03.12.2021

Примеры каузальная атрибуция: теория и примеры — Блог Викиум

Содержание

теория и примеры — Блог Викиум

Для начала давайте разберемся с терминологией. Итак, каузальная атрибуция — это один из феноменов человеческого восприятия. Психология выделяет сотни когнитивных искажений, но именно это вызывает особенный интерес. Почему?

Впервые терминологию каузальной атрибуции описал немецкий психолог Фриц Хайдер. Дело было в далеких 20-х годах прошлого века. Психолог занимался вопросам восприятия и интерпретации информации разными людьми. После его громкой диссертации множество специалистов в области психологии продолжили работу над новой теорией.

Если говорить простыми словами, то каузальная атрибуция представляет собой интерпретацию слов или действий другого человека через призму собственного опыта и восприятия. Это происходит в условиях невозможности узнать истинную мотивацию другого человека.

Какие когнитивные искажения можно выделить на базе этой теории?

Приведем несколько примеров, в зависимости от ситуаций.

Например, существует фундаментальная ошибка атрибуции. В рамках этого искажения человек объясняет чужие действия его внутренними факторами. Например: Иванов что-то крайне долго объясняет Петрову. Речь идет об очевидных вещах, но монолог Иванова не прекращается. Петров думает про себя «этот человек — зануда».

Иванов совершает неприятный поступок. Петров, изначально расположенный к нему, думает, что в этих-то условиях и поступить по-другому было нельзя.

Причинами такого когнитивного искажения могут быть разные вещи. В их числе:

  • ложное согласие
  • неравные возможности
  • недоверие к фактам, однако, доверие к суждениям
  • игнорирование несделанного или неслучившегося.

Каузальная атрибуция как культурное предубеждение

Это — суждения о поведении человека на основании его культурных особенностей. Например, многие считают всех азиатов коллективистами, в то время как, согласно тому же предубеждению, большинство европейцев является индивидуалистами. К ярким примерам этого искажения можно отнести, в том числе, множественные анекдоты про армянское радио или Рабиновича.

Участник не равно Наблюдатель

Мы склонны рассматривать поступки других людей через призму своих взглядов на мир. Если мы задействованы в ситуации, то наш взгляд на нее может отличаться, поскольку роли наблюдателя и участника различаются. Когда мы наблюдаем за ситуацией со стороны, наше мнение о ней может существенно отличаться от случаев, когда в той же ситуации мы бы принимали участие.

Характерная атрибуция

Это — случаи, когда человек приписывает поведение или поступки особенностям личности других людей. Например, продавец вам нагрубил. Вы моментально делаете вывод, что у продавца плохой характер, следовательно — он плохой человек. Когнитивное искажение происходит мгновенно.

Своекорыстная атрибуция

Самые простые искажения такого типа можно увидеть в офисной жизни. Например, если человек наконец получает прибавку к зарплате, то считает, что босс его любит. И, напротив, если человек не получает желаемой премии, то списывает этот факт на то, что босс к нему плохо относится. То есть списывает ситуацию на неконтролируемые условия.

Гипотеза защитной атрибуции

Эта гипотеза вытекает из исследований своекорыстной атрибуции. Если описывать ее простыми словами, то можно сказать, что это самооправдание. «Не я причина моих неудач, а обстоятельства». То же самое можно наблюдать и по отношению к окружающим. Например, человек говорит, что «Вот наконец-то ему воздалось по заслугам» — то есть, неприятность случилась с человеком из-за того, что он «плохой». Люди верят в карму, закон бумеранга и прочие вещи, когда не хотят сталкиваться с условиями, которые не могут контролировать.

Гипотеза защитной атрибуции – это социально-психологический термин, относящийся к набору убеждений, которых придерживается человек для функции защиты себя от беспокойства. Говоря проще: «Не я являюсь причиной своей неудачи».

Локус контроля

Это понятие неразрывно связано с каузальной атрибуцией. В рамках него человек приписывает свои неудачи или успехи исключительно внешним или исключительно внутренним факторам. Получаются, своего рода, двойные стандарты. Например, студент получил низкую оценку на экзамене. В рамках этой ситуации локус контроля может проявляться двумя способами:

  1. Я мало готовился к экзамену, мало думал о нем, поэтому получил низкую оценку. Я обязательно исправлюсь и прямо сейчас начну учить билеты.
  2. В низкой оценки виноват преподаватель, который меня невзлюбил с самого начала. И билет еще попался самый сложный из всей. Я не заслуживаю низкой оценки

Как можно избавиться от локуса контроля? Единственный совет: брать полностью на себя ответственность за все что случается с вами. Даже если внешние факторы действительно повлияли на результат.

Локус контроля – это характеризующее свойство личности приписывать свои успехи

Чтобы изменить локус контроля, нужно в первую очередь избавиться от синдрома жертвы. Берите на себя полную ответственность даже в том случае, если внешние факторы действительно очень сильно повлияли на результат.

Как каузальная атрибуция связана с выученной беспомощностью?

При состоянии выученной беспомощности человек, имея все средства для решения проблемы или изменения негативной ситуации, не делает ничего. Причин этому может быть несколько: культурные установки или ранее пережитая, неудача.

Каузальную атрибуцию, что любопытно, часто используют для того, чтобы понять суть феномена выученной беспомощности.

На данный момент существуют 2 наиболее популярные теории казуальной атрибуции.

Первая их них принадлежит американским психологам Дэвису и Джонсу. Согласно ей, люди уделяют большее внимание преднамеренному поведению людей. Таким образом, преднамеренное поведение обуславливается исключительно внутренними качествами человека, в то время, как на случайное поведения влияют только внешние обстоятельства.

Еще одна теория была разработана в 1967 году Келли. Она считается наиболее известной. Дословное название: модель ковариации. Согласно ей, человек, который ищет причины поведения другой личности, действует как ученый. Он учитывает несколько видов доказательств:

  1. Консенсус
  2. Отличительность
  3. Согласованность

Какие выводы можно сделать?

Если каузальная атрибуция снижает жизненный комфорт, то ее моменты нужно видеть и избегать. Старайтесь контролировать свои мысли и не приписывайте поведению другого человека качества, на которых основываетесь вы. Так вы сможете лучше отстраняться и принимать роль наблюдателя. Каждую ситуацию рассматривайте отдельно и не приписывайте неудачи исключительно внешним факторам, а удачи — исключительно собственным качествам.

Читайте нас в Telegram — wikium

что это простыми словами, примеры

Человеческая психика – одно из сложнейших творений природы. Конечно же, она не может всегда работать идеально, и некоторые её функции часто действуют не совсем так, как следовало бы, способствуя когнитивным искажениям и прочим феноменам восприятия. Одним из таких феноменов является каузальная атрибуция – свойство психики, заставляющее нас делать неправильные выводы об окружающих и их мотивах. Сегодня мы поговорим о том, что она собой представляет, как проявляется, чем объясняется и как часто влияет на нашу жизнь.

Что такое каузальная атрибуция?

Каузальная атрибуция – это психологический феномен, проявляющийся в том, что мы объясняем поступки окружающих, исходя из того, что о них знаем и как их воспринимаем. Данная особенность восприятия может работать в отношении одного человека, некой общности людей или социальной группы. При этом выводы, которые мы делаем, обычно основываются на наших ожиданиях, обусловленных жизненным опытом.

Термин «каузальная атрибуция» имеет латинское происхождение. Он образован от слов causa (переводится как «причина») и attributio (присвоение, приписать свойство). То есть, буквально его можно прочитать как «приписывание причин».

Данный феномен связан с восприятием и с мышлением. Он основывается на достраивании картины и воссоздании недостающей информации. Человек непроизвольно находит простые объяснения поступков, совершаемых другими людьми и им самим. При этом логическому мышлению часто мешают эмоции, поэтому каузальная атрибуция ярче всего проявляется, когда человек объясняет успехи и неудачи (как чужие, так и собственные).

Термин «атрибуция» применяется для обозначения приписывания различных свойств, а слово «каузальный» подразумевает, что речь идёт о причинах. Впервые данное словосочетание использовал австрийский психолог Фриц Хайдер, исследовавший особенности того, как люди интерпретируют информацию при недостатке данных.

Пример каузальной атрибуции

Каузальная атрибуция – это особенность восприятия, свойственная всем людям, и вы наверняка так или иначе с ней сталкивались. Она проявляется в том, что мы находим такое объяснение чужим поступкам,

которое соответствовало бы нашим собственным ожиданиям. При этом ожидания часто продиктованы эмоциями и отношением к человеку. Вспомните ситуацию, когда кто-то из ваших знакомых опаздывал на встречу с вами. В таких ситуациях причина может быть любой, и мы ничего о ней не знаем, однако делаем выводы, исходя из того, как воспринимаем опаздывающего человека.

Если мы привыкли, что этот человек часто опаздывает, то мы сразу полагаем, что он, как обычно, опаздывает из-за собственной безответственности. Если же мы привыкли считать его ответственной личностью, то начинаем волноваться, предполагая, что у него что-то случилось. Также на наши преждевременные выводы

влияет наше психоэмоциональное состояние. Если мы спешим и нервничаем, то возрастает вероятность упрекнуть человека в безответственности.

Типичные ошибки каузальной атрибуции

Как было отмечено выше, ключевая особенность данного феномена заключается в том, что найденные объяснения чужим или своим поступкам не всегда соответствуют действительности. Рассмотрим несколько типичных ошибок, возникающих вследствие этого.

1. Фундаментальная ошибка атрибуции

Психологи считают, что данная ошибка свойственна всем, хотя у этой точки зрения есть и противники. Суть ошибки заключается в том, что мы неосознанно объясняем свои успехи личными качествами, а неудачи – влиянием обстоятельств. В то же время, глядя на чужие успехи, мы предпочитаем объяснять их везением или чьим-то покровительством, а неудачи других людей часто объясняем их собственными недостатками и ошибками.

Американский социальный психолог Ли Росс выделил следующие причины фундаментальной ошибки атрибуции:

  • Ложное согласие. Всем людям свойственно в любых обстоятельствах считать самой правильной собственную точку зрения, а также собственные представления о морали и нравственности. Если чьё-то поведение противоречит данным представлениям, это объясняют его личными особенностями.
  • Неравные возможности. При оценке чужого поведения недооценивается влияние ролевой позиции, в которой находится этот человек.
  • Приоритет доверия к фактам, не требующим осмысления. Личность – самый заметный факт, на который обращают внимание в первую очередь. В то же время обстоятельства, в которых находится личность, ещё нужно оценить. Поэтому при оценке чужого поведения происходит фокусировка на фактах, а обстоятельства остаются малозаметным фоном.
  • Игнорирование важности не случившихся событий. Мы склонны воспринимать только то, что случилось, но не придаём значения не случившимся событиям, даже если знаем, что они были предотвращены благодаря чьим-то усилиям.
  • Ложные корреляции. Наблюдая за другим человеком, мы можем объединять не связанные личностные качества, полагая, что они всегда сопутствуют друг другу. Это часто проявляется в приписывании людям определенных черт характера или интеллектуальных способностей на основании их внешности.

Пример фундаментальной ошибки атрибуции:

Давайте представим следующую ситуацию: вы и ваш коллега начинаете работать над похожими проектами. Если проект вашего коллеги развивается не так успешно, вы объясняете это тем, что он менее талантлив, хуже подготовлен и вкладывает в работу меньше усилий. Вы не задумываетесь о том, что ему могут мешать внешние обстоятельства, как связанные с работой, так и не связанные.

Объяснение успехов или неудач человека личностными качествами называется внутренней диспозицией. Если же проект вашего коллеги развивается успешнее, чем ваш, вы с большой вероятностью объясните это тем, что вам мешают какие-то обстоятельства. Это явление называется внешней диспозицией. По сути, это защитный механизм, помогающий избежать руминации и не отягощать ситуацию излишними переживаниями.

2. Разное восприятие участника и наблюдателя

Человек по-разному оценивает роль личностных качеств и обстоятельств в зависимости от того, является ли он непосредственным участником событий или наблюдает за ними со стороны.

В первом случае он детальнее анализирует обстоятельства и придаёт им большее значение. Во втором – практически не замечает их или считает несущественными.

3. Культурное предубеждение

Существует немало стереотипов, связанных с различными национальными особенностями. Эти предубеждения не обязательно связаны с шовинизмом, и всё же есть определенные черты характера, которые принято приписывать представителям различных наций. К примеру, считается, что азиаты более склонны к коллективизму, тогда как европейцы в большинстве своём являются индивидуалистами.

На постсоветском пространстве также существует немало стереотипов, связанных с особенностями поведения тех или иных народов. Большинство этих предубеждений передаётся преимущественно через анекдоты, но это не мешает людям воспринимать их всерьёз и позволять им влиять на своё отношение к окружающим.

4. Диспозиционная атрибуция

Это суждение о личности человека по его поведению. Например, если в какой-то ситуации человек повёл себя грубо по отношению к нам, мы полагаем, что у него скверный характер. При этом мы не задумываемся, что прямо сейчас у него плохое настроение, он куда-то опаздывает или сам раздражен чьим-то поведением. Таким образом, мы делаем выводы о личности человека, совершенно игнорируя ситуационные факторы.

5. Своекорыстная атрибуция

Получая поощрение на работе, человек объясняет его своими заслугами и профессионализмом. В то же время отсутствие ожидаемого поощрения он объясняет тем, что начальство его недолюбливает. Раньше психологи считали, что это защитная реакция, позволяющая сохранить самооценку. Но сейчас считается, что люди склонны считать своими заслугами те обстоятельства, которые соответствуют их ожиданиям («Я работал над этим и получил это!»).

6. Защитная атрибуция

Любому человеку тяжело признавать, что именно его оплошность привела к потерям. Поэтому, защищая себя от лишних переживаний, он считает, что в его неудаче виноваты внешние обстоятельства. Защитная атрибуция может быть направлена и на окружающих.

В частности, большинству людей свойственна внутренняя убежденность, что плохие происшествия случаются лишь с теми людьми, которые их заслуживают (этим объясняется, например, виктимблейминг). Это помогает им чувствовать себя в безопасности, будучи уверенными, что они не заслуживают плохих событий.

Теории каузальной атрибуции

Существует несколько разных теорий, объясняющих механизм действия каузальной атрибуции. При этом наиболее популярными являются две из них, каждую из которых следует рассмотреть подробно.

Теория корреспондентских отношений

Данную теорию создали психологи Эдвард Джонс и Кит Дэвис. Они выдвинули предположение, что люди склонны считать любое поведение окружающих преднамеренным и объяснять его личностными качествами. Это должно помогать нам лучше понимать, чего можно ждать от людей в будущем. Если человек повёл себя дружелюбно, мы полагаем, что он доброжелателен и впредь будет вести себя так же.

Таким образом, согласно данной теории, каузальная атрибуция – это склонность делать естественные умозаключения о том, что поступки человека полностью соответствуют его внутреннему миру. Для обозначения ситуации, когда наблюдатель делает вывод о личности человека по его поведению, авторы ввели понятие «корреспондентский вывод». Они утверждают, что данный вывод мы делаем, опираясь на такие источники информации как:

  • Свобода выбора. Если человек имел возможность выбирать и выбрал именно это действие, значит, оно объясняется его личностными особенностями.
  • Случайность или преднамеренность поведения. Если определенные действия совершены человеком намеренно, мы пытаемся объяснить их внутренними факторами, если же что-то получилось случайно, мы ищем внешние причины.
  • Социальная желательность. Если кто-то совершает поступки, характеризующиеся низкой социальной желательностью (то есть, «неправильные»), их объясняют личностными качествами.
  • Персонализм. Если чьи-то поступки влияют на нас, мы полагаем, что они обусловлены личностными качествами человека.
  • Гедонистическая релевантность. Также на наши выводы о личных качествах другого человека влияет то, принесли нам его действия пользу или вред.

Модель ковариации Келли

Автором данной теории атрибуции является американский социальный психолог Гарольд Келли (Harold Kelley), опубликовавший её в 1967 году. Она представляет собой логическую модель, в соответствии с которой люди объясняют определенное поведение внутренними мотивами или внешними факторами.

В математической статистике термином «ковариация» называют взаимную зависимость двух случайных величин. В рамках модели Келли под ковариацией подразумевается зависимость атрибуции от случайных факторов, которые замечает и учитывает наблюдатель.

По мнению Келли, интерпретируя поведение другого человека, люди неосознанно используют те же принципы, что и ученые в своих исследованиях. В частности, он выделил три критерия:

  • Консенсус (подобие). Соответствует ли поведение человека типичному поведению, свойственному большинству людей?
  • Отличительность. Отличаются ли поступки человека по отношению к наблюдателю от поступков по отношению к другим людям?
  • Согласованность. Во всех ли ситуациях человек ведёт себя по отношению к наблюдателю одинаково, или его поведение зависит от ситуации?

В качестве примера рассмотрим реакцию человека (пусть его зовут Сергей), на рассказанный в компании анекдот. Если все, включая Сергея, смеются, можно сделать вывод о высоком консенсусе. Если засмеялся только Сергей, консенсус низок.

Если Сергей смеётся, когда анекдоты рассказывает этот рассказчик, но не хуже воспринимает других, отличительность высокая. Если смешными ему кажутся все анекдоты, отличительность низкая. Если Сергей всегда смеется, когда анекдоты рассказывает этот человек, согласованность высока, если нет – согласованность низка.

Теперь представим ситуацию, в которой шутки конкретного человека вызывают смех у всей компании, но при этом они не так охотно смеются в ответ на шутки другого. В таком случае мы полагаем, что Сергей смеётся, поскольку рассмешивший его рассказчик действительно талантливо рассказывает анекдоты. Если смеется только Сергей, и при этом он смеется вообще над каждой шуткой, мы можем прийти к выводу, что его просто легко рассмешить.

В описанном выше примере мы исходим из того, что у нас есть возможность понаблюдать, как Сергей ведёт себя в разных ситуациях, как он реагирует на разных рассказчиков, как ведут себя остальные участники. Однако в действительности мы часто не обладаем такой полнотой информации, и всё равно находим для себя удобное объяснение любой ситуации, которое считаем достаточно точным.

В 1972 году Келли опубликовал работу, расширяющую его теорию. Он дополнил её принципами, объясняющими, как мы делаем выводы, при недостатке информации. В частности, данный недостаток восполняется за счёт личных убеждений и накопленного жизненного опыта. В опубликованной работе Келли предложил 2 схемы:

  1. Множество достаточных причин. Может существовать несколько факторов, каждого из которых достаточно, чтобы оказать необходимое влияние. Интересным побочным эффектом этой схемы является обесценивание отдельных факторов, если мы предполагаем, что у сложившейся ситуации несколько причин (если человек опоздал на работу, поскольку в кране не было воды, а его автобус задержался, он не придаёт значения тому, что проспал).
  2. Множество необходимых причин. Данная схема подразумевает, что мы искусственно объединяем несколько факторов для объяснения определенного события, поскольку только такая комплексная причина выглядит достаточной.

Также Келли описал «Принцип усиления», согласно которому роль причины значительно преувеличивается при наличии отрицательных факторов. Например, если человек справился с задачей, несмотря на непредвиденные сложности, он гораздо выше оценивает свои заслуги.

Заключение

Каузальная атрибуция – это феномен восприятия, связанный с нашей природной потребностью понимать чужие мотивы, чтобы иметь возможность строить дальнейшие ожидания в отношении данного человека. Она проецируется на вторую ступеньку пирамиды Маслоу (потребность в стабильности и безопасности), поскольку только понимая причины чужих поступков и зная, чего от них можно ожидать в дальнейшем, мы можем быть уверены, что находимся в безопасности.

Каузальная атрибуция | LEVEL UP

Даже (или именно поэтому) такое сложное устройство как человеческая психика «барахлит» – подвергается когнитивным искажениям. Некоторые из них очевидны, поэтому бороться с ними легко, достаточно осознать. Но другие запутаны и быстро с ними не разберешься. Одно из таких сложных явлений – каузальная атрибуция – феномен человеческого восприятия.

Гештальт-психолог Фриц Хайдер считается «отцом» каузальной атрибуции, о которой он писал еще в 1920-х. В своей диссертации Хайдер задается проблемой восприятия информации и того, как человек ее интерпретирует. После него многие ученые стали подробнее изучать феномен. Об их теориях мы поговорим позже, а сначала разберемся с самим понятием.

Виды каузальной атрибуции

Википедия определяет термин так: каузальная атрибуция (от лат. causa – причина лат. attributio – приписывание) – феномен межличностного восприятия. Заключается в интерпретации, приписывании причин действий другого человека в условиях дефицита информации о действительных причинах его действий.

Пытаясь найти причины чужого поведения, люди часто попадают в ловушки предубеждений и ошибок. Как говорил Фриц Хайдер: «Наше восприятие причинности часто искривляется нашими потребностями и некоторыми когнитивными искажениями».

Вот примеры когнитивных искажений вследствие каузальной атрибуции.

Фундаментальная ошибка атрибуции

Фундаментальная ошибка атрибуции – объяснение чужих действий внутренними факторами («этот человек – зануда» – внутренняя диспозиция), а своих собственных – внешними обстоятельствами («события разворачивались так, что по-другому я поступить не мог» – внешняя диспозиция). Она становится наиболее очевидной, когда люди объясняют и предполагают поведение других.

Причины фундаментальной атрибуции:

  • Неравные возможности: игнорирование особенностей, обусловленных ролевой позицией.
  • Ложное согласие: представление о своем поведении как о типичном, а об отличном от него – как о ненормальном.
  • Большее доверие к фактам, чем к суждениям.
  • Игнорирование информационной ценности неслучившегося: несделанное должно также быть основанием для оценки поведения.

Пример первый: ваш друг не сдал экзамен, который вы оба сдавали. Кажется, у него всегда был низкий уровень знаний. Вы начинаете думать, что он ленив, занимается чем угодно, но только не учебой. Однако возможно, что у него проблемы с запоминанием информации или какие-нибудь сложные обстоятельства в семье, которые мешают готовиться к экзаменам.

Пример второй: у незнакомого человека не заводится машина. Вы решаете ему помочь, дав пару дельных советов. Он не соглашается с ними или просто игнорирует их. Вы злитесь и начинаете считать этого человека грубым и отвергающим искреннюю помощь. Однако, вероятно, ему уже давали те же советы, и они не сработали. В конце концов, он просто лучше знает свой автомобиль. Или у него выдался плохой день.

Заметим, что речь идет о внутренней диспозиции. Если говорить о внешней, то если вы не сдадите экзамен, то, скорее всего, объясните это не низким уровнем своих знаний, а невезением – попался самый сложный билет. И если это у вас не заводится машина, то виноват будет человек, который пытается помочь/умничает, хоть его и не просили.

Внешняя диспозиция не обязательно плоха. Это в некоторой мере защитный механизм, потому что вы не чувствуете вины, не портите себе настроение и оптимистически смотрите на мир. Но она же может привести к постоянному поиску оправданий и деградации личности.

Культурное предубеждение

Оно случается, когда кто-то делает предположение о поведении человека на основе его культурных обычаев, происхождении и убеждений. Например, считается, что люди из западных стран индивидуалисты, в то время как азиаты являются коллективистами. Ну и о евреях, армянском радио и представителях многим других национальностей вы наверняка слышали не один анекдот.

Разница между участником и наблюдателем

Как уже было замечено, мы склонны приписывать поведение других людей своим диспозиционным факторам, причисляя собственные действия к ситуационным. Поэтому атрибуция может различаться от человека к человеку в зависимости от их роли как участника или наблюдателя – если мы являемся главным действующим лицом, то склонны иначе смотреть на ситуацию, чем когда просто наблюдаем со стороны.

Диспозиционная (характерная) атрибуция

Это склонность приписывать поведение людей их диспозициям, то есть их личности, характеру и способностям. Например, когда официант грубо относится к своему клиенту, тот может предположить, что у него скверный характер. Идет мгновенная реакция: «Официант – плохой человек».

Таким образом, клиент поддался диспозиционный атрибуции, приписывая поведение официанта непосредственно его личности, не рассматривая ситуационные факторы, которые могли вызвать эту грубость.

Своекорыстная атрибуция

Когда человек получает повышение, то считает, что это связано с его способностями, навыками и компетенцией. А если не получает, то думает, что босс его не любит (внешний, неконтролируемый фактор).

Первоначально, исследователи думали, что человек таким образом хочет защитить свою самооценку. Однако позже появилось мнение, что когда результаты соответствуют ожиданиям, люди склонны приписывать это внутренним факторам.

Гипотеза защитной атрибуции

Гипотеза защитной атрибуции – это социально-психологический термин, относящийся к набору убеждений, которых придерживается человек для функции защиты себя от беспокойства. Говоря проще: «Не я являюсь причиной своей неудачи».

Защитная атрибуция также может проявляться и в отношении других людей. Выразим ее фразой: «Хорошие вещи случаются с хорошими людьми, а плохие – с плохими». Мы верим в это, чтобы не чувствовать себя уязвимыми в ситуациях, когда не контролируем их.

При этом все доходит до крайности. Когда человек слышит, что кто-то разбился в автомобильной аварии, он может предположить, что водитель был пьян или купил права, а с ним лично этого точно никогда не случится.

Все перечисленные выше примеры каузальной атрибуции очень похожи на когнитивный диссонанс – состояние психического дискомфорта человека, вызванное столкновением в его сознании конфликтующих представлений: верований, идей, эмоциональных реакций и ценностей. Эта теория была предложена Леоном Фестингером. Он формулирует две гипотезы этого явления:

  • Когда у человека возникает диссонанс, он стремится всеми силами снизить степень несоответствия между двумя установками, чтобы достичь консонанса, то есть соответствия. Таким образом он избавляется от дискомфорта.
  • Человек будет обходить стороной ситуации, в которых этот дискомфорт может усилиться.

Раз уж вы получили двойку на экзамене, зачем еще и чувствовать дискомфорт от того, что вы совершенно не готовились, верно? Не верно. Чтобы понять это, поговорим о локусе контроля.

Каузальная атрибуция и локус контроля

Следует сказать, что каузальная атрибуция тесно связана с локусом контроля.

Локус контроля – это характеризующее свойство личности приписывать свои успехи или неудачи только внутренним, либо только внешним факторам.

В случае с каузальной атрибуцией имеют место двойные стандарты. Тогда как локус контроля показывает, что человек сам выбирает свою реакцию. Получив двойку на экзамене, он может проявить этот локус двумя разными способами:

  • Я сам виноват в том, что получил двойку. Мало готовился, гулял, думал совершенно не о том. Я исправлюсь и начну прямо сейчас.
  • Виноват билет, сложный предмет или преподаватель. Если бы не это, я бы получил то, чего заслуживаю.

Разница между каузальной атрибуцией и локусом контроля заключается в наличии силы воли во втором случае.

Чтобы изменить локус контроля, нужно в первую очередь избавиться от синдрома жертвы. Берите на себя полную ответственность даже в том случае, если внешние факторы действительно очень сильно повлияли на результат.

Каузальная атрибуция и выученная беспомощность

Каузальную атрибуцию, что любопытно, часто используют для того, чтобы понять суть феномена выученной беспомощности.

Выученная/приобретенная беспомощность – это состояние человека, при котором он не предпринимает попыток улучшить свое состояние (не пытается получить позитивные стимулы или избежать негативных), хотя имеет такую возможность. Это случается, когда он несколько раз пытался изменить ситуацию, но потерпел неудачу. И теперь привык к своей беспомощности.

Отец позитивной психологии Мартин Селигман продемонстрировал в своих экспериментах, что люди прилагают меньше усилий на решение «решаемой» проблемы после того, как они потерпели серию неудач в «нерешаемых» проблемах.

Селигман считает, что люди, получив неудовлетворительные результаты, начинают думать, что дальнейшие попытки тоже не приведут ни к чему хорошему. А вот теория каузальной атрибуции говорит, что люди не пытаются удвоить усилия, чтобы не понизить свою самооценку, потому что иначе они свяжут неудачу со своими внутренними личностными характеристиками. Если не пытаться – то гораздо легче обвинить во всем внешние факторы.

Теории каузальной атрибуции

Наиболее популярны две из них.

Теория корреспондентских отношений Джонса и Дэвиса

Ученые Джонс и Дэвис в 1965 году представили теорию, в которой предположили, что люди уделяют особое внимание преднамеренному поведению (в отличие от случайного или бездумного).

Эта теория помогает понять процесс возникновения внутренней атрибуции. Ученые полагали, что человек склонен совершать эту ошибку, когда видит несоответствия между мотивом и поведением. Например, считает, что если кто-то ведет себя дружелюбно, то он дружелюбен.

Диспозиционные (то есть внутренние) атрибуты предоставляют нам информацию, из которой мы можем делать прогнозы о будущем поведении человека. Дэвис использовал термин «корреспондентский вывод» для обозначения случая, когда наблюдатель думает, что поведение человека соответствует его личности.

Итак, что заставляет нас делать корреспондентский вывод? Джонс и Дэвис говорят, что мы используем пять источников информации:

  • Выбор: если поведение свободно выбирается, считается, что оно обусловлено внутренними (диспозиционными) факторами.
  • Случайное или преднамеренное поведение: поведение, которое преднамеренно, скорее всего, будет связано с личностью человека, а случайное поведение, скорее всего, будет связано с ситуацией или внешними причинами.
  • Социальная желательность: вы наблюдаете, как кто-то сидит на полу, притом, что есть свободные стулья. Такое поведение имеет низкую социальную желательность (несоответствие) и, вероятно, соответствует индивидуальности личности.
  • Гедонистическая релевантность: когда поведение другого человека прямо направлено на то, чтобы принести пользу или навредить нам.
  • Персонализм: когда поведение другого человека, как представляется, должно повлиять на нас, мы предполагаем, что оно «личное», а не просто побочный продукт ситуации, в которой находимся.

что означает понятие, определение, автор теории, виды, примеры

Феномен каузальной атрибуции в социальной психологии

Определение

Каузальная атрибуция в социальной психологии – это феномен межличностного восприятия, заключающийся в приписывании вымышленных причин действий другому человеку в условиях нехватки информации о действительных мотивах его действий.

Определение было сформулировано западными социальными психологами Ли Россом, Г. Келли, Ф. Хайдером. Они изучали механизмы, при помощи которых человек находит для себя объяснение причинно-следственных связей происходящих событий.

Примечание

Термин имеет латинское происхождение: causa означает «причина», attributio – «приписывание». Наиболее общее представление понятие получило в теории атрибуции, разработанной теми же авторами.

Осторожно! Если преподаватель обнаружит плагиат в работе, не избежать крупных проблем (вплоть до отчисления). Если нет возможности написать самому, закажите тут.

Структура процесса, стороны

Познавая друг друга в рамках социума, люди не ограничиваются информацией, получаемой в результате внешних наблюдений. В большинстве случаев они проявляют стремление к выяснению мотивов действия, формулированию выводов о качествах личности.

Но поскольку сведений, поступивших в процессе стороннего наблюдения, не хватает, наблюдатели на основе собственного опыта, мировоззрения, довлеющих над ними стереотипов, имеющегося объема знаний самостоятельно определяют вероятные причины поступка, приписывают их участнику событий.

Разновидности каузальной атрибуции

В своих трудах Г. Келли выделяет три вида атрибуции:

  1. Личностную, в процессе которой причина приписывается совершающему действие человеку.
  2. Обстоятельственную, предполагающую приписывание причины обстоятельствам.
  3. Объектную, при которой интерпретация направлена на объект поступка и его свойства.

Многолетние исследования показали, что сторонним наблюдателям свойственно использование личностной атрибуции. Непосредственные участники событий, напротив, чаще применяют обстоятельственный вид.

Как связаны каузальная атрибуция и локус контроля

Оределение

Локус контроля – это свойство человека причислять свои неудачи и успехи внешним или внутренним факторам.

Связь локуса контроля и казуальной атрибуции состоит в том, что в обоих случаях человек пытается объяснить причины сложившейся ситуации, и в зависимости от сделанных выводов выдает ту или иную интерпретацию.

Только в случае с локусом индивид демонстрирует осознанность выбора реакции. А в процессе каузальной атрибуции на него оказывают значительное давление двойные стандарты и стереотипы.

Пример

Провалив сроки сдачи проекта, менеджер может проявить локус контроля двумя способами: признать собственную нерасторопность или обвинить в провале сложность работы, контрагентов, подчиненных, сотрудников.

Ошибки каузальной атрибуции

Разным людям свойственно демонстрирование различных видов атрибуции разной степени «правильности» определения причин. В связи с этим выделяют 3 категории позиций:

  1. Различия – отличия от мнения остальных людей.
  2. Подобия – согласия с мнением окружающих.
  3. Соответствия – постоянства актуальности причины в пространстве и времени.

Все три позиции субъекта восприятия могут приводить к ошибкам атрибуции, которые подразделяются на 2 класса:

  1. Мотивационные, связанные с пристрастиями субъекта к асимметрии негативных и позитивных результатов.
  2. Фундаментальные, проявляющиеся в недооценке ситуационных факторов и переоценке личностных.

Самой распространенной мотивационной ошибкой считается приписывание неуспеха обстоятельствам, успеха – себе. Фундаментальные могут проявляться в ошибках «ложного согласия», когда индивид подгоняет результаты и выводы под собственное мнение, а также в ошибках большего доверия к фактам, чем к общепринятым суждениям.

Примеры с выводами

Столкнувшись с грубостью работника регистратуры в поликлинике, человек делает вывод о том, что все люди, занятые подобной работой, являются грубиянами. Закономерность явно некорректна, но из-за нехватки информации о качествах других сотрудников посетитель программирует себя негативной установкой.

Другой пример связан с эффектом проекции. Приятному собеседнику человек приписывает собственные позитивные качества. Неприятного, наоборот, мысленно «снабжает» своими же негативными чертами. Очевидно, что созданный образ необъективен, а значит, произошла типичная ошибка атрибуции.

Еще один частый случай – неправильное восприятие знаков невербального общения, когда улыбка незнакомца может восприниматься как заискивание, усмешка, надменность, критическая оценка. Индивид рассматривает ситуацию сквозь призму своего настроения, собственных комплексов, убеждений, вследствие чего опять возникает ошибка атрибуции.

это что такое? Примеры атрибуции в психологии :: BusinessMan.ru

Понятие атрибуции состоит в том, чтобы понимать и правильно воспринимать собственное поведение. Также в него входит то, как проявляют себя другие люди. Характеризуемые этим понятием качества личности не выделяются явным образом. В поле восприятия их нет. То есть атрибуция — это черты, которые приписываются людям на основании логических умозаключений и интуиции. Понятие указывает и на результат, который вполне может не соответствовать действительности. Также всегда имеется вероятность того, что анализ будет неправильным.

Что такое атрибуция

Всё началось со стремления людей объяснять мотивы собственного поведения и поведения других людей. Очень скоро термин был расширен, в результате чего удалось выйти за начальные рамки.

Атрибуция — это приписывание разных психологических свойств человеку на основании наблюдения за ним. Здесь могут иметь место даже неосознанные умозаключения о ком-либо, а также рассматриваться причины поведения.

Сейчас атрибуция — это не только определение особенностей чьего-либо поведения. Она представляет собой ряд психологических характеристик, которые могут быть направлены на прочие объекты. В любом случае атрибуция является основным механизмом социального восприятия.

Каузальная атрибуция

Каузальная атрибуция — это в психологии понятие, которое возникло от попыток объяснения мотивов собственного и чужого поведения. Но в скором времени термин был расширен. Современная психология направлена на выявление причин поведения, которому сопутствует приписывание разного рода особенностей.

Каузальная атрибуция — это в психологии понятие, введенное психологом Ф. Хайдером. Бывает нужно спрогнозировать чьё-либо поведение, но для этого не хватает данных. Поэтому мотивы и качества личности часто додумываются. Также характеристики разного рода (не представленные в поле восприятия) могут приписываться социальной общности и группе.

Кроме того, каузальная атрибуция — это в психологии пример объяснения поступков, мыслей, чувств другого человека. Таким образом, происходит поиск причин, объясняющих поведение индивидуума. Как показали исследования, каждый человек предпочитает ряд схем причинности. То есть он объясняет чужое поведение, руководствуясь привычными схемами. Кроме того, у каждого человека имеется собственный ряд систем и вариантов. Также действуют определённые личные методики причинности, объясняющие чужое поведение.

Необходимость атрибуции

Информация, которую можно получить посредством наблюдения, является недостаточной. Её не хватает для полноценного взаимодействия человека с происходящим. Поэтому подобные сведения нужно «достраивать».

Всё происходит для прогнозирования действий интересующего индивидуума в будущем. Для осуществления атрибуции может использоваться коллектив или отдельный человек.

Бывает сложно понять чьё-либо поведение. Для этого не хватает чувствительности, знаний в психологии или просто информации. В результате чужое поведение подвергается домысливанию.

Виды атрибуции

Люди, у которых развита личностная атрибуция, ориентированы на нахождение виновника того, что произошло. Если приписывать причину ситуации определённому человеку, то проявляется личностная атрибуция в психологии. Примеры не являются сложными: «Мы не успели приехать вовремя, потому что ты опоздал на поезд».

Если у человека развита обстоятельная атрибуция, то он часто обвиняет внешние факторы. Поиски конкретного лица его не интересуют.

Стимульная атрибуция состоит в обвинении предмета. Стакан упал и разбился, так как находился на краю стола. Также причина может состоять в том, что сам пострадавший виноват.

Ошибки восприятия

Изучение каузальной атрибуции привело к выявлению разных закономерностей, которые приводят к ошибкам восприятия. Примечательно, что успешность посторонних и личные неудачи люди объясняют, используя ситуативную атрибуцию. Обычно мы стараемся к себе относиться мягче и лояльнее, чем к посторонним. А вот для анализа собственных успехов и неудач других используется личностная атрибуция в психологии. В этом состоит особенность человеческой психики.

Также интересен факт того, что причина успеха обычно связывается с собственными заслугами. А вот в неудачах обвиняют обстоятельства. Человек полагает, что он успешен, потому что является трудолюбивым и умным. А неудача у него произошла исключительно по вине внешних факторов.

Но вот если речь заходит о другом человеке, то атрибуция в психологии общения проявляется противоположно. Пример: ему повезло, он проныра и подхалим, у этого человека отношения с руководителем не являются формальными. Или же его неудачи связаны с ленью, недостаточным количеством ума.

Атрибуция при оценивании подчинённых

В любой организации типичными являются конфликтующие предубеждения в отношении атрибуции. Это в основном касается разных ситуаций, а именно действующих предубеждений.

Если руководителей попросить рассказать о причинах неэффективности работы подчинённых, то они в основном приводят в качестве причин внутренние факторы. Они состоят в недостатке усилий и способностей. При этом внешние факторы, такие как недостаточная поддержка, ими указываются гораздо реже. Таким образом, происходит переоценка влияния индивидуальных факторов в поведении других людей. Эти результаты свидетельствуют о склонности к недооцениванию влияния ситуационных и преувеличению воздействия индивидуальных факторов.

Атрибуция для руководителей

Если к руководителям обратиться с просьбой определения их неэффективности, то большинство выбирает недостаток поддержки, то есть внешний ситуационный фактор. Это связано со склонностью начальников разного уровня отрицать свою ответственность в ситуации. Подобный подход также примечателен принятием ответственности за успех. Атрибуция в психологии — это характеристика, которая проявляется в оценивании собственной деятельности менеджерами.

Было отмечено увеличение эффективности их труда при улучшении уровня поддержки. Они не считали, что их способности, а также желание трудиться усердно являются значимыми факторами. Но в отношении подчинённых настаивали на значимости этих аспектов.

А вот люди с развитым чувством эмпатии быстро понимают ощущения других. Кроме того, им свойственно рассматривать подобное поведение, как своё.

То есть атрибуция — это домысливание чьего-либо поведения при отсутствии дополнительной информации. Все мы стараемся получить как можно большее представление о собеседнике или коллективе на основании каких-то данных. Но вот при их недостаточном количестве возникает атрибуция, которая может соответствовать реальности или ей противоречить. Подобные моменты следует учитывать.

Фундаментальная ошибка каузальной атрибуции в психологии: определение, примеры

Фундаментальная ошибка атрибуции (иногда – фундаментальная ошибка каузальной атрибуции) – интересное явление в психологии, свойственное абсолютному большинству людей (конечно, кому-то в большей степени, кому-то в меньшей). Понимание, в чем заключается эта ошибка, позволит адекватнее оценивать собственные суждения о других людях, лучше понять, какими они видят наши поступки, а также по-другому проанализировать свои удачи и неудачи. Однако прежде чем переходить к самой ошибке, определимся, что в данном случае понимается под каузальной атрибуцией.

Что такое каузальная атрибуция

Фактически каузальная атрибуция – это попытка объяснить, как и почему тот или иной человек совершил те или иные поступки в тех или иных обстоятельствах (включая объяснения собственных действий).

Это наш внутренний ответ на вопрос, чем другая личность или мы сами руководствовались, действуя так, а не иначе; какие условия повлияли на рассматриваемое явление/событие; что способствовало успеху/неудаче и т.д. Иными словами, мы берем некоторую ситуацию и пытаемся проанализировать, почему человек повел себя именно так, как он себя повел, и как это отразилось на результате.

Здесь следует понимать, что наше объяснение ситуации и действительный ход развития событий результата могут значительно отличаться от аналогичных рассуждений другого человека (и уж тем более от реальности). Даже мы сами с течением времени можем поменять точку зрения: например, когда узнаем больше о человеке или выясняем новые обстоятельства, касающиеся рассматриваемого события. Таким образом, очень важным моментом является то, что атрибуция – это субъективные суждения, наше личное объяснение ситуации и того, какие факторы привели к имеющемуся результату.

В контексте описываемой нами фундаментальной ошибки нужно учесть и то, что все рассматриваемые факторы можно разделить на две большие группы – внешние обстоятельства и внутренние аспекты (связанные или ставшие следствием личных качеств человека, особенностей его поведения и т.д.).

Фундаментальная ошибка атрибуции: в чем она заключается

Разобравшись в том, что такое атрибуция, переходим к собственно связанной с ней ошибке. Итак, фундаментальная ошибка атрибуции заключается в том, что при рассмотрении той или иной ситуации мы заведомо считаем внутренние или внешние факторы определяющими, не обращая внимания на то, как в действительности развивались события. То есть приписываем внешним обстоятельствам решающее значение, когда на самом деле они не играли такую уж важную роль, или решаем, что все дело во внутренних факторах, хотя и это может быть неправдой (или не всей правдой). А главная особенность фундаментальной ошибки в том, что мы автоматически «даруем» внешним/внутренним аспектам столь внушительные полномочия в зависимости от того, объясняем ли мы свое поведение или чужое, а также идет ли речь о положительном или отрицательном результате (правильном или неправильном поведении).

Чтобы было понятнее, приведем несколько примеров фундаментальной ошибки атрибуции.

Допустим, я и мой коллега опоздали на работу, но о себе я, скорее всего, скажу следующее: «Автобус пришел позже, а на дороге было много пробок». В то же время о коллеге я подумаю: «Он поздно вышел из дома» / «Он копуша» / «Он проспал [как всегда]». И дело здесь, конечно, касается не оправданий перед начальством, а того, как мы сами для себя объясняем ту или иную ситуацию. То есть свое неправильное поведение (какую бы форму оно ни принимало) мы чаще определяем внешними обстоятельствами, чужое – внутренними факторами.

Это справедливо и если речь идет о неудаче или провале. Например: «Он завалил проект, потому что ничего не знает» / «Работал спустя рукава» / «Он так себе специалист». Если я провалил проект, то я скажу: «Клиент придирался, потому что не хотел нам платить» / «Мне дали слишком сжатые сроки: сделать хорошую работу было нереально!» / «У меня были устаревшие инструменты, на них ничего толкового не сделаешь».

Если же дело касается успеха, удачного результата, то тут вектор фундаментальной ошибки атрибуции обычно меняется. В отношении других людей мы склонны объяснять все какими-то внешними обстоятельствами, везением, а в отношении себя – тем, что это справедливый результат наших усилий, знаний, умений, навыков и т.д. Например: «Я сдал экзамен на отлично, потому что хорошо владею предметом и часто работал на семинарах», но «Он сдал экзамен на отлично, потому что ему попался легкий билет и потому что преподаватель устал и хотел поскорее домой». (Напомним, что речь идет только об анализе постфактум. Поэтому довольно часто бывают такие ситуации, когда перед экзаменом студенту кажется, что он ничего не знает или знает мало, а после экзамена – что его отличная оценка более чем оправдана.)

Почему мы подвержены фундаментальной ошибке

Фундаментальную ошибку атрибуции совершают почти все. Конечно, для кого-то это более характерно (некоторые думают именно так, как мы написали выше), для кого – менее (приведенные выше формулировки более мягкие). Более того: большинству из нас эта ошибка так «дорога», что, даже зная о ее существовании, мы все равно следуем этой же модели. Специалисты выделяют несколько объяснений такой «популярности».

Одно из них заключается в следующем: когда мы говорим о чем-то, что случилось с нами, то мы знаем, в каких обстоятельствах это происходило. Но это далеко не всегда так, когда

мы рассуждаем о ситуациях, в которой аналогичное действие совершали другие. Большинству из нас проще не вникать в то, что происходило на самом деле, а действовать по стереотипу, навесить ярлык: это же быстрее и не требует мысленных усилий. Кроме того, мы чаще делаем вывод о поведении человека или о результате еще до того, как узнаем все особенности произошедшего. Кроме того, многие слышат и видят только то, что они хотят слышать и видеть, что также не способствует объективности. При этом, когда ярлык уже «приделан», остальное под него просто подгоняется.

Что же касается нашего собственного поведения, то, конечно, нам намного приятнее найти себе оправдание, чем открыто признаться: я опоздал, потому что слишком долго пил кофе утром. Лучше прийти к выводу, что на дороге были пробки, слишком часто загорался красный свет, и вообще снег выпал, пришлось ехать медленнее. Кроме того, фундаментальная ошибка атрибуции – способ поднять самооценку в своих глазах. Ведь если у меня получилось что-то, это потому что я такой молодец. А если нет – то, это воля обстоятельств, что я могу против них поделать? И в таком случае данная ошибка может рассматриваться не только как самооправдание, но и как стимул попробовать снова: в прошлый раз мир был против меня, но, может, в этот все получится.

Теперь, делая выводы о поведении другого человека, прежде чем следовать стереотипным объяснениям, вспомните о фундаментальной ошибке атрибуции. Дайте ему возможность высказаться, объяснить свою точку зрения – и его действия могут заиграть для вас в ином свете. Только не забывайте, что и вашему визави может быть свойственна данная ошибка. Кроме того, теперь вам известна одна из причин, почему ваши объяснения/оправдания могут восприниматься другими людьми со скептицизмом, если они уже успели навесить на вас свой ярлык. А если вы хотите проверить, насколько удачно вы выстраиваете коммуникации с другими людьми, воспользуйтесь нашими тестом коммуникативной социальной компетентности и тестом на эмоциональный интеллект по методике Холла.

Что такое казуальная атрибуция. Примеры казуальной атрибуции в жизни. Теория каузальной атрибуции. Так ли важно понимать друг друга

Каузальной атрибуцией называется стремление людей найти объяснение тому, что происходит с ними и вокруг них. Такие объяснения необходимы людям по разным причинам.

  • 1. Когда человеку понятно то, что происходит с ним и вокруг него, он в состоянии управлять происходящим и но мере возможности избегать неприятных последствий, непредвиденных событий как для себя самого, так и для близких ему людей.
  • 2. Человек в этом случае избавляется от чувства тревоги, связанного с непониманием происходящего.
  • 3. Понимание происходящего позволяет человеку вести себя разумно в сложившейся ситуации, выбирать рациональный способ действий.

По указанным причинам человек ищет и находит для себя хотя бы какое-то объяснение происходящему. Даже если это объяснение в конечном счете окажется неверным, оно тем не менее сможет позволить человеку решить хотя бы одну из обозначенных выше задач, например временно успокоиться и получить возможность решать возникшую проблему и спокойной обстановке на разумной основе.

Один из вариантов теории каузальной атрибуции был предложен американским ученым Ф. Филлером. В ней утверждается, что восприятие одним человеком поведения других людей в значительной степени зависит от того, в чем этот человек усматривает причины поведения воспринимаемых им людей.

Предполагается, что существует два основных вида каузальной атрибуции: интервальная (внутренняя) и экстернальная (внешняя). Интернальная каузальная атрибуция — это приписывание причин поведения собственным психологическим свойствам и особенностям человека, а экстернальная каузальная атрибуция — приписывание причин поведения человека внешним, не зависящим от него обстоятельствам. Человек, для которого характерна интернальная каузальная атрибуция, воспринимая поведение других людей, видит его причины в их собственной психологии, а тот, кому свойственна экстернальная каузальная атрибуция, усматривает эти причины в окружающей обстановке. Возможна также и комбинированная, интернально-экстернальная атрибуция.

Современная атрибутивная теория — это более широкое понятие, чем каузальная атрибуция. Она описывает и объясняет всевозможные атрибутивные процессы, то есть процессы приписывания чего-либо чему-либо или кому-либо, например определенных свойств — некоторому объекту.

Общая атрибутивная теория исходит из представления Ф. Хайдера об атрибуции. Эта теория предполагает следующий порядок событий.

  • 1. Человек наблюдает за тем, как кто-то другой ведет себя в определенной социальной ситуации.
  • 2. Из результатов своего наблюдения человек делает вывод об индивидуальных целях и намерениях наблюдаемого им человека на основе восприятия и опенки его действий.
  • 3. Человек приписывает наблюдаемому определенные психологические свойства, объясняющие отмеченное поведение.

Находя или объясняя причины тех или иных событий, люди руководствуются определенными правилами, делают в соответствии с ними умозаключения и нередко совершают ошибки.

Ф. Хайдер, автор другой известной теории каузальной атрибуции (наряду с Фидлером), пришел к выводу о том, что всевозможные объяснения людей разделяются на два варианта; объяснения с ориентацией на внутренние, психологические или субъективные причины, и объяснения, в которых преобладают ссылки на внешние, не зависящие от людей обстоятельства.

Еще один специалист по теории и феноменологии каузальной атрибуции, Г. Келли, выделяет три основных фактора, которые влияют на выбор человеком способа внутреннего или внешнего объяснения происходящего. Это — постоянство поведения, его зависимость от ситуации и сходство поведения данного человека с поведением других людей.

Постоянство поведения означает последовательность действий человека в одной и той же ситуации. Зависимость поведения от ситуации включает представление о том, что в различных ситуациях люди ведут себя по-разному. Сходство поведения человека с поведением других людей предполагает, что тот человек, чье поведение объясняется, ведет себя так же, как ведут себя другие люди.

Выбор в пользу внутреннего или внешнего объяснения поведения, по Келли, производится следующим образом:

  • если человек делает вывод о том, что данный индивид в одной и той же ситуации ведет себя одинаковым образом, то этот человек приписывает его поведение влиянию ситуации;
  • если в результате наблюдения за поведением другого индивида человек приходит к выводу о том, что в одной и той же ситуации поведение наблюдаемого меняется, то он объясняет такое поведение внутренними причинами;
  • если наблюдатель констатирует, что в разных ситуациях оцениваемый им человек ведет себя по-разному, то он склоняется к выводу о том, что поведение данного человека зависит от ситуации;
  • если наблюдатель видит, что в разных ситуациях поведение наблюдаемого им человека остается одним и тем же, то это является основанием для вывода о зависимости такого поведения от самого человека;
  • в случае, когда обнаруживается, что разные люди в одной и той же ситуации ведут себя одинаково, делается вывод в пользу преимущественного влияния ситуации на поведение;
  • если наблюдатель обнаруживает, что разные люди в одной и той же ситуации ведут себя по-разному, то это служит основанием для приписывания такого поведения индивидуальным особенностям людей.

Установлено, что, объясняя или оценивая поведение других людей, мы склонны недооценивать влияние ситуации и переоценивать воздействие личностных особенностей человека. Данное явление получило название фундаментальной ошибки атрибуции. Эта ошибка проявляется не всегда, а только тогда, когда вероятность приписывания причины внешним или внутренним обстоятельствам является примерно одинаковой. Если исходить из описанной выше концепции Келли, то можно констатировать, что чаше всего фундаментальная ошибка атрибуции будет проявляться в условиях, когда человек, объясняющий поведение, не может принять определенного решения относительно того, в какой степени оно постоянно, зависит ли от ситуации и сходно ли с поведением других людей.

В причинно-следственном объяснении собственного поведения и поведения других людей человек поступает по-разному. Точно так же по-разному человек объясняет и поведение тех людей, которые ему нравятся или не нравятся. Здесь действуют свои закономерности, которые, в частности, могут проявляться в следующем:

  • если человек совершил хороший поступок, то он склонен объяснять его собственными достоинствами, а не влиянием ситуации;
  • если совершенный человеком поступок плох, то он, напротив, больше склонен объяснять его воздействием ситуации, а не собственными недостатками.

Когда человеку приходится давать объяснение действиям других людей, то он, как правило, поступает следующим образом.

  • 1. В случае если хороший поступок совершил человек, который данному индивиду несимпатичен, такой поступок объясняется влиянием ситуации, а не личными достоинствами того человека, который его совершил.
  • 2. Если хороший поступок совершил человек, который данному индивиду симпатичен, то он будет склонен объяснять его собственными достоинствами совершившего поступок человека.
  • 3. Если плохой поступок совершен тем человеком, который данному индивиду антипатичен, то он объясняется личными недостатками совершившего его человека.
  • 4. Если же плохой поступок совершен человеком, который оценивающему его индивиду симпатичен, то в данном случае соответствующий поступок объясняется со ссылками на сложившуюся ситуацию, а не на недостатки совершившего его человека.

Еще одна распространенная ошибка каузальной атрибуции заключается в том, что человек, объясняя причины чего-либо, ищет и находит их именно там, где он их искал. Имеется в виду тот факт, что если человек определенным образом настроен, то этот настрой неизбежно проявится в том, каким образом он будет объяснять происходящее.

К примеру, если, наблюдая за поведением человека, мы изначально настроены его оправдать, то обязательно найдем соответствующие оправдания; если же мы с самого начала настроены то же самое поведение осудить, то непременно осудим его.

Характерным образом это проявляется, например, в судопроизводстве, которое с давних времен ориентировано на наличие и исключение субъективности в человеческих суждениях и оценках. Прокурор, однако, всегда настроен против подсудимого. Он соответственно ищет и находит аргументы, направленные на то, чтобы его осудить. Защитник, наоборот, изначально настроен в пользу подсудимого, и он соответственно всегда ищет и находит веские аргументы для того, чтобы этого же подсудимого оправдать. С психологической точки зрения эта практика представляет интерес потому, что в установках и действиях прокурора и защитника отчетливо проявляют описанные выше ошибки каузальной атрибуции.

Не потеряйте. Подпишитесь и получите ссылку на статью себе на почту.

Даже (или именно поэтому) такое сложное устройство как человеческая психика «барахлит» – подвергается когнитивным искажениям. Некоторые из них очевидны, поэтому бороться с ними легко, достаточно осознать. Но другие запутаны и быстро с ними не разберешься. Одно из таких сложных явлений – каузальная атрибуция – .

Гештальт-психолог Фриц Хайдер считается «отцом» каузальной атрибуции, о которой он писал еще в 1920-х. В своей диссертации Хайдер задается проблемой восприятия информации и того, как человек ее интерпретирует. После него многие ученые стали подробнее изучать феномен. Об их теориях мы поговорим позже, а сначала разберемся с самим понятием.

Виды каузальной атрибуции

Википедия определяет термин так: (от лат. causa – причина лат. attributio – приписывание) – феномен межличностного восприятия. Заключается в интерпретации, приписывании причин действий другого человека в условиях дефицита информации о действительных причинах его действий.

Пытаясь найти причины чужого поведения, люди часто попадают в ловушки предубеждений и ошибок. Как говорил Фриц Хайдер: «Наше восприятие причинности часто искривляется нашими потребностями и некоторыми когнитивными искажениями».

Вот примеры когнитивных искажений вследствие каузальной атрибуции.

Фундаментальная ошибка атрибуции

Фундаментальная ошибка атрибуции – объяснение чужих действий внутренними факторами («этот человек – зануда» – внутренняя диспозиция), а своих собственных – внешними обстоятельствами («события разворачивались так, что по-другому я поступить не мог» – внешняя диспозиция). Она становится наиболее очевидной, когда люди объясняют и предполагают поведение других.

Причины фундаментальной атрибуции:

  • Неравные возможности: игнорирование особенностей, обусловленных ролевой позицией.
  • Ложное согласие: представление о своем поведении как о типичном, а об отличном от него – как о ненормальном.
  • Большее доверие к фактам, чем к суждениям.
  • Игнорирование информационной ценности неслучившегося: несделанное должно также быть основанием для оценки поведения.

Пример первый: ваш друг не сдал экзамен, который вы оба сдавали. Кажется, у него всегда был низкий уровень знаний. Вы начинаете думать, что он ленив, занимается чем угодно, но только не учебой. Однако возможно, что у него проблемы с запоминанием информации или какие-нибудь сложные обстоятельства в семье, которые мешают готовиться к экзаменам.

Пример второй: у незнакомого человека не заводится машина. Вы решаете ему помочь, дав пару дельных советов. Он не соглашается с ними или просто игнорирует их. Вы злитесь и начинаете считать этого человека грубым и отвергающим искреннюю помощь. Однако, вероятно, ему уже давали те же советы, и они не сработали. В конце концов, он просто лучше знает свой автомобиль. Или у него выдался плохой день.

Заметим, что речь идет о внутренней диспозиции. Если говорить о внешней, то если вы не сдадите экзамен, то, скорее всего, объясните это не низким уровнем своих знаний, а невезением – попался самый сложный билет. И если это у вас не заводится машина, то виноват будет человек, который пытается помочь/умничает, хоть его и не просили.

Внешняя диспозиция не обязательно плоха. Это в некоторой мере защитный механизм, потому что вы не чувствуете вины, не портите себе настроение и оптимистически смотрите на мир. Но она же может привести к постоянному поиску оправданий и деградации личности.

Культурное предубеждение

Оно случается, когда кто-то делает предположение о поведении человека на основе его культурных обычаев, происхождении и убеждений. Например, считается, что люди из западных стран индивидуалисты, в то время как азиаты являются коллективистами. Ну и о евреях, армянском радио и представителях многих других национальностей вы наверняка слышали не один анекдот.

Разница между участником и наблюдателем

Как уже было замечено, мы склонны приписывать поведение других людей своим диспозиционным факторам, причисляя собственные действия к ситуационным. Поэтому атрибуция может различаться от человека к человеку в зависимости от их роли как участника или наблюдателя – если мы являемся главным действующим лицом, то склонны иначе смотреть на ситуацию, чем когда просто наблюдаем со стороны.

Диспозиционная (характерная) атрибуция

Это склонность приписывать поведение людей их диспозициям, то есть их личности, характеру и способностям. Например, когда официант грубо относится к своему клиенту, тот может предположить, что у него скверный характер. Идет мгновенная реакция: «Официант – плохой человек».

Таким образом, клиент поддался диспозиционный атрибуции, приписывая поведение официанта непосредственно его личности, не рассматривая ситуационные факторы, которые могли вызвать эту грубость.

Своекорыстная атрибуция

Когда человек получает повышение, то считает, что это связано с его способностями, навыками и компетенцией. А если не получает, то думает, что босс его не любит (внешний, неконтролируемый фактор).

Первоначально, исследователи думали, что человек таким образом хочет защитить свою самооценку. Однако позже появилось мнение, что когда результаты соответствуют ожиданиям, люди склонны приписывать это внутренним факторам.

Гипотеза защитной атрибуции

Гипотеза защитной атрибуции – это социально-психологический термин, относящийся к набору убеждений, которых придерживается человек для функции защиты себя от беспокойства. Говоря проще: «Не я являюсь причиной своей неудачи».

Защитная атрибуция также может проявляться и в отношении других людей. Выразим ее фразой: «Хорошие вещи случаются с хорошими людьми, а плохие – с плохими». Мы верим в это, чтобы не чувствовать себя уязвимыми в ситуациях, когда не контролируем их.

При этом все доходит до крайности. Когда человек слышит, что кто-то разбился в автомобильной аварии, он может предположить, что водитель был пьян или купил права, а с ним лично этого точно никогда не случится.

Все перечисленные выше примеры каузальной атрибуции очень похожи на – состояние психического дискомфорта человека, вызванное столкновением в его сознании конфликтующих представлений: верований, идей, эмоциональных реакций и ценностей. Эта теория была предложена Леоном Фестингером. Он формулирует две гипотезы этого явления:

  1. Когда у человека возникает диссонанс, он стремится всеми силами снизить степень несоответствия между двумя установками, чтобы достичь консонанса, то есть соответствия. Таким образом он избавляется от дискомфорта.
  2. Человек будет обходить стороной ситуации, в которых этот дискомфорт может усилиться.

Раз уж вы получили двойку на экзамене, зачем еще и чувствовать дискомфорт от того, что вы совершенно не готовились, верно? Не верно. Чтобы понять это, поговорим о локусе контроля.

Каузальная атрибуция и локус контроля

Следует сказать, что каузальная атрибуция тесно связана с .

Локус контроля – это характеризующее свойство личности приписывать свои успехи или неудачи только внутренним, либо только внешним факторам.

В случае с каузальной атрибуцией имеют место двойные стандарты. Тогда как локус контроля показывает, что человек сам выбирает свою реакцию. Получив двойку на экзамене, он может проявить этот локус двумя разными способами:

  1. Я сам виноват в том, что получил двойку. Мало готовился, гулял, думал совершенно не о том. Я исправлюсь и начну прямо сейчас.
  2. Виноват билет, сложный предмет или преподаватель. Если бы не это, я бы получил то, чего заслуживаю.

Разница между каузальной атрибуцией и локусом контроля заключается в наличии силы воли во втором случае.

Чтобы изменить локус контроля, нужно в первую очередь избавиться от синдрома жертвы. Берите на себя полную ответственность даже в том случае, если внешние факторы действительно очень сильно повлияли на результат.

Каузальная атрибуция и выученная беспомощность

Каузальную атрибуцию, что любопытно, часто используют для того, чтобы понять суть феномена выученной беспомощности.

Выученная/приобретенная беспомощность – это состояние человека, при котором он не предпринимает попыток улучшить свое состояние (не пытается получить позитивные стимулы или избежать негативных), хотя имеет такую возможность. Это случается, когда он несколько раз пытался изменить ситуацию, но потерпел неудачу. И теперь привык к своей беспомощности.

Отец позитивной психологии Мартин Селигман продемонстрировал в своих экспериментах, что люди прилагают меньше усилий на решение «решаемой» проблемы после того, как они потерпели серию неудач в «нерешаемых» проблемах.

Селигман считает, что люди, получив неудовлетворительные результаты, начинают думать, что дальнейшие попытки тоже не приведут ни к чему хорошему. А вот теория каузальной атрибуции говорит, что люди не пытаются удвоить усилия, чтобы не понизить свою самооценку, потому что иначе они свяжут неудачу со своими внутренними личностными характеристиками. Если не пытаться – то гораздо легче обвинить во всем внешние факторы.

Теории каузальной атрибуции

Наиболее популярны две из них.

Теория корреспондентских отношений Джонса и Дэвиса

Ученые Джонс и Дэвис в 1965 году представили теорию, в которой предположили, что люди уделяют особое внимание преднамеренному поведению (в отличие от случайного или бездумного).

Эта теория помогает понять процесс возникновения внутренней атрибуции. Ученые полагали, что человек склонен совершать эту ошибку, когда видит несоответствия между мотивом и поведением. Например, считает, что если кто-то ведет себя дружелюбно, то он дружелюбен.

Диспозиционные (то есть внутренние) атрибуты предоставляют нам информацию, из которой мы можем делать прогнозы о будущем поведении человека. Дэвис использовал термин «корреспондентский вывод» для обозначения случая, когда наблюдатель думает, что поведение человека соответствует его личности.

Итак, что заставляет нас делать корреспондентский вывод? Джонс и Дэвис говорят, что мы используем пять источников информации:

  1. Выбор : если поведение свободно выбирается, считается, что оно обусловлено внутренними (диспозиционными) факторами.
  2. Случайное или преднамеренное поведение : поведение, которое преднамеренно, скорее всего, будет связано с личностью человека, а случайное поведение, скорее всего, будет связано с ситуацией или внешними причинами.
  3. Социальная желательность : вы наблюдаете, как кто-то сидит на полу, притом, что есть свободные стулья. Такое поведение имеет низкую социальную желательность (несоответствие) и, вероятно, соответствует индивидуальности личности.
  4. Гедонистическая релевантность : когда поведение другого человека прямо направлено на то, чтобы принести пользу или навредить нам.
  5. Персонализм : когда поведение другого человека, как представляется, должно повлиять на нас, мы предполагаем, что оно «личное», а не просто побочный продукт ситуации, в которой находимся.

Модель ковариации Келли

Модель ковариации Келли (1967) – самая известная теория атрибуции. Келли разработал логическую модель для оценки того, должно ли какое-то конкретное действие приписываться какому-либо характеристическому (внутреннему) мотиву или окружающей среде (внешнему фактору).

Термин «ковариация» попросту означает, что человек имеет информацию из нескольких наблюдений в разное время и в разных ситуациях и может воспринимать ковариацию наблюдаемого эффекта и его причин.

Он утверждает, что, пытаясь обнаружить причины поведения, люди действуют как ученые. В частности, они учитывают три вида доказательств.

  • Консенсус : степень, в которой другие люди ведут себя одинаково в аналогичной ситуации. Например, Александр курит сигарету, когда отправляется на обед со своим другом. Если его друг тоже курит, его поведение имеет высокий консенсус. Если курит только Александр, то низкий.
  • Отличительность : степень, в которой человек ведет себя одинаково в подобных ситуациях. Если Александр курит только когда общается с друзьями, его поведение характеризуется высокой отличительностью. Если же в любом месте и в любое время, то она низкая.
  • Согласованность : степень, в которой человек ведет себя так каждый раз, когда происходит ситуация. Если Александр курит только когда общается с друзьями, согласованность высока. Если же только по особым случаям, то низка.

Давайте рассмотрим пример, который поможет понять эту теорию атрибуции. Наш субъект – Алексей. Его поведение – смех. Алексей смеется над стенд-ап выступлением комика вместе с друзьями.

  1. Если все в комнате смеются, консенсус высок. Если только Алексей, то низок.
  2. Если Алексей смеется только над шутками конкретного комика, отличительность высока. Если же над всеми и всем, то низка.
  3. Если Алексей смеется только над шутками конкретного комика, согласованность высока. Если он редко смеется над шутками этого комика, она низка.

Теперь, если:

  • все смеются наш шутками этого комика;
  • и не будут смеяться над шутками следующего комика, учитывая то, что обычно смеются;

то мы имеем дело с внешней атрибуцией, то есть предполагаем, что Алексей смеется, потому что комик очень смешной.

С другой стороны, если Алексей – человек, который:

  • единственный, кто смеется над шутками этого комика;
  • смеется над шутками всех комиков;
  • всегда смеется над шутками конкретного комика;

то мы имеем дело с внутренней атрибуцией, то есть предполагаем, что Алексей такой человек, который любит посмеяться.

Итак, существуют люди, которые приписывают причинность корреляции. То есть они видят, что две ситуации идут друг за другом, и поэтому предполагают, что одна вызывает другую.

Одна из проблем, однако, состоит в том, что у нас может не быть достаточной информации для принятия такого решения. Например, если мы не очень хорошо знаем Алексея, то не обязательно будем точно знать, будет ли его поведение последовательным с течением времени. Так что же нужно делать?

По словам Келли, мы возвращаемся к прошлому опыту и:

  • Многократно увеличиваем количество необходимых причин . Например, мы видим, что спортсмен побеждает в марафоне, и считаем, что он должен быть очень сильным спортсменом, много тренироваться и быть мотивированным. Ведь все это необходимо, чтобы побеждать.
  • Или увеличиваем количество достаточных причин . Например, мы видим, что спортсмен не прошел допинг-тест, и полагаем, что он либо пытался обмануть всех или случайно принял запрещенное вещество. А может его вовсе обманули. Одной причины было бы достаточно.

Если ваш уровень английского выше среднего, можете посмотреть следующий ролик, в котором преподаватель из Khan Academy простыми словами объясняет термин «ковариация».

Вывод

Очень важно избегать каузальной атрибуции, особенно когда она портит жизнь и приводит к неприятностям. Остановите свой поток мыслей на мгновение и поймите причину поведения конкретного человека – этого обычно бывает достаточно, чтобы не делать скоропостижных выводов. Это улучшит наблюдательные способности и научит .

Кроме того, следует понять, что нет проблемы в том, чтобы приписывать свои неудачи внешним факторам, а удачи – внутренним (особенно, если это заслуженно). Просто не делайте из этого слепой , а смотрите по ситуации.

Желаем вам удачи!

Каузальная атрибуция — то или иное понимание поведения человека вследствие того, что мы о нем надумали и ему приписали.

Каузальная — причинная, вследствие той или иной причины. Атрибуция — приписывание, приписывание характеристик себе или другому человеку. Под каузальной атрибуцией понимают интерпретацию поведения партнера по общению путем выдвижения предположений о его , намерениях , эмоциях , причинах поведения, качествах личности с последующим их приписыванием партнеру.

Чем меньше мы о человеке знаем, тем более склонны по поводу него глючить, придумывать о нем. Обычному, распространенному поведению людей мы чаще приписываем ситуационные мотивы («это из-за ситуации!»), а нестандартному — личные («это его решение или особенности»). Самая распространенная ошибка («фундаментальная ошибка атрибуции «) — объяснение поведения личными особенностями человека там, где оно на самом деле определялось ситуацией.

«Ты нарочно!» — «Нет, пойми, просто сложилась такая ситуация…» — «Я тебе не верю! Не вали все на ситуацию!»

Свои успехи мы чаще приписываем себе, неудачи объясняем такой ситуацией. Для чужих успехов и неудач — всё прямо наоборот.

Аналогично, наши симпатии обычно на стороне тех, с кем мы больше прожили, и с кем больше провели времени, кто нам — свои .

Спокойствие как способ диагностики состояния другого человека

Спокойствие — обязательное условие качественной диагностики состояния других людей. Когда вы абсолютно спокойны — вы как зеркало, люди смотрятся в вас и видят в вас себя.

Вывод диспозиций с использованием причинной атрибуции — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Ознакомьтесь с фундаментальными принципами причинной атрибуции.
  2. Изучите тенденцию приписывать необычные события себе.
  3. Просмотрите основные компоненты принципа ковариации.
  4. Опишите модель успеха и неудачи Вайнера.

Мы увидели, что используем личностные качества, чтобы помочь нам понимать людей, которых мы знаем, и общаться о них.Но как узнать, какие качества есть у людей? Люди не ходят с надписью «Я щедрый» или «Я агрессивный» на лбу. В некоторых случаях, возвращаясь к нашему обсуждению репутации в главе 3, мы можем узнать о человеке косвенно, например, через комментарии, которые другие люди делают об этом человеке. Мы также используем методы восприятия человека, чтобы помочь нам узнать о людях и их качествах, наблюдая за ними и интерпретируя их поведение. Если Зоя ударит Джо, мы можем сделать вывод, что Зоя агрессивна.Если Седжай оставит официантке большие чаевые, мы можем заключить, что он щедрый. Такие выводы кажутся естественными и разумными, потому что мы можем предположить (часто, но не всегда правильно), что поведение вызвано личностью. Это агрессивность Зои, которая заставляет ее бить, и щедрость Седжея привела к тому, что он получил большие чаевые.

Хотя иногда мы можем сделать вывод о личности, наблюдая за поведением, это не всегда так. Помните, что на поведение влияют как наши личные характеристики, так и социальный контекст, в котором мы находимся.Это означает, что поведение, которое мы наблюдаем за другими людьми, не всегда может отражать их личность; вместо этого поведение могло быть вызвано скорее ситуацией, чем лежащими в основе личными характеристиками. Возможно, Зоя ударила Джо не потому, что она действительно агрессивный человек, а потому, что Джо первым ее оскорбил или спровоцировал. И, возможно, Седжай оставил большие чаевые, чтобы произвести впечатление на своих друзей, а не потому, что он по-настоящему щедрый.

Поскольку на поведение может влиять как человек, так и ситуация, мы должны попытаться определить, какая из этих двух причин на самом деле более строго определяла поведение. Процесс попытки определить причины поведения людей известен как причинная атрибуция (Heider, 1958). Поскольку мы не можем видеть личность, мы должны работать над ее выводом. Когда знакомая нам пара расстается, несмотря на то, что казалось браком, заключенным на небесах, нам от природы становится любопытно. Что могло стать причиной разрыва? Было ли это что-то сказанное или сделанное одним из них? Или, возможно, виноват стресс из-за финансовых трудностей?

Установление причинной атрибуции может быть немного похоже на проведение эксперимента по социальной психологии.Мы внимательно наблюдаем за людьми, которые нам интересны, и замечаем, как они ведут себя в разных социальных ситуациях. После того, как мы сделали наши наблюдения, мы делаем выводы. Мы делаем личный (или внутренний или диспозиционный ) атрибуцию , когда мы решаем, что поведение было вызвано в первую очередь человеком . Личная принадлежность может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что Сара не была привержена отношениям». В других случаях мы можем определить, что поведение было вызвано в первую очередь ситуацией — мы называем это установлением ситуационной (или внешней ) атрибуции .Ситуационная атрибуция может выглядеть примерно так: «Я думаю, они расстались, потому что находились в таком финансовом состоянии». В других случаях мы можем решить, что поведение было вызвано как человеком, так и ситуацией; «Я думаю, они расстались, потому что отсутствие обязательств у Сары действительно стало проблемой, когда у них возникли финансовые проблемы».

Делать выводы о личности

В некоторых случаях легче указать личные данные, чем в других. Когда поведение является необычным или неожиданным в конкретной ситуации, в которой оно происходит, мы можем более легко приписать его себе.Представьте, что вы идете на вечеринку и вас знакомят с Тесс. Тесс пожимает вам руку и говорит: «Приятно познакомиться!» Можете ли вы на основании такого поведения сделать вывод, что Тесс — дружелюбный человек? Возможно нет. Поскольку социальный контекст требует, чтобы люди действовали дружелюбно (пожимая вам руку и говоря: «Приятно познакомиться»), трудно понять, вела ли Тэсс дружелюбно из-за ситуации или потому, что она действительно дружелюбна. Однако представьте, что вместо того, чтобы пожать вам руку, Тесс игнорирует вас и уходит.В таких случаях легче сделать вывод, что Тесс недружелюбна, потому что ее поведение настолько противоречит тому, что можно было бы ожидать.

Чтобы проверить эту идею, Эдвард Джонс и его коллеги (Jones, Davis, & Gergen, 1961) провели классический эксперимент, в котором участники просмотрели одну из четырех различных видеозаписей человека, который претендовал на работу. Для половины участников видео показало, что мужчина проходил собеседование с целью получить работу подводника, должность, которая требовала тесного контакта со многими людьми в течение длительного периода времени.Опрошенному мужчине, а также участникам исследования было ясно, что для того, чтобы быть хорошим подводником, нужно быть экстравертом (т. Е. Получать удовольствие от общения с другими). Другая половина участников увидела видео, на котором мужчина проходил собеседование о приеме на работу в качестве космонавта, в ходе которого (помните, это исследование проводилось в 1961 году) он находился в одиночестве в маленькой капсуле в течение нескольких дней. В данном случае всем было ясно, что для того, чтобы быть хорошим космонавтом, нужно иметь интровертную личность.

Во время видеозаписи интервью также была изменена вторая переменная. Одна половина участников видела, что мужчина указал, что он на самом деле интроверт (он говорил такие вещи, как «Я люблю работать самостоятельно», «Я мало гуляю»), а другая половина видела, как мужчина сказал что он на самом деле был экстравертом (он говорил такие вещи, как «Я хотел бы быть продавцом», «Я всегда получаю идеи от других»). После просмотра одной из четырех видеозаписей участников попросили указать, насколько интровертом или экстравертом, по их мнению, был кандидат.

Как вы можете видеть в Таблице 5.2, «Связь с ожидаемым и неожиданным поведением», когда кандидат давал ответы, которые лучше соответствовали требованиям, предъявляемым к работе (т. Е. В отношении работы подводника заявитель сказал, что он экстраверт, а в отношении работа космонавта, он сказал, что он был интровертом), участники не думали, что его утверждения были такими показательными для его основной личности, как когда заявитель сказал противоположное тому, что ожидалось от работы (то есть, когда работа требовала, чтобы он был экстравертом, но сказал, что он интроверт, или наоборот).

Таблица 5.2 Связь с ожидаемым и неожиданным поведением

Заявка на вакансию Экстравертный Интроверт
Астронавт 91 71
Подводник 71 45
Мы с большей вероятностью привлечем личную атрибуцию, когда поведение будет неожиданным. Цифры представляют собой процент экстравертных ответов, которые, по мнению участников, соискатель фактически одобрил бы, если бы он сказал полную правду.Участники с большей вероятностью поверили, что заявитель был более экстравертным (91%) и более интровертированным (45%), когда он сказал, что , а не , обладает личностными качествами, необходимыми для работы, чем когда он сказал, что он имел личностные качества, необходимые для работы. Данные взяты из работы Джонса, Дэвиса и Гергена (1961). Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Вариации ролевых игр и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Идея здесь в том, что заявления, которые были необычными или неожиданными (исходя из требований к должности), просто казались так, будто они не могли быть вызваны ситуацией, поэтому участники действительно думали, что интервьюируемый говорил правда. С другой стороны, когда интервьюируемый делал утверждения, которые соответствовали требованиям ситуации, было труднее быть уверенным в том, что он говорит правду (возможно, вспоминая обсуждение стратегической самопрезентации в главе 3). , он просто говорил эти вещи, потому что хотел получить работу), и участники сделали более слабые личные приписывания его поведения.

Мы также можем упростить личную атрибуцию, если знаем, что у человека был выбор в поведении. Если мужчина предпочитает быть дружелюбным, даже в ситуациях, в которых он может не находиться, это, вероятно, означает, что он дружелюбен. Но если мы сможем определить, что он был вынужден вести себя дружелюбно, это узнать будет труднее. Если, например, вы увидели человека, направившего пистолет на другого человека, а затем вы увидели, что этот человек отдал свои часы и бумажник стрелявшему, вы, вероятно, не сделаете вывод, что этот человек был щедрым!

Джонс и Харрис (1967) предложили студентам-участникам исследования прочитать эссе, написанные другими студентами.Половина участников думала, что студенты выбрали темы для эссе, в то время как другая половина думала, что студентам темы назначил их профессор. Участники с большей вероятностью лично указали, что студенты действительно верили в сочинение, которое они писали, когда они выбирали темы, а не им были назначены темы.

Иногда человек может попытаться заставить других приписывать свое поведение себе, чтобы он казался более правдоподобным.Например, когда политик делает заявления в поддержку дела перед аудиторией, которая не согласна с его позицией, он будет считаться более приверженным своим убеждениям и может быть более убедительным, чем если бы он приводил тот же аргумент перед аудиторией. аудитория, как известно, поддерживает ее взгляды. Опять же, идея основана на принципах атрибуции: если есть очевидная ситуационная причина для заявления (аудитория поддерживает взгляды политика), то личную атрибуцию (то, что политик действительно верит в то, что он говорит), сделать сложнее. .

Обнаружение ковариации между личностью и поведением

До сих пор мы рассматривали, как мы делаем личные указания, когда у нас есть только ограниченная информация; то есть поведение, наблюдаемое только в один момент времени — мужчина оставляет большие чаевые в ресторане, мужчина отвечает на вопросы на собеседовании при приеме на работу или политик выступает с речью. Но процесс атрибуции также происходит, когда мы можем наблюдать за поведением человека в более чем одной ситуации. Конечно, мы можем узнать больше о щедрости Седжая, если он даст большие чаевые в разных ресторанах с разными людьми, и мы сможем больше узнать о убеждениях политика, наблюдая за речами, которые он произносит перед разной аудиторией с течением времени.

Когда у людей есть несколько источников информации о поведении человека, они могут делать атрибуцию, оценивая взаимосвязь между поведением человека и социальным контекстом, в котором оно происходит. Один из способов сделать это — использовать принцип ковариации , , который гласит, что данное поведение с большей вероятностью было вызвано ситуацией, если это поведение изменяется (или изменяется) в разных ситуациях . Наша работа, таким образом, заключается в изучении моделей поведения человека в различных ситуациях, чтобы помочь нам сделать выводы о причинах такого поведения (Jones et al., 1987; Келли, 1967).

Исследования показали, что люди сосредотачиваются на трех видах ковариационной информации, когда они наблюдают за поведением других (Cheng & Novick, 1990).

  • Информация о согласованности . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация всегда вызывает поведение в цели . Например, если я всегда начинаю плакать на свадьбах, то кажется, что свадьба — причина моих слез.
  • Информация об индивидуальности .Ситуация кажется причиной поведения, если поведение возникает, когда ситуация присутствует, но не когда ее нет . Например, если я плачу только на свадьбах, но не в другое время, то кажется, что свадьба является причиной моих слез.
  • Консенсусная информация . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация вызывает такое же поведение у большинства людей . Например, если многие люди плачут на свадьбах, то кажется, что свадьба является причиной моих (и других) слез.

Представьте, что ваша подруга Джейн любит встречаться с множеством разных мужчин, и вы наблюдали ее поведение с каждым из этих мужчин с течением времени. Однажды ночью она идет на вечеринку с Рави, где вы наблюдаете что-то необычное. Хотя Джейн пришла на вечеринку с Рави, она полностью игнорирует его всю ночь. Она танцует с другими мужчинами и, в конце концов, уходит с вечеринки с кем-то другим. Это ситуация, которая может заставить вас задуматься о причине поведения Джейн (является ли она грубым человеком или это поведение вызвано в большей степени Рави?), И для которой вы можете использовать принцип ковариации, чтобы попытаться сделать некоторые выводы.

Согласно принципу ковариации, вы должны уметь определять причину поведения Джейн, рассматривая три типа информации о ковариации: последовательность, различимость и консенсус. Вы можете спросить, всегда ли Джейн так обращается с Рави, когда встречается с ним. Если ответ положительный, то у вас есть некоторая согласованная информация: восприятие того, что ситуация всегда вызывает одно и то же поведение у человека. Если вы заметили, что Джейн игнорирует Рави больше, чем других мужчин, с которыми встречается, то у вас также есть отличительная информация: восприятие того, что поведение возникает, когда ситуация присутствует, а не когда ее нет.Наконец, вы можете поискать согласованную информацию: представление о том, что ситуация вызывает такую ​​же реакцию у большинства людей — склонны ли другие люди относиться к Рави таким же образом?

Рассмотрим еще один пример. Представьте, что ваш друг говорит вам, что он только что посмотрел новый фильм и что это лучший фильм, который он когда-либо видел. Когда вы задаетесь вопросом, следует ли вам приписывать ситуацию (фильм), вы, естественно, спросите о консенсусе; фильм нравится другим людям? Если да, то у вас есть положительная консенсусная информация о том, насколько хорош фильм.Но у вас, вероятно, также есть некоторая информация о том, как ваш друг смотрел фильмы с течением времени. Если вы похожи на большинство людей, у вас, вероятно, есть друзья, которым нравится каждый фильм, который они смотрят. Если это так с этим другом, вы, вероятно, еще не настолько уверены в том, что это отличный фильм — в этом случае реакция вашего друга не будет отличительной. С другой стороны, если вашему другу не нравится большинство фильмов, которые он смотрит, но он любит этот, то отличительная черта сильна (поведение проявляется только в этой конкретной ситуации).Если это так, то вы можете быть более уверены в том, что фильм вызвал энтузиазм вашего друга. Следующей вашей мыслью может быть: «Я пойду сегодня вечером посмотрю этот фильм». Вы можете увидеть еще один пример использования информации о ковариации в Таблице 5.3, «Использование информации о ковариации».

Таблица 5.3 Использование информации о ковариации

Атрибуция Консенсус Самобытность Последовательность
Внешняя атрибуция (ситуации, в данном случае телешоу) более вероятна, если… Все мои друзья смеются над этим телешоу. Билл больше смеется над этим телешоу. Билл всегда смеется над этим телешоу.
Внутренняя атрибуция (человеку, в данном случае Биллу) более вероятна, если… Очень немногие из моих друзей смеются над этим телешоу. Билл смеется над этим телешоу так же сильно, как он смеется над другими телешоу. Билл всегда смеется над этим телешоу.
В соответствии с принципом ковариации мы используем три источника информации, чтобы помочь нам определить, следует ли приписывать себя ситуации или человеку.В этом примере атрибуция либо личная (моему другу Биллу), либо ситуативная (к телешоу, которое мы смотрим).

Таким образом, ковариационные модели предсказывают, что мы, скорее всего, сделаем внешние атрибуции, когда консенсус, различимость и согласованность будут высокими. Напротив, когда консенсус и разборчивость низки и это сопровождается высокой согласованностью, то мы, скорее всего, придем к внутренней атрибуции (Kelley, 1967). В других ситуациях, когда модель консенсуса, последовательности и различимости не попадает ни в один из этих двух вариантов, предполагается, что мы будем склонны приписывать как человеку, так и ситуации.

Эти прогнозы обычно подтверждаются исследованиями атрибуции, которые обычно просят людей сделать атрибуцию о поведении незнакомца в виньетках (Kassin, 1979). В исследованиях в более естественном контексте, например, в исследованиях, касающихся самих себя и других, которых мы хорошо знаем, многие другие факторы также будут влиять на типы атрибутов, которые мы делаем. К ним относятся наши отношения с человеком и наши прежние убеждения. Например, наша атрибуция по отношению к своим друзьям часто более благоприятна, чем по отношению к незнакомцам (Campbell, Sedikides, Reeder, & Elliot, 2000).Кроме того, в соответствии с нашим обсуждением схем и социального познания в главе 2, они часто согласуются с содержанием схем, которые важны для нас в то время (Lyon, Startup, & Bentall, 1999).

Атрибуты успеха и неудач

Причинная атрибуция участвует во многих важных жизненных ситуациях; например, когда мы пытаемся определить, почему нам или другим удалось или не удалось выполнить задачу. Вспомните на мгновение тест, который вы прошли, или другое задание, которое вы выполнили, и подумайте, почему вы его выполнили хорошо или плохо.Затем посмотрите, отражают ли ваши мысли то, что Бернард Вайнер (1985) считал важными факторами в этом отношении.

Вайнера интересовало, как мы определяем причины успеха или неудачи, потому что он чувствовал, что эта информация была особенно важна для нас: точное определение того, почему мы преуспели или потерпели неудачу, поможет нам увидеть, какие задачи мы уже хорошо выполняем, а какие нам нужно. работать над улучшением. Вайнер предложил, чтобы мы делали эти определения, задействовав причинную атрибуцию, и чтобы результатом нашего процесса принятия решений была атрибуция, сделанная либо человеку («Я добился успеха / потерпел неудачу из-за моих личных характеристик»), либо ситуации («Я удалось / не удалось из-за какой-то ситуации »).

Анализ

Вайнера показан на Рисунке 5.8, «Атрибуция успеха и неудачи». Согласно Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как исходящие от личных причин (например, способности, мотивация) или от ситуационных причин (например, удачи, сложности задачи). Однако он также утверждал, что эти личные и ситуативные причины могут быть либо стабильными (менее вероятно, что они изменятся со временем), либо нестабильными (с большей вероятностью будут меняться с течением времени).

Рисунок 5.8. Атрибуция успеха и неудачи

На этом рисунке показаны возможные атрибуции, которые мы можем сделать для нашего успеха или неудачи или для других людей. Locus учитывает, связаны ли атрибуции с человеком или с ситуацией, а стабильность рассматривает, будет ли ситуация оставаться неизменной с течением времени.

Если вы хорошо справились с тестом, потому что вы действительно умны, то это личная и стабильная атрибуция способности . Это явно что-то, что вызвано лично вами, и это также довольно стабильная причина: вы умны сегодня и, вероятно, будете умны в будущем.Однако если вы добились большего, потому что усердно учились, то это успех благодаря мотивации . Это опять-таки личное (вы учились), но оно также потенциально нестабильно (хотя вы очень усердно учились для этого теста, вы можете не так усердно работать для следующего). Вайнер считал сложность задачи ситуативной причиной: вы могли успешно пройти тест, потому что он был легким, и он предположил, что следующий тест, вероятно, будет легким и для вас (т. Е. Что задача, какой бы она ни была, является всегда либо сложно, либо легко).Наконец, Вайнер считал успех удачей (вы правильно угадали многие ответы) ситуативной причиной, но более нестабильной, чем сложность задачи. Оказывается, хотя атрибуции Вайнера не всегда идеально подходят (например, сложность задачи может иногда меняться со временем и, таким образом, быть, по крайней мере, несколько нестабильной), четыре типа информации довольно хорошо отражают типы атрибуции, которые люди делают для успеха и неудачи. .

Мы рассмотрели некоторые важные теории и исследования того, как мы делаем атрибуцию.Другой важный вопрос, к которому мы сейчас обратимся, — насколько точно мы приписываем причины поведения. Одно дело полагать, что кто-то кричал на нас, потому что он или она агрессивная личность, и совсем другое — доказать, что ситуация, включая наше собственное поведение, не была более важной причиной!

  • Причинная атрибуция — это процесс попытки определить причины поведения людей.
  • Авторство связано с личными или ситуативными причинами.
  • Легче приписать себе личную принадлежность, когда поведение необычно или неожиданно, и когда люди, как считается, решили им заниматься.
  • Принцип ковариации предполагает, что мы используем информацию о согласованности, информацию о различиях и согласованную информацию, чтобы делать выводы о причинах поведения.
  • Согласно Бернарду Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как происходящие из личных причин (способности и мотивация) или ситуативных причин (удача и сложность задачи).
  1. Опишите время, когда вы использовали причинную атрибуцию, чтобы сделать вывод о личности другого человека. Каков был результат процесса атрибуции? Как вы думаете, насколько точна атрибуция? Почему?
  2. Опишите ситуацию, в которой вы использовали информацию о консенсусе, последовательности и отличительности, чтобы приписать чье-то поведение. Насколько хорошо принцип ковариации объясняет тип атрибуции (внутреннюю или внешнюю), которую вы сделали?
  3. Рассмотрим случай, когда вы приписывали свой успех или неудачу.Как ваш анализ ситуации соотносился с идеями Вайнера об этих процессах? Как вы относились к себе после такой атрибуции и почему?

Список литературы

Эллисон, С. Т., и Мессик, Д. М. (1985b). Ошибка групповой атрибуции . Журнал экспериментальной социальной психологии, 21 (6), 563-579.

Кэмпбелл, В. К., Седикидес, К., Ридер, Г. Д., Эллиот, А. Дж. (2000). Среди друзей: экзамен на дружбу и своекорыстие. Британский журнал социальной психологии, 39, 229-239.

Ченг, П. В., и Новик, Л. Р. (1990). Вероятностная контрастная модель причинной индукции. Журнал личности и социальной психологии, 58 (4), 545–567.

Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Джонс, Э. Э., и Харрис, В. А. (1967). Атрибуция отношений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 3 (1), 1-24.

Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Вариации ролевых игр и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Jones, E. E., Kanouse, D. E., Kelley, H.H., Nisbett, R.E., Valins, S., & Weiner, B. (Eds.). (1987). Атрибуция: восприятие причин поведения . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Кассин, С. М. (1979). Консенсусная информация, прогноз и причинная атрибуция: обзор литературы и проблем. Журнал личности
и социальная психология, 37, 1966–1981.

Келли, Х. Х. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. В Д. Левине (ред.), Симпозиум Небраски по мотивации (Том 15, стр. 192–240). Линкольн, NE: Университет Небраски Press.

Лион, Х. М., и Стартап, М., и Бенталл, Р. П. (1999). Социальное познание и маниакальная защита: атрибуции, избирательное внимание и самосхема при биполярном аффективном расстройстве. Журнал аномальной психологии, 108 (2), 273-282. Фрубин

Улеман, Дж. С., Блейдер, С. Л., и Тодоров, А. (ред.). (2005). Неявные впечатления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Вайнер, Б. (1985). Атрибуционная теория мотивации достижения и эмоции. Психологический обзор, 92 , 548–573.

Причинная атрибуция — обзор

Стиль атрибуции

Тип каузальной атрибуции, которую люди делают в отношении ситуации, будет влиять на усилия, направленные на поведенческие характеристики в отношении этой ситуации.Что такое атрибуция и что это за процесс? Каким образом атрибуция влияет на усилия и готовность людей решить проблему или справиться с ней? Как атрибуция о проблемной ситуации влияет на сам процесс решения проблемы?

Атрибуция определяется Вестеном (1999) как процесс вывода о причинах психических состояний или поведения людей. В повседневной жизни люди медитируют и исследуют причины своего собственного поведения и поведения и психологического состояния других людей.Обычно, когда люди делают вывод о причинах своего поведения и поведения других людей, они связывают причины с внешними факторами (сфокусированными на состоянии, например, клиент вел себя гневно, потому что сегодня погода была очень жаркой) или внутренними факторами (сфокусированными на человеке. (например, клиент вел себя гневно, потому что он импульсивный человек). Атрибуция, которую делают люди, может напрямую влиять на их выполнение задачи или поведение.

Согласно теории атрибуции Вайнера (1986), приписывание учащимся своих академических неудач или успехов напрямую связано с академической успеваемостью.Согласно теории, студенты, которые приписывают успехи в учебе или неудачу усилиям, усерднее работают над академическими задачами, чем студенты, которые приписывают успех или неудачу способностям. Результаты исследований этой теории также показывают, что учащиеся делают вывод об отсутствии способностей, когда учителя выражают сочувствие или жалость в случае неудачи, в то время как они делают вывод о необходимости работать усерднее, когда учителя говорят им быть более настойчивыми в изучении предмета.

Другая теория, связанная с теорией атрибуции, — это теория объяснительного стиля (Peterson, Buchanan, & Seligman, 1995; Peterson & Seligma, 1984).Согласно этой теории, стиль объяснения негативных событий людьми влияет на их психологическое здоровье. Люди, которые используют пессимистический стиль объяснения негативных жизненных событий, чаще страдают от депрессии. Когда люди, демонстрирующие пессимистический стиль объяснения, сталкиваются с негативным событием, они объясняют его таким образом, чтобы это отрицательно влияло на их эмоциональное состояние. Согласно этой теории, сталкиваясь с негативными жизненными событиями, склонные к депрессии люди делают внутренние, стабильные и глобальные приписывания.Например, человек, который потерпел неудачу в учебе, может связать ее с внутренними / личными факторами (т. Е. Неспособностью и низким интеллектом), а не с внешними факторами. И они видят эти причины стабильными и неизменными. Более того, эти люди воспринимают неудачу как общую характеристику самих себя.

Теории стиля атрибуции и объяснительного стиля включают в себя ряд эффектов, задающих направление и формирующих человеческое поведение в процессе решения проблем.Стиль атрибуции и объяснения человека после его попыток решить проблемы, с которыми он сталкивается, будет влиять на его психологическое состояние. Они также определят, будут ли решены проблемы и будут ли продолжены усилия по решению проблемы. Знание причинно-следственных связей людей и объяснений проблемы можно рассматривать как возможный фактор для прогнозирования успеха или неудачи процесса решения проблемы. Другими словами, в контексте решения проблем атрибуты содержат суждения и выводы, которые люди делают в отношении того, добьются ли они успеха в решении проблемы.

Стили атрибуции и пояснения важны на двух этапах процесса решения проблемы. Они важны, во-первых, во время первого знакомства с проблемой, а во-вторых, после попыток ее решения. Когда человек сталкивается с проблемой впервые, он оценивает как проблему, так и свои навыки и способности по отношению к проблеме. В результате этой оценки человек примет решение. Например, человек, который думает, что проблема, с которой он сталкивается, невозможно решить, даже не будет пытаться ее решить.Такая атрибуция снизит самооценку человека и сделает невозможным решение проблемы. Человек с низкой самооценкой будет держаться подальше от любых попыток решить проблему. С другой стороны, человек может воспринимать проблемную ситуацию как трудную, но свои навыки и способности как адекватные. В этом случае этот человек сможет попытаться решить проблему.

Во-вторых, предположим, что после первой оценки человек решил предпринять попытку решить проблему, что эта попытка не привела к решению проблемы, и что ситуация ухудшилась.В этом случае предположения и стиль объяснения человека будут иметь влияние на возможное решение и эмоциональное состояние человека. Например, если процесс решения проблемы заканчивается неудачей, и человек приходит к выводу, что неудача была вызвана его или ее глупостью, чувство собственной эффективности резко упадет. Человек с таким объяснительным стилем легко впадет в депрессию. Из-за заниженной самооценки, депрессивного настроения и пессимистического подхода к объяснению личных неудач этот человек может не предпринимать новых попыток решения проблем в будущем.

Отношение людей к проблемам, с которыми они сталкиваются, играет важную роль в том, будут ли они пытаться решить проблему. Рассматриваемые атрибуты смогут мотивировать и активировать человека, столкнувшегося с проблемой. Каковы же тогда стили атрибуции людей, которые могут и не могут эффективно решать проблемы? Баумгарднер, Хеппнер и Аркин (1986) исследовали этот вопрос. Результаты их исследования показали, что люди, которые думали, что могут эффективно решить свои проблемы, с большей вероятностью думали, что проблемная ситуация находится под их контролем и что проблемная ситуация возникла в результате отсутствия усилий.

Приписывание людям проблемной ситуации, а также их навыков и способностей может иметь определяющее влияние на процесс решения проблем. По этой причине знание того, как клиент приписывает проблемную ситуацию и его или ее навыки, повлияет на результат PST. Следовательно, существует необходимость в оценке стилей атрибуции и объяснения клиентов во время PST. Одна из скрытых целей PST — дать клиентам возможность использовать функциональную или адаптивную атрибуцию.

Причинная атрибуция — обзор

2 Исследование воспринимаемого контроля

Воспринимаемый контроль и связанные конструкции имеют давнюю историю в психологии мотивации и саморегуляции. Пять основных концепций направляли исследования в этой области: локус контроля (Lefcourt 1981, Rotter 1990) (см. Control Beliefs: Health Perspectives ), причинные атрибуции (Weiner 1985) (см. Motivation and Actions, Psychology of ), изученный беспомощность (Селигман 1975, Абрамсон и др.1978) (см. Control Beliefs: Health Perspectives ), самоэффективность (Bandura 1977) (см. Control Beliefs: Health Perspectives ) и восприятие собственного интеллекта как фиксированного и податливого (Dweck and Elliott 1983). Локус контроля относится к вопросу о том, контролируется ли событие или создается факторами внутри или вне человека. Причинная атрибуция относится к ретроспективному объяснению результатов поведения внутренними факторами, такими как усилия или способности, и внешними факторами, такими как сложность задачи и удача.Приобретенная беспомощность сосредотачивается на вопросе о том, зависят ли события от поведения организма, и дополнительно различает стабильные и нестабильные, а также конкретные и неспецифические причины событий. Наконец, различие между фиксированным и гибким интеллектом касается межличностных различий в склонности рассматривать интеллект либо как неизменную сущность, либо как изменяемый ресурс для повышения производительности. Было обнаружено, что все эти характеристики, рассматриваемые в пяти теориях, имеют важное значение для поведения и оценки результатов (Weiner 1986, Heckhausen 1991, Skinner 1995, Dweck 1999).В зависимости от результата, внутренние, стабильные и общие убеждения в контроле способствуют в случае успеха или пагубно в случае неудачи для инвестирования усилий, амбициозного выбора задачи, настойчивости и повышения производительности. Более того, временное направление восприятия контроля имеет решающее значение, поскольку предполагаемые ожидания контроля влияют на выбор цели и настойчивость, а ретроспективные атрибуции контроля определяют способ, которым успех и неудача интерпретируются как индикаторы будущего потенциала контроля.

Недавно исследователи в этой области призвали более подробно обсудить концептуальные и предметно-специфические различия здесь (более подробную информацию о исследовательских традициях см. В Контрольные убеждения: перспективы здоровья ; Мотивация и действия, Психология ). ). Представления о личном контроле включают два компонента: «агенты контроля и средства контроля» (Скиннер и др., 1988, Скиннер, 1996, стр. 552). Эти два компонента часто недостаточно дифференцируются, но смешиваются в итоговой конструкции воспринимаемого контроля.Во-первых, убеждения о контроле подразумевают представления об управляемости и соответствующих средствах для достижения результата. Этот компонент контрольных убеждений охвачен различными тесно связанными концепциями (см. Обзор в Skinner 1996): суждение о непредвиденных обстоятельствах ; означает — цель убеждения и стратегических убеждений . Во-вторых, убеждения о контроле включают представления о ресурсах агента для контроля с точки зрения наличия доступа к средствам достижения результата. Этот компонент контрольных убеждений упоминается как суждение о компетентности , убеждения агентства и убеждения о способности .

Исследования воспринимаемого контроля делятся на две широкие области: (а) нормативные возрастные изменения в восприятии контроля на протяжении всей жизни и (2) связь воспринимаемого контроля и различных функциональных результатов, таких как выполнение заданий, школьные оценки, субъективные оценки. благополучие и здоровье (см. также обзор у Schulz and Heckhausen 1999).

Исследования развития ощущаемого контроля в детстве показали, что убеждения о контроле становятся все более реалистичными, что приводит к отходу от иллюзорных грубых переоценок контроля в раннем детстве (Weisz, 1983).Однако степень, в которой восприятие личного контроля становится реалистичным в среднем детстве, юности и зрелости, является функцией культурных различий (Little et al. 1995). Школьники в Соединенных Штатах, например, придерживаются убеждений относительно своей компетентности для получения хороших оценок (т. Е. Убеждений ведомств), которые мало связаны с их фактическими оценками в школе, тогда как дети в бывшей Германской Демократической Республике сообщали о убеждениях ведомств, которые очень похожи на их фактические школьные достижения.

Кроме того, исследования в области развития показали, что агентские и средние-конечные компоненты контрольных убеждений, а также убеждения о различных причинных факторах (например, способности, усилия, удача, учитель) все больше дифференцировались в среднем детстве и проявлялись уникальные траектории развития и отношения к результатам. Скиннер и др. (1998), например, показали, что в середине детства циклы влияний между воспринимаемым личным контролем и успеваемостью в школе были сосредоточены на различных компонентах в разном возрасте.Убеждения об усилиях преобладали в циклах у детей младшего школьного возраста, тогда как убеждения в отношении способностей были в центре регуляторных циклов у детей старшего возраста (см. Саморегуляция в детстве, ).

Что касается нормативных возрастных изменений в зрелом возрасте, то полученные на сегодняшний день данные дают неоднозначную картину (см. Обзор Schulz and Heckhausen 1999). В то время как более ранние обзоры литературы содержали мало доказательств связанных с возрастом изменений в общих показателях контроля (Lachman 1986a), более недавние исследования выявили снижение воспринимаемого контроля в зрелом возрасте (например,г., Мировский 1995). Тем не менее, Лахман был первым, кто подчеркнул и предоставил доказательства для конкретных областей восприятия контроля и их возрастных траекторий (Lachman 1986b). Исследование Лахмана показывает, что пожилые люди сообщают о снижении восприятия контроля в тех областях, в которых их более ограниченные социальные роли и ухудшение физической формы приводят к ухудшению возможностей и ресурсов для контроля.

Связь воспринимаемого контроля и здоровья широко изучалась с использованием парадигм полевых экспериментов, включающих вмешательства, улучшающие возможности объективного контроля (например,g., Langer and Rodin 1976, Schulz and Hanusa 1978, Baltes and Baltes 1986), квазиэкспериментальные методы, использующие естественные изменения окружающей среды, способствующие контролю (например, Timko and Moos 1989), и опросы больших выборок (например, Krause 1987, Менек и Чипперфилд 1997). Результаты всех этих исследований, исследовательских парадигм и оценок воспринимаемого контроля и результатов для здоровья сходятся, чтобы показать, что высокое восприятие контроля приносит пользу своему здоровью, а низкое восприятие контроля может быть вредным (см. Также обзор у Schulz and Heckhausen 1999) ( см. Контрольные убеждения: перспективы здоровья ; Здоровье: саморегулирование ; Саморегулирование в зрелом возрасте ().

5.3: Вывод диспозиций с использованием причинной атрибуции

Цели обучения

  1. Ознакомьтесь с фундаментальными принципами причинной атрибуции.
  2. Изучите тенденцию приписывать необычные события себе.
  3. Просмотрите основные компоненты принципа ковариации.
  4. Опишите модель успеха и неудачи Вайнера.

Мы увидели, что используем личностные качества, чтобы помочь нам понимать людей, которых мы знаем, и общаться о них.Но как узнать, какие качества есть у людей? Люди не ходят с надписью «Я щедрый» или «Я агрессивный» на лбу. В некоторых случаях, возвращаясь к нашему обсуждению репутации в главе 3, мы можем узнать о человеке косвенно, например, через комментарии, которые другие люди делают об этом человеке. Мы также используем методы восприятия человека, чтобы помочь нам узнать о людях и их качествах, наблюдая за ними и интерпретируя их поведение. Если Зоя ударит Джо, мы можем сделать вывод, что Зоя агрессивна.Если Седжай оставит официантке большие чаевые, мы можем заключить, что он щедрый. Такие выводы кажутся естественными и разумными, потому что мы можем предположить (часто, но не всегда правильно), что поведение вызвано личностью. Это агрессивность Зои, которая заставляет ее бить, и щедрость Седжея привела к тому, что он получил большие чаевые.

Хотя иногда мы можем сделать вывод о личности, наблюдая за поведением, это не всегда так. Помните, что на поведение влияют как наши личные характеристики, так и социальный контекст, в котором мы находимся.Это означает, что поведение, которое мы наблюдаем за другими людьми, не всегда может отражать их личность; вместо этого поведение могло быть вызвано скорее ситуацией, чем лежащими в основе личными характеристиками. Возможно, Зоя ударила Джо не потому, что она действительно агрессивный человек, а потому, что Джо первым ее оскорбил или спровоцировал. И, возможно, Седжай оставил большие чаевые, чтобы произвести впечатление на своих друзей, а не потому, что он по-настоящему щедрый.

Поскольку на поведение может влиять как человек, так и ситуация, мы должны попытаться определить, какая из этих двух причин на самом деле более строго определяла поведение. Процесс попытки определить причины поведения людей известен как причинная атрибуция (Heider, 1958). Поскольку мы не можем видеть личность, мы должны работать над ее выводом. Когда знакомая нам пара расстается, несмотря на то, что казалось браком, заключенным на небесах, нам от природы становится любопытно. Что могло стать причиной разрыва? Было ли это что-то сказанное или сделанное одним из них? Или, возможно, виноват стресс из-за финансовых трудностей?

Установление причинной атрибуции может быть немного похоже на проведение эксперимента по социальной психологии.Мы внимательно наблюдаем за людьми, которые нам интересны, и замечаем, как они ведут себя в разных социальных ситуациях. После того, как мы сделали наши наблюдения, мы делаем выводы. Мы делаем личным (или внутренним или диспозиционным ) атрибуцией , когда мы решаем, что поведение было вызвано в первую очередь человеком . Личная принадлежность может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что Сара не была привержена отношениям». В других случаях мы можем определить, что поведение было вызвано в первую очередь ситуацией — мы называем это установлением ситуационной (или внешней ) атрибуции .Ситуационная атрибуция может выглядеть примерно так: «Я думаю, они расстались, потому что находились в таком финансовом состоянии». В других случаях мы можем решить, что поведение было вызвано как человеком, так и ситуацией; «Я думаю, они расстались, потому что отсутствие обязательств у Сары действительно стало проблемой, когда у них возникли финансовые проблемы».

Делать выводы о личности

В некоторых случаях легче указать личные данные, чем в других. Когда поведение является необычным или неожиданным в конкретной ситуации, в которой оно происходит, мы можем более легко приписать его себе.Представьте, что вы идете на вечеринку и вас знакомят с Тесс. Тесс пожимает вам руку и говорит: «Приятно познакомиться!» Можете ли вы на основании такого поведения сделать вывод, что Тесс — дружелюбный человек? Возможно нет. Поскольку социальный контекст требует, чтобы люди действовали дружелюбно (пожимая вам руку и говоря: «Приятно познакомиться»), трудно понять, вела ли Тэсс дружелюбно из-за ситуации или потому, что она действительно дружелюбна. Однако представьте, что вместо того, чтобы пожать вам руку, Тесс игнорирует вас и уходит.В таких случаях легче сделать вывод, что Тесс недружелюбна, потому что ее поведение настолько противоречит тому, что можно было бы ожидать.

Чтобы проверить эту идею, Эдвард Джонс и его коллеги (Jones, Davis, & Gergen, 1961) провели классический эксперимент, в котором участники просмотрели одну из четырех различных видеозаписей человека, который претендовал на работу. Для половины участников видео показало, что мужчина проходил собеседование с целью получить работу подводника, должность, которая требовала тесного контакта со многими людьми в течение длительного периода времени.Опрошенному мужчине, а также участникам исследования было ясно, что для того, чтобы быть хорошим подводником, нужно быть экстравертом (т. Е. Получать удовольствие от общения с другими). Другая половина участников увидела видео, на котором мужчина проходил собеседование о приеме на работу в качестве космонавта, в ходе которого (помните, это исследование проводилось в 1961 году) он находился в одиночестве в маленькой капсуле в течение нескольких дней. В данном случае всем было ясно, что для того, чтобы быть хорошим космонавтом, нужно иметь интровертную личность.

Во время видеозаписи интервью также была изменена вторая переменная. Одна половина участников видела, что мужчина указал, что он на самом деле интроверт (он говорил такие вещи, как «Я люблю работать самостоятельно», «Я мало гуляю»), а другая половина видела, как мужчина сказал что он на самом деле был экстравертом (он говорил такие вещи, как «Я хотел бы быть продавцом», «Я всегда получаю идеи от других»). После просмотра одной из четырех видеозаписей участников попросили указать, насколько интровертом или экстравертом, по их мнению, был кандидат.

Как вы можете видеть в Таблице 5.2.1, «Связь с ожидаемым и неожиданным поведением», когда кандидат давал ответы, которые лучше соответствовали требованиям, предъявляемым к работе (т. Е. Для работы подводником, кандидат сказал, что он экстраверт, и для работы в космонавте, он сказал, что он был интровертом), участники не думали, что его утверждения были такими показательными для его основной личности, как когда заявитель сказал противоположное тому, что ожидалось от работы (то есть, когда работа требовал, чтобы он был экстравертом, но сказал, что он интроверт, или наоборот).

Таблица 5.2.1 Связь с ожидаемым и неожиданным поведением

Заявка на вакансию Экстравертный Интровертный
Астронавт 91 71
Подводник 71 45
Мы с большей вероятностью привлечем личную атрибуцию, когда поведение будет неожиданным.Цифры представляют собой процент экстравертных ответов, которые, по мнению участников, соискатель фактически одобрил бы, если бы он сказал полную правду. Участники с большей вероятностью поверили, что заявитель был более экстравертным (91%) и более интровертированным (45%), когда он сказал, что , а не , обладает личностными качествами, необходимыми для работы, чем когда он сказал, что он имел личностные качества, необходимые для работы. Данные взяты из работы Джонса, Дэвиса и Гергена (1961).Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Вариации ролевых игр и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Идея здесь в том, что заявления, которые были необычными или неожиданными (исходя из требований к должности), просто казались так, будто они не могли быть вызваны ситуацией, поэтому участники действительно думали, что интервьюируемый говорил правда.С другой стороны, когда интервьюируемый делал утверждения, которые соответствовали требованиям ситуации, было труднее быть уверенным в том, что он говорит правду (возможно, вспоминая обсуждение стратегической самопрезентации в главе 3). , он просто говорил эти вещи, потому что хотел получить работу), и участники сделали более слабые личные приписывания его поведения.

Мы также можем упростить личную атрибуцию, если знаем, что у человека был выбор в поведении.Если мужчина предпочитает быть дружелюбным, даже в ситуациях, в которых он может не находиться, это, вероятно, означает, что он дружелюбен. Но если мы сможем определить, что он был вынужден вести себя дружелюбно, это узнать будет труднее. Если, например, вы увидели человека, направившего пистолет на другого человека, а затем вы увидели, что этот человек отдал свои часы и бумажник стрелявшему, вы, вероятно, не сделаете вывод, что этот человек был щедрым!

Джонс и Харрис (1967) предложили студентам-участникам исследования прочитать эссе, написанные другими студентами.Половина участников думала, что студенты выбрали темы для эссе, в то время как другая половина думала, что студентам темы назначил их профессор. Участники с большей вероятностью лично указали, что студенты действительно верили в сочинение, которое они писали, когда они выбирали темы, а не им были назначены темы.

Иногда человек может попытаться заставить других приписывать свое поведение себе, чтобы он казался более правдоподобным.Например, когда политик делает заявления в поддержку дела перед аудиторией, которая не согласна с его позицией, он будет считаться более приверженным своим убеждениям и может быть более убедительным, чем если бы он приводил тот же аргумент перед аудиторией. аудитория, как известно, поддерживает ее взгляды. Опять же, идея основана на принципах атрибуции: если есть очевидная ситуационная причина для заявления (аудитория поддерживает взгляды политика), то личную атрибуцию (то, что политик действительно верит в то, что он говорит), сделать сложнее. .

Обнаружение ковариации между личностью и поведением

До сих пор мы рассматривали, как мы делаем личные указания, когда у нас есть только ограниченная информация; то есть поведение, наблюдаемое только в один момент времени — мужчина оставляет большие чаевые в ресторане, мужчина отвечает на вопросы на собеседовании при приеме на работу или политик выступает с речью. Но процесс атрибуции также происходит, когда мы можем наблюдать за поведением человека в более чем одной ситуации. Конечно, мы можем узнать больше о щедрости Седжая, если он даст большие чаевые в разных ресторанах с разными людьми, и мы сможем больше узнать о убеждениях политика, наблюдая за речами, которые он произносит перед разной аудиторией с течением времени.

Когда у людей есть несколько источников информации о поведении человека, они могут делать атрибуцию, оценивая взаимосвязь между поведением человека и социальным контекстом, в котором оно происходит. Один из способов сделать это — использовать принцип ковариации , , который гласит, что данное поведение с большей вероятностью было вызвано ситуацией, если это поведение изменяется (или изменяется) в разных ситуациях . Наша работа, таким образом, заключается в изучении моделей поведения человека в различных ситуациях, чтобы помочь нам сделать выводы о причинах такого поведения (Jones et al., 1987; Келли, 1967).

Исследования показали, что люди сосредотачиваются на трех видах ковариационной информации, когда они наблюдают за поведением других (Cheng & Novick, 1990).

  • Информация о согласованности . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация всегда вызывает поведение в цели . Например, если я всегда начинаю плакать на свадьбах, то кажется, что свадьба — причина моих слез.
  • Информация об индивидуальности .Ситуация кажется причиной поведения, если поведение возникает, когда ситуация присутствует, но не когда ее нет . Например, если я плачу только на свадьбах, но не в другое время, то кажется, что свадьба является причиной моих слез.
  • Консенсусная информация . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация вызывает такое же поведение у большинства людей . Например, если многие люди плачут на свадьбах, то кажется, что свадьба является причиной моих (и других) слез.

Представьте, что ваша подруга Джейн любит встречаться с множеством разных мужчин, и вы наблюдали ее поведение с каждым из этих мужчин с течением времени. Однажды ночью она идет на вечеринку с Рави, где вы наблюдаете что-то необычное. Хотя Джейн пришла на вечеринку с Рави, она полностью игнорирует его всю ночь. Она танцует с другими мужчинами и, в конце концов, уходит с вечеринки с кем-то другим. Это ситуация, которая может заставить вас задуматься о причине поведения Джейн (является ли она грубым человеком или это поведение вызвано в большей степени Рави?), И для которой вы можете использовать принцип ковариации, чтобы попытаться сделать некоторые выводы.

Согласно принципу ковариации, вы должны уметь определять причину поведения Джейн, рассматривая три типа информации о ковариации: последовательность, различимость и консенсус. Вы можете спросить, всегда ли Джейн так обращается с Рави, когда встречается с ним. Если ответ положительный, то у вас есть некоторая согласованная информация: восприятие того, что ситуация всегда вызывает одно и то же поведение у человека. Если вы заметили, что Джейн игнорирует Рави больше, чем других мужчин, с которыми встречается, то у вас также есть отличительная информация: восприятие того, что поведение возникает, когда ситуация присутствует, а не когда ее нет.Наконец, вы можете поискать согласованную информацию: представление о том, что ситуация вызывает одинаковую реакцию у большинства людей — склонны ли другие люди относиться к Рави таким же образом?

Рассмотрим еще один пример. Представьте, что ваш друг говорит вам, что он только что посмотрел новый фильм и что это лучший фильм, который он когда-либо видел. Когда вы задаетесь вопросом, следует ли вам приписывать ситуацию (фильм), вы, естественно, спросите о консенсусе; фильм нравится другим людям? Если да, то у вас есть положительная консенсусная информация о том, насколько хорош фильм.Но у вас, вероятно, также есть некоторая информация о том, как ваш друг смотрел фильмы с течением времени. Если вы похожи на большинство людей, у вас, вероятно, есть друзья, которым нравится каждый фильм, который они смотрят. Если это так с этим другом, вы, вероятно, еще не настолько уверены в том, что это отличный фильм — в этом случае реакция вашего друга не будет отличительной. С другой стороны, если вашему другу не нравится большинство фильмов, которые он смотрит, но он любит этот, то отличительная черта сильна (поведение проявляется только в этой конкретной ситуации).Если это так, то вы можете быть более уверены в том, что фильм вызвал энтузиазм вашего друга. Следующей вашей мыслью может быть: «Я пойду сегодня вечером посмотрю этот фильм». Вы можете увидеть еще один пример использования информации о ковариации в Таблице 5.2.2, «Использование информации о ковариации».

Таблица 5.2.2 Использование информации о ковариации

Атрибуция Консенсус Самобытность Согласованность
Внешняя атрибуция (ситуации, в данном случае телешоу) более вероятна, если… Все мои друзья смеются над этим телешоу. Билл больше смеется над этим телешоу. Билл всегда смеется над этим телешоу.
Внутренняя атрибуция (человеку, в данном случае Биллу) более вероятна, если… Очень немногие из моих друзей смеются над этим телешоу. Билл смеется над этим телешоу так же сильно, как он смеется над другими телешоу. Билл всегда смеется над этим телешоу.
В соответствии с принципом ковариации мы используем три источника информации, чтобы помочь нам определить, следует ли приписывать себя ситуации или человеку.В этом примере атрибуция либо личная (моему другу Биллу), либо ситуативная (к телешоу, которое мы смотрим).

Таким образом, ковариационные модели предсказывают, что мы, скорее всего, сделаем внешние атрибуции, когда консенсус, различимость и согласованность будут высокими. Напротив, когда консенсус и разборчивость низки и это сопровождается высокой согласованностью, то мы, скорее всего, придем к внутренней атрибуции (Kelley, 1967). В других ситуациях, когда модель консенсуса, последовательности и различимости не попадает ни в один из этих двух вариантов, предполагается, что мы будем склонны приписывать как человеку, так и ситуации.

Эти прогнозы обычно подтверждаются исследованиями атрибуции, которые обычно просят людей сделать атрибуцию о поведении незнакомца в виньетках (Kassin, 1979). В исследованиях в более естественном контексте, например, в исследованиях, касающихся самих себя и других, которых мы хорошо знаем, многие другие факторы также будут влиять на типы атрибутов, которые мы делаем. К ним относятся наши отношения с человеком и наши прежние убеждения. Например, наша атрибуция по отношению к своим друзьям часто более благоприятна, чем по отношению к незнакомцам (Campbell, Sedikides, Reeder, & Elliot, 2000).Кроме того, в соответствии с нашим обсуждением схем и социального познания в главе 2, они часто согласуются с содержанием схем, которые важны для нас в то время (Lyon, Startup, & Bentall, 1999).

Атрибуты успеха и неудач

Причинная атрибуция участвует во многих важных жизненных ситуациях; например, когда мы пытаемся определить, почему нам или другим удалось или не удалось выполнить задачу. Вспомните на мгновение тест, который вы прошли, или другое задание, которое вы выполнили, и подумайте, почему вы его выполнили хорошо или плохо.Затем посмотрите, отражают ли ваши мысли то, что Бернард Вайнер (1985) считал важными факторами в этом отношении.

Вайнера интересовало, как мы определяем причины успеха или неудачи, потому что он чувствовал, что эта информация была особенно важна для нас: точное определение того, почему мы преуспели или потерпели неудачу, поможет нам увидеть, какие задачи мы уже хорошо выполняем, а какие нам нужно. работать над улучшением. Вайнер предложил, чтобы мы делали эти определения, задействовав причинную атрибуцию, и чтобы результатом нашего процесса принятия решений была атрибуция, сделанная либо человеку («Я добился успеха / потерпел неудачу из-за моих личных характеристик»), либо ситуации («Я удалось / не удалось из-за какой-то ситуации »).

Анализ

Вайнера показан на Рисунке 5.2.1, «Атрибуция успеха и неудачи». Согласно Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как исходящие от личных причин (например, способности, мотивация) или от ситуационных причин (например, удачи, сложности задачи). Однако он также утверждал, что эти личные и ситуативные причины могут быть либо стабильными (менее вероятно, что они изменятся со временем), либо нестабильными (с большей вероятностью будут меняться с течением времени).

Рисунок 5.2.1 Атрибуты успеха и неудачи

На этом рисунке показана потенциальная ответственность, которую мы можем приписать нашему успеху или неудаче или неудачам других людей. Locus учитывает, связаны ли атрибуции с человеком или с ситуацией, а стабильность рассматривает, будет ли ситуация оставаться неизменной с течением времени.

Если вы хорошо справились с тестом, потому что вы действительно умны, то это личная и стабильная атрибуция способности . Это явно что-то, что вызвано лично вами, и это также довольно стабильная причина: вы умны сегодня и, вероятно, будете умны в будущем.Однако если вы добились большего, потому что усердно учились, то это успех благодаря мотивации . Это опять-таки личное (вы учились), но оно также потенциально нестабильно (хотя вы очень усердно учились для этого теста, вы можете не так усердно работать для следующего). Вайнер считал сложность задачи ситуативной причиной: вы могли успешно пройти тест, потому что он был легким, и он предположил, что следующий тест, вероятно, будет легким и для вас (т. Е. Что задача, какой бы она ни была, является всегда либо сложно, либо легко).Наконец, Вайнер считал успех удачей (вы правильно угадали многие ответы) ситуативной причиной, но более нестабильной, чем сложность задачи. Оказывается, хотя атрибуции Вайнера не всегда идеально подходят (например, сложность задачи может иногда меняться со временем и, таким образом, быть, по крайней мере, несколько нестабильной), четыре типа информации довольно хорошо отражают типы атрибуции, которые люди делают для успеха и неудачи. .

Мы рассмотрели некоторые важные теории и исследования того, как мы делаем атрибуцию.Другой важный вопрос, к которому мы сейчас обратимся, — насколько точно мы приписываем причины поведения. Одно дело полагать, что кто-то кричал на нас, потому что он или она агрессивная личность, и совсем другое — доказать, что ситуация, включая наше собственное поведение, не была более важной причиной!

Основные выводы

  • Причинная атрибуция — это процесс попытки определить причины поведения людей.
  • Авторство связано с личными или ситуативными причинами.
  • Легче приписать себе личную принадлежность, когда поведение необычно или неожиданно, и когда люди, как считается, решили им заниматься.
  • Принцип ковариации предполагает, что мы используем информацию о согласованности, информацию о различиях и согласованную информацию, чтобы делать выводы о причинах поведения.
  • Согласно Бернарду Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как происходящие из личных причин (способности и мотивация) или ситуативных причин (удача и сложность задачи).

Упражнения и критическое мышление

  1. Опишите время, когда вы использовали причинную атрибуцию, чтобы сделать вывод о личности другого человека. Каков был результат процесса атрибуции? Как вы думаете, насколько точна атрибуция? Почему?
  2. Опишите ситуацию, в которой вы использовали информацию о консенсусе, последовательности и отличительности, чтобы приписать чье-то поведение. Насколько хорошо принцип ковариации объясняет тип атрибуции (внутреннюю или внешнюю), которую вы сделали?
  3. Рассмотрим случай, когда вы приписывали свой успех или неудачу.Как ваш анализ ситуации соотносился с идеями Вайнера об этих процессах? Как вы относились к себе после такой атрибуции и почему?

Список литературы

Эллисон, С. Т., и Мессик, Д. М. (1985b). Ошибка групповой атрибуции . Журнал экспериментальной социальной психологии, 21 (6), 563-579.

Кэмпбелл, В. К., Седикидес, К., Ридер, Г. Д., Эллиот, А. Дж. (2000). Среди друзей: экзамен на дружбу и своекорыстие. Британский журнал социальной психологии, 39, 229-239.

Ченг, П. В., и Новик, Л. Р. (1990). Вероятностная контрастная модель причинной индукции. Журнал личности и социальной психологии, 58 (4), 545–567.

Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Джонс, Э. Э., и Харрис, В. А. (1967). Атрибуция отношений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 3 (1), 1-24.

Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Вариации ролевых игр и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Jones, E. E., Kanouse, D. E., Kelley, H.H., Nisbett, R.E., Valins, S., & Weiner, B. (Eds.). (1987). Атрибуция: восприятие причин поведения . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Кассин, С. М. (1979). Консенсусная информация, прогноз и причинная атрибуция: обзор литературы и проблем. Журнал личности
и социальная психология, 37, 1966–1981.

Келли, Х. Х. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. В Д. Левине (ред.), Симпозиум Небраски по мотивации (Том 15, стр. 192–240). Линкольн, NE: Университет Небраски Press.

Лион, Х. М., и Стартап, М., и Бенталл, Р. П. (1999). Социальное познание и маниакальная защита: атрибуции, избирательное внимание и самосхема при биполярном аффективном расстройстве. Журнал аномальной психологии, 108 (2), 273-282. Фрубин

Улеман, Дж. С., Блейдер, С. Л., и Тодоров, А. (ред.). (2005). Неявные впечатления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Вайнер, Б. (1985). Атрибуционная теория мотивации достижения и эмоции. Психологический обзор, 92 , 548–573.

Авторы

Чарльз Стангор (Мэрилендский университет), Раджив Джангиани (Квантленский политехнический университет) и Хаммонд Тарри (Адлерская школа профессиональной психологии).Название OpenStax, логотип OpenStax, обложки книг OpenStax, название OpenStax CNX и логотип OpenStax CNX не подпадают под действие лицензии Creative Commons и не могут быть воспроизведены без предварительного и явного письменного согласия Rice University. По вопросам, связанным с этой лицензией, обращайтесь по адресу [email protected]

Вывод диспозиций с использованием причинной атрибуции — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

Цели обучения

  1. Ознакомьтесь с фундаментальными принципами причинной атрибуции.
  2. Изучите тенденцию приписывать необычным событиям предрасположенность.
  3. Просмотрите основные компоненты ковариационной модели.

Мы увидели, что используем личностные качества, чтобы помочь нам понимать людей, которых мы знаем, и общаться о них. Но как узнать, какие качества есть у людей? Люди не ходят с надписью «Я щедрый» или «Я агрессивный» на лбу. В некоторых случаях, возвращаясь к нашему обсуждению репутации в главе 3, мы можем узнать о человеке косвенно, например, через комментарии, которые другие люди делают об этом человеке.Мы также используем методы восприятия человека, чтобы помочь нам узнать о людях и их качествах, наблюдая за ними и интерпретируя их поведение. Если Зоя ударит Джо, мы можем сделать вывод, что Зоя агрессивна. Если Седжай оставит официантке большие чаевые, мы можем заключить, что он щедрый. Такие выводы кажутся естественными и разумными, потому что мы можем предположить (часто, но не всегда правильно), что поведение вызвано личностью. Это агрессивность Зои, которая заставляет ее бить, и щедрость Седжея привела к тому, что он получил большие чаевые.

Хотя иногда мы можем сделать вывод о личности, наблюдая за поведением, это не всегда так. Помните, что на поведение влияют как наши личные характеристики, так и социальный контекст, в котором мы находимся. Это означает, что поведение, которое мы наблюдаем за другими людьми, не всегда может отражать их личность; вместо этого поведение могло быть вызвано скорее ситуацией, чем лежащими в основе личными характеристиками. Возможно, Зоя ударила Джо не потому, что она действительно агрессивный человек, а потому, что Джо первым ее оскорбил или спровоцировал.И, возможно, Седжай оставил большие чаевые, чтобы произвести впечатление на своих друзей, а не потому, что он по-настоящему щедрый.

Поскольку на поведение может влиять как человек, так и ситуация, мы должны попытаться определить, какая из этих двух причин на самом деле более строго определяла поведение. Процесс попытки определить причины поведения людей известен как причинная атрибуция (Heider, 1958). Поскольку мы не можем видеть личность, мы должны работать над ее выводом. Когда знакомая нам пара расстается, несмотря на то, что казалось браком, заключенным на небесах, нам от природы становится любопытно.Что могло стать причиной разрыва? Было ли это что-то сказанное или сделанное одним из них? Или, возможно, виноват стресс из-за финансовых трудностей?

Установление причинной атрибуции может быть немного похоже на проведение эксперимента по социальной психологии. Мы внимательно наблюдаем за людьми, которые нам интересны, и замечаем, как они ведут себя в разных социальных ситуациях. После того, как мы сделали наши наблюдения, мы делаем выводы. Мы делаем диспозиционное (или внутреннее ), атрибуцию , когда решаем, что поведение было вызвано в первую очередь человеком .Диспозиционная атрибуция может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что Сара не была привержена отношениям». В других случаях мы можем определить, что поведение было вызвано в первую очередь ситуацией — мы называем это установлением ситуационной (или внешней ) атрибуции . Ситуационная атрибуция может выглядеть примерно так: «Я думаю, они расстались, потому что находились в таком финансовом состоянии». В других случаях мы можем решить, что поведение было вызвано как человеком, так и ситуацией; «Я думаю, они расстались, потому что отсутствие обязательств у Сары действительно стало проблемой, когда у них возникли финансовые проблемы.”

Делать выводы о личности

В некоторых случаях легче установить диспозиционные атрибуты, чем в других. Когда поведение является необычным или неожиданным в конкретной ситуации, в которой оно происходит, нам легче сделать диспозициональную атрибуцию для него. Представьте, что вы идете на вечеринку и вас знакомят с Селин. Селин пожимает вам руку и говорит: «Приятно познакомиться!» Можете ли вы на основании такого поведения сделать вывод, что Селин — дружелюбный человек? Возможно нет.Поскольку социальный контекст требует, чтобы люди действовали дружелюбно (пожимая вам руку и говоря: «Приятно познакомиться»), трудно понять, вела ли Селин дружелюбие из-за ситуации или потому, что она действительно дружелюбна. Однако представьте, что вместо того, чтобы пожать вам руку, Селин игнорирует вас и уходит. В таких случаях легче сделать вывод, что Селин недружелюбна, потому что ее поведение настолько противоречит тому, что можно было бы ожидать.

Чтобы проверить эту идею, Эдвард Джонс и его коллеги (Jones, Davis, & Gergen, 1961) провели классический эксперимент, в котором участники просмотрели одну из четырех различных видеозаписей человека, который претендовал на работу.Для половины участников видео показало, что мужчина проходил собеседование с целью получить работу подводника, должность, которая требовала тесного контакта со многими людьми в течение длительного периода времени. Опрошенному мужчине, а также участникам исследования было ясно, что для того, чтобы быть хорошим подводником, нужно быть экстравертом (т. Е. Получать удовольствие от общения с другими). Другая половина участников увидела видео, на котором мужчина проходил собеседование о приеме на работу в качестве космонавта, в ходе которого (помните, это исследование проводилось в 1961 году) он находился в одиночестве в маленькой капсуле в течение нескольких дней.В данном случае всем было ясно, что для того, чтобы быть хорошим космонавтом, нужно иметь интровертную личность.

Во время видеозаписи интервью также была изменена вторая переменная. Одна половина участников видела, что мужчина указал, что он на самом деле интроверт (он говорил такие вещи, как «Я люблю работать самостоятельно», «Я мало гуляю»), а другая половина видела, как мужчина сказал что он на самом деле был экстравертом (он говорил такие вещи, как «Я хотел бы быть продавцом», «Я всегда получаю идеи от других»).После просмотра одной из четырех видеозаписей участников попросили указать, насколько интровертом или экстравертом, по их мнению, был кандидат.

Как вы можете видеть в Таблице 5.2, «Связь с ожидаемым и неожиданным поведением», когда кандидат давал ответы, которые лучше соответствовали требованиям, предъявляемым к работе (т. Е. В отношении работы подводника заявитель сказал, что он экстраверт, а в отношении работа космонавта, он сказал, что он был интровертом), участники не думали, что его утверждения были такими показательными для его основной личности, как когда заявитель сказал противоположное тому, что ожидалось от работы (т.е., когда работа требовала, чтобы он был экстравертом, но он сказал, что он интроверт, или наоборот).

Таблица 5.2 Связь с ожидаемым и неожиданным поведением

Заявка на вакансию Экстравертный Интроверт
Астронавт 91 71
Подводник 71 45
Мы с большей вероятностью будем использовать диспозиционные атрибуции, когда поведение является неожиданным.Цифры представляют собой процент экстравертных ответов, которые, по мнению участников, соискатель фактически одобрил бы, если бы он сказал полную правду. Участники с большей вероятностью поверили, что заявитель был более экстравертным (91%) и более интровертированным (45%), когда он сказал, что , а не , обладает личностными качествами, необходимыми для работы, чем когда он сказал, что он имел личностные качества, необходимые для работы. Данные взяты из работы Джонса, Дэвиса и Гергена (1961).Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Вариации ролевых игр и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Идея здесь в том, что заявления, которые были необычными или неожиданными (исходя из требований к должности), просто казались так, будто они не могли быть вызваны ситуацией, поэтому участники действительно думали, что интервьюируемый говорил правда.С другой стороны, когда интервьюируемый делал заявления, которые соответствовали требованиям ситуации, было сложнее быть уверенным в том, что он говорит правду (возможно, вспоминая обсуждение стратегической самопрезентации в главе 3). , он просто говорил эти вещи, потому что хотел получить работу), и участники сделали более слабые диспозиционные приписывания его поведения.

Мы также можем упростить диспозиционные атрибуции, если знаем, что у человека был выбор в поведении.Если мужчина предпочитает быть дружелюбным, даже в ситуациях, в которых он может не находиться, это, вероятно, означает, что он дружелюбен. Но если мы сможем определить, что он был вынужден вести себя дружелюбно, это узнать будет труднее. Если, например, вы увидели человека, направившего пистолет на другого человека, а затем вы увидели, что этот человек отдал свои часы и бумажник стрелявшему, вы, вероятно, не сделаете вывод, что этот человек был щедрым!

Джонс и Харрис (1967) предложили студентам-участникам исследования прочитать эссе, написанные другими студентами.Половина участников думала, что студенты выбрали темы для эссе, в то время как другая половина думала, что студентам темы назначил их профессор. Участники с большей вероятностью сделали диспозиционную атрибуцию, что студенты действительно верили в сочинение, которое они писали, когда они выбирали темы, а не были назначены темы.

Иногда человек может попытаться заставить других приписать своему поведению предрасположенность, чтобы он казался более правдоподобным.Например, когда политик делает заявления в поддержку дела перед аудиторией, которая не согласна с его позицией, он будет считаться более приверженным своим убеждениям и может быть более убедительным, чем если бы он приводил тот же аргумент перед аудиторией. аудитория, как известно, поддерживает ее взгляды. Опять же, идея основана на принципах атрибуции: если есть очевидная ситуативная причина для утверждения (аудитория поддерживает взгляды политика), то диспозициональную атрибуцию (то, что политик действительно верит в то, что он говорит), сделать сложнее. .

Обнаружение ковариации между личностью и поведением

До сих пор мы рассматривали, как мы делаем диспозиционные атрибуции, когда у нас есть только ограниченная информация; то есть поведение, наблюдаемое только в один момент времени — мужчина оставляет большие чаевые в ресторане, мужчина отвечает на вопросы на собеседовании при приеме на работу или политик выступает с речью. Но процесс атрибуции также происходит, когда мы можем наблюдать за поведением человека в более чем одной ситуации. Конечно, мы можем узнать больше о щедрости Седжая, если он даст большие чаевые в разных ресторанах с разными людьми, и мы сможем больше узнать о убеждениях политика, наблюдая за речами, которые он произносит перед разной аудиторией с течением времени.

Когда у людей есть несколько источников информации о поведении человека, они могут делать атрибуцию, оценивая взаимосвязь между поведением человека и социальным контекстом, в котором оно происходит. Один из способов сделать это — использовать ковариационную модель , которая утверждает, что определенное поведение с большей вероятностью было вызвано ситуацией, если это поведение изменяется (или изменяется) в разных ситуациях . Наша работа, таким образом, заключается в изучении моделей поведения человека в различных ситуациях, чтобы помочь нам сделать выводы о причинах такого поведения (Jones et al., 1987; Келли, 1967).

Исследования показали, что люди сосредотачиваются на трех видах ковариационной информации, когда они наблюдают за поведением других (Cheng & Novick, 1990).

  • Информация о согласованности . Информация о том, всегда ли актер ведет себя . Например, если моя жена постоянно тошнит от кулинарии, это говорит о высокой последовательности.
  • Информация об индивидуальности . Информация о том, является ли мишенью единственной затронутой по сравнению со всеми остальными .Например, если моя жена заболеет только из-за того, что я готовлю, и никто больше не заболеет от того, что я готовлю, это говорит о высокой самобытности.
  • Консенсусная информация . Информация о том, создает ли большинство людей определенный результат . Например, если многие люди заболевают моей женой своей готовкой, это наводит на мысль.

Представьте своего друга Рави — он действительно боролся с недавним писательским заданием. Несмотря на то, что он очень много работал над бумагой, он получил очень низкую оценку.Итак, вы сидите и удивляетесь — почему профессор поставил Рави такую ​​плохую оценку? Когда вы сосредотачивались на актере (т.

Согласно модели ковариации, вы должны иметь возможность получить причину, рассматривая три типа информации о ковариации: согласованность, различимость и консенсус. Вы можете спросить, всегда ли профессор ставит Рави плохие оценки. Если ответ положительный, значит, у вас есть некоторая согласованная информация.Если вы заметили, что Рави — единственный человек, получивший плохую оценку за это задание, значит, у вас также есть отличительная информация. Наконец, вы можете поискать согласованную информацию: склонны ли другие профессора также ставить плохие оценки Рави?

Рассмотрим еще один пример. Представьте, что вы смотрите забавное японское телешоу с участием Мацумото и Хамады. Во время шоу Хамада бьет Мацумото по голове. Вы задаетесь вопросом, следует ли приписывать причину, по которой Хамада ударил его внутренне, Хамаде, а внешне — Мацумото.Для этого вы, вероятно, рассмотрите информацию о согласованности, отличительную информацию и информацию о согласованности. Как мы увидим позже, разные комбинации этих частей информации дают разные типы атрибуции. Вы также можете увидеть еще один пример использования информации о ковариации в Таблице 5.3, «Использование информации о ковариации».

Таблица 5.3 Использование информации о ковариации

Атрибуция Консенсус Самобытность Последовательность
Внешняя атрибуция (к цели, в данном случае Мацумото) более вероятна, если… Все бьют Мацумото. Хамада бьет только Мацумото. Хамада всегда бьет Мацумото.
Внутренняя атрибуция (актерам, в данном случае Хамада) более вероятна, если… Мацумото больше никто не шлепает. Хамада бьет не только Мацумото. Хамада всегда бьет Мацумото.
Согласно ковариационной модели, мы используем три источника информации, чтобы помочь нам определить, следует ли приписывать свое отношение к ситуации или к человеку.В этом примере атрибуция либо личная (моему другу Биллу), либо ситуативная (к телешоу, которое мы смотрим).

Таким образом, ковариационные модели предсказывают, что мы, скорее всего, сделаем внешние атрибуции относительно цели, получающей действие, когда консенсус, различимость и последовательность высоки. Напротив, когда консенсус и самобытность низки и это сопровождается высокой согласованностью, то мы, скорее всего, придем к внутреннему приписыванию актеру (Kelley, 1967).Более того, когда последовательность в целом низкая, это может быть связано с внешней ситуацией.

Эти прогнозы обычно подтверждаются исследованиями атрибуции, которые обычно просят людей сделать атрибуцию о поведении незнакомца в виньетках (Kassin, 1979). В исследованиях в более естественном контексте, например, в исследованиях, касающихся самих себя и других, которых мы хорошо знаем, многие другие факторы также будут влиять на типы атрибутов, которые мы делаем. К ним относятся наши отношения с человеком и наши прежние убеждения.Например, наша атрибуция по отношению к своим друзьям часто более благоприятна, чем по отношению к незнакомцам (Campbell, Sedikides, Reeder, & Elliot, 2000). Кроме того, в соответствии с нашим обсуждением схем и социального познания в главе 2, они часто согласуются с содержанием схем, которые важны для нас в то время (Lyon, Startup, & Bentall, 1999).

Мы рассмотрели некоторые важные теории и исследования того, как мы делаем атрибуцию. Другой важный вопрос, к которому мы сейчас обратимся, — насколько точно мы приписываем причины поведения.Одно дело полагать, что кто-то кричал на нас, потому что у него агрессивный характер, но совсем другое — доказать, что ситуация, включая наше собственное поведение, не была более важной причиной!

Основные выводы

  • Причинная атрибуция — это процесс попытки определить причины поведения людей.
  • Авторство связано с личными или ситуативными причинами.
  • Легче делать диспозиционные атрибуции, когда поведение необычно или неожиданно и когда люди, как считается, решили им заниматься.
  • Ковариационная модель предполагает, что мы используем информацию о согласованности, информацию о различиях и согласованную информацию, чтобы делать выводы о причинах поведения.

Упражнения и критическое мышление

  1. Опишите время, когда вы использовали причинную атрибуцию, чтобы сделать вывод о личности другого человека. Каков был результат процесса атрибуции? Как вы думаете, насколько точна атрибуция? Почему?
  2. Опишите ситуацию, в которой вы использовали информацию о консенсусе, последовательности и отличительности, чтобы приписать чье-то поведение.Насколько хорошо ковариационная модель объясняет тип атрибуции (внутреннюю или внешнюю), которую вы сделали?

Список литературы

Эллисон, С. Т., и Мессик, Д. М. (1985b). Ошибка групповой атрибуции . Журнал экспериментальной социальной психологии, 21 (6), 563-579.

Кэмпбелл, В. К., Седикидес, К., Ридер, Г. Д., Эллиот, А. Дж. (2000). Среди друзей: экзамен на дружбу и своекорыстие. Британский журнал социальной психологии, 39, 229-239.

Ченг, П. В., и Новик, Л. Р. (1990). Вероятностная контрастная модель причинной индукции. Журнал личности и социальной психологии, 58 (4), 545–567.

Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Джонс, Э. Э., и Харрис, В. А. (1967). Атрибуция отношений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 3 (1), 1-24.

Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э., И Герген, К. Дж. (1961). Вариации ролевых игр и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Jones, E. E., Kanouse, D. E., Kelley, H.H., Nisbett, R.E., Valins, S., & Weiner, B. (Eds.). (1987). Атрибуция: восприятие причин поведения . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Кассин, С. М. (1979). Консенсусная информация, прогноз и причинная атрибуция: обзор литературы и проблем. Журнал личности
и социальная психология, 37, 1966–1981.

Келли, Х. Х. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. В Д. Левине (ред.), Симпозиум Небраски по мотивации (Том 15, стр. 192–240). Линкольн, NE: Университет Небраски Press.

Лион, Х. М., и Стартап, М., и Бенталл, Р. П. (1999). Социальное познание и маниакальная защита: атрибуции, избирательное внимание и самосхема при биполярном аффективном расстройстве. Журнал аномальной психологии, 108 (2), 273-282. Фрубин

Улеман, Дж. С., Блейдер, С. Л., и Тодоров, А. (ред.). (2005). Неявные впечатления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Теория атрибуции (Б. Вайнер) — InstructionalDesign.org

Теория атрибуции занимается тем, как люди интерпретируют события и как это связано с их мышлением и поведением. Хайдер (1958) был первым, кто предложил психологическую теорию атрибуции, но Вайнер и его коллеги (e.g., Jones et al, 1972; Weiner, 1974, 1986) разработал теоретическую основу, которая стала основной исследовательской парадигмой социальной психологии. Теория атрибуции предполагает, что люди пытаются определить, почему люди делают то, что они делают, т. Е. Приписывают причины поведению. Человек, стремящийся понять, почему другой человек что-то сделал, может приписать этому поведению одну или несколько причин. В основе атрибуции лежит трехэтапный процесс: (1) человек должен воспринимать или наблюдать поведение, (2) затем человек должен верить, что поведение было совершено намеренно, и (3) затем человек должен определить, верит ли он другому человек был вынужден выполнить такое поведение (в этом случае причина приписывается ситуации) или нет (в этом случае причина приписывается другому человеку).

Вайнер сосредоточил свою теорию атрибуции на достижениях (Weiner, 1974). Он определил способности, усилия, сложность задачи и удачу как наиболее важные факторы, влияющие на приписывание достижений. Атрибуции классифицируются по трем причинным параметрам: локус контроля, стабильность и управляемость. Измерение локуса контроля имеет два полюса: внутренний и внешний локус контроля. Параметр стабильности фиксирует, вызывают ли изменения с течением времени или нет. Например, способности можно классифицировать как устойчивую внутреннюю причину, а усилия — как нестабильные и внутренние.Контрасты контролируемости причин, которые можно контролировать, например умение / эффективность, от причин, которые нельзя контролировать, таких как способности, настроение, действия других и удача.

Теория атрибуции тесно связана с концепцией мотивации. В нем также рассказывается о работе, проделанной Шэнком в области теории сценария и логических выводов.

Приложение

Теория Вайнера широко применяется в образовании, юриспруденции, клинической психологии и сфере психического здоровья. Между самооценкой и достижениями существует сильная взаимосвязь.Вайнер (1980) утверждает: «Причинная атрибуция определяет аффективные реакции на успех и неудачу. Например, вряд ли кто-то будет испытывать гордость за успех или чувство компетентности, когда получает пятерку от учителя, который ставит только эту оценку, или когда побеждает теннисиста, который всегда проигрывает … С другой стороны, «От учителя, который поставил несколько высоких оценок, или победа над теннисистом с высоким рейтингом, после долгой практики, дает очень положительный эффект». (стр.362). Учащиеся с более высоким рейтингом самооценки и высшей успеваемостью склонны приписывать успех внутренним, стабильным, неконтролируемым факторам, таким как способности, в то время как они способствуют неудаче либо внутренним, нестабильным, контролируемым факторам, таким как усилия, либо внешним неконтролируемым факторам, таким как как сложность задания.Например, учащиеся, которые неоднократно терпят неудачи в чтении, скорее всего, будут считать себя менее компетентными в чтении. Такое самовосприятие способности к чтению отражается в ожиданиях детей от успехов при выполнении заданий по чтению и в рассуждениях об успехе или неудаче в чтении. Точно так же учащиеся с нарушением обучаемости кажутся менее склонными, чем сверстники без инвалидности, приписывать неудачу усилиям, нестабильному, контролируемому фактору, и с большей вероятностью приписывать неудачу способностям, стабильному, неконтролируемому фактору.

Льюис и Далтрой (1990) обсуждают применение теории атрибуции в здравоохранении. Интересный пример теории атрибуции, применяемой к развитию карьеры, предоставлен Дейли (1996), который исследовал атрибуции сотрудников, объясняющих, почему они не получили повышения по службе.

Пример

Теория атрибуции использовалась для объяснения разницы в мотивации людей с высокими и низкими достижениями. Согласно теории атрибуции, успешные люди будут приближаться к задачам, связанным с успехом, а не избегать их, потому что они верят, что успех обусловлен высокими способностями и усилиями, в которых они уверены.Считается, что неудача вызвана неудачей или плохим экзаменом, то есть не по их вине. Таким образом, неудача не влияет на их самооценку, но успех вселяет в них гордость и уверенность. С другой стороны, неуспевающие избегают рутинной работы, связанной с успехом, потому что они склонны (а) сомневаться в своих способностях и / или (б) предполагать, что успех связан с удачей или с тем, «кого вы знаете», или с другими факторами, не зависящими от них. Таким образом, даже в случае успеха это не так выгодно для малоуспевающего, потому что он / она не чувствует себя ответственным, т. Е., это не увеличивает его / ее гордости и уверенности.

Принципы
  1. Атрибуция — это трехэтапный процесс: (1) поведение наблюдается, (2) поведение определяется как преднамеренное, и (3) поведение приписывается внутренним или внешним причинам.
  2. Достижение можно отнести к (1) усилиям, (2) способностям, (3) уровню сложности задания или (4) удаче.
  3. Причинными параметрами поведения являются (1) локус контроля, (2) стабильность и (3) управляемость.

Ссылки
  • Дейли, Деннис. (1996). Теория атрибуции и стеклянный потолок: карьерный рост среди федеральных служащих. Государственное управление и менеджмент: интерактивный журнал [http://www.hbg.psu.edu/faculty/jxr11/glass1sp.html]
  • Хайдер, Ф. (1958). Психология межличностных отношений. Нью-Йорк: Wiley.
  • Джонс, Э. Э., Д. Э. Каннус, Х. Х. Келли, Р. Э. Нисбетт, С. Валинс, Б. Вайнер, Eds.(1972). Атрибуция: понимание причин поведения. Морристаун, Нью-Джерси: General Learning Press.
  • Харви, Дж. И Вири Г. (1985). Атрибуция: основные вопросы и приложения, Academic Press, Сан-Диего.
  • Льюис, Ф. М. и Далтрой, Л. Х. (1990). «Как причинные объяснения влияют на поведение в отношении здоровья: теория атрибуции». В Glanz, K., Lewis, F.M. и Ример, Б. (ред.) Медицинское просвещение и поведение в отношении здоровья: теория, исследования. и практика. Сан-Франциско, Калифорния: Jossey-Bass Publishers, Inc.
  • Вайнер Б. (1974). Мотивация достижений и теория атрибуции. Морристаун, Нью-Джерси: General Learning Press.
  • Вайнер, Б. (1980). Мотивация человека . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.
  • Вайнер, Б. (1986). Атрибуционная теория мотивации и эмоций . Нью-Йорк: Springer-Verlag.

ПРИМЕЧАНИЕ : Спасибо Джону Черри за предложение включить Вайнера в базу данных TIP.

Выведение предрасположенностей с использованием причинной атрибуции

Мы видели, что мы используем личностные качества, чтобы помочь нам понять людей, которых мы знаем, и общаться о них. Но как узнать, какие качества есть у людей? Люди не ходят с надписью «Я щедрый» или «Я агрессивный» на лбу. В некоторых случаях мы можем узнать о человеке косвенно, например, из комментариев, которые другие люди делают об этом человеке. Мы также используем методы восприятия человека, чтобы помочь нам узнать о людях и их качествах, наблюдая за ними и интерпретируя их поведение.Если Фрэнк ударит Джо, мы можем заключить, что Фрэнк агрессивен. Если Лесли оставит официантке большие чаевые, мы можем заключить, что Лесли щедр. Такие выводы кажутся естественными и разумными, потому что мы можем предположить (часто, но не всегда правильно), что поведение вызвано личностью. Именно агрессивность Фрэнка заставляет его бить, и именно щедрость Лесли привела к тому, что ей дали большой совет.

Хотя иногда мы можем сделать вывод о личности, наблюдая за поведением, это не всегда так.Помните, что на поведение влияют как наши личные характеристики, так и социальный контекст, в котором мы находимся. Это означает, что поведение, которое мы наблюдаем за другими людьми, может не всегда отражать их личность — такое поведение могло быть вызвано ситуацией, а не лежащими в основе личными характеристиками. Возможно, Фрэнк ударил Джо не потому, что он действительно агрессивный человек, а потому, что Джо первым его оскорбил или спровоцировал. И, возможно, Лесли оставила большие чаевые, чтобы произвести впечатление на своих друзей, а не потому, что она действительно щедрая.

Поскольку поведение определяется как человеком, так и ситуацией, мы должны попытаться определить, какая из этих двух причин фактически определила поведение. Процесс попытки определить причины поведения людей известен как причинная атрибуция Процесс попытки определить причины поведения других людей. (Хайдер, 1958). Поскольку мы не можем видеть личность, мы должны работать над ее выводом. Когда знакомая нам пара расстается, несмотря на то, что казалось браком, заключенным на небесах, нам от природы становится любопытно.Что могло стать причиной разрыва? Было ли это что-то сказанное или сделанное одним из них? Или, возможно, виноват стресс из-за финансовых трудностей?

Установление причинно-следственной связи немного похоже на проведение эксперимента по социальной психологии. Мы внимательно наблюдаем за людьми, которые нам интересны, и замечаем, как они ведут себя в разных социальных ситуациях. После того, как мы сделали наши наблюдения, мы делаем выводы. Мы делаем личную (или внутреннюю, или диспозиционную) атрибуцию — определение того, что поведение было вызвано в первую очередь личностными характеристиками человека., когда мы решаем, что поведение было вызвано в первую очередь человеком . Личная принадлежность может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что Сара не была привержена отношениям». В других случаях, мы можем определить, что поведение было вызвано в первую очередь ситуацией. что-то вроде «Я думаю, они расстались, потому что находились в таком финансовом положении.«В других случаях мы можем решить, что поведение было вызвано как человеком, так и ситуацией.

Делать выводы о личности

В некоторых случаях легче указать личные данные, чем в других. Когда поведение является необычным или неожиданным, мы можем более легко приписать его себе. Представьте, что вы идете на вечеринку и вас знакомят с Тесс. Тесс пожимает вам руку и говорит: «Приятно познакомиться!» Можете ли вы на основании такого поведения сделать вывод, что Тесс — дружелюбный человек? Возможно нет.Поскольку социальный контекст требует, чтобы люди действовали дружелюбно (пожимая вам руку и говоря: «Приятно познакомиться»), трудно понять, вела ли Тэсс дружелюбно из-за ситуации или потому, что она действительно дружелюбна. Однако представьте, что вместо того, чтобы пожать вам руку, Тесс показывает вам язык и уходит. Я думаю, вы согласитесь, что в этом случае легче сделать вывод, что Тесс недружелюбна, потому что ее поведение настолько противоречит тому, что можно было бы ожидать.

Чтобы проверить эту идею, Эдвард Джонс и его коллеги (Jones, Davis, & Gergen, 1961) провели эксперимент, в котором участники просмотрели одну из четырех различных видеозаписей человека, который претендовал на работу.Для половины участников просмотренное видео показало, что мужчина проходил собеседование с целью получить работу подводника, должность, которая требовала тесного контакта со многими людьми в течение длительного периода времени. Опрошенному мужчине, а также участникам исследования было ясно, что для того, чтобы быть хорошим подводником, нужно быть экстравертом (т. Е. Получать удовольствие от общения с другими). Другая половина участников увидела видео, на котором мужчина проходил собеседование о приеме на работу в качестве космонавта, в ходе которого (помните, это исследование проводилось в 1961 году) он находился в одиночестве в маленькой капсуле в течение нескольких дней.В данном случае всем было ясно, что для того, чтобы быть хорошим космонавтом, нужно иметь интровертную личность.

Во время видеозаписи интервью также была изменена вторая переменная. Одна половина участников видела, что мужчина указал, что он на самом деле интроверт (он говорил такие вещи, как «Я люблю работать самостоятельно», «Я мало гуляю»), а другая половина видела, как мужчина сказал что он на самом деле был экстравертом (он говорил такие вещи, как «Я хотел бы быть продавцом», «Я всегда получаю идеи от других»).После просмотра одной из четырех видеозаписей участников попросили указать, насколько интровертом или экстравертом, по их мнению, был кандидат.

Как вы можете видеть в Таблице 6.2 «Связь с ожидаемым и неожиданным поведением», когда кандидат давал ответы, которые лучше соответствовали требованиям, предъявляемым к работе (т. Е. В отношении работы подводника заявитель сказал, что он экстраверт, а в отношении работа космонавта, он сказал, что был интровертом), участники не думали, что его утверждения были такими показательными для его основной личности, как когда заявитель сказал противоположное тому, что ожидалось от работы (т.е., когда работа требовала, чтобы он был экстравертом, но он сказал, что он интроверт, или наоборот).

Таблица 6.2 Связь с ожидаемым и неожиданным поведением

Заявка на вакансию Экстравертный Интроверт
Астронавт 91 71
Подводник 71 45
Мы с большей вероятностью привлечем личную атрибуцию, когда поведение будет неожиданным.Цифры представляют собой процент экстравертных ответов, которые, по мнению участников, соискатель фактически одобрил бы, если бы он сказал полную правду. Участники с большей вероятностью поверили, что заявитель был более экстравертным (91%) и более интровертированным (45%), когда он сказал, что , а не , обладает личностными качествами, необходимыми для работы, чем когда он сказал, что он имел личностные качества, необходимые для работы. Данные взяты из работы Джонса, Дэвиса и Гергена (1961).

Идея здесь в том, что заявления, которые были необычными или неожиданными (исходя из требований к должности), просто казались невозможными, поэтому участники действительно думали, что интервьюируемый говорит правду. С другой стороны, когда интервьюируемые делали заявления, которые соответствовали требованиям ситуации, было сложнее быть уверенным в том, что он говорит правду (возможно, он просто говорил эти вещи, потому что хотел получить работу). , и участники сделали более слабые личные приписывания его поведения.

Мы также можем упростить личную атрибуцию, если знаем, что у человека был выбор в поведении. Если человек предпочитает быть дружелюбным, даже в ситуациях, в которых он может не находиться, это, вероятно, означает, что он дружелюбен. Но если мы сможем определить, что он был вынужден вести себя дружелюбно, это узнать будет труднее. Я уверен, вы согласитесь с тем, что если бы вы увидели человека, направившего пистолет на другого человека, а затем вы увидели, что этот человек отдал свои часы и бумажник стрелявшему, вы не сделаете вывод, что этот человек был щедрым!

Джонс и Харрис (1967) предложили студентам-участникам исследования прочитать эссе, написанные другими студентами.Половина участников думала, что студенты выбрали темы для эссе, тогда как другая половина думала, что студентам эти темы назначил их профессор. Участники с большей вероятностью лично указали, что студенты действительно верили в сочинение, которое они писали, когда они выбирали темы, а не им были назначены темы.

Иногда человек может попытаться заставить других приписывать свое поведение себе, чтобы они казались более правдоподобными.Например, когда политик делает заявления в поддержку дела перед аудиторией, которая не согласна с ее позицией, политик будет рассматриваться как более приверженный ее убеждениям и может быть более убедительным, чем если бы он приводил тот же аргумент в перед публикой, которая, как известно, поддерживает ее взгляды. Опять же, идея основана на принципах атрибуции — если есть очевидная ситуативная причина для заявления (аудитория поддерживает взгляды политика), то личную атрибуцию (то, что политик действительно верит в то, что он говорит), сделать сложнее. .

Обнаружение ковариации между личностью и поведением

До сих пор мы рассматривали, как мы делаем личные атрибуции, когда у нас есть только ограниченная информация, то есть поведение, наблюдаемое только в один момент времени — женщина оставляет большие чаевые в ресторане, мужчина отвечает на вопросы на собеседовании при приеме на работу. , или политик произносит речь. Но процесс атрибуции также происходит, когда мы можем наблюдать за поведением человека в более чем одной ситуации.Конечно, мы можем узнать больше о щедрости Лесли, если она даст большие чаевые в разных ресторанах с разными людьми, и мы сможем больше узнать о убеждениях политика, наблюдая за речами, которые она произносит перед разной аудиторией с течением времени.

Когда у людей есть несколько источников информации о поведении человека, они могут делать атрибуцию, оценивая взаимосвязь между поведением человека и социальным контекстом, в котором оно происходит. Один из способов сделать это — использовать принцип ковариации — принцип, согласно которому при причинной атрибуции считается, что поведение с большей вероятностью было вызвано ситуацией, если это поведение систематически меняется в зависимости от ситуации., в котором говорится, что данное поведение с большей вероятностью было вызвано ситуацией, если это поведение зависит (или изменяется) в зависимости от ситуации. Наша задача, таким образом, состоит в том, чтобы изучать модели поведения человека в различных ситуациях, чтобы помочь нам сделать выводы о причинах такого поведения (Jones et al., 1987; Kelley, 1967).

Исследования показали, что люди сосредотачиваются на трех видах ковариационной информации, когда они наблюдают за поведением других (Cheng & Novick, 1990).

  • Информация о согласованности . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация всегда вызывает поведение . Например, если я всегда начинаю плакать на свадьбах, то кажется, что свадьба — причина моих слез.
  • Информация об особенностях . Ситуация кажется причиной поведения, если поведение возникает, когда ситуация присутствует, но не когда ее нет .Например, если я плачу только на свадьбах, но не в другое время, то кажется, что свадьба является причиной моих слез.
  • Консенсусная информация . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация вызывает такое же поведение у большинства людей . Например, если многие люди плачут на свадьбах, то кажется, что свадьба является причиной моих (и других) слез.

Представьте, что ваша подруга Джейн любит встречаться с множеством разных парней, и вы наблюдали ее поведение с каждым из этих парней с течением времени.Однажды ночью она идет на вечеринку с Джимми, где вы наблюдаете что-то необычное. Хотя Джейн пришла на вечеринку с Джимми, она полностью игнорирует его всю ночь. Она танцует с другими парнями и в конце концов уходит с вечеринки с кем-то другим. Это ситуация, которая может заставить вас задуматься о причине поведения Джейн (является ли она грубым человеком или это поведение вызвано больше Джимми?), И для которой вы можете использовать принцип ковариации, чтобы попытаться сделать некоторые выводы.

Согласно принципу ковариации, вы должны уметь определять причину поведения Джейн, рассматривая три типа информации о ковариации: последовательность, различимость и консенсус. Вы можете спросить, всегда ли Джейн так обращается с Джимми, когда встречается с ним. Если ответ положительный, значит, у вас есть некоторая согласованная информация о восприятии того, что ситуация всегда вызывает одно и то же поведение у человека. Когда мы воспринимаем информацию о согласованности, мы, вероятно, сделаем ссылку на ситуацию.- ситуация (присутствие Джимми) всегда вызывает у Джейн одно и то же поведение. Если вы заметили, что Джейн игнорирует Джимми больше, чем других мужчин, с которыми встречается, то у вас также есть отличительная информация: восприятие того, что поведение возникает, когда ситуация присутствует, а не когда ее нет. Когда мы воспринимаем информацию об отличительных особенностях, мы, вероятно, приписываем ситуацию ситуации. — поведение проявляется только (или, по крайней мере, чаще или сильнее), когда присутствует социальная ситуация (Джимми).Наконец, вы можете искать консенсусную информацию о восприятии того, что ситуация вызывает одинаковую реакцию у большинства людей. Когда мы воспринимаем консенсусную информацию, мы, скорее всего, приписываем ситуацию. тоже — если другие женщины, с которыми встречается Джимми, также обращаются с ним так, то опять же кажется, что это Джимми является причиной такого поведения.

Рассмотрим еще один пример. Представьте, что ваш друг говорит вам, что он только что посмотрел новый фильм и что это лучший фильм, который он когда-либо видел.Когда вы задаетесь вопросом, следует ли вам приписывать эту ситуацию (фильм), вы, естественно, спросите о консенсусе — нравится ли фильм другим людям? Если да, то у вас есть положительная консенсусная информация о том, насколько хорош фильм. Но у вас, вероятно, также есть некоторая информация о том, как ваш друг смотрел фильмы с течением времени. Если вы похожи на меня, у вас, вероятно, есть друзья, которым нравится каждый фильм, который они смотрят; Если это так с этим другом, вы, вероятно, еще не настолько уверены в том, что это отличный фильм — в этом случае реакция вашего друга не будет отличительной.С другой стороны, если вашему другу не нравится большинство фильмов, которые он смотрит, но он любит этот, то отличительная черта сильна (поведение проявляется только в этой конкретной ситуации). Если это так, то вы можете быть более уверены в том, что фильм вызвал энтузиазм вашего друга. Следующей вашей мыслью может быть: «Я пойду сегодня вечером посмотрю этот фильм». Вы можете увидеть еще один пример использования информации о ковариации в Таблице 6.3 «Использование информации о ковариации».

Таблица 6.3 Использование информации о ковариации

Атрибуция Консенсус Самобытность Последовательность
Внешняя атрибуция (ситуации, в данном случае телешоу) более вероятна, если… Все мои друзья смеются над этим телешоу Билл больше смеется над этим телешоу Билл всегда смеется над этим телешоу больше, чем над другими сериалами
Внутренняя атрибуция (человеку, в данном случае Биллу) более вероятна, если… Очень немногие из моих друзей смеются над этим телешоу Билл смеется над этим телешоу так же сильно, как он смеется над другими телешоу Билл только иногда смеется над этим телешоу
В соответствии с принципом ковариации мы используем три источника информации, чтобы помочь нам определить, следует ли приписывать атрибуцию ситуации или человеку.В этом примере атрибуция либо личная (моему другу Биллу), либо ситуативная (к телешоу, которое мы смотрим).

Атрибуты успеха и неудач

Еще один раз, когда мы можем использовать наши способности каузальной атрибуции, чтобы помочь нам определить причины событий, — это когда мы пытаемся определить, почему мы или другие преуспели или потерпели неудачу в решении задачи. Вспомните на мгновение тест, который вы прошли, или, возможно, другое задание, которое вы выполнили, и подумайте, почему вы его выполнили хорошо или плохо.Затем посмотрите, отражают ли ваши мысли то, что Бернард Вайнер (1985) считал важными факторами в этом отношении.

Вайнера интересовало, как мы определяем причины успеха или неудачи, потому что он чувствовал, что эта информация особенно важна для нас: точное определение того, почему мы преуспели или потерпели неудачу, поможет нам увидеть, какие задачи мы уже хорошо выполняем, а какие нам нужны. работать над улучшением. Вайнер также предложил, чтобы мы делали эти определения, задействовав причинную атрибуцию, и чтобы результаты нашего процесса принятия решений были связаны либо с человеком («Я добился успеха / потерпел неудачу из-за моих личных характеристик»), либо с ситуацией («Я удалось / не удалось из-за какой-то ситуации »).

Анализ

Вайнера показан на рисунке 6.5 «Атрибуты успеха и неудач». Согласно Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как исходящие от личных причин (способности или мотивация) или от ситуационных причин (удача или сложность задачи). Однако он также утверждал, что эти личные и ситуативные причины могут быть либо стабильными (менее вероятно, что они изменятся со временем), либо нестабильными (с большей вероятностью будут меняться с течением времени).

Рисунок 6.5 Атрибуты успеха и неудачи

На этом рисунке показана потенциальная ответственность, которую мы можем приписать нашему успеху или неудаче или неудачам других людей. Locus учитывает, связаны ли атрибуции с человеком или с ситуацией, а стабильность рассматривает, будет ли ситуация оставаться неизменной с течением времени.

Если вы хорошо справились с тестом, потому что вы действительно умны, то это личная и стабильная атрибуция способности . Это явно что-то, что вызвано лично вами, и это также стабильная причина: вы умны сегодня и, вероятно, будете умны в будущем.Однако если вы добились большего, потому что усердно учились, то это успех благодаря мотивации . Это опять-таки личное (вы учились), но оно также нестабильно (хотя вы очень усердно готовились к этому тесту, вы можете не так усердно работать для следующего). Вайнер считал сложность задачи ситуационной причиной — вы могли успешно пройти тест, потому что это было легко, и он предположил, что следующий тест, вероятно, будет легким и для вас (т. Е. Что задача, какой бы она ни была, является всегда либо сложно, либо легко).Наконец, Вайнер считал успех удачей (вы правильно угадали многие ответы) ситуативной причиной, но более нестабильной, чем сложность задачи.

Оказывается, что, хотя атрибуции Вайнера не всегда идеально подходят (например, сложность задачи может иногда меняться со временем и, таким образом, быть, по крайней мере, несколько нестабильной), четыре типа информации довольно хорошо отражают типы атрибуции, которые люди делают для успеха и отказ.

Верны ли наши авторства?

Мы увидели, что человеческое восприятие помогает нам успешно взаимодействовать с другими. Если мы сможем выяснить, почему наш сосед по комнате сердится на нас, мы сможем отреагировать соответствующим образом, чтобы решить проблему; и если мы сможем определить, почему мы так плохо справились с последним тестом по психологии, мы можем попытаться подготовиться по-другому, чтобы лучше справиться со следующим тестом. Поскольку успешная навигация в социальном мире основана на точности, мы можем ожидать, что наши навыки атрибуции будут довольно хорошими.Однако, хотя люди достаточно точны в своих атрибутах — мы могли бы, пожалуй, сказать, что они «достаточно хороши» (Fiske, 2003), — они далеки от совершенства. Фактически (и я сомневаюсь, что это вас удивит), причинные атрибуции подвержены тем же типам предубеждений, что и любые другие типы социальных суждений. Давайте рассмотрим некоторые из причин, по которым наша атрибуция может пойти не так.

Преувеличение роли человека

Одна из причин, по которой наша атрибуция является необъективной, заключается в том, что мы часто слишком быстро приписываем поведение других людей чему-то личному в них, а не чему-то в их ситуации.Это классический пример общей человеческой склонности недооценивать, насколько на самом деле важна социальная ситуация для определения поведения. Это предубеждение происходит двумя способами. Во-первых, мы слишком склонны делать сильные личные приписывания, чтобы объяснить поведение, которое мы наблюдаем за другими. То есть мы с большей вероятностью скажем «Лесли оставила большие чаевые, поэтому она должна быть щедрой», чем «Лесли оставила чаевые». большой совет, но, возможно, это было потому, что она пыталась произвести впечатление на своих друзей ». Во-вторых, мы также склонны делать более личные приписывания поведения других (мы склонны говорить «Лесли — щедрый человек»), чем мы делаем для себя (мы склонны говорить «Я щедр в одних ситуациях, но не в других» ).Давайте рассмотрим по очереди каждое из этих предубеждений (фундаментальная ошибка атрибуции и разница между субъектом и наблюдателем ).

Когда мы объясняем поведение других, мы склонны переоценивать роль личных факторов и упускать из виду влияние ситуаций . На самом деле, тенденция к этому настолько распространена, что известна как фундаментальная ошибка атрибуции (смещение соответствия). Тенденция при объяснении поведения других переоценивать роль личных факторов и игнорировать влияние ситуаций..

В ходе одной демонстрации фундаментальной ошибки атрибуции Линда Скитка и ее коллеги (Скитка, Маллен, Гриффин, Хатчинсон и Чемберлин, 2002) предложили участникам прочитать краткий рассказ о профессоре, который выбрал двух студентов-добровольцев, чтобы они подошли к класс для участия в викторине. Было описано, что учеников случайным образом назначали на роль викторины или участника, вытягивая соломинку. Мастера опроса попросили составить пять вопросов, исходя из его специфических знаний, с условием, что он знает правильный ответ на все пять вопросов.

Джо (ведущий викторины) впоследствии задал свои вопросы другому студенту (Стэну, участнику). Например, Джо спросил: «Какой закадычный друг-ковбойский киноактер Смайли Бернетт?» Стэн выглядел озадаченным и наконец ответил: «Я действительно не знаю. Единственный ковбой из фильма, который мне приходит в голову, — это Джон Уэйн ». Джо задал четыре дополнительных вопроса, а Стэн ответил правильно только на один из пяти вопросов. После прочтения истории студентов попросили высказать свое мнение об интеллекте Стэна и Джо.

Если вы подумаете о настройке здесь, вы заметите, что профессор создал ситуацию, которая может иметь большое влияние на результаты. Джо, ведущий викторины, имеет огромное преимущество, потому что ему нужно выбирать вопросы. В результате участнику сложно ответить на вопросы. Но осознавали ли участники, что ситуация стала причиной результатов? Они не. Скорее, студенты оценили Джо как значительно более умного, чем Стэн. Вы можете себе представить, что Джо просто казался ученикам действительно умным; в конце концов, он знал все ответы, тогда как Стэн знал только один из пяти.Но конечно это ошибка. Разница была вызвана вовсе не личными факторами, а полностью ситуацией — Джо использовал свой личный запас эзотерических знаний, чтобы создавать самые сложные вопросы, которые он мог придумать. Наблюдатели допустили фундаментальную ошибку атрибуции и недостаточно учли ситуативное преимущество викторины.

Фундаментальная ошибка атрибуции связана с предвзятым отношением к тому, насколько легко и часто мы делаем личные атрибуции другим, а не ситуативные.Другой, похожий способ, которым мы переоцениваем силу личности, заключается в том, что мы склонны делать больше личных приписываний поведения других, чем самих себя, и делать более ситуативные приписывания нашему собственному поведению, чем поведению других . Это известно как различие между актером и наблюдателем — тенденция делать больше личных приписываний поведения других, чем мы сами, и делать более ситуативные приписывания нашему собственному поведению, чем поведению других.(Нисбетт, Капуто, Легант и Маречек, 1973; Пронин, Лин и Росс, 2002). Когда нас спрашивают о поведении других людей, мы склонны быстро приписывать черты характера («О, Сара, она действительно застенчивая»). С другой стороны, когда мы думаем о себе, мы с большей вероятностью примем во внимание ситуацию — мы склонны говорить: «Ну, я стесняюсь на уроках психологии, но с моими друзьями по бейсболу я не в себе. все стесняются. » Когда наша подруга ведет себя услужливо, мы, естественно, верим, что она дружелюбный человек; с другой стороны, когда мы ведем себя таким же образом, мы понимаем, что может быть много других причин, по которым мы сделали то, что сделали.

Возможно, вы сможете почувствовать разницу между актером и наблюдателем, пройдя следующую короткую викторину. Во-первых, подумайте о человеке, которого вы знаете — о своей маме, соседе по комнате или о ком-нибудь из ваших учеников. Затем в каждой строке обведите, какой из трех вариантов лучше всего описывает его или ее личность (например, является ли личность более энергичной, расслабленной или это зависит от ситуации?). Затем ответьте на вопросы еще раз, но на этот раз о себе.

1. Энергетик Расслабленный Зависит от ситуации
2. Скептический Доверяя Зависит от ситуации
3. Тихий Разговорчивый Зависит от ситуации
4. интенсивный Спокойствие Зависит от ситуации

Ричард Нисбетт и его коллеги (Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973) попросили студентов колледжа выполнить именно эту задачу — они сделали это для себя, для своего лучшего друга, для своего отца и для ведущего новостей Уолтера Кронкайта. Как видно из таблицы 6.4 «Различие между актером и наблюдателем»: участники проверяли одно из двух черт характера для других людей чаще, чем для себя, и чаще отмечали «зависит от ситуации» для себя, чем для другого человека — это разница между актером и наблюдателем.

Таблица 6.4 Разница между актером и наблюдателем

Термин признака Зависит от ситуации
Собственная 11.92 8,08
Лучший друг 14,21 5,79
Отец 13,42 6,58
Уолтер Кронкайт 15,08 4.92
В этой таблице показано среднее количество раз (из 20), когда участники отметили термин «черта» (например, «энергичный» или «разговорчивый»), а не «зависит от ситуации», когда их просили описать личности. самих себя и других людей. Вы можете увидеть разницу между актером и наблюдателем. Участники значительно чаще отметили «в зависимости от ситуации» для себя, чем для других. Данные взяты из Nisbett, Caputo, Legant, and Marecek (1973).

Как и фундаментальная ошибка атрибуции, различие между действующим лицом и наблюдателем отражает нашу склонность преувеличивать личные объяснения поведения других людей. Однако недавний метаанализ (Malle, 2006) показал, что различие между действующим лицом и наблюдателем может быть не таким сильным, как фундаментальная ошибка атрибуции, и может иметь место только у некоторых людей.

Тенденция преувеличивать личные приписывания, кажется, возникает по нескольким причинам.Одна из причин заключается просто в том, что другие люди играют важную роль в нашем социальном окружении. Когда я смотрю на вас, я вижу вас как свою цель, поэтому я, вероятно, сделаю личные приписывания вам. Это просто, потому что я смотрю прямо на тебя. Когда я смотрю на Лесли, дающую большие чаевые, я вижу ее — и поэтому решаю, что это она виновата в иске. Однако когда я думаю о собственном поведении, я не вижу себя, а больше сосредоточен на своей ситуации. Я понимаю, что не только я, но и разные ситуации, в которых я нахожусь, определяют мое поведение.Я помню другие случаи, когда я не давал больших чаевых, и поэтому пришел к выводу, что мое поведение вызвано больше ситуацией, чем моей основной личностью. Фактически, исследования показали, что мы склонны приписывать больше личных качеств людям, которых мы непосредственно наблюдаем в нашей среде, чем другим людям, которые являются частью ситуации, но за которыми мы не наблюдаем напрямую (Taylor & Fiske, 1975).

Вторая причина тенденции делать так много личных приписываний состоит в том, что их просто сделать проще, чем ситуативные приписывания.Фактически, личные приписывания, кажется, делаются спонтанно, без каких-либо усилий с нашей стороны и даже на основе очень ограниченного поведения (Newman & Uleman, 1989; Uleman, Blader, & Todorov, 2005). Личная атрибуция просто приходит в голову раньше, чем ситуативная.

В-третьих, личные приписывания также доминируют, потому что нам нужно их создавать, чтобы понять ситуацию. То есть мы не можем сделать ни личную атрибуцию (например, «Лесли щедра»), ни ситуативную атрибуцию («Лесли пытается произвести впечатление на своих друзей»), пока мы сначала не определим поведение как великодушное («Оставив это большие чаевые — это щедрый поступок »).В итоге мы начинаем с личной атрибуции («щедрость») и только позже пытаемся исправить или скорректировать наше суждение («О, — мы думаем, — возможно, это действительно была ситуация, которая заставила ее это сделать»).

Корректировка наших суждений обычно требует больше усилий, чем вынесение первоначального суждения, и зачастую такой корректировки недостаточно. Мы с большей вероятностью совершим фундаментальную ошибку атрибуции — быстро придем к выводу, что поведение вызвано лежащей в основе личностью — когда мы устали, отвлечены или заняты другими делами (Geeraert, Yzerbyt, Corneille, & Wigboldus, 2004; Gilbert, 1989; Trope & Alfieri, 1997).

Надеюсь, вы могли заметить, что здесь применяется важная мораль о восприятии других: Мы не должны слишком быстро судить других людей! Легко думать, что бедные люди ленивы, что люди, которые причиняют вред кому-то другому, злые, а люди, которые говорят что-то резкое, грубые или недружелюбные. Но эти приписывания часто могут переоценивать роль человека. Иногда это может приводить к чрезмерно жестким оценкам людей, которые на самом деле их не заслуживают — мы склонны обвинять жертву даже в событиях, которые они не могут контролировать (Lerner, 1980).Иногда люди ленивы, злы или грубы, но они также могут быть жертвами ситуаций. Когда вы обнаружите, что делаете сильную личную атрибуцию поведения других, ваш опыт работы в качестве социального психолога должен побудить вас остановиться и подумать более тщательно: хотите ли вы, чтобы другие люди лично приписывали ваше поведение в той же ситуации, или вы предпочитаете, чтобы они более полно учитывали ситуацию вокруг вашего поведения? Возможно, вы делаете основную ошибку атрибуции?

Самостоятельная атрибуция

Вы можете вспомнить, что процесс установления причинной атрибуции должен осуществляться осторожным, рациональным и даже научным образом.Но это предположение оказывается, по крайней мере частично, неверным. Наши приписывания иногда искажаются аффектом — особенно фундаментальным желанием улучшить себя. Хотя нам хотелось бы думать, что мы всегда рациональны и точны в своих атрибуциях, мы часто склонны искажать их, чтобы почувствовать себя лучше. Эгоистичные атрибуты Атрибуты, которые помогают нам удовлетворить наши желания видеть себя позитивно. атрибутов, которые помогают нам удовлетворить наши желания видеть себя позитивно (Mezulis, Abramson, Hyde, & Hankin, 2004).

Я заметил, что иногда делаю самоусиливающиеся атрибуты. Если мои ученики хорошо сдают один из моих экзаменов, я лично приписываю им их успехи («В конце концов, я отличный учитель!»). С другой стороны, когда мои ученики плохо сдают экзамен, я склоняюсь к ситуативной атрибуции — я виню их за неудачу («Почему вы, ребята, не учились усерднее?»). Вы можете видеть, что этот процесс явно не тот тип научного, рационального и осторожного процесса, которому, по мнению теории атрибуции, я должен следовать.Это несправедливо, хотя я чувствую себя лучше. Однако, если бы я действительно действовал как ученый, я бы заранее определил, что является причиной хороших или плохих оценок за экзамен, и сделал бы соответствующую атрибуцию независимо от результата.

Возможно, вы заметили, что тоже делаете эгоистичную атрибуцию. Возможно, вы обвинили другого водителя в аварии, в которой вы оказались, или обвиняли в разрыве отношений своего партнера, а не себя. Или, возможно, вы взяли на себя кредит (внутреннюю) за свои успехи, но возложили вину за свои неудачи на внешние причины.Если эти суждения были несколько менее точными, даже если они принесли вам пользу, то они действительно корыстны.

Основные выводы

  • Причинная атрибуция — это процесс попытки определить причины поведения людей.
  • Авторство связано с личными или ситуативными причинами.
  • Легче приписать себе личную принадлежность, когда поведение необычно или неожиданно, и когда люди, как считается, решили им заниматься.
  • Принцип ковариации предполагает, что мы используем информацию о согласованности, информацию о различиях и согласованную информацию, чтобы делать выводы о причинах поведения.
  • Согласно Бернарду Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как происходящие из личных причин (способности и мотивация) или ситуативных причин (удача и сложность задачи).
  • Наши навыки атрибуции «достаточно хороши», но не идеальны.Примерами ошибок в каузальной атрибуции являются фундаментальная ошибка атрибуции, различие между действующим лицом и наблюдателем и тенденция к корыстной атрибуции.

Упражнения и критическое мышление

  1. Опишите время, когда вы использовали причинную атрибуцию, чтобы сделать вывод о личности другого человека. Каков был результат процесса атрибуции? Как вы думаете, атрибуция была точной?
  2. Рассмотрим случай, когда вы приписывали свой успех или неудачу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *