21.05.2022

Почему мужчины бьют женщин: «100 женщин»: что делать, когда дома бьют

Содержание

«100 женщин»: что делать, когда дома бьют

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Статьи Анны Жавнерович и сетевой флешмоб #ЯНеБоюсьСказать пробили стену молчания вокруг проблемы домашнего насилия

Официально зарегистрированных актов насилия против членов семьи, чаще всего женщин, в России становится все больше. Но эти цифры — лишь вершина айсберга, уверены правозащитники.

Эта тема остается табу, а закон о предотвращении домашнего насилия в Думе пока не рассматривают.

Тем важнее оказалась общественая дискуссия о этой проблеме, которая стала набирать обороты благодаря уникальным по своей откровенности публикациям российской журналистки Анны Жавнерович.

Позднее, в 2016-м году, обсуждение возобновилось с новой силой после интернет-кампании #‎ЯНеБоюсьСказати украинской активистки Анастасии Мельниченко. Флешмоб подхватила и русскоязычная аудитория «Фейсбука» как‬ #ЯнеБоюсьСказать.

«Твое истинное лицо»

Автор фото, Anna Zhavnerovich/ W-O-S

Подпись к фото,

После и до: эти фотографии Анна поместила в свою публикацию

Анна Жавнерович в 2015 году опубликовала статью «Твое истинное лицо» на сайте информационного портала «В-О-С»(«Вокруг огромная страна»), где открыто рассказала, проиллюстрировав фотографиями, как ее избил бойфренд и как ситуация развивалась, когда она решила подать на него в суд.

Эта информация помогла огромному количеству девушек, страдающих от домашнего насилия, считает правозащитница Алена Попова.

«Именно после Аниных материалов девушки начали понимать, что — да, они могут с этим бороться, — отмечает Алена Попова. — Аня дала целую инструкцию, что и как нужно делать, с какими оказиями внутри нашей судебной системы приходится сталкиваться девушкам, которые хотят выступить против своих домашних насильников».

«Эффект от выступлений девушек (Анны Жавнерович и Анастасии Мельниченко — ред.) можно измерить количеством личных историй, которые начали появлятся. Это показало, что общество уже устало терпеть это все, и женщины выступили достаточно ярко с тем, что им это не нравится и с этим надо что-то делать», — говорит Алена Попова.

В рамках проекта «100 женщин» Анна Жавнерович рассказала Би-би-си о том, как публичный рассказ о пережитом насилии повлиял на ее жизнь, и как ее пример помогает другим жертвам.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Анна Жавнерович

Би-би-си: Что изменилось после того, как вы рассказали свою историю?

Анна Жавнерович: С момента выхода публикации и по сей день я получаю множество писем от женщин из разных уголков страны.

Они разного возраста, разного социального статуса. Объединяет их то, что они все сталкиваются с домашним насилием, психологическим насилием. Их гнобят старшие братья, либо бьют мужья, бойфренды.

Проблема одна на всех — они не знают, к кому обращаться, не видят никакой помощи от своих близких, сор из избы выносить в России не принято. Они боятся рассказать о происходящем друзьям, подругам — думают, что их будут осуждать.

Би-би-си:Вас осуждали?

А.Ж.: Мой бывший — тоже человек публичный. Все наши знакомые… Большинство приняли мою сторону.

С ним тоже кто-то остался. Разумеется, те друзья, которые были изначально его друзьями, но в процессе нашего трехлетнего проживания стали и моими. Они остались с ним.

Из моих друзей, знакомых, коллег, кто был со мной — не было такого, что кто-то от меня отвернулся.

Би-би-си: Как вы провели эти два года?

А.Ж.: Я наслушалась и начиталась историй от женщин, которые всем хорошо известны. От медийных женщин, от публичных женщин.

Вы годами можете наблюдать ее по телевизору, жить с ней в одном подъезде, знать эту пару и не знать, что у них происходит.

Считается, что семейное насилие — это признак маргинальной среды, но, на самом деле, процент среди буржуазии, среднего класса, богемы, креативного класса абсолютно такой же. Просто вы, скорее всего, об этом не узнаете.

Вне зависимости от того, это домохозяйка, которая 30 лет подавала мужу горячий борщ, или это вообще лесбийская пара — все происходит одинаково.

Сначала появляются элементы психологического насилия. Это всегда подготовка.

Первые признаки

Чаще всего семейные насильники имеют общую психологическую черту — тиранию, которую чаще всего путают с излишней заботой.

Появляются первые признаки, которые ты, будучи в отношениях, скорее всего, не можешь оценить… думаешь, что с тобой что-то не так.

К тебе придираются, ты думаешь, что это ты что-то не сделала, что ты недостаточно в отношениях, в последнее время ты слишком увлечена работой или друзьями и так далее.

Сначала появляются пренебрежение, упреки, какие-то звоночки, которые приводят, в конечном итоге, к физическому насилию.

Этот сценарий — цикл. Сначала тебя гнобят, потом бьют, потом истерическое раскаяние, примирение, ты веришь, потом медовый месяц, потом тебя снова начинают гнобить, бить, и цикл повторяется заново.

Би-би-си: Куда бьют?

А.Ж.: Самая распространенная травма — это, конечно, кости черепа. Лицо, сломанный нос — практически всегда. Многие мужчины стремятся именно изуродовать лицо. Это один самый распространенный способ бить жену.

Второй способ обычно используют мужчины, либо служившие в спецвойсках, либо полицейские, либо бывшие полицейские, либо охранники, либо спортсмены — в общем, те, кто знает, как правильно наносить побои.

Тогда они бьют женщин как раз-таки не по лицу, а по спине, по ребрам, по почкам, и так, чтобы не оставалось синяков.

Они делают это либо кулаком, обернутым в полотенце, либо апельсинами. Это секретный полицейский пыточный способ.

Берут пару спелых таких, плотных апельсинов, у которых кожица, знаете, трудно отдирается, заворачивают в полотенце и со всей силы бьют по почкам.

Отбивают внутренние органы, от апельсинов начинается внутреннее кровотечение — это лучше, чем кулак.

Уйти незаметно

Би-би-си: Как вы помогаете?

А.Ж.: Мессенджеры, секретные чаты в «Телеграме». Мне бы не хотелось все технические стороны раскрывать.

Но выглядит так, что я объясняю, как лучше… Как это сделать незаметней. Чтобы о твоем будущем уходе не заподозрили. Что нужен друг с машиной, к которому ты ночью перетащишь часть вещей, незаметно, из шкафа.

Мы общаемся с женщиной и с этим другом, у нас чат на троих. Что в определенное время, если вы в одно время уходите на работу, ты собираешь остатки вещей и уезжаешь.

Документы, все очень продумано, чтобы не было такого, что ты забыла какой-то ключевой документ, и все — тебе надо возвращаться… О том, что ты сбежала, в течение по крайней мере восьми часов, не подозревали.

Би-би-си: Какая история вас больше всего удивила?

А.Ж.: Ко мне обратилась избитая девушка с жалобой на своего бойфренда. Я подняла на уши правозащитников, все было готово для победы, для наказания бойфренда, потому что он человек публичный, она, в общем-то, тоже. Такой креативный класс.

Но тут она дала заднюю, все постепенно сошло на нет, мне перестали отвечать. Сейчас я узнаю, что они до сих пор вместе, что все хорошо, все заявления (она собирала доказательства для суда) — все это кануло в Лету.

Би-би-си: Что случилось?

А.Ж.: Причина, по которой женщины прощают, она все-таки не экономическая, она глубже в менталитете сидит.

Я считаю, что это русская национальная черта — такая всепрощающая, милостивая женщина, которая должна терпеть и молчать.

Многие женщины в этой роли, гендерной своей, настолько глубоко утопли, она прилипла к их идентификации: «Я девочка, я хочу платье, я не могу ничего решать».

Они не могут из этой роли выйти, они настолько считают, что это их истинное «я», хотя это не так. На самом деле, по хорошему, всем женщинам, которые не могут уйти, требуется хорошая психотерапия.

Путь до приговора

Би-би-си: Есть ли женщины, добившиеся справедливости?

А.Ж.: Чаще осведомленность демонстрируют те, кто годами планировал побег. Кто 20 лет в браке несчастлив.

И вот в последнее время, как раз-таки из-за того, что тема перестала быть такой табуированной, из-за того, что об этом говорят, она почувствовала себя уже не такой белой вороной, не такой виноватой.

Она поняла, что пора, что она в силах, что есть люди, которые ее не осудят. И теперь она готова.

Она собирает информацию, она собирает данные. Такие женщины демонстрируют наибольшую осведомленность. Им нужно помочь буквально в паре вещей, поддержать их морально, и у них все получается — они уходят, они заявляют на своих бывших, процесс идет.

Би-би-си: Сложно ли самой себя защищать?

А.Ж.: 4% из 100% доходят до суда. Вернее, доходят до приговора. 4% женщин, которым это просто очень нужно, или у них много свободного времени, чтобы этим заниматься самостоятельно.

Мне повезло, у меня был адвокат, Мари Давтян, специалист по семейному насилию. Она — соавтор законопроекта о домашнем насилии, его не могут принять уже несколько лет.

Она делала эту работу за меня. На самом деле, чтобы собрать все эти справки, доказательства и улики, правильно заполнить все бумажки, чтобы у тебя принял мировой суд заявление, нужно на полгода взять отпуск.

Би-би-си: Главный совет тем, кто решил уйти?

А.Ж.: Возвращаться нельзя. Это главное правило.

Би-би-си: Что для вас было самым тяжелым?

А.Ж.: Самое страшное — когда твой бывший оставляет тебя ни с чем. Он сначала высасывает из тебя жизнь, а потом оставляет тебя ни с чем, под тем предлогом, что ты ни на что не способна.

Когда тебя уважают

Би-би-си: Помог ли женщинам флешмоб #ЯНеБоюсьСказать?

А.Ж.: «Я не боюсь сказать» — это такая вещь, которую, конечно, нужно отпускать по рецепту.

Те женщины, которые проходят терапию, они делились, у них посттравматический синдром. Например, они пережили изнасилование, они проходят терапию прямо сейчас, я просто знаю эти случаи, и они советовались со своим терапевтом: можно ли, не повредит ли это терапии.

Для некоторых действительно произошла ретравматизация, а для некоторых, как для меня, это повод впервые рассказать о том, что со мной случилось, когда я была совсем юной, в 15 лет.

Би-би-си: То есть идею флешмоба вы все-таки не одобряете?

А.Ж.: Кому-то, я уверена, действительно это только навредило.

И чужие истории, невозможно было оторваться от этого потока, а читать — как сдирать болячку. И то, что она рассказала свою историю, и получила за это кучу ужасных комментариев. Многих это, конечно, травмировало повторно.

Но если брать не масштаб личности, а масштаб общества, то это замечательно. Слава богу, что это было.

Би-би-си: Что изменилось в обществе после того, как вопрос о насилии в адрес женщин начали всерьез поднимать?

А.Ж.: Вот эта аксиома, которую очень сложно западным журналистам раньше было объяснить — «бьет — значит любит» — уже и не аксиома. Там уже знак вопроса стоит. Если брать среднюю температуру больных на этаже.

Би-би-си: Сложно ли заводить новые отношения с мужчинами?

А.Ж.: Женщины, которые решаются выйти из этих травмирующих, токсичных отношений, очень скоро заводят новые, не компенсаторные какие-то, а, действительно настоящие, классные, где их уважают.

Они наконец-то понимают, что такое — когда партнер тебя уважает.

Спецпроект «100 женщин»

На протяжении трех недель мы будем рассказывать о вдохновляющих примерах женщин, которые стали лидерами в спорте, музыке, политике и других областях жизни, а также вести дискуссии о феминизме и других вопросах.

Проект Би-би-си «100 женщин» продлится до 9 декабря.

Что делать, когда муж бьет

Семейная жизнь – это не всегда идиллия. В некоторых из нас она устроена совсем не так, как об этом мечталось в юности.

articleContentНам никогда не говорили в школе и университете, что делать, если пьяный муж возвращается в полночь и начинает избивать тебя ногами. Никто не рассказывал, что делать, если в ответ на какую фразу он попадает кулаком правой руки прямо в твой глаз. Никто не рассказывал, как надо на следующий день врать людям, что упала с лестницы или сама ударилась.

Психологи говорят, что в таких отношениях двое всегда притягивают друг друга, как инь и янь. Но проблема в том, что не всегда такие тяжелые отношения можно разорвать, а также есть все шансы, что жизнь с тираном рано или поздно может закончиться трагедией. Что уже и говорить о невинных детях, которым, кроме побоев, жизнь с такими родителями закладывает негативный сценарий на всю жизнь.

Случаи домашнего насилия знакомые даже благополучным семьям, о которых никто никогда бы не подумал!

Как же быть в такой ситуации? Действительно ли из нее нет выхода?

На форумах нередко женщины анонимно ищут ответа на вопрос «Что делать, когда муж бьет жену?», «Как успокоить тирана, если расстаться – невозможно?». Таким образом выясняется, что людей в таком положении – много, и они не знают, как выбраться из этого ужаса.

articleContentСпрашивать совета у родных и знакомых тоже не очень хочется. От них часто можно услышать слова сочувствия или осуждения.

«Не бойтесь получить помощь и сказать всем знакомым о том, что вы жертва домашнего насилия. Это страшно только в начале. Потом в вашу жизнь придут люди, которые помогут, и то, что вы рассказали – станет вашей силой. Домашнее насилие – это мусор. Его нужно выносить из дома», – убеждена психолог Наталья Подлесная.

Эксперт отмечает, что психологическое состояние женщин, которых бьют, ухудшается с каждым разом они становятся все более податливыми и безвольными.

«Женщины ждут что все прекратится, но ничего не прекратится. Так будет всегда и с каждым разом будет еще хуже», – говорит психолог.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 10 советов, чему нужно учить детей

Чаще всего женщины из-за низкой самооценки даже не пытаются изменить ситуацию и бросить мужа-деспота. Так и живут вместе годами. Большинство посторонних людей с легкостью осуждают таких женщин за нерешительность. Но чаще всего на практике ситуация оказывается сложнее, чем это видно со стороны. И ее действительно невозможно безболезненно решить раз и навсегда. И причин этому – множество.

Проблема в том, что тиран подсознательно подбирает себе в жены девушку без амбиций, спокойную, нацеленную на замужество, домашние заботы и создания семейного уюта. Казалось бы, такие женщины, как никто, заслуживают домашний уют.

И действительно, мужчина в начале отношений дает девушке все. Деспотичный мужчина очень красиво создает картинку идеального, одаривает подарками, исполняет желания, потакает женским капризам. Соответствует на все 100% эталона мужчины.

Почему же со временем якобы идеальный мужчина становится тираном?

В каждом конкретном случае – свои причины. И понимание их – это уже часть успеха на пути решения проблемы.

Один из вариантов такой ситуации – муж наследует пример родительских нездоровых отношений, которые стали нормой поведения для сына. Как быть в таком случае? Показать мужу, что ваша семья и ваши отношения – не чья-то копия.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 5 эффективных методов релаксации

Если его мама всю жизнь терпела и страдала, сразу покажите, что вы – не такая. Не миритесь с насилием. Боритесь, найдите для этого свой способ. Главное – дать ему понять, что это – не нормально. А еще очень хорошо чтобы он понимал – что за такое поведение будет наказание или последствия.

Также стоит рассматривать вариант, что возможно для мужа бить жену является способом самоутверждения. Это логика поведения мужчин-неудачников, которые сталкиваются со сложностями на работе или не умеют постоять за себя в конфликтах. Накапливается злость, которую он и вымещает на женщине.

Что делать, если муж бьет и оскорбляет?

Необходимо сразу показать мужчине, что для вас это недопустимо. Следует найти в себе решимость и силы сказать ему, что такое поведение для вас неприемлемо. Категорически нельзя находить аргументы, которые якобы оправдают насилие. Своей добротой женщина будет только провоцировать агрессора на новое насилие.

Не надейтесь, что его можно перевоспитать. Сделать так, чтобы все было «хорошо и мирно» не удастся – ему не нужно, чтобы все было так. Он хочет постоянно чувствовать власть и доминировать, именно поэтому оскорбляет и унижает. Только страдания жертвы дают ему удовлетворение.

Наталья Подлесная советует женщинами идти на курсы самообороны и учиться бороться физически.

«Настройте себя на постоянную борьбу. Если он поднимает на вас руку и вы даете ему сдачи, если вы сумеете ему правильно ответить – он, скорее всего, перестанет вас бить.

В душе тирана кроется страх перед силой, полученный им в детстве. Но зачем вам эти отношения, как на ринге? Это заложит основу сценария поведения ваших детей. Они тоже будут тиранами или жертвами», – говорит психолог.

По ее словам, стоит обратиться в группы самопомощи женщин, переживающих домашнее насилие и идти, куда можете.

В таких случаях стоит обращаться в полицию, а именно к мобильных групп по противодействию домашнему насилию в Украине. Это подразделение полиции под названием «Полина».

Обратившись на линию 102 надо сообщить обстоятельства происшествия. Оператор службы квалифицирует, какое именно происходило правонарушения и как действовать дальше. Пока что проект «Полина» работает в Дарницком районе Киева, в Малиновском районе Одессы и в городе Северодонецке Луганской области.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 3 виды спорта для быстрого похудения

Если вы решили уйти от мужа-тирана, прежде всего, не бойтесь остаться ни с чем и начать все с нуля. Вы, как минимум, получите спокойствие, свободу и независимость. Обязательно расскажите о своем намерении близким и друзьям, они поддержат вас во всем. Обратитесь на анонимную горячую линию психологической помощи. Например, в Украине проблемами женщин давно и успешно занимается общественная организация Ла Страда.

Подобные действия со стороны мужа вообще не стоит каким-то образом оправдывать. Жалеть в данной ситуации стоит только саму себя и детей, если они есть. Если действительно некуда идти, нет ни родственников, ни друзей, не бойтесь обратиться в кризисный центр, вам окажут психологическую и юридическую помощь, и, возможно, обеспечат временным жильем.

Елена Литвинова

Журналист 1plus1.ua

Новости по теме

«Избитая голышом выбежала на улицу» Почему в России домашние тираны бьют жен, детей и стариков — объясняет полицейский: Общество: Россия: Lenta.ru

Российские полицейские получают тысячи заявлений о фактах домашнего насилия. Мужья бьют жен, дети — пожилых родителей, однако уголовных дел по этим фактам практически не возбуждается. Так было не всегда, но дело даже не в декриминализации домашнего насилия. Обо всех причинах этого явления «Ленте.ру» рассказал московский полицейский, руководитель районного масштаба. Имя собеседника по его просьбе не публикуется.

Я работаю «на земле» уже пятнадцать лет и могу с уверенностью сказать, что домашнее насилие (или семейно-бытовые конфликты, как их принято называть в нашем полицейском обиходе) — это бич любого спального района.

Сообщения по «02», связанные с теми или иными конфликтами и насилием в семье, поступают каждый день. Их реально очень много. Не могу даже сказать, какую долю такие сообщения составляют от общего потока, потому что многие женщины обращаются напрямую к участковым, приносят заявления в дежурные части или пишут на почту. Я полагаю, что это около 40 процентов от всего, с чем сталкивается полиция на земле.

Да, в большинстве случаев потерпевшими выступают женщины, а правонарушителями или преступниками — их сожители или мужья. Но также нередки ситуации применения насилия взрослых детей к своим родителям, что вообще, по-моему, в общественной среде никак не обсуждается.

Есть проблемы и с насилием в отношении несовершеннолетних. Здесь, наверное, ситуация благополучнее всего. Государство этой темой занимается вплотную. Есть подразделения по делам несовершеннолетних, органы опеки, районные комиссии по делам несовершеннолетних, школьные психологи и так далее. Есть воля бороться с насилием в отношении детей и у прокуратуры, и у судов.

Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

Вернемся к наиболее классическому проявлению насилия на дому: муж бьет жену. Большинство таких историй не выплывает наружу. Особенно если это происходит один раз. Часто пострадавшие никуда и никому не жалуются вообще, даже своим родственникам и друзьям. Бывает так, что участковый замечает следы побоев на лице у женщины, пробует расспросить, а в ответ слышит либо историю про то, как «в комнате лампочка перегорела, и я стукнулась», либо — «сами разберемся, ступай».

С ними нужно работать, безусловно. Вот именно там, в этой тишине и замкнутости, я считаю, возникает риск совершения бытовых убийств или причинения тяжких телесных повреждений. Всем ли известно, что самое распространенное орудие убийства у нас в России — это кухонный нож?

Вся надежда только на то, что в семье тирана есть не только молчаливая жена, но еще и дети, которые ходят в детский сад, школу. Там уже проблемы в семье могут заметить специалисты.

Даже не буду рассуждать об этих скрытых эпизодах насилия, потому как есть масса эпизодов явных, открытых — мы с ними-то не можем толком разобраться. Это не только те, кому совсем туго, но и те, кто не хочет запускать ситуацию, а еще и те, кто преследует свои корыстные цели: запугать, шантажировать, вытурить супруга с жилой площади, ну, и наконец, просто нездоровые граждане, которым приносит удовлетворение общение с полицейскими.

Так или иначе, в каждом подъезде любой столичной многоэтажки живет такой мужчина, который систематически тиранит свою жену, детей или мать. И он в таком своем качестве уже известен полицейским.

Как изменилась работа полиции со случаями насилия в семье, можно заметить по статистике возбуждаемых в районных ОМВД уголовных дел. Пятнадцать лет назад дознаватели были завалены материалами об угрозах убийством (119 УК) и о побоях (116 УК). Сейчас же подобных дел единицы.

Что произошло? Проблема крылась в палочной системе. Если дежурный передавал участковому информацию, что по такому-то адресу «семейный скандал», то руководство уже предполагало, что результатом поездки станет раскрытое уголовное дело. С таким пониманием ситуации участковый, работая с потерпевшей, подталкивал, подгонял ее историю к общепринятой фабуле: «разъяренный муж схватился за нож и стал размахивать им перед моим лицом — это я восприняла как реальную угрозу своей жизни». Дальше подтягивалась соседка, которая подтверждала, что якобы слышала, а может, и видела такое. Потом изымался нож, с которого даже отпечатки пальцев не снимали. А увенчивал всю эту картину допрос подозреваемого, в ходе которого ему разъяснялась возможность примириться в суде при условии, что он признает вину. И большинство вину признавало…

Фото: Павел Головкин / AP

Статья о побоях применялась более честным способом, но сути проблемы это не решало. Потерпевшие и полицейские преследовали разные цели: первые хотели получить помощь и защиту от домашнего насилия, а вторые — формально выполнить план по раскрываемости преступлений.

Реальных сроков по этим статьям никто не получал (в основном они отделывались штрафом или условкой). Домашние тираны возвращались в семью, часто — еще более обозленные на своих жен, чем прежде. И все повторялось заново. Так, особо упорные мужчины получали по две, три и даже четыре судимости. Все без толку.

Перемены происходили постепенно. Они были связаны не только с декриминализацией статьи 116, но это событие стало важным толчком к тому, чтобы полицейские стали меньше обращать внимания на то, что происходит в семьях. Мол, слишком много геморроя.

У прокуратуры возросли требования к доказыванию умышленности преступлений. Вот, к примеру, одно из недавних редких теперь дел об угрозе убийством (мужчина угрожал другому мужчине) получило ход только благодаря наличию видеозаписи. Это позитивные перемены, думаю.

Современные полицейские — это молодые люди, которые хорошо дружат с техникой. Они стали с легкостью раскрывать такие преступления, которые прежде были безнадежными висяками. Последний пример: у женщины в поликлинике украли кошелек. Так ребята отследили злодейку по камерам до автобуса, потом по номеру билета, который она приложила к валидатору установили ее личность. В результате задержана пожилая женщина — профессиональная карманница.

Но никто не «натягивает» теперь конкретный бытовой случай на статью. Страшновато, да и зачем? (Есть риск, что прокуратура или начальство проведут проверку и привлекут к ответственности за фальсификацию доказательств.) Большинство обращений и заявлений о домашнем насилии, которые прежде получали развитие в уголовной плоскости, остаются без какой-либо реакции вообще. Административных дел о побоях (6.1.1 КоАП) мало. Уголовных дел о побоях вообще не возбуждается, хотя в статье ведь говорится, что она применяется в случае совершения преступления в отношении близких.

Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

Все это не потому, что полицейские такие черствые и бессердечные люди. Просто нагрузки на тех, кто трудится на «земле», теперь просто космические. Еще 15 лет назад, по приказу, на каждого участкового приходились три тысячи человек населения, на старшего участкового — 1,5 тысячи. В настоящее время на одного сотрудника, по факту, приходится от шести до девяти тысяч, то есть каждый тянет по два или три участка.

При таком раскладе времени на то, чтобы работать с трудными семьями, заниматься профилактикой домашнего насилия, просто не остается. Участковому приходится делать то, на чем акцентирует его внимание руководство: ищет нелегальных мигрантов, угнанные машины и так далее… А на домашнем насилии внимание не акцентируется.

