05.08.2021

Воображение продуктивное: ПРОДУКТИВНОЕ ВООБРАЖЕНИЕ это

Содержание

Виды воображения

Различают активное, пассивное, воссоздающее и творческое воображение.

Активное воображение формирует образы по желанию субъекта, связанные с какими-то нереализованными потребностями человека. Оно направлено в будущее и связано с волевым решением творческих и личностных проблем. В качестве примера можно привести:

  • воображение художника;
  • воображение генерального конструктора;
  • групповую процедуру «мозгового штурма» при поиске и разработке идей в научной лабаратории.


Пассивное воображение формирует образы спонтанно, само собой. Эти образы не предназначены для их воплощения в жизнь. Оно может проявляться в гипонтических состояниях, при сновидениях, в грезах и бредовых состояниях.

Воссоздающее (репродуктивное) воображение проявляется в ситуациях воссоздания образа объекта, существовавшего в реальном прошлом, но представленно словесно, схематично, эскизно. Не может обойтись без воссоздающего воображения и следователь прокуратуры: прибыв на место происшествия, он мысленно рисует образ действий преступника. Именно этот образ далее разрабатывается в качестве одной из гипотез для раскрытия преступления.

Творческое (продуктивное) воображение формирует образы, не имеющие прообразов в реальном мире (образы кентавра, человека-паука). Конечно, эти образы опираются на жизненный опыт, усвоенные знания. В сознании человека формируется модель будущей ситуации, явления, предмета на основе существующих элементов. Трудность заключается в объединении этих элементов в единую цепь причинных взаимосвязей.

Этот вид воображения наиболее характерен для тех, кто устремлен в будущее, занимает активную жизненную позицию. Именно творческое воображение Н. Коперника, создавшее образ бесконечности и населенности миров во Вселенной, опровергло аристотелевскую парадигму конечности мира, послужило исходным пунктом развития новой астрономии и физики в трудах Дж.

Бруно, Г. Галилея. Заметим, что при жизни ученого еще не существовало телескопов. Единственным «инструментом», дающим возможность заглянуть в далекие миры Вселенной, было воображение, основанное на наблюдательности, интуиции и устремленности к познанию.

ВООБРАЖЕНИЕ • Большая российская энциклопедия

ВООБРАЖЕ́НИЕ, спо­соб­ность кон­ст­руи­ро­вать об­ра­зы.

Воображение в истории философии

По­ня­тие В. (греч. φαντασία ) как осо­бой мен­таль­ной спо­соб­но­сти впер­вые вве­дено Пла­то­ном. В. опи­сы­ва­ет­ся в «Фи­ле­бе» как свя­зан­ная с па­мя­тью спо­соб­ность соз­да­ния ду­шой «жи­во­пис­ных» об­ра­зов или изо­бра­же­ний со­дер­жа­ния как от­де­лён­но­го от ощу­ще­ний мне­ния, так и то­го, что вы­ра­жа­ет­ся в ре­чи (сам тер­мин впер­вые поя­вил­ся в «Го­су­дар­ст­ве»). По­сколь­ку для Пла­то­на об­ра­зы, т. е. ве­щи и их изо­бра­же­ния, суть лишь сла­бые от­пе­чат­ки про­об­ра­зов-эй­до­сов, или идей, то и спо­соб­ность В. как соз­даю­щая об­ра­зы не­из­беж­но вно­сит ис­ка­же­ния в пред­став­ляе­мое ею.

Раз­вёр­ну­тую тео­рию В. впер­вые да­ёт Ари­сто­тель в соч. «О ду­ше»: В. есть ус­той­чи­вое со­стоя­ние или свой­ст­во ума по­ро­ж­дать об­ра­зы (φαντάσματα), от­лич­ные как от об­ра­зов чув­ст­вен­но­го вос­при­ятия, так и от пред­ме­тов чис­то­го мыш­ле­ния; это со­стоя­ние есть не­ко­то­рая дея­тель­ность, сле­дую­щая за дея­тель­но­стью чув­ст­вен­но­го вос­при­ятия; В. яв­ля­ет­ся про­ме­жу­точ­ным ме­ж­ду чув­ст­вен­ным вос­при­яти­ем и дис­кур­сив­ным мыш­ле­ни­ем, по­сколь­ку, с од­ной сто­ро­ны, оно не мо­жет дей­ст­во­вать вне и по­ми­мо те­ла (по­это­му В. есть у боль­шин­ст­ва жи­вот­ных), с др. сто­ро­ны, оно дос­тав­ля­ет не­об­хо­ди­мый ма­те­ри­ал мыш­ле­нию, уже не­яв­но пред­по­лагая не про­сто пред­став­ле­ние свойств пред­ме­та, но и не­ко­то­рое о нём су­ж­де­ние, что мо­жет явить­ся ис­точ­ни­ком воз­мож­ных оши­бок. На­ме­чен­ная у Пла­тона ие­рар­хия по­зна­ват. спо­соб­но­стей под­роб­но раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся Ари­сто­те­лем и позд­ней­ши­ми пла­то­ни­ка­ми: чув­ст­вен­ное вос­при­ятие (αἲσϑησις, sensus), В.
(φαντασία, imaginatio), дис­кур­сив­но-ло­гич. мыш­ле­ние (διάνοια, ratio), пред­по­ла­гаю­щее рас­су­ж­де­ние и речь-ло­гос, и, на­ко­нец, ра­зум (νοῦς, intelligentia) как спо­соб­ность мгно­вен­но­го ус­мат­ри­ва­ния и по­ни­ма­ния ис­ти­ны в её пол­но­те. Во мно­гом под влия­ни­ем стои­ков В. на­чи­на­ет по­ни­мать­ся как творч. про­дук­тив­ное В. (Секст Эм­пи­рик и др.). Кон­цеп­ция В. по­лу­ча­ет даль­ней­шую раз­ра­бот­ку и уточ­не­ние в не­оп­ла­то­низ­ме, осо­бен­но у Пло­ти­на и Про­кла. Че­рез Ав­гу­сти­на и Бо­эция по­ня­тие В. (imaginatio) как отд. по­зна­ват. спо­соб­но­сти пе­ре­хо­дит в схо­ла­сти­ку, где В. уде­ля­ет­ся осо­бое вни­ма­ние (в ча­ст­но­сти, у Фо­мы Ак­вин­ско­го и Дан­те).

По­ня­тие В. иг­ра­ет за­мет­ную роль в фи­ло­со­фии Но­во­го вре­ме­ни; на­ря­ду с ра­зу­мом, па­мя­тью и чув­ст­ва­ми оно яв­ля­ет­ся од­ной из функ­ций «по­зна­ват. си­лы», или спо­соб­но­сти ду­ши, для Р. Де­кар­та. Уче­ние Кан­та о спо­соб­но­сти В. (Einbildungskraft) во мно­гом оп­ре­де­ли­ло трак­тов­ку В. в по­сле­дую­щей фи­лос. тра­ди­ции. Кант про­во­дит раз­ли­чие ме­ж­ду ре­про­дук­тив­ным (вос­соз­даю­щим) и про­дук­тив­ным (твор­че­ским) В. (по­доб­ное раз­ли­че­ние мож­но най­ти ещё у Хри­стиа­на Воль­фа). Про­дук­тив­ное, чис­тое, или транс­цен­ден­таль­ное, В. оп­ре­де­ля­ет­ся Кан­том как «спо­соб­ность пред­став­лять пред­мет так­же и без его при­сут­ствия в со­зер­ца­нии» («Кри­ти­ка чис­то­го ра­зу­ма», B 151). Про­дук­тив­ное В. свя­зы­ва­ет во­еди­но мно­го­об­ра­зие чув­ст­вен­но­го со­зер­ца­ния (с ко­то­рым В. род­нит спо­соб­ность на­гляд­но­го пред­став­ле­ния пред­ме­та) в со­от­вет­ст­вии с ка­те­го­рия­ми рас­суд­ка (с ко­то­рым В. род­нит спон­тан­ность, т. е. са­мо­дея­тель­ность). Ре­про­дук­тив­ное В., на­про­тив, под­чи­не­но толь­ко эм­пи­рическим за­ко­нам ас­со­циа­ции и по­то­му не спо­соб­ст­ву­ет воз­мож­но­сти по­зна­ния a priori. Про­дук­том чис­то­го В. яв­ля­ет­ся транс­цен­ден­таль­ная схе­ма, од­но­род­ная, с од­ной сто­ро­ны, с ка­те­го­рия­ми рас­суд­ка, а с дру­гой – с яв­ле­ния­ми, чув­ст­вен­но по­сти­гае­мы­ми в фор­мах про­стран­ст­вен­но-вре­мен­ны́х оп­ре­де­ле­ний; схе­ма са­ма как бы по­сре­ду­ет ме­ж­ду об­ра­зом и по­ня­ти­ем.

Кро­ме то­го, со­глас­но Кан­ту, ре­шаю­щее для эс­те­тического опы­та су­ж­де­ние вку­са ос­но­вы­ва­ет­ся на вы­ра­жае­мой в чув­ст­ве удо­воль­ст­вия сво­бод­ной иг­ре В. и рас­суд­ка.

В. как творч. спо­соб­ность иг­ра­ет центр. роль у И. Г. Фих­те и Ф. В. Шел­лин­га, а так­же в фи­ло­со­фии ро­ман­тиз­ма. Так, у Фих­те в ран­нем из­ло­же­нии «Нау­ко­уче­ния» (1794) вся дей­ст­ви­тель­ность по­ла­га­ет­ся для рас­суд­ка по­сред­ст­вом твор­че­ско­го В. че­рез про­ти­во­пос­тав­ле­ние и взаи­мо­ог­ра­ни­че­ние «я» и «не-я». Раз­ви­вая мысль Фих­те, Но­ва­лис ут­вер­жда­ет, что твор­че­ское В. яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком дей­ст­ви­тель­но­сти и в ко­неч­ном счё­те са­мой дей­ст­ви­тель­но­стью. В фи­ло­со­фии то­ж­де­ст­ва Шел­лин­га «во­об­ра­же­ние при­ро­ды» есть ор­га­низм, в ко­то­ром на­хо­дят своё наи­бо­лее пол­ное во­пло­щение ре­аль­ное, иде­аль­ное и их то­ж­де­ст­во. С по­ня­ти­ем твор­че­ско­го В. тес­но свя­за­но по­ня­тие ге­ния (у Ф. Шил­ле­ра, Ф. Шле­ге­ля, а так­же В.

Гум­больд­та и Шел­лин­га).

По­ня­тие В. су­ще­ст­вен­но для тео­рии по­зна­ния, раз­ви­вае­мой в рам­ках ана­лити­че­ской фи­ло­со­фии. Так, со­глас­но Г. Рай­лу, В. как еди­ная и от­дель­ная по­зна­ват. спо­соб­ность есть толь­ко фик­ция, к В. обык­но­вен­но от­но­сят раз­но­об­раз­ные мен­таль­ные про­цес­сы, свя­зан­ные с пред­став­ле­ни­ем, во­пло­ще­ни­ем ха­рак­те­ра, ли­це­дей­ст­вом, при­твор­ст­вом и т. д. Ожив­лён­но об­су­ж­да­ет­ся во­прос о ро­ли об­ра­зов В. как на­гляд­ных пред­став­ле­ний в по­зна­нии.

В фе­но­ме­но­ло­гии Э. Гус­сер­ля В. бы­ло опи­са­но как осн. ме­ха­низм кон­ст­рук­тив­ной дея­тель­но­сти чис­то­го соз­на­ния: в ре­зуль­та­те «фе­но­ме­но­ло­гич. ре­дук­ции» пси­хо­ло­гич. осо­бен­но­сти вос­при­ятия и мыш­ле­ния бы­ли вы­не­се­ны за скоб­ки и на пер­вый план вы­сту­пи­ли раз­ли­чия опе­ра­ций пре­зен­та­ции и ре­пре­зен­та­ции не­ко­то­ро­го со­дер­жа­ния соз­на­нию. М. Мер­ло-Пон­ти и Ж. П. Сартр, пы­тав­шие­ся пре­одо­леть замк­ну­тость фе­но­ме­но­ло­гич. под­хо­да рам­ка­ми соз­на­ния, рас­смат­ри­ва­ли об­ра­зы В. не как объ­ек­ты в соз­на­нии, а как осо­бое от­но­ше­ние к ре­аль­ным объ­ек­там, при­даю­щее им ста­тус од­но­вре­мен­но су­ще­ст­вую­щих и не­су­ще­ст­вую­щих.

Воображение в психологии и когнитивной науке

Со­глас­но пред­став­ле­ни­ям, раз­ра­бо­тан­ным в пси­хо­ло­гии и пси­хо­фи­зио­ло­гии (П. К. Ано­хин, Н. А. Берн­штейн), функ­ции В. со­сто­ят в пред­вос­хи­ще­нии ре­зуль­та­тов дей­ст­вия и в соз­да­нии об­раза же­лае­мо­го бу­ду­ще­го. Осн. раз­ли­че­ние в эм­пи­рич. ис­сле­до­ва­ни­ях В. про­во­дит­ся ме­ж­ду ре­про­дук­тив­ным и про­дук­тив­ным, или твор­че­ским, В. Про­цес­сы ре­про­дук­тив­но­го В. от­но­сят­ся при этом к сфе­ре фе­но­ме­нов па­мя­ти, а про­цес­сы про­дук­тив­но­го В., ле­жа­ще­го в ос­но­ве ху­дож. и на­уч. твор­че­ст­ва, – к про­яв­ле­ни­ям мыш­ле­ния. Раз­ли­ча­ют так­же не­про­из­воль­ное и про­из­воль­ное (или ак­тив­ное) В. К чис­лу фе­но­ме­нов не­про­из­воль­но­го В. ино­гда от­но­сят сно­ви­де­ния и об­ра­зы, спон­тан­но воз­ни­каю­щие при из­ме­нён­ных со­стоя­ни­ях соз­на­ния.

Экс­пе­рим. изу­че­ние В. пер­во­на­чаль­но бы­ло со­сре­до­то­че­но на опи­са­нии его ин­ди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей, та­ких как от­но­си­тель­ное до­ми­ни­ро­ва­ние зри­тель­ных, слу­хо­вых или так­тиль­но-ки­не­сте­тич. об­ра­зов (Ф. Галь­тон). В объ­яс­нени­ях фе­но­ме­нов В. пре­об­ла­да­ли фи­зи­ко-хи­мич. ана­ло­гии: так, О. Кюль­пе объ­яс­нял об­ра­зы по­сле­дей­ст­ви­ем ощу­ще­ний, а Г. Эб­бин­га­уз срав­ни­вал их с фо­то­гра­фич. от­пе­чат­ка­ми. С рас­про­стра­не­ни­ем би­хе­вио­риз­ма изу­че­ние про­цес­сов В. при­ос­та­но­ви­лось до по­яв­ле­ния во 2-й пол. 20 в. ког­ни­тив­ной пси­хо­ло­гии. Совр. ис­сле­до­ва­ния В. по­ка­за­ли, что ха­рак­тер мыс­лен­ных пре­об­ра­зо­ва­ний об­ра­зов час­то со­от­вет­ст­ву­ет ма­ни­пу­ля­ци­ям с фи­зич. объ­ек­та­ми, осу­ще­ст­в­ляе­мым в трёх­мер­ном про­стран­ст­ве. Ис­сле­до­вания творч. В. по­ка­за­ли ог­ра­ни­че­ния, на­кла­ды­вае­мые на В. при­выч­ны­ми схе­ма­ми опы­та. При по­пыт­ке во­об­ра­зить не­что не­обыч­ное, напр.

