20.10.2021

Понятие верности и измены: Верность и измена » Рустьюторс

Содержание

Верность и измена » Рустьюторс

Итоговое сочинение по литературе 2018. Тема итогового сочинения по литературе. «Верность и измена». 


 
 
 
 
Все аргументы к итоговому сочинению по направлению «Верность и измена»


Верность и измена  — это два сложных социальных концепта, которые имеют огромное значение для человечества.
Верность , как мы понимаем, является положительной характеристикой. Измена, в свою очередь, наделена отрицательной коннотацией.

Стоит рассматривать верность и измену не только в призме любовных отношений двух людей. Эти концепты универсальны.

Верность — морально-этическое понятие, согласно словарю Ожегова: стойкость и неизменность в чувствах, отношениях, в исполнении своих обязанностей, долга. Нарушение верности — измена.
«Верность — это преданность кому-либо или чему-либо; это неизменность в своих обещаниях, словах, отношениях, в исполнении своих обязанностей, долга. Верность основана на ответственности, стойкости, честности, смелости, жертвенности. Похожие качества: посвящённость, неизменность, твёрдость, непоколебимость. Противоположности: вероломство, предательство, неверность, измена, коварство.

Синонимы: преданность, постоянство, выдержка, неизменность, твердость, непоколебимость, рачение, рачительность, честность, точность, исправность, добросовестность, аккуратность, правильность, безошибочность, справедливость, достоверность; любовь,; несомненность, непогрешимость, правоверность, приверженность, бесспорность, очевидность, доподлинность, самоочевидность, надежность, неискаженность. 



Измена — нарушение верности кому- или чему-либо.
Синонимы: предательство, вероломство, неверность; блуд, штрейкбрехерство, супружеская неверность, нож в спину, прелюбодейство, прелюбодеяние, отступничество, адюльтер.

Комментарий ФИПИ: «В рамках направления можно рассуждать о верности и измене как противоположных проявлениях человеческой личности, рассматривая их с философской, этической, психологической точек зрения и обращаясь к жизненным и литературным примерам. Понятия «верность» и «измена» оказываются в центре сюжетов многих произведений разных эпох и характеризуют поступки героев в ситуации нравственного выбора как в личностных взаимоотношениях, так и в социальном контексте«.

Так как эти понятия довольно широкие, рассмотрим их в разном контексте.

1. Верность/ измена в широком смысле.

2. Верность/ измена в любовной сфере.

3. Верность (измена) Родине, государственному долгу 

4. Верность /измена по отношении к другу, товарищу, человеку, который доверился. 

5. Верность/измена по отношению к самому себе, своим моральным принципам, своему призванию, целям, слову, религиозным убеждениям. 

6. Верность животных своим хозяевам.


Цитаты для итогового сочинения по направлению «Верность и измена».

1. Верность/измена.

Доверие — признак мужества, а верность — свидетельство силы. (Мария Эбнер Эшенбах)

Измену простить можно, а обиду нельзя. (А. Ахматова)

Как можно иметь дело с человеком, которому нельзя доверять? Если в повозке нет оси, как можно на ней ездить? (Конфуций)

Кто в верности не клялся никогда, тот никогда её и не нарушит. (Август Платен)

Счастье нуждается в верности, несчастье же может обойтись без неё. (Сенека)

Только один раз мы теряем жизнь и доверие. (Публилий Сир)

Постоянство — основа добродетели. (О. Бальзак)

Хранить верность — это достоинство, познать верность — это честь. (Мария Эбнер-Эшенбах)

Без постоянства не может быть ни любви, ни дружбы, ни добродетели. (Д. Аддисон)

Благородное сердце не может быть неверным. (О. Бальзак)

Мельчайшую неверность в отношении нас мы судим куда суровее, чем самую коварную измену в отношении других. (Ф. Ларошфуко)

В этом мире я ценю только верность. Без этого ты никто и у тебя нет никого. В жизни это единственная валюта, которая никогда не обесценится. (Высоцкий В. С.) 

Измена зарождается в сердце прежде, чем проявляет себя в действии. (Дж. Свифт)

Читатели могут изменять писателю сколько угодно, писатель же должен быть верен читателю всегда. (У. Х. Оден)

Предательства совершаются чаще всего не по обдуманному намерению, а по слабости характера. (Ф. де Ларошфуко)

Верность, которую удается сохранить только ценой больших усилий, ничуть не лучше измены.
(Ф. де Ларошфуко)

Предателей презирают даже те, кому они сослужили службу. (Тацит Публий Корнелий)

2. Верность/ измена в любовной сфере. 

В требовании верности — жадность собственника. Многое мы охотно бросили бы, если бы не боязнь, что кто-нибудь другой это подберёт (О. Уайльд)

Верная любовь помогает переносить все тяготы. (Ф. Шиллер)

Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству. (А.П. Чехов)

Люди часто изменяют ради честолюбия, но потом уже никогда не изменят честолюбию ради любви. (Ф. де Ларошфуко)

Постоянство — это всегдашняя мечта любви. (Вовенарг)

Любят тех, кто собирается предавать, но ненавидят уже предавших. (Дм. Аркадий)

Чтобы сохранить любовь, надо не изменять, но изменяться.? (К. Мелихан)

Нельзя надеяться на женскую верность; счастлив, кто смотрит на это равнодушно. (А.С. Пушкин)

Когда любишь, не хочешь пить другой воды, кроме той, которую находишь в любимом источнике. Верность в таком случае — вещь естественная. В браке без любви менее чем через два месяца вода источника становится горькой. (Стендаль) 

Основа любви, первейшее её условие – вера, безусловная верность и преданность. Истинная любовь не слепа, напротив, она, быть может, впервые раскрывает человеку глаза. Малейшая измена любимого человека, случись она рано или поздно, есть полная измена всему, с самого начала, она разрушает не только будущее, но и прошлое, ведь это значит, что каждый день жизни, полной доверия, был ложью и сердце было обмануто. Кто оказался неверен хоть однажды, тот никогда и не был верен. (Дэвид Скотт)

3. Верность/измена Родине, государственному долгу.

Для измены родине нужна чрезвычайная низость души. (Н.Г. Чернышевский)

Существует только одно преступление, которое не искупается, — это измена своему государству.Родину нельзя изменить, ее можно только предать. Человек, истинно любящий Родину, всегда знает ей цену… Чтобы высказать свое мнение, не обязательно быть известным человеком… (Е.В.Гущина)

Невежество, эгоизм и предательство – вот три непримиримых врага патриотизма. (Гарегин Нужде)

Нет выше идеи, как пожертвовать собственной жизнью, отстаивая своих братьев и свое отечество. (Ф.М. Достоевский)

Нельзя быть героем, сражаясь против отчизны. (Гюго В.)

Разве от себя убежать возможно, родину бросив? (Гораций)

Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!», Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину мою».(С.А. Есенин)

Долг каждого – любить родину, быть неподкупным и смелым, хранить ей верность, даже ценою жизни. (Ж.-Ж. Руссо)

Я понимаю верность как верность родине, а не ее учреждениям и правителям. Родина — это истинное, прочное, вечное; родину нужно беречь, надо любить ее, нужно быть ей верным; учреждения же — нечто внешнее, вроде одежды, а одежда может износиться, порваться, сделаться неудобной, перестать защищать тело от холода, болезни и смерти. (М. Твен)


4. Верность /измена по отношению к другу, товарищу и т.д.

Будь верен тому, кто верен тебе. (Плат)

И в дружбе, и в любви рано или поздно наступает срок сведения счётов. (Д.Б. Шоу)

Измена друга гораздо болезненнее, чем измена любимой, потому что от него этого меньше ожидаешь. (Этьен Рей)

Измена другу — преступленье

Без оправданья, без прощенья. (Лопе де Вега)

Верность — заповедь дружбы, самое драгоценное, что вообще может быть дано человеку. (Э. Тельман)

Наполовину друг — предатель вполовину. (В. Гюго)

Неверный друг подобен тени, которая влачится за тобой, пока светит солнце. (К. Досси)

Преданный тебе — это друг; преданный тобой — враг. (А. Наданян)


5. Верность/измена по отношению к самому себе, своим моральным принципам, своему призванию, целям, слову, религиозным убеждениям и т.д.

Будь верен сам себе, и тогда столь же верно, как ночь сменяет день, последует за этим верность другим людям. (Шекспир)

Глуп тот человек, который никогда не меняет своего мнения. (У. Черчилль)

Кто верен только себе, неверен всегда с другими. (Л. Сухоруков)

Кто никогда не меняет взглядов, больше любит себя, чем истину. (Ж. Жубер)

Кто предает себя же самого, не любит в этом мире никого. (Шекспир)

Будь верен себе, и тогда столь же верно, как ночь сменяет день, последует за этим верность другим людям. (Шекспир)

Если ты утаил правду, скрыл её, если ты не поднялся с места и не выступил на собрании, если выступил, не сказав всей правды, — ты изменил правде. (Дж. Лондон) 

Но грустно думать, что напрасно Была нам молодость дана, Что изменяли ей всечасно, Что обманула нас она. (А.С. Пушкин)

Изменять или не изменять – полностью ваше дело. Главное, не изменять себе, не растрачиваться на то, что на самом деле не нужно, и уметь хранить то, что действительно ценно. (О. Рой)

Быть подлинным значит быть верным самому себе. (Ошо)

Живость ума не слишком красит человека, если ей не сопутствует верность суждений. Не те часы хороши, что ходят быстро, а те, что показывают точное время. (Вовенарг)

Слово «верность» принесло много вреда. Люди приучились быть «верными» тысяче несправедливостей и беззаконий. Между тем им следовало быть верным только себе, и тогда они восстали бы против обмана. (М. Твен) 

Предатели предают прежде всего себя самих. (Плутарх)

6. Верность животных своим хозяевам.

Белый Клык не любил Серого Бобра — и все же хранил верность ему наперекор его воле, его гневу. Он ничего не мог с собой поделать. Таким он был создан. Верность была достоянием породы Белого Клыка, верность отличала его от всех других животных, верность привела волка и дикую собаку к человеку и позволила им стать его товарищами. (Дж. Лондон)

Верность — это то качество, которое утратили люди, но сохранили собаки. (А.П. Чехов)

Ни одна собака в мире не считает обыкновенную преданность чем-то необычным. Но люди придумали превозносить это чувство собаки как подвиг только потому, что не все они и не так уж часто обладают преданностью другу и верностью долгу настолько, чтобы это было корнем жизни, естественной основой самого существа, когда благородство души — само собой разумеющееся состояние. (Г. Троепольский)

Немало уже написано о собачьей верности, но никто, кажется ещё не сказал, что верность — это счастье. Кто служит тому, кого любит, тот уже получает свою награду. (Л. Ашкенази)

Кто испытал привязанность к верной и умной собаке, тому нет нужды объяснять, какой горячей благодарностью платит она за это. В бескорыстной и самоотверженной любви зверя есть нечто, покоряющее сердце всякого, кому не раз довелось изведать вероломную дружбу и обманчивую преданность, свойственные Человеку. (Э. А. По)

Итоговое сочинение на тему Верность и измена — пример

Итоговое сочинение — наиболее трудная часть ЕГЭ, но написать его можно. Сегодня мы поможем вам разобраться в его структуре, посоветуем необходимую литературу и дадим пример готового сочинения на тему «Верность и измена». В конце статьи вы найдёте промокод, который даст +100 к подготовке!

Как писать сочинение на тему «Верность и измена»

Тема

О верности и измене можно рассуждать по-разному: с философской, этической, или психологической точки зрения. Это противоположные проявления человеческой личности. Эта тема трактуется в абсолютно разных направлениях — от верности и измены в браке или дружбе до верности и измены Родине или самому себе.

Тема сочинения формулируется в форме вопроса на размышление, посвящённого одному из аспектов проблемы. Иногда участников просят выразить своё согласие или несогласие с каким-либо афоризмом на заданную тему. В качестве аргумента участник может выбрать любое произведение из отечественной и мировой литературы, в том числе современной.

Композиция

Продумайте композицию работы. Сочинение должно состоять из трёх частей:

  1. Вступление — формирование тезиса (основной мысли) с опорой на тему.
  2. Основная часть — доказательство с опорой на 1-2 произведения.
  3. Заключение — выводы.

Алгоритм написания итогового сочинения

  1. Выберите понятную тему, руководствуясь возможностью выбора аргументов из литературного материала. Например: «Что толкает человека на измену?»
  2. Выделите вопрос, содержащийся в данной формулировке. Можно оставить вопрос из темы «что толкает человека на измену?», а можно видоизменить его — «является ли отсутствие чувств при вступлении в брак или их угасание причиной измены?»
  3. Сформулируйте чёткий ответ на поставленный вопрос и обозначьте свою позицию. Например: «Я считаю, что отсутствие чувств при вступлении в брак или их угасание может быть одной из причин измены».
  4. Подберите аргументы, которые позволят логически завершить второй и третий абзацы. Например: «Анна Каренина из романа Л.Н. Толстого „Анна Каренина“ вышла замуж за мужчину, которого не любила. Это сподвигло её на измену, в результате которой она свела счёты с жизнью».
  5. Напишите сочинение сначала на черновике, чтобы можно было его отредактировать. Не отвлекайтесь на другие темы. Ведите мысль последовательно и логично, чтобы ваш тезис и аргументы не расходились. Например, не нужно говорить, что считаете отсутствие чувств одной из причин измены, а в качестве доказательства приводить произведения, где у измены совершенно другие причины и обстоятельства.
  6. Отредактируйте черновой вариант работы. Не нужно пытаться увидеть все ошибки сразу. На каждый раздел ошибок вычитывайте текст отдельно. Во время первого прочтения исправьте пунктуационные ошибки, во время второго — орфографические. Уберите часто повторяющиеся слова или фразы, по возможности замените их на другие.

Пример итогового сочинения «Что толкает человека на измену?»

Понятие измены весьма обширно: измена родине, измена в отношениях, измена своим принципам. Для любого поступка в жизни человека всегда есть причины, и у каждого они свои. Человеку может не хватать любви, поддержки, внимания. Также сама любовь может стать причиной, например, измены родине. Однако даже веские причины не являются оправданием такого поступка как измена. Так что же толкает человека на измену тому, кого он выбрал в спутники жизни?

В литературе описаны практически все виды измен, которые известны человечеству. И, если говорить о предательстве в любви, то очевидный пример представлен в произведении Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина». Главная героиня вышла замуж за человека, к которому не испытывала чувств, и однажды встретила другого мужчину, в которого влюбилась до беспамятства, за что поплатилась собственной жизнью.

Подобная модель поведения встречается и в произведении Александра Николаевича Островского «Гроза». Катерина выходит замуж за человека, с устоями семьи которого она не может смириться. Свекровь всячески принижает главную героиню, а её муж не способен за неё заступиться. Любви Катерина также не испытывала: «Как же не любить! Жалко его очень!». В итоге она решается на измену, за которую так же, как и Анна Каренина, платится своей жизнью.

Мы видим двух несчастных женщин, которые обременены своим браком. Разумеется, если бы они изначально выходили замуж за любимого человека, такой исход ситуации был бы маловероятен.

Авторы данных произведений несут мысль, что без крепких чувств невозможно построить крепкий брак и нерушимую семью, а человеку порой свойственно повиноваться велению сердца. Также можно сделать вывод, что Анна и Катерина не имели чётких жизненных принципов.

Таким образом, в двух произведениях совершенно разных авторов мы видим, что измена разрушила жизни людей. В обоих случаях причиной измены является отсутствие чувств при вступлении в брак.

Я считаю, что, прежде чем решаться на такой важный шаг как супружество, человеку необходимо обдумать, действительно ли он готов на такой поступок. Несмотря ни на что, нельзя сворачивать на неправильный путь. Предательство — неуважение по отношению к своему супругу и к самому себе. Нужно найти в себе силы оставаться верным человеку, которому ты однажды дал клятву. Ведь решение вступления в брак — добровольный выбор каждого человека.

Рекомендуемая литература

«Гроза», А.Н. Островский

Главная героиня Катерина Кабанова оказывается в непростой ситуации. Она вышла замуж за нелюбимого человека, Тихона, который не в силах защитить жену от нападающей на неё свекрови. Катерина не любит своего мужа, а лишь испытывает к нему чувство жалости.

Семья Тихона верна закоренелым традициям, с которыми Катерина не в силах смириться. Так она решается на измену, которая символизирует свободу чувств и любви. Её душа бунтует, а любовь побеждает все предрассудки, и потому она не греховна. Любовь Катерины становится спасением. Однако в итоге девушка не выдерживает того, что предала мужа. Во время грозы она прыгает с обрыва: «Да, что домой, что в могилу!… что в могилу! В могиле лучше…»

«Анна Каренина», Л.Н. Толстой

Как и в пьесе А.Н. Островского «Гроза», здесь в центре событий оказывается героиня, которая вышла замуж за нелюбимого человека. Анна встретила другого мужчину, к которому у неё появились чувства. Это заставило её изменить супругу. Не выдержав собственного предательства, главная героиня обрывает свою жизнь, бросившись под поезд.

«Мастер и Маргарита», М.А. Булгаков

Маргарита не любила своего мужа. Именно отсутствие чувств толкнуло её на измену. Однако измена помогла ей спастись от духовной и физической смерти. Она нашла силы начать жизнь заново и обрести счастье. В этой же героине мы видим истинную верность своему возлюбленному, ведь ради Мастера она продала душу дьяволу и оставалась верной даже в те минуты, когда не надеялась его найти.

Также Булгаков показал предательство и верность своим идеалам в образах Мастера и Понтия Пилата.

«Бедная Лиза», Н.М. Карамзин

Главная героиня Лиза не смотрела на других молодых людей и хранила верность Эрасту. Он же, в свою очередь, промотав все деньги, изменял Лизе с нелюбимой, но обеспеченной женщиной. Тяга Эраста к роскоши оказалась сильнее любви к Лизе, из-за чего девушка совершила самоубийство.

«Тёмные аллеи», И.А. Бунин

Главная героиня пронесла любовь через годы, оставляя для неё место в повседневной жизни. Однако, встретив своего возлюбленного, который изрядно постарел и стал ей совершенно чужим, она не смогла его простить.

«Капитанская дочка», А.С. Пушкин

В данном произведении мы можем увидеть целых три аспекта данной темы: верность и измена Родине, верность в любви (Маша Миронова) и верность себе, своим идеалам, принципам и своему слову (Гринёв и Пугачёв).

Петр Гринёв и Швабрин наглядно показывают нам верность и измену Родине. Гринёв, несмотря на смертельную опасность, остаётся верен долгу и государству, а Швабрин, переживая лишь за свою жизнь, предаёт родную страну и людей, с которыми бок о бок защищал крепость. Также мы видим, как большинство людей встречает Пугачёва с хлебом и солью, в том время как люди, верные своему долгу и чести, отказались присягнуть ему, обрекая себя на верную гибель.

«Война и мир», Л.Н. Толстой

В данном произведении поднимается сразу несколько проблем: измена в любви, верность Родине (Кутузов), верность родителям (Марья Болконская) и своим принципам (семья Ростовых).

Пусть и духовно, но Наташа Ростова изменила Андрею Болконскому с Анатолем Курагиным, даже хотела сбежать с ним. Неопытность Наташи и её неуверенность в будущем с Андреем стали главными причинами её измены. Андрей, уезжая на войну, не поговорил с ней и не дал уверенности в их отношениях. Курагин, воспользовавшись неопытностью главной героини, обольстил её. В силу возраста Ростова не думала о последствиях своего выбора. От позора её спас только случай.

«Судьба человека», М.А. Шолохов

Несмотря на то, что произошло в жизни главного героя Андрея Соколова (плен, гибель жены, дочери и сына), он не поступился своими жизненными принципами, не стал злым и жестоким. Он сумел остаться добрым человеком и даже взял на воспитание сироту Ванюшку.

«Тарас Бульба», Н.В. Гоголь

Младший сын Тараса Бульбы, Андрий, оказывается перед сложным выбором: помочь своим товарищам и семье биться с «татарвой» в Запорожье или отправиться к прекрасной полячке, в которую он влюблён. В результате он делает выбор в пользу панночки, предав Сечь и отца. Однако причиной такого поступка был страх изменить себе, и он пошёл против общества, которое подавляло его индивидуальность.

«В окопах Сталинграда», В.П. Некрасов

Валега хоть толком и не образован, но готов бороться за Родину, за своих товарищей, за покосившуюся хибарку на Алтае, за Сталина. Такой солдат, по мнению Керженцева, никогда не предаст и будет биться до последнего патрона.

Для самых вовлечённых читателей дарим промокод blog20. Он дарит +1 занятие при покупке пакета уроков. Рекомендуем активировать его после пробного занятия. Успехов в подготовке!

Верность и измена. Итоговое сочинение. Как вы понимаете слова Эрнста Хайне?

   Тема измены является одной из самых актуальных в литературе, живописи и других направлениях искусства. Так, она затронула и современного немецкого писателя Эрнста Хайне, который определил это понятие следующим образом: 

   Я согласна с мнением Э. Хайне и считаю, что предательство – одна из самых постыдных вещей, которую может совершить человек. И иногда пойти на такое тяжёлое преступление, как убийство, не настолько позорно, как совершить предательство. Ведь измена посягает на такие морально-нравственные идеалы, как Отчизна, дружба, любовь. Она уничтожает ту грань, которая делает человека отличным от животного.

   В романе

читатель видит такой род измены, как предательство своего таланта. По сюжету главный герой является писателем и создаёт гениальное произведение, после которого именуется Мастером. Но обстоятельства складываются таким образом, что ему приходится отречься от своего произведения, и, чтобы не навлечь на себя большую беду, герой сжигает свой роман. Мне кажется, что именно за это отступничество, измену собственному писательскому призванию – быть проводником правды, высоких идеалов, заставлять людей размышлять над тем, что ложно, эфемерно, а что истинно и вечно – писатель в конце произведения и лишает Мастера света, говоря словами Левия Матвея, что он заслужил лишь покой. Таким образом, мы понимаем, что для М.А. Булгакова измена является грехом.

   Другой пример предательства можно найти

В произведении мы видим супружескую измену. Главная героиня Катерина чувствует себя в семье мужа одинокой и нелюбимой. Ей чужда «мораль», внушаемая свекровью Кабанихой: мужа нужно бояться и уважать, а в семье жить по законам Домостроя. Катерина же мечтает о жизни не по букве закона, а по сердцу. Тем более, что, по её собственным словам, в родительском доме она воспитывалась в ласке, доброте и заботе. Отчуждённость в семье и толкает героиню на измену. Но короткая любовь с Борисом не делает Катерину счастливой, её драма состоит в том, в отличие от Варвары, свой золовки, простить себе грех прелюбодеяния Катерина не может. В итоге героиня прилюдно кается в своём преступлении, а позднее кончает жизнь самоубийством. Муки совести – голос Бога в душе – не позволили Катерине жить с тяжёлым чувством вины за предательство мужа и самой себя, своих идеалов, поэтому героиня предпочитает смерть.

   В повести

тема измены важнейшая. Сын главного героя, Андрий, ради любви польской панночки предаёт своих товарищей казаков и переходит на сторону врага. В одном из боёв, когда Тарас Бульба видит в рядах поляков скачущего на коне сына с саблей в руках, рубящего направо и налево бывших своих товарищей, он заманивает его в лес и там убивает. Для Бульбы предательство собратьев по вере и оружию, предательство своей Родины – несмываемый позор, поэтому он и решается на убийство родного сына. Лишь в смерти он видит искупление подобного стыда. Для главного героя измена, действительно, вещь более позорная, чем убийство.

  В заключение ещё раз скажем, что слова Э. Хайне, действительно, очень актуальны, так как предательством кого- или чего-либо человек нарушает важнейшие нравственные законы, переступает черту, делающую его человеком в высоком смысле этого слова.

 

Сочинение Верность и измена

Есть такие два противоположных понятия, как верность и измена. Человек никогда не сможет изменить и предать, если он искренне любит. В не зависимости от объекта любви, это может быть верность другому человеку, Родине, своему слову. Многие считают, что нарушив слово и предав доверявшего тебе человека, ты в первую очередь предаешь себя.

Прежде всего, верность это внутреннее качество личности. Такое качество считается врожденным, потому что некоторые люди напрочь лишены чувства верности, они не знают что это такое.

Но самой страшной изменой является измена себе. За такую измену, не будет ни каких наказаний и обвинений, кроме угрызений собственной совести. Но такие люди часто находят себе оправдание и успокаиваются.

В наше время верность не ценится, а измену считают свободой.

Если человек верен, то он верен всегда, даже в пьяном виде он не предаст. Быть верным своей женщине, значит не обращать внимание на других женщин, видеть их, но свою женщину считать лучшей для себя.

Измена это обман, а обман всегда раскрывается. Обман чувствуется, и когда спрашивают человека на прямую, он начинает путаться в своем же вранье, а это обижает еще больше. А ещё появляются доброжелатели, которые рады всё сообщить твоей второй половинке, а ещё добавляют от себя.

Хранить верность трудно, но спокойнее для жизни. Это относится к любой верности, к друзьям, к стране и т.д. Будет верность, то будет и доверие. Если тебе доверились, а ты предал, то поверить вновь будет трудно. Постоянно будет сомнение. Теряется доверие и постепенно исчезает любовь. 