Целыми днями можно сидеть на опорном пункте и только отписывать бессмысленные материалы по случаям нарушения тишины. При этом ведется двойной документооборот: в бумажном и электронном виде.

Теперь что касается отказных материалов. Не надо думать, что если на ваше заявление полицейский ответил отказным постановлением, то это все равно, что он выкинул материал на помойку. Нет!

Во-первых, есть такие случаи, когда нам все-таки удается возбудить уголовное дело об истязании в отношении домашнего тирана. На моей памяти был, правда, лишь один такой. Избитая мужем женщина выбежала голышом на улицу. Тогда мы собрали показания свидетелей, в том числе друзей подозреваемого, которые подтвердили, что тот бил ее в их присутствии, и присовокупили отказные материалы по ее прежним заявлениям, которые подтвердили, что преступление было длительным.

Во-вторых, отказные материалы принесут большую пользу после принятия закона о домашнем насилии. Да, я уверен, что такой закон нужен — и он будет принят. И он должен стать основой для большой и системной работы.

Здесь следует как с несовершеннолетними — создать комиссии по делам о домашнем насилии на районном уровне. Ничего сложного в этом нет. Включить в работу психологов, врачей, сотрудников опеки, полицейских. Зачем? Чтобы ставить тиранов на особый учет. К примеру, сроком на один год. Работать с ними и с их жертвами, с их детьми.

Приехали полицейские по «02» на семейный скандал, собрали материал и отдали в комиссию. А участковому, имея на руках справку из этого органа, после получения дальнейших сигналов от потерпевшей уже не надо будет распинаться перед прокуратурой и дознавателем, доказывая, что вот этот человек — истязатель.

Фото: Globallookpress.com

Зачем еще полицейским закон о домашнем насилии и такая комиссия? Да чтобы снять с себя ответственность. Частично.

Ведь на практике сейчас встречаются две крайности. В одном случае, участковый действует строго по форме: сперва принимает заявление, а затем, через два дня, когда потерпевшую хорошенько обработает или отлупит злодей, прикрепляет к материалу ее новое заявление, что никаких претензий она к мужу не имеет (даже не заявление порой, а скриншот сообщения из мессенджера с ее номера). Так ситуация подводится под «примирение» или отказной, а потом вдруг человека убивают и крайним объявляют участкового, хотя тот формально ничего не нарушил. Просто отнесся к проблемам потерпевшей равнодушно.

А в другом случае — наш парень хватает злодея за ворот и грозится набить ему морду, если тот еще раз позволит себе распускать руки. Оборачивается порой такой метод жалобами на самого участкового, его увольнением или привлечением к ответственности, если морду тот злодею действительно набьет. И потерпевшая, которую полицейский защищал, и откуда-то вдруг возникшая мать мужчины будут хором кричать о ментовском беспределе.

Не надо вынуждать участковых заниматься самодеятельностью. Проблема домашнего насилия есть, ее нужно признать на государственном уровне и принять конкретную программу действий.

Когда мужчина становится жертвой: исповедь о бытовом насилии | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

10 ноября в Берлине была представлена новая статистика по домашнему насилию в Германии. Согласно данным полиции, в 2019 году каждый третий день в ФРГ от рук бывшего или нынешнего мужа или любовника погибала женщина. В результате домашнего насилия лишились жизни 117 женщин и 32 мужчины. Всего по стране — 141 тысяча жертв преступлений с тем или иным (по степени тяжести) исходом. 81 процент жертв — женщины. 19 процентов — мужчины…

Когда Тами Вайссенберг (Tami Weissenberg) только познакомился со своей подругой, он думал, как многие мужчины: «Я ее спаситель». Она рассказала ему о прежней жизни с партнером, применявшим насилие, о побоях и своем горе. Это его тронуло, он хотел ей помочь, показать, что есть и другие мужчины. Понимающие, чуткие и внимательные. Такие, как он. «Я тогда не заметил, что все это было лишь искусным приемом, чтобы заполучить человека, которого можно использовать в своих интересах», — рассказывает Тами сегодня. Отношения продлились шесть фатальных лет.

Тами Вайссенберг создает впечатление уверенного в себе человека. Высокий, статный. Человек дела. Свою историю он рассказывает спокойно и задумчиво. Тами — жертва? В такое сложно поверить. Жертвы обычно маленькие, хрупкие, слабые. Или это стереотип?

«Я ощущал себя прислугой, которая всегда хотела угодить»

Тами и его подруга съехались. Общая квартира, общие будни, общий счет. Он ее поддерживал, в том числе и финансово. Он помогал ей жить новой жизнью, получал от этого моральную отдачу и все глубже впадал в зависимость. И вот это случилось в первый раз…

«Все началось с того, что в отпуске мы ночевали в отеле, который не соответствовал ее требованиям, — рассказывает Тами. — Она не хотела платить. И я должен был ее поддержать и высказать владельцу отеля, какая у него грязища. Но я этого не сделал, потому что не хотел унижать мужчину. Тогда она сама решила отчитать его. А я сел в машину и ждал. Когда она вернулась, то набросилась на меня с криком и дала пощечину. И я подумал, что никогда больше не решусь ее ослушаться».

Его подруга оправдывала себя. У нее было тяжелое детство. Без тепла и стабильных отношений в семье. Он принимал ее объяснения. И так зависимость росла из года в год. «Я ощущал себя прислугой, которая всегда хотела угодить. И всегда на первом месте была мысль: надо делать то, что ей нравится. Подавать фрукты, которые она любила, так, как она любила. А если ее что-то не устраивало, то в меня летели разные предметы», — говорит Тами.

Тами Вайссенберг

Но требования и запросы подруги росли, а вместе с ними усиливались и приступы ярости, после которых Тами Вайсенберг не раз оказывался в больнице с переломом костей или порезами. Несмотря на это, он не восставал, не защищался, а надеялся, что она, наконец, поймет, что поступает неправильно. «Я был под напряжением все дни, 24 часа в сутки, чтобы выполнять требования, не допускать ошибок. Я постоянно был занят, у меня не было времени, чтобы побыть одному, поразмышлять над ситуацией», — продолжает Тами. Надежды на помощь почти не было. Подруга контролировала все социальные контакты. От людей, которые могли узнать о вспышках насилия, в том числе и родственники, он должен был держаться подальше.

Мужчины не воспринимают себя как жертву

По данным Федерального управления уголовной полиции, в 2018 году в Германии было зафиксировано 26 тысяч случаев домашнего насилия в отношении мужчин. Это то, что известно. Кто поверит тому, кто говорит, что его бьет жена? Для ранимого мужчины в общественном сознании места нет. Это подтверждают и исследования Элизабет Бейтс из Камбрийского университета. «В телевизионных программах и комедийных шоу насилие над мужчиной — юмористическое средство. Мы можем смеяться, видя, как женщина колотит мужчину, но у этого есть последствия, — отмечает британский ученый.  — Есть множество причин, которые мешают мужчине обратиться за помощью. Одна из них — опасение, что ему не поверят. И то, как в СМИ говорят о насилии, влияет на этот страх». Исследования также показывают, что из-за такого отношения к мужчинам в обществе они не воспринимают себя как жертву, хотя страдают от насилия ментально и испытывают проблемы со здоровьем.

Каким образом мужчины становятся жертвами? Как показывает исследование, проведенное федеральным министерством по делам семьи, чаще всего это причинение легкого вреда, например, когда женщина толкает мужчину. Примерно каждый десятый мужчина, страдающий от бытового насилия, получал пощечины, побои или травмы от запущенного в него предмета, лежащего под рукой. Еще чаще мужчины рассказывают о психологическом давлении, когда им запрещают социальные контакты из ревности, полностью контролируют их действия, унижают и оскорбляют. «Мужчины столь же часто, как и женщины, признаются в том, что хотя бы раз испытали домашнее насилие в партнерских отношениях. Тяжелые проявления в случае женщин встречаются намного чаще, но и среди мужчин с этим сталкиваются не единицы», — говорит один из авторов исследования Ральф Пухерт (Ralf Puchert).

Для Тами Вайссенберга побои были не самым страшным. Психологическое давление действовало гораздо сильнее. «Однажды она сняла халат, встала передо мной обнаженной. И стала бить себя и царапать, она кричала: «А! Прекрати! Мне больно». Я был в полном оцепенении. Когда она закончила, то надела халат, достала из своей сумки диктофон и выключила его», — вспоминает Тами. «Как классно иметь такой диктофон. Это — мой козырь», — шантажировала его подруга, чтобы он не рассказал кому-то о побоях. «Я боялся потерять лицо, репутацию на работе и быть воспринятым не как жертва, а как насильник. А страх может сломить любого», — признается Тами.

Помощь мужчинам-жертвам бытового насилия

Весной этого года в Германии появился телефон доверия для мужчин, страдающих от бытового насилия. «Мужчинам нужно такое место, где у них нет ощущения, что их «заткнут», — говорит руководитель консультационной службы Андреас Хаазе (Andreas Haase). Каждую неделю сюда обращаются десятки мужчин, и многим из них кажется, что их ситуация безвыходная. «Многие боятся что-то менять. Думают, что если захотят уйти, то партнерши «добьют» их. Нередко у них есть дети, и они боятся лишиться общения с ними», — отмечает Хаазе.

Реклама телефона доверия для мужчин в Германии

Обращаясь в службу поддержки, мужчины могут откинуть героизм в сторону и посмотреть на себя с позиции жертвы. Уже это им приносит существенное облегчение, говорит консультант. Его цель — дать им почувствовать, что у них есть поле для маневра, и помочь им разобраться в своих чувствах. К Тами осознание предела пришло спонтанно: «Решающим стал день, когда у меня болело горло, и, возвращаясь с работы, я должен был заехать в аптеку. Но мой путь домой был настолько скрупулезно спланирован и постоянно сопровождался ее звонками… Я почувствовал себя беспомощным. Домой я не вернулся. Больше никогда».

Тами Вайссенберг сам освободился от токсичных отношений. «Мне тогда не хватало людей, к которым я мог бы обратиться со своими проблемами. Поэтому позже я основал группу взаимопомощи. Так я увидел, что в похожих ситуациях оказывались и многие другие мужчины», — рассказывает он. Из группы выросло общественное объединение Weissenberg e.V. Помимо консультаций для мужчин в кризисных ситуациях оно помогает с жильем, где жертвы домашнего насилия могут быть в безопасности.

Сейчас у Тами — новая любовь. Он не хочет мстить своей бывшей подруге, он до сих пор ее защищает и поддерживает с ней контакт. «Она пережила потери, мечтала компенсировать их за счет материальных благ. Она постоянно нуждалась в том, чтобы ею восхищались. Это была ее зависимость. Она боялась все это потерять», — сочувствует ей Тами. Для него дискуссия о домашнем насилии не сводится к противопоставлению мужчин и женщин. Он, как и консультационные службы для мужчин, постоянно подчеркивает, что женщины гораздо чаще подвергаются бытовому насилию и что его последствия для них намного трагичнее. Феминизм и борьба за равноправие способствовали и восприятию проблемы насилия по отношению к мужчинам, считает Вайссенберг, поскольку женщины первыми начали ставить под сомнение гендерные роли и распространенные клише. И, по его мнению, эта борьба еще не закончена.

Смотрите также:

  • Художники выступили против насилия

    Борьба за жизнь

    25 ноября объявлен ООН Международным днем борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин в память о сестрах Мирабаль, убитых за сопротивление диктаторскому режиму в Доминиканской Республике. Обратить внимание на проблему насилия — задача художников, чьи работы выставлены в Женском музее Бонна. Картины серии «Курдские женщины и их борьба за жизнь» написаны беженками из Ирака, Сирии и Турции.

  • Художники выступили против насилия

    Холодное оружие

    Палки, ножи, бутылки — объекты снимков фотографа Дирка Дэмлова (Dirk Dähmlow). В серии под названием «Называть вещи своими именами» запечатлены орудия издевательств над женщинами из Германии, России, Бразилии, Индии, Эфиопии, Замбии и Буркина-Фасо.

  • Художники выступили против насилия

    Сто тысяч в год

    По данным Федерального ведомства по уголовным делам (Bundeskriminalamt — BKA), в 2015 году жертвами домашнего насилия в Германии стали более ста тысяч женщин. В 331 случае полученные ими травмы оказались смертельными.

  • Художники выступили против насилия

    Знакомые преступники

    В странах ЕС с сексуальным и физическим насилием хотя бы один раз сталкивалась каждая третья женщина. В большинстве случаев преступниками являются бывшие и настоящие мужья и партнеры.