ки­та с си­га­рой, ис­пы­туе­мые обыч­но со­об­ща­ют, что ви­дят си­га­ру, тор­ча­щей у ки­та во рту, а, ска­жем, не на спи­не, на­по­до­бие тру­бы. Важ­ным на­прав­ле­ни­ем ста­ло изу­че­ние ро­ли В. в ка­че­ст­ве мне­мо­тех­нич. стра­те­гии, улуч­шаю­щей за­по­ми­на­ние (см. Мне­мо­тех­ни­ка). Чем не­обыч­нее об­ра­зы, тем боль­ше они спо­соб­ст­ву­ют за­по­ми­на­нию. В пси­хо­мет­рич. ис­сле­до­ва­ни­ях ин­тел­лек­та оцен­ки творч. В. вхо­дят в чис­ло осн. ком­по­нен­тов креа­тив­но­сти. Ме­то­ды, сти­му­ли­рую­щие творч. В., раз­ра­бо­та­ны в пси­хо­те­ра­пии (ме­тод «ак­тив­но­го В.», вос­хо­дя­щий к ра­бо­там К. Г. Юн­га, счи­тав­ше­го, что В. от­кры­ва­ет путь к осоз­на­нию и ин­те­гра­ции бес­соз­нат. со­дер­жа­ний) и в груп­по­вых тех­ни­ках ге­не­ри­ро­ва­ния идей («моз­го­вой штурм»).

Ис­сле­до­ва­ния по­зна­ват. раз­ви­тия ре­бён­ка сви­де­тель­ст­ву­ют о мно­го­об­ра­зии форм В., вклю­чён­ных в вос­при­ятие и па­мять (пер­вые ме­ся­цы жиз­ни), сим­во­ли­че­скую и ро­ле­вую иг­ру (при­мер­но с 18 мес), а за­тем и в бо­лее слож­ные про­цес­сы реф­лек­сив­но­го мыш­ле­ния и со­ци­аль­но­го ин­тел­лек­та (напр. , в ин­ди­ви­ду­аль­ную тео­рию пси­хи­ки, пред­по­ла­гаю­щую учёт зна­ний и на­ме­ре­ний дру­го­го че­ло­ве­ка). На­ру­ше­ния пси­хич. раз­ви­тия час­то ска­зы­ва­ют­ся на осо­бен­но­стях В. ре­бён­ка и взрос­ло­го. Напр., де­ти с ау­тиз­мом мо­гут ис­пы­ты­вать спе­ци­фич. труд­но­сти в слу­чае за­дач, тре­бую­щих пред­став­ле­ния ни­ко­гда не су­ще­ст­во­вав­ших, фан­та­стич. объ­ек­тов.

Дис­кус­си­он­ным ос­та­ёт­ся объ­яс­не­ние от­но­ше­ний В. и вос­при­ятия: идёт ли речь о прин­ци­пи­аль­но сход­ных «кар­тин­ках на кор­ти­каль­ных дис­пле­ях», или эти про­цес­сы ка­че­ст­вен­но раз­лич­ны. Вос­при­ятию тре­бу­ет­ся В. для ин­тер­пре­та­ции вос­при­ни­мае­мо­го, в свою оче­редь, В. опи­ра­ет­ся на вос­при­ятие, даю­щее ма­те­ри­ал для по­строе­ния об­ра­зов. У. Найс­сер опи­сал В. как ре­зуль­тат пер­цеп­тив­ных ожи­да­ний: пе­ре­ме­ща­ясь в про­стран­ст­ве, мы пы­та­ем­ся пред­вос­хи­тить вид и свой­ст­ва пред­ме­тов. Ес­ли ожи­да­ния под­твер­жда­ют­ся, про­ис­хо­дит вос­при­ятие, ес­ли нет – В. Ло­каль­ные по­ра­же­ния моз­га мо­гут при­во­дить к дис­со­циа­ции вос­при­ятия и В., так что в за­ви­си­мо­сти от оча­га по­ра­же­ния па­ци­ен­ты с вы­па­де­нием вос­при­ятия про­дол­жа­ют ус­пеш­но пред­став­лять пред­ме­ты, ли­бо, на­обо­рот, вы­па­де­ние функ­ций В. на­блю­да­ет­ся на фо­не от­но­си­тель­но со­хран­но­го вос­при­ятия. Ви­зуа­ли­за­ция пред­ме­тов или пред­став­ле­ние ме­ло­дии спо­соб­ны вы­зы­вать из­ме­не­ния в ра­бо­те сен­сор­ных об­лас­тей ко­ры го­лов­но­го моз­га. Вме­сте с тем В. уве­ли­чи­ва­ет ак­ти­ва­цию пе­ред­них от­де­лов ко­ры, свя­зан­ных с ког­ни­тив­ным кон­тро­лем, а не с вос­при­яти­ем.

В ког­ни­тив­ной лин­гвис­ти­ке и пси­хо­лин­гви­сти­ке чте­ние и ре­че­вое об­ще­ние ино­гда трак­ту­ет­ся как про­цесс при­ме­не­ния язы­ко­вых средств для управ­ле­ния В., т. е. для то­го, что­бы чи­та­тель или слу­ша­тель пред­ста­вил опи­сы­вае­мую си­туа­цию имен­но так, как это имел в ви­ду го­во­ря­щий или ав­тор тек­ста. Од­ним из мно­же­ст­ва по­доб­ных средств управ­ле­ния В. яв­ля­ет­ся об­ра­ще­ние от­но­ше­ний фи­гу­ры и фо­на. Напр., фор­маль­но по­хо­жие фра­зы «де­ре­во ря­дом с до­мом» и «дом ря­дом с де­ре­вом» вы­зы­ва­ют раз­ные об­ра­зы – во вто­ром пред­ло­же­нии дом как бы умень­ша­ет­ся в раз­ме­рах по срав­не­нию с ог­ром­ным или ка­ким-то осо­бен­ным де­ре­вом.

В со­вре­мен­ных ра­бо­тах по мо­де­ли­ро­ва­нию про­цес­сов по­зна­ния у че­ло­ве­ка по­ни­ма­ние В. как фун­дам. ме­ха­низ­ма на­уч. мыш­ле­ния свя­за­но с ра­бо­та­ми ос­но­ва­теля ло­ги­ко-ма­те­ма­тич. ин­туи­цио­низ­ма, Л. Э. Я. Брау­эра, а так­же С. А. Крип­ке, соз­дав­ше­го кон­цеп­цию «се­ман­ти­ки воз­мож­ных ми­ров».

К осо­бен­но­стям ху­дож. В. от­но­сит­ся при­ём «кон­тра­ст­но­го со­вме­ще­ния», мо­би­ли­зую­щий вни­ма­ние бла­го­да­ря не­обыч­но­му со­че­та­нию об­ра­зов, по­ме­ще­нию при­выч­но­го об­раза в не­обыч­ный кон­текст (или фан­та­стич. со­дер­жа­ния в реа­ли­стич. кон­текст). Ва­ри­ан­том кон­тра­ст­но­го со­вме­ще­ния яв­ля­ет­ся ме­та­фо­ра. На­ря­ду с со­вме­ще­ни­ем в про­цес­сах ху­дож. В. ис­поль­зу­ют­ся транс­фор­ма­ция и ин­вер­сия объ­ек­тов и их от­но­ше­ний, напр. транс­фор­ма­ция иден­тич­но­сти лю­дей и пред­ме­тов, уве­ли­че­ние и умень­ше­ние их раз­ме­ров или со­ци­аль­но­го «ве­са» (ана­ло­гич­ные приё­мы ги­пер­бо­лы и ли­то­ты опи­са­ны в ри­то­ри­ке).

Виды воображения

Классификация видов и типов воображения в психологии

Все новое, фантастическое и нереальное рождается в сознании человека из полученной ранее информации.

Замечание 1

Поскольку воображение есть процесс созидания, то в нем принимают участие интеллект, мышление, внимание и память.

Каждый этап и элемент воображения человек обязательно осознает. Психология выделяет несколько видов воображения, которые показаны на схеме ниже:

  1. Активное воображение. Суть его заключается в том, что человек усилием воли по собственному желанию вызывает у себя соответствующие образы. Это воображение говорит о признаках творческого типа личности, постоянно испытывающей свои внутренние возможности. Ученый, например, в той или иной отрасли ставит перед собой определенную цель. Данное воображение всегда направлено на решение творческой или личностной задачи. Оно направлено в будущее и оперирует временем как определенной категорией – человек не теряет чувства реальности. Активное воображение определяется волевыми усилиями и поддается волевому контролю;
  2. Пассивное воображение. Образы при данном воображении возникают спонтанно, помимо воли и желания человека и подчиняются внутренним, субъективным факторам. Данное воображение подчиняется желаниям, которые в ходе фантазирования представляются осуществленными. Неудовлетворенные потребности личности и большей частью неосознанные, в пассивном воображении «удовлетворяются». По степени волевых усилий оно может быть непреднамеренным, возникающим при ослаблении сознания, психозах, полудремотном и сонном состоянии и преднамеренным, когда воображение человека произвольно формирует образы-грезы. Последний вид воображения говорит о глубоком внутриличностном конфликте. Пассивное воображение может быть произвольного и непроизвольного вида. К непроизвольному воображению относятся сны и галлюцинации. Сны являются следствием активизации психических процессов – либо возбуждения, либо торможения мозговых процессов. Торможение способствует развитию подсознания, которая включает в свой состав различные образы. Эти образы объединяются в разнообразные комбинации, отражая содержание снов. Галлюцинации возникают тогда, когда функционирование головного мозга нарушено. Развитие галлюцинаций обусловлено психическим дисбалансом или серьезным эмоциональным стрессом. Что касается произвольного воображения, то оно состоит из грез и мечтаний. Они отличаются по степени своей реальности. Мечты отражают модели того будущего, которое желает человек, а грезы являются нереальными, а лишь иллюзорным отражением действительности;
  3. Продуктивное или творческое воображение. Действительность при этом воображении сознательно конструируется человеком и творчески преобразуется. Это воображение составляет основу литературной, музыкальной, конструкторской, научной деятельности, а результатами могут быть материальные и идеальные образы. Социальная ценность результатов – значительный критерий этого воображения. Оно рождает не существующие в данный момент образы и происходит это благодаря разделению свойств и элементов и соединение их в один полноценный образ. Образы могут самые разные – сказочные, фантастические, научные, религиозные, мистические. Это творческое воображение связано с волевыми усилиями, которые необходимы представителям ряда профессий – поэтам, ученым, инженерам, художникам, актерам. С помощью их творческого воображения рождаются шедевры;
  4. Репродуктивное или воссоздающее воображение. Это воображение больше напоминает восприятие или память, чем творчество, потому что при его использовании стоит задача – воспроизвести реальность в том виде, в каком она есть. Например, при изучении карты какой-либо местности или её исторического описания воображение воссоздает то, что отображено на карте и в книге. Данное воображение связано со знаниями человека, с его умениями и опытом. Точная образная конструкция при обширных и богатых знаниях, образуется значительно легче.

Замечание 2

Воображение у разных людей различно по легкости, силе, яркости, что зависит от таланта, скрытого потенциала, врожденных задатков, возраста человека.

Помимо видов воображения важно отметить типы воображения, выделяемые в психологии:

  • Визуальный или зрительный тип. При данном типе воображения у человека возникают зрительные образы;
  • Аудитивный или слуховой тип. Люди, обладающие данным типом воображения, проще всего вызывают представления слуховые. Например, хорошо представляют тональность голоса, тембр, речевые особенности объекта;
  • Моторный или подвижный тип. Представления направлены на активные движения. При прослушивании музыки, например, люди с данным типом непроизвольно начинают отбывать ритм, представлять исполнителя. Таким типом чаще всего обладают представители творческих профессий – актеры, танцоры и др.

Рисунок 1. Типы воображения. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Значимость воображения в психологии

Рассматривая воображение, как сложное явление психики личности, психологи отмечают такие его значимые параметры:

  1. Способность влиять на нервные процессы. С помощью воображения удается снять стресс, ослабить нервное перенапряжение;
  2. Помощь при активной мыслительной деятельности, решении задач;
  3. Помогает планированию и прогнозированию своих действий;
  4. Координирование психофизиологических процессов. Помогает сконцентрироваться, сосредоточиться на выполнении какой-либо деятельности.

Исследование воображения в отечественной психологии

Психические процессы в познавательной деятельности человека обычно выстраивают по степени усложнения – от сенсорно-перцептивных до мышления и воображения, но степень изученности психических процессов неодинакова.

Исследования сенсорно-перцептивных, мнемических и мыслительных процессов велись более успешно, по сравнению с воображением. Воображение привлекало внимание психологии, но о его роли говорилось в том или ином виде деятельности. Его природа и особенности как самостоятельного познавательного психического процесса, оставались мало изученными. Такие ученые как П.П. Блонский, С.Л. Рубинштейн, Л.С. Выготский, Б.Г. Ананьев и другие, считают, что воображение представляет собой самостоятельный психический процесс.

Воображение отличается специфическими особенностями, которые всё еще остаются не исследованными. В работах этих авторов речь идет, главным образом, о связи воображения с памятью. П.П. Блонский, например, выделяет особо образную память, в которой и происходят изменения образов, их запечатление и преобразование. А сохраненные в образной памяти преобразованные образы и составляют особенность воображения. В качестве основы памяти С.Л. Рубинштейн полагает процесс воспроизведения образов, а воображения – их преобразование. Он считает, что если в образной памяти образы воспроизводятся, то в воображении они преобразуются.

Представление по своей природе динамическое образование, поэтому легко поддается преобразованию. В теории чувственного познания, разработанной Б.Г. Ананьевым, высказывается идея о единстве ощущений, мышления и практической деятельности. Преобразование зрительных представлений и осязания, считает он, лежит в основе возникновения целостного образа воображения. Это происходит в результате ассоциации ощущений и представлений, образов разного уровня.

В понимании воображения, одной из основных ошибок является попытка отнести воображение либо к сфере чувственного, либо логического познания. Реальные трудности в трактовке воображения, считает В.В. Мамонтов, имеют свою объективную основу. Эти трудности коренятся в неразрывной связи воображения с представлениями и мышлением, включенности воображения в процессы чувственного и рационального познания. А.М. Коршунов относит воображение к своеобразному сплаву чувственности и мышления. Он считает воображение такой психической деятельностью, где чувственно-наглядные образы играют роль элементов, а логические компоненты играют роль программы, которая определяет смысл и характер преобразования этих элементов. Психология не относит воображение ни к чувственному, ни к логическому познанию, хотя оно и содержит в себе их признаки.

Основные виды воображения и их краткая характеристика

   Различают активное, пассивное, воссоздающее и творческое воображение.

Активное воображение формирует образы по желанию субъекта, связанные с какими-то нереализованными потребностями человека. Оно направлено в будущее и связано с волевым решением творческих и личностных проблем. В качестве примера можно привести:
— воображение художника;
— воображение генерального конструктора;
— групповую процедуру «мозгового штурма» при поиске и разработке идей в научной лабаратории.

Пассивное воображение формирует образы спонтанно, само собой. Эти образы не предназначены для их воплощения в жизнь. Оно может проявляться в гипонтических состояниях, при сновидениях, в грезах и бредовых состояниях.

