29.09.2022

Муж бьет: Муж бьет? Значит, сядет! — Российская газета

Содержание

5 причин, почему муж бьёт и оскорбляет свою жену

Многие женщины сталкиваются с домашним насилием в семье. Их муж может позволить себе начать оскорблять свою жену и даже поднять на неё руку. Его не останавливает даже тот факт, что рядом могут быть дети которые всё это видят.

Обычно женщины по началу терпят такое отношение к себе потомучто любят его и надеются на то что он исправится. Но к сожалению со временем ситуация только усугубляется и мужчина продолжает ругать, оскорблять и бить свою жену. Но почему мужчина так себя ведёт? Расскажем про 5 причин почему муж бьёт и оскорбляет свою жену.

Такое поведение является нормальным для него

Для мужчины бить и оскорблять свою жену это вполне нормальные вещи. Он мог в юном возрасте наблюдать за тем, что его родители ругаются друг на друга и его отец тоже мог ударить мать. Ему трудно понять, что можно и по-другому решать проблемы если они есть и высказывать свои недовольства женщине

У мужчины куча комплексов

Когда мужчина бьёт свою жену, и оскорбляет её тогда на фоне жены он чувствует себя уверенней.

Всё потому-что он переполнен комплексами и страхами. Из-за этого он пытается самоутвердиться за счёт женщины

Отсутствие любви к женщине

Мужчина может не любить свою жену и не испытывать к ней чувств. Его поведение рядом с ней будет агрессивнее чем обычно. При этом он может даже поднять на жену руку, чтобы та отстала от него или не мешала ему заниматься своими делами.

Он не знает как добиться своего иначе

Мужчина может просто не знать, как ему можно добиться своего от женщины другими путями. Для него оскорбления самый действенный способ, который помогает ему в этом. Женщина после оскорблений мужчины может стать более послушной и покорной, что несомненно на руку мужчине.

Сравнения с другими женщинами

Он может сравнивать свои отношения или саму женщину с другими женщинами, причём эти сравнения не будут в пользу его супруги. Из-за этого у него возникает злость, потому-что жена друга может лучше готовить, лучше себя вести, быть привлекательнее и так далее.

Все сравнения мужчины держатся лишь на его субъективном видении, которое может не отражать реальную картину в других отношениях.

«Меня бьет муж»: Пошаговая инструкция для пострадавших от насилия

Обманом выкрасть бывшую жену и держать ее в заложниках. Избить гражданскую жену до синяков и сотрясения мозга. Выгнать из дома жену с пятью детьми и заселить в дом квартирантов. Таких случаев по республике — сотни, и большинство из них остаются безнаказанными, о чем мы уже писали. Сегодня Vox Populi предлагает изучить последовательность шагов, которые нужно предпринять женщине, столкнувшейся с насилием.

Фото: Наталья Слудская, Тимур Батыршин, фото из открытых источников в интернете

Обманом взял в заложники и удерживал в горах

Куралай (имя изменено) прожила с мужем 20 лет, и все эти годы муж ее бил. В конце концов они развелись, и Куралай стала жить с двумя дочерьми — 18 и 15 лет. Женщина уже начала привыкать к новой жизни без побоев, но однажды ей позвонила свекровь с просьбой приехать в гости и привезти девочек, по которым она соскучилась.

Свекровь сказала: «Не переживай, я старый человек, ничего тебе не сделаю, всё будет нормально».

8 марта Куралай приехала к свекрови на три праздничных дня и пропала вместе с девочками на три месяца. Ни родственники, ни соседи понятия не имели, куда они делись. По сговору со свекровью муж приехал к ней, фактически взял бывшую жену с детьми в заложники, увез к себе в крестьянское хозяйство в горах в 80 километрах от Чилика, забрал мобильные телефоны и заставил жить с ним и работать на ферме.

Только через три месяца одной из девочек удалось выкрасть у отца телефон и позвонить родственникам с мольбой о помощи, а родственники обратились в фонд «НеМолчи.KZ».

Дина Тансари

Для лидера «НеМолчи.KZ» Дины Тансари эта история — рядовая, каких сотни. Дина позвонила в полицию, и когда группа полицейских прибыла на ферму, их встретила улыбающаяся Куралай. Женщина сказала: «У нас всё нормально, у нас тут скот, работа, крестьянское хозяйство, мы здесь останемся». Полицейские в замешательстве позвонили Дине, чтобы уточнить, действительно ли она уверена в том, что женщине нужна помощь, ведь та не выглядит как человек, которого бьют и угнетают.

Тогда Дина попросила позвать Куралай к телефону и сказала: «Я руководитель фонда, который защищает женщин и детей от насилия, просто отойдите подальше от полицейских и ответьте мне на три вопроса». Когда Куралай услышала женский голос в трубке и поняла, что заданные вопросы никто, кроме нее не услышит, она стала разговаривать совсем по-другому. И ответила на все три вопроса: «Да, муж меня избивает», «Да, я нахожусь здесь не по своей воле», «Да, я хочу уехать отсюда». Заручившись поддержкой фонда, она взяла дочерей, села в машину и уехала, вырвалась от мужа-насильника.

Позднее выяснилось, что бывший муж запугал Куралай, сказал ей, что купил всех полицейских, и если она им пожалуется, он ей голову снесет. Почему она сама не предприняла меры, чтобы выбраться из заточения и спасти себя и дочерей — на этот вопрос она не смогла ответить.

«Когда тебя годами бьют, у тебя пропадает чувство самосохранения, — объясняет Дина Тансари. — Ты приспосабливаешься, ты уже ничего не чувствуешь, ни моральной боли, ни физической, а главное — ты не веришь ни в какое спасение. Поэтому должны быть специализированные подразделения, которые смогут грамотно вести такие дела, понимая специфику подобных преступлений. Как правильно проводить экспертизу, как вести себя на допросах, как снять с жертвы чувство вины. Такие подразделения в других странах показывают себя очень эффективными в работе».

Факт насилия нельзя оставлять безнаказанным

Какие конкретно шаги нужно предпринять женщине, решившей подать заявление на мужа?

  • Если есть факт избиения, нужно сразу обратиться в полицию. После этого вместе с полицейскими придется поехать на проведение экспертизы — зафиксировать побои.
  • При необходимости полицейский обязан выписать защитное предписание, оно запрещает обидчику приближаться к пострадавшей в течение 30 дней. Под это предписание попадают и дети.
  • Если женщина вызывает полицию впервые, но имеет дело с систематическими побоями, это надо обязательно указать в заявлении.
  • Если ранее она уже обращалась в больницу с сотрясением мозга или ушибами, если у нее есть свидетели — соседи или родные, которые в курсе, что она регулярно подвергается насилию, — об этом тоже надо написать в заявлении. Надо указать причину, почему раньше не обращалась в полицию — например, боялась.
  • Если речь идет о систематических избиениях, обязательно нужно брать защитное предписание и идти до конца. То есть до суда. Какое бы решение ни принял суд — это будет решение, и участковый обязан будет поставить обидчика на административный учет. Это значит, что он как правонарушитель будет состоять под надзором, и участковый обязан будет контролировать эту семью. Соответственно, риск последующих избиений все-таки снижается.
  • Если женщина проживает в собственном жилье, она может потребовать, чтобы в придачу к защитному предписанию мужа (либо бывшего мужа или сожителя) отселили.
    Пока по закону никто не имеет права отселять мужа, который проживает в своем жилье, а если оно ему не принадлежит, женщине стоит выставить барьер от его посещений.
Фото: Тимур Батыршин
  • На основании заявления, которая пострадавшая женщина написала в полицию, ей нужно обратиться в органы опеки и попечительства. Потому что при разводе обязательно встанет вопрос о разделе детей: насильники всегда манипулируют детьми, это их основной инструмент влияния на жертву. Обращение в органы опеки и попечительства позволит пострадавшей написать заявление с просьбой поставить ее семью на учет, так как от насилия в семье дети страдают тоже. В случае, если дело дойдет до развода, у женщины на руках будут документы, что она неоднократно обращалась в полицию и столько же раз в опеку. Документы, которые об этом свидетельствуют, помогут ей избавиться от опасений, что муж отсудит у нее детей.
  • Если муж нарушил защитное предписание, надо снова идти в полицию и подавать заявление в суд. Тогда суд должен будет вынести постановление «Об особых требованиях».
    Они немного жестче, чем защитное предписание: этот документ выдается сроком на три месяца, иногда до полугода. Если мужчина применяет агрессию именно в моменты приема алкоголя, об этом тоже надо сказать в полиции. И тогда постановлением «Об особых требованиях» насильнику запретят употреблять алкоголь, а нарушение этого требования будет грозить ему арестом на несколько суток.
  • Если женщина несколько раз подвергалась побоям — например, три-четыре раза за год, — то она может требовать от полиции завести дело по статье 110 (истязания). Это также касается беременных женщин: даже если муж избил жену впервые, но знал, что она беременна, ему сразу грозит статья 110, часть вторая — уголовная ответственность сроком до 7 лет. То есть женщине нужно знать, что регулярные избиения — это уже никакая не административная статьи, а именно уголовная!
  • Если после избиения женщина попадала или сама обращалась в больницу с внешними травмами или травмами внутренних органов, все выписки и протоколы лечения надо сохранять. В случае, если терпение иссякнет, и женщина захочет обратиться в суд с жалобой на истязания, эти документы помогут ей доказать факты насилия. Все они будут приобщены к делу, и каждая такая бумага — еще один аргумент против насильника, так что их надо накапливать.

— Страшно произносить слово «накапливать», — признается Дина. — Но чаще всего насилие в семье происходит именно методом накопления. Разбирая первое обращение женщины за помощью, мы начинаем вскрывать прошлое: выясняется, что она уже лежала в больнице, и не один раз, и все на это закрывали глаза.

Мы постоянно поднимаем вопрос, что статистику надо вести не только в МВД, но и в Минздраве. Если врачи будут вести статистику по побоям, будут обязаны заявлять, что к ним поступила или обратилась самостоятельно женщина с побоями, и ставить ее на учет, мы будем иметь полную картину того, сколько женщин и как часто подвергаются домашнему насилию.

Кстати, у нас сейчас сотрясение мозга причисляется к легким побоям, перелом руки тоже могут отнести к легким, а это помогает насильнику уйти от ответственности.

Агрессия сидит внутри

Женщине, пережившей насилие, нужна моральная и юридическая поддержка. Но и мужьям, которые применяют агрессию по отношению к своим самым близким людям, тоже нужна помощь. Дина считает, что калечит тот, кто сам искалечен, и с ними тоже должны работать психологи.

— Это должно быть построено по типу трудовых лагерей. Что-то среднее между тюрьмой и больницей. Пусть «вкалывают», параллельно работают со специалистами, меняют сознание, осознают свое падение. У нас вся политика направлена на то, чтобы спасать женщину — лечить, поддерживать, возвращать к жизни. А муж остается прежним. Даже если его выгнать, он найдет другую женщину, уйдет к матери, будет бить мать, сестру начнет избивать. Здесь надо работать комплексно. Женщину защищает полиция, убежище она находит в кризисных центрах, а мужчины остаются со своей нерешенной проблемой, с агрессией, которая всё равно сидит у них внутри.

С кризисными центрами, по мнению Дины, тоже надо искать новые формы работы. Пока кризисный центр — это, безусловно, спасение: женщина находит там укрытие, постель и еду. Но в идеале надо перестраивать работу центров, чтобы они были ориентированы на социальную адаптацию женщины: чтобы после всего произошедшего она могла найти свое место в обществе.

— Надо учить женщину защищаться, дать ей правовую поддержку, — считает Дина. — Объяснить, как правильно ходить по инстанциям: у нас такое знание очень пригодится, так как в казахстанских инстанциях никто никого с распростертыми объятиями не встречает, надо уметь за себя бороться. Вопросы социализации важны: пройти обучение, получить учебу, выйти в люди, обрести экономическую независимость от мужа, объяснить, на какую поддержку от государства она имеет право. Укрывать, прятать, кормить, ограждать от мужа — это срочная мера, направленная на то, чтобы дать женщине временную передышку.

— Возьмем один из последних примеров. У мужа с женой совместное хозяйство, большой дом, пятеро детей. И муж женщину выгоняет, отбирает дом, заселяет квартирантов. Жену приютил кризисный центр, она пережидает там острый период, выходит — и у нее нет никаких отправных точек. Женщину надо учить: здесь тебе помогут органы опеки, здесь — ювенальная полиция, здесь — кризисный центр, а здесь — полиция. В нашей стране сложно найти помощь, которая именно кардинально поменяла бы ситуацию.