  • Художники выступили против насилия

    Тревожный сигнал

    К насилию относятся не только побои, но и угрозы, оскорбления, психологическое и эмоциональное давление. Эти действия по отношению к женщинам могут стать первыми сигналами к возможному физическому насилию.

  • Художники выступили против насилия

    Незаменимая поддержка

    До сих пор тема насилия является табу. Тем не менее, во всех городах Германии круглосуточно работают горячие линии для жертв преступлений. Помимо немецкого консультанты владеют несколькими иностранными языками и могут оказать необходимую поддержку. Кроме того, женщины могут обратиться в специальные дома — Frauenhäuser, в которых можно переночевать и получить первую помощь.

    Автор: Ксения Сафронова


Когда мужчина бьет женщину: звездные пары, в которых было много насилия

Джонни Депп и Эмбер Херд, Марат Башаров и Екатерина Архарова

Насилие в семье — проблема, которая нередко встречается не только у обычных людей, но и в звездных семьях. Как часто в отношениях пар, на красной ковровой дорожке демонстрирующих нежность и любовь, на деле оказывается все совсем не так гладко! Сложно поверить, но порой всеми любимые звезды, секс-символы, таланты и даже, казалось бы, идеальные семьянины нередко оказываются настоящими тиранами, которые не только пускают в ход кулаки, но даже используют холодное и огнестрельное оружие (как, например, Оскар Писториус, который застрелил свою возлюбленную).

В связи с очередной звездной историей, в которой было много насилия, редакция SPLETNIK.RU решила вспомнить пары, в которых мужчина в приступе гнева, ярости или ревности неоднократно поднимал руку на свою вторую половину.

Мел Би и Стивен Белафонте

Скандал вокруг знаменитой пары Мел Би и Стивена Белафонте, разразившийся больше года назад, не утихает до сих пор. Началось все с того, что Мел Би обвинила мужа в физическом и моральном насилии! В своем заявлении Мелани описала несколько вспышек гнева бывшего супруга, куда входило зверское избиение и даже принуждение к сексу втроем.

Систематическое насилие со стороны Стивена подтвердили еще несколько человек — сестра певицы Даниэль и первый муж Джимми Гульзар. По словам Даниэль, бывший ее сестры настоящий «психопат», «мошенник» и даже «убийца». Недавно к делу подключилась и мать Мелани, Андреа Браун. Она опубликовала в Twitter письмо своей внучки Энджелы, в котором та рассказала о насилии в семье.


Мелани Браун и Стивен Белафонте


Мел Гибсон и Оксана Григорьева

Роман кумира миллионов Мела Гибсона с российской пианисткой Оксаной Григорьевой продлился недолго — всего один год. Сразу же после расставания Оксана подала в суд на бывшего возлюбленного, рассказав, что он неоднократно поднимал на нее руку. Дело закончилось тем, что Гибсона приговорили к трем годам условно.

Это не первый скандал с участием знаменитого актера, связанный с агрессией, — Гибсон неоднократно садился за руль в нетрезвом виде. А один раз при задержании пьяный актер оказал сопротивление полицейскому, назвав его «чертовым евреем».

Оксана ГригорьеваМел Гибсон и Оксана Григорьева

Джонни Депп и Эмбер Херд

Скандал между Джонни Деппом и Эмбер Херд до сих пор обсуждается в прессе. Еще бы! Одна из самых ярких голливудских пар развелась из-за вспышек ярости Деппа. Подтвердила рукоприкладство сама Херд, опубликовав фотографию со следами насилия на лице. Кровоподтеки и синяки, как призналась актриса, не впервые появились на ее теле — Депп, по ее словам, регулярно ее бил. Методы он применял самые разные — так, один раз он даже бросил в супругу свой мобильный телефон.


Эмбер Херд


Эмбер Херд и Джонни Депп

Майк Тайсон и Робин Гивенс

Еще один из самых известных домашних тиранов — знаменитый боксер Майк Тайсон. По словам его экс-возлюбленной актрисы Робин Гивенс, Тайсон не мог решить ни одну проблему без рукоприкладства. Жена недолго смогла терпеть издевательства — спустя всего год после свадьбы Робин ушла от спортсмена и отсудила у него десять миллионов долларов.

Впрочем, сам Тайсон утверждает, что его жена хотела только денег, и все обвинения в свой адрес отрицает.

Робин Гивенс и Майк Тайсон

Чарли Шин и Брук Мюллер

Чарли Шин пошел еще дальше — он посчитал, что семейные проблемы поможет решить… холодное оружие.

В 2009 году голливудский актер Чарли Шин был арестован за избиение супруги ранним утро в Рождество. Чарли набросился на свою жену Брук Мюллер с ножом, после чего она вызвала полицию. Однако правоохранительные органы не стали арестовывать актера, а отпустили под залог в восемь с половиной тысяч долларов.

После этого неприятного инцидента пара посещала сеансы психологический помощи, которые если и помогли, то на время — в 2011 году Чарли и Брук развелись.


Брук Мюллер и Чарли Шин

Николас Кейдж и Эллис Ким

Известный американский актер Николас Кейдж тоже однажды был арестован за насилие над своей третьей женой Эллис Ким. Произошел этот инцидент прямо на улице в штате Луизиана. Пара стала так бурно выяснять отношения, что очевидцу пришлось вызвать полицию. В участке актер пробыл недолго: супруга сказала, что больше не обижается и не станет подавать на Кейджа в суд. Всему виной, по признанию самого актера, стало алкогольное опьянение.


Николас Кейдж и Эллис Ким

Валерия и Александр Шульгин

Российская певица Валерия почти десять лет терпела издевательства бывшего мужа! Александр Шульгин был настоящим тираном — он не только избивал супругу, но и мог наброситься на нее с ножом. Долгое время певица не хотела выносить сор из избы, но после того, как он стал поднимать руку и на их детей, Валерия наконец приняла решение уйти от мужа и сбежала к родителям.

Томми Ли и Памела Андерсон

Музыкант Томми Ли и секс-символ Памела Андерсон всегда вызывали огромный интерес публики своими скандалами. Томми был не только ревнив, но и очень вспыльчив, поэтому часто не мог совладать со своими эмоциями. После одной из драк терпение Памелы лопнуло, и она обратилась в суд. Томми угодил за решетку на полгода.

К слову, недавно Томми Ли подрался со своим сыном Брэндоном. Правда, как утверждает музыкант, на этот раз жертвой стал он сам.


Томми Ли и Памела Андерсон

Крис Браун и Рианна

Имя музыканта Криса Брауна у многих ассоциируется с одной скандальной историей: в 2009 году музыкант сильно избил свою тогдашнюю возлюбленную Рианну.

Началось все со словесной перепалки в машине, после этого Крис попытался силой вытащить спутницу из авто, но не смог, поэтому ударил ее в левый глаз. На этом Браун не остановился и стал бить барбадосскую певицу по голове и даже пытался задушить. После всего этого мужчина скрылся с места преступления. Рианне помогли очевидцы, которые вызвали полицию.

Крис был признан виновным. В течение года он ходил на курсы психотерапии и провел 1400 часов на общественных работах.

А на днях стало известно о новом обвинении в адрес певца. Пожелавшая остаться неназваной девушка заявила о причастности музыканта к ее изнасилованию. По ее словам, сам он в нем не участвовал, однако и не препятствовал тому, чтобы над ней надругались его друзья. Представители музыканта эти обвинения отрицают. Адвокат пострадавшей тем не менее настроен очень решительно и не только грозит Брауну судом, но и требует для своей клиентки компенсации за моральный ущерб в размере 17 миллионов долларов.


Рианна


Крис Браун и Рианна


Марат Башаров и Екатерина Архарова

Всего через четыре месяца после свадьбы Марат Башаров сильно избил свою жену Екатерину Архарову. По словам дяди девушки Эммануила Виторгана, Башаров довел ее до комы, ударив головой в нос. После осмотра врачи обнаружили у Екатерины, помимо синяков и кровоподтеков, перелом левой носовой кости и сотрясение головного мозга.

Башаров долго не признавал своей вины, но затем принес жене публичные извинения. Тем не менее Архарова мужа не простила — брак продлился всего десять месяцев.


Екатерина Архарова


Екатерина Архарова и Марат Башаров

Микки Рурк и Кэрри Отис

Микки Рурк не только актер и сценарист, но и профессиональный боксер. Силу его удара пришлось испытать на себе не только его соперникам на ринге, но и бывшей жене Кэрри Отис. Однажды в приступе ярости и гнева актер избил супругу боксерскими перчатками. Причиной такого поведения стала неконтролируемая ревность. После этого инцидента он раскаивался, горько плакал и просил у Кэрри прощения. Отис Рурка простила, однако спустя шесть лет совместной жизни они все же развелись.

Микки Рурк и Кэрри Отис

Сын на мать, муж на жену, бойфренд на подругу — доколе?

У Андрея Вознесенского так называлось стихотворение: 

«Бьют женщину. 

              Так бьют рабынь.

Она в заплаканной красе

срывает ручку, 

                      как рубильник,

выбрасываясь 

                             на шоссе…».

Так было, есть и, увы, наверное, будет. Однако тем, кто считает, что «бабы во всем виноваты» и от побоев только лучше становятся, эта статья не понравится. А вот адекватным читателям я напомню: как подсчитали наши социологи, от домашнего насилия каждый час в стране гибнет одна женщина. А сколько женских жизней, оборванных за пределами дома, еще не сосчитано?

Битие мое

Почему некоторые мужчины застряли в Средневековье и любую проблему решают кулаками? Знакомый философ рассуждал так: настоящий мужчина женщину бьет только в двух случаях. Если она напала на него сама с исключительно криминальной целью, и, если она сама его об этом попросила в интимной обстановке — в смысле садо-мазо-приключений. Все остальные случаи в уголовном судопроизводстве именуются как бытовое насилие. И мужика, который избивает свою жену, сожительницу, родственницу, подругу нельзя отнести к разряду мужчин. Разве что к носителям мужских тестикул. 

Из материалов уголовного дела:

«По версии следствия, 7 июля 2020 года в дневное время на берегу водоема на ул. Заречной г. Володарска отдыхала компания из трех человек: мужчина 1989 года рождения, его сожительница и подруга последней. Сожительница пошла купаться и попросила подругу подержать ее сережки, а та их потеряла. В наказание подозреваемый жестоко избил потерпевшую. Оставив еще живую женщину на берегу, он и его сожительница уехали отдыхать на другой водоем — в городе Дзержинске… Тело 49-летней погибшей женщины обнаружили на берегу местные жители…».

— Вину в совершении инкриминируемого деяния он признал частично, заявив, что убивать потерпевшую не желал, — рассказывала потом старший помощник руководителя Следственного управления СКР по Нижегородской области полковник юстиции Юлия Склярова. — Просто избил…

Накануне праздника Петра и Февронии

«Бьет — значит любит» — нет ничего абсурднее этого выражения. Есть тысяча других способов выразить свои чувства, но уж точно не поднимать руку на любимую женщину.

Из материалов уголовного дела:

«7 июля 2020 года в квартире дома пос. Новинки Приокского района обнаружено тело 40-летней женщины. После проведения судебно-медицинской экспертизы установлено, что ее смерть носит насильственный характер…

По версии следствия, 5 июля 2020 года 35-летний подозреваемый находился в гостях у своей возлюбленной. Узнав, что накануне у нее дома был другой мужчина, он жестоко избил потерпевшую, а затем, обнаружив, что она мертва, скрылся с места преступления…».

Руководитель Следственного отдела по Приокскому району капитан юстиции Яков Романов, который рассказывал эту историю, заметил:

— Как выяснилось, он и раньше на нее руку поднимал…

Но ведь любил! И даже плакал, когда осознал, что любимой больше нет. Конечно, алкоголь, который почти всегда присутствует в подобного рода делах, сбивает все социальные настройки и может превратить нормального человека в монстра. Но нет веры человеку, который сегодня клянется в любви, а завтра бьет по голове предмет своего обожания.

Это огромный комплекс, ущемленное самолюбие, стремление к доминированию и тотальному контролю… Что угодно, но не любовь! Советы психолога поэтому очень просты: такие отношения нужно разрывать.

— Многие женщины, ставшие жертвами домашнего насилия, стараются скрыть этот факт, — говорит специалист по семейным вопросам психолог Оксана Елизарова. — Кто-то не хочет выносить сор из избы, кому-то просто стыдно рассказать знакомым, что любимый мужчина ударил. Замазать синяк тональным кремом, соврать, что упала и ударилась, придумать кучу оправданий поведения недомужчины — вот и решение проблемы…

А ведь если он один раз ударил, ударит и второй — это практически аксиома. Здоровый и адекватный мужчина понимает, что при всем желании женщина, если она, конечно, не мастер спорта по единоборствам, противостоять ему не сможет. Подняв на нее руку, он расписывается в собственном бессилии и неспособности решать проблемы другим способом. Неважно, ударил ли мужчина по лицу или шлепнул по спине: факт остается фактом — это физическое насилие. И что делать, если скрыть уже невозможно? Терпеть? Перевоспитывать? Обращаться в полицию?

