16.10.2021

Миропонимание обыденное и теоретическое: Сущность и структура мировоззрения

Содержание

Сущность и структура мировоззрения

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Под мировоззрением понимается совокупность общих взглядов на мир и место в нем человека.

Мировоззрение может складываться стихийно, под воздействием обы­денного жизненного опыта, случайных событий, а может формироваться сис­тематично и целенаправленно. Поэтому его компоненты могут быть соеди­нены эклектично, а могут быть системными. Для выявления сущности миро­воззрения выделяют его уровни и элементы. Чаще всего говорят о двух уров­нях мировоззрения – мироощущении и миропонимании (при этом опускается промежуточный уровень – мировосприятие).

Под первым понимается стихийно складывающаяся способность чело­века ориентироваться в окружающем мире, базирующаяся на данных органов чувств. Мироощущение не всегда осознаваемо, его существенная часть  ос­нована на бессознательных процессах.

Миропонимание – более высокий уровень, представляющий собой обобщение данных опыта и их осмысление. Миропони­мание, в свою очередь, делится на два уровня: обыденное, или жизненно-практическое, и теоретиче­ское. Первый уровень включает в себя обобщение повседневного жизненного опыта, а второй опирается на данные философии или науки.

Обыденное миропонимание присуще каждому человеку. Это представ­ления о желательном уровне жизни, характере работы, семейных отношениях и т.п. Теоретическое миропонимание включает предельно общие вопросы бытия, познания, взаимоотношений человека и мира.

В зависимости от способа понимания мира выделяют также образно-эмоциональное и логико-понятийное мировоззрение. Первое содержит об­разы, связанные ассоциативно, второе оперирует абстрактными понятиями, взаимосвязанными логически.

Если уровни мировоззрения  отражают определенную иерархию, вер­тикальную» его структуру, то компоненты – «горизонтальную» структуру, элементы которой не находятся в отношениях подчинения. Можно выделить два основных компонента мировоззрения – познавательный и ценностно-нормативный (хотя иногда выделяют и больше).

Познавательный компонент (картина мира) включает в себя наиболее общие знания о мире. Картина мира может быть научной, религиозной или философской, выделяя из науки или религии самые общие представления о мире, либо опираясь на философию.

Ценностно-нормативный компонент содержит идеалы, абсолюты, цен­ности, нормы, жизненно-практические установки. Этот компонент мировоз­зрения отражает отношение человека к миру, регулирующее, в конечном счете, его поведение.

Мировоззрение носит конкретно-исторический характер, меняясь в разные эпохи. Это обусловлено, прежде всего, изменением ценностей.

Носителем мировоззрения может быть отдельный человек или любая социальная общность. Так, можно говорить о национальном, религиозном или ином групповом мировоззрении.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Лекция 1. Философия, ее предмет и место в культуре

1. Сущность и структура мировоззрения.

2. Исторические типы мировоззрения.

3. Философия как мировоззрение, ее место в культуре.

***

Философия в переводе с греческого – любовь к мудрости (phileo — люблю, sophia – мудрость). Впервые этот термин был употреблен древнегре­ческим философом Пифагором в V в. до н.э. Чтобы понять специфику фило­софии как особого способа духовного освоения мира, необходимо обратиться к собственно философским (метафизическим) вопросам: Что есть мир? Как появляются человек и общество? Возможно ли адекватное познание действи­тельности? Есть ли выходящий за их пределы смысл существования мира, общества, человека?

Специфику философских вопросов можно выразить так, как это сделал И.Кант:

Что я могу знать?

Что я должен делать?

На что я смею надеяться?

Что такое человек?

Приведенные вопросы показывают, что философия включает в себя достаточно серьезные знания о мире, носящие самый общий характер, и вме­сте с тем – оценочные моменты, связанные с выражением отношения чело­века к миру и самому себе.

Следовательно, для определения философии недостаточно обращения к науке. Поэтому такое определение дается, как правило, через понятие миро­воззрения.

1. Сущность и структура мировоззрения.

Под мировоззрением понимается совокупность общих взглядов на мир и место в нем человека.

Мировоззрение может складываться стихийно, под воздействием обы­денного жизненного опыта, случайных событий, а может формироваться сис­тематично и целенаправленно. Поэтому его компоненты могут быть соеди­нены эклектично, а могут быть системными. Для выявления сущности миро­воззрения выделяют его уровни и элементы. Чаще всего говорят о двух уров­нях мировоззрения – мироощущении и миропонимании (при этом опускается промежуточный уровень – мировосприятие).

Под первым понимается стихийно складывающаяся способность чело­века ориентироваться в окружающем мире, базирующаяся на данных органов чувств. Мироощущение не всегда осознаваемо, его существенная часть ос­нована на бессознательных процессах.

Миропонимание – более высокий уровень, представляющий собой обобщение данных опыта и их осмысление. Миропони­мание, в свою очередь, делится на два уровня: обыденное, или жизненно-практическое, и теоретиче­ское. Первый уровень включает в себя обобщение повседневного жизненного опыта, а второй опирается на данные философии или науки.

Обыденное миропонимание присуще каждому человеку. Это представ­ления о желательном уровне жизни, характере работы, семейных отношениях и т.п. Теоретическое миропонимание включает предельно общие вопросы бытия, познания, взаимоотношений человека и мира.

В зависимости от способа понимания мира выделяют также образно-эмоциональное и логико-понятийное мировоззрение. Первое содержит об­разы, связанные ассоциативно, второе оперирует абстрактными понятиями, взаимосвязанными логически.

Если уровни мировоззрения отражают определенную иерархию, вер­тикальную» его структуру, то компоненты – «горизонтальную» структуру, элементы которой не находятся в отношениях подчинения. Можно выделить два основных компонента мировоззрения – познавательный и ценностно-нормативный (хотя иногда выделяют и больше).

Познавательный компонент (картина мира) включает в себя наиболее общие знания о мире. Картина мира может быть научной, религиозной или философской, выделяя из науки или религии самые общие представления о мире, либо опираясь на философию.

Ценностно-нормативный компонент содержит идеалы, абсолюты, цен­ности, нормы, жизненно-практические установки. Этот компонент мировоз­зрения отражает отношение человека к миру, регулирующее, в конечном счете, его поведение.

Мировоззрение носит конкретно-исторический характер, меняясь в разные эпохи. Это обусловлено, прежде всего, изменением ценностей.

Носителем мировоззрения может быть отдельный человек или любая социальная общность. Так, можно говорить о национальном, религиозном или ином групповом мировоззрении.

Вопрос 1. Мировоззрение, его сущность и структура. Религия и мифология как древнейшие исторические формы мировоззрения.

Под мировоззрением понимается совокупность общих взглядов на мир и место в нем человека.

Мировоззрение может складываться стихийно, под воздействием обы­денного жизненного опыта, случайных событий, а может формироваться сис­тематично и целенаправленно. Поэтому его компоненты могут быть соеди­нены эклектично, а могут быть системными. Для выявления сущности миро­воззрения выделяют его уровни и элементы. Чаще всего говорят о двух уров­нях мировоззрения – мироощущении и миропонимании. Под первым понимается стихийно складывающаяся способность чело­века ориентироваться в окружающем мире, базирующаяся на данных органов чувств. Мироощущение не всегда осознаваемо, его существенная часть ос­нована на бессознательных процессах.

Миропонимание – более высокий уровень, представляющий собой обобщение данных опыта и их осмысление. Миропони­мание, в свою очередь, делится на два уровня: обыденное, или жизненно-практическое, и теоретиче­ское. Первый уровень включает в себя обобщение повседневного жизненного опыта, а второй опирается на данные философии или науки. Обыденное миропонимание присуще каждому человеку. Это представ­ления о желательном уровне жизни, характере работы, семейных отношениях и т.п. Теоретическое миропонимание включает предельно общие вопросы бытия, познания, взаимоотношений человека и мира. В зависимости от способа понимания мира выделяют также
образно-эмоциональное и логико-понятийное мировоззрение
. Первое содержит об­разы, связанные ассоциативно, второе оперирует абстрактными понятиями, взаимосвязанными логически.

Если уровни мировоззрения отражают определенную иерархию, вер­тикальную» его структуру, то компоненты – «горизонтальную» структуру, элементы которой не находятся в отношениях подчинения. Можно выделить два основных компонента мировоззрения – познавательный и ценностно-нормативный. Познавательный компонент (картина мира) включает в себя наиболее общие знания о мире. Картина мира может быть научной, религиозной или философской, выделяя из науки или религии самые общие представления о мире, либо опираясь на философию. Ценностно-нормативный компонент содержит идеалы, абсолюты, цен­ности, нормы, жизненно-практические установки. Этот компонент мировоз­зрения отражает отношение человека к миру, регулирующее, в конечном счете, его поведение.

Мировоззрение носит конкретно-исторический характер, меняясь в разные эпохи. Это обусловлено, прежде всего, изменением ценностей. Носителем мировоззрения может быть отдельный человек или любая социальная общность. Так, можно говорить о национальном, религиозном или ином групповом мировоззрении. Мировоззрение возникает одновременно с выделением человека из жи­вотного мира. Как считают многие современные психологи, в частности, А.Маслоу, одной из основных потребностей человека является необходи­мость объяснить мир и свое место в нем, выразив при этом отношение к миру. Первой попыткой такого осмысления окружающей действительности, исторически первым типом мировоззрения, является миф (или мифология). Миф – попытка образно-эмоционального освоения мира, объясняющая все явления путем аналогии с деятельностью человека или других живых существ. При этом серьезные изменения мира, грозные явления природы приписываются богам, героям, фантастическим существам. Существенной особенностью мифа является его синкретизм, т.е. неразделенность мира и человека, природы и общества, отсутствие противо­речий между ними, которые снимаются посредством особых образов и ри­туалов, примиряющих человека, например, со смертью и другими драмати­ческими моментами существования. Синкретизм предполагает отсутствие деления мира на земной, природный, и сверхъестественный, потусторонний. Все мифические существа обитают в природном мире, чаще всего в трудно­доступных местах (небо, подземное царство и пр.). Кроме того, герои мифов не отличаются принципиально от людей; их способности превосходят чело­веческие количественно, но не качественно.

Мифологическое мировоззрение не исчезает с появлением новых, бо­лее совершенных его типов. Так, миф становится составной частью религии.

Миф не является исторически прошедшей, давно миновавшей формой ду­ховной жизни человека. Эмоционально-образное видение мира, построен­ное на игре воображений, на языке метафору сравнений, олицетворений, ор­гани­чески присуще детям, художникам и поэтам. Более того, философская мысль XX века испытывает особый интерес к мифу в его исторических и со­времен­ных формах. Постепенно утверждается мысль, что любая культура основы­вается на мифологемах, которые лежат в основе всего мира высших ценно­стей, недостижимых идеалов, утопических идеологий. Массовое созна­ние искренне верит в реальность этих феноменов и испытывает мучительный душевный дискомфорт, когда очередная утопия, воспринимаемая долгое время как истина в последней инстанции, обнаруживает себя. Примеры со­временных мифов — светлое коммунистическое будущее, национальная ис­ключительность или особая историческая миссия какого-то народа, прогресс, демократия как народовластие и пр.

Многие представители современной философии считают, что сложив­шиеся в мифологии структуры продолжают до сих пор определять способы освоения мира человеком.

Религиозное мировоззрение формируется на базе мифологического, выводя вопросы о происхождении и сущности мира на более высокий абст­рактный уровень. В отличие от мифологического, религиозное мировоззрение дуали­стично: оно предполагает существование особого надприродного мира, где обитает Бог. Исходя из такой картины мира, религия пронизана дуализмом мирского, светского, и божественного, сакрального. Еще одна специфичная ее черта – вера в существование Бога (или богов). Бог трансцендентен миру, т.е. находится вне пространства и времени. Он создает мир из ничего и явля­ется гарантом его существования. Религиозное мировоззрение объясняет все особенности природного и социального волей Бога, которая принципиально непознаваема для человека («пути Господни неисповедимы»). Бог – пре­дельно абстрактная сущность, не имеющая внешнего облика (подобие Бога в человеке – бессмертная душа) и непознаваемая. Праведник может получить откровение, содержащее информацию о божественной сущности, но само­стоятельно, при помощи собственного разума, познать ее не может никто. Любая религия предполагает постоянную связь верующего с Богом (само слово «религия» производится от латинского religio – воспроизведение связи) при помощи молитвы и ритуала. Религия, кроме того, предлагает верующему возможность продолжения жизни после физической смерти, что является сильной ее стороной, смиряющей страх смерти. Религия, как правило, содер­жит нравственные нормы высокого порядка, выполняющие регулятивную функцию, и долгое время является единственной хранительницей этих норм. Следует отметить, что религия как особый тип мировоззрения предполагает сложившуюся, оформившуюся религию, прежде всего, монотеизм. Перво­бытные верования находятся в рамках мифологического мировоззрения.

Сущность мировоззрения и его формы: мифология, религия, философия

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Мировоззрение – общее понимание человеком окружающего мира и своего места в нем, его отношение к окружающей действительности и самому себе. Термин «мировоззрение» появился в конце XVIII в (нем. – взгляд на Вселенную), а широкое его распространение началось во второй половине XIX в, однако отдельные представления о самом мировоззрении, стали складываться гораздо раньше. Немецкий естествоиспытатель и философ И. Кант, введший понятие «мировоззрение», пришел к выводу, что если существует наука, действительно нужная человеку, то это та, которая дает ему возможность знать, «как надлежащим образом занять свое место в мире и правильно понять, каким надо быть, чтобы быть человеком».

В современной литературе мировоззрение рассматривается как: система взглядов на объективный мир и место человека в нем, на отношение человека к окружающей действительности и самому себе, а также обусловленные этими взглядами основные жизненные позиции людей, их убеждения, идеалы, принципы познания и деятельности, ценностные ориентации.

Рассмотрим мировоззрение с различных сторон:

  • Мировоззрение является способом самовыражения человека в мире, на основании чего выделяют: обыденное (мироощущением) и теоретическое (миропонимание). Традиционно они называются уровнями мировоззрения. Если обыденное мировоззрение отражает мир и человеческое бытие на уровне явлений без объяснения их сущности, причин, то теоретическое мировоззрение объясняет их на основе знания причин и закономерностей. Если обыденное мировоззрение отражает мир посредством чувств, настроений, образов, эмоций, представлений, то теоретическое мировоззрение основывается на таких формах отражения, как понятия, концепции, теории, гипотезы.
  • Носителями мировоззрения могут выступать социальные субъекты в двух его структурных образованиях, в связи с чем  мировоззрение разделяют на индивидуальное и массовое. Индивидуальное мировоззрение отражает специфически неповторимые черты человеческой личности, особенности ее существования. В массовом мировоззрении отображается то, что свойственно жизнедеятельности группы людей. Массовое мировоззрение как бы отсекает все, что отличает мировоззрение одного человека от мировоззрения другого, и оставляет только общие черты.
  • Существует два способа духовного освоения мира: практический и теоретический. Первый представлен в истории человеческой культуры мифологией и религией, второй – философией и наукой. Выделение названных типов мировоззрения отражает лишь главные этапы или вехи его развития в истории общества. Оно не учитывает множества разнообразных, в том числе переходных исторических форм, в которых реально функционировали мифология, религия и философия, а также того, что это развитие, как и развитие общества, имело не только поступательный, но и противоречивый, зигзагообразный характер. Ниже рассмотрим каждый из них более детально.

Мифология. Мифологическое мировоззрение представляет собой исторически первый тип мировоззрения или способ оформления мировоззренческих представлений и возникает на этапе становления человеческого общества. Это мировоззрение свойственно первобытнообщинному строю и раннеклассовому обществу. Характерной чертой мифологического мировоззрения является антропоморфизм, что проявляется в одухотворении явлений природы, перенесении на них духовных и даже телесных свойств человека, а также в том, что способ их деятельности отождествляется с человеческой деятельностью. Важнейшей особенностью мифологического мировоззрения является отсутствие грани между чувственным образом действительности и самой реальностью, между божеством (как духовным началом и сущностью) и тем явлением природы, с которым оно ассоциировалось.

Религия. Вторым историческим типом мировоззрения была религия. Религиозное мировоззрение обладало многими общими чертами с предшествующим ему мифологическим мировоззрением, но имело и свои особенности. Если мифологические образы и представления были многофункциональны (познавательные, художественные и оценочные), то религиозные образы и представления выполняют лишь одну функцию – оценочно-регулятивную. Особенностью религиозного представления является то, что в нем скрыта иррациональность, которая подлежит восприятию только верой, а не разумом. Неотъемлемой чертой религиозного представления является его догматизм. Центральное место в любом религиозном мировоззрении занимает всегда образ или идея Бога. Бог здесь рассматривается в качестве первоначала (созидающее, творящее, производящее) и первоосновы всего существующего. С точки зрения религиозного мировоззрения все существующее и происходящее в мире зависит от воли и желания бога. Всем в мире правит божественное провидение или устанавливаемый и контролируемый высшим существом моральный закон. Религиозное мировоззрение – это способ освоения действительности через ее удвоение на естественную и сверхъестественную. В то же время нельзя однозначно оценить культурное значение религии. С одной стороны, она, несомненно, способствовала распространению образования и культуры, но мы знаем и о массовом уничтожении христианами памятников языческой культуры, об инквизиции, которая уничтожила сотни тысяч людей.

Философия. Отделение умственного труда от физического, с одной стороны, накопление эмпирических знаний, с другой стороны, а также стремление человека постигнуть свою собственную сущность способствовали возникновению общего целостного взгляда на мир и место человека в нем. Зарождается принципиально иной тип мировоззрения, по-другому осмысливающий сложившиеся в мифологии и религии представления о мире и человеке и вырабатывающий при этом принципиально иные способы осмысления и решения мировоззренческих проблем. Особенностью философского мировоззрения стала абстрактно-понятийная, а не чувственно-образная, как в других типах мировоззрения, форма освоения действительности. Если человек хочет понять смысл своей жизни, он обращается к философии. Она дает возможность человеку найти себя в безбрежном океане событий, глубоко осознать не только внешний, но и собственный духовный мир, осмыслить, в чем его предназначение в потоке бытия.

 

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Понятие мировоззрения



Мировоззрение– это сложное, синтетическое, интегральное образование общественного и индивидуального сознания. В нем присутствуют различные компоненты: знания, убеждения, верования, настроения, стремления, ценности, нормы, идеалы и т.д. Мировоззрение–взгляд на мир–наиболее общее представление человека об окружающем мире и месте в нем человека.

По характеру мировоззрения выделяют 2 уровня(пласта) мировоззрения: жизненно-практический и теоретический.

—  Жизненно-практический уровень складывается стихийно, базируется на здравом смысле, повседневном опыте. На формирование этого уровня влияют национальные, религиозные традиции, уровень образования, культура, профессия и т.д. Он включает в себя обычаи, традиции и навыки, а также опыт каждого человека. Жизненно-практическое мировоззрение помогает ориентироваться в жизни, но не отмечается систематичностью, обоснованностью. Характерно присутствие предрассудков.

—  Теоретический — Более высокий уровень мировоззрения, он обоснован научно, т.е. предполагает научную основу знаний о действительности норм и ценностей, определяющих поведение людей. К этому уровню решения мировоззренческих проблем наряду с наукой принадлежит и философия.

Мы воспринимаем только целостно(в логике–можно раздробить явление). Целостность–одна из особенностей мировоззрения. Мировоззрение по содержанию может быть:

научным и ненаучным, материалистическим и идеалистическим, консервативным и реформаторским, революционным и либеральным. М. м.б: мифологическим, религиозным, научным, философским и т.д. В познавательном отношении: догматическое и скептическое(скептики–сомневаются в правомерности существующей картины мира, их соотносят с разрушительной силой). М. м.б. коллективистское(альтруистическое) или эгоистическое(разумный эгоизм лучше неразумного коллективизма). М. м.б.: оптимистическим и пессимистическим; системным(на одном учении, религии) и бессистемным; последовательным или непоследовательным; рациональным и интуитивным и т.д. Мировоззрение–личностный фактор и имеет выход через практику(нам безразлично что он думает, но не безразлично, что он делает).

Структура М.: мировосприятие(мироощущение) и миропонимание. 1. Мировосприятие. Основано на чувственно–наглядном(эмоционально–образном) восприятии. Определяет эмоциональный настрой(оптимизм-пессимизм, дружба-вражда и т.д.) 2. Миропонимание. Основано на познавательной, практической деятельности человека. Основные элементы: истинное знание и заблуждение. Знания возникают по причине–опыт конкретного человека+практика всего общества.

Философия и мировоззрение. Мировоззрение как целостный взгляд на мир шире, чем философия. Философия претендует на то, что она обеспечивает мировоззрение. Эта ее претензия дает право утверждать, что философия–теоретическое ядро мировоззрения. Философия–это такая форма общественного и индивидуального сознания, которая постоянно теоретически обосновывается, обладает большей степенью научности, чем просто мировоззрение. Философия–система основополагающих идей в составе мировоззрения человека и общества.

Основные компоненты философского мировоззрения: научно–теоретическое знание; духовная практика; ценностная ориентация.

Лекция 1

%PDF-1.5 % 2 0 obj > /Metadata 5 0 R /StructTreeRoot 6 0 R >> endobj 5 0 obj > stream 2014-10-03T11:21:59+03:002014-10-10T15:27:01+03:00Microsoft® Word 2010Microsoft® Word 2010application/pdf

  • Лекция 1
  • endstream endobj 22 0 obj > stream xɎ>;:[email protected]@Aan`%R\T)$00X,k_ۻ?~|p{?/n?~ۏ|?v||Y]a?.VvVF0QUBոN# /`=Vp){ .{@HwF0*ӫРG-m7DE

    Мировоззрение: сущность и структура.

    Мировоззрение: сущность и структура.

    Фил. это мировоззренческая наука Мир-зр. Это сис-ма взглядов на мир, место в нем человека, отношение ч-ка к окружающей действительности, основные идеалы. Структура :

    1) Мир-зр. Состоит из обобщения знаний (практических и научных), из сис-мы ценностей и программы поведения и действия.

    2) Мир-зр. Включает познавательную интеллектуальную сторону : Миропонимание (обыденное и теоретическое).

    3) Мир-зр. — это всегда диалектическое единство убеждений и сомнений.

    Преобладание убеждений — догматизм. Преобладание сомнений — скептицизм. 3 типа:

    1) мифология 2) Религия 3) Философия.

    Специфика мифологического мировоззрения.

    Мифология — I форма мировоззрения, форма духовной культуры человечества, содержащая в себе зачатки науки, искусства, морали, религии. Мифология — попытка людей осмыслить свое бытие в образной форме. В мифах общее выражается через конкретное, в следствии недостатка абстрактных понятий. В мифе закономерности природы выражается в форме цикличности, ритмичности. В мифах выражается коллективный опыт людей, выступающий объектом веры, не нуждающийся в проверке. (Миф для древнего ч-ка, как библия для крестьянина). В мифах природа персонируется и главным действующим лицом выступает божественный герой. Мифология обнаруживается сегодня во всех формах ч. к-ры.

    К экзамену по философии для поступления в аспирантуру

     

    Зачёт

    Раздел III.Философская антропология.