Проблема номер один: никто не хочет взять на себя ответственность за бытовое насилие. МВД сейчас вынуждены это делать — из-за того, что уголовная и административная ответственность разделены, полиция распределяет эту ответственность между собой и судами. Но нет органа, отвечающего целиком за противодействие насилию в семье.

Если бы у нас было Министерство по делам семьи и детей, мы бы с этого министерства могли спросить — какую правовую, юридическую и социальную помощь и где могут получить пострадавшие от насилия? Тогда можно было бы контролировать органы опеки, полицию, школы, суды. Можно было бы вести статистику, которой у нас до сих пор нет, тогда работа шла бы эффективнее.

— Но МВД от нас эту статистику тщательно скрывает: сколько людей стоит на учете по насилию по Казахстану, сколько неблагополучных семей, сколько женщин, которые не обращаются в полицию из-за побоев, а только в больницу, сколько детей, которые страдают от того, что в их домах присутствует насилие. Многие преподаватели тоже видят таких детей, знают об их страданиях, и даже стараются оказать им помощь, больше задействуют в школьной жизни, чтобы отвлечь от домашних проблем — но это личная инициатива людей, они делают это независимо от госпрограммы. А почему не сделать это обязательным — вести учет таких семей, где всё неблагополучно? Но здесь нет комплексной работы, нет ответственного лица. Нет министра, который бы за это отвечал.

У нас пока всё на уровне рекомендаций. Есть рекомендательный орган — нацкомиссия, есть рекомендательный орган — Комитет по защите прав детей при Министерстве образования. Эти органы не могут в приказном порядке кому-то что-то поручить, и у них нет бюджета от государства на то, чтобы действовать.

Почему не работает дорожная карта

— У нас сейчас действуют 13 дорожных карт по бытовому насилию. На каждую карту выделяются миллиарды. Например, МОН разработал карту по борьбе с домашним насилием — это 13 миллиардов тенге. Мы вложим сейчас в эту карту деньги — а может быть, всё то же самое, что делают Минздрав, МИОР и МВД, отдать одному отдельному органу, который бы сам решил, как правильно распределить эти деньги? Не раздавать их в отдельные кризисные центры и НПО, где в каждом свои правила, а решать проблему системно. И правила помощи и выживания для таких женщин сделать одни на всю страну, строго регламентировать и соблюдать их.

Пока наказание обидчика зависит от того, насколько сильной окажется женщина, сможет ли она не сдаться в борьбе за свое право быть неприкосновенной. Дина приводит в пример случай, который можно назвать хрестоматийным: хоть преступник и получил слишком маленький срок, победа состоит уже в том, что он не ушел безнаказанным.

— Женщина познакомилась с мужчиной, он жил в Талдыкоргане, она — в Алматы. Месяц прожили в ее квартире, где до этого она проживала с ребенком, за месяц он успел два раза ее избить, она подала на него заявление в полицию и ушла от него. Побои были сильные, пострадавшая лежала в больнице с сотрясением мозга, всё тело у нее было в синяках и ушибах. Это случилось перед Новым годом, до марта тянулись суды, в результате она добилась по суду предписания «Об особых требованиях». Женщина дважды поменяла жилье, переехала в общежитие, сняла там комнату, чтобы не оставаться одной в квартире, чтобы рядом были люди.

— Идет строгий карантин, но мужчина приходит к общежитию, выбивает окно булыжником, потом выламывает дверь, то есть наносит еще и ущерб заведению, а булыжник едва не попадает в ребенка, который делал уроки. Женщина обращается в полицию, итог — наказание составляет 10 дней ареста. За нарушение карантина — 5 дней, за нарушение общественного порядка — 3 дня, а за нарушение предписания «Об особых требованиях» — 2 дня.

Дина считает, что против пострадавшей сыграли два момента. Первый — что у госорганов своя арифметика: они сидят и считают, как дорого нам будет содержать преступника в тюрьме. А второй — что закон изначально нацелен на то, чтобы наказание не было слишком суровым.

— Она выиграла суд, и мужчине дали 10 суток — разве это можно расценивать как победу? Но для нас это тоже победа, — говорит Дина. — Нынешний закон «О профилактике бытового насилия» нарушает права женщины самим своим существованием! Потому что именно этим законом мужьям как будто бы официально разрешено бить жен и уходить от уголовной ответственности. Каким-то чудом под этот закон попали еще и бывшие мужья и сожители.

Кадр из фильма «Груз 200»

— То есть, если на улице мужчина изобьет женщину — это будет уголовная статья, и за это может быть установлен тюремный срок до двух лет тюрьмы. А если в собственной квартире муж избивает жену, то и двух дней тюрьмы ты не добьешься, ты будешь ходить по инстанциям, а судья может вынести просто предупреждение. В этом и есть абсолютное нарушение прав женщины. Закон должен работать наоборот: если муж бьет жену, он должен попадать под закон о бытовом насилии. И закон должен быть жестче: срок не два года, как за хулиганство, а три. Только тогда бывших жен не будут преследовать годами.

Перечень шагов, которые мы перечислили выше — для того, чтобы женщины узнали, что именно им надо делать. И поверили в то, что им удастся наказать насильника. Обратная пропорция обязательно начнет работать: чем больше будет обращений в полицию, тем меньше будет насильников, уверенных в том, что преступления сойдут им с рук.

«Муж избивал, а я его любила»: история девушки, пережившей домашнее насилие — Люди

Жительнице Балашихи Екатерине всего 26 лет. К своим годам девушка пережила многое: сначала издевательства отца, а затем побои мужа. Она терпела боль в душе и теле, давилась рыданиями, но не звала на помощь. Как случилось, что молодая девушка, столкнувшись с домашним насилием, не могла пожаловаться на поведение мужа и считала это предательством и почему она долгие годы терпела его агрессию, Екатерина рассказала «РИАМО в Балашихе».

Вопрос жизни и смерти: что жители Балашихи думают о смертной казни>>

«Пьяный отец бил маму ногами, а она молчала»

С насилием в семье я столкнулась еще в детстве. Отец страшно ревновал маму и устраивал скандалы без повода, а когда был «под градусом», то и руки распускал. Мне было лет шесть-семь, и я прекрасно помню, как мы с мамой прятались от разъяренного отца. Она плакала, а я сидела рядом, гладила ее своими маленькими ручонками и тихо всхлипывала. Меня отец целенаправленно не бил, но приходил в ярость, когда я кидалась на защиту мамы.

Истории женщин, столкнувшихся с домашним насилием, и советы психолога

Однажды я проснулась ночью от тихих вскриков. Босыми ногами прошлепала в комнату к родителям, приоткрыла дверь. Мама сидела на полу, сжавшись в комок, прикрывала лицо руками. А пьяный отец бил ее ногами. Я кинулась на отца с кулаками. Он со всей силы ударил меня, я отлетела в конец комнаты, ударилась головой. В этот момент отец будто очнулся, и молча вышел из комнаты. Моя рана оказалась серьезной, бежала кровь. Пока мама накладывала мне повязку, я ждала – вот, сейчас она вызовет полицию или позвонит дедушке – любому, кто сможет нас защитить. Но мать промолчала, и это для меня было очень странно, страшно и необъяснимо.

Отец умер, когда мне было 12 лет. И мне не было его жаль. Только удивлялась и не могла понять, почему мама так сильно плачет: отец ее страшно бил все эти годы. Разве она не должна радоваться, что он, наконец, перестал ее мучить?

В голове я постоянно строила диалог с мамой, спрашивала, почему она не ушла от отца, почему позволяла ему так обращаться с собой. Но вслух мы произносили только: наш папа – лучший, мы по нему тоскуем.

Жизнь после развода: истории жительниц Балашихи и мнение психолога>>

«Я смотрела ему в рот и молча восхищалась»

Во время учебы в институте я до безумия влюбилась в молодого человека – он учился на филфаке и был старше меня на три года. Красивый, воспитанный, интеллигентный, коренной москвич. Любовь была, как мне казалось, взаимной. Ваня, назовем его так, сразу познакомил меня с родителями и друзьями. Они все были такие умные, постоянно спорили о политике, высокой литературе, искусстве. Я смотрела ему в рот, молчала и восхищалась.   

История алкоголика из Балашихи: «Жил в гаражах, не был на похоронах мамы»

Спустя два года, когда мне исполнилось 20 лет, мы с Ваней поженились. По наследству от бабушки ему досталась двухкомнатная квартира в Москве. Там мы и поселились. Первые полгода после свадьбы я купалась в счастье. Я училась, Ваня занимался репетиторством, искал достойную работу. Вечерами вместе готовили ужин, встречали друзей, засиживались до рассвета.

А потом у Вани внезапно умер отец — оторвался тромб. Он очень сильно переживал, в первые месяцы после похорон я часто заставала его на кухне с бутылкой. Конечно, пыталась утешить мужа, делала все возможное, чтобы он не чувствовал себя одиноким. Но мои проявления нежности Ваню раздражали. А когда я говорила о том, что пора завязывать с выпивкой, муж выходил из себя – орал, матерился, обзывался. На тот момент все двери в нашей квартире были во вмятинах – Ваня стал агрессивным, но в момент ссоры он себя сдерживал. И бил не меня, а двери, стены и все вокруг.

Муж целыми днями сидел на кухне, курил в окно, рассуждал о бренности жизни. От учеников он отказался, объяснив это тем, что он создан для более высоких целей в жизни, чем репетиторство.

Чайлдфри из Балашихи: «Это осознанный выбор, не нужно нас переубеждать»>>

«Надо просто перетерпеть»

Однажды я как обычно вновь молила о том, чтоб муж взялся за ум. Он молча посмотрел на меня, подошел и наотмашь ударил меня по лицу. Я упала с табурета, а Ваня, проходя мимо, пнул меня ногой в спину. От боли я зажмурилась, из глаз потекли слезы. Слышала, как муж без единого слова вышел на улицу, хлопнув дверью.

Как пережить развод: советы психолога

Всю ночь я прорыдала в подушку и просто не могла поверить в то, что со мной случилось.

Думала: мой родной человек, самый воспитанный и самый добрый, не смог пережить смерть отца и помешался от горя… Решила, что время вылечит – надо только перетерпеть.

И я терпела два долгих года. Ваня постоянно куда-то уходил, возвращался ночью, пьяный. Врывался в комнату, бил меня в кровати, таскал за волосы, пинал ногами по всему телу. Я защищалась, убегала, пряталась. Но Ваня был сильнее, и мои шансы укрыться от его побоев равнялись нулю. Самое страшное, что муж бил меня молча. Если я плакала, кричала, молила его о пощаде, то он никогда не издавал никаких звуков. Выпустив пар, он уходил на кухню, и уже там, разговаривая сам с собой, обзывал меня проституткой, продажной дрянью, которая сломала ему жизнь и карьеру.

Муж убедил себя, что, если бы не я, и отец его был бы жив, и он сам уже преподавал бы в университете.

Я скрывала от всех, что меня бьет муж. Считала, что если пожалуюсь друзьям, то предам Ваню — как женщина, которая бросает мужа-инвалида.

Нынешние жены против бывших: «Клянчит у мужа деньги и флиртует»>>

«Мама сказала: такова участь всех женщин»

Однажды я не выдержала и позвонила свекрови. Рыдая в трубку, я рассказывала о том, как себя ведет Ваня, когда мы остаемся с ним один на один. Свекровь мне не поверила. Ее Ваня? Этот милый, ласковый, добрый мальчик? Он никогда не поднимет руку на женщину!

Наверное, на ее месте я бы тоже не поверила. Потому что настоящий Ваня – другой. С этой мыслью я прожила еще полгода. За это время он завел себе любовницу и не скрывал этого: при мне разговаривал с ней по телефону, назначал встречи. Привел себя в порядок, снова стал заниматься репетиторством. Все заработанные деньги муж тратил на другую женщину: покупал цветы и шампанское, водил любовницу в кино.

А я терпела – потому что любила. Не могла поверить, что так ошиблась в человеке.

Все твердила себе, что Ваня до сих пор не может пережить смерть отца, что он человек творческий, возвышенный, ему нужно время, чтобы прийти в себя.

После очередной драки я решила выговориться и рассказать все маме. До этого мы общались регулярно, но о теплых, душевных беседах и речи быть не могло. Я плакала, рассказывала маме, как Ваня меня регулярно избивает. Она выслушала молча, а потом заявила, что такова учесть всех женщин. Что-то в духе «бьет, значит любит», надо «держаться за мужа», каким бы он ни был, ведь лучше так, чем быть одинокой.