Воссоздающее (репродуктивное) воображение проявляется в ситуациях воссоздания образа объекта, существовавшего в реальном прошлом, но представленно словесно, схематично, эскизно. Не может обойтись без воссоздающего воображения и следователь прокуратуры: прибыв на место происшествия, он мысленно рисует образ действий преступника. Именно этот образ далее разрабатывается в качестве одной из гипотез для раскрытия преступления.

Творческое (продуктивное) воображение формирует образы, не имеющие прообразов в реальном мире (образы кентавра, человека-паука). Конечно, эти образы опираются на жизненный опыт, усвоенные знания. В сознании человека формируется модель будущей ситуации, явления, предмета на основе существующих элементов. Трудность заключается в объединении этих элементов в единую цепь причинных взаимосвязей.

Этот вид воображения наиболее характерен для тех, кто устремлен в будущее, занимает активную жизненную позицию. Именно творческое воображение Н. Коперника, создавшее образ бесконечности и населенности миров во Вселенной, опровергло аристотелевскую парадигму конечности мира, послужило исходным пунктом развития новой астрономии и физики в трудах Дж. Бруно, Г. Галилея. Заметим, что при жизни ученого еще не существовало телескопов. Единственным «инструментом», дающим возможность заглянуть в далекие миры Вселенной, было воображение, основанное на наблюдательности, интуиции и устремленности к познанию

   Процессы воображения, как и процессы памяти, могут различаться по степени произвольности,или преднамеренности.Крайним случаем непроизвольной работы воображения являются сновидения,в которых образы рождаются непреднамеренно и в самых неожиданных и причудливых сочетаниях. Непроизвольной в своей основе также является деятельность воображения, развертывающаяся в полусонном, дремотном состоянии, например перед засыпанием.
      Произвольное воображение имеет для человека гораздо большее значение. Этот вид воображения проявляется тогда, когда перед человеком стоит задача создания определенных образов, намеченных им самим или заданных ему со стороны. В этих случаях процесс воображения контролируется и направляется самим человеком. В основе такой работы воображения лежит умение произвольно вызывать и изменять нужные представления.
      Среди различных видов и форм произвольного воображения можно выделить воссоздающее воображение, продуктивное (творческое) воображениеи мечту.
       Воссоздающеевоображение проявляется тогда, когда человеку необходимо воссоздать представление объекта, как можно более полно соответствующее его описанию. С этим видом воображения сталкиваются тогда, когда читают описание географических мест или исторических событий, а также когда читают описание литературных героев. Следует отметить, что воссоздающее воображение формирует не только зрительные представления, но и осязательные, слуховые и т. д. Так, читая описание Полтавской битвы, сделанное А. С. Пушкиным, можно отчетливо представить раскаты орудийных выстрелов, крики солдат, бой барабанов, запах пороха.
      Чаще всего с воссоздающим воображением сталкиваются, когда необходимо воссоздать какое-либо представление по словесному описанию. Однако бывают случаи, когда человек воссоздает представление о каком-либо предмете, не пользуясь словами, а на основе схем и чертежей. В этом случае успешность воссоздания образа во многом определяется способностями человека к пространственному воображению,т. е. способностью воссоздать образ в трехмерном пространстве. Следовательно, процесс воссоздающего воображения тесно связан с мышлением человека и его памятью.
      Следующий вид произвольного воображения – продуктивное (творческое)воображение. Оно характеризуется тем, что человек преобразует представления и создает новые не по имеющемуся образцу, а самостоятельно намечая контуры создаваемого образа и выбирая для него необходимые материалы. Продуктивное воображение, как и воссоздающее, тесно связано с памятью, поскольку во всех случаях его проявления человек использует свой предшествующий опыт. Поэтому между воссоздающим и творческим воображением нет жесткой границы. При воссоздающем воображении зритель, читатель или слушатель должен в большей или меньшей степени восполнять заданный образ деятельностью своего творческого воображения.
      Особой формой воображения является мечта.Суть данного типа воображения заключается в самостоятельном создании новых образов. Однако мечта имеет ряд существенных отличий от продуктивного (творческого) воображения. Во-первых, в мечте человек всегда создает образ желаемого, тогда как в образах творческих вовсе не всегда воплощаются желания их создателя. В мечтах находит свое образное выражение то, что влечет к себе человека, к чему он стремится. Во-вторых, мечта – это процесс воображения, не включенный в творческую деятельность, т. е. не дающий немедленно и непосредственно объективного продукта в виде художественного произведения, научного открытия, технического изобретения и т. д.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Воображение — «Энциклопедия»

ВООБРАЖЕНИЕ, способность конструировать образы.

Воображение в истории философии. Понятие воображения (греческий φαντασ?α) как особой ментальной способности впервые введено Платоном. Воображение  описывается в «Филебе» как связанная с памятью способность создания душой «живописных» образов или изображений содержания как отделённого от ощущений мнения, так и того, что выражается в речи (сам термин впервые появился в «Государстве»). Поскольку для Платона образы, т. е. вещи и их изображения, суть лишь слабые отпечатки прообразов-эйдосов, или идей, то и способность воображения как создающая образы неизбежно вносит искажения в представляемое ею. Развёрнутую теорию воображения впервые даёт Аристотель в сочинение «О душе»: воображение есть устойчивое состояние или свойство ума порождать образы (φαντ?σματα), отличные как от образов чувственного восприятия, так и от предметов чистого мышления; это состояние есть некоторая деятельность, следующая за деятельностью чувственного восприятия; воображение является промежуточным между чувственным восприятием и дискурсивным мышлением, поскольку, с одной стороны, оно не может действовать вне и помимо тела (поэтому воображение есть у большинства животных), с другой стороны, оно доставляет необходимый материал мышлению, уже неявно предполагая не просто представление свойств предмета, но и некоторое о нём суждение, что может явиться источником возможных ошибок. Намеченная у Платона иерархия познавательных способностей подробно разрабатывается Аристотелем и позднейшими платониками: чувственное восприятие (α’ισδησις, sensus), воображение (φαντασ?α, imaginatio), дискурсивно-логическое мышление (δι?νοια, ratio), предполагающее рассуждение и речь-логос, и, наконец, разум (νους, intelligentia) как способность мгновенного усматривания и понимания истины в её полноте. Во многом под влиянием стоиков воображение начинает пониматься как творческое продуктивное воображение (Секст Эмпирик и др.). Концепция воображения получает дальнейшую разработку и уточнение в неоплатонизме, особенно у Плотина и Прокла. Через Августина и Боэция понятие воображения (imaginatio) как отдельной познавательной способности переходит в схоластику, где воображению уделяется особое внимание (в частности, у Фомы Аквинского и Данте).

Реклама

Понятие воображения играет заметную роль в философии Нового времени; наряду с разумом, памятью и чувствами оно является одной из функций «познавательной силы», или способности души, для Р. Декарта. Учение Канта о способности воображения (Einbildungskraft) во многом определило трактовку воображения в последующей философской традиции. Кант проводит различие между репродуктивным (воссоздающим) и продуктивным (творческим) воображением (подобное различение можно найти ещё у Христиана Вольфа). Продуктивное, чистое, или трансцендентальное, воображение определяется Кантом как «способность представлять предмет также и без его присутствия в созерцании» («Критика чистого разума», В 151). Продуктивное воображение связывает воедино многообразие чувственного созерцания (с которым воображение роднит способность наглядного представления предмета) в соответствии с категориями рассудка (с которым воображение роднит спонтанность, то есть самодеятельность). Репродуктивное воображение, напротив, подчинено только эмпирическим законам ассоциации и потому не способствует возможности познания а priori. Продуктом чистого воображения является трансцендентальная схема, однородная, с одной стороны, с категориями рассудка, а с другой — с явлениями, чувственно постигаемыми в формах пространственно-временных определений; схема сама как бы посредует между образом и понятием. Кроме того, согласно Канту, решающее для эстетического опыта суждение вкуса основывается на выражаемой в чувстве удовольствия свободной игре воображения и рассудка.

Воображение как творческая способность играет центральную роль у И. Г. Фихте и Ф. В. Шеллинга, а также в философии романтизма. Так, у Фихте в раннем изложении «Наукоучения» (1794) вся действительность полагается для рассудка посредством творческого воображения через противопоставление и взаимоограничение «я» и «не-я». Развивая мысль Фихте, Новалис утверждает, что творческое воображение является источником действительности и, в конечном счете, самой действительностью. В философии тождества Шеллинга «воображение природы» есть организм, в котором находят своё наиболее полное воплощение реальное, идеальное и их тождество. С понятием творческого воображения тесно связано понятие гения (у Ф. Шиллера, Ф. Шлегеля, а также воображение Гумбольдта и Шеллинга).

Понятие воображения существенно для теории познания, развиваемой в рамках аналитической философии. Так, согласно Г. Райлу, воображение как единая и отдельная познавательная способность есть только фикция, к воображению обыкновенно относят разнообразные ментальные процессы, связанные с представлением, воплощением характера, лицедейством, притворством и так далее. Оживлённо обсуждается вопрос о роли образов воображения как наглядных представлений в познании.

Д. В. Никулин.

В феноменологии Э. Гуссерля воображение было описано как основной механизм конструктивной деятельности чистого сознания: в результате «феноменологической редукции» психологической особенности восприятия и мышления были вынесены за скобки и на первый план выступили различия операций презентации и репрезентации некоторого содержания сознанию. М. Мерло-Понти и Ж. П. Сартр, пытавшиеся преодолеть замкнутость феноменологического подхода рамками сознания, рассматривали образы воображения не как объекты в сознании, а как особое отношение к реальным объектам, придающее им статус одновременно существующих и несуществующих.

Воображение в психологии и когнитивной науке. Согласно представлениям, разработанным в психологии и психофизиологии (П. К. Анохин, Н. А. Бернштейн), функции воображения состоят в предвосхищении результатов действия и в создании образа желаемого будущего. Основное различение в эмпирических исследованиях воображения проводится между репродуктивным и продуктивным, или творческим, воображением. Процессы репродуктивного воображения относятся при этом к сфере феноменов памяти, а процессы продуктивного воображения, лежащего в основе художественного и научного творчества, — к проявлениям мышления. Различают также непроизвольное и произвольное (или активное) воображение. К числу феноменов непроизвольного воображения иногда относят сновидения и образы, спонтанно возникающие при изменённых состояниях сознания.

Экспериментальное изучение воображения первоначально было сосредоточено на описании его индивидуальных особенностей, таких как относительное доминирование зрительных, слуховых или тактильно-кинестетических образов (Ф. Гальтон). В объяснениях феноменов воображения преобладали физико-химические аналогии: так, О. Кюльпе объяснял образы последействием ощущений, а Г. Эббингауз сравнивал их с фотографическими отпечатками. С распространением бихевиоризма изучение процессов воображения приостановилось до появления во 2-й половине 20 века когнитивной психологии. Современные исследования воображения показали, что характер мысленных преобразований образов часто соответствует манипуляциям с физическими объектами, осуществляемым в трёхмерном пространстве. Исследования творческого воображения показали ограничения, накладываемые на воображение привычными схемами опыта. При попытке вообразить нечто необычное, например кита с сигарой, испытуемые обычно сообщают, что видят сигару, торчащей у кита во рту, а, скажем, не на спине, наподобие трубы. Важным направлением стало изучение роли воображения в качестве мнемотехнической стратегии, улучшающей запоминание (смотри Мнемотехника). Чем необычнее образы, тем больше они способствуют запоминанию. В психометрических исследованиях интеллекта оценки творческого воображения входят в число основных компонентов креативности. Методы, стимулирующие творческое воображение, разработаны в психотерапии (метод «активного воображения», восходящий к работам К. Г. Юнга, считавшего, что воображение открывает путь к осознанию и интеграции бессознательных содержаний) и в групповых техниках генерирования идей («мозговой штурм»).

Исследования познавательного развития ребёнка свидетельствуют о многообразии форм воображения, включённых в восприятие и память (первые месяцы жизни), символическую и ролевую игру (примерно с 18 месяцев), а затем и в более сложные процессы рефлексивного мышления и социального интеллекта (например, в индивидуальную теорию психики, предполагающую учёт знаний и намерений другого человека). Нарушения психического развития часто сказываются на особенностях воображения ребёнка и взрослого. Например, дети с аутизмом могут испытывать специфические трудности в случае задач, требующих представления никогда не существовавших, фантастических объектов.

Дискуссионным остаётся объяснение отношений воображения и восприятия: идёт ли речь о принципиально сходных «картинках на кортикальных дисплеях», или эти процессы качественно различны. Восприятию требуется воображение для интерпретации воспринимаемого, в свою очередь, воображение опирается на восприятие, дающее материал для построения образов. У. Найссер описал воображение как результат перцептивных ожиданий: перемещаясь в пространстве, мы пытаемся предвосхитить вид и свойства предметов. Если ожидания подтверждаются, происходит восприятие, если нет – воображение. Локальные поражения мозга могут приводить к диссоциации восприятия и воображения, так что в зависимости от очага поражения пациенты с выпадением восприятия продолжают успешно представлять предметы, либо, наоборот, выпадение функций воображения наблюдается на фоне относительно сохранного восприятия. Визуализация предметов или представлении мелодии способны вызывать изменения в работе сенсорных областей коры головного мозга. Вместе с тем воображение увеличивает активацию передних отделов коры, связанных с когнитивным контролем, а не с восприятием.

В когнитивной лингвистике и психолингвистике чтение и речевое общение иногда трактуется как процесс применения языковых средств для управления воображением, то есть для того, чтобы читатель или слушатель представил описываемую ситуацию именно так, как это имел в виду говорящий или автор текста. Одним из множества подобных средств управления воображением является обращение отношений фигуры и фона. Например, формально похожие фразы «дерево рядом с домом» и «дом рядом с деревом» вызывают разные образы — во втором предложении дом как бы уменьшается в размерах по сравнению с огромным или каким-то особенным деревом.

В современных работах по моделированию процессов познания у человека понимание воображения как фундаментального механизма научного мышления связано с работами основателя логико-математического интуиционизма, Л. Э. Я. Брауэра, а также С. А. Крипке, создавшего концепцию «семантики возможных миров».

К особенностям художественного воображения относится приём «контрастного совмещения», мобилизующий внимание благодаря необычному сочетанию образов, помещению привычного образа в необычный контекст (или фантастического содержания в реалистический контекст). Вариантом контрастного совмещения является метафора. Наряду с совмещением в процессах художественного воображения используются трансформация и инверсия объектов и их отношений, например трансформация идентичности людей и предметов, увеличение и уменьшение их размеров или социального «веса» (аналогичные приёмы гиперболы и литоты описаны в риторике).

Лит.: Sartre J. Р. L’imaginaire: Psychologie phénoménologique de l’imagination. Р., 1940; Piaget J., Inhelder В. L’image mentale chez l’enfant. Р., 1966; Бородай Ю. М. Воображение и теория познания. М., 1966; Наnnау А. Mental images: А defence. L., 1971; Fauconnier G. Mental spaces. Camb. , 1985; Wedin М. Mind and imagination in Aristotle. New Haven; L., 1988; White А. R. The language of imagination. Oxf., 1990; Туе М. The imagery debate. Camb. (Mass.), 1991; Выготский Л. С. Воображение и творчество в детском возрасте. СПб., 1997; Baron-Cohen S. Mindblindness: An essay on autism and theory of mind. Camb., 1997; Kosslyn S. М., Ganis G., Thompson W. L. Neural foundations of imagery // Nature Reviews. Neuroscience. 2001. № 2; Beличковский Б. М. Когнитивная наука: Основы психологии познания. М., 2006.