Те, кто пережил предательство близкого человека, никогда не предадут доверившегося им человека. Человек, переживший предательство всегда будет верным. Изменщиков редко прощают, даже простив их, им до конца не доверяют. А отношения без доверия не дают уверенности в будущем.

Чтобы не узнать предательства, надо уметь правильно выбирать себе друзей и близких. Человек, любящий в первую очередь себя не позволит в отношения проникнуть измене.

Если тебе изменили не надо это терпеть. Потому что это может повториться и не один раз. Постоянные измены могут привести к тому, что человек, которому изменяют, перестает уважать себя и окружающих и может сам пойти на измену.

Терпя измены, человек изменяет себе в первую очередь. Нельзя этого делать. Если ты выбрал путь верности, то ни под каким предлогом не имеешь право изменять. Если изменил, уйди сам и разорви отношения, будь честен по отношению к человеку, который доверил тебе.

2 вариант

Для людей в современном мире часто не существует ясных идеалов, которые были бы непреложными. Правда меняется в зависимости от обстоятельств, мнение определяется поиском большего комфорта и выгоды.

Именно поэтому некоторые основополагающие ориентиры, такие, например, как верность, становятся своеобразным атавизмом или глупо возводятся в подобие какого-то комсомольского значка, который нужно носить так, чтобы другим было видно и получать общее одобрение.

На мой взгляд, с настоящей верностью ни то, ни другое не имеет ничего общего. Ведь верность представляет, прежде всего, внутреннее качество личности.

Более того, иногда мне кажется, что оно является врожденным, ну или приобретенным с детства, а некоторые люди просто лишены понимания верности, они далеки от этого идеала, как пустыня Сахара далека от Антарктиды.

Если продолжать так рассуждать, то приходишь к выводу, что в конечном счете человек может изменить только себе самому. Самое главное в этом, что за такую измену никто не применит никаких санкций и часто не следует вообще никаких последствий. Более того, такая измена может даже принести некое подобие душевного покоя и комфорта.

Логика безответственности и личного комфорта сейчас крайне распространена. Даже в школе мы видим как ученики могут поступаться собственными идеалами за положительные оценки. Наверное, такое присутствует и во взрослой жизни.

Поэтому верность в смысле верности своему другу противоположного пола, с которым связывают различные амурные дела, видится только частью более общего мировоззрения. Люди, которые не верны себе, всегда смогут изменить и отыскать оправдание измене. Такие люди обладают удивительным (для меня) умением даже совершив отвратительный поступок, в частности измену, обретать душевное спокойствие и совершенно нормально себя чувствовать.

К примеру, они могут назвать верность «собачьим чувством», подобием привязанности, которую испытывает пес к хозяину. Людей в свою очередь они считают чем-то более возвышенным. Тем не менее, такие «мыслители» забывают о том, что для собаки человек является своеобразным идеалом и верность ему для собаки, вероятно, носит практически религиозный характер, тогда как в свое обществе они не особенно верны и выбирают именно собачью манеру отношений, где каждый другому потенциальный партнер, верность не в цене, а измена называется свободой.

Сочинение

Это две стороны, как говорится, одной медали. Если ты верный, то ты и не изменишь! Нужно, чтобы эта верность была глубоко в сознании, то есть, если вдруг человек пьяный или больной, то он все равно не изменит. Не скажет, что себя не контролировал или что-то в таком духе. Это всего касается! Можно быть верным и Родине, но шпионы напоили тебя и выведали все государственные секреты! 

Верным быть означает, что ты не смотришь на других девчонок. То есть даже нет, смотришь, но только для того, чтобы сказать, что твоя — самая красивая. И даже не так! Красивых много разных, но что ты свою девочку любишь больше всех других, пусть они даже и красивые. А вот именно она самая красивая. Для тебя! 

А измена, это когда кажется, что и эта красивая, и та. И приходится обманывать! А твоя официальная девочка, с которой ты за одной партой сидишь, все чувствует. Спрашивает тебя, а ты начинаешь путаться. Тут она спросит про наклейку; «Откуда у тебя такая?» А ты ее взял у другой девчонки… Кстати, ещё и доброжелатели есть, которые рады всё сообщить твоей девчонке. В общем, со всеми вокруг так можно поссориться! 

Верным быть спокойней. Это касается и верности друзьям, стране… Ведь это вопрос доверия. Если тебе поверили, а ты обманул, подвел, то после сложно тебе доверять! Будет постоянно сомнение какое-то. Можно себя поставить на место другого — было б обидно, если б тебя предали. Самая большая проблема в потере доверия. И так сложно кому-то поверить сейчас, у каждого свой интерес… а тут только вроде расслабился, так нет! 

Предательство друзей мне приходилось пережить. Мама говорит, что я просто не умею друзей выбирать! Это тоже правда, наверное. Но тут и поведение само важно. Может, ты сделал что-то не так, обидел. Или чего-то не хватало в отношениях. Например, компьютерной приставки! Но все это сложно, нужно каждый раз смотреть по ситуации. 

Со стороны сложно кого-то судить, но и из самой ситуации тоже сложно. Нужно постараться не изменять, хорошо выбирать друзей и близких. Тогда меньше проблем! А вот, например, Родину мы не выбираем. Можно сказать, что она к нам тоже добрей может быть, но это ведь, если о льготах и подобном, государство, а не страна… тут, вообще, нужно иметь терпение и любовь — к Родине. 

И любовь к себе тут тоже важна. Не терпеть, если тебе изменили, а если еще не один раз, а много! Себе тоже нельзя изменять — своим принципам. Вот так я думаю по поводу этого всего.

Также читают:

Картинка к сочинению Верность и измена

Популярные сегодня темы

  • Характеристика и образ Александра Павловича в повести Лескова Левша сочинение

    Монарх путешествует по Европе, и приходит в восторг от изобретений иностранных держав. Ему нравятся различные безделушки, сотворённые руками чужеземцев. Российских же мастеров, он и в грош не ставит, уверяя

  • Сочинение по картине Тропинина Кружевница 4 класс

    При первом взгляде на картину Василия Андреевича Тропинина, мы видим молодую девушку на сером фоне. На самом деле все его картины написаны об окружающем мире людей.

  • Сочинение по картине Левитана Ранняя весна 2 класс описание

    Левитан создал картину «Ранняя весна», используя холодные синие, голубые и коричневые тона. Видно, что ещё на ней ночное время. Вокруг ещё лежит белый снег.

  • Характеристика и образ Пугачева в романе Капитанская дочка Пушкина сочинение

    Произведение Пушкина «Капитанская дочь» — это творение, которое было посвящено восстанию крестьян 1773-1774 годов. Хоть все действия происходят и в вымышленном мире, весь сюжет реален. Пугачев – один из центральных персонажей в повести

  • Анализ пьесы Чехова Вишневый сад

    В творчестве А.П.Чехова тема судьбы Родины присутствует практически в каждом произведении. Особенно ярко она стала выражаться в последние годы жизни писателя. Пьеса «Вишневый сад» яркий пример этого.

«Верность и измена» Итоговое Сочинение (Изложение) ЕГЭ и ОГЭ 2017-2018

Тематическое направление:

«Верность и измена»

 

Обзор темы итогового сочинения по литературе 2018 года

 

Верность и измена — это два сложных социальных явлений, которые имеют огромное значение для человечества. Верность, как мы понимаем, является положительной характеристикой. Измена, в свою очередь, наделена отрицательным смыслом. 

 

Стоит рассматривать верность и измену не только в призме любовных отношений двух людей. Эти концепты универсальны.

 

Верность — морально-этическое понятие, согласно словарю Ожегова: стойкость и неизменность в чувствах, отношениях, в исполнении своих обязанностей, долга. Нарушение верности — измена. 

Верность — это преданность кому-либо или чему-либо; это неизменность в своих обещаниях, словах, отношениях, в исполнении своих обязанностей, долга. Верность основана на ответственности, стойкости, честности, смелости, жертвенности. Похожие качества: посвящённость, неизменность, твёрдость, непоколебимость. Противоположности: вероломство, предательство, неверность, измена, коварство.

 

Синонимы «Верность»: преданность, постоянство, выдержка, неизменность, твердость, непоколебимость, рачение, рачительность, честность, точность, исправность, добросовестность, аккуратность, правильность, безошибочность, справедливость, достоверность; любовь,; несомненность, непогрешимость, правоверность, приверженность, бесспорность, очевидность, доподлинность, самоочевидность, надежность, неискаженность.

Измена — нарушение верности кому-либо или чему-либо.

 

Синонимы «Измена»: предательство, вероломство, неверность; блуд, штрейкбрехерство, супружеская неверность, нож в спину, прелюбодейство, прелюбодеяние, отступничество, адюльтер.

 

Комментарий ФИПИ: «В рамках направления можно рассуждать о верности и измене как противоположных проявлениях человеческой личности, рассматривая их с философской, этической, психологической точек зрения и обращаясь к жизненным и литературным примерам. Понятия «верность» и «измена» оказываются в центре сюжетов многих произведений разных эпох и характеризуют поступки героев в ситуации нравственного выбора как в личностных взаимоотношениях, так и в социальном контексте».

 

Так как эти понятия довольно широкие, рассмотрим их в разном контексте:

1. Верность / измена в широком смысле.

2. Верность / измена в любовной сфере.

3. Верность / измена Родине, государственному долгу

4. Верность / измена по отношении к другу, товарищу, человеку, который доверился.

5. Верность / измена по отношению к самому себе, своим моральным принципам, своему призванию, целям, слову, религиозным убеждениям.

6. Верность животных своим хозяевам.

 

Верность и измена. Материалы к сочинению.

Будь верен себе, и тогда столь же верно, как ночь сменяет день, последует за этим верность другим людям.

Уильям Шекспир

(о том, что первична верность собственным идеалам, убеждениям, о том, что невозможно хранить верность другим, если изменяешь себе)

Более двух тысяч лет человечество не знает более низкого имени, чем имя Иуды. Даже если вы не читали Библию, то знаете о предательстве ценой в тридцать сребреников. В чём причины постоянного интереса к истории о тридцати сребрениках? Думаю, в попытке понять человека, обрекшего другого на распятие, и осознать истоки предательства, приведшего Иуду к раскаянию и самоубийству. Действительно ли, как утверждал Уильям Шекспир, надо быть верным себе, и это станет предпосылкой преданного отношения к другим? Или умение хранить преданность не связано с наличием собственной точки зрения? Своё решение данной проблемы я попробую аргументировать в сочинении – рассуждении.

Стоит ли искать предпосылки предательства близких, друзей, Отчизны в отказе от верности самому себе, своим идеям, воззрениям? Ответ на этот вопрос можно найти в произведениях русских и зарубежных писателей. А.С.Пушкин и Р.Брэдбери, Ф.М.Достоевский и Х. Хоссейни, М.Булгаков и Э.Э.Шмитт – авторы, герои которых испытали и измену друзей, и отступничество от собственных взглядов, и разлад с самим собой.

Откровением, учащим щепетильной честности по отношению к собственным убеждениям, стал для меня роман-эпопея Л.Н.Толстого «Война и мир», а образцом верности — Андрей Болконский. Думаю, одно из главных убеждений героя – уверенность в том, что необходимо быть честным перед собой и другими. Страница за страницей история жизни князя убеждает в этом. Вспомните разговор с Пьером Безуховым по возвращении из салона А.П.Шерер. Болконский не скрывает семейных проблем, сетует на преждевременный брак и советует другу не повторять ошибок. Выросший в свете, радушно принятый им, Болконский не считает нужным притворяться, чтобы скрыть чувство неприязни к пустой жизни: гостиным, их завсегдатаям, сплетням, тщеславию, зависти. Желание оставаться честным перед самим собой приводит его на войну. И уже будучи на передовой, герой осознаёт, что замыслы и стремления его честолюбивы, а участие в решающем сражении под Аустерлицем вызвано не только патриотическими чувствами. Читая историю Андрея Болконского, начинаешь понимать, что за верностью самому себе, своим убеждениям обязательно «последует … верность другим людям». Я очень хорошо помню состояние князя во время его встречи с Пьером Безуховым накануне Бородинского сражения. Уверенный в том, что его место в полку, среди солдат и офицеров, Болконский понимает, что и от него будет зависеть исход завтрашнего сражения. Князь не скрывает презрения к тем, кто в тяжелые для Отечества дни использует каждую минуту, чтобы получить ещё одну награду. Удивительна преданность героя своим подчинённым, русскому народу, Отечеству! Князь уверен: они обязательно выиграют сражение завтра! Видя, как волнуется Андрей Болконский, говоря о Москве, Смоленске, как внезапно он замолкает от неожиданной судороги, как лихорадочно блестят его глаза, понимаешь, что воспитанный в преданности собственным убеждениям, он не сможет предать веры в него других.

Ещё одно произведение, показавшее, что невозможно хранить верность другим, если изменяешь самому себе, — роман Л.Улицкой «Казус Кукоцкого». Автор знакомит читателей с главным героем, рассказывая о его детстве. Видя, как счастливейшие часы своего отрочества Павел проводит в отцовском кабинете за книгами по зоологии и анатомии, понимаешь, что перед нами воплощение верности интересам, науке, роду. Действительно, Кукоцкий Павел Алексеевич продолжает династию медиков, начавшуюся с конца 17 века. Блестящее образование, особый, чудесный дар «внутривидения» и предельно честное отношение к своему делу, убеждениям создают образ идеального врача – учёного. Верность профессии делает Павла Алексеевича Кукоцого сильнее: в тяжёлые послевоенные годы он создаёт Проект мирного здравоохранения по материнству и детству. Уважение вызывает поведение Кукоцкого, который, потратив год на еженедельные (!) переговоры с министром, совершает немыслимый по тем временам поступок — обращается в ЦК партии. Не случайно автор проводит параллель между документом, созданным Павлом Алексеевичем и бумагами, которые подавали на Высочайшее Имя лучшие сыны Отечества. Таким образом подчёркнуты преданность делу, готовность пожертвовать личным ради развития медицины, облегчения участи сотен тысяч женщин.

Слова У.Шекспира помогли задуматься о том, с чего начинается верность друзьям, любимым, семье, народу и насколько важно быть постоянным в своих убеждениях. Наряду с достоинством, порядочностью, благородством преданность позволяет найти правильный путь, не даёт потеряться в лабиринтах колебаний и нерешительности. А значит, от таких проявлений человеческой личности, как верность и измена, зависит ваше будущее.

Итоговое сочинение на тему Верность и измена

  1. Сочинения
  2. 9 класс и ОГЭ
  3. Верность

Скорее всего, самая главная черта характера человека — верность. Она основана на постоянстве и честности. Отталкиваясь от своего понимания, мы сами выбираем кому или чему довериться. Обозначение уважения, добровольной жертвенности и искренности — это не обязанность, а доверие.

Если заглянуть в словарь, можно увидеть, что верность — это стойкость и неизменность в своих чувствах, отношениях и в исполнении обязанностей. Если быть простым, выразив это всё легким и понятным языком, то это качество может гарантировать всему окружающему миру то, что можно положиться и довериться его слову. Бывают разные случаи и хорошо, когда эта верность не принудительна, а исходит от души. Если однажды, когда в жизни уже появился тот самый человек, Вы поймете, что им стоит дорожить и ценить дружбу с этим человеком.

Если быть честным, человеку, в первую очередь, надо оставаться верным самому себе и своим интересам. А вот задавались ли Вы вопросом, способен ли человек быть верным и дать её достаточное количество навстречу Вам? Скорее всего, что нет. Потому не всегда следует требовать той же самой черты в отдачу, не каждый способен в нужных количествах быть, по-настоящему, верным.

На сегодняшний день, уже существует множество литературных произведений великих авторов, которые затронули столь важную проблему — верность. К примеру, «Евгений Онегин» Александра Сергеевича Пушкина. В нём очень точно показывается и раскрывается тема верности. Однажды главная героиня по имени Татьяна вообразила образ прекрасного, идеального героя. Она встретила и искренне полюбила молодого дворянина Евгения, но он не ответил взаимностью и отказал ей. Спустя 10 лет девушка выходит замуж за другого. Через долгий отрезок жизни Евгений вернулся в жизнь Татьяны, сделав ей признание в любви, но время сыграло свою роль и уже ничего не вернуть. Красавица ответила ему тем, что она не способна на предательство и, тем более, не способна изменить своему слову, ведь из её уст прозвучало следующие: «Я буду век ему верна».

Также, с другой стороны, упоминает выше затронутую тему и Михаил Шолохов в своём шедевре под названием «Судьба человека». Он показывает насколько человек может быть верным своей земле и своей стране, готовым на всё ради блага всех её жителей. Однажды главный герой оказался в плену фашистов, но и там возникла большая угроза, один из пленных решился сдать врагам коммунистов и комсомольцев, только бы выжить, но сделать этого не удалось. Автор показывает, как главный герой его убил, тем самым доносит до читателя, что только верность и мужество могут сохранить в тебе человека, вне зависимости от ситуации.

Подводя итоги можем сказать, что верность каждый из нас выбирает сам. По-настоящему любят и уважают окружающий мир только преданные люди, которые, время от времени, готовы жертвовать даже собой. Могут честно и неуклонно защищать то, во что искренне верят.

Образец 2

Верность — это выбор, каждый человек имеет свое представление о верности, и свой выбор — кому хранить верность. Верность своей стране, близким, друзьям, своим принципам и предубеждениям предопределяет такие качества как честь, гордость, смелость, сила воли и настойчивость.

Быть верным человеком не так просто, как кажется. Трудно понять, что, выбирая что-то, мы всегда клянемся оставаться при этом выборе до конца. Сколько людей могут знать, что такое настоящая верность и сколько они знают, о том, как ее сохранить? Знайте, что это очень мало, потому как вера в свои силы и в себя самого утеряны, как и смысл слова верность. Мы перестали помнить, как выглядит верность и какого рода эмоции может она вызвать.

Сделать выбор в направлении верности, означает, что нам придется пойти на значительные пожертвования, чтобы сохранить ее. Быть верным положительно влияет на ваш характер. Таким образом, вы сможете с уверенностью прожить свое величие. Честность важна, и она начинается с того, как вы живете своей личной жизнью, она дает моральный авторитет. И прежде чем принимать столь ответственное решение, всегда нужно задуматься, обдумать, взвесить все плюсы и минусы. И когда станет очевидно, что «плюсов» все же больше, вы можете полностью отдаться своему выбору.

Часто встречаются ситуации, в которых один человек абсолютно предан другому, однако не всегда эта верность взаимная. Часто люди требуют именно этой верности от тех, кто вряд ли сможет дать это. Это очень сильно меняет людей, души черствеют, а мысли становятся туманными. Действия человека становятся необъяснимыми. Ведь когда-то выбранная верность сгорела и теперь человек считает, что никто другой не заслуживает этого.

Множество раз мы становились свидетелями верности животных. Это были кошки, дельфины, лошади, собаки. Что мы чувствовали? Я, например, разочарование. Я всегда считал, что сперва нужно верность хранить себе, и только потом распылять обещаниями верности другим. Верность заставляет других уважать вас. Когда вы отстаиваете свои позиции, когда вы публично демонстрируете верность своему делу, принципам, идеалам публика уважает вас, люди будут восхищаться вами.

Но, если вы сделали выбор, чтобы остаться верным, не предавайте себя. Как прекрасно чувствовать себя необходимыми, быть верными. Но вдвойне приятно осознавать, что ты честный и искренний человек. Верные люди счастливее, спокойнее, они больше улыбаются; их совесть чиста, жизнь не стрессовая, пустая или сложная. Будучи верными, вы гордитесь собой.

В чем заключается ценность преданности

В сознании людей преданность – это высшее положительное качество. Давайте разберемся в это понятии. Итак, что же такое преданность и в чем заключается ее ценность?

На мой взгляд, преданность – это способность оставаться верным близким даже в самые трудные времена, это проявление любви и заботы вне зависимости от обстоятельств. Преданность близких позволяет человеку чувствовать себя защищенным, дает силы справляться с разными невзгодами.

Истинной преданности посвящен текст Ф.А. Абрамова. В семье художника Петра Петровича и Елены Аркадьевны живет пинчер Дар, в котором хозяева «не чаяли души». Когда наступают голодные военные годы, супруги не бросают своего пса, а делятся с ним тем немногим, что имеют.

Дар отвечает им тем же: греет хозяина в холодные ночи, защищает от нападений. Когда Петра Петровича устраивают в госпиталь, пес «долго сидел у занесенного снегом крыльца и безутешно, как это умеют только собаки, плакал».

Показательной является также ситуация, когда Елена Аркадьевна смогла достать кусочек печени, чтобы приготовить больному мужу обед. Она случайно оставила кастрюлю с печенью дома с Даром, который остался «один на один с одуряюще вкусно пахнущей печенью». Он даже не прикоснулся, лишь оставил лужу слюны на полу. Пес был настолько предан своим хозяевам, что смог побороть свои инстинкты.

Оба эти примера показывают, что преданность – наивысшее положительное качество, которое свойственно не только людям, но и животным. Преданность помогает выжить в самые сложные времена, ведь только сообща можно пройти через то, через что прошли герои предложенного для анализа текста.

Сочинение Что такое Верность

Одним из добрых, глубоких, искренних и важных человеческих чувств является верность. Она основа этики, морали. Что же означает хранить верность? Ответ на данный вопрос прост. Это постоянство в отношениях с людьми, приверженность какой-то одной личности, интересам, закону или долгу.

Противоположное понятие – измена, осуждается, презирается цивилизованным обществом. Верность же всеобще признана, ею восхищаются, ее ценят. Ведь каждый из нас мечтает о верном супруге, друге, служащем.

На древнегреческом языке для объяснения понятия верности использовались такие слова, как «алифиа» и «пистос». Что же они означают? Первое из них — искренность, твердость и неизменчивость. А второе – уверенность и надежность.

Во времена, когда господствовал феодализм, верность вассала к господину являлась ценнейшим и особенным качеством. Из истории известны случаи, когда, потеряв своего хозяина, подданные мстили его противнику за его смерть, даже рискуя или жертвуя своей собственной жизнью.

Верность – это полная отдача, посвящение себя чему-то или кому-то. Если в отношениях изначально нет места такому важному понятию, то, скорее всего, в итоге они будут разорваны.

Слово верность, когда мы его слышим, ассоциативно связано, в первую очередь, с браком, семьей. Представим союз двух любящих людей, которые создают семью, живут бок о бок всю жизнь, в любви или горе, переживают вместе все взлеты и падения, растят детей. Не раз по жизни они встречали красивых, хороших, умных мужчин и женщин, но свою верность хранят друг другу, так как обещали это, когда соединяли свои сердца в вечный союз. Давая обещание, они взяли на себя ответственность перед супругом, хранить ему преданность, пока смерть не разлучит их. Они приняли важное решение дарить свою любовь лишь одному человеку.

Пример верности мы можем привести и в постоянстве своей веры в Бога, Отечеству.

Один солдат, Евгений Родионов, был участником первой Чеченской войны. Когда он попал в плен к боевикам, его пытались склонить к предательству Родины, предлагали перейти на сторону врага. Жене грозила страшная смерть. Он провел в плену целых 100 дней, и дух преданности и вера в отечество не были сломлены даже страшными пытками. В свой день рождения он погиб мученической смертью героя. За свою верность Родине молодой человек заплатил самую большую цену – отдал жизнь.

Это один из примеров настоящего героизма и верности. Евгений Родионов знал, что его ждет, но стоял на своем. Если бы он предал Христа, родную страну, то потерял бы все, что у него было. Это бы считалось предательством своей семьи, земляков, которых безжалостно убивали боевики. Естественно простить себя за это Евгений бы не смог до конца жизни. Верность этого молодого бойца заслуживает вечной памяти и уважения.

Если человек обладает таким важным качеством, то у него всегда будет все хорошо, его будут окружать верные друзья, любимые люди, его будут ценить и уважать в обществе. Такому человеку есть, за что сказать спасибо, даже просто за то, что он есть.

Другие сочинения: ← Богатство природы↑ 9 класс и ОГЭНастоящая любовь →

Сочинение про верность

Верность — одно из важнейших понятий для людей. Всем хочется, чтобы их окружали только верные люди, которые не предадут в сложных ситуациях. Чтобы оставаться верным, необходимо помнить о своих обещаниях. Крепкие браки и длительная дружба основаны только на верности.

Это понятие тесно взаимосвязано с другой характеристикой — доверием. Наверняка каждый сталкивался с ситуацией, когда человек, которому доверяли, в результате предает. Это говорит о том, что к выбору любимого человека и друга необходимо подходить крайне ответственно. В жизни может быть много знакомых. Однако назвать всех их друзьями нельзя.

В качестве подтверждения можно использовать народную мудрость — друг познается в беде. Если человек в трудную минуту подставит свое плечо, на него можно будет положиться и в будущем. Людям необходимо понять, что измена наносит сильную душевную рану. Порой восстановиться после предательства бывает крайне сложно.

Не менее ярким примером приверженности служат домашние животные. Эти существа не способны предать своего хозяина. Людям есть чему поучиться у представителей животного мира. Если все будут верными своим обещаниям, жизнь на планете определенно изменится в лучшую сторону.

Работая над сочинением-рассуждением на тему «Верность» для ЕГЭ, учащимся предстоит рассказать, как они понимают это слово. В заключение следует сделать вывод, подтверждающий их точку зрения.

Значение слова верность

Верность

♦ Fidelité

Не путать с исключительностью. Верность дружбе отнюдь не предполагает, что у вас всего один друг. Верность своим идеям не значит, что вы должны довольствоваться одной-единственной. Вопреки привычному употреблению этого слова, верность не сводится к исключительности даже в таких областях жизни, как любовь и половые отношения, и не является обязательной. Ничто не мешает, по крайней мере теоретически, двум любовникам хранить верность друг другу, практикуя обмен половыми партнерами или по взаимному согласию позволяя друг другу приключения «на стороне». И напротив, разве мало таких супругов, которые, никогда не изменяя друг другу в половом отношении, без конца лгут друг другу, презирают, а то и ненавидят друг друга? До их взаимной неверности далеко даже самым раскованным из любовников.

Верность не есть исключительность. Верность это постоянство, честность и благодарность, нацеленные в будущее в не меньшей мере, чем обращенные в прошлое. В основе верности лежит не только память, но и обязательства на будущее. Верность с благодарностью вспоминает о том, что было, исполненная решимости сохранить, защитить и по мере возможного не дать ему прерваться, одним словом, всячески противостоять забвению, измене, непостоянству, легкомыслию и даже скуке. Вот почему на практике верность в любви идет рука об руку с исключительностью половых отношений: одно подразумевает другое. Нужно ли давать себе обещание сохранить верность? Это зависит, как мне представляется, не столько от морали, сколько от личных пристрастий каждого и от условностей. Но даже лишенная исключительности, верность значит очень много. Правда, лично мне кажется, что в этом случае хранить верность гораздо труднее – слишком много опасностей ее подстерегает, слишком уязвимой она становится.

Существует также понятие религиозной верности. Это добродетель верующего, который остается верным своей вере и своей Церкви. Но не стоит думать, что эта добродетель никак не распространяется на атеистов. Я полагаю, что истинно как раз обратное. Если есть вера, она сама подталкивает к верности. Иными словами, верность не может быть самодостаточной, если вера слаба. Но, хотя оба слова имеют один корень, синонимами они не являются. Вера это прежде всего убеждение; верность – воля. Вера основана на благодати или иллюзии, верность требует усилий. Вера связана с надеждой, верность – с обязательством. Разве тот факт, что мы больше не верим в Бога, может служить предлогом к забвению унаследованных из прошлого ценностей? И пусть большинство из них религиозного происхождения, но кто докажет, что эти ценности, чтобы не исчезнуть, нуждаются в Боге? И напротив, все указывает на то, что мы сами нуждаемся в них, ибо только с опорой на них можем продолжать существовать в достойном человека облике. Бог умер? Но разве это предлог, чтобы отворачиваться от его наследства? Существует Бог или не существует, разве от этого меняется ценность таких вещей, как искренность, благородство, справедливость, милосердие, сострадание, любовь? Памятью обладает не только отдельный человек, памятью обладают и цивилизации. И если обратиться к нашей цивилизации, то главный вопрос, на мой взгляд, должен звучать так: что остается от христианского Запада, переставшего быть христианским? Ответов, как мне думается, здесь может быть только два. Либо вы полагаете, что от него не остается ничего, а значит, мы суть мертвая, или умирающая, цивилизация. Нам больше нечего противопоставить ни фанатизму, одолевающему нас извне, ни нигилизму, разъедающему нас изнутри (притом, что нигилизм, бесспорно, самая страшная из опасностей). Значит, мы должны спокойно сидеть и ждать конца, который не за горами… Либо, и это второй из возможных ответов, вы убеждены, что что-то все-таки остается. И если это что-то больше не является общей верой (а вера действительно перестала быть общей: каждый второй француз считает себя атеистом или агностиком; каждый четырнадцатый – мусульманином), оно не может быть ничем иным, кроме всеобщей верности – отказа предавать забвению все, благодаря чему мы появились на земле, изменять всему, что досталось нам от прошлых поколений, спокойно взирать, как оно гибнет у нас на глазах, и гибнуть вместе с ним. Верность – это то, что остается от веры, когда сама вера утрачена; всеобщая приверженность ценностям, которые достались нам от прошлого и которые мы обязаны передать дальше (единственный способ сохранить подлинную верность этим ценностям заключается в том, чтобы обеспечить преемственность, т. е. сделать все зависящее от нас, чтобы они дошли до следующих поколений). Мы не имеем права превращать прошлое в tabula rasa (чистую доску) – это самый прямой путь к тому, чтобы обречь будущее на варварство.

«Если не знаешь, куда идти, вспомни, откуда идешь», – гласит африканская пословица. Собственно, только так и можно узнать, куда мы хотим прийти. К нашей цивилизации это относится так же, как к любой другой, как к совокупности всех цивилизаций, которые и называются цивилизацией вообще. Я имею в виду верность человечности (ибо верность не сводима ни к попустительству, ни к ослеплению) в ее лучших проявлениях, тех самых, что делают человечество человечным, и нас вместе с ним.

«Верность, – писал Ален, – есть главная добродетель духа». Но духа без памяти не бывает, хотя одной памяти для него недостаточно. Надо еще гореть желанием не забывать, не предавать, не отрекаться, не отступаться. Это и есть верность.

Как писать сочинение на тему «Верность и измена»

Тема

О верности и измене можно рассуждать по-разному: с философской, этической, или психологической точки зрения. Это противоположные проявления человеческой личности. Эта тема трактуется в абсолютно разных направлениях — от верности и измены в браке или дружбе до верности и измены Родине или самому себе.

Тема сочинения формулируется в форме вопроса на размышление, посвящённого одному из аспектов проблемы. Иногда участников просят выразить своё согласие или несогласие с каким-либо афоризмом на заданную тему. В качестве аргумента участник может выбрать любое произведение из отечественной и мировой литературы, в том числе современной.

Композиция

Продумайте композицию работы. Сочинение должно состоять из трёх частей:

  1. Вступление — формирование тезиса (основной мысли) с опорой на тему.
  2. Основная часть — доказательство с опорой на 1-2 произведения.
  3. Заключение — выводы.

Начните готовиться к ЕГЭ по литературе с репетитором

Алгоритм написания итогового сочинения

  1. Выберите понятную тему, руководствуясь возможностью выбора аргументов из литературного материала. Например: «Что толкает человека на измену?»
  2. Выделите вопрос, содержащийся в данной формулировке. Можно оставить вопрос из темы «что толкает человека на измену?», а можно видоизменить его — «является ли отсутствие чувств при вступлении в брак или их угасание причиной измены?»
  3. Сформулируйте чёткий ответ на поставленный вопрос и обозначьте свою позицию. Например: «Я считаю, что отсутствие чувств при вступлении в брак или их угасание может быть одной из причин измены».
  4. Подберите аргументы, которые позволят логически завершить второй и третий абзацы. Например: «Анна Каренина из романа Л.Н. Толстого „Анна Каренина“ вышла замуж за мужчину, которого не любила. Это сподвигло её на измену, в результате которой она свела счёты с жизнью».
  5. Напишите сочинение сначала на черновике, чтобы можно было его отредактировать. Не отвлекайтесь на другие темы. Ведите мысль последовательно и логично, чтобы ваш тезис и аргументы не расходились. Например, не нужно говорить, что считаете отсутствие чувств одной из причин измены, а в качестве доказательства приводить произведения, где у измены совершенно другие причины и обстоятельства.
  6. Отредактируйте черновой вариант работы. Не нужно пытаться увидеть все ошибки сразу. На каждый раздел ошибок вычитывайте текст отдельно. Во время первого прочтения исправьте пунктуационные ошибки, во время второго — орфографические. Уберите часто повторяющиеся слова или фразы, по возможности замените их на другие.

Как и в чем проявляется верность

  • Профессиональная деятельность. Верность своему делу всегда вызывает уважение у людей.
  • Отношения. Верность является основой любых серьезных отношений, личных и деловых.
  • Личностный рост. Верность своим ценностям — признак взрослой сложившейся личности.
  • Психологическое здоровье. Верность себе и своим чувствам дает человеку уверенность и спокойствие.
  • Творчество. Верность проявляется во внутренней уверенности в том, что ты делаешь. Это важно для творчества.

Рекомендуемая литература

«Гроза», А.Н. Островский

Главная героиня Катерина Кабанова оказывается в непростой ситуации. Она вышла замуж за нелюбимого человека, Тихона, который не в силах защитить жену от нападающей на неё свекрови. Катерина не любит своего мужа, а лишь испытывает к нему чувство жалости.

Семья Тихона верна закоренелым традициям, с которыми Катерина не в силах смириться. Так она решается на измену, которая символизирует свободу чувств и любви. Её душа бунтует, а любовь побеждает все предрассудки, и потому она не греховна. Любовь Катерины становится спасением. Однако в итоге девушка не выдерживает того, что предала мужа. Во время грозы она прыгает с обрыва: «Да, что домой, что в могилу!… что в могилу! В могиле лучше…»

«Анна Каренина», Л.Н. Толстой

Как и в пьесе А.Н. Островского «Гроза», здесь в центре событий оказывается героиня, которая вышла замуж за нелюбимого человека. Анна встретила другого мужчину, к которому у неё появились чувства. Это заставило её изменить супругу. Не выдержав собственного предательства, главная героиня обрывает свою жизнь, бросившись под поезд.

«Мастер и Маргарита», М.А. Булгаков

Маргарита не любила своего мужа. Именно отсутствие чувств толкнуло её на измену. Однако измена помогла ей спастись от духовной и физической смерти. Она нашла силы начать жизнь заново и обрести счастье. В этой же героине мы видим истинную верность своему возлюбленному, ведь ради Мастера она продала душу дьяволу и оставалась верной даже в те минуты, когда не надеялась его найти.

Также Булгаков показал предательство и верность своим идеалам в образах Мастера и Понтия Пилата.

«Бедная Лиза», Н.М. Карамзин

Главная героиня Лиза не смотрела на других молодых людей и хранила верность Эрасту. Он же, в свою очередь, промотав все деньги, изменял Лизе с нелюбимой, но обеспеченной женщиной. Тяга Эраста к роскоши оказалась сильнее любви к Лизе, из-за чего девушка совершила самоубийство.

«Тёмные аллеи», И.А. Бунин

Главная героиня пронесла любовь через годы, оставляя для неё место в повседневной жизни. Однако, встретив своего возлюбленного, который изрядно постарел и стал ей совершенно чужим, она не смогла его простить.

«Капитанская дочка», А.С. Пушкин

В данном произведении мы можем увидеть целых три аспекта данной темы: верность и измена Родине, верность в любви (Маша Миронова) и верность себе, своим идеалам, принципам и своему слову (Гринёв и Пугачёв).

Петр Гринёв и Швабрин наглядно показывают нам верность и измену Родине. Гринёв, несмотря на смертельную опасность, остаётся верен долгу и государству, а Швабрин, переживая лишь за свою жизнь, предаёт родную страну и людей, с которыми бок о бок защищал крепость. Также мы видим, как большинство людей встречает Пугачёва с хлебом и солью, в том время как люди, верные своему долгу и чести, отказались присягнуть ему, обрекая себя на верную гибель.

«Война и мир», Л.Н. Толстой

В данном произведении поднимается сразу несколько проблем: измена в любви, верность Родине (Кутузов), верность родителям (Марья Болконская) и своим принципам (семья Ростовых).

Пусть и духовно, но Наташа Ростова изменила Андрею Болконскому с Анатолем Курагиным, даже хотела сбежать с ним. Неопытность Наташи и её неуверенность в будущем с Андреем стали главными причинами её измены. Андрей, уезжая на войну, не поговорил с ней и не дал уверенности в их отношениях. Курагин, воспользовавшись неопытностью главной героини, обольстил её. В силу возраста Ростова не думала о последствиях своего выбора. От позора её спас только случай.

«Судьба человека», М.А. Шолохов

Несмотря на то, что произошло в жизни главного героя Андрея Соколова (плен, гибель жены, дочери и сына), он не поступился своими жизненными принципами, не стал злым и жестоким. Он сумел остаться добрым человеком и даже взял на воспитание сироту Ванюшку.

«Тарас Бульба», Н.В. Гоголь

Младший сын Тараса Бульбы, Андрий, оказывается перед сложным выбором: помочь своим товарищам и семье биться с «татарвой» в Запорожье или отправиться к прекрасной полячке, в которую он влюблён. В результате он делает выбор в пользу панночки, предав Сечь и отца. Однако причиной такого поступка был страх изменить себе, и он пошёл против общества, которое подавляло его индивидуальность.

Любовь и верность

Значение слова «верность» в отношениях между мужчиной и женщиной не допускает ни компромиссов, ни двойной морали. Глубокие чувства возникают только при полном доверии, искренности и открытости. Здесь не нужно ни клятв, ни обещаний. Люди нашли друг друга, все сомнения растаяли, осознанный выбор окончателен и комментариям извне не подвластен. В данном случае желание быть верным возникает само по себе и не требует усилий. Просто искореняется потребность искать кого-то лучшего, потому что лучше не найти.

Это внутреннее, неосознанное, но оттого и настоящее решение – хранить верность. Значение этого слова в данном контексте не вызывает сомнений – не допускать в свою жизнь никого, кроме выбранного человека. И пусть говорят, что в современном социуме понятие это утрачивает свою ценность, что верность практически исчезла. Вряд ли это когда-то случится. Потому что если человек любит, то он принимает молчаливое решение быть верным и делает все возможное для создания семейной идиллии, душевного равновесия и сексуальной гармонии.

Если две верности соединить в одну семейную жизнь, то это будет залогом счастья. Это и свобода от соблазнов, и ответственность за любимого человека, и выполнение обязательств.

Родители всегда были образцом для подражания своим детям. И если они верны интересам семьи, это послужит хорошим примером подрастающему поколению в их будущей взрослой жизни. С годами люди становятся роднее, потому что любовь – подруга верности.

Афоризмы про верность, отражающие суть явления

Для начала сформулируем парадоксальную мысль: лучшие слова верности – это не слова, а дела. Действительно, верность, как она понимается большинством, нельзя подарить, пообещать или еще как-то преподнести. Верность измеряется временем, проведенным с человеком или на работе, если речь идет о преданности фирме. Поэтому мы собрали меткие и правдивые выражения, которые помогут всем желающим понять истинное определение слова «верность»:

  1. «Кто в верности не клялся никогда, тот никогда ее и не нарушит» (Август Платен, немецкий поэт и драматург 19 века).
  2. «Верность, которую удается сохранить только ценой больших усилий, ничуть не лучше измены» (Франсуа де Ларошфуко, французский писатель 17 века).
  3. «Хранить верность – это достоинство, познать верность – это честь» (Мария фон Эбнер-Эшенбах, австрийская писательница и драматург, снискавшая себе славу в конце 19 века).

Можно было бы продолжать этот ряд до бесконечности, но хватит и этих речений, чтобы понять: слова про верность могут быть различны. А если уделить свое внимание Ф. Ларошфуко, то можно по-другому взглянуть на человеческие отношения в принципе. Но такова функция скептиков – они должны будить всех остальных. Многих людей засасывает трясина повседневности, а мыслители, подвергающие сомнению очевидное, заставляют думать и переоценивать исходные смыслы. Честь им и хвала за их нелегкий труд.

Верность предательства — обзор

Верность предательства: к церкви за пределами веры. Питер Роллинз. Брюстер, Массачусетс: Paraclete Press, 2008. 196 страниц.

Мы вступили в эпоху постмодерна, эпоху, когда общепринятая мудрость и рационализм больше не господствуют. Все перевернулось, и потребовались новые взгляды на мир, в том числе на религиозный. Этот новый век отмечен явным антиинституционализмом, когда отвергаются обычные способы организации жизни.Поскольку церкви являются институциональными существами, они подвергаются критике в постмодернистском анализе, как и доктринальные профессии. Самое интересное — это привлекательность такого понимания среди молодых евангелистов.

Питер Роллинз — один из тех молодых евангелистов, которые ставят под сомнение принятые традиции. Он стремится принять радикальное христианство, которое в этой книге требует некоторого предательства традиционной веры и обычаев. Чтобы дать читателю почувствовать вкус будущего, Роллинз начинает свою книгу с размышлений об Иуде.Переворачивая с ног на голову фразу «Что сделал бы Иисус?» Роллинз спрашивает: «Что бы сделал Иуда?» Иуда печально известен своим предательством Иисуса, поэтому, используя акт предательства Иуды как метафору, Роллинз спрашивает, предаст ли Иисус современное христианство.

«Скорее, спрашивая, предаст ли Иисус христианство, как Иуда предал Христа, я спрашиваю, планировал ли Иисус падение христианства во всех его проявлениях. Или, если быть более точным, я спрашиваю, всегда ли христианство в его наиболее возвышенном и революционном состоянии требует от правоверных предательства »(стр.6)

Если мы хотим быть верными христианской вере, то, возможно, мы должны ее предать.

Если быть верным — значит быть предателем, то Иуда становится своего рода героем. «Последнее искушение Иисуса» изображает Иуду именно так; Передавая Иисуса властям, Иуда выполняет свою задачу. Мы следуем примеру Иуды, когда предаем институциональное христианство, чтобы его распяли, чтобы могло родиться что-то новое. Иуда — не единственный предатель, которого следует учитывать.Авраам проявил свою верность, предав своего собственного сына, а затем оспорив решение Бога разрушить Содом. Также есть Иаков, который борется с Богом, бросая вызов Его власти. На протяжении всего Священного Писания мы читаем о фигурах, бросающих вызов существующему положению вещей, как это должно быть. В конце концов, их действия подтверждают дальнейшую историю и становятся для нас примерами.

Как человек, который провел много времени в евангелическом мире, я знаю, что вопросы авторитета Библии находятся в центре внимания.Еще в 70-х и 80-х, когда я был студентом колледжа и семинарии, была широко разрекламированная «Битва за Библию». Моя собственная семинария попала под перекрестный огонь — меня обвинили в предательстве евангельских идей. Его преступление состояло в том, что он заменил заявление о безошибочности на утверждение о непогрешимости. Что интересно в постмодернистских евангелистах, так это то, что их гораздо меньше беспокоят споры о безошибочности. Более того, они склонны избегать споров по поводу критического изучения Библии, часто «предкритически» рассматривая текст.Это решение является результатом отказа от рационалистической отправной точки, которая, по их мнению, определяет как правые, так и левые.

Роллинз считает ошибкой увлекаться интеллектуальными попытками защитить фактические утверждения Библии.

«Таким образом, те организации, которые защищают библейскую безошибочность, тратят много времени и энергии, пытаясь предложить объяснения, которые эффективно разрешат любые проблемы, которые они представляют в Библии. И все же именно этот процесс рационального оправдания делает фундаментализм очень современным явлением, которое ставит его в противоречие с более древней традицией безошибочности, существующей внутри церкви »(стр.43-44).

Роллинз признает необходимость критического изучения Священного Писания, но не считает, что это помогает вести человека к жизни веры. Более важным является религиозное чтение, то, что он называет «второй наивностью». Цель этого чтения не интеллектуальная, а трансформационная. То, что в библейских повествованиях есть противоречия, не следует рассматривать как проблематичное или даже удивительное. Цель текста не в предоставлении информации, а в том, чтобы пригласить человека в жизнь веры.

Я с пониманием отношусь к утверждениям Роллинза о Священных Писаниях, поскольку я тоже рассматриваю их как приглашение к жизни в вере. Однако меня немного беспокоит то, что я считаю преждевременным переходом к религиозному чтению. Тот факт, что так много людей неграмотны с точки зрения Библии, предполагает, что нам, возможно, придется потратить немного больше времени на критические вопросы, а затем перейти к событию, которое является Словом Божьим. При этом я согласен с ним в его определении Слова Божьего как «того, что верующий встречает как присутствие, исходящее из самого сердца текста, присутствие, которое никогда не может быть зафиксировано каким-либо исповеданием веры или вероучением, каким бы прекрасным и глубоким оно ни было »(с.55). Эта работа может потребовать от нас определенного акта предательства, даже самих слов.

Если Библия требует нового чтения, то же самое и наше понимание Бога. Чтобы понять Бога, мы должны выйти за рамки наших попыток объективировать Бога и начать рассматривать Бога как субъект. Действительно, это будет встреча между субъектом и субъектом. Он начинает свой разговор с упоминания древних представлений об имени (именах) Бога. Знать имя — значит иметь власть над Богом. Но в еврейском тексте имя либо не раскрывается, либо раскрывается таким образом, что невозможно узнать имя Бога и управлять им.Он противопоставляет историю Лилит, первой женщины, которая соблазняет Бога, и Моисея, который спрашивает имя Бога, но не называет его, по крайней мере, не совсем точно.

Если вы пытаетесь манипулировать Богом, называя Бога, другой способ приручить Бога — это следовать Декарту и превратить Бога в философскую систему. Бог существует, потому что идея требует существования. Бог должен существовать, потому что невозможно придумать что-то, что выходит за рамки наших возможностей творить. Такой Бог — существительное, но истина находится в глаголе Бог, Бог — событие.Когда мы думаем о Боге с точки зрения фактов, Которого можно определить и защитить, тогда всегда существует опасность опровергнуть эти идеи. Заимствуя у Ницше, Роллинз спрашивает, должна ли старая идея Бога как существительного и фактического утверждения умереть. Проблема картезианского понимания Бога в том, что оно не ведет к трансформации. Это не приводит к любви к врагам. Это может дать смысл, но мало что еще.

Если картезианское понимание должно быть изменено, то мы вступаем на рискованную территорию.Мы должны принять то, что Бонхёффер называл безрелигиозным христианством. Эта идея пронизывает книгу. Христианство в понимании Роллинза — это религия без религии. Это отказ от эгоцентричной веры. Это вера, которая возникает из любви, а не из нужды. Вопрос, который мы должны задать, заключается не в том, истинно ли христианство на фактической основе, а скорее в том, как оно влияет на благо жизни людей, которых оно затрагивает.

Наиболее глубоким и, возможно, одновременно тревожным и временами сбивающим с толку, является радикальное игнорирование религиозных систем.Идея о том, что мы можем иметь веру благодаря нашей способности систематизировать веру, не только подвергается сомнению, но и отвергается. Вера возникает из события, которым является Бог. Христианство одновременно религиозно и нерелигиозно. Структуры могут быть необходимы, но они также не нужны. Это потому, что христианство в своей глубине выходит за рамки систем и структур. Чтобы быть христианином, требуется готовность предать саму систему, определяющую веру. Доктрина не первична, первична жизнь с Богом.

Если жизнь является центром веры, то объединение общин веры является ключевым моментом.Это не институционально, а радикально не институционально. В центре внимания не доктрины или практики, а жизнь с Богом и друг с другом.

«Вместо того, чтобы формировать церкви, в которых вера ставится перед поведением, а поведение — перед принадлежностью, в традиции существует обширное пространство для формирования сообществ, которые отмечают принадлежность друг другу в ходе чуда и после него, принадлежность, которая проявляется в коллективном согласованные ритуалы, вероучения и действия.Посреди всего этого эти сообщества могут также поощрять живые, горячие и уважительные дискуссии о природе и форме веры »(стр. 161).

Роллинз представляет собой радикальную форму христианства, которое готово предать собственное кажущееся благополучие, чтобы быть верным Богу. Это христианство, которое меньше сосредотачивается на доктринах и учреждениях, а больше на людях, которые исповедуют веру. Если необходимо, оно готово подвергнуть сомнению и бросить вызов даже Богу. В самом деле, для того, чтобы быть верными, от нас может потребоваться оставаться за пределами небес.

Это интригующая книга. Подобно другим подобным вещам, появившимся из движения Emergent, он предполагает, что старые способы ведения дел не работают. В доктринальных и институциональных формулировках нет жизни, и поэтому, чтобы быть верными, мы должны отказаться от них — даже если для этого потребуется отказаться от нашего представления о Боге. Отчасти потому, что она постмодернистская, эту книгу нелегко читать и понимать. Он оказывается сложным и глубоким. Но это стоит прочитать.В определенных моментах можно захотеть дать отпор. Например, хотя я согласен с тем, как лучше всего использовать Священное Писание в жизни веры, я чувствую, что нам все еще нужно уделять больше внимания критическому изучению Писания, отчасти потому, что это изучение может освободить нас от доктринальных оснований. утверждения, которые мешают нам жить перед Богом таким образом, который меняет нашу жизнь и сам мир. При этом это важное свидетельство нового образа жизни христианской веры.

Верность предательства Питера Роллинза — Сэм Дэвидсон

Скоро 15-19 февраля: в моем блоге настала неделя книги.Я читаю много книг и стараюсь пересматривать одну каждую неделю. В течение этой недели я буду каждый день предлагать новую книгу с раздачей подарков! Заинтересованы в участии? Отправьте мне письмо по электронной почте и узнайте, сможете ли вы быть отмечены! Осталось только одно место!

Краткая версия (65 слов)

Я несколько раз читал книгу Питера Роллинза Как не говорить о Боге , и эта короткая беседа всегда заставляет меня хотеть большего. Верность предательства — это нечто большее.Используя популярные отрывки из Библии, в книге исследуется кажущееся противоречивым представление о том, что, возможно, самое религиозное, что мы можем сделать, — это не быть религиозными. Это Роллинз в лучшем виде: академический, сложный и нестандартный.

Расширенная версия (296 слов)

Это не книга Макса Лукадо. Хотя Роллинз действительно использует центральную библейскую тему в качестве отправной точки («предательство» Иудой Иисуса), он вскоре убеждает читателя, что Иуда не предал Иисуса как все, а, скорее, был самым верным из учеников.

Мне нравится Роллинз, потому что из его теологии и экклезиологии можно сделать один логический вывод: христиане не должны ходить в церковь — по крайней мере, не в церковь, как это известно сегодня в западном мире. Этот вывод мне нравится по многим причинам, но вот главная.

В этой книге вы не будете спрашивать Бога. Любая книга, которая, на мой взгляд, означает лишь то, что ваша вера в Бога, вероятно, изначально нуждалась в сомнении, и она просто оказалась в нужном месте в нужное время.Скорее, эта книга подвергнет сомнению ваше представление о Боге, возможно, обнаружив, что то, что вы думаете о Боге, вовсе не Бог. Роллинз говорит, что нам нужны нерелигиозные религии. Следовательно, нам нужен безбожный Бог.

Книга представляет собой нечто большее, чем просто теоретические рассуждения. Это также применимо к нашим системам и структурам сегодня. Роллинз бросает вызов, который сегодня большинство церквей требует от своих членов действовать в следующем порядке:

  1. Верю
  2. Поведение
  3. Принадлежит

Во-первых, вы должны верить во что-то об Иисусе, затем вы должны жить определенным образом, и, наконец, вы можете быть социально приняты в группу.Роллинз обижается на эту мысль, и вместо этого следует изменить порядок, как семья принимает на себя заботу о младенце. Таким образом, логический вывод состоит в том, что наши церкви должны быть полны атеистов.

Это понятие мне нравится.

Я буду это читать снова. Когда я это сделаю, я сделаю совершенно новый набор выводов. Роллинз в этом талантлив.

9780281060511: Верность предательству, — К церкви за пределами веры — AbeBooks

Об авторе :

Питер Роллинз — действующий философ, имеющий степень бакалавра схоластической философии, степень магистра политической теории и критики и докторскую степень в области теории постмодерна.Он является основателем сообщества Ikon в Северной Ирландии, группы, которая описывает себя как культовую, апокалиптическую, еретическую, зарождающуюся и терпящую поражение. Пит регулярно выступает на фестивале Greenbelt и других мероприятиях о философской, религиозной и культурной ситуации зарождающегося церковного движения. В настоящее время он работает в Фонде Олсона.

От Publishers Weekly :

Роллинз обладает самым свежим богословским голосом зарождающегося церковного движения.Лидер церковного сообщества под названием Ikon, которое встречается в пабах в своей родной Северной Ирландии, появился из ниоткуда со своим How (Not) to Speak of God в 2006 году, где он сделал инструменты постмодернистской философии доступными для неспециалистов. Достоинства этой книги снова демонстрируются: ясность (достаточно редкая для академически подготовленного философа), остроумие и игривое, противоречащее интуиции прочтение христианского Священного Писания. Он утверждает, что наиболее верным ответом на христианство может быть предательство Иудой Иисуса по отношению к фундаменталистам, которые будут яростно защищать Иисуса, и ученым, которые заключат Иисуса в тюрьму.Роллинз пишет слишком широкой кистью — не все теологи со времен Декарта были помещены в рамки своих категорий. Иногда ученая степень была бы полезна, чтобы понять, как он использует Жижека или Ницше. Тем не менее, Роллинз заставляет философию постмодерна работать для тех, кто пытается переосмыслить свою веру в новом свете, не подавляя современные категории. Даже те, кто не согласен, обнаружат, что страницы сами переворачиваются. (июнь)
© Reed Business Information, подразделение Reed Elsevier Inc.Все права защищены.

«Об этом заголовке» может принадлежать другой редакции этого заголовка.

вызовов верности в переводе | Январь 2015

Детали
Автор Энох Аджунва (доктор философии)

0,0 АННОТАЦИЯ

Несмотря на то, что идея абсолютной точности перевода считается утопической и недостижимой, всегда желательно достичь разумного и приемлемого уровня точности в любой переводческой операции, будь то литературный, прагматический или научно-технический перевод.Другими словами, верность перевода исходному тексту означает качество его точности или степень его близости к исходному тексту. Однако было замечено, что достижение этого подвига создает серьезные проблемы для переводчика. В этой статье устанавливается важность верности перевода как признак качества, который определяет профессиональную ценность переводчика. Он также определяет основные показатели верности перевода и серьезные проблемы, которые они создают.Наконец, в статье предлагаются способы решения проблем с точностью перевода.

Ключевые слова: Перевод, верность, показатели верности, проблема верности, ударение, инструменты перевода

1.0 ВВЕДЕНИЕ

С моральной точки зрения верность подразумевает верность или верность кому-то или чему-то. Это заимствовано из представления о том, что жена верна своему мужу и наоборот, или солдат остается верным своему командиру.Верность в этом контексте означает степень, в которой переводчик точно переводит текст на исходном языке в текст на целевом языке, не искажая, не нарушая или не изменяя сообщение, а также стиль текста на исходном языке. Его также можно рассматривать как уровень или степень тематического и стилистического соответствия перевода исходному тексту или его соответствия оригинальному тексту. Поэтому каждый переводчик в первую очередь сталкивается с проблемами верности при выполнении любой переводческой операции.

2.0 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПЕРЕВОДЕ И НАДЕЖНОСТИ

2.1 Определение перевода

Перевод можно рассматривать как процесс и / или конечный продукт. Рассматривая и как процесс, и как конечный продукт, Жак Фламан (1983: 50) определяет перевод следующим образом: «… rendre le message du texte de départ avec precision (fidélité à l’auteur) en une langue d’arrivée correcte, authentique et adapée au sujet de la destination (fidélité au destinataire) ». (… Перевод сообщения текста (процесса) на исходном языке с точностью (верный автору) на правильный и аутентичный целевой язык (продукт), который адаптирован к общедоступному целевому языку (верный для публики) (перевод мой) .

С точки зрения Ниды, «перевод — это создание на целевом языке наиболее близкого естественного эквивалента сообщения исходного языка, сначала значения, а затем стиля» (qtd. В Horgulin and Bernard (1977: 30).

Принимая во внимание, что Мунин воспринимает перевод как «… le transition d’un monde culturel à l’autre» (переход из одного культурного мира в другой), Малиновски утверждает, что это «объединение культурных контекстов» (qtd. In Robins (1976) : 27)).

Питер Ньюмарк (1998: 5) полагает, что перевод «передает значение текста на другой язык так, как задумал автор».Шульте (1992: 6) рассматривает это как «трансплантацию текста с одного языка на другой». Для святого Иеронима «перевод означал заимствование идей и идей из другой культуры для обогащения собственного языка» (qtd. В Schulte (1992: 2). Фридрих Шилейермахер настаивает, что «цель переводчика должна состоять в том, чтобы доставить своему читателю такое же удовольствие, как и чтение произведения на языке оригинала предлагает человеку, получившему такое образование »(qtd. in Schulte (1992: 6)).

Что касается Селесковича и Ледерера (1986: 62), перевод рассматривается как «Restituer le sens dans une autre langue, c’est le rendre понятный на двух планах; c’est le faire comprendre sans rendre brumeux ce qui était clair, ni ridicule ce qui était digne ».(Восстановление значения на другом языке — это сделать его понятным на двух уровнях: сделать его понятным, не делая непонятным то, что ясно, и смешным то, что достойно (перевод мой)).

Анри Ван. Копыто (1989: 74) постулирует, таким образом, «La traduction est un acte de communication bilingue». (Перевод — это акт двуязычного общения). Перевод означает «… faire que ce qui était énoncé dans une langue le soit dans une autre, en tendant à l’équivalence sémantique et expressive de deux énoncés» (Поль Робер (1976: 1810)).(… Чтобы гарантировать, что сказанное на одном языке воспроизводится на другом, на основе семантических и выразительных эквивалентов обоих высказываний. Теоретически Кэтфорд (1965: 20) рассматривает перевод как «замену текстового материала на одном языке эквивалентным текстовым материалом. на другом языке ». Википедия, бесплатная энциклопедия, рассматривает перевод как« передачу значения текста на исходном языке посредством эквивалентного текста на целевом языке ».

Принимая во внимание различные аспекты и понимание предмета перевода, выделенного в приведенных выше определениях, данных разными экспертами, можно рассматривать перевод как письменное воспроизведение текста исходного языка на целевой язык с целью сохранения, насколько это возможно, сообщение и стиль исходного языка.В этом смысле перевод рассматривается как средство преодоления языкового барьера, несущего в себе авторское послание и стиль письма. С другой стороны, перевод можно рассматривать как лингвистический мост, связывающий носителей разных языков и позволяющий им переходить с одного языка на другой.

2.2 Место верности перевода

На протяжении многих лет понятие верности перевода было основной темой многих местных, национальных и международных конференций по всему миру.Другими словами, вопрос о точности перевода продолжает доминировать в теоретических дебатах среди теоретиков и практиков перевода. Например, в 1959 году Международная федерация переводчиков организовала такую ​​конференцию в Бад-Годесберге, Германия. В ходе заседания некоторые из участников выразили мнение, что для того, чтобы перевод считался полезным, он должен быть точным, чтобы соответствовать оригинальному тексту. Одним из сторонников этой точки зрения был Джордж Мунин, который считал абсолютную верность всему тексту на исходном языке главным качеством перевода.Вот как он выразился: «В наших переводах, как женщины, мы должны быть совершенными и в верности, и в красоте» (qtd в Albir (1990: 14)). Позже Кэри (1963: 54) поддержал точку зрения Мунина, предположив, что самые фундаментальные элементы качества перевода включают верность, точность и эквивалентность. В своем собственном вкладе в эту горячую дискуссию Вильгельм фон Гумбольдт (1959: 76) подчеркивал верность всему тексту, а не его частям. По его мнению, «верность не может быть найдена в буквальности, но скорее в адекватной эквивалентности от одного языка к другому.В своем собственном определении перевода Жак Фламан (1983: 50) подчеркивал идею точной передачи сообщения исходного текста.

Вышеупомянутые взгляды, выраженные Мунином, Кэри и Фламандом, похоже, вызывают больше вопросов, чем они пытались разрешить. Сюда входит вопрос «совершенства» и достижения «точности» переводов. Можно ли сделать безупречный перевод, тематически и стилистически точный к оригинальному тексту? Перевод, который сегодня считается «идеальным» или «точным», останется ли он таковым в следующем столетии? А как насчет культурных различий и их последствий? Предполагая, что текст на исходном языке, такой как роман или газета, передан нескольким переводчикам для обработки, будут ли все они создавать идентичные тексты, все из которых точно соответствуют тексту на исходном языке?

На другом конце стола для дебатов, однако, существовала другая школа мысли, которая выражала противоположную точку зрения, постулируя теорию непереводимости при переводе.Они категорически не согласились с мнением, что перевод вообще возможен, не говоря уже о том, чтобы он был верным или точным. Согласно Википедии, свободной энциклопедии, непереводимость — это свойство текста или любого высказывания на одном языке, для которого нельзя найти эквивалентный текст или высказывание на другом языке при переводе. Поэтому любая попытка перевода такого слова или выражения будет равносильна предательству. Итальянский афоризм «Traduttore, traditore!» (Переводчик, предатель!), Как правило, поддерживает эту точку зрения, намекая, что каждый перевод является фатально неверным и, следовательно, выдает намерения автора исходного текста.Похожий французский афоризм «Traduire c’est trahir» («Переводить — значит предавать») также постулирует, что каждый перевод является предательством оригинального текста. Другими словами, согласно этой школе, в переводах вообще нет места верности.

Таким образом, возникли две противоположные или противоположные точки зрения: сторонники точности перевода, с одной стороны, и те, кто вообще не верит, что перевод вообще возможен, с другой.

Однако другая группа интеллектуалов предложила своего рода посреднические идеи, призванные примирить две противоположные точки зрения.Согласно этой школе, перевод вполне возможен, но стремление к стопроцентной точности или точности перевода довольно утопично и нереально. Например, Нида (1969: 47) говорит об абсолютной точности перевода:

Если мы должны настаивать на переводе без какой-либо потери информации, следовательно, не только перевод, но и всякое общение будет фактически невозможным, потому что никакое общение вообще… не может происходить без некоторой потери (или получения) информации.Потеря (или получение) информации — неотъемлемая часть процесса общения.

Для Ньюмарка (1998: 6): «Удовлетворительный перевод всегда возможен, но хороший переводчик никогда не доволен им. Обычно это можно улучшить. Не бывает идеального, идеального или «правильного» перевода ».

Несмотря на все жаркие споры и споры о роли верности в переводе, это явление прочно закрепилось как наиболее важная характеристика, отличительная черта и показатель качества перевода.Таким образом, перед любым переводчиком, достойным этого имени, стоит задача стремиться достичь приемлемого уровня точности своих переводов. В самом деле, не будет преувеличением сказать, что профессиональная ценность любого переводчика определяется или измеряется уровнем или степенью точности его переводов. Однако следует отметить, что хотя абсолютный перевод невозможен, все переводы подлежат совершенствованию.

Можно утверждать, не опасаясь противоречий, что перевод определенных текстов, таких как юридические, религиозные, медицинские и фармацевтические тексты, требует более высокого уровня точности, чем литературные тексты.Неправильный перевод такого текста по своей природе может привести к катастрофическим последствиям. Теперь давайте рассмотрим следующие взгляды на религиозные и научные переводы соответственно, чтобы подкрепить то, о чем мы говорим.

2.3 Взгляды Ватикана на перевод Библии с точки зрения верности

В статье, озаглавленной «Нормы переводов библейских текстов 1997 г. для использования в литургии» (http://www.bible-research.com/vatican-norm.html), Ватикан выражает свое мнение о переводе Библия против верности.Ниже приводится выдержка из указанной статьи.

Церковь всегда должна стремиться точно передать при переводе тексты, унаследованные ею от библейской, литургической и святоотеческой традиции, и наставлять верующих в их истинном значении. Первый принцип в отношении библейских текстов (то есть) библейские переводы должны быть верны языку оригинала и внутренней истине боговдохновенного текста …

Что касается перевода Библии или его частей, Ватикан требует «максимально возможной верности» и не меньше, потому что вера приверженцев зависит от положений текста.

3.0 ПЕРЕВОД НАУЧНЫХ / ТЕХНИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ VIS-À-VIS FIDELITY

Что касается перевода научных и технических текстов с точки зрения верности, Симпсон (1978: 5) утверждает, что это часто вопрос жизни и смерти. Вот его представление.

Перевод научно-технических текстов требует точности, поскольку некоторые ошибки со стороны переводчика могут повлечь за собой трагические последствия. Переводчик инструкций по использованию машин и инструментов…. методы ремонта самолетов или сложных машин возлагают на себя ответственность за достижение более высокого уровня точности, чем требуется от литературного переводчика. Например, сказать тогда, что научно-технический перевод часто является вопросом жизни и смерти, — не что иное, как неоспоримая правда.

Уместный вопрос, возникающий в результате вышеупомянутого обсуждения: «Каковы показатели верности перевода?»

4.0 Показатели верности перевода

Индикатор — это что-то, показывающее наличие или присутствие другого предмета.Его также можно назвать эталоном, с помощью которого можно определить, оценить, измерить или проверить качество, количество или уровень чего-либо. В этом контексте индикаторы верности — это те идентифицируемые характеристики в переводе, которые показывают, насколько перевод точен или близок к исходному тексту в отношении сообщения и стиля. Подчеркивая общий взгляд на показатели верности перевода, Тереза ​​Кабре Кастельви (2003: 172) говорит следующее:

В отношении оригинала говорится, что перевод — и технические переводы не являются исключением — должен быть буквальным в отношении своего содержания, подходящим в отношении его выражения, адекватным в отношении регистра и точным в отношении риторики сообщества рецепторов, чтобы переведенный текст полностью сопоставим с текстом, изначально написанным на целевом языке.Очевидно, что для достижения этой цели переводчик должен использовать соответствующую терминологию (терминологию специалистов целевого сообщества), тот же диапазон вариаций выражения (если текст не предназначен для другой функции рецептора) и выбор обозначающих структур, наиболее подходящих к текстовому типу.

Теперь давайте рассмотрим некоторые показатели верности перевода.

4,1 Фактическая точность

По моему мнению, как заинтересованному лицу в переводческом бизнесе, наиболее уместным, актуальным и постоянным показателем верности любого перевода, особенно научного / технического перевода, является то, что я могу назвать фактической точностью.Под этим я подразумеваю, что данные (факты и цифры) в переводе должны быть такими же точными и поддающимися проверке, как и данные, содержащиеся в тексте на исходном языке. Фактическая точность применяется в основном к переводам, включающим в себя факты и цифры или числовые коды, такие как дата, температура, валюта, вес, длина, площадь, объем, расстояние и т. Д., Особенно при преобразовании из одной категории физической системы измерения в другую, такую ​​как британская. в метрическую, римскую цифру в арабскую, цифру в аналоговую и т. д.

Кроме того, фактическая точность связана с подлинностью сообщения или информации в тексте на целевом языке по сравнению с текстом на исходном языке. Следовательно, одна из самых серьезных проблем, с которыми сталкивается переводчик, — это уловить фактическую точность своего перевода. Поэтому рекомендуется, чтобы компетентный специалист проверил перевод, чтобы убедиться в точности сообщения, информации, фактов и цифр. Например, после перевода юридического документа или заключения судебно-медицинской экспертизы следует привлечь соответственно опытного практикующего юриста и судебного эксперта для проверки переводов, чтобы гарантировать фактическую точность.

4,2 Корректность

Еще одним важным показателем верности перевода является достигнутый переводчиком уровень правильности текста на целевом языке. Достоверный перевод не должен содержать всех ошибок, которых можно избежать: грамматических, структурных, орфографических и т. Д. Для решения проблемы обеспечения правильности перевода настоятельно рекомендуется привлечь специалиста по языку для его проверки, прежде чем сдавать перевод в клиент.


4.3 Гармония

Считается, что перевод находится в гармонии с исходным текстом, если ни одна его часть не противоречит, не выходит за рамки оригинального текста с точки зрения сообщения и стиля, особенно сообщения. Например, чтобы перевод соответствовал оригинальному тексту, следует избегать преднамеренной или явной потери или получения информации. Следовательно, ни в коем случае и ни по какой причине переводчик не должен намеренно модифицировать, изменять, фальсифицировать или пытаться улучшить смысл исходного текста.

4,4 Прозрачность

Если текст на исходном языке и его эквивалент на целевом языке расположены рядом, неосведомленный человек не сможет отличить исходный текст от его перевода из-за их близости. Такой перевод называется прозрачным. Обеспечение прозрачности при переводе — серьезная проблема, которую переводчик может решить, проявив прилежание, усердие и скрупулезную заботу.

4,5 Тональность

Тональность относится к качеству голоса человека, который выражает его чувства, чувства, отношения или мысли, особенно в ситуации диалога.Например, тон высказывания человека может показать, что он счастлив, напуган, горький, сочувствующий, агрессивный, влюблен, дружелюбен и т. Д. Таким же образом, если тон исходного текста выражает счастье, страх, горечь. сочувствие, агрессия, любовь или дружелюбие и т. д., тогда проблема в том, что тон его перевода также должен отражать то же самое. Возьмем, к примеру, перевод драматического произведения. Если высказывание в исходном тексте вызывает слезы или смех, радость или печаль, любовь или ненависть, надежду или отчаяние у аудитории на исходном языке, то такое же высказывание при переводе должно вызывать такие же отклики у целевой аудитории. за исключением случаев, когда такая реакция запрещена по культурным, политическим, правовым, религиозным или иным соображениям.

4,6 Допустимость

Точный перевод не должен содержать элементов, которые являются культурно, религиозно, идеологически или социально недопустимыми или оскорбительными для сообщества исходного языка. К ним относятся табу, оскорбительные или оскорбительные выражения; выражения, высмеивающие религиозные и / или идеологические убеждения людей; выражения, которые могут развратить умы ваших читателей, особенно детей; выражения, которые могут разжигать ненависть, вражду, насилие или войну, особенно если такие выражения означают что-то еще в тексте на исходном языке.

5.0 РЕШЕНИЕ С ПРОБЛЕМАМИ ПЕРЕВОДА НАДЕЖНОСТИ

Вызов — очень сложная задача, требующая физических и умственных усилий, особых способностей, смелости, умения и инициативы в решении. Таким образом, можно говорить о проблемах безопасности, здоровья, финансовых проблемах, а также проблемах с верностью перевода. Следовательно, проблема верности перевода может быть определена как трудности, с которыми сталкивается переводчик в своих усилиях по достижению разумного / приемлемого уровня точности своего перевода.Проблемы с верностью перевода можно разделить на две категории: внешние и внутренние (или вызванные самим собой) проблемы. Внешние проблемы могут возникать из-за природы самого текста на исходном языке и инструментов, используемых переводчиком. Например, если текст на исходном языке является относительно большим, сухим, абстрактным, сложным, глубоко философским или научно-техническим, он, вероятно, создаст серьезные проблемы для переводчика. Кроме того, использование неадекватных, устаревших или неисправных средств перевода при переводе может быть весьма неприятным.Было бы неправильно использовать словарь, изданный в шестидесятых годах, для перевода текста с исходного языка, основанного на компьютерной терминологии.

Внутренние (или вызванные им самому) проблемы могут возникнуть из-за (i) плохого знания переводчиком одного или обоих языков; (ii) работа в условиях стресса; (iii) сдать неотредактированный перевод. Переводчик, не владеющий исходным и целевым языками, наверняка столкнется с устрашающей проблемой при переводческих операциях.Чтобы заработать как можно больше, некоторые переводчики работают в стрессовых условиях.

При решении и преодолении проблем с точностью перевода многое зависит от самого переводчика. Например, он должен делать все возможное, чтобы уменьшить внутренние проблемы или проблемы, причиненные самому себе, как показано выше. Кроме того, ему следует воспользоваться услугами профессионалов для проверки своего перевода перед его сдачей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этой статье мы попытались установить уместность верности перевода, а также определить основные показатели верности перевода.Не опасаясь противоречий, можно утверждать, что верность как признак качества перевода не имеет альтернативы. Однако его выполнение ставит перед переводчиком серьезные проблемы. Следовательно, в статье также предлагается ряд способов преодоления проблем с точностью перевода.

Процитированные работы

Басснет-Макгуайр, Сьюзен (1980). Переводческое дело. Лондон: Метеун.
Беллок, Илер (1931). О переводе. Оксфорд: Clarendon Press.
Блумфилд, Леонард (1973).Язык, Лондон: Джордж Аллен и Анвин Лтд.,
Картфорд, Дж. К. (1965). «Лингвистическая теория перевода», прикладная лингвистика. Лондон: Издательство Оксфордского университета.
Кэри, Эдмонд (1963). Les Grands Traducteurs Français. Gèneve: Géorge et Cie.
Кастельви, Тереза ​​Кабре (2003). «Теории терминологии: их описание, рецепт и объяснение» в Терминологии 9: 2. issn 0929–9971 / e-issn 1569–9994. Издательство Джона Бенджамина, (2003, 163–199).
Кристалл, Д. и Д. Дэви (1976).Исследование английского стиля. Лондон: Лонгман.
Фламанд, Жак (1983). Écrire et traduire sur la voie de la création. Оттава: вермильон.
Фридрих, H (1992). «Об искусстве перевода». Теории перевода. Чикаго: Издательство Чикагского университета.
Horguelin, Поль и Жан-Поль Бернар (1977). Pratique de la Traduction. Монреаль: Генеральная версия, Linguatech.
Хорнби, А. С. (1976). Руководство по шаблонам и их использованию на английском языке (второе издание). Лондон: Издательство Оксфордского университета.
Ладмирал, Дж.Р. (1970). Перевод: Теория для перевода. Пэрис: Пайо.
Мунин, Джордж (1963). Les Problèmes Théoriques de la Traduction. Париж: Галлимон.
—. «La notion de qualité en matière de traduction littéraire». 3e Congrès de la Fédération Internationale des Traducteurs (FIT), Bad Godesberg 1959, dans Cary, E. et R. W. Jumplet (éds): Symposium Publications. Оксфорд: Pergamon Press.
—. Dictionnaire de la Linguistique. Париж: Presse Universitaire de la France.
Московиц, Д.(1973). «Le traducteur: récepteur et destinataire du message» в Études de Linguistique Appliquée … Париж: Дидье, xii, октябрь-декабрь, 1973 г.
Ньюмарк, Питер (1998). Учебник перевода. Лондон: Феникс.
—. Подходы к переводу. Оксфорд: Pergamon Press.
Нида, Юджин и Чарльз Р. Табер (1969). Теория и практика перевода. Лейден: Э. Дж. Брилл.
—. «Структура анализа и оценки теорий перевода», дан Ричард У. Прислейн, (ред.).Перевод: Приложения и исследования. Лондон: ОУП.
—: К науке о переводе. Лейден: Э. Дж. Брилл.
Робин Р. Х. (1976). Общее языкознание, Вводный обзор. Лондон: Лонгман.
Шлейермахер, Фридрих (1992). «О различных методах перевода» Данс Шульте, Райнер и Джон Бигенет (ред.). Теории перевода. Чикаго: Издательство Чикагского университета.
Шопенгаур, Артур (1992). «О языке и словах» Данс Шульте, Райнер и Джон Бигенет (ред.). Теории перевода, Чикаго: Издательство Чикагского университета.
Шульте, Райнер и Джон Бигенет (ред.). Теории перевода. Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1992.
Селекович, Даника и Марианна Ледерер (1986). Interpréter pour Traduire. Пэрис: Дидье.
Симпсон, Экундайо (1981). Сэмюэл Беккет: Traducteur de Lui-même. Квебек: CIBIR.
Ван Хоф, Х. (1989). Английский перевод: теория и практика. Париж: Дюкюло.
Vinay, J.-P. et J. Darbelnet (1977). Стилистическое сравнение французского и английского языков.Пэрис: Дидье.

Ценность верности в адаптации | Британский журнал эстетики

Адаптация литературных произведений к фильмам почти полностью игнорировалась как философская тема. Я обсуждаю два вопроса об этом явлении:

  1. Что мы имеем в виду, когда говорим, что фильм верен своему источнику?

  2. Является ли верность первоисточнику достоинством экранизации?

В ответ на (1) я выделил два разных смысла верности: верность сюжета и тематическая верность.(Конечно, существуют и другие чувства верности.) Затем я утверждаю, в ответ на (2), что тематическая верность, но не сюжетная верность, является эстетическим достоинством экранизации. Ключевые шаги в этом аргументе включают демонстрацию того, что простое сохранение истории от одного носителя к другому обычно не требует эстетически значимого достижения, тогда как сохранение темы на разных носителях требует .

Когда братья Коэн снимают фильм, О брат, где ты? (реж.Joel Coen and Ethan Coen, 2000) открывается, на титульном листе цитируются первые строки романа Гомера Odyssey : «O Muse! / Пой во мне и через меня рассказывай историю / Об этом человеке, искусном во всех способах борьбы, / Страннике, измученном годами … главного героя фильма зовут «Улисс», а его жену — «Пенни»), эти две работы рассказывают очень разные истории. Братья Коэн признают, что никогда не читали « Odyssey » и изначально не задумывали свой фильм как подлинную адаптацию поэмы Гомера. 1 В фильме рассказывается история популизма и расизма на юге Америки во время Великой депрессии, и в нем особенно важна народная музыка той эпохи. Одна из тем фильма — пересечение популярной музыки и политики. Хотя некоторые элементы поэмы Гомера можно найти в книге О, брат, где ты? (оба состоят из поездки домой и упоминаются несколько инцидентов по пути), фильм мало чем напоминает его мнимый источник.

Фильм Вольфганга Петерсона « Троя » (2004) также объявлен адаптацией одного из стихотворений Гомера: «Илиада » (хотя он также включает в себя элементы сюжета из «Энеиды » Вергилия).Фильм в основном повторяет последовательность событий гомеровского эпоса с пропусками (состав персонажей значительно сокращен) и некоторыми существенными изменениями и дополнениями (наиболее важно, роман между Ахиллом и Бризеем). Но основные события и персонажи остались прежними. Тематически фильм подчеркивает порок гордости и важность того, чтобы о нем вспомнили после смерти. Ощутимая попытка уловить как сюжет, так и тематические идеи эпической поэмы Гомера. А некоторые сцены и события переданы способом, который очень напоминает сцены из стихотворения.

Возникает соблазн сказать, что фильм Петерсона более верен Гомеру Илиаде , чем фильм братьев Коэн гомеру Одиссея . Но мало кто будет оспаривать это О брат, где ты? на лучше, чем на , чем на Troy . Это вызывает два связанных вопроса.

Я считаю, что на первый вопрос есть несколько разных ответов, включая, что важно, достоверность рассказа и тематическую точность.Отвечая на второй вопрос, я утверждаю, что некоторые виды верности, особенно тематическая, заслуживают эстетической похвалы, а другие — нет.

1. Справочная информация

Относительно мало написано об адаптации в англоязычной эстетике. 2 Это удивительно. В конце концов, адаптация — это доминирующий культурный феномен — большинство фильмов основано на уже существовавших источниках — и фильм имеет долгую и богатую историю. Короткие магазины адаптированы в пьесы; играет в кино; фильмы в оперы; песни в стихи; и так далее, вперед и назад.Что еще более важно, адаптация ставит важные и интересные философские проблемы, которые связаны с некоторыми из наиболее обсуждаемых проблем современной философской эстетики и взаимодействуют с ними.

Тем не менее, существует обширная и яркая литература по теме адаптации за пределами области философии, с десятками книг, тысячами статей и по крайней мере двумя академическими журналами, посвященными области «исследований адаптации» : адаптация : Журнал литературы по экранным исследованиям и Кино / литература Ежеквартально . 3 Те, кто занимается адаптационными исследованиями, по всей видимости, приходят в основном из английских факультетов, но также из программ кино, театра и других искусств. Более того, в этой обширной литературе почти всегда выступает против использования верности в качестве критического критерия. Под «верностью» понимается критический вопрос о том, в какой степени фильм отражает важные аспекты оригинальной работы. В литературе по адаптации принято считать, что мы должны отказаться от концепции верности.Вот некоторые репрезентативные замечания:

Бесспорно, наиболее частое и утомительное обсуждение адаптации (а также отношений между кино и литературой) касается верности и трансформации. 4

В этой области все еще не покидает поле зрения идея о том, что адаптации должны быть верны своим якобы исходным текстам. 5

Фактически, можно было разумно предположить, что фактор «верности» больше не нужно рассматривать в письменной форме о кино и литературе.Под этим я подразумеваю не только верность как критерий, но и само представление о том, что эту битву нужно переигрывать. 6

Стандартное мнение, высказываемое каждым из этих авторов, состоит в том, что давно установлено, что верность — плохой и вредный критерий. Считается, что верность вредна, поскольку вытесняет другие, более плодотворные направления исследований. Кроме того, верность часто ассоциируется с другим неприятным предположением, которое преследовало академическое изучение кино с самого начала: предпочтение письменного слова (особенно « высшей » литературы) над живописным повествованием (из которых фильмы часто казались низшей формой) .Раздражение проистекает из чувства, что обычные люди, критики и ученые — которым следует знать лучше! — тем не менее упорно говорят о верности.

В своей статье «Об оценке кинематографических адаптаций» Пейсли Ливингстон предлагает сильную защиту критерия верности против такого рода возражений. Он начинает с определения кинематографических адаптаций:

Я предполагаю, что кинематографическая адаптация — это фильм, намеренно и открыто основанный, по крайней мере, на одном конкретном предшествующем произведении … Для того, чтобы произведение было адаптацией, многие из отличительных и характерных черт этого источника , такие как название, обстановка, главные персонажи и центральные элементы сюжета, должны быть четко заимствованы и скопированы в новом произведении.Поскольку адаптации отличаются от простых копий или воспроизведений, они также должны быть намеренно сделаны таким образом, чтобы отличаться от источника в важнейших аспектах. 7

Его аргумент в пользу верности основан на этом определении. В общих чертах аргумент таков: (1) чтобы оценить адаптацию qua , требуется сравнение адаптации и ее источника; и (2) адаптация, согласно определению, должна включать некоторое преднамеренное заимствование элементов источника; Итак, (3) «если данная адаптация должна быть оценена как успешный пример адаптации, мы должны спросить, в каком смысле она осталась (и не осталась) верной источнику». 8 Идея в том, что адаптации намеренно связаны с их источниками; Итак, критические исследования адаптаций должны сравнивать их, задаваясь вопросом, в каком смысле и в какой степени адаптация соответствует источнику.

Аргумент Ливингстона устанавливает, что верность является необходимым и убедительным критическим подходом к пониманию и оценке адаптации как таковой. Однако следует отметить две важные особенности его взгляда, которые требуют дальнейшего обсуждения. Во-первых, Ливингстон не пытается утверждать, что верность является (или даже обычно или обычно является) достоинством при адаптации.По его мнению, в некоторых случаях верность улучшает работу; в других — вредит. Ливингстон подробно обсуждает один из последних случаев, фильм Романа Полански 1979 года « Tess », адаптацию фильма Томаса Харди « Tess of the d’Ubervilles ». В своем фильме Полански отходит от исходного материала в том, как он описывает открытие Тесс о том, что ее письмо Энджел Клэр не было прочитано. Ливингстон пишет:

Хотя этот аспект фильма Полански не является примером безупречной верности источнику — Полански на самом деле отличается от Харди и превосходит его в данном случае, — он действительно демонстрирует уместность сравнения источника / адаптации. 9

Согласно Ливингстону, верность всегда актуальна как критический критерий, но не всегда желательна . Он также не пытается сказать нам , когда верность является достоинством, а когда — достоинством.

Во-вторых, Ливингстон утверждает, что верность — это не одно. Он утверждает, что не существует такой вещи, как «глобальная» верность. Ни один фильм не может быть верен своему первоисточнику во всех отношениях, потому что адаптации по своей природе включают отклонения (как минимум, те, которые необходимы для смены носителя) от источника.Но он не развивает этот момент дальше; он не исследует, что собой представляют эти различные виды верности. Теперь мы должны обратиться к этому последнему вопросу — о различных типах верности.

2. Устранение неоднозначности верности

Возможно, наиболее часто критерий верности используется применительно к рассказу. Фильмы часто оцениваются как верные своим источникам или нет, в зависимости от того, в какой степени они сохраняют некоторые детали истории, упомянутые выше: события, имена и черты характера персонажей, диалоги и т. Д., вымышленного мира оригинального произведения. В соответствии с этим стандартом фильм Роберта Маллигана 1962 года « Чтобы убить пересмешника« »часто считают достаточно точной адаптацией романа Харпер Ли. В этом смысле Троя кажется верным Илиаде , тогда как О брат, где ты? может показаться неверным Odyssey . Мы можем думать об этом чувстве верности как о достоверности рассказа, и мы можем попытаться определить его так:

SF: Фильм — это точная адаптация литературного произведения в той степени, в которой он рассказывает ту же историю , что и фильм. роман делает.

Но что означает «рассказывать одну и ту же историю»? В первом приближении может выглядеть примерно так:

TTSS: два произведения искусства рассказывают одну и ту же историю, если каждое из них делает одни и те же утверждения, истинные в их соответствующих вымышленных мирах. 10

Но это не совсем так. Если два повествования представляют одни и те же события в разном порядке (возможно, через ретроспективные кадры и ретроспективы, обратную или зашифрованную хронологию), они будут считаться имеющими одну и ту же историю в этом представлении.Но порядок, в котором рассказываются истории, кажется, имеет значение для достоверности рассказов. Другими словами, мы хотим запечатлеть не только вымышленные события, но и повествование об этих событиях.

Итак, мы могли бы попробовать:

TTSS ′: два произведения рассказывают одну и ту же историю, если и только если история разворачивается в каждом произведении таким образом, чтобы побудить аудиторию представить одни и те же вымышленные предложения в том же порядке , в котором они принимают в каждом произведении искусства. 11

Очевидно, что с этой точки зрения верность будет вопросом степени.Никакая адаптация не может полностью соответствовать источнику, но одна адаптация может быть намного точнее другой. Что касается верности, то он отражает одно важное значение этого слова.

Давайте теперь рассмотрим другое чувство верности, которое использует различие Монро Бердсли между тезисом и темой. 12 Согласно Бердсли, тезис работы — это предложение (или предложение, выражающее предложение), которое либо истинно, либо ложно. Темы и тезисы тесно связаны: такая тема, как «важность прощения», может легко превратиться в тезис, когда работа рассматривается как утверждающая, что «прощение важно ».Ключевое отличие состоит в том, что тезисы выдвигаются для оценки истинности, а темы — нет. 13 Тема произведения — предмет, ни истинный, ни ложный. Здесь мы будем придерживаться темы, а не тезиса, потому что тема предполагает меньше, чем тезис, и поэтому часто легче договориться о темах работы, чем о ее тезисах. В последнем разделе статьи мы также увидим, что сосредоточение внимания на теме, а не на тезисе, поможет нам ответить на некоторые возражения.

Согласно Бердсли, тема должна быть абстрактной , имея в виду, что она не просто не может быть конкретной, но также должна быть общей .Темы художественного произведения — это предметы, которые оно затрагивает, которые могут представлять больший интерес для аудитории, поскольку выходят за рамки особенностей повествования. Итак, еще один смысл, в котором фильм может быть верен своему источнику, — это сохранить темы оригинальной работы.

Рассмотрим экранизацию Джо Райта романа Иэна Макьюэна « Искупление » в 2007 году. По меркам сюжетной верности это вполне правдивый фильм. Основные события и персонажи, хотя и упрощены, сохранены — даже большая часть диалогов сохранилась без изменений.Однако сюжеты романа сохранены не так. А. О. Скотт акцентирует внимание на этом в своем обзоре в газете The New York Times :

Это неплохая литературная адаптация; это слишком красиво расстреляно и британское поведение не оправдывает такого сурового осуждения. Напротив, «Искупление» — это почти классический пример того, насколько бессмысленным и унизительным может быть превращение литературы в кино. … Главной жертвой длинных, темных средней и конечной частей фильма является большая моральная тема — а также гениальный формальный трюк, — который придает книге некоторую силу и значимость.Как следует из названия, «Искупление» по своей сути связано с чувством вины и попыткой ее преодолеть, а также с хитрой, трагически несовершенной силой искусства для компенсации реальных преступлений и проступков. 14

То, о чем здесь говорит Скотт («Искупление» — это, в основном, вина и попытка преодолеть ее ») — именно то, что Бердсли имел в виду под темой. По мнению Скотта, экранизация Искупление сохраняет историю, но теряет те темы, которые были в ней в оригинале.

Мы могли бы определить тематическую верность следующим образом:

ТФ: Фильм — это точная адаптация романа в той степени, в которой он сохраняет сюжетные сюжеты.

Обратите внимание, что два вида верности могут противоречить друг другу. Учитывая среднюю специфику того, как тема Искупление разрабатывается в романе, Бриони — писатель, который пытается использовать свое письмо, чтобы преодолеть свою вину, и сам роман (или его часть) является частью этого процесса. — Возможно, было проще сохранить тему, превратив персонажа в кинорежиссера, а не писателя.Если бы киноверсия Искупления (или его часть) была представлена, как если бы это был студенческий фильм, снятый вымышленным персонажем Бриони Таллис (а не Джо Райт), мы могли бы, по крайней мере, лучше познакомиться с темой использования художественных средств как искупления проступка. Однако это, конечно, будет означать отход от оригинальной истории .

Есть и другие виды верности. Иногда нас может беспокоить верность персонажу: насколько похожа внутренняя жизнь персонажа, а иногда и внешний вид.Ян Флеминг так восхищался изображением Шоном Коннери своего персонажа Джеймса Бонда в экранизации его романа « Доктор № » 1962 года (режиссер Терренс Янг), что в более позднем романе « Живи только дважды» Флеминг дал Бонду шотландское происхождение. 15 Или нас может заинтересовать вопрос настроения или аффекта: порождает ли произведение то же чувство предчувствия или радости, что и исходное произведение? Например, книга Эми Хекерлинг « Clueless » (1995), несмотря на многие важные различия, обладает чувством юмора и иронией, напоминающим « Emma » Джейн Остин. 16 Эти формы адаптации, конечно, могут быть связаны друг с другом. Адаптация может быть тематически созвучна своему источнику отчасти потому, что отражает настроение источника, и может иметь такое настроение, отчасти из-за того, как структурирована история.

Я не уверен, сколько существует различных чувств верности; моя цель не в систематизации. В дальнейшем я сосредоточусь только на двух из этих смыслов верности: верности сюжета и тематической верности.

3.Верность — это хорошо?

Аргумент этой части направлен на то, чтобы показать, что тематическая точность, но не сюжетная точность, является достоинством экранизации. То есть верность сюжету оригинальной работы — это не качество, которое учитывается в пользу художественной ценности фильма, а сохранение тем источника. Это связано с тем, что тематическая верность требует определенного мастерства и мастерства со стороны адаптера — способности сохранять тему в новой среде, — что заслуживает нашего эстетического восхищения.Истории верности нет. Вполне возможно, что другие виды верности — верность характеру, настроению или чему-то еще — также являются эстетическими достоинствами адаптации. Я не рассматриваю эти вопросы здесь.

Вкратце рассмотрим аргумент:

  • 1. Качества произведений искусства, отражающие определенные виды человеческих достижений, считаются эстетическими достоинствами этих произведений.

  • 2. Некоторые типы верности, в том числе сюжетная, обычно не проявляют значительных человеческих достижений.

  • 3. Некоторые типы верности, включая тематическую верность, обычно действительно демонстрируют значительные человеческие достижения.

  • 4. Таким образом, верность сюжета обычно не считается достоинством в произведениях искусства, но тематическая верность обычно считается.

Первая посылка подтверждается аргументами, приведенными, среди прочего, Денисом Даттоном и Стивеном Дэвисом о том, что одна из вещей, которые мы по праву ценим в искусстве, — это то, что мы считаем его значительным достижением. 17 Произведения искусства часто являются проявлением человеческих достижений, и это одна из причин, почему мы так заботимся о них: мы различаем ремесло, практику, интеллект и упорный труд в создании произведений искусства и ценим работы постольку, поскольку они демонстрируют эти качества. Взгляды Даттона и Дэвиса, конечно же, противоречат традиционной кантианской эстетике, в частности кантовскому понятию «чистая красота» (а не зависимая красота). Но здесь утверждается не то, что проявление человеческих достижений является единственной или даже главной причиной, по которой мы ценим произведения искусства: просто это одна законная причина для этого.

В поддержку второй посылки мы должны отметить, что во многих случаях задача переноса рассказа из литературного произведения в фильм относительно проста. Общей чертой фильмов и литературных произведений является их способность передавать повествование — относительно ясно излагать события, разворачивающиеся во времени. Задача состоит из двух основных частей. Во-первых, литературное произведение превращается в сценарий; во-вторых, сценарий — важнейший элемент в создании фильма.

Вопрос в том, требует ли обычно для успешного завершения любого из этих шагов значительных эстетических достижений просто для того, чтобы сохранить историю от литературного произведения до готового фильма. Начнем с перехода от литературного произведения к сценарию. 18 Во многих случаях главная трудность при преобразовании рассказа литературного произведения в сценарий — это длина. Продолжительность художественных фильмов обычно ограничивается от 90 до 180 минут или около того. Для разыгрывания большинства романов и пьес требуется гораздо больше времени.(Экранизация Кеннета Брана 1996 года « Гамлет » — единственная экранизация этой пьесы, которая включает в себя весь диалог. Она длилась чуть более четырех часов.) Очень часто главная проблема — адаптировать историю литературного произведения в сценарий. решает, что вырезать (или, в случае адаптации рассказов, что добавить). Это не означает, что мы не восхищаемся или не должны вообще восхищаться написанием адаптированного сценария, но что часть этой более широкой задачи, которая просто связана с адаптацией истории исходного текста, сама по себе не заслуживает особой похвалы. эстетическое достижение.

Рассмотрим для сравнения практику сокращения романа. Хотя это обычная практика (или, по крайней мере, так было в девятнадцатом и двадцатом веках; в последние десятилетия она несколько вышла из моды), профессиональным абриджерам обычно не приписывают никакой эстетической похвалы. Сокращение явно требует настоящего мастерства — способность сокращать длинные романы, сохраняя при этом одну и ту же общую историю и события, требует внимательного чтения и суждения, — но сокращение обычно не считается значительным достижением эстетики .Профессиональные абридеры часто не зачисляются и работают анонимно.

Вот еще один пример. Стэнли Кубрик просто использовал роман « Заводной апельсин » в качестве рабочего сценария на съемочной площадке, разбив книгу на отдельные сцены для съемок. Собственный сценарий Кубрика не сильно отличается от оригинального романа. (Роман довольно короткий — почти новелла, — так что вырезать особо нечего. Знаменитая заключительная глава, упущение которой осуждает Берджесс, не была включена в американское издание, которое использовал Кубрик.) Повествование в романе стало постановкой; большая часть диалога осталась без изменений. В то время как несколько сцен были сокращены на время, и был внесен ряд незначительных изменений, история книги была более или менее прямо адаптирована в сценарий. Сам Кубрик преуменьшал значение «вдохновения» или «изобретения», связанного с преобразованием романов в сценарии. В интервью Мишелю Сайменту Кубрик сказал:

Когда вы можете написать такую ​​книгу, как [Burgess ’ A Clockwork Orange ], вы действительно кое-что сделали.С другой стороны, написание сценария книги — это скорее логический процесс — нечто среднее между написанием и взломом кода. Это не требует вдохновения или изобретения писателя. 19

Итак, первый шаг в адаптации рассказа — сохранение истории литературного произведения в форме сценария — сам по себе не имеет эстетического значения. А как насчет второго шага? 20 В конце концов, сценарий — это еще не фильм, и, возможно, задача трансформации сюжета из сценария в фильм — достойное эстетическое достижение.

Прежде чем мы сможем ответить на этот вопрос, нам сначала нужно прояснить, что мы имеем в виду, когда говорим о сценарии. То, что иногда называют «сценариями съемок», — это сценарии, на которые режиссер, актеры и другие ссылаются при создании фильма. Однако финальные или «непрерывные» сценарии — это сценарии, отражающие изменения, внесенные в сценарий во время съемки и монтажа фильма. (Иногда сценарии непрерывности создаются путем расшифровки законченного фильма.) Например, если в сценарии съемки появляется диалоговая строка, актер может импровизировать альтернативу, или режиссер может решить сократить строку после съемки.Так что сам сценарий обычно в той или иной степени изменяется во время создания фильма. И, конечно же, эти изменения могут изменить рассказываемую историю — в некоторых случаях целые сюжеты и персонажи удаляются или создаются во время съемок. Так что перед нами стоит вопрос не о сценарии съемок, а о сценарии непрерывности. Мы хотим знать, является ли задача сохранения истории от законченного непрерывного сценария до готового фильма значительным эстетическим достижением. 21

Сценарии различаются по степени детализации.Обычно они определяют начало и конец сцен, важные действия и события, которые происходят, и диалоги. (Сценарии для немых фильмов представляют собой интересный случай. Некоторые сценарии немых фильмов на самом деле включают в себя синопсис истории. Другие дают очень подробные описания персонажей, их действия и мизансцены . 22 ) Итак, вопрос в том, как значительно можно было изменить историю, никоим образом не влияя на сценарий. Конечно, легко представить, что можно изменить настроение или тему при переводе сценария в фильм.

Возможно, можно было бы возразить следующее. По словам Теда Нанничелли, сценарии, в отличие от игровых сценариев, не являются определяющими для работы. Любая театральная постановка, в которой используется сценарий Кэрил Черчилль « Mad Forest », является, таким образом, постановкой Mad Forest. Однако, похоже, это не относится к фильмам. Таким образом, два фильма, снятые с использованием одного и того же сценария, не являются одним и тем же фильмом — на самом деле они не могут быть одними и теми же. На самом деле существует очень мало примеров того, чтобы один и тот же законченный сценарий использовался более одного раза.Даже если в ремейке используется тот же сценарий съемки, что и в оригинале, финальный сценарий часто сильно отличается. Даже критически оскорбленный римейком романа Хичкока Psycho Гаса Ван Сента 1998 года изменяет диалоги во многих местах. В другом ремейке, в версии Ричарда Торпа 1952 года «Узник Зенды », используется почти тот же сценарий (с небольшими изменениями), что и в одноименном фильме Джеймса Кромвеля 1937 года. Но в обоих случаях ремейк явно отличается от оригинала.

Однако из того факта, что два фильма являются разными произведениями искусства, не следует, что два фильма рассказывают разные истории. Фактически, истории — последовательность событий, которую зрителям предлагается представить — в этих случаях (два Psycho и два Prisoners of Zenda ) практически одинаковы. И трудно представить, как могло быть иначе. Так что обычно нет причин думать, что простая адаптация истории из литературного произведения к фильму является эстетическим достижением.

Однако мы должны допустить, что есть некоторые исключения. В некоторых случаях рассказ о литературном произведении ставит особые задачи. Иногда литературное произведение предлагает противоречивые или сильно сжатые описания событий. Простая адаптация, которая стремится сохранить представление событий оригинала, потребует изобретательного выбора. Из-за специфических различий между фильмами и литературными произведениями, включая временные, визуальные и звуковые элементы фильмов, для того, чтобы зрители узнали одни и те же вымышленные суждения в одном и том же порядке , иногда требуется большое воображение и творчество. требуется.Например, сценарий Бака Генри для киноверсии фильма Уловка-22 , в значительной степени расшифровывая беспорядочную хронологию оригинального романа Хеллера, тем не менее, передает ключевую информацию читателю об основных сюжетных линиях (особенно о растущем понимании Йоссарианом своего затруднительного положения. и его решение последовать за капитаном Орром и бежать в Швецию) в том же порядке, в каком мы их узнаем в книге. 23 В подобных случаях задача адаптации истории по праву может рассматриваться как значительное эстетическое достижение.Тем не менее, я считаю, что такие случаи скорее исключение, чем правило. В большинстве случаев простая адаптация истории от одного носителя к другому не является значительным достижением.

Аргумент в пользу третьей посылки уже упоминался. Перенос темы из одной среды в другую никогда не бывает очевидным или простым делом. Перенос темы в сценарий представляет собой совсем другой набор проблем, чем перенос истории. В последнем случае главная задача — сохранить восприятие зрителем последовательности вымышленных событий.В первом случае цель состоит в том, чтобы сохранить опыт аудитории или тематические идеи, представленные литературным произведением. Как это можно сделать, зависит от того, каковы темы, и то, как темы выражаются в литературных произведениях, обычно не оптимальны для кинематографического выражения этих тем. Тематическая трансформация может происходить либо на этапе превращения литературного произведения в сценарий, либо на этапе превращения сценария в законченный фильм.

Рассмотрим сценарий Кристофера Нолана к его фильму « Memento » (2000), основанному на рассказе его брата Джонатана «Memento Mori». 24 (Как ни странно, «Memento Mori» не был опубликован до выхода фильма; фильм был основан на неопубликованном черновике рассказа.) «Memento Mori» — очень короткий рассказ; в нем всего три или четыре сцены, и нет именных персонажей, кроме главного героя (которого зовут Эрл в рассказе и Леонард в фильме). Сценарий значительно расширяет рамки и события оригинальной истории, добавляя ряд главных персонажей и большинство событий. Сценарий также добавляет оригинальный структурный элемент: основная сюжетная линия рассказывается задом наперед, причем «последняя» сцена показывается первой.Более ранняя сюжетная линия рассказывается вперед и пересекается с основной сюжетной линией. Однако, несмотря на эти многочисленные изменения, в сценарии исследуются те же темы, что и в рассказе: связь между памятью и свободой действий, а также идея манипулирования собственным будущим агентством являются центральными для обоих. С тематической точки зрения сценарий очень близок к новелле. (С другой стороны, история почти неузнаваема.)

Иногда тематическая работа выполняется не на этапе сценария, а во время самой съемки, с использованием кинематографических вариантов, не обязательно указанных в сценарии.Когда Альфред Хичкок адаптировал роман Патрисии Хайсмит « незнакомца в поезде » в одноименный фильм (1951), он сохранил темы двойного пересечения, дублирования и предательства за счет использования линий и движений, пересекающих друг друга в кадре. , техника, очевидно недоступная Хайсмиту. 25 (Также, возможно, стоит отметить, что Хичкок не особо беспокоился о сохранении истории Хайсмита, которую он изменил довольно кардинально). В романе Хайсмит может использовать такие техники, как свободный косвенный дискурс, чтобы передать эти темы, но для того, чтобы Чтобы точно сохранить эти темы в различных медиа, Хичкоку пришлось творчески, художественно использовать отличительные черты кино.Таким образом, успешное сохранение темы в различных средствах массовой информации — это достижение, заслуживающее нашей похвалы и внимания.

Обратите внимание, что эта предпосылка не предполагает более сильного утверждения о средней специфичности. Нам не нужно предполагать, что существует фиксированный набор отчетливо «кинематографических» или «литературных» качеств, которые присущи всем фильмам и всем литературным произведениям соответственно. Фильмы могут быть анимационными, живыми, немыми, черно-белыми, трехмерными и т. Д. Литература — это еще более широкая категория, включающая конкретную поэзию, комиксы, устные саги, некоторые исторические произведения и многое другое.Нам не нужно предполагать, что существует некоторый набор специфичных для среды функций, применимых во всех случаях. Все, что нам нужно, это отметить, что в целом существуют различия между отдельными произведениями, когда литературное произведение адаптируется к фильму: роман Патрисии Хайсмит не иллюстрирован и поэтому не отображает визуально какие-либо его события или персонажей; Фильм Хичкока делает.

Этот аргумент также не предполагает, что произведение в целом эстетически лучше, если оно использует отличительные черты носителя. 26 Это более сильное утверждение. Утверждение здесь просто состоит в том, что адаптации, которые демонстрируют значительные достижения в переносе темы с конкретных отличительных черт оригинального литературного произведения на конкретные отличительные черты фильма, в этой степени эстетически лучше.

Однако можно возразить, что в тематической точности как таковой нет ничего, что считало бы адаптивный процесс эстетическим достижением. 27 Можно допустить, что существует значительная ценность в переносе темы с одного носителя на другой, но утверждать, что такая транспортировка не обязательно должна быть верной, чтобы быть ценной.Рассмотрим, например, книгу Пола Верхховена « Starship Troopers » (1997), написанную Эдвардом Ноймайером, которая (якобы) является адаптацией романа Роберта Хайнлайна 1959 года. 28 Роман Хайнлайна — серьезная военная драма, подчеркивающая неизбежность ожесточенной борьбы и воспевающая культуру военной мощи. Фильм Верховена, напротив, представляет собой сатиру на фашизм и воинствующий авторитаризм, который включает в себя критические отсылки к нацизму и картине Рифеншталь «Триумф воли » (1935).Некоторые из тем схожи — и патриотизм, и милитаризм — способы обращения с ними сильно различаются. Тезисы двух фильмов почти противоположны. В книге, кажется, говорится, что воинствующий патриотизм в защите от внешних угроз — это добродетель; фильм как бы говорит, что это порок. И у фильма совсем другое настроение, чем у книги: настроение мрачное, но забавное, а книга поднимающая настроение, но мрачная. Преобразование Верховеном и Ноймайером тем романа кажется эстетическим достижением, которое может быть ценным само по себе, так же как и верным.Из этого, по-видимому, следует, что любой вид тематического транспонирования может быть ценным, независимо от того, верен он или нет.

Прежде всего отметим, что подобные случаи редки. Типичная цель адаптации — сохранение произведения от одного носителя к другому, а не преобразование этого произведения. Пародии обычно не считаются адаптациями. Например, Фарс Абрамса, Цукера и Цукера 1980 года «Самолет »! технически является ремейком серьезного фильма Хэла Бартлетта 1957 года Zero Hour! , так как в нем используются те же персонажи и сюжетная линия, но Самолет! обычно не считают римейком, потому что он радикально отличается от тона и жанра Zero Hour! Однако кажется правдоподобным, что, даже если такие случаи редки, преобразование тезисов, даже их переворачивание, из литературного произведения в фильм составило бы эстетическое достижение, заслуживающее похвалы.Но из этого не следует, что тематическая верность — не добродетель. Это показывает, что есть и другие достоинства, которые могут проявить адаптации. Это также не показывает, что любой вид тематического транспонирования будет считаться эстетически ценным: транспонирование должно показать навыки, достижения, усилия и так далее. Как это часто бывает в искусстве, качество и его противоположность (например, порядок и беспорядок) могут считаться превосходными в конкретных произведениях. Тематическая верность по-прежнему является достоинством адаптации, даже если в некоторых случаях инверсия тезиса также может быть достоинством.

Этот вывод также помогает нам объяснить, почему вопрос верности иногда кажется довольно несущественным, а иногда имеет большое значение. Мы заботимся о верности — или, по крайней мере, о некоторых видах верности, например тематической, — потому что мы восхищаемся художественным воображением и усилиями, вложенными в преобразование. Другие виды верности — например, верность сюжета — обычно не заслуживают нашей эстетической похвалы. Таким образом, можно с радостью признать, что модель Troy хорошо адаптирует историю Илиады , не придавая этому факту никакого веса в общем эстетическом вердикте.Верность в адаптации важна; он бывает разных вкусов, и некоторые из них, но не все, на самом деле имеют эстетическое значение. 29

© Британское общество эстетики, 2018. Опубликовано Oxford University Press от имени Британского общества эстетиков. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

Изучение концепции верности при переводе — Анализ — Eurasia Review

Восприятие перевода в западной культуре основано на неоднозначном отношении к «истине» и требовании «верности».Таким образом, перевод затрагивает основные философские вопросы: он приводит в действие традиционные концепции истины и верности, но также и идентичности.

Обязательство быть верным оригиналу, которое начало устанавливаться с эпохи Возрождения и далее, является сравнительно недавним изобретением в истории перевода. Даже сегодня это относится к понятию, которое не имеет четкого юридического определения.

В действительности верность не является чем-то абсолютным и четко определенным, а скорее множеством «противоречащих друг другу привязанностей» (Davreu, 1986: 24) (1), которые переводчик должен уважать:

«Между буквальностью и смыслом, между осмысленным значением и понятным смыслом, между речью и языком, между акустическим изображением и концепцией, между исходным языком и целевым языком, между сказанным и письменным, переводчик никогда не сможет выбрать принцип, не нарушая его в следующую минуту.“

Определение понятия верности

Слово «перевод» происходит от глагола «переводить», происходящего от латинского глагола traducere : «передавать». Действительно, общепринятое мнение часто понимает перевод как действие по интерпретации или переносу письменного или устного текста на другой язык, отличный от исходного. Но на самом деле перевод выходит далеко за рамки этого простого общего определения.

Точность перевода широко обсуждалась переводчиками на симпозиумах и конференциях.Однако тема остается актуальной. Ранние мыслители выступали против верности и свободы. Верность для этих мыслителей состоит в том, чтобы передать автора и его текст с уважением к языку-источнику. Но еще неизвестно, возможна ли такая практика на сто процентов, поскольку двуязычие никогда не достигается на сто процентов.

В специализированном блоге по переводу The Savvy Newcomer концепция верности представлена ​​в следующих терминах: (2)

«Верность определяет, насколько точно переведенный документ соответствует его источнику.Он может указывать на то, как документ соотносится со своим источником различными способами, от «верности сообщению» до «верности автору». Также необходимо учитывать регистр, языки и грамматику, культуру и форму. Теория верности и ее обсуждение доминировали в истории переводоведения. Вначале дословное соблюдение исходного текста считалось лучшей верностью. Однако со временем общество научилось по-другому определять верность

Чтобы обратиться к теме верности, мы должны сначала знать, что такое перевод.Понятие перевода, как уже говорилось, не ограничивается простым фактом перевода текста с одного языка (исходный язык) на другой (целевой язык), как сообщает нам большинство словарей, когда мы ищем определение перевода. Это также акт коммуникации, как говорит нам Жан Рене Ладмирал в своей книге Перевод: теоремы для перевода , (3) и, прежде всего, выборочная работа, которая включает в себя исключение других возможных вариантов.

Понятие верности важно в переводе, поскольку оно ставит проблему в отношении цели, которую переводчик может иметь для верности.Прежде всего, важно различать верность и то, что называется буквальным переводом, то есть дословным переводом: последний заключается только в точном воспроизведении слова на целевом языке без учета значения или контекста. ; тогда как верность — это качество того, что соответствует реальности, согласованности.

Но что такое верность? Это заявленное и субъективное отношение к имитации языковых средств исходного текста для получения его повторного выражения на целевом языке.

Важно помнить об этом понятии субъективности: перевод действительно является довольно субъективной практикой, потому что не все переводчики верны одному и тому же. Некоторые более верны культурному контексту языка, на котором они хотят писать; другие более верны своему стилю или своей манере письма. Таким образом, со временем в мире перевода возникла настоящая дискуссия между «лозоискателями», теми, кто ближе к исходному тексту, и «таргетерами», теми, кто ближе к целевому тексту.

Различие между целевыми и лозоискателями лежит в основе дебатов о верности перевода. При переводе текста перед переводчиком встает выбор: «Верность или элегантность . «(Ладмирал). (4) Последний относится к категории переводчиков, которые отказываются от дословного перевода: «(…) перевод включает не только словарный запас, но и синтаксис (…), который делает простой и простой дословный перевод неосуществимым. (…) »(Ладмирал). (5)

Те переводчики, которые склонны придавать большее значение значению и, следовательно, содержанию текста, чем его форме, представляют собой категорию, которая придает ценность культурному контексту языка, на котором они пишут.Так, Дж. К. Кэтфорд (6) говорит нам, что «Перевод заключается в идентичности« культурного значения ». Однако, если мы не принимаем во внимание этот фактор, мы рискуем изменить значение слова, даже предложив слово, не имеющее значения в контексте предложения.

Однако должны ли мы последовать примеру Нусса в его «восхвалении измены» (2001) (7) и в том, что может показаться движением бегства вперед, полностью принимая девиз « traduttore, traditore »? (8) Должны ли мы тогда прийти к выводу, что «[a] очень хороший« перевод нужно злоупотреблять »(Берман, 1999)? (9) Эта позиция кажется крайней.Однако концепция перевода, которая исходит из идеи, что он может принести пользу произведению за счет творческого подхода, с которым он интерпретирует и реконструктурирует его, безусловно, кажется богаче моралистической риторики.

Критический взгляд на ценности верности, идентичности и истины, таким образом, приводит к более гибкой концепции перевода. Вместо того, чтобы постулировать присущую оригиналу истину о том, что перевод может только выдать и разрушить, следует раскрыть потенциал множества исторических пониманий, что отражено во множестве переводов.

Определение верности при переводе

В начале третьего тысячелетия, когда компьютеры вторглись в нашу повседневную жизнь, мы можем задаться вопросом об актуальности размышлений о переводе. Действительно, более полувека команды работали над разработкой системы автоматического перевода или, по крайней мере, средства перевода с компьютерным управлением. Однако в настоящее время, несмотря на огромный прогресс, достигнутый в описании языков и разработке компьютерного оборудования и программного обеспечения, мы все еще находимся в тупике:

«Возможен ли перевод? Все возражения против перевода можно свести к одному — это не оригинал.” (10)

Этот трюизм, высказанный более полувека назад, актуален и сегодня. Конечно же,

«перевод не является оригиналом; это другое. Он содержит часть идентичности и часть инаковости. При этом эта инаковость не дискредитирует его, не делает недействительным. Искать отношения полной идентичности между текстом и его переводом — это иллюзия. “(11)

Если модели переводческой деятельности отличаются друг от друга, все они сходятся в одном: они так или иначе учитывают необходимость сохранения верности оригиналу.(12) Эта идея волнует не только профессионалов: лингвистов, письменных и устных переводчиков. Он настолько глубоко укоренился в повседневном языке, что даже стал неотъемлемой частью различных выражений, используемых в нетехническом смысле. Таким образом, мы говорим о точном переводе, (13) мы просим студента или переводчика оставаться верными оригиналу и т. Д. Та же забота о верности скрывается за такими выражениями, как свободный перевод или точный перевод и т. Д., Которые относятся к числу технические термины, используемые в переводческой науке.

Модель верности перевода предложена А. Уртадо-Альбиром (1990). (14) В его подходе появляются три неразделимых элемента:

  1. Намерение автора;
  2. Целевой язык и;
  3. Читатель.

По мнению автора, предать одного из них — значит нарушить фундаментальное требование верности.

Проблема верности занимала переводчиков с незапамятных времен. Как отмечает Кристиан Баллиу, задолго до того, как организованное теоретическое размышление было отделено от практики перевода, многие переводчики с помощью часто кратких и зачаточных замечаний подчеркивали: (15)

«Трудный переход от практики к теории, то есть к появлению методологии перевода.Обучение переводу соответствует тем же критериям требований и строгости, что и другие научные дисциплины. Передача знаний должна быть основана на четко определенных понятиях и материализована на языке с помощью терминологии, которая является столь же точной, как и однозначной. Важно отметить, что метаязык перевода по сей день остается лабильным, меняющимся и меняется от одного учреждения к другому, не говоря уже от одного учителя или исследователя к другому.

Погружение в историю перевода позволило нам релятивизировать многие понятия, в том числе и верность.Кристиан Баллиу определяет верность как: (16)

«Качество перевода, который, в соответствии с его целью, максимально учитывает значение, приписываемое переводчику исходному тексту, и формулировка которого на целевом языке соответствует его использованию.

За этим определением следуют несколько примечаний, включая следующее: (17)

«Верность — ключевая концепция переводческих исследований — одно из самых сложных и противоречивых понятий для определения и наиболее спорных.(…) Мы не можем определить верность «априори» и «абстрактно», и никоим образом не можем определить ее с нормативной точки зрения.

Однако предположение Ледерера о том, что переводчик может отказаться от какой-либо формальной ссылки на исходный язык « de toute référence formelle à la langue originale » (Lederer 1981: 345) (18), поскольку принимается во внимание только усвоенная мысль, упрощает процесс перевода, сводя его к легко декодируемой лингвистической деятельности, другими словами, к эффективной передаче информации, но тем не менее ставит под угрозу всю концепцию верности.

Вот почему важно рассматривать перевод как переписывание, которое подчиняется тем же ограничениям, что и письмо, как часто напоминают нам Мешонник (19) и Деррида (20). Перевод — это законченный и автономный текст, и, как и любое другое высказывание, он содержит, особенно явно, как слова автора, так и слова другого. Недаром Антуан Берман (21) критикует постулат Гидеона Тури о вторичности переводной литературы в литературной полисистеме языка (Berman 1995: 54).(22)

Переводимые тексты, иностранные, поступающие извне, сопровождаются актом транспозиции, который помогает им укорениться в принимающей культуре. Они прививаются к дискурсивным сетям последнего и становятся их неотъемлемой частью. Комментарии, критика, интерпретации, ретрансляции, интертекстуальные ссылки составляют, по бахтинской терминологии, диалогическую цепочку, не знающую границ и границ.

Более того, Берман отводит важное место не только переводу, но и субъекту перевода, который полностью вовлечен в работу размышлений и творчества, неотделимую от ее продукта.Герменевтический подход Бермана использует другой взгляд на перевод: он больше не является объектом объективного анализа или феноменом, часто присущим нормативным социальным дискурсам, он приобретает особый статус самим фактом того, что переводчик вмешивается в текст и становится активным участником его процесса. большой диалог, в котором, как часто повторяет Бахтин (23), раскрываются глубины внутренней жизни человека.

По словам Умберто Эко:

« Верность — это, скорее, убежденность в том, что перевод всегда возможен, если исходный текст был истолкован со страстным соучастием, это стремление определить, каков самый глубокий смысл текста для нас, и способность вести переговоры в любой момент решение, которое нам кажется наиболее правильным.Если вы обратитесь к любому итальянскому словарю, то увидите, что среди синонимов верности нет слова «точность». Вместо этого есть «верность, честность, уважение, благочестие ». (24)

Для некоторых экспертов верность перевода рифмуется с невидимостью переводчика в том смысле, что переведенная работа выполняется плавно, как если бы это был оригинал. В этом отношении Venuti (2008: 1) утверждает: (25)

«Переведенный текст, прозаический или поэтический, художественный или документальный, считается приемлемым большинством издателей, рецензентов и читателей, когда он читается бегло, когда отсутствие каких-либо лингвистических или стилистических особенностей делает его прозрачным, создавая впечатление, что он отражает личность или намерение иностранного писателя или существенное значение иностранного текста — иными словами, видимость того, что перевод на самом деле является не переводом, а «оригиналом».“

Понятие верности перевода с исторической точки зрения

Человек всегда стремился честно переводить с одного языка на другой. Уже в римскую эпоху Цицерон, говоря о переводе греческих текстов, выступал за перевод, который отдавал предпочтение значению, а не словам, отдавая приоритет духу над буквой. На Востоке в период Аббасидов (750–1258 гг.) Искусство перевода было доведено до совершенства и отстаивало следующие два принципа:

  1. Чтобы восстановить смысл текста, не изменяя его; и
  2. Чтобы учесть адресата, перевод должен быть читаемым естественным образом, без ощущения перевода.

Это правда, что на протяжении всей истории переводчики определяли себя как первооткрыватели, трансграничные работники, носители смысла. Но не все искали это значение в одном и том же месте. Бесполезно знать, на чем они сосредоточили свои усилия, их исповедание веры. Когда они пишут в своих предисловиях или прологах, что они « стремились быть верными автору », что они « скрупулезно воспроизвели иностранный текст, не выдавая его », эти расплывчатые утверждения фактически выражают не что иное, как личные чувство выполненного долга.Они отражают их удовлетворение и призваны в некоторой степени, можно предположить, убедить читателя в своей компетентности. От них бесполезно знать, как переводчики трактовали смысл.

В средние века, с другой стороны, монахи, переводившие священные тексты, опасаясь малейшего неверного истолкования, применяли дословный перевод, то есть слово в слово, потому что считали, что целостность содержания должна сохраняться в ущерб форме.

Однако нерелигиозные переводчики средневековья, наоборот, стремились придать смысл переведенным произведениям. Имеет значение не сам текст, даже не его автор, каким бы престижным он ни был, а использование текста во время его перевода. С этой точки зрения мы можем сказать, что средневековые переводчики действительно обновили старые работы, операция, которая потребовала работы по ослаблению синтаксиса и созданию множества неологизмов из-за молодости вульгарных языков, все еще обсуждаемых.У этих переводчиков не было ни исторической, ни филологической задачи воспроизвести произведение как можно ближе к его оригинальной форме. Отнюдь не. Любое письмо, имевшее более или менее дидактическую ценность, рассматривалось как пригодное для совершенствования, как сырье, которое можно было переставить по своему усмотрению.

Гуманизм и Реформация, два великих течения, которые характеризовали Ренессанс, оба способствовали освобождению духов и вызвали возврат к источникам: к греко-римской античности, а также к ивриту и греческому языку.Высокие стены Римско-католической церкви начинают трескаться, и это сказывается на том, как переводить. « Протестантизм позволил новый подход к понятию значения» ( Баллиу 2002: 55 ) . (26) Фактически, в этот золотой век переводов значение больше не зависит от окончательности работы или нематериального оригинала, более или менее навязанного традицией, а исходит из человеческих и религиозных убеждений переводчиков, заинтересованных в том, чтобы их понимали. со стороны их читателей: масса верующих, за которыми они признают право самостоятельно определять значение Священного Писания.

Эразм (27) провозглашает, что истинность текста должна уважаться больше, чем его авторитет. Он революционизирует концепцию религиозного перевода, ставя под сомнение авторитет докторов церкви и тем самым реабилитируя работу переводчика. Переводы индивидуальны. Множественные версии Библии упоминаются по именам переводчиков, даже если они работали не в одиночку: Библия Лютера, Библия Оливетана, Библия Ковердейла, Библия Матфея и т. Д.

Уильям Тиндейл (1494? -1536) (28), один из выдающихся английских переводчиков того времени, создал очень личную версию Библии, на которую в значительной степени опирались авторы короля Иакова. Можно сказать, что именно в 16, и веках переводчик осознал свое полное участие в построении смысла, который больше не рассматривается как «скрытый» в исходном тексте, а воспринимается как личная конструкция.

Таким образом, переводчик постоянно сталкивается с этим выбором в дополнение к любым требованиям клиента (используйте такой-то словарь, не переводите такой-то отрывок…).Для некоторых языков и текстов эти требования можно согласовать, но для других различия в языке и культуре слишком велики. Тогда может быть трудно, если не невозможно, уважать совокупность значения предложения на языке оригинала в переводе, пытаясь удовлетворить эти два требования. Следовательно, необходима определенная степень транспонирования, а также свобода от формы текста.

Может быть трудно точно перенести понятие на другой язык с несуществующим словарным запасом (в арабском языке много слов для обозначения верблюда, лошади и меча, у эскимосов есть десятки слов для обозначения снега в зависимости от его плотности, цвета и т. Д.). Действительно, языки не могут быть адаптированы для любых обстоятельств. Они различаются в зависимости от культуры, окружающей среды, обычаев и т. Д. Таким образом, хороший переводчик должен хорошо знать свой родной язык, а также язык, на который нужно переводить, а также хорошее знание страны. и культура исходного текста.

Таким образом, переводчик всегда будет заинтересован в поиске и идентификации источника переводимого текста или в определении аудитории, которой он адресован.Например, при маркетинговых переводах с английского на французский, если вам нужно перевести рекламные слоганы, в которых упоминается «вы» на английском языке, следует ли переводить их как « vous » или « tu »? Все зависит от аудитории, к которой вы обращаетесь. Точно так же во многих коммерческих, финансовых текстах на английском языке формулировка дат может сбивать с толку (тем более, что нет жесткого правила). Таким образом, 05.06.2021 будет восприниматься американцем как 6 мая 2021 года, а во многих других странах — как 5 июня.

Итак, перевод без предательства — постоянная забота переводчиков. Юмор и поэзия — сложные области для переводчика, например, поэзия требует синтаксических конструкций, которые очень специфичны для каждого языка и трудно переводить без адаптации. Дословный перевод в этом случае, как и в большинстве других, не имеет смысла.

Аспекты верности

В переводе проблема в большинстве случаев связана с понятием верности, потому что у переводчиков не всегда один и тот же объект верности: одни отдают предпочтение форме, а другие — значению.Поэтому возникает следующий вопрос: как обеспечить «красивый перевод» и, таким образом, синтаксически непротиворечивый, оставаясь верным исходному тексту?

С другой стороны, понятие верности имеет сильное моральное измерение; На самом деле это ценность, а не объективный критерий. Переписка в этом случае не является «объективной», а, скорее, основана на моральных установках, таких как лояльность, привязанность или уважение к обязательствам. Из этих трех критериев уважение к обязательствам по-прежнему кажется наиболее близким к отношениям между переводчиком и автором оригинала или даже между переводом и оригинальным текстом, двумя принципиально разными, но часто запутанными отношениями.

В этом вопросе верности это больше вопрос долга, принципа и приличия, чем подчинения. Позиция Виктора О. Эйре (2002: 63) иллюстрирует эту точку зрения: (29)

«Любой, кому когда-либо приходилось переводить отрывок с одного языка на другой, действительно согласится с тем, что не всегда легко найти соответствующие эквиваленты, некоторые из которых фактически не существуют. Действительно, нередко переводчику приходится прибегать к толкованию, описанию и даже беглым разъяснениям.Именно в этом контексте следует воздать должное усилиям д’Алмейды и Симпсона по созданию в целом удовлетворительного перевода Стрелы Божьей на французский язык. Бывают даже случаи, когда они улучшали текст на исходном языке, а в других случаях они предлагали переводы, которые особенно примечательны своей оригинальностью. ”

Понятие верности важно при переводе, поскольку оно создает проблему, касающуюся объекта, который переводчик может иметь для верности.Прежде всего, важно различать верность и то, что называется дословным переводом, дословным: последний заключается только в точном воспроизведении слова на целевом языке без учета значения или контекста; тогда как верность — это качество того, что соответствует реальности, согласованности. Но что такое верность? Это заявленное и субъективное отношение к имитации языковых средств исходного текста для получения его повторного выражения на целевом языке.

Важно помнить об этом понятии субъективности: перевод действительно является довольно субъективной практикой, потому что не все переводчики верны одному и тому же. Некоторые остаются более верными культурному контексту языка, на котором хотят писать; а другие более верны своему стилю и своей манере письма.

Современная концепция взаимосвязи между оригиналом и переводом основана на наблюдении, что, поскольку перевод невозможен без оригинала, оригинал — это его sine qua non , а перевод по определению — второстепенная деятельность.Однако Нестерова предлагает нам более глубоко поставить под сомнение природу этой вторичности, указав, что определение «иметь место второй раз» не соответствует природе переведенного текста: « la définition d« ayant lieu pour la second fois ». «Не соответствует па à la nature du texte traduit » (Нестерова, 2011: 110). (30)

Наконец, для Титлера (1997: 14), что касается нас, «хороший» перевод имеет следующие характеристики: (31)

«То, в чем достоинства оригинального произведения настолько полностью перенесены на другой язык, что они столь же отчетливо воспринимаются и столь же сильно ощущаются уроженцем страны, в которой находится этот язык оригинального произведения.”

Поскольку верность, которая никогда не бывает полной, зависит от позиции переводчика по отношению к своему переводу, вопрос о несовершенстве становится очевидным; ни один переводчик не может избежать этой неудачи. Независимо от того, какой метод выбран, всегда будет оставаться пробел, пустота, которую переводческая деятельность не сможет заполнить. Каждый перевод сознательно или бессознательно представляет эти недостатки по причинам, которые неоднократно возникали в ходе работы, а также из-за идиосинкразического характера перевода.По этим причинам перевод не может избежать критики. Некоторые недостатки исходят от переводимой темы и характеризуют ее.

Во-первых, у переводчика есть ограничение, которое мешает ему работать со всей свободой. Это отсутствие свободы лишает его изобретательности и творческих способностей. Следовательно, переводчик не может быть удовлетворен этим ограничением и работать, соблюдая определенные принципы своего метода, своего текста, гениальности целевого языка и его аудитории.Возникающие в результате недостатки не остаются без его ведома.

Напротив, он выстраивает их так, чтобы получился текст, который не совпадает с оригиналом, но также не отделен от него. Таким образом, новый текст чужд как первоначальному, так и новому читателю. Несовершенство используемых методов не должно наносить вред ни оригинальной, ни целевой аудитории.

Перевод — это больше, чем простая перестановка слов, поскольку идеал художественного перевода — удовлетворить двух мастеров, которые кажутся противоположными.В этом случае переводчик становится посыльным, переговорщиком, агитатором между двумя глухими клиентами и миротворцем на всех уровнях. Это привилегированное положение даровано ему Мунином (1963: 232) в его прокламации: (32)

«Перевод — это мета-коммуникация, которая обязательно проходит через посредничество субъективности переводчика, который, следовательно, выступает как переводчик во всех смыслах этого слова».

Вот насколько ошибаются те, кто считает переводчика простым репродуктором, который воспроизводит только то, что произвел кто-то другой.Такую точку зрения могут разделять только те, кто утверждает, что перевод представляет собой простую перестановку слов, и полагает, что автор просто следует стратегии, навязанной автором исходного текста. Однако переводчик не может быть простым репортером, у которого нет другой задачи, кроме как достоверно воспроизвести текст своего автора. Если бы все это было так просто, как утверждают, переводчик мог бы заменить переводчика. Сегодня мы понимаем, что человеческий фактор обязательно должен вмешиваться на всех уровнях перевода.По роду своей работы переводчик должен принимать важные решения, которые в конечном итоге делают его работу более или менее оригинальной.

Спор о верности

Прежде всего, мы должны начать с этого вопроса: что должно быть привилегированным в переводе, источник или цель? При чисто лингвистическом подходе мы говорим о переводе источника, поскольку переводимый текст является отправной точкой и опорой, на которой мы основываемся и которую мы должны передавать на другом языке.Согласно другой точке зрения, важен именно целевой язык, поскольку перевод нацелен на другую аудиторию, которая может быть не знакома с исходным или целевым языком.

Но как справиться с разрывом? А что насчет контекста? Перевод как языковой контакт — это практика, которая находится в непрерывной динамике. Сегодня языки больше не изучаются как стабильные и институционализированные системы; вместо этого они рассматриваются как средства коммуникации в непрерывном преобразовании.

Многоязычие — явление, которое становится все более и более распространенным благодаря мобильности, экономическому обмену, социальным сетям и волне общения. Обнаружение другого больше не выбор, а необходимость. Соприкосновение языков сделало возможным определенное слияние языковых систем и ассимиляцию, в какой бы то ни было степени, другого и его культуры. Таким образом, языковой контакт возникает в результате операции обмена между исходным и целевым языками, с одной стороны, а перевод накладывает свое относительное превосходство с другой и может наделить его некоторыми функциями или представлениями.Эти изменения, по сути, наблюдаются во время контактной ситуации, они создают зоны конвергенции между двумя рассматриваемыми языками. Ю. Матрас (Matras, 2013: 8) (33) утверждает, что в любой ситуации языкового контакта есть преобразования, которые создают язык ситуации контакта:

«Наряду с этими, почти« обычными »процессами изменения, вызванного контактом, контактная лингвистика охватила захватывающий феномен рождения языка в ситуации контакта.“

Матрас настаивает на том, что контакт, независимо от его процесса, вызывает изменение, поэтому, когда перевод, который на самом деле является ситуацией контакта, поскольку два языка находятся в процессе влияния друг на друга и поддержания обменных отношений, мы являемся свидетелями рождения язык, который заимствует символы и особенности каждого из двух языков

Переводчики в великой дискуссии о верности или уважении культуры приема не все пошли одним и тем же путем.Французские переводчики, например, до 19, и века имели привилегию во время перевода текстов иностранных культур оставаться верными тому, что их собственная культура любит и понимает, полностью игнорируя нюансы того, что является чуждым. говорящий по-французски. Мы также замечаем, что первые переводы были сделаны на латынь, излюбленный язык ученых. Нужно ли напоминать, что договор Цицерона (34), который на самом деле является предисловием к его переводу на латынь двух греческих текстов, хотел дать его видение совершенной речи? (Массон, 2017: 40).(35)

Эта традиция сохранилась явно или косвенно. Переводчики стремились сохранить язык, на который они переводили. Действительно, это было целью переводов с латыни на французский во Франции, с английской или испанской литературы на немецкий и т. Д. Перевод позволяет принимающему языку открываться для новых измерений, расширять свои горизонты. Массон (Masson, 2017: 42) говорит о переводе на французский язык следующее: (36)

«Так как речь шла, по сути, об обогащении целевого языка, над оригиналом, над исходным произведением, работали определенные адаптации.Речь шла о том, чтобы предлагать произведения, прошедшие через фильтр, своего рода мерку, которая придаст то, что мы называем вкусом, хорошим вкусом, французским вкусом. Эти произведения необходимо было францировать ».

Чему верен?

Что нам кажется наиболее важным, это, несомненно, ответить на этот старый вопрос: верны чему? Вернемся к двум категориям, которые определил для нас Жорж Мунин. И снова перед нами стоит непростой выбор: достоинства, присущие языку, или достоинства, присущие стилю автора? Мы видим, что великие писатели часто нарушают языковые правила.Итак, Иоахим дю Белле считает, что «перевод был бы невозможен больше не из-за свойств самих языков, а из-за очень специфического способа, которым писатели, особенно поэты, используют языки » (Mounin, 1955). (37) Здесь дуалистическая оппозиция между верностью и отдыхом немедленно превращается в другую: будем ли мы верны общему языку или конкретным средствам выражения писателей (часто более значительных, чем мы, переводчики)? Можем ли мы быть верными языку (в дополнение к исходному или целевому языку) и стилю?

Действительно, сегодня французские теоретики все еще пытаются ответить на этот вопрос и используют разные подходы: например, лингвистический, текстуальный или философский.Но большинство теоретиков по-прежнему довольствуются одним уровнем или одним аспектом верности. Только Альбир дает нам три параметра верности: «смысл» автора, целевой язык и получателя перевода, и она пишет (1990: 114): (38)

«Это тройное отношение верности — к смыслу автора, к целевому языку и к получателю перевода — неотделимо. Если мы остаемся верными только одному из этих параметров и предаем другие, никто не будет верен смыслу.Перевод, который не понятен получателю или содержит языковые ошибки, не является переводом, который соответствует смыслу ».

Это природа перевода, которая решает, существует ли верность, нравится нам это или нет. Но, как мы видим, в концепции лояльности есть нерешенные проблемы. Чтобы прояснить их, необходимо ввести здесь понятие отдыха не как противоположность верности и средств, которые необходимо использовать, когда человек не может быть верным, а как еще один дополнительный аспект.

Но что такое отдых? Это не тот вопрос, на который мы можем легко ответить. Если мы хотим дать определение этому понятию и отделить его от представления о творчестве, которое предлагает нам художественная школа, мы должны сначала выявить то, что противоположно понятию отдыха в художественном переводе. Понятию воссоздания противопоставляется не объективная реальность художественного перевода и не его лингвистическая основа, это, в первую очередь, понятие воспроизведения, которое некоторые путают с понятием верности.

Долгое время перевод оставался неизведанной социальной практикой, и мы не можем не задаться вопросом, почему. Однако, если мы понимаем наивное отношение, которое сохраняется к переводу — до сегодняшнего дня некоторые все еще верят, что мы можем воспроизводить оригинальные тексты, если мы двуязычны, — это не кажется нам таким парадоксальным. Очевидно, что воспроизводство требует не определенной теории, а скорее, как и все ремесла, своего рода техники.

Таким образом, мы рассматриваем понятие отдыха как дополнительную концепцию понятия верности.Верность — необходимое условие для отдыха, и отдых может материализоваться, переводя практику, через развлечения разной степени. Мы считаем, что переводчик может принять три позиции по отношению к исходному тексту: превосходство, равенство и неполноценность. Большинство переводчиков принимают последнее во имя верности. Как Мешонник (1982) указывает в своей книге: (39)

«Большинство переводчиков не являются« авторами ». Перевод — это старение — почему? Где текст, который он переводит, не стареет — почему? и мы его переводим — почему «

Почему? Потому что мы скованы этим абсолютным понятием лояльности.

Пределы верности

Оставаясь на довольно высоком уровне общности, теоретики перевода выдвигают понятие верности, все они утверждают ее громко и ясно, но при этом точно знают, что верность остается неоднозначным понятием. Неопределенность, присущая этому понятию, остается неизбежной, даже если кто-то пытается изучить его с помощью концепции эквивалентности. Все эти попытки привели к предложению нескольких вариантов. Их можно найти в трудах исследователей из разных слоев общества.Например, М. Ледерер (1994) (40) различает когнитивную и аффективную эквивалентность; Также подчеркивается, что перевод состоит не только из связывания заранее установленных значений, относящихся к фрагментам текста: перевод — это также восстановление до максимума на целевом языке сети ассоциаций и ценностей всех видов, передаваемых посредством оригинал.

Э. Нида (1964, 1975) (41) говорит о формальной эквивалентности, когда грамматическая категория на исходном языке переводится идентичной категорией на целевом языке.Немецкая переводческая школа, однако, уделяет этому понятию наибольший упор. Так, У. Коллер (1979) (42) различает коннотативную эквивалентность, ссылочную эквивалентность, нормативную эквивалентность, прагматическую эквивалентность, формальную эквивалентность и эстетическую эквивалентность. Другие авторы проводят другие различия, что приводит к довольно сложной общей картине.

Но независимо от того, к какой «точности» он стремится, ни один перевод не может быть идентичным оригиналу, потому что переводчик производит другой текст.Именно в этом контексте следует указать на трудность или даже на невозможность оценки точности перевода. Это связано с отсутствием третьего текста, который представлял бы собой объективное средство контроля и проверки «соответствия» перевода оригиналу. Отсюда следует, что не существует абсолютного критерия для хорошего перевода и что любые поиски совершенства будут тщетными.

Марианна Рануа весьма убедительно заявляет, что: (43)

«Ньюмарк (1981: 7-8) пишет, что перевод всегда влечет за собой потерю смысла, поскольку автор источника и переводчик по-разному используют язык.Он также пишет, что у людей есть свои лексические и, возможно, даже грамматические особенности, и каждый придает «частное» значение определенным словам (там же: 8). Автор исходного текста и переводчик также имеют разные теории значения, а также разные ценности, и теория значения переводчика влияет на его или ее интерпретацию текста (там же). Поскольку переводчики склонны придавать определенные значения и эмоциональные реакции некоторым словам, они могут придавать большее значение коннотации, чем значению, когда автор оригинала в первую очередь придает значение значению (там же).“

Очевидно, что стопроцентно быть верным невозможно, поэтому в каждом переводе можно увидеть «потери» и «недостатки». Однако необходимо учитывать параметр намерения, который мы определили как то, что отличает ложь от лжи и заблуждения. С этой точки зрения необходимо дополнительное различие между двумя органами, заинтересованными в лояльности: тем, кого «обманывают», потому что кто-то «лжет» ему (следовательно, большая и неопределенно определенная целевая аудитория), и тем, кого «предают». .Потому что кто-то ему «неверен» (то есть оригинальному тексту и / или его автору).

Чтобы проиллюстрировать это различие, интересно рассмотреть переводы, сделанные или подписанные автором оригинала, например, две работы Джеймса Джойса: (44) Ulysses и Finnegans Wake . (45) Эти переводы, безусловно, можно считать «неверными» оригиналу, они даже сильно от него отклоняются. Устинов, отметив несколько важных отклонений от оригинала в переводе Ulysses , указывает, что оценка этого перевода на основе критерия верности может поставить под угрозу

.

« ведет к апории: как перевод-памятник неприкосновенен; как перевод с ошибками, это будет «плохой перевод» »(2001: 121).(46)

Этот пример позволяет усомниться в статусе автора: он единственный, кто имеет право отклоняться от оригинала? И Джойс, как «владелец» своей работы, видел ли он такие переводы как идеальные и, следовательно, как образец для любого другого перевода, который он не подписывал совместно? Эти вопросы ясно отражают проблему двух эталонных органов верности: если автор считает «свободный» перевод адекватным, публика и критики не получат его одинаково.В этом случае он будет «верен» воле или намерениям автора, но не обязательно самому оригинальному тексту. Следовательно, верность может представлять собой лишь абстрактную ценность. Представляется необходимым рассмотреть это понятие в перспективе, чтобы выйти за рамки «морализирующего лексикона» (de Launay, 2011a: 182) (47) в отношении перевода.

Язык и перевод

Не желая вдаваться в противоречие, возникшее между культурой и языком, которое столь же бесполезно, как и возникшее в отношении мысли и языка (которое Пиаже (48) очень хорошо воспринимал).

Таким образом, язык дает нам реальную конструкцию мира, систему представлений, неотделимых от культуры, которую он передает. Действительно, с помощью конструктивистской эпистемологии можно считать, что мы конструируем этот мир, даже если верим, что воспринимаем его. (49) Размышления Нгуги ва Тионго в книге «Деколонизация разума, политика языка в африканской литературе» помогают нам рассматривать язык как носитель, проводник культуры. (50) Но это также и ее память, устная или письменная, и, несомненно, именно поэтому она будет местом фиксации, а иногда и самой важной, для культурной идентичности, когда она чувствует угрозу.Именно с помощью языка и с его помощью побежденные и колонизированные народы будут самым решительным образом организовать свое сопротивление вторжению и захватчику.

Поэтому переводчик должен быть осторожен: за языком и за его пределами он найдет все составляющие культуры и ее истории. Поэтому он должен обратить на это самое большое внимание и попытаться расшифровать эту чувствительность к миру, что является непростой задачей, когда мы принадлежим совсем другой вселенной, совершенно другой системе представлений.

Жорж Мунин разделил аргументы в пользу непереводимости на две основные категории:

  1. Один из-за достоинств, присущих каждому языку, то есть « чистых слов, предложений и энергий, великолепия слов, серьезности предложений и т. Д. ». ; и
  2. Другой по причинам, специфичным для каждого автора в частности, то есть использование, специфичное для каждого автора, « всего, что необходимо для понимания языка. »Другой — по причинам, специфичным для каждого автора в частности, то есть использование, специфичное для каждого автора,« всего, что касается стиля »(1955: 33). (51)

Именно этой классификацией он оправдывает возможность перевода, ища аргументы — конечно, в лингвистике. Однако проблема далека от решения, потому что, если можно быть верным семантике, морфологии, фонетике, даже стилистике по отдельности, никогда не удастся реализовать все эти совпадения одновременно.

Никто не может отрицать необходимость и функцию перевода, литературного или нет. Но необходимость не может означать возможность на философском уровне: это наша проблема, отсюда большой разрыв между практикой перевода и теорией перевода. Когда переводчики спрашивают себя: « Можем ли мы представить себе любую другую человеческую деятельность, сопоставимую по важности, размаху и длительности, или мы можем отрицать ее существование в соответствии с законом, вопреки реалиям, которые можно наблюдать ежедневно? »(Ladmiral 1994: 85), (52) и когда историки перевода говорят, что целевой язык« получит свое полное совершенство только тогда, когда пойдет к своим соседям, чтобы торговать и признать его истинное богатство; углубляясь в древность, которой он обязан своей первой закваской, и ища пределы, которые отделяют его от других языков »и утверждая, что« только перевод окажет такие услуги » (Mounin 1955: 31-33), (53 ) Существует также риск попасть в « абсолютный круг » (в смысле Антуана Бермана), что является переводом.

Западная культура отмечена « давней традицией, согласно которой перевод невозможен, » (Mounin, 1955: 8) (54) из-за предполагаемой неснижаемой разницы между языками. В той мере, в какой существуют переводы, « теоретический архаизм » (Ladmiral, 1995: 41) (55) этой позиции кажется очевидным. Однако перевод все еще сталкивается со знаменитым «предварительным возражением » (ср. Ladmiral, 1994) (56), которое приписывает ему врожденный недостаток. Любое предприятие по переводу в таком случае «нанесет ущерб» оригиналу и нанесет ущерб всему, что составляет его, от содержания до формы, от значения до буквы и т. Д.Метафора «прекрасный неверный» ясно подчеркивает двусмысленный статус перевода: формула используется Жилем Менажем около 1650 г. (57) и направлена ​​на перевод Абланкура, чей язык и стиль были очень « красивый ». но не соответствовал « Content » исходного текста (ср. Zuber, 1968) (58). Дискурс о переводе постоянно сталкивается с этой двусмысленностью, особенно в отношении концепций истины, верности и идентичности.Действительно, эти понятия не основаны на четко определенных концепциях и могут быть подвергнуты сомнению в области перевода.

Заключение

Чтобы при переводе произошла фальсификация, оригинал должен восприниматься как хранитель истины. Но эту дихотомию нужно рассматривать в перспективе. Даже если мы начнем с общего определения истины как соответствия реальности, как это определено Аристотелем: « суждения истинны постольку, поскольку они соответствуют самим вещам » (Об интерпретации, 9, 19а) (59), следует отметить что если это определение применимо к языку и, следовательно, априори также к письму, оно оказывается редуктивным, когда речь идет о написании художественной литературы или идей.В этих случаях имманентная связь с реальностью, которую можно было бы назвать «внешней», уже не сразу уловима, как уже отмечал Аристотель, проводя различие между историком и поэтом (ср. Poetics, 9, 1451ab). (60)

Теперь, в случае перевода, который, по сути, является вторичным письмом, второй уровень дистанции до осязаемой реальности вставлен лингвистической и исторической дистанцией между оригиналом и переводом. Кажется почти невозможным говорить о « соответствии внешней реальности » применительно к переводу.Этот очевидный тупик можно преодолеть, только рассматривая оригинал как точку отсчета. Но оригинал — это и расплывчатый, и противоречивый ориентир, поскольку он не является ни абсолютным, ни неисторическим.

Дополнительная трудность возникает из-за того, что понятия « истина, » и « верность, » расположены на двух принципиально разных концептуальных плоскостях. Как ни противоречиво и трудно определить критерий истины, предполагается, что он регулируется определенной объективностью в качестве эпистемологического принципа либо как соответствие реальности «в себе» и, следовательно, не зависит от субъекта, который его воспринимает, либо подчиняться принципам наблюдаемости и интерсубъективной проверяемости, которые философия науки пыталась установить.(61)

Таким образом, мы можем заключить, что перевод — это очень субъективная практика, а это означает, что каждый переводчик имеет индивидуальный подход к исходному тексту. Следовательно, верность также является субъективным и множественным понятием, потому что не все переводчики верны одному и тому же и разделяют разные точки зрения, тем самым создавая это различие между лозоискателями и таргетерами, которое не всегда четко определяется, потому что иногда бывает третья «категория» переводчиков — тот, у кого нет имени, который переключается между ними.

В то время как акт перевода по своей сути сложен и во многих отношениях проблематичен, частный случай поэтического перевода, как можно было бы предположить, представляет собой крайнюю степень. Помимо трудностей, связанных со значениями, которые лишь частично перекрываются от одного языка к другому, существуют трудности, связанные с материальными и формальными свойствами языка и с метрикой, специфичной для каждой традиции. Эти свойства не встречаются в разных языках (например, французский стих является слоговым, а английский стих — ударным); в то же время они вносят — если они не просто существенные — вносят вклад в поэтическое измерение текста.Настолько, что, если перевод прозы проблематичен, поэтический перевод кажется попросту невозможным.

К тому же идея вневременной и интерсубъективной идентичности текста иллюзорна как для произведения, так и для его перевода. Риск абсолютного релятивизма можно преодолеть, подчеркнув историчность смысла и роль контекстуализированной субъективности переводчика. Но тот факт, что оригинал нельзя считать идентичным самому себе, ставит в скобки вопрос о том, соответствует ли перевод оригиналу.Он может быть настолько точным, насколько правильно переводчик понимает текст. Это понимание не может претендовать на истинность. Поэтому мы должны отказаться от идеи «объективного» перевода, который соответствовал бы либо «внешней истине», либо «текстуальной истине».

Вы можете следить за профессором Мохамедом Читату в Twitter: @Ayurinu

Библиография:

Коупленд, Р. Риторика, герменевтика и перевод в средние века: академические традиции и народные тексты .Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1991.

Мандей, Джереми. Введение в переводческое дело . Oxon: Routledge, 2012.

.

Штайнер Г. После Вавилона: аспекты языка и перевода . Оксфорд: ОУП, 1998.

Венути, Лоуренс. Невидимость переводчика . Oxon: Routledge, 2008.

.

Венути, Лоуренс. Читатель переводоведения . Oxon: Routledge, 2012.

.

КЛЮЧЕВЫЕ ССЫЛКИ В ИССЛЕДОВАНИИ ПЕРЕВОДОВ

Анджелелли, Клаудиа и Бэр, Джеймс Брайан (ред.).2016. Исследование письменного и устного перевода. Лондон: Рутледж.

Бейкер, Мона и Габриэла Салдана (ред.). 2009. Энциклопедия переводческих исследований Рутледж . Второе издание. Лондон: Рутледж.

Берманн, Сандра и Кэтрин Портер (ред.). 2014. Справочник по переводческой науке . Молден / Оксфорд: Уайли Блэквелл. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Гамбье, Ив и Люк ван Дорслаеры (ред.). 2010-2013 гг. Справочник переводоведения .4 тт. Амстердам / Филадельфия: Джон Бенджаминс. В Интернете по адресу http://www.benjamins.com/online/hts/.

Guidère, Mathieu. 2016. Introduction à la traductologie. Penser la traduction: hier, aujourd’hui, demain . 3ème édition. Брюссель: Де Бук.

Германс, Тео. 2014 (1999). Перевод в системах. Объяснение описательного и системного подходов . Абингдон / Нью-Йорк: Рутледж.

Мальмкьер, Кирстен и Кевин Виндл (ред.). 2011. Оксфордский справочник переводоведения .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Миллан, Кармен и Бартрина, Франческа (ред.). 2013. Справочник Рутледж по переводческим исследованиям . Лондон и Нью-Йорк: Рутледж.

Меллингер, Кристофер Д. и Хэнсон, Томас А. 2017. Количественные методы исследования в области письменного и устного перевода . Лондон и Нью-Йорк: Рутледж.

Мандей, Джереми. 2016. Знакомство с переводческой наукой. Теории и приложения . Четвертое издание.Абингдон / Нью-Йорк: Рутледж.

Пим, Энтони. 2014. Изучение теории перевода . Второе издание. Лондон / Нью-Йорк: Рутледж.

Пёххакер, Франц. 2004. Знакомство с устным переводом . Лондон: Рутледж.

Пёххакер, Франц (ред.). 2015. Энциклопедия переводческих исследований Рутледж . Манчестер: Святой Иероним.

Салдана, Габриэла и Шэрон О’Брайен. 2013. Методологии исследования в области переводоведения .Манчестер: Святой Иероним.

Тури, Гидеон. 2012. Описательные переводческие исследования и не только . Исправленное издание. Амстердам: Джон Бенджаминс.

Venuti, Лоуренс (ред.). 2012. Читатель переводоведения . Третье издание. Лондон / Нью-Йорк: Рутледж.

ВЕДУЩИЕ ЖУРНАЛЫ В ОБЛАСТИ

Языки и культуры (Будапешт: Akadémiai Kiadó)

Устный перевод (Амстердам: Джон Бенджаминс)

JoSTrans — Журнал специализированного перевода

Мета : journal des traducteurs / Мета: журнал переводчиков (Presses de l’Université de Montréal)

Перспективы (Лондон: Рутледж)

Target (Амстердам: Джон Бенджаминс)

Преподаватель устных и письменных переводчиков (Манчестер, Великобритания: St Jerome Pub)

Переводчик (Лондон: Рутледж)

Письменный и устный перевод (Амстердам: Джон Бенджаминс)

Переводческое дело (Лондон: Рутледж)

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ

БИТРА .Библиография устного и письменного перевода, под ред. Хавьер Франко (Университет Аликанте)

CIRIN . Международная информационная сеть по исследованиям в области конференц-перевода (CIR), изд. пользователя Daniel Gile. www.cirinandgile.com

Библиография переводоведения (TSB), ed. Ив Гамбье и Люк ван Дорслаер (Амстердам: Джон Бенджаминс)

Примечания:

  1. Давре, Роберт. «Антуан Берман, penseur de la traduction», Poésie , 37, 1986: 20-25, с.24.
  2. Сообразительный новичок. «Fidelity In Translation», Опытный новичок от 15 мая 2018 г. https://atasavvynewcomer.org/2018/05/15/fidelity-in-translation/
  3. Ladmiral, Jean-René. Перевод: Th é или è для перевода . Paris: Gallimard, 1994. В современном мире перевод повсюду. Мы стали крупными потребителями переводов: в литературе, конечно; в образовании, как известно; но и повсюду, особенно в научно-технической сфере.Что касается философии, гуманитарных наук и политики, они основаны на культурных и даже национальных традициях, которые требуют большого количества переводов и интерпретаций, но в этом мире ускоренной «бабелизации» мы забываем, что перевод не является оригиналом, что это работа переводчика. Но что именно переводчик делает? О готовых переводах, о «красивых неверных» сказано все или почти все. В этой книге Ж.-Р. Ladmiral задумывается не только о приеме переводов, но и об их производстве.Обладая реализмом практикующего, который не поддается престижу спекулятивных построений, он соглашается придерживаться «рушащейся» теории множественного числа, «теорем» для перевода, которые концептуализируют, чтобы переводить эффективно.
  4. Там же.
  5. Там же.
  6. Дж. К. Кэтфорд. Лингвистическая теория перевода. Oxford: Oxford University Press, 1965.
  7. Нусс, Алексис. «Éloge de la trahison», TTR : перевод, терминология, перевод , т.14.2, 2001: 167-179.
  8. На итальянском языке: Перевести, предать .
  9. Берман, Антуан. «L’Âge de la Traduction:‘ La tâche du traducteur ’Вальтера Бенджамина, un commentaire,« La Traduction-poésie, À Antoine Berman . Мартина Брода, реж. Страсбург: Press de l’Université de Strasbourg, 1999: 11–37.
  10. Mounin G. Les Belles infidèles . Париж: Cahiers du Sud, 1955: 7. « La traduction est-elle possible? Все возражения contre la traduction se résument en une seule: ce n’est pas l’original
  11. Durieux, C.«La traduction: identités et altérités», в Cahiers de la MRSH , Caën, n ° 44/2005: 7-14, p. 7. «la traduction n’est pas l’original; elle est autre. Elle comporte une part d’identité et une part d’altérité. Pour autant, cette altérité ne la discrédite pas, ne l’invalide pas. Rechercher une Relations d’identité totale entre un texte et sa traduction est un leurre. »
  12. Джехан И. Зитави, Мохамед С. Абдель Вахаб. «Перевод и устный перевод для победы: дилемма свидетельских показаний на иностранном языке в международном арбитраже», Переводчик 20: 3, 2014: 356-376.
  13. Кайса Куккола. «О верности перевода», абзац , абзац , ноябрь 2002 г., голос. 25, № 3, 2002: 32-41.
  14. Уртадо — Альбир А. La notion de fidélité en traduction . Париж: Дидье Эрудиция, 1990.
  15. Баллиу, Кристиан. «L’histoire de la traduction: une somme théorique», в Cahiers de la MRSH , Caën, n ° 44/2005: 15–33, стр 18–19. «Несложный проход практики в теории, c’est-à-dire à l’émergence d’une méthodologie de traduction». L’enseignement de la traduction repond aux mêmes critères d’exigence et de rigueur que les autres дисциплины научные. La Transmission des savoirs doit reposer sur des montionsclairement identifiées et matérialisées dans la langue par une terminologie aussi précise qu’univoque. Il est important de signalaler que le métalangage de la traduction reste à ce jour labile, mouvant et varie d’une institute à l’autre, pour ne pas dire d’un enseignant ou d’un chercheur à l’autre. «
  16. Там же., п. 19. «… qualité d’une traduction qui, en fonction de sa finalité, respecte le plus possible le sens attribué au texte depart par le traducteur et dont la формулировка на языке d’arrivée est conforme à l’usage. «
  17. Там же. « La fidélité, notion-clé de la traductologie, est une des notions les plus difficiles à cerner et de plus controversées. (…) On ne peut définir «a priori» et «in abstracto» la fidélité, et, en aucune façon, на ne peut la définir d’un point de vue normatif.«
  18. Ледерер, Марианна. Одновременный перевод . Париж: Минар, 1981.
  19. Мешонник, Анри. La rime et la vie. Lagrasse: Verdier, 1989.
  20. Derrida, Jacques. «Des Tours de Babel», данс Джозефом Ф. Грэмом (реж.), Difference в переводе . Итака и Лондон: Cornell University Press, 1985: 209-248. «Signature, événement, context», Marges de la Философия. Париж: Les Éditions de Minuit, 1972: 365-393.
  21. Антуан Берман, родился 24 июня 1942 года в Аргентон-сюр-Крез и умер 22 ноября 1991 года в Париже, лингвист, теоретик французского перевода и переводчик с немецкого и испанского языков.
  22. Берман, Антуан. Pour une критика des traductions. Джон Донн. Paris: Gallimard, 1995.
  23. Михаил Михайлович Бахтин (16 ноября 1895 г. — 7 марта 1975 г.) был российским философом, литературным критиком и ученым, занимавшимся теорией литературы, этикой и философией языка.Его труды по самым разным вопросам вдохновляли ученых, работающих в различных традициях (марксизм, семиотика, структурализм и религиозная критика) и в таких разнообразных дисциплинах, как литературная критика, история, философия, социология, антропология и психология. Хотя Бахтин был активным участником дебатов по эстетике и литературе, которые происходили в Советском Союзе в 1920-х годах, его особая позиция не стала широко известной до тех пор, пока российские ученые не открыли его заново в 1960-х годах.(https://en.wikipedia.org/wiki/Mikhail_Bakhtin) Ср. Кларк, Катерина и Майкл Холквист. Михаил Бахтин . Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1984.
  24. Eco, Umberto. Dire presque la même выбрал . Париж: Грассе, 2007. Перевод на французский Мирием Бузабе. «Это не теоретическое эссе по переводу, а иллюстрация проблем перевода на примерах, которые испытал Умберто Эко: как редактор, как автор, как сам переводчик.Это три идеи, которые мы снова и снова находим в тексте, полном примеров на всех языках. Эко просит своих читателей быть многоязычными, а не полиглотами, и нет необходимости осваивать перечисленные языки, чтобы понимать, поскольку мы всегда находимся в сравнительном контексте. Когда мы подходим к главному понятию верности: если он не цитирует знаменитый traduttore-traditore (который изобрели французы), он учит нас, что верность — это не возобновление слова в слово, а от мира к миру. Слова открывают миры и переводчик должен открывать тот же мир, который открыл автор, даже с разными словами.Переводчики не взвешивают слова, а взвешивают души, и в этой истории перехода из одного мира в другой все является предметом переговоров. Слово отсутствует; любой хороший переводчик — это тот, кто знает, как согласовать требования первоначального мира, чтобы создать новый мир, максимально верный не букве, а духу. Таким образом, все находится почти в заголовке. Myriem Bouzabe, (перевод с французского мной, М. Читату).
  25. Венути, Лоуренс. Невидимость переводчика: история перевода (2-е изд.). Абингдон, Оксон, Великобритания: Рутледж, опубликовано в 1995 году и пересмотрено в 2008 году: 1. Эта книга представляет собой одну из наиболее изученных работ Венути, в которой автор пытается проследить историю переводов на протяжении веков. В нем он излагает свою теорию о том, что так называемые « практики приручения », действующие в обществе, сделали переводчика невидимым при переводе.Он утверждает, что правовые и культурные ограничения делают так, что « ‘точное воспроизведение’ частично определяется иллюзией прозрачности », так что иностранные или экспериментальные типы перевода « могут встретить сопротивление со стороны издателей и значительной части англоязычных языков. читатели, которые читают для немедленной разборчивости ». Это приводит к созданию атмосферы, в которой «беглость» является наиболее важным качеством для перевода, и все следы чужеродности или искажения, как правило, намеренно стираются.
  26. Balliu, C. Les traducteurs transparent. La traduction en France à l’époque classique . Брюссель: Éditions du Hazard, collection Traductologie, 2002: 55. « Le protestantisme a permis une nouvelle Approche de la notion du sens »
  27. Дезидериус Эразм Ротеродамус (28 октября 1466 — 12 июля 1536) был голландским философом и христианским ученым. который считается одним из величайших ученых северного Возрождения. Как католический священник, он был важной фигурой в классической науке и писал в чисто латинском стиле.Среди гуманистов он пользовался прозвищем «Князь гуманистов» и был назван «венцом славы христианских гуманистов». Используя гуманистические методы работы с текстами, он подготовил важные новые латинские и греческие издания Нового Завета, которые подняли вопросы, которые окажут влияние на протестантскую реформацию и католическую контрреформацию. Он также написал «О свободе воли», «Во славу безрассудства», «Справочник христианского рыцаря», «О вежливости в детях», «Копия: основы изобильного стиля», «Юлиус Эксклюс » и многие другие работы.Ср. Макдональд, Грантли. Библейская критика в Европе раннего Нового времени: Эразм, Иоанновая запятая и тринитарные дебаты . Кембридж и Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2016.
  28. Уильям Тиндейл или Тиндейл (родился в Глостершире в 1494 году — казнен путем удушения 6 октября 1536 года в Вильворде) — английский протестант, известный как первый переводчик Нового Завета с Греческий текст на современный язык (среднеанглийский). Блестящий ученый, он говорил на иврите, греческом, латыни, испанском, английском и французском языках настолько хорошо, что каждый из этих языков мог быть его родным языком.Его перевод Библии на английский язык оказал большое влияние как на религиозное развитие Англии в шестнадцатом веке, так и на развитие английского языка.
  29. Эйре, Виктор О. Очерки и обзор африканской литературы и критики . Jos: St Stephen Book House Inc., 2002.
  30. Нестерова Наталья. «Философская проблема l’Autre», в: Бернер, Кристиан и Миллиарси, Татьяна, реж. : Перевод: философия и традиции : переводчик / перевод .Вильнёв-д’Аск: Presses Universitaires du Septentrion, 2011: 97-112.
  31. Тайлер А.Ф. Очерки принципов перевода. В западной теории перевода от Геродота к Ницше . Manchester: St Jerome, 1997.
  32. Mounin, G. Problèmes linguistiques de traduction . Paris: Gallimard, 1963. «La traduction est une méta-communication qui pass nécessairement par la médiation de la subjectivité du traducteur, qui dès lors fait figure d’interprète à tous les sens du mot».
  33. Матрас, Ю. «Языки, с которыми общаются в мире, отмеченном переменами и мобильностью», Revue française de linguistique appliquée , 18 (2), 2O13: 7-13, с. 8. https://www.cairn.info/revue-francaise-de-linguistique-appliquee-2013-2- page-7.htm)
  34. Трактат о законах (De legibus) принадлежит к серии политические труды Цицерона (106-43 гг. до н.э.). Вероятно, он был написан после г. Трактат «О республике» (De re publica) г., написанного в 54 г. до н.э.Установив лучшую форму правления, Цицерон предлагает написать законы, наиболее адаптированные к ней. Как и в De re publica , произведение представлено в форме диалога, но на этот раз объединяет Цицерона, его брата Квинта и его друга Аттикуса. До нас дошли три книги: в книге I исследуются основы истинного закона, лежащие в основе разума и природы; в книге II раскрываются законы, касающиеся поклонения и религии; а в книге III — законы, касающиеся публичного права: магистраты, сенат.Несколько замечаний, сформулированных в ходе диалога, позволяют предположить, что другие книги, ныне утерянные, дополнили этот раздел.
  35. Masson, J.-Y. «Faut-il brûler les belles infidèles?» « 34e Assises de la traduction littéraire à Arles ., 2017: 37-53, p. 40. https://www.atlas-citl.org/34-e-assises-dela-traduction-litteraire-arles-2017/ «Comme il s’agissait essentiellement d’enrichir la langue cible, on opérait sur l ‘ оригинал, сюр l’œuvre источник, без определенных nombre d’adaptations.Il s’agissait d’offrir des œuvres passées au filter d’une sorte de mesure qui va donner ce que l’on appelle le goût, le bon got, le goût français. Il fallait franciser ces œuvres. «
  36. Там же, стр. 42.
  37. Мунин, Жорж. Лез-беллес-инфиделес . Paris: Cahiers du Sud, (1952-53), 1955.
  38. Hurtado — Albir A. La notion de fidélité en traduction . Соч. Cit., P. 114. «Тройной раппорт верного перевода — au vouloir dire de l’auteur, à la langue d’arrivée et au destinataire de la traduction — является неразрывным.Si l’on ne reste fidèle qu’à un seul de ces paramètres et qu’on trahit les autres, on ne sera pas fidèle au sens. Une traduction qui n’est pas claire pour son destinataire or qui presente des erreurs de langue n’est pas une traduction fidèle au sens. «
  39. Мешонник, Анри. Критика ритма: историческая антропология языка . Lagrasse: Verdier / poche, Первое издание 1982 г., переиздание 2009 г. «La plupart des traducteurs ne sont pas des« créateurs ». La traduction vieillit — pourquoi? Là où le texte qu’elle traduit ne vieillit pas — pourquoi? et on le retraduit — pourquoi? « Ритм — это утопия смысла.Именно из-за отсутствия ритма в значении и смысла в ритме в нашей языковой культуре эта книга пытается основать новую теорию ритма. То, что поставлено на карту, выходит далеко за рамки истории и теории литературных практик, где поэзия остается наиболее уязвимым и показательным местом того, что общество делает с человеком. Поскольку этот вопрос затрагивает весь язык, он затрагивает все предметы, все предметы, и именно поэтому через пересекающиеся проблемы, такие как отношения между языком и музыкой, голосом и дикцией или типографикой, через проанализированные стратегии. От метрики до психоанализа, от лингвистики до философии, даже в своих технических аспектах, теория ритма в самом широком смысле слова носит политический характер.Это критический путь гуманитарных наук. Эта книга, преодолевая их пробелы, описывает новый способ работы над их отношениями. Постоянно перемещаясь между анализом текстов и исследованием концепций, он сталкивается в основном с французским, английским, немецким, русским, испанским, ивритом и арабским языками. Он адресован всем, кто интересуется языком. Ибо показать приключение выходит за рамки эрудиции.
  40. Lederer, M. La traduction aujourd’hui — Le modèle interprétatif .Париж: Hachette, 1994, Classiques Garnier, 2006.
  41. Нида, E. На пути к науке перевода . Leiden: Brill, 1964.
  42. Koller, Werner. Einführung in die Übersetzungswissenschaft . Гейдельберг: Quelle & Meyer, 1979.
  43. Рануа, Марианна. «Коннотации в произведении Кеннета Грэхема« Ветер в ивах »и его финском переводе. «Профессиональная дипломная работа на английском языке, Университет Ювяскюля, факультет языков, 2009. https://jyx.jyu.fi/bitstream/handle/123456789/21721/URN_NBN_fi_jyu-200
  44. 3558.pdf? sequence = 1
  45. Джеймс Джойс, имя при рождении Джеймс Августин Алоизиус Джойс (2 февраля 1882 г. в Дублине — 13 января 1941 г. в Цюрихе), ирландский писатель и поэт, считающийся одним из самых влиятельных писателей двадцатый век. Его основные работы — это сборник рассказов под названием Люди Дублина (1914) и романы, такие как Портрет художника в образе молодого человека (1916), Улисс (1922) и Поминки по Финнегану. (1939).Хотя большую часть жизни он провел за пределами своей родной страны, ирландский опыт Джойса занимает центральное место в его трудах и является основой для большинства его работ. Его вымышленная вселенная находится в Дублине и отражает ее семейную жизнь, события, друзей (и врагов) со школьных и студенческих дней. Таким образом, он стал одновременно самым космополитическим и самым местным из великих ирландских писателей. Его работы характеризуются великолепным владением языком и использованием новаторских литературных форм, связанных с созданием персонажей, которые, как Леопольд Блум и Молли Блум ( Ulysses ), представляют собой личности глубокой человечности.Ср. Майкл Гроден. Улисс в движении . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1977 г. Издание в мягкой обложке, Принстон: Издательство Принстонского университета, 1987 г.
  46. Джойс, Джеймс. Улисс . Перевод от Огюста Мореля, ассистента Стюарта Жильбера; ревю и корриж для Валери Ларбо и автолюбителей. Париж: Галлимар, 1929.
  47. Устинов, Михаэль. Bilinguisme d’écriture et auto-traduction. — Жюльен Грин, Сэмюэл Беккет, Владимир. Париж: L’Harmattan, 2001.Вы остаетесь собой, меняя язык? Часто задаваемый вопрос, который в случае писателей должен распространяться не только на стиль, но и на проблему двуязычия письма, которое иногда принимает преобладающее значение в творчестве автора, как Беккет с английского на французский или Набоков с русского на английский. Самоперевод в таком случае играет решающую роль, что приводит к сомнению в идентичности самопереведенного текста: где оригинал по сравнению с существующими версиями? Судя по названию работы, посвященной двуязычию, опубликованной в 1985 году, Жюльен Грин заранее отвечает на подобные вопросы в форме парадокса: язык и его двойник.«Язык и его тень», название в зеркале, где на «двойник» отвечает тень («тень»), но также и в зеркале перевода, поскольку этот является обычным для таких метаморфоз, когда они не намного зрелищнее. Таким образом, смена языка как для двуязычного, так и для писателя повлекла бы за собой непреодолимую часть инаковости, подобно игре в набоковские зеркала. Немного быстро сбивая с толку изменчивость и переделка, некоторые, без сомнения, помнят, что принято говорить, что переводить — значит предавать.Но такая критика, в какой бы форме она ни принималась, в конечном счете всегда отрицательна и явно неэффективна, когда видишь, как Беккет или Набоков проходят через зеркало: их двуязычные произведения требуют положительной критики перевода, другими словами, поэтики.
  48. Лоне, Марк де. «Éthique et traduction» в: Бернер, Кристиан и Татьяна Миллиаресси, реж. : La traduction : Философия и традиции : interpréter / traduire . Villeneuve d’Ascq: Presses Universitaires du Septentrion, 2011a: 179–194.P. 182.
  49. Жан Вильям Фриц Пиаже, родился 9 августа 1896 года в Невшателе, Швейцария и умер 16 сентября 1980 года в Женеве, — швейцарский биолог, психолог, логик и эпистемолог, известный своими работами в области психологии развития и эпистемологии. он назвал генетическую эпистемологию (или генетический структурализм). Его работа проливает свет на «интеллект», понимаемый как особую форму адаптации живых существ к окружающей их среде, на этапы его эволюции у детей и их теорию обучения.Этот свет окажет заметное влияние на педагогику и методы обучения.
  50. Von Foerster, Heinz, «La construction d’une réalité», в P. Watzlawick, ред., L’Invention de la réalité, вклады в конструктивизм. Paris: Seuil, 1988; перевод с немецкого A.L. Hacker.
  51. Нгуги ва Тионго. Деколонизация разума, политика языка в африканской литературе. Лондон: Джеймс Керри, 1986, в частности, стр. 13-15.
  52. Мунин Г. Les Belles Infidèles . Соч. соч., стр. 33.
  53. Жан-Рене Ладмираль. Перевод: Th é или è для перевода . Соч. соч., стр. 85.
  54. Mounin G. Les Belles infidèles . Соч. соч., стр. 31-33.
  55. Там же, стр. 8. « длинная традиция qui veut que traduire soit невозможна » (Mounin, 1955: 8)
  56. Ladmiral, Jean-René. «Traduire, c’est-à-dire… — Phénoménologies d’un concept pluriel» в Meta , Vol.40 / № 3, 1995: 409-420.
  57. Ладмирал, Жан-Рене. Перевод: Th é или è для перевода . Соч. соч.
  58. Жиль Менаж, родившийся в Анжере 15 августа 1613 года и умерший в Париже 23 июля 1692 года, был французским грамматиком, историком и писателем.
  59. Zuber, R. Les «Belles infidèles» et la education du goût classique . Париж: Альбин Мишель, 1995.
  60. Аристотель. Metaphysica (англ. Пер. W. D. Ross).В: Работы VIII . Оксфорд: Clarendon Press, 1908. Категории и интерпретация (перевод Дж. Л. Акрилла). В: JL Ackrill, Ed. Новый читатель Аристотеля (стр. 5-24). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1984.
  61. Аристотель. Поэтика Аристотеля. (Отредактировано с критическими замечаниями и переводом С. Х. Хатчера). Лондон: Macmillan and co. Limited, 1902.
  62. Поппер, Карл. La logique de la découverte scientifique .Париж: Payot, 1979.
.

Закон и письма: Верность и предательство

Вряд ли вы можете прочитать о книге Элизабет Эдвардс «Устойчивость» что-либо, что добавит понимания или ценности. Фактически, большая часть из них будет ужасающе нечувствительной и просто неправильной (правда, Рэнди Коэн? Ты можешь быть плохим, если исполнение действительно хорошее?). Может быть, Эдвардс вызвал пристальный взгляд / презрение из-за ее книги. Лучше критический, но нюансированный взгляд на женщин из XX Factor и Ребекки Трейстер из Salon: да, Элизабет Эдвардс всегда была, во всяком случае, слишком честной и откровенной, но за это мы восхищаемся ею больше, чем ее двуличным мужем.Там, где она останавливается перед этой откровенной честностью, мы, скорее всего, будем критиковать ее, хотя и мягко (конечно, я бы не стал насмехаться над ней, как Джон Эдвардс), за то, что она предала себя так же сильно, как и мы. Обычно меня не особо заботят сексуальные привычки политиков, за исключением тех случаев, когда они используют свой характер как центральную часть своей платформы, и когда ярким примером этого персонажа, который они трубят, является их непоколебимая преданность своей больной раком жене. которого они пережили величайшую трагедию, которая может случиться с родителями.Но Джон Эдвардс сделал это. А его жена находится в более трудном положении, чем я могу себе представить, поэтому я не решаюсь вынести суждение или удивляться, почему она сделала то, а не то.

Душераздирано узнать, что Элизабет попросила у Джона только один подарок в день их свадьбы (день, когда он с трудом мог позволить себе мотель, в котором они провели свой медовый месяц, или тонкие золотые кольца, которыми они обменивались): верность. Это кажется таким простым подарком, слишком очевидным, чтобы о нем просить. Но это не так просто, и это не так просто (те, кто не считает моногамию частью брака, или те, кто склонен думать, что полиамория — это правильный путь: я уважаю ваше мнение, но в этом примере давайте оставим это дебаты в сторону).Предательство такого рода — одна из тех вещей, которые так легко представить, но слишком ужасно, чтобы долго размышлять. Признаюсь, одним из немногих фильмов, которые остались со мной надолго после просмотра, был «Неверный» Адриана Линна. Вина и восторг, промелькнувшие на лице Дайан Лейн после ее первого предательства, не изменились. Я мог понять оба чувства: конечно, это должно было быть одновременно таким хорошим (единственный способ описать ее выражение лица — «щекотка») и таким ужасным, что это был способ почувствовать себя так хорошо.То, как неверность разрушила ее жизнь, было шокирующим (конечно, это не всегда должно заканчиваться убийством). Но, снова рассматривая пример Эдвардсов, я испытываю тот же ужас и сочувствие. Трудно постичь одним способом, и так легко другим. Думаю, ты не узнаешь, пока не доберешься туда.

К счастью, меня терзает столько ужаса и упреждающего чувства вины за все, что приближается к неверности, что мне потребовалось бы много времени, чтобы хоть как-то приблизиться к этому. Но отчасти это также страх перед предательством со стороны кого-то другого.Опять же, с близостью приходит доверие, и это требует прекращения недоверия. Или, по крайней мере, вера в то, что даже с учетом ужасающего количества неудач и склонности к человеческой слабости ваши отношения будут другими.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *