13.04.2021

Привязанность к человеку психология: Как формируется психологическая привязанность — Психологос

Содержание

Как формируется психологическая привязанность — Психологос

Фильм «История о нас»

Психологическая привязанность живет чередой ярких и не обязательно только позитивных событий…
скачать видео

Фильм «Мир эмоций: искусство быть счастливее. Занятие проводит проф. Н.И. Козлов»

Взрослые люди умеют управлять своими привязанностями.
скачать видео

Привязанность — это связь, которая притягивает и удерживает человека рядом с кем-то или чем-то, когда его с этим не связывает ни чувство любви, ни интерес либо выгода.

К кому или к чему только не привязываются люди! К своей любимой ложке и щенку, к работе и месту жительства, к старой кофте и друг к другу. .. Некоторые из этих привязанностей понятны и оправданны, другие больше похожи на чудачества, часть — большая жизненная неприятность. Большинство современных людей привязаны к комфорту, к телевизору, интернету, мобильнику — ко всему этому тянет, даже когда человек понимает, что без этого обойтись можно и даже лучше бы обойтись. Люди привыкают к своему любимому креслу, к джинсам, к теннисной ракетке — это тоже варианты бытовых привязанностей. Тем более каждому знакома привязанность между людьми — дружеская привязанность, привязанность между детьми и родителями, любовная и супружеская привязанность.

Такие межличностные привязанности могут иметь разную природу: когда-то житейской, а иногда психологической привязанностью. Житейская привязанность — это привязанность к привычным удобствам и обстоятельствам жизни, иногда неготовность напрягать себя неуютом и неприятностями в случае разъезда. «Почему вы не разъедетесь, вам же трудно друг с другом? — А куда я уеду одна с ребенком? Мне уезжать некуда, квартиры нет, денег снимать квартиру — тоже нет».

Более интересна психологическая привязанность — связь между людьми, проявляющаяся то в желании постоянной близости и ощущении защищенности рядом с каким-то человеком, то в боли от потери близости или страхе такой потери.

Самый известный вид психологической привязанности — это привязанность ребенка к матери, как, впрочем, и обратный вариант — привязанность матери к ребенку. По мере взросления ребенка следует различать привязанность ребенка к матери и любовь ребенка к матери. Чем более дети становятся взрослыми людьми, тем больше в отношениях должно быть любви и меньше привязанности.

Психологическая привязанность может быть как здоровой, так и больной. Здоровая (условная) привязанность — это близкая эмоциональная связь тогда, когда она нужна, и возможность легкого прекращения привязанности, когда она неактуальна. Если привязанность перестает быть мягкой, когда отсутствие предмета привязанности вызывает уже боль — говорят уже о больной привязанности. Невротическая, больная привязанность — жесткая психологическая связь, когда даже представление о существовании без объекта привязанности вызывает страх и боль, ломку на уровне души.

Тем более тяжелы переживания в случае, когда человек лишается объекта своей больной привязанности…

В случаях, когда привязанность превращается в нечто, что лишает человека всякой свободы, говорится уже о зависимости, как например, зависимость от алкоголя или наркотиков.

Еще раз пройдемся по понятиям: привык к яблокам на завтрак и ем, их не замечая — это простая привычка. Привык и хочется яблоки на завтрак — это уже привязанность как разновидность привычки. Мне нельзя яблоки, сам себя ругаю, но жру яблоки на завтрак — это зависимость. Привязанность похожа на клей — если клей по типу липучки, это легкая привязанность. Если клей схватил намертво и отдирать приходится с кровью — это зависимость.

Действительно, психологическая привязанность формируется в первую очередь как привычка, просто как результат длящегося контакта, то есть повторения значимых переживаний. Если люди ранее не знакомые люди начинают жить рядом друг с другом и между ними завязываются отношения, со временем эти отношения практически неизбежно перерастают в привязанность.


Женщины, вступая в близкие отношения с привлекательным мужчиной, обычно изначально тяготеют к отношениям с привязанностями, к семье МЫ, в то время как со стороны мужчины чаще проявляется опаска и желание более дистанцированных, более свободных отношений Я плюс Я. Мудрые женщины, знающие природу возникновения привязанности, «покорно» соглашаются на отношения Я плюс Я, а иногда и лукаво сами предлагают их особо осторожным мужчинам, знают главное: с течением времени все отношения Я плюс Я естественным образом переплавляются в семью МЫ…

Если люди безразличны друг к другу, то привязанность между ними не образуется и при длительном времени контакта. Неприязненно относящиеся люди парадоксальным образом тоже привязываются друг к другу (смотри Стокгольмский синдром), быстрее всего психологическая привязанность возникает в отношениях, где фон взаимно положительного отношения чередуется с яркими моментами негативных вспышек. Чем дольше длятся отношения и чем ярче сопровождающие их переживания, тем быстрее возникает привязанность и тем крепче она становится.


Маленькие добавки дискомфорта от потери близости усиливают привязанность, однако в больших дозах привязанность либо уничтожают, либо переводят ее в формат больной привязанности.

Как привычка, психологическая привязанность формируется постепенно, однако нередки случаи, когда привязанность возникает практически мгновенно, по механизму якорения. В животном мире это феномен импринтинга, в человеческой жизни — это запечатление и влюбленность с первого взгляда… Важно понимать, что у людей подобное якорение срабатывает только в случае особого состояния человека, а именно гормональной поддержки, внутреннего психологического настроя («ее душа его искала») и специфической философии жизни, где любовная привязанность является одной из главных жизненных ценностей. Чем в большей степени человек живет на уровне человека-организма, тем чаще и легче он (она) привязывается. Человек-личность с развитым разумом и волей допускает в своей жизни только те привязанности, которые полезны, и прекращает привязанности не нужные.

Переживается привязанность разнообразно — как чувство близости, как любовь, как ощущение груза, как лишение свободы, как страх. Нередко привязанность принимает форму любви: заботимся, чтобы не потерять и слушаемся, чтобы на нас не сердились и от нас не отдалялись. Действительно, сильная психологическая привязанность очень похожа на любовь, и в жизни любовь и привязанность легко путаются, тем более что к одному и тому же человеку у нас может быть одновременно и любовь, и привязанность. Кроме того, мы зависимы от того, к кому привязаны, и поэтому, боясь его потерять, вынуждены о нем заботиться. И тогда привязанность действительно оказывается очень похожей на любовь, оказываясь любовью в добровольно-принудительном варианте.

Любовная привязанность — особый вид психологической привязанности, обычно с чертами больной привязанности, а то и зависимости от объекта любви. Главная черта любовной привязанности — это не радость и не забота, связанные с объектом любви, а любовные страдания, которыми человек когда мучается, а когда со сладострастием упивается.

Умные люди сами с удовольствием привязываются к тому, что их будет по жизни поддерживать, а также к тем людям, общение с которыми радостно или полезно. При этом, привязываясь, они предпочитают не жесткую, а условную привязанность, устроенную как карабин у альпинистов: когда нужно, мы надежно привязаны. Если привал и лучше быть свободным, карабин отщелкивается и мы — свободны.

Привязанности хороши, пока вы нужны друг другу и ваши привязанности — не больные, мягкие, скорее игровые. Если же в отношениях у вашего партнера проявляется жесткая, больная привязанность к вам, то это ситуация опасная. Как предупредить такие отношения и как себя вести, когда к вам привязываются не самые адекватные люди, смотри Профилактика больных привязанностей.


Любовь и привязанность — Психологос

Фильм «Непобедимый»

Юноша боится любить, потому что путает любовь и привязанность.
скачать видео

​​​​​​​

Фильм «Личная жизнь: радость близких отношений. Занятие проводит проф. Н.И. Козлов и психолог Марина Смирнова»

​​​​​​​Если люди в близких отношениях, то со временем между ними естественно возникает привязанность. Привязанность, как привычка к близости и желание близости — естественная основа любви.

Может ли быть одно без другого? Да, вполне, и это совсем не редкость. Может быть как любовь без привязанности, так и привязанность без любви.

Вот семья. В ней постоянные ссоры, претензии, обиды и очень искренние сцены ревности. Муж Костя иногда пьет, а когда-то жену Лиду и бьет. Но они не могут друг без друга жить, и, если Костя задерживается, Лида безумно переживает. А если, не дай Бог, с Лидой что-то случится, Костя, похоже, этого не переживет… Развод для них исключен, потому что они вросли друг в друга и, если бы случилось разводиться, резать пришлось бы по живому. «С ним тяжело, но я к нему так привязана!» — всхлипывает Лида. Все верно, о любви тут говорить трудно, а вот привязанность — налицо.

А вот семья другая. Когда бы мы ни пришли к ним в гости, у них всегда уютно и солнечно: улыбки, радость, теплота. Саша и Таня удивительно внимательны друг к другу — и к детям, и голос там повышается только тогда, когда они в семейные праздники вместе с детьми поют песни. У них действительно есть семейные праздники по субботами, и они правда поют! Идиллия. Но я также знаю, что Саша будет таким же светлым и спокойным всегда, даже если что-то случится с Таней, с детьми… И это не маска — это его душа. Он любит и жену, и детей, любит их красиво и искренне, но — без привязанности. Он любит так весь мир.

Конечно, мы здесь говорим о Любви с большой буквы, о любви дающей, содержанием которой является бескорыстная и радостная забота.

Любовь и привязанность — не одно и то же, но в жизни любовь и привязанность легко путаются. К одному человеку у нас может быть одновременно и то, и другое. Кроме того, мы зависимы от того, к кому привязаны, и поэтому, боясь его потерять, вынуждены о нем заботиться. Мы ведем себя почти как любящие: внимательно прислушиваемся к потребностям любимого и уступаем в случае разногласий — делаем все, чтобы на нас не сердились и от нас не отдалялись. И тогда привязанность оказывается очень похожей на любовь, только в добровольно-принудительном варианте. Именно поэтому их так часто и путают: говорят о Любви, подразумевая лишь Привязанность, и воспевают Привязанность, мечтая о Любви.

​​​​​​​Как отличить одно от другого? Есть простой критерий, отличающий Любовь от Привязанности. Этот критерий — боль: боль при потере Любимого. И еще страх, что это может случиться. А в результате — постоянное напряжение. Привязанность отличается от любви болью, напряжением и страхом. Любовная привязанность с легкостью превращается в больную привязанность, а то и зависимость от объекта любви. Главная черта любовной привязанности — это не радость и не забота, связанные с объектом любви, а любовные страдания, которыми человек когда мучается, а когда со сладострастием упивается.

Однако привязанность — не всегда плохо. Умные люди сами с удовольствием привязываются к тому, что их будет по жизни поддерживать, а также к тем людям, общение с которыми радостно или полезно. При этом, привязываясь, они предпочитают не жесткую, а условную привязанность, устроенную как карабин у альпинистов: когда нужно, мы надежно привязаны. Если привал и лучше быть свободным, карабин отщелкивается и мы — свободны. Чем в большей степени человек живет на уровне человека-организма, тем чаще и легче он (она) привязывается бездумно, часто к совсем странным и тяжелым людям, и не могут от этих привязанностей освободиться. Человек-личность с развитым разумом и волей допускает в своей жизни только те привязанности, которые полезны, и прекращает привязанности ненужные.

Привязанности хороши, пока вы нужны друг другу и ваши привязанности — не больные, мягкие, скорее игровые. Если же в отношениях у вашего партнера проявляется жесткая, больная привязанность к вам, то это ситуация опасная. Как предупредить такие отношения и как себя вести, когда к вам привязываются не самые адекватные люди, смотри Профилактика больных привязанностей.

Возвращаясь к страху потерять любимого — почему это плохо? Жить со страхом — плохо всегда. Боясь остаться одной, девушки соглашаются на отношения с людьми, с которыми связываться не следует. Боясь потерять любимого, чтобы мужчина не ушел, женщины разрешают ему неуважение к ней, грубость и алкоголизацию. Страх отключает мозги, делает человека близоруким, подталкивает к решениям, лежащим на поверхности, и мешает думать о долгоиграющих последствиях: страху не до них… Разумнее и крепче выстраиваются отношения у тех женщин, которые не боятся остаться одной, которые спокойно и уверенно говорят мужчине те моменты, которые ей важны, следят за форматом и не разрешают мужчине то, что недопустимо. Будет ли такая женщина любить, будет ли она дорожить любимым? Если ее мужчина человек порядочный и достойный, он любящий муж и заботливый отец, а другого того найти трудно — разумная женщина будет заботиться о нем, как о самой дорогой драгоценности. А если она еще и умеет любить, она посвятит ему свою жизнь, каждый день благодаря судьбу за такой чудесный подарок. Мудрые люди знают, что рано или поздно расстаются все: кого-то разводит жизнь, кого-то смерть. Те, кто жили любовью, а не привязанностью, не боятся смерти и расставания: у них остается память о том прекрасном, что было, и возможность сделать еще что-то прекрасное для тех, кто с ним еще рядом. Это не равнодушие, а высокая мудрость: пока мы живы, мы нужны тем, кто рядом с нами.


Видео от Яны Счастье: интервью с профессором психологии Н.И. Козловым

Темы беседы: Какой женщиной нужно быть, что успешно выйти замуж? Сколько раз женятся мужчины? Почему нормальных мужчин мало? Чайлдфри. Воспитание детей. Что такое Любовь? Сказка, которой бы лучше не было. Плата за возможность быть рядом с красивой женщиной.

Привязанность к человеку — что это такое и как избавиться

Привязанность к человеку – это чувство, возникающее вследствие сильной симпатии или любви и преданности определенному человеку, и сопровождающееся наличием близости и стремлением к ее поддержанию. Однако не всегда подобное положение вещей является позитивным, т.к. сильная привязанность к человеку способна замещать собой любовь или возникать даже без ее наличия, и тогда эта прилипчивость выступает как болезненная зависимость и патология развития личности.

Что такое привязанность

Механизм развития привязанности изначально обусловливает выживание человека, поскольку без помощи взрослых, человеческий детеныш не способен к выживанию. Для поддержания данных отношений и обеспечения себе соответствующих условий жизни, формируется привязанность к родительским фигурам, обеспечивающим физическое выживание, эмоциональное развитие, познание этого мира. Далее, все больше погружаясь в социум, формируются привязанности к воспитателям (если посещает сад), а далее к другим взрослым, потом детям. Формирование подобных привязанностей к самому близкому к окружению может быть безопасным, когда существует эмоциональная связь, родитель прислушивается к потребностям ребенка и формируется обстановка, способствующая уверенности и адаптивности в формировании личности).

Но встречаются не столь приятные варианты развития, один из которых избегающий, и происходит, если существует эмоциональное пренебрежение с родительской стороны к потребностям ребенка, а поведение и доступность родителя оказывается непредсказуема, тогда ребенок вырастает назойливым, ориентирован на внешнюю оценку и обесценивает близкие отношения. Самая деструктивная форма возникновения первичной привязанности – дезорганизующая, когда ребенка постоянно подавляют или запугивают, что приводит к агрессивности или бездействию, большим трудностям в установлении контактов.

Выявлено, что люди имевшие затруднения в формировании привязанности далее не способны к установлению открытых отношений, у них не формируется сердечная привязанность, что свидетельствует о нарушениях социальной адаптации и может вести к антисоциальному поведению.

Чувство привязанности сопровождает каждого человека, выражается к местам, предметам, еде и людям, определенному ходу событий и специфическим отношениям – все к чему человек привыкает и что приносит ему радость можно назвать привязанностью, но она отлична от любви и потребности. Без привязок прожить можно, но с ними уютнее, радостнее, не так страшно (в зависимости от того к чему привязанность и на основе каких эмоций она сформировалась, такие ощущения и дополняет), без потребностей же прожить либо нельзя вообще, либо это затруднительно и сказывается на здоровье и общем тонусе.

Привязанность к людям может быть во всех типах отношений – любовных, дружеских, родительских и в любом из вариантов в основании лежит желание близости с объектом своей симпатии. Некоторые из этих привязок имеют довольно сильное влияние на дальнейшее формирование личности. Так, в зависимости от того, как формируется привязанность с матерью, сформируются отношения со всем социумом, будет наличествовать или отсутствовать базовое доверие, а также закладываются определенные паттерны поведения. То, как формируется первая сердечная привязанность, оказывает влияние на все дальнейшее восприятие межполовых отношений, сценариев разыгрываемых человеком, способности открываться и доверяться. Если на этих двух уровнях происходит травматизация, то последствия отражаются на всей личности, а избежать деструктивного влияния на дальнейший ход жизни не только самого человека, но встречаемых им людьми, часто становится возможно лишь при помощи психотерапевта.

Сильная привязанность к человеку, обретающая патологические характеристики называется зависимостью и возникает обычно при уже имеющихся нарушениях в сфере формирования привязанностей, либо при наличии фактов эмоционального или физического насилия.

Здоровая привязанность отличается гибкостью, отсутствием какой-либо выгоды, и отсутствием болезненных и негативных ощущений при отсутствии объекта привязки. Т.е. человек способен спокойно переживать разлуку, выносить неизвестность местонахождения и рода занятий того, к кому привязан, а вариант окончания данной связи вызывает грусть, но не критический уровень страха, боли и ощущения бессмысленности жизни.