Б. М. Величковский.

36. Виды и типы воображения » Шпоры для студентов

Виды воображения (произвольное, непроизвольное, воспроизводящее, творческое, мечта, грезы, галлюцинации)

Все формы воображения можно подразделить на две большие группы:

1. Непроизвольные формы воображения, независящие от целей и намерений человека, их протекание не контролируется работой сознания, они возникают при снижении степени его активности или расстройстве работы.

Галлюцинации — под влиянием некоторых токсических и наркотических веществ появляются, это обостренное нереалистическое восприятие действительности, искаженное сниженным контролем сознания и преобразованное воображением.

Промежуточное положение между непроизвольными и произвольными формами воображения занимают Грезы. С непроизвольными формами их роднит время появления. Они возникают в момент снижения активности сознания в расслабленном состоянии или полудреме. Сходство с произвольными формами обусловлено наличием намерения и возможностью управлять процессом по желанию самого человека. Грезы всегда имеют положительную эмоциональную окраску. Мы грезим о приятном.

2. Произвольные формы воображения. Они подчинены творческому замыслу или задачам деятельности и возникают на основе работы сознания.

Произвольное воображение: фантазии, вымыслы или измышления, научное, художественное, техническое творчество взрослых, творчество детей, мечты и воссоздающее воображение.

Произвольнее воображение может быть: воссоздающим или репродуктивным, творчество, вдохновение (особый подъем, всплеск всех творческих сил), мЕчта – (говорит о моральном облике человека)

Мечта — это образ желаемого будущего. В отличие от грез она всегда активна.

В зависимости от уникальности создаваемого продукта (результата) выделяют Репродуктивное (воссоздающее) и продуктивное (творческое). В репродуктивном воображении реальность воспроизводится в почти не переработанном виде, поэтому оно напоминает восприятие или память. Продуктивное, творческое воображение предполагает преобразование реальных образов действительности и создание на их основе новых, оригинальных субъективных продуктов.

Воссоздающее воображение такой вид воображения, в ходе которого возникают новые образы на основании восприятия описаний, схем, чертежей, нотных записей и пр.

Творческое воображение представляет собой такой вид воображения, в ходе которого человек самостоятельно создает новые образы, имеющие личную или общественную ценность. Основным в процессе творческого воображения выступают модификация и трансформация образов, создание новых синтетических композиций.

Типы воображения.

Советским психологом О. И. Никифоровой отмечено, что воссоздающее воображение у различных людей развито не в одинаковой степени (различие в обучении, жизненном опыте, индивидуальных особенностях). Ею выделено четыре типа воссоздающего воображения.

Первый — наиболее слабое воображение. При чтении описания пейзажа у таких испытуемых совсем не пробуждалась деятельность воображения, у них не возникли наглядные представления о пейзаже, они могли пересказать содержание прочитанного только в общей форме.

Второй. У испытуемых могут возникать представления, но они в той или иной мере не соответствуют тексту. Сложный процесс воссоздания художественного образа подменяется процессом конкретизации их личного, индивидуального воспоминания, более или менее сходного с образом описания.

Третий. В этих случаях отмечалось прежде всего стремление точнее представить себе образ пейзажа по его описанию. Испытуемые могли воссоздать в воображении образ пейзажа по его описанию даже в случае, если они ранее никогда не видели в жизни такого или сходного пейзажа.

Четвертый. Полное приспособление воображения к своеобразию художественных описаний и полное подчинение образных процессов глубокому и точному анализу текста.

Как развить воображение

Важным аспектом творческого мышления является способность к воображению. По сути воображение является источником всех форм человеческих достижений и кардинально меняет мир. Без воображения наша способность генерировать идеи, видеть вещи не такими, как они есть, а такими, какими они могут быть, сильно ограничена. Наше воображение питают наши знания. По своей природе мы сравниваем новый опыт с тем, который у нас уже есть.

Поэтому развить свое воображение можно при накоплении знаний. Чтение книг или публикаций, но не тех, которые вам кажутся интересными, а с которыми вы изначально не согласны или которые кажутся скучными, — один из способов накопить знания. Чтение, особенно художественной литературы, является лучшей тренировкой воображения, так как мозг должен представлять образы и концентрироваться на них. Хорошей, но менее доступной, особенно в текущей ситуации, возможностью развить свое воображение являются путешествия. Знакомство с незнакомой культурой, людьми, кухней стимулируют воображение. Вот еще несколько проверенных способов развить воображение.

Жажда знаний на протяжении всей жизни способствует креативности. Постоянно учась и развиваясь, вы наполняете свой ум идеями и расширяете свое мышление. Стремитесь быть открытым для новых концепций и подходов. Это включает в себя готовность попробовать разные идеи, а не просто отклонять что-то, с чем вы не согласны. Это также означает готовность подвергать сомнению все концепции, сохранять мотивацию и интерес к окружающему вас миру. Работайте над развитием знаний как вертикально, глубоко погружаясь в конкретную тему, так и горизонтально, накапливая информацию в самых разных областях. Обладая широким спектром знаний, вы сможете генерировать более интересные новые идеи.

Для развития воображения любопытство необходимо, однако все из нас устают от непрерывного информационного потока. Медитация в течение 15–20 минут после и перед сном помогает успокоить мозг и устраняет информационный шум, которым мы наполняем наши головы каждый день. Хорошо отдохнувший ум обладает более высоким потенциалом, чтобы изучать новые вещи и выдвигать креативные идеи.

Существуют различные методы медитации, которые вы можете использовать, чтобы улучшить воображение. Если вы не готовы медитировать, то можете использовать любое медитативное занятие: вязание, рисование, вышивка. В частности, рисование уменьшает стресс и помогает найти решения текущих проблем. Возьмите с собой блокнот или загрузите приложение для рисования и просто дайте волю своему воображению. Вам не обязательно быть хорошим художником, просто рисуйте то, что появляется в вашей голове.

Хорошим медитативным процессом может стать и ведение дневника. Когда вы описываете события из своей жизни, воспоминания или просто делитесь своими мыслями, то реконструируете и заново анализируете свой день и даже целую жизнь. Это исследование приводит к интересным выводам и вы подмечаете то, что никогда не заметили бы ранее и просто прошли бы мимо. Кроме того, вы начинаете понимать, почему отреагировали или поступили определенным образом и, возможно, представить, как вы будете действовать по-другому в будущем.

Физическая активность также стимулирует наш разум. Неважно, какие упражнения вы делаете или какой спорт предпочитаете, любая нагрузка снижает стресс и дает выход новым идеям.

Не поддавайтесь мифу о том, что люди с развитым правым полушарием более креативны. Истинное творчество приходит от использования двух полушарий мозга. Самые творческие идеи должны быть логичными и рациональными, чтобы работать. А наиболее научные и аналитические подходы должны быть уникальными, продуманными и изобретательными. Поэтому попробуйте делать вещи нестандартно: писать свое имя или чистить зубы не доминирующей рукой, надеть часы на другую руку или писать задом наперед (как Леонардо да Винчи). Когда вы едите на работу, то старайтесь менять маршрут. Смена декораций, даже простая, может помочь запустить вашу творческую сторону. И чтобы ваш разум мог отдохнуть, попробуйте хотя бы иногда ездить на работу без музыки.

Нестандартное поведение тесно согласуется с поиском новых впечатлений. Не бойтесь делать что-то новое и будьте открыты для нового опыта. Найдите для себя хобби, запишитесь на курсы, посетите новое кафе или место в городе, в котором вы никогда ранее не были. Впечатления дают пищу для размышлений, способствуют знакомствам и общению с людьми. Коммуникация и наблюдение за людьми также развивают воображение.

Еще один эффективный способ улучшить воображение — упражнение с визуализацией. Мы приведем один вариант такого упражнения ниже.

1) Начните с того, что закройте глаза и сделайте несколько успокаивающих вдохов, чтобы заглушить волнующие вас мысли.

2) Представьте, что вы входите в новую комнату дома. Вы открываете дверь и начинаете осматривать комнату стена за стеной. Не торопитесь, визуализируйте первую стену, мебель, окна, декор и т. п. Это должно занять минуту или две. Позвольте себе увидеть цвета этой комнаты, формы, общий контур и так далее.

3) Теперь перейдите к следующей стене и повторите процесс для каждой стены комнаты.

4) Как только вы осмотрите каждую сторону, позвольте себе заполнить детали. Остались ли какие-то предметы? Что-нибудь неуместно? Свет включен или выключен?

5) Откройте глаза и попытайтесь вспомнить смоделированную вами комнату. Вам будет сложнее, потому что информация, которая поступает к вам через зрение, мешает ментальной картине. Чем больше вы будете выполнять это упражнение, тем более ясно и творчески вы будете мыслить в повседневной жизни.

Заключение

Хорошее воображение — это источник творчества и инноваций, который может найти свое выражение во всех сферах деятельности: от технологий и науки до искусства и литературы. Работа над воображением поможет вам мыслить нестандартно, что точно пригодится как на работе, так и в личной жизни.

Что такое продуктивное воображение? Скрытые ресурсы феноменологии фантазии Гуссерля

Глава

Первый онлайн:

Часть Вклад в феноменологию серия книг (CTPH, volume 108)

Abstract

В статье делается попытка прояснить существенные структуры продуктивного воображения, используя ресурсы гуссерлианской феноменологии. Согласно моей рабочей гипотезе, продуктивное воображение — это относительный термин, значение которого происходит из его противопоставления репродуктивному воображению.Таким образом, прежде всего необходимо выяснить, что делает воображение репродуктивным способом сознания, и в этом отношении феноменология Гуссерля оказывается исключительно плодотворной. Мой анализ состоит из четырех этапов. Во-первых, я фиксирую смысл, в котором фантазия — это, по сути, репродуктивный способ сознания. Во-вторых, я утверждаю, что фантазию нельзя рассматривать как составную часть перцептивного сознания. В-третьих, я показываю, что и память, и фантазия порождают чувственные паттерны, которые впоследствии могут быть перенесены в поле позиционного опыта.В заключение я предлагаю предположить, что множественность культурных миров можно представить как различные сенсорные конфигурации, которые являются конститутивными достижениями продуктивного воображения.

Ключевые слова

Феноменология Гуссерля Репродуктивное воображение Продуктивное воображение Восприятие Память Конституция Культурные миры

Это предварительный просмотр содержания подписки,

войдите в систему

, чтобы проверить доступ.

Список литературы

  1. Алайс, Д., и Д. Берр. 2004. Результаты эффекта чревовещания образуют почти оптимальную бимодальную интеграцию.

    Современная биология

    14: 257–262.

    CrossRefGoogle Scholar
  2. Biceaga, Viktor. 2010.

    Концепция пассивности в феноменологии Гуссерля

    . Дордрехт: Спрингер.

    CrossRefGoogle Scholar
  3. Castoriadis, Cornelius. 1997. Радикальное воображение и воображаемый социальный институт. В

    Читатель Касториадис

    , 319–337.Оксфорд: Blackwell Publishers.

    Google Scholar
  4. Дрост, Марк П. 1990. Примат восприятия в теории воображения Гуссерля.

    Философия и феноменологические исследования

    L / 3: 569–582.

    CrossRefGoogle Scholar
  5. Ferencz-Flatz, Christian. 2009. Gibt es Perzeptive Phantasie? Als-ob-Bewusstsein, Widerstreit und Neutralität in Husserls Aufzeichnungen zur Bildbetrachtung.

    Исследования Гуссерля

    25: 235–253.

    CrossRefGoogle Scholar
  6. Husserl, E.1950.

    Ideen zu einer reinen Phänomenologie und phänomenologischen Philosophie. Erstes Buch: Allgemeine Einführung in die reine Phänomenologie

    . Эд. Уолтер Бимел. Ден Хааг: М. Нийхофф. (цитируется как Хуа III).

    Google Scholar
  7. Husserl, Edmund. 1973a.

    Cartesianische Meditationen und Pariser Vorträge

    . Ден Хааг: М. Нийхофф. (цитируется как Hua I)

    Google Scholar
  8. ———. 1973b.

    Опыт и суждения

    .Пер. Дж. Черчилль и К. Америкс. Эванстон: издательство Северо-Западного университета.

    Google Scholar
  9. ———. 1980.

    Phantasie, Bildbewusstsein, Erinnerung (Hua XXIII)

    . Ден Хааг: М. Нийхофф. (цитируется как Hua XXIII)

    Google Scholar
  10. Янсен, Джулия. 2005. О развитии трансцендентальной феноменологии воображения Гуссерля и ее использовании для междисциплинарных исследований.

    Феноменология и когнитивные науки

    4: 121–132.

    CrossRefGoogle Scholar
  11. ———. 2010. Феноменология, воображение и междисциплинарные исследования. В

    Справочник по феноменологии и когнитивной науке

    , изд. С. Галлахер и Д. Шмикинг. Дордрехт: Спрингер.

    Google Scholar
  12. ———. Скоро. Воображение — феноменологические подходы. В

    Интернет-энциклопедия философии Routledge

    .

    Google Scholar
  13. Кант, Иммануил. 1996.

    Критика чистого разума

    .Пер. Вернер Плухар. Индианаполис / Кембридж: Hacket.

    Google Scholar
  14. Ломар, Дитер. 2003. Тип Гуссерля и схема Канта: систематические причины их корреляции или идентичности. Пер. Дж. Янсен и Г. Завота. В

    Новый Гуссерль: критический читатель

    , изд. Донн Велтон. Блумингтон / Индианаполис: Издательство Индианского университета.

    Google Scholar
  15. ———. 2005. О функции слабых фантасмат в восприятии: феноменологические, психологические и неврологические ключи к трансцендентальной функции воображения в восприятии.

    Феноменология и когнитивные науки

    4: 155–167.

    CrossRefGoogle Scholar
  16. ———. 2008.

    Phänomenologie der schwachen Phantasie: Untersuchungen der Psychologie, Cognitive Science, Neurologie und Phänomenologie zur Funktion der Phantasie in der Wahrnehmung

    . Дордрехт: Спрингер.

    CrossRefGoogle Scholar
  17. McGurk, H., and J. MacDonald. 1976. Слышать губы и видеть голоса.

    Природа

    264 (5588): 746–748.

    CrossRefGoogle Scholar
  18. Морли, Джеймс. 1998. Частный театр: феноменологическое исследование мечтаний.

    Журнал феноменологической психологии

    29 (1): 116–134.

    CrossRefGoogle Scholar
  19. Nanay, Bence. 2010. Восприятие и воображение: амодальное восприятие как ментальные образы.

    Философские исследования

    150: 239–254.

    CrossRefGoogle Scholar
  20. Ricoeur, Paul. 1975.

    Лекции по воображению

    .Эд. Джордж Тейлор. (Не опубликовано).

    Google Scholar
  21. Ricoeur, P. 1991. «Воображение в дискурсе и действии». Пер. Кэтлин Блейми и Джон Б. Томпсон. В From

    Текст к действию

    . Эванстон, Иллинойс: Северо-западный UP.

    Google Scholar
  22. Саллис, Джон. 1992. Пространственное воображение: Гуссерль и феноменология воображения. В

    Эрос и Эрида

    , изд. П.Дж.М. ван Тонгерен и др., 201–215. Дордрехт: Kluwer Academic Publishers.

    CrossRefGoogle Scholar
  23. Сартр, Жан-Поль. 2004.

    Воображаемое: феноменологическая психология воображения

    . Пер. Джонатан Уэббер. Лондон / Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar
  24. Секулер Р., А. Б. Секулер и Р. Лау. 1997. Звук изменяет зрительное восприятие движения.

    Природа

    385: 308.

    CrossRefGoogle Scholar
  25. Стросон, Питер Ф. 1974. Воображение и восприятие. В

    Свобода и обида и другие очерки

    , изд.ПФ. Стросон, 45–65. Лондон: Метуэн.

    Google Scholar
  26. Варнок, Мэри. 1994.

    Воображение и время

    . Оксфорд: Blackwell Publishers.

    Google Scholar
  27. Витгенштейн, Людвиг. 1986.

    Философские исследования

    . Пер. G.E.M. Анскомб. Оксфорд: Basil Blackwell Ltd.

    Google Scholar

Информация об авторских правах

© Springer Nature Switzerland AG 2020

Авторы и аффилированные лица

  1. 1.Китайский университет Гонконга Гонконг Гонконг

Продуктивное воображение — VoegelinView

Продуктивное воображение . Саулюс Гениусас и Дмитрий Никулин, ред. Нью-Йорк: Rowman & Littlefield, 2018.

Как мы представляем себя и в какой степени мы используем свое воображение в нашем представлении о себе и социальных мирах? Этим вопросам и посвящена отредактированная коллекция Саулюса Гениусаса и Дмитрия Никулина « Productive Imagination ».Книга исследует способность продуктивного воображения формировать социальные миры и их конфигурации. Книга Productive Imagination , состоящая из восьми глав и введения, устанавливает концептуальную историю продуктивного воображения, объединяя различные философские точки зрения, начиная с античности и кончая сегодня.

Дмитрий Никулин начинает книгу с описания воображения Аристотелем и его интерпретации Вольфом. , Баумгартен, Кант и другие мыслители раннего Нового времени.Эти мыслители приходят с набором идей, которые составляют наше современное понимание продуктивного воображения: оно медитирует между способностями ощущения и мышления, но при этом автономно и независимо от этих двух. Он также принадлежит к способности памяти, потому что производит и сохраняет образы, о чем забывают более поздние современные философы.

Во второй главе Альфредо Феррарин рассматривает кантовскую концепцию продуктивного воображения как a priori определения чистой интуиции, а не как остатки прошлого опыта.Воображение можно понимать как теоретически (например, в отличие от таких понятий, как демонстрация и творчество), так и практически (например, аффективное, социальное и символическое). Таким образом, продуктивное воображение реализует причинность в нашем общем мире, создавая — если использовать термин Воллхейм — «театр разума», который соединяет личную идентичность с коллективным нарративом.

Лаура Каругати обсуждает продуктивное воображение в романтической традиции с акцентом на Шлегеля и Новалиса в третьей главе.Продуктивное воображение утверждает себя из ограничений объективности, наложенных на наше мышление, и в результате создает мир жизни и культуры, автономный от мира природы. Поэтический язык, синтез поэзии и философии, является наиболее подходящим выражением продуктивного воображения, в котором может выражаться безграничное и безудержное человеческое творчество. Будучи источником свободы в мышлении и творчестве, продуктивное воображение в конечном итоге размывает мир фактов и вымысла для философа.

Следующая группа исследованных мыслителей — это Гегель и Кант Анжелики Нуццо в четвертой главе. Нуццо утверждает, что Гегель применяет кантовскую концепцию продуктивного воображения как трансцендентную умственную способность, которая медитирует между чувственностью и пониманием. В философии Гегеля продуктивное воображение полностью ассимилируется с разумом как одна из последовательных стадий в развитии диалектического, прогрессивного, имманентного самопреобразования человеческого сознания. Другими словами, Гегель считает, что абсолютная идея как абсолютное единство чистого понятия и его реальности обязательно включает продуктивное воображение кантовской концепции гения.

Переход от опыта природного мира к опыту человеческого, социального и исторического мира — тема пятой главы. Рудольф Маккрил показывает, как теория воображения Вильгельма Дильтея фокусирует внимание на явлениях в заранее заданном или контекстуализированном мире. Продуктивное воображение формулирует и дает смысл, а не находит взаимосвязь в мире. Таким образом, герменевтическая задача философа состоит в том, чтобы сориентировать нас контекстуально в человеческом, социальном и историческом мире и заполнить пробелы в оставшихся данных, чтобы представить нам всю реальность.

Вредные аспекты продуктивного воображения рассматриваются в следующей главе, где Николас де Уоррен анализирует романы Гюстава Флобера. В этих романах мы видим, что продуктивное воображение порождает самообман и глупость. Уоррен проводит различие между миметическим и конститутивным воображением, причем последнее включает продуктивное (самообман) и творческое воображение (примирение с нашим собственным самообманом и глупостью посредством литературной фантастики). Таким образом, романы Флобера представляют собой двоякое воображение: продуктивное в том, что главные герои обманывают себя, и творческое в том, что автор и читатель могут распознать самообман и глупость этих персонажей.

Саулиус Гениус возвращает нас к философии в седьмой главе, где он исследует давосский диспут между Кассирером и Хайдеггером как спор о смысле, значении и природе продуктивного воображения. И Кассирер, и Хайдеггер рассматривают продуктивное воображение как трансцендентную силу, определяющую сущность субъективности. Но оба думают о продуктивном воображении по-разному, что дает разные представления о субъективности. Кассирер рассматривает продуктивное воображение как чистую спонтанность, в то время как Хайдеггер описывает его как «спонтанную восприимчивость»: единство понимания и восприятия от Dasein, которому оно дает себя, которое является спонтанным, но не произвольным и не конституирующим. Продуктивное воображение Кассирера поднимает предмет над конечностью, открывая поле бесконечности, тогда как продуктивное воображение Хайдеггера распознается в пределах конечности, что, в свою очередь, требует как понимания, так и интуиции в предмете.

В последней главе Джордж Тейлор утверждает, что концепция фигурации является ключом к пониманию философии продуктивного воображения Рикера. Фигурация описывает языковую структуру человеческой деятельности, говорит о коннотативной стороне языка и изображает язык в виде изображений.Таким образом, образность — это общая основа между языком и опытом, соединяющая впечатления (опыт) и концепции (мысль).

Продуктивное воображение — долгожданная работа, которая исследует концептуальную историю продуктивного воображения на Западе с древних времен до наших дней. Представляя различные концептуальные основы и истории, книга закладывает основу для будущего анализа продуктивного воображения. Хотя заключение было бы полезно связать эти главы вместе, Productive Imagination вносит значительный вклад в философию, начав разговор на эту тему. Это побуждает задуматься над этим предметом и порассуждать о последующих исследованиях в будущем.

Изучение продуктивного воображения: анонсируем два новых тома серии «Социальные воображения»

В связи с недавним расцветом исследований и интереса к изучению социальных образов и продуктивного воображения, серия Social Imaginaries была запущена как первая специализированная коллекция, призванная заполнить этот важный пробел в академическом дискурсе.Учитывая значение продуктивного воображения (как в онтологическом, так и в творческом плане) в истории философии, сборник объединяет надежные философские и политико-социальные теоретические работы с историческим и сравнительным анализом с междисциплинарных точек зрения

Эта новаторская серия статей направлена ​​на исследование социального воображения с теоретической, исторической и междисциплинарной точек зрения, чтобы стимулировать, оспаривать и поощрять исследования в области социального воображения и продуктивного воображения. Первый том этой серии, Рикер и Касториадис в Обсуждении , вводит в разговор двух выдающихся мыслителей этой дисциплины, Корнелиуса Касториадиса и Поля Рикера. Оба философа были известны своим уникальным и острым анализом воображения, взяв за основу учение Канта о продуктивном воображении и раскрыв его социальную и творчески-производительную функцию, составляющую мир и наше со-бытие в мире — область исследования, которая имела оставался скрытым и неразвитым в собственном творчестве Канта.

«Эта новаторская серия статей направлена ​​на исследование социального воображения с теоретической, исторической и междисциплинарной точек зрения, чтобы стимулировать, оспаривать и поощрять исследования в области социального воображения и продуктивного воображения».

Второй и третий тома серии следуют за острым обсуждением посткантианского развития продуктивного воображения. Серия книг Социальные воображения рада объявить о публикации следующих двух томов: Продуктивное воображение: его история, значение и значение и Расширяя границы продуктивного воображения: исследования кантианства, феноменологии и герменевтики .

Продуктивное воображение: его история, значение и значение голоса ученых, представляющие различные школы мысли в континентальной философии.В следующих главах обсуждается продуктивное воображение и его значение в различных рамках, найденных в немецких идеалистических, романтических, феноменологических и герменевтических традициях, а также у Иммануила Канта, Джорджа Вильгельма Фридриха Гегеля, Карла Вильгельма Фридриха Шлегеля, Новалиса, Вильгельма Дильтей, Эрнста Кассирера. , Мартин Хайдеггер, Поль Рикер, Жан-Поль Сартр и другие. Сборник дает нам взгляд сначала на исторический фон, предшествующий его появлению в современности и артикуляции у Канта, а затем к его дальнейшему развитию различными посткантианскими школами и мыслителями. Этот том будет полезным справочником для всех, кто работает с воображением.

Расширяя границы продуктивного воображения: исследования кантианства, феноменологии и герменевтики , также под редакцией Саулиуса Гениусаса, является естественным продолжением Productive Imagination , фокусируясь на различных способах концептуализации и переосмысления продуктивного воображения в кантианском языке. и посткантианская философия, особенно в кантианстве, феноменологии и герменевтике.

Расширяя границы продуктивного воображения исследует исторический и тематический вопрос, важный для современной дисциплины — каково место продуктивного воображения в посткантианской философии? Это включает в себя поэтические, исторические и порождающие аспекты воображения, а также его значение для гуманитарных и социальных наук, его актуальность для политической мысли, а также для дилингвистического и кинестетического опыта. Таким образом, этот том демонстрирует некоторые из наиболее неортодоксальных концепций продуктивного воображения, которые служат разрушению или разрушению традиционной кантовской дихотомии между чувственностью и разборчивостью, чувством и пониманием, феноменом и ноуменом, природой и свободой, теоретическим разумом и практическим разумом. Результатом является демонстрация сложности и разнообразия концепции, рассматриваемой здесь как определяющая сила, формирующая наше восприятие мира в целом. Мы обнаруживаем, что воображение продуктивно не только для создания несуществующих объектов, но и для формирования нашего опыта и того, как мы воспринимаем мир и его значение. Более того, воображение делает это через кинестетические, долингвистические, поэтические, исторические, художественные, социальные и политические каналы. Главы охватывают воображение Иммануила Канта, Вильгельма Дильтея, Эдмунда Гуссерля, Мартина Хайдеггера, Мики Киёши, Жан-Поля Сартра, Мориса Мерле-Понти, Корнелиуса Касториадиса и Поля Рикёра и других.

«Результатом является демонстрация сложности и разнообразия концепции, задуманной здесь как определяющая сила, формирующая наше восприятие мира в целом».

Saulius Geniusas организовал инновационную международную конференцию «Продуктивное воображение: его история, значение и значение», которая прошла в мае 2016 года в Китайском университете Гонконга. Летом 2016 года прошли две другие международные конференции, посвященные теме воображения: одна была организована Академией Миди в Алет-ле-Бен, Франция, а другая — Обществом азиатской и сравнительной философии в Гонолулу, Гавайи.Тот факт, что примерно в одно и то же время прошли три международные конференции по воображению, говорит о важности этой темы, но что было уникальным в конференции, состоявшейся в Гонконге, так это сосредоточение внимания на продуктивном воображении. Конференция собрала многих выдающихся ученых, которые затем внесли свой вклад в оба этих новых тома.

Серия книг «Социальные воображения » с огромной гордостью представляет эти две передовые коллекции исследований в этой области в мае 2018 года.