Ну что же, спасибо, мам, поддержала…

Нынешние жены против бывших 2: «Шлет моему мужу свои интимные фотки!»>>

«Лишь бы он был подальше от меня»

©  сайт GIPHY

Наверное, у каждого человека есть какой-то предел: физический и моральный. В тот день, возвращаясь с работы, я увидела на нашем почтовом ящике красную наклейку – предупреждение о большой задолженности за услуги ЖКХ. Стыдно было перед соседями. Зашла домой подавленная. А тут принаряженный Ваня, снова на свидание с любовницей собрался. Не выдержала. ..

Меня прорвало как большой гнойник, который долго «созревал», а потом лопнул. Мои потоки «гноя» уже ничто не могло сдержать. Высказала все, что думаю. Ваня ударил меня по лицу.

Я дала ему ответную пощечину, впервые за несколько лет. Вложила в этот удар всю свою боль, все разочарование в жизни.
ВИЧ‑положительная из Балашихи: «Боюсь, что на меня будут показывать пальцем»

Муж ушел, а я рыдала всю ночь. Поняла. Наконец-то я поняла – и про себя, и про маму. Почему она всю жизнь терпела побои? Потому что типичная жертва, слабая духом, зависимая. Наверное, мама не стала бы сопротивляться даже если бы отец хотел забить ее до смерти. Но я так жить не буду.

Через день я съехала от мужа с двумя чемоданами. Начала строить свою жизнь. От общих знакомых я узнала, что Ваня всем рассказывал, как я ему изменяла и была плохой хозяйкой. К тому же бесплодной. Потому он со мной и разошелся. Чему удивляться? Мне кажется, каждый второй развод развивается по такому сценарию – жена плохая, а муж несчастный. Даже если он наркоман и последний ублюдок, все равно виновата женщина. У меня такая пустота была в душе, такое безразличие ко всему, что я даже не среагировала на клевету — мне было наплевать. Пусть говорит, что хочет. Лишь бы подальше от меня. Сейчас мы в разводе около двух лет.

Долгое время ходила к психологу, решала свои внутренние проблемы.

Она и рекомендовала «перетряхнуть» прошлое, поговорить с матерью о том, как ее избивал отец. Это было трудно. Но зато теперь у нас с мамой теплые отношения. А я точно знаю, как вести себя со своими детьми, чтобы воспитать их сильными и независимыми личностями. Такими, чтобы хватило сил бороться с домашними тиранами, если это потребуется.

Истории жертв домашнего насилия — The Village Казахстан

За четыре года, которые здесь работаю, я повидала разных женщин с разными историями. Чаще всего они попадают к нам в день инцидента и находятся в шоковом либо агрессивном состоянии. Провожу с ними беседу и заполняю психологическую карту каждой пострадавшей, составляю индивидуальный план работы по улучшению их психического состояния, а после выписки пишу заключение.

Моя цель — повысить самооценку женщин, чтобы они могли рассуждать своим умом

В отношении жертв применяется не только физическое насилие, но оказывается и моральное, и экономическое давление. У них очень низкая самооценка, мужья убедили их в том, что они никчемные. Женщины думают, что они сами во всем виноваты: в том, что ребенок заболел или в том, что муж изменяет и избивает. В случае экономического давления мужья не дают женам деньги даже на самые необходимые расходы, заставляют сидеть на кухне, когда дома гости, запрещают трогать какие-то вещи. Короче говоря, женщина не может свободно жить в своем доме.

Конечно, не во всех случаях мужчины тираны и монстры, у некоторых женщин тоже бывает доля вины в случившихся конфликтах, но это не значит, что нужно применять физическую силу по отношению к ним. Во время беседы выясняется, что женщина принимает роль жертвы, начинает защищать и оправдывать себя. В подобных ситуациях я стараюсь скорректировать ее. Некоторым женщинам трудно раскрыться, им кажется, что рассказывать чужому человеку о побоях мужа «ұят», тогда я применяю методы арт-терапии, песочной терапии, провожу медитации в сенсорной комнате. Моя цель — повысить самооценку женщин, чтобы они могли рассуждать своим умом, строить планы и самостоятельно существовать в обществе.

Мы создаем такие условия, чтобы они имели собственные деньги и могли самостоятельно снимать жилье после окончания срока их пребывания в центре

Женщины не просто лежат здесь, заперевшись в четырех стенах со своей проблемой. Специалисты центра ежедневно проводят работу с пострадавшими. Я спрашиваю у них, что они собираются делать после шести месяцев, хотят ли вернуться к мужу, чем думают заниматься. Наш центр имеет тесную связь с центрами занятости и благотворительными фондами. Мы стараемся устроить их на работу, отправляем на бесплатные курсы, учитывая их интересы. В это время за их детьми присматривают воспитатели.

Если у женщины грудной ребенок, в центре есть комната трудотерапии, где мастер по рукоделию учит их вязать и шить. Были случаи, когда женщины хорошо осваивали это дело и начинали продавать вязаные шапки, шарфы через интернет. Мы создаем такие условия, чтобы они имели собственные деньги и могли самостоятельно снимать жилье после окончания срока их пребывания в центре, владели определенными навыками, чтобы прокормить себя и детей.

Кроме того, в центре есть медицинский кабинет, а также договор с поликлиниками, тренажерный зал, библиотека, ежемесячно проводятся культурные мероприятия. У нас запрещается сидеть без дела. Женщины должны получать все восемь услуг, которые предоставляет центр.

Бывает, некоторые сдруживаются и договариваются вместе снимать квартиру после выписки и по очереди присматривать за детьми

Не зря наш центр называется «Үміт», ведь к нам попадают уже отчаявшиеся женщины, которые устали от жизни и не знают, что им делать, их никто не поддерживает, единственное их спасение — этот центр, где мы пробуждаем в них надежду на позитивные перемены. Кроме того, положительно влияет и то, что женщины со схожими судьбами начинают вступать в коммуникацию и понимать, что они не одни с подобной проблемой. Бывает, некоторые сдруживаются и договариваются вместе снимать квартиру после выписки и по очереди присматривать за детьми.

Женщина, которая получила пятнадцать ножевых ранений и сотрясение мозга, была вынуждена вернуться мужу-тирану

Если мы видим, что женщина не может одна прокормить детей, и у супруга нет какой-либо зависимости, он в состоянии обеспечивать семью и готов работать над улучшением отношений, то мы стремимся воссоединить семью. Но некоторые женщины просто привыкли от кого-то зависеть, не хотят брать ответственность за свою жизнь и поэтому возвращаются к своим обидчикам.

Иногда у жертв нет иного выхода, как вернуться к мужьям. У нас была одна женщина из ЮКО в возрасте 38 лет, которая получила пятнадцать ножевых ранений и сотрясение мозга. Вследствие полученных травм она быстро уставала, у неё дрожали руки, она не могла самостоятельно даже посуду помыть. Женщина поняла, что не может больше выполнять физическую работу, прокормить троих детей и была вынуждена вернуться к мужу-тирану, так как он был состоятельным человеком.

Одна из получательниц наших услуг была незаконной второй женой своего обидчика и имела от него двоих детей. У неё было высшее образование, стабильная работа, личный автомобиль и квартира, но имущество было записано не на ее имя. После пяти месяцев пребывания в центре она посчитала расходы на детей и решила, что не сможет оплачивать их кружки и секции, поэтому вернулась к гражданскому мужу. Она не хотела отрывать сына и дочь от того уровня и ритма жизни, в котором те привыкли жить.

Для некоторых детей кажется нормой то, что папа избивает маму

Также я провожу работу с детьми. Они могут быть агрессивными, замкнутыми, для некоторых кажется нормой то, что папа избивает маму. Сейчас у нас находится одна женщина с пятью детьми. Её тринадцатилетний сын во время инцидентов пытался защитить мать и младших и брал удары на себя. У мальчика плаксивость, а у девятилетней девочки недержание мочи, остальные дети также получили психологические травмы. Я провожу с детьми консультации, терапии в игровой форме. Дети не должны ненавидеть кого-то, чувствовать себя жертвами, поэтому я учу их принять ситуацию и отпустить. Я объясняю им, что они не имеют никакого отношения к тому, что творится у них в семье, что у них собственная жизнь, что есть и другая модель семьи. В работе с подростками я выясняю, какие способности, увлечения у них имеются, и мотивирую их тем, что если они будут работать над своими целями, то смогут стать успешными людьми, иметь другую, благополучную жизнь.

После выписки жертвы домашнего насилия остаются под нашим контролем. Кроме того, я даю им личный номер телефона и продолжаю консультировать по ватсапу, хоть это дополнительно не оплачивается. Просто для меня не безразлична их дальнейшая судьба.

Он бил меня ремнем на глазах у детей. История Елены | Статьи

«Бил он искусно, так, чтобы сильных следов не оставалось»

Елена пришла на пять минут раньше условленного времени. Она бегло бросила на меня взгляд и села рядом. После минутной паузы женщина тихо произнесла: «Я не видела своих детей несколько месяцев».

Со своим будущим мужем Елена познакомилась, когда еще училась в школе. Как положено, встречались, а потом и поженились. Женщина была уверена, что с мужчиной ей очень повезло: не пьет, хорошее образование, правильные семейные ценности — вместе они мечтали о большой семье. Первые несколько лет жили хорошо. А потом муж изменился: стал замкнутым и агрессивным. Елена винит во всем его работу — мужчина был оперуполномоченным уголовного розыска.

Поначалу ему удавалось не переносить на нее свою злость, но потом перестал сдерживаться. Ситуация в семье усугубилась с рождением первого ребенка. «Тогда он меня еще не бил, старался подавить и уничтожал морально. Попрекал отсутствием заработка, напоминал, что он сейчас добытчик, а я никто, хотя все годы жили в моей квартире», — вспоминает Елена. От мужа она только и слышала: «Перестань выносить мне мозг», «Да кому ты без меня нужна?».

Применять физическую силу во время ссор он начал не сразу, но со временем это стало происходить все чаще. Сначала были оскорбления и безобидные шлепки по любому поводу. После чего он просил прощения, «валялся в ногах», обещал, что так больше не будет. Какое-то время отношения становились даже лучше, а потом все по новой — оскорбления, унижения, добавились побои. «Бил он искусно, так, чтобы сильных следов не оставалось», — рассказывает женщина.

Елена

А потом в один день он взял кожаный толстый ремень и избил Елену так, что на ней не осталось живого места. Тогда женщина не выдержала и обратилась в судмедэкспертизу, прошла медицинское освидетельствование, однако заявление в полицию так и не написала, о чем сейчас сильно жалеет. «У нас были кредиты, на руках двое маленьких детей и мое заявление могло лишить Дениса работы», — объясняет она. Однако начальство узнало об освидетельствовании, и мужа все равно уволили через несколько недель.

Из-за того, что Елена ни разу не писала заявление в полицию, сейчас она не может доказать факты насилия.

Елена все же нашла в себе силы и подала на развод. Однако опять поверила обещаниям мужа. «Мои родственники мне советовали попытаться наладить отношения ради детей. Да и я хотела сохранить семью, вот и осталась», — с сожалением рассказывает она.

Елена замолчала. Было видно, как тяжело ей вспоминать последние годы их брака. Собравшись с силами, она продолжила.

Денис больше не поднимал на жену руку, он стал вымещать злость на старшем сыне, издевался над ним, бил его руками и ногами. Елена как могла закрывала мальчика собой, оттаскивала мужа, ей тоже доставалось. Тогда женщина забрала детей и сбежала с ними в Красноярск — оставаться в Иркутске было опасно. Но мужчина разыскал женщину, забрал детей, и ей пришлось вернуться в Иркутск.

— Я боялась его. Но и детей я не могла с ним оставить. К тому же наше законодательство таково, что место жительства детей определяется по их местонахождению. И я вернулась, — с горечью вспоминает Елена.

Домашнее насилие — это не только побои, но и постоянные унижения, оскорбления, психологическое давление и принуждение к сексу.

В Иркутске начался настоящий ад. Бывший муж обратился в полицию с заявлением, что Елена пьет и бьет детей, и заставил старшего сына дать против нее показания. Тогда Елена поняла, что одной ей не справиться. Она собрала последние силы и обратилась в кризисный центр «Мария». Там женщине оказали психологическую и юридическую помощь.

В апреле суд назначил психолого-педагогическую экспертизу детей, которая показала негативное влияние отца, их тяжелое моральное состояние. Елена выиграла дело и забрала младшего сына, старший решил остаться с отцом. «Накануне бывший муж со старшим ребенком инсценировали побои, как будто я и моя мама избили ребенка. Денис подал на меня заявление в полицию. Там уже выяснилось, что это все неправда», — с дрожью в голосе вспоминает Елена.

«Я хочу вернуть детей. Отец каждый день внушает им, что я плохая, что я их бросила и не люблю. Но я не знаю, что будет дальше и хватит ли у меня сил бороться».

Однако на этом история не закончилась. Через месяц бывший муж выкрал младшего ребенка, когда Елена оставила сына в детской игровой комнате и пошла в магазин. Оказалось, он все это время следил за ними. Елена уверена: он мстит ей, хочет уничтожить, а дети ему не нужны, он просто ими манипулирует. По последнему решению суда мужчина должен вернуть детей Елене. Однако он не торопится исполнять его. А приставы, по словам женщины, бездействуют.

— После всего, что было, вспоминаете ли вы о муже хоть что-то хорошее? — спрашиваю я Елену.

Елена задумалась. В ее глазах стоят слезы. Собравшись духом, она отвечает:

— Нет. Сейчас уже нет. Хорошие воспоминания однажды заставили меня вернуться к нему, сейчас я этого не хочу, не ради себя, а ради детей.

«Полиция не защищает женщину, когда та просит о помощи»

Кризисный центр «Мария», в который обратилась Елена, уже более девяти лет помогает пострадавшим от домашнего насилия. Там им предоставляют временное жилье и оказывают психологическую и юридическую помощь для возвращения к нормальной жизни. Руководит центром Наталья Кузнецова.

Наталья Кузнецова

С тех пор, как домашнее насилие декриминализировали, рассказывает она, случаи издевательств и побоев в семье участились и стали более жестокими. «Связано это с ощущением полной безнаказанности. Многие женщины не заявляют в полицию, так как уверены, что там им не помогут и не защитят. Даже если жертва написала заявление, ей предлагают забрать его под предлогом, что она все равно передумает», — отмечает Наталья.

17 января 2017 года приняли закон о декриминализации домашнего насилия по отношению к близким родственникам. За синяки, гематомы, ушибы, раны, не повлекших серьезных последствий для здоровья, предусмотрена административная ответственность.

Как правило, поясняет Наталья, в семье все начинается с эмоционального насилия, когда жертве внушают, что она не такая как все, некрасивая, глупая, толстая, никому не нужна кроме того, кто сейчас рядом. Постепенно женщина начинает испытывать чувство благодарности, а оскорбления воспринимает как то, что она заслужила.

— Это так называемый «стокгольмский синдром», когда жертва испытывает симпатию к своему мучителю. Потом уже начинается физическое насилие. Чем дольше женщина находится в таких отношениях, тем больше попадает в зависимость от него. И вот из этого состояния выходить очень тяжело. Некоторые, кто нашли в себе силы уйти, потом возвращаются.

«Я не люблю женские тренинги. На них женщинам внушают, что мужчина — свет в окошке, и она должна все для него делать. И если ударил — ничего страшного, так бывает».

Сами жертвы в центр приходят только в полном отчаянии. Чаще звонят их знакомые, родственники или соседи, которые стали свидетелями насилия или случайно о нем узнали. Запуганные женщины редко рассказывают об этом даже своим близким. Например, на днях Наталье написала девушка, которая сообщила, что ее коллеге нужна помощь: женщину дома бьет муж, а чтобы она не сбежала от него, провожает и встречает с работы. Сейчас сотрудники центра пытаются с ней встретиться.

Анастасия Маркова

Насилие в семье крайне отрицательно влияет на формирование детской психики и может привести к психологическим травмам и расстройствам. Когда родители ругаются, поначалу они пугаются, плачут, а потом привыкают. Для них ссоры и драки в семье становятся нормой. Повзрослев, большинство мальчиков ведут себя, как и их отцы, а девочки выходят замуж за жестоких и агрессивных мужчин.

«Мать избила дочь проводом, и та ослепла на один глаз»

Однако нередки случаи, когда насилию подвергаются дети, их бьют и унижают в семье. Наталья тяжело вспоминает, как в центр обратилась 19-летняя девушка, которую вместе с 9-летним братом избивала собственная мать. Выяснилось, что мальчик не посещал школу, находился на домашнем обучении, а у девушки не было паспорта — мать забрала его сразу после получения, чтобы та не сбежала.

Если в семье вас бьют и унижают, надо обязательно обратиться в полицию. Важно писать заявления при каждом факте насилия. Если органы бездействуют, привлеките юриста, который поможет написать заявление так, что полиция обязана будет отреагировать.

— Девушка ослепла на один глаз после того, как мать избила ее проводом от фена. Мы отправили ее на обследование, но в больнице сказали, что время упущено, восстановить глаз нельзя. У мальчика были отбиты внутренние органы. Нам удалось довести дело до суда. К сожалению, мать выследила дочь, поговорила с ней и та отказалась от своих слов. В итоге женщина забрала детей и уехала с ними в Москву.

После этого случая, признается Наталья, она проплакала три дня. Ей было очень жаль детей, которым помочь она не смогла. Потом поняла, что не надо ждать результата, ни положительного, ни отрицательного. Иногда люди даже не хотят вспоминать, что с ними было, и как в центре им помогли — просто пропадают. Со временем она научилась не пропускать эти истории через себя, не ждать благодарностей и не давать оценку действиям сторон.

Но есть женщины, которые смогли выйти из отношений с насильниками или справиться с тяжелой жизненной ситуацией. Наталья рассказала, что несколько лет назад в центр обратилась девушка, которая три года отсидела за непреднамеренное убийство.

— Она с пяти лет жила в детском доме, — вспоминает Наталья ее историю. — В 18 лет, как только выпустилась, она разыскала свою мать, которая не работала и пила. Бедная девочка решила помочь, стала к ней приходить. И в один из визитов ее изнасиловал сожитель матери. Защищаясь, она убила его отверткой в шею.

Девушку приговорили к трем годам тюрьмы. После освобождения сошлась с мужчиной, который отсидел 15 лет. Они поженились, родили детей и сейчас помогают тем, кто оказался в сложной ситуации. «Истории разные бывают», — задумчиво произнесла Наталья.

О насилии надо говорить вслух

Проблема домашнего насилия для многих является закрытой темой, и жертвы зачастую не могут набраться смелости и обратиться в кризисный центр, в полицию или даже рассказать родным. «Людям стыдно и неудобно, — поясняет Александра Тунко, идеолог женской конференции „Всмысле“. — Вместе с декриминализацией насилия в семье это умалчивание развязывает руки многим людям».

Александра Тунко

— Есть мнение, что такие истории происходят только в неблагополучных семьях, — отмечает Александра. — Это не так. Часто доход у семьи высокий. Женщины терпят побои, унижения оскорбления только потому, что они материально зависимы от мужчин. Это нормально — быть самостоятельной, так как в жизни может случиться все, что угодно, и важно быть к этому готовой.

Пострадавшие от домашнего насилия могут обратиться в кризисный центр «Мария» по адресу: улица Шахтерская, 24 в будние дни с 10.00 до 18.00 часов или позвонить на телефон 8 (901) 674-87-13

История записана со слов Елены и является мнением одной стороны конфликта.

Изображения Семена Степанова

Фото Анастасии Влади

Бьёт — значит не любит. Восемь признаков, что муж вас убьёт

В Липецкой области мужчина до смерти избил гражданскую жену. Истязания продолжались целых пять часов. Как рассказывал Лайф, с многочисленными гематомами и переломами Анастасию доставили в местную больницу. Врачи несколько дней боролись за жизнь девушки, но спасти её не смогли. У погибшей осталась девятилетняя дочка от первого брака.

Случай чудовищный, но не редкий. На прошлой неделе в Подмосковье мужчина, заподозрив жену в измене, отвёз её в лес и отрубил ей кисти рук.

По словам специалистов, порой такие трагедии практически невозможно предугадать (но всё равно есть некоторые настораживающие признаки). Но чаще обстановка в семье накаляется постепенно и у женщины есть много подсказок «пора бежать, пока не поздно».

Постоянное недовольство как признак болезни

Психиатр Михаил Виноградов считает, что на пятичасовые побои мужчину могла спровоцировать болезнь — вялотекущая шизофрения.

— Наверняка в этой семье были постоянные ссоры, упрёки со стороны мужа, его вечная злоба и раздражение, — сказал эксперт. — Это может быть особенностью протекания заболевания. Его могло раздражать всё что угодно — в том числе ребёнок жены от другого мужчины. Возможно, это всё накопилось у него и вылилось вот в такую трагедию.

Мужчина позволяет себе поднять руку на женщину

— Редко бывает, что с первого раза мужчина может вот так избить женщину, — считает психотерапевт Денис Кожевников. — Скорее всего, в семье и раньше случались побои, но женщина молчала. От этого мужчина всё больше «смелел» и обретал чувство вседозволенности.

Бред ревности

Тотальная слежка тоже одна из подсказок. Например, если муж требует пароли от соцсетей, проверяет телефон жены, внезапно начинает встречать с работы, особенно если раньше так не поступал. По словам экспертов, это может быть признаком «бредовой ревности».

Ревность — это чувство недостатка внимания и любви со стороны очень нужного и важного человека и подозрение, что его любовь получает кто-то другой. Это чувство способно разрушать и хорошие взаимоотношения, и личность самого ревнивца. Паранойя — это бредовая мания преследования. Сочетание этих разрушающих чувств чаще всего и приводит к трагедии: ревнивец становится управляем только своими бредовыми мыслями.

Как ранее рассказывал психиатр Михаил Виноградов, в семейной жизни с ревнивцем всё может быть хорошо до какого-то ключевого момента. Допустим, муж заметил, что жена стала задерживаться на работе. И начинает за ней следить, читать её СМС, постоянно звонить, ходить по пятам и так далее. А потом в один прекрасный момент в голове у ревнивца как будто что-то перемыкает. И он может схватить топор, пустить в ход кулаки — всё, лишь бы причинить своей жертве боль.

— Парадокс в том, что если жена реально изменяет такому мужу, то он этого может и не заметить. Но вот если он уже стал ревновать, у него появились паранойя, бред и при допросе жена признаётся в измене, то он совершенно точно её убьёт, — добавил Виноградов.

— У меня был случай, когда ко мне на приём пришла пожилая пара 70 лет, — рассказал психиатр Андрей Березанцев. — У мужа начался бред ревности: он считал, что его жена изменяет ему с молодым соседом. Мужчина был полностью убеждён, что жена и молодой человек пересматриваются и встречаются за углом. Но чаще это не смешно, а грустно, потому что такая ревность может заканчиваться побоями, увечьями и даже смертью. В таких случаях, когда явно патологический вариант.

Домашний диктатор

— Обычно это определённая линия поведения. Бывает, что человек — домашний тиран, который вне семьи себя никак не проявляет, а на родных людях отыгрывается, проявляя строгость и жестокость, и наносит периодически побои, — сказал Андрей Березанцев.

То есть если муж постоянно унижает и психологически подавляет жену, то потом может дойти и до побоев — особенно если жена положительно подкрепляет такое поведение.

«Наибольшее значение …принимает фактор пассивного отношения жены к насилию в семье, а именно в том случае, когда жена не склонна обращаться за помощью во внешние организации в случае насилия и считает, что муж имеет право побить жену», — пишут учёные из МГУ в своей работе «Домашнее насилие в отношении женщин в современной России».

Алкоголизм

Если мужчина в состоянии алкогольного опьянения ведёт себя агрессивно — есть все поводы опасаться за свою жизнь и здоровье. Даже если сейчас его агрессия направлена на кого-нибудь другого, например на соседей, то в следующий раз под руку может попасться жена.

Семейные традиции

Женщина должна знать, в какой семье воспитывался её муж. Если его отец мог поднять руку на его мать, это повод для беспокойства.

Угрозы

Учёные из МГУ в своей научной работе провели опрос (более двух тысяч человек) на эту тему домашнего насилия. Среди тревожных подсказок учёные выделили такую: угрозы физической расправой. Это, например, фразы «я тебя убью», запугивания ножом или оружием.

Удобная жертва

Как ранее рассказывал Лайф, жертвы домашнего насилия часто имеют общие черты.

Медики Рязанского государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова и нескольких городских больниц изучили истории жизни жён алкоголиков. Специалисты пришли к выводу, что такие женщины просто притягивают неприятности.

Специалисты связали это с понятием аутоагрессии, то есть стремлением причинить боль самому себе. Причём иногда такое стремление бывает скрытым — человек сам не осознаёт, что оно у него есть. «Подобные жизненные «случайности» могут быть появлением аутодеструктивных установок личности, что требует пристального внимания в контексте суицидологии», — указывают медики. Они называют признаки людей с аутоагрессией. Среди них установка «у людей всё нормально, а со мной вечно что-то случается».

— Все факторы нужно рассматривать вместе, а не поодиночке, — говорит Денис Кожевников. — Но если мужчина поднял руку на женщину — это свидетельствует о его очень низкой самооценке, потому что женщина обычно гораздо слабее. Если такое случилось хоть один раз, нельзя терпеть и молчать. Потому что потом будет только хуже.

По словам Михаила Виноградова, женщины обычно не идут на насилие в отношении мужчин (чаще всего из-за того, что они физически слабее), но, если у них бредовая ревность, могут попробовать отравить мужа или нанять киллера.

Читайте также: «Убита любимым». Почему русские женщины всё ещё верят в «бьёт — значит любит»

Подпишитесь на LIFE

«Муж жену бьет, Домострой разрешает» — это не христианство

Сначала один из супругов кричит, часто попрекает куском хлеба, в гневе швыряет на пол посуду, а потом и бьет. Чтобы спасти свою жизнь, от агрессора нужно уйти. Но иногда православные люди боятся — Церковь не одобряет разводов, с экрана протоиерей Андрей Ткачев предлагает «ломать женщину об колено», а где искать помощь — неизвестно. На вопросы наших читателей о домашнем насилии отвечает священник Дионисий Костомаров, настоятель храма святителя Николая Мирликийского в городе Орел.

Полную версию прямого эфира смотрите на YouTube-канале «Правмира».

Об отношении Церкви к домашнему насилию

Священник Дионисий Костомаров

— Домашнее насилие может быть поводом к разводу в церковной семье?

— Еще на Соборе 1918 года был принят хороший документ о том, что основанием для церковного развода являются, в том числе, алкоголизм и неизлечимые психиатрические заболевания.

Это не обязательно развод. Если я вижу, что рядом со мной живет агрессивный человек, который может в состоянии кризиса меня убить, это не значит, что я обязан с ним развестись. Но значит, что такое право есть.

Стоит акцентировать внимание, что это территория личной ответственности. Такое право у вас есть, а применять его или не применять — это уже решать вам.

Единственное, мне очень не нравится, что люди в Церкви порой оказываются довольно толерантными к насилию. Мне хочется, чтобы год от года это менялось. Когда нам говорят, что муж жену бьет и что по Домострою это нормально — это не христианство. Ненормально бить слабого, ненормально применять силу к человеку, который заведомо находится в более проигрышной позиции.

Мы все в заведомо проигрышной позиции по сравнению с Богом. Мы — люди грешные, а Господь всесовершен, всеблаг и так далее. Если бы это было нормально, у всех была бы дорога в ад, но нас же Господь спасает, он видит все слабости, пытается помочь, простить грешника.

Евангельское отношение к человеку, который нас слабее, к ребенку, который от нас зависит, к супруге, которая от нас зависит — это милосердие, поддержка и прощение, а не применение насилия.

Почему многие священники часто если не поддерживают, то и не осуждают домашнее насилие?

— Все мы — члены общества, все мы им воспитаны, при этом мы несем на себе отпечаток того, где мы воспитывались, как, какие книги мы читали, что было нормальным или ненормальным в наших семьях. Так же и со священниками, психологами, учителями.

В моей семье меня никогда не били, один случай могу вспомнить, но скажу, что сам совершенно заслужил там. И не могу назвать это насилием, скорее жестом отчаяния.

К сожалению, толерантность к насилию еще 30 лет назад была заметно выше. Я вспоминаю свою молодость — считалось крутым, когда ты можешь подойти и кому-то дать в нос, это в подростковой среде казалось нормальным. Во всяком случае, в российской провинции в 90-е годы. Толерантность к насилию в нашем обществе довольно высока, хотя и снижается год от года.

— Наши зрители в комментариях сейчас вспоминают отца Андрея Ткачева и цитируют, что он призывает подчинять женщину мужу, «сломав ее об колено», «засунув в стиральную машинку». Как вы относитесь к его высказываниям?

— Я отношусь к этим высказываниям негативно. Мне кажется, что эти высказывания не соответствуют духу Евангелия и духу христианства.

Домашнее насилие. Я это пережила

Но моя позиция, еще раз я хочу подчеркнуть — это, насколько мне хочется верить, христианская позиция, но я не могу сказать за всех. Я не Папа Римский, не Священный Синод, не полнота Церкви, я даже не могу сказать, что я на 100% прав. Я подчас менял мнение в своей жизни.

Я считаю, что это не соответствует Евангелию, это моя частная позиция как человека. У отца Андрея Ткачева иная позиция, наверное, у него есть какие-то причины думать так.

— Как сейчас обстоят дела с общецерковной позицией? С одной стороны, некоторое время назад Синодальная комиссия возражала против самого термина «домашнее насилие», с другой — Патриарх неоднократно высказывался за организацию приютов для женщин, попавших в сложную ситуацию. Есть какая-то общая позиция сейчас, нужна ли она? 

— С одной стороны, кризисные центры, Святейший Патриарх говорит, что они нужны. Такие кризисные центры часто есть. Где-то они работают именно с жертвами домашнего насилия. Где-то, как в нашей епархии, они работают с людьми, оказавшимися в сложной ситуации. У нас есть при социальном отделе центр поддержки материнства и детства, куда человек, который попадает в сложную социальную ситуацию, может прийти и получить помощь реальную совершенно. В том числе получить крышу над головой.

О какой-то общей церковной позиции я сейчас не хочу говорить, ее нет.

Что я последнее хотел сказать про частное мнение духовенства. Даже святые люди, которые канонизированы, высказывали мнения по каким-то социальным вопросам и социальным проблемам, которые потом с течением времени оказались Церковью переосмыслены.

В XIX веке святой Феофан Затворник в письмах поддерживал крепостное право, он говорил, что его отмена приведет к краху как государства, так и к огромным проблемам в Церкви. История показала, что положительный итог социальных последствий в связи с отменой крепостного права неоценим, это то главное, что произошло в XIX веке с нашим обществом. Феофан Затворник, канонизированный святой, здесь был не прав.

Мы в Церкви — простые люди, мы часто грешные, мы можем ошибаться, я могу ошибаться, любой может ошибаться, святой может ошибаться.

Мы не компетентны во всех социальных, научных вопросах. Мы священники, мы понимаем: если человек ко мне придет и я понимаю, что сейчас ему нужна поддержка психолога — я его отправлю к психологу, потому что я не компетентен, у меня нет такого образования.

6 мифов о домашнем насилии, о которых вы точно слышали

Наверное, когда отец Андрей Ткачев и многие другие уважаемые священники выступают против закона о домашнем насилии, в этом есть, мне кажется, огромный процент недоверия к органам государственной власти и чиновникам. Люди понимают, когда это начнет исполняться на местах, к сожалению, возможны перекосы. <…> Люди действий этой государственной машины боятся, потому что не хотят ее на самую святую территорию допустить. В этом плане опасения можно понять.

Я не хочу сказать, что я их полностью разделяю, говорю, что их можно понять, потому что люди, особенно те, кто живут в нормальных семьях, будут бояться того, что совершенно случайным образом под эту палочную дисциплину попадут. Понимаете?

Когда пора бежать от агрессора

— Как вернуться к нормальной жизни, если ты пережила длительное домашнее насилие?

— Очень важно не стесняться просить помощи. Для того, чтобы выйти из ситуации жертвы домашнего насилия, необходим не только большой психологический ресурс, но и материальный.

Нужно принять волевое решение об этом заговорить, и заговорить желательно не только с подругой, а попросить помощи в целом у общества, возможно, в интернете.

Если это какие-то случаи вопиющие, это очень часто работает.

Как только выяснится, что ты уже внутри созрел выйти из какой-то ситуации, где тебя, может, завтра убьют или тебя уже пять раз избивали и ломали тебе руку, оказывается, что уйти не так-то просто. Для этого нужны деньги, для этого нужен большой эмоциональный ресурс, для этого нужна поддержка от государства, а непонятно, где ее получить. Для этого нужна поддержка от общества. Поэтому не бояться писать, не бояться просить помощи.

Наверное, еще один важный совет — прорабатывать эти ситуации с психологом. Потому что, как правило, психика у человека, который долго живет в состоянии насилия, истощена. Он часто себя чувствует виноватым, он сегодня поступает так, завтра — иначе, он не способен на длительное последовательное принятие решений и жизнь в соответствии с ними.

Поэтому не бояться помощи, искать поддержки, писать об этом, быть гласным. И по возможности обращаться к психологу, хотя бы к бесплатному психологу, если это провинция и нет возможности платить за консультации.

— Как понять, что пора бежать, пока не стало слишком поздно? Ведь жертва достаточно запугана. Как вы сейчас сказали, шатает людей, они не знают, нормально или ненормально то, что с ними происходит.  

— Если мы возьмем тяжкие телесные повреждения и убийства, то, как правило, этому будут предшествовать очень много ступенек, и все они довольно хорошо известны.

“Стыдно должно быть тому, кто бьет” — как разрушить ореол стыда вокруг темы насилия

Какие это ступеньки? Сначала будет крик, унижение, насилие психологическое. Потом к этому добавятся, возможно, какие-то другие формы не физического насилия — тебе будут меньше давать денег, тебя будут упрекать, если ты в декрете и не работаешь, тебе будут говорить, что тебя кормят, тебя куском хлеба будут попрекать. Потом к этому добавятся проявления физического насилия, возможно, не в твою сторону — скинут тарелки со стола. Насколько я читал об этих случаях, как правило, все очень похоже происходит.

После тарелок уже пора бежать или еще нет?

— Однозначно пора бежать, когда физическое насилие стало систематическим. Тогда точно, а до этого каждый человек решает сам. Но если насилие переходит грань того, что «мы просто поругались», к тому, что «я чувствую, что меня систематически унижают, втаптывают в грязь, а потом и бьют, и бьют с каждым разом все сильнее», вряд ли станет лучше.

Кстати, помощь здесь нужна двум сторонам. Насильнику после того дальше жить в обществе. У него есть комплекс психологических проблем, которые приводят к тому, что он совершает насилие. Во многих странах работа ведется не только с жертвой, но и с насильником. Нужно, чтобы он понял, что делает неправильно. Нужно, чтобы он начал использовать способы управления гневом, возможно, чтобы нашел у себя какие-то психиатрические диагнозы, которые мешают ему жить, и начал с ними работать. Эта работа касается не только жертвы домашнего насилия, которой нужна поддержка в первую очередь, но и того, кто использует физическое насилие.

Я совершаю насилие. Как измениться?

— Еще был комментарий о том, что нужно ужесточать уголовные сроки для тех, кто практикует физическое насилие. Как показывает практика, ужесточение уголовных сроков и увеличение тюремного населения неэффективны.

Тюрьма — это место, где толерантность к насилию в обществе наиболее высока. В тюрьме нормально бить, в тюрьме нормально унижать, в тюрьме нормально забирать все деньги у человека, который находится ниже по тюремной иерархии. Там человек быстро приучается быть толерантным к любым формам насилия — психическим, экономическим, физическим. Выходя оттуда, он этот взгляд несет в общество.

Когда нам говорят о том, что всех нужно пересажать в тюрьму, нет! Эти люди из тюрьмы выйдут, эти люди будут дальше в обществе жить.

Нужно как можно большее количество людей стараться оградить от тюрьмы, использовать меры социальной поддержки, использовать работу с психологами. Это, конечно, дороже, но это будет работать.

В Америке такое большое количество тюремного населения, как ни в одной другой стране мира, и это такие огромные социальные проблемы вызывает. Несмотря на то, что помимо тюрем там есть системы слежения социального, людей пытаются устроить на работу, пытаются за ними следить, охранные ордера, но несмотря на это общество довольно толерантно к насилию. Из-за чего? Из-за огромного населения тюрем. Это я хотел сказать. Я точно не поддерживаю тех, кто говорит, что нужно ужесточать именно уголовные сроки для людей. Людей не нужно сажать в тюрьмы — тюрьма не лечит от насилия, тюрьма делает насильников.

Если вы распознали насильника в себе, где искать помощи без осуждения? Вообще, трудно представить, куда может пойти такой человек. 

— Возможно, осуждение какое-то нужно, хотя бы самому себя осудить, в первую очередь признать, что у меня есть проблема и мне нужно с этим работать.

«Зачем вы миндальничаете с агрессорами?» Психолог, который работает с теми, кто бьет

Наверное, лучшее место, где стоит начать работу с собой — это церковь. Стоит прийти, покаяться, попробовать измениться. Если ты осознаешь, что ты сам не в силах измениться, тебе не хватает исповеди, ты не можешь контролировать свои вспышки гнева, тогда это работа с психологом. Очень часто не будет помогать работа с психологом, потому что иногда, к сожалению, проблемы слишком серьезные, не просто поведенческие, а психиатрические, когда ты не можешь управлять собой. Возможно, это работа с психиатром. <…>

В ситуации с насилием очень важно быть честным — честным по отношению к самому себе, честным по отношению к тому, что происходит. Очень часто ненасильственные методы сложно принять, потому что они не могут обеспечить мгновенного результата.

Я знаю, что если я на приходе служу службу, у меня шумят дети, гаркну на них — мгновенно наступает тишина. Но если я не хочу, чтобы у меня на службе кто-то на кого-то гаркал, я каждый раз буду прерываться, делать замечания, просить родителей вывести плачущего ребенка на улицу, поиграть с ним на детской площадке — кто-то это будет слышать, кто-то не будет слышать.

Ненасильственные методы намного сложнее, но они зато не картинку исправляют, а саму ситуацию.

В случае, если ты в себе видишь насильника, то откажись от хорошей картинки, признай себя таким. Имей смелость сказать это не только себе, но и обществу. Имей смелость получить не только похвалу за то, какой ты честный, но и справедливую критику. Это будет та горькая пилюля, с которой начинается исправление.

Если мы будем рисовать картинку, показывать себя замечательной мамой, а приходить и лупить детей, или каким-нибудь супермачо и колотить жену, — пока мы от этих картинок супермамы и мачо не откажемся, ничего у нас не сдвинется.

— Вы можете из своей практики привести пример, когда все изменилось, потому что человек исправился — отношения наладились, произошел отказ от домашнего насилия? 

— Это история, которая настолько согревает мое сердце, что хочется ее рассказывать снова и снова, в том числе самому себе, когда ты хочешь на кого-нибудь гаркнуть: «Помолчите! Служба идет».

Была семья, где ребенка воспитывали строго, не просто с физическими наказаниями, но с принятием решений за него, с тем, куда ему пойти, на какой кружок ходить, на какой — нет. Я долго-долго рассказывал родителям, что так не нужно, что работает воспитание без физических мер. Говорил, что нужна дисциплина, привлечение ребенка к ответственности.

Свободные от экранов. Кухонный таймер, аудиокниги вместо планшетов и никаких детских каналов

Какие у нас есть инструменты для воспитания без насилия? Дисциплина ребенка и родителя, время, проведенное вместе с ребенком, приучение его совершать выборы и нести за них ответственность — это будет раз за разом, по ступенечке формировать здоровую личность, на которую вы не нарадуетесь.

Я сейчас очень маленький частный пример приведу — мы на самокатах с дочерями катаемся, и они говорят: «Папа, пойдем в скейт-парк». Я говорю: «Если мы пойдем в скейт-парк, мы не будем смотреть “Фантагиро”». «Фантагиро» — это детский фильм. Каждый вечер у нас есть традиция — мы 15 минут читаем какую-нибудь книжку, после этого 15 минут смотрим какой-нибудь детский фильм или «Властелин колец». Я говорю: «Дети, если мы пойдем на площадку, то мы потом не будем смотреть “Фантагиро”». — «Хорошо. Мы пойдем на площадку и не будем смотреть “Фантагиро”». Мы приходим, моемся, ужинаем, читаем книжку. Книжку читать сложно, слушать сложно. Еще год назад в такой же ситуации мои дочки начали бы меня уговаривать посмотреть «Фантагиро», но сейчас они уже привыкли, что это их выбор, они его сделали, уговаривать бесполезно.

К чему я все это говорю? По похожим принципам одна из семей на приходе начала пытаться жить — изумительные родители, огромные молодцы, они стали пытаться воспитывать себя. Помните английскую поговорку: «Если хочешь воспитывать ребенка, не воспитывай ребенка, а воспитывай себя. Он будет делать не то, что ты говоришь, а то, что ты делаешь». Они начали воспитывать себя — следить за тем, чтобы не кричать на ребенка, чтобы его не бить. Если ты ребенка ударил, потом идти вечером земной поклон делать, молиться, просить Господа, чтобы Он тебя избавил от гнева, помог следить за своим поведением.

В отношениях очень важно научиться замечать, когда мы что-то делаем не так.

Мы любим походя что-то бросить, унизить человека: «Что ты тут опять расселся, дурак такой?» Все это происходило, происходило, происходило. Потом из общения с людьми я понял, что физическое насилие у них ушло.

Однажды у меня с этой семьей завязался разговор об образовании. Я — сторонник хорошего образования для детей. Считаю, что все свободные ресурсы, которые у тебя есть, даже если они очень ограничены, лучше тратить на образование ребенка. Рассказываю про знакомого репетитора, знаю, у их ребенка есть проблемы с предметом, говорю: «Вот она в нашем районе живет, может, вы к ней обратитесь? Можно меньше денег в церковь принести, но начать к репетитору ходить».

“А вы что — никуда не ходите?” Еще один кружок или вменяемые родители — что бы выбрал ребенок

Тут мне люди отвечают: «Вы знаете, батюшка, мы смотрим за своим ребенком, не нравится ей английский, она удовольствие не получает. Она стала на плавание ходить, ей это так нравится. Я сама английский не знаю и живу, хороший специалист». Тут я понял, что эта семья уже превзошла меня, потому что если бы у меня была возможность отправить ребенка получать какие-то дополнительные знания и ребенок бы у меня этого не хотел, я бы его уговаривал, объяснял, как это важно. Я бы его поставил перед каким-то выбором, без насилия, но он бы, скорее всего, выбрал заниматься этим английским языком. «Или занимайся английским языком, или ты не будешь заниматься английским языком, будешь заниматься чем хочешь, но планшет у тебя будет не час в день, а полчаса в день», — при таком выборе он согласился бы на английский.

Я понял, что у людей это не просто заработало, они уже поступают лучше, чем поступал бы я. Уже не они могут учиться тому, что я рассказываю, а я могу на них смотреть и учиться. Эта история меня настолько впечатлила! Те родители не просто стали по-другому ребенка воспитывать, они его видеть стали по-другому — личностью, которая может выбрать не английский, а плавание.

«Мой жестокий муж регулярно меня избивает … Должен ли я с ним развестись?»

Утро понедельника, я встаю рано, потому что муж сказал мне разбудить его для ранней утренней поездки по делам. Я готовлю завтрак, но мои щеки все еще болят от пощечин, которые он осыпал меня вчера вечером.

Да, это правда моего брака. Мой муж не может контролировать свой гнев, и, по крайней мере, раз в месяц, когда мы ссоримся из-за чего-то серьезного, он в конечном итоге избивает меня.

На следующее утро он приходит ко мне, извиняясь, и говорит, что чувствует себя более расстроенным, но я должна постараться не провоцировать его, поскольку он выходит из себя.

Это одно из самых оскорбительных методов обращения с женой, которое я понимаю. Вы спросите, почему я терплю это, ну, я тоже часто задаю себе этот вопрос.

В остальном он любит меня…

Когда я женился два года назад, мои родители сделали все возможное, чтобы найти мне подходящую пару. После многих лет супружеских поисков, возможных подходящих мальчиков, предложенных друзьями и семьей, почему-то ничего не вышло. Я среднестатистический выпускник маленького городка.

Я среднего вида, выпускник маленького городка. Честно говоря, во мне нет ничего экстраординарного, и на брачном рынке казалось, что моя заурядность подтолкнула меня к грани массовки, и никто по-настоящему не интересовался нашей семьей.

Пока одна из теток моей мамы не предложила этому мальчику из семьи богатых бизнесменов, которые поселились в самом большом городе нашего штата.Его родители выбрали меня, когда пришли встретить меня, и, как ни странно, он так и не пришел встретить меня.

Я был удивлен, но счастлив, что, по крайней мере, меня наконец выбрали на брачном рынке. Мы поженились, и мои родители испробовали все, что в их силах, чтобы устроить церемонию, которая могла хоть как-то соответствовать моему статусу в законе.

Мы потерпели неудачу, но, не считая мелких недовольств кое-где, все оставалось мирным. Мой муж был милым и любящим с первого дня нашего брака.Он взял меня на каникулы; провел время со мной. Жить было хорошо. До нашего первого серьезного боя…

В тот день я увидел его настоящий характер

Члены его семьи часто шутили со мной, что мой муж очень вспыльчив, но я ко всему относилась с долей скепсиса. У нас были аргументы, и он всегда был более решительным и не соглашался, даже когда был неправ, но меня предупредили, и я пытался смириться с этим.

Однажды произошла ссора из-за того, что мы собираемся на каникулы к его сестрам.Я пытался убедить его, что его старшая сестра очень строго соблюдает правила и что я никогда не чувствую себя расслабленно в ее компании. Мы спорили, пока я не начал рассказывать ему, что, будучи самым младшим в семье, его всегда подчиняли, и вот почему он не понимает, что я говорю.

В тот момент, когда я произнес это, меня встретили залпом пощечин. Я был ошеломлен. Я никогда раньше не знал такого рода злоупотреблений. Я всю ночь рыдала. На следующее утро он пришел с чаем и с печальным лицом.Я прощал его, не понимая, что эта серия будет не единственной.

Почти каждые один или два месяца, когда мы расходимся во мнениях по большому вопросу, он ударяет меня. Причины варьировались от законов и банковского баланса до визита родителей и моих бессмысленных покупок. Причина, по которой я не разорвала свой двухлетний брак, заключается в том, что после того, как этот эпизод закончился, он стал нормальным мужчиной. Он нежный, любящий и даже извиняющийся.

Бывают случаи, когда я пытался урезонить это с ним, угрожал покинуть дом, говорил ему, что не создам семью, пока он не справится со своим гневом.Каждый раз он обещает, что этого не повторится, пока это действительно не повторится снова.

Мои дорогие дамы, скажите, пожалуйста, можно ли развестись с мужчиной, единственный недостаток которого в том, что он поднимает на меня руку? Буду ли я счастлив, если уйду?

* Имя автора не разглашается по запросу
(История рассказана Зофин Максуд)

Читаю: Мой партнер бьет меня каждый день, но я знаю, что он меня любит . ..

Спросите Фиону: Мой «очаровательный» муж бьет меня за закрытыми дверями, и я не знаю, что делать

Фиона говорит

Утверждение вашего мужа о том, что он просто не может остановиться, — это чепуха.Ему очень хорошо удается контролировать свои жестокие импульсы, когда он с другими людьми — так почему бы не с тем, кого он должен любить? Это невыносимая ситуация для вас, и, хотя вы можете испытывать сочувствие к тому, что случилось с ним в детстве, это его выбор в отношении того, позволяет ли это определять его или нет.

Это цикл, который можно разорвать, если он захочет что-то с этим сделать, но вы не можете дождаться, когда он сделает этот выбор. Он совершил серьезное насилие над вами, поэтому неудивительно, что вы боитесь.Иметь много денег и красивый дом — это хорошо, но если вы слишком испорчены, чтобы наслаждаться им, какой в ​​этом смысл? Самостоятельно справиться с ситуацией будет непросто, но жить с кем-то, кого вы постоянно боитесь, тоже непросто. Конечно, другим очень легко сказать: «Почему бы тебе просто не уйти?» Но никогда не бывает так просто. Для этого вам потребуется помощь, поддержка и, возможно, профессиональные консультации. Женщины в вашем положении часто изолированы — это один из способов, с помощью которого преступники, подобные вашему мужу, ослабляют ваши системы поддержки и затрудняют поиск помощи.Обращайтесь к своим друзьям и семье, даже если вы не делали этого в течение некоторого времени. Как только они узнают о вашей ситуации, они захотят помочь. Не бойтесь, что другие вам не поверят, потому что, хотя ваш муж очарователен. Так много преступников — это часть их работы, чтобы заставить вас почувствовать себя виноватым. Люди все чаще признают этот факт и будут смотреть не только на внешность кого-то вроде него — даже вашей матери, если она поймет, что он с вами сделал.

Пожалуйста, свяжитесь с горячей линией помощи по домашнему насилию, совместно с Refuge (Refuge.org.uk) и Women’s Aid (womensaid.org.uk) по телефону 0808 2000 247. Стоит также просмотреть их веб-сайты, так как вы найдете множество советов а также информацию, включая информацию о том, как получить доступ к убежищу, если оно вам понадобится.

Я понимаю, что вам будет нелегко, но, пожалуйста, примите меры, чтобы оставить этого человека, и чем скорее, тем лучше. Он может умолять вас простить его, но лично я не думаю, что вам стоит задуматься о возвращении, если он не докажет вам, что он научился контролировать свое насилие.Для этого ему почти наверняка потребуется консультация и посещение программы для преступников, где ему помогут понять, почему он так жесток. Если он желает это сделать, ему следует связаться с Respect (resp.uk.net), где он сможет найти подробную информацию о курсах и поговорить с людьми, которые могут помочь ему измениться.

Как мне ответить на физическое насилие?

Позвольте мне начать с того, что я не могу вспомнить обстоятельства в браке или семье, которые могли бы оправдать насилие любого рода. Это включает физическое насилие, эмоциональное, психическое или сексуальное насилие. Оскорбительное поведение никогда не было и никогда не может быть частью Божьего плана в отношении брака или семьи.

Для ясности я ограничу этот ответ физическим насилием. Под этим я подразумеваю нападение, угрозу или сдерживание человека с применением силы. Это будет включать в себя удары, шлепки, удары кулаками, избиение, хватание, толкание, укусы, пинки, выдергивание за волосы, сжигание, использование или угрозу применения оружия, блокирование вас от выхода из комнаты или дома во время спора, неосторожное вождение или запугивание угрожающими жестами…

Это первые несколько абзацев статьи Денниса Рейни и Лесли Барнер, опубликованной на сайте FamilyLife.com. W e рекомендует вам прочитать его, перейдя по ссылке ниже на веб-сайте, чтобы узнать:

• КАК РЕАГИРОВАТЬ НА ФИЗИЧЕСКОЕ НАРУШЕНИЕ

— ТАКЖЕ, относительно физического насилия —

Вот еще одна замечательная статья, которая может развеять некоторые мифы о том, как следует реагировать на злоупотребления. Это может помочь развеять некоторые заблуждения, которые могут иметь супруги и другие люди. Прочтите:

• 4 МИФА О РЕАГИРОВАНИИ НАСЛЕДНИЯХ СОВМЕСТНЫХ СЛУЖБ

Кроме того, ниже вы найдете два блога, написанных Лесли Верник.Они по-разному подходят к физическому насилию. Мы считаем, что информация будет полезной, поскольку она задает вопросы, а затем дает свои ответы. В этом первом блоге вы найдете ссылки на Священные Писания, которые нужно прочитать, а затем с молитвой обдумать, глядя на:

• БИБЛЕЙСКИЙ ОТВЕТ НА БЫТОВОЕ НАСИЛИЕ

И следующий блог, написанный Лесли Верник, немного отличается. В нем она делится советом, данным ей бывшим обидчиком, о том, как реагировать на физическое насилие.Опять же, пожалуйста, молитесь, читайте, собирайте и используйте то, что, по вашему мнению, Бог хочет, чтобы вы относились к вам:

• ОТВЕТ НАСИЛИЯ НА БЫТОВОЕ НАСИЛИЕ

Если у вас есть дополнительные советы, которыми вы можете поделиться, чтобы помочь другим, пожалуйста, «Присоединяйтесь к обсуждению», добавив свои комментарии ниже.

Больше из Marriage Missions

Печатный пост

Подано под: Преступление в браке

Ужасающий момент «муж забивает свою жену до смерти на улице», когда зеваки ничего не делают, что вызывает глобальное возмущение.

Появился ШОКОВОЙ видеоматериал, на котором, похоже, мужчина в Китае забивает свою жену до смерти, а наблюдатели стоят рядом и ничего не делают.

Отвратительные изображения вызвали возмущение во всем мире и подняли вопросы о распространенности домашнего насилия в стране.

2

На кадрах видно, как мужчина избивает беспомощную женщину деревянным табуретомКредит: Twitter

Жестокое нападение произошло после того, как пара, как сообщается, гребла, когда они случайно сбили пешехода, катаясь на скутере в городе Шуочжоу.

На видеозаписи видно, как мужчина «бил свою жену» деревянной табуреткой, а затем, как сообщается, бил ее камнем.

Предполагаемый нападавший был быстро задержан местными полицейскими, которые позже подтвердили, что женщина умерла от полученных травм.

«Подозреваемый находится под стражей … и по делу ведется полное расследование», — сообщили в полиции.

Фотографии нападения впервые появились в социальных сетях и в местных новостях в воскресенье, и с тех пор ими поделились миллионы раз.

На видеозаписи видно, как велосипедисты, автомобилисты и пешеходы, включая детей, наблюдают за нападением, но никто не вмешивается, чтобы помочь беспомощной жертве.

сообщений в СМИ об инциденте вызвали десятки тысяч комментариев со всего мира, большинство из которых критиковали бездействие сторонних наблюдателей.

2

Отвратительные изображения вызвали возмущение во всем миреКредит: Twitter

«Он не держит автомат, почему никто не сделал шаг вперед, чтобы контролировать его?» — спросил один комментатор в широко распространенном ответе.

Другой зритель осудил: «[Они] только что наблюдали, как это произошло. Какая группа хладнокровных и эгоистичных людей!»

Один заметил: «По крайней мере 4 человека стоят вокруг, когда этот мужчина бьет свою жену.Многие смотрели и снимали … но никто его не останавливал ».

КАК ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ПОМОЩЬ

Women’s Aid дает следующие советы жертвам и их семьям:

  • Всегда держите телефон под рукой.
  • Свяжитесь с благотворительными организациями, чтобы получить помощь, в том числе через горячую линию в чате Women’s Aid и такие службы, как SupportLine.
  • Если вы в опасности, звоните по телефону 999.
  • Ознакомьтесь с «Бесшумным решением», сообщая о злоупотреблениях, не разговаривая по телефону, а набирая «55».
  • Всегда держите при себе немного денег, включая сдачу на оплату проезда на телефоне-автомате или автобусе.
  • Если вы подозреваете, что ваш партнер собирается напасть на вас, постарайтесь перейти в менее опасное место дома — например, там, где есть выход и доступ к телефону.
  • Избегайте кухни и гаража, где могут быть ножи или другое оружие. Избегайте помещений, в которых вы можете оказаться в ловушке, например, в ванной, или в которых вы можете быть заперты в шкафу или другом небольшом пространстве.

Если вы стали жертвой домашнего насилия, линия поддержки открыта во вторник, среду и четверг с 18:00 до 20:00 по телефону 01708 765200.Электронная служба поддержки благотворительной организации работает в будние и выходные дни во время кризиса — [email protected]

Women’s Aid предоставляет услугу чата в реальном времени. с 10 утра до полудня.

Вы также можете позвонить по бесплатному круглосуточному телефону Национальной горячей линии по борьбе с насилием в семье по номеру 0808 2000 247.

Другой написал: «Это безумие. Мне очень жаль жертву. Хотел бы я быть там, чтобы остановить этого человека».

Китай ввел специальный закон, криминализирующий домашнее насилие, только в 2015 году, однако активисты говорят, что насилие в семье часто игнорируется.

На момент принятия закона, по оценкам государственной Всекитайской федерации женщин, примерно каждая четвертая женщина подвергалась насилию во время своего брака.

На фото

MITT FALL

Сен Ромни с ЧЕРНЫМ ГЛАЗОМ после падения, когда он шутит, что это из CPAC

«ПРЯМО С ВАМИ»

Крис Куомо CNN НАКОНЕЦ обращается к скандалу с сексуальными домогательствами губернатора

СУИЦИДНЫЙ СУД Нью-Йорка судебный пристав, 50 лет, застрелен в туалете суда по семейным делам

«SEX PEST» GOV

Губернатор Куомо хватает женщину за лицо и говорит: «Могу я тебя поцеловать?» на свадьбе

«ПЕРВЫЙ ШАГ»

Первый город в США многообещающий 10 МИЛЛИОНОВ долларов репараций чернокожим американцам

ШКОЛА КРОВИ

Мальчик, 15 лет, арестован после «стрельбы и серьезного ранения одноклассника»

Возмущение, вызванное нападением, напоминает инцидент 2011 года, также снятый на видео, когда ребенок в городе Фошань был дважды сбит автомобилем и проигнорирован десятками прохожих.

Пользователи социальных сетей отметили, что в Китае широко распространено мнение о том, что кто-то, кто вмешивается, чтобы помочь, может нести ответственность за больничные расходы или попасть в ловушку мошенничества, отговаривая людей вмешиваться.

Китай в 2017 году принял закон «Добрый самаритянин», направленный на решение этой проблемы путем снятия гражданской ответственности с лиц, участвующих в оказании помощи жертвам насилия или несчастных случаев.

«Мой супруг ударил меня, я все равно никогда не оставлю его»: высказываются пережившие домашнее насилие

Хотя я пережила домашнее насилие — словесное и физическое, — я считаю, что мой муж по сути очень заботливый человек.

«Однажды меня так сильно избили, что я сама не могла в это поверить. Это было похоже на просмотр фильма. Когда я плачу после побоев, мои дети меня утешают. Но я все еще верю, что мой муж любит меня. Я никогда не буду выйти на него «.

В стране, где насилие в семье во всех его формах — физическое насилие, сексуальное насилие, словесное и эмоциональное насилие, а также экономическое насилие — широко распространено, значительная часть замужних женщин часто оказывается жертвами насилия.

Один общий вопрос, который, кажется, часто возникает в результате таких обсуждений, — почему жертвы / выжившие не прекращают такие жестокие отношения.Ответов много и они сложны, и, возможно, нет прямого ответа.

Октябрь — месяц осведомленности о домашнем насилии, месяц , и мы предлагаем вам серию личных рассказов переживших домашнее насилие, которые рассказывают о своем опыте и о том, как они решили реагировать. Это вторая история из серии «Я цеплялась».

Нидхи Говинд *

Мне тридцать два года. Имею степень кандидата наук. У меня длинный перерыв в работе, потому что мой старший сын, которому 8 лет, страдает аутизмом, и мне нужно быть дома, чтобы заботиться о нем.Моему младшему сыну 2 года.

Я встретила своего мужа в доме родственника. Я ему нравился, и он хотел на мне жениться.

Он меня не особо привлекал, но в то время мои родители искали для меня союзы, поэтому я подумал, почему бы и нет?

До свадьбы мы были знакомы около 14 месяцев. Мы жили в двух разных городах, но много болтали по телефону.

Знаки были там еще до того, как мы поженились.

Однажды мы с мамой ждали на автобусной остановке, когда он подошел к нам и начал громко оскорблять меня на виду у всех на виду.Я до сих пор не знаю, почему он был так зол в тот день.

Может быть, это потому, что он только что отработал ночную смену и был измотан.

Хотя я подвергалась домашнему насилию — словесному и физическому, — я считаю, что мой муж по сути очень заботливый человек.

Он не пьет и не курит. Он человек чистых привычек. Я чувствую, что он не знает, как направить свой гнев и разочарование, и в конечном итоге выливает это на меня.

Моя мать беспокоилась о его поведении, но к тому времени мы были помолвлены, и ее больше беспокоило социальное клеймо, которое последует, если мы отменим свадьбу.

Я также был готов простить ему все, что он сделал, потому что он много извинялся после того, как это произошло. Я очень духовный человек, и я верю, что Бог предназначил мне быть с ним, что нам суждено быть вместе.

Но если бы я был на месте моей матери, я думаю, я бы как-то убедил своего ребенка не вступать в этот брак.

Когда я забеременела, мы навестили мою свекровь. Находясь в своем доме, она стирала всем одежду, но оставила мою одну в стороне.

Мой муж спросил ее, почему она это делает. Она разозлилась и начала меня очень жестоко оскорблять. Она использовала очень грязные выражения и говорила такие вещи, как будто ее сын женился на мне из жалости и ничего другого.

Потом она начала оскорблять моих родителей. Я потерял самообладание, подошел к ней и обнял ее за шею, прося ее остановиться. Я глубоко сожалел о своих действиях — что бы это ни было, я не должен был этого делать. Я много извинялся перед ней, а также перед своим мужем.

Он очень понимал это, говоря, что его мать действительно переступила черту.Но как раз между нами двумя происходило насилие.

Он кричал на меня, крутил мне руку, шлепал меня. Это начиналось как спор о чем-то, он выходил из себя и прибегал к тому, чтобы меня ударить. Из-за этого у меня возникли проблемы с ухом, и мне пришлось обратиться за медицинской помощью.

Однажды он так сильно избил меня, что я не мог поверить, что оказался в такой ситуации. Это было похоже на просмотр фильма. Как они показывают избиение женщин.

У меня был факультативный C-sec, поэтому мой муж знал, когда я собираюсь родить нашего ребенка.Но он пришел через два часа со свекровью.

Это был парень, который чистил мне зубы, кормил меня, когда у меня было утреннее недомогание. Я не мог понять, почему он так отчужден.

Свекровь не разрешала мне видеться с ребенком шесть часов. Когда я потребовал увидеть своего ребенка, она сказала, что я мучился из-за разлуки со мной моего новорожденного сына, не думая о том, как я разлучил ее сына с ней.

Мой муж ничего не делал.

Мой отец заболел от всего напряжения и был госпитализирован. Моей матери пришлось бежать из моей комнаты в его комнату, чтобы позаботиться о нас обоих. Мой муж только что ушел.

Когда мы вернулись из больницы домой, разговор о деньгах стал накаленным. Мой муж держал меня за шею, как будто хотел меня задушить, и когда моя мама возражала, говоря, что я только что родила ребенка, он выстрелил в ответ, сказав, что я сделал то же самое с его матерью и заслужил то, что получил.

Мой двоюродный брат, врач, знает о нашей ситуации; нам приходилось к нему пару раз ходить, когда я терял сознание от побоев.

Моя мать, очевидно, знает. Мой отец знает, но не говорит об этом. Я никому об этом не говорил.

По-моему, все мужчины одинаковые. У них есть определенная граница, которую вы не можете пересечь — если вы это сделаете, они станут агрессивными.

Я думал о разводе в прошлом, но больше не думаю. Брак — это священный институт, особенно когда в нем участвуют дети. Развод — это не выход.

Мои дети знают, что муж меня бьет. Мой старший сын не может говорить, потому что у него аутизм, но он приходит и утирает мне слезы, когда я плачу после побоев.

Моя стратегия сейчас — избегать конфронтации и не провоцировать его каким-либо образом.

Прошел год или около того с тех пор, как он в последний раз ударил меня. Я знаю многих женщин, которые находятся в такой же ситуации. Одна из моих подруг позвонила мне в полночь и сказала, что хочет покончить с собой из-за проблем в браке. Я посоветовал ей не принимать поспешных решений.

Нет смысла спорить.

До известной степени все люди глупцы; нет смысла с дураком спорить, да?

Несмотря на все эти противоречия, я верю, что мой муж искренне любит меня. Он спешит исполнить каждое мое желание. Он подарил мне кольцо с бриллиантом только потому, что я случайно упомянул об этом в разговоре, что я хочу его. Если я захочу мороженого в 23 часа, он попробует достать его для меня. Он даже помогает мне по хозяйству, когда я слишком устал, чтобы делать все в одиночку.

Я никогда не оставлю его.

(* Имя изменено в целях защиты конфиденциальности)

Также читайте: Мой муж бросил в меня стул, когда я была беременна: высказываются жертвы домашнего насилия

«Я британка, мой муж-индиец привык бить , унижайте меня ‘

Она укусила меня за лицо, ударила меня пластиной по голове: Мужчина, переживший домашнее насилие, высказывается

(Эта статья была впервые опубликована на TNM 19 октября 2014 года.)

Что делать, если муж избивает и оскорбляет свою жену

Любое действие, которое ставит под угрозу благополучие человека, называется жестоким обращением, в то время как домашнее насилие — это структурированный метод, при котором один из партнеров получает власть и контроль, вызывая страх и навязывая свою неполноценность. Насилие — это не только физическое насилие, но также эмоциональное, экономическое, словесное и сексуальное насилие. Социальный позор публичного бесчестия — главная причина того, что женщина запутывается в этой жестокой среде, а еще одна основная причина — экономическая зависимость от своего обидчика.

В нашей культуре и обществе все еще преобладает патриархальная система, которая в конечном итоге является причиной доминирования мужчин и их жестокости по отношению к своим сверстникам-женщинам. Однако время изменилось, и теперь даже женщины не меньше мужчин во всех сферах личной и профессиональной жизни, и это создает разрыв между мужчиной и женщиной в соответствии с культурой, обществом и нормами, преобладающими в наших странах.

Это также становится одной из причин растущей неприязни мужчины к своей жене, которая в большинстве случаев приводит к тому, что мужчина, избивающий жену, подвергает свою жену физическому насилию.

Некоторые из причин, по которым мужчина избивает жену:

1. Его собственный комплекс неполноценности и незащищенность.

2. Его неспособность добиться признания или значимости в кругу общения.

3. Его ошибочно воспринимаемое понимание социального положения.

4. Низкие навыки социального взаимодействия.

5. Предвзятое отношение к женщинам и отношение к жене как к таковой.

6. Подозрительность, собственничество, склонность к контролю, консервативность и т. Д.

Домашнее насилие в форме физического насилия и жестокого обращения широко распространено в Индии. Под этим я подразумеваю, что это все вокруг нас. Все знают о людях в нашей семье или в нашем окружении, которые в какой-то момент сталкивались с физическим насилием или совершали его. Но как часто мы отворачиваемся и ничего не делаем, потому что не знаем, что делать?

Ниже перечислены некоторые из инструментов, которые женщина может использовать для защиты от такого насилия:

  • Женщины обычно боятся сообщать о случаях физического насилия, опасаясь, что ее муж будет арестован, и что длительное судебное разбирательство принесет общественный позор.По этой причине были созданы «Особые ячейки» , которые предоставляют консультации как мужьям, так и женам, где они обучают техникам общения, а консультанты постепенно работают над устранением агрессии. Первое усилие всегда — спасти брак, поскольку решение такого насилия не всегда — разлука. Тем не менее, это описание находится в руках жены, если она не хочет сожительствовать со своим мужем, то она не обязана проходить консультации.
  • Если есть подозрения, что может быть совершен какой-либо акт домашнего насилия, они могут сообщить об этом сотруднику службы защиты (PO).Правительство штата размещает ДО в каждом районе, хотя реальные сцены могут быть разными в разных районах. Согласно этому закону, вы должны обратиться в ЗП, чтобы подать жалобу.

Сотрудник службы защиты (ЗП) выполняет следующие обязанности:

  • Помогите жертве подать жалобу, если она хочет подать жалобу.
  • Предоставить ей информацию о ее правах в соответствии с Законом (Форма IV).
  • Помогите ей составить прошение о помощи в суде.
  • Подготовьте план действий по предотвращению дальнейшего домашнего насилия с указанием ее подробностей.
  • Оказать ей юридическую помощь через Государственную службу правовой помощи.
  • Помогите ей или любому ребенку получить медицинскую помощь в медицинском учреждении.
  • Предоставьте любой транспорт до медицинского учреждения или приюта.

Аналогичным образом, закон также предусматривает предоставление услуг. Существуют различные организации, которые помогают женщинам, попавшим в беду, предоставляя бесплатную юридическую, медицинскую или финансовую помощь.Такие организации в обязательном порядке должны зарегистрироваться в соответствии с Законом, и после регистрации они называются «поставщиками услуг» .

Есть также определенные государственные больницы и приюты, которые обязаны предоставлять медицинскую помощь и безопасное убежище жертвам такого насилия. Жертва может обратиться к этим службам самостоятельно, либо через сотрудника службы защиты или поставщика услуг.


В Индии действуют следующие законы, которые непосредственно касаются насилия в семье, включая избиение и жестокое обращение: Закон о защите женщин от насилия в семье, 2005 г. , раздел 498A Уголовного кодекса Индии .

  • Закон о защите женщин от насилия в семье, принятый в 2005 году, стал первым законодательным актом, который дал более широкое определение насилия в семье. Это гражданский закон, который обеспечивает защиту женщин в домашнем хозяйстве от мужчин. Этот закон не только защищает женщин, состоящих в браке с мужчинами, но также защищает женщин , которые состоят в отношениях с проживанием, более того, он защищает членов семьи, включая матерей . В соответствии с этим законом женщины могут получить защиту от домашнего насилия, право жить в своем общем домашнем хозяйстве, а также они могут получать содержание от своего обидчика в случае, если они живут отдельно.

Этот закон призван обеспечить, чтобы женщин не выгнали из их собственных домов, и чтобы они могли обеспечивать себя в случае жестокого обращения. Он также предназначен для защиты женщин от насильников — магистрат может издать охранный ордер в соответствии с этим Законом, чтобы гарантировать, что обидчик не контактирует или не приближается к жертве.

  • Второй закон, призванный помочь женщинам, сталкивающимся с насилием дома, — это раздел 498A Уголовного кодекса Индии. Это уголовный закон, который распространяется на мужей или родственников мужей, которые жестоки к женщинам.Жестокость означает любое поведение, которое доводит женщину до самоубийства или причиняет серьезный вред ее жизни или здоровью, в том числе психическому здоровью, а также преследование во имя приданого. В случае признания виновным лицо может быть отправлено в тюрьму на срок до 3 года по этому закону.

Домашнее насилие во всех формах — это социальное зло, которое вращается вокруг нас, и пора нам перестать игнорировать его и начать вооружать себя и общество для борьбы с ним.

Под редакцией Пушпамрита Рой

Утверждено и опубликовано — Сакши Радже

«Мой муж бьет меня, когда он на пике своей любви ко мне»: место, где домашнее насилие является признаком любви | Независимой

Салимате всегда говорили, что она должна гордиться тем, что родилась в семье, которая избивала жен.

«Вы дочь женщины, у которой муж сломал руки. Ноги вашей бабушки сломал ее муж. Вы должны быть любимы, — сказала Салимата, цитируя слова своей матери.

19-летняя женщина из этнической группы сонинке в Мавритании, замужем за мужчиной, который также ее избивает, сказала, что научилась верить тому, что говорила ей мать.

«Я чувствовала себя животным, которого нужно дисциплинировать», — сказала она. «Со временем я пришла к выводу, что мой муж бьет меня только тогда, когда он находится на пике своей любви ко мне.

Мавритания, бедная, преимущественно мусульманская страна, имеет глубокие социальные и расовые различия, каждая группа со своими уникальными нормами брака.

Хотя развод широко распространен среди большинства мавров, он практически невозможен среди мавританцев африканского происхождения, таких как сонинке и фулани.

И хотя домашнее насилие осуждается среди мавров арабского и берберского происхождения, оно рассматривается как акт любви и общепринятая практика для Сонинкеса, сказал социолог Сиди Бояда, советник министерства социальных дел.

Айхету Самба, 60-летняя бабушка фулани, живет в скромном доме в районе Нуакшот.

«Раньше наши девочки выходили замуж в восьмилетнем возрасте и обычно выходили замуж за своих двоюродных братьев и сестер», — сказала она, ухаживая за одним из своих внуков.

Закон Мавритании предусматривает «вменяемость» и «брачный возраст» в качестве предварительных условий для вступления в брак, оставляя открытой дверь для раннего брака, предоставляя родителям право выбора.

Надевая красочный шарф, демонстрирующий ее наследие фулани, Самба улыбнулась и сказала: «Женщина фулани всегда гордится тем, что ее избивает ее муж», и часто делится своим опытом с другими женщинами, чтобы продемонстрировать свою любовь к ней.

«Это одна из наших традиций», — сказала она. «Мы рассматриваем избиение жены как обычную и нормальную практику, которая иногда включает обливание тела жены холодной водой».

«МОИ НОГИ СЛОМАНЫ»

Профессор социологии Нуакшотского университета Усман Ваге, тоже фулани, сказал, что мавританские женщины африканского происхождения принимают побои, чтобы избежать развода, убеждая себя в том, что насилие со стороны мужей является признаком любви. «Как говорится в популярной песне:« Мои ноги были сломаны, и я остался дома », — сказал он Фонду Thomson Reuters.

Марием Джалло, 25-летняя женщина из племени фулани, является исключением. Она в разводе пять лет.

«Муж меня постоянно бил. Он страстно любил меня, но это не помешало ему ударить меня по очень банальным причинам », — сказала она.

Джалло, которая любит мыльные оперы, сказала, что однажды ее муж пришел домой, когда она смотрела телевизор, и ударил ее. Через несколько минут он попытался наверстать упущенное, сказав, что ему невыносимо видеть, как она занята чем-то другим, кроме него.

По ее словам, ее муж пытался воспрепятствовать разводу, и ее семья обвинила ее в неудачном браке.

Алюн Иди, 27-летний мужчина из племени фулани, сказал, что он много раз бил свою жену за то, что она не слушается его, добавив, что это никогда не повлияло на их отношения.

«Я так люблю свою жену и не могу жить без нее, но мы унаследовали это от наших предков, что является частью наших традиций», — сказал Ален. «Это также отличное решение для многих семейных споров».

Бытовое насилие в отношении женщин было признано уголовным преступлением в 2001 году, а по законам Мавритании избиение жены является преступлением, наказуемым тюремным заключением на срок до пяти лет.

Ахмед Безеид ульд Алмами, юрист, который работает с группами по защите прав женщин, сказал, что он получает в среднем пять жалоб каждый месяц от женщин, сообщающих о жестоком обращении со стороны своих мужей.

Но судебное преследование случается редко, поскольку женщины часто отказываются от обвинений, опасаясь отправить своих мужей в тюрьму или развестись, сказал он.

Однако, по словам участников кампании, удлинение очередей у ​​офисов женских правозащитных организаций свидетельствует об уменьшении терпимости к насилию в отношении женщин.

Ассоциация домашних женщин зарегистрировала более 2000 жалоб в первой половине 2016 года по сравнению с 1700 жалобами в 2014 году, по словам главы ассоциации Аминету Минт Аль Мохтар.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.