— Однозначно, бежать! — убеждена Оксана Александровна. — Если речь о супруге, подавать на развод и раздел имущества. Если о нелегитимном партнере — в тот же час собрать вещи и покинуть его дом навсегда…

Беги, Лола, беги!

— Кто у тебя был? — заорал с порога нетрезвый сожитель. И ввалился на кухню, уставившись на свою любимую женщину мутными глазами. — Ради кого так расфуфырилась? — И, развернувшись, привычно зарядил ей леща. 

Даже профессиональный психолог призывает «разрушать семьи». Потому что семья — это место, где человек чувствует себя нужным, защищенным и счастливым. Все остальное — компромисс. Насилие надо пресекать в зародыше, пока у вас еще есть шанс что-то изменить. У женщины, которая потеряла сережки, такого шанса не было. Ту, которая этим шансом не воспользовалась, уже похоронили. Насилие над личностью должно быть наказуемо. Это простительно пещерному человеку, а не разумной личности, живущей в двадцать первом веке. Между прочим, у аристократов телесные разборки никогда не были в ходу, зато у простолюдинов всегда в ход шли кулаки. Вывод один — покуда вы хотите оставаться цивилизованным человеком, нужно научиться регулировать все проблемы мирным образом. Уходите, хлопнув дверью, крушите стены, бейте посуду или бегайте до седьмого пота в тренажерном зале, если уж так «достала»… А наказание за насилие, которое привело к трагедии, теперь определит суд. 

— Статья Уголовного кодекса «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего» — лишение свободы на срок до пятнадцати лет, — констатирует полковник Склярова.

Так бить или не бить? Несмотря на то что ответ кажется очевидным, вопрос по-прежнему возникает очень часто. Отвечаем. Женщин, так же как детей или животных, бить нельзя. Точка.

«…Она как озеро лежала,

стояли очи, как вода,

и не ему принадлежала,

как просека или звезда».

Татьяна Чинякова.

Правительство защищает мужчин от женщин – Газета Коммерсантъ № 212 (6692) от 19.11.2019

Российское правительство не рассматривает домашнее насилие в качестве «серьезной проблемы» и считает, что его масштабы в стране «достаточно преувеличены». Такая позиция высказана в официальном ответе Минюста в ЕСПЧ, где рассматриваются дела четырех женщин, включая Маргариту Грачеву, которой бывший муж отрубил кисти рук. Более того, российские власти предполагают, что в ситуации домашнего насилия мужчины больше страдают от дискриминации, поскольку в их случае не принято просить о защите от лиц другого пола. Авторы документа делают вывод, что России не нужен отдельный закон о домашнем насилии, а пострадавшие женщины «пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

Летом 2019 года ЕСПЧ направил правительству РФ вопросы по делам четырех россиянок, которые пожаловались на неспособность властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации. Все эти дела ранее широко освещались в российских СМИ. Наталью Туникову регулярно избивал гражданский партнер; когда он попытался сбросить ее с 16-го этажа, женщина ударила его ножом. Суд признал ее виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, но позже амнистировал. Елена Гершман пережила девять эпизодов тяжелых избиений со стороны бывшего супруга, из-за декриминализации домашнего насилия ей отказали в возбуждении уголовного дела. Также бывший муж похитил у нее маленькую дочь, вывез в другую страну и полтора года не давал им видеться. Ирину Петракову избивал и насиловал муж; он продолжал ее преследовать и бить даже после развода — однажды нанес женщине побои прямо на выходе из зала суда. Его приговорили к общественным работам, но позже и это наказание было отменено.

Самое известное дело из четырех — история Маргариты Грачевой. Муж избил ее, когда она предложила развестись. Полиция не отреагировала на жалобы женщины, после этого супруг вывез ее в лес, где топором отрубил кисти рук. Мужчину приговорили к 14 годам колонии строгого режима.

«Пострадавшие подали жалобы независимо друг от друга, даже в разные годы,— подчеркнула в беседе с “Ъ” адвокат Ольга Гнездилова из «Правовой инициативы» (эта НКО сопровождает жалобу Елены Гершман).— Но они говорят о схожих нарушениях, поэтому ЕСПЧ принял решение объединить жалобы и задать по ним общие вопросы сторонам».

Среди прочего суд спросил, существует ли в России «законодательная база для наказания за все формы домашнего насилия и обеспечения гарантий для жертв». Также ЕСПЧ интересовался, признают ли российские власти серьезность и масштабы проблемы домашнего насилия и связанной с ним дискриминации женщин. Последний вопрос в списке: есть ли в стране системная проблема нарушения прав женщин и требует ли она общих мер? «Если суд вынесет по нему решение, то государство получит список рекомендаций и сроки их выполнения»,— пояснила госпожа Гнездилова.

В распоряжении “Ъ” оказался официальный ответ от правительства РФ, который был в конце октября направлен в ЕСПЧ. Документ на английском языке подписан заместителем министра юстиции РФ Михаилом Гальпериным. В нем говорится, что «посягательство на физическое лицо карается независимо от пола потерпевшего и от того, было ли оно совершено членами семьи, партнерами или третьими лицами» (здесь и далее перевод “Ъ”). Авторы ответа признают, что в России домашнее насилие «никогда не рассматривалось в качестве отдельного преступления», но указывают, что УК и КоАП РФ «содержат более 40 уголовных и не менее пяти административных положений, касающихся различных актов насилия в отношении личности». В качестве примера они приводят «умышленное причинение вреда здоровью» различной тяжести, «нанесение побоев», «пытки» и другие статьи кодексов.

Правительство признает, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране», но подчеркивает, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены». Говоря о дискриминации, авторы документа делают неожиданный вывод: «Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях. Они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола». Также в документе говорится, что по статистике о насильственных преступлениях, повлекших тяжкие последствия для здоровья или смерть, «большинство пострадавших являются мужчинами».

«Российское государство полностью выполнило обязательство по созданию законодательной базы, эффективно решающей проблему домашнего насилия,— говорится в документе.— Правительство вновь заявляет, что нет особой необходимости в принятии конкретных нормативных актов, касающихся явления насилия в семье, до тех пор пока существующие средства правовой защиты такого же характера остаются эффективными». Законодательство РФ «полностью соответствует семейно-охранительному подходу, согласно которому чрезмерное вмешательство государства в частную и семейную жизнь нарушает право личности на неприкосновенность частной жизни. В том числе и ее выбор урегулировать ситуацию с обидчиком ради сохранения личных отношений в семье, а не оставлять этот вопрос на усмотрение органов государственной власти», поясняют в Минюсте.

По мнению авторов ответа, четыре женщины своими жалобами пытаются «неверно истолковать общую ситуацию с домашним насилием в России» и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации».

«Разумеется, мы не согласны с таким ответом,— заявила “Ъ” Ольга Гнездилова.— Практика показывает, что существующего законодательства недостаточно для защиты женщин. Дела этих четырех заявительниц демонстрируют неэффективность системы». По ее мнению, насилие не относится к вопросам «семейной жизни». «Государство обязано защищать жизнь и здоровье лиц, проживающих на его территории. И вмешательство в семью возможно в целях защиты прав, свобод и жизни людей»,— сказала госпожа Гнездилова. Она добавила, что разочарована рассуждениями представителей РФ о несерьезности проблемы домашнего насилия и предположениями о «мужской дискриминации»: «Видимо, тут просто непонимание специфики домашнего насилия, статистики, по которой женщины являются подавляющим большинством жертв этого вида преступления».

Адвокат Мари Давтян (представляет в ЕСПЧ интересы Ирины Петраковой и Маргариты Грачевой) назвала заявление представителей РФ о дискриминации мужчин в делах о домашнем насилии «каким-то троллингом, который даже невозможно обсуждать всерьез». Она входит в парламентскую рабочую группу по разработке законопроекта о домашнем насилии — и, по ее словам, «на заседаниях у представителей Минюста в целом нет принципиальных возражений против такого закона». «Скорее всего, за ответ ЕСПЧ у них отвечает один департамент, а за закон — другой, и получается такая несогласованность»,— предполагает госпожа Давтян.

Александр Черных

Почему люди злоупотребляют | Национальная горячая линия по вопросам домашнего насилия

Домашнее насилие проистекает из желания получить и сохранить власть и контролировать интимного партнера. Жестокие люди верят, что они имеют право контролировать и ограничивать жизнь своего партнера, часто либо потому, что они считают, что их собственные чувства и потребности должны быть приоритетом в отношениях, либо потому, что им нравится проявлять силу, которую дает им такое насилие.

Тактика жестокого обращения (в любой форме) может быть направлена ​​на демонтаж равенства в отношениях, чтобы их партнеры чувствовали себя менее ценными и не заслуживающими уважения.

Помните, что каждый заслуживает здоровых, любящих и уважительных отношений, несмотря ни на что.

Жестокое обращение — это выученное поведение. Некоторые люди становятся свидетелями этого в своих семьях, когда они растут; другие медленно усваивают это у друзей, из популярной культуры или структурного неравенства в нашем обществе. Независимо от того, где они развивают такое поведение, те, кто совершает оскорбительные действия, делают выбор при этом — они также могут решить не делать этого.

Есть много людей, которые переживают или становятся свидетелями жестокого обращения, которые используют свой опыт, чтобы положить конец циклу насилия и исцелить себя, не причиняя вреда другим. Хотя внешние факторы (включая наркотическую или алкогольную зависимость) могут усилить насилие, важно понимать, что эти проблемы сами по себе не являются причиной домашнего насилия.

На кого влияет насилие?

Кто угодно может оскорблять, и каждый может стать жертвой насилия. Жестокое обращение происходит независимо от пола, возраста, сексуальной ориентации, расы, экономического статуса, способностей, статуса гражданства или любого другого фактора или личности.Чувства замешательства, страха или гнева — это нормальная реакция на жестокое обращение, но они также могут заставить вас чувствовать себя изолированным или непонятным. Помните, что экспертов-адвокатов горячей линии доступны 24/7 , чтобы обсудить вашу ситуацию и помочь вам разработать план безопасности, адаптированный к вашим обстоятельствам.

Жестокое обращение — это решение: это стратегическое поведение вашего партнера, направленное на создание желаемой динамики власти.

Независимо от обстоятельств ваших отношений или прошлого, никто никогда не заслуживает жестокого обращения, и вы никогда не несете ответственности за оскорбительные действия вашего партнера.

Домашнее насилие также может вызвать стресс у людей, которые становятся свидетелями, вмешиваются или просто осознают трагические реалии жестокого обращения. Это может быть болезненно и утомительно — физически, умственно, эмоционально и финансово — наблюдать, как люди в нашей жизни жестоко обращаются или подвергаются жестокому обращению. В связи с этим все мы подвержены любым формам злоупотреблений, и каждый из нас должен принимать меры в наших повседневных взаимодействиях, чтобы положить конец и предотвратить злоупотребления в будущем.

Значок кавычки

Помимо физического риска разрыва оскорбительных отношений, существует бесчисленное множество других причин, по которым люди остаются в своих отношениях.Выжившие заслуживают поддержки в принятии решений и возможности вернуть себе контроль над своей жизнью независимо от обстоятельств.

Покажи мне

все ресурсы о злоупотреблениях

Личностные характеристики мужчин, применяющих физическое насилие к женщинам

Задача: Исследования показали, что расстройства личности могут быть обычным явлением среди мужчин, которые обычно совершают домашнее насилие.В представленном здесь исследовании была предпринята попытка охарактеризовать черты личности, а также психологические и когнитивные характеристики мужчин, которые бьют женщин, чтобы отличить их от мужчин, которые не бьют.

Методы: Группу из 21 обидчика сравнивали с группой лиц, не совершивших обид, с использованием Миннесотского многофазного опросника личности и его шкал расстройств личности (MMPIPDS), а также опросника «Враждебность и направление враждебности».Сопоставимость двух групп оценивалась по нескольким демографическим переменным и по баллам Пересмотренного скринингового теста на алкоголизм штата Мичиган, трем когнитивным критериям и трем параметрам аффективного расстройства.

Полученные результаты: Обидчики получили более высокие баллы только по пограничным и антисоциальным MMPIPDS, а также по шкалам отыгрывания враждебности и самокритики в анкете враждебности.Навыки решения проблем для обеих групп были значительно хуже, чем опубликованные нормы. Не было обнаружено значительных различий между группами по возрасту, расе, образованию, социально-экономическому статусу, злоупотреблению алкоголем, показателям когнитивных способностей, баллам по шкале депрессии или общим баллам MMPI. В детстве обидчики чаще подвергались физическому или эмоциональному насилию.

Выводы: Мужчин, совершающих домашнее насилие, можно найти среди большей группы мужчин с плохими навыками решения проблем, но, кроме того, у них, по-видимому, есть пограничные антисоциальные черты личности, определенные типы враждебности и история жестокого обращения в детстве, которая может предрасполагать их к становятся агрессивными по отношению к своим спутницам.

Почему домашние насильники совершают злоупотребления

Независимо от того, является ли употребление алкоголя и наркотиков фактором или нет, домашнее насилие и жестокое обращение являются очень серьезной проблемой — как для жертв, так и для насильников. Хотя исследования, кажется, указывают на некоторую связь между злоупотреблением алкоголем / наркотиками и домашним насилием, другие считают, что это две разные проблемы.

Домашнее насилие — это не столько «потеря контроля», сколько полный контроль. Как ни странно, многие обидчики считают себя не преступниками, а жертвами.Это рассуждение распространено среди обидчиков, и многие из них используют сложные системы отрицания, призванные оправдать или извинить свои действия.

Все о Control

Существуют разные теории о том, что заставляет обидчиков издеваться над своими близкими. Одно из мнений состоит в том, что обидчики — это закоренелые преступники, которые совершают свои преступления сознательно и расчетливо, чтобы добиться господства, на которое, по их мнению, они имеют право. Другие считают, что насилие является результатом глубоких психологических травм и травм, связанных с развитием.

Эксперты пришли к единому мнению о нескольких общих характеристиках обидчиков. Домашние насильники:

  • Контролируют
  • Манипулируют
  • Считают, что мужчины имеют предопределенное право нести ответственность за все аспекты отношений
  • Часто считают себя жертвами

Поведение удержания партнера

Для некоторых обидчиков насилие — это средство удержать их интимного партнера от разрыва отношений или удержать их от неверности, даже если это означает физическое принуждение их остаться.

Одно исследование показало, что во многих случаях акты домашнего насилия представляют собой поведение удержания партнера, то есть действия, предпринимаемые одним партнером, чтобы попытаться сохранить и сохранить свои отношения с другим партнером.

Как объяснил один из насильников после прохождения лечения, насилие было связано с контролем: «Я мог заставить ее делать все, что я хотел. Я пытался запугать ее. Я хотел контролировать ее по той простой причине, что я знал, что могу это сделать. Это заставило меня почувствовать себя сильным », — предположил он.

Цикл злоупотреблений

Вопросы власти и контроля важны для понимания домашнего насилия. Один из способов добиться этого — познакомиться с циклом насилия. Вот обзор фаз:

  • Фаза нарастания : Напряжение нарастает
  • Фаза ожидания : Рост словесных атак
  • Фаза взрыва : происходит вспышка насилия
  • Фаза раскаяния : Насильник оправдывает свое поведение («Вы не должен был толкать меня, это была твоя вина.»)
  • Фаза преследования : Обещания сделаны (» Я обещаю, что этого больше не повторится. «)
  • Фаза медового месяца : короткая передышка перед повторным началом цикла проблемы! «)

Другие формы злоупотреблений

Этот цикл касается реального физического насилия. Он не принимает во внимание другие формы домашнего насилия, которые используются для контроля, такие как:

Помощь обидчикам

Ресурсов для обидчиков очень мало, но в целом многие обращаются за помощью только по распоряжению суда, и большинство штатов не тратят налоговые доллары на лечение обидчиков, обычно предлагая только заключение в тюрьму или тюрьму в качестве решения.

Заключение обидчика в тюрьму остановит насилие, но обычно только временно, поскольку лечение недоступно. Проблема в том, что в некоторых случаях вмешательство полиции и заключение под стражу может спровоцировать еще большее насилие.

Помощь жертвам жестокого обращения

Угроза физического вреда плюс экономическая и физическая изоляция, в которой они обычно оказываются, еще больше затрудняют получение помощи жертвам домашнего насилия. Простой уход может спровоцировать все большее и большее насилие.

Понимание одобрения избиения жены в Гане: данные проведенного в Гане демографического исследования и исследования здоровья 2014 г. | BMC Women’s Health

Домашнее насилие (ДН) стало глобальным бременем [1, 2]. По данным ВОЗ [2], насилие в отношении женщин представляет собой серьезную проблему общественного здравоохранения, от которой страдает треть женщин во всем мире [2]. Документально подтверждены частые случаи насилия со стороны интимного партнера (IPV) в отношении женщин во всем мире и связанные с этим социально-экономические издержки вместе с соответствующими последствиями для здоровья женщин и их детей [3, 4].Домашнее насилие (DV) представляет собой модель принудительных подходов, включая, помимо прочего, психологическое, физическое, социальное, эмоциональное, сексуальное и экономическое злоупотребление, совершенное одним человеком против интимного партнера, обычно мотивированное целью создания и удержания власти и / или контроль [5]. Исторически сложилось так, что для объяснения факторов, связанных с насилием со стороны интимного партнера, выдвигались пять основных групп вопросов (мужская агрессия, социологические факторы, индивидуальные психологические факторы, бедность и распространенность представлений о насилии) [6, 7].

Согласно теории патриархата, домашнее насилие подкрепляется патриархальной идеологией. В патриархальных обществах мужчины демонстрируют превосходство и получают контроль над женщинами [8]. Патриархат подчиняет женщин и делает их более склонными к насилию в шести основных структурах, а именно: патриархальные отношения на оплачиваемой работе, патриархальный способ производства, мужское насилие, патриархальные отношения в государстве, патриархальные отношения в сексуальности и патриархальные отношения в культурных учреждениях [9]. .В Африке насилие объясняется двумя основными идеологиями: первая описывает опыт насилия в семье, а вторая принимает во внимание меняющиеся определения домашнего насилия [10]. Иногда утверждают, что и мужчины, и женщины подвергаются домашнему физическому насилию; однако чаще всего это испытывают женщины [11].

Исследования подчеркнули индивидуальную психологию, мужскую агрессию и межличностные отношения в семье как доминирующие факторы, усиливающие DV [12,13,14].Тактики совершения DV включают доминирование, унижение, изоляцию, угрозу, запугивание, а также отрицание и обвинение. ВОЗ [3] отметила, что в Африке, Юго-Восточной Азии и Восточном Средиземноморье самые высокие показатели физического насилия в семье, а самые низкие — в Европе и Западной части Тихого океана. Насилие широко распространено среди женщин детородного возраста (15–49 лет) — критический период для материнского здоровья [15, 16]. Следовательно, было предложено несколько ответных мер, направленных на ограничение этого явления, включая Декларацию об искоренении насилия в отношении женщин (DEVAW) и Специального докладчика ООН по вопросу о насилии в отношении женщин.

В Гане физическое насилие в семье проявляется в нескольких измерениях, включая удары по лицу или бросание предметов в кого-либо, толчки, удары, нападение с применением оружия, удушение или удушение [16]. Наиболее распространенные формы физического насилия в Гане на протяжении всей жизни включают пощечины или удары брошенными предметами с последующим нанесением ударов другим человеком [16]. Однако разные последствия возникают в зависимости от конкретной жертвы, ее возраста, интенсивности насилия и продолжительности мучений, которые испытывает человек [17].Жизнь в условиях постоянной угрозы, страха и унижения составляет некоторые из эмоциональных состояний, которые развиваются в воспоминаниях жертв [17].

Физическое насилие в семье имеет несколько последствий для женщин. Жертвы более склонны к искусственному прерыванию беременности, ВИЧ, депрессии и другим заболеваниям, таким как тревога, фобии, синдром раздраженного кишечника и гинекологические проблемы [3]. У женщин, подвергшихся физическому насилию в семье, обычно рождаются дети с низкой массой тела [3]. Эти и другие факторы побудили правительство Ганы принять некоторые законы для защиты прав и привилегий женщин и детей.Среди них Конституция 1992 года, которая запрещает дискриминацию по признаку пола и криминализирует некоторые вредные культурные обычаи, такие как обряды вдовства. Кроме того, парламент Республики Гана принял Закон о бытовом насилии (Закон 732). Помимо этого, в последние годы были предприняты другие усилия по снижению заболеваемости DV. Например, первая законодательная инициатива страны подтвердила намерение мирового сообщества отстаивать права женщин [18].

В типичном ганском обществе неспособность женщины выполнять свои гендерные роли интерпретируется как «неповиновение» [19].Случаи, когда женщина заслуживает того, чтобы ее избили, включают отказ мужа от секса и невыполнение домашних обязанностей [1, 19]. В сводном отчете Ганы по КЛДЖ отмечается, что в большей степени женщины считаются неполноценными, нуждающимися в защите и должны подчиняться приказам властей, обычно мужчин, на протяжении всей своей жизни [1]. Это явление дает мужчинам много возможностей наказывать женщин, а также рассматривать избиение как эффективное средство приведения женщин к порядку [1].

Большинство женщин неохотно сообщают о домашнем насилии из-за его принятия и веры в обязанность женщин уступать мужчинам [16]. В свете этого домашнее насилие считается «нормальным», что мешает учреждениям наказывать виновных [19]. В некоторых случаях считается, что женщины привлекают насилие, будучи независимыми (поскольку предполагается, что это угрожает превосходству их мужа), и это ухудшается, если независимость женщины дает ей возможность увеличить доход мужа [20].Исследования ИПВ в Гане либо сосредоточены на эмоциональном насилии [21], либо ограничиваются взглядами только женщин [22–24]. В этих исследованиях не рассматривались главные виновники насилия — мужчины. Таким образом, существует необходимость восполнить этот пробел в литературе. Таким образом, этот документ дополняет литературу, исследуя движущие силы, усиливающие одобрение избиения жен как мужчинами, так и женщинами в Гане.

Статистика

НАЦИОНАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА

Просмотр статистики по штатам

Загрузить информационный бюллетень о домашнем насилии в национальной статистике

Посмотреть все наши информационные бюллетени о домашнем насилии

  • В среднем почти 20 человек в минуту подвергаются физическому насилию со стороны интимного партнера в США.В течение одного года это составляет более 10 миллионов женщин и мужчин. 1
  • Каждая четвертая женщина и каждый девятый мужчина подвергаются жестокому физическому насилию со стороны интимного партнера, сексуальному насилию при контакте с интимным партнером и / или преследованию со стороны интимного партнера с такими последствиями, как травма, страх, посттравматическое стрессовое расстройство, использование услуг для жертв, сокращение венерические заболевания и др. 2
    • Каждая третья женщина и каждый четвертый мужчина подвергались физическому насилию со стороны интимного партнера в той или иной форме. Сюда входят различные виды поведения (например, шлепки, толчки, толчки) и в некоторых случаях могут не считаться «домашним насилием». 1
    • Каждая седьмая женщина и каждый 25 мужчина получили травмы от интимного партнера. 1
    • Каждая десятая женщина была изнасилована интимным партнером. Данные о жертвах мужского пола отсутствуют.1
  • Каждая четвертая женщина и каждый седьмой мужчина в течение своей жизни подвергались жестокому физическому насилию (например, избиению, сожжению, удушению) со стороны интимного партнера. 1
  • Каждая седьмая женщина и каждый восемнадцатый мужчина в течение своей жизни подвергались преследованию со стороны интимного партнера до такой степени, что они чувствовали себя очень напуганными или полагали, что им или их близким будет причинен вред или они будут убиты. 1
  • В обычный день на горячие линии по вопросам домашнего насилия по всей стране поступает более 20 000 телефонных звонков. 9
  • Наличие оружия в ситуации домашнего насилия увеличивает риск убийства на 500%. 10
  • Насилие со стороны интимного партнера составляет 15% всех насильственных преступлений. 2
  • Женщины в возрасте 18-24 лет чаще всего подвергаются насилию со стороны интимного партнера. 2
  • 19% случаев домашнего насилия связано с оружием. 2
  • Бытовая виктимизация коррелирует с более высоким уровнем депрессии и суицидального поведения. 2
  • Только 34% людей, получивших травмы от интимных партнеров, получают медицинскую помощь по поводу своих травм. 2
изнасилование
  • Каждая пятая женщина и каждый 71 мужчина в США были изнасилованы при жизни. 1
  • Почти половина женщин (46,7%) и мужчин (44,9%) жертв изнасилования в США были изнасилованы знакомыми. Из них 45,4% жертв изнасилования женщин и 29% жертв изнасилования мужчин были изнасилованы интимным партнером. 11
ПЕРЕСЕЧЕНИЕ
  • 19,3 миллиона женщин и 5,1 миллиона мужчин в Соединенных Штатах в течение своей жизни подвергались преследованиям. 1 60,8% женщин-жертв преследований и 43,5% мужчин сообщили, что их преследовал нынешний или бывший интимный партнер. 11
ГОМИЦИД
  • Исследование убийств интимного партнера показало, что 20% жертв были не самими интимными партнерами, а членами семьи, друзьями, соседями, лицами, которые вмешались, сотрудниками правоохранительных органов или случайными прохожими. 3
  • 72% всех убийств-самоубийств совершаются с участием интимного партнера; 94% жертв этих самоубийств — женщины. 8
ДЕТИ И БЫТОВОЕ НАСИЛИЕ
  • Каждый 15-й ребенок ежегодно подвергается насилию со стороны интимного партнера, и 90% этих детей являются свидетелями этого насилия. 5
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ
  • Жертвы насилия со стороны интимного партнера ежегодно теряют 8,0 миллионов оплачиваемых рабочих дней. 6
  • Стоимость насилия со стороны интимного партнера превышает 8,3 миллиарда долларов в год. 6
  • От 21 до 60% жертв насилия со стороны интимного партнера теряют работу по причинам, связанным с насилием. 6
  • В период с 2003 по 2008 год 142 женщины были убиты на рабочем месте своим обидчиком, 78% женщин были убиты на рабочем месте за этот период. 4
ФИЗИЧЕСКОЕ / ПСИХИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ
  • Женщины, подвергшиеся насилию со стороны своих интимных партнеров, более уязвимы к заражению ВИЧ или другими ИППП из-за принуждения к половому акту или длительного воздействия стресса. 7
  • Исследования показывают, что существует связь между насилием со стороны интимного партнера и депрессией и суицидальным поведением. 7
  • Последствия для физического, психического, сексуального и репродуктивного здоровья были связаны с насилием со стороны интимного партнера, включая подростковая беременность, нежелательная беременность в целом, выкидыш, мертворождение, внутриутробное кровотечение, недостаточность питания, боли в животе и другие желудочно-кишечные проблемы, неврологические расстройства, хроническая боль, инвалидность, тревожность и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), а также неинфекционные заболевания, такие как гипертония, рак и сердечно-сосудистые заболевания.Жертвы домашнего насилия также подвергаются более высокому риску развития пристрастия к алкоголю, табаку или наркотикам. 7
Информационные бюллетени для печати

Щелкните любую из следующих ссылок, чтобы найти информационные бюллетени о домашнем насилии, которые можно легко распечатать и поделиться.

Факты и статистика

Национальная статистика

Государственная статистика

Формы насилия и жестокого обращения

Насилие в семье и экономическое насилие

Насилие в семье и огнестрельное оружие

Домашнее насилие и физическое насилие

Домашнее насилие и психологическое насилие

Насилие в семье и изнасилование

Домашнее насилие и преследование

Домашнее насилие и его влияние на детей

Домашнее насилие в определенных группах населения

Женщины американских индейцев / коренных жителей Аляски и насилие в семье

Насилие при свиданиях и насилие в семье среди подростков

Домашнее насилие в общинах чернокожих

Домашнее насилие в более позднем возрасте

Гендерное насилие в сельских общинах

Мужчины — жертвы насилия со стороны интимного партнера

Дополнительные темы

Кто и с кем что делает?

Почему женщины применяют силу или насилие в отношениях с интимным партнером?

Дополнительные источники статистических данных о домашнем насилии

Насилие со стороны интимного партнера, сексуальное насилие и преследование (CDC)

Бюро статистики юстиции, Национальное обследование жертв преступлений

Центры по контролю и профилактике заболеваний

Национальные данные о насилии со стороны интимного партнера, сексуальном насилии и преследовании

Сводный отчет национального обследования интимных партнеров и сексуального насилия (2010)

Распространенность и характеристики сексуального насилия, преследований и насилия со стороны интимного партнера — Национальное обследование интимного партнера и сексуального насилия, США, 2011 г.

Мнение | «Что бы я сделал, если бы убил ее той ночью?»

МЭДИСОН, Висконсин.- Я начала работать в приюте для домашнего насилия в октябре 2015 года отчасти из-за моей собственной истории. Когда я был моложе, у меня были оскорбительные отношения; Я хотел помочь женщинам, оказавшимся в таких ситуациях, как моя, но я также хотел лучше понять домашнее насилие — как нездоровая динамика власти и контроля возникает в отношениях и как их можно остановить. Вот почему в течение 10 месяцев в 2017 году я проводил часть своего времени в приюте, а часть времени посещал сертифицированные государством курсы по вмешательству обидчиков для тех, кто совершает насилие.

Классы вмешательства обидчиков существуют с конца 1970-х годов и возникли из того, что тогда было известно как движение женщин, подвергшихся побоям, сказал Майкл Пэймар, соавтор Дулутской учебной программы в конце 1980-х годов, которая является одной из наиболее широко используемых учебные программы по программам вмешательства обидчиков сегодня. По словам г-на Паймара, они были частью попытки ответить на вопрос: почему мужчины бьют? «Что было за намерением насилия? Какая система верований руководила этим насилием? » По сегодняшним оценкам экспертов, по всей стране существует от 1500 до 2000 классов, которые называют себя программами вмешательства обидчиков, хотя их методы различаются.

Эти программы могут быть противоречивыми. Доказательства их эффективности неоднозначны, и многие утверждают, что деньги должны идти на инициативы, которые напрямую поддерживают и защищают жертв. Хуже того, некоторые опасаются, что эти занятия могут способствовать возникновению у жертв чувства ложной надежды, которые в результате могут остаться в своих отношениях. Но в лучшем случае они стремятся коренным образом изменить динамику власти и контроля.

Я пошел в свой первый класс в начале января. Когда я вошел, в комнате сидело семеро мужчин.Один мужчина, Джейк, которому тогда было 40 лет, с которым я должен был познакомиться, сказал, что пытался убить своего партнера; некоторые заявили, что им предъявлено обвинение в хулиганстве. Почти все присутствующие были там, потому что это постановил суд: каждый мужчина входил в комнату в первый день, отрицая свою необходимость посещать занятия. Каждый обвинял своего партнера, преуменьшал свое поведение и выгодно сравнивал себя с другими обидчиками.

«Я схватил ее за горло и ударил кулаком по макушке. После этого были некоторые споры и драки, и я схватил ее за волосы и вытащил в поле к болоту.У меня были намерения убить ее и похоронить. Я имею в виду, это было довольно серьезно. А потом я вытащил нож из кармана и сказал ей, что собираюсь перерезать ей горло, чего не стал. И это в основном то, что упало. Это длилось около часа. Это была довольно долгая и затяжная сделка. Совсем не хорошо. И мои дети тоже это видели. Довольно плохо.»

— Джейк

В ходе программы — всего 24 занятия — мужчины выполняли различные упражнения. Они писали письма, чтобы показать, что понимают точку зрения своего партнера, а затем читали их вслух.Они действительно доверяли прогулкам, на которых им завязывали глаза и проводили их двое других мужчин. Они говорили о привилегиях, мужественности и собственном детстве. 27-летний Доминик рассказал о своей жестокой маме и о том, как он относился к чувству смущения своей девушки после того, как он плюнул на нее. 21-летний Тедди попросил привести примеры здоровых ответов, вместо того, чтобы ударить свою девушку, сказав, что это единственное, что он знал. Во время его участия в программе Тедди был снова арестован, на этот раз за сексуальное насилие третьей степени.«Что вы думаете о парнях, которые бьют женщин?» — спрашивал он меня несколько раз.

«Я тяжело вырос, понимаете, и это не оправдание, что я вырос таким — вот почему я совершил преступления, которые совершил, и украл вещи — потому что это неправильно, понимаете? Моя сестра росла так же, как и я, и ничего из этого не делала. Она никогда ничего не воровала. Так что это не оправдание. Так. Я не знаю. Но моя мама, она ужасный человек. Если бы мне пришлось описать ее, она хуже любого человека, которого я когда-либо встречал в своей жизни.

«Я тоже не говорю об этом слишком многим людям. Потому что это вроде как неловко, понимаете? Точно так же, как когда моя девушка сказала в заявлении полиции, что мне неловко, я плюнул на нее и как бы почувствовал, как она себя чувствует, понимаете? … Быть смущенным из-за того, что кто-то делает что-то с вами неправильно ».

— Доминик

«Когда я был ребенком, знаете, когда я отвечал, когда я делал что-то не так, меня ударили, понимаете? Я говорил это в классе раньше — меня избили, так что это единственное, что я знаю.Это моя действительно большая проблема. Это почти одна из моих единственных проблем, которые у меня есть. И однажды я попытался спросить об этом в классе и поднял этот вопрос, но она не могла толком объяснить, что еще я могу сделать. Так что если бы она могла объяснить, что еще я мог бы сделать, вместо этого, то, как бы, одна из моих самых больших проблем была бы решена. Потому что это действительно большая проблема ».

— Тедди

В классе много говорили о детях. Джейк заметил, что его сын, которому в то время было 2 года, начал называть свою маму сукой, потому что слышал, как Джейк использовал это слово.

Посещать курсы было непросто. Я приходил после тяжелого дня в приюте, проведенного, слушая ужасающие истории о выживании, слышал, как эти люди преуменьшают значение и отрицания, и чувствовал себя безнадежным и злым. В других случаях я видел, как они признают ответственность и рассказывают о своих действиях, а не о том, что она сделала неправильно или как спровоцировала их. Я бы увидел прорывы: 35-летний Виктор постарался бы вернуть внимание класса к домашнему насилию, когда разговор отклонился от курса; 26-летний Тайлер рассказывал новичкам, как его отношение к классу со временем изменилось с пренебрежительного на благодарное.Я видел, как мужчины, которые были на занятиях дольше, кричали вновь прибывших за то, что они использовали ругательства или ненормативную лексику, чтобы говорить о своих партнерах.

«В армии я командовал семью солдатами, и я был прямым и жестоким. Это то, как вас учат быть. Так что это не работает в гражданском мире, особенно с теми, кого вы любите. И я медленно учился со своим сыном. Вы знаете, я очень прямолинейна со своим сыном, но приукрашиваю это. И я использую такт. И сочувствие.Вещи, которые я никогда не использовал с этой девушкой. Или с моей бывшей женой. Знаешь, только на этом занятии я осознал, насколько я оскорблял на словах всю свою жизнь по отношению к каждой девушке, с которой когда-либо был. Невероятно оскорбительны ».

«Мое определение мужчины полностью изменилось за последний год. И я не уверен, что я мужчина, основываясь на этом определении ».

— Тайлер

«Как только аргументы закончены, я чувствую себя ужасно.Я не выигрываю, обзывая кого-либо. Я не выигрываю, будучи с кем-либо физически. Вы знаете, это беспроигрышная ситуация. И я очень расстраиваюсь. Я все еще пытаюсь чему-то научиться. Я хочу учиться и посещать те занятия, которые я сейчас посещаю, чтобы стать лучше. Но я не могу винить во всем своего отчима или маму, потому что в конечном итоге я принимаю собственное решение, и никто не должен меня разозлить, в какой бы ситуации ни была. Я злюсь и не могу контролировать никого, кроме себя ».

— Виктор

Всего семь человек согласились сфотографироваться и взять интервью.(Я не использую их полные имена здесь, чтобы защитить конфиденциальность их жертв.) Большинство согласившихся заявили, что сделали это, потому что хотели, чтобы их слова доходили до более молодых мужчин. Родни, 51 год, сказал, что он будет восприимчив к советам только от тех, кто сам прошел через этот опыт. Его сообщение? «Если у тебя такие отношения, парень, тебе нужно уйти. Выходи немедленно, прежде чем случится что-то плохое — знаешь, ты кого-нибудь убьешь ».

По крайней мере двое из них во время наших интервью подразумевали, что они боялись вступать в отношения, потому что боялись снова подвергнуться насилию.«Если я снова стану злым, смогу ли я контролировать свой язык?» — подумал Тайлер. Первоначально его обвинили в удушении и нанесении побоев, но он утверждал, что когда-либо оскорблял только словесно, и его обвинения были сняты. Однако прошлым летом ему снова предъявили обвинения в жестоком обращении — с участием другого партнера — и на этот раз он отказался от оспаривания.

Домашнее насилие — это выбор. Каждый раз, когда эти мужчины называли своих партнеров по именам, били их или запугивали, они делали выбор.И все же некоторые из них опасались, что не смогут перестать делать этот выбор.

«Если у тебя такие отношения, парень, тебе нужно выбраться отсюда». Вылезай немедленно, прежде чем случится что-то плохое, знаешь, ты кого-нибудь убьешь ».

«Что бы я сделал, если бы убил ее той ночью?»

— Родни

Мне пришлось приложить сознательные усилия, чтобы быть открытым для опыта этих мужчин, при этом сохраняя понимание того, что пережили их партнеры; в своих интервью и фотографиях я хотел понять их, но не ценить их.Работа в приюте была противовесом классу. Было трудно согласиться с обеими истинами: этот мужчина, как правило, в детстве подвергался насилию дома; он создал насилие дома, будучи взрослым, и одно не оправдывает другого. Консультант, работавший с этими мужчинами, Керри Юнг, сама пережившая насилие, сказала мне, что ей пришлось работать с твердыми предположениями, прежде чем она начала понимать, что работа с жестоким мужчиной означает, что она также помогает его партнеру. «Я помогаю всей семье, а затем еще одному поколению после этого, если я могу остановить детей — мальчиков от жестокого обращения, а девочек от вступления в отношения, в которых они становятся жертвами», — сказала она.

«Если вы меняете его, вы помогаете ей и помогаете детям. И это меня поразило. Так что я действительно помогаю, а не только ему, я помогаю всей семье, а затем еще одному поколению после этого, если я смогу остановить детей — мальчиков от жестокого обращения, а девочек от вступления в отношения, в которых они становятся жертвами ».

— Kerry

Эффективность таких программ сложно оценить, — сказал доктор.Эд Гондольф, давний исследователь по вмешательству обидчиков. Иногда мужчины бросают учебу на полпути или теряют контакт с исследователями, ищущими последующие интервью. Его собственное исследование показало, что около 49 процентов мужчин, которые участвовали в одной из этих программ — хотя и не обязательно завершили их — повторно подверглись насилию через четыре года. Но то же исследование показало, что большая часть этих нападений произошла в течение первых шести месяцев, возможно, до того, как вмешательства успели вступить в силу.По прошествии четырех лет наблюдения около 90 процентов не подвергали своего партнера физическому насилию в предыдущем году.

«В конце концов, я чувствую себя виноватым, потому что теперь моему сыну приходится разбираться с этим».

«Я сижу там и думаю, хорошо ли я когда-нибудь плохо обращался с ней перед ним? И я хочу сказать нет. Но тогда всегда приходится спрашивать себя: может, я что-то сказал, и он это услышал. Или он будет думать о своей маме по-другому, потому что видит, что папа в одно время относился к ней иначе.»- Дакота

В ходе репортажа этой истории я услышал противоречивые мнения: партнер Джейка, который возобновил отношения после нескольких лет разлуки, сказал, что Джейк никогда не преуменьшал значение того, что он сделал с ней. Она видит разницу в том, как он себя ведет сегодня. «Вы можете сказать, что на этом курсе его учили по-другому, как вести себя с собой:« Вот инструменты, как не попасть туда, а если вы это сделаете, вот что вы делаете », — сказала она. Но другая женщина, которая больше не состоит в ее отношениях, сказала, что она не заметила положительных изменений, что ее партнер продолжал злоупотреблять и манипулировать после завершения урока.

Одна вещь, кажется, последовательна среди тех, кто исследует и поддерживает эти программы: они все еще работают в качестве защитников, потому что они видели, как мужчины добиваются прогресса, и верят, что изменения возможны. Они слышали, как жертвы говорят, что чувствуют себя в большей безопасности. Они слышали, как мужчины выражают сочувствие. Может быть вредно думать, что так будет с каждым мужчиной; Есть такие, кому нечего менять. Однако защитники согласны с тем, что существует необходимость в пространстве для обучения здоровому поведению и развития чувства ответственности.Что бы произошло, если бы мужчин побудили бросить вызов своим системам убеждений о женщинах и отношениях, власти и контроле до того, как они были вынуждены сделать это по вызову службы экстренной помощи?

Лорен Джастис — фотограф-фрилансер.

The Times обязуется опубликовать различных писем редактору. Мы хотели бы услышать, что вы думаете об этой или любой из наших статей. Вот несколько советов . А вот и наш электронный адрес: писем в любое время.ком .

Следите за разделом мнения New York Times на Facebook , Twitter (@NYTopinion) и Instagram .

Восемь причин, по которым женщины остаются в жестоких отношениях

Когда полузащитник НФЛ Рэй Райс сбил свою невесту Джаней Палмер без сознания в лифте в 2014 году, это поначалу не привлекло особого внимания. Его обвинили в домашнем насилии и дисквалифицировали на две игры.Через несколько недель ему было предъявлено официальное обвинение, но на следующий день они с Палмером поженились.

Однако, когда появилось видео с камеры безопасности, оно быстро стало вирусным. Наблюдение за тем, как Райс сбивает и грубо вытаскивает из лифта Джанай Палмер, произвело на зрителей сильное впечатление. Последовавшие волны возмущения заставили НФЛ изо всех сил усилить наказание Рэя Райса и провести внутренний анализ своей политики в отношении домашнего насилия. 1

Интересный поворот произошел, когда Джанай Палмер выступила в защиту своего мужа.На пресс-конференции она извинилась, сказав: «Я глубоко сожалею о той роли, которую сыграла той ночью», а позже попросила людей прекратить свои суждения и обвинения. «Просто знайте, что мы продолжим расти и показывать миру, что такое настоящая любовь», — написала она в Instagram, прося других ничего не брать у мужчины, которого она любит.

Это вызвало новый общественный резонанс. Недоверчивые наблюдатели не могли понять, как Палмер могла стоять рядом со своим мужчиной. Атаки теперь обращались к ней, и комментаторы сомневались в ее здравом уме, невиновности и мотивах.Зачем кому-то оставаться с человеком, который потерял сознание, не говоря уже о том, чтобы защищать его? Что было не так с Палмером, что она сделала это?

Эти обвинения и вопросы вызвали отпор. Жертвы и защитники женщин выступили в защиту Палмера и описали сложные дилеммы, с которыми сталкиваются женщины в отношениях с насилием. Беверли Гуден, менеджер по персоналу из Северной Каролины, запустила в Твиттере хэштег #WhyIstayed, где поделилась своими причинами, по которым она осталась в насильственном браке.«Однажды я попытался выйти из дома после оскорбительного эпизода, и он заблокировал меня», — сказал Гуден, позже добавив: «Я думал, что любовь победит все». Ее хэштег стал сплоченным моментом, когда сотни жертв опубликовали свои истории о факторах, которые удерживали их в оскорбительных отношениях.

Как исследователям домашнего насилия, нам было любопытно, как эти публикации могут помочь профессионалам и общественным наблюдателям лучше понять уникальные проблемы, с которыми сталкиваются жертвы домашнего насилия. Вместе с коллегой Жаклин Крейвенс и докторантом Ролой Аамар я изучил эти голоса, чтобы увидеть, чему можно научиться.Мы собрали сотни сообщений от женщин со всего мира и прочитали, закодировали и отсортировали их, опубликовав эти результаты в 2015 году.

1. Искаженные мысли . Когда вас контролируют и причиняют боль, это травмирует, и это приводит к замешательству, сомнениям и даже самообвинению. Преступники преследуют и обвиняют жертв, что утомляет их и вызывает отчаяние и чувство вины. 3 Например, женщины поделились: «Я считала, что заслужила это», и «Мне было стыдно, смущенно и я винила себя, потому что думала, что спровоцировала его.Другие сводили к минимуму насилие как способ справиться с ним, говоря: «[Я остался], потому что не думал, что эмоциональное и финансовое насилие на самом деле является насилием. Потому что слова не оставляют синяков »и« Потому что я не знала, что мой парень сделал со мной изнасилование ».

2. Снижение собственного капитала. Связанный с этим ущерб был нанесен самому себе в результате унижающего достоинство обращения. Многие женщины чувствовали себя подавленными и бесполезными, говоря: «Он заставил меня поверить, что я никчемная и одинокая» и «Я чувствовала, что сделала что-то не так и заслужила это.”

3. Страх. Угроза телесных и эмоциональных повреждений очень велика, и насильники используют ее, чтобы держать женщин в ловушке и держать их под контролем. 4 Женщины-жертвы насилия гораздо чаще подвергаются террору и травмам, чем жертвы-мужчины. 5 Один сказал: «Я боялся его… Я знал, что он оставил бы уродливый кошмар». Попытка оставить обидчика опасна. Одна женщина чувствовала себя в ловушке из-за того, что ее муж «угрожал выследить меня и причинить вред всем моим близким, включая наших детей, пока я смотрела, а затем убивала меня.”

4. Желание стать Спасителем . Многие описывали желание помочь или полюбить своих партнеров в надежде, что они смогут изменить их: «Я верил, что могу полюбить его жестокое обращение». Другие описали внутренние ценности или обязательства по отношению к браку или партнеру, написав в Твиттере: «Я думал, что буду сильным человеком, который никогда не оставит его и не продемонстрирует ему преданность. Я исправлю его и научу любви ». Другие пожалели и поставили потребности своего партнера выше своих собственных: «Его отец умер, он стал алкоголиком и сказал, что Бог не хочет, чтобы я оставил его, потому что он нуждался во мне, чтобы сделать его лучше.”

5. Детский . Эти женщины также ставят своих детей на первое место, жертвуя собственной безопасностью: «Я боялась, что если он не будет бить меня, он избьет своих детей. И я ценил их жизни больше, чем свою ». И: «Я оставался там 20 лет, защищая наших детей, и все это время подвергался жестокому обращению». Другие говорили о том, что они остались, чтобы принести пользу детям: «Я хотел, чтобы у моего сына был отец».

6. Семейные ожидания и опыт. Многие публиковали описания того, как прошлый опыт насилия исказил их самоощущение или здоровые отношения: «Я наблюдал, как [мой отец] бил мою маму.Потом я нашел кого-то совсем как папа »или:« Потому что вы воспитаны животными, вы являетесь партнером волков ». Некоторые упоминали семейное и религиозное давление: «Моя мать сказала мне, что Бог отречется от меня, если я разрушу свой брак».

7. Финансовые ограничения . Многие ссылались на финансовые ограничения, часто связанные с уходом за детьми: «У меня не было семьи, двух маленьких детей, денег и чувства вины, потому что он получил повреждение мозга в результате автомобильной аварии». Другие не могли сохранить работу из-за того, что обидчик контролировал их или получили травмы, а другие использовались обидчиком в финансовом отношении: «[Мой] бывший накопил тысячи долгов на мое имя.”

8. Изоляция . Распространенная тактика манипулятивных партнеров — отделить жертву от семьи и друзей. Иногда это физически, как испытала одна женщина: «Я была буквально в ловушке в глуши Западной Вирджинии, и он использовал моего маленького мальчика, чтобы держать меня рядом». В других случаях изоляция носит эмоциональный характер, как одной женщине сказали: «У тебя могут быть друзья и семья, или ты можешь иметь меня».

Хотя эти восемь причин для проживания являются общими, они не описывают каждую жертву и ситуацию.Женщины также могут быть преступниками, и существует множество моделей насилия. 6 Тем не менее, в этих сообщениях содержится убедительный взгляд изнутри на трудности принятия решений в отношениях с насилием, и это полезно для понимания посторонними. Одна из причин, по которой многие жертвы не решаются высказаться, заключается в том, что они боятся осуждения и давления со стороны друзей и профессионалов. 7 Если бы больше людей ответили на рассказы жертв о жестоком обращении с озабоченностью и состраданием, а не с критикой, больше жертв могло бы высказаться и найти поддержку, в которой они нуждаются, чтобы жить жизнью, свободной от жестокого обращения.

Джейсон Б. Уайтинг, доктор философии, LMFT, профессор брака и семейной терапии Техасского технологического университета. Он исследует обман, общение и насилие в отношениях и является автором готовящейся к выходу книги Люби меня истинно: преодоление удивительных способов обмана в отношениях (2016). Для получения дополнительной информации посетите drjasonwhiting.com и подпишитесь на него в Twitter: @Jason_Whiting .


1. Кантор Дж. (2016). Видя насилие и слишком знакомую закономерность: Джанай Палмер, жена Рэя Райса, дала понять, что нападение было вырвано из контекста. Нью-Йорк Таймс . Получено с: http://www.nytimes.com/2014/09/10/us/seeing-abuse-and-a-pattern-too-familiar.html?_r=0

2. Кравенс, Дж. Д., Уайтинг, Дж. Б. ., и Аамар Р. (2015). Почему я остался / ушел: анализ голосов о насилии со стороны интимного партнера в социальных сетях. Современная семейная терапия. DOI 10.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.