 System.Web.HttpException (0x80004005): ошибка при выполнении дочернего запроса для обработчика System.Web.Mvc.HttpHandlerUtil + ServerExecuteHttpHandlerAsyncWrapper. ---> System.Net.Http. HttpRequestException: Ошибка запроса NotFound
   в Rowman.Controllers.ProductController.Block (String id) в E: \ Projects \ rowman \ website \ RLI Website \ Controllers \ ProductController.cs: строка 99
   в lambda_method (Closure, ControllerBase, Object [])
   в System.Web.Mvc.ControllerActionInvoker.InvokeActionMethod (ControllerContext, controllerContext, ActionDescriptor, actionDescriptor, параметры IDictionary`2)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c.  b__9_0 (IAsyncResult asyncResult, ActionInvocation innerInvokeState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncResult`2.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethod (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_0.  b__0 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_2.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_2. b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_2.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_2.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters.<> c__DisplayClass11_2.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethodWithFilters (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c__DisplayClass3_6.  b__4 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c__DisplayClass3_1.  b__1 (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeAction (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller. <> c.  b__152_1 (IAsyncResult asyncResult, ExecuteCoreState innerState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.EndExecuteCore (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.EndExecute (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.MvcHandler. <> c.  b__20_1 (IAsyncResult asyncResult, ProcessRequestState innerState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.MvcHandler.EndProcessRequest (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.HttpHandlerUtil.ServerExecuteHttpHandlerWrapper. <> c__DisplayClass5_0.  b__0 ()
   в System.Web.Mvc.HttpHandlerUtil.ServerExecuteHttpHandlerWrapper.Wrap [TResult] (функция Func`1)
   в System.Web.HttpServerUtility.ExecuteInternal (обработчик IHttpHandler, средство записи TextWriter, логическое preserveForm, логическое setPreviousPage, путь VirtualPath, VirtualPath filePath, String PhysPath, ошибка исключения, String queryStringOverride)
   в System.Web.HttpServerUtility.ExecuteInternal (обработчик IHttpHandler, средство записи TextWriter, логическое preserveForm, логическое setPreviousPage, путь VirtualPath, VirtualPath filePath, String PhysPath, ошибка исключения, String queryStringOverride)
   в System.Web.HttpServerUtility.Execute (обработчик IHttpHandler, средство записи TextWriter, логическое значение preserveForm, логическое значение setPreviousPage)
   в System.Web.HttpServerUtility.Execute (обработчик IHttpHandler, средство записи TextWriter, логическое значение preserveForm)
   в System.Web.Mvc.Html.ChildActionExtensions.ActionHelper (HtmlHelper htmlHelper, String actionName, String controllerName, RouteValueDictionary routeValues, TextWriter textWriter)
   в System.Web.Mvc.Html.ChildActionExtensions.Action (HtmlHelper htmlHelper, String actionName, String controllerName, RouteValueDictionary routeValues)
   в ASP._Page_app_plugins_customgrid_editors_render_Product_cshtml.Execute () в f: \ sites \ rowmaninternational.com \ site \ live \ app_plugins \ customgrid \ editors \ render \ Product.cshtml: строка 11
   в System.Web.WebPages.WebPageBase.ExecutePageHierarchy ()
   в System.Web.Mvc.WebViewPage.ExecutePageHierarchy ()
   в System.Web.WebPages.WebPageBase.ExecutePageHierarchy (WebPageContext pageContext, TextWriter writer, WebPageRenderingBase startPage)
   в Umbraco.Core.Profiling.ProfilingView.Render (ViewContext viewContext, писатель TextWriter)
   в System.Web.Mvc.Html.PartialExtensions.Partial (HtmlHelper htmlHelper, String partialViewName, объектная модель, ViewDataDictionary viewData)
   в ASP._Page_Views_Partials_grid_editors_Base_cshtml.Execute () в f: \ sites \ rowmaninternational.com \ site \ live \ Views \ Partials \ grid \ editors \ Base.cshtml: строка 20 
 System.Web.HttpException (0x80004005): ошибка при выполнении дочернего запроса для обработчика System.Web.Mvc.HttpHandlerUtil + ServerExecuteHttpHandlerAsyncWrapper. ---> Система.Net.Http.HttpRequestException: сбой запроса NotFound
   в Rowman.Controllers.ProductController.Block (String id) в E: \ Projects \ rowman \ website \ RLI Website \ Controllers \ ProductController.cs: строка 99
   в lambda_method (Closure, ControllerBase, Object [])
   в System.Web.Mvc.ControllerActionInvoker.InvokeActionMethod (ControllerContext controllerContext, ActionDescriptor actionDescriptor, параметры IDictionary`2)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c. b__9_0 (IAsyncResult asyncResult, ActionInvocation innerInvokeState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncResult`2.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethod (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_0.  b__0 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> C__DisplayClass11_2.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_2.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_2.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> C__DisplayClass11_2.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_2.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethodWithFilters (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.<> c__DisplayClass3_6.  b__4 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c__DisplayClass3_1.  b__1 (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeAction (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller. <> c.  b__152_1 (IAsyncResult asyncResult, ExecuteCoreState innerState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.EndExecuteCore (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.EndExecute (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.MvcHandler. <> c.  b__20_1 (IAsyncResult asyncResult, ProcessRequestState innerState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.MvcHandler.EndProcessRequest (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.HttpHandlerUtil.ServerExecuteHttpHandlerWrapper. <> c__DisplayClass5_0.  b__0 ()
   в System.Web.Mvc.HttpHandlerUtil.ServerExecuteHttpHandlerWrapper.Wrap [TResult] (Func`1 func)
   в System.Web.HttpServerUtility.ExecuteInternal (обработчик IHttpHandler, средство записи TextWriter, логическое preserveForm, логическое setPreviousPage, путь VirtualPath, VirtualPath filePath, String PhysPath, ошибка исключения, String queryStringOverride)
   в System.Web.HttpServerUtility.ExecuteInternal (обработчик IHttpHandler, средство записи TextWriter, логическое значение preserveForm, логическое значение setPreviousPage, путь VirtualPath, VirtualPath filePath, String PhysPath, ошибка исключения, String queryStringOverride)
   в System.Web.HttpServerUtility.Execute (обработчик IHttpHandler, средство записи TextWriter, логическое preserveForm, логическое значение setPreviousPage)
   в System.Web.HttpServerUtility.Execute (обработчик IHttpHandler, средство записи TextWriter, логическое значение preserveForm)
   в System.Web.Mvc.Html.ChildActionExtensions.ActionHelper (HtmlHelper htmlHelper, String actionName, String controllerName, RouteValueDictionary routeValues, TextWriter textWriter)
   в System.Web.Mvc.Html.ChildActionExtensions.Action (HtmlHelper htmlHelper, String actionName, String controllerName, RouteValueDictionary routeValues)
   в ASP._Page_app_plugins_customgrid_editors_render_Product_cshtml.Execute () в f: \ sites \ rowmaninternational.com \ site \ live \ app_plugins \ customgrid \ editors \ render \ Product.cshtml: строка 11
   в System.Web.WebPages.WebPageBase.ExecutePageHierarchy ()
   в System.Web.Mvc.WebViewPage.ExecutePageHierarchy ()
   в System.Web.WebPages.WebPageBase.ExecutePageHierarchy (WebPageContext pageContext, TextWriter writer, WebPageRenderingBase startPage)
   в Umbraco.Core.Profiling.ProfilingView.Render (ViewContext viewContext, писатель TextWriter)
   в System.Web.Mvc.Html.PartialExtensions.Partial (HtmlHelper htmlHelper, String partialViewName, объектная модель, ViewDataDictionary viewData)
   в ASP._Page_Views_Partials_grid_editors_Base_cshtml.Execute () в f: \ sites \ rowmaninternational.com \ site \ live \ Views \ Partials \ grid \ editors \ Base.cshtml: строка 20 

Productive Imagination, Saulius Geniusas (под редакцией) Дмитрий Никулин (под редакцией)

Содержание

Введение редактора / 1. Что такое продуктивное воображение? Дмитрий Никулин / 2. Продуктивное и практическое воображение: что дает Продуктивное воображение производит? Альфредо Феррарин / 3.Фэнтези как Продуктивное воображение согласно Фридриху Шлегелю и Новалису или Творчество человеческого, Лаура С. Каругати / 4. Продуктивное воображение в Гегеле и классической немецкой философии, Анжелика Нуццо / 5. Типичное воображение Дильтея, Рудольф А. Маккрил / 6. Воображение глупости: Жюль де Готье, Флобер. и Ле Боварисм, Николя де Уоррен / 7. Продуктивное воображение и Диспут Кассирера-Хайдеггера, Saulius Geniusas / 8. Более глубокое значение философии продуктивности Рикёра Воображение: роль фигурации, Джордж Х.Taylor / Index

Об авторе

Саулиус Гениусас — адъюнкт-профессор философии в Китайский университет Гонконга. Он является автором книги «Истоки Горизонт в феноменологии Гуссерля (2012), соредактор Герменевтика и феноменология: фигуры и темы (с Полом Fairfield, готовится к печати), Relational Hermeneutics: Essays in Сравнительная философия (с Полом Фэрфилдом, готовится к печати) и Феноменологическая этика (Специальный выпуск Santalka: Filosofija, 17/3, 2009 г.).Дмитрий Никулин — профессор философии The New Школа социальных исследований в Нью-Йорке. Он автор количество книг, включая Matter, Imagination и Geometry (2002), О диалоге (2006), Диалектике и диалоге (2010), Комедии, Серьезно (2014) и Концепция истории (2017).

Обзоры

В этом приветственном томе исследуется концептуальная история продуктивного воображение, сосредоточив внимание на развитии концепции от ее прообраз в античности до его современной артикуляции в и после Канта.Особое внимание уделяется романтическому, феноменологическому и герменевтические традиции, при этом основными авторами ссылок являются Ф. Шлегель, Новалис, Дильтей и Рикер, а также Кассирер и Хайдеггер. — Гюнтер Зеллер, профессор философии университета of Munich
[Этот том] предлагает ценное сочетание вводных Методические указания и оригинальные тезисы. Он содержит полезные разъяснения по как философские концепции развиваются через межфилософские диалог, но и в разговоре с искусством.Точно так же открывается пути к исследованию грандиозного метафизического вопроса о человеческих творчество в истории. Если мы подойдем к нему, осознавая его преднамеренное сосредоточившись на кантианской и континентальной традиции, мы увидим, что его главы развивают последовательную «концептуальную историю» ядра момент в философии. * Феноменологические обзоры *

Творческий, умозрительный и насыщенный событиями отчет о совместных исследованиях — International Journal of Social Research Methodology

Джеймс Дагган

Что значит совместно производить исследований? Этот термин используется настолько широко и разнообразно, что может считаться просто удобным модным словом, используемым на стыке ученых, спонсоров и сообществ.Существует множество оправданий для совместного производства исследований с сообществами. Например, совместное производство исследований расширяет возможности, раскрепощает, устанавливает равные и демократические отношения и согласуется с дискурсами, основанными на правах. Несмотря на эти благородные устремления, существует давняя критика в отношении того, что совместное производство воспроизводит академические или элитные отношения власти, которые, по его утверждениям, нарушают, будь то тирания, стратегия правительственности или регулирование. Консенсусное мнение заключается в том, что совместное производство — это пространство, дискурс и практики, которые позволяют нам отучиться и переосмыслить исследования, выходящие за рамки наследия академических кругов как общества писателей.Какие основания и обязательства могут помочь нам направить критику и работать над достижением стоящих целей в совместных исследованиях за пределами кампуса и за его пределами?

Совместное воображение вдохновлено умозрительными и процессными подходами к изучению способов теоретического и практического совместных исследований, адекватных пониманию сложности мира. Вслед за А. Уайтхеда, этот подход направлен на то, чтобы постоянно подвергать сомнению академические абстракции, которые могут привести к тому, что наши умы и вопросы будут следовать знакомым путям.Вместо этого совместное производство становится творческим актом, в котором мы итеративно разрабатываем предложения — встречаемся с новыми способами восприятия и мышления — а затем развиваем свои воображаемые способности, чтобы понять, какие потенциалы стали возможными в этой ситуации . Несмотря на то, что в центре внимания находятся вопросы расширения прав и возможностей и равенства, основное внимание уделяется творческой реализации событий, которые понимаются как новые способы мышления и чувств, которые меняют нашу ориентацию на мир.

В центре внимания статьи — совместный молодежный проект «Одиночество соединяет нас», в котором изучается одиночество с молодыми людьми с помощью методов, основанных на искусстве и творчестве.Я описываю свое медленное и насыщенное событиями осознание того, что один из молодых со-исследователей играл решающую роль в совместном создании проекта, целью которого было создание пространства, в котором мы могли бы исследовать одиночество этически, продуктивно и заботясь друг о друге, несмотря на различия. То, как пришел этот вывод, поставило под сомнение все мои утверждения о совместном производстве как о равенстве, расширении прав и возможностей или демократии. Напротив, это оправдывало размышления о творческих процессах и практиках проведения исследования и осознание того, что что-то имеет значение! Опираясь на умозрительный и процессный подходы, в статье определяется ряд практик и обязательств — аппетиты, техники взаимоотношений, шаблонные контрасты, — которые работают в направлении событийных реализаций.Конечно, важно, чтобы при переходе от совместного производства как равенства к совместному производству как насыщенному событиями осознанию того, что молодые люди не отстраняются от исследований, пытающихся понять, какие мысли и чувства интересны. Тем не менее, не менее важно не позволять абстракциям совместного производства определять способы, которыми мы развиваем исследования. Таким образом, цель состоит не в том, чтобы потерять молодых людей, а, скорее, в том, чтобы выполнить обязательства для молодых людей с этикой мероприятия, найти и отследить многочисленные и насыщенные событиями вклады, совместно создавать новые предложения и возможности переосмыслить мир в процессе.

См. Полную статью о IJSRM здесь.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Психология: 8

Психология: 8 Центр Жака Маритена: Психология / Майкл Махер, С.Дж.

ГЛАВА VIII.

ВООБРАЖЕНИЕ.

Воображение определяется. — Воображение можно определить как способность формировать мысленные образы или представления материальных объектов, помимо их присутствия.Сформированная таким образом репрезентация почти во всей современной психологической литературе называется идеей . Такое применение термина, который в старых философиях неизменно выражал универсальные представления об интеллекте, неудачно; но оно стало настолько общим, что остается мало надежды на возвращение этому слову его древнего и надлежащего значения. Соответственно, чтобы избежать путаницы, при использовании слова идея для обозначения общего понятия или понятия мы добавим эпитет интеллектуальный, чтобы обозначить его сверхчувственный характер.Термин фантазм, которым школьники очень кратко выражали действия воображения, использовался в том же смысле доктором Маккошем, а иногда также Гамильтоном и доктором Портером, и мы будем использовать его вместе с слово изображение для обозначения этого чувственного представления.

Идеи и впечатления. — Идея или фантазм воображения в нескольких отношениях отличается от восприятия, представления или впечатления, то есть акта, посредством которого мы воспринимаем реальный или существующий объект, такой, например, как дом.Идея почти всегда очень слабая по интенсивности по сравнению с впечатлением. Контуры одного неясны, составные части представлены смутно, а другой реализован ясно и отчетливо. Еще более поразителен контраст между неустойчивым преходящим характером репрезентации и постоянной стабильностью воспринимаемого объекта. Образ тоже обычно находится под нашим контролем и может быть уничтожен волевым актом; напротив, ощущение, пока чувство подвергается действию объекта, не зависит от нас.Более того, воображение может изменять положение своего объекта, и наши собственные движения не заставляют нас отказаться от идеи. С восприятием внешнего чувства дело обстоит иначе; каждое изменение в нашей ситуации приводит к изменению ее внешнего вида. От этих меньших различий зависит наиболее заметное различие: ссылка на объективную реальность, вера во внешнее независимое существование, которая сопровождает акт чувственного восприятия, но отсутствует в воображении.И все же, как давно указал Сент-Томас, {1} идеи смешиваются с реальными объектами, если не исправляются фактическим восприятием или свободным упражнением интеллекта.

Scholastic Doctrine. — Фантазия или Воображение философы перипатетической школы классифицировали как внутреннее чувство. Эта точка зрения была основана на том факте, что воображение действует посредством физического органа — мозга; что он представляет определенные конкретные объекты; и что они существуют только внутренне или субъективно.Соответственно, это было определено как внутренняя сила чувственного порядка. Он отличался от Sensus communis , тем обстоятельством, что, хотя функция этой способности считалась восприятием и различением действительных операций нескольких органов чувств и качеств объектов, воспринимаемых ими, hic et nunc , воображение формирует представления или образы объектов даже в их отсутствие. Современные авторы обычно описывают эту способность ума как интеллектуальную силу, но то, что это мнение ошибочно, станет очевидным позже.

Продуктивное и репродуктивное воображение. — Некоторые формы деятельности воображения получили особые названия. Наиболее общепринятое деление факультета на репродуктивное и продуктивное воображение. Первый термин используется для обозначения способности формировать мысленные образы объектов и событий в том виде, в каком они были первоначально испытаны, в то время как продуктивное воображение означает способность конструировать образы объектов, которые ранее не воспринимались.Термин «Репродуктивное воображение» используется некоторыми авторами для обозначения способности памяти в целом. Такое использование нежелательно. разность памяти — это не воспроизведение , а распознавание . Любое воображение, как мы призываем выше, по своей сути репродуктивно. Основными чертами, которыми воспоминание отличается от простого возрождения образов, являются: (1) свобода воображения в отношении количества и разнообразия его действий, ограниченный характер наших воспоминаний; (2) случайный и изменчивый порядок первого указывает на последовательную устойчивость и регулярность второго; (3) изолированный характер воображаемых событий, солидарность или взаимосвязь запоминаемых событий, которые неразрывно переплетаются с множеством других представлений; (4) наконец, своеобразная ссылка на мой собственный реальный опыт, связанный с актом идентификации или узнавания, который составляет часть воспоминания, но отсутствует в творениях фантазии.

Спонтанное действие способности иногда называют пассивным воображением, в отличие от активного или добровольного использования его способностей. {2} Эпитеты конструктивный и творческий часто применяются к продуктивному воображению, особенно когда продукт благородный или красивый. Строго говоря, однако, воображение не создает чего-либо совершенно нового; он просто объединяет в новые формы элементы, данные в прошлых ощущениях.Эти новые комбинации производятся под руководством воли и суждения, и, соответственно, Гамильтон назвал это отношение «сравнительным воображением» и «способностью отношений». Также утверждалось, что его диапазон не ограничивается объектами чувств. Эта точка зрения глубоко ошибочна. Возможности воображения жестко ограничены воспроизведением прежних данных смысла, и врожденное отсутствие какой-либо способности соответственно ограничивает поле фантазии. Более того, воображение не более чем внешнее чувство не должно называться способностью отношений , поскольку оба в равной степени неспособны постигать такие сверхчувственные реальности.Это интеллект, который в одном случае, как и в другом, воспринимает абстрактные отношения, и смешивать рациональную деятельность со способностью формировать чувственные образы и со способностью переживать ощущения является такой же серьезной ошибкой.

Функции воображения. — Воображение играет важную роль в художественном и механическом строительстве, а также в более конкретных областях физической науки. Однако во всех формах конструктивного воображения взаимодействуют три фактора: цель , внимание и дискриминационный отбор .Должен быть хотя бы в смутных очертаниях перед умом должна быть реализована цель или объект . Затем, чтобы удовлетворить это смутное желание, спонтанная деятельность факультета выдвигает свои материалы, внимание фиксируется на тех, кто может соответствовать желаемому идеалу. Наконец, выборочная дискриминация сохраняет тех, кого сочтет подходящими, и отвергает остальные.

Эстетическое воображение. — При создании произведений искусства фантазия поэта, художника, скульптора или музыканта используется для группирования и комбинирования его материалов, чтобы пробудить в уме восхищение и удовлетворение.Иногда его цель будет заключаться в том, чтобы поднести зеркало к природе, чтобы восхититься изысканным умением и верностью, с которыми он воспроизводит реальный опыт, вспоминаемый в памяти. В других случаях он принимает на себя более благородную роль и пытается выразить некую мысль, воплощающую идеальный тип красоты или превосходства, что никогда не встречается в обычном мире реальной жизни, но в редкие моменты смутно затмевается нашими собственными мыслями. воображение. Прекрасный действительно является истинной целью эстетической фантазии, так как научное воображение — Истинный , и поэтому дискриминационный отбор направляет внимание на те элементы, которые при объединении дают Идеал .Эта функция Воображения называется Идеализация . Однако в таких операциях задействована интеллектуальная и волевая деятельность. Сформированные идеалы могут быть художественными, научными, этическими или религиозными. Анализ прошлого опыта и синтетическая рекомбинация элементов составляют важные этапы процесса в каждом отделе. Обе операции требуют внимания, абстракции и сравнения, так что в этом упражнении задействованы высшие силы души. {3} Эта способность считается богатой, плодородной или пышной, когда самые разнообразные изображения возникают в спонтанном изобилии.С другой стороны, вкус предполагает рассудительность или изысканная, а не роскошная фантазия. Великий гений в любой из областей искусства предполагает богатое воображение, но истинное совершенство достигается только тогда, когда эта сила контролируется и направляется здравым смыслом. Важность Воображения в механических приспособлениях и изобретениях очевидна. Способность твердо удерживать в уме ясное и отчетливое представление об объекте, который должен быть сформирован, является одним из наиболее необходимых качеств конструктивных способностей.

Научное воображение. — Отношения между воображением и наукой были предметом многочисленных споров, некоторые авторы считают, что богатое и мощное воображение скорее неблагоприятно, чем благоприятствует научному совершенству, в то время как другие считают эту способность «столь же необходимой в точных науках, как и в поэтическом и пластическом искусстве ». И поэтому есть основания сомневаться, что Аристотель или Гомер обладали более мощным воображением.« {4}

Конкретные науки. — Чтобы ответить на вопрос, мы должны различать разные отрасли науки. В отделах конкретных знаний, таких как геология, ботаника, физиология животных и анатомия, воображение задействуется почти так же, как в истории, ораторском искусстве или поэзии; и даже в астрономии и химии он играет важную роль. Получение информации и распространение нашей власти на любую из областей физической природы требует осторожного использования наших способностей внешнего чувственного восприятия; и прогресс измеряется количеством и качеством, ясностью и сложностью, готовностью и точностью собранных идей.Новые виды, новые свойства, новые способы действия должны быть более отчетливо восприняты, более прочно сохранены и с каждым последующим развитием легче воспроизводиться в воображении. Следовательно, естественная эффективность этой способности должна во многом определять скорость улучшения и предел мастерства, достижимый каждым человеком. В области оригинальных исследований, особенно при построении гипотез, плодовитость воображения является важным элементом успеха; и ведущие деятели в истории этих наук почти всегда обладали смелой и богатой фантазией.

Научные гипотезы. . — Открытия в науке, которые прямо не предполагаются в результате какой-то удачной случайности, обычно начинаются с более или менее ошибочных гипотез, которые постепенно пересматриваются и исправляются, пока не охватываются все факты. Научные гипотезы отличаются от предположений, которые мы постоянно делаем по всем вопросам, просто ясностью , с которой они задуманы, и строгостью , с которой они проверяются. Все догадки включают в себя упражнение Воображения, и поэтому готовность ума формулировать всевозможные гипотезы пропорциональна плодовитости этой способности.Эффективное воображение вносит большой вклад в ясность и точность предположений, выдвигаемых интеллектом, и, если оно хорошо контролируется, оно способствует их сохранению в отчетливом сознании и, таким образом, делает их доступными для тщательного изучения. Великие ученые, такие как Ньютон и Кеплер, были даже более примечательны своей строгостью при проверке, чем оригинальностью в изобретении своих гипотез. Но точное представление возможных причин и следствий, твердое и отчетливое понимание таких концепций, предвидение вероятных последствий, сравнение различных способов действий, которые могут произойти при различных непредвиденных обстоятельствах, и тщательное следование цепочке рассуждений из условных Все предположения значительно облегчаются превосходной природной способностью и разумной культурой воображения.

Поскольку память человека хорошо хранит информацию из любой области науки, его воображение становится плодотворным в изображении действия ненаблюдаемых причин и факторов, и по мере того, как он знаком с предметом исследования, его воображение будет инстинктивно отвергать предположения, которые могут быть противоречие с известными фактами. Определенная приобретенная сообразительность контролирует и направляет его предположения по вероятным путям и приводит его к обнаружению тех ненавязчивых аналогий, которые являются плодотворным родителем стольких великих открытий.Таким образом, г-н Марк Болдуин пишет: «Воображение является пророческим предшественником всех великих научных открытий. Ментальные факторы, лежащие в основе всех построений воображения, здесь задействованы в весьма преувеличенной форме. Представленный ассоциативный материал охватывает в целом всю область науки. данные соответствующей научной отрасли; предполагается знакомство с уже открытыми принципами и законами и в целом состояние умственного насыщения предметом … В большинстве случаев начало открытия — не что иное, как предположение, счастливое предположение.Ум сразу же начинает искать способы его проверки, что само по себе включает воображение новых материальных предрасположенностей. В случае успеха эти тесты становятся все более жесткими до тех пор, пока не решит вопрос. тест, как его называют, достигнут, который либо подтверждает, либо опровергает гипотезу ». {5}

Абстрактные науки. — Когда, однако, мы переходим от конкретных к более абстрактным отраслям знания, таким как чистая математика, логика и метафизика, мы обнаруживаем, что воображение отходит на второй план.Материалы, с которыми имеет дело математик или метафизик, представляют собой не фантазии, а изображения интеллекта. Они лишены тех впечатляющих конкретных качеств, которые отличают чувственный образ от абстрактных мыслей; и главная трудность новичка состоит в том, чтобы отвернуться от навязчивых черт фантазма и иметь в виду исключительно тонкие, но жизненно важные отношения, составляющие сущность научного знания.

Таким образом, нам кажется полной противоположностью истине утверждение, что воображение занимает в абстрактной науке место, подобное тому, которое оно занимает в поэзии.Поскольку всякое мышление репрезентативно, абстрактный мыслитель должен, конечно, уметь формировать репрезентации субъектов своих размышлений; и отличительная черта гения в этом направлении заключается в способности энергично схватывать какое-нибудь плодотворное понятие и концентрировать на нем в течение долгих периодов всю энергию ума. Тем не менее, было бы серьезной ошибкой смешивать рациональную деятельность интеллекта с действиями чувственного воображения. И следует иметь в виду, что хотя гибкая и плодотворная сила воображения часто сопровождает великие интеллектуальные дары, и хотя даже в абстрактных науках открытиям иногда может материально помочь способность устойчиво удерживать в уме конкретные образы; тем не менее, именно интеллект, а не воображение постигает универсальные отношения, которые составляют основу науки.

Опасности воображения. — Излишне указывать на то, как легко богатство воображения может оказаться пагубным, а не полезным для научного прогресса. В этике или метафизике, не меньше, чем в истории или биологии, буйная и плодовитая фантазия, когда она не контролируется разумом, может отвлекать внимание от существенного к случайному, может извращать и вводить в заблуждение способность суждения и может так сбивать с толку причину, по которой вымысел является подменяется объективной реальностью, а блестящие поэтические гипотезы предпочтительнее прозы банальной истины.

Необычный. — Термин Fancy иногда используется для обозначения активности воображения, которое проявляется при создании комиксов или даже красивых изображений, при условии, что они имеют незначительный или тривиальный характер. Фантазия тоже ограничена сферой нереального, в то время как воображение может представлять действительное. Эпитеты веселый, игривый, странный, применяемые к первому, указывают на различные виды действий, в которых оно проявляется, и именно с этой способностью в основном связаны остроумие и юмор.

Остроумие и юмор. — Интеллект, так же как и воображение, задействованы в демонстрации и признании остроумия и юмора, но радостные внушения фантазии — существенный материал, из которого складывается забавная картина. Остроумие и юмор, согласные в одних отношениях, отличаются в других. Обе способности подразумевают способность замечать и проявлять неожиданные точки согласия между явно несопоставимыми идеями; но остроумие отличается блеском и остротой.Он также носит более интеллектуальный характер, в то время как юмор скорее обращается к моральной стороне человеческой натуры. Остроумный мужчина быстро улавливает всевозможные несочетаемые ассоциации, юморист внимательно следит за слабостями и слабостями своих собратьев. Юмор в основном врожденный, остроумие до некоторой степени поддается воспитанию и культуре. Юмор, подразумевающий силу сочувствия к чувствам других, обычно ассоциируется с добродушием, тогда как остроумие часто бывает резким и неприятным.Это различие замечательно выражено в высказывании Теккерея о том, что «юмор смягчается любовью». Наиболее деградировавшая форма остроумия проявляется в каламбурах, где обычно есть просто случайное сходство в устных звуках. Удачное понимание скрытой связи между несовместимыми идеями, составляющее сущность истинного остроумия, почти всегда отсутствует.

Иллюзии. — Поскольку деятельность Воображения является главным источником некоторых ненормальных психических явлений важного характера, описываемых как иллюзии, галлюцинации, сны и тому подобное, это, вероятно, будет наиболее подходящим местом для их рассмотрения.В обычном языке термины «иллюзия», «заблуждение» и «заблуждение» часто используются в одном и том же смысле для обозначения любого ошибочного убеждения. В более ограниченном значении заблуждение означает порочное рассуждение, интеллектуальный вывод ошибочного характера, в то время как иллюзия означает обман или ложный акт предчувствия, а заблуждение подразумевает ложное убеждение несколько постоянного характера и более-менее обширный ассортимент. Эти состояния сознания имеют общую нотку неправдивости; и мы можем, с психологической точки зрения, определить ментальный акт как ложный, который не согласуется с его объектом, поскольку этот объект известен нормальному человеческому разуму.Таким образом, иллюзия — это обманчивое познание, которое претендует на то, чтобы быть очевидным сразу же, и оно может относиться к ошибочным воспоминаниям и ошибочным ожиданиям, а также к ложному восприятию внешних чувств. {6}

Источники иллюзий. — Причины иллюзии мы можем в первую очередь разделить на два больших класса, в зависимости от того, принадлежат они к субъективным или объективным мирам. Наши ошибки могут возникать либо из-за умственных влияний, либо из-за нестандартных условий материальной вселенной, в том числе из-за состояния нашего собственного организма.

Психические влияния. . — Широкий диапазон первой группы станет очевидным, если мы вспомним различные элементы, которые, как мы показали в предыдущей главе, участвуют в очевидно простых актах чувственного восприятия. Материал, непосредственно представленный нам, даже силой зрения, чрезвычайно мал. Гораздо большая часть информации, передаваемой в ходе каждого акта восприятия, происходит из-за памяти, умозаключений и связанных с ними ощущений других способностей, слабо оживляемых в воображении.Соответственно, состояние ума, непосредственно предшествующее впечатлению от любого конкретного объекта, имеет самое важное влияние на определение того, как этот объект будет восприниматься. Если воображение сильно возбуждено и если у нас есть живое ожидание увидеть какое-то особенное событие, существует значительная вероятность того, что что-нибудь, имеющее даже отдаленное сходство с ним, будет ошибочно принято за ожидаемое переживание. Поскольку физические составляющие деятельности воображения аналогичны по своему характеру таковым у реальных ощущений, и поскольку даже при нормальном восприятии значительная часть умственного продукта обеспечивается фантазией из ресурсов предыдущих переживаний, неудивительно, что там, где ожидание события очень сильное, а его представление очень яркое, разум может воспринять событие до того, как оно произойдет, или уловить объект там, где его нет.Этот вид обмана, при котором психическое состояние возбуждается без какой-либо внешней причины, называется субъективным ощущением . Такие смоделированные познания могут иметь очень серьезные последствия для организма. Боль или удовольствие, в зависимости от приятного или неприятного характера иллюзии, могут быть столь же сильными, как если бы видимость была реальностью. {7}

Помимо ожидания, желания и страха, на создание иллюзий приходится наибольшая доля психических состояний.Сила склонности верить в то, что нам нравится, проявляется во всех сферах человеческой жизни. Однако, как это ни парадоксально на первый взгляд, неприязнь также может способствовать возникновению иллюзорной веры. Самая важная составляющая эмоции страха — отвращение, но часто бывает так, что живой страх чего-либо имеет тенденцию создавать в уме ложное восприятие этого. Робкий путник, путешествуя ночью, видит разбойника на каждом столбике ворот, в то время как ребенок, который только что слушал рассказы о привидениях, превращает мебель своей залитой лунным светом спальни в фей и хобгоблинов.Чрезмерное беспокойство порождает всевозможные сомнения и подозрения, и —

Пустяки легкие, как воздух
Сильны ревнивому подтверждению.

Однако психический процесс в случае страха в основе своей сродни процессу желания. Непосредственный эффект обоих чувств — сильное возбуждение воображения, живая картина желаемого или страшного события вызывается воображением, а яркий образ принимается за действительность.

Прочие влияния. — Вторая группа причин иллюзии, которую можно грубо охарактеризовать как нементальную, подразделяется в зависимости от того, вызван ли обман: (а) плохим здоровьем либо конкретного задействованного органа, либо головного мозга и нервной системы, как в целом, или (б) к некоторой нерегулярности в составе среды, которая находится между организмом и воспринимаемым объектом.

(а) Органический. — Формы иллюзий, которые могут возникнуть из-за нездорового состояния органа, очень многочисленны.Чувство может быть подвержено постоянным дефектам, таким как частичная глухота, близорукость и дальтонизм, или оно может страдать временными нарушениями, такими как усталость, расстройство и временное заболевание нервов, задействованных в определенном восприятии. Постоянно глядя на маленький блестящий диск, Глаз увидит похожее пятно дополнительного оттенка, если сразу после этого направить его на ровную белую поверхность. Интенсивная стимуляция любого из органов чувств на время делает его нечувствительным к меньшим возбуждениям.Сантонин вызывает дальтонизм к фиолетовому, а другие лекарства ослабляют другие виды чувствительности. Желтуха иногда придает вещам желтый оттенок. При определенных церебральных и нервных заболеваниях иллюзии часто принимают более выраженную и крайнюю форму, и разум может не только неправильно воспринимать реальные вещи, но может даже стать неспособным различать реальные объекты и чистые фантомы воображения. Такое крайнее и постоянное отклонение обычно называют галлюцинацией.Говорят, что пассажир, который в лондонском тумане принимает фонарный столб за полицейского, находится в иллюзии. Больной лихорадкой, который видит свою пустую комнату, переполненную людьми, и сумасшедший, который считает себя императором Китая, одержимы галлюцинациями. Однако переход от одного состояния к другому происходит постепенно, и между ними нет жесткой демаркационной линии. Причина этих аберраций, по-видимому, кроется в ненормальной работе внутренних физических процессов, которые обычно вызывают ощущения или которые сопровождали определенные познания в прошлом и, таким образом, заставляют эти последние воспроизводиться из памяти с такой яркостью, что смущал с реальными впечатлениями.Иллюзии белой горячки и многих форм психического расстройства, вероятно, вызваны ошибкой внутреннего раздражения нервов за внешние естественные ощущения. А полное безумие может возникнуть либо из-за нарушения функций головного мозга, вызванного присутствием ядовитых веществ в крови, либо из-за какого-то органического заболевания, которое уже поразило вещество мозга.

(б) Внешний. — Обманы, порожденные нерегулярными условиями окружающей среды, хорошо известны.Если мы смотрим на солнце через кусок красного или зеленого стекла, пропускаются только лучи этих цветов, и его диск будет иметь соответствующий оттенок. Унылый зимний пейзаж, просматриваемый через прозрачное вещество слегка желтоватого оттенка, приобретает золотисто-осенний вид. Магические эффекты сцены трансформации в пантомиме являются результатом умелого управления цветным светом, а призрачные призраки обычно создаются манипуляциями с вогнутыми зеркалами по сторонам сцены.Однако в операциях такого рода смысл совершенно правдив в том, что касается его собственных откровений. Он соответствующим образом реагирует на свои ближайшие стимулы и ошибку из-за ненормальных отношений между последним и удаленным объектом, которые они обычно представляют в уме.

Иллюзия в самом строгом смысле этого слова возникает, когда мы переходим от непосредственных данных чувств к их косвенным или приобретенным восприятиям. Здесь, когда привычный характер окружающей среды меняется, воображение, возбужденное прошлыми ассоциациями, может вызвать полный обман.Таким образом, наша оценка расстояния и величины может быть полностью опровергнута. Фигура, видимая сквозь туман, увеличивается, потому что нечеткость ее очертаний заставляет нас преувеличивать расстояние до нее. Перспективный вид пейзажных картин и стереоскопических картин, а также гениальные приспособления, которым диорама обязана своим успехом, призваны пробудить в воображении с помощью законов внушения иллюзорную веру в пространственные отношения нескольких объектов. части воспринимаемого объекта.Сродни этому классу иллюзий некоторые другие из-за необычного наличия или отсутствия материалов для сравнения. Пустые комнаты дома в процессе строительства всегда выглядят меньше, чем они есть на самом деле, потому что у нас нет привычной мебели, чтобы привлечь наше внимание к вместимости пространства. Точно так же непропорционально большой стол уменьшает размер камеры. С другой стороны, множество мелких объектов увеличивает заданное пространство. Поле с разбросанными по нему петухами, гавань с кораблями или фруктовый сад, усыпанный яблонями, кажутся намного больше, чем такое же пространство, когда оно пусто.Другие чувства подвержены аналогичным ошибкам. Иллюзия произведенный эхом подобен зеркалу. В разреженной атмосфере сила звука на удивление снижена. Де Соссюр оценил взрыв пистолета на вершине Монблана примерно как взрыв обычного взломщика внизу. Более того, отсутствие однородности в промежуточной среде может прерывать, отражать или изменять характер звука так же, как и света.

Dreaming and Reverie. — Особо интересная форма иллюзии или, скорее, галлюцинации проявляется во сне. Сновидения — это психические процессы, происходящие во время сна, и в некотором отношении они сродни состояниям задумчивости, которые возникают во время бодрствования. Во сне воображение принимает на себя роль внешних чувств в бодрствовании. Во время сна активность последних почти полностью отсутствует; прекращается волевой контроль над ходом мысли; сила рефлексии и сравнения приостанавливается; и фантазия сновидца развивается автоматически под руководством ассоциации.Учет этих обстоятельств поможет нам частично учесть особенности сновидения. Его главными характеристиками являются: (а) правдоподобие, (б) непоследовательность и экстравагантность, (в) наличие определенной связности среди этой непоследовательности и (г) преувеличение реальных впечатлений.

(а) Правдоподобие. — Кажущаяся реальность сновидения в значительной степени является следствием прекращения действия внешних чувств.Во сне образы фантазий, которые могут возникнуть внутри нас, не подлежат исправлению, которое когда-либо обеспечивается представлениями чувств во время бодрствования. Даже в самой глубокой задумчивости, когда наши мысли движутся случайным образом, всегда, пока мы бодрствуем, обильный поток ощущений втекает в ум через несколько способностей; и хотя мы почти не рекламируем их, эти ощущения оказывают устойчивое противодействующее влияние на полет фантазии. Объекты, которые мы смутно видим вокруг себя, тактильные и слуховые впечатления, которые мы смутно осознаем, — все они создают заговор, чтобы держать нас в постоянном столкновении с реальностью; и когда мы представляем себя во главе армии или в пасти тигра, смутно представленные стол и стулья в нашей комнате безмолвно сдерживают доверие, которое мы склонны придавать всем ярким идеям.Во сне все иначе; корректирующее действие внешних чувств отключено, мы полностью во власти фантазии и безоговорочно доверяйте каждому новому иллюзорному познанию. {8}

(b) Несогласованность. . — Непоследовательность сновидения, по-видимому, связана с тем, что его течение полностью оставлено на волю случайных ассоциаций, измененных вмешательством случайных ощущений в данный момент. Отсутствие произвольного внимания или контроля над нашими мыслями не позволяет нам размышлять над идеями, которые возникают спонтанно, и не позволяет нам сравнивать их с прошлым опытом или друг с другом.Напротив, в задумчивости эта произвольная сила редко впадает в полное бездействие, и при наличии некоторой вопиющей абсурдности разум может сопротивляться нелогичной цепочке образов, и даже если он позволяет несочетаемым сериям идти своим чередом, по крайней мере резервирует свое согласие. Случайное появление немногих внешних впечатлений, проникающих в ум во время сна, и действия системных ощущений, вероятно, являются плодородными источниками новых направлений мысли. Но поскольку самообладания больше не существует, хотя мы можем испытывать смутное удивление по поводу хаотических группировок идей, произведенных таким образом, мы все же не можем выявить рефлексивный акт, с помощью которого несоответствие может быть доведено до нас, и, соответственно, мысль следует за мыслью. произвольным образом.

(c) Согласованность. — Постоянство сновидения, поскольку оно время от времени существует, вероятно, частично является результатом упорядоченной последовательности ранее ассоциированных идей, частично — слабой силой отбора, осуществляемой доминирующим тоном сознания в то время, что отвергает поразительную эксцентричность.

(d) Преувеличение. . — Преувеличение случайных реальных впечатлений объясняется тем фактом, что, хотя подавляющее большинство внешних ощущений исключено, те, которые действительно находят вход, тем самым оказываются в особенно благоприятном положении.Они находятся в новой изоляции от своего окружения; их природа неясна; {9} , и они не могут быть сопоставлены с другим опытом. Соответственно, они узурпируют все доступные ресурсы сознания и поэтому приобретают крайне непомерную важность. Легкое ощущение холода или давления, если оно случайно совпадает с течением нашего сна, может, таким образом, вызвать иллюзию того, что мы потерялись в снежной буре или раздавлены падающим домом. Таким же образом объясняется кажущаяся скорость событий, которая представляет собой просто скорость мыслей, смешанных с реальностью. {10}

Таким образом, вкратце, следуя Аристотелю, сам Сент-Томас неоднократно учит, что разум принимает представления воображения как реальные объекты, если они не проверяются какой-либо другой способностью; следовательно, когда, как во сне, чувства и свободное применение понимания, составляющее произвольное внимание, приостанавливаются, иллюзия неизбежна. {11}

чтения. — О воображении, ср.Сент-Томас, Comm. De Anima , Lib. III. Лект. 4-6; Марк Болдуин, op. соч. c. xii; Карпентер, Психологическая физиология , c. xii .; Гамильтон, Метаф. Lect. xxxiii .; Портер, op. соч. Часть. II. cc. v. vi .; Gutberlet, Die Psychologie , стр. 83, сл. Об иллюзиях, ср. Farges, L’Objectivite de Ia Perception des Sens Externes , стр. 184-237; Болдуин, op. соч. c. xiii. Тема сновидений рассматривается Аристотелем в специальном трактате, ср. Сент-Томас, Comm.De Somniis . Карпентер, соч. соч. c. XV. хорош по той же теме.


{1} кв. Дисп. Де Мало , III. а. 3, пр. 9.

{2} ср. Марк Болдуин, op. соч. п. 224.

{3} ср. Доктор Портер, op. соч. §§ 353-372.

{4} Гамильтон, Метаф. ii. п. 265.

{5} Senses and Intellect , pp. 236, 237. В его главе есть много ценных наблюдений на эту тему.

{6} ср. Иллюзии мистера Салли , cc. я. II. Многие из этих явлений очень искусно проанализированы этим писателем.

{7} «Мясник был доставлен в магазин аптекаря г-на Макфарлана с рыночной площади напротив, пострадавшего от ужасного несчастного случая. Человек, пытаясь зацепить над головой тяжелый кусок мяса, поскользнулся, и острый крюк пронзил его руку, так что он сам был подвешен.При осмотре он был бледен, почти без пульса и выражал себя как страдающий острой агонией.Рукой нельзя было двигать, не причиняя чрезмерной боли, и, отрезая рукав, он часто кричал; тем не менее, когда рука была обнажена, оказалось, что она совершенно не повреждена, крючок прошел только через рукав его пальто ». (Carpenter, op. cii. p. 158.)

{8} Льюис, вслед за Хартли, объясняет кажущуюся реальность фантазий сновидения, главным образом, приостановкой корректирующего действия внешних чувств. Ср. Физиология обычной жизни , стр.367-370. Carpenter, Mental Physiology , § 482, в соответствии с той важной частью, которую он отводит Воле в умственной жизни, как и Стюарт, делает главный упор на «полную приостановку волевого контроля над течением мысли» во время сна. Сент-Томас ожидал обоих объяснений. Он объясняет иллюзии сна отключением чувств в сочетании с прерыванием произвольного контроля разума. См. Примечание на следующей странице.

{9} Г-н Салли ( Иллюзии , стр.147-149) приписывает усиливающую силу сновидения главным образом неясной манере восприятия природы стимула — ignotum pro magnifico . Сила нового впечатления даже в бодрствующем состоянии обычно переоценивается. Во сне общая летаргия высших центров, задействованных в познании, препятствует правильному распознаванию даже знакомых стимулов и, таким образом, превращает их в странные или грозные явления.

{10} «Единственная фаза бодрствования, в которой проявляется такое чрезвычайно быстрое общение мыслей, — это то, что теперь хорошо засвидетельствовано как частое явление при обстоятельствах, при которых существует неминуемая опасность смерти, особенно от утопления, вся предыдущая жизнь индивида кажется ему мгновенно представленной своему взору, и каждый ее важный эпизод ярко запечатлевается в его сознании, как если бы все было объединено в картину, которую можно было бы охватить одним взглядом.»(Карпентер, указ. Цит. § 484, примечание)

{11} «Quod rerum views vel similitudines non discernantur a rebus ipsis, contingit ex hoc quod vis altior, quae judicare et discernere potest, ligatur … Sic ergo cum offeruntur imaginariae similitudines. Ineretur eis quasi rebus ipsis, alia vis quae contradicat , puta sensus aut ratio. Si autem sit ligata ratio, et sensus sopitus, ingeretur similitudinibus sicut ipsis rebus , ut in visiis dormientium accidit, et ita in phreneticis.»( Qq. Disp. De Malo , III. A. 3. ad 9. См. Комментарий , in Arist., De Somniis , Lect. Iv.)

<< ======= >>

Кантовская «Трансцендентальная дедукция» в книге Гегеля Glauben und Wissen Von der Erkenntnistheorie zur Semantik Герман Коэн Weiterentwicklung der kantischen Transzendentalphilosophie

Седжвик, Салли и Седжвик, Салли. «Продуктивное воображение как изначальная идентичность:« Трансцендентальная дедукция »Канта в Гегелевской Glauben und Wissen Von der Erkenntnistheorie zur Semantik Hermann Cohens Weiterentwicklung der kantischen Transzendentalphilosophie». Kant und die Berliner Aufklärung , под редакцией Фолькера Герхардта, Рольфа-Петера Хорстманна и Ральфа Шумахера, Берлин, Бостон: De Gruyter, 2014, стр. 343-352. https://doi.org/10.1515/9783110874129.3031 Седжвик, С. & Седжвик, С. (2014). Продуктивное воображение как изначальная идентичность: «Трансцендентальная дедукция» Канта в Гегелевской Glauben und Wissen Von der Erkenntnistheorie zur Semantik Герман Коэнс Weiterentwicklung der kantischen Transzendentalphilosophie.В V. Gerhardt, R. Horstmann & R. Schumacher (Ed.), Kant und die Berliner Aufklärung (стр. 343-352). Берлин, Бостон: Де Грюйтер. https://doi.org/10.1515/9783110874129.3031 Sedgwick, S. и Sedgwick, S. 2014. Продуктивное воображение как изначальная идентичность: «Трансцендентальная дедукция» Канта в «Glauben und Wissen Von der Erkenntnistheorie zur Semantik Hermann Cohens Weiterentwicklung der kantischen Transzendentalphilosophie». В: Герхардт, В., Хорстманн, Р. и Шумахер, Р. изд. Kant und die Berliner Aufklärung . Берлин, Бостон: Де Грюйтер, стр. 343-352. https://doi.org/10.1515/9783110874129.3031 Седжвик, Салли и Седжвик, Салли. «Продуктивное воображение как изначальная идентичность:« Трансцендентальная дедукция »Канта в Гегелевской Glauben und Wissen Von der Erkenntnistheorie zur Semantik Hermann Cohens Weiterentwicklung der kantischen Transzendentalphilosophie» In Kant und die Berliner Aufklärung, изд. 343-352.Берлин, Бостон: De Gruyter, 2014. https://doi.org/10.1515/9783110874129.3031 Седжвик С., Седжвик С. Продуктивное воображение как изначальная идентичность: «Трансцендентальная дедукция» Канта в Гегелевской Главной и Виссенской теории семантики Германа Коэна Weiterentwicklung der kantischen Transzendentalphilosophie. В: Gerhardt V, Horstmann R, Schumacher R (ed.) Kant und die Berliner Aufklärung . Берлин, Бостон: Де Грюйтер; 2014. с.343-352.https://doi.org/10.1515/9783110874129.3031 .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *