07.12.2021

В гостях у дырочки: Порно видео %d0%a5%d1%83%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d1%81%d0%b5%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b0 %d0%b2 %d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85 %d1%83 %d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%b0 %d1%81%d0%be%d1%87%d0%bd%d0%be %d0%b5%d0%b1%d0%b5%d1%82%d1%8c%d1%81%d1%8f %d0%b2 %d0%bc%d0%be%d0%ba%d1%80%d1%83%d1%8e %d0%b4%d1%8b%d1%80%d0%be%d1%87%d0%ba%d1%83. Смотреть %d0%a5%d1%83%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d1%81%d0%b5%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b0 %d0%b2 %d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85 %d1%83 %d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%b0 %d1%81%d0%be%d1%87%d0%bd%d0%be %d0%b5%d0%b1%d0%b5%d1%82%d1%8c%d1%81%d1%8f %d0%b2 %d0%bc%d0%be%d0%ba%d1%80%d1%83%d1%8e %d0%b4%d1%8b%d1%80%d0%be%d1%87%d0%ba%d1%83 онлайн

Содержание

Порно видео %d0%a5%d1%83%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d1%81%d0%b5%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b0 %d0%b2 %d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85 %d1%83 %d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%b0 %d1%81%d0%be%d1%87%d0%bd%d0%be %d0%b5%d0%b1%d0%b5%d1%82%d1%8c%d1%81%d1%8f %d0%b2 %d0%bc%d0%be%d0%ba%d1%80%d1%83%d1%8e %d0%b4%d1%8b%d1%80%d0%be%d1%87%d0%ba%d1%83. Смотреть %d0%a5%d1%83%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d1%81%d0%b5%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b0 %d0%b2 %d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85 %d1%83 %d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%b0 %d1%81%d0%be%d1%87%d0%bd%d0%be %d0%b5%d0%b1%d0%b5%d1%82%d1%8c%d1%81%d1%8f %d0%b2 %d0%bc%d0%be%d0%ba%d1%80%d1%83%d1%8e %d0%b4%d1%8b%d1%80%d0%be%d1%87%d0%ba%d1%83 онлайн

Данный список пуст.

Если вы искали порно %d0%a5%d1%83%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d1%81%d0%b5%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b0 %d0%b2 %d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85 %d1%83 %d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%b0 %d1%81%d0%be%d1%87%d0%bd%d0%be %d0%b5%d0%b1%d0%b5%d1%82%d1%8c%d1%81%d1%8f %d0%b2 %d0%bc%d0%be%d0%ba%d1%80%d1%83%d1%8e %d0%b4%d1%8b%d1%80%d0%be%d1%87%d0%ba%d1%83, то для вас найдено 0 порно видео с %d0%a5%d1%83%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d1%81%d0%b5%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b0 %d0%b2 %d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85 %d1%83 %d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%b0 %d1%81%d0%be%d1%87%d0%bd%d0%be %d0%b5%d0%b1%d0%b5%d1%82%d1%8c%d1%81%d1%8f %d0%b2 %d0%bc%d0%be%d0%ba%d1%80%d1%83%d1%8e %d0%b4%d1%8b%d1%80%d0%be%d1%87%d0%ba%d1%83 в качестве 720p и длительностью от 1 до 20 минут. Также, найдено порно видео HD качества по теме %d0%a5%d1%83%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d1%81%d0%b5%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b0 %d0%b2 %d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85 %d1%83 %d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%b0 %d1%81%d0%be%d1%87%d0%bd%d0%be %d0%b5%d0%b1%d0%b5%d1%82%d1%8c%d1%81%d1%8f %d0%b2 %d0%bc%d0%be%d0%ba%d1%80%d1%83%d1%8e %d0%b4%d1%8b%d1%80%d0%be%d1%87%d0%ba%d1%83.

что важно знать каждому родителю

«Что же там вообще лечить?» — спрашивают в недоумении папы и мамы, бабушки и дедушки маленьких карапузов, когда приводят их на прием к детскому стоматологу. Об этом, а также о том, что такое современная детская стоматология, каковы особенности развития молочных зубов, о проблемах, с которыми приходится сталкиваться современным малышам и их родителям, читайте в нашем материале…

«Целевая аудитория» детских стоматологов

Формально наши пациенты – это детки от 0 до 16 лет. Но на практике – до возраста, когда постоянные зубы полностью сменяют молочные. Это происходит к 11-12 годам. Наш самый юный пациент – 2-недельный карапуз. Спросите, а какое отношение такая малютка вообще имеет к стоматологии? Отвечаем: единственный повод для обращения таких малышей к стоматологу – это короткая подъязычная уздечка.

В более позднем возрасте мы работаем в основном с молочными зубами. Постоянные зубы мы видим только при необходимости герметизации фиссур (об этом мы поговорим чуть позже) или – в крайнем случае – когда нужно пролечить средний кариес, но не глубже.

Но ведь подросток 11-12 лет – по сути, тоже еще ребенок, возразите вы. И в какой-то мере будете правы. Именно поэтому для таких пациентов у нас есть подростковый врач-терапевт. Он-то и занимается сформированными постоянными зубами.

Молочный зуб: познакомимся поближе!

Действительно, молочным зубкам присущи некоторые анатомические особенности, о которых полезно знать каждому родителю.

Во-первых, у детских зубов есть корни (причем порой они длиннее, чем корни постоянных зубов) и нервы. Для некоторых пап и мам это зачастую становится настоящим открытием.

Во-вторых, большую часть коронки молочного зуба занимает пульпа. И так как рог пульпы подходит слишком близко к апроксимальным областям (то есть тем областям, которые контактируют с соседними зубами своего ряда), даже средний кариес очень быстро достигает пульпы, и развивается пульпит. При этом болевые ощущения при детском кариесе возникают в основном при прямом контакте больного зуба с пищей. Самопроизвольные боли бывают крайне редко – только в случае уже запущенного пульпита.

Теперь коротко поговорим о прорезывании молочных зубов и их смене на постоянные. Первые молочные зубки появляются примерно в 7-8 месяцев, а к 2,5 годам маленький человек должен иметь уже «полный набор» — это 20 молочных зубов. При этом если до 2,5-3 лет идет короткий период стабилизации, то потом начинается постепенное рассасывание корней молочных зубов. К 7 годам происходит смена центральных зубов – резцов. В 9-10 лет меняется жевательная группа. А вот «долгожители» клыки могут простоять и до 11-12 лет. Важно заметить, что это приблизительные сроки прорезывания и смены зубов. И на сегодняшний день они довольно сильно смещены, в основном в более раннюю сторону.

У каждого возраста – свои стоматологические «сюрпризы»

Если у взрослых на протяжении всей жизни «набор» стоматологических диагнозов и их осложнений примерно одинаковый, то у детишек каждый возрастной период имеет свои особенности. Итак, к чему стоит быть готовым…

Основным обращениям в грудничковом возрасте является короткая уздечка языка. Чаще всего эта проблема выявляется участковыми педиатрами, которые наблюдают малыша в первый год жизни.

На что обратить внимание: если малыш плохо берет или сосет грудь, неправильно захватывает сосок или соску, быстро устает, плачет, не наедается, теряет в весе, одной из причин может стать короткая уздечка.

Решение. Эта проблема легко и за несколько секунд корректируется подрезанием уздечки языка. В возрасте до 3-5 месяцев для этого не требуется даже анестезии, так как операция абсолютно безболезненна и бескровна, ведь слизистая очень тонкая и нет сложных тяжей.

Совет. Если диагноз поставлен, не затягивайте с операцией, чтобы она действительно прошла быстро и безболезненно.

Как мы говорили, именно с 6-7 месяцев появляются первые молочные зубы, а к двум годам должны прорезаться все зубы.

На этом этапе критическим становится возраст после 1 года. Именно в этот период появляется первый кариес, а за ним – довольно стремительно – пульпит. Каковы же причины возникновения этих заболеваний в столь раннем возрасте?

Причина №1. Ночное вскармливание. Вот представьте: ваш ребенок ночью выпил грудное молоко (а оно очень сладкое), кефир, компот или сок. Остатки пищи или напитков буквально «облепляют» зубы, причем преимущественно затекают к верхним зубкам с той стороны, на которой ребенок спит (именно поэтому верхние зубы мы лечим намного чаще, чем нижние). Ночью секреция слюны снижена, она практически не вырабатывается, так же как и у взрослых.

Возникает идеальная среда для развития и размножения бактерий, которые начинают постепенно разрушать эмаль зуба, что приводит к так называемому кариесу в стадии пятна. И действительно, если приглядеться, на зубках видны белые пятнышки. Потом начинает крошиться сам зуб. Кариес стремительно достигает пульпы…

Это заболевание даже получило почетное звание – «бутылочный кариес». Однако название этого недуга весьма условное, и слово «бутылочный» не должно вводить родителей в заблуждение. То есть причиной его возникновения может стать как грудное вскармливание, так и выпаивание из бутылочки или с ложки соками и компотами.

КСТАТИ! По локализации «бутылочного кариеса» врачи могут определить, на каком боку спит малыш.

Причина №2. Общесоматические недуги, которые присущи чаще всего недоношенным деткам и малышам, мамы которых страдали токсикозом во время беременности. При выраженном токсикозе у женщины происходит нарушение в фосфорно-кальциевом обмене, что, в свою очередь, приводит к нарушениям созревания эмали молочных зубов.

Причина №3. Отсутствие или недостаточная гигиена зубов.

Решение. При возникновении кариеса единственным способом лечения может быть только высверливание пораженных тканей зуба и замещение их пломбировочным материалом.

Если говорить о лечении пульпита жевательных зубов у детей, то мы убираем пульпу из коронковой (!) части, кладем специальное лекарство и закрываем пломбой. Только в 10-15% случаев, когда нерв сильно воспален, приходится убирать его целиком, чистить и промывать каналы. На зачатках постоянных зубов это никак не сказывается. Физиологические процессы протекают так, как должны: корни постепенно рассасываются, молочный зуб выпадает, а постоянный встает на его место.

Самое сложное – это лечение центральных верхних зубов (резцов), так как они занимают много времени при реставрации. Сначала мы полностью удаляем нерв, заполняем каналы специальным материалом, ставим пломбу. Лечение одного зуба занимает в среднем 30-40 минут. Сейчас облегчают работу уже готовые коронки. Есть металлические коронки («3М» и «Нью смайл»), покрытые эмалью. Они повторяют форму зуба, очень прочные. А для их установки не нужны обточка и слепки.

КСТАТИ: Даже еще кариозную полость «на контакте» (то есть в месте соприкосновения с соседним зубом) необходимо лечить как пульпит – то есть с ампутацией (удалением) пульпы из коронковой области.

Дело в том, что если пролечить только кариес и закрыть инфицированную пульпарную полость пломбой (а на глаз определить, инфицирована она или нет, невозможно), то упущенный воспалительный процесс стремительно начнет развиваться. И через 1-2 месяца этот зуб снова придется перелечивать, только на этот раз – от пульпита.

Совет. Для сохранения здоровья зубов необходимо в первую очередь отказаться от ночного вскармливания. Единственное, что можно давать малышу ночью, — это простая вода. И как показывает практика, дети тех родителей, которые внемлют нашим рекомендациям, сохраняют зубки здоровыми довольно долго.

Во-вторых, родителям следует знать и помнить, что появление первого зуба, то есть возраст 6-7 месяцев, – самый подходящий момент начать обязательную ежедневную процедуру чистки зубов. Сегодня в любой аптеке можно приобрести специальные зубные пасты для детей от 0 до 3 лет. На палец надевается специальная щеточка, и зубки вычищаются. Правила чистки зубов очень популярно разъясняются в прилагающейся к зубной пасте инструкции. А мы, со своей стороны, всегда рады показать и рассказать, как это делается на практике. После чистки остатки пасты аккуратно снимаются салфеткой или… съедаются малышом (и это совершенно безопасно!). А чистить зубки нужно, как и взрослым, 2 раза в день – утром и вечером.

В-третьих, зубам с длинным «сроком жизни», а это в первую очередь жевательные зубы (они же наиболее подвержены кариесу), необходимо делать профилактическую герметизацию фиссур (фиссура – углубления на поверхности зубов, которые располагаются в области жевательных поверхностей) в возрасте 2 лет. Она защищает жевательные поверхности зубов от поражений кариесом. Сначала мы немного зачищаем (рассверливаем) зубик, а затем покрываем специальным составом, который «запечатывает» зуб и защищает его от кариеса.

И в-четвертых, начиная с 2 лет в рационе ребенка должна присутствовать твердая пища – морковка, яблоки, сушки, баранки. Дело в том, что обилие мягкой пищи не стимулирует корни молочных зубов к рассасыванию, и как результат – постоянные зубы выходят вторым рядом вместе с молочными. Твердая пища также влияет на формирование правильного прикуса. Кроме того, она механически очищает зубы. И не бойтесь, здоровые зубы от этого не поломаются, так как эмаль – это самое твердое, что есть в организме человека.

КСТАТИ: У многих детей зачатки постоянных пятых зубов не формируются в принципе. По одной из теорий, это происходит как раз потому, что в рационе современных малышей «главную скрипку» играет мягкая пища, а твердая отсутствует. Раз нечего жевать – зачем зубы?..

Если в возрасте от 1 до 3 лет удалось избежать или победить «бутылочный кариес» и родители следят за соблюдением тщательной гигиены полости рта и режимом питания, то до 5-6 лет наступает период, который, пожалуй, можно назвать периодом физиологического спокойствия. А вот начиная с 5 лет риск возникновения кариеса снова возрастает.

Причина. Этот процесс обусловлен физиологически: челюсть растет, передние зубы (резцы) разъезжаются – появляются так называемые диастемы. Из-за этого боковые, жевательные, зубы «кучкуются», то есть расстояние между ними уменьшается. Так как стоят они слишком плотно друг к другу, их сложно как следует вычистить. Возникает так называемый «кариес на контактах», то есть именно в тех местах, где зубы соприкасаются между собой. А как нельзя лучше этому процессу способствуют застрявшие там остатки пищи.

КСТАТИ: Самая частая причина для обращения к детскому стоматологу – это кариес, который довольно быстро переходит в пульпит.

Решение. В этом возрасте врач принимает решение, лечить или удалять зуб, в зависимости от того, какой именно зуб поражен и каков «срок его жизни». Например, резцы, которые выпадают уже в 6-7 лет, лечить не имеет смысла – такой зуб удаляют. За жевательные зубы, которые простоят примерно до 10 лет, или клыки, смена которых происходит в 11-12 лет, стоит побороться.

Совет. Единственный способ избежать кариеса «на контактах» — тщательно вычищать остатки пищи, особенно между жевательными зубами в местах их соприкосновений с соседями.

Этот совет относится и к тем детям, зубкам которых в профилактических целях была проведена герметизация фиссур в более раннем возрасте. Напомним, что специальным составом можно загерметизировать и защитить только жевательные поверхности зубов, а контактные поверхности по-прежнему остаются в «зоне риска».

В возрасте 5-6 лет логопеды часто направляют на коррекцию уздечки. Если в раннем возрасте уздечка мешала сосать, то теперь ребенок из-за нее может начать картавить, не выговаривает часть звуков. В этом возрасте уздечку подрезают лазером – это безболезненно и бескровно.

Посеребрите зубик!

Да, до сих пор в некоторых клиниках предлагают такой метод «лечения» кариеса, как «серебрение». А потом пациенты этих клиник приходят на перелечивание. Справедливо будет сказать, что «серебрение» зубов лечением не является вовсе. Эта методика действительно до сих пор широко распространена, при то что совершенно неэффективна. Серебро закрывает начавшийся кариес, однако не справляется, как было обещано, с патологическим процессом, который благополучно развивается и еще больше усугубляется под «серебрянкой». Зубы выкрашиваются и чернеют. Через несколько месяцев после такой «терапии» дети снова попадают к докторам, но уже с пульпитом (в лучшем случае) или с черными, разрушенными зубами, которые приходится удалять.

Заходите в гости к нам… как можно чаще

Так с какого же возраста надо начинать посещать стоматолога, спросите вы. Отвечаем…

Плановые диспансеризации начинаются в 1 год. Связано это с тем, что сейчас заболевания зубов – ранние и быстротекущие. Частота визитов зависит от восприимчивости к кариесу. Если до 2 лет большинство зубов мы пролечили, то проводить профосмотры необходимо каждые 3-4 месяца. Если зубы до 2 лет оставались здоровыми, то этим счастливчикам достаточно показываться врачу раз в полгода. Некоторые родители приводят детей к стоматологам раз в год, но это слишком редко: так как процессы быстрые, есть риск упустить кариес в начальной стадии.

Мы не только отслеживаем текущее состояние зубов и «подхватываем» кариес на начальных стадиях развития, но также стараемся прогнозировать, как в перспективе будет развиваться челюсть и формироваться зубы.

В зависимости от показаний, профосмотры сочетаются также с профессиональной чисткой зубов, например AirFlow. Частота проведения этой процедуры зависит от того, насколько родители или уже сам малыш тщательно чистит зубы. Кому-то профессиональные чистки необходимы раз в месяц, кому-то – раз в полгода.

Детский стоматолог – врач-универсал

Так и есть, ведь он – и хирург, и терапевт. Именно от детского зубного врача зависит в целом стоматологическое здоровье маленького пациента.

Но помимо этого, одна из его задач – «поймать» ребенка с неправильным прикусом и направить уже к другому доктору – ортодонту. И, поверьте, лучше это сделать в 4 года, чем в 14, когда не мама его, а он маму приведет за руку и скажет, что у него «кривые зубы». Ведь нарушения прикуса гораздо проще исправить на пластинках, которые ставятся на этапе молочных зубов, а не на брекетах. К тому же это в разы дешевле.

Врач-ортодонт: приходите вовремя

Самые маленькие пациенты ортодонта – это детки в возрасте 3 лет, у которых были удалены передние зубы – резцы. В этом случае врач сможет заменить отсутствующие зубы пластинками – тогда ребенку станет удобнее жевать, будут правильно выходить новые зубы и развиваться челюсть.

Неправильный прикус можно отследить на этапе сменного прикуса, то есть примерно в возрасте 5 лет, особенно когда начинают резаться постоянные 6-е зубы. Также причинами формирования неправильного прикуса на этом этапе могут стать:

  • диастемы (щели между зубами) или, наоборот, скученность, которые могут появиться, когда челюсть готовится к смене зубов;
  • анатомически маленькая челюсть, где мощные и крупные по размеру постоянные зубы могут не уместиться.

Только ортодонту под силу скорректировать прикус на раннем этапе. И, разумеется, лечащий врач всегда подскажет, когда нужно заглянуть в кабинет к коллеге.

Есть ли у детской стоматологии какие-то свои, специфические, особенности? С какими трудностями приходится сталкиваться вам?

Основная и главная особенность – это в первую очередь работа с маленькими детьми. Если с взрослым человеком порой бывает непросто «договориться», то уж с малышом приходится прибегать к разного рода хитростям и уловкам. Очень часто нам приходится сталкиваться с «подкупом» со стороны родителей, которые обещают своему чаду купить «все что угодно», лишь бы малыш открыл ротик и дал доктору полечить зубки. Мы против этого. У ребенка необходимо сформировать правильную мотивацию и в конце концов сделать посещение стоматолога приятным (в прямом смысле этого слова) мероприятием. Именно эту задачу, помимо, разумеется, собственно лечения, мы ставим перед собой как одну из самых главных и работаем в этом направлении, причем весьма успешно.

Еще одной особенностью можно назвать — применение наркоза в детской стоматологии, так как в возрасте до 3 лет с детьми почти невозможно наладить адекватную коммуникацию, у них попросту не хватает усидчивости. Необходимость наркоза обусловлена также большим объемом лечения. К сожалению, сегодня мы видим совсем маленьких детей – 1 год и 2-3 месяца – с уже многочисленным и запущенным кариесом. Хотя в идеале начинать лечение зубов нежелательно до 1 года 7 месяцев – именно к этому возрасту корни дорастают и полностью формируются.

Если родители не придерживаются наших рекомендаций относительно гигиены зубов и режима питания, нам приходится сталкиваться с тем, что дети приходят на третий наркоз в течение года. Мы стараемся объяснять родителям, что наркоз – не панацея. Он может быть оправдан один раз, но потом необходимо делать все, чтобы снова не допускать появления кариеса, а следовательно, и наркоза.

Настоящая причина «атаки мигрантов» — РИА Новости, 14.11.2021

https://ria.ru/20211114/migranty-1758920595.html

Настоящая причина «атаки мигрантов»

Настоящая причина «атаки мигрантов» — РИА Новости, 14.11.2021

Настоящая причина «атаки мигрантов»

И в 2015 году, и в нынешнем, когда спустя шесть лет поднялась новая волна переселения народов из Азии и Африки в Европу, политики ЕС оказались в двусмысленном… РИА Новости, 14.11.2021

2021-11-14T08:00

2021-11-14T08:00

2021-11-14T07:59

в мире

авторы

белоруссия

польша

ситуация с мигрантами на границе польши и белоруссии

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/0b/0c/1758816846_0:64:3061:1786_1920x0_80_0_0_b44bea03c7bc5b7aab13296b6b1f25cc.jpg

И в 2015 году, и в нынешнем, когда спустя шесть лет поднялась новая волна переселения народов из Азии и Африки в Европу, политики ЕС оказались в двусмысленном положении.С одной стороны, своя рубашка ближе к телу, а в число обязанностей государства перед своими гражданами входит наряду с прочим и охрана границ. Не то чтобы они были наглухо закрыты перед мигрантами, но последнее слово — пускать в данном конкретном случае или не пускать — должно оставаться за властями. Если же власти оказываются бессильны перед мигрантским напором, тогда дееспособность такого государства оказывается под сомнением. Следовательно, в известных обстоятельствах страна должна защищать свои границы, в том числе силой.С другой стороны, ЕС провозгласил защиту прав человека альфой и омегой собственной политики, выгодно отличающей Европу от других стран. В частности, Европа объявлена прибежищем гонимых и бедствующих. Если такой великодушный принцип провозглашен, это прекрасно, но тогда впускать к себе хмурых, а равно веселых гостей — есть обязанность европейских правительств. И не просто впускать, а содержать. «Мы справимся», как сказала в 2015-м Ангела Меркель.Проблема в том, что сейчас, когда гости с юга стремятся из Белоруссии проникнуть через Литву и Польшу в более богатые страны — «Я к вам пришел навеки поселиться, надеюсь я найти у вас приют», — такое простодушное стремление не встречает полного понимания. Но что же теперь? «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». Не надо было делать столь обширных обещаний и говорить про альфу и омегу.Конечно, можно во всем обвинять Лукашенко, тем более что он имеет некоторое отношение к нынешним трудностям, но беда в том, что даже если бы белорусского президента вообще не существовало, тот закон природы, что вода дырочку найдет, никуда бы не делся. Не там, так сям.А столь широкие обещания появились давно — как реакция на довольно постыдную для Европы (и не только Европы) историю эпохи между двумя мировыми войнами.Как отмечает писатель-историк: «Во время войны и двух последующих десятилетий в ряде стран произошли государственные перевороты. Они заставили множество людей бежать с родины на чужбину. Таким образом возникла многонациональная эмиграция. Куда бы ни приходили эти хмурые гости, они были нежеланными. Земля и работа были поделены между нациями. Не было больше стран, где нуждались бы в пришлых способных людях. Напротив, везде косились на чужеземцев, которые хотели работы и хлеба. Им не разрешали работать, едва разрешали дышать. Изгнанникам трудно было добиться подтверждения, что они были тем, чем они были. Во многих странах это служило желанным предлогом избавиться от них. Случалось, что людей, не имевших бумаг, жандармы ночью тайно перебрасывали через границу в соседнюю страну, а следующей ночью жандармы соседней страны так же тайно перебрасывали их обратно». Последняя фраза — как будто из сегодняшней новостной ленты.Но эмигрантская нищета — это было еще полбеды. Гораздо хуже было то, что, когда речь шла не о куске хлеба на чужбине, но попросту о спасении жизни, демократические страны проявляли такое же безразличие к судьбе беглецов. Хрестоматийной стала история о «корабле обреченных» — лайнере «Сент-Луис», вышедшем 13 мая 1939 года из Гамбурга.Корабль вез 900 немецких евреев с кубинскими визами. Как выяснилось, аннулированными к моменту прибытия в Гавану. Пассажиры взывали о помощи и к США, и к Канаде, но получили отказ, мотивированный тем, что хозяйственное положение обеих стран сложное, все иммиграционные квоты уже выбраны и помочь ничем не можем. Прибывший 27 мая в негостеприимную Гавану, «Сент-Луис» 6 июня отправился в обратный путь. Лишь в самый последний момент еврейская организация «Джойнт» добилась, чтобы пассажирам «Сент-Луиса» было разрешено сойти на берег в других европейских странах: 287 человек согласилась принять Великобритания, 224 — Франция, 214 — Бельгия и 181 — Голландия.В других случаях, не столь известных, такого разрешения не было — и беженцы предоставлялись их судьбе. Была формулировка швейцарских инстанций: «Das Boot ist voll» — «лодка полна», т. е. страна не резиновая. И так действовали далеко не только швейцарцы. Еще летом 1938 года в курортном французском Эвиане прошла конференция демократических держав на тему о том, как быть с еврейскими беженцами из Третьего рейха, и позиция участников была единообразна. «Сочувствуем, но…» Парадоксальным образом страны никак не демократические — Испания, Португалия, Иран — порой проявляли гораздо большую снисходительность к трепету иудейских забот.Конечно, безразличными державы были к судьбе не только евреев, но с другими беженцами все было по большей части келейно, здесь же пытались бить в набат — однако безрезультатно.А дальше случилось обычное. Наказание невиновных и награждение непричастных. То есть наказания — как виновных, так и невиновных — не было, но с награждением все получилось, как надо. По итогам трагической четверти века — 1919-1945 годы — благополучателями оказались экономические мигранты из стран третьего мира. Льготы, пособия, режим наибольшего благоприятствования, etc. В качестве компенсации за бесчеловечное отношение к беженцам межвоенной эпохи явилось крайне чуткое и человечное отношение к людям, которым ничто не угрожает на родине, но на чужбине набор жизненных благ гораздо больше. К этому набору они отчасти и были допущены.Это дело обычное. В статье 1918 года «Интеллигенция и революция» Блок писал: » Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? — Потому, что там насиловали и пороли девок: не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки? — Потому, что сто лет под их развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос нищему — мошной, а дураку — образованностью».Так ли греховны были баре давних времен — вопрос отдельный. Может быть, и греховны. Но компенсацию за страдания их жертв получил Полиграф Полиграфович Шариков, который сам от бар никак не страдал.Страдают одни, а блага получают совсем другие — на этом, похоже, весь мир строится. И правозащитный гуманизм европейцев — тоже. Человеческое, слишком человеческое.

https://ria.ru/20211113/migranty-1758787251.html

https://ria.ru/20211113/krizis-1758889777.html

белоруссия

польша

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Максим Соколов

https://cdnn21.img.ria.ru/images/102132/50/1021325094_0:0:772:771_100x100_80_0_0_00368990cdfa1153b421f77aefd5ef9c.jpg

Максим Соколов

https://cdnn21.img.ria.ru/images/102132/50/1021325094_0:0:772:771_100x100_80_0_0_00368990cdfa1153b421f77aefd5ef9c.jpg

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Белорусские спасатели оборудовали палатки для беженцев на границе с Польшей

Белорусские спасатели начали оборудовать в стихийном лагере беженцев на границе Белоруссии и Польши место для установки палаток, где будут греться и питаться мигранты, а энергетики привезли электрогенератор.

2021-11-14T08:00

true

PT0M19S

Председатель белорусского Красного креста о помощи женщинам из лагеря беженцев

Некоторые женщины из лагеря беженцев согласились переехать вместе с детьми в более комфортные условия – председатель белорусского общества Красного креста

2021-11-14T08:00

true

PT0M40S

Откуда приехали и куда направляются «белорусские» мигранты

В Восточной Европе продолжает развиваться миграционный кризис — Польша, Литва и Латвия заявляют о резком росте числа нелегальных мигрантов, которые пытаются проникнуть на их территорию со стороны Белоруссии. 8 ноября к белорусско-польской границе подошла колонна из нескольких тысяч беженцев, приехавших с Ближнего Востока. Смотрите в видеоинфографике Ria.ru, кто эти люди и что является их конечной целью.

2021-11-14T08:00

true

PT0M56S

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/0b/0c/1758816846_0:0:2729:2047_1920x0_80_0_0_83f764f4ebdf6b324137ec0adf57db47.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Максим Соколов

https://cdnn21.img.ria.ru/images/102132/50/1021325094_0:0:772:771_100x100_80_0_0_00368990cdfa1153b421f77aefd5ef9c.jpg

в мире, авторы, белоруссия, польша, ситуация с мигрантами на границе польши и белоруссии

И в 2015 году, и в нынешнем, когда спустя шесть лет поднялась новая волна переселения народов из Азии и Африки в Европу, политики ЕС оказались в двусмысленном положении.

С одной стороны, своя рубашка ближе к телу, а в число обязанностей государства перед своими гражданами входит наряду с прочим и охрана границ. Не то чтобы они были наглухо закрыты перед мигрантами, но последнее слово — пускать в данном конкретном случае или не пускать — должно оставаться за властями. Если же власти оказываются бессильны перед мигрантским напором, тогда дееспособность такого государства оказывается под сомнением. Следовательно, в известных обстоятельствах страна должна защищать свои границы, в том числе силой.

С другой стороны, ЕС провозгласил защиту прав человека альфой и омегой собственной политики, выгодно отличающей Европу от других стран. В частности, Европа объявлена прибежищем гонимых и бедствующих. Если такой великодушный принцип провозглашен, это прекрасно, но тогда впускать к себе хмурых, а равно веселых гостей — есть обязанность европейских правительств. И не просто впускать, а содержать. «Мы справимся», как сказала в 2015-м Ангела Меркель.

Проблема в том, что сейчас, когда гости с юга стремятся из Белоруссии проникнуть через Литву и Польшу в более богатые страны — «Я к вам пришел навеки поселиться, надеюсь я найти у вас приют», — такое простодушное стремление не встречает полного понимания. Но что же теперь? «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». Не надо было делать столь обширных обещаний и говорить про альфу и омегу.

Конечно, можно во всем обвинять Лукашенко, тем более что он имеет некоторое отношение к нынешним трудностям, но беда в том, что даже если бы белорусского президента вообще не существовало, тот закон природы, что вода дырочку найдет, никуда бы не делся. Не там, так сям.

А столь широкие обещания появились давно — как реакция на довольно постыдную для Европы (и не только Европы) историю эпохи между двумя мировыми войнами.

Как отмечает писатель-историк: «Во время войны и двух последующих десятилетий в ряде стран произошли государственные перевороты. Они заставили множество людей бежать с родины на чужбину. Таким образом возникла многонациональная эмиграция. Куда бы ни приходили эти хмурые гости, они были нежеланными. Земля и работа были поделены между нациями. Не было больше стран, где нуждались бы в пришлых способных людях. Напротив, везде косились на чужеземцев, которые хотели работы и хлеба. Им не разрешали работать, едва разрешали дышать. Изгнанникам трудно было добиться подтверждения, что они были тем, чем они были. Во многих странах это служило желанным предлогом избавиться от них. Случалось, что людей, не имевших бумаг, жандармы ночью тайно перебрасывали через границу в соседнюю страну, а следующей ночью жандармы соседней страны так же тайно перебрасывали их обратно». Последняя фраза — как будто из сегодняшней новостной ленты.

13 ноября, 08:00

«Мы знали, что это террористы»: Европа винит Минск в том, что натворила

Но эмигрантская нищета — это было еще полбеды. Гораздо хуже было то, что, когда речь шла не о куске хлеба на чужбине, но попросту о спасении жизни, демократические страны проявляли такое же безразличие к судьбе беглецов. Хрестоматийной стала история о «корабле обреченных» — лайнере «Сент-Луис», вышедшем 13 мая 1939 года из Гамбурга.

Корабль вез 900 немецких евреев с кубинскими визами. Как выяснилось, аннулированными к моменту прибытия в Гавану. Пассажиры взывали о помощи и к США, и к Канаде, но получили отказ, мотивированный тем, что хозяйственное положение обеих стран сложное, все иммиграционные квоты уже выбраны и помочь ничем не можем. Прибывший 27 мая в негостеприимную Гавану, «Сент-Луис» 6 июня отправился в обратный путь. Лишь в самый последний момент еврейская организация «Джойнт» добилась, чтобы пассажирам «Сент-Луиса» было разрешено сойти на берег в других европейских странах: 287 человек согласилась принять Великобритания, 224 — Франция, 214 — Бельгия и 181 — Голландия.В других случаях, не столь известных, такого разрешения не было — и беженцы предоставлялись их судьбе. Была формулировка швейцарских инстанций: «Das Boot ist voll» — «лодка полна», т. е. страна не резиновая. И так действовали далеко не только швейцарцы. Еще летом 1938 года в курортном французском Эвиане прошла конференция демократических держав на тему о том, как быть с еврейскими беженцами из Третьего рейха, и позиция участников была единообразна. «Сочувствуем, но…» Парадоксальным образом страны никак не демократические — Испания, Португалия, Иран — порой проявляли гораздо большую снисходительность к трепету иудейских забот.

Конечно, безразличными державы были к судьбе не только евреев, но с другими беженцами все было по большей части келейно, здесь же пытались бить в набат — однако безрезультатно.

13 ноября, 11:06

Путин назвал причины миграционного кризиса в Европе

А дальше случилось обычное. Наказание невиновных и награждение непричастных. То есть наказания — как виновных, так и невиновных — не было, но с награждением все получилось, как надо. По итогам трагической четверти века — 1919-1945 годы — благополучателями оказались экономические мигранты из стран третьего мира. Льготы, пособия, режим наибольшего благоприятствования, etc. В качестве компенсации за бесчеловечное отношение к беженцам межвоенной эпохи явилось крайне чуткое и человечное отношение к людям, которым ничто не угрожает на родине, но на чужбине набор жизненных благ гораздо больше. К этому набору они отчасти и были допущены.

Это дело обычное. В статье 1918 года «Интеллигенция и революция» Блок писал: » Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? — Потому, что там насиловали и пороли девок: не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки? — Потому, что сто лет под их развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос нищему — мошной, а дураку — образованностью».

Так ли греховны были баре давних времен — вопрос отдельный. Может быть, и греховны. Но компенсацию за страдания их жертв получил Полиграф Полиграфович Шариков, который сам от бар никак не страдал.

Страдают одни, а блага получают совсем другие — на этом, похоже, весь мир строится. И правозащитный гуманизм европейцев — тоже. Человеческое, слишком человеческое.

Настоящая причина «атаки мигрантов»

https://uz.sputniknews.ru/20211114/nastoyaschaya-prichina-ataki-migrantov-21343681.html

Настоящая причина «атаки мигрантов»

Настоящая причина «атаки мигрантов»

И в 2015 году, и в нынешнем, когда спустя шесть лет поднялась новая волна переселения народов из Азии и Африки в Европу, политики ЕС оказались в двусмысленном положении.

2021-11-14T11:51+0500

2021-11-14T11:51+0500

2021-11-14T11:51+0500

колумнисты

азия

мигранты

африка

европа

ес

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn1.img.sputniknews-uz.com/img/07e5/0b/0a/21295118_0:0:3133:1762_1920x0_80_0_0_b4cfd75333a6df7cd9033775bcf8332c.jpg

С одной стороны, своя рубашка ближе к телу, а в число обязанностей государства перед своими гражданами входит наряду с прочим и охрана границ. Не то чтобы они были наглухо закрыты перед мигрантами, но последнее слово — пускать в данном конкретном случае или не пускать — должно оставаться за властями. Если же власти оказываются бессильны перед мигрантским напором, тогда дееспособность такого государства оказывается под сомнением. Следовательно, в известных обстоятельствах страна должна защищать свои границы, в том числе силой.С другой стороны, ЕС провозгласил защиту прав человека альфой и омегой собственной политики, выгодно отличающей Европу от других стран. В частности, Европа объявлена прибежищем гонимых и бедствующих. Если такой великодушный принцип провозглашен, это прекрасно, но тогда впускать к себе хмурых, а равно веселых гостей — есть обязанность европейских правительств. И не просто впускать, а содержать. «Мы справимся», как сказала в 2015-м Ангела Меркель.Проблема в том, что сейчас, когда гости с юга стремятся из Белоруссии проникнуть через Литву и Польшу в более богатые страны — «Я к вам пришел навеки поселиться, надеюсь я найти у вас приют», — такое простодушное стремление не встречает полного понимания. Но что же теперь? «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». Не надо было делать столь обширных обещаний и говорить про альфу и омегу.Конечно, можно во всем обвинять Лукашенко, тем более что он имеет некоторое отношение к нынешним трудностям, но беда в том, что даже если бы белорусского президента вообще не существовало, тот закон природы, что вода дырочку найдет, никуда бы не делся. Не там, так сям.А столь широкие обещания появились давно — как реакция на довольно постыдную для Европы (и не только Европы) историю эпохи между двумя мировыми войнами.Как отмечает писатель-историк: «Во время войны и двух последующих десятилетий в ряде стран произошли государственные перевороты. Они заставили множество людей бежать с родины на чужбину. Таким образом возникла многонациональная эмиграция. Куда бы ни приходили эти хмурые гости, они были нежеланными. Земля и работа были поделены между нациями. Не было больше стран, где нуждались бы в пришлых способных людях. Напротив, везде косились на чужеземцев, которые хотели работы и хлеба. Им не разрешали работать, едва разрешали дышать. Изгнанникам трудно было добиться подтверждения, что они были тем, чем они были. Во многих странах это служило желанным предлогом избавиться от них. Случалось, что людей, не имевших бумаг, жандармы ночью тайно перебрасывали через границу в соседнюю страну, а следующей ночью жандармы соседней страны так же тайно перебрасывали их обратно». Последняя фраза — как будто из сегодняшней новостной ленты.Но эмигрантская нищета — это было еще полбеды. Гораздо хуже было то, что, когда речь шла не о куске хлеба на чужбине, но попросту о спасении жизни, демократические страны проявляли такое же безразличие к судьбе беглецов. Хрестоматийной стала история о «корабле обреченных» — лайнере «Сент-Луис», вышедшем 13 мая 1939 года из Гамбурга.Корабль вез 900 немецких евреев с кубинскими визами. Как выяснилось, аннулированными к моменту прибытия в Гавану. Пассажиры взывали о помощи и к США, и к Канаде, но получили отказ, мотивированный тем, что хозяйственное положение обеих стран сложное, все иммиграционные квоты уже выбраны и помочь ничем не можем. Прибывший 27 мая в негостеприимную Гавану, «Сент-Луис» 6 июня отправился в обратный путь. Лишь в самый последний момент еврейская организация «Джойнт» добилась, чтобы пассажирам «Сент-Луиса» было разрешено сойти на берег в других европейских странах: 287 человек согласилась принять Великобритания, 224 — Франция, 214 — Бельгия и 181 — Голландия.В других случаях, не столь известных, такого разрешения не было — и беженцы предоставлялись их судьбе. Была формулировка швейцарских инстанций: «Das Boot ist voll» — «лодка полна», т. е. страна не резиновая. И так действовали далеко не только швейцарцы. Еще летом 1938 года в курортном французском Эвиане прошла конференция демократических держав на тему о том, как быть с еврейскими беженцами из Третьего рейха, и позиция участников была единообразна. «Сочувствуем, но…» Парадоксальным образом страны никак не демократические — Испания, Португалия, Иран — порой проявляли гораздо большую снисходительность к трепету иудейских забот.Конечно, безразличными державы были к судьбе не только евреев, но с другими беженцами все было по большей части келейно, здесь же пытались бить в набат — однако безрезультатно.А дальше случилось обычное. Наказание невиновных и награждение непричастных. То есть наказания — как виновных, так и невиновных — не было, но с награждением все получилось, как надо. По итогам трагической четверти века — 1919-1945 годы — благополучателями оказались экономические мигранты из стран третьего мира. Льготы, пособия, режим наибольшего благоприятствования, etc. В качестве компенсации за бесчеловечное отношение к беженцам межвоенной эпохи явилось крайне чуткое и человечное отношение к людям, которым ничто не угрожает на родине, но на чужбине набор жизненных благ гораздо больше. К этому набору они отчасти и были допущены.Это дело обычное. В статье 1918 года «Интеллигенция и революция» Блок писал: » Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? — Потому, что там насиловали и пороли девок: не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки? — Потому, что сто лет под их развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос нищему — мошной, а дураку — образованностью».Так ли греховны были баре давних времен — вопрос отдельный. Может быть, и греховны. Но компенсацию за страдания их жертв получил Полиграф Полиграфович Шариков, который сам от бар никак не страдал.Страдают одни, а блага получают совсем другие — на этом, похоже, весь мир строится. И правозащитный гуманизм европейцев — тоже. Человеческое, слишком человеческое.

https://uz.sputniknews.ru/20211113/situatsiya-nakalyaetsya-migranty-ustroili-davku-iz-za-edy-na-belorussko-polskoy-granitse-21339607.html

https://uz.sputniknews.ru/20211113/my-znali-chto-eto-terroristy-evropa-vinit-minsk-v-tom-chto-natvorila-21338882.html

азия

африка

Sputnik Узбекистан

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

2021

Максим Соколов

https://cdnn1.img.sputniknews-uz.com/img/881/03/8810356_0:279:2048:2327_100x100_80_0_0_59cfe324ed9ca58ccb65d4c7f0d50598.jpg

Максим Соколов

https://cdnn1.img.sputniknews-uz.com/img/881/03/8810356_0:279:2048:2327_100x100_80_0_0_59cfe324ed9ca58ccb65d4c7f0d50598.jpg

Новости

ru_UZ

Sputnik Узбекистан

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

https://cdnn1.img.sputniknews-uz.com/img/07e5/0b/0a/21295118_175:0:2904:2047_1920x0_80_0_0_c0f4d9c8a6ff55265fbbdcaf769a5c55.jpg

Sputnik Узбекистан

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Максим Соколов

https://cdnn1.img.sputniknews-uz.com/img/881/03/8810356_0:279:2048:2327_100x100_80_0_0_59cfe324ed9ca58ccb65d4c7f0d50598.jpg

азия, мигранты, африка, европа, ес

Подписаться на

Максим Соколов

Все материалы

И в 2015 году, и в нынешнем, когда спустя шесть лет поднялась новая волна переселения народов из Азии и Африки в Европу, политики ЕС оказались в двусмысленном положении.

С одной стороны, своя рубашка ближе к телу, а в число обязанностей государства перед своими гражданами входит наряду с прочим и охрана границ. Не то чтобы они были наглухо закрыты перед мигрантами, но последнее слово — пускать в данном конкретном случае или не пускать — должно оставаться за властями. Если же власти оказываются бессильны перед мигрантским напором, тогда дееспособность такого государства оказывается под сомнением. Следовательно, в известных обстоятельствах страна должна защищать свои границы, в том числе силой.

С другой стороны, ЕС провозгласил защиту прав человека альфой и омегой собственной политики, выгодно отличающей Европу от других стран. В частности, Европа объявлена прибежищем гонимых и бедствующих. Если такой великодушный принцип провозглашен, это прекрасно, но тогда впускать к себе хмурых, а равно веселых гостей — есть обязанность европейских правительств. И не просто впускать, а содержать. «Мы справимся», как сказала в 2015-м Ангела Меркель.

Проблема в том, что сейчас, когда гости с юга стремятся из Белоруссии проникнуть через Литву и Польшу в более богатые страны — «Я к вам пришел навеки поселиться, надеюсь я найти у вас приют», — такое простодушное стремление не встречает полного понимания. Но что же теперь? «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». Не надо было делать столь обширных обещаний и говорить про альфу и омегу.

Конечно, можно во всем обвинять Лукашенко, тем более что он имеет некоторое отношение к нынешним трудностям, но беда в том, что даже если бы белорусского президента вообще не существовало, тот закон природы, что вода дырочку найдет, никуда бы не делся. Не там, так сям.

А столь широкие обещания появились давно — как реакция на довольно постыдную для Европы (и не только Европы) историю эпохи между двумя мировыми войнами.

Как отмечает писатель-историк: «Во время войны и двух последующих десятилетий в ряде стран произошли государственные перевороты. Они заставили множество людей бежать с родины на чужбину. Таким образом возникла многонациональная эмиграция. Куда бы ни приходили эти хмурые гости, они были нежеланными. Земля и работа были поделены между нациями. Не было больше стран, где нуждались бы в пришлых способных людях. Напротив, везде косились на чужеземцев, которые хотели работы и хлеба. Им не разрешали работать, едва разрешали дышать. Изгнанникам трудно было добиться подтверждения, что они были тем, чем они были. Во многих странах это служило желанным предлогом избавиться от них. Случалось, что людей, не имевших бумаг, жандармы ночью тайно перебрасывали через границу в соседнюю страну, а следующей ночью жандармы соседней страны так же тайно перебрасывали их обратно». Последняя фраза — как будто из сегодняшней новостной ленты.

Ситуация накаляется: мигранты устроили давку на белорусско-польской границе

Но эмигрантская нищета — это было еще полбеды. Гораздо хуже было то, что, когда речь шла не о куске хлеба на чужбине, но попросту о спасении жизни, демократические страны проявляли такое же безразличие к судьбе беглецов. Хрестоматийной стала история о «корабле обреченных» — лайнере «Сент-Луис», вышедшем 13 мая 1939 года из Гамбурга.

Корабль вез 900 немецких евреев с кубинскими визами. Как выяснилось, аннулированными к моменту прибытия в Гавану. Пассажиры взывали о помощи и к США, и к Канаде, но получили отказ, мотивированный тем, что хозяйственное положение обеих стран сложное, все иммиграционные квоты уже выбраны и помочь ничем не можем. Прибывший 27 мая в негостеприимную Гавану, «Сент-Луис» 6 июня отправился в обратный путь. Лишь в самый последний момент еврейская организация «Джойнт» добилась, чтобы пассажирам «Сент-Луиса» было разрешено сойти на берег в других европейских странах: 287 человек согласилась принять Великобритания, 224 — Франция, 214 — Бельгия и 181 — Голландия.

В других случаях, не столь известных, такого разрешения не было — и беженцы предоставлялись их судьбе. Была формулировка швейцарских инстанций: «Das Boot ist voll» — «лодка полна», т. е. страна не резиновая. И так действовали далеко не только швейцарцы. Еще летом 1938 года в курортном французском Эвиане прошла конференция демократических держав на тему о том, как быть с еврейскими беженцами из Третьего рейха, и позиция участников была единообразна. «Сочувствуем, но…» Парадоксальным образом страны никак не демократические — Испания, Португалия, Иран — порой проявляли гораздо большую снисходительность к трепету иудейских забот.

Конечно, безразличными державы были к судьбе не только евреев, но с другими беженцами все было по большей части келейно, здесь же пытались бить в набат — однако безрезультатно.

А дальше случилось обычное. Наказание невиновных и награждение непричастных. То есть наказания — как виновных, так и невиновных — не было, но с награждением все получилось, как надо. По итогам трагической четверти века — 1919-1945 годы — благополучателями оказались экономические мигранты из стран третьего мира. Льготы, пособия, режим наибольшего благоприятствования, etc. В качестве компенсации за бесчеловечное отношение к беженцам межвоенной эпохи явилось крайне чуткое и человечное отношение к людям, которым ничто не угрожает на родине, но на чужбине набор жизненных благ гораздо больше. К этому набору они отчасти и были допущены.

Это дело обычное. В статье 1918 года «Интеллигенция и революция» Блок писал: » Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? — Потому, что там насиловали и пороли девок: не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки? — Потому, что сто лет под их развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос нищему — мошной, а дураку — образованностью».

Так ли греховны были баре давних времен — вопрос отдельный. Может быть, и греховны. Но компенсацию за страдания их жертв получил Полиграф Полиграфович Шариков, который сам от бар никак не страдал.

Страдают одни, а блага получают совсем другие — на этом, похоже, весь мир строится. И правозащитный гуманизм европейцев — тоже. Человеческое, слишком человеческое.

«Мы знали, что это террористы»: Европа винит Минск в том, что натворила

Они предали утопию. Вторую Россию, созданную для них

Те, которые ехали назад в Россию, сами себя обманывали, им казалось, что можно вернуться, вернуться к своему народу и к той жизни, какую они когда-то знали. Те, которые оставались, возвращенцев считали предателями мечты, утопии, той самой второй России, которая кропотливо возводилась для них на Западе.

Журналист Иван Толстой и историк Никита Петров о том, почему во все времена и «волны» возвращение на родину влекло за собой главным образом разочарование. И когда же придет эпоха, когда «возвращение» перестанет ассоциироваться с «трагедией». Ведет программу «Лицом к событию» Елена Рыковцева

Видеоверсия программы

Белая эмиграция с 1917 по 1926 год – это два миллиона человек, из них только десятая часть были военные

Елена Рыковцева: По сути у нас сегодня вторая серия темы «Возвращенцы». Первая серия была месяц назад, мы обсуждали одного-единственного Александра Вертинского, сейчас мы обсуждаем тему возвращения из эмиграции уже гораздо шире. С нами Никита Петров, историк, и с нами литературный историк Иван Толстой.

Иван, вы как переходящий герой сериала – из нашего эфира про Вертинского вы переходите в более масштабное полотно. Помните, вы говорили в нашем эфире про Вертинского, что нужно более масштабное полотно в том сериале белой эмиграции, вот мы это масштабное полотно будем рисовать сейчас вместе с вами. Никита, согласны ли вы с тем, что когда обычному человеку на улице говорят «белая эмиграция», он сразу думает о белых, что это эмиграция, которая состоит из одних военных, бежавших с территории советской России?

Никита Петров: В принципе сам по себе термин лукавый, потому что, когда говорят «белая эмиграция», подразумевают, конечно, Белую армию, белое движение и массу тех людей, которые вынуждены были после поражения на фронтах покинуть Россию. Это тема, которая вернулась в кинематограф, в литературу уже в конце 50-х – в 60-е годы, даже стала несколько романтизироваться. То есть здесь действительно уже создан и впечатан в сознание некий образ, хотя, конечно же, речь идет о многих уехавших и не только примыкавших к белому движению. Тот же «философский пароход», выдавленные из советской России интеллектуалы, которые не нужны были советской власти, ибо думали не так, как надо, ибо не поддерживали тех, «кого надо». Это гораздо более масштабное и многоплановое явление. То есть в принципе, когда мы говорим о белой эмиграции, мы должны понимать, что это множество людей, вынужденных выехать, убежавших или с трудом даже убежавших от чудовищной тоталитарной власти, которая просто проливала реки крови.

Елена Рыковцева: Мы должны знать и держать в голове эту цифру, что белая эмиграция с 1917 по 1926 год – это два миллиона человек, из них только десятая часть были военные. Почему их всех объединили этим термином «белая эмиграция» так, что люди в будущем стали путаться и думать, что все они были военные?

Никита Петров: Совершенно не случайно, потому что нужно было придать некий враждебный характер всей этой «компании», которая собралась за рубежом. Во-первых, они стали некоей значимой силой, они выступали, они издавали газеты. Это был огромный «русский мир» и в Германии, и во Франции, и во многих других странах, который, собственно говоря, оказывал духовное сопротивление большевизму и власти, которая была захвачена партией Ленина, а потом, соответственно, большевистской партией, которая руководилась Сталиным. То есть это были люди, которые не сложили не то чтобы физического оружия, материального оружия, а духовного оружия. Это люди, которые боролись за ту Россию, которую они потеряли.