При здоровой привязанности существует гибкая адаптация личности, позволяющая свободно дышать обоим участникам общения, дающая ресурсы опираться и замечать иные сферы своей жизни. При болезненной зависимости такая гибкость утрачивается, а мир сужается до одного человека, пропадает вариативность поведения, становится сверхважно постоянно находиться рядом или контролировать объект симпатии, при этом существенно страдают другие сферы жизни, причем обоих партнеров. Важным маркером болезненной связи является ощущение боли, страха и маниакального стремления любыми способами не допустить расставания, даже если связь не приносит счастья, даже если партнер хочет уйти.

Привязанность не возникает одномоментно, для ее формирования необходимо время, поэтому, чем больше вы общаетесь с человеком, и чем больше в данном общении возникает эмоционального взаимодействия и значимых для душевной жизни событий, тем более вероятно возникновение привязанности. Для сверхсильной привязки характерен накал страстей, часто делающий ее схожей с любовью, но различия в том, что болезненная привязанность сковывает, тогда как любовь раскрепощает. Именно чтобы не потерять свою свободу, многие стараются избегать привязанностей и близких отношений, тем самым попадая в контрзависимую позицию, где также отсутствует свобода, поскольку выбор только один – не привязываться.

Привязанность к человеку это хорошо или плохо?

Привязанность затрагивает одновременно несколько сфер человеческого проявления – чувства, мысли, действия, самовосприятие. Для такого многогранного понятия не может существовать одного ответа в его оценке со стороны добра и зла. Без привязанности к другому человеку не возможно формирование социального общения, адаптивности в обществе и обеспечения себе душевного комфорта. Если отсутствует привязанность к родителям, то нарушается весь ход развития личности, точно так же как если происходят нарушения формирования привязанности на других важных этапах. Являясь социальным существом, наличие способности поддержания контактов, стремления к сближению являются показателями психической сохранности человека.

Привязанность к другому дает ощущение поддержки и безопасности, таким образом можно получить необходимую опору, если внутренних ресурсов недостаточно. Привязываются люди к тем, у кого могут получить одобрение и помощь, безоценочное принятие, удовлетворение существующих потребностей. И обеспечивая хорошие отношения с окружением, что немаловажно для успешного выживания в мире, привязанность отражает несколько детскую модель взаимодействия с миром. Если посмотреть на все ожидания от объекта привязанности, то они адресуются родительской фигуре, от которой ребенок, так или иначе, зависим. Во взрослом возрасте любая привязка носит определенную долю зависимости, и только уровень зрелости человека может регулировать негативные последствия этого. Если автономная психическая регуляция не сформирована, то любая привязка будет быстро перерастать в зависимость, и вместо получения поддержки будет вспыхивать потребность контроля, вместо тяги душевно и хорошо вместе провести время, с пользой и эмоционально ресурсно для обоих, станет появляться страх потери и желание приковать другого рядом.

Тема зависимости про потерю гибкости в привязанности, лишение свободы как самого человека, так и того к кому привязывается аналогична наркотической зависимости. Аналогия с наркотической зависимостью является наиболее удачной, поскольку при длительном отсутствии другого человека (субъективно длительным отсутствием могут казаться сутки), когда нет возможности узнать местонахождение объекта и получить от него дозу внимания (например, при выключении всей сети мобильного оператора) начинается состояние, отражающее наркотическую ломку. Эмоциональная боль от потери или возможности потери объекта ощущается физически и не дает полноценно существовать.

Если удается не скатываться в инфантильную позицию зависимости, то привязанность обретает взрослую и зрелую форму своего существования, проявляющуюся как любовь, где есть полноценное замечание всех аспектов своей жизни, не возникает разрывающей боли при отдалении объекта, да и сам объект привязанности используется не только с целью получения чего-то эмоционально ценного для себя, а больше для энергообмена и заботы о другом. Таким образом, все зависит от зрелости личности и степени гибкости данного чувства.

Как избавиться от привязанности к человеку

Обычно привязанность формируется, когда вы получаете от другого свою потребность, чаще всего это внутренние силы, спокойствие или жизнерадостность. Так что стоит научиться вырабатывать эти состояния самостоятельно, становясь для себя автономной станцией эмоций. Отлично помогают медитации, спорт, йога, различные духовные практики и психологические группы. Создавайте себе источники счастья повсеместно, ведь ожидая радости только от присутствия одного человека, вы сами формируете токсическую привязку, загоняете себя в тупик. Сидеть в четырех стенах в хандре, ожидая, когда освободится ваша половинка, и только тогда позволять себе счастье – это верная дорога к зависимости и уничтожению ваших отношений.

Избавляться от привязанности имеет смысл, когда она начинает разрушать вашу жизнь и начинать стоит с возвращения потерянного. Обычно, первое, что отходит на второй план, уступая место человеку, – это любимые дела и занятия, так что вспомните, что приносило вам радость или лучше поищите заново занятия, которыми бы вы могли заниматься, погружаясь в процесс. Помимо интересных занятий, начинайте расширять свой круг общения – позвоните старым друзьям, про которых вы забыли, погружаясь в свою привязанность, сходите на мероприятие и познакомьтесь с новыми людьми. Расширяйте круг общения, тогда эмоциональные плюшки, получаемые вами лишь в тех отношениях, вы сможете получать отовсюду, причем, скорее всего более легко и позитивно.

Привязанность к человеку остается психологической проблемой, поэтому почувствовав тягу к своему объекту, задумайтесь, чего именно сейчас не хватает (чувство безопасности вам могут дать другие близкие, ощущение себя прекрасным можно получить в магазинах от продавцов, даже душевное тепло можно получить). Обычно при подобном анализе вырисовывается какая-то пустота, заполнить ее можете только вы, будь то скука или неуверенность, ведь, сколько не затыкай собственные дыры другим, они от этого не исчезают.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Психология привязанности и тревожность

Миф о самодостаточной и свободной личности, которая сама выбирает, в какие отношения ей вступать — один из самых распространённых, и в то же время самых нереалистичных. Он льстит нам, но на самом деле наши отношения с другими людьми подчиняются закономерностям, которые мы очень редко осознаём и почти не можем изменить. Они тянутся из давнего прошлого, когда представления о «свободной личности» ещё не могли прийти к нам в голову. 

Почему некоторые люди кажутся отстранёнными и холодными, а другие — открытыми до навязчивости? Социальный психолог Хайди Грант Хэлворсон в книге «Меня никто не понимает!», выпущенной издательством «Манн, Иванов и Фербер», пытается ответить на этот вопрос. Она описывает три типа отношений между людьми, которые закладываются ещё в раннем детстве: надёжный, тревожный и избегающий. Публикуем отрывок из этой книги.

Кадр из фильма «Жить своей жизнью» (1962 г.)

(источник: mubi.com)

Я знаю двух сестёр, получивших хорошее образование и построивших успешную карьеру. Но мне кажется, они добились бы гораздо большего, если бы немного лучше общались с людьми. 

У обеих проблемы из-за отсутствия необходимых социальных навыков. Одна сестра, которую я буду называть Сара, нуждается во внимании, слишком услужливая и чувствительная к отказам; другая, Эмили, — отстранённая и испытывает трудности в общении с людьми. 

Проблемы тянутся из детства, и их причина довольно распространена: невнимательные родители.

Сара и Эмили всегда были накормлены и одеты, их редко наказывали и даже не повышали на них голос. Но их родители, как и многие другие, были слишком заняты собственной жизнью: они очень рано поженились и завели детей. Они сами оставались детьми: хотели ходить на вечеринки и общаться с друзьями, путешествовать и участвовать в приключениях, строить карьеру и реализовывать мечты. Маленькие девочки стояли у них на пути. По крайней мере, так кажется Саре и Эмили.

Эдуард Мане, «Железная дорога» (1873 г.)

(источник: en.wikipedia.org)

Примерно половина взрослых детей в Соединённых Штатах испытывают трудности в отношениях, потому что видели только неадекватные модели в детстве. Именно тогда мы узнаём, что людям можно или нельзя доверять, и забираем эти уроки во взрослую жизнь. 

Психолог Джон Боулби сказал, что есть три типа привязанности ребёнка к людям, которые о нём заботятся. 

Первый тип таких отношений — надёжная привязанность. Взрослые реагируют на потребности детей, поддерживают их и понимают. Ребёнок обращается к опекуну, когда грустно или страшно, но в остальном чувствует себя в безопасности, чтобы выходить на улицу и исследовать мир. Эти дети с удовольствием играют на детской площадке, пока не упадут и не поцарапают колени. Потом они бегут к маме, папе или няне и после поцелуя, объятий и медицинской помощи, счастливые, возвращаются к друзьям. 

Быть отзывчивым — это не то же самое, что покупать ребёнку всё что он захочет и потакать любому капризу. Это значит проявлять заботу и привязанность, обеспечивать чувство безопасности и хорошо с малышом обращаться. Главное — постоянная забота.

Когда ребёнок чувствует, что близкие его любят, но они ненадёжны, не всегда находятся рядом и их отношение зависит от того, делает ли он всё абсолютно правильно, то, скорее всего, у него будет формироваться тревожная привязанность. Такие дети (около 30% в Соединённых Штатах) остро нуждаются в поддержке и постоянно хотят быть рядом с близкими. Они сильно беспокоятся, что близкие исчезнут, всеми способами стараются привлечь внимание воспитателей и легко расстраиваются, когда их игнорируют. Они всё утро рвутся в детский сад только чтобы закатить там истерику, отказаться играть со сверстниками и убежать от воспитателя. 

Фрагмент картины Нормана Роквелла «Facts of Life» (1952 г.)

(источник: parade.com)

Моя подруга Сара была таким ребёнком. По словам её сестры, она могла часами не отходить от родителей, которых это раздражало. Она могла устраивать сцены и портить семейные праздники, чтобы оказаться в центре внимания. Она никогда не уходила далеко от дома и сейчас живёт в нескольких кварталах от родителей, навещая их каждый день. Сара часто выговаривает родителям, что они разрушили её жизнь и что всё могло бы сложиться иначе, если бы они побольше ею занимались. А потом внезапно покупает им дорогой подарок или отправляет отдыхать, как бы «выпрашивая» взамен поддержку, в которой отчаянно нуждается.

Когда воспитатели воспринимаются как ненадёжные и ребёнок понимает, что они не поддержат, формируется избегающая привязанность. Замкнутые дети (около 20% в Соединённых Штатах) не очень хотят общаться с близкими. Их не заботит отсутствие любви и внимания, потому что они уже не ждут этого. 

Такие дети никогда не хнычут, чтобы их вывели гулять. Они редко что-либо просят, так как уверены, что им откажут. 

Таким ребёнком была сестра Сары — Эмили. По словам Сары, Эмили будто вычеркнула себя из семьи, когда ей было примерно пять лет. Она всё держала в себе, принимала собственные решения и никогда не жаловалась на недостаток внимания. Эмили выбрала колледж за тысячи километров от дома и с тех пор живёт очень далеко от родителей. 

Фрагмент картины Луизы Бреслау «La Toilette» (1898 г.)

(источник: commons.wikimedia.org)

И тревожная, и избегающая привязанности — результат недостатка внимания. Эта проблема остаётся вне поля зрения социальных работников. На первый взгляд, такие дети живут хорошо: у них есть еда, одежда, игрушки и крыша над головой. Но они не получают достаточно внимания и эмоциональной поддержки. Возможно, их родители заняты или не знают, как оказывать поддержку, которую никогда не получали сами. 

На примере близких в детстве формируется мнение, какими должны быть отношения с людьми, чего можно ожидать от них и стоит ли им доверять. Учёные обнаружили, что это мнение будет стабильным и повлияет на наши личные и профессиональные отношения в будущем. 

Взрослые с тревожной привязанностью могли бы описать себя так: «Другие не хотят общаться со мной так близко, как мне бы этого хотелось. Я часто переживаю, что мой партнёр не любит меня или может уйти. Я хочу стать одним целым с другим человеком, и это желание иногда отпугивает людей». 

К тревоге прилагается чувство боли от предыдущего расставания. Люди слишком хорошо знают, что это может произойти снова, поэтому постоянно ищут близости и беспокоятся, что им не ответят взаимностью. Они сомневаются в себе, спрашивают: достаточно ли я хорош? Им нужно подтверждение своей значимости от других. У них не обязательно низкая самооценка, но она зависит от мнения окружающих. 

Тревожно привязанные люди могут быть заботливыми, но есть что-то непривлекательное в том, как они это делают. 

Они слишком поглощены своими заботами и опасениями, чтобы действительно помочь и позаботиться так, как нужно. Самые незначительные вещи (например, вы не ответили на электронное письмо, опаздываете на встречу, не сказали комплимент) чувствительный к отказу человек воспринимает как пощёчину или проявление ваших «подлинных» чувств. 

Эдвард Мунк, «Пепел» (1894 г.)

(источник: edvardmunch.org)

Линзы тревоги заставляют этих людей видеть отказ повсюду, потому что до смерти боятся его и пытаются его избежать. Последствия чувствительности к отказу настолько неприятны окружающим, что вызывают сильное отторжение. 

Взрослые с избегающей привязанностью говорят: «Мне как-то некомфортно быть рядом с другими. Мне трудно полностью им доверять и зависеть от них. Я нервничаю, когда кто-то подходит слишком близко и часто хочет от меня большей открытости». 

В детстве такие люди поняли: другим нельзя доверять, они не помогут, поэтому лучше действовать в одиночку. Замкнутые люди часто гордятся своей самодостаточностью и независимостью. Они высокого мнения о себе и небольшого обо всех остальных. Люди, которые смотрят через линзы избегания, предпочитают сохранять эмоциональную дистанцию даже в близких отношениях. Они неохотно раскрываются, потому что близость заставляет их чувствовать себя уязвимыми. 

У меня есть друг, который встречался с женщиной пятнадцать лет и ни разу не признался ей в любви.

Для него это была линия, которую он не решался пересечь, а слова любви были равнозначны кошмару близости и взаимозависимости. Я не завидую женщинам, которые с ним встречались. 

Belmiro de Almeida, «Arrufos» (1887 г.)

(источник: commons.wikimedia.org)

В детстве мы усваиваем модели отношений: можно ли доверять другим людям, помогут ли они. Примерно у половины всех взрослых надёжный тип привязанности, они готовы доверять и легко поддерживают отношения. 

Взрослые с тревожным типом привязанности сильно озабочены своими отношениями. Они отчаянно хотят близости и испытывают страх, что партнёры их отвергнут. Они становятся требовательными, навязчивыми и эмоционально неустойчивыми. 

Для эффективного общения с такими людьми важно избегать двусмысленности и думать о том, чтобы случайно не подать сигнал, который может быть воспринят как отказ. Будьте надёжным и терпеливым, не принимайте взрывную реакцию человека близко к сердцу. Дело не в вас. 

Взрослые с избегающей привязанностью не доверяют другим людям. Они уверены, что им не помогут, поэтому избегают близости. Они не хотят быть уязвимыми и отвергнутыми. Они кажутся холодными, отчуждёнными и недружелюбными. 

Для того, чтобы поддерживать связь с замкнутым человеком, помните, что отсутствие тепла с его стороны — не сигнал враждебности, а осторожность. Не пытайтесь растопить лёд излишним дружелюбием, этим вы лишь доставите ему дискомфорт. Построение отношений в таких случаях требует времени, для этого необходимо делать шаги, рассчитанные на долгосрочную перспективу. 

Редакция Newtonew

Олег Бочарников

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Как не привязываться к людям

А дальше начинайте прилагать усилия!

  • Перестаньте тотально контролировать объект своей привязанности.

    Боязнь, что вас предадут и обманут, неизбежна, но вспоминайте о её нездоровой природе всякий раз, когда опять захочется включить надзирателя. Снизить контроль – не значит начать ожидать обмана. Поймите, что своим тотальным контролем вы лишь повышаете вероятность этого. Люди неизбежно начинают им тяготиться и подсознательно ищут выхода из-под контроля.

  • Не живите прошлым и не придумывайте радужного будущего.

    Живите настоящим. Больше анализируйте происходящее прямо сейчас и не упускайте ничего из своего собственного поведения. Первое время придется потрудиться: в момент очередной попытки контроля или навязывания себя, прислушивайтесь к здравому смыслу, а не эмоциям. Почему вы хотите позвонить человеку среди ночи? Допустим, соскучились. Так насладитесь этой эмоцией, переживите ее, но послушайте разум – ваш звонок будет неуместным, если партнер спит и, к тому же, вы разговаривали 2 часа назад.

  • Разберитесь с тем, чего действительно хотите.

    Задайте сами себе несколько вопросов и разберитесь, чего вы хотите от вашего любимого человека. Будьте правдивы сами с собой и ответьте: в какой степени вам важен он сам, а в какой его внимание? Хотите ли вы строить с ним отношения на долгую перспективу в действительности или вам важно быть с ним по какой-то причине только сейчас? Ваши отношения – это искренняя привязанность друг к другу или ваш всепоглощающий контроль?

Если вы усомнились в ответе, то вспомните о своей свободе. Вы – свободный человек, который может идти, куда захочет, и делать, что хочет. Разумно ли вы используете свою свободу, или, быть может, где-то в глубине души хотите вернуть её себе? Подумайте, что ещё не поздно изменить то, что доставляет вам дискомфорт, не будьте привязаны к кому-то, словно на невидимой верёвке. Избавляясь от привязанности, вы открываете себе дорогу к гармоничным и здоровым отношениям.

Цените и любите себя, цените и любите окружающих, не подавляйте свои желания, иначе потом вы начнёте неосознанно подавлять желания других людей. Всем, и в первую очередь вам, будет только лучше, если вы станете внутренне свободным. Работайте над отношениями, которые основаны не на контроле и чрезмерной привязанности, а на уважении, доверии и личностном развитии.

Привязанность в отношениях — это хорошо или плохо? | Психология отношений

Просмотров: 17928

03 мая 2014 г.

Привязанность в отношениях — это хорошо или плохо? Не правда ли спорный вопрос?
Привязанность – это любовь или нет?
Мы часто путаем привязанность с любовью. И часто привязанность выдаём за любовь, не понимая глубокого значения этих понятий.

“Привязанность — это стремление и способность к длительной эмоциональной близости с другим человеком и потребность эту близость сохранить.”

Привязанность — чувство близости, основанное на глубокой симпатии, преданности кому- или чему-либо.

Привычка или эмоциональная составляющая — два самых распространенных механизма формирования привязанности.

Привязанность, как и любовь не возникает быстро, для этих чувства нужно время и прохождение определённых стадий.
Сформировать привязанность не так уж и трудно, достаточно быть необходимым человеку, решать за него все проблемы, стать для него единственным, отгородив от мира и общества людей, во время удовлетворять его потребности – обычно этого бывает достаточно для формирования привязанности.
Привязанность в любом случае подразумевает определённую беспомощность и зависимость от чего либо или кого либо.

Большинство современных людей привязаны к комфорту, к телевизору, интернету, мобильнику — ко всему этому тянет, даже когда человек понимает, что без этого обойтись можно. Люди привыкают к своему любимому креслу, к туфлям — это тоже варианты привязанностей.

И каждому знакома привязанность между людьми — дружеская привязанность, привязанность между детьми и родителями, любовные привязанности.

Привязанность к привычным удобствам и обстоятельствам жизни обычно называют житейской привязанностью. «Почему вы не разъедетесь, вам же трудно друг с другом? — А куда я уеду одна с ребенком? Мне уезжать некуда, квартиры нет, денег снимать квартиру — тоже нет».

Психологическая или эмоциональная привязанность проявляется в первую очередь в желании постоянной близости, осознание себя с другим человеком как целое. Другой человек нужен, как опора, как источник поддержки, обеспечивающий чувство безопасности и удовлетворяющий насущные потребности.
Не напоминает ли вам этот перечень всех тех чувств, который испытывает ребёнок к своей маме.

“По мере взросления ребенка следует различать привязанность ребенка к матери и любовь ребенка к матери. Чем более дети становятся взрослыми людьми, тем больше в отношения должно быть любви и меньше привязанности.”

Получается, привязанность – это детское чувство и состояние, любовь – это состояние зрелого и взрослого человека.
В привязанности всегда присутствует момент невозможности обходиться без другого. Другой является не просто значимым и важным человеком, а необходимым.
Привязанность можно выразить словами: Я тебя люблю так, что не могу без тебя жить.

Любовь – это зрелое чувство, когда человек нужен, но с его исчезновением жизнь не рушится.
Зрелую любовь можно выразить словами: Я тебя люблю, мне будет плохо без тебя, но я могу жить без тебя.

А теперь давайте подумаем, в каком мы все с вами возрасте находимся? …

Для зрелой любви нужно стать взрослыми.

Психологическая привязанность очень внешне похожа на любовь, и в жизни любовь и привязанность легко путаются, тем более, что к одному и тому же человеку у нас может быть одновременно и любовь, и привязанность.

Как понять привязаны мы к человеку или любим его?

Если мы зависимы от того, к кому привязаны, БОИМСЯ его потерять и этот страх потери и одиночества, вынуждает нас заботиться о нем, угождать ему, выполнять его желания…
Тогда привязанность действительно оказывается очень похожей на любовь, оказываясь любовью в добровольно-принудительном варианте.
Иногда человек даже сам не понимает где начинаются его желания и где заканчиваются желания другого человека. Он настолько проникается жизнью и мыслями другого, что становится просто его частью, не ощущая себя.

Понимаете, существенную разницу между делать из-за страха потерять или делать потому, что нравится самому, потому что сам получаешь удовольствие от самого процесса.

Главная черта любовной привязанности — это не радость и не забота, связанные с объектом любви, а каждодневная работа или любовные страдания, которыми человек, когда мучается, а когда со сладострастием упивается.

Где та грань в детском возрасте, когда привязанность должна перерастать в любовь?
К 3 годам у ребёнка уже начинает формироваться его представление, вернее ещё не представление, а ощущение своей самостоятельности, своей отдельности от мамы, своего Я.

Почему ощущение? Потому что представление формируется чуть позже из реакции родителей на него как на личность, отдельную от них.

У него начинает проявляться свой характер, он впервые начинает заявлять о своих желаниях, и если родители проявят достаточное уважение к его личности, то у ребёнка начинает формироваться представление о себе, уважение к себе и его самооценка.
Именно в этот период, если родители проявляют достаточное уважение к территории ребёнка, к его желаниям, к его пространству, здесь начинает привязанность переходить на другой уровень отношений, на уровень где привязанность перерастает в любовь.

Когда ребёнок относительно перестаёт быть зависимым от родителей.
Когда появляются границы: ТЫ – Я, Я – ТЫ.
Когда мама учит и объясняет ребёнку, что у неё кроме него есть свои дела, свои интересы, своя жизнь и свои желания.
Но это объяснение не должно носить односторонний характер.
Ребёнок в свою очередь тоже должен чувствовать своё пространство и свою жизнь, когда он играет маме не будет командовать и учить его как надо делать, если ребёнок не просит о помощи.

Зрелая любовь начинает рождаться там, где появляются границы и ощущения СЕБЯ и ДРУГОГО.
И безусловно взаимное уважение к этим разным составляющим одно целое.
Именно такое воспитание обеспечит в будущем зрелые отношения и зрелую любовь.

Распространенные виды психологической привязанности.

1.Провацирующая привязанность.
Тот, кто привязан постоянно «цепляется» за другого, если не получается получить внимание, то будет искать «негативного» внимания, провоцируя другого на злость и раздражение. Обычно такая привязанность возникает если мама в детстве пренебрегала ребенком или наоборот “гиперопекала”.

2. Волнообразна привязанность.
Привязанность характеризуется резкими перепадами настроения и поведения.
Тот, кто привязан, демонстрирует двойственное отношение к другому: «привязанность-отвержение», то ластится, то грубит и избегает. При этом перепады в обращении являются частыми, полутона и компромиссы отсутствуют, а сам человек не может объяснить своего поведения и явно страдает от него.
Характерно для людей, чьи родители были непоследовательны и истеричны: то ласкали, то взрывались и били ребенка — делая и то, и другое бурно и без объективных причин, лишая тем самым ребенка возможности понять их поведение и приспособиться к нему.

Если привязанность перестает быть мягкой, когда отсутствие предмета привязанности вызывает уже боль — говорят уже о больной привязанности. В случаях, когда привязанность превращается в нечто, что лишает человека всякой свободы, говорится уже о зависимости (зависимость от алкоголя или наркотиков).

Привязанность похожа на клей — если клей по типу липучки, это привязанность.
Если клей схватил намертво и отдирать приходится с кровью — это зависимость.

Такие больные привязанности – обычно заменяют любовь. Такие люди не способны любить, а привязанность даёт ощущение отношений, что они есть, даёт ощущение стабильности и уверенности.
Иногда больные привязанностью замещают не отсутствие любви, а отсутствие смыслов и интересов в жизни.

Такие проблемы в жизни возникают как вы уже поняли, если в детстве нормальный этап привязанности ребенка к маме был нарушен по каким-то причинам.
Этих причин – очень много и у всех они разные. Наших мам никто не учил как обращаться с детьми, в то время и книг то никаких не было на эту тему.

Приведу пример одного из вариантов нарушения.
Маленькие дети хотят всегда при себе иметь маму, как любимую игрушку, молодая мама сама развлекается своим ребенком, как самой любимой и долгожданной игрушкой. Теперь, когда мама вышла из комнаты, ребенок кричит: «Мама, не уходи, мне без тебя страшно (плохо, скучно)!», и мама с удовольствием и радостью бежит к ребенку, которому она нужна, который ей рад.
Счастье!
Однако постепенно игры и развлечения превращаются в межличностные игры-манипуляции. Потихоньку сын усваивает урок: стремишься получить близость нужного человека, в душе должно быть больно и страшно. Возникает дурная детская привычка: страдать и играть на страдании, в результате чего усталая сердобольная мама из последних сил таскает за собой пятилетнего капризулю, а сын привычно хнычет. И оба не могут друг без друга.

Что делать?
Самое первое, если вы родители, то старайтесь до 3 лет окружить ребёнка любовью, дать всё, что у вас есть, в первый год жизни особенно.
А после 3 – х лет, потихоньку выстраивайте границы в ваших отношениях с ребёнком, уважая его и его территорию, и уча его уважать ваши границы и ваше пространство.

Если вы сталкиваетесь с болезненной привязанностью в отношениях.
Во первых: приглядывайтесь к людям и создавайте длительные отношения только с душевно здоровыми людьми: людьми, которые не любят страдать без нужды, которые умеют управлять своими привязанностями, умеют как привязываться, так и отвязываться.

Как узнать таких людей?

Для таких людей обычно характерны — хорошее настроение, чувство юмора, склонность скорее действовать, чем переживать, развитый самоконтроль.

Когда люди начинают встречаться друг с другом, то они действительно на какое-то время становятся одним целым и это как правило длиться 1-2 года, а потом нужно разлепляться, возвращать утерянное общение с друзьями, вспоминать о своих увлечениях, интересах, постепенно нужно расширять свое внешнее и внутренне пространство, не замыкать себя и свой мир на одном человеке, начинать включать в свое пространство и другие составляющие жизни…

А как расставаться с человеком, кто привязался ко мне, если у него больная привязанность?
Очень многие женщины приходящие ко мне, говорят, что не могут расстаться из за чувства жалости к мужчине.
“Мы в ответе за тех кого приручили” – веский аргумент из их уст.

Конечно, если вы не совсем черствый человек, для вас эта ситуация может быть не простой.

В таких отношениях тот, кто не может отпустить и сильно привязан будет цепляться за вас и изводить своими сообщениями и звонками.
Вы ничем не сможете помочь этому человеку, отвечая на его звонки из жалости и желания как-то облегчить ему его эмоциональное состояние.
Это проблема этого человека и ему надо её решать самостоятельно пройдя через боль расставания.
Именно боль расставания заставит его взрослеть или заставит искать новые объекты другой своей привязанности.
Здесь уже каждый выбирает свой путь развития и свою жизнь.

Единственное правильное в этой ситуации, если Вы исчезнете из его жизни навсегда и поменяете телефон, будете избегать любых контактов и разговоров.
Вы оградите себя от ненужных вам переживаний и эмоций и поможете этому человеку принять реальность и научиться в ней жить.

Любые разговоры с ним, ни к чему хорошему не приведут. Вы только будете продолжать его и свои страдания. “Помните собаке хвост рубят сразу”.
Если вы находитесь в другой позиции и вам трудно отлепиться, то думаю самое лучшее для вас обратиться к психологу, который поможет вам обрести внутренний фундамент и перерасти моменты болезненной привязанности.

Если это статья стала полезной вам, поделитесь с друзьями.

С наилучшими пожеланиями Вам и Вашим близким.

Ирина Гаврилова Демпси

Подписывайтесь на меня и вы попадёте в трансформационное пространство, где начнут происходить ваши внутренние изменения.

Со мной вы обретёте себя!

Рубрика: Психология отношений

Теория привязанности. Почему мы строим отношения по одним и тем же схемам

Первым ученым, обнаружившим, что для ребенка жизненно важна привязанность к заботящемуся о нем взрослому, стал английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби, заинтересовавшийся этологией — наукой о генетически обусловленном поведении животных и людей. Если абстрагироваться от всех сантиментов, связанных с детско-родительской любовью, становится понятно, что она несет важную функцию для выживания вида: будет очень хорошо, если родители не съедят или хотя бы не убьют собственное потомство, что требует некоторых дополнительных усилий со стороны природы (например, поэтому во время родов и в период кормления у женщины повышается уровень окситоцина, отвечающего за эмоциональную привязанность к ребенку).

Психоаналитики считали, что младенец поддерживает отношения с матерью просто ради удовлетворения физических нужд, Боулби же добавил к этому социальную составляющую. Привязанность к значимому взрослому — это полигон, на котором оттачивается способность завязывать социальные отношения и определяется степень базового доверия к миру. На это у ребенка есть примерно два года — в возрасте до двух месяцев младенцы улыбаются, лепечут и плачут, чтобы привлечь внимание любого взрослого, с двух до шести они учатся различать взрослых и выбирают среди них наиболее значимого, а после шести месяцев начинает формироваться устойчивая привязанность. Поскольку младенец чисто технически не может выйти из отношений с родителями, ему приходится адаптироваться к любому отношению со стороны взрослого, в том числе к холодности, отвержению или непредсказуемому поведению. Разделявшая идеи Боулби психолог Мэри Эйнсворт в 1960-х и 1970-х годах исследовала то, как этот опыт влияет на паттерны привязанности. Ее знаменитый эксперимент получил название «Незнакомая ситуация»: вначале за младенцами и их матерями наблюдали в домашних условиях, оценивая то, как мать реагирует на разные «позывные» со стороны ребенка. В возрасте от года до полутора лет малышей с матерями приглашали в специально оборудованную лабораторию, где моделировали разные ситуации: присутствие матери и разделение с ней, а также появление незнакомца. Исследователей интересовало, насколько ребенка будет тревожить отсутствие матери, насколько смело он будет готов исследовать новую ситуацию, как будет реагировать на чужого человека и последующее возвращение матери. По итогам Эйнсворт выделила четыре основных типа привязанности:

  • Надежный. Такие дети уверены, что мать может удовлетворить их потребности, и тянутся к ней за помощью при столкновении с чем-то неприятным. При этом они чувствуют себя достаточно защищенными, чтобы исследовать окружающую среду, понимая, что взрослые непременно придут на помощь в случае опасности. В будущем такой ребенок будет ценить любовь и доверие, но при этом останется достаточно самостоятельным и уверенным в себе.

  • Тревожно-устойчивый. Он формируется, когда ребенок не уверен, что мать или другой значимый взрослый будет рядом, когда он понадобится. Поэтому такие дети обостренно реагируют на разлуку, настороженно относятся к чужим и не очень готовы действовать самостоятельно, потому что не чувствуют себя в полной безопасности. Интересно, что у такого ребенка формируется неоднозначная реакция на возвращение матери: он и рад этому возвращению, и зол на то, что его бросили. Такие дети вырастают неуверенными в себе и в своих отношениях с другими людьми, часто они слишком сильно нуждаются в подтверждениях взаимности.

  • Тревожно-избегающий. Это самые независимые дети, которые не особенно расстраиваются из-за отсутствия матери. Такие младенцы рано столкнулись с холодом или отвержением со стороны опекающих взрослых. В отличие от предыдущего типа, здесь у ребенка не возникает избыточной потребности во внимании и заботе — наоборот, он перестает их ждать. Эти дети усваивают, что потребность в близости приводит к разочарованию, и стараются в дальнейшем обходиться без нее.

  • Дезорганизованный. Такие дети демонстрируют противоречивое поведение, они то тянутся к взрослым, то боятся, то бунтуют. Как правило, такой стиль поведения связан с серьезными психологическими травмами.

А что дальше?

Как показывают американские исследования (например, вот это), эти ранние типы привязанности влияют на формирование отношений со сверстниками. Если с ребенком не происходит ничего, рвущего сложившийся шаблон, эти модели поведения закрепляются. В 1980-х ученые Сидни Хазан и Филипп Шейвер зашли еще дальше и распространили теорию привязанности на взрослые романтические отношения — исходя из той логики, что гармоничные отношения в паре, так же как и отношения ребенка со значимым взрослым, — это безопасная база, которая помогает справляться с вызовами окружающей среды. У взрослых также выявили четыре типа привязанности, соответствующие детским моделям из классификации Мэри Эйнсворт.

Взрослые с надежным типом привязанности чаще других строят здоровые и сбалансированные романтические отношения. Они способны высоко ценить как себя, так и другого человека, формируют прочные связи, но остаются самодостаточными и не впадают в зависимость от партнера.

Тревожные недооценивают себя и переоценивают партнера, они часто склонны к созависимым отношениям и постоянно ищут подтверждения собственной значимости. К сожалению, такой стиль построения отношений в какой-то степени поощряется культурой: мы часто романтизируем всепоглощающую, жертвенную любовь, помещающую объект привязанности в центр Вселенной. С точки зрения психологов, такое «отношениецентричное» поведение — признак патологии, да и сам объект удушающей любви часто не в восторге от того, что стал чьим-то Вронским или Беатриче.

Избегающе-отвергающие — противоположность предыдущих: они считают себя самодостаточными и в идеале хотели бы полный иммунитет от чувств. Такие люди неосознанно боятся уязвимости и отвержения, поэтому они либо все время держатся на дистанции, либо, если уж с кем-то сошлись, часто рвут отношения «на опережение» из-за страха быть брошенными. С таким типом привязанности сильно искушение считать себя просто «сильным и независимым» человеком, не отдавая себе отчета в том, что способность рисковать и открываться перед другим так же важна для сильной личности, как и умение быть самостоятельным.

Тревожно-избегающих раздирают постоянные противоречия: они и хотят близости, и боятся ее.

Можно ли изменить тип привязанности?

Ученые из Канзасского университета предполагают, что в формировании привязанности могут играть роль и генетические факторы: некоторые вариации генов, кодирующих допаминовые и серотониновые рецепторы, могут способствовать формированию тревожного и тревожно-избегающего типов привязанности. Но на данный момент это лишь предположение.

Как показали долгосрочные американские исследования, у 70–80% населения тип привязанности особо не меняется со временем. Это означает, что заложенные в нас в детстве модели взаимоотношений действительно очень устойчивы. С другой стороны, определенный процент людей все же может изменить свой подход к отношениям, а значит, тип привязанности — это лишь стойкая привычка, но не неотъемлемая часть личности, и с ней можно что-то сделать. Некоторые виды психотерапии были разработаны специально для решения подобных проблем — более долгосрочная «психотерапия, основанная на привязанности» (attention-based therapy), отпочковавшаяся от психоанализа, и более краткосрочная эмоционально фокусированная терапия, представляющая собой микс из методов гештальт-, личностно ориентированной и других видов терапии.

стилей прикрепления | Simply Psychology

  1. Теория привязанности
  2. Ситуация со штангой
  3. Стили привязанности

Безопасное прикрепление и другие стили привязанности

Стефани Хуанг, опубликовано 24 августа 2020 г. индивидуальный относится к другим людям. Стиль привязанности формируется в самом начале жизни, а однажды установившись, это стиль, который остается с вами и проявляется сегодня в ваших отношениях в интимных отношениях и в том, как вы воспитываете своих детей.

Что такое вложение?
  • Привязанность определяется как «длительная психологическая связь между людьми» (Bowlby, 1969) и может считаться взаимозаменяемой с такими понятиями, как «привязанность» и «эмоциональная связь».
  • Первая привязанность человека часто устанавливается в младенчестве с основным опекуном; Однако следует отметить, что привязанность не является уникальной особенностью отношений между младенцем и опекуном, но также может присутствовать в других формах социальных отношений.
  • Привязанности различных видов формируются посредством повторяющегося акта «поведения привязанности» или «транзакций привязанности», непрерывного процесса поиска и поддержания определенного уровня близости к другому конкретному человеку (Bowlby, 1969).
  • Поскольку опекуны различаются по уровню чувствительности и отзывчивости, не все младенцы одинаково относятся к опекунам.
  • Стили привязанности — это ожидания, которые складываются у людей в отношении отношений с другими людьми, основанные на отношениях, которые у них были со своим основным опекуном, когда они были младенцами.

Стили прикрепления младенцев

Стили прикрепления младенцев

Мэри Эйнсворт и ее коллеги обнаружили три основных паттерна, которые младенцы привязывают к своим основным опекунам («фигурам матери») в своем исследовании «Странная ситуация» (Ainsworth et al., 1978).

В исследовании были отобраны четыре различных образца младенцев в возрасте около 1 года, и они были вовлечены в процедуру «Странная ситуация», примерно описанная ниже:

Младенец был помещен в незнакомую среду со своей матерью и мог свободно исследовать окружающая среда; незнакомец вошел в комнату и постепенно подошел к младенцу; Затем мать вышла из комнаты, вернувшись после того, как ребенок провел некоторое время наедине с незнакомцем.

Эйнсворт и его коллеги наблюдали, насколько комфортно каждому младенцу было физически удалено от матери в незнакомой среде, как каждый младенец взаимодействовал с незнакомцем и как каждый младенец приветствовал мать по ее возвращении.

На основании наблюдений они разделили младенцев на три основные группы.

Избегающая привязанность (Группа A)
Избегающая привязанность (Группа A)

Дети со стилем избегающей привязанности склонны избегать взаимодействия с опекуном и не испытывают стресса во время разлуки.Это может быть связано с тем, что родитель проигнорировал попытки сблизиться, а ребенок может усвоить убеждение, что они не могут зависеть от этих или каких-либо других отношений.

Младенец в группе А был охарактеризован как практически не проявляющий тенденции к поиску близости с матерью. Младенец часто не выказывал страданий во время разлуки с матерью, общался с незнакомцем так же, как он или она общался бы с матерью, и проявлял легкие признаки избегания (отворачивание, избегание зрительного контакта и т. Д.) при воссоединении с матерью.

Эйнсворт и его коллеги интерпретировали избегающее поведение младенцев группы А как защитный механизм против отвергающего поведения самой матери, такого как неудобство при физическом контакте или более легкое раздражение младенцев.

Безопасное прикрепление (Группа B)
Безопасное прикрепление (Группа B)

Боулби (1988) описал безопасное прикрепление как способность хорошо и надежно соединяться во взаимоотношениях с другими, а также способность к автономным действиям. в зависимости от ситуации.Надежная привязанность характеризуется доверием, адаптивной реакцией на то, что вас бросили, и верой в то, что человек достоин любви.

Младенец в группе B был охарактеризован как активно ищущий и поддерживающий близость с матерью, особенно во время эпизода воссоединения. Младенец может или не может быть дружелюбным с незнакомцем, но всегда проявлял больший интерес к общению с матерью.

Кроме того, в то время как младенец имел тенденцию быть немного обеспокоенным во время разлуки с матерью, младенец редко плакал.

Эйнсворт и ее коллеги интерпретировали младенцев группы B как надежно привязанных к своим матерям, демонстрирующих меньшую тревогу и более позитивное отношение к отношениям, вероятно, потому, что они верят в отзывчивость матери к их потребностям.

Амбивалентная привязанность (Группа B)
Амбивалентная привязанность (Группа B)

Отношения амбивалентной привязанности характеризуются опасением, что другие не ответят взаимностью на ваше желание близости.Это возникает, когда младенец узнает, что его опекун или родитель ненадежен и не оказывает должного внимания к его потребностям.

Младенец в группе C характеризовался как несколько амбивалентный (и устойчивый) к матери. Младенец часто демонстрировал признаки сопротивления взаимодействию с матерью, особенно во время эпизода воссоединения.

Однако, как только был установлен контакт с матерью, младенец также проявил твердое намерение поддерживать такой контакт.В целом, младенцы Группы C часто, казалось, демонстрировали неадаптивное поведение во время Странной ситуации.

Эйнсворт и его коллеги обнаружили, что младенцы из группы C тревожатся и не уверены в реакции своих матерей, поскольку матери младенцев из группы C не обладают «тонким чувством времени» при реагировании на потребности младенцев.

Неорганизованная привязанность (Группа D)
Неорганизованная привязанность (Группа D)

Мэйн и Соломон (1986) обнаружили, что значительная часть младенцев фактически не попадала в группы A, B или C, на основании их поведение в эксперименте «Странная ситуация».Они отнесли этих младенцев к группе D с неорганизованным типом привязанности.

Неорганизованная привязанность классифицируется детьми, которые демонстрируют последовательность поведения, не имеющую легко наблюдаемых целей или намерений, включая явно противоречивое поведение или остановку / остановку движений.

Мэйн и Соломон обнаружили, что у родителей младенцев из группы D часто были неразрешенные травмы, связанные с привязанностью, которые заставляли родителей демонстрировать испуганное или пугающее поведение, что, в свою очередь, приводило к замешательству младенцев из группы D или заставляло их полагаться на них. на кого-то, кого они боялись одновременно.


Стили привязанности для взрослых

Стили привязанности для взрослых

Различные стили привязанности можно рассматривать по существу как различные внутренние рабочие модели «отношений», которые возникли из событийного опыта (Main, Kaplan, & Cassidy, 1985).

Это предполагает, что ранние взаимодействия с опекунами могут не только формировать то, как младенец понимает и ведет себя во взаимоотношениях (на примере стилей привязанности младенцев), но и что такое влияние может быть перенесено во взрослую жизнь.

Кроме того, другой жизненный опыт взаимоотношений также может формировать рабочую модель взаимоотношений на протяжении всей жизни.

Интервью для взрослых

Мэри Мэйн и ее коллеги разработали интервью для взрослых, в котором запрашивались описания ранних событий, связанных с привязанностью, и понимание взрослыми того, как эти отношения и события повлияли на взрослых личностей (Джордж, Каплан и Мэйн). , 1984).

Примечательно, что собеседование по поводу привязанности взрослого оценивало «безопасность личности по отношению к привязанности в ее общем виде, а не по отношению к каким-либо конкретным настоящим или прошлым отношениям» (Main, Kaplan, & Cassidy, 1985), i.е. общее состояние ума относительно привязанности, а не то, как человек привязан к другому конкретному человеку.

Мэйн, Каплан и Кэссиди (1985) проанализировали ответы взрослых на собеседование по поводу привязанности взрослых и наблюдали три основных закономерности в том, как взрослые рассказывают и интерпретируют детские переживания привязанности и отношения в целом.

Безопасный (автономный)
Безопасный (автономный)

Защищенные взрослые, как правило, придерживаются положительной самооценки и положительного образа других, что означает, что у них было как чувство собственного достоинства, так и ожидание того, что другие люди в целом принимающий и отзывчивый.

Взрослые, продемонстрировавшие безопасный стиль привязанности во время собеседования. ценили отношения и подтверждали влияние отношений на их личности.

Во-вторых, они продемонстрировали готовность вспомнить и обсудить привязанность, что предполагало много размышлений перед интервью. Наконец, они продемонстрировали объективность в оценке своих показателей привязанности и прошлого опыта без какой-либо идеализации.

Примечательно, что многие безопасные взрослые люди на самом деле могут испытывать негативные события, связанные с привязанностью, но при этом они способны объективно оценивать людей и события и придавать положительное значение отношениям в целом.

Отвергающая-избегающая привязанность
Отстраняющая-избегающая привязанность

Стиль пренебрежительно-избегающей привязанности демонстрируется взрослыми, которые придерживаются положительного образа себя и отрицательного образа других. Они предпочитают избегать близких отношений и близости с другими, чтобы сохранить чувство независимости и неуязвимости.

Взрослые, избегающие пренебрежения, отрицают переживание стресса, связанного с отношениями, и преуменьшают важность привязанности в целом, считая других людей ненадежными.

Заинтересованная привязанность
Заинтересованная привязанность

Заинтересованный стиль привязанности демонстрируется взрослыми, которые чрезмерно озабочены неопределенностью отношений.

Заинтересованные взрослые придерживаются отрицательной самооценки и положительного образа других, что означает, что они чувствуют себя недостойными, но в целом оценивают других положительно.

Таким образом, они стремятся к самопринятию, пытаясь получить одобрение и подтверждение в своих отношениях с другими значимыми людьми.Им также требуется более высокий уровень контакта и близости от отношений с другими людьми.

Кроме того, они были озабочены зависимостью от своих родителей и по-прежнему активно пытались доставить им удовольствие.


Романтические стили привязанности

Романтические стили привязанности

Несмотря на то, что категоризация Мэйна и его коллег (1985), категоризация концептуализации взрослых отношений привязанности была важна, она сосредоточилась на высокоуровневых концепциях привязанности, главным образом задавая вопросы об отношениях между родителями и детьми. .

Многие вопросы собеседования касались отношений взрослых с их собственными родителями и детьми) и не охватывали другие типы отношений привязанности, например отношения между двумя взрослыми.

Одной из важнейших форм отношений привязанности между двумя взрослыми являются романтические отношения. Хазан и Шейвер (1987) начали исследования в этой области, проанализировав анкеты, составленные самими взрослыми, в которых взрослым предлагалось охарактеризовать свои самые важные романтические отношения.

Хазан и Шейвер (1987) определили три различных стиля привязанности в романтических отношениях, которые примерно соответствовали обоим стилям привязанности младенцев и Мэйну и др. (1985) характеристика из интервью взрослого.

Безопасные любовники
Безопасные любовники

Безопасные любовники охарактеризовали свои самые важные романтические отношения как счастливые и доверительные. Они смогли поддержать своих партнеров, несмотря на их ошибки.

Их отношения обычно длились дольше. Надежные любовники считали, что, хотя романтические чувства могут усиливаться и угасать, некоторая романтическая любовь никогда не исчезнет.

Статистический анализ показал, что у надежных любовников в детстве были более теплые отношения с родителями.

Избегающие любовники
Избегающие любовники

Избегающие любовники характеризовались страхом близости, эмоциональными взлетами и падениями и ревностью. Избегающие любовники часто не были уверены в своих чувствах к своим романтическим партнерам, считали, что романтическая любовь редко может длиться долго, и считали, что им трудно влюбиться.

По сравнению с надежными любовниками, избегающие любовники сообщали о более холодных отношениях с родителями в детстве, и находили своих матерей особенно холодными и отвергающими.

Амбивалентные любовники
Амбивалентные любовники

Амбивалентные любовники характеризовали свои самые важные романтические отношения одержимостью, желанием взаимности и союза, эмоциональными взлетами и падениями, крайним сексуальным влечением и ревностью.

Амбивалентные любовники верили, что им легко влюбиться, но они также утверждали, что неувядающую любовь трудно найти.По сравнению с безопасными любовниками, амбивалентные любовники сообщали о более холодных отношениях с родителями в детстве.


Четырехкатегорийные модели

Четырехкатегорийные модели

Бартоломью и Горовиц (1991)

Бартоломью и Горовиц (1991) разработали новую четырехкатегориальную модель, которая смогла уловить различные виды привязанности и классифицировать взрослых после проведение как интервью, так и самоотчетов.

Четыре категории: безопасная, тревожно-озабоченная, боязливая и избегающая, были разделены на основе матрицы 2×2: положительный-отрицательный образ себя x положительный-отрицательный образ других.

Рисунок 1. Модель насадки для взрослых. Адаптировано из «Стили привязанности среди молодых взрослых: испытание четырехкатегорийной модели» К. Бартоломью и Л. М. Горовица, 1991, Журнал личности и социальной психологии, 61, с. 227.

Эта модель была попыткой объединить как методологии (интервью против самоотчета), так и фокусы (родитель-ребенок против романтических отношений) Main et al. (1985) и исследования Хазана и Шейвера (1987) о стилях привязанности взрослых.

Модель из четырех категорий Бартоломью и Горовица стала моделью, которая сегодня наиболее широко используется для понимания моделей привязанности взрослых.

Бреннан, Кларк и Шейвер (1998)

Другой способ концептуализации этих четырех категорий был исследован Бреннаном, Кларком и Шейвером (1998), которые проанализировали четыре рабочие модели, используя другой набор измерений: степень привязанности. и степень избегания привязанности.

В этой матрице безопасные взрослые характеризовались низкой тревожностью и низким избеганием; Тревожно-озабоченные взрослые характеризовались высокой тревожностью и низким избеганием; Взрослые люди, склонные к боязни-избеганию, отличались высоким уровнем тревожности и избегания; а взрослые, склонные к отвержению, отличались низким уровнем тревожности и высоким уровнем избегания.

Влияние привязанности на отношения детства и взрослых

Влияние привязанности на отношения детства и взрослых

Согласно теории Боулби (1988), когда мы формируем нашу первичную привязанность, мы также мысленно представляем, что такое отношения (внутренние рабочая модель), которую мы затем используем для всех других отношений в будущем, то есть для дружбы, работы и романтических отношений.

Согласно Боулби (1969), более поздние отношения, вероятно, будут продолжением ранних стилей привязанности (безопасных и небезопасных), потому что поведение основной фигуры привязанности младенца способствует внутренней рабочей модели отношений, которая заставляет ребенка ожидать того же самого. в более поздних отношениях.Другими словами, будет преемственность между ранним опытом привязанности и более поздними отношениями. Это известно как гипотеза непрерывности.

Дружба в детстве

Согласно теории привязанности, ребенок с безопасным стилем привязанности должен быть более уверенным в общении с друзьями.

Эту точку зрения поддерживает немало свидетельств. Например, в Миннесотском исследовании (2005) наблюдали за участниками от младенчества до позднего подросткового возраста и обнаружили преемственность между ранней привязанностью и более поздним эмоциональным / социальным поведением.Дети с надежной привязанностью в более позднем возрасте получали наиболее высокую оценку социальной компетентности, были менее изолированными и более популярными, чем дети с ненадежной привязанностью.

Hartup et.al (1993) утверждают, что дети с безопасным типом привязанности более популярны в яслях и больше вовлекаются в социальное взаимодействие с другими детьми. Напротив, дети с незащищенной привязанностью, как правило, больше полагаются на учителей в вопросах взаимодействия и эмоциональной поддержки.

Стиль воспитания

Есть свидетельства того, что стили привязанности могут передаваться из поколения в поколение.

Исследования указывают на преемственность между поколениями между типами привязанности взрослых и их детьми, включая детей, перенимающих стиль воспитания своих родителей. Люди склонны основывать свой стиль воспитания на внутренней рабочей модели, поэтому тип привязанности, как правило, передается из поколения в поколение.

Мэйн, Каплан и Кэссиди (1985) обнаружили сильную связь между безопасностью рабочей модели привязанности взрослых и моделью привязанности их младенцев, причем особенно сильная корреляция между матерями и младенцами (vs.отцы и младенцы).

Кроме того, то же исследование также показало, что пренебрежительные взрослые часто были родителями избегающих младенцев, тогда как озабоченные взрослые часто были родителями резистентных / амбивалентных младенцев, что свидетельствует о том, что то, как взрослые концептуализировали отношения привязанности, оказывало прямое влияние на то, как их младенцы привязывались к ним.

Альтернативным объяснением непрерывности отношений является гипотеза темперамента, которая утверждает, что темперамент младенца влияет на то, как родитель реагирует, и поэтому может быть определяющим фактором в типе привязанности младенца.Темперамент младенца может объяснить его проблемы (хорошие или плохие) отношениями в дальнейшей жизни.

Романтические отношения

Также кажется, что существует преемственность между стилями ранней привязанности и качеством романтических отношений в более позднем возрасте. Эта идея основана на внутренней рабочей модели, в которой первичная привязанность младенца формирует модель (шаблон) будущих отношений.

Внутренняя рабочая модель влияет на ожидания человека от дальнейших отношений, таким образом, влияет на его отношение к ним.Другими словами, будет преемственность между ранним опытом привязанности и более поздними отношениями.

Отношения между взрослыми, вероятно, будут отражать ранний стиль привязанности, потому что опыт, который человек пережил со своим опекуном в детстве, приведет к ожиданию того же опыта в более поздних отношениях.

Это проиллюстрировано в эксперименте Хазана и Шейвера с любовной викториной. Они провели исследование, чтобы собрать информацию о ранних стилях привязанности участников и их отношении к любовным отношениям.Они обнаружили, что у тех, кто был надежно привязан в младенчестве, как правило, были счастливые длительные отношения.

С другой стороны, ненадежно привязанные люди считали взрослые отношения более сложными, склонны к разводам и считали, что любовь — редкость. Это подтверждает идею о том, что детские переживания существенно влияют на отношение людей к дальнейшим отношениям.

Гипотезу о непрерывности обвиняют в редукционизме, поскольку она предполагает, что у людей, которые в младенчестве ненадежно привязаны, будут плохие отношения со взрослыми.Это не всегда так. Исследователи обнаружили, что у многих людей есть счастливые отношения, несмотря на ненадежные привязанности. Следовательно, теория может быть чрезмерным упрощением.

Бреннан и Шейвер (1995) обнаружили сильную связь между собственным типом привязанности и типом привязанности романтического партнера, предполагая, что стиль привязанности может повлиять на выбор партнеров.

Чтобы быть более конкретным, исследование показало, что безопасный взрослый, скорее всего, будет в паре с другим безопасным взрослым, в то время как избегающий взрослый будет в паре с безопасным взрослым; когда безопасный взрослый не вступал в пару с надежным партнером, у него или нее с большей вероятностью был вместо этого тревожно озабоченный партнер.

Более того, всякий раз, когда избегающий или тревожный взрослый не вступал в пару с надежным партнером, он или она с большей вероятностью заканчивали избегающим партнером; вряд ли встревоженный взрослый окажется в паре с другим встревоженным взрослым.

Стиль привязанности взрослого также влияет на то, как человек ведет себя в романтических отношениях (ревность, доверие, стремление к близости и т. Д.) И как долго эти отношения могут длиться, как обсуждалось в предыдущих абзацах о выводах Хазара и Шейвера (1987).

Это, в свою очередь, связано с общей удовлетворенностью отношениями.Бреннан и Шейвер (1995) обнаружили, что склонность к типу безопасной привязанности положительно коррелировала с удовлетворенностью отношениями, тогда как избегание или тревога отрицательно ассоциировалось с удовлетворенностью отношениями.

С точки зрения поведения, связанного с привязанностью, в отношениях, склонность искать близости и доверия к другим положительно коррелировала с удовлетворенностью отношениями.

Самостоятельность, амбивалентность, ревность, навязчивость, легкое разочарование по отношению к партнеру или незащищенность в целом — все это отрицательно коррелировало с удовлетворенностью отношениями.

Было обнаружено, что стиль привязанности и связанное с ним поведение партнеров также влияет на удовлетворенность отношениями. Неудивительно, что наличие надежного партнера повысило удовлетворенность отношениями.

Однако избегающий партнер был единственным типом партнеров, который, казалось, отрицательно влиял на удовлетворение отношений, в то время как тревожный партнер не оказывал существенного влияния в этом аспекте.

Склонность партнера искать близости и доверять другим увеличивает удовлетворение, в то время как амбивалентность и разочарование партнера по отношению к себе уменьшают удовлетворение.


Критическая оценка

Критическая оценка

Следует иметь в виду, что можно проявлять разные стили привязанности в разных отношениях.

Исследование, проведенное с участием молодых людей, показало, что участники обладали разными моделями привязанности для разных типов отношений (родитель-участник, дружба и романтические отношения) и не испытывали одной «общей ориентации привязанности», за исключением некоторого совпадения тревожности, испытываемой обоими. дружба и романтические отношения (Caron et al., 2012).

Такие эмпирические данные служат напоминанием о том, что стиль привязанности может зависеть от контекста и что нельзя рассматривать результаты каких-либо оценок как единственный показатель стиля привязанности. Кроме того, стоит отметить, что стиль привязанности со временем тоже может измениться.

В ходе различных исследований было обнаружено, что около 70% людей имели более стабильный стиль привязанности, в то время как остальные 30% были более подвержены изменениям.

Болдуин и Фер (1995) обнаружили, что 30% взрослых изменили рейтинг своего стиля привязанности в течение короткого периода времени (от одной недели до нескольких месяцев), причем те, кто изначально идентифицировал себя как тревожно-амбивалентный, оказались наиболее склонными к этому. изменить.

В ходе 20-летнего длительного исследования Waters et al. (2000) провели интервью с молодыми людьми, которые участвовали в эксперименте «Странная ситуация» 20 лет назад. Они обнаружили, что 72% участников получили такую ​​же классификацию «безопасный» и «небезопасный», как и в младенчестве.

У остальных участников изменились модели привязанности, при этом большинство, хотя и не все, пережили серьезные негативные жизненные события.

Такие результаты позволяют предположить, что оценки стиля привязанности следует интерпретировать более осмотрительно; более того, всегда есть возможность для изменения — и это даже не обязательно связано с негативными событиями.

Об авторе

Стефани Хуанг имеет степень магистра педагогики Гарвардской высшей школы образования. Ее академические интересы в основном лежат в области психологии развития, социально-эмоционального обучения и неформального образования. В настоящее время она работает стажером-исследователем в Международных исследовательских школах (США) и стажером музейного образования в STEAMLab (Тайвань).

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

Huang, S (2020, 03 ноября). Стили прикрепления . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attachment-styles.html

Ссылки на стиль APA

Эйнсворт, М. Д. С., Блехар, М. К., Уотерс, Э. и Уолл, С. (1978). Модели привязанности: психологическое исследование странной ситуации . Лоуренс Эрльбаум.

Болдуин, М.В., и Фер, Б. (1995). О нестабильности оценок стиля привязанности. Личные отношения, 2, 247-261.

Варфоломей, К., И Хоровиц, Л.М. (1991). Стили привязанности у молодых взрослых: тест на четырехкатегориальную модель. Журнал личности и социальной психологии, 61 (2), 226–244.

Bowlby, J. (1969). Приложение и утрата: Том I. Приложение . Лондон: Hogarth Press.

Бреннан К. А., Кларк К. Л. и Шейвер П. Р. (1998). Самостоятельное измерение привязанности взрослых: комплексный обзор. В J. A. Simpson & W. S. Rholes (Eds.), Теория привязанности и близкие отношения (стр.46–76). Гилфорд Пресс.

Бреннан, К. А., и Шейвер, П. Р. (1995). Размеры взрослой привязанности, влияют на регуляцию и функционирование романтических отношений Бюллетень личности и социальной психологии, 21 (3), 267–283.

Кэрон, А., Лафонтен, М., Бюро, Дж., Левеск, К., и Джонсон, С. (2012). Сравнение близких отношений: оценка качества отношений и моделей привязанности к родителям, друзьям и романтическим партнерам у молодых взрослых. Канадский журнал поведенческих наук, 44 (4), 245-256.

Джордж К., Каплан Н. и Мэйн М. (1984). Интервью взрослого по поводу привязанности. Неопубликованная рукопись, Калифорнийский университет в Беркли.

Харлоу, Х. (1958). Природа любви. Американский психолог, 13 , 573-685.

Hazan, C., & Shaver, P. (1987). Романтическая любовь концептуализирована как процесс привязанности. Журнал личности и социальной психологии, 52 (3), 511–524.

Мейн М., Каплан Н. и Кэссиди Дж. (1985). Безопасность в младенчестве, детстве и зрелости: переход на уровень репрезентации. В I. Бретертон и Э. Уотерс (ред.), Точки роста теории и исследований привязанности. Монографии Общества исследований в области развития детей, 50 (1-2), 66-104.

Мэйн, М., и Соломон, Дж. (1986). Обнаружение ненадежно-дезорганизованной / дезориентированной модели привязанности. В T. B. Brazelton & M. W. Yogman (Eds.), Аффективное развитие в младенчестве .Издательство Ablex Publishing.

Waters, E., Merrick, S., Treboux, D., Crowell, J., & Albersheim, L. (2000). Безопасность привязанности в младенчестве и раннем взрослении: 20-летнее лонгитюдное исследование. Развитие ребенка, 71 (3), 684-689.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

Huang, S (2020, 03 ноября). Стили прикрепления . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attachment-styles.html

сообщить об этом объявлении

Is It Love? Или вложение?

Вы когда-нибудь встречали кого-нибудь и чувствовали такую ​​мгновенную и удивительную связь, что вы думали, что этот человек, должно быть, Единственный? Вы чувствуете себя с ними так комфортно и так близко, что думаете, что наконец-то нашли свою вторую половинку. Но правда ли это любовь? Или вы обнаружили, что привязаны к кому-то не потому, что любите их, а потому, что они вам нужны? А как отличить?

Чувствительные люди уязвимы не только для сенсорной стимуляции окружающей среды, но и для других людей.Мы часто поглощаем чувства и настроения других людей, и мы можем легко погрузиться в их образ жизни, их убеждения и, следовательно, то, как мы относимся к себе. Если этот кто-то нарцисс, может стать очень трудно отделиться от него. Мы становимся их добычей, но не осознаем этого, пока не станет слишком поздно. Вместо этого мы думаем, что влюбляемся.
Когда эти два элемента, сенсорный стресс и другие люди, объединяются, это может стать токсичной ситуацией. Например, если вы только что переехали в новый город или начали новую работу, вы будете поражены новизной вашего окружения.Серьезные перемены в жизни вызывают стресс для любого, но СЧЛ очень сильно это переживают. А СЧЛ в состоянии стресса уязвим для влияния, хорошего или плохого, других людей.

Допустим, вы только что начали новую работу в новом городе и встречаете этого парня. Он дружелюбный, веселый и хочет помочь. Он показывает вам надежное место для обслуживания вашего автомобиля и приглашает выпить после работы с коллегами. Он даже поможет вам собрать вашу новую плоскую упаковочную мебель. Он предоставит вам всю необходимую помощь и дружеское общение, и, что еще более важно, в том, что вам нужно.Он также заставляет вас смеяться и рассказывает, какие вы классные, как он ждал вас всю свою жизнь. Вы чувствуете, что вас ценят, вам льстят, вы чувствуете облегчение от того, что нашли того, на кого можете положиться. И ты чувствуешь себя любимым.

Вы начинаете отношения с этим человеком, но вскоре другие люди начинают интересоваться, что вы двое видите друг в друге. У вас даже не так много общего. Но вы чувствуете, что имеете настоящую связь. И поэтому вы остаетесь, даже когда этот человек предъявляет к вам все больше и больше требований, даже когда он начинает заставлять вас чувствовать себя плохо.Как бы плохо это ни было, ты остаешься, потому что мысль о его потере пугает. Правда в том, что единственное, что вас действительно объединяет, — это ужасное одиночество, потребность в ком-то рядом и потребность чувствовать, что кто-то заботится. Это привязанность. Привязанность — это потребность в ком-то, чтобы заполнить пустоту в вашей жизни или в вашей самооценке. Когда вы чувствуете, что совсем один и не можете полагаться на себя, кто-то придет, и вы почувствуете, что они — порт в шторме — кто-то, с кем можно поговорить, кто-то, кто поможет вам, кто-то, кто вас поддержит, кто-то, за кого можно держаться. .В любви нет необходимости. Любовь не требует и не отчаянна. Любовь целиком и полностью отдаёт.

Проблема в том, что если вы находитесь в состоянии стресса или уязвимости, как бы хорошо вы ни чувствовали, что справляетесь, если вы подсознательно считаете, что вам нужна помощь, или что вы не можете справиться самостоятельно или в глубине души, вы недостаточно хороши, вы привлечете людей, которые также верят в это о себе и о вас. И вы не поймете, что это плохая ситуация, потому что она покажется вам знакомой.Вы узнаете в них себя, и это вас утешит. И поэтому вы захотите остаться.

Любой порт кажется желанным местом в шторм. Но это не значит, что ты должен оставаться. Вам даже не нужно бросать якорь. Просто продолжай плыть. Помните, что у вас все будет хорошо, вы переживете эту бурю. И когда вы пройдете через это, вы встретите людей, которые также пережили свои собственные бури, и тогда вы сможете встретить жизнь вместе, зная, что вы нашли того, на кого можете по-настоящему рассчитывать и по-настоящему любить.И того, кто тебя искренне любит.

Теория привязанности | Simply Psychology

  1. Психология развития
  2. Теория привязанности

Теория привязанности

Саул МакЛеод, обновлено 5 февраля 2017 г.


Сообщения для дома
  • Привязанность можно определить как глубокую и прочную эмоциональную связь между двумя людьми, в которых каждый ищет близости и чувствует себя в большей безопасности в присутствии фигуры привязанности.
  • Привязанность взрослых к ребенку включает чуткое и адекватное реагирование на потребности ребенка. Такое поведение универсально во всех культурах.
  • Теория привязанности объясняет, как возникают отношения между родителями и детьми и влияют на их последующее развитие.
  • Привязанность чаще всего формируется с теми, кто точно реагировал на сигналы ребенка, а не с человеком, с которым они проводили больше времени. Шаффер и Эмерсон назвали это чувствительной отзывчивостью.
  • Привязанность характеризуется особым поведением у детей, например, стремлением приблизиться к фигуре привязанности, когда она расстроена или находится под угрозой (Bowlby, 1969).

Введение

Теория привязанности в психологии берет свое начало в основополагающей работе Джона Боулби (1958). В 1930-х годах Джон Боулби работал психиатром в детской психологической клинике в Лондоне, где лечил многих детей с эмоциональными расстройствами.

Этот опыт побудил Боулби задуматься о важности взаимоотношений ребенка с матерью с точки зрения их социального, эмоционального и когнитивного развития.В частности, это сформировало его убеждение о связи между ранним младенческим разлучением с матерью и более поздней дезадаптацией, и побудило Боулби сформулировать свою теорию привязанности.

Боулби определил привязанность как «прочную психологическую связь между людьми».

(1969, с. 194)

Bowlby (1958) предположил, что привязанность может быть понята в эволюционном контексте в том смысле, что лицо, осуществляющее уход, обеспечивает безопасность младенца. Привязанность адаптивна, поскольку увеличивает шансы ребенка на выживание.

Это проиллюстрировано в работах Лоренца (1935) и Харлоу (1958). По словам Боулби, младенцы испытывают универсальную потребность в близости со своим опекуном, когда они находятся в состоянии стресса или угрозы (Prior & Glaser, 2006).


Стадии привязанности

Стадии привязанности

Рудольф Шаффер и Пегги Эмерсон (1964) исследовали, развивается ли привязанность через серию стадий. изучение 60 младенцев с интервалом в месяц в течение первых 18 месяцев жизни (это называется продольным исследованием).

Все дети были изучены в их собственном доме, и была выявлена ​​закономерность в развитии привязанности.

Младенцев посещали ежемесячно в течение примерно одного года, наблюдали за их взаимодействием с опекунами и опрашивали опекунов.

Мать вела дневник, чтобы исследовать доказательства развития привязанности. Были записаны три показателя:

Stranger Anxiety — реакция на приход незнакомца.

Тревога при разлуке — уровень стресса при разлучении с лицом, осуществляющим уход, степень комфорта, необходимая по возвращении.

Social Referencing — степень, при которой ребенок смотрит на опекуна, чтобы проверить, как он должен реагировать на что-то новое (безопасная база).

Они обнаружили, что привязанности ребенка развиваются в следующей последовательности:

Асоциальные (0-6 недель)

Асоциальные (0-6 недель)

Очень маленькие младенцы асоциальны во многих видах заболеваний. стимулы, как социальные, так и не социальные, вызывают благоприятную реакцию, например, улыбку.

Неизбирательные привязанности (от 6 недель до 7 месяцев)

Неизбирательные привязанности (от 6 недель до 7 месяцев)

Младенцы без разбора наслаждаются человеческим обществом, и большинство младенцев одинаково реагируют на любого воспитателя. Они расстраиваются, когда человек перестает с ними взаимодействовать.

С 3 месяцев младенцы больше улыбаются на знакомых лицах и могут легко чувствовать себя комфортно при обычном уходе.

Специальное приложение (7–9 месяцев)

Специальное приложение (7–9 месяцев)

Особое предпочтение для одной фигурки вложения.Младенец обращается к определенным людям в поисках безопасности, комфорта и защиты. Это показывает страх перед незнакомыми людьми (страх незнакомцев) и несчастье, когда они разлучены с особенным человеком (тревога разлуки).

Некоторые младенцы гораздо чаще и сильнее проявляют страх перед незнакомцем и тревогу разлуки, чем другие, тем не менее, они рассматриваются как свидетельство того, что у ребенка сформировалась привязанность. Обычно это развивается к годовалому возрасту.

Множественная привязанность (10 месяцев и старше)

Множественная привязанность (10 месяцев и старше)

Многие дети из исследования Шаффера и Эмерсона имели несколько привязанностей к 10 месяцам, включая привязанность к матерям , отцы, бабушки и дедушки, братья и сестры и соседи.

Ребенок становится все более независимым и образует несколько привязанностей. К 18 месяцам у большинства младенцев формируются множественные привязанности.

Множественные привязанности, формируемые большинством младенцев, различаются по своей силе и важности для младенца. Привязанности часто имеют иерархическую структуру, при которой у младенца может быть три привязанности, но одна может быть сильнее двух других, а одна может быть самой слабой.

Результаты исследования показали, что привязанность чаще всего формировалась с теми, кто точно реагировал на сигналы ребенка, а не с человеком, с которым они проводили больше времени.Шаффер и Эмерсон назвали это чувствительной отзывчивостью.

Младенцы с сильной привязанностью имели матери, которые быстро отвечали на их требования и общались с ними. Младенцы со слабой привязанностью имели матери, которые не могли взаимодействовать.

Результаты

Результаты исследования показали, что привязанность, скорее всего, формировалась с теми, кто точно реагировал на сигналы ребенка, а не с человеком, с которым они проводили больше времени. Шаффер и Эмерсон назвали это чувствительной отзывчивостью.

Младенцы с сильной привязанностью имели матери, которые быстро отвечали на их требования и общались с ними. Младенцы со слабой привязанностью имели матери, которые не могли взаимодействовать.

Самым важным фактом в формировании привязанности является не то, кто кормит и меняет ребенка, а кто играет и общается с ним или с ней. Таким образом, чувствительная реакция на сигналы ребенка оказалась ключом к привязанности.

Оценка

Исследование Schaffer and Emerson имеет низкую популяционную валидность.Все дети в исследовании были из Глазго и в основном из семей рабочего класса. Кроме того, небольшой размер выборки из 60 семей снижает надежность вывода, который мы можем сделать из исследования.

Однако точность сбора данных родителями, которые вели ежедневные дневники, явно будучи очень занятыми, могла быть поставлена ​​под сомнение. Такой дневник также очень ненадежен, поскольку главными проблемами являются характеристики спроса и социальная желательность. Матери не всегда готовы сообщать о негативном опыте в своей повседневной жизни.

Исследование не имеет исторической достоверности. Он проводился в 1960-х годах, когда гендерные роли были другими: сейчас все больше мужчин остаются дома, чтобы присматривать за своими детьми, а женщины выходят на работу, поэтому выборка является необъективной.


Теории привязанности

Теории привязанности

Психологи предложили две основные теории, которые считаются важными для формирования привязанности.

Теория обучения Теория обучения привязанности предполагает, что все поведение усваивается, а не является врожденным биологическим поведением, поскольку дети рождаются с чистого листа.бихевиористы сосредотачивают свое объяснение на поведении, которое усваивается посредством классической или оперантной обусловленности. Классическая обусловленность была впервые исследована Павловым в 1927 году.

Некоторые вещи, такие как мать младенца, могут ассоциироваться с едой, поскольку они постоянно присутствуют каждый раз, когда ребенка кормят в течение первых месяцев жизни, что известно как нейтральные стимулы.

Однажды нейтральные стимулы, которыми в данном контексте является мать, которая присутствует, пока ребенок ест, постоянно связаны с безусловным стимулом и в конечном итоге вызовут такую ​​же реакцию.

Тогда мать становится усвоенным условным стимулом и производит условный ответ. Это приводит к тому, что мать, однажды увиденная младенцем, доставляет ребенку чувство удовольствия, которое является условной реакцией.

Оперантное обусловливание было сначала исследовано Скиннером, а затем дополнительно исследовано Доллардом и Миллером (1950) в отношении теории уменьшения привязанности и влечения, которая описывает то, что мотивирует поведение. Затем это было исследовано, поскольку, когда младенец голоден, возникает побуждение уменьшить дискомфорт, который возникает в результате.Когда ребенка накормили, это вызывает чувство удовольствия, которое является положительным подкреплением.

Поведение, которое вознаграждается едой, повторяется, и еда становится основным подкреплением, поскольку оно связано с наградой и подкрепляет поведение.

Человек, поставляющий пищу, который может быть матерью или основным опекуном, становится вторичным подкреплением, поскольку он становится источником вознаграждения. В конце концов, привязанность возникает потому, что ребенок связывает человека, дающего еду, с наградами и ищет их.

Эволюционная теория

Эволюционная теория привязанности (например, Боулби, Харлоу, Лоренц) предполагает, что дети приходят в мир биологически запрограммированными на формирование привязанностей с другими, потому что это поможет им выжить.

Младенец вырабатывает врожденное «социальное освобождающее» поведение, такое как плач и улыбка, которые стимулируют врожденные реакции взрослых на заботу. Детерминант привязанности — не еда, а забота и отзывчивость.

Боулби предположил, что ребенок изначально формирует только одну первичную привязанность (монотропия) и что фигурка привязанности действует как надежная основа для исследования мира.

Отношения привязанности служат прототипом всех будущих социальных отношений, поэтому их нарушение может иметь серьезные последствия.

Эта теория также предполагает, что существует критический период для развития привязанности (около 0-5 лет).

Если привязанность не сформировалась в течение этого периода, ребенок будет страдать от необратимых последствий для развития, таких как снижение интеллекта и повышенная агрессия.


Как сослаться на эту статью:
Как сослаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2017, 05 февраля). Теория привязанности . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attachment.html

Ссылки на стиль APA

Эйнсворт, М. Д. С. и Белл, С. М. (1970). Привязанность, исследование и разлука: проиллюстрировано поведением годовалых детей в странной ситуации. Развитие ребенка, 41 , 49-67.

Эйнсворт, М. Д. С. (1973). Развитие привязанности младенца к матери. В Б. Кардвелле и Х. Риччиути (ред.), Обзор исследований развития ребенка (Том 3, стр. 1-94) Чикаго: University of Chicago Press.

Эйнсворт, М. Д. С. (1991). Привязанности и другие привязанности на протяжении всего жизненного цикла. В C. М. Паркс, Дж. Стивенсон-Хинд и П. Маррис (ред.), Привязанность на протяжении жизненного цикла (стр. 33-51). Лондон: Рутледж.

Bowlby, J. (1958). Природа ребенка связана с его матерью. Международный журнал психоанализа, 39 , 350-371.

Боулби Дж. (1969). Приложение . Привязанность и потеря: Vol. 1. Убыток . Нью-Йорк: Основные книги.

Боулби Дж. И Робертсон Дж. (1952). Двухлетний ребенок попадает в больницу. Поступления Королевского медицинского общества, 46, 425–427.

долларов, J. & Miller, N.E. (1950). Личность и психотерапия . Нью-Йорк: McGraw-Hill

Харлоу, Х. Ф. и Циммерманн, Р. Р. (1958). Развитие аффективной реакции у детенышей обезьян. Proceedings of the American Philosophical Society, 102, 501-509.

Прайор, В., и Глейзер, Д. (2006). Понимание привязанности и расстройств привязанности: теория, доказательства и практика. Издательство Джессики Кингсли.

Шаффер, Х. Р. и Эмерсон, П. Э. (1964). Развитие социальных привязанностей в младенчестве. Монографии Общества исследований в области развития детей, 1-77.

Как сослаться на эту статью:
Как сослаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2017, 05 февраля). Теория привязанности . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attachment.html

сообщить об этом объявлении

Боулби и Эйнсворт: что такое теория привязанности?

Теория привязанности сосредоточена на отношениях и связях между людьми, особенно на долгосрочных отношениях, в том числе между родителем и ребенком, а также между романтическими партнерами.

Веривелл / JR Bee

Как развивалась теория привязанности

Британский психолог Джон Боулби был первым теоретиком привязанности, описав привязанность как «прочную психологическую связь между людьми».Боулби был заинтересован в понимании тревоги разлуки и дистресса, которые испытывают дети, когда они разлучены со своими основными опекунами.

Некоторые из самых ранних поведенческих теорий предполагали, что привязанность — это просто усвоенное поведение. Эти теории предполагали, что привязанность была просто результатом кормящих отношений между ребенком и опекуном. Поскольку воспитатель кормит ребенка и дает ему пищу, ребенок становится привязанным.

Боулби заметил, что даже кормление не уменьшало беспокойства, испытываемого детьми, когда они были разлучены со своими основными опекунами.Вместо этого он обнаружил, что привязанность характеризовалась четкими моделями поведения и мотивации. Когда дети напуганы, они будут искать близости к своему основному опекуну, чтобы получить как комфорт, так и заботу.

Понимание вложения

Привязанность — это эмоциональная связь с другим человеком. Боулби считал, что самые ранние связи, сформированные детьми со своими опекунами, имеют огромное влияние, которое сохраняется на протяжении всей жизни. Он предположил, что привязанность также служит для удержания младенца рядом с матерью, тем самым повышая шансы ребенка на выживание.

Боулби рассматривал привязанность как продукт эволюционных процессов. В то время как поведенческие теории привязанности предполагали, что привязанность была усвоенным процессом, Боулби и другие предположили, что дети рождаются с врожденным стремлением формировать привязанность к опекунам.

На протяжении всей истории дети, которые сохраняли близость к фигуре привязанности, с большей вероятностью получали комфорт и защиту и, следовательно, с большей вероятностью дожили до взрослой жизни. В процессе естественного отбора возникла мотивационная система, призванная регулировать привязанность.

Так что же определяет успешное прикрепление? Бихевиористы предполагают, что именно еда привела к формированию этого поведения привязанности, но Боулби и другие продемонстрировали, что забота и отзывчивость были основными детерминантами привязанности.

Тема теории привязанности

Центральная тема теории привязанности заключается в том, что основные опекуны, которые доступны и чутко реагируют на потребности младенца, позволяют ребенку развить чувство безопасности. Младенец знает, что на опекуна можно положиться, что создает для него надежную основу, чтобы затем исследовать мир.

«Странная ситуация» Эйнсворт

В своем исследовании 1970-х годов психолог Мэри Эйнсворт значительно расширила оригинальную работу Боулби. Ее новаторское исследование «Странная ситуация» выявило глубокое влияние привязанности на поведение. В ходе исследования исследователи наблюдали за детьми в возрасте от 12 до 18 месяцев, когда они реагировали на ситуацию, когда их ненадолго оставляли одних, а затем воссоединяли со своими матерями.

Основываясь на ответах исследователей, Эйнсворт описала три основных стиля привязанности: безопасную привязанность, амбивалентно-небезопасную привязанность и избегающую-небезопасную привязанность.Позже исследователи Мэйн и Соломон (1986) добавили четвертый стиль привязанности, названный неорганизованной-небезопасной привязанностью, на основе их собственных исследований.

С тех пор ряд исследований подтвердил стиль привязанности Эйнсворт и показал, что стили привязанности также влияют на поведение в более позднем возрасте.

Исследования материнской депривации

Печально известные исследования Гарри Харлоу о материнской депривации и социальной изоляции в 1950-х и 1960-х годах также изучали ранние связи.В серии экспериментов Харлоу продемонстрировал, как возникают такие связи и какое мощное влияние они оказывают на поведение и функционирование.

В одной из версий его эксперимента новорожденных макак-резусов отделили от своих биологических матерей и вырастили суррогатные матери. Детенышей обезьян помещали в клетки с двумя матерями-проволочными обезьянами. Одна из проволочных обезьян держала бутылку, из которой детеныш обезьяны мог кормиться, а другая проволочная обезьяна была покрыта мягкой махровой тканью.

В то время как детеныши обезьян шли к матери из проволоки за едой, они проводили большую часть своих дней с матерью из мягкой ткани. Испуганные детеныши обезьянок обращались к своей матери, покрытой тканью, за утешением и безопасностью.

Работа

Харлоу также продемонстрировала, что ранние привязанности были результатом получения комфорта и заботы со стороны опекуна, а не просто результатом кормления.

Этапы привязанности

Исследователи Рудольф Шаффер и Пегги Эмерсон проанализировали количество отношений привязанности, которые формируются у младенцев, в продольном исследовании с 60 младенцами.Младенцев наблюдали каждые четыре недели в течение первого года жизни, а затем еще раз в 18 месяцев.

Основываясь на своих наблюдениях, Шаффер и Эмерсон выделили четыре различных фазы привязанности, в том числе:

Стадия предварительной установки

От рождения до 3 месяцев младенцы не проявляют особой привязанности к конкретному опекуну. Сигналы младенца, такие как плач и беспокойство, естественно привлекают внимание опекуна, а положительные реакции ребенка побуждают опекуна оставаться рядом.

Беспорядочное пристрастие

В возрасте от 6 недель до 7 месяцев младенцы начинают отдавать предпочтение лицам, обеспечивающим первичный и вторичный уход. У младенцев появляется уверенность в том, что воспитатель откликнется на их потребности. Хотя они все еще принимают помощь от других, младенцы начинают различать знакомых и незнакомых людей, более позитивно реагируя на основного опекуна.

Дискриминационная привязанность

На этом этапе, примерно от 7 до 11 месяцев, младенцы проявляют сильную привязанность и предпочтение к одному конкретному человеку.Они будут протестовать, когда разлучены с основной фигурой привязанности (тревога разлуки), и начнут проявлять тревогу по отношению к незнакомцам (тревога незнакомца).

Несколько вложений

Примерно после 9 месяцев у детей начинают формироваться сильные эмоциональные связи с другими опекунами, выходящие за рамки основной привязанности. Это часто включает отца, старших братьев и сестер, бабушек и дедушек.

Факторы, влияющие на привязанность

Хотя этот процесс может показаться простым, есть несколько факторов, которые могут повлиять на то, как и когда развиваются привязанности, в том числе:

  • Возможность для привязанности : Дети, не получающие первичной помощи, например, воспитанные в детских домах, могут не развить в себе чувство доверия, необходимое для формирования привязанности.
  • Качественный уход : Когда воспитатели реагируют быстро и последовательно, дети узнают, что они могут зависеть от людей, которые несут ответственность за их уход, что является важной основой для привязанности. Это жизненно важный фактор.

Образцы крепления

Существует четыре модели привязанности, в том числе:

  • Амбивалентная привязанность : Эти дети очень расстраиваются, когда их родители уезжают. Амбивалентный стиль привязанности считается необычным и затрагивает примерно 7–15% U.С. дети. В результате недостаточной доступности родителей эти дети не могут рассчитывать на то, что их основной опекун будет рядом, когда они им понадобятся.
  • Избегающая привязанность : Дети с избегающей привязанностью склонны избегать родителей или опекунов, не отдавая предпочтения между опекуном и совершенно незнакомым человеком. Такой стиль привязанности может быть результатом жестокого обращения или пренебрежения опекунами. Дети, которых наказывают за то, что они полагаются на опекунов, научатся избегать обращения за помощью в будущем.
  • Неорганизованная привязанность : Эти дети демонстрируют непонятное сочетание поведения, кажутся дезориентированными, ошеломленными или сбитыми с толку. Они могут избегать родителей или сопротивляться им. Отсутствие четкой схемы привязанности, вероятно, связано с непоследовательным поведением опекуна. В таких случаях родители могут служить одновременно источником утешения и страха, что приводит к неорганизованному поведению.
  • Надежная привязанность : Дети, которые могут зависеть от своих опекунов, испытывают страдание, когда их разлучают, и радуются, когда воссоединяются.Хотя ребенок может быть расстроен, он уверен, что воспитатель вернется. Когда они напуганы, надежно привязанные дети чувствуют себя комфортно, ища поддержки у опекунов.

Продолжительное влияние ранней привязанности

Исследования показывают, что неспособность сформировать надежные привязанности в раннем возрасте может негативно сказаться на поведении в более позднем детстве и на протяжении всей жизни.

Дети с диагнозом оппозиционно-вызывающее расстройство (ODD), расстройство поведения (CD) или посттравматическое стрессовое расстройство (PTSD) часто демонстрируют проблемы с привязанностью, возможно, из-за раннего жестокого обращения, пренебрежения или травмы.Клиницисты предполагают, что дети, усыновленные после 6 месяцев, имеют более высокий риск проблем с привязанностью.

Хотя стили привязанности, проявляемые во взрослом возрасте, не обязательно такие же, как в младенчестве, ранние привязанности могут оказать серьезное влияние на более поздние отношения. Те, кто был надежно привязан в детстве, как правило, обладают хорошей самооценкой, крепкими романтическими отношениями и способностью раскрывать себя другим.

Дети, которые в младенчестве надежно привязаны к себе, как правило, по мере взросления развивают более высокую самооценку и большую уверенность в себе.Эти дети также, как правило, более независимы, лучше учатся в школе, имеют успешные социальные отношения и меньше переживают депрессию и беспокойство.

Теория привязанности — Мир психологов

Теория привязанности

Теория привязанности — это концепция психологии развития, которая касается важности «привязанности» для личного развития. В частности, в нем утверждается, что способность человека формировать эмоциональную и физическую «привязанность» к другому человеку дает чувство стабильности и безопасности, необходимое для того, чтобы рисковать, расширяться, расти и развиваться как личность.Естественно, теория привязанности — это широкая идея с множеством выражений, и лучше всего ее можно понять, взглянув на несколько из этих выражений по очереди.

Джон Боулби

Психолог Джон Боулби первым ввел этот термин. Его работа в конце 60-х годов установила прецедент, согласно которому развитие детства во многом зависело от способности ребенка формировать прочные отношения «по крайней мере с одним основным опекуном». Вообще говоря, это один из родителей.

Исследования Боулби по развитию и «темпераменту» в детстве привели его к выводу, что сильная привязанность к опекуну обеспечивает необходимое чувство безопасности и основы. Без таких отношений Боулби обнаружил, что большая часть энергии развития тратится на поиски стабильности и безопасности. В общем, те, у кого нет таких привязанностей, напуганы и менее склонны искать и учиться на новом опыте. Напротив, ребенок с сильной привязанностью к родителю знает, что у него есть «резервная копия», так сказать, и поэтому склонен к приключениям и стремлению получить новый опыт (который, конечно, жизненно важен для обучения и развития).

Здесь есть некоторая основа в наблюдательной психологии. Младенец, который сильно привязан к опекуну, удовлетворяет и учитывает некоторые из его или ее самых насущных потребностей. Следовательно, они могут проводить гораздо больше времени, наблюдая за окружающей средой и взаимодействуя с ней. Таким образом облегчается их развитие.

По мнению Боулби, роль родителя как опекуна со временем возрастает, чтобы удовлетворить особые потребности привязанного ребенка. С самого начала эта роль должна быть закреплена за постоянной поддержкой и безопасностью в годы становления.Позже эта роль станет доступной, поскольку ребенку потребуется периодическая помощь во время его экскурсий во внешний мир. 1

Мэри Эйнсворт

Мэри Эйнсворт развит многие идеи, изложенные Боулби в своих исследованиях. В частности, она определила существование того, что она называет «поведением привязанности», примеров поведения, которое демонстрируют незащищенные дети в надежде установить или восстановить привязанность к отсутствующему в данный момент опекуну.Поскольку такое поведение наблюдается у детей одинаково, это убедительный аргумент в пользу существования «врожденного» или инстинктивного поведения у человеческого животного.

В ходе исследования был изучен широкий круг детей с разной степенью привязанности к своим родителям или опекунам, от сильных и здоровых привязанностей до слабых и слабых связей. Затем детей разлучили с опекунами и наблюдали за их реакцией. Дети с сильными привязанностями были относительно спокойными, казалось, уверенными в том, что их опекуны скоро вернутся, тогда как дети со слабыми привязанностями будут плакать и демонстрировать сильные страдания, когда они будут возвращены своим родителям.

Позже в том же исследовании дети подвергались преднамеренно стрессовым ситуациям, во время которых почти все из них начинали демонстрировать особое поведение, которое эффективно привлекало внимание их опекунов — яркий пример поведения привязанности. 2

Хазан и бритва

Раньше одним из основных ограничений теории привязанности было то, что она действительно изучалась только в контексте маленьких детей. Хотя исследования детей часто играют важную роль в области психологии развития, в идеале предполагается, что эта область касается развития всего человеческого организма, включая стадию взрослой жизни.В 1980-х годах Синди Хейзан и Филип Шейвер смогли привлечь к себе много внимания, когда они применили теорию привязанности к отношениям взрослых. 3

В своих исследованиях они посмотрели на несколько пар, изучили природу привязанности между ними, а затем наблюдали, как эти пары реагируют на различные стрессоры и стимулы. Кажется, что в случае со взрослыми сильная привязанность по-прежнему очень важна. Например, в случаях, когда у взрослых была слабая привязанность, у обеих сторон возникало чувство неполноценности и недостатка близости.Когда привязанности были слишком сильными, возникали проблемы с взаимозависимостью. Отношения складывались лучше всего, когда обеим сторонам удавалось балансировать близость с независимостью. Как и в случае с развивающимися детьми, идеальной ситуацией, казалось, была привязанность, которая функционировала как надежная база, на которой можно было протянуть руку и получить опыт в мире.

Критика теории привязанности

Одна из наиболее частых критических замечаний в адрес теории привязанности состоит в том, что незападные общества склонны предлагать убедительные контрпримеры.Например, в Папуа-Новой Гвинее или Уганде идея о том, чтобы ребенок был тесно привязан к опекуну, несколько чужд, и обязанности по воспитанию детей более равномерно распределяются между более широкой группой людей. Тем не менее, «хорошо приспособленные» члены общества производятся, что указывает на то, что, по крайней мере, в этих обществах, вместо привязанностей, которые так необходимы западным детям, действует какой-то другой механизм.

Оценка
  • Теория привязанности утверждает, что сильная эмоциональная и физическая привязанность по крайней мере к одному лицу, осуществляющему уход, имеет решающее значение для личного развития.
  • Джон Боулби впервые ввел термин в употребление в результате своих исследований психологии развития детей разного происхождения.
  • Мэри Эйнсворт провела это исследование, обнаружив существование «поведения привязанности» — поведения, проявляющегося с целью создания привязанности в периоды, когда ребенок чувствует замешательство или стресс.
  • Хазан и Шейвер (1987) использовали «Любовную викторину», чтобы продемонстрировать применимость теории привязанности к взрослым романтическим отношениям.
  • Теория привязанности оказала глубокое влияние на политику в области ухода за детьми, а также на принципы базовой клинической практики для детей.
  • Критики теории привязанности указывают на отсутствие родительской привязанности во многих незападных обществах.
Список литературы
  1. Боулби, Джон. Привязанность и утрата . 1969.
  2. Эйнсворт, М. «Младенчество в Уганде: уход за младенцами и рост любви». Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса, 1967.
  3. Хазан, К. и Шейвер, П. «Привязанность как организационная основа для исследования близких взаимоотношений». Психологическое расследование . 5 1-22, 1994.

Теория привязанности — обзор

C Преодоление традиций младенца-ребенка и взрослого

Теория привязанности предоставила мощную и всеобъемлющую модель влияния интимных отношений на социальное и психологическое функционирование на протяжении всей жизни, и в настоящее время она является наиболее популярной. выдающаяся теория, лежащая в основе исследования отношений ребенок-воспитатель и романтических отношений взрослых.Тем не менее, исследование привязанности взрослого развивалось и развивалось совершенно отдельно от исследования привязанности младенца к ребенку , несмотря на их общее наследие в основополагающей работе Боулби. В некоторой степени это можно отнести к прямым дисциплинарным границам: исследование привязанности младенца к ребенку обычно проводится психологами развития, для которых идентификация взрослых проявлений процессов родитель-ребенок, которые они изучают, может не быть основной темой, представляющей интерес.Исследования привязанности взрослых обычно проводятся социальными и личностными психологами, которые могут обладать базовыми знаниями о предполагаемых причинах развития стилей привязанности, но обычно гораздо больше заинтересованы в изучении их значения для функционирования взрослых.

В каждом из этих «лагерей» были произведены чрезвычайно ценные исследования функционирования системы привязанности в младенче-детстве и во взрослом возрасте, но бифуркация развития исследований привязанности затруднила наше понимание того, как сама система развивается и изменяется с течением времени. Даже вышеупомянутые лонгитюдные исследования, которые наблюдали за людьми от младенчества до взрослого возраста, были сосредоточены на основных вопросах непрерывности безопасности привязанности от детства до взрослой жизни и не позволяли тщательно исследовать изменения в процессе развития в процессах, связанных с привязанностью.

Возможно, наиболее ярким проявлением этого слепого пятна в исследованиях привязанности является продолжающееся недостаточное исследование процессов привязанности в течение подросткового возраста , а не младенчества, детства и взрослой жизни.Согласно обзору Аллена и Лэнда (1999), подростковый возраст является критически важным периодом жизни с точки зрения теории привязанности. Возрастающие способности подростков к сложному мышлению, абстракции и исполнительному функционированию (Blakemore & Choudhury, 2006; Keating, 1990) способствуют постепенной консолидации внутренних рабочих моделей привязанности и их интеграции с конкретным текущим межличностным опытом. Подростки также должны уравновесить нормативное давление развития, направленное на дифференциацию от родителей, с постоянной потребностью в родительской поддержке и помощи, особенно в свете все более сложных социальных, эмоциональных и психологических проблем, которые сопровождают этот этап жизни.Наконец, растущий интерес подростков и их участие в романтических и сексуальных отношениях закладывает основу для характерной трансформации развития в системе привязанности: переход от одностороннего поиска безопасности от родителей к взаимному поиску и обеспечению безопасности романтическим партнерам.

Мы предполагаем, что лучший способ интегрировать растущее количество исследований подростковых процессов привязанности с существующими традициями младенцев, детей и взрослых — это более систематически сосредоточиться на аффектах и ​​ функциях привязанности.Регулирование аффектов и эмоций критически важно как в нормативных, так и в индивидуальных компонентах теории привязанности, и было обнаружено, что они опосредуют и умеренные процессы привязанности как во взрослом возрасте, так и в младенчестве-детстве. Более того, растущее количество исследований множественных физиологических механизмов, лежащих в основе аффекта и регуляции эмоций, помогает прояснить базовую психобиологию системы привязанности и конкретные физиологические процессы, посредством которых опыт привязанности и отношения формируют как психическое, так и физическое здоровье и на протяжении всей жизни. конечно (Diamond, 2001; Diamond & Hicks, 2004).

В следующем разделе мы даем обзор аффекта и регуляции эмоций и их связи с процессами привязанности. Мы показываем, что на всех этапах жизни аффект и регулирование эмоций остаются основными функциями системы привязанности, хотя конкретные процессы, посредством которых они осуществляются, со временем меняются. Затем мы переходим к нашему собственному исследованию взаимосвязей между привязанностью, регуляцией аффектов и благополучием в раннем подростковом возрасте.

Краткий обзор теории и исследований привязанности взрослых

Сводка

Исследование привязанности взрослых основывается на предположении, что та же мотивационная система, которая порождает тесную эмоциональную связь между родителями и их дети несут ответственность за связь, которая развивается между взрослыми в эмоционально интимных отношениях.Цель этого эссе — дать краткий обзор истории исследований привязанности взрослых, ключевых теоретических идеи и примеры некоторых результатов исследования. Это эссе написано для людей, которые хотят больше узнать об исследованиях привязанности взрослых.

Предпосылки: теория привязанности Боулби

теория привязанности была первоначально разработана Джоном Боулби (1907 — 1990), британский психоаналитик, который пытался понять сильное страдание пережили младенцы, разлученные со своими родителями.Bowlby заметил, что разлученные младенцы могут пойти на невероятные меры (например, плачет, цепляется, лихорадочно ищет), чтобы предотвратить разлучение с родителями или восстановление близости к пропавшему родителю. Во время первых работ Боулби психоаналитические писатели считали эти выражения проявлением незрелых защитных механизмов, которые подавляли эмоциональную боль, но Боулби отметил, что такие выражения являются обычным явлением для самых разных млекопитающих, и предположили, что такое поведение может служить эволюционная функция.

Опираясь на этологическую теорию, Боулби предположил, что поведение привязанности , такие как плач и поиск, были адаптивными реакциями на разлуку с первичная фигурка вложения — тот, кто оказывает поддержку, защита и забота. Потому что человеческие младенцы, как и младенцы других млекопитающих, не могут прокормить или защитить себя, они зависят от ухода и защита «старших и поумневших» взрослых.Боулби утверждал, что в течение эволюционной истории младенцы, которые могли поддерживать близость к фигуре привязанности через поведение привязанности с большей вероятностью доживет до репродуктивного возраст. Согласно Боулби, мотивационная система, которую он называл поведенческая система привязанности постепенно «проектировалась» естественным отбором для регулирования близости к фигуре привязанности.

Система поведения привязанности — важное понятие в теории привязанности. потому что он обеспечивает концептуальную связь между этологическими моделями развития человека и современные теории регуляции эмоций и личности.По словам Боулби, система крепления по существу «просит» следующий фундаментальный вопрос: Доступна ли фигурка прикрепления поблизости, и внимательный? Если ребенок воспринимает ответ на этот вопрос как «да», он или она чувствует себя любимым, защищенным и уверенным, и в поведении может исследовать свое окружение, играть с другими и быть общительный. Если же ребенок усвоит ответ на этот вопрос чтобы быть «нет», ребенок испытывает тревогу и поведенчески может проявлять поведение привязанности, начиная от простого визуального поиска от нижнего крайнего до активного следования и голосовой сигнализации на другом (см. рисунок 1).Такое поведение продолжается до тех пор, пока ребенок не сможет восстановить желаемый уровень. физической или психологической близости к фигуре привязанности, или до тех пор, пока ребенок «изнашивается», что может произойти в условиях длительного разлука или потеря. В таких случаях Боулби считал, что маленькие дети испытывают глубокое отчаяние и депрессию.

Индивидуальные различия в моделях привязанности младенцев

Хотя Боулби считал, что описанная выше базовая динамика отражает нормативные динамики поведенческой системы привязанности, он признал, что индивидуальные различия в том, как дети оценивают доступность фигуры привязанности и как они регулируют свое поведение привязанности в ответ на угрозы.Однако только после того, как его коллега Мэри Эйнсворт (1913 — 1999) начал систематически изучать разлучение детей и родителей, которое было сформулировано формальное понимание этих индивидуальных различий. Эйнсворт и ее ученики разработали технику под названием странный Ситуация — лабораторная парадигма для изучения привязанности младенца к родителю. В странной ситуации приносят 12-месячных младенцев и их родителей. в лабораторию и систематически отделяются друг от друга и воссоединяются друг с другом.в странная ситуация, большинство детей (т.е. около 60%) ведут себя так, как предполагалось «нормативной» теорией Боулби. Они расстраиваются, когда родитель покидает комнату, но, когда он возвращается, они активно ищут родителя и легко утешаются им или ею. Дети, демонстрирующие этот узор поведения часто называют безопасным . Остальные дети (около 20% или меньше) сначала неуютно, а после разлуки становятся крайне огорчен.Важно отметить, что, воссоединившись со своими родителями, эти дети трудно успокаиваться и часто демонстрируют противоречивое поведение которые предполагают, что они хотят утешения, но также хотят «наказать» родителя для ухода. Этих детей часто называют тревожно-устойчивыми . Третий образец привязанности, задокументированный Эйнсворт и ее коллегами называется избегающий . Избегающие дети (около 20%) не появляются слишком огорчены разлукой и после воссоединения активно избегают поисков контакт со своими родителями, иногда обращая внимание на игровые объекты на полу лаборатории.

Работа Эйнсворт была важна как минимум по трем причинам. Сначала она предоставила один первых эмпирических демонстраций того, как моделируется поведение привязанности как в безопасном, так и в пугающем контексте. Во-вторых, она предоставила первую эмпирическая таксономия индивидуальных различий в моделях привязанности младенцев. Согласно ее исследованиям, существует как минимум три типа детей: кто уверен в своих отношениях со своими родителями, те, кто тревожно-стойкие, а тревожно-избегающие.Наконец, она продемонстрировала что эти индивидуальные различия коррелировали с взаимодействиями младенца и родителя в домашних условиях в течение первого года жизни. Дети, которые кажутся безопасными в странной ситуации, например, родители, как правило, отзывчивые к их потребностям. Дети, которые кажутся неуверенными в странной ситуации (т. е. тревожно-устойчивые или избегающие) часто имеют родителей, которые нечувствительны их потребностям, или непоследовательности, или отказа в оказываемой ими помощи.В последующие годы ряд исследователи продемонстрировали связь между ранней родительской чувствительностью и отзывчивостью и безопасность вложений.

Романтические отношения для взрослых

Хотя Боулби был в первую очередь сосредоточен на понимании природы ребенка, ухаживающего за ним отношения, он считал, что привязанность характеризует человеческий опыт всю жизнь.» Только в середине 1980-х гг. однако исследователи начали серьезно относиться к возможности того, что процессы привязанности могут разыграться во взрослом возрасте.Хазан и Шейвер (1987) были двумя из первых исследователей, которые исследовали идеи Боулби в контексте романтических отношений. По словам Хазана и Шейвера, эмоциональная связь, которая развивается между взрослыми романтическими партнерами, частично является функцией той же мотивационной системы — поведенческой системы привязанности — что вызывает эмоциональную связь между младенцами и их опекунами. Хазан и Шейвер отметили, что отношения между младенцами и опекунами и отношения между взрослыми романтическими партнеры разделяют следующие особенности:

  • оба чувствуют себя в безопасности, когда другой рядом и отзывчивый
  • оба находятся в тесном, интимном, телесном контакте
  • оба чувствуют себя неуверенно, когда другой недоступен
  • оба делятся открытиями друг с другом
  • оба играют с чертами лица друг друга и проявляют взаимное восхищение. и озабоченность друг другом
  • оба занимаются «детским лепетом»

На основании этих параллелей Хазан и Шейвер утверждали, что взрослый романтик отношения, такие как отношения между младенцем и опекуном, являются привязанностями, и что романтическая любовь — это свойство поведенческой системы привязанности, а также мотивационные системы, которые приводят к заботе и сексуальности.

Три следствия теории привязанности взрослых

Идея о том, что романтические отношения могут быть отношениями привязанности, возникла. глубокое влияние на современные исследования близких отношений. Там являются по крайней мере тремя важными следствиями этой идеи. Во-первых, , если взрослый романтические отношения — это отношения привязанности, тогда мы должны соблюдать те же индивидуальные различия во взрослых отношениях, которые Эйнсворт наблюдается в отношениях между младенцем и опекуном .Мы можем ожидать некоторых взрослых, например, быть в безопасности в отношениях — чувствовать себя уверенно что их партнеры будут рядом с ними, когда это необходимо, и открыты для зависимости от других и зависимость других от них. Мы должны ожидать других взрослых, напротив, быть неуверенными в своих отношениях. Например, некоторые неуверенные взрослые могут быть устойчивыми к тревоге : они беспокоятся, что другие может не любить их полностью и легко расстраиваться или злиться, когда их потребности в привязанности остаются неудовлетворенными.Другие могут быть избегающими : они могут кажется, не слишком заботится о близких отношениях и может предпочесть не быть слишком зависимым от других людей или чтобы другие были слишком зависимы на них.

Во-вторых, если взрослые романтические отношения — это отношения привязанности, то то, как «работают» взрослые отношения, должно быть похоже на то, как отношения между младенцем и опекуном . Другими словами, одни и те же виды факторов, которые способствуют исследованию детей (т.е., имея отзывчивый опекун) должен способствовать исследованию среди взрослых (т. е. иметь отзывчивый партнер). Типы вещей, которые делают фигуру привязанности «желательно» для младенцев (т. е. отзывчивость, доступность) Вот те факторы, которые взрослые должны находить желанными в романтических партнерах. Короче говоря, индивидуальные различия в привязанности должны влиять на отношения. и личностное функционирование во взрослом возрасте так же, как и в детстве.

В-третьих, является ли взрослый безопасным или незащищенным в своих отношениях со взрослыми может быть частичным отражением его или ее опыта с его или ее основными опекунами . Боулби считал, что ментальных представлений или рабочие модели (т.е. ожидания, убеждения, «правила» или «сценарии» поведения и мышления), которые ребенок держит в отношении отношения являются функцией его или ее опыта заботы.За Например, безопасный ребенок склонен верить, что другие будут рядом его или ее, потому что предыдущий опыт привел его или ее к такому выводу. Как только у ребенка возникнут такие ожидания, он или она будет стремиться искать из опыта отношений, который соответствует этим ожиданиям и воспринимать других способом, окрашенным этими убеждениями. Согласно по мнению Боулби, такой процесс должен способствовать преемственности в привязанности закономерности на протяжении всей жизни, хотя возможно, что человек модель привязанности изменится, если его или ее переживания в отношениях не соответствует его или ее ожиданиям.Короче говоря, если предположить, что взрослые отношения — это отношения привязанности, возможно, что дети, которые чувствуют себя в безопасности в детстве, вырастут в безопасности в своих романтические отношения. Или, соответственно, люди, которые, будучи взрослыми, чувствуют себя уверенно в отношениях со своими родителями, с большей вероятностью будут строить безопасные отношения с новыми партнерами.

В следующих разделах я кратко рассмотрю эти три последствия в свете ранних и современных исследований привязанности взрослых.

Наблюдаем ли мы у взрослых такие же типы привязанности, что и мы? Наблюдать среди детей?

Самое раннее исследование привязанности взрослых включало изучение ассоциации между индивидуальными различиями во взрослой привязанности и тем, как люди думать об их отношениях и своих воспоминаниях о том, что их отношения со своими родителями похожи. Хазан и Шейвер (1987) разработали простой анкета для измерения этих индивидуальных различий.(Эти отдельные различия часто обозначаются как стили крепления , привязка шаблоны , ориентации крепления или различия в организация системы крепления .) Короче Хазан и Шейвер попросили участников исследования прочитать три абзаца, перечисленные ниже, и укажите, какой абзац лучше всего характеризует их образ мышления, чувства, и вести себя в близких отношениях:

А.Мне несколько неудобно быть рядом с другими; мне сложно полностью доверять им, трудно позволить себе полагаться на них. Я нервничаю, когда кто-то подходит слишком близко, и часто другие хотят, чтобы я быть более близким, чем мне комфортно быть.

Б. Мне относительно легко сближаться с другими, и мне комфортно в зависимости от них и от меня.Я не волнуюсь о быть брошенным или о том, что кто-то слишком близко ко мне подходит

С. Я обнаружил, что другие не хотят подходить так близко, как мне хотелось бы. я часто переживаю, что мой партнер меня не любит или не захочет останься со мной. Я хочу быть очень близко к своему партнеру, и это иногда отпугивает людей.

На основе этой трех категорий измерения, Хазан и Шейвер обнаружили, что распределение категорий было похоже на то, что наблюдалось в младенчестве.Другими словами, около 60% взрослые считали себя безопасными (параграф B), около 20% описали как избегающие (параграф A), и около 20% назвали себя как тревожно-устойчивые (пункт С).

Хотя эта мера послужила полезным способом изучения связи между привязанностью стилей и функционирования отношений, это не позволило полностью проверить гипотеза о том, что одинаковые виды индивидуальных различий наблюдаются у младенцев может проявляться среди взрослых.(Во многих отношениях Хазан и Шейвер измеряют предположил, что это правда.) Последующие исследования исследовали эту гипотезу. разными способами. Например, Келли Бреннан и ее коллеги собрали ряд утверждений (например, «Я верю, что другие будут там для меня, когда они мне нужны «) и изучил, как эти утверждения» вешают » вместе »статистически (Brennan, Clark, & Shaver, 1998). результаты показали, что есть два основных аспекта в отношении к моделям привязанности взрослых (см. рисунок 2).Одна критическая переменная была помечена как , связанная с привязанностями. Тревога . Люди, получившие высокие баллы по этой переменной, склонны беспокоиться о том, их партнер доступен, отзывчив, внимателен и т.д. на нижнем конце этой переменной более безопасны в воспринимаемой отзывчивости своих партнеров. Другая критическая переменная называется , относящаяся к привязанности. Сибирь . Люди высокого уровня в этом измерении предпочитают не полагаться на других или открываться другим.Люди на нижнем уровне этого измерения более комфортны в интимных отношениях с другими и более безопасны в зависимости от и зависимость от них других. У прототипа безопасного взрослого низкий уровень по обоим этим параметрам.

Выводы Бреннана имеют решающее значение, поскольку недавний анализ статистических паттернов поведения младенцев в странной ситуации выявляют два функционально аналогичные измерения: тот, который фиксирует изменчивость тревожности и сопротивления ребенка и другой, который фиксирует вариативность желания ребенка использовать родителя в качестве убежища для поддержки (см. Fraley & Spieker, 2003а, 2003б).Функционально эти размеры аналогичны двумерным. обнаружены среди взрослых, что позволяет предположить, что похожие модели привязанности существуют в разные моменты жизни.

В свете выводов Бреннана, а также опубликованных таксометрических исследований Фрейли и Уоллер (1998), большинство исследователей в настоящее время концептуализируют и измерять индивидуальные различия в привязанности размерно, а чем категорически.То есть предполагается, что стили привязанности — это вещи, которые различаются по степени, а не по виду. Самые популярные меры взрослого стиля привязанности — это ECR Бреннана, Кларка и Шейвера (1998), а также исследования Фрэйли, Уоллера и Бреннана. (2000) ECR-R — переработанная версия ECR. [Щелкните здесь, чтобы пройти онлайн-викторину, чтобы определить ваш стиль привязанности основаны на этих двух измерениях.] Оба этих инструмента самоотчета давать непрерывные оценки по двум параметрам привязанности беспокойство и избегание.[Щелкните здесь, чтобы узнать больше о самооценке индивидуальных различий во взрослой привязанности.]

У взрослых романтические отношения «работают» так же, как у младенцев, ухаживающих за ними Отношения работают?

В настоящее время все больше исследований показывают, что взрослые романтики отношения функционируют аналогично отношениям между младенцем и опекуном, Конечно, за некоторыми примечательными исключениями.Натуралистические исследования взрослых разлука со своими партнерами в аэропорту продемонстрировала, что поведение признаки протеста, связанного с привязанностью, и заботы были очевидны, и что регулирование этого поведения было связано с привязанностью стиль (Fraley & Shaver, 1998). Например, при разводе пар обычно проявляли больше привязанности, чем неразлучные пары, очень избегающие взрослые проявляли гораздо меньшее поведение привязанности, чем менее избегающие взрослых.В следующих разделах я обсуждаю некоторые параллели которые были обнаружены между тем, как отношения между младенцем и опекуном и взрослые романтические отношения функционируют.

Выбор партнера
Межкультурные исследования показывают, что надежный образец привязанности у младенчество повсеместно считается наиболее желанным образцом для матерей (см. van IJzendoorn & Sagi, 1999). По понятным причинам подобных исследование, спрашивающее младенцев, предпочитают ли они привязанность, вызывающую безопасность фигура.Взрослые, стремящиеся к долгосрочным отношениям, проявляют отзывчивый уход такие качества, как внимательность, сердечность и чуткость, как наиболее «привлекательные» в потенциальных партнерах по свиданиям (Zeifman & Hazan, 1997). Несмотря на привлекательность Однако, обладая надежными качествами, не все взрослые имеют надежных партнеров. Некоторые данные свидетельствуют о том, что люди заканчивают отношения с партнерами. которые подтверждают свои существующие представления об отношениях привязанности (Фрейзер и другие., 1997).

Безопасная база и безопасное убежище
В младенчестве безопасные младенцы, как правило, наиболее хорошо приспособлены в том смысле, что что они относительно устойчивы, ладят со своими сверстниками и очень нравятся. Подобные модели были выявлены в исследованиях привязанность взрослого. В целом, обеспеченные взрослые обычно более удовлетворены их отношения, чем незащищенные взрослые. Их отношения характеризуются за счет большей продолжительности жизни, доверия, приверженности и взаимозависимости (e.г., Фини, Noller, & Callan, 1994), и они с большей вероятностью будут использовать романтических партнеров. в качестве безопасной базы для исследования мира (например, Fraley & Davis, 1997). Большая часть исследований привязанности взрослых была посвящена к раскрытию поведенческих и психологических механизмов, которые способствуют безопасность и безопасное базовое поведение у взрослых. Было два основных открытия на данный момент. Во-первых, в соответствии с теорией привязанности, безопасные взрослые с большей вероятностью, чем незащищенные взрослые, будут искать поддержки их партнеры, когда огорчены.Более того, они, скорее всего, оказывать поддержку своим неблагополучным партнерам (например, Simpson et al., 1992). Во-вторых, приписывание незащищенных людей поведение их партнера во время и после обострения конфликтов в отношениях, вместо того, чтобы облегчить их неуверенность (например, Simpson et al., 1996).

Избегающие крепления и защитные механизмы
Согласно Согласно теории привязанности, дети различаются по видам стратегий, которые они используют для регулирования тревожности, связанной с привязанностью.Следующий разлука и воссоединение, например, некоторые небезопасные дети приближаются их родители, но с амбивалентностью и сопротивлением, в то время как другие уходят от родителей, очевидно, сводя к минимуму чувства, связанные с привязанностью и поведение. Один из важных вопросов в изучении привязанности младенцев являются ли дети, уходящие от родителей, избегающие детей, действительно менее огорчены, или их защитное поведение является прикрытием за их истинное чувство уязвимости.Исследования, в которых измеряется способность внимания детей, частота сердечных сокращений или уровень гормона стресса предполагает, что избегающие дети огорчены разлукой, несмотря на тот факт, что они производят впечатление прохладной, оборонительной манеры.

Недавнее исследование привязанности взрослых выявило некоторые интересные сложности. относительно отношений между избеганием и защитой. Хотя некоторые избегающие взрослые, которых часто называют человек, избегающий страха, взрослые, плохо настроены, несмотря на их защитный характер, другие, которых часто называют увольняющими-избегающими взрослые способны адаптивно использовать защитные стратегии.Например, в экспериментальном задании, в котором взрослые были проинструктированы обсудить проигрыш их партнер, Фрейли и Шейвер (1997) обнаружили, что увольнение людей (т. е. люди, которые высоко оценивают привязанность избегание, но низкий уровень тревожности, связанной с привязанностью). в таком же физиологическом состоянии (по оценке кожной проводимости) как и другие люди. Получив указание подавить свои мысли и чувства, однако увольнения смогли сделать это эффективно.То есть, они могли до некоторой степени деактивировать свое физиологическое возбуждение и минимизировать внимание, которое они уделяли мыслям, связанным с привязанностями. Боязливо избегающий люди не были столь успешны в подавлении своих эмоций.

Стабильны ли модели привязанности от младенчества до взрослого возраста?

Пожалуй, самый провокационный и противоречивый подтекст взрослой привязанности. теория состоит в том, что стиль привязанности взрослого человека формируется его или ее взаимодействия с фигурами родительской привязанности.Хотя идея что ранний опыт привязанности может повлиять на привязанность стиль в романтических отношениях относительно однозначен, гипотезы об источнике и степени перекрытия между двумя видами ориентации привязанности были противоречивыми.

При рассмотрении вопроса о стабильности необходимо учитывать как минимум два аспекта: а) Насколько схожи между собой люди, работающие в сфере безопасности. с разными людьми в своей жизни (например,г., мамы, отцы, романтик партнеры)? и (b) в отношении любого из этих отношений, как стабильна ли безопасность с течением времени?

Что касается этого первого вопроса, кажется, что существует скромная степень совпадения между тем, как люди чувствуют себя в безопасности со своими матерями, например, и насколько безопасно они чувствуют себя со своими романтическими партнерами. Фрейли, например, собрал самоотчеты о своем текущем стиле привязанности с значимая родительская фигура и нынешний романтический партнер и нашел корреляции в диапазоне приблизительно.От 20 до 0,50 (т. Е. От малого до умеренный) между двумя видами отношений привязанности. [Щелкните здесь, чтобы пройти онлайн-викторину, предназначенную для оценки сходства между ваш стиль привязанности к разным людям в вашей жизни.]

Что касается второй проблемы, то устойчивость привязанности к своему корреляция между родителями составляет примерно 0,25 — 0,39 (Fraley, 2002). Есть только одно продольное исследование, о котором мы знаем, что оценил связь между безопасностью в возрасте 1 года в странной ситуации и безопасность тех же людей 20 лет спустя в их взрослых романтических отношениях.Это неопубликованное исследование выявило корреляцию 0,17 между этими двумя переменные (Steele, Waters, Crowell, & Treboux, 1998).

Связь между ранним опытом привязанности и взрослой привязанностью стили также изучались в ретроспективных исследованиях. Хазан и Шейвер (1987) обнаружили, что взрослые, которые были уверены в своих романтических отношениях чаще вспоминали свои детские отношения с родителями как проявление нежности, заботы и принятия (см. также Feeney & Noller, 1990).

На основании такого рода исследований кажется вероятным, что стили привязанности в дочерний-родительский домен и стили привязанности в романтических отношениях domain в лучшем случае связаны лишь умеренно. Каковы последствия таких открытий для теории привязанности взрослых? По мнению некоторых писателей, наиболее важное положение теории состоит в том, что система привязанности, система, изначально адаптированная для экологии младенчества, продолжает влиять на поведение, мысли и чувства в зрелом возрасте (см. Fraley & Shaver, 2000).Это утверждение может быть верным независимо от того, являются ли индивидуальные различия в том, как организована система, остается стабильной в течение десяти и более лет, и стабильна в различных интимных отношениях.

Хотя социальные и когнитивные механизмы, на которые ссылаются теоретики привязанности, подразумевают что стабильность в стиле привязанности может быть скорее правилом, чем исключением, эти базовые механизмы могут предсказывать долгосрочную непрерывность или прерывность, в зависимости от точных способов их концептуализации (Fraley, 2002).Фрейли (2002) обсудил две модели непрерывности, основанные на привязанности. теории, которые делают разные прогнозы относительно долгосрочной преемственности даже хотя они были выведены из одних и тех же основных теоретических принципов. Каждый Модель предполагает, что индивидуальные различия в представлениях о привязанности формируются разным опытом общения с воспитателями в раннем детстве, и что, в свою очередь, эти ранние представления формируют качество последующий опыт привязанности человека.Однако одна модель предполагает что существующие представления обновляются и пересматриваются в свете новых такой опыт, что старые представления в конечном итоге «перезаписываются». Математический анализ показал, что эта модель предсказывает, что долгосрочные стабильность индивидуальных различий приблизится к нулю. Вторая модель аналогичен первому, но делает дополнительное предположение, что репрезентативный сохраняются модели, разработанные на первом году жизни (т.э., они не перезаписываются) и продолжают влиять на поведение в отношениях на протяжении всего жизненный путь. Анализ этой модели показал, что долговременная стабильность может приближаться к ненулевому предельному значению. Важным моментом здесь является то, что принципы теории привязанности могут быть использованы для вывода модели, которые делают совершенно разные прогнозы относительно долгосрочных стабильность индивидуальных различий. В свете этого открытия существование следует учитывать долгосрочную стабильность индивидуальных различий эмпирический вопрос, а не предположение теории.

Отлично Вопросы и дальнейшие направления исследований привязанности взрослых

Есть ряд вопросов, которые текущие и будущие исследования по прикреплению необходимо заняться. Например, вероятно, что в то время как некоторые романтические отношения — это настоящие отношения привязанности, другие — нет. Будущим исследователям необходимо будет найти способы улучшить определить, действительно ли отношения обслуживают связанные с привязанностями функции.Во-вторых, хотя понятно, почему поведение привязанности может служить важная эволюционная функция в младенчестве, неясно, привязанность выполняет важную эволюционную функцию у взрослых. В третьих, у нас до сих пор нет четкого представления о точных факторах, которые может изменить стиль привязанности человека. В интересах улучшения людей жизней, необходимо будет узнать больше о факторах, способствующих безопасность привязанности и благополучие в отношениях.

© 2018 Р. Крис Фрейли

Чтобы узнать больше о теории привязанности и исследованиях, ознакомьтесь с книгой, которую мы с Омри написали.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *