22.06.2021

Феномен социальной активности: Феномен «социальная активность» с точки зрения и позиции отечественных учёных Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Содержание

Социально-психологический подход к исследованию социальной активности молодежи

Однако на инициативном уровне, как инициаторы деятельности и активные организа

торы мероприятий разной направленности, активность проявляют лишь 10% школь

ников и 12% студентов. Школьников с активностью на допустимом уровне в общей

выборке представлено менее 2%, студентов — менее 3%.

Таким образом, проявление инициативы, интерес к определенному виду деятель

ности, знания, навыки и умения в этом виде деятельности, а также выраженность ор

ганизаторских способностей определяют уровень социальной активности молодежи

в разных сферах жизнедеятельности группы. В исследовании установлено, что сту

денческая молодежь в большей степени проявляет социальную активность на орга

низаторском уровне. При анализе эмпирических данных с учетом пола респондентов

установлено, что чаще выступают в роли организаторов юношистуденты. Данный

факт подтверждает наличие специфики в социальной активности студентов, так как

в школьных группах организаторами мероприятий чаще являются девочки. Кроме то

го, больше студентовюношей проявляют активность на инициативном уровне, а для

девушек характерна активность на исполнительском уровне, где они готовы оказы

вать необходимую помощь и выполнять поставленные задачи.

ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

СОЦИАЛЬНО АКТИВНОЙ МОЛОДЕЖИ

Для психологической характеристики социальной активности необходимо пони

мание свойств и качеств личности, которые составляют ее интегральную часть, харак

теризуют и раскрывают сущность личности в процессе социального взаимодействия.

В структуре личности можно выделить качества, связанные с социальной активно

стью. В первую очередь это качества личности, характеризующие поведение чело

века в отношении себя самого: целеустремленность, активность, самостоятельность,

самопознание, любознательность, стремление к материальному благополучию и пси

хологическому комфорту. Во вторую очередь это качества личности, характеризиру

ющие взаимоотношения человека с другими людьми и группой: лидерские качества,

общительность, неординарность, коллективизм, взаимопомощь, открытость новому.

И наконец, это качества, связанные с общественной жизнью, — активная жизненная

позиция, представленность в медиапространстве, ответственность и отношение к тру

ду, стремление иметь высокий социальный статус и популярность, включенность

в массовую культуру и др. (Тетерский, 2003).

Анализируя, с какими своими характеристиками, качествами и свойствами лично

сти связывали понятие социальной активности лидеры студенческих групп и школь

ных классов, можно определить некоторую совокупность характеристик. Лидеры

студенческих групп выделили и высоко оценили ряд характеристик личности, важ

ных, с их точки зрения, для успешности деятельности. К ним относятся: инициатив

ность, сила воли, уверенность в себе, настойчивость, ответственность, обязатель

ность, организованность, стрессоустойчивость, хитрость, наглость, чувство долга,

решительность, харизматичность. Лидеры школьных групп также отметили данные

качества как присутствующие у социально активного человека и добавили к ним еще

ряд важных качеств личности, таких как доброта, открытость, исполнительность, ак

куратность, справедливость, надежность, пунктуальность.

Таким образом, интегральным качеством личности лидера выступает инициатив

ность. В данном исследовании инициативность рассматривается с двух сторон: с од

ной стороны, как способность личности к самостоятельности, инновациям, предпри

216 ЗНАНИЕ

. ПОНИМАНИЕ.

УМЕНИЕ 2018 — №3

СТРУКТУРА СОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ В ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЕЕ ВИДЫ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

Новикова Г.В.1, Маль Г.С.2

1Кандидат психологических наук, психолог, Институт проблем регионального развития, 2Доктор медицинских наук, профессор, Курский государственный медицинский университет

СТРУКТУРА СОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ В ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЕЕ ВИДЫ

Аннотация

Целью исследования являлось обосновать структуру социальной активности молодежи в добровольческой деятельности, выявить содержательно-статические  характеристики ее основных компонентов. Была поставлена и успешно достигнута задача: произвести теоретико-методологический анализ современных исследований о феномене социальной активности и раскрыть его содержание. Полученные результаты имеют практическую значимость, так как используются в работе волонтерских центров. Данный материал может быть полезен ученым, занимающихся проблемами добровольчества, формирования социальной активности в современной молодежной среде.

Ключевые слова: добровольчество, социальная активность, деятельность.

Novikova G.V.1, Mal G.S.2

1PhD in Psychology, a psychologist at the Institute of regional development problems, 2MD, Professor, Kursk State Medical University

THE STRUCTURE OF YOUTH SOCIAL ACTIVITY IN VOLUNTEERISM AND ITS TYPES

Abstract

The purpose of the study was to prove the structure of youth social activity in volunteerism, to identify content-static characteristics of its main components. The task was put and successfully accomplished. The task was to make a theoretical and methodological analysis of contemporary research on the phenomenon of social activity and reveal its contents. The results are of practical importance, as used in the work of volunteer centers. This material could be useful to scientists dealing with volunteering, formation of social activity in modern youth.

Keywords: volunteering, social activity, activity.

Активность(от лат. activus – деятельный, действенный, практичный) – это всеобщее свойство живых существ, сообществ и людей, их внутренняя динамика как источник преобразовательного отношения не только в отношении себя, но и различным явлениям и предметам окружающего мира[2].

Социальная активность является частным случаем понятия «активность». Глубокое изучение данного феномена мы находим в таких научных областях как психология, философия, социология, педагогика, однако на сегодняшний день, не существует единого подхода к определению его содержимого. Остановимся более подробно на теоретико-методологическом изучении данного явления в отечественной психологической науке. Социальная активность в отечественной психологии рассматривается как интегративное качество личности, как один из способов деятельности, направленной на преобразование полученного опыта, а также как повышенное участие в различных коллективных практиках(В.Х.Беленький, Ю.Л.Воробьев, В.В.Василенко, А.А.Николаева, Н.А.Фролова и др.).

На основе имеющихся материалов изучения социальной активности мы выделили три главных способа ее характеристики. Во-первых, это деятельностный подход, основанный А.Н.Леонтьевым.  Согласно А.Н.Леонтьеву, качества личности формируются в процессе его взаимодействии с окружающей средой. Преобразование разновидностей  деятельности способствует формированию новых качеств у человека[3]. Во-вторых, типологический подход, в котором данное понятие трактуется как личностная характеристика, которая в свою очередь связана с наличием ситуативности, инициативности, интенсификации мотивации и целенаправленности[1]. В-третьих, субъектно-деятельностный подход, на основе которого и базировалось наше исследование(А.К.Абульханова-Славская, А.В.Брушлинский, С.Л.Рубинштейн и др.). С позиции этого подхода под изучаемым явлением  понимается интегративная характеристика личности, которая находит свое выражение в системе действий, обусловленных внутренней потребностью в самоактулизации, самовыражении и ориентации на осознанное оказание помощи другим людям, что в свою очередь, приносит пользу обществу в целом.

В процессе теоретико-методологического анализа имеющихся разработок нами была определена и предложена структура исследуемого явления молодежи в добровольчестве.

 

Рис. 1 – Структура социальной активности молодежи в добровольческой деятельности

 

Как видно из рисунка исследуемый феномен имеет довольно сложное строение. Все компоненты схемы находятся в тесной взаимосвязи друг с другом, регулируя, дополняя, расширяя, наполняя значением друг друга. Так например, полная реализация операционального компонента невозможна без участия мотивационного. Каждый из элементов имеет свое наполнение. Аксиологический отвечает за систему ценностей индивида. В свою очередь, ценности определяют направленность личности к тому или иному виду социальной активности(данные типы будут представлены чуть ниже). Акмеологический(от греч. akme – вершина, logos – учение) отражает систему высших и конечных целей в жизни каждой личности; позволяет построить идеальный жизненный план, следование которому приведет к достижению поставленной наивысшей цели.

Экзистенциальный(от лат. existentia – существование) элемент характеризуется совокупностью смысложизненных ориентиров. Ориентиры позволяют нам получить информацию о психологической, эмоциональной и духовной ситуации в которой прибывает человек, о трудностях  с которыми ему приходится сталкиваться. Следующий, не менее важный компонент – мотивационный(от лат. movere – побуждение к действию). Представлен системой мотивов в волонтерстве. Например, мотив быть полезным для общества, группы людей или конкретного индивида, мотивы в самоутверждении, самоуважении, самореализации и другие. Эмоциональный компонент отражает систему отношений личности к обществу, к друзьям и близким, к людям, которым необходима помощь, а также к себе как к субъекту труда. Операциональный компонент характеризуется набором поступков человек субъекта в волонтерстве. Итак, с помощью перечисленных структурных компонентов мы можем выявлять главные особенности и степень сформированности социальной активности человека в волонтерстве.

В своей работе  мы с помощью методов кластерного и факторного анализа выявили три вида социальной активности молодежи в добровольчестве. Каждый из трех видов характеризуется своим содержанием, представленным в таблице ниже.

Таблица 1 – Факторные структуры типов социальной активности молодежи в добровольческой деятельности

 

Итак, рассмотрим более подробно каждый из трех типов. Молодые люди, которым свойственна личностно направленная(ЛС) общественная активность, имеют следующие характеристики. Они в большей степени ориентированы на удовлетворение своих собственных потребностей. Люди с таким типом активности, принимающие участие в волонтерстве, не нацелены на решение проблем нуждающихся, они озабочены своим статусом в группе, вознаграждением, стремятся к лидерству и власти, требуют к себе повышенного внимания и уважения. Однако, ценности любви добровольцам с личностно направленной активностью также свойственны, но не в большой степени.

Добровольцы, которым свойственна референтно ориентированная(РН), стремятся к высокому статусу среди членов группы, ищут похвалы, поддержки, одобрения, престижа, в меньшей степени нацелены на служение социуму.  Конформизм, направленность на других говорит о преобладании у добровольцев, стереотипного мышления в отношении личностного роста и карьеры.

Добровольцы с общественно ориентированной(ОН) социальной активностью нацелены на служению обществу, а не на удовлетворение собственных потребностей; они обладают творческим подходом к добровольчеству, стремятся к саморазвитию и взаимопознанию, активны, жизнерадостны, позитивны, отдают свою любовь и помогают нуждающимся.

Необходимо отметить, преобладание у человека того или иного типа можно и нужно регулировать, развивать, дополнять. Например в отношении молодых людей с ЛН для подавления эгоистических целей могут быть применены тренинги развития эмпатии, альтруизма и мотивации. Для РН – тренинги уверенности в себе, ответственности. А для последней группы следовательно комплекс упражнений на формирование лидерства.

Подведем итоги. В статье мы описали основные результаты нашего изучения феномена социальной активности молодежи в добровольческой деятельности. А именно: раскрыта общественная и психологическая сущность понятия; представлена ее структура и выявлены  типы по характеру направленности(общественно направленная, личностно направленная и референтно направленная). Результаты нашей работы могут быть полезны молодым ученым, руководителям волонтерских организаций и молодежных объединений.

Литература

  1. Васильева Е. Активность студентов как показатель их социализации и социальной компетенции/Е.Васильева, А.Малыгина//Alma mater: вестн. высш. школы. – 2007. – №7. – С. 18-22
  2. Гулина М.А. Словарь-справочник по социальной работе/М.А.Гулина. – СПб.: Питер, 2008. – 400с.
  3. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. – М.: Политиздат, 1975, – 304с.

References

  1. Vasil’eva E. Aktivnost’ studentov kak pokazatel’ ih socializacii I social’noj kompetencii[the activity of students as an indicator of socialization and social activity]/E.Vasil’eva, A.Malygina//Alma mater: vestn. vysh. shkoly. – 2007. – №7. – S. 18-22 [in Russian]
  2. Gulina M.A. Slovar’-spravochnik po social’noj rabote[dictionary of social work]/M.A.Gulina. – SPb.: Piter, 2008. – 400s. [in Russian]
  3. Leont’ev A.N. Dejatel’nost’, soznanie, lichnost[activity, consciousness, personality]’. – M.: Politizdat, 1975, – 304s. [in Russian]

 

Эффект социальной фасилитации и ингибиции (Social facilitation (inhibition))

История открытия эффектов фасилитации и ингибиции

В 1898 психолог Норман Триплетт (Norman Triplett), заметив, что велосипедисты показывают лучшие результаты, если соревнуются с партнером, а не просто используют секундомер для определения времени, провел серию экспериментов для подтверждения своих догадок. Исследование Триплетта стало одним из первых в социальной психологии экспериментов, в ходе которого дети наматывали леску на катушку спиннинга. И оказалось, что они работают энергичнее в присутствии других, чем в одиночестве. Названный Флойдом Олпортом (Floyd Henry Allport) социальной фасилитацией эффект наблюдался и у животных (цыплята быстрее едят зерно, муравьи роют песок, если рядом находятся другие особи). Влияние социальной оценки на производительность вызвало интерес в психологических кругах, и исследования Нормана Триплетта были продолжены. Так, позднее было обнаружено, что присутствие пассивных свидетелей при выполнении определенных задач снижает эффективность действий.

Теория зашла в тупик, ведь не было ясно, как сопоставить оба феномена. Исследования продолжились лишь в 1965 Робертом Зайонцом (Robert Zajonc), сформулировавшим теорию активации. Именно он первым высказал предположение, что эффект социальной фасилитации проявляется в случае выполнения простых механических действий (привычных или усвоенных), а обратный ему эффект ингибиции — в интеллектуально более сложных ситуациях. Данное утверждение опиралось на известный факт, согласно которому появление возбуждения всегда активирует доминирующую реакцию. Возбуждение в данном случае вызывается присутствием других людей при выполнении того или иного задания. Таким образом, в случаях с простыми задачами, доминирующей (наиболее вероятной) реакцией на которые выступает правильное и зачастую единственно верное решение, возбуждение помогает быстрее справиться с ними. А там, где правильный ответ не так очевиден, возбуждение провоцирует неправильные реакции.

Позднее распространение получили и другие предположения относительно природы феномена «фасилитация-ингибиция». Например, модель Отвлечения-Конфликта, предложенная Робертом Барроном (Robert Barron). Согласно ей, присутствие других людей всегда влечет наше отвлечение и появление внутреннего конфликта между потребностью уделять внимание аудитории и самой задаче. Данный конфликт посредством усиления возбуждения либо помогает нам выполнять задачу, либо мешает этому.

Причины проявления эффекта социальной фасилитации и ингибиции

Психолог Дэвид Майерс (David G. Myers) выделяет 3 причины того, что присутствие других вызывает у людей возбуждение.

1. Боязнь оценки

Наши доминирующее реакции проявляются сильнее, если мы думаем или точно знаем, что присутствующие нас оценивают. Поэтому:

• человек склонен работать лучше, если его коллеги или соисполнители какого-либо задания обладают немного большей компетентностью или навыком;
• уровень возбуждения склонен падать, когда в группу авторитетных людей вливаются те, чье мнение нам безразлично;
• наибольшее влияние чувствуют на себе те, кто переживает по поводу мнений и оценок наблюдателей;
• наибольшее проявление эффекта социальной фасилитации (ингибиции) происходит, когда присутствующие нам не знакомы и мы не успеваем следить за ними.

2. Отвлечение внимания

Когда мы начинаем задумываться над тем, как выполняют работу наши коллеги или как реагирует аудитория, наше внимание рассеивается, а возбуждение растет.

3. Факт присутствия наблюдателя

Экспериментально доказано, что не только боязнь оценки или рассеивание внимания могут вызвать нарастание возбуждения. На это способен и сам факт присутствия наблюдателя.

Кроме того, можно выделить и другие факторы социальной фасилитации.

4. Принадлежность аудитории (наблюдателей) к тому или иному полу

Люди обычно больше испытывают на себе действие фасилитации или ингибиции, если аудитория состоит из представителей противоположного им пола. Так, мужчина будет делать больше ошибок в сложном задании в присутствии женщин, и наоборот, выполнит легкое задание весьма быстро при тех же присутствующих.

5. Настроение

В определенных обстоятельствах хорошее настроение способно усилить действие феномена фасилитации, а плохое — ингибиции.

Пути преодоления эффекта социальной фасилитации (ингибиции)

1. Установление разумных рамок контроля, в том числе и визуального. Если установить их слишком общими и контролировать лишь по конечному результату, не будет проявления феномена фасилитации, а если чрезмерно жесткие и осуществлять постоянный контроль, то проявится феномен ингибиции.

2. Для простой и автоматизированной деятельности осуществлять постоянный контроль, а для сложной и интеллектуальной — лишь общий.  

Современное волонтерство в воспитании просоциального поведения личности | Кисляков

1. Кисиленко А. В. Волонтерство: потенциал самоорганизации российской молодежи // Научный результат. Социология и управление. 2018. Т. 4, № 1. С. 63-71.

2. Isen A. M., Clark M. S., Schwartz M. F. Duration of the effect of good mood on helping: Footprints on the sands of time // Journal of Personality and Social Psychology. 1978. № 36. P. 1-12.

3. Latane B., Darley J. The unresponsive bystander: Why doesn’t he help? New York: Appleton-Century-Crofts, 1970. 131 p.

4. Kim E. A systematic review of motivation of sport event volunteers // World Leisure Journal. 2018. № 60 (4). P. 306-329.

5. Kee Y. H., Li C., Wang J. C. K., Kailani M. I. B. Motivations for Volunteering and Its Associations with Time Perspectives and Life Satisfaction: A Latent Profile Approach // Psychological Reports. 2018. № 121 (5). P. 932-951.

6. Bidee J., Vantilborgh T., Pepermans R., Jegers M., Hofmans J. Daily motivation of volunteers in healthcare organizations: relating team inclusion and intrinsic motivation using self-determination theory // European Journal of Work and Organizational Psychology. 2017. № 26 (3). P. 325-336.

7. Cady S. H., Brodke M., Kim J.-H., Shoup Z. D. Volunteer motivation: A field study examining why some do more, while others do less // Journal of Community Psychology. 2018. № 46 (3). P. 281-292.

8. Meneghini A. M., Mikulincer M., Shaver P. R. The contribution of caregiving orientations to volunteering-related motives, costs, and benefits // Personal Relationships. 2018. № 25 (4). P. 517-537.

9. Benevene P., Dal Corso L., De Carlo A., Carluccio F., Vecina M. L. Ethical leadership as antecedent of job satisfaction, affective organizational commitment and intention to stay among volunteers of non-profit organizations // Frontiers in Psychology. 2018. № 9. DOI: 10.3389/fpsyg.2018.02069.

10. Rainville G. Volunteering and Psychological Well-Being: Assessing Variations by Gender and Social Context // Pastoral Psychology. 2018. № 67 (1). P. 43-53.

11. Mirvis P. H., Hurley S. T., MacArthur A. Transforming executives into corporate diplomats: The power of global pro bono service // Organizational Dynamics. 2014. № 43 (3). P. 235-245.

12. Lee C. K., Reisinger Y., Kim M. J., Yoon S. M. The influence of volunteer motivation on satisfaction, attitudes, and support for a mega-event // International Journal of Hospitality Management. 2014. № 40. P. 37-48.

13. Frank E., Breyan J., Elon L. K. Pro bono work and nonmedical volunte- erism among US women physicians // Journal of Women’s Health. 2003. № 12 (6). P. 589-598.

14. Kirkland K. B. From quid pro quo to quid pro bono: Reshaping the influence of industry on health care epidemiologists // Clinical Infectious Diseases. 2010. № 50 (1). P. 93-97.

15. Пашкова О. Ю., Синельникова Н. А., Романова М. Л., Ковтун Р. И., Шлюбуль Е. Ю. Моделирование и диагностика просоциального поведения волонтеров // Научные труды Кубанского государственного технологического университета. 2016. № 5. С. 143-158.

16. Молчанова Н. В. Просоциальное поведение как условие межкультурного взаимодействия // Известия Саратовского университета. Новая серия: Акмеология образования. Психология развития. 2013. Т. 2. № 1 (5). С. 3-6.

17. Свенцицкий А. Л., Казанцева Т. В. Повседневное просоциальное поведение личности как накопление социального капитала // Вестник Санкт- Петербургского университета. Серия 12. 2015. № 2. С. 45-55.

18. Решетников О. В. Концепция социального служения в современном обществе. Москва: Союз РГСУ, 2008 [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://social- orthodox.info/pages/3_1_reshetnikova.htm (дата обращения 25.11.2018).

19. Попова Н. В., Попова Е. В. Благотворительность как фактор формирования нравственных норм молодежи // Образование и наука. 2018. Т. 20, № 10. С. 139-155.

20. Панарин И. А., Назарова А. А. Опыт эмпирического исследования социальной ответственности волонтеров // Ученые записки Российского государственного социального университета. 2018. Т. 17, № 3. С. 14-21.

21. Болотова Л. В. Основные составляющие педагогического потенциала добровольческой деятельности студентов — будущих специалистов социальной работы // Социально-экономические явления и процессы. 2011. № 7. С. 273-278.

22. Митрофаненко В. В. Молодежные добровольческие инициативы в местном сообществе. Уровни добровольческой подготовки // Социальнокультурные и исторические аспекты развития региона: история и современность. Ставрополь, 2018. С. 266-273.

23. Оленина Г. В. Международное добровольчество как социально-культурное движение: культурологический подход // Ученые записки (Алтайская государственная академия культуры и искусств). 2017. № 1 (11). С. 39-43.

24. Шмелева Е. А., Правдов М. А., Кисляков П. А., Корнев А. В. Психолого-педагогическое сопровождение развития и коррекции психофункциональных и физических способностей в процессе социализации детей с интеллектуальной недостаточностью // Теория и практика физической культуры. 2016. № 3. С. 41-43.

25. Кисляков П. А., Шмелева Е. А. Социально-образовательное проектирование в духовно-нравственном становлении будущего педагога // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). 2015.№ 10. С. 163-169.

26. Kislyakov P. A., Shmeleva Е. A., Silaeva O. A., Belyakova N. V., Savchenko D. V. Research on Prosocial Behavior of Russian Youth: Statement of the problem in the context of security of the individual and society. CSIS 2018 // Conference Communicative Strategies of Information Society. Advances in Social Science, Education and Humanities Research. 2019. Vol. 289. P. 519-523.

ФЕНОМЕН РЫНОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА | Ядгаров

1. Sidorov V. A., Yadgarov Y. S., Chaplya V. V. Тhe phenomenon of the market economy: vectors and features evolution. Printed in the UK. 620 р.

2. Феномен рыночного хозяйства: от истоков до наших дней: монография / под ред. В. А. Сидорова, Я. С. Ядгарова, В. В. Чапли. Краснодар, 2016. 497 с.

3. Феномен рыночного хозяйства: от истоков до наших дней // Материалы III международной научно-практической конференции / под ред. Я. С. Ядгарова, В. А. Сидорова, В. В. Чапли. Краснодар, 2015. 555 с.

4. Феномен рыночного хозяйства: от истоков до наших дней // Материалы международной научно-практической конференции / под ред. Я. С. Ядгарова, В. А. Сидорова, В. Г. Ткаченко, В. В. Чапли. Краснодар, 2014. 521 с.

5. Феномен рыночного хозяйства: от истоков до наших дней: монография / под ред. Я. С. Ядгарова, В. А. Сидорова, В. Г. Ткаченко, В. В. Чапли. Коллектив авторов. Краснодар, 2013. 421 с.

6. Силагадзе А. Н., Сидоров В. А., Ядгаров Я. С. Феномен рыночного хозяйства: фундаментальные и прикладные основы: монография. Тбилиси: Издательство «Универсал», 2016. 252 с.

7. Мырзалиев Б. С., Сидоров В. А., Ядгаров Я. С. Феномен рыночного хозяйства: эволюция концептуальных императивов и приоритетов: монография. Алматы: Издательство «Нұрлы Бейне», 2016. 395 с.

8. Саргсян Г. Л., Маркосян А. Х., Сидоров В. А., Ядгаров Я. С. Трансформационные аспекты феномена рыночного хозяйства: монография. Ереван: Издательство «Зангак», 2016. 596 с.

9. Гануш Г. И., Ядгаров Я. С., Сидоров В. А. Феномен рыночного хозяйства // Белорусский экономический журнал. 2016. № 2 (75). С. 131–141.

Эффект феномена » Фармвестник

— В чем феномен релиз-активности веществ?

— Многими биологами, в том числе такими известными российскими учеными, как акад. Н.П. Кравков, акад. И.П. Ашмарин, проф. Е.Б. Бурлакова, и другими, было показано, что различные препараты в высоких разведениях всегда оказывают физиологические реакции на молекулярном и молекулярно-клеточном уровне. В связи с этим с позиций современных знаний стало понятно, что в основе гомеопатии, использующей высокие разведения в течение нескольких веков для индивидуальной терапии, лежит трансформация вызываемых высокими разведениями физиологических реакций в гиперергические – через иммунологические механизмы индивидуальной чувствительности. Таким образом, гомеопатию необходимо рассматривать как частный (атипичный) случай биологического действия препаратов в высоких разведениях (ПВР).

В ходе приготовления ПВР происходит не просто разведение исходного вещества, но и влияние на нейтральный носитель путем внешнего механического или электромагнитного воздействия и одновременно уменьшение объема обрабатываемого таким образом носителя. В итоге подвергнутое указанной обработке исходное вещество и его конечный продукт имеют принципильно разные свойства. Конечный продукт, скорее, является не разведением исходного вещества, в котором сохраняются в ослабленном виде его характеристики, а новым материальным объектом (технологически обработанным нейтральным носителем) с отличными от исходного вещества физико-химическими и биологическими свойствами, которые мы назвали релиз-активными. Феномен релиз-активности в свое время открыл научный руководитель «Материа Медика Холдинг», член-корреспондент РАН, профессор Олег Эпштейн

Конечный продукт технологической обработки оказывает модифицирующее (катализирующее) действие на исходное вещество как в организме, так и вне организма. Это обстоятельство позволяет с использованием спектральных аналитических методов определять подлинность ПВР, а с использованием иммуноферментного анализа – выраженность биологической активности данных препаратов.

— Какое научное подтверждение это получило?

— Наши исследования показали высокую терапевтическую эффективность высоких разведений антител. Благодаря использованию антител мы можем прицельно воздействовать практически на любые эндогенные молекулы-мишени, модифицируя их физиологические свойства и таким образом позитивно влиять на деятельность организма.

ПВР проходят точно такие же этапы разработки, как и все лекарственные средства, начиная с экспериментальных моделей. В частности, для высоких разведений антител к интерферону гамма в лаборатории Питтсбургского университета (США) с помощью спектроскопии ядерно-магнитного резонанса было показано, что воздействие таких антител на интерферон приводит к изменению его пространственной конформации. Другой вопрос: насколько эта конформация позитивна? Поэтому следующий эксперимент был проведен с интерфероном, помеченным радиоактивной меткой. Исследование показало, что такая молекула с измененной конформацией более чем на 50% лучше связывается со своим рецептором.

— По требованиям GMP необходим промежуточный контроль на каждой стадии производства. Как решаются эти проблемы при производстве релиз-активных препаратов?

— Площадка по производству антител, которые в дальнейшем используются как исходные субстанции для производства ПВР, имеет европейский сертификат GMP. После того как произведена сама субстанция, на нашем заводе в Челябинске происходит процесс преобразования, технологическая обработка антител, подготовка таблеточной массы, формовка таблетки, упаковка – все необходимые циклы производства. Разумеется, эта площадка также имеет сертификат GMP, причем не только российский. Так как наши препараты зарегистрированы в разных странах, в частности в СНГ, на  завод  приезжали  инспекции из других стран. Производство сертифицировано по правилам GMP Украины, Белоруссии, Cловакии, Литвы. Процесс производства находится под полным контролем.

— С какими сложностями приходится сталкиваться при клинических исследованиях релиз-активных веществ?

— Готовясь к нашему разговору, я посмотрел статистику по клиническим исследованиям в России. Агентство Synergy Research Group поставило компанию «Материа Медика» на первое место в TOP5 российских компаний по количеству зарегистрированных клинических исследований по итогам III квартала 2018 г. А по числу участников клинических исследований мы даже обогнали зарубежные компании, которые ведут исследования в России. Наши препараты проходят все этапы доклинических, клинических исследований, необходимых для регистрации, в том числе плацебоконтролируемые, рандомизированные исследования. «Материа Медика» – компания с прозрачной политикой. Все результаты исследований выложены на сайте clinicaltrials.gov, любой может ознакомиться как с дизайном исследования, так и с результатом.

— Должна ли быть для релиз-активных препаратов особая регуляторика?

— Существуют, как вы понимаете, определенные фармакокинетические, фармакодинамические особенности ПВР, которые должны учитываться при разработке научно обоснованных требований к процессу их создания и изучения. Synergy Research Group поставила компанию «Материа Медика» на первое место в TOP5 российских компаний по количеству зарегистрированных клинических исследований по итогам III квартала 2018 г. Антитела в релиз-активной форме можно использовать для разработки лекарственных препаратов.

— На чем вы собираетесь сконцентрироваться в ближайшие три-пять лет?

— Во-первых, это продолжение изучения самого феномена релиз-активности. Мы очень рассчитываем, что феномен привлечет внимание не только врачей и фармакологов, но также физиков и химиков, так как это явление фундаментальное. Ученый, который откроет физическую природу высоких разведений, сделает глобальное открытие. Во-вторых, у нас сейчас много перспективных разработок, которые позволят в дальнейшем лечить социально значимые заболевания. В настоящий момент на этапе доклинических исследований находится препарат, который, возможно, будет преодолевать антибиотикорезистентность. На выходе препараты, которые позволят, как мы надеемся, улучшить качество реабилитации пациентов после инсульта. В педиатрии также найдется место для новых препаратов. Наконец, третий момент – мы планируем развивать экспортное направление. Это будет интересно и выгодно как компании, так и стране в целом.

— Какие рынки интересны компании?

— В настоящий момент мы активно сотрудничаем со странами СНГ, Азии, США и, конечно, компании интересны рынки Евразийского экономического союза и Евросоюза.

— В каких нозологиях наиболее широко представлены релиз-активные препараты?

— Локомотивом нашей компании являются препараты респираторной группы. Один из них в 2018 г. получил премию «Зеленый крест» как лучший противокашлевый препарат. У компании много заслуженных наград – это премии Правительства РФ, конкурса «Платиновая унция».

— У компании есть планы по выходу в госпитальный сегмент?

— Так как ряд препаратов, находящихся в разработке, относятся к рецептурным, такие планы есть. Помимо препарата для преодоления антибиотико-резистенции компания разрабатывает препараты с нейротропной активностью, которые также будут рецептурыми и, надеемся, найдут свое место в неврологических и психиатрических стационарах.

Ермилова Анна Вячеславовна | Факультет социальных наук

Кандидат социологических наук, доцент кафедры общей социологии и социальной работы

 

 

 

 

 

 

 

Область научных интересов: социальная политика государства, положение пожилых людей в современном российском обществе, оценка социально-профессиональных качеств социальных работников, особенности взаимодействия социальных работников и клиентов, инклюзия как социальный феномен, региональные практики добровольчества, изучение потребностей в социально-реабилитационном бизнесе в Нижегородской области (дизайн мышление) и др.

Образование:

1993-1998 г.г. – экономический факультет Ивановского государственного энергетического университета, специалитет по социологии.

Защита диссертации на тему «Лица без определенного места жительства как маргинальная группа в современном российском обществе»», специальность 22.00.04 — «Социальная структура, социальные институты и процессы». Научный руководитель — кандидат экономических наук, доцент В.Н. Пушина. Ученая степень кандидата социологических наук присуждена диссертационным советом при ННГУ в 2003 году и утверждена Высшей аттестационной комиссией Министерства образования Российской Федерации в 2004 году.

  • Повышение квалификации преподавателей при социолого-психологическом факультете ИвГУ по гендерному образованию (2006)
  • Повышение квалификации по программе «Модернизация образовательного процесса в университете в соответствии с ФГОС ВПО» (ГОУ ВПО «Ивановский государственный университет», 2010)
  • Повышение квалификации по программе «Обеспечение качества образования через инновационные образовательные технологии» (ННГУ, 2014)

Прикладные исследования и работы:

  • В соавторстве с профессором В.Н. Пушиной был выполнен грант Минздравсоцразвития РФ «Маргинальная личность пожилого возраста как социальная проблема: положение и пути социализации лиц без определенного места жительства» в 2003 г.
  • Научно-исследовательские работы для Департамента внутренней политики Ивановской области: «Молодежь и власть» в 2009 г.; «Мониторинг социально-экономического положения пожилых людей Ивановской области» в 2011 г.
  • Социологическое исследование по методике «Дизайн-мышление» для БК Нижний Новгород и Единой Лиги ВТБ (2017)
  • Руководство проектной командой студентов дополнительного образования курса «Маркетинг и бренд-менеджмент» «Британской Высшей Школы Дизайна»

Преподаваемые дисциплины:

  • Основы социального государства
  • Социальная политика
  • Теория социальной работы
  • Социальная работа с ищущими работу
  • Технологии социальной работы с безработными
  • Занятость населения
  • Социология физкультуры и спорта
  • Социологические исследования в менеджменте спорта
  • Социальная работа с КСР
  • Социально-трудовые отношения и служебно-профессиональное продвижение, социальная работа с бездомными

Опубликованные работы

  1. ЕрмиловаА.В. Оценка социально-профессиональных качеств социальных работников клиентами Заволжского центра социального обслуживания: социологический аспект // Материалы международной научно-практической конференции «Социальные инновации в развитии трудовых отношений и занятости в ХХI веке»/ Под общей редакцией проф. З.Х. Саралиевой. Н.Новгород: Издательство НИСОЦ, 2014 г. С. 801-804.
  2. Ермилова А.В. Развод глазами ребенка: социологический аспект // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Социальные науки. № 1. 2015. С. 115-120. (РИНЦ; 263 в списке ВАК РФ) https://elibrary.ru/item.asp?id=23460758
  3. ЕрмиловаА.В. Взгляд социальных работников и клиентов на процесс их взаимодействия: сравнительный анализ // Специфика профессиональной деятельности социальных работников / Под общей редакцией проф. З.Х. Саралиевой – Н.Новгород: изд-во НИСОЦ, 2015. 732 с. C. 241-245. https://elibrary.ru/item.asp?id=24740100
  4. Ермилова А.В. Специфика трудовой мотивации пенсионеров, проживающих в столице и в областной центре РФ: социологический аспект // «Современные социальные проблемы труда и трудовых отношений»: Материалы конференции «Первые социологические чтения памяти Владимира Александровича Ядова». 2015. С.428-437. https://elibrary.ru/item.asp?id=30007525
  5. ЕрмиловаА.В. Жизнь после развода родителей в восприятии детей: социологический печат. Российский научный журнал «Женщина в российском обществе». № 1(78). 2016. С. 69-79. ISSN 1992-2892 (РИНЦ; 557 в списке ВАК РФ) https://elibrary.ru/item.asp?id=25862441
  6. Ермилова А.В. Тенденции развития социальной политики (на примере Нижегородской области) // Управление социальными изменениями в нестабильных условиях: Всероссийская научная конференция; 24 мая 2016 г., Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова, социологический факультет: Материалы конференции / Под общ. ред. В.П. Васильева. – М.: МАКС Пресс, 2016. 768 с. С. 63-67. https://elibrary.ru/item.asp?id=26093592
  7. Ермилова А.В. Исакова И.А. Специфика волонтерской деятельности в современной России: региональные практики // Вестник Пермского национального исследовательского политехнического университета. Социально-экономические науки. № 4. 2017. С. 48-57. (РИНЦ; 280 в списке ВАК РФ) https://elibrary.ru/item.asp?id=32352187
  8. ЕрмиловаА.В., Курникова М.В. Научно-теоретические и эмпирические разработки кафедры общей социологии и социальной работы ННГУ в области социальной политики государства // Отечественный журнал социальной работы. 2017. №1. Москва. Издательство «Социальное обслуживание». С. 102-120. https://elibrary.ru/item.asp?id=30060507
  9. ЕрмиловаА.В. Профессиональная готовность и личностное отношение к процессу инклюзивного образования работников сферы физической культуры // «Трансформация человеческого потенциала в контексте столетия» / Под общей редакцией проф. З.Х. Саралиевой. Н.Новгород, Издательство НИСОЦ, 2017 г. С. 407-411. https://elibrary.ru/item.asp?id=30723149
  10. ЕрмиловаА.В. Трудовая деятельность пожилых людей как вид социальной активности: региональные практики «помоги себе сам»/ «помогите выжить» // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Практики заботы в современном обществе»: – Саратов: Изд-во «Саратовский источник», 2017. С. 93-99. https://elibrary.ru/item.asp?id=29806291
  11. ЕрмиловаА.В., Покусаева Е.С., Глушкова Е.В. Эвальвация деятельности Центров занятости населения г. Нижнего Новгорода и г. Иваново: восприятие дисфункциональных элементов безработными женщинами // Вестник Ивановского государственного университета. Иваново: Серия: Естественные, общественные науки. 2018. №1. С. 37-45. https://elibrary.ru/item.asp?id=35121447
  12. Ермилова А.В., Исакова И.А., Игнатьева В.И. Региональное проблемное поле волонтерства // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. № 2. Н. Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2018. С. 115-120. (РИНЦ; 263 в списке ВАК РФ) https://elibrary.ru/item.asp?id=35449820
  13. Ермилова А.В. Бифуркации внутрисемейного взаимодействия // Семейная экосистема человека: монография / З.Х. Саралиева, Г.Л. Воронин, С.А. Судьин, Д.А. Шпилев [и др.] – Н. Новгород: Изд-во НИСОЦ, 2018. С. 162-171.  – ISBN 978-5-93116-205-8. https://elibrary.ru/item.asp?id=36661614

Перейти к основному содержанию Поиск