    33. Проблема сознания в философии. Гипотезы о сущности и происхождении сознания.

    34. Структура человеческого сознания. Сознательное и бессознательное. Сознание и мозг. Психофизиологическая проблема в современной философии и науке.

    35. Сознание и психика. Основные формы психической деятельности: память, воля, эмоции и чувства.

    36. Понятие мышления. Абстрактное и конкретное в мышлении. Мышление и язык.

    37. Общественное и индивидуальное сознание, их взаимосвязь. Структура общественного сознания: обыденное и теоретическое, идеология и социальная психология.

    38. Сущность проблемы человека в философии. Философская антропология: основные проблемы, понятия, методы исследования.

    39. Основные подходы к пониманию, происхождению и сущности человека.

    40. Телесное и духовное, природное и социальное в человеке.

    41. Проблема смысла жизни в духовном наследии человечества. Принцип гуманизма и его эволюция.

    42. Понятие личности. Структура личности. Процесс формирования личности, его особенности.

    43. Понятие свободы, её трактовка в различных культурах и мировоззрениях. Свобода и необходимость. Свобода и ответственность. Свобода воли и свобода выбора.

    44. Модусы человеческого существо­вания (любовь, игра, страх, вина и др.) и их роль в жизни человека; процесс их формирования, их влияние на иные аспекты его бытия.

    45. Аксиология и её место в философии. Понятие ценности. Проблема классификации и иерархии ценностей. Ценности личности и ценности общества.

    46. Система ценностей и социокультурный характер её формирования. Место и роль системы ценностей в обществе. Проблема эволюции системы ценностей.

    Раздел IV. Теория познания и философия науки.

    47. Познавательная деятельность человека как культурно-исторический процесс получения и трансляции знаний. Многообразие форм познания. Проблема познаваемости мира.

    48. Проблема субъекта и объекта познания. Структура познавательного процесса. Чувственная, рациональная и иррациональная стороны познания.

    49. Категория истины в философии и науке. Истина и заблуждение. Проблема критериев истины.

    50. Научное знание и его специфика. Эмпирический, теоретический и метатеоретический уровни научного познания. Области научного знания.

    51. Понятие метода и методологии. Эмпирические и теоретические методы научного познания. Формы научного познания.

    Раздел V. Социальная философия.

    52. Общество как объект философского анализа. Социальная форма движения материи и её отличие от процессов живой и неживой природы.

    53. Основные концепции социогенеза. Типы социальных структур: социально-классовая, социально-этническая, социально-демографическая.

    54. Общество как система. Основные аспекты жизни общества: материальный, социально-политический, духовный и их взаимосвязь.

    55. Проблема развития общества. Линейные и нелинейные интерпретации социальной истории.

    Раздел VI. Иные области философского знания

    56. Понятие политики и власти. Социально-философские концепции власти.

    57. Государство как социальный институт. Концепция правового государства.

    58. Политика и право. Политическое сознание и политические институты.

    59. Понятие техники, технологии и технической деятельности. Возникновение и этапы развития техники.

    60. Техника и её роль в истории цивилизации. Техницизм и антитехницизм в понимании роли техники в жизни человеческого общества. Идеология технократизма

    61. Современный уровень технического развития общества. Компьютеризация: возникновение, особенности, воздействие на современную культуру и цивилизацию. Информационное общество.

    62. Особенности и структура инженерной деятельности, её комплексный характер в условиях современного общества.

    63. Развитие философских представлений об эволюции общества. Понятие прогресса и регресса в общественном развитии. Критерии прогресса.

    64. Современная цивилизация: противоречия и трудности развития. Глобальные проблемы современности и будущее человечества.

     

     

    Мировоззрение: сущность и структура.

    Фил. это мировоззренческая наука Мир-зр. Это сис-ма взглядов на мир, место в нем человека, отношение ч-ка к окружающей действительности, основные идеалы. Структура :

    1) Мир-зр. Состоит из обобщения знаний (практических и научных), из сис-мы ценностей и программы поведения и действия.

    2) Мир-зр. Включает познавательную интеллектуальную сторону : Миропонимание (обыденное и теоретическое).

    3) Мир-зр. — это всегда диалектическое единство убеждений и сомнений.

    Преобладание убеждений — догматизм. Преобладание сомнений — скептицизм. 3 типа:

    1) мифология 2) Религия 3) Философия.

    Специфика мифологического мировоззрения.

    Мифология — I форма мировоззрения, форма духовной культуры человечества, содержащая в себе зачатки науки, искусства, морали, религии. Мифология — попытка людей осмыслить свое бытие в образной форме. В мифах общее выражается через конкретное, в следствии недостатка абстрактных понятий. В мифе закономерности природы выражается в форме цикличности, ритмичности. В мифах выражается коллективный опыт людей, выступающий объектом веры, не нуждающийся в проверке. (Миф для древнего ч-ка, как библия для крестьянина). В мифах природа персонируется и главным действующим лицом выступает божественный герой. Мифология обнаруживается сегодня во всех формах ч. к-ры.

    Теоретическая перспектива — определение и примеры в социологии

    Теоретическая перспектива — это набор предположений о реальности, которые определяют вопросы, которые мы задаем, и виды ответов, к которым мы приходим в результате. В этом смысле теоретическая перспектива может быть понята как линза, через которую мы смотрим, служащая для фокусировки или искажения того, что мы видим. Его также можно рассматривать как рамку, которая служит как для включения, так и для исключения определенных вещей из нашего поля зрения. Сама область социологии представляет собой теоретическую перспективу, основанную на предположении, что социальные системы, такие как общество и семья, действительно существуют, что культура, социальная структура, статусы и роли реальны.

    Теоретическая перспектива важна для исследования, потому что она помогает систематизировать наши мысли и идеи и сделать их понятными для других. Часто социологи используют несколько теоретических точек зрения одновременно, когда формулируют вопросы исследования, разрабатывают и проводят исследования и анализируют их результаты.

    Мы рассмотрим некоторые из основных теоретических перспектив в социологии, но читатели должны помнить, что существует множество других.

    Макрос против Micro

    В области социологии существует одно важное теоретическое и практическое разделение — это разделение на макро- и микроподходы к изучению общества.Хотя их часто рассматривают как конкурирующие точки зрения — с макроуровнем, сфокусированным на общей картине социальной структуры, паттернов и тенденций, и микро-фокусировкой на мелочах индивидуального опыта и повседневной жизни — на самом деле они дополняют друг друга и взаимозависимы.

    Функционалистская перспектива

    Функционалистская перспектива, также называемая функционализмом, берет свое начало в работах французского социолога Эмиля Дюркгейма, одного из основоположников социологии. Дюркгейма интересовало, как может быть возможен социальный порядок и как общество поддерживает стабильность.Его работы по этой теме стали рассматриваться как сущность функционалистской точки зрения, но другие внесли свой вклад в ее развитие и усовершенствовали, в том числе Герберт Спенсер, Талкотт Парсонс и Роберт К. Мертон. Функционалистская перспектива действует на макротеоретическом уровне.

    Интерактивная перспектива

    Интерактивная перспектива была разработана американским социологом Джорджем Гербертом Мидом. Это микротеоретический подход, который фокусируется на понимании того, как смысл создается в процессах социального взаимодействия.Эта точка зрения предполагает, что значение происходит из повседневного социального взаимодействия и, следовательно, является социальной конструкцией. Другой выдающийся теоретический взгляд на символическое взаимодействие был разработан другим американцем, Гербертом Блумером, исходя из парадигмы интеракционизма. Эта теория, о которой вы можете подробнее прочитать здесь, фокусируется на том, как мы используем символы, например одежду, для общения друг с другом; как мы создаем, поддерживаем и представляем связное «я» для окружающих нас, и как посредством социального взаимодействия мы создаем и поддерживаем определенное понимание общества и того, что в нем происходит.

    Перспектива конфликта

    Перспектива конфликта основана на работах Карла Маркса и предполагает, что конфликты возникают, когда ресурсы, статус и власть неравномерно распределяются между группами в обществе. Согласно этой теории, конфликты, возникающие из-за неравенства, способствуют социальным изменениям. С точки зрения конфликта, власть может принимать форму контроля над материальными ресурсами и богатством, политикой и институтами, составляющими общество, и может быть измерена как функция социального статуса человека по отношению к другим (как в случае расы, класса и пол, среди прочего).К другим социологам и ученым, связанным с этой точкой зрения, относятся Антонио Грамши, К. Райт Миллс и члены Франкфуртской школы, разработавшие критическую теорию.

    «Достижение цели»: повседневная перспектива для преодоления разрыва между намерениями и практиками в поведении, связанном со здоровьем | Международная организация по продвижению здоровья

    Аннотация

    В этой статье мы стремимся по-новому взглянуть на поддержку поведения, связанного со здоровьем.Мы используем точку зрения повседневной жизни, чтобы указать на необходимость сосредоточить внимание на социальной и практической организации рассматриваемого поведения. В то время как большинство современных подходов разрозненно воздействуют на клиентов и социальный и физический контекст, мы берем собственное поведение клиентов в динамике повседневного контекста в качестве отправной точки. С этого момента здоровое поведение — это не различимое действие, а цепочка действий, часто встроенная в другие социальные практики. Следовательно, изменение поведения означает изменение социальной системы, в которой человек живет, изменение общего образа жизни или изменение доминирующих ценностей или существующих норм.Часто клиенты понимают, что это не так просто. С точки зрения повседневной жизни, основная стратегия состоит в том, чтобы поддержать клиента, у которого уже есть положительное намерение, «довести дело до конца». Эта стратегия может быть применена в тех случаях, когда обнаруживается разрыв между хорошими намерениями и плохим поведением.

    ВВЕДЕНИЕ

    Многие мероприятия по укреплению здоровья начинаются с предположения, что клиента нужно двигать в более здоровом направлении. Таким образом, выбирается ряд детерминант, которыми манипулируют: внутри клиентов — их знания или отношения, а за пределами — социальные и физические контексты, которые помогают или препятствуют желаемому поведению.

    Эти подходы предлагают ценные способы организации мероприятий по укреплению здоровья, часто имеют прочную научную основу и структурированы в соответствии с тщательно разработанным рабочим планом, таким как модель Precede Proceed [(Green and Kreuter, 2005), p. 372]. Новые инициативы, такие как картирование вмешательств (Bartholomew et al ., 2001; Brug et al ., 2005), повышают качество этих попыток.

    Несмотря на эти подходы, многое еще предстоит сделать. Мы сталкиваемся с рядом серьезных проблем со здоровьем, таких как злоупотребление алкоголем и наркотиками, рискованное сексуальное поведение или несбалансированные пищевые привычки, которые требуют свежих идей для борьбы с ними.

    Одна из таких идей может заключаться в том, чтобы отказаться от понятия воздействия на клиента и систему, в которой он / она живет разрозненно, и взять за отправную точку клиента и его / ее поведение в динамике повседневного контекста. Под этим мы подразумеваем, что клиент должен активно продвигать свое поведение. Основная стратегия тогда состоит в том, чтобы поддержать клиента в том, что он / она уже размышляет, но переживать, что иметь дело с повседневной реальностью не так-то просто.

    Идея воздержания от попыток изменить самого клиента проистекает из старого предложения Лемерта (1981), в котором он вводит термин «мобилизация информации», имея в виду способность средств массовой информации доставлять любую информацию, которая позволяет люди должны действовать в соответствии с уже имеющимися у них взглядами.Особый интерес представляет категория информации, касающаяся эффективности поведения в определенной ситуации, так называемая «тактическая информация».

    Концепция мобилизации информации применяется к общей сфере массовой коммуникации, особенно в политической сфере. Недавно эта концепция была использована для понимания того, как граждане в их повседневном взаимодействии через Интернет узнают, как эффективно участвовать в законодательном процессе (Hoffman, 2006). Некоторые исследования были предприняты в области здравоохранения (McDonald and Hoffman-Goetz, 2001; Hoffman-Goetz et al ., 2003), но это исследование, как и исследование Лемерта, тесно связано с деятельностью СМИ. Мы предлагаем использовать эту концепцию в более общем смысле: помогать людям разрабатывать и выполнять действия на основе установок, которых они уже придерживаются.

    Информирование людей о том, как действовать, снова не является новой идеей ни в целом, ни в коммуникации по вопросам здоровья. Например, это могло быть частью эффективности рекомендованного профилактического поведения (предполагаемая эффективность реакции) в теории мотивации защиты Роджерса (Rogers, 1983).Если люди точно знают, что они могут сделать, чтобы преодолеть риск, они с большей готовностью будут действовать. Однако мы предлагаем проблематизировать именно этот момент, задав вопрос, что означает изменение поведения в определенном социальном контексте. Ибо именно здесь мы начинаем наш анализ того, как « делать дела » с другой точки зрения. С одной стороны, мы занимаем оптимистическую позицию, предполагая, что многие люди положительно относятся к более здоровому поведению и обладают необходимыми знаниями. о рисках нездорового образа жизни вместе с необходимыми знаниями о том, что необходимо изменить; но, с другой стороны, нас очень беспокоит поставленная задача: действительно изменить нездоровое поведение на означает гораздо больше, чем часто думают.Эта проблема, которая является нашей центральной точкой зрения, лежит в основе «перспективы повседневной жизни».

    Мы предлагаем добавить новую стратегию к существующим, которую стоит рассмотреть в тех случаях, когда люди хотят измениться (и часто пытались сделать это более одного раза), но не могут добиться успеха. Таким образом, наш подход может способствовать лучшему объяснению различий, довольно часто обнаруживаемых между добрыми намерениями и плохим поведением (см. Sheeran, 2002; Webb and Sheeran, 2006; Amireault et al ., 2008) и к новым практическим идеям о том, как справиться с этой разницей. Например, это может привести к более совершенным намерениям реализации, более подходящим для текущей ситуации (Ajzen, 1992; Gollwitzer and Brandstatter, 1997; Gollwitzer, 1999), или к более конкретным предложениям по повышению самоэффективности (Bandura, 1997).

    В этой статье мы очерчиваем, что значит изменить действия, связанные со здоровьем, теоретические основы повседневной жизни и возможности применения этих принципов при разработке программ.Наконец, мы обращаемся к вопросу о том, почему применение этой точки зрения до сих пор не находило широкого распространения.

    ИЗМЕНЕНИЕ ПОВЕДЕНИЯ ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ

    Прежде чем клиенты рассмотрят изменение поведения, необходимо следующее:

    • Осведомленность о проблеме : клиенты должны быть убеждены, что существует дисбаланс между целями и текущей ситуацией, на основе которого они могут развить готовность к действию.

    • поведенческие цели : клиенты должны иметь четкое представление о поведении, которое в идеале должно быть установлено для предотвращения болезней или улучшения качества жизни.

    • ориентация на процесс : клиенты должны иметь представление о том, как это здоровое поведение может быть организовано в их собственной ситуации.

    В повседневной жизни основное внимание уделяется третьему условию — процессу поиска и реализации нового пути к желаемым результатам. Первые и вторые предпосылки рассматриваются как важные или даже решающие, но не как достаточные. Многие клиенты знают основы проблем со здоровьем и знают, чего следует добиваться в поведении.Однако они совершенно некомпетентны в этом. Предполагается, что мы можем многого добиться, особенно сосредоточившись на этом процессе «выполнения задач». Следовательно, мы должны рассмотреть три принципа, которые составляют основу нашей точки зрения:
    • здоровое поведение состоит из цепочки действий, рутин, которые

    • встроены в социальные практики,

    • и поэтому заслуживают индивидуально индуцированного социального поведения. изменение, включая необходимую дискурсивную работу.

    Теперь мы обсудим эти принципы.

    Объявление 1: Здоровое поведение состоит из распорядков

    Исследования ясно показали, что привычки являются важной частью нашей повседневной деятельности, в том числе в отношении здоровья (Aarts and Dijksterhuis, 2000). Нам нравится подчеркивать последовательность выполняемых действий. Многие виды нездорового поведения не ограничиваются одним конкретным, четко различимым действием, а рутинной последовательностью связанных действий, повторяющихся и привычных (Bennett et al ., 1995). Например, процесс приема пищи связан с цепочкой действий и решений, принимаемых в разные моменты времени: составление плана покупки еды (или отказа), выбор в супермаркете, планирование, когда и что есть, в каких пропорциях , выбирая способы приготовления еды и решая доедать тарелку (или нет). Люди не принимают осознанных решений по этой цепочке каждый день или каждую неделю, а полагаются на распорядок этой цепочки действий. Следовательно, изменение привычки в еде означает изменение распорядка планирования, покупки, выбора, приготовления и наслаждения.

    Точно так же увеличение физической активности можно рассматривать как совокупность движений тела, ведущих к поведенческому паттерну, связанного с определенными повторяющимися ситуациями, а не только простое дискретное действие, такое как 15 минут на велотренажере в спортивном центре. Изменение физической активности связано с посещением и возвращением с работы, садоводством, покупками, проведением свободного времени, частью которых могут быть занятия спортом. В этом случае мы также видим процедуры, во время которых тратится или экономится много физической энергии.Следовательно, чтобы стать более физически активным, нужно изменить этот распорядок дня. Норма 30 минут упражнений должна быть переведена в эти программы, чтобы они были эффективными.

    Объявление 2: Здоровое поведение — это социальная практика

    Поведение, связанное со здоровьем — это концепция, используемая для обозначения того, что поведение, связанное со здоровьем, не может включать в себя все соответствующие виды деятельности, связанные с укреплением здоровья. Аспект здоровья обычно является частью сложного с точки зрения мотивации целого, выполняя множество других функций.Тот факт, что такое поведение, связанное со здоровьем, носит социальный характер, усугубляет дилемму относительно того, как организовать изменения, чтобы улучшить свое здоровье.

    Здесь мы сталкиваемся с тем, что мы называем «социальной практикой». Термин «социальный контекст» более распространен, но он связан с более детерминированным подходом, представляя собой просто «набор опосредующих переменных, объясняющих индивидуальный выбор» (Poland et al ., 2006). Мы хотим представить себе группу из действующих и человек.

    В такой социальной практике здоровье может быть более или менее важной проблемой, в зависимости от многих других проблем.Например, еда — это не просто поведение человека, направленное на поддержание метаболизма, но и множество вспомогательных функций, которые часто имеют приоритет над питанием (McQueen, 1996; Bouwman et al ., 2009). Наслаждаться вкусной едой вместе в семье — одна из таких функций.

    В случае еды, питья или курения кажется очевидным, что социальные практики моделируют (связанное со здоровьем) поведение; но в физической активности, управлении стрессом, достаточном сне и решении проблем в отношениях социальная часть также очевидна.

    Следовательно, изменение поведения для улучшения здоровья означает изменение социальной системы, в которой человек живет, изменение общего образа жизни или изменение доминирующих ценностей или существующих норм.

    Человек, который намеревается работать над своим здоровьем, должен изменить свой распорядок дня и методы, а часто и другие. Вопрос в том, как это сделать.

    Мы подчеркиваем важную часть процесса изменений, о которой здесь идет речь: дискурсивную работу, которую необходимо выполнить для достижения новых стандартов поведения в отношении здоровья.Например, в случае изменения привычек питания может потребоваться ряд конкретных действий. Те, кто отвечает за покупку продуктов питания, так называемые «привратники питания» (Wansink, 2006), должны быть убеждены в том, что обычный выбор должен быть изменен. Повара нужно убедить использовать меньше жира. На общественных собраниях нужно научиться отказываться от закусок и напитков. Практика совместного использования пакета картофельных чипсов и бутылки колы во время просмотра телевизора должна быть поставлена ​​под сомнение. То же самое можно сказать и о обычае в начальных школах, когда каждый ребенок приносит своим одноклассникам сладости, чтобы отметить дни рождения.Все это влечет за собой дискурсивную работу, и ее дискурсивная компетентность определяет результат.

    Итак, мы смотрим на процесс изменения распорядка и практики с точки зрения человека с намерением, который часто не уверен в том, как отреагируют другие, неуверенный в отношении процедуры, в отношении того, как « сделать это » и неуверенный в отношении результат. Эти неопределенности отличаются от медицинских неопределенностей, для которых доступны формальные процедуры оценки. Тем не менее, эта неопределенность играет большую роль в укреплении здоровья с точки зрения повседневной жизни.

    Именно здесь, вероятно, будет способствовать повседневная жизнь, помогая уменьшить эти неопределенности. Клиенты могут быть проинформированы о проблемах и поведенческих решениях и могут быть заинтересованы в изменении своего поведения. Однако они должны быть оснащены социальными инструментами для организации новых ситуаций, необходимых для улучшения их состояния здоровья. Конечно, эти инструменты нельзя производить из-за стола, стремясь к стандартным решениям, потому что они должны соответствовать конкретному контексту использования.В некотором смысле каждый человек должен формировать свои собственные средства, чтобы действовать в своей собственной ситуации. Тем не менее, помощь извне может помочь, как мы сейчас пытаемся показать.

    ПОВСЕДНЕВНАЯ ПЕРСПЕКТИВА

    Перед тем, как привести несколько примеров, иллюстрирующих перспективу, мы сделаем несколько предварительных замечаний, принимая во внимание три изложенных выше принципа.

    Первый состоит в том, что ответы на поддержку эффективных стратегий клиента можно найти в классической теории социальных изменений.Еще с 1950-х годов традиция исследований была посвящена вопросу о том, как люди влияют на других в данной социальной среде. Например, в классической книге Каца и Лазарсфельда (Katz and Lazarsfeld, 1955) с подзаголовком Роль людей в потоке массовой коммуникации подчеркивается важность межличностного влияния в социальных изменениях. Кадушкин (Кадушкин, 2006) считает эту книгу одним из важнейших ориентиров «теории действия». Это влияние может принимать форму совета, но также может пытаться изменить нормы группы, когда один человек действует как агент изменений группы в целом.В Нидерландах Брауэр (Brouwer, 1967) представил свою «модель мицелеума», предполагая, что грибы должным образом представлены не формой, видимой над землей, а совокупностью тонких нитей под поверхностью, вопреки распространенному воображению. Точно так же динамику систем массовой коммуникации лучше описывать неформальные взаимодействия между людьми, чем более заметные представители: телевидение, газеты и так далее. Мы можем перевести эту картину на здоровье.Здравоохранение более чем на 90% связано с тем, что происходит между людьми (в семьях, между друзьями, по соседству), а общение по вопросам здоровья — это преимущественно общение по вопросам, связанным со здоровьем, не с клиентами, а между клиентами.

    Эффект от профессионального общения в сфере здравоохранения зависит от этой молвы. Опять же, эта идея не нова, но ей уже более века. В конце 19 века Тард писал: «Без разговоров людей журналы были бы бесполезны» [(Clark, 1969), с.307]. Они были бы подобны вибрирующей струне, факторы которой могли бы повлиять на это нездоровое поведение, без деки (Van der Vorst et al ., 2005). Следствием этой идеи является то, что сообщения, создаваемые медицинскими работниками, вызывают более явный резонанс, если они признаются социально значимыми, напоминая разговоры людей из их собственных кругов. Если люди почувствуют поддержку в их собственных попытках создать лучшие, более здоровые условия в своей жизни, они будут внимательно их слушать.

    second Замечание заключается в том, что эмпирические исследования должны быть направлены на набор стратегий, которые используются для улучшения здоровья в социальном контексте. Как люди привлекаются к тому, чтобы это организовать? Доступны ли эти разные стратегии, что они собой представляют и почему некоторые люди выбирают одну альтернативу, а не другую? Вместо того, чтобы напрямую пытаться влиять на социальную систему, в которой живут клиенты, используя модели отношения и изменения поведения, мы могли бы попытаться использовать эмпирические исследования того, что люди уже делают, и отразить эти стратегии более широкой аудитории.

    Третье замечание заключается в том, что это полезное поведение может быть предметом глубокого исследования того, что здесь происходит. Одна из многообещающих исследовательских традиций в этой области обозначена как дискурсивная психология (Edwards and Potter, 2005). Основная идея заключается в том, что высказывание индивида — это не просто представление определенной идеи или мнения, но предназначено для достижения чего-либо во взаимодействии. Таким образом, исследователи могут связать то, что говорят люди, с разделением ответственности или их попыткой завоевать доверие.Например, как было обнаружено при анализе дискуссионных форумов в Интернете для депрессивных людей и самими людьми, клиенты пытаются представить себя сильно пораженными этим заболеванием (они «действительно подавлены»), но все же достаточно компетентны для того, чтобы справиться со своей жизнью. Таким образом, они также демонстрируют свою способность помогать друг другу (они не только жертвы) с помощью информации и (эмоциональной) поддержки (Lamerichs and Te Molder, 2003). Эти результаты показывают неотъемлемость поведения, связанного со здоровьем, в общей социальной ситуации, а не только в том смысле, который был указан ранее (еда — это не только питание для здоровья; это также удовольствие, повод собраться вместе и т. Д.), но и коммуникативно. Если мы говорим о здоровье, мы (также) выполняем действия, связанные с нашими отношениями с другими людьми. Наша идентичность как здорового человека (или как человека, которому все равно) дискурсивно продуцируется по отношению к другим в постоянных взаимодействиях.

    Этот дискурсивный психологический подход — один из способов более глубокого понимания механизмов неформального поведения в отношении здоровья, начиная с точки зрения клиента в действии. Еще одна интересная исследовательская традиция — этнографический подход, используемый антропологами в основном для изучения поведения в отношении здоровья в странах третьего мира (Kitsao and Waudo, 2002), а в настоящее время также в западных странах, часто в определенных « сценах » (например,грамм. потребителей наркотиков, см. Moore and Maher, 2003). Также стоит рассмотреть другие стратегии качественного исследования (см. Smith, 2004).

    ПОВСЕДНЕВНАЯ ПЕРСПЕКТИВА НА РАЗВИТИЕ ПРОГРАММЫ

    В этом разделе мы представляем два примера стратегий, которые связаны с теоретической основой, предложенной в перспективе. Мы начинаем с того момента, когда люди сознательно пытались ввести более здоровое поведение в свою повседневную жизнь, но не смогли принять эту практику.

    Пример 1: стимулирование взаимодействия с помощью Интернет-форумов

    Во многих кампаниях в области здравоохранения основным средством является набор сообщений, составленный группой специалистов в области здравоохранения, знакомых с последними научными данными о связи между поведением и результатами для здоровья, и специалистами по коммуникации, которые могут эффективно обращаться со средой. В соответствии с точки зрения повседневной жизни, мы предлагаем ввести другой тип знаний: знания, основанные на опыте самих клиентов, особенно о практических стратегиях, необходимых для создания пространства для изменений в социальной среде.

    Интернет — это канал, пригодный для сбора и обмена такими знаниями, и он уже используется для этой цели. Что касается рекомендаций по здоровому питанию, мы предлагаем создать прототип веб-сайта, на котором клиенты могут помогать друг другу в достижении желаемого поведения в соответствующем социальном контексте. Сайт может содержать истории успеха, написанные клиентами, которым удалось улучшить свое состояние здоровья (опытные знания), или опубликованные вопросы и соответствующие реакции с возможностью более общего обсуждения темы.

    Уже есть многообещающие инициативы в этой области, которые показывают, как могут быть удовлетворены потребности в информации (и поддержке), когда они не могут быть легко удовлетворены с помощью обычного профессионального здравоохранения (Ziebland et al ., 2004). Другая возможность — включить в такой сайт небольшие видеоролики, демонстрирующие (дискурсивную) работу, которую необходимо выполнить (Bouwman and van Woerkum, 2009).

    Пример 2: Метод дискурсивного действия: обучение клиентов новым дискурсивным навыкам

    Метод дискурсивного действия (DAM) предназначен для стимулирования клиентов к развитию их собственной деятельности, связанной со здоровьем (Lamerichs et al ., 2009). Он основан на традиции дискурсивной психологии (см. Выше). DAM стремится предложить участникам поразмышлять о своем способе решения повседневных проблем, связанных со здоровьем, используя свой собственный разговорный материал.

    Этот метод был разработан и использован в совместном проекте здравоохранения под названием LIFE21. В этом проекте учащихся трех средних школ в Нидерландах попросили записывать свои собственные неформальные разговоры в течение 5-месячного периода с помощью цифрового диктофона.Предполагалось, что естественные разговоры могут вызвать множество дилемм, связанных со здоровьем. Собрано одиннадцать часов разговора. Части этих разговоров в записанной форме были возвращены молодежи для более пристального внимания и размышлений. Этим исследователи попытались объяснить им социальную функцию языка и обсудить, что они будут делать в аналогичном случае. Такой критический анализ, основанный на реальном материале, мог бы дать им расширенный репертуар о том, как решать проблемы со здоровьем, с более глубоким пониманием функций и последствий определенных дискурсивных стратегий.

    DAM направлен не на проблему того, что в конечном итоге должно быть достигнуто для улучшения здоровья, а на проблему взаимодействия, которая соответствует изменению поведения, связанного со здоровьем. Например, человек, который хочет повлиять на привратника питания, говоря, что он должен покупать A вместо обычного B, должен решить проблему, состоящую в том, что этот вопрос может рассматриваться как обвинение (« вы всегда покупаете не то, что нужно, Б ‘) или как комментарий к договоренностям о том, кто за что отвечает.

    В этом методе важно то, что участники, используя записанные на пленку материалы для обсуждения из реальной жизни, принимают точку зрения наблюдателя, внимательно наблюдая за тем, что делают выступающие и каково их влияние на других, вместо того, чтобы делать выводы о намерениях или что на самом деле думает оратор. С этой точки зрения наблюдателя они могут перейти к выделению дискурсивных стратегий и оценке этих стратегий для себя.

    Эти вмешательства, которые соответствуют нашей повседневной жизни, иллюстрируют их использование и применимость в самых разных ситуациях.Конечно, подход не совсем новый. Его элементы обнаруживаются в подходе сообщества (важность неформальных социальных сетей) (Bracht, 1998) или в подходе расширения прав и возможностей, главным образом в той его части, которая концентрируется на способности человека контролировать свою собственную жизнь (Rissel, 1994), подчеркивая Дело в том, что клиент как предприниматель несет ответственность за развитие своей социальной жизни. Или в развлекательно-образовательных стратегиях, где, например, в мыле главные герои могут показать, как им удалось изменить свою жизнь в более здоровом направлении, в данной социальной среде, также дискурсивно делясь тем, какую работу необходимо выполнить (Боуман и др. ., 1998; Mutsaers et al ., 2007). Мы можем ясно видеть здесь дополнительную ценность этих связанных подходов, охватывающих прямой институциональный контекст действий клиентов (как в подходе сообщества) или более широкое психологическое понятие контроля (как в традиции индивидуального расширения прав и возможностей). Наш подход также связан со стилем руководства или поддержки в общении о здоровье (Rollnick et al ., 2005), а не просто с информированием или убеждением. Однако перспектива повседневной жизни является особенной, поскольку подробно раскрывает процесс изменения своей жизни в данном социальном контексте.

    Возникает вопрос, почему повседневная жизнь еще не является четкой стратегией укрепления здоровья. Дадим этому несколько пояснений.

    ПОЧЕМУ НЕТ? НЕКОТОРЫЕ КРИТИЧЕСКИЕ СООБРАЖЕНИЯ

    Причины относительного пренебрежения принципами повседневной жизни могут быть найдены в развитии социальной психологии, предпочтительного поставщика стратегий вмешательства в области укрепления здоровья, в частности, в центре внимания доминирующей традиции когнитивной психологии на внутренних проблемах. психические процессы и лабораторные эксперименты для их оценки.Эта традиция выдвинула множество очень полезных инструментов вмешательства, но неизбежно имеет и определенные ограничения.

    По словам (социального психолога) Фишера (Fischer, 2006):

    Исследования на традиционные социально-психологические темы, такие как отношения, личная память, формирование впечатления, когнитивный диссонанс, атрибуция и стереотипы, обычно проводились без учета в какой социальной или культурной среде это мнение или оценка были сформированы или будут выражены.В типичном социально-психологическом эксперименте управляемая независимая переменная предназначена для понимания отдельных когнитивных или мотивационных процессов, лежащих в основе этих явлений, таких как стремление к мастерству, потребность в последовательности, поддержание самооценки или просоциальная мотивация. Социальное окружение и взаимодействие человека с другими в этом социальном окружении не подвергаются манипуляции, поскольку они рассматриваются как относительно несущественные для изучаемых явлений.

    По ее мнению, когнитивная революция в социальной психологии сместила фокус внимания на социальный мир изнутри, как воспринимается как индивидом.

    Мы можем найти эту тенденцию, например, в известной теории запланированного поведения, где социальный контекст концептуализируется в субъективной норме, означающей (i) убеждения относительно ожиданий других и (ii) мотивацию подчиняться ( с отношением к поведению и воспринимаемым поведенческим контролем как альтернативными факторами) (Ajzen and Madden, 1986). Эта теория не разрабатывается как теория изменений, но часто служит отправной точкой для разработки вмешательств (Fife-Schaw et al ., 2007). Тем не менее, эта модель может быть чрезвычайно полезной при разработке программ укрепления здоровья, но не стимулирует четкую ориентацию на процесс: как эффективно справляться с социальной средой для улучшения и улучшения условий здоровья. Для этого нужна другая социальная научная перспектива.

    Другая, но связанная с этим причина, по которой перспективам повседневной жизни до сих пор не уделяется большого внимания, — это неспособность нести ответственность за эффекты, которые должны быть достигнуты. Если мы подчеркиваем сложность поведения, связанного со здоровьем, встраивание в социальную жизнь и разнообразные стратегии клиентов по организации более здоровых условий в их различных ситуациях, мы, следовательно, должны быть скромными в отношении любых предсказуемых результатов наших поддерживающих действий.В конце концов, надежный прогноз зависит от познания конкретной ситуации, наблюдения за основными механизмами и их взаимосвязью. Однако это утверждение совершенно нереалистично, как показало предыдущее описание.

    Многие модели поведения в отношении здоровья в когнитивной традиции, напротив, имеют характер «если-то». Хотя эмпирические исследования, например, взаимосвязи между установками или намерениями и поведением, часто показывают неоднозначные результаты (Armitage and Christian, 2004), похоже, предполагается, что в основном это предпочтительный путь к практике, основанной на фактах.Ограничения этого маршрута также обсуждаются Грин (Green, 2006). Он указывает на отсутствие методов и теорий в социальных и поведенческих науках, чтобы адекватно справляться с более широким контекстуальным пониманием вопросов, связанных со здоровьем, в своем призыве дополнить практику, основанную на фактических данных, фактами, основанными на практике. Философ Хорстман (Horstman, 2010) ставит под сомнение актуальность и применимость «контекстно-контролируемых» данных и предлагает совместное, контекстно-зависимое обучение для руководства общественным здравоохранением

    Скромность в отношении предсказуемости, конечно, не означает, что кто-то не желает разрабатывать полезные программы. , точно так же, как мы не отказываемся от воспитания детей из-за большой неуверенности в точном результате.Мы выступаем за расширенную модель подотчетности, помимо информативной, ориентированной на результат подотчетности, путем предоставления теоретической и эмпирической информации об аргументах в пользу конкретного метода, исходя из повседневной перспективы, включая четкий обзор формирующих исследований для оптимизации шаги, которые необходимо предпринять и основанные на разработанной стратегии планирования, которая будет включать процессное планирование (пошаговое) и системное планирование (в сотрудничестве с вовлеченными сторонами) (Stacey et al ., 2000; Уиттингтон, 2001). Мы называем этот тип подотчетности «подотчетностью при принятии решений» (van Woerkum and Aarts, 2011). Эти аргументы должны быть одобрены группой хорошо подобранных экспертов, которые могут судить о теоретической базе, а также о ее применимости в данном контексте. Оценочные исследования могут предложить понимание процесса и могут объяснить результаты, как ступеньку в разработке эффективных стратегий. Таким образом, из повседневной жизни можно собрать совокупность знаний для дальнейшего использования.

    Кто-то может задаться вопросом, не возлагаем ли мы слишком большое бремя на плечи людей, которым приходится придерживаться поведения, связанного со здоровьем, которое не является нормой в их социальном контексте. Это заставляет людей выбирать, руководствуясь своими интересами, вопреки преобладающим образцам поведения. Мы можем помочь им выдержать это неудобное положение. Тем не менее, что кажется более эффективным, так это помочь им узаконить свое новое поведение по отношению к своей семье или друзьям или даже получить социальную поддержку, которая является ключом к изменениям в повседневной жизни.Мы можем попытаться помочь им в этих усилиях. Однако стратегия предпочтения не должна рассматривать отдельных людей по отдельности, а предпочтительно, чтобы семьи или друзья рассматривались как единицы для вмешательства. Фактически, во многих случаях поведение, связанное со здоровьем, особенно в области питания, должно быть «совместными действиями».

    Однако, на наш взгляд, это не вопрос «ответственности» в отрицательном смысле, а скорее просьба о социальной поддержке, ключ к изменениям в повседневной жизни. Например, это может означать получение одобрения нового поведения со стороны родственников или друзей («узаконивание нового поведения»).На практике это также может означать, что они попросят их присоединиться к комнате для консультаций, что иногда уже применяется.

    Тем не менее, привнесение точки зрения повседневной жизни в практику здравоохранения требует значительных инвестиций в обучение профессионалов коммуникативным навыкам и консультации с учетом контекста. В недавнем Кокрановском обзоре по этой теме (Lewin et al ., 2012) сделан вывод о том, что данные об эффективности стратегий поощрения практикующих врачей использовать подход, ориентированный на пациента, а также их влияние на уход за пациентами имеют ограниченные и ограниченные возможности. смешанная природа.

    Ван Вел (Van Weel, 2011), обобщая взгляды и мнения Всемирной организации семейных врачей (WONCA), заявляет, что следует лучше понимать социальные, культурные и экономические характеристики жизни клиентов, чтобы повысить эффективность первичной медицинской помощи. уход. Это понимание создает отправную точку для медицины, ориентированной на человека, укрепляя доверие между клиентом и семейным врачом.

    Что касается рабочей силы, то «работа, которую предстоит сделать» частично является задачей самих клиентов.Давление на медицинских работников можно снизить, используя платформы для обмена повседневными проблемами и решениями между клиентами. Эти дискуссионные группы могут быть реальными или виртуальными, как их уже можно найти в Интернете.

    Показатели для оценки могут охватывать эти проблемы взаимодействия, если кому-то удалось получить поддержку от других, и как это может быть связано с покупкой здоровой пищи, отказом от сладостей или алкогольных напитков или с дискурсивными действиями родителей, которые учить своих детей есть овощи.Во всех этих случаях взаимодействие между людьми и их социальным окружением является ключом к успешному изменению поведения.

    ССЫЛКИ

    Aarts

    H.

    ,

    Dijksterhuis

    A.

    .

    Привычки как структуры знаний: автоматизм в целенаправленном поведении

    ,

    Journal of Personality and Social Psychology

    ,

    2000

    , vol.

    78

    (стр.

    53

    63

    )

    Айзен

    I.

    .

    Манфредо

    М.

    .

    Теория убедительной коммуникации в социальной психологии: историческая перспектива

    ,

    Влияние на поведение человека: теория и приложения в сфере отдыха и туризма

    ,

    1992

    Шампейн, Иллинойс

    Sagamore Publishing

    (стр.

    1

    27

    27

    27

    )

    Ajzen

    I.

    ,

    Madden

    TJ

    .

    Прогнозирование целенаправленного поведения: установки, намерения и воспринимаемый поведенческий контроль

    ,

    Журнал экспериментальной социальной психологии

    ,

    1986

    , vol.

    22

    (стр.

    453

    474

    )

    Amireault

    S.

    ,

    Godin

    G.

    ,

    Vohl

    M.

    ,

    Perusse

    L.

    .

    Модераторы отношений намерения-поведения и воспринимаемого поведенческого контроля-поведения для физической активности в свободное время

    ,

    Международный журнал поведенческого питания и физической активности

    ,

    2008

    , vol.

    5

    стр.

    7

    Армитаж

    C.

    ,

    Кристиан

    Дж.

    .

    От установок к поведению: фундаментальные и прикладные исследования теории запланированного поведения

    ,

    Current Psychology

    ,

    2004

    , vol.

    22

    (стр.

    187

    195

    )

    Bandura

    A.

    . ,

    Самоэффективность: осуществление контроля

    ,

    1997

    Нью-Йорк

    WH Freeman and Co

    Bartholomew

    L.

    ,

    Parcel

    G.

    ,

    Kok

    G.

    ,

    Gottlieb

    N.

    . ,

    Картирование вмешательств: разработка программ укрепления здоровья на основе теории и фактов

    ,

    2001

    Нью-Йорк

    McGraw-Hill

    Bennett

    P.

    ,

    Murphy

    S.

    ,

    Carroll

    D.

    .

    Социальные когнитивные модели как основа для укрепления здоровья: необходимо, но недостаточно

    ,

    Health Care Analysis

    ,

    1995

    , vol.

    3

    (стр.

    15

    26

    )

    Bouman

    M.

    ,

    Maas

    L.

    ,

    Kok

    G.

    .

    Санитарное просвещение в телевизионных развлечениях — Medisch Centrum West: голландский драматический сериал

    ,

    Health Education Research

    ,

    1998

    , vol.

    13

    (стр.

    503

    518

    )

    Bouwman

    L.

    ,

    van Woerkum

    C.

    .

    Замок

    D.

    ,

    Ries

    N.

    .

    Включение здорового питания в повседневный контекст: к практическому подходу, основанному на генных рекомендациях по персонализированному питанию

    ,

    Питание и геномика; Вопросы этики, регулирования и коммуникации

    ,

    2009

    Сан-Диего

    Elsevier

    (стр.

    123

    138

    )

    Bouwman

    L.

    ,

    te Molder

    H.

    M.

    ,

    van Woerkum

    C.

    .

    Я ем здоровую пищу, но я не урод. Взгляд потребителей на здоровое питание в повседневной жизни

    ,

    Аппетит

    ,

    2009

    , vol.

    53

    (стр.

    390

    398

    )

    Bracht

    N. E.

    . ,

    Укрепление здоровья на уровне сообщества: новые достижения

    ,

    1998

    Лондон

    Сейдж

    Брауэр

    M.

    .

    Тайер

    Л.

    .

    Пролегомены к теории массовой коммуникации

    ,

    Коммуникация: концепции и перспективы

    ,

    1967

    Лондон

    MacMillar

    (стр.

    227

    239

    )

    Brug

    J.

    ,

    Oenema

    A.

    ,

    Ferreira

    I.

    .

    Теория, доказательства и картирование вмешательств для улучшения поведенческого питания и вмешательства в области физической активности

    ,

    Международный журнал поведенческого питания и физической активности

    ,

    2005

    Кларк

    T. E.

    . ,

    Габриэль Тард о коммуникации и социальном влиянии — избранные статьи

    ,

    1969

    Чикаго

    The University of Chicago Press

    Edwards

    D.

    ,

    Поттер

    Дж.

    .

    Te Molder

    H.

    ,

    Potter

    J.

    .

    Дискурсивная психология, психические состояния и описания

    ,

    Разговор и познание

    ,

    2005

    Кембридж

    Cambridge University Press

    (стр.

    241

    259

    )

    Файф-Шоу

    C.

    P.

    ,

    Norman

    P.

    .

    Моделирование вмешательств по изменению поведения на основе теории запланированного поведения: влияние на намерение и действие

    ,

    Британский журнал социальной психологии

    ,

    2007

    , vol.

    46

    (стр.

    43

    68

    )

    Fischer

    A.

    .

    Van Lange

    P.

    .

    Социальный контекст в лаборатории социальной психологии и за ее пределами

    ,

    Связь социальной психологии; Преимущества трансдисциплинарных подходов

    ,

    2006

    Mahwah, NJ

    Psychology Press

    (стр.

    371

    376

    )

    Gollwitzer

    P.

    .

    Намерения реализации: сильные эффекты простых планов

    ,

    Am Psychol

    ,

    1999

    , vol.

    56

    (стр.

    493

    503

    )

    Gollwitzer

    P.

    ,

    Brandstatter

    V.

    .

    Реализация намерений и эффективное преследование цели

    ,

    Журнал личности и социальной психологии

    ,

    1997

    , vol.

    73

    (стр.

    186

    199

    )

    Зеленый

    L.

    .

    Общественное здравоохранение спрашивает системную науку: можете ли вы помочь нам получить больше фактических данных, основанных на фактических данных, для развития нашей практики, основанной на фактических данных?

    ,

    Американский журнал общественного здравоохранения

    ,

    2006

    , т.

    96

    (стр.

    406

    409

    )

    Зеленый

    L.

    ,

    Kreuter

    M.

    . ,

    Планирование программ здравоохранения: образовательный и экологический подход

    ,

    2005

    Нью-Йорк

    McGraw-Hill

    Hoffman

    L.

    .

    Интернет-контент все-таки отличается? Контент-анализ сбора информации в сетевых и печатных газетах

    ,

    Journalism & Mass Communication Quarterly

    ,

    2006

    , vol.

    83

    (стр.

    53

    76

    )

    Hoffman-Goetz

    L.

    ,

    Shannon

    C.

    ,

    Clarke

    J.

    .

    Охват хронических заболеваний в газетах канадских аборигенов

    ,

    Journal of Health Communication

    ,

    2003

    , vol.

    8

    (стр.

    475

    488

    )

    Хорстман

    К.

    . ,

    2010

    Маастрихт

    Кадушкин

    C.

    .

    Личное влияние: радикальная теория действия

    ,

    Анналы Американской академии политических и социальных наук

    ,

    2006

    , vol.

    608

    (стр.

    270

    281

    )

    Кац

    E.

    ,

    Lazarsfeld

    P.

    . ,

    Личное влияние; Роль людей в потоке массовой коммуникации

    ,

    1955

    Нью-Йорк

    The Free Press

    Kitsao

    P.

    ,

    Ваудо

    Дж.

    .

    Санитарное просвещение в начальной школе Китони, район Мачакос, Кения, со ссылкой на подход «от ребенка к ребенку»; этнографическое исследование

    ,

    Южноафриканский журнал клинического питания

    ,

    2002

    , vol.

    15

    (стр.

    26

    30

    )

    Lamerichs

    J.

    ,

    Te Molder

    H.

    .

    Компьютерная коммуникация: от когнитивной к дискурсивной модели

    ,

    New Media Society

    ,

    2003

    , vol.

    5

    (стр.

    451

    473

    )

    Lamerichs

    J.

    ,

    Koelen

    M.

    ,

    te Molder

    H.

    .

    Превращение подростков в аналитиков их собственного дискурса: повышение рефлексивного осознания повседневного разговора для развития деятельности сверстников по здоровью

    ,

    Qual Health Res

    ,

    2009

    , vol.

    19

    (стр.

    1162

    1175

    )

    Левин

    S.

    ,

    Skea

    Z.

    ,

    VA

    E.

    ,

    Zwarenstein

    M.

    ,

    Dick

    J.

    .

    Вмешательства для поставщиков медицинских услуг по продвижению ориентированного на пациента подхода в клинических консультациях (обзор)

    ,

    Кокрановская библиотека

    ,

    2012

    , vol.

    4

    McDonald

    M.

    ,

    Hoffman-Goetz

    L.

    .

    Освещение рака в газетах, обслуживающих большие и малые сообщества в Онтарио

    ,

    Canadian Journal of Public Health

    ,

    2001

    , vol.

    92

    (стр.

    372

    375

    )

    Маккуин

    D.

    .

    Поиск теории здорового поведения и укрепления здоровья

    ,

    Health Promotion International

    ,

    1996

    , vol.

    11

    (стр.

    27

    32

    )

    Мур

    Д.

    ,

    Махер

    Л.

    .

    Этнография и мультидисциплинарность в области наркотиков

    ,

    Международный журнал наркополитики

    ,

    2003

    , vol.

    13

    (стр.

    245

    247

    )

    Mutsaers

    K.

    ,

    Renes

    R.

    ,

    van Woerkum

    C.

    .

    Voor dik & dun: de moeizame balans tussen Entertainment en Education

    ,

    Tijdschrift voor Communicatiewetenschap

    ,

    2007

    , vol.

    35

    (стр.

    123

    140

    )

    Польша

    B.

    ,

    Frohlich

    K.

    ,

    Haines

    R.J.

    ,

    Михаловский

    E.

    ,

    Rock

    M.

    ,

    Sparks

    R.

    .

    Социальный контекст курения: следующий рубеж в борьбе против табака?

    ,

    Tobacco Control

    ,

    2006

    , vol.

    15

    (стр.

    59

    63

    )

    Рисел

    C.

    .

    Расширение прав и возможностей: Святой Грааль укрепления здоровья?

    ,

    Health Promotion International

    ,

    1994

    , vol.

    9

    (стр.

    39

    47

    )

    Rogers

    R.

    .

    Cacioppo

    J.

    ,

    Petty

    R.

    .

    Когнитивные и психологические процессы при призывах к страху и изменении отношения: пересмотренная теория мотивации защиты

    ,

    Социальная психология: Справочник

    ,

    1983

    Нью-Йорк

    Guilford Press

    (стр.

    153

    176

    )

    Роллник

    С.

    ,

    Батлер

    К.

    ,

    McCambridge

    J.

    ,

    Kinnersley

    P.

    ,

    Elwyn

    G.

    ,

    Resnicow

    K.

    .

    Консультации по изменению поведения

    ,

    British Medical Journal

    ,

    2005

    , vol.

    331

    (стр.

    961

    963

    )

    Ширан

    P.

    .

    Отношения намерения и поведения: концептуальный и эмпирический обзор

    ,

    European Review of Social Psychology

    ,

    2002

    , vol.

    12

    (стр.

    1

    36

    )

    Smith

    J.

    .

    Еда, здоровье и психология: конкурирующие рецепты исследования и понимания

    ,

    Journal of Health Psychology

    ,

    2004

    , vol.

    9

    (стр.

    483

    496

    )

    Стейси

    Р.

    ,

    Гриффин

    Д.

    ,

    Шоу

    П.

    . ,

    Сложность и управление; Причуда или радикальный вызов системному мышлению?

    ,

    2000

    Лондон

    Routledge

    Van der Vorst

    H.

    ,

    Энгельс

    Р.

    ,

    Meeus

    W.

    ,

    Dekovic

    M.

    ,

    Van Leeuwe

    J.

    .

    Роль алкогольной социализации в алкогольном поведении подростков

    ,

    Наркомания

    ,

    2005

    , vol.

    100

    (стр.

    1464

    1476

    )

    van Weel

    C.

    .

    Личностно-ориентированная медицина в контексте первичной медико-санитарной помощи: взгляд Всемирной организации семейных врачей (Wonca)

    ,

    Журнал оценки в клинической практике

    ,

    2011

    , vol.

    17

    (стр.

    337

    338

    )

    van Woerkum

    C.

    ,

    Aarts

    N.

    .

    Организация посредством проективного слуха: активное использование пассивного чутья

    ,

    Международный журнал стратегических коммуникаций

    ,

    2011

    , vol.

    5

    (стр.

    171

    182

    )

    Wansink

    B.

    . ,

    Бездумное питание: почему мы едим больше, чем думаем

    ,

    2006

    Нью-Йорк

    Батам

    Webb

    T.

    ,

    Sheeran

    P.

    .

    Влечет ли изменение поведенческих намерений на изменение поведения? Метаанализ экспериментальных данных

    ,

    Psychological Bulletin

    ,

    2006

    , vol.

    132

    (стр.

    249

    268

    )

    Whittington

    R.

    . ,

    Что такое стратегия и имеет ли она значение

    ,

    2001

    Лондон

    Thomson Learning

    Ziebland

    S.

    ,

    Chapple

    A.

    ,

    Dumelow

    C.

    ,

    Evans

    J.

    ,

    Prinjha

    S.

    ,

    Rozmovits

    L.

    .

    Как Интернет влияет на то, как пациенты болеют раком: качественное исследование

    ,

    British Medical Journal

    ,

    2004

    , vol.

    328

    (стр.

    564

    567

    )

    © Автор (2012). Опубликовано Oxford University Press. Все права защищены.Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

    Образцы повседневной деятельности в разных социальных контекстах

    Значение

    Повседневная жизнь в современном обществе часто кажется непредсказуемой и дезорганизованной. Тем не менее, многие исследования продемонстрировали структурированный характер времени путем документирования тенденций в использовании или распределении времени людьми. Мы расширяем это, используя методы анализа последовательности для выявления и описания общих закономерностей в отношении того, как люди определяют последовательность своей повседневной деятельности — например, работы, еды и путешествий — в течение дня.Используя большую коллекцию дневников времени из разных контекстов, мы идентифицируем восемь общих моделей поведенческой последовательности. Распространение этих моделей сохраняется в разных странах и во времени. Это исследование предоставляет дополнительные доказательства высоко структурированной природы повседневного поведения и предлагает будущие направления исследований использования времени.

    Abstract

    Социально-научные теории и исследования порождают противоречивые ожидания относительно того, в какой степени повседневная жизнь людей в современном обществе следует предсказуемым образцам поведения.Во многих предыдущих исследованиях эта проблема рассматривалась неявно, документируя широко распространенные тенденции в моделях «использования времени» или «распределения времени», включая тенденции в отношении времени, посвященного оплачиваемой работе, неоплачиваемой работе и отдыху. Это исследование расширяет это исследование, исследуя общие закономерности не в отношении того, сколько времени люди тратят на определенные повседневные действия (например, досуг), а скорее в том, как эти действия упорядочены в течение дня. Используя методы последовательности и кластерный анализ, мы анализируем большую коллекцию согласованных дневников времени из многонационального исследования использования времени (MTUS), включая дневники из 23 стран и датируемые 1961 годом.Наш анализ этих дневников показывает восемь общих повседневных шаблонов последовательности, включая различную оплачиваемую работу, неоплачиваемую работу и кластеры досуга. Тот же самый набор шаблонов снова появляется в общем схожем распределении по разным странам и временным периодам, которые включены в данные последовательности MTUS. Это исследование имеет значение для того, как аналитики изучают данные дневников времени, и поднимает важные вопросы о причинах и последствиях опыта людей с определенными поведенческими последовательностями.

    Повседневная жизнь может быть непредсказуемой и неорганизованной. Сложность координации, казалось бы, хаотичного потока повседневных обязанностей была задокументирована, например, в обширном исследовании проблем, связанных с сохранением разделения труда в домохозяйстве и урегулированием конфликта между работой и ролями в семье (1–6 ). Некоторые ученые даже отметили, что темп повседневной жизни «ускоряется», что усиливает ощущение беспокойства повседневной жизни (7). Этому есть несколько разумных объяснений.Возможно, например, что расширение нестандартных режимов работы, включая сменную работу и временную работу, усложнило усилия людей по координации своей повседневной деятельности и обязанностей (8⇓ – 10).

    В то же время некоторые ученые утверждают, что это чувство непредсказуемости и дезорганизации противоречит высоко структурированной организации времени в современном обществе. Ученые отметили, что существует несколько общих, нормализованных моделей или распорядков поведения, которые характеризуют повседневную жизнь, что делает ее более предсказуемой и, следовательно, управляемой для людей (11⇓⇓⇓⇓ – 16).Действительно, одновременное действие нескольких различных предсказуемых, взаимосвязанных моделей деятельности является отличительной чертой разделения труда во всех обществах, на уровне домохозяйств, на рынках и в других местах.

    Однако вопрос о том, насколько повседневная жизнь людей в современном обществе характеризуется предсказуемыми моделями поведения, остается открытым. Многие социологи задокументировали некоторые свидетельства временных закономерностей в повседневном поведении людей. Что разные люди, как правило, тратят одинаковое количество времени на выполнение определенных вещей (например,g., оплачиваемая работа) является основным выводом в большом объеме исследований использования времени или распределения времени (17⇓⇓⇓ – 21). Интерес ученых к общим моделям поведения также отражен в недавних работах, в которых используются новые технологии, такие как смартфоны, для выявления аналогичных устойчивых моделей активности (22–24). Такой анализ данных о повседневной активности с отметками времени, кажется, свидетельствует о том, что повседневное поведение более структурировано, чем это иногда кажется.

    Мы утверждаем, что данные о распространенности общих шаблонов повседневного поведения неполны.Многие исследования изучали «распределение» или «использование времени», но лишь немногие изучали, как и когда поведение людей разворачивается в течение дня. Регуляризация поведения в виде общих предсказуемых паттернов активности должна проявляться не только в широко распространенной нормализации количества времени, которое люди тратят на данную деятельность, но также в плане последовательного формирования паттернов этих действий в течение 24-часового дня. . Анализ совокупной статистики использования времени не может решить эту проблему.Недавние исследования показывают, что скорость, с которой люди переходят или переключаются между видами деятельности в течение дня, существенно различается, даже после того, как контролируется, сколько времени они тратят на выполнение определенных задач (25, 26). Связанные рабочие документы различаются по степени, в которой люди занимаются определенными видами деятельности (например, досуг) «фрагментарно», в отличие от консолидированных отрезков времени (27, 28).

    В совокупности этот растущий объем работ подчеркивает необходимость прямого изучения закономерностей в последовательности повседневного поведения в качестве дополнения к существующим исследованиям о том, сколько времени люди тратят на это поведение.Поэтому в этой статье мы представляем исследовательский анализ, который направлен на то, чтобы пролить свет на ( i ), в какой степени повседневное поведение раскрывается в общих паттернах, которые снова появляются в социальных контекстах, и, что более важно, ( ii ) какие эти паттерны находятся.

    Формирование временных паттернов повседневной жизни

    Наша цель — проанализировать данные из различных социальных контекстов, чтобы оценить, в какой степени повседневная человеческая деятельность, такая как работа, прием пищи и отдых, структурирована в некотором наборе типичных, предсказуемых временных последовательностей.Еще неизвестно, сколько существует общих поведенческих паттернов или насколько они распространены как внутри, так и в разных социальных контекстах.

    Многие ученые утверждали, что существуют определенные широко распространенные архетипические паттерны последовательности поведения, которые характеризуют повседневную жизнь в очень разных обществах (12, 13, 15, 16, 29). В самом деле, есть основания ожидать, что будет несколько моделей поведения, общих как внутри, так и между обществами. Во-первых, большая часть повседневной социальной жизни организована вокруг институтов, таких как семьи и домашние хозяйства, которые, как правило, приводят к общему разделению труда (30, 31).Это разделение труда зависит от того, что разные люди упорядочивают свои действия таким образом, чтобы их действия согласовывались друг с другом. Часто для разных членов группы выгодно заниматься разными, но взаимодополняющими или взаимосвязанными видами деятельности (32). Например, в домохозяйствах, где работают двое родителей, часто бывает легче обеспечить кого-то с детьми, когда эти родители работают в разные смены (9, 33). Подразумевается, что некоторые группы людей, вероятно, будут демонстрировать разные последовательности повседневного поведения — одни люди заняты одним образцом деятельности, а другие — другим.Существование общих закономерностей также подтверждается общими исследованиями использования времени. Эта работа показала, что у большинства людей различные виды потребления (например, еда, просмотр телевизора) имеют тенденцию происходить в определенное время дня. Однако эта работа также показала, что разные временные модели потребления сохраняются для разных групп людей (34).

    Могут быть причины как на индивидуальном, так и на системном уровне, по которым общие временные паттерны имеют тенденцию проявляться в разных социальных контекстах. На индивидуальном уровне циркадный ритм играет важную роль в создании предсказуемых моделей поведения, поскольку они обеспечивают основу ежедневного циклического характера сна и бодрствования.Другие биологические потребности (особенно питание) также фигурируют в регламентированном времени других форм активности в часы бодрствования. Помимо этого, некоторые ученые утверждали, что люди выигрывают от участия в предсказуемых поведенческих последовательностях не только потому, что это подключает их к более крупным социальным системам, обсужденным выше, но также потому, что большая предсказуемость в повседневной жизни, которая приходит с этим, более психологически комфортна и менее когнитивна. это требует ежедневного введения совершенно разных поведенческих последовательностей (4, 11).Помимо этих эндогенных сил на индивидуальном уровне, наличие общих поведенческих последовательностей приносит пользу более крупным социальным единицам, включая рыночные системы, как обсуждалось выше. По этим причинам регулярные модели поведения могут возникать в разных обществах как преднамеренное или непреднамеренное следствие того факта, что индивиды организуют свои действия между двойными ограничениями неизбежных биологических потребностей и широко распространенными социально-институциональными практиками.

    С другой стороны, несколько относительно недавних социальных тенденций могут поставить под угрозу поддержание нормализованных поведенческих паттернов.Во-первых, растущее использование новых информационных и коммуникационных технологий облегчает людям участие в планировании и координации в последнюю минуту, что, возможно, снизило предсказуемость их последовательности действий (35). Во-вторых, мультикультурализм и глобализация увеличивают разнообразие рынков, культурных практик и ритуалов, тем самым потенциально увеличивая различия в распространенности определенных последовательностей как внутри, так и между обществами (36, 37). Наконец, рост гибкого производства, круглосуточных рынков и другие макроэкономические изменения привели к появлению более гибких, нестандартных схем работы, которые сокращают распространенность когда-то общих или канонических схем работы / семейного графика (8–10). ).Остается открытым вопрос, препятствовали ли эти изменения или какие-либо другие индивидуальные или социальные факторы развитию регулярных паттернов повседневной человеческой деятельности.

    Насколько нам известно, было сделано мало, если вообще было предпринято попыток исследовать степень регулярности человеческого поведения в отношении его последовательности в различных геополитических и временных контекстах.

    Материалы и методы

    Чтобы ответить на этот вопрос, мы исследуем самую большую коллекцию данных дневников времени, собранную на сегодняшний день: международное исследование использования времени (MTUS).Эти данные являются кульминацией усилий Центра исследований использования времени (CTUR) Оксфордского университета по согласованию подробных данных дневников времени из самых разных групп населения (38). В этих дневниках люди через телефонные или бумажные дневники указывали, какими конкретными видами деятельности они занимались в определенное время в течение данного 24-часового периода. Этот набор данных включает дневники времени, предоставленные людьми из 23 разных стран с 1965 по 2015 год, всего 48 опросов. (Полный перечень стран и лет, по которым были собраны эти дневники, приведен в приложении SI , таблица S14).

    Наша первая цель — использовать информацию о поведении людей в течение дня из этих дневников, чтобы определить, в какой степени существуют общие модели поведения в отношении нескольких ключевых видов человеческой деятельности. Для этого мы рассматриваем сообщения отдельных лиц о поведении как случаи последовательного поведения. Каждый раз дневник выявляет последовательность поведения, которая содержит некоторую комбинацию гармонизированного класса из семи общих типов поведения, включая неоплачиваемую работу, личный уход, питание, телевизор, оплачиваемую работу, досуг, путешествия и категорию отсутствующих ценностей.CTUR согласовал данные дневника таким образом, чтобы были эквивалентные отчеты о том, что каждый человек делал в каждом из 288 5-минутных эпизодов активности в рассматриваемый день. Для согласованности с предыдущими исследованиями использования времени мы сосредотачиваемся на дневниках, которые собирались в будние дни для населения трудоспособного возраста (18–65 лет), что сужает выборку до 225 551 человека. Дневники в некоторых условиях собирались с полуночи одного дня до полуночи следующего дня, в то время как другие охватывали период с 6 утра до 6 утра.Для максимальной сопоставимости мы сравниваем дневниковые записи, которые охватывают период с 6 утра до 10 вечера. Для каждого дневника это включает 960 минут (16 часов) наблюдений с 5-минутными интервалами или 192 эпизода активности в день.

    Определение распространенных моделей деятельности.

    Чтобы определить общие закономерности в отношении того, как люди упорядочивали свое поведение, мы используем методы анализа социальной последовательности (39), чтобы классифицировать время и порядок различных действий, о которых люди сообщают в своих дневниках.Это включает использование метода выравнивания последовательностей для количественной оценки степени несходства или расстояния между каждой парой последовательностей активности в наборе данных, а затем использование всей этой попарной информации (хранящейся в «матрице несходства») для идентификации «кластеров» лица, сообщившие о подобных последовательностях. Мы представляем результаты, основанные на расстоянии Хэмминга, которое подсчитывает количество замен, необходимых для преобразования одной последовательности в другую (40). Поскольку в нем не используются вставки / удаления, расстояние Хэмминга в первую очередь измеряет различия между последовательностями с точки зрения того, когда происходят их действия (т.е., время активности). Результаты, основанные на этой оценке, в целом соответствовали результатам анализа, в котором использовались другие меры расстояния ( SI Приложение ). После расчета расстояний между последовательностями мы использовали иерархический алгоритм Уорда для идентификации однородных кластеров последовательностей (41). Это метод агломеративной иерархической кластеризации, который пытается минимизировать внутрикластерную дисперсию (42), который часто используется в анализе социальной последовательности и имеет тенденцию выявлять кластеры стандартного размера, тем самым избегая малонаселенных кластеров (39).

    MTUS состоит из несбалансированной панели дневников, поскольку в некоторых странах было больше респондентов, и они также вносят дневники за большее количество лет. Таким образом, чтобы придать равный вес странам и временным периодам, мы отобрали 1000 человек в каждой стране и за два общих периода времени (1969–1994, 1995–2009). Последняя случайная подвыборка, использованная в основном анализе, состоит из 31 089 человек. (Это число не круглое, потому что несколько опросов охватывают только один период времени, а два опроса охватывают менее 1000 человек; SI Приложение , Таблица S13.)

    Оценка распределения паттернов деятельности по контекстам.

    После использования случаев из аналитической подвыборки для определения набора поведенческих последовательностей, обладающих схожими временными характеристиками, наша конечная цель — определить степень, в которой этот набор кластеров снова появляется в различных социальных контекстах, составляющих набор данных MTUS. Во-первых, мы оцениваем двумерную связь между кластером, которому назначена последовательность, и страной происхождения / периодом времени, в котором эта последовательность наблюдалась.Мы используем простой критерий χ 2 для оценки значимости ассоциации и критерий V Крамера для измерения величины ассоциации. Последний показатель варьируется от 0 до 1, где 0 указывает на отсутствие ассоциации, а 1 указывает на идеальную ассоциацию.

    Во-вторых, мы провели анализ несоответствий на основе различий. Метод был разработан Studer et al. (43) в качестве альтернативы кластерному анализу. Цель состоит в том, чтобы измерить силу и статистическую значимость связи между последовательностями и набором ковариат.Это обобщение анализа ANOVA. Эквивалент общей суммы квадратов разлагается на компонент несоответствия между последовательностями и компонент несоответствия внутри последовательности. Псевдо-R 2 измеряет долю расхождений, объясняемых ковариатами. Этот подход позволяет нам напрямую количественно оценить долю несоответствия последовательностей, которая объясняется страной происхождения и периодом времени. Цель обоих этих анализов — оценить степень, в которой распределение общих закономерностей последовательности, которые мы определяем с помощью описанного выше кластерного анализа, зависит от геополитического и / или временного контекста.Чем больше ассоциация, тем менее универсален этот набор общих паттернов последовательностей.

    Результаты

    Общие уровни активности.

    Прежде чем обсуждать последовательное упорядочение повседневных действий, мы начнем с краткого обзора распределения времени, затраченного на конкретные действия ( SI Приложение , Таблица S11). В среднем, люди в общей выборке ( n = 225 551) проводят большую часть своего времени бодрствования либо за оплачиваемую работу, либо за неоплачиваемую работу (работа по дому, уход за детьми).Точнее, люди тратят около 4 часов 24 минут на оплачиваемую работу (27,5% дня) и 3 часа 29 минут на неоплачиваемую работу (21,8% дня). Далее следуют досуг (14,4% времени) и просмотр телевизора (8,3%) в порядке распространенности. Люди тратят в среднем 2 часа 18 минут на досуг и 1 час 20 минут на просмотр телевизора. В среднем на прием пищи уходит 1 час 21 минута. Остальное время уходит на путешествия или сон. Мы не очень хорошо фиксируем характер сна в нашем анализе, потому что ночное время исключено из соображений сопоставимости данных.

    Типичные образцы последовательности действий.

    Мы выходим за рамки вопроса о том, сколько времени люди обычно уделяют определенным действиям, чтобы исследовать потенциальное присутствие общих закономерностей в последовательности этих действий. Это включает в себя анализ для оценки наличия кластеров в матрице несходства последовательностей действий на основе Хэмминга.

    Наше исследование показателей качества кластеризации в сочетании с нашей оценкой графического изображения паттернов активности внутри кластеров ( SI Приложение ) предполагает, что решение с восемью кластерами обеспечивает работоспособный баланс между внутренним качеством кластера и интерпретируемостью кластеров. .Дендрограмма иерархической кластеризации на основе расстояний последовательностей активности на основе Хэмминга представлена ​​в приложении SI , рис. S7. SI Приложение , Рис. S7, Слева показывает дендрограмму в целом, а SI Приложение , Рис. S7, Справа показывает измененную версию SI Приложение , Рис. S7, Слева от до прояснить, как кластеры иерархически расположены по отношению друг к другу. SI Приложение , рис. S7, Справа иллюстрирует, какие из основных кластеров, представленных здесь, могут быть объединены в более крупные родительские кластеры, а также показывает, как они могут быть разделены на более мелкие подкластеры.Выявленные нами восемь кластеров обведены красными линиями.