Елена Рыковцева: Вот тут и начинается интересная вещь. Например, историк и писатель Леонид Млечин делит белую эмиграцию условно на три большие группы, конечно, она богаче по своим оттенкам. Первая та, которая не смирилась и не сложила оружие. Вторая, которая пошла на сотрудничество, на союз с советским государством. И третья, которая просто влачила существование. Он говорит жалкое, но мы будем считать просто существовала, вписывалась, пыталась, старалась, выживала.

Это множество людей, убежавших от чудовищной тоталитарной власти, которая проливала реки крови

Никита Петров: Это весьма условно. Дело в том, что типологией можно заниматься, сколько угодно. У нас, во-первых, сотрудничавших с советской властью, с ее специальными представителями на Западе были из всех групп, и из прозябавших, и из «сменовеховцев», и из даже так называемых воевавших. Возьмем того же генерала Скоблина, который завербовался в агенты ОГПУ. Он же формально состоял в РОВСе, он формально был в числе воевавших, но он сотрудничал с советской властью тайно и способствовал, между прочим, многим преступлениям, которые были совершены в Париже. Похищение генерала Миллера – это дело рук Скоблина. Он сам погиб именно потому, что в этом участвовал. Его советская власть, в отличие от тех легенд, что его пытались вывезти, перевезти в Испанию, ничего подобного, его по приказу из Москвы, по приказу Сталина просто убили. Шифровка об этом была направлена в Париж Шведу и Яше, Швед – это Орлов, Яша – это Яков Серебрянский, им так и сказали: хозяин приказал. Шифровка опубликована, я ее опубликовал в книжке про Ежова.

Елена Рыковцева: Иван, считаете ли вы, что этот термин «белая эмиграция», под который подпали и военные, и литераторы, и бизнесмены, предприниматели, коммерсанты, что он носил негативный оттенок, он скорее был навязан оттуда советской Россией, себя они как белую эмиграцию не позиционировали?

Иван Толстой: Нет, это название не только советское. Если уж говорить о советской стороне названия, то они были слишком часто «белобандиты», а не просто «белые эмигранты». Это в первые годы, потом немножко советская власть остепенилась и стала эмиграцию называть «антисоветской», «реставраторами прошлого» и так далее. Конечно, вообще в этом термине «белая эмиграция» есть такое известное упрощение, редукционизм, по-научному говоря, то есть сведение к каким-то протоэлементам. Вот эмиграция – это бывшие помещики и капиталисты, поэтому они ненавидят страну рабочих и крестьян.

Люди хотели нормальной, мирной, сытой жизни без расстрелов, поджогов и всевозможной неизвестности

Что касается помещиков и капиталистов, то, конечно, они были в эмиграции, а некоторые, кстати, не успели убежать, оставались на территории советской России. Дело в том, что большая часть эмиграции была не белой в этом смысле. Ведь все эти понятия белизны идут еще из французской истории, из истории Французской революции. То есть белая эмиграция – это эмиграция монархическая, так принято считать. Так вот, монархистов в эмиграции в первой волне, а ведь сейчас мы говорим именно о ней, мы говорим о тех, кто убежал из-за переворота в октябре 1917 года. Причем не о тех, кто спокойно уехал из Советского Союза, подав в соответствующие органы заявление о желании уехать, как писатель Алексей Михайлович Ремизов или как художник Юрий Анненков, который поехал просто с выставкой, советской выставкой на Венецианское биеннале, как какой-нибудь Чехонин или Александр Бенуа, которые уехали вообще в 1928 году, никакими белыми они не были, естественно, это были просто эмигранты.

А вот среди беженцев, то есть тех, кто бежал из страны, никого не спрашивая, потому что боялся пули в спину между лопаток, вот среди этих людей белых было совсем немного. Армия разве что, армия была вполне многочисленна, но она составляла всего несколько процентов от общего числа. В основном это были гражданские люди, люди всех профессий. Вы правильно сказали, конечно, адвокаты, коммерсанты, учителя, врачи, архитекторы, писатели, художники, композиторы, танцовщики, крестьяне просто, которые были вырваны с корнем в результате военных действий.

Не забудем, что эмиграция началась уже в самом конце 1917 года. Это были люди, которые просто были гонимы ветрами и волнами, никакими белыми они не были. Если бы эмиграция была белая такая многочисленная, то это были бы люди, которые встали бы на защиту старого строя, на защиту старого строя не встал практически никто. Это была эмиграция времен промежуточных, времен русской смуты. А там люди, организаторы этой эмиграции, хотели прежде всего возвращения порядка, законности, а не великих князей и государя императора вновь на свой трон.

Люди хотели нормальной, спокойной, мирной, сытой жизни без расстрелов, поджогов и всевозможной неизвестности. Поэтому «эмиграция белая» – это, конечно же, общий термин, уничижительный, обвиняющий, принижающий, унизительный для того, чтобы сказать, что по ту сторону границы находятся враги. По ту сторону границы может быть и были враги, но это были такие же граждане, как и те, что остались в советской России. Вот это общее разъяснение, общее растолкование термина. Лучше всего я бы предпочитал называть эту эмиграцию не белой эмиграцией, а первой волной эмиграции. Именно потому, что там рыбешка была самая-самая разная, вместе с камешками, с песком, с тиной морской и золотыми рыбками.

Елена Рыковцева: Это была вводная часть нашей программы – теоретическая, мы переходим к практической – к мотивации. К мотивации тех, кто возвращался из эмиграции первой волны, второй волны, почему они верили. Мы будем говорить о том, как они возвращались, как они разочаровывались или не разочаровывались, и как они жалели о том, что они вернулись и не жалели. Давайте с Бориса Савинкова начнем, которого обманули.

Это люди, которые боролись за ту Россию, которую они потеряли

Никита Петров: Это другая история совсем, он не собирался возвращаться. Его возвращение связано с борьбой с советской властью, он идейный человек. Его вообще нельзя причислить к белой эмиграции со строгой точки зрения. Вопрос в другом, вопрос в том, что как раз Савинков – это такие флуктуации, о которых даже нет смысла говорить, потому что это идейный борец, который вернулся бороться с советской властью, который пытался здесь создать какое-то сопротивление советской власти. Который, конечно же, поддался на игру чекистов, которые довольно умело стали в середине 20-х годов, в период, когда они выманивали Савинкова, в 1924-м, они умело стали играть на противоречиях, и они умело стали разлагать эмиграцию. Я бы, кстати, говорил о трех волнах эмиграции и о трех волнах возвращения.

Борис Савинков. 25 августа 1917 года

То, что мы говорим сейчас про 20-е годы, – это скорее мотивация у многих экономическая, кто не нашел себя и не устроился. Наиболее яркий пример – деникинский офицер Петр Ильич Нестеренко, который вернулся в Россию и стал заведовать крематорием московского Донского кладбища. Прославился тем, что сжигал тела приговоренных к расстрелу. Но он сам предложил свои услуги советской власти, он сам стал списываться с советскими посольствами, предлагая себя, потому что не нашел себя на Западе. Увлекался процессами кремации и понимал, что на самом деле некуда пристроиться ему в Париже. Вернулся, а он был еще и летчиком, достаточно образованный, достаточно эрудированный человек, и здесь тоже долго не мог себя найти, пока его в 1927 году не назначили первым директором московского крематория. Это экономическая мотивация. И он стал впрямую служить органам ОГПУ.

Елена Рыковцева: Мы говорим о разных мотивациях. Человек возвращается, чтобы менять, он романтик в каком-то смысле террора, он верит в то, что он может изменить.

Никита Петров: Это совершенно выдающийся пример, а мы говорим о типологии, о рутине. Это продолжение борьбы, только уже на советской территории. Я не хочу сказать ничего плохого о Савинкове, борьба с советской властью вообще святое дело, но вопрос здесь в другом, мы сейчас говорим о соглашателях, о вернувшихся, которые стали встраиваться в новую жизнь, потому что там себя не нашли – это одна мотивация.

Деникинский офицер Петр Нестеренко вернулся в Россию и стал заведовать крематорием московского Донского кладбища

Другая мотивация: там себя хотя бы и нашли, но полагали, что здесь они себя найдут еще лучше, в России. Вот вам Алексей Толстой типичный пример. Кто интересуется, просто рекомендую прочесть очерк Ивана Алексеевича Бунина «Третий Толстой», где все расписано от и до, и как он хвастался, и какая у него жизнь, и какая у него дача. Он Бунина звал приехать, говорил: «Тебя с колокольным звоном встретят». Когда Бунин спросил: «Что же, у вас там колокола запрещены в звон». – «Да не вяжись ты к деталям, не это важно. У меня набор трубок, коллекция, какой у английского короля нет». А приехав, он написал маленькую повесть «Хлеб» об обороне Царицыно, о роли товарища Сталина. Он встроил себя и получил все, чего он не мог получить на Западе. Но это уже называется душевная проституция. С Куприным другая история. Тяжелобольной, практически спившийся человек вернулся, и обманутый. На писателей иногда находит такая лихоманка под названием ностальгия.

И много других примеров. Я уже не говорю про Эфрона, который тоже поставил себя на службу советской власти сначала тайно, а потом вынужден был бежать в Советский Союз. Я не говорю о Марине Цветаевой, которая тоже была вынуждена уехать. Ее дочь, которая вдруг воспылала любовью к Советскому Союзу, только и бредила тем, как бы вернуться в Советский Союз.

Сергей Эфрон, Марина Цветаева, Петр Сувчинский

А что происходило с эмиграцией? Ответ очень прост, у нас потом это сформулировали как некий совершенно ложный постулат, потому что как будто бы, считала советская пропаганда много позже, в 60-70-е, что они разглядели, что под вывеской СССР билось сердце той самой России, какую они покинули, там жила та самая Россия. Это ложь. Вывеска СССР – это сущность, под вывеской СССР не было никакой России. Но люди на Западе себя обманывали, им казалось, что может быть можно вернуться и вернуться к той жизни, пусть в другой форме, какую они когда-то знали, к своему народу, не встроившись там. Одним словом, это трагедия. Те, кто вернулся в 20–30-е годы, – это люди, которые пережили трагедию, как и продавшие себя ОГПУ, так и те, кто обманулся сам.

Елена Рыковцева: Хорошо, мы убираем из этого списка человека, который хотел вернуться и изменить этот мир, он верил, что его возможно еще изменить.

Никита Петров: Но он социалист, он же не монархист.

Елена Рыковцева: Это экстремально-радикальный пример, который мы оставляем в сторонке. Говорим о тех, кто вернулся сознательно встраиваться в эту жизнь. Не у всех получилось встроиться так, как они хотели. О них наш сюжет.

Елена Рыковцева: Всегда, когда об этом заходит речь, пытаюсь спрашивать гостей: можно ли было просчитать свою судьбу заранее? Или каждый из них примерно одинаково верил, что все будет хорошо, как их уверяли?

Под вывеской СССР не было никакой России

Никита Петров: Людям свойственно обманываться. Как уже мы говорили на примерах Скоблина, который сотрудничал с ОГПУ и был людьми из НКВД в 1937 году убит там же в Париже, так же, как Эфрон, который сотрудничал с ОГПУ-НКВД, был вывезен все-таки в Советский Союз, но убит уже здесь и осужден, многие другие, они обманывались, как свойственно человеку обманываться. Ему казалось, что со мной это не произойдет, со мной будет по-другому. К сожалению, это общее свойство. Люди проницательные, люди дальновидные, например, Иван Алексеевич Бунин, они на эти вещи не поддавались, хотя искушение было велико, их заманивали, тот же Толстой, который Бунина уговаривал. Но если мы вспомним про трагичную судьбу, она была не у всех. Тот же пример Алексея Толстого – пример в принципе проданной души, но благополучной судьбы. Умер он, конечно, рано, но ведь и пил, и ел, и все в свое удовольствие. Вспомните картину, я забыл, какой художник написал, чуть ли не Нестеров, Толстой за застольем – бокал вина, богатый стол.

Алексей Толстой. Фото М. Наппельбаума, 1923.

Елена Рыковцева: Эта картина выставлялась на Страстном бульваре.

Никита Петров: Хорошая картина, с настроением, дух передан – вот, он пирует, у него есть все. В 1938 году было очень интересное донесение НКВД Сталину, он следил за настроениями писателей, в том числе таких, которые вернулись, неприкасаемых не было, там Толстой рассуждал на тему: вот раньше при царском режиме можно было несколько орденов иметь, чтобы не портить пиджак только одним орденом. Ему дали орден Ленина, но на каждом пиджаке нужно сделать дырку, потому что тогда ордена Ленина были на винте, сделал дырку, и пиджак уже испортил, а так можно было бы на все пиджаки навертеть по ордену Ленина, меняешь только их. Вот его настроения, вот его и барство, и жизнь при советской власти.

Елена Рыковцева: Иван, как вы считаете, человек, как говорит Никита, продавший душу, но никак, тем не менее, он не мог гарантировать себе благожелательного отношения и счастливой судьбы. Понимал ли он, что продавая душу дьяволу, он этих страховок не получит или он самообманывался и считал, что да, это гарантия безбедного нормального живого существования?

Иван Толстой: Позвольте, я сперва отвечу на вопрос Никиты о том, кто автор картины – это знаменитый художник Петр Кончаловский, дедушка братьев Михалковых. С этой картиной смешно: Алексей Толстой жрет свиной окорок размером с его собственную физиономию. Но, простите, как называется картина, там есть подписи, можно прочесть – «Писатель в гостях у художника». Это Кончаловского окорок, это он так жрал, простите за выражение, а Алексей Толстой пришел к нему в гости. Я не хочу сказать, что дома такого окорока не было у Алексея Николаевича, был, все подвалы были забиты и не только окороками. Но давайте будем корректными: он все-таки на обеде у художника. Но это так, реплика, шутка.

Елена Рыковцева: Я тоже поправлюсь, это был все-таки не Страстной бульвар, а Тверской.

Русским людям свойственно верить в свой град Китеж. Русский человек – это человек утопического сознания

Иван Толстой: Теперь общий вопрос, кто там обманывался. Чтобы не отвечать точечно на такие вопросы, какова была позиция Алексея Толстого, я сейчас постараюсь ее коротко раскрыть, но надо сказать два общих слова. Никита Петров начинал говорить об этом самообмане, о том, как человеку свойственно это. Я бы сказал так: русским людям, про других не скажу, я в русских хоть что-то понимаю, а в иностранцах понимаю мало, так вот русским людям свойственно верить в свой град Китеж. Русский человек – это человек утопического сознания. Русскому человеку надо мечтать, и без мечты он не живет. Как говорил Андрей Синявский: «Не с горя, не от радости пьет русский человек, а единственно из потребности в чудесном. Вот выпил – и чудеса настали на твоей душе».

Русскому человеку и без водки, и без сивухи нужно, чтобы на душе были чудеса. И русский человек верит в то, что чудеса существуют, но не здесь, конечно. Где же лучше? Где нас нет. Где нас нет, там и хорошо. Поэтому русский человек всегда мечтал о далеких краях, о загранице, в данном случае о Европе. И эмиграция, когда она уже начала складываться в Европе как диаспора, как люди, прикрепленные к каким-то новым своим местам и к своему жилищу новому, они стали возводить то, что я бы назвал второй Россией.

Иван Толстой

Первая Россия была в огне, была в голоде, была в расстрелах, и вообще она была брошена, из нее убежали. Но русский человек не может так просто жить с этим ужасом на своей душе, он должен возводить вторую Россию, и вторую Россию как утопию стали возводить. Это продолжалось на протяжении многих лет. Посмотрите, как была структурирована русская эмиграция, ведь там были все предпосылки, абсолютно все, за исключением двух главных, все абсолютно предпосылки для построения и создания такой второй России. Прежде всего там была Русская церковь, которая объединяла, это структура мощнейшая. Те даже, кто в церковь не ходили в предреволюционные годы, ринулись в русские церкви за рубежом, хотелось примкнуть, принадлежать к этой структуре, к тому, что надежно, твердо и где земля не дрожит.

Второе, конечно, в какой-то степени Русский общевоинский союз, невероятно структурированная организация под руководством генерала Врангеля, а затем с помощью ячеек, рассеянных по всему миру, по Европе прежде всего. Затем всевозможные газеты и журналы, периодика – это фактор, невероятно объединяющий людей. Люди, которые газет не читали может быть у себя где-нибудь в Тамбове или Костроме, вот уж точно читали, кто «Возрождение», кто «Последние новости», кто «Руль» и так далее. Конечно же, кадетские корпуса, Русская акция помощи Томаша Масарика в Чехословакии. А я хочу напомнить, что Русская акция помощи распространялась не только на тех, кто жил в Праге или в Чехии, по Русской акции поддерживался парижский журнал «Современные записки», самый главный журнал в эмиграции, поддерживался парижский, французский Земгор, земские и городские администрации, объединившиеся в единое сообщество.

Затем, все русские школы, гимназии и так далее, не говоря уже о союзах архитекторов, шахтеров, инженеров и так далее. Русские столовые даже и то служили, немножко смешно, но служили такой структурой. Представляете, все было для того, чтобы была создана вторая Россия. Самое интересное – были деньги. Не частные капиталы, увезенные в карманах, а общественные деньги. Это были деньги, распределением которых руководили лидеры, организаторы русского эмигрантского жития, послы временных правительств, пусть и не состоявшиеся. Василий Маклаков в Париже, объединявший Европу, и Борис Бахметьев в Америке, объединявший тех, кто был за океаном. От этих людей, а также от финансовых представителей старой России, прежней России зависело, куда пойдут эти деньги. Деньги были очень большие. И самое последнее, я хочу заметить, закончились в 1957 году. Представляете, сколько было денег. Они были потрачены, расходованы на поддержку русских людей, организаций, вдов, детей, на стипендии и так далее, конечно, медицинские всевозможные траты. То есть у них было все для того, чтобы создать вторую родину в согласии со своей утопией. Если нельзя на первую вернуться, то создадим вторую. Не было двух только вещей – не было общего правительства и не было общего законодательства. Вместо правительства и законодательства были традиции, духовные чаяния. Это утопия, которая создавалась за границей. Вот почему эмиграция как единство, называют ее белой, я называю первой волной, смогла просуществовать и продержаться так долго, да, уходя в песок, да, угасая, тем не менее, эта утопия держала всех. И те, кто возвращался в советскую Россию, те были предатели утопии. Вот почему их не простили никогда.

Не с горя, не от радости пьет русский человек, а единственно из потребности в чудесном

Когда Никита Петров говорит о душевной или духовной проституции Алексея Толстого – это вопрос более сложный. Хотя, конечно, я всю жизнь своего деда называл духовной проституткой. Но, углубляясь в эту проблему, я бы теперь сказал по-другому: Алексея Толстого обвели вокруг пальца, ибо он был политически глуп. Его поссорили с эмиграцией, и как крысе ему некуда было или как таракану, используя образ тараканьих бегов из его же повести, ему некуда было бежать, только в одном направлении – только назад в СССР. И там его заперли до 1932 года. До 1932 года он с 1923 не смог выехать за границу. Его окончательно разложили, да он и сам разлагаться был, конечно, рад, он хотел хорошей жизни. Но надо сказать, что само возвращение было организовано ГПУ. Еще в самом начале 1923 года, за полгода до возвращения, он выписывал себе в Берлин свою дочь Марьяну, жившую в Москве, он считал, что он останется за границей. А весной 1923 года его судьба была решена по-другому, и он вернулся на других основаниях, он вернулся как человек, под которым горит земля. Хотя он был, повторяю, душевной проституткой – это да, но технически его заставили в эту дырочку бежать.

Елена Рыковцева: Тут я как человек, который видит сейчас Никиту Петрова и его реакцию, должна его сдать. Вы удивились, что это дедушка.

Никита Петров: Это называется – должен был знать лучше. Я, конечно, знал об этом, но абсолютно не брал в расчет. Потому что когда мы говорим, излагаем свое мнение, совершенно неважно, кому мы это говорим. В глаза нужно говорить людям всегда то, что сказал бы за глаза – это мой принцип. Я очень рад, что Иван дополнил свои и хорошие, и эмоциональные реакции. Но, в конце концов, можно много спорить о возвращении в 1923 году. Обвели вокруг пальца, конечно, хороший термин. Не будем спорить, в конце концов обманываться – это свойство человека.

Мне понравилась история, которую рассказал Иван относительно утопии, а это уже речь идет о скрепах, между прочим. Потому что это и есть та самая сегодняшняя наша утопия, в которую нас толкают, и к чему апеллирует нынешняя власть. Она опять строит воздушные замки и опять находит в истории что-то такое не существовавшее, но называемое скрепами. Это довольно забавно, потому что история всегда повторяется.

Скрепы – это и есть та самая сегодняшняя наша утопия, в которую нас толкают

Но, возвращаясь к первой волне эмиграции и возвращению, мне кажется, все-таки это единичные случаи, это не мейнстрим. Это очень маленький поток, если сравнивать с масштабами эмиграции, это штучная работа ОГПУ часто, это штучная работа ГРУ или разведупра Красной армии, это штучная работа советского пропагандистского аппарата. А вот после Второй мировой войны начинается более массовый поток, и он интереснее другим. Здесь очень много людей оказалось вообще вынужденно за границей, в Германии на работах. Интересно отношение советской власти к этому. Советская власть относилась к ним как к угнанным своим рабам. Их угнали, значит дайте нам их назад, мы их возвращаем как свое имущество. А это неслучайно, об этом тоже все прекрасно знают. Из Советского Союза нельзя было свободно выехать, с середины 20-х годов единичные случаи бывали, но чаще это были невозвращенцы. То есть Советский Союз рассматривал своих граждан как фактически свою собственность. Он решал, Советский Союз, власть решала, поедешь ты за границу или нет. Только тем, кому доверяли, только тем, в ком были уверены. И вот эти люди, которые убегали уже в годы войны, после войны – это уже особый случай. И здесь возвращение второе было тоже с обманутыми, но было и с теми, кого насильно возвращали.

Опрос прохожих на улицах Москвы

Елена Рыковцева: Все-таки скорее жертвы в представлении людей, которых мы встречали на улице.

Советский Союз рассматривал своих граждан фактически как свою собственность

Никита Петров: В конце концов, давайте отдавать должное и тому, что представление об эмиграции было сформировано у людей, вещающих на улице, в последнее время или в последние годы советской власти, когда белая эмиграция даже несколько романтизировалась и не то, чтобы воспевалась, но, по крайней мере, была попытка понять, вникнуть в ситуацию. И конечно же, много изображались трагедии, которые были. Советская власть вкладывала в это свой посыл, дескать, они оторваны от родины, поэтому, соответственно, они у нас страдают, поэтому мы можем их даже пожалеть, потому что они от родины оторваны. В кинематографе этот образ, конечно, закрепился.

Елена Рыковцева: Я хочу вернуться к этой фразе, к мысли Ивана Толстого о том, что они верили, что чудеса случаются. Давайте мы эту веру рассмотрим на примере разных возвращенцев, разных волн – первой и третьей. Я хочу разницу в этой вере все-таки проговорить. Одни знали, что режим там чудовищный, кровожадный, людоедский, но почему-то поверили, что все не так страшно. Эти, возвращаясь в тот режим, который для всего мира был либеральным, демократическим и так далее. Горбачеву не только они поверили, но и весь остальной мир. Но разочарование, которое потом наступило, я думаю, его уже можно сравнивать и там, и там. Другое дело масштабы репрессий, которые постигли тех, кто вернулся тогда, и тех, кто вернулся после третьей волны, они несопоставимы.

Никита Петров: Истоки разочарования в данном случае разные. Если истоки разочарования первой волны возвратившихся и второй волны возвратившихся понятны – это неизбежное разочарование, потому что они возвращались к жестокой, чудовищной диктатуре, то третья волна, которая возвращалась в новую свободную Россию после 1991 года…

Елена Рыковцева: Отложенное разочарование.

Никита Петров: Оно не отложенное, оно неожиданное по той простой причине, что и я тоже верил в 1991 году в то, что теперь мы заживем, мы сделаем правовое демократическое государство, оно будет. И в это верили многие, и те, кто возвращался, тоже. С чем они сталкивались? Они вдруг столкнулись с тем, что эта инерция, может мы отнесем это к тем самым идеалистическим объяснениям, которые давал Иван, о русском человеке, верящем в чудо, верящем в мечту, в утопию. На самом деле нет, на самом деле это та инерция, которая была заложена советской властью. Люди не привыкли жить при свободе, люди не привыкли делать свой собственный выбор, люди не привыкли отвечать за свои поступки. У них уже иждивенческий комплекс и полный абсолютно государственный патернализм, который не был изжит и во властных структурах. Поэтому мы видим: несколько лет свободы и совести, когда люди усовестились тому, что делали, это самые последние годы перестройки, начало ельцинской эпохи, а потом начинается регресс и возвращение старых государственных структур, чиновничьего аппарата, закрытие документов в архивах.

Владимир Буковский во время выступления в прямом эфире на радиостанции «Эхо Москвы». 2007 год

Я очень хорошо помню, как с Владимиром Буковским мы обсуждали, он приехал в августе 1991 года, в сентябре мы обсуждали тему, как создать международную комиссию по архивам. Этот проект был написан вместе с нашим научно-информационным центром «Мемориал». Сейчас «Мемориал», правда, считается внесенным в реестр иноагентов – это тоже примета уже нынешнего времени.

Елена Рыковцева: Мы будем так говорить: внесен в списки награжденных.

Люди не привыкли жить при свободе, делать свой собственный выбор, отвечать за свои поступки

Никита Петров: Внесен в списки, какие надо списки, как говорили в старые хорошие времена. Буковский ходил с этим проектом, который был подготовлен, к Полторанину, в начальственные кабинеты, пытался встретиться с Ельциным. И уже тогда шло это торможение, уже тогда чиновники говорили, в том числе, кстати, и Волкогонов, который возглавлял комиссию по архивам, в которую я входил, говорили: ну это же унизительно, что нам для того, чтобы понять свою историю, нужные какие-то иностранцы, нужна международная комиссия. Прав был Буковский, а они жили как раз теми идеями, что мы теперь сами со всем справимся. Не справились. Потому что учиться демократии нужно было серьезно и самым тщательным образом.

Никита Петров

Елена Рыковцева: Все-таки давайте будем справедливыми к горбачевскому и перестроечному периоду. Они приезжали, вы говорите, видели инерцию, к сожалению, новый мир не построишь на том, что они увидели. Это может быть была их мечта. Но, по крайней мере, они видели другую перед собой Россию, другой Советский Союз, в котором их уже тюрьма не ждала, в отличие от того, что им могло обломиться при первом и втором варианте возвращения.

Никита Петров: Не будем забывать, что их, во-первых, ждала относительная свобода, они могли в любой момент уехать. Это не Советский Союз. Первая волна вернувшихся не могла уехать уже отсюда. Вторая волна вообще была частью насильно сюда возвращена, а вот третья волна была свободна, она могла выбирать. Буковский не остался, а Войнович приехал и остался, в принципе посвятил себя служению тому, чем и раньше хотел служить, доброму, правдивому и вечному. А была еще часть вернувшихся, которые на самом деле вернулись, потому что в них зрели антизападные настроения. Тот же самый философ Зиновьев.

Елена Рыковцева: Сто лет которого в следующем году будут отмечать торжественно. Путинским указом, кстати, создана комиссия по отмечанию этого события.

Никита Петров: Блестящий логик, ученый, а тем не менее, почитайте, что он писал, когда он вернулся, и что он писал о горбачевской перестройке – это даже круче, чем любой монархизм, это такой россиецентризм, это такой антизападный посыл, что дальше ехать некуда. У многих это было.

Елена Рыковцева: Поэтому он давно стал знаменем известных сил.

Никита Петров: Здесь все гораздо сложнее с третьей волной эмиграции. И это тема отдельного большого разговора.

Елена Рыковцева: Почему эмиграция во время нападения Гитлера на Советский Союз, самые яркие личности, были так антигитлеровски настроены, просоветски?

Никита Петров: Не все, она разделилась ровно наполовину.

Елена Рыковцева: Не ровно наполовину.

Несколько лет свободы и совести, а потом начинается регресс и возвращение старых государственных структур

Никита Петров: Я считаю, что и тех, кто был с Гитлером, было достаточно, и тех, кто за Сталина. Тот же Бунин писал, что «я переживаю за исход Сталинградской битвы. Кто бы мог поверить, что я вдруг буду за это переживать?». Но это не значит, что он был со Сталиным.

Елена Рыковцева: Давайте обсудим ту половину, которая была, как Антон Деникин, настроена антигитлеровски. Всё зная про Сталина, когда эти люди душой на стороне советской России, что это значит, какие мы делаем выводы? Россия для них все равно превыше, чем режим?

Никита Петров: Это идеализм на самом деле. Потому что они думают в данном случае, конечно же, о многовековой истории России, которая билась с иноземными захватчиками. В данном случае орды захватчиков вторглись в Советский Союз, а в их понимании в Россию, неужели они будут на стороне захватчиков? А были люди идейные настолько, что они говорили, что в данном случае речь идет о захватчиках, но враг, который сидит в Кремле, он гораздо хуже этих захватчиков. Это вопрос нравственного и даже исторического выбора. Не готов судить ни тех, ни других, но это некий факт, который нам надо принять, истории.

Елена Рыковцева: Я считала, что очень яркие умы, личности русской белой эмиграции ментально перешли на сторону Сталина именно в этой войне. Как вы, Иван, считаете, что ими двигало?

Иван Толстой: Утопия, опять утопия. Русским человеком всегда движет утопия. Есть, конечно, прагматические умы, которые не поддаются на утопические настроения, им утопические концепции чужды просто психологически по их природе, по натуре. Но огромное число, подавляющее большинство верит в утопии. Возвращение в Россию, мы этот вопрос уже начали обсуждать, мы говорили о том, во что верила эмиграция, находясь в изгнании, что там она строила свою утопию, так вот возвращенцы строили свою утопию. Не только советская власть строила свою утопию-антиутопию, какой она обернулась, но и возвращение было связано с поиском этой самой утопии, этого идеала.

Эмигранты возвращались в некий идеал. Если пришлось покончить с идеалом изгнанническим, если там ничего не получалось, то без идеала жить нельзя, очень многие не могут жить без идеала. Есть люди, преспокойно пьющие утром кофе, читающие свою газету, не думающие ни о каких идеалах – это счастливые, наверное, люди, я так думаю. А большинство хочет какого-то идеала, какого-то смысла, потому что идеал дает осмысление, идеал – это духовное целеполагание. Так вот они возвращались в Советский Союз, думая: со мной-то ничего не случится, я же не враг своей стране, я не враг даже большевикам, я буду тихонько, как мышка, сидеть в углу и делать свое располезное дело. И никто не знал, что грязным когтем эту мышку выковыряют из-за половицы, из-за плинтуса и заставят делать то, что нужно делать, если не распнут вообще к чертям собачьим. Возвращение было связно именно с поиском идеала. Идеал живет, куда бы человек ни сдвинулся. Он сидит в изгнании, у него свой идеал, он возвращается в Россию – свой идеал. А вот как быть с гитлеровским нападением на родину? Вот тут опять разделились люди на два идеала.

Никто не знал, что грязным когтем эту мышку выковыряют из-за плинтуса и заставят делать то, что нужно

Очень страшно говорить слово «идеал» применительно к тем, кто встал на сторону Гитлера. Но ведь они себя оправдывали, не мы их оправдываем, а они себя оправдывали. Мы стараемся проникнуть под их кожу, в их психологию. Они считали, что лучше черт, чем дьявол. Лучше черт Гитлер, но он освободит любимую родину от дьявола, поэтому я пойду с чертом, говорил такой русский эмигрант. И конечно, он проиграл и духовно, он проиграл и административно, и в военном отношении, но он так думал. Не надо считать, что это были мерзавцы, которые вообще переступили через любую нравственность. Нет. Мерзавцы были, но большая часть были такими легковерующими, такими людьми, которые нуждались в идеале, в граде Китеже, освободить Россию пусть на штыках Гитлера.

А другая часть, Никита Петров правильно процитировал Бунина, который встал за Красную армию, как известно, в театре в Париже после окончания войны, повернувшись к какому-то советскому генералу, сказал, что он имеет честь сидеть с красным генералом, с советским генералом рядом, а тот ему в ответ поклонился, человек был старого воспитания, сказал, что это он имеет честь сидеть рядом с Иваном Алексеевичем Буниным, великим русским писателем. У Бунина опять был идеал, опять этот град Китеж, что великая Россия победила эту чертову непобедимую Германию, которая же всю Европу подмяла под себя, а Россия оказалась выше. И поэтому у Бунина были легкие возвращенческие настроения, которые быстро были прихлопнуты опять-таки реальностью – постановлением о журналах «Звезда» и «Ленинград» в августе 1946 года. А ведь его почти охмурил Константин Симонов. Бунин, может быть, и не вернулся бы, но он так себе куда-то, усов не носил, но куда-то себе улыбался и ухмылялся, подумывал: черт побери, а вдруг Россия изменилась? То есть опять была надежда на утопию, на град Китеж. Русский человек вечно живет этим градом Китежем.

Галина Кузнецова, Иван Бунин, Вера Бунина и Леонид Зуров

И наконец последнее, возвращаясь к третьей волне эмиграции, к тем, кто начал возвращаться в 90-е годы, они тоже поверили в постсоветский град Китеж, тоже в эту советскую утопию. И я, надо сказать, тоже верил. Хотя я отправился как раз в 1988 году в противоположном направлении, посматривал, как многие считали, предательски уже из-за бугра на то, что происходит в России уже свободной, тем не менее, мне тоже казалось, как и Никите Петрову, что страна изменится. Так много перемен, счастливых каких-то вещей, ну а трудности, они всегда трудности. То есть я сам испытал воздействие утопии, что говорить о тех, кто уже несколько десятилетий прожил в эмиграции. Некоторые из них стремились в Москву, в Петербург и в другие свои родные города для того, чтобы снова со своей родиной пережить катарсис. Потребность в катарсисе, иначе говоря, в утопии, в граде Китеже была всегда. Посмотрите, скоро начнут возвращаться эмигранты те, которые в наши дни, они снова поверят. От этого зубовная тоска охватывает. Поверят.

Скоро начнут возвращаться нынешние эмигранты, и они снова поверят. От этого зубовная тоска охватывает

Елена Рыковцева: Никита Петров хохочет и говорит, что этого не случится.

Никита Петров: Дело не в том, что люди перестали очаровываться. Чтобы не разочаровываться, не нужно никогда очаровываться. Дело в том, что люди сегодня не вернутся именно в такую Россию, какой она является сегодня – это совсем другая история. Здесь нет никакой положительной динамики, никакой идеи, ничего привлекательного. Мы видим полицейское государство, которое давит своих граждан, граждане наоборот разбегаются. Так вот сейчас как раз время не собирать камни, камни сами разбрасываются и сами раскатываются из нашей страны. Сейчас нет волны назад, она может быть штучная, когда кого-то переманили.

Елена Рыковцева: Главное, что их уже невозможно убедить, как было раньше. У тебя было два уговорщика: с одной стороны как у Ильи Ефимовича Репина, который оказался на территории Куоккалы, на территории Финляндии со своей усадьбой. С одной стороны, у него был Клим Ворошилов, который писал ему письма, что возвращайся из свой Финляндии, тебя здесь ждут золотые горы. А с другой стороны, к нему приходил старый друг Корней Иванович Чуковский, приезжал из советской России, говорил: да может и не стоит, да и сиди. И тут уже зависело от твоей трезвости ума и способности оценить этих двоих уговаривающих. Но ведь шире информация сейчас?

Никита Петров: Иван имеет в виду, что если сейчас начнется новая перестройка, гласность и демократизация, тогда люди опять поверят. Здесь я с ним готов согласиться, если действительно начнется движение к свободе и демократии, то вполне нормально, как вода из одной точки перетекает в другую, когда есть на то физические условия, так же и здесь люди действительно захотят, во-первых, в этом участвовать.

Елена Рыковцева: Оно не начнется.

Никита Петров: Это мы так тоже думали в 1985 году, что ничего не начнется, а оно взяло и началось.

Елена Рыковцева: Почему-то все оптимисты приводят в пример развал Советского Союза. Никто не верил, что развалится Советский Союз.

Никита Петров: Развал – это когда кто-то другой сделал. Это называется естественный распад. Развал – это когда пришел человек и порушил. Это же абсурд.

Елена Рыковцева: Вы согласны, что есть такой штамп, все говорят: вот вы никто не верили, а он случился, никто не ожидал. И вот сейчас тоже: никто не ожидает, а случится. А вот не случится.

Никита Петров: Мы сейчас можем об этом сколько угодно спорить, но на самом деле никогда не бывает так, что какие-то процессы длятся вечно и исключительно с негативной тенденцией. Всегда в этих условиях вызревают совершенно другие тенденции, и совершенно другие силы вступают на политическую арену. Та же молодежь хочет жить так, как она сегодня живет? Боюсь, что нет. И это хорошо.

Елена Рыковцева: В завершении нашей передачи я предлагаю проголосовать за предсказания Никиты Петрова.

Сайт заблокирован?

Обойдите блокировку! читать >

Настоящая причина «атаки мигрантов» — 15.11.2021, Sputnik Грузия

https://sputnik-georgia.ru/20211115/262079982.html

Настоящая причина «атаки мигрантов»

Настоящая причина «атаки мигрантов»

И в 2015 году, и в нынешнем, когда спустя шесть лет поднялась новая волна переселения народов из Азии и Африки в Европу, политики ЕС оказались в двусмысленном… 15.11.2021, Sputnik Грузия

2021-11-15T15:18+0400

2021-11-15T15:18+0400

2021-11-15T15:18+0400

в мире

аналитика

европа

политика

мигранты

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn1.img.sputnik-georgia.com/img/07e5/0b/0f/262079994_0:18:3072:1746_1920x0_80_0_0_57df4356cc6518d71b9b8c414af105b1.jpg

С одной стороны, своя рубашка ближе к телу, а в число обязанностей государства перед своими гражданами входит наряду с прочим и охрана границ. Не то чтобы они были наглухо закрыты перед мигрантами, но последнее слово — пускать в данном конкретном случае или не пускать — должно оставаться за властями. Если же власти оказываются бессильны перед мигрантским напором, тогда дееспособность такого государства оказывается под сомнением. Следовательно, в известных обстоятельствах страна должна защищать свои границы, в том числе силой, пишет в материале РИА Новости Максим Соколов.С другой стороны, ЕС провозгласил защиту прав человека альфой и омегой собственной политики, выгодно отличающей Европу от других стран. В частности, Европа объявлена прибежищем гонимых и бедствующих. Если такой великодушный принцип провозглашен, это прекрасно, но тогда впускать к себе хмурых, а равно веселых гостей — есть обязанность европейских правительств. И не просто впускать, а содержать. «Мы справимся», как сказала в 2015-м Ангела Меркель.Проблема в том, что сейчас, когда гости с юга стремятся из Белоруссии проникнуть через Литву и Польшу в более богатые страны — «Я к вам пришел навеки поселиться, надеюсь я найти у вас приют», — такое простодушное стремление не встречает полного понимания. Но что же теперь? «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». Не надо было делать столь обширных обещаний и говорить про альфу и омегу.Конечно, можно во всем обвинять Лукашенко, тем более что он имеет некоторое отношение к нынешним трудностям, но беда в том, что даже если бы белорусского президента вообще не существовало, тот закон природы, что вода дырочку найдет, никуда бы не делся. Не там, так сям.А столь широкие обещания появились давно — как реакция на довольно постыдную для Европы (и не только Европы) историю эпохи между двумя мировыми войнами.Как отмечает писатель-историк: «Во время войны и двух последующих десятилетий в ряде стран произошли государственные перевороты. Они заставили множество людей бежать с родины на чужбину. Таким образом возникла многонациональная эмиграция. Куда бы ни приходили эти хмурые гости, они были нежеланными. Земля и работа были поделены между нациями. Не было больше стран, где нуждались бы в пришлых способных людях. Напротив, везде косились на чужеземцев, которые хотели работы и хлеба. Им не разрешали работать, едва разрешали дышать. Изгнанникам трудно было добиться подтверждения, что они были тем, чем они были. Во многих странах это служило желанным предлогом избавиться от них. Случалось, что людей, не имевших бумаг, жандармы ночью тайно перебрасывали через границу в соседнюю страну, а следующей ночью жандармы соседней страны так же тайно перебрасывали их обратно». Последняя фраза — как будто из сегодняшней новостной ленты.Но эмигрантская нищета — это было еще полбеды. Гораздо хуже было то, что, когда речь шла не о куске хлеба на чужбине, но попросту о спасении жизни, демократические страны проявляли такое же безразличие к судьбе беглецов. Хрестоматийной стала история о «корабле обреченных» — лайнере «Сент-Луис», вышедшем 13 мая 1939 года из Гамбурга.Корабль вез 900 немецких евреев с кубинскими визами. Как выяснилось, аннулированными к моменту прибытия в Гавану. Пассажиры взывали о помощи и к США, и к Канаде, но получили отказ, мотивированный тем, что хозяйственное положение обеих стран сложное, все иммиграционные квоты уже выбраны и помочь ничем не можем. Прибывший 27 мая в негостеприимную Гавану, «Сент-Луис» 6 июня отправился в обратный путь. Лишь в самый последний момент еврейская организация «Джойнт» добилась, чтобы пассажирам «Сент-Луиса» было разрешено сойти на берег в других европейских странах: 287 человек согласилась принять Великобритания, 224 — Франция, 214 — Бельгия и 181 — Голландия.В других случаях, не столь известных, такого разрешения не было — и беженцы предоставлялись их судьбе. Была формулировка швейцарских инстанций: «Das Boot ist voll» — «лодка полна», т. е. страна не резиновая. И так действовали далеко не только швейцарцы. Еще летом 1938 года в курортном французском Эвиане прошла конференция демократических держав на тему о том, как быть с еврейскими беженцами из Третьего рейха, и позиция участников была единообразна. «Сочувствуем, но…» Парадоксальным образом страны никак не демократические — Испания, Португалия, Иран — порой проявляли гораздо большую снисходительность к трепету иудейских забот.Конечно, безразличными державы были к судьбе не только евреев, но с другими беженцами все было по большей части келейно, здесь же пытались бить в набат — однако безрезультатно.А дальше случилось обычное. Наказание невиновных и награждение непричастных. То есть наказания — как виновных, так и невиновных — не было, но с награждением все получилось, как надо. По итогам трагической четверти века — 1919-1945 годы — благополучателями оказались экономические мигранты из стран третьего мира. Льготы, пособия, режим наибольшего благоприятствования, etc. В качестве компенсации за бесчеловечное отношение к беженцам межвоенной эпохи явилось крайне чуткое и человечное отношение к людям, которым ничто не угрожает на родине, но на чужбине набор жизненных благ гораздо больше. К этому набору они отчасти и были допущены.Так ли греховны были баре давних времен — вопрос отдельный. Может быть, и греховны. Но компенсацию за страдания их жертв получил Полиграф Полиграфович Шариков, который сам от бар никак не страдал.Страдают одни, а блага получают совсем другие — на этом, похоже, весь мир строится. И правозащитный гуманизм европейцев — тоже. Человеческое, слишком человеческое.Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

https://sputnik-georgia.ru/20211112/tsel—zapadnaya-evropa-migranty-postavili-es-pered-slozhnym-vyborom-262019896.html

https://sputnik-georgia.ru/20210915/259611836.html

https://sputnik-georgia.ru/20210915/259607629.html

европа

Sputnik Грузия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

2021

Sputnik Грузия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Новости

ru_GE

Sputnik Грузия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

https://cdnn1.img.sputnik-georgia.com/img/07e5/0b/0f/262079994_243:0:2974:2048_1920x0_80_0_0_493597bab6efcb423e05f6588ef1ac18.jpg

Sputnik Грузия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Sputnik Грузия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

в мире, аналитика, европа, политика, мигранты

Подписаться на

И в 2015 году, и в нынешнем, когда спустя шесть лет поднялась новая волна переселения народов из Азии и Африки в Европу, политики ЕС оказались в двусмысленном положении

С одной стороны, своя рубашка ближе к телу, а в число обязанностей государства перед своими гражданами входит наряду с прочим и охрана границ. Не то чтобы они были наглухо закрыты перед мигрантами, но последнее слово — пускать в данном конкретном случае или не пускать — должно оставаться за властями. Если же власти оказываются бессильны перед мигрантским напором, тогда дееспособность такого государства оказывается под сомнением. Следовательно, в известных обстоятельствах страна должна защищать свои границы, в том числе силой, пишет в материале РИА Новости Максим Соколов.

С другой стороны, ЕС провозгласил защиту прав человека альфой и омегой собственной политики, выгодно отличающей Европу от других стран. В частности, Европа объявлена прибежищем гонимых и бедствующих. Если такой великодушный принцип провозглашен, это прекрасно, но тогда впускать к себе хмурых, а равно веселых гостей — есть обязанность европейских правительств. И не просто впускать, а содержать. «Мы справимся», как сказала в 2015-м Ангела Меркель.

Проблема в том, что сейчас, когда гости с юга стремятся из Белоруссии проникнуть через Литву и Польшу в более богатые страны — «Я к вам пришел навеки поселиться, надеюсь я найти у вас приют», — такое простодушное стремление не встречает полного понимания. Но что же теперь? «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». Не надо было делать столь обширных обещаний и говорить про альфу и омегу.

«Цель – Западная Европа»: мигранты поставили ЕС перед сложным выбором

Конечно, можно во всем обвинять Лукашенко, тем более что он имеет некоторое отношение к нынешним трудностям, но беда в том, что даже если бы белорусского президента вообще не существовало, тот закон природы, что вода дырочку найдет, никуда бы не делся. Не там, так сям.

А столь широкие обещания появились давно — как реакция на довольно постыдную для Европы (и не только Европы) историю эпохи между двумя мировыми войнами.

Как отмечает писатель-историк: «Во время войны и двух последующих десятилетий в ряде стран произошли государственные перевороты. Они заставили множество людей бежать с родины на чужбину. Таким образом возникла многонациональная эмиграция. Куда бы ни приходили эти хмурые гости, они были нежеланными. Земля и работа были поделены между нациями. Не было больше стран, где нуждались бы в пришлых способных людях. Напротив, везде косились на чужеземцев, которые хотели работы и хлеба. Им не разрешали работать, едва разрешали дышать. Изгнанникам трудно было добиться подтверждения, что они были тем, чем они были. Во многих странах это служило желанным предлогом избавиться от них. Случалось, что людей, не имевших бумаг, жандармы ночью тайно перебрасывали через границу в соседнюю страну, а следующей ночью жандармы соседней страны так же тайно перебрасывали их обратно». Последняя фраза — как будто из сегодняшней новостной ленты.

Но эмигрантская нищета — это было еще полбеды. Гораздо хуже было то, что, когда речь шла не о куске хлеба на чужбине, но попросту о спасении жизни, демократические страны проявляли такое же безразличие к судьбе беглецов. Хрестоматийной стала история о «корабле обреченных» — лайнере «Сент-Луис», вышедшем 13 мая 1939 года из Гамбурга.

Что делать России с трудовыми мигрантами

15 сентября, 18:08

Корабль вез 900 немецких евреев с кубинскими визами. Как выяснилось, аннулированными к моменту прибытия в Гавану. Пассажиры взывали о помощи и к США, и к Канаде, но получили отказ, мотивированный тем, что хозяйственное положение обеих стран сложное, все иммиграционные квоты уже выбраны и помочь ничем не можем. Прибывший 27 мая в негостеприимную Гавану, «Сент-Луис» 6 июня отправился в обратный путь. Лишь в самый последний момент еврейская организация «Джойнт» добилась, чтобы пассажирам «Сент-Луиса» было разрешено сойти на берег в других европейских странах: 287 человек согласилась принять Великобритания, 224 — Франция, 214 — Бельгия и 181 — Голландия.

В других случаях, не столь известных, такого разрешения не было — и беженцы предоставлялись их судьбе. Была формулировка швейцарских инстанций: «Das Boot ist voll» — «лодка полна», т. е. страна не резиновая. И так действовали далеко не только швейцарцы. Еще летом 1938 года в курортном французском Эвиане прошла конференция демократических держав на тему о том, как быть с еврейскими беженцами из Третьего рейха, и позиция участников была единообразна. «Сочувствуем, но…» Парадоксальным образом страны никак не демократические — Испания, Португалия, Иран — порой проявляли гораздо большую снисходительность к трепету иудейских забот.

«Западу нужно успокоиться» – Лавров прокомментировал ситуацию с афганскими мигрантами

15 сентября, 14:19

Конечно, безразличными державы были к судьбе не только евреев, но с другими беженцами все было по большей части келейно, здесь же пытались бить в набат — однако безрезультатно.

А дальше случилось обычное. Наказание невиновных и награждение непричастных. То есть наказания — как виновных, так и невиновных — не было, но с награждением все получилось, как надо. По итогам трагической четверти века — 1919-1945 годы — благополучателями оказались экономические мигранты из стран третьего мира. Льготы, пособия, режим наибольшего благоприятствования, etc. В качестве компенсации за бесчеловечное отношение к беженцам межвоенной эпохи явилось крайне чуткое и человечное отношение к людям, которым ничто не угрожает на родине, но на чужбине набор жизненных благ гораздо больше. К этому набору они отчасти и были допущены.

Это дело обычное. В статье 1918 года «Интеллигенция и революция» Блок писал: » Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? — Потому, что там насиловали и пороли девок: не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки? — Потому, что сто лет под их развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос нищему — мошной, а дураку — образованностью».

Так ли греховны были баре давних времен — вопрос отдельный. Может быть, и греховны. Но компенсацию за страдания их жертв получил Полиграф Полиграфович Шариков, который сам от бар никак не страдал.

Страдают одни, а блага получают совсем другие — на этом, похоже, весь мир строится. И правозащитный гуманизм европейцев — тоже. Человеческое, слишком человеческое.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Настоящая причина «атаки мигрантов» — 14.11.2021, Sputnik Абхазия

https://sputnik-abkhazia.ru/20211114/nastoyaschaya-prichina-ataki-migrantov-1036327655.html

Настоящая причина «атаки мигрантов»

Настоящая причина «атаки мигрантов»

И в 2015 году, и в нынешнем, когда спустя шесть лет поднялась новая волна переселения народов из Азии и Африки в Европу, политики ЕС оказались в двусмысленном… 14.11.2021, Sputnik Абхазия

2021-11-14T18:50+0300

2021-11-14T18:50+0300

2021-11-14T18:50+0300

в мире

белоруссия

польша

мигранты

колумнисты

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn1.img.sputnik-abkhazia.info/img/07e5/0b/09/1036250355_0:257:2731:1793_1920x0_80_0_0_9db5a64ca6545eeda25fe2e4ae4b3794.jpg

С одной стороны, своя рубашка ближе к телу, а в число обязанностей государства перед своими гражданами входит наряду с прочим и охрана границ. Не то чтобы они были наглухо закрыты перед мигрантами, но последнее слово — пускать в данном конкретном случае или не пускать — должно оставаться за властями. Если же власти оказываются бессильны перед мигрантским напором, тогда дееспособность такого государства оказывается под сомнением. Следовательно, в известных обстоятельствах страна должна защищать свои границы, в том числе силой, пишет Максим Соколов для РИА Новости. С другой стороны, ЕС провозгласил защиту прав человека альфой и омегой собственной политики, выгодно отличающей Европу от других стран. В частности, Европа объявлена прибежищем гонимых и бедствующих. Если такой великодушный принцип провозглашен, это прекрасно, но тогда впускать к себе хмурых, а равно веселых гостей — есть обязанность европейских правительств. И не просто впускать, а содержать. «Мы справимся», как сказала в 2015-м Ангела Меркель.Проблема в том, что сейчас, когда гости с юга стремятся из Белоруссии проникнуть через Литву и Польшу в более богатые страны — «Я к вам пришел навеки поселиться, надеюсь я найти у вас приют», — такое простодушное стремление не встречает полного понимания. Но что же теперь? «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». Не надо было делать столь обширных обещаний и говорить про альфу и омегу.Конечно, можно во всем обвинять Лукашенко, тем более что он имеет некоторое отношение к нынешним трудностям, но беда в том, что даже если бы белорусского президента вообще не существовало, тот закон природы, что вода дырочку найдет, никуда бы не делся. Не там, так сям.Как отмечает писатель-историк: «Во время войны и двух последующих десятилетий в ряде стран произошли государственные перевороты. Они заставили множество людей бежать с родины на чужбину. Таким образом возникла многонациональная эмиграция. Куда бы ни приходили эти хмурые гости, они были нежеланными. Земля и работа были поделены между нациями. Не было больше стран, где нуждались бы в пришлых способных людях. Напротив, везде косились на чужеземцев, которые хотели работы и хлеба. Им не разрешали работать, едва разрешали дышать. Изгнанникам трудно было добиться подтверждения, что они были тем, чем они были. Во многих странах это служило желанным предлогом избавиться от них. Случалось, что людей, не имевших бумаг, жандармы ночью тайно перебрасывали через границу в соседнюю страну, а следующей ночью жандармы соседней страны так же тайно перебрасывали их обратно». Последняя фраза — как будто из сегодняшней новостной ленты.Но эмигрантская нищета — это было еще полбеды. Гораздо хуже было то, что, когда речь шла не о куске хлеба на чужбине, но попросту о спасении жизни, демократические страны проявляли такое же безразличие к судьбе беглецов. Хрестоматийной стала история о «корабле обреченных» — лайнере «Сент-Луис», вышедшем 13 мая 1939 года из Гамбурга.Корабль вез 900 немецких евреев с кубинскими визами. Как выяснилось, аннулированными к моменту прибытия в Гавану. Пассажиры взывали о помощи и к США, и к Канаде, но получили отказ, мотивированный тем, что хозяйственное положение обеих стран сложное, все иммиграционные квоты уже выбраны и помочь ничем не можем. Прибывший 27 мая в негостеприимную Гавану, «Сент-Луис» 6 июня отправился в обратный путь. Лишь в самый последний момент еврейская организация «Джойнт» добилась, чтобы пассажирам «Сент-Луиса» было разрешено сойти на берег в других европейских странах: 287 человек согласилась принять Великобритания, 224 — Франция, 214 — Бельгия и 181 — Голландия.В других случаях, не столь известных, такого разрешения не было — и беженцы предоставлялись их судьбе. Была формулировка швейцарских инстанций: «Das Boot ist voll» — «лодка полна», т. е. страна не резиновая. И так действовали далеко не только швейцарцы. Еще летом 1938 года в курортном французском Эвиане прошла конференция демократических держав на тему о том, как быть с еврейскими беженцами из Третьего рейха, и позиция участников была единообразна. «Сочувствуем, но…» Парадоксальным образом страны никак не демократические — Испания, Португалия, Иран — порой проявляли гораздо большую снисходительность к трепету иудейских забот.Конечно, безразличными державы были к судьбе не только евреев, но с другими беженцами все было по большей части келейно, здесь же пытались бить в набат — однако безрезультатно.А дальше случилось обычное. Наказание невиновных и награждение непричастных. То есть наказания — как виновных, так и невиновных — не было, но с награждением все получилось, как надо. По итогам трагической четверти века — 1919-1945 годы — благополучателями оказались экономические мигранты из стран третьего мира. Льготы, пособия, режим наибольшего благоприятствования, etc. В качестве компенсации за бесчеловечное отношение к беженцам межвоенной эпохи явилось крайне чуткое и человечное отношение к людям, которым ничто не угрожает на родине, но на чужбине набор жизненных благ гораздо больше. К этому набору они отчасти и были допущены.Так ли греховны были баре давних времен — вопрос отдельный. Может быть, и греховны. Но компенсацию за страдания их жертв получил Полиграф Полиграфович Шариков, который сам от бар никак не страдал.Страдают одни, а блага получают совсем другие — на этом, похоже, весь мир строится. И правозащитный гуманизм европейцев — тоже. Человеческое, слишком человеческое.Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

https://sputnik-abkhazia.ru/20211113/mid-rossii-raskritikoval-otnoshenie-zapada-k-krizisu-s-migrantami-1036326225.html

https://sputnik-abkhazia.ru/20211112/tsel—zapadnaya-evropa-migranty-postavili-es-pered-slozhnym-vyborom-1036300498.html

https://sputnik-abkhazia.ru/20211110/iz-minska-v-evropu-konflikt-na-granitse-s-polshey-1036267164.html

https://sputnik-abkhazia.ru/20211109/vse-ustroil-lukashenko-chto-tvoritsya-na-granitse-s-polshey-1036251100.html

белоруссия

польша

Sputnik Абхазия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

2021

Максим Соколов

https://cdnn1.img.sputnik-abkhazia.info/img/102402/34/1024023497_30:0:180:150_100x100_80_0_0_f94ad0c11e8a294378500767f98c2c17.jpg

Максим Соколов

https://cdnn1.img.sputnik-abkhazia.info/img/102402/34/1024023497_30:0:180:150_100x100_80_0_0_f94ad0c11e8a294378500767f98c2c17.jpg

Новости

ru_AB

Sputnik Абхазия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

https://cdnn1.img.sputnik-abkhazia.info/img/07e5/0b/09/1036250355_0:0:2731:2048_1920x0_80_0_0_52b3d118e6e71de30aff5b50cef505e0.jpg

Sputnik Абхазия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Максим Соколов

https://cdnn1.img.sputnik-abkhazia.info/img/102402/34/1024023497_30:0:180:150_100x100_80_0_0_f94ad0c11e8a294378500767f98c2c17.jpg

в мире, белоруссия, польша, мигранты, колумнисты

Подписаться на

Максим Соколов

Все материалы

И в 2015 году, и в нынешнем, когда спустя шесть лет поднялась новая волна переселения народов из Азии и Африки в Европу, политики ЕС оказались в двусмысленном положении.

С одной стороны, своя рубашка ближе к телу, а в число обязанностей государства перед своими гражданами входит наряду с прочим и охрана границ. Не то чтобы они были наглухо закрыты перед мигрантами, но последнее слово — пускать в данном конкретном случае или не пускать — должно оставаться за властями. Если же власти оказываются бессильны перед мигрантским напором, тогда дееспособность такого государства оказывается под сомнением. Следовательно, в известных обстоятельствах страна должна защищать свои границы, в том числе силой, пишет Максим Соколов для РИА Новости. МИД России раскритиковал отношение Запада к кризису с мигрантами

С другой стороны, ЕС провозгласил защиту прав человека альфой и омегой собственной политики, выгодно отличающей Европу от других стран. В частности, Европа объявлена прибежищем гонимых и бедствующих. Если такой великодушный принцип провозглашен, это прекрасно, но тогда впускать к себе хмурых, а равно веселых гостей — есть обязанность европейских правительств. И не просто впускать, а содержать. «Мы справимся», как сказала в 2015-м Ангела Меркель.

Проблема в том, что сейчас, когда гости с юга стремятся из Белоруссии проникнуть через Литву и Польшу в более богатые страны — «Я к вам пришел навеки поселиться, надеюсь я найти у вас приют», — такое простодушное стремление не встречает полного понимания. Но что же теперь? «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». Не надо было делать столь обширных обещаний и говорить про альфу и омегу.

«Цель — Западная Европа»: мигранты поставили ЕС перед сложным выбором

Конечно, можно во всем обвинять Лукашенко, тем более что он имеет некоторое отношение к нынешним трудностям, но беда в том, что даже если бы белорусского президента вообще не существовало, тот закон природы, что вода дырочку найдет, никуда бы не делся. Не там, так сям.

А столь широкие обещания появились давно — как реакция на довольно постыдную для Европы (и не только Европы) историю эпохи между двумя мировыми войнами.

Как отмечает писатель-историк: «Во время войны и двух последующих десятилетий в ряде стран произошли государственные перевороты. Они заставили множество людей бежать с родины на чужбину. Таким образом возникла многонациональная эмиграция. Куда бы ни приходили эти хмурые гости, они были нежеланными. Земля и работа были поделены между нациями. Не было больше стран, где нуждались бы в пришлых способных людях. Напротив, везде косились на чужеземцев, которые хотели работы и хлеба. Им не разрешали работать, едва разрешали дышать. Изгнанникам трудно было добиться подтверждения, что они были тем, чем они были. Во многих странах это служило желанным предлогом избавиться от них. Случалось, что людей, не имевших бумаг, жандармы ночью тайно перебрасывали через границу в соседнюю страну, а следующей ночью жандармы соседней страны так же тайно перебрасывали их обратно». Последняя фраза — как будто из сегодняшней новостной ленты.

Из Минска в Европу: конфликт на границе с Польшей

Но эмигрантская нищета — это было еще полбеды. Гораздо хуже было то, что, когда речь шла не о куске хлеба на чужбине, но попросту о спасении жизни, демократические страны проявляли такое же безразличие к судьбе беглецов. Хрестоматийной стала история о «корабле обреченных» — лайнере «Сент-Луис», вышедшем 13 мая 1939 года из Гамбурга.

Корабль вез 900 немецких евреев с кубинскими визами. Как выяснилось, аннулированными к моменту прибытия в Гавану. Пассажиры взывали о помощи и к США, и к Канаде, но получили отказ, мотивированный тем, что хозяйственное положение обеих стран сложное, все иммиграционные квоты уже выбраны и помочь ничем не можем. Прибывший 27 мая в негостеприимную Гавану, «Сент-Луис» 6 июня отправился в обратный путь. Лишь в самый последний момент еврейская организация «Джойнт» добилась, чтобы пассажирам «Сент-Луиса» было разрешено сойти на берег в других европейских странах: 287 человек согласилась принять Великобритания, 224 — Франция, 214 — Бельгия и 181 — Голландия.

В других случаях, не столь известных, такого разрешения не было — и беженцы предоставлялись их судьбе. Была формулировка швейцарских инстанций: «Das Boot ist voll» — «лодка полна», т. е. страна не резиновая. И так действовали далеко не только швейцарцы. Еще летом 1938 года в курортном французском Эвиане прошла конференция демократических держав на тему о том, как быть с еврейскими беженцами из Третьего рейха, и позиция участников была единообразна. «Сочувствуем, но…» Парадоксальным образом страны никак не демократические — Испания, Португалия, Иран — порой проявляли гораздо большую снисходительность к трепету иудейских забот.

«Все устроил Лукашенко»: что творится на границе Белоруссии с Польшей

Конечно, безразличными державы были к судьбе не только евреев, но с другими беженцами все было по большей части келейно, здесь же пытались бить в набат — однако безрезультатно.

А дальше случилось обычное. Наказание невиновных и награждение непричастных. То есть наказания — как виновных, так и невиновных — не было, но с награждением все получилось, как надо. По итогам трагической четверти века — 1919-1945 годы — благополучателями оказались экономические мигранты из стран третьего мира. Льготы, пособия, режим наибольшего благоприятствования, etc. В качестве компенсации за бесчеловечное отношение к беженцам межвоенной эпохи явилось крайне чуткое и человечное отношение к людям, которым ничто не угрожает на родине, но на чужбине набор жизненных благ гораздо больше. К этому набору они отчасти и были допущены.

Это дело обычное. В статье 1918 года «Интеллигенция и революция» Блок писал: » Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? — Потому, что там насиловали и пороли девок: не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки? — Потому, что сто лет под их развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос нищему — мошной, а дураку — образованностью».

Так ли греховны были баре давних времен — вопрос отдельный. Может быть, и греховны. Но компенсацию за страдания их жертв получил Полиграф Полиграфович Шариков, который сам от бар никак не страдал.

Страдают одни, а блага получают совсем другие — на этом, похоже, весь мир строится. И правозащитный гуманизм европейцев — тоже. Человеческое, слишком человеческое.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

Дыра | Посетите острова Теркс и Кайкос

Название этой достопримечательности отлично описывает то, что вы увидите. Это просто большая естественная яма в земле с солоноватой водой на дне. Из-за рыхлого характера стен из мягких известняковых скал этот район не подходит для скалолазания. Здесь нет дорожек, ограждений и входных билетов.

3-звездочный рейтинг для отеля The Hole by Visit Острова Теркс и Кайкос

он отверстие это образовавшаяся естественным образом известняковая воронка, расположенная в Район Лонг-Бэй-Хиллз на Провиденсьялесе.

Диаметр этого объекта составляет примерно 50 футов (15 м), а глубина — примерно 60 футов (18 м) до солоноватой воды внизу. Глубина продолжается ниже поверхности воды примерно на 25 футов (8 м) под северной стороной отверстия. Весьма вероятно, что в какой-то момент истории глубина была намного больше, чем сегодня.

Отверстие полуотливное, что предполагает частичное соединение с океаном или близлежащими морскими прудами. Джуба Саунд.

The Hole просто увлекательный геологический объект.Большая часть поверхности стены по краям объекта покрыта отпечатками факторов эрозии и разрушается, однако на южной стороне все еще видны детали туннеля и пещеры.

Как образовалось отверстие?

Как почти все Воронки, синие дыры и пещеры, обнаруженные на островах Теркс и Кайкос, Дыра была создана с помощью так называемого карстового процесса : медленное действие слабокислой дождевой воды, растворяющей мягкий известняк, который, в свою очередь, производил углекислоту, которая далее питала в процесс.

Очень вероятно, что Дыра изначально была закрытой пещерной системой, и в какой-то момент истории потолок провалился, что привело к тому месту, которое мы знаем сегодня.

Из-за меняющейся высоты уровня океана с течением времени водная линза также существовала на разных высотах, поэтому особенности карстового процесса, выявленные на островах Теркс и Кайкос, могут быть видны на более высоких отметках, как в случае Дыры, или могут быть на глубине в сотни футов, как в случае Коттеджный пруд или колоссальный Дыра Мидл-Кайкос.

На наших островах существует бесчисленное количество сухих карстовых воронок, большинство из которых редко превышает 30 футов (9 м) в глубину. По всей стране можно найти множество раковин, но ни один другой пример над водой не сравнится по размеру и глубине с Дырой.

Расположение и поиск отверстия

Отверстие находится в Район Лонг-Бэй-Хиллз на Провиденсьялесе. Съезжайте с шоссе Long Bay Highway . Подветренное шоссе в жилой район Лонг-Бэй-Хиллз.Проехав 1,4 км, поверните направо на Sea Sage Hill Road .

Продолжайте движение полмили (0,8 км) до The Hole слева от вас. Небольшой знак, прикрепленный к телефонному столбу, указывает это место. Вдоль дороги достаточно места для парковки.

Опасности

Яма находится недалеко от дороги, прямо посередине пути. Не рекомендуем посещать с маленькими детьми, так как они могут сбежать по тропинке прямо в нору.

Отверстие не имеет обозначенных дорожек или поручней, поэтому риск падения в отверстие велик.Соблюдайте особую осторожность при посещении с детьми.

Большая часть боковых стен состоит из мягкого крошащегося известняка, поэтому попытки взобраться на стены могут быть довольно опасными.

Мы настоятельно не рекомендуем купаться или прыгать в Отверстие из-за скрытых подводных камней, падающих камней, мусора и трудностей с выходом обратно.

Дыра | Музеи и галереи

Адрес электронной почты

Выберите страну: AfghanistanAland IslandsAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBonaire, Синт-Эстатиус и SabaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBruneiBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChinese TaipeiChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCook IslandsCosta RicaCote д’Ивуар (Берег Слоновой Кости) CroatiaCubaCuracaoCyprusCzech RepublicDemocratic Республика CongoDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland Острова (Мальвинские) Фарерские островаФиджиФинляндияФранцияФранцузская ГвианаФранцузская ПолинезияФранцузские Южные территорииГабонГамбияГрузияГерманияГанаГибралтарГрецияГренландияГренадаГуадалупаГуамГватемалаГернсиГвинеяГвинея-Бисау Гайана, Гаити, острова Херд и острова Макдональд, Гондурас, Гонконг, S.А.Р., ChinaHungaryIcelandIndiaIndonesiaIranIraqIrelandIsle из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKosovoKuwaitKyrgyzstanLaosLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedoniaMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesiaMoldavaMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmar (Бирма) NamibiaNauruNepalNetherlandsNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorth KoreaNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPalestinePanamaPapua Нового GuineaParaguayPeruPhillipinesPitcairnPolandPortugalQatarReunionRomaniaRussiaRwandaSaint BarthelemySaint HelenaSaint Китс и NevisSaint LuciaSaint MartinSaint Пьер и MiquelonSaint Винсента и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Тома и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSint MaartenSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Грузии и Южной Sandwich IslandsSouth Ко reaSouth SudanSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyriaTajikistanTanzaniaThailandTimor-Лешть (Восточный Тимор) TogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited арабского EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Штаты Экваторияльная IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVatican CityVenezuelaVietnamVirgin остров, BritishVirgin остров, USWallis и FutunaWestern SaharaYemenZambiaZimbabwe

Введите свой почтовый индекс ниже:

Почтовый индекс

Отправить

Путеводитель для путешественников в Джексон-Хоул

Опыт Джексон Хоул

Вот полный путеводитель по всем хорошим временам в Джексон-Хоул.На нашей красивой игровой площадке в Титоне есть чем заняться!

Джексон-Хоул по временам года

Круглый год каждый найдет что-то для себя.

Планировщик путешествий в Джексон-Хоул

Все, что вам нужно знать об отдыхе в Джексон-Хоул.

Чем заняться в Джексон-Хоул этой зимой

Захватывающие зимние приключения, которые делают Джексон-Хоул таким незабываемым.

Развлечения в Национальный парк Гранд-Тетон

Парк не обещает ничего, кроме головокружительного «Вау!». моменты.

Поход в национальный парк Джексон-Хоул и Гранд-Тетон

Национальный парк Гранд-Тетон известен как «парк для путешественников». Узнайте почему!

Йеллоустонский национальный парк

Первый национальный парк Америки привлекает внимание удивительными достопримечательностями.

Видео: Джексон Хоул

Наши взгляды с высоты птичьего полета на то, что делает Джексон Хоул таким особенным!

Горнолыжный курорт Снежный король

Ранчо Спринг-Крик, верховая езда

Том Мангельсен фотографирует в национальном парке Гранд-Тетон

Ресторан White Buffalo Club

Рестораны Джексон-Хоул

Jackson Hole предлагает широкий выбор ресторанов и ночных клубов.

Почему люди посещают дыру в земле, штат Орегон?

Дыра в земле, штат Орегон, — это вулканическое и геологическое природное сооружение, которое привлекает людей издалека.

Но это просто яма в земле, так что же такого особенного?

Давай узнаем!

Что такое яма в земле?

Технически Дыра в земле — кратер шириной в милю, образовавшийся в результате вулканического взрыва между 13 000 и 100 000 лет назад.Его пол находится примерно на 500 футов ниже уровня земли, а его край возвышается на высоте от 110 до 210 футов над уровнем земли. Кроме того, это идеальный круг.

Другими словами, это огромная крутая яма в земле.

Где яма в земле?

Кратер находится в Центральном Орегоне, примерно в семи милях от Форт Рок. Это делает его чуть более чем в часе езды от популярного туристического города Бенд и примерно в 4,5 часах езды от Портленда.

Рецензенты рекомендуют использовать автомобиль с большим клиренсом, поскольку дорога от шоссе проходит через две мили из выбитого гравием.Также учтите, что зимняя погода может сделать его недоступным.

Люди, по-видимому, украли указатели направления, поэтому другим трудно найти дыру. Некоторым пришлось покинуть этот район, даже не найдя его. Это позор. Поэтому мы подумали, что дадим указания здесь от Кена Э., рецензента, который любезно поделился информацией.

Найти дыру в земле может быть сложно, поскольку кто-то украл знаки, но это того стоит.

«Двигайтесь на юг от Ла-Пин по шоссе 31.Поверните на восток (налево) на Black Cinder Road на мильном столбике 22. Никаких указателей, около 4 1/2 миль до «Дыры». Или вы можете следить за Google Maps, грунтовыми дорогами и чуть более 2 миль от тротуара. (Но обратите внимание.) »

Если вы пользуетесь Google Maps, вы можете проложить маршрут к «Hole In The Ground Vista Point», свернув с шоссе 31 на NF Road 200. Тем не менее, маршрут немного ветреный, с большим количеством подъездных дорог, чтобы усугубить путаницу. Или перейдите к «Отверстию в земле» (без Vista Point). Вы проедете немного южнее по шоссе и поверните налево на NF Road 3125.На этом маршруте меньше боковых дорог, на которые можно по ошибке свернуть, и он менее ветреный.

Чем заняться в дыре в земле

Вход в Hole-in-the-Ground бесплатный, и он настолько необычен, что вы увидите там очень мало людей, если таковые имеются. Большинство людей отправляются посмотреть уникальный кратер и даже понаблюдать за птицами. Обязательно возьмите с собой фотоаппарат!

Добравшись до места, вы можете объехать обод и даже спуститься в центр. Опять же, для этого вам понадобится автомобиль с высоким клиренсом.

Кроме того, вы можете припарковаться и спуститься по одной из троп на дно кратера. Это примерно одна миля и обратно, и они подходят почти для всех. Высота там составляет 4600 футов, и вы получите прибавку по высоте, возвращающуюся от дна, примерно на 400 футов. Вы также можете совершить пешую прогулку по двухмильной кольцевой дороге.

Кратер шириной в милю, Hole-in-the-Ground предлагает уникальные возможности для пеших прогулок и исследования.

Места поблизости для изучения

Центральный Орегон — мечта геологов и любителей вулканов.Трещина в земле — это ближайшая вулканическая трещина длиной более двух миль и глубиной до 70 футов. Лавовый лес — это лавовое поле, где некоторые древние сосны Пондероза были покрыты лавой, а их каменные раковины остаются взвешенными во времени.

Для тех, кто любит купаться в горячих источниках, Восточное озеро и озеро Паулина находятся чуть более чем в часе езды к северу от Дыры. Кроме того, природная зона штата Форт-Рок предлагает удивительный поход через большое каменное образование, достаточно большое, чтобы стать естественным фортом.

Bend, примерно в часе езды к северу от Hole-in-the-Ground, предлагает впечатления и удобства большого города. Он известен своими ремесленными пивоварнями, отличными ресторанами и приключениями на свежем воздухе. Летом вы встретите людей, совершающих пешие и велосипедные прогулки, каякинг и рафтинг. Зимой они будут кататься на горных лыжах на одном из близлежащих курортов, кататься на беговых лыжах, ходить по галереям и дегустировать множество прекрасных сортов пива и еды.

Совет профессионала: После того, как вы увидели дыру в земле, отправляйтесь в поездку в национальный парк Кратер-Лейк.Посмотрите эти Best Free Camping Near Crater Lake National Park .

Лучшие кемпинги поблизости

В районе Hole-in-the-Ground совсем немного, но тут можно припарковать один или два дома на колесах. Он находится на территории национального леса Дешут, так что посоветуйтесь с рейнджерами, прежде чем решите остаться на ночь. Как мы уже упоминали ранее, вам потребуется высокий уровень допуска, чтобы попасть туда.

Rockhorse Park на Horse Ranch находится примерно в 20 минутах езды к югу и предлагает полноценные подключения с 50-амперным сервисом.У него хорошие отзывы на нескольких сайтах.

La Pine находится примерно в 40 минутах к северо-западу от Hole и предлагает несколько вариантов для автофургонов, таких как Hidden Pines RV Park и La Pine State Park. Это отличный городок, который можно использовать в качестве базового лагеря для знакомства с Центральным Орегоном.

Кроме того, в Бенде легко найти жилье. От палаточных лагерей и домов на колесах до гольф-курортов и отелей типа «постель и завтрак» — найдется место для проживания каждому.

Совет для профессионалов: Не застревайте в кемпинге, не имея возможности загрузить свои фотографии Ямы в земле на Facebook! Вот как получить Безлимитный Интернет для кемпинга .

Стоит ли поездка в яму в земле?

Мы бы не советовали ехать из Мэна только для того, чтобы посетить Яму в земле. Однако, если вы изучаете Центральный Орегон или немного гуляете в Бенде, мы думаем, вам понравится этот уникальный опыт. Вы когда-нибудь были в Яме в земле?

Откройте для себя лучший бесплатный кемпинг в США

Честно говоря, мы ненавидим платить за кемпинг. В Америке очень много бесплатных кемпингов (с полной конфиденциальностью).

Вы должны попробовать!

Фактически, эти бесплатные кемпинги — ваши. Каждый раз, когда вы платите федеральные налоги, вы вносите свой вклад в эти земли.

Стань БЕСПЛАТНЫМ КЕМПИНГОМ INSIDER и присоединяйся к 100 000 отдыхающих, которые любят получать оценки за лучший сайт!

Мы отправим вам 50 лучших бесплатных кемпингов в США (по одному на штат). Чтобы получить доступ к списку, отправьте свой адрес электронной почты ниже:

Нравится:

Нравится Загрузка…

Hole in the Rock Utah

Hole N ”the Rock было удивительным открытием, которое мы сделали, проехав из пещеры в Моаве, штат Юта, по дороге в национальный парк Каньонлендс. Я думал, что мы довольно хорошо спланировали нашу поездку в 9000 миль, и почему-то совершенно упустили это уникальное сокровище!

В тот день, когда мы направлялись в Каньонлендс, было более 110 ° F, когда дети начали кричать и указывать на машину, умоляя меня остановиться и проверить «Дыру в скале», которую они заметили, нарисованную прямо на стороне обрыв красной скалы.

Я слышал о Hole N ”the Rock, но не понимал, что мы буквально проезжаем мимо него! Итак, мы зашли и купили билеты на экскурсию, чтобы осмотреть дом. Будучи ОГРОМНЫМ фанатом посещения пещер по всей территории США, я знал, что мы совершим поездку по этой пещере, вырезанной в склоне каньона красной скалы Юты.

Если честно, я немного завидую этой истории и хочу жить в пещере! В любом случае это чудо уникально и стоит короткой остановки, если вы находитесь недалеко от района Моав, штат Юта.

Фасад дома выглядит вполне нормально, учитывая, что он построен в гигантской скале, поэтому мы купили билеты и искали тень, чтобы подождать снаружи.Самым большим недостатком этого тура на самом деле является то, что вы вообще не можете фотографировать. Фотографировать — вот как я вспоминаю свои приключения, поэтому всегда немного съеживаюсь, когда это запрещено. Здесь вы можете увидеть часть дома изнутри.

Это короткая 12-минутная экскурсия по пещере площадью 5000 квадратных футов, но с увлекательной историей, которая начинается с братьев Альберта и Лео Кристенсен. Первоначально он был закусочной, но позже превратился в вырезанный вручную 14-комнатный дом с естественным освещением, 65-футовым камином и даже огромной ванной, встроенной в скалу.

Альберт жил там со своей женой Глэдис, пока не скончался в 1957 году.

Внутри дома находятся некоторые картины Альберта, коллекция кукол Глэдис и даже ужасный осел, которого Альберт пытался таксидермически. Альберто потребовалось 12 лет, чтобы выкопать из этой скалы 50 000 кубических футов песчаника. Сказать, что у него было необычное хобби, — ничего не сказать.

На самом деле, вы даже можете сесть за этот стол, вырезанный вручную в скале… ..

… .. а также посетить их могилы на задней стороне собственности, также вырезанные вручную.

Помещение достаточно большое, чтобы у вас было время прогуляться и размять ноги. Напротив парковки находится маленький зоопарк и кафе-мороженое, чтобы убить время и занять детей. Если вы вообще собираетесь что-то здесь делать, то обязательно отправляйтесь на экскурсию по дому. Это туристическая ловушка, в которой стоит остановиться.

Советы для посещения Hole N ”the Rock:

  1. Вода и солнцезащитный крем! Это скорее общий совет для знакомства с регионом Моав, особенно летом.Не попадитесь без достаточного количества воды для каждого человека в вашей группе, а также без солнцезащитного крема. Он может легко достигать 100 * F, и вы не хотите, чтобы вас поймали без защиты!
  2. Принеси деньги на корм животным! Если вы собираетесь посетить зоопарк, знайте, что вы можете купить корм в сувенирном магазине во время посещения. Зоопарк, конечно, небольшой, но достаточно приятный — моим детям понравилось отвлекаться. Плюс у них там есть прессованная копейка!
  3. Совершите тур, прежде чем отправиться в Каньонлендс. Я настоятельно рекомендую заехать в тур ПЕРЕД походом на день. К концу походного дня вы будете слишком уставшими, чтобы ждать начала тура, особенно если у вас есть дети.
  4. Купите билеты и ждите снаружи. Внутри сувенирного магазина, где вы покупаете билеты, не так много места, поэтому ожидайте, что вам, вероятно, будет удобнее всего ждать начала тура на открытом воздухе, особенно если у вас есть дети.

Другие приключения в Юте:

Дорога в дыру в скале | Поездки по живописным местам

Даже с современными внедорожниками модель 55.5-мильная дорога приносит ощущение приключений и требует небольшой подготовки. По большей части это выполнимо для удобного водителя даже без автомобиля с большим клиренсом, но ближе к концу движение становится трудным, и правильный 4×4 абсолютно необходим.

Вы также не захотите совершать поездку, если на пути вас ждет единственное дождевое облако — как только дорога становится грязной, она становится совершенно непроходимой, из-за чего автомобилисты застрянут на редко патрулируемом маршруте. Вы захотите взять с собой много дополнительной воды, карты, полный топливный бак (возможно, с запасным баллоном для газа) и другие базовые принадлежности на случай, если случится что-то непредвиденное.

Имея это в виду, современному искателю приключений это немного проще, чем первым пионерам, которые были достаточно крепкими, чтобы проделать это в повозках. По пути есть много удивительных остановок, которые стоит исследовать — прекрасные места для кемпинга и каньоны, в которые стоит заглянуть.

Основные моменты Hole-in-the-Rock

Вы свернете на Hole-in-the-Rock Road со станции UT-12 всего в нескольких минутах от города Эскаланте, и это будет «на юг, хо!» оттуда. Через двенадцать миль по дороге вы доберетесь до Сада Дьявола, потрясающего скального образования с парой интересных арок, площадкой для пикника и короткой тропинкой, которую стоит посетить.

Примерно на 26-й миле вы дойдете до поворота на Сухую вилку тропы Койот-Гулч, которая имеет свой собственный список чудес. Подробная карта и путеводитель укажут вам правильное направление, чтобы исследовать знаменитые каньоны с нетехническими слотами, Peek-a-boo и Spooky, из этого ущелья. (Оба варианта можно совершить как однодневный поход.)

На 36-й миле (на которой движение очень редкое) вы проедете Dance Hall Rock, естественный амфитеатр из песчаника, где первые пионеры разбили базовый лагерь и устраивали танцы. под скрипичную музыку, чтобы поднять себе настроение.

Поход к озеру Пауэлл с отверстием в скале

Наконец, на 55,5 миле вы попадете в знаменитую дыру в скале, где путешественникам приходилось буквально закапывать землю и прорывать проход через красные скалы, чтобы спуститься к реке внизу. После шести недель долбления, рытья и взрывных работ в ужасных условиях они наконец завершили то, что примерно считалось дорогой для их повозок. Теперь этот участок могут пройти бесстрашные туристы, не опасающиеся крутой тропы, уходящей на несколько сотен футов к воде.

Это сложная борьба вниз (и обратно), но если вы подумаете о первых поселенцах, которым удалось заполучить полноразмерные фургоны и скот, вы действительно остановитесь в полном трепете перед их решимостью.

Для получения дополнительной информации об экспедиции «Отверстие в скале» посетите историческое место форта Утес в Утесе.

Координаты GPS: 37.728098, -111.532497

участков возле Моава | Отверстие в скале Моав

Так как автомобильные поездки иногда требуют посещения придорожных аттракционов, наполненных причудливыми диковинками, несочетаемыми коллекциями артефактов и странными человеческими творениями, есть такие места, как Отверстие N «Скала».Этот пункт назначения, расположенный в 12 милях к югу от Моава на шоссе 191, объединяет множество вещей: экзотический контактный зоопарк, музей атрибутов пустыни, сувенирный магазин, торговый пост, универсальный магазин и скопление всевозможных статуй, знаков и т. Д. -папы и наскальные рисунки. Вы не можете пропустить его, проезжая мимо, со словами «Отверстие N», Скала, написанными большими белыми буквами на скале, где находится магазин.

Сердце Отверстия N »Скала — это историческое здание площадью 5 000 квадратных футов. Дом, высеченный в огромном красном каменном плавнике на обочине дороги.У дома богатая история — он начинался как небольшая беседка для сыновей Альберта и Глэдис Кристенсен, а с годами превратился в чудо человеческой изобретательности и инженерной мысли, когда Альберт выкопал из формации поразительные 50 000 кубических футов камня. В каменном доме есть камин, 14 комнат, построенных вокруг больших колонн, и даже ванна, вырезанная в скале. Также здесь есть антикварная мебель, коллекция кукол и светильники. Вы можете совершить экскурсию и лично убедиться в этом архитектурном шедевре.

Альберт не остановился только на доме; он нарисовал картину под названием «Нагорная проповедь» и вырезал бюст Франклина Д. Рузвельта на каменной стене над домом. После его смерти в 1957 году Глэдис продолжал воплощать свои мечты в жизнь, превратив собственность в нечто большее, чем простую усадьбу, с которой она начиналась, — он превратил ее в фантастический придорожный аттракцион, который посетили миллионы людей.

И это только начало этого увлекательного направления. Вы также можете посетить экзотический зоопарк Hole N ”The Rock, в котором содержатся такие животные, как Крамер, двугорбый верблюд, зебра Зандра, вьетнамская свинья-животик Винделл, а также различные эму, козлы-пигмеи, мини-лошади и ослы, валлаби и т. Д. альпаки, павлины, овцы и даже пара енотов-альбиносов по имени Баки и Ноэль.

Что еще вы могли бы здесь найти? Ну, Юго-западные диковинки, носилки для пенни, старинные вывески, мороженое и гигантский кактус, сделанный из шаров для боулинга, и это лишь некоторые из них.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *