврозоподобная шизофрения и шизотипическое расстройство личности.

Сразу же стоит отметить, что неврозоподобная шизофрения — это подвид вялотекущей шизофрении, как и психопатоподобный подтип. Однако, в целом диагностическая категория вялотекущей шизофрении является некорректной. Данный диагноз очень популярен в советской психиатрии и полностью отрицается в западной. В России данная концепция получила распространения благодаря трудам Снежневского. 

Однако автор не принимает данную категорию, считая ее слишком расширительной диагностикой шизофрениитогда, когда ее на самом деле нет. Получается так, что практически каждое невротическое и психопатическое проявление может легко попасть под диагноз вялотекущей шизофрении, даже удобно придуманы подтипы: неврозоподобный и психопатоподобный. Диагноз вялотекущей шизофрении является диагностической помойкой, так же как и ВСД, когда можно свалить в нее все, что не понятно по диагностике.

На практике это очень удобно на диагностике. Когда видишь запутанный невроз, или непонятные причины размытого психопатического поведения, можно не ломать голову, а просто сразу это отнести к вялотекущей шизофрении. Очень удобно, быстро и практично, но никакой теоретической и практической ценности это не несет, формируя запутанность клинического случая и нарушение самовосприятия пациентов, накладывая на них стигму шизофреников.

Более того, есть авторы, которые утверждают, что вялотекущая шизофрения, в том числе и ее подтип неврозоподобной шизофрении, это тоже самое, что сейчас называется шизотипическим расстройством личности. Это грубая диагностическая ошибка. Так как диагноз вялотекущей шизофрении не является корректным, то его и нельзя нис чем сравнивать. Однако если данный диагноз даже был адекватным, то все равно шизотипическое расстройство имеет совсем другие диагностические признаки и проявления.

Вялотекущая неврозоподобная шизофрения: симптомы, признаки, лечение у женщин

Одно из самых распространенных психических расстройств — вялотекущая (малопрогредиентная) шизофрения.

Выраженные симптомы при вялотекущей шизофрении отсутствуют, у больного наблюдается лишь косвенные клинические признаки и поверхностные изменения личности.

Как избавиться от когнитивного диссонанса? Узнайте об этом из нашей статьи.

Понятие

Что такое вялотекущая шизофрения? Впервые заболевание «вялотекущая шизофрения» описал советский психиатр А.В. Снежневский.

  • В дальнейшем ученые, описывая симптомы данного недуга, употребляли термины: «латентная шизофрения», «мягкая шизофрения», «предшизофрения» и другие.
  • Все эти названия подразумевают под собой расстройство психики, характеризующееся медленным течением, отсутствием яркой симптоматики, характерной для шизофренического психоза.
  • Больной почти не отличается от здоровых людей и остается социально адаптированным.
  • Таким образом, этот вид шизофрении является переходной формой, которая не предполагает деградации личности, а выражается в изменениях поведения, интересов, манеры общения.
  • История психиатрии. Вялотекущая шизофрения по Снежневскому в этом видео:

Причины возникновения

В медицине до сих пор не выявлены причины данного недуга. Считается, что большинство случаев шизофрении имеют наследственное происхождение.

Среди факторов, провоцирующих патологию, отмечают длительные стрессы, психические травмы и образ жизни. В группе риска находятся жители мегаполисов и незащищенные слои населения.

  1. Психотическое состояние возникает после смерти близкого человека, болезни, переезда в другой город и других стрессовых событий.
  2. Однако, изменения в поведении человека, пережившего жизненную трагедию, окружающие не связывают с проявлениями шизофрении.
  3. Установить диагноз можно лишь после специального психиатрического обследования.

Список когнитивных искажений личности вы найдете на нашем сайте.

Симптомы и стадии

Симптомы заболевания зависят от стадии его развития. Первые проявления заметны в подростковом возрасте, они усиливаются по мере взросления пациента.

Однако, граница между реальной болезнью и временным невротическим расстройством настолько нечеткая, что отделить одно от другого бывает крайне сложно.

Развивается недуг постепенно, проходя несколько стадий:

  1. Латентную. Ее симптомы очень слабо выражены. У пациента появляются длительные периоды беспричинной депрессии или радости, раздражительности или апатии. Этот период начинается в подростковом периоде, когда все странности поведения воспринимаются окружающими как возрастные особенности. Часто подросток замыкается в себе, отказывается идти в школу, общаться с родителями.
  2. Манифестную. Этот этап характеризуется нарастанием признаков, которые становятся заметны окружающим. Но у больного отсутствует бред или галлюцинации, поэтому его родственники не обращаются к специалистам, списывая все симптомы на особенности характера. Основными проявлениями являются: панические атаки, паранойя, истерия, ипохондрия.
  3. Стадию стабилизации. На этом этапе признаки психического расстройства исчезают, состояние больного нормализуется. Последняя стадия продолжается очень долго, растягиваясь на годы.

Основными симптомами, по которым можно заподозрить развитие заболевание в его активной фазе являются:

  1. Параноидальные признаки с нарушением мышления.
  2. Истерическое поведение, стремление привлечь внимание, вызвать восхищение, доказать свою правоту.
  3. Ипохондрия, которая выражается в повышенной тревожности, навязчивых состояниях. Такие больные находят у себя признаки несуществующей болезни, считают, что окружающие их ненавидят и т. д.
  4. Астенические проявления: частая смена настроения, замкнутость, избегание общения с окружающим миром.
  5. Невротические состояния. У пациента появляются различные мании, частая смена настроения, фобии, беспокойства.

По мере развития симптоматика нарастает. Больной становится отчужденным, ослабевают его умственные способности.

Нередко такие люди увлекаются магией, религией, оккультизмом. Постепенно происходит изменение личности, появляются странности в поведении, бредовые идеи.

  • Он не способен адекватно оценивать себя, обижается, если его считают странным.
  • У женщин чаще возникают депрессии или истерическое поведение, у мужчин шизофрения проявляется в желании быть всегда правым, обращать на себя внимание.
  • Женская шизофрения имеет приступообразный характер, у мужчин наблюдается стабильное непрерывное течение болезни.
  • О симптомах вялотекущей шизофрении в этом ролике:

Что такое когнитивный подход в психотерапии? Читайте об этом здесь.

Виды патологии

В психиатрии выделяют следующие формы вялотекущей шизофрении:

  • неврозоподобная форма. Эта форма считается самой благоприятной в плане лечения, так как имеет длительные периоды ремиссии. У пациента присутствуют фобии, страхи, навязчивые состояния. Появляются суицидальные мысли. Такие больные исполняют различные защитные ритуалы, вовлекая в них широкий круг людей;
  • ипохондрическая форма. Проявляется в навязчивой идее присутствия неизлечимого заболевания. При этом пациент чувствует признаки этой болезни, но не может четко их описать. Он выражает свое состояние как «огонь в груди», «червь ползает в животе» и т. д. Считает, что врачи скрывают от него диагноз или не могут распознать смертельно опасную болезнь;
  • психопатоподобная форма проявляется в изменении личности. Человек может совершать поступки, свойственные сумасшедшим людям, но при этом сохраняет полную вменяемость. Он высказывает бредовые идеи, которые, однако, не теряют связи с реальностью.

Отличие от невроза

При постановке диагноза «вялотекущая шизофрения» следует дифференцировать патологию от невротического состояния. Невроз и шизофрения имеют схожие проявления, поэтому одного наблюдения и сбора анамнеза для диагностики недостаточно.

Главное отличие невроза от шизофрении в том, что при невротических состояниях личность больного не изменяется.

Основные отличительные признаки невроза:

  1. Наличие психотравмирующего фактора, после которого начинается стресс, усугубляющий состояние больного. Шизофрения же возникает беспричинно и внезапно.
  2. При неврозах человек осознает, что ему требуется помощь и пытается выбраться из сложившейся ситуации. У больных шизофренией критическое мышление отсутствует.
  3. Невроз является обратимым состоянием. При шизофрении симптомы нарастают, изменения личности усугубляются.

Как понять, что у тебя раздвоение личности? Тест можно пройти на нашем сайте.

Дифференциальная диагностика

  1. Несмотря на смазанные признаки вялотекущей шизофрении, психиатры могут отличить недуг от простого нервного расстройства.
  2. Для этого в психиатрии разработаны специальные диагностические методы.
  3. Они заключаются в проведении психических и нейропсихологических тестов, по результатам которых врач безошибочно определяет наличие патологии.

Диагноз подкрепляется проведением МРТ. На снимках будут видны патологии мозга, которые провоцируют развитие шизофрении.

  • Если к положительным результатам исследования добавляется и наследственный фактор, то диагноз не оставляет сомнений.
  • Шизофреник или невротик? Различия в этом видео:

Лечение

Вялотекущая шизофрения хоть и обладает слабо выраженными симптомами, но требует лечения. При своевременной терапии прогноз благоприятный.

  1. Для лечения недуга назначаются лекарственные препараты.
  2. Их назначают в меньших дозах, чем при других психических заболеваниях, но требуется регулярный длительный прием.
  3. Медикаментозная терапия шизофрении включает в себя применение таких средств, как:
  • нейролептики. Предназначены для лечения психических расстройств, они подавляют продуктивную симптоматику;
  • психостимуляторы. Активизируют психические процессы, восстанавливают мышление, память, мотивацию;
  • антидепрессанты. Применяются для лечения депрессивных состояний. Способствуют улучшению настроения, снятию апатии, тревожности, раздражительности;
  • ноотропы. Это лекарства, усиливающие мозговое кровообращение, улучшающие процессы в головном мозге, стимулирующие его деятельность;
  • транквилизаторы. Снимают тревожность, устраняют панические атаки.

Помимо лекарственной терапии, для лечения больных применяют различные тренинги, улучшающие социальную адаптацию. Больным следует заниматься творчеством, посещать культурные мероприятия.

Прогнозы

Вялотекущая шизофрения при своевременном и корректном лечении имеет благоприятный прогноз. Больной может адаптироваться в обществе, выполнять профессиональные обязанности.

  • Если соблюдать все рекомендации врачей, то удастся добиться длительной ремиссии, устранить негативные проявления болезни.
  • При этом важно оберегать больного от стрессовых ситуаций, поддерживать его.
  • Вялотекущая шизофрения является не самым сложным психическим заболеванием.
  • Чтобы она не перешла в запущенную стадию, важно вовремя диагностировать болезнь и назначить адекватное лечение.

Вялотекущая шизофрения

Вялотекущая или малопрогредиентная шизофрения является одной из наиболее слабовыраженных форм этого психического заболевания.

Ее особенность – в медленном, постепенном прогрессировании. Признаки болезни могут быть не заметны на протяжении длительного периода времени.

Человек долгие годы может оставаться социально адаптированным, ходить на работу и вести активную общественную жизнь.

Этапы развития болезни

Первые признаки болезни проявляются в подростковом возрасте. Это замкнутость, изолированность, нежелание общаться со сверстниками, депрессивное состояние. Однако взрослые редко обращают на них внимание, списывая на особенности и кризисы этого возрастного периода, поэтому распознать заболевание удается намного позже.

Специалисты выделяют несколько этапов развития вялотекущей шизофрении.

  • Первый, латентный период. Симптомы малозаметны и слабо выражены. В это время больной начинает проявлять склонность к философским размышлениям, мыслит абстрактно, замыкается в себе.
  • Второй, манифестный период. Признаки вялотекущей шизофрении становятся более заметными, их активное проявление носит эпизодический характер. Человек сильнее замыкается в себе, у него появляются фобии, навязчивые идеи и страхи, панические атаки, проблемы со сном. Больной перестает испытывать сильные эмоции, теряет интерес к своим увлечениям. Именно на этом этапе обычно «замечают» болезнь, обращаются к психиатру, ставят точный диагноз и начинают лечение.
  • Третий этап – стабилизация. К нему приходят в результате проведенного курса медикаментозной и психотерапии. При благоприятных прогнозах пациент достигает состояния стойкой и продолжительной ремиссии, продолжая принимать минимальные дозы препаратов, для предотвращения рецидива.

Формы заболевания

Вялотекущая шизофрения бывает нескольких видов.

  • Деперсонализированная форма – нарушение самовосприятия личности и границ собственного «Я».
  • Неврозоподобная – характеризуется ослаблением эмоциональной сферы, апатией, притуплением чувств.
  • Астеническая – выражается в быстрой утомляемости, склонности к коллекционированию различных предметов.
  • Навязчивая – проявляется в наличии навязчивого состояния. Больной может многократно совершать одно и то же действие, создавать понятные только ему ритуалы.
  • Ипохондрическая – развивается на фоне изменений гормонального фона больного, в подростковый период, во время беременности или менопаузы у женщин. Человек уверен в наличии у себя опасной, порой смертельной болезни, считает состояние своего здоровья критическим.
  • Психопатоподобная – характеризуется дурашливостью, высокомерным отношением к окружающим, бредом и галлюцинациями.
  • Аффективная форма – человек впадает в депрессивное состояние, анализирует свои поступки и действия или испытывает постоянные колебания от резкой увлеченности до полной апатии. Эти крайности сменяют друг друга, вызывая с каждым разом ухудшение самочувствия больного.
  • Латентная форма – симптомы вялотекущей шизофрении слабо выражены, не переходят в активную стадию. Этот вид заболевания имеет самый положительный прогноз лечения.

Особенности признаков вялотекущей шизофрении

Для этого вида психического расстройства характерно проявление двух типичных признаков изменения поведения.

  • Дурашливость, клоунадство, взбалмошность, несуразный и неопрятный внешний вид. Человек имеет вид чудака — одет не по погоде, неуверенно передвигается, его движения неуклюжи и угловаты. Происходит и нарушение речи. Она насыщается сложными оборотами, мысли становятся оборванными, лишенными логики. Часто можно наблюдать скачкообразный переход от одной темы к другой.
  • Псевдопсихопатизация. Она выражается повышенной эмоциональной возбудимостью, наличием сверхценных идей. Больной не способен воспринимать критику в свой адрес и адекватно оценивать свои поступки.

Если вы заметили странности в поведении близкого человека, самое время «забить» тревогу и перейти к активным действиям. Звоните в клинику «Равновесие» по телефону : +7 (499)495-45-03 . Мы ответим на все ваши вопросы, посоветуем как поступить, при необходимости оформим заявку вызова врача на дом в любое время суток.

Симптомы и признаки вялотекущей шизофрении

Особенностью этого типа психического расстройства является отсутствие ярко выраженной продуктивной и негативной симптоматики. Больной не сильно отличается от нормальных, здоровых людей, способен вести социально-активную жизнь. Хотя симптомы болезни и не ведут к деградации личности, они влияют на изменение и деформацию поведения, мышления, сферы интересов и манеры общения.

Выделяют 7 симптомов вялотекущей шизофрении.

  • Деперсонализация. Больной устраивает собственное «Я», а также способность выражать свое мнение, мысли и чувства.
  • Поиск недостатков своей внешности. Человек критически относится к себе, недоволен своим внешним видом, весом, может довести себя до анорексии.
  • Истерическое состояние. Оно характерно в основном для женщин. Путем истерик и слез больной пытается привлечь к себе внимание.
  • Уединение, изолированность. Человек не хочет выходить на улицу, общаться со сверстниками и ближайшим окружением. Крайнее проявление этого симптома – развитие аутизма.
  • Агрессивное и аффективное поведение, неконтролируемые вспышки злости и раздражительности.
  • Притупление чувств, утрата способности к эмпатии, нарушение эмоциональной сферы.
  • Демонстративность поведения, высокомерное отношение к окружающим, необоснованная критика в их адрес.

Такие тревожные симптомы должны как минимум обеспокоить родственников и заставить их проконсультироваться у специалиста. Вы можете позвонить в нашу клинику «Равновесие» по телефону: +7 (499)495-45-03. Мы запишем вас на прием к опытному врачу-психиатру. Либо записаться на прием самостоятельно.

Сложности диагностики

Из-за медленного прогрессирования и слабой выраженности симптоматики диагноз «вялотекущая шизофрения» ставят уже на активной стадии развития болезни.

Сложность вызывает и схожесть признаков шизофрении с невротическим расстройством.

Только опытный врач способен провести четкую грань между этими заболеваниями и уверенно поставить диагноз.

Психиатр нашей клиники проведет детальный сбор анамнеза, поговорит с самим пациентом и его родственниками, выявит наличие признаков вялотекущей шизофрении, проведет лабораторные анализы и нейропсихологические тесты. В зависимости от результатов исследования и классификации формы психического расстройства, подберет индивидуальный курс терапии.

Лечение заболевания

Вялотекущая шизофрения является наиболее легким видом этого типа психического расстройства, поэтому ее лечение и достижение состояния ремиссии требует меньших дозировок лекарственных препаратов. Врач прописывает пациенту атипичные антипсихотики, ноотропы, антидепрессанты и транквилизаторы.

По вашему пожеланию, если нет явных признаков для госпитализации, курс медикаментозной терапии можем провести в условиях стационара. Для этого у нас все условия – комфортные и светлые палаты VIP категории, без подселения, 2-х и 3-х местные.

После выписки из стационара лечение можно продолжить амбулаторно.

В реабилитационный период необходимо будет продолжать прием препаратов, но уже в минимальных дозах. Для предотвращения риска рецидива рекомендуем регулярно посещать врача нашей клиники, выполнять все его рекомендации. Мы проводим лечение на анонимной основе. После выписки наш пациент сможет вернуться к активной социальной жизни, не боясь разглашения и осуждения со стороны окружающих.

Получить консультацию и задать волнующие Вас вопросы вы можете по телефону:+7 (499)495-45-03

Лечение вялотекущей шизофрении. Симптомы и признаки

Диагноз вялотекущая шизофрения

Эта разновидность шизофренического расстройства диагностируется с частотой 0,1 – 0,4%. На ранних стадиях установить диагноз вялотекущая шизофрения довольно сложно, потому что шизофренические психозы и явные продуктивные признаки патологии отсутствуют. Преобладающая симптоматика может составлять картину как одной, так и другой болезни.

Чтобы подтвердить диагноз, психиатру необходимо провести тщательный анализ личных данных пациента, определить, встречались ли случаи заболевания шизофренией среди кровных родственников. Немаловажно обращать внимание на наличие продуктивной симптоматики, такой, как:

  • расстройство самовосприятия;
  • странные, необъяснимые ощущения в теле;
  • зрительные, вкусовые, слуховые галлюцинации;
  • беспричинная тревожность;
  • паранойя.

Симптомы вялотекущей шизофрении

Первые признаки болезни зачастую начинают проявляться уже в подростковом возрасте, однако время проявления патологии установить проблематично, так как клиническая картина смазана.

Отличие вялотекущей шизофрении от расстройства классической формы в том, что бред и галлюцинации у больного полностью отсутствуют. Человек перестает проявлять активность и заинтересованность к окружающим событиям.

Со временем круг его интересов сужается, поведение становится чудаковатым, мышление и речь – демонстративные, вычурные.

По мере прогрессирования симптомы вялотекущей шизофрении обостряются. Больной начинает испытывать необоснованные страхи, его преследуют навязчивые мысли, депрессия. Свои действия воспринимаются будто со стороны, эпизодически беспокоят:

  • паранойя;
  • разного рода фобии;
  • признаки истерии;
  • частые смены настроения;
  • повышенная утомляемость.

Симптоматика нарастает постепенно, иногда и годами. Поэтому расстройство сложно вовремя заметить окружающим и самому больному, чем и опасна болезнь.

С учетом развивающихся симптомов, выделяют такие стадии патологии:

  • Латентная. Характеризуется слабовыраженной симптоматикой, зачастую протекает незаметно даже для родных. Больной отказывается общаться с окружающими, покидать дом, заниматься важными делами. Нередко проявляется депрессивный настрой, нервное перевозбуждение.
  • Активная. Признаки расстройства становятся ярковыраженными, поэтому даже окружающие видят, что с человеком что-то не так. Галлюцинации и бред при такой форме шизофрении отсутствуют, поэтому даже на активной стадии диагностика патологии затруднена. Больного часто беспокоят приступов панической атаки, необоснованные страхи и переживания.
  • Ослаблення. Симптоматика исчезает, состояние возвращается к норме. При вялотекущей шизофрении период затишья может длиться десятилетиями.

Если своевременно диагностировать и начать лечение патологии, удастся существенно замедлить прогрессирование симптоматики.

Признаки вялотекущей шизофрении

Признаки вялотекущей шизофрении отличаются в зависимости от того, какой вариант психического расстройства прогрессирует:

  • Неврозоподобная вялотекущая шизофрения. Зачастую проявляется страхами и навязчивостью. Человеку страшно находиться в многолюдных открытых местах, он боится заразиться какой-то страшной, неизлечимой болезнью, отказывается передвигаться на определенном виде транспорта и т. д. Все эти фобии нередко сопровождаются неврозами, навязчивыми мыслями и действиями.
  • Психопатоподобная шизофрения. Часто протекает с таким явлением, как деперсонализация. По мере прогрессирования больной человек начинает думать, что он потерял связь со своим «я», прошлой жизнью и событиями в ней. У таких больных со временем развивается бесчувственность, никакие события не могут вызывать у них эмоций, душевного отклика. Нередко такой вид шизофрении сопровождается истерией, бредовыми идеями, необратимыми личностными изменениями.

Вялотекущая шизофрения у мужчин

В первую очередь изменения касаются поведения мужчины. Он становится холоден, проявляет отчужденность и неприязнь даже к людям, которые его любят. Человек может без видимых причин разозлиться, нагрубить.

Еще один признак, по которому распознается вялотекущая шизофрения у мужчин – апатия, бездеятельность.

Стоит насторожиться и присмотреться к мужчине, который внезапно оставил ранее любимую работу, потерял интерес к хобби, которое раньше приносило ему удовольствие и наслаждение.

По мере прогрессирования патологии происходят изменения во внешнем виде больного. Он перестает следить за личной гигиеной, ему все равно, какую одежду носить. Человек замыкается в себе, отказывается общаться со знакомыми, иногда полностью обрывает связи с внешним миром, предпочитая жить в своем внутреннем мирке.

Вялотекущая шизофрения у женщин

Вялотекущая шизофрения у женщин зачастую проявляется в возрасте 20 – 25 лет, реже первые симптомы становятся заметными после 30-ти лет. Первым признаком может стать навязчивость, необоснованные страхи, не имеющие смысла ритуалы.

К примеру, женщина не зайдет в квартиру, пока не сосчитает до 15-ти, либо несколько раз обойдет стул, прежде чем сесть на него.

При этом больная абсолютно не осознает абсурдности своих действий, не понимает, почему окружающие так подозрительно не нее смотрят.

Другие характерные признаки вялотекущей шизофрении у женщин:

  • психопатоподобное поведение;
  • беспричинная агрессия, раздражительность;
  • исчезновение заинтересованности к происходящим событиям, эмоциональный холод;
  • манерность, неадекватное поведение;
  • симптомы деперсонализации.

Вялотекущая шизофрения у подростков

Вялотекущая шизофрения у подростков проявляется в период начала полового созревания – 11 – 12 лет. Окружающие замечают у подростка повышенную эмоциональность, склонность к депрессии, параноидальные мысли. Другие характерные признаки:

  • Изменение манеры речи. Подросток не может правильно и логично выражать мысли, нередко он бросает бессмысленные фразы, которые вообще не уместны при конкретном разговоре.
  • Проблемы в учебе. Болезнь мешает качественно выполнять обязанности, решать важные задачи, двигаться к целям, преодолевать препятствия.
  • Проблемы в концентрации внимания. Подросток постоянно рассеян, заторможен, неадекватен.
  • Проблемы с социализацией. Парень либо девушка избегают прямого взгляда, нехотя идет на контакт, не может полноценно выразить свои мысли.

Вялотекущая шизофрения у детей

Вялотекущая шизофрения у детей может начать проявляться с 7-ми лет. Ребенок начинает вести себя неадекватно, всего боится, разговаривает с невидимым собеседником. Другие проявления болезни:

  • Паранойя. Ребенку кажется, что каждый человек, даже близкий, хочет обидеть и унизить его.
  • Беспричинный страх. Дети начинают панически бояться даже обыденных вещей, постепенно страхи усугубляются.
  • Изоляция. На фоне шизофренического расстройства ребенок перестает проявлять интерес к игрушкам, развлечениям. Он отказывается от общения с другими детьми, не может построить дружеские отношения.
  • Чрезмерная капризность. У детей с вялотекущей шизофренией резко и беспричинно меняется настроение.
  • Проблемы с речью. Прогрессирующая болезнь приводит к проблемам с умением логично и последовательно высказывать свои мысли. Такие дети часто неадекватно ведут разговор, выдавая фразы, не имеющие никакого отношения к теме обсуждаемого.

Лечение вялотекущей шизофрении

Прежде чем начать лечение вялотекущей шизофрении, психиатр клиники «Спасение» понаблюдает за больным в течение нескольких месяцев, и только после этого установит окончательный диагноз.

В это время врач постоянно беседует с родственниками пациента, расспрашивает о его поведении, анализирует данные и динамику их развития.

Кроме этого, пациенту дается направление на такие диагностические исследования:

  • магнитно-резонансная и компьютерная томография;
  • энцефалография;
  • дуплексное сканирования;
  • психологические тесты;
  • нейротестирование.

Лечение этого вида шизофренического расстройства назначается комплексное. Специалисты клиники «Спасение» используют современные, безопасные, эффективные методы терапии, которые помогают остановить прогрессирование патологии, сохранить работоспособность больного и адаптацию в социуме.

В клинике «Свобода» для лечения используются такие методы:

  • Медикаментозная терапия. Назначаются лекарственные препараты: нейролептики, транквилизаторы, средства, нормализующие работу нервной системы. Схема терапии подбирается с учетом индивидуальных показаний. Препараты, применяемые в нашей клинике, не вызывают побочных эффектов, не содержат вредных веществ, не оказывают влияние на психику и способность нормально мыслить.
  • Психотерапия. Сеансы психотерапии помогают исправить поведенческую реакцию пациента, повысить его самооценку, не допустить изоляции от семьи и социума, сохранить работоспособность. Психотерапевт учит больного контролировать мысли и эмоции, правильно вести себя в обществе, не отчаиваться и не впадать в депрессию в случае неудач и поражений.
  • Инструктаж. На протяжении всего периода лечения специалисты проводят с больным индивидуальные консультации. Советуют, как вести себя в семье, обществе, какую деятельность лучше выбрать, чтобы чувствовать себя комфортно и безопасно.
  • Работа с семьей. Врачи-психиатры обязательно взаимодействуют и с родственниками больного. Они рассказывают родным, как вести себя с человеком, страдающим вялотекущей шизофренией, как помочь и поддержать его в сложных ситуациях, при каких симптомах лучше обратиться в больницу.

В периоды ремиссии связь с доктором не обрывается. Врач регулярно разговаривает и консультирует больного, по мере необходимости корректирует список медикаментозных средств.

Для шизофреников полезны групповые занятия, во время которых люди, оказавшиеся в одинаковой ситуации, делятся проблемами и опытом их устранения.

Общение проходит под наблюдением психиатра, который также принимает участие в разговоре, дает полезные советы и рекомендации.

Чтобы вялотекущая шизофрения не прогрессировала и больной чувствовал себя нормально, помимо приема медикаментозных средств необходимо придерживаться таких правил:

  • Соблюдать режим дня. Ложиться спать, просыпаться, принимать пищу, гулять и отдыхать в одно и то же время.
  • Гулять на свежем воздухе. Полезны ежедневные прогулки в парке, можно кататься на велосипеде, роликах, скейтборде. Лучше прогуливаться, когда на улице не слишком жарко, в противном случае перегрев приводит к ухудшению состояния.
  • Исключить стрессовый фактор. Лучше избегать конфликтов и стрессовых ситуаций, которые являются причиной нервных перегрузок и всплеска негативных эмоций.
  • Нормализовать питание. При психических расстройствах из меню лучше исключить продукты, стимулирующие нервную систему – кофе, крепкий чай, жирные, острые, соленые блюда, алкоголь.
  • Подключить легкий спорт. Физическая активность благоприятно влияет на весь организм. Ежедневная утренняя зарядка, плавание, йога, фитнесс способствуют выработки гормонов радости, стимулируют кровообращение, тренируют мышцы, повышают стрессоустойчивость.

В клинике «Спасение» высококвалифицированные специалисты успешно лечат шизофренические расстройства.

Если больному требуется госпитализация, его помещают в стационар, где за состоянием наблюдает команда врачей.

Лечение в клинике недорогое, цены на услуги открыты, в них включена стоимость всех необходимых процедур. Здесь можно действительно получить реальную помощь и вылечиться от психического расстройства.

Как маскируется неврозоподобная шизофрения

Эту форму расстройства легко путают с проявлениями невроза. Но при прогрессировании заболевания их отличия становятся очевидными.

Общая картина заболевания

Неврозоподобной шизофренией (ее еще называют псевдоневротической шизофренией) чаще болеют подростки, однако встречается болезнь и в старшем возрасте. Некоторые признаки расстройства могут проявляться еще в детстве.

Вот история жизни одного молодого человека, страдающего этой формой расстройства. В детстве, прослеживалась тенденция к сложности установления дружеских связей. Ему тяжело было общаться со сверстниками, хотя желание наладить контакт оставалось всегда.

Вынужденное одиночество вызывало подавленное настроение, ухудшало положение вещей непростая ситуация внутри семьи. Периодически его настигала апатия и депрессия, появлялись мысли о самоубийстве.

Но они, как утверждает сам пациент, длились недолго, всего пару дней.

Псевдоневротическую шизофрению причисляют к классу шизотипических расстройств, поскольку в перечне ее симптомов и признаков отсутствуют такие типичные шизофренические проявления, как бред и галлюцинации.

Начало неврозоподобной шизофрении очень сложно отличить от картины невроза. Помогают определиться с диагнозом следующие критерии:

  • развитию невроза предшествует сильнейшее психоэмоциональное потрясение или длительный хронический стресс. Шизофрения проявляется без видимых на то причин;
  • люди, страдающие неврозом, осознают болезненность своего состояния и сами обращаются за помощью. Больные псевдоневротической шизофренией не видят странностей своего поведения. Как правило, тревогу начинают бить родственники;
  • невроз, привнося большие неудобства и страдания больному, не откладывает отпечаток на его личностные черты. Неврозоподобная шизофрения, даже со своим щадящим течением, вызывает стойкие изменения личности, с прогрессированием негативной симптоматики;
  • невроз подвергается полному и бесповоротному излечению. Данная форма шизофрении хорошо поддается лечению, но избавиться от нее навсегда не удастся. Возможны длительные ремиссии, но следы расстройства и отдельные патохарактерологические черты личности сохраняются. К тому же, расстройство всегда может возвратиться.

Характерные признаки расстройства

Четкой причины, вызывающей расстройство, на данный момент не установлено. Но зафиксированы факторы, способные спровоцировать его возникновение. К ним относят детские психологические травмы.

jpg» alt width=»350″>Например, у подростка, которому был выставлен подобный диагноз, родители в его детстве находились в постоянном конфликте.

Как замечал сам мальчик, если они не ругались между собой, то они конфликтовали с ним. Проживала семья в однокомнатной квартире, поэтому спрятаться от этого было некуда. Но ребенку постоянно хотелось тишины.

Из других факторов, предрасполагающих к расстройству, отмечают:

  • нервное перенапряжение;
  • переутомление;
  • длительные конфликты в семье или на работе;
  • патологии развития плода во время беременности;
  • злоупотребление наркотическими средствами.

Основной симптом, сопровождающий неврозоподобную шизофрению на всем ее протяжении и отличающий ее от других форм этого заболевания – фобии.

Подчас они необоснованны и носят вычурный характер, чем и отличаются от страхов при неврозе. Например, страх того, что может стать страшно.

Или боязнь надевать очки, так как это спровоцирует переход в другую реальность. Страх того, что, если досчитаешь до 10, то вскоре умрешь.

Среди часто встречаемых фобий выделяют страх открытых пространств, заболеть, испачкаться, социофобии, боязнь оказаться в опасной ситуации и не получить помощь.

Фобии глубоко врастают в жизнь больного, постепенно он утрачивает над собой контроль и критику своего поведения. Со временем человек перестает эмоционально на них реагировать и рассказывает о них уже без ужасающего оттенка.

Вместо фобий на первый план выходят навязчивые действия и ритуалы. Больной может прокручиваться через левое плечо 3 раза, грызть ногти или ложиться спать в шапке и одном носке. Ритуальные действия чрезмерно навязчивы. И человек может даже заставлять других совершать их. К примеру, подросток принуждал свою мать дотронуться до ножки стула перед тем, как он на него сядет.

В отличие от неврозов, когда человек пытается скрыть свои обсессии и компульсии и скорее обратиться за помощью, при псевдоневротической шизофрении этого не происходит. Больной, наоборот, не стесняясь окружающих, выполняет свои ритуалы столько раз, сколько ему необходимо, демонстративно и без смущения.

Навязчивые мысли связаны с бесплодным мудрствованием или метафизической интоксикацией. Это бесполезные размышления о вопросах мироздания. Человек зацикливается на своей нереальной, сверхценной идее, и никто не в силах его переубедить.

Слыша критику в свой адрес, он только усиливает мнение о своей неповторимости. Может часами разглагольствовать на темы места человека на Земле, о существовании других цивилизаций, о смысле жизни, но при этом так и не выразив адекватной мысли. Его рассуждения противоречивы, примитивны и нелепы.

Он записывает свои изречения в дневник, но прочесть их невозможно.

Ради своих ценных идей такие люди забрасывают работу, перестают общаться с друзьями. Постоянно разыскивают какую-то информацию, записывают ее. Но если поинтересоваться у них об их идее, вразумительного ответа не получается.

Другие навязчивости связывают с неконтролируемыми мыслями, приносящими больному как удовлетворение, так и ужас.

Один подросток постоянно представлял, как его давит машина, его тело размазывается по дороге, выворачиваясь внутренностями наружу. И это доставляло ему невообразимое удовольствие.

В другом случае такие мысли доводят своих хозяев до суицидальных попыток, вводя их в отчаяние.

В поведении больных псевдоневротической шизофренией появляется некоторая вычурность и манерность. Это в большей степени присуще женщинам. Макияж их становится ярким и неестественным, а одежда – нелепой, броской и несоответствующей. Больной может надеть летом шорты и дополнить ансамбль шубой.

Другой важный симптом

Учитывая, что болезнь часто проявляется в подростковом возрасте, показательным симптомом расстройства становится дисморфомания. При этом подросток убежден в наличии у себя какого-либо физического дефекта.

Толстые ляжки, большой кадык, огромнейший нос – комплекс Сирано де Бержерака, безобразный рот.

У мальчиков-подростков частым объектом дисморфомании становится половой член: они считают его слишком маленьким или кривым.

Нередко у таких людей расстройство диагностируется, когда они приходят к пластическому хирургу с просьбой «преобразить» какую-либо часть тела или обращаются к эндокринологу за гормонами роста, если недовольны им. Могут уезжать в другие города, чтобы сделать операцию. Но стоит отметить, что даже если им и производят подобные вмешательства, они не приносят удовлетворения.

Также распознать симптом, даже если больной не упоминает о нем, можно по его поведению. Если человек воображает дефект в своей фигуре, он наверняка категорически отказывается ходить в баню или на пляж, подростки прогуливают уроки физкультуры. То есть избегают мест, где их фигура будет отчетливо видна.

Если человек категорически отказывается фотографироваться, то у него можно заподозрить воображаемый дефект лица.

Хуже, когда больной пытается сам исправить свой «изъян» подручными методами.

Предметом переживаний могут стать и неприятные запахи, по мнению больного, исходящие изо рта, от ног или других частей тела. При этом такой человек разговаривает, отвернувшись в сторону или прикрыв рот рукой. Уверенный в том, что из его кишечника постоянно отходят газы, он избегает многолюдных, закрытых мест (общественного транспорта), в помещении усаживается возле открытого окна.

Идея о безобразности может формироваться постепенно или рождаться внезапно. К примеру, мальчик, услышав разговор о гермафродитах, решил, что у него женская грудь.

Стоит еще раз повторить, что при псевдоневротической шизофрении объективно физического недостатка, придуманного индивидом, либо вообще нет, либо он выражен минимально. Случается и так, что у больного может существовать реальный дефект, но его он вообще не замечает.

На что еще обратить внимание

Ипохондрические мысли также довольно часто посещают таких людей. При этом у них наблюдается астения, упадок сил, появляются терзающие, изматывающие, устойчивые ощущения в теле – сенестопатии. Но они носят необычный, вычурный характер.

Так, больному может казаться, что его кишечник сбился в комок, кости рассыпаются в порошок. Он чувствует, как кровь движется по его сосудам. Или человек воображает, что в одном из его органов скопилось много гноя, в сущности, орган превратился в гнойный мешок.

Скоро он лопнет, гной растечется по организму, и он умрет.

Больные убеждены, что больны смертельно. Причем неизвестной доселе болезнью. И это не лечится.

Признаком дереализации у таких людей становится ощущение, что они видят окружающий мир через стекло или туман. Они говорят о том, что все вокруг них поменялось, но что именно, объяснить не могут.

Деперсонализация проявляется через чувство изменения себя: стал не таким, как раньше, все внутри поменялось, как будто раздвоилось. Больные могут жаловаться на утрату чувств, собственная личность кажется чужой.

Появляются проблемы с адаптацией в обществе. Человеку все труднее налаживать отношения с окружающими. Появляется склонность к бродяжничеству. Проявляются такие черты как лживость, растормаживаются влечения.

В тяжелых случаях развивается истерический психоз с помрачением сознания. В редких случаях проявляются галлюцинации и бред воображения Дюпре, основанный на фантазиях и вымыслах. Сюда причисляют бред величия, ревности, изобретательства.

Лечение неврозоподобной шизофрении основано на фармако- и психотерапии. Из медикаментозных средств назначают антидепрессанты, нейролептики и транквилизаторы, ноотропные препараты.

Из психотерапевтических методов, как говорится, все средства хороши: подключают индивидуальную, групповую и семейную терапию.

Индивидуальная терапия помогает человеку справляться со своими навязчивостями и уяснить беспочвенность их возникновения. В ходе групповых занятий пациент учится взаимодействовать с обществом и проявлять эмоции. Семейная терапия позволяет выявить конфликты внутри семьи, провоцирующие болезнь.

Прогноз заболевания, в целом, благоприятный. При адекватной, правильно подобранной терапии, удается добиться стойкой ремиссии. Человек при этом способен заниматься профессиональной деятельностью и даже создавать семью.

Шизофрения

Шизофрения… Для многих, если не для всех обывателей, это заболевание звучит как клеймо. «Шизофреник»- синоним финала, конченности существования и бесполезности для общества. Так ли это? Увы, при таком отношении так и будет. Все незнакомое пугает и воспринимается враждебно. А пациент, страдающий шизофренией по определению становится врагом общества (хочу заметить, к сожалению именно нашего общества, во всем цивилизованном мире не так), поскольку окружающие боятся и не понимают, что за «марсианин» находится рядом. Либо,что еще хуже, издеваются и глумятся над несчастным. Между тем, не стоит воспринимать такого пациента, как бесчувственную колоду, он все чувствует, и очень остро, поверьте, и в первую очередь отношение к себе. Надеюсь заинтересовать вас и проявить понимание, а стало быть, и сочувствие. В дополнение хочу заметить,что среди таких пациентов немало творческих (и многим известных) личностей, ученых (наличие заболевания ничуть не умаляет их заслуги) и просто подчас близко знакомых вам людей.

Давайте вместе попробуем разобраться в понятих и определениях шизофрении, особенностях протекания ее симптомов и синдромов, о возможных ее исходах.

Итак:

С греч. Schizis — расщепление, phrenus — диафрагма (считалось, что именно там находилась душа).
Шизофрения — это «королева психиатрии». На сегодняшний день ей болеют 45 млн. человек, независимо от расы, нации и культуры ей болеет 1% населения Земли. На сегодняшний день нет внятного определения и описания причин возникновения шизофрении. Термин «шизофрения» был введен в 1911 г. Эрвином Блёилером. До того в ходу был термин — «преждевременное слабоумие».

В отечественной психиатрии шизофрения — это «хроническое эндогенное заболевание, проявляющееся различной негативной и позитивной симптоматикой, и характеризующееся специфическими нарастающими изменениями личности».

Здесь, видимо, следует сделать паузу и повнимательнее разобрать элементы определения. Из определения можно сделать вывод, что заболевание протекает продолжительное время и несет в себе определенную стадийность и закономерность в смене симптомов и синдромов. При этом негативные симптомы — это «выпадение» из спектра психической деятельности ранее существовавших признаков, характерных для этой личности — уплощение эмоционального реагирования, редукция энергетического потенциала (но об этом позже). Позитивные же симптомы — это появление новых признаков — бреда, галлюцинаций.

Признаки шизофрении

К непрерывнотекущим формам заболевания относят случаи с постепенным поступательным развитием болезненного процесса, с различной выраженностью как позитивных, так и негативных симптомов. При непрерывном течении болезни ее симптомы отмечаются на всем протяжении жизни с момента заболевания. Причем основные проявления психоза базируются на двух основных составляющих: бредовых идеях и галлюцинациях.

Эти формы эндогенного заболевания сопровождаются изменениями личности. Человек становится странным, замкнутым, совершает нелепые, нелогичные с точки зрения окружающих поступки. Изменяется круг его интересов, появляются новые, несвойственные ранее увлечения. Иногда это философские или религиозные учения сомнительного толка, или фанатическое следование канонам традиционных религий. У больных снижается работоспособность, социальная адаптация. В тяжелых случаях не исключено и возникновение безразличия и пассивности, полной потери интересов.

Для приступообразного течения (рекуррентная или периодическая форма болезни) характерно возникновение отчетливых приступов, сочетающихся с расстройством настроения, что сближает эту форму заболевания с маниакально-депрессивным психозом, тем более, что расстройства настроения занимают в картине приступов значительное место. В случае приступообразного течения заболевания проявления психоза наблюдаются в виде отдельных эпизодов, между которыми отмечаются «светлые» промежутки относительно хорошего психического состояния (с высоким уровнем социальной и трудовой адаптации), которые, будучи достаточно длительными, могут сопровождаться полным восстановлением трудоспособности (ремиссии).

Промежуточное место между указанными типами течения занимают случаи приступообразно-прогредиентной формы заболевания, когда при наличии непрерывного течения болезни отмечается появление приступов, клиническая картина которых определяется синдромами, сходными с приступами рекуррентной шизофрении.

Как уже говорилось ранее, термин «шизофрения» ввёл Эрвин Блёйлер. Он считал, что главным для описания шизофрении является не исход, а «основное расстройство». Также он выделил комплекс характерных признаков шизофрении, четыре»А», тетрада Блёйлера:

  1. Ассотиативный дефект — отсутствие связанного целенаправленного логического мышления(в настоящее время называется «алогия»).
  2. Симптом аутизма («autos» — греч.- собственный — дистанцирование от внешней реальности,погружение в свой внутренний мир.
  3. Амбивалентность — наличие в психике пациента разнонаправленных аффектов люблю/ненавижу в одно и то же время.
  4. Аффективная неадекватность — в стандартной ситуации дает неадекватный аффект — смеётся при сообщении о смерти родственников.
Этиопатогенез (происхождение,»истоки») шизофрении

Существует 4 «блока» теорий:

  1. Генетические факторы. Стабильно болеет 1% населения;если болеет один из родителей,риск того,что заболеет и ребёнок — 11,8%.Если оба родителя — 25-40% и выше.У однояйцевых близнецов частота проявления у обоих одновременно — 85%.
  2. Биохимические теории: нарушения обмена дофамина,серотонина,ацетилхолина,глютамата.
  3. Стрессовая теория.
  4. Психосоциальная гипотеза.

Обзор некоторых теорий:

  • Стресс (самый разный) воздействует на «ущербную» личность — чаще всего это стресс, связанный с нагрузкой ролей взрослого.
  • Роль родителей: американские психиатры Блейцег и Линдз описали «шизофреногенную мать». Как правило, это женщина : 1. Холодная; 2. некритичная; 3. Ригидная (с «застывающим», отсроченным аффектом; 4. С запутанным мышлением — зачастую «подталкивает» ребенка к тяжелому течению шизофрении.
  • Есть вирусная теория.
  • Теория о том, что шизофрения — это медленно прогрессирующий ослабоумливающий процесс типа энцефалита. Объем мозга у пациентов, страдающих шизофренией — уменьшен.
  • При шизофрении нарушается фильтрация информации, селективность психических процессов, патопсихологическое направление.

Мужчины и женщины болеют шизофренией одинаково часто, однако горожане — чаще, бедные — чаще (больше стрессов). Если пациет — мужчина, заболевание имеет более раннее начало и тяжёлое течение, и наоборот.

Американская система здравоохранения тратит до 5% бюджета на лечение шизофрении. Шизофрения — инвалидизирующее заболевание, оно сокращает жизнь пациента на 10 лет. По частоте причин смерти пациентов на I месте являются — сердечно-сосудистые заболевания, на II-м суицид.

Больные шизофренией имеют большой «запас прчности» перед биологическими стрессами и физическими нагрузками — выдерживают до 80 доз инсулина, устойчивы к переохлаждению, редко болеют ОРВИ и другими вирусными заболеваниями. Достоверно вычислено, что «будущие пациенты» рождаются, как правило, на стыке зима-весна (март-апрель) — либо из-за уязвимости биоритмов, либо из-за воздействий инфекций на мать.

Вялотекущая шизофрения

По статистике, половина пациентов, болеющих шизофренией, «обладают» ей в вялотекущей форме. Это некая категория людей, которую сложно очертить. Так же встречается рекуррентная шизофрения. Поговорим о них.

По определению, вялотекущая шизофрения, это шизофрения, которая на всем протяжениине не обнаруживает выраженной прогредиентности и не обнаруживает манифестных психотических явлений, клиническая картина представлена расстройствами легких «регистров» — невротические расстройства личности, астения, деперсонализация, дереализация.

Названия вялотекущей шизофрении, принятые в психиатрии: мягкая шизофрения (Кронфельд), непсихотическая (Розенштейн),Текущая без изменения характера (Кербиков), микропроцессуальная(Гольденберг), рудиментарная, санаторная (Коннайбех), предфаза (Юдин), медленнотекущая (Азеленковский), ларвированная, скрытая ( Снежневский). Так же можно встретить такие термины :
несостоявшаяся, амортизированная, амбулаторная, псевдоневротическая, оккультная, нерегрессивная.

Психозы и психотические расстройства | Центр реабилитации от наркозависимости и алкоголизма Recovery Village

Психотические расстройства — это тяжелые психические расстройства. Эта группа неврологических расстройств меняет то, как человек думает, чувствует и ведет себя. Психоз, общий симптом среди психотических расстройств, характеризуется наличием галлюцинаций и бреда.

Вопреки широко распространенному мнению, психотические расстройства нельзя назвать постоянными и невозможно лечить в амбулаторных условиях.Это излечимое психическое заболевание, которое можно контролировать с помощью лекарств и терапии.

Краткий обзор статьи:

  • Психозы и психотические расстройства — это неврологические расстройства, характеризующиеся изменениями поведения, бредом и галлюцинациями.
  • Существуют различные типы психотических расстройств, включая шизофрению и бредовое расстройство.
  • Химические изменения в головном мозге обычно вызывают психозы и психотические расстройства.
  • Психотические расстройства диагностируются путем наблюдения и оценки симптомов.
  • Люди с психотическими расстройствами часто злоупотребляют психоактивными веществами, чтобы избавиться от симптомов.

Сравнение психозов и психотических расстройств

Психоз — это не то же самое, что психотическое расстройство. В «Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств» психотические расстройства рассматриваются как поддающиеся диагностике психологические состояния, которые могут быть изнурительными.

Люди с психотическими расстройствами могут испытывать ряд симптомов, включая паранойю и суицидальные мысли.У них нарушены отношения с реальностью, они могут слышать или видеть несуществующие вещи.

Психоз — это симптом нескольких расстройств психического здоровья, включая психотические расстройства. Это может произойти при состояниях, не относящихся к психотическим расстройствам. Например, у людей с алкогольной зависимостью могут развиться симптомы психоза, даже если алкоголизм не является психотическим расстройством. Опухоли головного мозга и инсульт также могут привести к психозу.

Психоз — это разрыв с реальностью, характеризующийся бредом, галлюцинациями и неорганизованной речью и поведением.Хотя это может произойти внезапно и как единичный случай, психоз обычно возникает в ходе психического расстройства и редко возникает без предупреждения. Медицинские работники называют начало психотического эпизода психотическим срывом.

Обычно есть незаметные признаки надвигающегося психотического срыва. Эти признаки включают социальную изоляцию, ухудшение самообслуживания, паранойю и постепенные сдвиги в мышлении и восприятии. Первый психотический срыв при шизофрении или других хронических психотических расстройствах обычно происходит в раннем взрослом возрасте, в среднем в возрасте 24 лет.

Типы психотических расстройств

Психотические расстройства могут быть краткосрочными или долгосрочными. Люди могут испытать единственный психотический эпизод, вызванный сильным стрессом или другими временными изменениями в головном мозге. Они также могут справиться с множественными психотическими срывами.

Существует множество типов психотических расстройств. Шизофрения — наиболее распространенный тип психотического расстройства и одна из ведущих причин инвалидности во всем мире. Но другие типы психотических состояний также могут создавать серьезные проблемы со здоровьем.

Шизофрения

Шизофрения включает положительные и отрицательные симптомы. Позитивные симптомы добавляют аномальные когнитивные или перцептивные переживания и являются симптомами, наиболее часто связанными с шизофренией, в том числе:

  • Галлюцинации
  • Заблуждения
  • Неорганизованная речь
  • Нарушение движения

Отрицательные симптомы — это симптомы, которые исключают то, что обычно испытывают или делают психически стабильные люди.Например, хотя шизофрения может проявляться бессвязной, чрезмерной речью, она также может принимать форму молчания.

К отрицательным симптомам шизофрении относятся:

  • Плоский аффект (снижение эмоционального выражения)
  • Социальная изоляция (потеря интереса к общественной деятельности)
  • Ангедония (снижение или потеря способности испытывать удовольствие)
  • Аволиция (снижение мотивации или неспособность поддерживать нормальную деятельность)

Способы проявления этих симптомов могут варьироваться от человека к человеку.

Шизофреноформное расстройство

Шизофреноформное расстройство — это тип краткосрочной шизофрении. Диагностическим критерием шизофрении является то, что симптомы должны сохраняться не менее шести месяцев. Симптомы такие же, как и при шизофреноформном расстройстве, но длятся от одного до пяти месяцев.

Шизофреноформное расстройство часто является ранней стадией или предшественником шизофрении. Более двух третей людей заболевают шизофренией после того, как им поставили диагноз шизофрениформное расстройство.

Шизоаффективное расстройство

Шизоаффективное расстройство — это состояние, включающее как психотические симптомы, так и симптомы настроения. Эти симптомы состояния делают диагноз особенно серьезным с высоким риском членовредительства и самоубийства.

Чтобы получить диагноз шизоаффективное расстройство, человек должен непрерывно переживать период, когда у него наблюдаются симптомы шизофрении во время гипоманиакального, маниакального или большого депрессивного эпизода.

Люди с шизоаффективным расстройством также должны испытывать бред и галлюцинации при отсутствии симптомов настроения.Симптомы шизофрении являются выраженными и первичными при шизоаффективных расстройствах. Они не являются вторичными по отношению к симптомам расстройства настроения.

Психотическое расстройство, вызванное употреблением психоактивных веществ

При одновременном возникновении психотических расстройств и злоупотребления психоактивными веществами может принимать форму психотическое расстройство, вызванное психоактивными веществами. Психотическое расстройство, вызванное употреблением психоактивных веществ, имеет сходные черты с шизофренией, но вызвано исключительно действием наркотиков или алкоголя.

Характерным признаком психотического расстройства, вызванного употреблением психоактивных веществ, является психоз.В отличие от других расстройств, связанных с психозом, психотическое расстройство, вызванное употреблением психоактивных веществ, вызывает психоз, вызванный употреблением наркотиков или алкоголя.

Чтобы получить диагноз психотического расстройства, вызванного употреблением психоактивных веществ, человек должен испытать:

  • Явные и сложные галлюцинации, вызванные наркотиками
  • Нет данных о том, что эти галлюцинации вызваны наркотиками
  • Выдающиеся заблуждения, которые, по их мнению, реальны, или те, которые основаны на

Чтобы получить диагноз психотического расстройства, вызванного употреблением психоактивных веществ, симптомы должны проявляться во время интоксикации или отмены вещества.Симптомы не могут возникать исключительно в делириозном состоянии и не могут быть вторичными по отношению к психотическому расстройству, не вызванному психоактивными веществами.

Например, если кто-то испытал психотические симптомы до того, как начал употреблять наркотики или алкоголь, вероятно, что его употребление психоактивных веществ усугубило или спровоцировало основное заболевание. В этом случае психотическое расстройство, вызванное употреблением психоактивных веществ, неприменимо.

Бредовое расстройство

Бредовое расстройство — это состояние, характеризующееся наличием бреда, а не зрительных или слуховых галлюцинаций.Люди с бредовым расстройством не испытывают явно странного поведения или значительных функциональных нарушений.

Люди с бредовым расстройством имеют дело с ложными убеждениями, которые обычно включают правдоподобные, но неверные сценарии. Люди с этим заболеванием обычно демонстрируют по крайней мере одну из пяти категорий бреда:

  • Бред эротомании (убеждение, что другой человек влюблен в них)
  • Грандиозные заблуждения (убеждение, что они имеют особый статус, власть или отношения)
  • Ревнивые бредовые идеи (неподтвержденные убеждения в том, что сексуальные партнеры неверны)
  • Бред преследования (убеждение, что другие намереваются причинить им вред или причиняют им вред)
  • Соматические бреды (убеждения, что тело было изменено или заменены части)

Чтобы диагностировать бредовое расстройство, эти симптомы не могут возникать исключительно вместе с эпизодом настроения.Они также не могут быть вызваны употреблением наркотиков или алкоголя.

Краткое психотическое расстройство

Кратковременное психотическое расстройство возникает у людей, которые испытывают психотические симптомы, такие как бред, галлюцинации, неорганизованная речь или дезорганизованное поведение, в течение менее месяца.

Люди с кратковременным психотическим расстройством возвращаются к своему прежнему уровню функционирования после того, как кратковременный психотический эпизод прошел. Это состояние часто возникает в ответ на значительный повышенный стресс или физические условия, влияющие на мозг.

Причины психотических расстройств

Психозы и психотические расстройства обычно вызываются химическими изменениями в головном мозге. Травма может спровоцировать появление психотических состояний, но редко считается единственной причиной.

Острый стресс может спровоцировать психотический срыв, особенно если он возникает одновременно с заболеванием или злоупотреблением психоактивными веществами. Но если у человека нет основного заболевания, эти эпизоды быстро проходят и редко повторяются. Психотические эпизоды, вызванные употреблением психоактивных веществ и стрессом, редко перерастают в хронические состояния, такие как шизофрения.

Хотя конкретные механизмы мозга, лежащие в основе шизофрении, оспариваются, исследования показывают, что это связано с нетипичными моделями коммуникации между префронтальной корой — частью мозга, которая контролирует суждения и планирование — и частями мозга, которые контролируют эмоции и память.

Симптомы психотических расстройств

Галлюцинации и бред являются характерными симптомами психотических расстройств. Однако психотические состояния могут привести к ряду других осложнений со здоровьем, которые могут повлиять на многие аспекты жизни человека.

Заблуждения

Заблуждения — это убеждения, не соответствующие реальности, социальным или религиозным нормам. Например, распространенные суеверия, такие как беспокойство о том, что разбитое зеркало приведет к семилетнему невезению, не считаются заблуждением.

Однако вера в то, что злонамеренная сущность заставила зеркало разбиться на определенное количество осколков, является заблуждением, связанным с психотическими расстройствами. Это не только не общее убеждение, но и характерные элементы бреда, такие как паранойя.

Общие заблуждения при психотических расстройствах включают:

  • Справочные идеи (убеждения, что нейтральные события являются значимыми сообщениями)
  • Бред контроля (убеждение, что человек был захвачен внешней силой — в частности, мысли вставляются в разум или удаляются из него)
  • Магическое мышление (убеждение, что человек может контролировать внешний мир или влиять на него мыслями, например, телепатически общаться)

В зависимости от степени неорганизованного мышления бред может быть трудно отнести к любой из этих категорий.

Галлюцинации

Галлюцинации — это нарушения восприятия, которые человек видит, слышит, обоняет, ощущает или пробует на вкус, но которых не существует. Они не являются исключительными для психотических расстройств и могут возникать в широком диапазоне обстоятельств. Галлюцинации могут возникать наряду с неврологическими расстройствами или в ответ на недосыпание.

Слуховые галлюцинации — наиболее распространенные типы галлюцинаций при психотических расстройствах, особенно при шизофрении. Это явление в просторечии известно как «слышание голосов».Голоса могут быть доброжелательными, но чаще всего критическими или угрожающими.

Могут также возникать командные галлюцинации, но они не являются обычным явлением. Это слуховые галлюцинации, при которых голос приказывает человеку совершить действие, которое может быть вредным для него самого или других.

Люди с психотическими расстройствами иногда также испытывают зрительные галлюцинации. Самый распространенный тип зрительных галлюцинаций при шизофрении — это видеть человека, которого на самом деле нет, например, члена семьи или религиозного деятеля.В некоторых случаях у людей с шизофренией могут быть частые галлюцинации известного только им характера.

Неорганизованное мышление

Неорганизованное мышление обычно является начальным симптомом шизофрении или другого психотического расстройства.

Искажения мысли или речи, обычно связанные с психотическими расстройствами, включают:

  • Косвенная, косвенная или неясная речь
  • Срыв с рельсов, полная потеря темы или внимания
  • Нелогичная речь, логические ошибки или странные выводы
  • Эхолалия, или ответы на вопросы или утверждения путем их повторения
  • Тангенциальная речь или извилистые и только слабо связанные мысли
  • лязг, или речь, сосредоточенная на звучании слов, а не на их значении
  • Неологизм и приближение слов, или использование слов нестандартным или нелогичным образом
  • Персеверация или фиксация и чрезмерное повторение определенных слов или утверждений
  • Полет идей или быстрая смена темы, основанная на связях, за которыми трудно уследить
  • Блокировка мысли или внезапное молчание во время целенаправленной речи
  • «Словесный салат» или бессвязная речь без логической связи между мыслями

Эти симптомы различаются по степени тяжести.Ранние симптомы психоза часто незаметны, в то время как более серьезные дезорганизованные речевые модели, такие как эхолалия и «словесный салат», обычно возникают только в острой фазе психотического расстройства.

Ненормальное поведение двигателя

Люди с психотическими расстройствами часто двигаются необычным образом. Двигательные нарушения особенно распространены у людей с шизофренией, которые могут включать различия в частях мозга, связанных с движением.

Распространенные типы ненормального поведения двигателя:

  • Кататония (движение ограничено)
  • Паракинезия или дискинезия (непроизвольные движения)
  • Паркинсонизм или брадикинезия (ригидность или замедленность движений)

Люди с психотическими расстройствами иногда ходят необычной походкой или принимают необычные позы.Они могут делать стереотипные повторяющиеся движения, гримасничать, проявлять тики на лице или иметь ярко выраженные идиосинкразические манеры. Эти люди реагируют медленно, смотрят в течение длительного времени или не могут избегать препятствий.

Как диагностируются психотические расстройства?

Искаженные мыслительные процессы и дезорганизованная речь при психотических расстройствах могут затруднить клинические интервью для людей с острым психозом. Диагностика психоза часто включает наблюдение за произвольной речью и действиями, совершаемыми вне контекста клинических интервью, и подтверждение наличия галлюцинаций и иллюзий.

К сожалению, психотические расстройства редко выявляются до первого психотического срыва. Отрицательные симптомы неуловимы и могут сигнализировать о ряде других состояний, требующих длительного процесса дифференциальной диагностики, чтобы исключить другие состояния с аналогичными симптомами.

Появление положительных симптомов психоза впервые называется психотическим срывом и часто сопровождается опасным или странным поведением и повышенным риском причинения вреда себе или другим.

Люди, переживающие психотический эпизод, могут подумать о нанесении вреда себе и, в более редких случаях, мысли о причинении вреда другим.Но обычно они не могут позаботиться о себе или защитить себя от вреда.

Многим людям ставят диагноз психотического расстройства после принудительного лечения в стационаре. Поведение, которое приводит к госпитализации, часто сначала замечают другие заинтересованные лица, особенно близкие.

Кто подвержен риску психотических расстройств?

Факторы риска шизофрении и других психотических расстройств включают:

  • Имеют в семейном анамнезе психоз
  • Контакт с вирусами до рождения
  • Истощение до рождения
  • Испытывает изменения в химии мозга
  • Работа с травмой головы или повреждением головного мозга
  • Злоупотребление психоактивными веществами в подростковом или раннем взрослом возрасте

Хронические психотические расстройства гораздо чаще возникают у людей с наследственными отклонениями в мозге или у тех, чей мозг был изменен физическими или химическими событиями в раннем возрасте.

Статистика психотических расстройств

Статистические данные о психозах показывают, что, хотя эти расстройства являются серьезными, они поддаются лечению:

  • Около 3 процентов людей переживают психотический эпизод во взрослом возрасте
  • Половина людей с шизофренией страдает по крайней мере одним другим сопутствующим расстройством
  • Среди людей, у которых развивается психотическое расстройство, 25 процентов никогда больше не болеют

Люди с психотическими расстройствами нередко злоупотребляют психоактивными веществами для облегчения своих симптомов.Может быть непросто знать, куда идти, когда вам или близкому вам человеку требуется лечение от психотических расстройств и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, но есть много целевых вмешательств, которые могут помочь.

The Recovery Village — одно из реабилитационных центров, оборудованных для лечения психотических расстройств и зависимостей. Чтобы узнать больше о конкретных способах, которыми эти службы могут вам помочь, свяжитесь с The Recovery Village сегодня.

Заявление об отказе от ответственности: The Recovery Village направлена ​​на улучшение качества жизни людей, борющихся с употреблением психоактивных веществ или психическим расстройством, с помощью фактов о природе поведенческих состояний, вариантах лечения и связанных с ними результатах.Мы публикуем материалы, которые исследуются, цитируются, редактируются и рецензируются лицензированными медицинскими специалистами. Предоставляемая нами информация не предназначена для замены профессиональных медицинских консультаций, диагностики или лечения. Его не следует использовать вместо совета вашего врача или другого квалифицированного поставщика медицинских услуг.

Психоз | Здесь, чтобы помочь

Автор: Канадская ассоциация психического здоровья, Британская Колумбия, отдел

Что вы думаете, когда слышите слово «психотический»? Некоторые люди боятся психоза из-за того, как это показывают по телевизору или в фильмах.Однако в реальной жизни психоз — это серьезное и инвалидизирующее состояние психического здоровья, но оно поддается лечению, и многие люди выздоравливают после всего лишь одного эпизода, когда получают надлежащее лечение.

Что это?

Психоз часто описывают как «потерю реальности» или «разрыв с реальностью», потому что он заставляет вас переживать или верить в то, что нереально. Это может изменить то, как вы думаете, действуете, чувствуете или ощущаете вещи. Психоз может быть очень пугающим и сбивающим с толку, и он может существенно нарушить вашу жизнь.Фактически, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) ставит психоз на третье место в мире по инвалидности.

Психоз — это синдром или группа симптомов. Сам по себе психоз — это не болезнь или расстройство — обычно это признак того, что что-то не так.

Вы можете почувствовать расплывчатые предупреждающие знаки еще до того, как начнутся симптомы психоза. Предупреждающие знаки могут включать депрессию, беспокойство, ощущение «отличия» или ощущение, что ваши мысли ускорились или замедлились.

Существует два типа симптомов психоза: положительные симптомы и отрицательные симптомы.

Положительные симптомы «добавляют» такие вещи, как мысли или поведение.

  • Заблуждения — это сильная вера в ложь. Распространенное заблуждение — это вера в то, что кто-то следит за вами или наблюдает за вами.

  • Галлюцинации — это вещи, которых на самом деле нет. Вы можете испытывать галлюцинации с помощью любого из пяти органов чувств (слуха, зрения, вкуса, осязания, обоняния). Самая распространенная галлюцинация — это слышать другой голос, который не слышат другие.

  • Речь настолько беспорядочная или нелогичная, что никто не может ее понять.

  • Вам сложно организовывать или выполнять задачи, или вы ведете себя не так, как раньше. Вам может быть трудно выполнять повседневные задачи, например, готовить или одеваться, или вы можете внезапно рассмеяться, когда кто-то расскажет печальную историю.

  • Ваши движения очень медленные, неуклюжие и жесткие или очень быстрые.

Отрицательные симптомы что-то забирают.Возможно, вы не в состоянии проявлять эмоции, много говорить (или вообще) или иметь мотивацию к чему-либо. Негативные симптомы часто не так отчетливы, как положительные, и могут выглядеть как симптомы расстройства настроения, например депрессии или побочных эффектов лекарств.

Симптомы психоза обычно зависят от причины психоза, поэтому у разных людей могут быть очень разные симптомы. Кто-то, живущий с шизофренией, может испытывать множество положительных и отрицательных симптомов, в то время как кто-то, живущий с травмой головного мозга, может испытывать только галлюцинации или бред.Самое главное помнить, что все симптомы поддаются лечению.

Верх

На кого это влияет?

Около 3% населения в какой-то момент испытают психоз. Психоз обычно начинает поражать людей в возрасте от 20 до 30 лет. Он одинаково поражает мужчин и женщин, хотя обычно у мужчин симптомы появляются в несколько более раннем возрасте, чем у женщин. Риск психоза, кажется, передается в семье, и люди кажутся более уязвимыми, если член семьи страдает психотическим расстройством, таким как шизофрения, или расстройством личности, таким как параноидальное расстройство личности.

  • Психическое заболевание — Шизофрения — наиболее частая причина психозов. Другие психотические расстройства включают шизоаффективное расстройство. Люди с тяжелыми расстройствами настроения, такими как депрессия или биполярное расстройство, также могут испытывать психоз.

  • Употребление психоактивных веществ —Некоторые вещества вызывают психоз. Кокаин, амфетамины (спид), марихуана, PCP, галлюциногены и седативные средства могут вызвать психоз при употреблении этих веществ. Алкоголь, седативные и снотворные средства (снотворные) могут вызвать психоз, если вы внезапно перестанете их употреблять.Большинство регулярных потребителей метамфетамина (метамфетамина) в какой-то момент испытывают психоз.

  • Другие проблемы со здоровьем — Определенные физические травмы, заболевания или состояния здоровья, такие как черепно-мозговая травма или волчанка, могут вызывать психоз.

  • Стресс —Сильный стресс может вызвать психоз. В этой конкретной причине не может быть других состояний или заболеваний. Этот вид психоза длится меньше месяца. Стресс также может вызывать симптомы у людей, которые особенно подвержены риску психотических расстройств.

Может ли у меня психоз?

Хотя психоз выглядит по-разному от человека к человеку, он всегда вызывает изменения в ваших способностях и личности. Поскольку у каждого человека все по-разному, вы можете столкнуться со всеми или некоторыми из перечисленных ниже симптомов.

  • Я слышу голоса, которых не слышат другие люди

  • Мои мысли формируются долго, слишком быстро собираются вместе или вообще не формируются

  • Я уверен, что за мной следят

  • У меня проблемы с запоминанием, концентрацией и принятием решений

  • Я действую по-другому или мне сложно выполнять базовые задания

  • Мне больше не хочется много говорить, или люди говорят, что не понимают, что я говорю

  • Я легко запутаюсь

Если вы испытываете какие-либо из этих симптомов, важно проконсультироваться с врачом.Эти симптомы также могут быть признаками других проблем психического или физического здоровья, и ваш врач может помочь выяснить, что их вызывает. Часто люди, страдающие психозом, также испытывают симптомы тревоги и депрессии.

Верх

Что я могу с этим поделать?

Психоз гораздо легче вылечить, если вылечить его на ранней стадии. Люди, которые получают лечение во время первого эпизода психоза, часто быстрее выздоравливают, испытывают меньше связанных с этим проблем, таких как депрессия, меньше времени проводят в больнице и имеют меньше проблем в школе, на работе или в обществе.При лечении многие люди никогда больше не испытывают психоза после того, как выздоравливают после первого приступа.

Лечение психоза обычно включает прием лекарств и консультации. Некоторым людям необходимо оставаться в больнице для обследования или лечения.

  • Лекарства — Большинство людей с психозами можно лечить с помощью лекарств, называемых нейролептиками. Нейролептики улучшились за последние несколько лет. Они более эффективны и имеют меньше побочных эффектов, чем раньше.Эти новые нейролептики также называются «атипичными нейролептиками». Другие лекарства, такие как антидепрессанты или стабилизаторы настроения, могут помочь при проблемах с настроением, которые сопровождаются психозом.

  • Консультации — Поддерживающее консультирование может предложить эмоциональную поддержку. Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — многообещающий тип консультирования при психозах. Он учит, как поведение и мысли влияют на настроение. Семейная терапия может помочь всей семье справиться с психозом члена семьи.

  • Образование —Образование — очень важная часть плана лечения психоза, и оно должно охватывать пациентов и их семьи. Полезное обучение психозу объясняет, что такое психоз и что мы о нем знаем, варианты лечения и навыки преодоления, как избежать рецидива и как получить доступ к услугам.

  • Управление стрессом — Стресс может усугубить симптомы, затруднить функционирование и даже вызвать рецидив, поэтому важно научиться позитивным способам борьбы со стрессом.Это может включать в себя обучение навыкам решения проблем, навыкам преодоления трудностей и навыкам расслабления.

  • Самопомощь — Стратегии самообслуживания, такие как хорошее питание, достаточный сон и поддержание связи с семьей и друзьями, также могут помочь.

  • Поддержка социальных и жизненных навыков — Людям, страдающим психозом, может потребоваться помощь в таких навыках, как поиск работы и управление своими финансами. Такой профессионал, как эрготерапевт или социальный работник, может помочь в повседневной жизни и связать людей с общественными службами или государственными программами.

Верх

Куда мне идти дальше?

Помимо разговора со своим семейным врачом, ознакомьтесь с приведенными ниже ресурсами, чтобы получить дополнительную информацию о психозах:

Раннее вмешательство при психозе (EPI)
Программы EPI помогают людям, которые недавно начали испытывать симптомы психоза. Веб-сайт Early Psychosis может помочь вам найти услуги или программы в Британской Колумбии. Они также предлагают информацию о психозах, оценках, управлении психозами и поддержке тех, кто страдает психозом.Для получения дополнительной информации посетите сайт www.earlypsychosis.ca

.

BC Schizophrenia Society
Посетите сайт www.bcss.org или позвоните по телефону 1-888-888-0029 (бесплатный звонок в Британской Колумбии) или 604-270-7841 (в Большом Ванкувере), чтобы получить ресурсы и информацию о шизофрении и психозах.

Kelty Mental Health
Свяжитесь с Kelty Mental Health по адресу www.keltymentalhealth.ca или 1-800-665-1822 (бесплатно в Британской Колумбии) или 604-875-2084 (в Большом Ванкувере) для получения информации, направлений и поддержки для дети, молодежь и их семьи во всех областях психического здоровья и зависимостей.

BC Партнеры по вопросам психического здоровья и употребления психоактивных веществ
Посетите сайт www.heretohelp.bc.ca для получения информационных листов и личных историй о психозах. Вы найдете дополнительную информацию, советы и тесты для самопроверки, которые помогут вам понять множество различных проблем с психическим здоровьем.

Ресурсы доступны на многих языках:

* Для каждой услуги, указанной ниже, если английский не является вашим родным языком, произнесите название предпочитаемого вами языка на английском языке, чтобы связаться с переводчиком.Доступно более 100 языков.

HealthLink BC
www.healthlinkbc.ca, чтобы получить доступ к бесплатной медицинской информации, не связанной с экстренной медицинской помощью, для любого члена вашей семьи, включая информацию о психическом здоровье. По телефону 811 вы также можете поговорить с дипломированной медсестрой о симптомах, которые вас беспокоят, или с фармацевтом по вопросам о лекарствах.?>

Об авторе

Канадская ассоциация психического здоровья пропагандирует психическое здоровье всех и поддерживает жизнестойкость и выздоровление людей, страдающих психическими заболеваниями, посредством государственного просвещения, исследований на уровне сообществ, защиты интересов и прямых услуг.Посетите www.cmha.bc.ca.

© 2013 | Вернуться к началу | PDF | Больше информационных листов

Верна ли концепция псевдоневротической шизофрении? Серия случаев и возвращение к теме

Cureus. 2019 Март; 11 (3): e4227.

Редактор мониторинга: Александр Муасевич и Джон Р. Адлер

, 1 , 1 , 1 , 2 и 1

Navjot Brainch

1 Психиатрия, Медицинский центр Маймонида, Бруклин, США

Санья Вирани

1 Психиатрия, Медицинский центр Маймонида, Бруклин, США

Penchaya Atiwannapat

1 Психиатрия, Медицинский центр Маймонида, Бруклин, США

Супарно Митра

2 Психиатрия, Армейский медицинский корпус, Эдисон, США

Ясир Махгуб

1 Психиатрия, Медицинский центр Маймонида, Бруклин, США

1 Психиатрия, Медицинский центр Маймонида, Бруклин, США

2 Психиатрия, Армейский медицинский корпус, Эдисон, США

Автор для переписки.

Поступило 19.02.2019 г .; Принято 11 марта 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Abstract

Мы описываем два случая, чтобы подчеркнуть важность распознавания симптомов психоза, лежащих в основе совокупности невротических симптомов, и подчеркнуть совпадение и возможность ошибочного диагноза с личностными и тревожными расстройствами.Мы также предлагаем обзор псевдоневротической шизофрении и знакомим читателей с проблемами постановки точного диагноза в свете этого термина, использовавшегося в прошлом. Мы ссылаемся на случаи в литературе и указываем на значение этой концепции для диагностики, ведения и прогноза. Основываясь на стратегиях ведения двух описанных случаев, мы, наконец, рекомендуем, чтобы было необходимо выполнить точные и подробные оценки и принять во внимание эволюцию концепции псевдоневротической шизофрении до общепринятых в настоящее время расстройств DSM-V, чтобы эффективно лечить пациенты.

Ключевые слова: псевдоневротическая шизофрения, пограничные состояния, психоз

Введение

Псевдоневротическая шизофрения — термин, придуманный Хохом и Полатином в 1940-х годах для описания пациентов с «невротическим» фасадом, скрывающим мыслительные, эмоциональные и поведенческие нарушения. регуляции, интеграции и проистекают из «психотического» процесса [1]. Из-за широких и расплывчатых диагностических критериев, граничащих между психозом и неврозом, этот термин стал синонимом «пограничных состояний», создавая клиническую путаницу.

Мы представляем два случая, которые изначально предполагали наличие преобладающих черт личности и тревожного расстройства, но позже при детальной оценке выявили лежащий в основе психоз со значительным формальным расстройством мышления и пересмотрели эту концепцию.

Изложение клинического случая

Случай 1

Г-н Х, 29-летний мужчина с прошлыми психиатрическими диагнозами большого депрессивного расстройства, генерализованного тревожного расстройства, пограничного расстройства личности и в анамнезе неоднократных суицидальных попыток передозировки в контексте чувств «Пустота», «онемение», «скучно» и «подавлено».У него были смутные и неясные симптомы тревоги, панические атаки, чувство общего дискомфорта и сообщения о пассивных суицидальных мыслях. При оценке он был осторожен, странно связан, иногда отвлекался и был не в состоянии дать уместные или логические ответы на большинство вопросов из-за заметной блокировки и дезорганизации мыслей. Он проявлял амбивалентность в основных процессах принятия решений, связанных с лечением и расположением, и сообщал о замешательстве по поводу своей сексуальной ориентации и предпочтений.На протяжении всего пребывания в больнице он демонстрировал плохие навыки межличностного общения и совладания, нарушение контроля над импульсами и постепенное снижение функциональности, которое началось за 11 лет до нынешней презентации. Записи предыдущих амбулаторных посещений и госпитализаций описывали онемение, пустоту, плохой контроль над импульсами и навыки межличностного общения, а также поверхностное выражение эмоций, которое привело к диагнозу пограничного расстройства личности, генерализованного тревожного расстройства и большого депрессивного расстройства.Примечательно, что он также провалил несколько испытаний антидепрессантов. Ему прописали пероральную дозу кветиапина 50 мг, которую увеличивали до 300 мг, после чего наблюдалось значительное улучшение симптомов тревоги, депрессии и суицидальных мыслей. Его мыслительный процесс стал несколько линейным; он медленно начал понимать свое состояние и смог общаться.

Случай 2

Г-жа Y, 39-летняя женщина с большой депрессией и тревогой в анамнезе, диагностированная и управляемая ее терапевтом в течение нескольких месяцев до госпитализации, была направлена ​​в отделение неотложной помощи после декомпенсации , сообщая о расплывчатых симптомах паранойи, слуховых и зрительных галлюцинациях.Было отмечено, что она была встревожена, встревожена и озадачена, требуя, чтобы ее неоднократно видели для успокоения. В ее разговорах преобладали неясность, небрежность и лаконичность. Она рассказала о событиях, которые позволили команде узнать о ее плохих границах с незнакомцами, неспособности поддерживать здоровые отношения и трудностях с сохранением постоянной работы. Изначально подозревались пограничные черты личности, но тетя описала ее как «странную параноидальную личность» с плохими навыками межличностного общения и сказала, что она часто видела, как она разговаривает сама с собой.Однако, будучи отстраненной и не причиняя беспокойства обществу, она не привлекала к себе внимания и никогда не была госпитализирована. Был поставлен диагноз шизофрении, и ее симптомы тревоги, галлюцинации и дезорганизации мысли улучшились после перорального приема рисперидона, постепенно увеличенного до суточной дозы 6 мг.

Обсуждение

Хох и Полатин ввели термин «псевдоневротическая шизофрения» в 1940-х годах для описания группы пациентов, у которых наблюдались симптомы сильной тревожности и расстройства настроения, возникшие в контексте основного психоза, и предложили диагностические критерии 10 лет спустя [1 ].Предлагаемые диагностические критерии псевдоневротической шизофрении состояли из первичных клинических симптомов (расстройства мышления и ассоциаций, расстройства эмоциональной регуляции и расстройства сенсомоторного и вегетативного функционирования) вместе с вторичными клиническими симптомами (пантревожность, панневроз и пансексуальность. ) [2]. Использование термина стало устаревшим после того, как диагноз пограничного расстройства личности был включен в DSM-III в 1980 году [3].

Эти диагностические критерии подверглись критике из-за своей широты, расплывчатости и сомнительной точности.Hoch et al. отметил, что: «Организация схемы (предлагаемых диагностических критериев) имеет много недостатков. Однако они считали, что это может привести к более определенным и более точным клиническим наблюдениям, в то же время делая многое для поддержания целостного представления о пациенте »[2]. Из-за более широкого признания пограничного расстройства личности как отдельного диагноза, не в первую очередь психотического по своей природе, использование псевдоневротических, а также других, казалось бы, сбивающих с толку терминов, таких как зарождающаяся или латентная шизофрения, стало менее распространенным.

Хотя эта концепция больше не считается клинической сущностью, она все еще имеет значение в современной психиатрической практике из-за возможных последствий диагностики и лечения. Hoch et al. Опубликовали 5–20-летнее наблюдение за 109 пациентами с псевдоневротической шизофренией, в которых сообщается о значительной частоте последующей госпитализации после первого контакта [4]. Также было отмечено, что у 20% этих пациентов развились явные симптомы шизофрении и у 10% предпринимались попытки самоубийства [4].

В нашем первом случае у нашего пациента в течение многих лет наблюдались симптомы депрессии, тревожного беспокойства и эмоциональной дисрегуляции без явных признаков или симптомов явного психоза. Его плохое социальное взаимодействие, нестабильные отношения и эмоциональные всплески заставили всех предыдущих поставщиков заподозрить пограничное расстройство личности. Однако при детальной оценке и дополнительной сопутствующей информации стало очевидно, что он был заметно нерешителен, участвовал в разговорах лишь поверхностно и не мог сообщить подробностей.Кроме того, он продолжал испытывать приступы внезапной необъяснимой печали, депрессии и гнева, которые, вероятно, были вызваны первичным психотическим расстройством мышления. И хотя классические симптомы слуховых или зрительных галлюцинаций и паранойи не были краеугольными камнями его презентации, пациент оставался странным образом связанным, не мог общаться на социальном уровне и продолжал демонстрировать значительное функциональное снижение, которое могло иметь некоторое сходство с негативными симптомами. Его лечили антидепрессантами в течение многих лет, которые были направлены на его плохое настроение, суицидальные мысли и тревогу, но на это плохо отреагировали, и он длительное время находился в больнице.Во время опроса пациента был замечен четкий мысленный блок. Он мог поддерживать беседу с персоналом, но при попытках прояснить и получить более подробную информацию о своих симптомах наблюдался заметный блок мыслей, замешательство, странность и неспособность общаться с командой. До того, как ему начали принимать кветиапин, он весь день оставался в своей комнате и не был заинтересован во взаимодействии. Через несколько дней после того, как мы начали кветиапин, мышечный блок разрешился, он смог лучше общаться с командой и другими коллегами в отделении, его амбивалентность и суицидальные мысли улучшились.В случае пограничного расстройства личности стабилизаторы настроения и нейролептики могут помочь контролировать перепады настроения, вспышку гнева и суицидальность, которые не рассматривались в данном случае. Улучшение, которое он показал с помощью 300 мг кветиапина, свидетельствует о том, что некоторые психотические симптомы не были адекватно нацелены.

Психоз был несколько более очевиден во втором случае. У этой пациентки были смутные сообщения о паранойе, слуховых и зрительных галлюцинациях, и ее семья это подтвердила.В течение многих лет у нее были плохие межличностные, социальные и функциональные способности. Она была замкнута и имела очень ограниченное социальное взаимодействие. Она действительно разорвала связи со многими людьми и членами семьи, но, поскольку она не представляла проблем, никто не настаивал на обследовании или лечении. Первоначально подозревались черты пограничного расстройства личности, поскольку она казалась драматичной, поверхностной и требовательной, и, как и в предыдущем случае, она также показала заметное улучшение при пероральном приеме рисперидона. Таким образом, оба пациента соответствовали определению псевдоневротической шизофрении Хоха и Полатина при первоначальных оценках и не прошли несколько испытаний антидепрессантов (что парадоксальным образом ухудшило некоторые симптомы), но в конечном итоге они хорошо отреагировали на антипсихотические препараты.

Сложно разобрать первичные психотические симптомы в таких презентациях и поставить точный диагноз. Отвлекающие симптомы тревоги, нечеткость предъявления жалоб и неясность предыдущего психиатрического анамнеза — это лишь немногие из них. Более того, медработники часто относятся к пациентам с диагнозом пограничного расстройства личности с некоторой предвзятостью, что лишь усугубляет проблему [5-6].

Имеется ограниченная информация о лечении псевдоневротической шизофрении, когда такой диагноз ставился ранее.В 1962 году Hoch et al. В последующем исследовании было указано, что «поскольку большая часть нашего исследования была завершена до того, как стали доступны новые психофармакологические агенты, их использование не фигурирует в этом отчете» [4]. Данных о применении нейролептиков у таких пациентов мало. В отчете о случае, опубликованном Connor et al. сообщалось, что «его (пациента) плохое настроение подействовало на антидепрессанты, но его симптомы тревоги, нарушение концентрации внимания и расстройство мышления усилились, а его соматические проблемы достигли бредовой интенсивности.Добавление оланзапина привело к резкому улучшению всех симптомов, включая тревогу ». Плохая реакция на антидепрессанты, но значительная реакция на нейролептики очень похожа на описанные нами случаи.

Hafner et al. утверждал, что поведенческие профили и профили симптомов в депрессивном и психотическом продромах трудно отличить друг от друга [7]. В недавних ретроспективных исследованиях было отмечено, что наличие депрессии и тревожности наряду с продромом психоза предсказывает возможность возникновения психоза в будущем с переходом от 30% до 40% к первому эпизоду психоза в течение 12 месяцев [8]. -10].Мы можем утверждать, что два обсуждаемых случая соответствовали критериям псевдоневротической шизофрении при первом контакте [2]. Однако при детальной оценке действительно соответствовали критериям шизофрении DSM-V [11].

Выводы

Ранее сформулированные критерии были широкими, расплывчатыми и обычно разделялись расстройством личности, и, следовательно, от них отказались на десятилетия. Эта уникальная и интересная презентация заслуживает дальнейшего внимания и дополнительных исследований для определения целевых стратегий для лучшего ведения этих пациентов.

Примечания

Содержание, опубликованное в Cureus, является результатом клинического опыта и / или исследований, проведенных независимыми лицами или организациями. Cureus не несет ответственности за научную точность или надежность данных или выводов, опубликованных в данном документе. Весь контент, опубликованный в Cureus, предназначен только для образовательных, исследовательских и справочных целей. Кроме того, статьи, опубликованные в Cureus, не должны считаться подходящей заменой совета квалифицированного специалиста в области здравоохранения.Не пренебрегайте и не избегайте профессиональных медицинских консультаций из-за материалов, опубликованных в Cureus.

Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Этика человека

Согласие было получено всеми участниками этого исследования

Ссылки

1. Псевдоневротические формы шизофрении. Хох PH, Полатин П. Психиатр К. 1949; 23: 248–276. [PubMed] [Google Scholar] 2. Диагноз псевдоневротической шизофрении. Hoch PH, Cattell JP. Психиатр К. 1959; 33: 17–43.[PubMed] [Google Scholar] 3. Американская психиатрическая ассоциация. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 1980. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-III) [Google Scholar] 4. Течение и исход псевдоневротической шизофрении. Hoch PH, Cattell JP, Strahl MO Pennes HH. Am J Psychiatry. 1962; 119: 106–115. [PubMed] [Google Scholar] 6. Стигма расстройств личности. Шихан Л., Невегловски К., Корриган П. Карр Psychiatry Rep. 2016; 18: 11–10. [PubMed] [Google Scholar] 7.Шизофрения и депрессия: бросая вызов парадигме двух отдельных заболеваний — контролируемое исследование шизофрении, депрессии и здорового контроля. Hafner H, Maurer K, Trendler G, Heiden WAD, Schmidt M, Konnecke R. Schizophr Res. 2005; 77: 11–24. [PubMed] [Google Scholar] 8. Картирование начала психоза: комплексная оценка психических состояний группы риска. Schizophr aust NZ j Psychiatry. Юнг А.Р., Юн Х.П., МакГорри П.Д. и др. 2005; 39: 964–971. [PubMed] [Google Scholar] 9. Прогнозирование психоза у молодежи с высоким клиническим риском: многопрофильное продольное исследование в Северной Америке.Кэннон Т.Ф., Каденхед К., Корнблатт Б. и др. Психиатрия Arch Gen. 2008; 65: 28–37. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Прогнозирование психоза 12-месячное наблюдение за группой высокого риска («продромальной»). Юнг А.Р., Филлипс Л.Дж., Юн Х.П. и др. Schizophr Res. 2003. 60: 21–32. [PubMed] [Google Scholar] 11. Американская психиатрическая ассоциация. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2013. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-V) [Google Scholar]

Тоталитарное правительство в Советской России изобрело психическое заболевание, чтобы запирать сопротивляющихся | Стефани Бак

Чтобы противостоять коммунизму в России, нужно было быть сумасшедшим.Или, если нет, советская государственная медицинская система позаботилась о том, чтобы вы были по крайней мере классифицированы таким образом.

В 1963 году русский поэт Иосиф Бродский был схвачен и отправлен в психиатрическую лечебницу. На суде в следующем году власти обвинили 24-летнего парня в «социальном паразитизме» и назвали его «псевдо-поэтом в вельветовых штанах». Он не выполнил «свой конституционный долг — честно трудиться на благо Родины».

«Кто вас признал поэтом? Кто вас причислил к поэтам? » спросил судья.

«Никто», — ответил Бродский. «Кто зачислил меня в ряды человечества?»

Бродский был помещен на обследование в психиатрическую лечебницу, где провел три недели. Работники больницы накачивали его транквилизаторами и неоднократно будили его по ночам. Его приняли холодные ванны и завернули во влажный холст, который сжимался и порезал его кожу во время высыхания.

Спустя годы, когда Бродский находился в ссылке, официальные лица проверили его психическое здоровье. Они проконсультировались с ведущим советским психиатром Андреем Снежневским, который без личного осмотра поставил Бродскому диагноз «медленно прогрессирующая шизофрения».Поэт был «совсем не ценным человеком, и его можно отпустить».

Поэт Иосиф Бродский в 1988 году. (Викимедиа)

Фактически, Снежневский изобрел «вялую шизофрению» как политический инструмент для подавления антисоветских инакомыслящих. Любое антигосударственное поведение — например, противодействие начальству или переоценка своего значения — может указывать на психическое заболевание. Логика была проста: если кто-то выступал против советского государства, он был психически болен, поскольку не было никаких логических оснований выступать против самой прекрасной социально-политической системы в мире.

В своем выступлении советский лидер Никита Хрущев сказал: «Преступление — это отклонение от общепризнанных стандартов поведения, часто вызываемое психическим расстройством … Тем, кто может начать призывать к оппозиции коммунизму на этой основе, мы можем сказать, что … ясно, что психическое состояние таких людей ненормальное ».

Симптомы вялотекущей шизофрении проявлялись в форме «заблуждений относительно реформ», «борьбы за правду», «повышенного чувства собственного достоинства» и «настойчивости». Люди с вялой шизофренией часто казались функциональными или испытывали лишь легкие неврозы, но Снежневский утверждал, что такова сама природа болезни: ее легкие симптомы только прогрессируют со временем.

По замыслу, широкое определение вялой шизофрении охватывает все типы типичного человеческого поведения, а массовая диагностика может устрашить сопротивление.

Согласно журналу Американской академии психиатрии и Закону , непосредственными целями были люди, которые распространяли антигосударственную литературу, организовывали политическую деятельность или защищали права инвалидов. Фактически, КГБ сообщал психиатрам имена диссидентов, чтобы избежать публичного суда и очернить оппозицию как психическое заболевание.Диссиденты содержались в психиатрических больницах без какого-либо медицинского обоснования. По советскому законодательству, если такие люди не подлежали подмене, они могли быть помещены в больницы строгого режима, также называемые «спецбольницами» или «тюрьмами для сумасшедших домов» (по-русски — психушка, или маленькие психбольницы).

Там они прошли принудительное лечение, которое в некоторых случаях означало введение высоких доз антипсихотических препаратов путем инъекций. Врачи вводили сульфазин, который, как считается, усиливает терапевтическую реакцию на нейролептики, но может вызывать боль, жар и неподвижность.Остальные пациенты впали в инсулино-индуцированную кому. Они жили в помещениях размером всего два квадратных метра, иногда с физическими ограничениями и в полной изоляции. Многие пациенты спали вместе или спали на полу в ветхих тюремных камерах, построенных в царские времена.

Власти назвали это лечением, средством возвращения к «нормальной» жизни. Но нормальная жизнь в Советском Союзе означала безоговорочное служение стране.

Российские авторы Юлий М. Даниэль (слева) и Андрей Д. Синявский сидят на скамье подсудимых, обвиняются в публикации сатирических произведений, признанных «антисоветскими» в 1966 году.(Bettmann / Getty Images)

Вскоре Советское министерство науки и образования сообщило, что число людей, нуждающихся в психиатрической помощи, выросло с 2 миллионов в 1966 году до 3,7 миллиона в 1971 году. В 1980-х годах Советский Союз поставил три диагноза. в разы больше больных шизофренией, чем в США, и в два раза больше, чем в Западной Германии, Австрии и Японии. В Москве самый высокий уровень заболеваемости шизофренией среди всех городов мира.

В Советской России диагноз «шизофрения» означал серьезные юридические последствия (помимо возможного лишения свободы).Пациентам не выдаются водительские права; они не могли ни служить в армии, ни занимать руководящие должности; им не разрешали выезжать за границу.

В Советском Союзе вялую шизофрению диагностировали в конце 1980-х годов, когда Всемирная психиатрическая ассоциация объявила политическое злоупотребление психиатрией в стране проблемой прав человека. Тем не менее, Снежневский продолжал защищать свою практику, пока не умер в 1987 году.

В интервью в том же году советской газете Комсомольская правда , психиатры Марат Вартанян и Андрей Мухин объяснили свое определение психического заболевания: «Когда человек одержим. чем-то занят.Если вы обсудите с ним другой предмет, это будет нормальный здоровый человек, который может превосходить вас по уму, знаниям и красноречию. Но как только вы упоминаете его любимую тему, его патологические навязчивые идеи резко разгораются », — пояснил Вартанян, добавив, что в соответствии с этим определением были госпитализированы сотни человек. Мухин сказал, что это потому, что «они распространяют в массах свои патологические реформистские идеи». Несколькими месяцами позже газета перечислила среди симптомов психического заболевания «исключительный интерес к философским системам, религии и искусству.

К тому времени такие люди, как Бродский, который позже получил Нобелевскую премию по литературе, и физик-ядерщик Андрей Сахаров, который позже получил Нобелевскую премию мира, были помещены в психиатрические больницы за их активное сопротивление советскому авторитаризму. Писатель Владимир Буковский провел 12 лет в тюрьмах, трудовых лагерях и психиатрических больницах. Соратник-диссидент Жорес Медведев писал: «Пора подумать ясно: заключение свободомыслящих здоровых людей в сумасшедшие дома — это духовное убийство: это разновидность газовой камеры, но еще более жестокая: пытки людей убитый злее и продолжительнее.”

В 1991 году число диагнозов психических заболеваний снизилось, когда Советский Союз распался, а президент Михаил Горбачев вывел Россию из-под власти коммунистов.

Но в начале 2000-х принудительное лечение снова зашевелилось. «Карательная психиатрия, так называемая« полицейская »психиатрия, жива и здорова», — заявил в 2007 году президент Независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко. »Как симптом психического расстройства.

Питание по диагностике вернулось.

Перейти к основному содержанию Поиск