    Наша основная цель в этом разделе — описать общие закономерности последовательностей, выявленные вышеупомянутым кластерным анализом. Есть несколько способов сделать это. Сначала мы исследуем графики распределения состояний для каждого из восьми кластеров (A – H), которые были выявлены с помощью решения кластеризации на основе Хэмминга (рис. 1). Это дает представление об агрегированном распределении действий, которыми люди в каждом кластере занимаются в каждый момент в течение дня.Затем мы исследуем графики индекса последовательности, которые показывают, как эти действия были упорядочены конкретными людьми (рис. 2). График индекса последовательности показывает полную последовательность с 6:00 до 22:00 для определенных лиц. Мы выбрали как наиболее репрезентативные, так и наиболее нерепрезентативные последовательности для каждого кластера. Наиболее репрезентативные последовательности [относительно «медоида» (41) кластера] отображаются внизу каждого графика на рис. 2, а наиболее нерепрезентативные — вверху каждого графика на рис.2 ( SI Приложение ).

    Рис. 1.

    ( A – H ) Графики распределения состояний, показывающие долю членов в каждом кластере, основанном на расстоянии Хэмминга, участвующих в определенных действиях в каждый момент времени в течение дня (с 6 утра до 10 вечера). n = 31 089.

    Рис. 2.

    ( A – H ) Графики индекса последовательности, показывающие зависящие от времени последовательности активности медоидов в каждом кластере, основанном на расстоянии Хэмминга. n = 178 репрезентативных особей на кластер.

    Регулярная оплачиваемая работа.

    Кластеры A («оплачиваемый стандарт I»), B («оплачиваемый долг II») и C («оплачиваемый III утро») группы лиц, занятых оплачиваемой работой большую часть дня. Кластеры A, B и C различаются по общему объему оплачиваемой работы, которую они выполняют ( SI Приложение , таблица S4), а также по срокам оплачиваемой работы. Люди в кластере A работают в среднем 8 часов 37 минут в будние дни, те, кто в кластере B, работают 9 часов и 21 минуту, а те, кто в кластере C, работают в среднем 7 часов и 50 минут.Люди в кластере A в среднем начинают работать в 7:50; в то время как в кластере B стартуют позже, в 8:25; а те, что в кластере C, запускаются намного раньше, примерно в 6:44 утра ( SI, приложение , таблица S6). Доля лиц, выполняющих оплачиваемую работу в разное время дня, также различается по кластерам ( SI Приложение , Таблица S7). Например, в 8 часов утра около 65% людей в кластере A заняты оплачиваемой работой по сравнению с 43% в кластере B и 95% в кластере C.Конец рабочего дня также различается в зависимости от кластера. Среднее время окончания оплачиваемой работы составляет 17:29 для кластера A, 20:14 для кластера B и 15:07 для кластера C ( SI, приложение , таблица S6). Таким образом, метки кластера отражают три типа полностью оплачиваемого рабочего дня. Платный стандарт I отражает «стандартный» график работы с 8 утра до 5 вечера. Оплачиваемый долгий II отражает более продолжительный рабочий день (в среднем около 9 ч 21 мин). А оплачиваемое утро III отражает раннее утреннее начало и раннее дневное окончание рабочего дня.

    Прежде чем перейти к общему описанию пяти оставшихся кластеров, мы также выделяем различия между кластерами в отношении последовательности их работы и других видов деятельности в целом. На рис. 2 представлены графики индексов последовательностей, каждый из которых включает около 100 конкретных последовательностей индивидуального уровня, наложенных друг на друга. Эти графики предоставляют более точную, неагрегированную информацию о том, как репрезентативные люди в каждом кластере упорядочивали свои действия в течение дня.Выберем репрезентативные случаи следующим образом. Сначала мы вычислили медоид кластера (41), который является наиболее репрезентативной последовательностью кластера. Затем мы выбрали 50 человек, наиболее близких к медоиду. Наконец, мы выбрали несколько наборов последовательностей, каждый раз более удаленных от медоида. Таким образом, индивиды, расположенные ближе всего к низу на каждом графике фиг. 2, представляют собой последовательности, наиболее близкие к медоиду, а индивиды вверху на каждом графике фиг. 2 — наиболее далекие от него.

    Здесь (2) мы можем видеть различное начало оплачиваемого рабочего времени для людей в кластерах A, B и C.Большинство людей начинали свой день либо с еды (темно-синий), либо с неоплачиваемой работы (желтого цвета), что часто означает приготовление завтрака для кого-то, кормление ребенка или выполнение работы по дому. Затем большинство людей ездят на работу (окрашены в темно-красный цвет). В кластере A мы можем видеть у некоторых людей четкий перерыв на обед (темно-синий) около 12 часов и чистый обеденный перерыв (темно-синий) около 19 часов, за которым следует просмотр телевизора (окрашен в фиолетовый цвет). Время приема пищи более распределено в кластере B. Хотя мы можем видеть, что для большинства людей в этом кластере обед происходит около 12 часов, это не относится ко всем, возможно, отражая тот факт, что некоторые люди в этом кластере могут есть в своем стол или во время работы.Эта закономерность еще более разительна в кластере C, где очень немногие люди берут настоящий перерыв на обед. Ранним утром некоторые из этих людей выполняли неоплачиваемую работу, а затем ехали на работу. Около 15:30 большинство людей в кластере C перестали работать, а затем занимались неоплачиваемой работой примерно до 18:30, когда большинство из них ели и смотрели телевизор.

    Посменный режим работы.

    Следующие два кластера объединяют людей, выполняющих то, что часто называют «сменной работой». В среднем они работают меньше времени, чем люди в кластерах A – C.Кроме того, эти люди, как правило, занимаются оплачиваемой работой в нестандартные часы, например, по вечерам. Люди в кластере D («смена I утро») начинают работу в среднем в 8:04 и заканчивают работу в 14:23 ( SI Приложение , Таблица S6). Люди в кластере E («вторая смена вечера») начинают работу в 11:47 и заканчивают около 19:11. В 19:00 около 42% людей в кластере E все еще работают ( SI Приложение , Таблица S7). Графики индекса последовательности, которые отображают последовательности репрезентативных особей для этих групп (рис.2) показывают, что люди в кластере E обычно просыпаются около 7 утра, а затем либо занимаются неоплачиваемой работой, либо завтракают. Их обеденное время хорошо видно с 11:45 до 13:30. После обеда практически все эти люди занимаются оплачиваемой работой. Примерно в 18:30 некоторые люди делают перерыв, чтобы поесть. После работы люди в кластере D обычно выполняют неоплачиваемую работу до 19:30. С этого момента внутри этого кластера наблюдается большая неоднородность в последовательности действий. Кто-то смотрит телевизор, кто-то проводит свободное время, а кто-то продолжает заниматься неоплачиваемой работой.

    Выкройки досуга.

    Один кластер, обозначенный как Кластер F («досуг»), объединяет людей, занятых либо досугом, либо личным уходом в течение большей части дня. Лица в этом кластере занимаются досугом в среднем 4 часа 43 минуты и личным уходом в среднем 3 часа 46 минут ( SI Приложение , Таблица S4). Они также смотрят телевизор больше всего по сравнению с другими группами (в среднем около 2 часов 8 минут). График индекса последовательности ясно показывает преобладание свободного времени в этом кластере, а также более продолжительный период сна (личный уход) по утрам.Они также просыпаются в среднем намного позже по сравнению с другими группами.

    Неоплачиваемая работа.

    Два последних кластера объединяют людей, которые выполняют значительный объем неоплачиваемой работы в течение дня. Кластер G («неоплачиваемая работа I») и кластер H («неоплачиваемая работа II») различаются в основном общей суммой неоплачиваемого рабочего времени. Лица в кластере G выполняют около 6 часов и 16 минут неоплачиваемой работы по сравнению с 8 часами и 42 минутами для лиц в кластере H. График распределения последовательности (рис. 2) показывает, что люди в кластере G выполняют неоплачиваемую работу утром и после обеда, а затем обычно проводят досуг.График индивидуального индекса последовательности показывает, что некоторые люди в этом кластере занимаются той или иной формой досуга около 16:00. Напротив, люди в кластере H большую часть дня выполняют неоплачиваемую работу (рис. 2). Они просыпаются раньше и начинают неоплачиваемую работу раньше, чем люди в кластере G. Например, в 6 часов утра около 16% людей в кластере H заняты неоплачиваемой работой по сравнению с 4% людей в кластере G (приложение SI. , таблица S9). Они также продолжают выполнять неоплачиваемую работу в течение дня.В 17:00 60% людей в кластере H все еще выполняют неоплачиваемую работу по сравнению с 37% в кластере G.

    Последовательные сходства в кластерах.

    Несмотря на то, что восемь кластеров сильно различаются по времени, а также по количеству времени, затрачиваемого на определенные действия, мы отмечаем некоторые сходные особенности в отношении последовательности действий по кластерам. Утро обычно в основном посвящено работе (оплачиваемой или неоплачиваемой). Лишь немногие люди смотрят телевизор или занимаются другими видами досуга в утренние часы, а большинство людей смотрят телевизор по вечерам.В то время как телевидение — это в основном вечернее мероприятие, другие формы досуга больше походят на дневное времяпрепровождение. За исключением кластера E (вторая смена, вечер), большинство людей просыпаются к 10 часам утра. Фактически, среднее время «пробуждения» для населения в целом составляет 7:14 утра ( SI Приложение , Таблица S10). Несмотря на то, что время приема пищи сильно различается между группами, среднее время приема пищи одинаково для разных групп.

    В более общем плане, разные кластеры демонстрируют сходные закономерности в отношении скорости перехода между конкретными видами деятельности.Матрицы перехода первого порядка для каждого из восьми кластеров доступны на GitHub (https://github.com/giacomovagni/patterns-of-everyday-activities-across-social-contexts). Например, во всех кластерах периоды приема пищи с большей вероятностью будут сопровождаться какой-либо формой работы (оплачиваемой или неоплачиваемой), чем чем-либо еще (даже в кластере досуга).

    Последовательные сходства в контексте стран и периодов.

    Ключевой вопрос, который мотивировал этот анализ, заключается в следующем: если мы действительно идентифицируем некоторые типичные паттерны поведенческой последовательности, насколько похоже распределение этих паттернов в различных социальных контекстах? Мы исследуем два измерения социального контекста: геополитическое и временное.Перекрестная таблица показывает, что, хотя существует значимая связь между кластерными присвоениями и страной (χ2 = 6 288,6, df = 154, P <0,001), эта связь очень слабая (V Крамера = 0,17). Дополнительные тесты, включая анализ несоответствия последовательности, показали, что страны не объяснили большую часть несоответствия последовательности (менее 3% несоответствия последовательности объясняется странами, как показано в приложении SI , таблица S12). Это говорит о том, что в разных странах наблюдается в целом схожее распределение восьми описанных выше кластеров.То же самое верно и для связи между кластером и периодом, где мы видим V Крамера, равный 0,12, и где анализ расхождений последовательностей показывает, что период объясняет менее 1% расхождения последовательностей ( SI, приложение , таблица S12).

    Тем не менее, следует отметить некоторые важные различия в паттернах последовательности в этих социальных контекстах ( SI Приложение , Таблица S2). Кластер A (платный стандарт I) широко распространен в большинстве стран. Доля лиц, сгруппированных в этот кластер, составляет 25–35%, за исключением Австрии, Индии, Италии, Перу, Польши, Словении и Испании.Кластер B (оплачиваемый долг II) немного более распространен в Индии, Италии, Перу и Испании, чем в других странах. В большинстве других стран примерно 10% людей демонстрируют эту закономерность. Кластер C (оплачивается III утром), по-видимому, более распространен в бывших социалистических странах Восточной Европы, таких как Чехия, Восточная Германия, Словения и Польша. «Сменные» кластеры (D и E) более равномерно распределены между странами, поскольку 5–10% людей задействованы в этих типах графиков по всем направлениям.Кластер F (досуг) также встречается в аналогичных пропорциях в разных странах, за исключением бывших социалистических стран и Германии. Кластер G (неоплачиваемая работа I) колеблется от 15% до 20% в большинстве стран, с немного большей долей (23%) в Испании и Нидерландах (19%). Наконец, кластер H (неоплачиваемая работа II) колеблется от 10% до 20% в большинстве стран, за исключением Индии и Перу (34% и 27%).

    Что касается периода, отметим, что распределение кластеров существенно не меняется по периодам (до 1995 г. и после 1995 г.).Наиболее заметным исключением является более низкая распространенность кластера C (оплачиваемое утро III) с 14% до 1995 г. до 8% после 1995 г. и увеличение распространенности кластера H (досуг) с 10% до 17% в эти периоды ( SI Приложение , Таблица S3).

    Заключение

    В какой степени сложные последовательности действий, составляющие повседневную жизнь людей, следуют регулярному, предсказуемому образцу? Предыдущие исследования показывают, что в разных обществах существует большое сходство в том, сколько времени люди в среднем проводят, занимаясь определенными видами деятельности, такими как оплачиваемая работа, неоплачиваемая работа и досуг (17⇓⇓⇓ – 21).Настоящее исследование расширяет этот вопрос, выявляя общие модели поведения не только в отношении того, что люди делают в течение дня, но и в отношении последовательного характера этого поведения. В совершенно разных контекстах снова появляется общий набор последовательных паттернов деятельности. Эти модели включают важные различия в сроках выполнения нескольких видов деятельности, относящихся не только к оплачиваемой работе (например, сменная работа), но и к нюансам в сроках неоплачиваемой работы и отдыха. Этот набор результатов согласуется с теориями социальных наук, которые утверждали — но на сегодняшний день не продемонстрировали эмпирически — что одновременное присутствие нескольких общих рутин индивидуального повседневного поведения является отличительной чертой современного общества (11, 13, 15, 16, 29). ).

    Это исследование предоставляет доказательства в поддержку идеи о том, что разные общества демонстрируют сходные дневные поведенческие модели среди составляющих их членов. Но наше исследование оставляет без ответа некоторые важные вопросы. Во-первых, что порождает эти конкретные модели поведения? В то время как некоторые распространенные модели включают долгие часы оплачиваемой или неоплачиваемой работы, другие характеризуются короткими рабочими сменами и значительными периодами досуга. Возможно, что эти модели повторяются из-за некоторых общих макросоциально-структурных сил, включая потребность во множественных взаимосвязанных моделях деятельности (11, 13, 15, 16), которые позволяют разделение труда на уровне домохозяйств в сочетании с ростом нестандартных условий труда ( 3⇓ – 5).

    В то же время этот набор паттернов может частично возникать как побочный продукт процессов индивидуального уровня, таких как принятие рациональных решений, рутинное поведение и физиологические процессы, такие как циркадные ритмы. Истоки этого повторяющегося набора шаблонов — важный вопрос, который необходимо рассмотреть в будущей работе. И, возможно, еще более важный вопрос заключается в том, в какой степени проявляемые индивидуумы модели или кластера имеют последствия для них лично, например, в отношении социальной связанности, социальной мобильности, здоровья и благополучия.В существующей работе изучались последствия организации работы для отдельных лиц и их семей (1, 44–47), но, насколько нам известно, последствия других моделей не изучались.

    Независимо от происхождения этих общих моделей, будущая работа должна изучить, как они распределяются по социальным группам. Исследования использования времени и разделения труда показывают, что факторы индивидуального уровня, такие как пол, раса / этническая принадлежность, социальный класс, богатство и жизненный опыт, определяют подверженность людей этим моделям.Мы знаем, например, что существуют существенные различия между людьми в том, что касается их воздействия на факторы, которые определяют их контроль, когда они участвуют в определенном поведении, включая ограничения графика работы и доступ к гибкому транспорту (24, 48, 49). Многообещающим направлением для будущей работы является изучение степени, в которой распределение паттернов последовательности, которые мы здесь определили, служит механизмом, с помощью которого отдельные атрибуты влияют на долгосрочные индивидуальные результаты, такие как здоровье и мобильность.

    Это исследование имеет ограничения. Во-первых, MTUS — это постоянно растущий набор данных, но на данный момент он не позволяет исследователям исследовать несколько потенциальных источников вариаций. В настоящее время MTUS не включает согласованные данные о последовательностях по странам Азии, Африки или Латинской Америки. Сравнение с этими странами может выявить важные различия в моделях повседневной активности. Во-вторых, поскольку мы в первую очередь сообщаем о моделях на уровне популяции, оценка источников вариабельности этих моделей на индивидуальном уровне выходит за рамки данной статьи.Как обсуждалось ранее, последовательность действий людей, вероятно, определяется широким спектром факторов на протяжении жизни, таких как пол, возраст, занятость и семейное положение, аспекты социального и материального неблагополучия и культура (18, 20, 21, 50, 51) . Наконец, обширность набора данных MTUS делает невозможным полное сравнение последовательностей. Поэтому наш анализ основан на меньших случайных подмножествах из более крупного пула данных. Средства оценки чувствительности кластерных решений к случайной подвыборке не разработаны.Пока это не так, ученые должны проявлять осторожность при обобщении результатов. Это проблема анализа данных, с которой, вероятно, столкнутся в ближайшие годы другие ученые, работающие с крупномасштабными данными. Все это вопросы, которые необходимо изучить в будущей работе, которая попытается понять истоки обширной регулярности и паттернов повседневной деятельности, которые характерны для разнородных популяций.

    Выражение признательности

    Мы благодарим Джонатана Гершуни, Ориэля Салливана, Эрин Йорк Корнуэлл, Маргариту Вега, Еву Ярош, Сату Хелске, редактора PNAS Лорана Леснарда и рецензентов PNAS за полезные предложения и технические рекомендации, которые улучшили эту статью.Авторы признают использование средств вычислительной техники передовых исследований Оксфордского университета (ARC) при выполнении этой работы. Написание этой статьи финансировалось Советом по экономическим и социальным исследованиям (Сбор новых ресурсов по использованию времени, ES / L011662 / 1) и Европейским исследовательским советом (Социальные изменения и повседневная жизнь, 339703).

    Социологическая перспектива | Безграничная социология

    Изучение социологии

    Социологические исследования варьируются от анализа разговоров и поведения до разработки теорий, чтобы понять, как устроен мир.

    Цели обучения

    Определить способы применения социологии в реальном мире

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Социология использует как количественные, так и качественные методы для изучения как личных социальных взаимодействий людей, так и крупномасштабных социальных тенденций.
    • Социология использует методы эмпирического и критического анализа для изучения человеческого социального взаимодействия.
    • Социология включает макросоциологию и микросоциологию; микросоциология изучает изучение людей во взаимодействии лицом к лицу, а макросоциология включает изучение широко распространенных социальных процессов.
    • Социология — это раздел социальных наук, который использует систематические методы эмпирического исследования и критического анализа для развития и уточнения совокупности знаний о социальной структуре и деятельности человека.
    Ключевые термины
    • социология : Изучение общества, человеческого социального взаимодействия, а также правил и процессов, которые связывают и разделяют людей не только как индивидуумов, но и как членов ассоциаций, групп и институтов
    • количественный : Измерение, основанное на некотором количестве или количестве, а не на каком-то качестве.
    • качественные : Описания или различия, основанные на некотором качестве, а не на некотором количестве.

    Социология — это исследование социальной жизни человека. Социология включает множество подразделов исследования, начиная от анализа разговоров и заканчивая разработкой теорий, чтобы попытаться понять, как устроен весь мир. Эта глава познакомит вас с социологией и объяснит, почему она важна и как она может изменить ваш взгляд на мир вокруг вас, а также даст краткую историю этой дисциплины.

    Социология — это отрасль социальных наук, которая использует систематические методы эмпирического исследования и критического анализа для развития и уточнения совокупности знаний о социальной структуре и деятельности человека. Иногда цель социологии состоит в том, чтобы применить такие знания для проведения государственной политики, направленной на благо общества в целом. Его тематика варьируется от микроуровня до макроуровня. Микросоциология предполагает изучение людей во время их личного общения.Макросоциология предполагает изучение широко распространенных социальных процессов. Социология — это обширная дисциплина как с точки зрения методологии, так и с точки зрения предмета. Традиционные направления социологии включают социальные отношения, социальную стратификацию, социальное взаимодействие, культуру и отклонения, а подходы социологии включают как качественные, так и количественные методы исследования.

    Многое из того, что человеческая деятельность подпадает под категорию социальной структуры или социальной активности; из-за этого социология постепенно расширила свое внимание на такие обширные предметы, как изучение экономической активности, неравенства в состоянии здоровья и даже роли социальной активности в создании научного знания.Также значительно расширился спектр социальных научных методов. Например, «культурный поворот» 1970-х и 1980-х годов принес более гуманистические интерпретирующие подходы к изучению культуры в социологии. И наоборот, в те же десятилетия появились новые математически строгие подходы, такие как анализ социальных сетей.

    Социологическое воображение

    Социологическое воображение — это способность помещать личные проблемы в осознанные рамки более широких социальных процессов.

    Цели обучения

    Обсудить утверждение К. Райта Миллса о важности «социологического воображения» для людей

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Поскольку они пытались понять более широкие процессы, влияющие на их личное восприятие мира, можно сказать, что основатели социологии, такие как Маркс, Вебер и Дюркгейм, использовали то, что К. Райт Миллс позже назвал социологическим воображением. .
    • К. Райт Миллс, видный американский социолог середины 20-го века, описал социологическое воображение как способность помещать личные проблемы и жизненные траектории в осознанную структуру более широких социальных процессов.
    • Другие ученые после Миллса использовали эту фразу в более широком смысле, как тип понимания, предлагаемого социологией, и ее значение в повседневной жизни. Другой способ описания социологического воображения — это понимание того, что социальные результаты формируются социальным контекстом, акторами и социальными действиями.
    Ключевые термины
    • социологическое воображение : Социологическое воображение, придуманное Ч. Райтом Миллсом, — это способность помещать личные проблемы и жизненные траектории в осознанную структуру более широких социальных процессов.

    Социологическое воображение

    Ранние социологические теоретики, такие как Маркс, Вебер и Дюркгейм, были озабочены явлениями, которые, по их мнению, приводили к социальным изменениям в свое время. Естественно, что в поисках ответов на эти большие вопросы они получали интеллектуальную стимуляцию.Эти основатели социологии были одними из первых, кто использовал то, что К. Райт Миллс (выдающийся американский социолог середины 20-го — -го — -го века) позже назвал социологическим воображением: способность помещать личные проблемы и жизненные траектории в осознанные рамки. более широких социальных процессов. Термин «социологическое воображение» описывает тип понимания, предлагаемого социологической дисциплиной. Хотя ученые спорили из-за интерпретации этой фразы, она также иногда используется, чтобы подчеркнуть актуальность социологии в повседневной жизни.

    Эмиль Дюркгейм : Дюркгейм официально учредил академическую дисциплину и вместе с Карлом Марксом и Максом Вебером часто упоминается как главный архитектор современной социальной науки и отец социологии.

    Карл Маркс : Карл Маркс, еще один из основателей социологии, использовал свое социологическое воображение для понимания и критики индустриального общества.

    К. Райт Миллс

    Описывая социологическое воображение, Миллс утверждал следующее.«Людям нужно… такое качество ума, которое поможет им использовать информацию и развивать разум, чтобы получать ясные выводы о том, что происходит в мире и о том, что может происходить внутри них. Социологическое воображение позволяет его обладателю понять более широкую историческую сцену с точки зрения ее значения для внутренней жизни и внешней карьеры множества людей. Миллс верил в силу социологического воображения связать «личные проблемы с общественными проблемами».”

    По мнению Миллса, социологическое воображение помогло людям справиться с социальным миром, позволив им выйти за рамки своего личного, эгоцентричного взгляда на мир. Используя социологическое воображение, отдельные люди вынуждены воспринимать с объективной позиции события и социальные структуры, которые влияют на поведение, отношения и культуру.

    Спустя десятилетия после Миллса другие ученые использовали этот термин для описания социологического подхода в более общем виде.Другой способ определения социологического воображения — понимание того, что социальные результаты формируются социальным контекстом, акторами и действиями.

    Социология и наука

    Ранние социологические исследования считались похожими на естественные науки из-за использования эмпиризма и научного метода.

    Цели обучения

    Противопоставьте позитивистскую социологию «Verstehen» -ориентированным социологическим подходам

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Ранние социологические подходы были в первую очередь позитивистскими — они рассматривали сенсорные данные как единственный источник достоверного знания и пытались предсказать человеческое поведение.
    • Макс Вебер и Вильгельм Дильтей представили идею verstehen , которая представляет собой попытку понять и интерпретировать значения, лежащие в основе социального поведения.
    • Различие между позитивизмом и verstehen часто понималось как различие между количественной и качественной социологией.
    • Количественная социология пытается ответить на вопрос, используя численный анализ закономерностей, в то время как качественная социология стремится достичь более глубокого понимания, основанного на том, как люди говорят и интерпретируют свои действия.
    Ключевые термины
    • позитивизм : Доктрина, которая утверждает, что единственное достоверное знание — это научное знание, и что такое знание может быть получено только в результате положительного подтверждения теорий с помощью строгого научного метода, отвергающего все формы метафизики.
    • Verstehen : систематический интерпретирующий процесс понимания значения действия с точки зрения актера; в контексте немецкой философии и социальных наук в целом — особый смысл «интерпретирующего или совместного исследования» социальных явлений.
    • эмпирический : Относящиеся к наблюдениям, производным от или проверяемым с помощью наблюдений, сделанных с использованием физических чувств или инструментов, расширяющих чувства.

    Ранние социологические исследования считали, что область социологии схожа с естественными науками, такими как физика или биология. В результате многие исследователи утверждали, что методология, используемая в естественных науках, идеально подходит для использования в социальных науках. Эффект от использования научного метода и упора на эмпиризм был отличием социологии от теологии, философии и метафизики.Это также привело к признанию социологии эмпирической наукой.

    Позитивизм и

    Verstehen

    Этот ранний социологический подход, поддержанный Августом Контом, привел к позитивизму, идее о том, что данные, полученные на основе сенсорного опыта, и что логическая и математическая обработка таких данных вместе являются исключительным источником всех достоверных знаний. Цель позитивизма, как и естественных наук, — предсказание. Но в случае социологии целью позитивизма является предсказание человеческого поведения, что является сложной задачей.

    Цель предсказания человеческого поведения была быстро реализована как несколько возвышенная. Такие ученые, как Вильгельм Дильтей и Генрих Риккерт, утверждали, что мир природы отличается от мира общества; человеческое общество имеет культуру, в отличие от обществ большинства других животных. Например, поведение муравьев и волков в первую очередь основано на генетических инструкциях и не передается из поколения в поколение в процессе социализации. В результате для социологии была предложена дополнительная цель. Макс Вебер и Вильгельм Дильтей представили концепцию verstehen .Цель verstehen — не столько предсказывать поведение, сколько понимать поведение. Вебер сказал, что ему нужны были значимые социальные действия, а не просто статистические или математические знания об обществе. Таким образом, достижение понимания общества в духе verstehen включает не только количественные подходы, но и более интерпретирующие, качественные подходы.

    Неспособность социологии и других социальных наук точно предсказать поведение людей или полностью понять иную культуру привела к тому, что социальные науки стали называть «мягкими науками».«Хотя некоторые могут посчитать этот ярлык уничижительным, в некотором смысле его можно рассматривать как признание удивительной сложности людей как социальных животных. Любое такое сложное животное, как человек, будет трудно понять полностью. Люди, человеческое общество и человеческая культура постоянно меняются, а это значит, что социальные науки будут постоянно развиваться.

    Количественная и качественная социология

    Контраст между позитивистской социологией и подходом verstehen был переформулирован в современной социологии как различие между количественным и качественным методологическими подходами соответственно.Количественная социология — это, как правило, численный подход к пониманию человеческого поведения. Опросы с большим количеством участников объединяются в наборы данных и анализируются с использованием статистики, что позволяет исследователям выявлять закономерности в поведении людей. Качественная социология обычно предпочитает глубину широте. При качественном подходе в качестве источников данных используются глубинные интервью, фокус-группы или анализ источников контента (книги, журналы, журналы, телешоу и т. Д.). Затем эти источники систематически анализируются для выявления закономерностей и лучшего понимания человеческого поведения.

    Однако проведение четкого различия между количественной и качественной социологией может ввести в заблуждение. Оба придерживаются схожего подхода в том смысле, что первым шагом во всех науках является разработка теории и создание проверяемых гипотез. Хотя есть некоторые люди, которые начинают анализировать данные без теоретической ориентации, чтобы направлять свой анализ, большинство из них начинают с теоретической идеи или вопроса и собирают данные для проверки этой теории. Второй шаг — это сбор данных, и именно здесь эти два подхода различаются.Количественная социология фокусируется на числовых представлениях субъектов исследования, в то время как качественная социология сосредотачивается на идеях, содержащихся в дискурсе и риторике субъектов исследования.

    Макс Вебер : Макс Вебер и Вильгельм Дильтей представили верстехен — понимание поведения — как цель социологии.

    Социология и социальные науки

    Как социальная наука, социология исследует применение научных методов к изучению человеческих аспектов мира.

    Цели обучения

    Анализируйте сходства и различия между общественными науками

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • В 17 веке ученые начали определять мир природы как реальность, отдельную от человеческой или духовной реальности. Таким образом, они считали, что мир природы следует изучать, используя научные и эмпирические методы.
    • Стремление открыть математические взаимосвязи между объектами исследования привело к изучению человеческого поведения, что отличает социальные науки от гуманитарных.
    • К 19 веку ученые начали изучать человеческое поведение с научной точки зрения в попытке открыть закономерности человеческого взаимодействия.
    • Пытаясь изучить человеческое поведение, используя научные и эмпирические принципы, социологи всегда сталкиваются с дилеммами, поскольку люди не всегда действуют предсказуемо в соответствии с законами природы.
    • Даже когда Дюркгейм и Маркс формулировали законоподобные модели перехода от доиндустриального общества к индустриальному, Вебер интересовался, казалось бы, «иррациональными» идеями и ценностями, которые, по его мнению, также способствовали переходу.
    Ключевые термины
    • гуманитарные науки : Гуманитарные науки — это академические дисциплины, изучающие состояние человека с использованием методов, которые в первую очередь являются аналитическими, критическими или умозрительными, в отличие от преимущественно эмпирических подходов естественных наук.
    • наука : Определенная дисциплина или отрасль обучения, особенно та, которая связана с измеримыми или систематическими принципами, а не с интуицией или естественными способностями.
    • общественные науки : раздел науки, изучающий общество и человеческое поведение в нем, включая антропологию, коммуникативные исследования, криминологию, экономику, географию, историю, политологию, психологию, социальные исследования и социологию.

    Как социальная наука, социология предполагает применение научных методов к изучению человеческих аспектов мира. Дисциплины социальных наук также включают психологию, политологию и экономику, среди других областей. В общем, психология — это изучение человеческого разума и поведения на микроуровне (или индивидуальном); социология исследует человеческое общество; психология фокусируется на психических и мыслительных процессах (внутренних), тогда как социология сосредотачивается на поведении человека (внешнем).Политология изучает управление группами и странами; а экономика занимается производством и распределением богатства в обществе. Использование научных методов отличает социальные науки от гуманитарных.

    Развитие социальных наук

    В античной философии не было разницы между наукой и гуманитарными науками. Только с развитием математических доказательств постепенно возникла ощутимая разница между научными дисциплинами и гуманитарными науками или гуманитарными науками.Таким образом, Аристотель изучал движение планет и поэзию одними и теми же методами; Платон смешал геометрические доказательства с демонстрацией состояния внутреннего знания.

    В течение 17 91 321-го 91 322 века произошла революция в том, что составляло науку, особенно с работами Исаака Ньютона по физике. Ньютон проводил резкое различие между миром природы, который, как он утверждал, был независимой реальностью, управляемой своими собственными законами, и миром людей или духовным. Идеи Ньютона отличались от идей других философов того же периода (таких как Блез Паскаль, Готфрид Лейбниц и Иоганн Кеплер), для которых математические выражения философских идеалов также считались символами естественных человеческих взаимоотношений; те же законы двигали физическую и духовную реальность.Ньютон, наряду с другими, изменил базовые рамки, с помощью которых люди понимали, что является научным.

    Исаак Ньютон, 1689 : Исаак Ньютон был ключевой фигурой в процессе отделения естественных наук от гуманитарных.

    Законы природы : Закон Кеплера, описывающий орбиту планеты, является примером того рода законов, которые, по мнению Ньютона, должна искать наука. Но социальная жизнь редко бывает достаточно предсказуемой, чтобы ее можно было описать такими законами.

    В сфере других дисциплин эта переформулировка научного метода вызвала необходимость выражать идеи в форме математических соотношений, то есть неизменных и абстрактных законов.В конце 19-го, -го и -го века попытки открыть законы, касающиеся человеческого поведения, становились все более распространенными. Возникновение статистики и теории вероятностей в -м и веках также способствовало попыткам математического моделирования человеческого поведения в социальных науках.

    Пытаясь изучить человеческое поведение, используя научные и эмпирические принципы, социологи всегда сталкиваются с дилеммами, поскольку люди не всегда действуют предсказуемо в соответствии с законами природы.Следовательно, даже когда Дюркгейм и Маркс формулировали законоподобные модели перехода от доиндустриального общества к индустриальному, Вебер интересовался, казалось бы, «иррациональными» идеями и ценностями, которые, по его мнению, также способствовали переходу. Социальные науки занимают среднее положение между «жесткими» естественными науками и интерпретационным уклоном гуманитарных наук.

    Социологический подход

    Социологический подход выходит за рамки обычного здравого смысла, используя систематические методы эмпирического наблюдения и теоретизирования.

    Цели обучения

    Объясните, чем социологический подход отличается от «здравого смысла» понимания социального мира

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Социология более строгая, чем здравый смысл, потому что социологи проверяют и изменяют свое понимание того, как устроен мир, с помощью научного анализа.
    • Социологи собирают данные на местах и ​​формулируют теории о том, что они находят. Затем эти теории проверяются с использованием научного метода для оценки обоснованности теории.
    • Социология, в отличие от здравого смысла, использует методы индукции и дедукции.
    Ключевые термины
    • научный метод : метод открытия знаний о мире природы, основанный на создании фальсифицируемых прогнозов (гипотез), их эмпирической проверке и разработке рецензируемых теорий, которые наилучшим образом объясняют известные данные.
    • вычет : процесс рассуждения, в котором вывод обязательно следует из заявленных посылок; вывод путем рассуждений от общего к частному.
    • индукция : вывод общих принципов из конкретных примеров

    Социологический подход выходит за рамки обычного здравого смысла. Многие люди считают, что они понимают мир и события, происходящие в нем, часто оправдывая свое понимание, называя это «здравым смыслом». Однако на самом деле они не предпринимали систематических попыток понять социальный мир.

    Социология — это попытка понять социальный мир, поместив социальные события в соответствующую среду (т.е., социальная структура, культура, история) и попытки понять социальные явления путем сбора и анализа эмпирических данных. Этот научный подход отличает социологическое знание от здравого смысла.

    Например, Питер Бергер, известный социолог, утверждал, что социологию отличает от здравого смысла то, что социологи:

    «[попробуйте] посмотреть, что там. [Они] могут иметь надежды или опасения относительно того, что [они] могут найти. Но [они] будут пытаться увидеть, независимо от [своих] надежд или страхов.Таким образом, это акт чистого восприятия… »

    Таким образом, чтобы получить социологические знания, социологи должны систематически и методично изучать свой мир. Они делают это посредством индукции и дедукции. С помощью индукции социологи собирают данные на местах и ​​формулируют теории о том, что они обнаруживают. Затем эти теории проверяются с использованием научного метода, чтобы оценить обоснованность теории. Чтобы проверить обоснованность теории, они используют дедукцию. Дедукция — это акт оценки их теорий в свете новых данных.Таким образом, социологическое знание производится путем постоянного обмена между эмпирическим наблюдением и теоретизированием. Таким образом, социология более строгая, чем здравый смысл, потому что социологи проверяют и изменяют свое понимание того, как устроен мир, с помощью научного анализа.

    Лампочка : Получение социологического знания — это не просто процесс зажигания лампочки в чьей-то голове; это требует тщательного эмпирического исследования и анализа.

    Теоретические перспективы стратификации | Введение в социологию

    Рисунок 1 .Стивен Карри и Марцин Гортат играют в баскетбол. (Фото любезно предоставлено Кейт Эллисон / flickr)

    Социологические теории могут помочь нам объяснить такие социальные явления, как разная заработная плата в рамках одной и той же высокостатусной профессии. Функционалисты будут исследовать цель таких высоких зарплат, в то время как теоретики конфликта будут изучать непомерные зарплаты как несправедливое распределение денег, а также могут исследовать роль экономического давления, возникающего из-за спонсируемых корпорациями арен, сетевых рейтингов, владельцев и менеджеров.Теоретики интеракционизма могли бы исследовать, насколько признание имен символично и важно для определенных команд и городов, например, недавний переезд Леброна Джеймса из своего родного города Кливленда в Лос-Анджелес. Социальная стратификация приобретает новый смысл, если рассматривать ее с разных социологических точек зрения.

    Результаты обучения

    • Описать функционалистские взгляды на социальное расслоение
    • Опишите объяснение социальной стратификации теоретиками конфликта.
    • Объясните, как символические интеракционисты концептуализируют социальное расслоение
    • Различия между конфликтными, интеракционистскими и функционалистскими объяснениями социальной стратификации
    • Объясните глобальную стратификацию, используя теорию модернизации и теорию зависимости

    Теоретические перспективы социального расслоения

    Функционализм

    В социологии функционалистская перспектива исследует, как действуют части общества.Это макроаналитический взгляд, который фокусируется на том, что все аспекты общества являются неотъемлемой частью постоянного здоровья и жизнеспособности всего. Согласно функционализму, различные аспекты общества существуют потому, что служат необходимой цели. Какова функция социальной стратификации?

    В 1945 году социологи Кингсли Дэвис и Уилберт Мур опубликовали тезис Дэвиса-Мура , в котором утверждалось, что чем выше функциональное значение социальной роли, тем больше должна быть награда.Теория утверждает, что социальное расслоение представляет собой изначально неравную ценность разной работы. Некоторые задачи в обществе более ценны, чем другие. Квалифицированные люди, которые занимают эти должности, должны быть вознаграждены больше, чем другие.

    По словам Дэвиса и Мура, работа пожарного важнее, чем, например, кассира продуктового магазина. Должность кассира не требует таких же навыков и уровня подготовки, как пожарные. Зачем кому-то спешить в горящие здания, если не будет стимула в виде более высокой заработной платы и более выгодных пособий? Если бы уровни оплаты были одинаковыми, пожарный мог бы работать как кассир в продуктовом магазине.Дэвис и Мур считали, что вознаграждение более важной работы более высоким уровнем дохода, престижа и власти побуждает людей работать усерднее и дольше.

    Дэвис и Мур заявили, что в большинстве случаев уровень навыков, необходимых для работы, определяет ее важность. Они также заявили, что чем больше навыков требуется для работы, тем меньше квалифицированных людей будет выполнять эту работу. Некоторые работы, такие как уборка коридоров или ответ на телефонные звонки, не требуют особых навыков. Сотрудникам не нужно иметь высшее образование.Другая работа, такая как проектирование дорожной сети или рождение ребенка, требует огромных навыков.

    В 1953 году Мелвин Тумин опроверг тезис Дэвиса-Мура в статье «Некоторые принципы стратификации: критический анализ». Тумин спросил, что определяет степень важности работы. Он утверждал, что тезис Дэвиса-Мура не объясняет, почему медийная личность с небольшим образованием или талантом становится известной и богатой на телешоу или политически успешной в ходе предвыборной кампании. Этот тезис также не объясняет неравенство в системе образования или неравенство по признаку расы или пола.Тумин считал, что социальное расслоение мешает квалифицированным людям пытаться исполнять роли (Тумин, 1953). Например, у малообеспеченной молодежи меньше шансов стать ученым, независимо от того, насколько она умна, из-за относительного отсутствия у нее возможностей. Тезис Дэвиса-Мура также не объясняет, почему баскетболист зарабатывает миллионы долларов в год, когда врач, спасающий жизни, солдат, борющийся за права других, и учитель, который помогает формировать умы завтрашнего дня, скорее всего, не заработают миллионы. в течение своей карьеры.

    Тезис Дэвиса-Мура, хотя и открыт для обсуждения, был первой попыткой объяснить, почему существует стратификация. В тезисе говорится, что социальное расслоение необходимо для достижения совершенства, продуктивности и эффективности, что дает людям то, к чему нужно стремиться. Дэвис и Мур считали, что система служит обществу в целом, поскольку позволяет каждому получить определенную выгоду. Это поддерживает меритократию как идеологическую систему.

    Функционалист может также сосредоточиться на том, почему у нас глобальное неравенство и каким социальным целям оно служит.Эта точка зрения может, например, утверждать, что у нас глобальное неравенство, потому что одни страны лучше других адаптируются к новым технологиям и извлекают выгоду из глобализированной экономики, и что, когда основные национальные компании размещают новые операции в периферийных странах, они расширяют местную экономику. и приносят пользу рабочим.

    Теория конфликтов

    Рисунок 2. Эти люди протестуют против решения Технологического университета Теннесси в Куквилле, штат Теннесси, уволить хранителей и передать работу частной фирме, чтобы избежать выплаты вознаграждений работникам.Частные агентства по трудоустройству часто платят более низкую почасовую оплату и не предлагают пенсионных пособий или медицинского страхования. Справедливо ли решение? (Фото любезно предоставлено Брайаном Стэнсберри / Wikimedia Commons)

    Теория конфликта фокусируется на создании и воспроизводстве неравенства. Теоретики конфликта глубоко критикуют социальное расслоение, утверждая, что оно приносит пользу только некоторым людям, а не всему обществу. Например, теоретику конфликта кажется неправильным, что баскетболисту платят миллионы за годовой контракт, в то время как учитель государственной школы зарабатывает 35000 долларов в год.Стратификация, считают теоретики конфликта, увековечивает неравенство. Теоретики конфликта пытаются привлечь внимание к неравенству, например, к тому, как в богатом обществе может быть так много бедных членов.

    Многие теоретики конфликта опираются на работы Карла Маркса. В эпоху индустриализации XIX века Маркс считал, что социальное расслоение является результатом отношения рабочих к средствам производства. Людей делили одной линией: они либо владели заводами, либо работали на них. Во времена Маркса буржуазные капиталисты владели высокопроизводительными предприятиями, фабриками и землей, как и сегодня.Пролетарии были рабочими, выполнявшими ручной труд для производства товаров. Капиталисты из высшего класса загребали прибыль и разбогатели, в то время как пролетарии рабочего класса получали мизерную заработную плату и изо всех сил пытались выжить. С такими противоположными интересами две группы были разделены различиями в богатстве и власти. Маркс предположил, что рабочие испытывают глубокое отчуждение, изоляцию и страдания в результате своего чувства бессилия и неполноценного статуса (Marx 1848). Маркс утверждал, что пролетарии были угнетены буржуазией.

    Сегодня, хотя условия труда улучшились, теоретики конфликта считают, что напряженные рабочие отношения между работодателями и работниками все еще существуют. Капиталисты владеют средствами производства, и существует система, которая делает владельцев бизнеса богатыми и оставляет рабочих в бедности. Согласно теоретикам конфликта, возникающая стратификация порождает классовый конфликт. Если бы он был жив в сегодняшней экономике, которая все еще восстанавливается после затяжной рецессии, Маркс, вероятно, утверждал бы, что рецессия возникла из-за жадности капиталистов, которые наживались за счет трудящихся.

    Изучая глобальную стратификацию, теоретик конфликта, вероятно, обратится к систематическому неравенству, возникающему, когда основные страны эксплуатируют ресурсы периферийных стран. Например, сколько американских компаний пользуются услугами иностранных рабочих, которые не имеют конституционной защиты и гарантированной минимальной заработной платы, которые существуют в Соединенных Штатах? И сколько из них открывают зарубежные операции в странах со слабой или отсутствующей защитой окружающей среды? Это позволяет им максимизировать прибыль, но какой ценой?

    Символический интеракционизм

    Символический интеракционизм — это теория, которая использует повседневные взаимодействия людей для объяснения общества в целом.Символический интеракционизм рассматривает стратификацию с точки зрения микроуровня. Этот анализ пытается объяснить, как социальное положение людей влияет на их повседневное взаимодействие.

    В большинстве сообществ люди взаимодействуют в основном с другими людьми, имеющими такое же социальное положение. Именно из-за социального расслоения люди склонны жить, работать и общаться с такими же людьми, как они сами, людьми, которые разделяют их уровень дохода, образование или расовую принадлежность и даже вкусы в еде, музыке и одежде.Встроенная система социальной стратификации объединяет людей. Это одна из причин, почему такой королевский принц, как английский принц Уильям, редко женился на простолюдинке.

    Сторонники символического взаимодействия также отмечают, что внешний вид людей отражает их социальное положение. Жилье, одежда и транспорт указывают на социальный статус, равно как и прически, вкус к аксессуарам и другие символические элементы личного стиля.

    Рис. 3. (a) Группа строителей на стройплощадке и (b) группа бизнесменов.Какие категории расслоения разделяют эти строители? Чем рабочие-строители отличаются от руководителей или смотрителей? Кто более опытен? Кто пользуется большим авторитетом в обществе? (Фото (а) любезно предоставлено Wikimedia Commons; фото (b) любезно предоставлено Chun Kit / flickr)

    Чтобы символически передать социальный статус, люди часто участвуют в демонстративном потреблении , которое представляет собой покупку, использование и демонстрацию определенных продуктов, чтобы сделать социальное заявление о статусе. Наличие дорогих, но экологически чистых бутылок с водой может указывать на социальное положение человека.Некоторые люди покупают дорогие модные кроссовки, даже если они никогда не будут носить их на пробежке или занятиях спортом. Автомобиль за 17000 долларов обеспечивает транспортировку так же эффективно, как и автомобиль за 100000 долларов, но роскошная модель делает социальное заявление, в отличие от менее дорогого автомобиля. Все эти символы стратификации достойны изучения интеракционистами.

    Изучая глобальную стратификацию, символический интеракционист будет изучать повседневное влияние глобального неравенства, значения, которые люди придают глобальному расслоению, и субъективный характер бедности.Кто-то, применяющий этот взгляд на глобальное неравенство, вероятно, сосредоточится на понимании разницы между тем, что кто-то, живущий в основной стране, определяет как бедность (относительная бедность, определяемая как неспособность вести образ жизни среднего человека в вашей стране), и тем, в чем кто-то живет. периферийная нация определяет как бедность (абсолютная бедность, определяемая как неспособность или неспособность позволить себе предметы первой необходимости, такие как еда).

    ФАБРИКА ДЕВОЧКИ

    В книге Factory Girls: From Village to City in Changing China , Leslie T.Чанг использует символический интеракционистский подход для изучения глобального неравенства. Чанг следует за двумя молодыми женщинами (Мин и Чуньмин), работающими на фабрике по производству сумок. Они помогают производить желанные кошельки и сумки для мирового рынка. Как часть растущего населения молодых людей, которые покидают свои дома и фермы в сельских районах Китая, эти фабричные женщины-работницы готовы вступить в городскую битву и получить амбициозный заработок.

    Хотя исследование Чанга проводится в городе, о котором многие никогда не слышали (Дунгуань), этот город производит треть всей обуви на планете (основные производители здесь Nike и Reebok) и 30 процентов мировых компьютерных дисководов. , в дополнение к обилию одежды (Chang 2008).

    Но Чанг сосредоточен не столько на самом крупномасштабном глобальном явлении, сколько на том, как оно влияет на этих двух женщин. Как сделал бы символический интеракционист, Чанг исследует повседневную жизнь и взаимодействие Мин и Чуньмин — их дружбу на рабочем месте, семейные отношения, гаджеты и товары — в этом развивающемся глобальном пространстве, где молодые женщины могут оставить традиции и формировать собственное будущее. Их история — это история, из которой могут извлечь уроки все люди, а не только ученые, когда мы размышляем над социологическими проблемами, такими как глобальная экономика, культурные традиции и инновации, а также возможности для женщин в составе рабочей силы.

    Смотреть IT

    Посмотрите это видео, чтобы увидеть, как каждая из трех основных парадигм объясняет социальное расслоение.

    Подумай над

    • Проанализируйте тезис Дэвиса-Мура. Вы согласны с Дэвисом и Муром? Играет ли социальная стратификация важную функцию в обществе? Какие примеры вы можете привести в поддержку тезиса? Какие примеры вы можете придумать, чтобы опровергнуть тезис?
    • Рассмотрите социальную стратификацию с точки зрения символического интеракционизма.Как социальная стратификация влияет на повседневное взаимодействие людей? Как классовые системы, основанные на таких факторах, как престиж, власть, доход и богатство, влияют на ваш распорядок дня, а также на ваши убеждения и отношения? Проиллюстрируйте свои идеи конкретными примерами и анекдотами из собственной жизни и жизни людей в вашем сообществе.

    Теоретические перспективы глобальной стратификации

    В то время как три основные социологические парадигмы помогают объяснить глобальную стратификацию, существуют две основные теории, которые возникли на основе структурно-функциональных теорий и теорий конфликта, которые лучше всего подходят для объяснения глобального неравенства: теория модернизации и теория зависимости.Теория модернизации утверждает, что страны проходят этапы эволюции и что индустриализация и усовершенствованные технологии являются ключами к прогрессу. Теория зависимости, с другой стороны, считает теорию модернизации европоцентричной и покровительственной. Согласно теории зависимости, глобальное неравенство является результатом того, что основные страны создают цикл зависимости, эксплуатируя ресурсы и рабочую силу в периферийных и полупериферийных странах.

    Макросоциологические теории глобальной стратификации

    Теория модернизации

    Теория модернизации исходит из структурно-функциональной точки зрения, поскольку она рассматривает неравенство как функцию промышленных и культурных различий между странами.Он считает, что страны с низкими доходами остались в стороне от промышленных достижений, которые последовали как за Колумбийским обменом, который привел к передаче товаров и технологий между Европой и «Новым миром», начиная с конца 15 века, так и за промышленной революцией, вызванной к неспособности или нежеланию внедрять новые технологии. Согласно теории модернизации, страны с низкими доходами страдают от отсутствия индустриализации и могут улучшить свое глобальное экономическое положение за счет этого (Armer and Katsillis 2010):

    • Корректировка культурных ценностей и отношения к работе
    • индустриализация и другие формы экономического роста

    Критики указывают на врожденный этноцентрический уклон этой теории.Это предполагает, что все страны имеют одинаковые ресурсы и могут идти одним и тем же путем. Кроме того, предполагается, что цель всех стран — быть как можно более «развитыми». В этой теории нет места для возможности того, что индустриализация и технологии не являются лучшими целями.

    Конечно, есть основания для такого предположения. Данные показывают, что основные страны, как правило, имеют более низкие показатели материнской и детской смертности, большую продолжительность жизни и меньшую абсолютную бедность. Верно также и то, что в беднейших странах миллионы людей умирают из-за отсутствия чистой питьевой воды и средств санитарии, что является благом, которое большинство из нас считает само собой разумеющимся.В то же время проблема более сложная, чем можно предположить по цифрам. Культурное равенство, история, община и местные традиции — все это находится под угрозой, поскольку модернизация продвигается в периферийные страны. Таким образом, задача состоит в том, чтобы воспользоваться преимуществами модернизации, сохраняя при этом культурную чувствительность к тому, что уже существует.

    Теория зависимости

    Теория зависимости совпадает с точкой зрения на конфликт, поскольку она сосредотачивается на том, как бедные страны были обижены богатыми.Частично он был создан как ответ на западно-ориентированное мышление теории модернизации. В нем говорится, что глобальное неравенство в первую очередь вызвано основными странами (или странами с высоким доходом), эксплуатирующими полупериферийные и периферийные страны (или страны со средним и низким доходом), что создает цикл зависимости (Hendricks 2010). Пока периферийные страны зависят от основных стран в плане экономического стимулирования и доступа к большей части мировой экономики, они никогда не достигнут стабильного и последовательного экономического роста в самоопределенном смысле.Кроме того, теория утверждает, что, поскольку основные страны, а также Всемирный банк, выбирают, какие страны имеют право на получение ссуд, а также решают, какие типы проектов ссуды могут финансировать, они создают сильно сегментированные рынки труда, которые созданы в первую очередь для приносят пользу странам с доминирующим рынком.

    На первый взгляд кажется, что эта теория игнорирует страны с ранее низким уровнем доходов, которые теперь считаются странами со средним уровнем доходов и находятся на пути к тому, чтобы стать странами с высоким уровнем доходов и крупными игроками в мировой экономике, такими как Китай.Но некоторые теоретики зависимости утверждают, что в интересах основных стран обеспечить долгосрочную полезность их периферийных и полупериферийных партнеров. Следуя этой теории, социологи обнаружили, что организации с большей вероятностью передадут на аутсорсинг значительную часть работы компании, если они будут доминирующим игроком в уравнении; Другими словами, компании хотят видеть их страны-партнеры достаточно здоровыми, чтобы обеспечивать работу, но не настолько здоровыми, чтобы создавать угрозу (Caniels and Roeleveld 2009).

    Смотреть IT

    Посмотрите это видео, чтобы узнать больше о теории модернизации и зависимости. Он объясняет, как модернизация развивалась через четыре этапа: традиционный этап, этап взлета, движение к технологической зрелости и затем массовое потребление. Теория модернизации утверждает, что развитие технологий приведет к увеличению благосостояния во всем мире, и что страны с низкими доходами могут пойти по пути, выбранному более богатыми, модернизированными странами. Теория зависимости утверждает, что некоторые нации приобрели богатство за счет других наций, особенно за счет колонизации.

    Подумай над

    • Есть много критики, что теория модернизации евроцентрична. Считаете ли вы, что теория зависимости также необъективна? Почему или почему нет?
    • Сравните и сопоставьте теорию модернизации и теорию зависимости. Как вы думаете, что более полезно для объяснения глобального неравенства? Объясните на примерах.

    глоссарий

    заметное потребление:
    акт покупки и использования продуктов, чтобы заявить о своем социальном положении
    Диссертация Дэвиса-Мура:
    тезис, утверждающий, что некоторое социальное расслоение является социальной необходимостью.
    теория зависимости:
    теория, которая утверждает, что глобальное неравенство происходит из-за эксплуатации периферийных и полупериферийных стран основными странами.
    теория модернизации:
    теория о том, что страны с низкими доходами могут улучшить свое глобальное экономическое положение за счет индустриализации инфраструктуры и изменения культурного отношения к работе

    Осмысление теорий, моделей и структур реализации | Наука о внедрении

  • 1.

    Экклс М., Гримшоу Дж., Уокер А., Джонстон М., Питтс Н. Изменение поведения медицинских работников: использование теории в содействии усвоению результатов исследований. J Clin Epidemiol. 2005. 58: 107–12.

    PubMed Google ученый

  • 2.

    Дэвис П., Уокер А., Гримшоу Дж. Теории изменения поведения в исследованиях реализации рекомендаций. Proc Br Psychol Soc. 2003; 11: 120.

    Google ученый

  • 3.

    Мичи С., Джонстон М., Абрахам С., Лоутон Р., Паркер Д., Уокер А. Использование психологической теории для реализации практики, основанной на доказательствах: подход на основе консенсуса. Qual Saf Health Care. 2005; 14: 26–33.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 4.

    Продажи А., Смит Дж., Карран Дж., Кочевар Л. Модели, стратегии и инструменты: теория внедрения результатов, основанных на фактических данных, в практику здравоохранения. J Gen Intern Med.2006; 21: S43–9.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Китсон А.Л., Харви Дж., Маккормак Б. Обеспечение возможности внедрения практики, основанной на фактах: концептуальная основа. Качественное здравоохранение. 1998. 7: 149–58.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 6.

    ICEBeRG. Разработка теоретически обоснованных вмешательств по реализации. Реализуйте Sci.2006; 1: 4.

    Google ученый

  • 7.

    Годин Г., Беланже-Гравел А., Экклс М., Гримшоу Дж. Намерения и поведение медицинских работников: систематический обзор исследований, основанных на социальных когнитивных теориях. Реализуйте Sci. 2008; 3: 36.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8.

    Mitchell SA, Fisher CA, Hastings CE, Silverman LB, Wallen GR. Тематический анализ теоретических моделей для перевода науки в сестринское дело: картографирование области.Nurs Outlook. 2010. 58: 287–300.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 9.

    Райкрофт-Мэлоун Дж., Бакнэлл Т. Теория, основы и модели: закладывая основу. В: Rycroft-Malone J, Bucknall T, редакторы. Модели и рамки для внедрения практики, основанной на фактах: связь доказательств с действиями. Оксфорд: Уайли-Блэквелл; 2010. с. 23–50.

    Google ученый

  • 10.

    Кейн Дж., О’Коннор Д., Мичи С. Проверка теоретических рамок предметной области для использования в исследованиях изменения поведения и внедрения. Реализуйте Sci. 2012; 7: 37.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 11.

    Мартинес Р.Г., Льюис С.К., Вайнер Б.Дж. Проблемы приборостроения в науке внедрения. Реализуйте Sci. 2014; 9: 118.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Eccles MP, Mittman BS. Добро пожаловать в науку о реализации. Реализуйте Sci. 2006; 1: 1.

    PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Graham ID, Logan J, Harrison MB, Straus SE, Tetroe J, Caswell W. и др. Перевод «Затерянные в знаниях»: время для карты? J Contin Educ Health Prof. 2006; 26: 13–24.

    PubMed Google ученый

  • 14.

    Estabrooks CA, Thompson DS, Lovely JE, Hofmeyer A.Справочник по теории перевода знаний. J Contin Educ Health Prof. 2006; 26: 25–36.

    PubMed Google ученый

  • 15.

    Уилсон К.М., Брэди Т.Дж., Лесесне К. от имени рабочей группы NCCDPHP по переводу. Организационная основа для перевода в общественное здравоохранение: рамки знаний к действиям. Prev Chronic Dis. 2011; 8: A46.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Рабин Б.А., Браунсон Р. Разработка терминологии для исследований по распространению и внедрению. В: Браунсон Р.К., Колдиц Г.А., Проктор Е.К., редакторы. Распространение и внедрение исследований в области здравоохранения. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2012. с. 23–51.

    Google ученый

  • 17.

    Гринхалг Т., Роберт Дж., Бейт П., Макфарлейн Ф., Кириакиду О. Распространение инноваций в обслуживающих организациях: систематический обзор литературы. Мальден, Массачусетс: издательство Blackwell Publishing; 2005 г.

    Google ученый

  • 18.

    Джонс К. Миссия дрейфует в качественных исследованиях или движется к систематическому обзору качественных исследований, возвращаясь к более систематическому повествовательному обзору. Qual Rep. 2004; 9: 95–112.

    Google ученый

  • 19.

    Кронин П., Райан Ф., Кофлан М. Обзор литературы: пошаговый подход. Br J Nurs. 2008; 17: 38–43.

    PubMed Google ученый

  • 20.

    Райкрофт-Мэлоун Дж., Бакнэлл Т. Модели и рамки для реализации практики, основанной на фактах: увязка доказательств с действиями. Оксфорд: Уайли-Блэквелл; 2010.

    Google ученый

  • 21.

    Натли С.М., Уолтер И., Дэвис HTO. Использование фактов: как исследования могут быть полезны для государственных служб. Бристоль: The Policy Press; 2007.

    Google ученый

  • 22.

    Грол Р., Венсинг М., Экклс М.Улучшение ухода за пациентами: внедрение изменений в клиническую практику. Эдинбург: Эльзевир; 2005.

    Google ученый

  • 23.

    Straus S, Tetroe J, Graham ID. Трансляция знаний в здравоохранении. Чичестер: Джон Уайли и сыновья; 2009.

    Google ученый

  • 24.

    Brownson RC, Colditz GA, Proctor EK. Распространение и внедрение исследований в области здравоохранения. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2012 г.

    Google ученый

  • 25.

    Грэм И.Д., Тетро Дж. Некоторые теоретические основы перевода знаний. Acad Emerg Med. 2007; 14: 936–41.

    PubMed Google ученый

  • 26.

    Flottorp SA, Oxman AD, Krause J, Musila NR, Wensing M, Godycki-Cwirko M, et al. Контрольный список для определения детерминант практики: систематический обзор и синтез рамок и таксономии факторов, которые препятствуют или делают возможными улучшения в профессиональной практике здравоохранения.Реализуйте Sci. 2013; 8: 35.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 27.

    Мейерс Д.К., Дурлак Дж. А., Вандерсман А. Структура реализации качества: синтез критических шагов в процессе реализации. Am J Community Psychol. 2012; 50: 462–80.

    PubMed Google ученый

  • 28.

    Tabak RG, Khoong EC, Chambers DA, Brownson RC. Соединение исследований и практики: модели распространения и внедрения исследований.Am J Prev Med. 2012; 43: 337–50.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29.

    Франкфорт-Начмиас К., Начмиас Д. Методы исследования в социальных науках. Лондон: Арнольд; 1996.

    Google ученый

  • 30.

    Wacker JG. Определение теории: руководящие принципы исследования различных методов исследования построения теории в операционном менеджменте. J Oper Manag. 1998. 16: 361–85.

    Google ученый

  • 31.

    Карпиано Р.М., Дейли Д.М. Руководство и глоссарий по построению постпозитивистской теории здоровья населения. J Epidemiol Community Health. 2006; 60: 564–70.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 32.

    Бунге М. Научные исследования 1: Поиск системы. Нью-Йорк: Спрингер; 1967.

    Google ученый

  • 33.

    Рейнольдс PD. Учебник по построению теории. Индианаполис, Индиана: издательство Bobbs-Merrill Educational Publishing; 1971.

    Google ученый

  • 34.

    Дубин Р. Теоретический корпус. Нью-Йорк: Свободная пресса; 1978.

    Google ученый

  • 35.

    Охота SD. Современная теория маркетинга: важнейшие вопросы философии маркетинговой науки. Цинциннати, Огайо: Юго-западное издательство; 1991.

    Google ученый

  • 36.

    Bluedorn AC, Evered RD. Теория среднего уровня и стратегии построения теории. В: Пиндер С.К., Мур Л.Ф., редакторы. Теория среднего уровня и изучение организаций. Бостон, Массачусетс: Мартинус Нийхофф; 1980. с. 19–32.

    Google ученый

  • 37.

    Кэрни П. Понимание государственной политики — теории и проблемы. Бейзингсток, Великобритания: Пэлгрейв Макмиллан; 2012.

    Google ученый

  • 38.

    Sabatier PA. Теории политического процесса. 2-е изд. Боулдер, Колорадо: Westview Press; 2007.

    Google ученый

  • 39.

    Китсон А.Л., Райкрофт-Мэлоун Дж., Харви Дж., Маккормак Б., Сирс К., Титчен А. Оценка успешного применения доказательств на практике с использованием структуры PARiHS: теоретические и практические проблемы. Реализуйте Sci. 2008; 3: 1.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Хуберман М. Использование научных исследований: состояние дел. Знай Политику. 1994; 7: 13–33.

    Google ученый

  • 41.

    Ландри Р., Амара Н., Ламари М. Подъем по лестнице использования исследований: данные социальных наук. Sci Commun. 2001; 22: 396–422.

    Google ученый

  • 42.

    Канадские институты исследований в области здравоохранения (CIHR). О переводе знаний. [http: // www.cihr-irsc.gc.ca/e/29418.html]. Проверено 18 декабря 2014 года.

  • 43.

    Дэвис С.М., Петерсон Дж. К., Хелфрич С.Д., Каннингем-Сабо Л. Введение и концептуальная модель использования исследований в области профилактики. Am J Prev Med. 2007; 33: 1С.

    Google ученый

  • 44.

    Майдзаде Р., Садиги Дж., Неджат С., Махани А.С., Гдлами Дж. Перевод знаний для использования в исследованиях: разработка модели перевода знаний в Тегеранском университете медицинских наук.J Contin Educ Health Prof. 2008; 28: 270–7.

    PubMed Google ученый

  • 45.

    Graham ID, Tetroe J, KT Theories Group. Теории планируемых действий. В: Straus S, Tetroe J, Graham ID, редакторы. Трансляция знаний в здравоохранении. Оксфорд: издательство Blackwell Publishing; 2009. с. 185–95.

    Google ученый

  • 46.

    Райкрофт-Мэлоун Дж, Бакнэлл Т. Анализ и синтез моделей и каркасов.В: Rycroft-Malone J, Bucknall T, редакторы. Модели и рамки для внедрения практики, основанной на фактах: связь доказательств с действиями. Оксфорд: Уайли-Блэквелл; 2010. с. 223–45.

    Google ученый

  • 47.

    Stetler CB. Модель Стетлера. В: Rycroft-Malone J, Bucknall T, редакторы. Модели и рамки для внедрения практики, основанной на фактах: связь доказательств с действиями. Оксфорд: Уайли-Блэквелл; 2010. с. 51–82.

    Google ученый

  • 48.

    Стивенс КР. Влияние доказательной практики в сестринском деле и следующие большие идеи. Online J Issues Nurs. 2013; 18 (2): 4.

    PubMed Google ученый

  • 49.

    Titler MG, Kleiber C, Steelman V, Goode C, Rakel B, Barry-Walker J, et al. Внедрение исследований в практику для продвижения качественного ухода. Nurs Res. 1995; 43: 307–13.

    Google ученый

  • 50.

    Titler MG, Kleiber C, Steelman VJ, Rakel BA, Budreau G, Everett LQ, et al.Модель доказательной практики штата Айова для продвижения качественной помощи. Crit Care Nurs Clin North Am. 2001; 13: 497–509.

    CAS PubMed Google ученый

  • 51.

    Логан Дж., Грэм И. На пути к комплексной междисциплинарной модели использования медицинских исследований. Sci Commun. 1998. 20: 227–46.

    Google ученый

  • 52.

    Логан Дж., Грэм И. Оттавская модель исследовательского использования.В: Rycroft-Malone J, Bucknall T, редакторы. Модели и рамки для внедрения практики, основанной на фактах: связь доказательств с действиями. Оксфорд: Уайли-Блэквелл; 2010. с. 83–108.

    Google ученый

  • 53.

    Грол Р., Венсинг М. Какие приводы меняются? Препятствия и стимулы для достижения практики, основанной на фактах. Med J Aust. 2004; 180: S57–60.

    PubMed Google ученый

  • 54.

    Проновост П.Дж., Беренгольц С.М., Нидхэм Д.М. Преобразование доказательств в практику: модель для крупномасштабного перевода знаний. BMJ. 2008; 337: а1714.

    PubMed Google ученый

  • 55.

    Поле B, Стенд A, Илотт I., Герриш К. Использование концепции «Знания для действий» на практике: анализ цитирования и систематический обзор. Реализуйте Sci. 2014; 9: 172.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 56.

    Стетлер К. Уточнение модели Стетлера / Маррама для применения результатов исследований на практике. Nurs Outlook. 1994; 42: 15–25.

    CAS PubMed Google ученый

  • 57.

    Durlak JA, DuPre EP. Вопросы реализации: обзор исследований влияния реализации на результаты программы и факторов, влияющих на реализацию. Am J Community Psychol. 2008; 41: 327–50.

    PubMed Google ученый

  • 58.

    Гурсес А.П., Марстеллер Дж.А., Озок А.А., Сяо Й., Оуэнс С., Проновост П.Дж. Использование междисциплинарного подхода для выявления факторов, влияющих на соблюдение клиницистами руководств, основанных на фактических данных. Crit Care Med. 2010; 38 (8 доп.): S282–91.

    PubMed Google ученый

  • 59.

    Кокрейн Л.Дж., Олсон К.А., Мюррей С., Дюпюи М., Тооман Т., Хейс С. Разрывы между знаниями и действиями: понимание и оценка препятствий на пути к оптимальному медицинскому обслуживанию.J. Contin Educ Health Prof. 2007; 27: 94–102.

    PubMed Google ученый

  • 60.

    Дамшродер Л.Дж., Арон округ Колумбия, Кейт Р.Э., Кирш С.Р., Александр Дж.А., Лоури Дж.С. Содействие внедрению результатов исследований в области здравоохранения на практике: консолидированная основа для развития науки о внедрении. Реализуйте Sci. 2009; 4:50.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 61.

    Ферли Э., Шортелл С.М. Повышение качества здравоохранения в Соединенном Королевстве и Соединенных Штатах: основа для изменений. Милбанк В. 2001; 79: 281–315.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 62.

    Якобсон Н., Баттерилл Д., Геринг П. Разработка основы для перевода знаний: понимание пользовательского контекста. Политика J Health Serv Res. 2003; 8: 94–9.

    PubMed Google ученый

  • 63.

    Блазе К.А., Ван Дайк М., Фиксен Д.Л., Бейли Ф.В. Наука внедрения: ключевые концепции, темы и доказательства для практиков в области психологии образования. В: Келли Б., Перкинс Д.Ф., редакторы. Справочник по применению психологии в образовании. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2012. с. 13–34.

    Google ученый

  • 64.

    Райкрофт-Мэлоун Дж. Содействие осуществлению исследований в сфере здравоохранения (PARIHS). В: Rycroft-Malone J, Bucknall T, редакторы.Модели и рамки для внедрения практики, основанной на фактах: связь доказательств с действиями. Оксфорд: Уайли-Блэквелл; 2010. с. 109–36.

    Google ученый

  • 65.

    Хелфрих С.Д., Дамшродер Л.Дж., Хагедорн Х.Д., Даггетт Г.С., Сахай А., Ричи М. и др. Критический синтез литературы по структуре «Содействие осуществлению исследований в сфере здравоохранения» (PARIHS). Реализуйте Sci. 2010; 5: 82.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 66.

    Michie S, Atkins L, West R. Руководство по использованию колеса изменения поведения. Лондон: Silverback Publishing; 2014.

    Google ученый

  • 67.

    Фиксен Д.Л., Наум С.Ф., Блас К.А., Фридман Р.М., Уоллес Ф. Исследование внедрения: синтез литературы. Тампа, Флорида: Университет Южной Флориды, Институт психического здоровья Луи де ла Парте Флориды; 2005.

    Google ученый

  • 68.

    Холмс Б.Дж., Файнгуд Д.Т., Райли Б.Л., Бест А. Системное мышление в исследованиях распространения и внедрения. В: Браунсон Р.К., Колдиц Г.А., Проктор Е.К., редакторы. Распространение и внедрение исследований в области здравоохранения. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2012. с. 192–212.

    Google ученый

  • 69.

    Légaré F, Ratté S, Gravel K, Graham ID. Препятствия и факторы, способствующие реализации совместного принятия решений в клинической практике. Обновление систематического обзора мнений медицинских работников.Советы по обучению пациентов. 2008. 73: 526–35.

    PubMed Google ученый

  • 70.

    Джонсон М., Джексон Р., Гийом Л., Мейер П., Гойдер Э. Препятствия и факторы, способствующие проведению скрининга и краткосрочного вмешательства на предмет злоупотребления алкоголем: систематический обзор качественных данных. J Общественное здравоохранение. 2011; 33: 412–21.

    CAS Google ученый

  • 71.

    Вервей Л.М., Пропер К.И., Леффелаар Э.Р., Вел ANH, Наута А.П., Хулсхоф CTJ и др.Препятствия и факторы, способствующие внедрению руководства по гигиене труда, направленного на предотвращение увеличения веса среди сотрудников в Нидерландах. J Occup Environ Med. 2012; 54: 954–60.

    PubMed Google ученый

  • 72.

    Бройлз Л.М., Родригес К.Л., Кремер К.Л., Севик М.А., Прайс П.А., Гордон А.Дж. Качественное исследование предполагаемых препятствий и факторов, способствующих проведению скрининга на алкоголь, проводимого медсестрой, краткосрочного вмешательства и направления на лечение госпитализированных пациентов в медицинский центр по делам ветеранов.Наркомания Sci Clin Pract. 2012; 7: 7.

    Google ученый

  • 73.

    Допсон С., Фицджеральд Л. Активная роль контекста. В: Допсон С., Фицджеральд Л., редакторы. Знание к действию? Доказательная медицина в контексте. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2005. с. 79–103.

    Google ученый

  • 74.

    Эштон С.М., Хан М.М., Джонсон М.Л., Уолдер А., Стэнберри Э., Бейт Р.Дж. и др.Квазиэкспериментальный тест вмешательства для увеличения использования схем лечения на основе тиазидов для людей с гипертонией. Реализуйте Sci. 2007; 2: 5.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 75.

    Mohr DC, VanDeusen LC, Meterko M. Прогнозирование участия медицинских работников в программе модернизации офиса: отношения, нормы и контроль поведения. Реализуйте Sci. 2008; 3: 47.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 76.

    Скотт С.Д., Плотникофф Р.К., Карунамуни Н., Бизе Р., Роджерс В. Факторы, влияющие на принятие инновации: исследование использования канадского набора для здоровья сердца (HHK). Реализуйте Sci. 2008; 3: 41.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 77.

    Зардо П., Колли А. Прогнозирование использования исследований в политической среде общественного здравоохранения: результаты анализа логистической регрессии. Реализуйте Sci. 2014; 9: 142.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 78.

    Габбай Дж., Ле Мэй А. Руководящие принципы, основанные на доказательствах или коллективно сконструированные «линии разума»? Этнографическое исследование управления знаниями в первичной медико-санитарной помощи. Br Med J. 2011; 329: 1–5.

    Google ученый

  • 79.

    Фишбейн М., Айзен И. Вера, отношение, намерение и поведение. Нью-Йорк: Джон Вили; 1975.

    Google ученый

  • 80.

    Бандура А. Самоэффективность: к объединяющей теории изменения поведения.Psychol Rev.1977; 84: 191–215.

    CAS PubMed Google ученый

  • 81.

    Бандура А. Социальные основы мысли и действия: когнитивная социальная теория. Энглвуд-Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл; 1986.

    Google ученый

  • 82.

    Triandis HC. Ценности, отношения и межличностное поведение. В: Симпозиум по мотивации в Небраске; Убеждения, отношение и ценности: 1979.Линкольн, NE: Университет Небраски Press; 1979. стр. 195–259.

    Google ученый

  • 83.

    Айзен И. Отношения, личность и поведение. Милтон Кейнс: Издательство Открытого университета; 1988. ** FÖRSVINNER.

    Google ученый

  • 84.

    Nilsen P, Roback K, Broström A, Ellström PE. Существа привычки: учет роли привычки во внедрении исследований изменения клинического поведения.Реализуйте Sci. 2012; 7: 53.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 85.

    Hammond KR. Принципы организации в интуитивном и аналитическом познании. Боулдер, Колорадо: Центр исследований суждений и политики, Университет Колорадо; 1981.

    Google ученый

  • 86.

    Беннер П. От новичка до эксперта, передового опыта и силы в клинической сестринской практике.Менло-Парк, Калифорния: издательство Addison-Wesley Publishing; 1984.

    Google ученый

  • 87.

    Эпштейн С. Интеграция когнитивного и психодинамического бессознательного. Am Psychol. 1994; 49: 709–24.

    CAS PubMed Google ученый

  • 88.

    Ouelette JA, Wood W. Привычка и намерение в повседневной жизни: множественные процессы, с помощью которых прошлое поведение предсказывает будущее поведение. Psychol Bull.1998. 124: 54–74.

    Google ученый

  • 89.

    Verplanken B, Aarts H. Привычка, отношение и запланированное поведение: привычка — пустая конструкция или интересный случай целенаправленной автоматичности? Eur Rev Soc Psychol. 1999; 10: 101–34.

    Google ученый

  • 90.

    Экклс М.П., ​​Хрисос С., Фрэнсис Дж. Дж., Стин Н., Бош М., Джонстон М. Могут ли коллективные намерения отдельных специалистов в медицинских бригадах предсказать результативность команды: разработка методов и теории.Реализуйте Sci. 2009; 4: 24.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 91.

    Парчман М.Л., Скольо С.М., Шумм П. Понимание реализации доказательной помощи: структурный сетевой подход. Реализуйте Sci. 2011; 6: 14.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 92.

    Cunningham FC, Ranmuthugala G, Plumb J, Georgiou A, Westbrook JI, Braithwaite J.Сети профессиональных медиков как вектор повышения качества и безопасности здравоохранения: систематический обзор. BMJ Qual Saf. 2011. DOI: 10.1136 / bmjqs-2011-000187.

  • 93.

    Mascia D, Cicchetti A. Социальный капитал врача и отмеченное принятие доказательной медицины: изучение роли структурных дыр. Soc Sci Med. 2011; 72: 798–805.

    PubMed Google ученый

  • 94.

    Валлин Л., Эвальд Ю., Викблад К., Скотт-Финдли С., Арнетц Б.Б.Понимание контекстуальных факторов работы: кратчайший путь к научно обоснованной практике? Мировоззрение на основе очевидных медсестер. 2006; 3: 153–64.

    PubMed Google ученый

  • 95.

    Meijers JMM, Janssen MAP, Cummings GG, Wallin L, Estabrooks CA, Halfens RYG. Оценка взаимосвязи между контекстными факторами и использованием исследований в сестринском деле: систематический обзор литературы. J Adv Nurs. 2006; 55: 622–35.

    PubMed Google ученый

  • 96.

    Венсинг М., Воллерсхайм Х., Грол Р. Организационные меры по улучшению ухода за пациентами: структурированный обзор обзоров. Реализуйте Sci. 2006; 1: 2.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 97.

    Гиффорд В., Дэвис Б., Эдвардс Н., Гриффин П., Либанон В. Управленческое руководство для использования медсестрами научных данных: комплексный обзор литературы. Мировоззрение на основе очевидных медсестер. 2007; 4: 126–45.

    PubMed Google ученый

  • 98.

    Яно Э.М. Роль организационных исследований во внедрении доказательной практики: серия QUERI. Реализуйте Sci. 2008; 3: 29.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 99.

    Френч Б., Томас Л. Х., Бейкер П., Бертон С. Р., Пеннингтон Л., Роддам Х. Что теории менеджмента могут предложить практику, основанную на фактах? Сравнительный анализ инструментов измерения организационного контекста. Реализуйте Sci. 2009; 4: 28.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 100.

    Parmelli E, Flodgren G, Beyer F, Baillie N, Schaafsma ME, Eccles MP. Эффективность стратегий изменения организационной культуры для повышения эффективности здравоохранения: систематический обзор. Реализуйте Sci. 2011; 6:33.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 101.

    Chaudoir SR, Dugan AG, Barr CHI. Измерение факторов, влияющих на внедрение инноваций в области здравоохранения: систематический обзор показателей структурного, организационного, поставщика, пациента и инновационного уровня.Реализуйте Sci. 2013; 8: 22.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 102.

    Орликовски В. Импровизация организационной трансформации с течением времени: перспектива изменения ситуации. Сообщите Syst Res. 1994; 7: 63–92.

    Google ученый

  • 103.

    DiMaggio PJ, Powell WW. Новый институционализм и организационный анализ. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета; 1991 г.

    Google ученый

  • 104.

    Скотт В.Р. Учреждения и организации. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 1995.

    Google ученый

  • 105.

    Plsek PE, Greenhalgh T. Проблема сложности в здравоохранении. BMJ. 2001; 323: 625–8.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 106.

    Waldrop MM.Сложность: зарождающаяся наука на грани порядка и хаоса. Лондон: Викинг; 1992.

    Google ученый

  • 107.

    Роджерс Э.М. Распространение инноваций. 5-е изд. Нью-Йорк: Свободная пресса; 2003.

    Google ученый

  • 108.

    Оберт Б.А., Хэмел Г. Внедрение смарт-карт в медицинском секторе: опыт Канады. Soc Sci Med. 2001; 53: 879–94.

    Google ученый

  • 109.

    Vollink T, Meertens R, Midden CJH. Инновационная теория «распространения инноваций»: характеристики инноваций и намерение коммунальных компаний принять меры по энергосбережению. J Environ Psychol. 2002; 22: 333–44.

    Google ученый

  • 110.

    Фой Р., МакЛеннан Дж., Гримшоу Дж., Пенни Дж., Кэмпбелл М., Грол Р. Атрибуты клинических рекомендаций, которые влияют на изменения в практике после аудита и обратной связи. J Clin Epidemiol.2002; 55: 717–22.

    PubMed Google ученый

  • 111.

    Oxman AD, Thomson MA, Davis DA, Haynes RB. Никаких чудодейственных средств: систематический обзор 102 испытаний вмешательств для улучшения профессиональной практики. CMAJ. 1995; 153: 1423–31.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 112.

    Гримшоу Дж., Маколи Л.М., Беро Л.А., Грилли Р., Оксман А.Д., Рамзи С. и др.Систематические обзоры эффективности стратегий и программ повышения качества. Qual Saf Health Care. 2003. 12: 298–303.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 113.

    Уолтер И., Натли С.М., Дэвис HTO. Разработка таксономии вмешательств, используемых для повышения результативности исследований. Сент-Эндрюс: Сент-Эндрюсский университет; 2003. Документ для обсуждения 3, Исследовательское подразделение по использованию исследований, Университет Сент-Эндрюс.

  • 114.

    Лиман Дж., Бернхольдт М., Санделовски М. Разработка теоретической таксономии методов внедрения изменений на практике. J Adv Nurs. 2007. 58: 191–200.

    PubMed Google ученый

  • 115.

    Estabrooks CA, Derksen L, Winther C, Lavis JN, Scott SD, Wallin L, et al. Интеллектуальная структура и содержание области использования знаний: продольный анализ совместного цитирования авторов, 1945–2004 гг.Реализуйте Sci. 2008; 3: 49.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 116.

    Klein KJ, Sorra JS. Проблема внедрения инноваций. Acad Manage Rev.1996; 21: 1055–80.

    Google ученый

  • 117.

    Захра А.С., Джордж Г. Абсорбционная способность: обзор, реконцептуализация и расширение. Acad Manage Rev. 2002; 27: 185–203.

    Google ученый

  • 118.

    Weiner BJ. Теория организационной готовности к изменениям. Реализуйте Sci. 2009; 4: 67.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 119.

    Мичи С., ван Стрален М.М., Уэст Р. Колесо изменения поведения: новый метод характеристики и разработки вмешательств по изменению поведения. Реализуйте Sci. 2011; 6: 42.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 120.

    Мэй С., Финч Т. Внедрение, внедрение и интеграция практик: набросок теории процесса нормализации. Социология. 2009; 43: 535.

    Google ученый

  • 121.

    Мэй С., Финч Т., Майр Ф., Баллини Л., Доурик С., Экклс М. и др. Понимание реализации комплексных вмешательств в здравоохранении: модель процесса нормализации. Реализуйте Sci. 2007; 7: 148.

    Google ученый

  • 122.

    Финч Т.Л., Рэпли Т., Гирлинг М., Майр Ф.С., Мюррей Э., Тревик С. и др. Улучшение нормализации сложных вмешательств: оценка развития на основе теории процесса нормализации (NoMAD): протокол исследования. Реализуйте Sci. 2013; 8: 43.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 123.

    Мюррей Э., Тревик С., Поуп С, Макфарлейн А., Баллини Л., Доурик С. и др. Теория процесса нормализации: основа для разработки, оценки и реализации сложных вмешательств.BMC Med. 2010; 8: 63.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 124.

    Glasgow RE, Vogt TM, Boles SM. Оценка воздействия мероприятий по укреплению здоровья на общественное здоровье: структура RE-AIM. Am J Public Health. 1999; 89: 1322–7.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 125.

    Green LW, Kreuter MW. Планирование программ здравоохранения: образовательный и экологический подход.Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 2005.

    Google ученый

  • 126.

    Проктор Э., Сильмер Х., Рагхаван Р., Ховманд П., Ааронс Г., Бангер А. и др. Результаты исследования внедрения: концептуальные различия, проблемы измерения и повестка дня исследований. Политика администратора Психическое здоровье. 2011; 38: 65–76.

    Google ученый

  • 127.

    Филлипс К.Дж., Маршалл А.П., Чавес Нью-Джерси, Лин И.Б., Лой К.Т., Рис Г. и др.Опыт использования теоретической основы предметной области в различных клинических средах: качественное исследование. J Мультидисциплинарное здравоохранениеc. 2015; 8: 139–46.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 128.

    Флеминг А., Брэдли С., Куллинан С., Бирн С. Назначение антибиотиков в учреждениях длительного ухода: качественное междисциплинарное исследование. BMJ Open. 2014; 4 (11): e006442.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 129.

    Макэвой Р., Баллини Л., Мальтони С., О’Доннелл К.А., Майр Ф.С., Макфарлейн А. Качественный систематический обзор исследований, использующих теорию процесса нормализации для исследования процессов реализации. Реализуйте Sci. 2014; 9: 2.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 130.

    Connell LA, McMahon NE, Redfern J, Watkins CL, Eng JJ. Разработка вмешательства по изменению поведения для увеличения нагрузки на верхние конечности при реабилитации после инсульта.Реализуйте Sci. 2015; 10:34.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 131.

    Правин Д., Патель А., Рагу А., Клиффорд Г. Д., Маулик П. К., Абдул А. М. и др. Разработка и полевая оценка мобильной системы поддержки принятия клинических решений по сердечно-сосудистым заболеваниям в сельских районах Индии. JMIR mHealth uHealth. 2014; 2: e54.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 132.

    Estabrooks CA, Squires JE, Cummings GG, Birdell JM, Norton PG. Разработка и оценка инструмента Alberta Context. BMC Health Serv Res. 2009; 9: 234.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 133.

    Маккормак Б., Маккарти Дж., Райт Дж., Слейтер П., Коффи А. Разработка и тестирование индекса оценки контекста (CAI). Мировоззрение на основе очевидных медсестер. 2009. 6: 27–35.

    PubMed Google ученый

  • 134.

    Damschroder LJ, Лоури JC. Оценка крупномасштабной программы управления весом с использованием консолидированной системы исследований внедрения (CFIR). Реализуйте Sci. 2013; 8: 51.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 135.

    Дайсон Дж., Лоутон Р., Джексон С., Читер Ф. Разработка теоретического инструмента для выявления препятствий и рычагов на пути к наилучшей практике гигиены рук среди практикующих врачей. Реализуйте Sci.2013; 8: 111.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 136.

    Мельник Б.М., Fineout-Overholt E, Mays MZ. Доказательные практические убеждения и шкалы реализации: психометрические свойства двух новых инструментов. Мировоззрение на основе очевидных медсестер. 2008; 5: 208–16.

    PubMed Google ученый

  • 137.

    Nilsson Kajermo K, Boström A-M, Thompson DS, Hutchinson AM, Estabrooks CA, Wallin L.Шкала БАРЬЕРОВ — барьеры для использования шкалы исследований: систематический обзор. Реализуйте Sci. 2010; 5:32.

    Google ученый

  • 138.

    Джейкобс С.Р., Вайнер Б.Дж., Бангер А.С. Контекст имеет значение: измерение климата реализации среди отдельных лиц и групп. Реализуйте Sci. 2014; 9: 46.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 139.

    Gagnon M-P, Labarthe J, Légaré F, Ouimet M, Estabrooks CA, Roch G, et al.Измерение организационной готовности к трансляции знаний в области оказания помощи при хронических заболеваниях. Реализуйте Sci. 2011; 6: 72.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 140.

    Osigweh CAB. Понятие ошибочности в организационной науке. Acad Manage Rev.1989; 14: 579–94.

    Google ученый

  • 141.

    May C. К общей теории реализации. Реализуйте Sci. 2013; 8: 18.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 142.

    Мичи С., Абрахам С., Член парламента Экклс, Фрэнсис Дж. Дж., Хардеман В., Джонстон М. Повышение эффективности оценки и реализации путем определения компонентов вмешательств по изменению поведения: протокол исследования. Реализуйте Sci. 2011; 6: 10.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 143.

    Oxman AD, Fretheim A, Flottorp S.ОФФ теория использования исследований. J Clin Epidemiol. 2005. 58: 113–6.

    PubMed Google ученый

  • 144.

    Бхаттачарья О., Ривз С., Гарфинкель С., Зварнштейн М. Разработка теоретически обоснованных практических вмешательств: теоретически хорошо, но необходимы доказательства эффективности на практике. Реализуйте Sci. 2006; 1: 5.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 145.

    Fletcher GJO. Психология и здравый смысл. Am Psychol. 1984; 39: 203–13.

    Google ученый

  • 146.

    Cacioppo JT. Здравый смысл, интуиция и теория личности и социальной психологии. Pers Soc Psychol Rev.2004; 8: 114–22.

    PubMed Google ученый

  • 147.

    Kuhn TS. Структура научных революций. 2-е изд. Чикаго, Лондон: Издательство Чикагского университета; 1970 г.

    Google ученый

  • 148.

    Greenwald AG, Pratkanis AR, Leippe MR, Baumgardner MH. При каких условиях теория препятствует прогрессу исследований? Psychol Rev. 1986; 93: 216–29.

    CAS PubMed Google ученый

  • Уверенность в себе и производительность | Обучение, запоминание, вера: повышение производительности человека

    Стр.195

    fected.Манипуляции с окружающей средой могут влиять на некоторые другие переменные (например, тревогу), которые влияют на уверенность в себе и производительность без какой-либо причинной роли для уверенности в себе. Причины «третьей переменной» необходимо учитывать, но это трудно сделать в традиционных экспериментальных исследованиях, особенно при рассмотрении сети причинно-следственных связей. В таких ситуациях анализ путей или моделирование структурных уравнений является подходящим методом для исследования сети причинно-следственных связей (Андерсон и Эванс, 1974; Кук и Кэмпбелл, 1979; Дункан, 1975).Анализ путей и моделирование структурных уравнений позволяют проверить, адекватно ли соответствует представленная модель набору данных, сравнивая наблюдаемые отношения между переменными с предсказанными отношениями. Эти методы также позволяют оценить относительный косвенный и прямой вклад эффектов. Методы каузального моделирования — это не методы для обнаружения причинных направлений, а, скорее, для проверки направлений причинно-следственных связей, которые уже были определены моделью.

    Техники каузального моделирования использовались в ряде исследований уверенности в себе для контроля вклада других возможных факторов и для проверки сети причинно-следственных связей, установленных теорией (Dzewaltowski, 1989; Dzewaltowski et al., 1990; Эрли и Литучи, 1991; Feltz, 1982, 1988a; Фельц и Муньо, 1983; Гарланд и др., 1988; Хакетт, 1985; Локк и др., 1984; Маколи, 1985, 1990; Озер и Бандура, 1990; Шунк, 1981; Вуд и Бандура, 1989; Циммерман и др., 1992). В целом, эти исследования показали, что уверенность в себе является основным фактором, определяющим мотивированное поведение или производительность, и на нее рекурсивно влияет производительность. Что касается моторного поведения и работоспособности, было показано, что существующая уверенность в себе позволяет предсказать начальную результативность, но по мере того, как человек приобретает опыт выполнения задачи, производительность также становится сильным предиктором как будущих результатов, так и уверенности в себе (Feltz, 1982, 1988a; Feltz and Mugno, 1983; McAuley, 1985).Эти результаты показывают, что лечение, основанное на результатах, может влиять на поведение через другие механизмы, а также через воспринимаемую уверенность в себе. Один из механизмов, не изученных в этих исследованиях двигательной активности, — это целевые эффекты. Пути-аналитические исследования, которые включали эффекты целей, обычно показали, что поставленные цели влияют как на уверенность в себе, так и на личные цели, и что обе переменные, в свою очередь, оказывают прямое влияние на производительность (Earley and Lituchy, 1991; Locke et al., 1984; Вуд и Бандура, 1989; Циммерман и др., 1992).

    Командная уверенность

    Хотя командная уверенность признана важной для работы группы или команды, исследований по этому поводу мало (Бандура, 1986). Исследования изучали групповую уверенность в социальных дилеммах (Kerr, 1989), школьных системах (Parker, 1992) и спорте (Feltz et al., 1989; Spink, 1990). Два из этих исследований (Feltz et al., 1989; Parker, 1992) обнаружили некоторую поддержку

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *