18.08.2022

Эмоций не хватает: Болезнь «замерзших чувств» — Красноярский краевой наркологический диспансер №1

Содержание

Болезнь «замерзших чувств» — Красноярский краевой наркологический диспансер №1

Жизнь человека течет в бешеном ритме, каждый день в нашей жизни есть взлеты и падения, удачи и огорчения. Ежедневно мы испытываем гамму абсолютно разных чувств и эмоций. В день их количество может быть очень разным, как позитивных, так и негативных. И в норме мы умеем различать эти эмоции: понимать, где печаль, где тоска, где уныние, а где радость, удовлетворенность, восторг, умиротворение и т.д.

Ребенок с рождения имеет способность чувствовать. Он радуется, когда видит маму; плачет и огорчается, когда мамы рядом нет. Сначала это всего лишь очень малый набор чувств, но благодаря родителям, ребенок учится видеть и, самое главное, определять другие, очень схожие, но, все же, оттененные другим, чувства и эмоции. Ребенок начинает это понимать. Поэтому так важно всегда проговаривать свои чувства и эмоции, и задавать вопрос ребенку «Что ты сейчас чувствуешь?». Так должно быть, но не всегда это есть на самом деле.

Однако часто, в процессе воспитания многие взрослые мешают нормальному формированию эмоциональных переживаний у детей, поскольку у них самих есть с этим проблемы. В одних семьях восхваляют только положительные эмоции, заглушая отрицательные; в других семьях, наоборот, ребенок привыкает только к крикам и выплескам отрицательных эмоций. В таких семьях не принято выражать любовь. А в третьих семьях вообще никаких эмоций не выражается. И тогда ребенок учится «глотать» боль, а вместе с ней и выражение чувств и эмоций.

Впоследствии такие люди очень скупы на эмоции, не имеют представления, как выразить свои чувства другим людям и все их эмоции становятся очень примитивными. Люди становятся «неживыми», начинают понимать, что им не хватает эмоций, и хотят наполнить эту внутреннюю пустоту чем-нибудь, чтобы уйти от реальности, боли, напряжения и забыться. Такие люди автоматически попадают в группу риска от химических зависимостей, так как хотят получить много эмоций и чувств сразу. А все ПАВ умеют лживо «отключать» механизмы чувств, стимулировать одни чувства, и глушить другие. Когда действие ПАВ заканчивается, человек хочет достичь этого состояния снова и снова, и тут он становится уже зависимым.

Именно поэтому зависимому человеку помимо медикаментозного лечения, необходима помощь психолога и психотерапевта, для работы с эмоциональной сферой. Без изменений в этой сфере вероятность, что аддикт снова начнет употреблять, очень высока.

 Что происходит по мере того, как чувства размораживаются и дифференцируются? Сперва зависимому человеку приходится столкнуться с большим количеством боли, потому что в первую очередь размораживаются чувства, порождающие душевную боль. Это может испугать и даже остановить аддикта на пути выздоровления. Но важно не сдаваться и идти вперед, и тогда вслед за негативом придет позитив.

Важно всегда продолжать работу над собой, ведь химическая зависимость — хроническая болезнь. Любому срыву, приводящему к употреблению ПАВ, предшествует эмоциональный взрыв. И если не обратить в этот момент внимание на свое эмоциональное состояние, то далее следует возврат опять к ПАВ.

И, конечно, не стоит бояться своих «негативных чувств». Потому что «негативных чувств» не бывает – бывают «неприятные», но и они – важная часть нашей жизни. Ведь «жить» — значит «чувствовать», а «чувствовать» — значит «жить». И попытка притупить часть чувств – это попытка наполовину не жить. Когда возвращаются чувства – возвращается ощущение жизни, возвращается желание жить, и уже нет потребности убегать в иллюзорный мир химической ирреальности.

Когда мы не отрицаем своих эмоций, когда мы постигаем язык чувств, мы становимся обладателями незаменимого средства решения проблем, подбрасываемых нам жизнью. Такая способность – основная предпосылка нашего выздоровления и духовного развития. Постижение наших собственных эмоций открывает нам новые перспективы и увеличивает вероятность реализации нашего потенциала. Мы превращаемся в думающего, чувствующего и действующего человека. 

 

 

 

 

Душевное безразличие — Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Психиатрические явления алекситимии и ангедонии имеют отношение к нашему рассказу. Первый термин, имеющий греческие корни, создан психиатром Питером Сифнеомосом в 1970-х гг., буквально переводит­ся как «нет слова для эмоций»; второй, тоже греческого происхождения, означает неспособность получить удовольствие от обычно приятных вещей. Два французских психиатра заложили основу для дискуссии, выс­казав идею о «penseeoperatoire» («оперативная мысль») — практичес­ком способе мышления и взаимодействия.

 

Алекситимия

В психиатрии термин «алекситимия» используется для описания лю­дей, похожих на дохлую рыбу; от былого огня в них остались только тлеющие угли. Подобные люди с переменным успехом стараются понять свои эмоции и настроения, но они не могут понять их тонкости. Так как они не уверены, что именно чувствуют, то с трудом выражают эмоции. Вместо того чтобы проявить чувства, они сосредотачиваются на физических проблемах. (Помните, что язвы вызваны не тем, что вы едите, а тем, что ест вас.)
Несмотря на странное название, определить алекситимию не сложно. Ее симптомы: бедное воображение, недостаток внутреннего эмоционального опыта, неспособность выразить веселье, склонность говорить безжизненно и слишком де­тально. Более того, от людей с подобным расстрой­ством психики исходит некое ощущение механич­ности, которое мешает всякой спонтанности. (Уинстон Черчилль, описывая русского политика Вячес­лава Молотова, ухватил эту особенность: «Я никог­да не видел человека, который бы лучшим образом воплощал современ­ное представление о роботе».) Алекситимики остаются спокойными в тех условиях, которые бы потрясли обычных людей. Смерть близкого, невер­ность партнера, потеря возможности продвинуться по службе — ничто не трогает их. Все события проваливаются в черную дыру невыразитель­ности и пустоты.
Алекситимики не способны ни к сочувствию, ни к самоанализу. Это, в сочетании с их механическими реакциями на конфликт, приводит к психологической безграмотности. Они думают о конкретном и объек­тивном; метафоры, аллюзии и скрытые смыслы для них — иностран­ный язык.
Рабочая атмосфера, в которой вращается большинство руководите­лей, способствует развитию алекситимии. Так, в рутинной жизни неко­торых страховых компаний и банков просто нечему удивляться или ра­доваться, нечем интересоваться. Безжизненность умирающей компании заставляет руководителей подавлять свои эмоции — процесс, отнима­ющий много энергии. Подобно тяжелоатлету, старающемуся поднять большой вес, руководители, подавляющие свои эмоции, в конце концов приходят к изнеможению.
В наши дни в компаниях существует эмоциональное разделение тру­да: чем выше пост, который человек занимает, тем больше ему придется сдерживать себя. Среди членов руководства — от менеджеров до стар­ших рабочих — практикуются более строгие правила управления свои­ми эмоциями, возможно, из-за экспансии «белых воротничков» и сек­тора услуг. Многие компании уделяют внимание выражению определенных эмоций. Например, компания «Диснейленд», которую иногда назы­вают «фабрикой улыбок», требует от своих сотрудников, чтобы они «иг­рали» счастье. В других компаниях дают понять, что выражение глубо­ких и сильных чувств неуместно. Немногие поняли, что подавление эмо­ций (или слишком строгое управление чувствами) приводит к регрес­сивному поведению и инфантилизации и вызывает симптомы стресса

 

Ангедония (эмоциональная анестезия)

Доктрина гедонизма, открытая древними греками, гласит, что удоволь­ствие, т. е. удовлетворение чувственных желаний, есть наивысшее бла­го. Хотя большинство людей до сих пор придерживаются этой теории, слишком многие страдают от ангедонии — неспособности испытывать удовольствие. Ангедоники испытывают чувство полной апатии, потери интереса и неприятия к обычно приятным занятиям; они мертвы внутри. Им не хочется искать новых ощущений, у них ос­лаблено внимание, им не хватает жажды жизни. Настоящая ангедония является серьезным пси­хиатрическим синдромом. Здесь же нас интересу­ет квазиангедония, т. е. легкая форма, которая раз­вивается в людях, способных испытывать удовольствие (и раньше они испытывали его). Однако даже квазиангедония высшего руководства мо­жет оказать разрушительное воздействие на компанию, так как лидер­ство отнимает много энергии. А дохлой рыбе не хватит энергии, чтобы вести людей к успеху.
 

Воскрешение «мертвых» лидеров

Что можно сделать, чтобы восстановить чувство воодушевления? Что можно сделать, чтобы заново открыть или придумать себя? Учитывая тот факт, что люди — главное богатство компании, как мы можем обна­ружить творческие способности у себя, своих коллег и подчиненных? 

 

Ощущение потока

Мы должны открыть в себе то, что психолог Михаль Чикжентмихалый называет ощущением «потока» — ощущение, складывающееся из ожив­ления, концентрации и такой увлеченности, что мы теряем чувство вре­мени. Как это сделать?
Во-первых, нам нужен вызов. Если мы работаем над трудными зада­чами, которые можно выполнить, мы достигаем ощущения покоре­ния Эвереста, которое сопровождает чувство потока. Слишком труд­ные или слишком простые задачи вызовут сложности. Рабочие цели должны быть достижимы: если они слишком сложные, тревога вы­нудит вас сдаться или работать до изнеможения; если они будут слишком простыми, вам станет скучно, и вы «заржавеете». Вызов очень важен, потому что он заставляет вас учиться. Человеку свойственен исследовательский голод, который может утолить только учеба (как мы увидим в главе 13). Компании, поощряющие обучение и тем са­мым создающие возможности для творчества и инноваций, помо­гают своим сотрудникам чувствовать себя в тонусе.
Во-вторых, нужны промежуточные результаты. Маленькие «побе­ды» очень важны. Если вы установите и достигнете определенного этапа на пути к каждой большой цели, вы будете получать посто­янную обратную связь, чувство контроля над тем, что вы делаете, и сможете «праздновать» продвижение на протяжении всего пути.
В стрессовых условиях сложнее поддерживать воодушевление и энергию, так необходимые для чувства потока. Слишком много энергии у них уходит на решение личных проблем. Тем не менее, учитывая важность управления эмоциями и той степени, в которой ру­ководители служат живым символом для своих людей, эмоциональная выразительность необходи­ма. Симптомы алекситимии, ангедонии или диссо­циации мешают руководителю находиться в кон­такте со своими сотрудниками. Это можно сыграть, но со временем руководители и подчиненные по­чувствуют, что их лидер морально и эмоционально не с ними, что он не может сохранить движущую силу. Таким образом, лидер должен либо предупреждать появление подобных симптомов, либо обращаться за внешней помощью (коллег или специалистов), чтобы от них избавить­ся. Лидеры будут в состоянии помочь своим людям оставаться энергич­ными, только если разумно посмотрят на эти проблемы.

К списку статей по Коучингу и бизнес-консультированию

К списку статей по Клинической парадигме менеджмента
К списку статей по Истории и теории психоанализа
К списку статей А. В. Россохина в журнале «Psychologies»

Когда в семейной жизни не хватает эмоций — Психология

Вам любимый человек часто признается в любви? Часто?! Значит, вам повезло больше. Но что делать, если муж перестал оказывать знаки внимания? Наш семейный психолог призывает не паниковать.

Мария Бирюкова

9 августа 2013 18:30

Что делать, если муж перестал признаваться в любви? Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru.

«Здравствуйте, Мария!
Меня зовут Анна. У меня есть семья — муж и двое маленьких детей (старший мальчик и младшая девочка). В настоящее время я домохозяйка. Мой муж умный и ответственный человек. Много работает. Содержит всю семью. Старается, чтобы у всех все было. Ни я, ни дети ни в чем не нуждаемся благодаря ему. Но вот с эмоциональной стороной жизни у нас проблема. Муж очень сдержан. Никогда не признается мне в любви. Если я его спрашиваю об этом, то он отвечает, что конечно любит и не понимает, что я от него хочу. Ведь он старается для нас всех — какие еще могут быть доказательства! Вечерами, когда прошу хотя бы телевизор вместе посмотреть, говорит, что устал. Ну и в общем-то он не врет… Я в растерянности. Мне не хватает эмоций в жизни и я не знаю, что с этим делать? Что предпринять или как приспособиться? С уважением, Анна».

Здравствуйте, Анна!
Спасибо за ваше письмо. Надеюсь, что мой комментарий будет полезным для вас.
Все мы ждем, что брак и любовные отношения будут давать нам чувство преимущества перед другими — перед теми, кто в них не состоит. И это преимущество — ощущение близости, интимности, безусловной любви. Но многие из нас либо боятся, либо не умеют проявлять свои чувства, тем самым лишая своего партнера этой привилегии. Почему это может происходить? В первую очередь из-за влияния социокультурных норм. Если говорить о мужчинах, то общество предписывает им быть сильными, стабильными, несгибаемыми и сдержанными в проявлении чувств. Эта модель поведения транслируется им с самого детства. Мальчикам, например, запрещается плакать. Проявлять нежность тоже считается по-девчачьи. Повзрослев, многие так и продолжают придерживаться этих правил.
Самое забавное, что в отношении домашних животных это не работает. Часто можно наблюдать, как сдержанные по отношению к свое лучшей половине мужчины радостно и открыто играют с собакой, целуют ее, треплют за ухом. И, если верить современным исследованиям, в тех странах, в которых культивируется сдержанность и не одобряется импульсивность, особенно много домашних животных.
Еще одной причиной эмоциональной сдержанности может быть уязвимость, страх быть отвергнутым. Когда мы обнажаем свое сердце, открываем душу и говорим о самом сокровенном, мы беззащитны. Обидеть и ранить в этот момент нас очень легко. Не каждый готов решиться на такой риск.
Ну и, конечно же, существенное влияние оказывает то, что наблюдал человек в детстве. Проявляли ли родители нежность друг к другу и к ребенку? Часто ли обнимались и целовались, говорили теплые слова? Ведь именно из свой семьи мы выносим модель того, как надо проявлять ласку.
В паре всегда два совершенно разных человека — начиная с того, что они разного пола, продолжая тем, что кто-то из них более раним, а кто-то менее и заканчивая тем, что эти люди из разных семей. Супругам, любовникам, парам важно понять, какое проявление любви необходимо каждому. Попытаться договориться об этом. Конечно, не стоит этого делать в ситуации ссоры или конфликта, тем более в форме шантажа. Все эти вещи следует проговаривать в спокойной обстановке. Если не получается вдвоем, то для этого существуют психологи, которые помогут расставить все точки над i.
Кстати, у одной моей клиентки была ситуация, симметричная вашей. Она — карьеристка. Муж упрекал ее в отсутствии любви и заботы. Ей была важна и работа, и отношения с мужем. Она не знала, как совместить две самые важные сферы своей жизни, как ей сделать мужа счастливым не в ущерб своим интересам. И в какой-то момент ее озарило: она стала вставать утром пораньше и готовить завтрак, как когда-то делала для мужа его мама. И муж был счастлив. То есть проявления любви могут быть самыми простыми, о которых реально договориться.
Ну и последнее — не стоит закрывать глаза на то, что все мы относимся к разным типам личности. Кто-то более эмоционален, а кто-то менее… На это тоже следует сделать скидку.

#СловоАктиву


Вильховик Валентина (МГРИ-РГГРУ)

МСЦ — это жизнь, бурлящая позитивом и нескончаемой энергией. Это мир, где тебя окружают самые чуткие, самые креативные и интересные люди. Придя в МСЦ, я поняла, что здесь я смогу быть самой собой, потому что здесь ты можешь открыть себя на все 100%.

МСЦ — это путь к тому, чтобы быть частью одного огромного движения активных студентов Москвы.

Участвуя в любом мероприятии МСЦ, я чувствую гордость за нашу страну, нашу столицу и за тех самых активных интересных людей, которые делают и для кого сделаны эти мероприятия. Каждое событие делает меня чуточку счастливее, потому что я получаю невероятное количество эмоций, когда участвую во всем этом.

Хочу пожелать МСЦ продолжать зажигать студенческие сердца, продвижения и успехов, создания новых мероприятий, и чтобы с каждым днем активистов в Московском Студенческом Центре становилось больше и больше.



Шитова Дарья Львовна (РосНОУ)

МСЦ — это все!

Мне нравится участвовать в мероприятиях МСЦ, потому что это возможность проявить себя, провести интересно время, попробовать себя в новой роли и, конечно же, увидеть родных людей из оргкомитета и побыть в этой долгожданной атмосфере.

Получение награды в конкурсе «Студенческий актив» вызывает чувство гордости как за себя, так и за весь Центр, а выезды # ГШСА и Школы ОРГанизаторов ГШСА охватывают полный спектр эмоций, в особенности единство и принадлежность к Центру, важность, значимость.

МСЦ — сильный, увлекающий, командный, развивающийся!



Бондаренко Максим Вадимович (МГУДТ)

Что такое МСЦ? МСЦ — это жизнь. Это то место, куда всегда хочется приезжать. Здесь работают великолепные люди, которые с радостью делятся с тобой своим опытом. От мероприятий МСЦ ты получаешь кучу позитива, навыков и друзей. Ты учишься самоконтролю, учишься трудиться и быстро решать свои проблемы. Много мероприятий проводит МСЦ, но каждое из них остается в сердце, как один из лучших моментов в жизни!!!



Блинова Ирина (МГУП (печати) им. Ивана Федорова)

Московский Студенческий Центр занимает в моей жизни одно из центральных мест, только здесь у меня получается реализовать себя как личность, получить практический опыт в общении с людьми, море эмоций, впечатлений и знакомств. Спасибо МСЦ!



Блудов Андрей Вячеславович (МГТУ ГА)

Множество добрых, открытых людей, друзей, буря эмоций и место, где я могу раскрыть себя. Здесь я чувствую себя полезным: я вношу свой вклад в общее дело, направленное на улучшение студенческой жизни. Участие в мероприятиях дало мне понять, что значит нести ответственность за свои действия и за успех общего дела. Любое мероприятие МСЦ — это взрыв эмоций, новые душевные знакомства.

МСЦ — яркий, добрый, душевный, открытый. Желаю развиваться и пополнять ряды новыми талантами.



Алсаев Александр Алексеевич (МГУДТ)

МСЦ – моя вторая семья. Место, где я могу быть собой, где всегда поддержат и помогут. Я не люблю сидеть на месте, мне надо куда-то девать всю свою энергию, и МСЦ — это именно то место, куда я с пользой ее вкладываю.

У меня появилось море новых знакомых, я узнал кучу интересной информации о многих новых для меня мероприятиях, в которых я с удовольствием поучаствую и уже поучаствовал.

#МСЦ, #ГШСА, #Студактив — это трудно объяснить словами.



Кривова Мария (МГУП им. Ивана Федорова)

МСЦ – это маленький мир, где происходят чудеса с каждым, кто в него попадает. В нем царит невероятно теплая, уютная, но при этом веселая и драйвовая атмосфера. Здесь ты не просто раскрываешься, а расцветаешь. А все это благодаря замечательнейшим людям, которые тоже живут в этом мире МСЦ. Именно они и сотворили это чудо со мной, возможно, даже сами того не осознавая. Настоящие волшебники! 🙂

Внутри меня произошли изменения, я стала по-другому смотреть на некоторые вещи, многое открыла для себя. Я получила целый океан эмоций и впечатлений, которых не описать словами, но те моменты запомнятся мне на всю жизнь, потому что они очень многое для меня значат.

Так здорово, что тут не боятся показаться смешными или странными, не боятся показывать свои эмоции, не боятся улыбнуться лишний раз, проявить чуточку заботы и поддержать в трудную минуту. Бывает, что этого сильно не хватает в «обычном» мире.

МСЦ каждый воспринимает по-своему, но я знаю одно: всем хочется возвращаться в это место вновь и вновь.



Сахно Инна (МосГУ)

Попав год назад в команду МСЦ, я открыла для себя место, в которое теперь хочу возвращаться снова и снова. Здесь я открыла для себя интересных и талантливых людей, раскрыла в себе новые качества и узнала о жизни молодежи в Москве. МСЦ дал мне возможность участвовать в жизни города, попробовать себя в роли организатора общественно значимых мероприятий и получить бесценный жизненный опыт. Спасибо МСЦ и его команде за насыщенные эмоции, новые возможности и яркие воспоминания.



Сабри Аль-Язиди Халед (МИЭП)

МСЦ – это всегда море позитивных эмоций, хороший и добрый коллектив (как со стороны активистов, так и со стороны сотрудников) и всегда очень интересные и увлекательные мероприятия. Тем более, всегда приятно знать, что делаешь что-то полезное, и вдвойне приятно, когда делаешь это в таком коллективе.



Феопентова Ксения (МГАУ им. В.П. Горячкина)

Для меня МСЦ – это часть моей студенческой жизни. МСЦ позволяет раскрыть себя, набраться опыта. Благодаря МСЦ я познакомилась с большим количеством умных, активных, интересных людей. Непередаваемые эмоции и колоссальный заряд энергии МСЦ дарит нам. Мне очень нравится участвовать в различных мероприятиях, да и деятельность, связанная с МСЦ, приносит мне пользу, опыт и вообще – бесконечное удовольствие! Спасибо вам большое!



Громилин Илья (Национальный исследовательский университет МЭИ)

Когда я первый раз познакомился с работой Центра, я был настолько впечатлен, что мне захотелось стать частью этой команды. МСЦ был только «за». И тут понеслось… Школы студенческого актива, фестивали, парады, выезды, проекты… Для меня открылось столько новых возможностей, которые до сих пор позволяют мне развиваться, встречаться с интересными людьми, применять свои навыки. МСЦ стал для меня тем местом, куда я всегда прихожу с радостью.



Комарова Алена (МГОУ областной)

МСЦ для меня значит очень много: знакомство с новыми людьми, интересные мероприятия. И самое главное – огромное количество положительного заряда эмоций! Я стараюсь участвовать везде, ведь это очень интересно и увлекательно! Спасибо МСЦ за это! =)



Крутских Светлана (ГУУ)

Мое знакомство с МСЦ началось с того дня, когда я поехала в Казань на Универсиаду. Мне очень нравится атмосфера, которая царит в Центре. Хочется сказать спасибо за то, что МСЦ делает для студентов, потому что эта деятельность очень нужна в нашем сложном и нестабильном мире!:)



Тунина Ксения (Московский государственный машиностроительный университет (МАМИ))

Что такое МСЦ? МСЦ – это место, где помогают реализовать свой творческий и рабочий потенциал в различных областях. Лично для меня МСЦ – это отдельная маленькая жизнь, новый мир, где я не только узнала про множество мероприятий и событий, познакомилась с огромным количеством талантливых людей, но и нашла себя.



Омарова Сабина (МосГУ)

МСЦ – прекрасная атмосфера, интересные люди и проекты. Это Центр притяжения молодежи, познавательные конференции, тренинги, выезды и занимательные мероприятия, в которых можно принять участие, развить свои организаторские способности, почувствовать себя внутри бурлящего вулкана эмоций и поймать свою волну.

В МСЦ нам прививают культуру студенчества, учат быть открытыми всему новому, правильно распределять свое время и полностью отдаваться любимому делу. Перед нами открылся целый мир увлекательной студенческой жизни, в котором есть место не только учебе, но и различным интереснейшим мероприятиям.

В Центр всегда приятно приходить, ведь люди, работающие в этой организации, открыты и приветливы, они знают каждого из нас, и в стенах этого студенческого храма ты чувствуешь себя нужным и важным. И в этом большая заслуга руководства и работников  МСЦ.

Хочется сказать огромное спасибо всему коллективу Московского Студенческого Центра за их вклад в жизнь каждого московского студента и за тот дух студенчества, который вы прививаете!



Яблокова Валентина (МГУЛ)

Когда я пришла в МСЦ, я понимала, что это будет интересный жизненный опыт. Но то, что МСЦ стал для меня отдельной жизнью, было настоящим откровением. Работая в чудесной команде МСЦ все это время, я чувствую себя частью целого, большого, прекрасного, единого. Это такое редкое сокровище в наши дни.



Шаталин Саша (МАТИ-РГТУ им. К.Э. Циолковского)

Для меня МСЦ – это коллектив, в котором царит атмосфера легкости и непринужденности, но в то же время дикого отрыва и позитива. Каждый раз, приходя в МСЦ, ты открываешь новые грани себя, общаешься с такими же безбашенными и креативными людьми, как и ты сам. Этот коллектив способен найти выход из любой ситуации! Именно поэтому каждый раз, шагая в МСЦ, ты идешь легкой походкой, с высоко поднятой головой!!!



Абаишвили Людмила (МАО им. Натальи Нестеровой)

Для меня МСЦ – это «мини-мир», где возможно очень многое, а именно: вести активный образ жизни, знакомиться с разными людьми, учиться и учить.

Мероприятия МСЦ выработали во мне дисциплину и помогли сформировать мнение о том, каким должен быть досуг молодежи, поэтому я очень их люблю. Атмосфера всегда легкая и непринужденная, а времяпрепровождение интересное и веселое.

Желаю МСЦ продолжать свою деятельность уже не только на московском уровне, но также и на региональном.



Бабкина Елена (МГПУ)

В моем сердце есть специальный уголок, где я храню все, что связано с МСЦ.

Участвуя в мероприятиях МСЦ, я заряжаюсь позитивом, познаю и обучаюсь. Каждый раз открываются новые возможности проявить и реализовать себя. Это бесценный опыт организации мероприятий.

Мои самые яркие впечатления: Парад московского студенчества; встреча В.В. Путина, где можно было увидеть всю отечественную элиту и послушать Президента России; мероприятия Совета проректоров России; экскурсия по Государственной Думе; концерт в Олимпийском; Универсиада 2013 в Казани; Всероссийский Студенческий Актив. Все это и многое другое является моей жизнью, без этого она была бы скучной и однообразной.

Желаю МСЦ – президенту и всем сотрудникам, чтобы то, что они делают, постоянно радовало их и всех окружающих и долгих долгих лет! Больше активных, радостных и мыслящих людей! Вы спасаете мир!!!



Беров Димитър (РГУНГ им. И.М. Губкина)

МСЦ – это лучшее место для занятий в свободное время.

Думаю, для меня Центр занимает 3-е место после семьи и учебы.

Желаю оставаться такими же крутыми и быть еще круче:).



Ващенко Маргарита (МГАВТ)

«Мой» МСЦ – это центр развития активиста как лидера с разными системами и подсистемами, которые открывают новый мир впечатлений и интересов.

Свое свободное от учебы время я с радостью трачу на участие в различных мероприятиях, которые продвигают меня по лестнице развития.

В общем: полезно, позитивно, доброжелательно, неординарно, четко.



Грибова Мария (МГУПП)

Отдельная частичка жизни – это МСЦ.

Самые яркие эмоции и впечатления связаны с ГШСА: ощущение единства, невероятной поддержки, когда ты чувствуешь, что в тебе такая сила и мощь, а в окружении этих волшебных людей все это усиливается в сотни раз! Когда тебе не нужен сон, даже без еды ты бы справлялся, потому что питаешься эмоциями. Когда ты с помощью остальных направляешь команду к цели.

То ощущение, когда ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО НЕ ТАК, А САМОЕ ГЛАВНОЕ – как это исправить и сделать так, чтобы команда сама пришла к верному пути. Также благодаря МСЦ я узнала про новые виды спорта.

МСЦ – это саморазвитие, поддержка, борьба со страхами и неуверенностью, благодарность; там всегда горит огонек, когда становится совсем темно.



Гунина Ирина (МГОУ областной)

МСЦ для меня много значит. Благодаря разным проводимым мероприятиям я сделала личные выводы, пересмотрела взгляд на некоторые вещи и многому научилась. Здесь всегда что-то новое и обязательно интересное.

Пусть всегда будет солнце, пусть всегда будет мама, пусть всегда будет небо, пусть всегда будет МСЦ:)



Гуськова Кристина (МГУПП)

В МСЦ всегда присутствует позитивный радостный дух (они – веселая, дружная и хорошая команда), а на мероприятиях не чувствуешь усталости, не злишься и уходишь домой довольной от проделанной работы.

Благодаря участию в МСЦ я стала более уверена в себе, своих действиях, стала больше общаться с людьми, познаю новые навыки общения, организации, управления, рационального использования времени.

МСЦ, желаю успехов в работе, чтобы активных студентов становилось больше, мероприятия – грандиознее, от работы не уставать. У нас все получится!



Данилкина Александра (МГАВТ)

МСЦ – это одно из тех мест, где я могу спокойно реализовываться, это то место, где ты чувствуешь себя комфортно. Я долгое время «сидела на месте» и нигде не участвовала, а поучаствовав в мероприятиях МСЦ, я получила уйму неописуемых эмоций, которых так не хватало.

Появились новые интересные знакомства, посмотрела и ощутила на себе, что значит действительно хорошая организация. Желаю МСЦ не останавливаться на достигнутом, развиваться, расширяться как организации.

В конце концов, благодаря вам я поняла, что в мире еще есть интересные люди, а именно – целеустремленная молодежь.



Ермаков Роман (МГУПИ)

Мне нравится участвовать в мероприятиях и программах МСЦ поскольку это дает мне большой опыт, который, возможно, пригодится мне в будущем. К тому же, работа в хорошей компании – это всегда круто. МСЦ: дружный, веселый, слаженный, незабываемый и четкий!



Казакова Полина (РГТЭУ)

МСЦ в каком-то смысле перевернул мою обыденную жизнь. Я не только познакомилась с замечательными, зажигательными людьми, но и поняла, что быть безбашенной и все время придумывать какие-то штуки – это не минус, а огромный плюс в человеке.

Мероприятия МСЦ все время разнообразные, все время мы занимаемся чем-то новым, они познакомили меня с новыми людьми, которые в дальнейшем стали моими друзьями, помогли мне раскрыться, меньше стесняться и думать: «А, может, то, что я придумала, какая-то тупость, и все подумают, что я псих» (ха-ха-ха!). Эти мероприятия приобщают нас к действиям, к работе в команде, к работе мозгами и иногда заставляют в короткое время придумать что-то невероятное, что заинтересует многих.

Мероприятие, которое оставило огромный след в моей памяти и сердце, – это ГШСА. Еще мне понравилось шествие, которое было 1 мая. Как минимум потому, что я шла рядом с С. Собяниным. В этом, конечно, нет чего-то великого, но все же я слушала, что он говорил, как рассуждал, отвечал на вопросы. В целом было очень интересно. И за это спасибо МСЦ. Я раньше про такой праздник вообще не знала, а тут гуляла с Мэром 🙂

Желаю еще больше креатива и забавных идей каждому, кто хотя бы капельку приобщен к жизни МСЦ. СПАСИБО!



Кижаева Мария (МГУУ Правительства Москвы)

Здесь я получаю душевное удовлетворение от деятельности и общения с людьми. МСЦ – это семья. И этим все сказано! Желаю от всей души развиваться, становиться больше и не останавливаться на достигнутом!



Лаврешкин Никита (МГППУ)

МСЦ – возможность улучшить некоторые личные качества, которых не хватает (например, коммуникабельность), и интересные перспективы. А незабываемые моменты, которые были на мероприятиях, в каком-то смысле заставили меня поменять свои взгляды на многие вещи. МСЦ – молодежный, перспективный, веселый, интересный и полезный Центр!



Мачкова Юлия (МГЮУ им. О.Е. Кутафина)

МСЦ для меня – это много новых друзей, интересные мероприятия и море положительных эмоций, ведь участие в мероприятиях делает жизнь ярче и красочней. И что немаловажно – это опыт.



Меркулова Ирина (МИТХТ им. М.В. Ломоносова)

Любую организацию в первую очередь создают люди, которые в ней состоят. Для меня МСЦ – это они. Здесь каждый найдет себе близкого человека и не одного!

МСЦ помогает зарядиться эмоциями, идеями, вдохновиться поступками людей! Стать лучше, в конце концов))).

Участвуя в мероприятиях, ты можешь развить свой творческий потенциал, найти себе новое хобби, потренироваться в новом виде спорта. Организовывая мероприятия, ты, прежде всего, получаешь такие необходимые в жизни навыки общения с совершенно разными людьми, раскрываешь организаторские способности. Тут, конечно, стоит затронуть совершенно особое мероприятие – ГШСА, где будучи, и участником, и наставником, ты приобретаешь бесценный жизненный опыт работы в стрессовых ситуациях, в режиме постоянной нехватки времени, учишься работать в команде и создавать команду мечты.

Первое же, что приходит на ум при слове МСЦ, – это радость, поддержка, праздник, яркие эмоции и Жизнь (да-да, именно с большой буквы)!

МСЦ делает огромное дело по (не побоюсь этого слова) воспитанию молодежи с активной жизненной позицией. В связи с этим хочу пожелать, чтобы ребята, пришедшие сюда, вырастали в действительно умных, целеустремленных людей! Ну и, конечно же, развития, стремления вперед, еще большего количества интересных мероприятий и конкурсов для студентов!

Спасибо МСЦ!



Симанова Екатерина (РосНОУ)

МСЦ – место, где можно как отдохнуть морально, так и набраться определенного опыта в разных сферах жизни. Здесь я узнала «Человека» как индивида с разных сторон.

Вы – яркий, зажигательный, реактивный, неутомимый коллектив.



Степанова Валерия (РосНОУ)

МСЦ – это работа, друзья; это эмоции, люди, атмосфера; это всегда круто, душевно, эмоционально, непредсказуемо и позволяет расти.

Желаю творить, расти, развиваться, чтобы новое поколение МСЦ-шников не уступало «старичкам»:).



Фатхутдинов Амир (РГУИТП)

Первая ассоциация с МСЦ, возникающая в моей голове, – это не место или здание, это люди, с которыми тебе хорошо не только работается, но и хорошо отдыхается, что немаловажно.

МСЦ занимает далеко не последнее место в моей жизни. Я нашел здесь море эмоций, заряд положительного настроения, новые впечатления и, конечно, хороших товарищей и друзей.

Мне нравится участвовать в мероприятиях, потому что я хочу открывать для себя что-то новое, оказывать посильную помощь и быть полезным. Также благодаря им я понял, как важно справляться со своим настроением и быть организованным.

Если говорить вообще про МСЦ, то самые яркие эмоции и впечатления я получал на ГШСА и ШОРГе – это просто не передаваемая атмосфера и настроение. А что касается мероприятий, то самым ярким воспоминанием остается Парад московского студенчества.



Чурикова Алина (РГУИТП)

МСЦ – активный, позитивный, организованный, объединяющий, мотивирующий!

МСЦ – это возможность попробовать себя в разных сферах деятельности, посмотреть «изнутри» на механизм организации мероприятий, проявить и раскрыть себя.



Шевченко Алиса (МГУКИ)

Здесь всегда готовы выслушать и дать ценный совет, помогут раскрыть свой потенциал, а самое главное – получить бесценный опыт в области руководства и общения с людьми. Это место, где эмоционально, многолюдно и профессионально. Пусть только растет такая организация и привлекает как можно больше активных студентов.


P.S. от МСЦ:

Ребята, на данный момент на сайте опубликована лишь небольшая часть ваших мнений и пожеланий.

Спасибо вам большое!

Мы вас ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ любим!

Утраченные эмоции. 5 шагов на пути к счастью | Психология жизни | Здоровье

Не гасите эмоции!

Что происходит с человеком, когда он радуется? Пульс учащается, активизируется работа мышц, возникает улыбка, смех. Мы чувствуем себя полными сил, энергии. Замечаем лучшее в людях, предметах, ситуациях.

Почему же с годами такие ощущения все реже нас посещают? Стрессы, проблемы, комплексы давят на нас. Грусть, гнев, страх, чувство вины и другие эмоции, которые мы скрываем от себя и других, все больше и больше сковывают тело, формируют «мышечные зажимы». Человек начинает существовать в «мышечном панцире». Это усугубляется тем, что некоторые люди (особенно мужчины) намеренно запрещают себе испытывать эмоции. 

Эта проблема, как, впрочем, большинство наших проблем, родом из дет­ства. «Мальчики не плачут», «Убери с лица эту идиотскую улыбку», – учат нас родители. Мы взрослеем – и родительский контроль перерастает в самоконтроль. «Я не имею права расплакаться и тем самым продемонстрировать свою слабость», «Некрасиво так смеяться при людях», «Какая у меня глупая улыбка», – уже одергиваем мы сами себя.

Человек блокирует как отрицательные, так и положительные эмоции. И соответственно разучивается их переживать. В итоге мы одинаково перестаем чувствовать и печаль, и радость, становимся «замороженными». И мир в нашем восприятии блекнет, жизнь уже не сияет всеми красками.

5 способов почувствовать себя счастливым

Как ни парадоксально это звучит, счастью можно научиться. Конечно, нельзя прийти к радости таким путем, каким мы приобретаем новые навыки, знания. Сознательное ее достижение приводит к совершенно противоположному результату. Ощущение счастья ускользает.

1. Добивайтесь поставленных целей.

В книге «Радость: расширение человеческого сознания» психолог Уильям Шутц определяет радость как чувство, которое возникает, когда человек осознает, что его возможности реализуются, что он достигает поставленной цели. Определите, что для вас интересно, важно в жизни, добейтесь желаемого – и вы ощутите радость.

А если вы добились цели, но не стали от этого счастливее? Бывают же такие люди, у которых «все есть», но их ничто не радует… Тогда поможет тренировка.

2. Научитесь выражать свои чувства.

Оказывается, эмоцию радости, как, впрочем, и остальные эмоции, можно тренировать. Для этого необходимо научиться выражать свои чувства, не стесняясь этого.

Во‑первых, дайте себе право на эмоции. Сердитесь, плачьте, бойтесь, когда вам хочется, и, конечно, радуйтесь.

Во‑вторых, многие специалисты советуют чаще смеяться и улыбаться. Даже тогда, когда на душе «кошки скребут», попробуйте надеть на лицо улыбку, и автоматически организм начнет вырабатывать гормоны счастья – эндорфины.

3. Освойте методику релаксации.

Понятно, что препятствием на пути к счастью может стать слабое здоровье. Однако в большинстве случаев человек в силах улучшить свою физическую форму, мышечный тонус с помощью тренировок.

Состояние нервной системы тоже можно научиться контролировать путем саморегуляции, освоения методик релаксации. Главное – понять, что мы сами отвечаем за свое физическое и психическое состояние, а не перекладывать вину на плечи родных, сетовать на дурную наследственность или жаловаться на тяжелую жизнь.

4. Примите как должное отрицательные чувства.

Радость присутствует наряду с другими эмоциями. И воспринимается только в сравнении с ними. Разве ценил бы человек мгновения душевного подъема, если бы для их достижения ему не пришлось долгое время трудиться? Разве может познать счастье тот, кому неведома печаль?

Пир, длящийся целый месяц, приедается. И веселье длиною в жизнь невозможно. Боль, в том числе душевная, необходима. Только пережив горечь утраты, тоску одиночества, мы можем от них освободиться, получив при этом новый опыт. И это нужно понимать.

5. Расширьте свой круг общения.

Известно, что положительные эмоции чаще испытывают социально активные люди, эмоциональный опыт которых отличается большим разнообразием. Поэтому не прячьтесь в скорлупе, не ограничивайте свой круг общения семьей и коллегами по работе. Встречайтесь с друзьями, знакомьтесь с новыми, интересными для вас людьми. И, конечно, надейтесь на лучшее. Ведь оптимизм помогает увидеть перед собой не мрачные проблемы, а задачи, которые нужно решать. И тогда перед нами открываются новые возможности.

Личное мнение

Екатерина Жемчужная:

– Слагаемые счастья, на мой взгляд, просты. Нужно быть внутренне наполненным не агрессией, а добротой, прощать людям их ошибки. Если вы можете помочь кому-то хотя бы словом – надо помочь. Когда ты отдаешь частичку своего добра людям – это и есть счастье.

Новый робот копирует эмоции человека

Роботы медленно, но уверенно входят в нашу повседневную жизнь. Они работают бок о бок с людьми на заводах, в больницах, на фермах, в офисах и даже в домах (не будем обижать вниманием робот-пылесос, он такой же робот, как и все остальные).

Но, несмотря на такой тесный контакт с людьми, роботам не хватает, скажем так, человечности. Да, они могут быть отдалённо похожи на людей внешне, более того, чат-ботам и голосовым помощникам даже нельзя отказать в остроумии. Но всё это почему-то делает бездонную пропасть между человеком и машиной ещё заметнее.

Исследователи из Школы инженерного дела и прикладных наук Колумбийского университета обратили внимание на один психологический аспект.

Он заключается в том, что одним из важнейших способов человеческой коммуникации является мимика. Она отражает эмоциональное состояние человека, и способность выразить соответствующую эмоцию в нужный момент очень важна для установления контакта между людьми.

На сегодняшний день большинство роботов напрочь лишены этого ключевого метода коммуникации, что зачастую вызывает чувство отторжения и недоверия у тех, кто контактирует с «умными машинами».

Инженеры из США решили создать робота, способного на выражение целого спектра эмоций, и самое главное способного выразить их «в нужное время в нужном месте». Они начали с физической структуры ЕВА (EVA): такое название получила новая разработка.

У ЕВА нет тела, это своего рода бюст с подвижной головой. У робота резиновое лицо синего цвета, что делает «эмоционального» робота до смешного похожим на участника музыкального коллектива Blue Man Group.

Его лицо способно выразить шесть базовых эмоций: радость, удивление, грусть, злость, отвращение и страх. Авторы работы утверждают, что ЕВА способен выразить и тонкие оттенки эмоций. В этом роботу помогает набор из 42 искусственных «мимических мышц», имитирующих движения настоящих мышц на лице человека.

Как только инженеры достигли желаемого правдоподобия движений, настала очередь искусственного интеллекта. Здесь создатели ЕВА сделали два крупных достижения.

ЕВА практикует перед камерой разные выражения лица.

Они создали механизм глубинного обучения, считывающий эмоции окружающих людей и способный их «отзеркалить». При этом для обучения ЕВА использовал метод проб и ошибок: робот наблюдал за собственным лицом на видео, тренируясь в правдоподобном выражении эмоций.

Таким образом ЕВА научился сначала управлять сложной системой механических мышц, а затем определять, какое выражение придать лицу, основываясь на мимике окружающих людей.

Авторы разработки напоминают, что ЕВА пока что является простым лабораторным экспериментом. Говорить о самосознании и эмпатии роботов ещё очень и очень рано. Однако в скором будущем эта технология может получить применение в качестве некой дизайнерской «фишки»: людям гораздо приятнее взаимодействовать с роботом, который улыбается в ответ на улыбку.

Ранее мы рассказывали о роботе, копирующем движения оператора, что позволяет ему не терять равновесие. Также мы писали о роботе, «осознающем» устройство своих частей.

Больше новостей из мира науки и технологий вы найдёте в разделе «Наука» на медиаплатформе «Смотрим».

«Эмоций нам уже не хватает. Последние из себя вытаскиваем». Слово армейцам, которые за последние три дня победили СКА и «Динамо»

После очередного московского дерби «Матч ТВ» поговорил с тренерами и игроками ЦСКА и «Динамо».

После очередного московского дерби «Матч ТВ» поговорил с тренерами и игроками ЦСКА и «Динамо».

«Самое важное в затяжных сериях — игровая дисциплина»

— Опять тяжелая игра, и эмоций нам уже не хватает, — честно признался после тяжелой победы (2:1) главный тренер ЦСКА Игорь Никитин. — Но парни — молодчики, вытаскивали из себя, за что и были вознаграждены в третьем периоде.

— Для ЦСКА это уже пятый матч против топ-соперников. Что самое сложное на таких отрезках чемпионата?

Игорь Никитин / Фото: © ПХК ЦСКА

— Нюансов много, но главное — соблюдать игровую дисциплину. Это позволяет всем игрокам получать равномерную нагрузку, что особенно важно в столь затяжных сериях.

— Чаще всего в бригаде большинства у ЦСКА, когда команда играет «пять на три» или «четыре на три», выходят защитники Робинсон и Рыков. Почему на этот раз вы выпустили Киселевича?

— Богдан у нас тоже выходит в большинстве. Мы его наигрываем со звеном Шалунова. Сегодня видели, что Киселевич был свежее, игра у него шла. Выпустили на реализацию лишнего и не ошиблись.

«Шипачев наказал нас за расхлябанность. Теперь еще больше внимания ему будем уделять»

Сам автор победного гола Богдан Киселевич не скрывал хорошего настроения после победы.

Богдан Киселевич / Фото: © ПХК ЦСКА

— Результат позитивный, мы довольны, — заявил защитник. — Хотя понятно, что сегодня уже не так активно играли.

— Расскажите о своем победном голе.

— Если шанс дают, надо реализовывать. Там Максим Мамин очень здорово сыграл перед воротами, закрыл голкипера. То есть мне просто надо было попасть в свободный угол.

— Что самое сложное в битвах с «Динамо»? Уже второй раз вы добиваетесь победы в очень упорных матчах.

— Соперник очень хорош, нам нравится с такими играть. Там много хоккеистов, которых мы хорошо знаем — и вместе играли, и друг против друга. Они, правда, тоже знают нас. И сильные, и слабые стороны. Поэтому стараемся системами друг друга обыграть. Впереди еще две игры с «Динамо». И я уверен, что они будут совершенно другими.

— Говорите, что соперника хорошо знаете, а Шипачева в своей зоне упустили, позволили бросить.

— Так Вадим же обычно пасует. У него сегодня был один бросок — один гол. Наказал нас за расхлябанность. Теперь будем еще больше внимания уделять ему.

Сергей Андронов / Фото: © КХЛ / Владимир Беззубов

Со своим товарищем согласился и капитан ЦСКА Сергей Андронов, открывший счет в матче.

— Хорошо двигались в начале встречи, но потом начали хватать удаления, и темп игры сбился. Но дотерпели до конца, в нужный момент забили, большинство сработало.

— Как вам удалось перехватить у «Динамо» шайбу и провести мгновенную контратаку?

— Мы поймали соперников на пересменке. Неплохо сработали в откате. Пашка Карнаухов пас перехватил, удалось выйти «два в один» и забить. Слава богу, получается играть в связке с Карнауховым, есть взаимопонимание. Такие неожиданные голы всегда дают команде позитивный импульс.

— ЦСКА постоянно лишает «Динамо» голов в большинстве. За счет чего?

— Самоотверженно играем, вот и не пропускаем. Потихоньку находим свою игру в меньшинстве. Но еще есть моменты, которые надо исправлять.

— Неужели вы правда впервые от диктора услышали о своих клубных юбилеях — 450-й матч и 100-е очко за ЦСКА?

— Честно, не считал. Но это очень приятные моменты.

«Обидно, что арбитры вносят свою лепту в такие матчи»

У «Динамо» обязанности главного тренера вот уже во втором матче исполняет Юрий Бабенко. Владимир Крикунов продолжает восстанавливаться после операции по удалению аппендицита.

Юрий Бабенко

— Начали робко, первые тридцать минут сыграли не так, как хотели, — признает молодой наставник бело-голубых. — Слишком осторожничали. Не было той уверенности, которую хотелось бы увидеть с первых минут. А вот второй половиной игры довольны.

— У звена Шипачева вновь не пошло большинство в матче с ЦСКА. Вы пытались внести в розыгрыш лишнего какие-то коррективы перед этим поединком?

— Большинство — это вообще важный компонент, оно решило исход матча. Сопернику удалось его реализовать, а нам нет. Работаем над этим постоянно.

— За что «Динамо» скамеечный штраф получило?

— Это у арбитров нужно спрашивать. Очень обидно, что в такой игре они вносят свою лепту.

— Почему ваша команда в концовке встречи начала хватать удаления? Занервничала?

— Наоборот, как я уже сказал, вторую половину матча мы провели достойно. Удаления — судейские решения, здесь мне трудно что-то комментировать.

— Как себя чувствуете в роли главного тренера «Динамо»?

— Стараюсь как могу. Рассчитывали, что Владимир Васильевич уже в этом матче на лавку вернется, но не получилось. Надеемся, что на встрече с Минском он будет с нами.

«Трудно не зацикливаться на голах. Ведь это моя работа»

После игры хотелось особенно пообщаться с кем-то из динамовской спецбригады, чтобы понять — почему же у бело-голубых не идет большинство в матчах с ЦСКА?

Дмитрий Кагарлицкий / Фото: © ФК «Динамо»

— Сложно сказать, — размышляет вернувшийся в ударную тройку форвард Дмитрий Кагарлицкий. — Но моменты создавали, поэтому главное тут — реализация. Разыгрывали, в принципе, неплохо, но с завершением есть проблемы, будем их решать.

— Вас нечасто можно увидеть на скамейке штрафников, да еще удаленным на 12 минут. Что произошло в эпизоде, когда вы попали сопернику в голову?

— Я бить в голову не собирался, просто возвращался назад, а он сделал движение в центр. Хотел просто сыграть в тело и поехать на смену. Но раз вы говорите, что был удар в голову, значит, был. Каюсь — не хотел. На самом деле я там даже грубо-то не играл, но судьям виднее.

— В третьем периоде динамовцы захватили инициативу, что потом не заладилось?

— Не реализовали численное преимущество, а сопернику это, наоборот, удалось. Повторюсь, в концентрации и реализации нужно добавлять. С одним голом сложно ЦСКА обыграть. Проанализируем ошибки и будем двигаться дальше.

— В Санкт-Петербурге вы открыли счет голам. Это добавило вам спокойствия и уверенности?

— На самом деле сложно не думать о реализации, когда у тебя всего один гол на счету. Честно стараюсь не зацикливаться на этом, но у меня ведь работа такая — забивать голы. Если мало забиваю, значит, плохо ее делаю. Нужно исправляться.

КХЛ. Регулярный чемпионат

ЦСКА (Москва) — «Динамо» (Москва) — 2:1 (1:0, 0:1, 1:0)

Голы: Андронов, 15:49. Киселевич, 55:12 (бол.). — Шипачев, 36:24. 

Читайте также:

Для людей с алекситимией эмоции — загадка | Спектр

© Дерек Брахни для Mosaic. Исходная фотография с iStock

Стивен был дважды женат. Два свадебных дня. Два «я делаю». И все же у Стивена нет счастливых воспоминаний ни о том, ни о браке или каких-либо отношениях.

Он познакомился со своей первой женой на курсах подготовки медсестер, когда ему было всего 16. Шесть лет спустя они поженились. Через три года после этого они развелись; По его словам, она никогда не подходила ему.Спустя почти два десятилетия, в 2009 году, он познакомился со своей второй женой через сайт знакомств. Он с головой погрузился в отношения, и в следующем году, в присутствии его отца и двух ее взрослых братьев и сестер, они поженились в офисе ЗАГС в Шеффилде, Англия, где они оба живут.

Он улыбался свадебным фотографиям, потому что понимал, что они ожидались, но, как он объясняет: «С внутренней точки зрения, все, что я делаю, требующее эмоциональной реакции, кажется фальшивкой.Большинство моих ответов — это выученные ответы. В среде, где все веселы и счастливы, мне кажется, что я лгу. Играет роль. Какая я. Так что — это ложь ».

Счастье — не единственная эмоция, с которой борется Стивен. Волнение, стыд, отвращение, предвкушение, даже любовь… он тоже этого не чувствует. «Я чувствую что-то , , но я никак не могу различить, что это за чувство». Единственные эмоции, с которыми он знаком, — это страх и гнев.

Такие серьезные проблемы с эмоциями иногда связаны с аутизмом, которого нет у Стивена, или с психопатией, которой у него тоже нет.В прошлом году, в возрасте 51 года, он наконец узнал, что у него действительно есть: малоизвестное заболевание под названием алекситимия, слово, образованное из греческих частей, означающее, грубо говоря, «нет слов для выражения эмоций».

Несмотря на название, настоящая проблема для людей с алекситимией не столько в том, что у них нет слов для выражения своих эмоций, сколько в том, что им не хватает самих эмоций. Тем не менее, не у всех с этим заболеванием есть одинаковый опыт. У некоторых есть пробелы и искажения в типичном эмоциональном репертуаре. Некоторые понимают, что испытывают эмоцию, но не знают, какая, в то время как другие путают признаки одних эмоций с чем-то другим — возможно, интерпретируя бабочек в животе как муки голода.

Удивительно, учитывая, насколько это в целом нераспознанное, исследования показывают, что примерно 1 из 10 человек попадает в спектр алекситимии. Новое исследование показывает, что происходит не так, и эта работа обещает не только новые методы лечения эмоциональных расстройств, но и раскрыть, как остальные из нас вообще что-либо чувствуют .

Подделка:

Проработав медсестрой 10 лет, Стивен решил, что хочет заняться чем-то другим. За двухлетним курсом доступа в университет он получил степень по астрономии и физике, а затем получил работу по тестированию компьютерных игр.Он построил успешную карьеру, работая в различных компаниях в отделах компьютерного тестирования, управляя командами и путешествуя по миру, чтобы выступать на конференциях. У него не было проблем с сообщением фактов коллегам. Именно в контексте более личных отношений — или любого другого сценария, который обычно включает выражение эмоций, — он чувствовал, что все было «неправильно».

«В начале отношений я полностью понимаю, кто этот человек», — объясняет он. «Мне сказали, что я очень хорошо умею проводить медовый месяц дольше, чем ожидалось.’Но через год это делает огромный поворот. Все разваливается. Я поставил себя на пьедестал, чтобы быть тем человеком, которым я на самом деле не являюсь. Я реагирую в основном когнитивно, а не эмоциями. Очевидно, это неверно. Это нереально. Кажется фальшивкой. Потому что это подделка. И ты можешь только притворяться так долго ».

Он и его нынешняя жена перестали жить вместе в 2012 году. Он обратился к терапевту, и ему прописали антидепрессанты. Хотя он все еще поддерживал контакт со своей женой, было ясно, что отношения больше не работают.В июне 2015 года он пытался покончить жизнь самоубийством. «На самом деле я писал в Facebook и Twitter о самоубийстве, и кто-то — я так и не узнал, кто — обратился в полицию. Меня доставили в больницу и лечили ».

Психиатр направил Стивена на серию консультационных сессий, а затем на курс психодинамической психотерапии, типа терапии, основанной на Фрейде, которая, пытаясь раскрыть бессознательные движущие силы мыслей и поведения, похожа на психоанализ.

© Дерек Брахни для Mosaic.Исходная фотография с iStock

Именно в книге Сью Герхардт «Почему любовь имеет значение», которую рекомендовал его терапевт, он впервые столкнулся с концепцией алекситимии. «Я поднял этот вопрос на терапии, и тогда мы начали говорить о том, что у меня очень алекситимия. Очевидно, у меня есть словарный запас. У меня есть слова для выражения эмоций. Но подходят ли они для описания правильных эмоций — это совсем другой вопрос … Я просто подумал, что не умею говорить о том, что я чувствую, эмоциях и тому подобном.Но после года терапии стало очевидно, что когда я говорю об эмоциях, я на самом деле не понимаю, о чем говорю ».

Термин «алекситимия» восходит к книге, опубликованной в 1972 году, и восходит к фрейдистской психодинамической литературе. Как объясняет Джефф Берд, адъюнкт-профессор экспериментальной психологии Оксфордского университета, сейчас идеи Фрейда не пользуются популярностью у большинства академических психологов. «Не проявляя неуважения к этим традициям, но в когнитивной, нейроэкспериментальной области не так много людей больше действительно интересуются чем-либо, связанным с Фрейдом.”

Но когда Бёрд прочитал об алекситимии, его описания заинтриговали. «На самом деле, это действительно потрясающе». Для большинства людей «при низком уровне эмоций вы можете быть немного не уверены в том, что именно вы чувствуете, но если у вас сильная эмоция, вы знаете, что это ». И все же почему-то здесь были люди, которые просто не знали.

Берд начал свою академическую карьеру с изучения аутизма, сочувствия и эмоциональной осведомленности, что привело его к интересу к алекситимии.В одном из своих первых исследований в этой области он связал алекситимию, измеренную с помощью контрольного списка из 20 пунктов, разработанного в Университете Торонто, с недостатком сочувствия. Если вы не можете ощущать свои собственные эмоции обычным образом, логично, что вы также не можете отождествлять себя с эмоциями других людей.

Но что действительно привлекло Берда в исследования алекситимии, так это его взаимодействие с людьми с аутизмом. «Бытует мнение, что у людей с аутизмом нет сочувствия. И это чушь.И вы можете увидеть это сразу же, как только встретите некоторых аутичных людей ».

В ходе серии исследований Берд обнаружил, что около половины людей с аутизмом страдают алекситимией — именно эти люди борются с эмоциями и сочувствием, а остальные — нет. Другими словами, трудности, связанные с эмоциями, присущи алекситимии, а не аутизму.

Гоночное сердце:

Bird страстно любит распространять это послание. Он с чувством рассказывает об одном конкретном добровольце, изучающем аутизм, у которого не было алекситимии: «Прекрасный парень с IQ, который мы не могли измерить, это так хорошо.Он не мог удержаться на работе. Но он вызвался работать в доме престарелых, потому что хотел заниматься чем-то продуктивным в свое время. Они сказали: «О, поскольку вам поставили диагноз аутизм, вы не можете проявлять сочувствие, поэтому вы не можете заботиться о наших пожилых людях». Что просто смешно ».

Bird с тех пор провел серию исследований по изучению алекситимии вне контекста аутизма. Он обнаружил, например, что у людей с этим заболеванием нет проблем с распознаванием лиц или различением изображений людей, улыбающихся и хмурящихся.«Но для некоторых из наших действительно алекситимных людей, хотя они могут отличить улыбку и хмурый взгляд друг от друга, они понятия не имеют, что это за из . Это действительно довольно странно ».

Многие люди с заболеванием, с которыми встречался Бёрд, говорят о том, что другие люди говорят им, что они другие, хотя некоторые действительно распознают это в себе на раннем этапе. «Я думаю, это немного похоже на неспособность видеть цвет, и все постоянно спотыкаются о том, насколько он красный или насколько синий, и вы начинаете понимать, что есть аспект человеческого опыта, в котором вы просто не участвуете.”

Помимо того, что Бёрд лучше охарактеризовал алекситимию, Бёрд и его коллеги также углубились в то, что её объясняет, взяв аргумент, который может показаться круговым: у Стивена проблемы с эмоциями, потому что у него алекситимия, которая характеризуется проблемами с эмоциями, и это прямо отдельно.

В ситуациях, которые Стивен считает теоретически очень эмоциональными, например, когда он говорит кому-то «Я люблю тебя», он испытывает изменения внутри своего тела. «Я чувствую учащенное сердцебиение и прилив адреналина, но мне это чувство всегда пугает.Я не знаю, как реагировать. Из-за этого мне хочется либо убежать, либо словесно агрессивно отреагировать ».

Страх и гнев — и замешательство — он понимает. «Все остальное просто ощущается одинаково… это чувство:« Ээээ, мне это не совсем комфортно — это не совсем так »».

© Дерек Брахни для Mosaic. Исходная фотография из iStock, предоставленная Getty Images

Для Ребекки Брюэр, бывшей студентки Бердс, а ныне преподавателя психологии в Ройал Холлоуэй, Лондонский университет, это имеет смысл.«С алекситимией люди часто знают, что испытывают эмоцию, но не знают, что это за эмоция», — объясняет она. «Это означает, что они все еще могут испытывать депрессию, возможно, потому, что им трудно различать разные отрицательные эмоции, и им сложно идентифицировать [положительные] эмоции. Точно так же с тревогой может случиться так, что кто-то испытывает эмоциональную реакцию, связанную с учащенным сердцебиением, что может быть возбуждением, но они не знают, как это интерпретировать, и могут паниковать по поводу того, что происходит с их телом.”

Способность обнаруживать изменения внутри тела — от учащенного сердцебиения до отклонения кровотока, от полного мочевого пузыря до растяжения легких — известна как интероцепция. Это ваше восприятие собственного внутреннего состояния.

Различные эмоции связаны с разными физическими изменениями. В гневе, например, учащается пульс, кровь приливает к лицу и сжимаются кулаки. При страхе пульс тоже повышается, но от лица стекает кровь. Обычно считается, что эти изменения не являются полностью специфическими для отдельных эмоций, поэтому контекст также важен: если вы чувствуете, как ваше сердце бьется, и вы смотрите на паука, вы знаете, что вы испытываете страх, а не сексуальное возбуждение.

Травмы и пренебрежение:

Бёрд, Брюэр и другие обнаружили у людей с алекситимией пониженную способность, а иногда и полную неспособность производить, обнаруживать или интерпретировать эти внутренние изменения тела. Люди с этим заболеванием имеют нормальный коэффициент интеллекта. Они, как и все остальные, понимают, что видят паука, а не привлекательного потенциального партнера. Но либо их мозг не запускает физические изменения, которые, как кажется, необходимы для переживания эмоции, либо другие области их мозга не воспринимают эти сигналы должным образом.

В 2016 году Берд и Брюэр вместе с Ричардом Куком из Городского университета в Лондоне опубликовали исследовательскую работу, в которой алекситимия была охарактеризована как «общий дефицит интероцепции». Таким образом, здесь было объяснение проблем этих людей с эмоциями — но также, по сути, манифест, утверждающий, что восприятие ряда телесных сигналов важно для переживания эмоций у остальных из нас.

Это идея, которую мы уже выражаем повседневным языком: на английском языке, чтобы извинение что-то значило, оно должно быть «искренним».«Если ты действительно любишь кого-то, то это« всем сердцем ». Когда ты действительно зол, твоя« кровь закипает ». быть вызванным отклонением кровотока от пищеварительной системы).

В детстве Стивен страдал от крайнего эмоционального пренебрежения. Когда ему было 6 лет, его мать намеренно подожгла их дом в Ноттингеме, в то время как она, Стивен, его младший брат и даже младшая сестра были внутри.К счастью, отец детей, уехавший на работу, понял, что забыл свой упакованный ланч, и вернулся домой.

Оглядываясь назад, Стивен говорит, что его мать страдала послеродовой депрессией. Но она не получала лечения, «и все, что я знала, это тревога и беспокойство». После пожара его мать попала в тюрьму. Его отец был сталеваром и работал всевозможными сменами. «Сосед обратился в социальные службы, и папе сказали разобраться, иначе нас заберут. Ни один из братьев или сестер моего отца не хотел меня или моего брата, потому что мы были маленькими говнюками.У нас всегда были проблемы. Ограбление магазинов. Всевозможные вещи. Итак, мы обратились за помощью ».

Всю оставшуюся часть детства Стивен находился в домах для престарелых и вне их. Единственные эмоции, которые он помнит даже тогда, — это страх, гнев и замешательство. «Рождество, дни рождения, неожиданно для меня люди в домах престарелых… Я так и не привык к этому. Мне всегда было не по себе. Во мне просто беспорядок чувств, которые я не интерпретирую должным образом и не отвечаю должным образом ».

Алекситимия часто ассоциируется с травмами и пренебрежением с раннего возраста, объясняет Джефф Берд.Исследования близнецов также предложили генетический компонент. И это также связано с определенными типами повреждения головного мозга, особенно с островковой частью, областью, которая принимает интероцептивные сигналы.

Как отмечает Ребекка Брюэр, беспокойство, которое испытывает Стивен, часто встречается у людей с плохой перехватывающей связью. В Университете Сассекса Хьюго Кричли и Сара Гарфинкель, обладающие опытом в области психиатрии и нейробиологии, ищут способы изменить интероцепцию, чтобы снизить тревогу.

Гарфинкель предложил трехмерную модель перехвата, которая была хорошо принята другими специалистами в этой области.Во-первых, объективная точность восприятия интероцептивных сигналов — например, насколько хорошо вы считаете удары сердца. Во-вторых, субъективный отчет — насколько вы хороши в себе. И в-третьих, метакогнитивная точность — насколько хорошо вы знаете, насколько вы хороши на самом деле.

Третье измерение важно, потому что различные исследования показали, что разница между тем, насколько хорошо кто-то думает, что они умеют считать удары сердца, например, и тем, насколько они хороши на самом деле, предсказывает их уровень тревожности.Лиза Квадт, научный сотрудник группы Суссекс, сейчас проводит клиническое испытание с целью проверить, может ли сокращение этого разрыва для людей с аутизмом снизить их тревожность.

Снижение беспокойства:

В пилотном исследовании Кричли, Гарфинкель и аспирантка Эбигейл МакЛаначан набрали группу студентов, которые пришли в лабораторию на шесть учебных занятий. В каждом сеансе они сначала выполняли задачу по подсчету сердцебиения. Доброволец сидел неподвижно, с ослабленным резиновым пульсоксиметром на указательных пальцах, и сообщал, сколько ударов они сосчитали.Затем Макланачан рассказал им, как они поступили, чтобы они лучше понимали, насколько они точны.

Макланачан затем попросил их сделать несколько минут прыжков или быстрой ходьбы по крутому холму за пределами здания — все, что было необходимо, чтобы поднять их сердечный ритм, чтобы их было легче обнаружить. («Потому что некоторые люди вообще не чувствуют сердцебиение. Я не могу», — объясняет Квадт.) Затем они вернулись в лабораторию, снова выполнили задания и, как и раньше, каждый раз получали обратную связь.

Это было всего лишь пилотное исследование среди учащихся в целом. Но через три недели точность студентов не только улучшилась по всем трем параметрам интероцепции, но они также сообщили о снижении тревожности примерно на 10 процентов.

В рамках основного испытания добровольцы с диагнозом аутизм будут выполнять те же задания, что и в пилотном исследовании, но один раз в начале и один раз в конце они будут выполнять их внутри функционального сканера магнитно-резонансной томографии. Это позволит группе отслеживать активность островка, который получает данные о частоте сердечных сокращений, и смотреть, как изменения в этой активности могут соответствовать связям между миндалевидным телом, которое обнаруживает угрозы, и префронтальной корой, которая может определить, потенциальная угроза действительно опасна или не опасна, а также обоснована ли тревога.Надежды, как объясняет Кричли, заключаются в улучшении связи между этими двумя регионами, что, по данным предыдущих исследований, снижает тревожность.

Тем временем в Оксфорде Джефф Берд хочет изучить идею о том, что существует два разных типа алекситимии. Люди с одним типом не производят достаточно телесных сигналов, необходимых для переживания эмоции, поэтому вряд ли они получат пользу от тренировок, проводимых группой в Сассексе. Люди с другим типом вызывают всевозможные телесные ощущения, но их мозг не обрабатывает эти сигналы обычным образом.Вторая группа, в которую входит Стивен, может принести больше пользы.

Бёрд подчеркивает, что, хотя людям с алекситимией трудно понять эмоции, это не означает, что они не заботятся о других людях. «По большей части люди с алекситимией могут распознать, что другие находятся в отрицательном состоянии, и это их огорчает. Проблема в том, что они не могут понять, что чувствует другой человек и что он чувствует, и, следовательно, как сделать так, чтобы другой человек почувствовал себя лучше или как уменьшить свой собственный дистресс.Я думаю, это важно, потому что в этом отношении алекситимия отличается от психопатии ».

Стивен говорит, что для него это, безусловно, правда. И теоретически он приветствовал бы технику эмоционального тренинга. «У меня есть несколько книг об эмоциях и чувствах, и в них нет ни малейшей разницы, потому что в них недостаточно конкретно говорится о том, что вы на самом деле чувствуете в своем теле и какие эмоции».

Чувство силы:

На данный момент, учитывая отсутствие доступных методов лечения алекситимии, Стивен планирует использовать свое новое понимание самого себя, полученное с помощью терапии, чтобы попытаться продвинуться вперед.По его словам, сначала он надеялся, что терапия все исправит. «Я думал, что каждый день будет идеальным, блестящим… и я пришел к выводу, что этого не произойдет. У меня всегда будут проблемы, всегда будут проблемы ».

По его словам, он извлек ценные уроки. Хотя он и его жена все еще разлучены, они регулярно разговаривают, и теперь он старается не отвергать ее взгляды на свое беспокойство. «Вместо того, чтобы сказать« Нет », я буду слушать. Я думаю: «Ну, ты знаешь, что такое эмоции, а я — нет, поэтому я собираюсь выслушать тебя и либо принять это во внимание, либо найду способ с этим справиться.Он также думает о том, чтобы перейти на работу с людьми, которые борются со злоупотреблением психоактивными веществами, потому что он хотел бы вернуться к карьере, в которой он мог бы помогать людям.

Больше всего он решил использовать свой диагноз алекситимии. «Для меня это дает мне силы — теперь я знаю об этом, я могу читать об этом. Я могу узнать об этом больше. И я могу разработать определенные инструменты, которые позволят мне с этим бороться ».

Люди без алекситимии, вероятно, тоже могли бы использовать такие инструменты. Берд руководил работой, показывающей, что люди, которые лучше осведомлены о собственном сердцебиении, лучше способны распознавать эмоции других, что является важным первым шагом на пути к сопереживанию.Он планирует исследования, чтобы выяснить, может ли тренировка сердцебиения усилить сочувствие.

Те, кто хочет снизить чувство стресса и беспокойства в повседневной жизни, но не могут или не хотят менять источники стресса, могут вместо этого сосредоточиться на изменении сигналов, исходящих от своего тела. Регулярные физические упражнения должны ослаблять сигналы организма (например, от сердца и кровообращения), которые мозг может интерпретировать как тревожные, поэтому они также должны ослаблять чувство тревоги .

Знание о том, что сигналы нашего тела лежат в основе наших эмоций, может дать нам всем силы. Теперь, как это заставляет вас чувствовать?

Эта история впервые появилась на Mosaic . Он был отредактирован, чтобы отразить стиль Spectrum.

Алекситимия: неслыханное заболевание, которое может повлиять на эмоции, которые мы испытываем | Независимый

Стивен был дважды женат. Два свадебных дня. Два «я делаю». И все же у Стивена нет счастливых воспоминаний ни о том, ни о браке или каких-либо отношениях.

Он познакомился со своей первой женой на курсах подготовки медсестер, когда ему было всего 16 лет. Шесть лет спустя они поженились. Через три года после этого они развелись; По его словам, она никогда не подходила ему.

Спустя почти два десятилетия, в 2009 году, он познакомился со своей второй женой через сайт знакомств. Он с головой окунулся в отношения, и в следующем году, в присутствии его отца и двух ее взрослых братьев и сестер, они поженились в офисе ЗАГС в Шеффилде, где они оба живут.

Он улыбался свадебным фотографиям, потому что понимал, что они были ожидаемыми, но, как он объясняет: «С внутренней точки зрения, все, что я делаю, требующее эмоциональной реакции, кажется фальшивкой.

«Большинство моих ответов — это выученные ответы. В среде, где все веселы и счастливы, мне кажется, что я лгу. Играет роль. Какая я. Так что это ложь ».

Счастье — не единственная эмоция, с которой борется Стивен. Волнение, стыд, отвращение, предвкушение, даже любовь… он тоже этого не чувствует. «Я что-то чувствую, но никак не могу различить, что это за чувство». Единственные эмоции, с которыми он знаком, — это страх и гнев.

Такие серьезные проблемы с эмоциями иногда связаны с аутизмом, которого нет у Стивена, или с психопатией, которой у него тоже нет.

В прошлом году, в возрасте 51 года, он наконец узнал то, что у него действительно есть: малоизвестное заболевание, называемое алекситимией, слово, состоящее из греческих частей, означающее, грубо говоря, «нет слов для выражения эмоций».

Несмотря на название, настоящая проблема для людей с алекситимией не столько в том, что у них нет слов для выражения своих эмоций, сколько в том, что им не хватает самих эмоций. Тем не менее, не у всех с этим заболеванием есть одинаковый опыт. У некоторых есть пробелы и искажения в типичном эмоциональном репертуаре.

Некоторые понимают, что испытывают эмоцию, но не знают, какая, в то время как другие путают признаки одних эмоций с чем-то еще — возможно, интерпретируют бабочек в животе как муки голода.

Удивительно, учитывая, насколько это вообще нераспознаваемое заболевание, исследования показывают, что примерно каждый десятый человек относится к спектру алекситимии. Новое исследование теперь показывает, что происходит не так, и эта работа обещает не только новые методы лечения эмоциональных расстройств, но и раскрытие того, как остальные из нас вообще что-либо чувствуют.

Проработав медсестрой 10 лет, Стивен решил, что хочет заняться чем-то другим. За двухлетним курсом доступа в университет он получил степень по астрономии и физике, а затем получил работу по тестированию компьютерных игр.

Он построил успешную карьеру, работая в различных компаниях в отделах компьютерного тестирования, управляя командами и путешествуя по миру, чтобы выступать на конференциях. У него не было проблем с сообщением фактов коллегам.

Именно в контексте более личных отношений — или любого другого сценария, который обычно включает выражение эмоций, — он чувствовал, что что-то «не так».

«В начале отношений я полностью понимаю, кто этот человек», — объясняет он. «Мне сказали, что я очень хорошо умею проводить медовый месяц« дольше, чем ожидалось ». Но через год это сильно изменится. Все разваливается. Я поставил себя на пьедестал, чтобы быть тем человеком, которым я на самом деле не являюсь. Я реагирую в основном когнитивно, а не эмоциями. Очевидно, это неверно. Это нереально. Кажется фальшивкой. Потому что это подделка. И так долго можно только притворяться.

Он и его нынешняя жена перестали жить вместе в 2012 году. Он обратился к терапевту, и ему прописали антидепрессанты. Хотя он все еще поддерживал контакт со своей женой, было ясно, что отношения больше не работают. В июне 2015 года он пытался покончить жизнь самоубийством.

«На самом деле я писал в Facebook и Twitter об убийстве себя и кого-то — я так и не узнал, кто — обратился в полицию. Меня доставили в больницу и лечили ».

Психиатр направил Стивена на серию консультационных сессий, а затем на курс психодинамической психотерапии, типа терапии, основанной на Фрейде, которая, пытаясь раскрыть бессознательные движущие силы мыслей и поведения, похожа на психоанализ.

Именно в книге Сью Герхардт « Почему любовь имеет значение », которую рекомендовал его терапевт, он впервые натолкнулся на концепцию алекситимии.

«Я поднял этот вопрос на терапии, и тогда мы начали говорить о том, что у меня сильно алекситимия. Очевидно, у меня есть словарный запас. У меня есть слова для выражения эмоций. Но подходят ли они для описания правильных эмоций — это совсем другой вопрос … Я просто подумал, что не умею говорить о том, что я чувствую, эмоциях и тому подобном.Но после года терапии стало очевидно, что когда я говорю об эмоциях, я на самом деле не понимаю, о чем говорю ».

Термин «алекситимия» восходит к книге, опубликованной в 1972 году, и восходит к фрейдистской психодинамической литературе.

Фрейдистские идеи сейчас не в чести у большинства академических психологов, как объясняет Джефф Берд, профессор психологии Оксфордского университета. «Не проявляя неуважения к этим традициям, но в когнитивной, нейроэкспериментальной области не так много людей больше действительно интересуются чем-либо, связанным с Фрейдом.

Но когда Бёрд прочитал об алекситимии, его описания заинтриговали. «На самом деле, это действительно потрясающе». Для большинства людей «при низком уровне эмоций вы можете быть немного не уверены в том, что именно вы чувствуете, но если у вас сильная эмоция, вы знаете, что это такое». И все же почему-то здесь были люди, которые просто не знали.

(Дерек Брейни для Mosaic

(Дерек Брейни для Mosaic)

Берд начал свою академическую карьеру с изучения расстройства аутистического спектра, эмпатии и эмоциональной осведомленности, что привело к его интересу к алекситимии.

В одном из своих первых исследований в этой области он связал алекситимию, измеренную с помощью контрольного списка из 20 пунктов, разработанного в Университете Торонто, с недостатком сочувствия. Если вы не можете ощущать свои собственные эмоции обычным образом, логично, что вы также не можете отождествлять себя с эмоциями других людей.

Но что действительно привлекло Берда в исследования алекситимии, так это его взаимодействие с людьми с аутизмом. «Бытует мнение, что у людей с аутизмом нет сочувствия. И это чушь.И вы можете увидеть это сразу же, как только встретите некоторых аутичных людей ».

В ходе серии исследований Берд обнаружил, что около половины людей с аутизмом страдают алекситимией — именно эти люди борются с эмоциями и сочувствием, а остальные — нет. Другими словами, трудности, связанные с эмоциями, присущи алекситимии, а не аутизму.

Птица страстно любит распространять это послание. Он с чувством рассказывает об одном конкретном добровольце, изучающем аутизм, у которого не было алекситимии: «Прекрасный парень с IQ, который мы не могли измерить, это так хорошо.Он не мог удержаться на работе. Но он вызвался работать в доме престарелых, потому что хотел заниматься чем-то продуктивным в свое время.

«Они сказали:« О, поскольку у вас диагностировали аутизм, вы не можете проявлять сочувствие, поэтому вы не можете заботиться о наших пожилых людях ». Что просто смешно».

Бёрд с тех пор провел серию исследований, изучающих алекситимию вне контекста аутизма. Он обнаружил, например, что у людей с этим заболеванием нет проблем с распознаванием лиц или различением фотографий людей, улыбающихся и хмурящихся.

«Но некоторые из наших по-настоящему алекситимных людей могут отличить улыбку и хмурый взгляд друг от друга, но понятия не имеют, что они собой представляют. Это действительно довольно странно ».

Многие люди с заболеванием, с которыми встречался Бёрд, говорят о том, что другие люди говорят им, что они другие, хотя некоторые действительно осознают это в себе на раннем этапе.

«Я думаю, это немного похоже на неспособность видеть цвет, и все постоянно спотыкаются о том, какой это красный или насколько синий, и вы начинаете понимать, что есть аспект человеческого опыта, в котором вы просто не участвуете.

Помимо того, что Бёрд и его коллеги лучше охарактеризовали алекситимию, они также углубились в то, что ее объясняет, взяв то, что может показаться круговым аргументом — Стивен испытывает проблемы с эмоциями, потому что у него алекситимия, которая характеризуется проблемами с эмоциями — и разнесет его на части.

В ситуациях, которые Стивен считает теоретически очень эмоциональными — например, когда он говорит кому-то «Я люблю тебя», — он испытывает изменения внутри своего тела. «Я чувствую учащенное сердцебиение и прилив адреналина, но мне это чувство всегда пугает.Я не знаю, как реагировать. Из-за этого мне хочется либо убежать, либо словесно агрессивно отреагировать ».

Страх и гнев — и замешательство — он понимает. «Все остальное просто ощущается одинаково… это чувство:« Ээээ, мне это не совсем удобно — это не совсем правильно »».

Для Ребекки Брюэр, бывшей студентки Бердс, а ныне преподавателя Лондонского университета Ройал Холлоуэй, это имеет смысл. «С алекситимией люди часто знают, что испытывают эмоцию, но не знают, что это за эмоция», — объясняет она.«Это означает, что они все еще могут испытывать депрессию, возможно, потому, что им трудно различать разные отрицательные эмоции, и им сложно идентифицировать [положительные] эмоции.

«Подобно тревоге, возможно, кто-то испытывает эмоциональную реакцию, связанную с учащенным сердцебиением — что может быть возбуждением, — но они не знают, как это интерпретировать, и могут запаниковать из-за того, что происходит в их теле».

Способность обнаруживать изменения внутри тела — от учащенного сердцебиения до отклонения кровотока, от полного мочевого пузыря до растяжения легких — известна как интероцепция.Это ваше восприятие собственного внутреннего состояния.

Различные эмоции связаны с разными физическими изменениями. В гневе, например, учащается пульс, кровь приливает к лицу и сжимаются кулаки. При страхе частота сердечных сокращений тоже повышается, но кровь оттекает от лица.

Обычно считается, что эти изменения не являются полностью специфичными для отдельных эмоций, поэтому контекст также важен: если вы чувствуете, как бьется ваше сердце, и вы смотрите на паука, вы знаете, что вы чувствуете страх, а не сексуальность. возбуждение.

Бёрд, Брюэр и другие обнаружили у людей с алекситимией пониженную способность, а иногда и полную неспособность производить, обнаруживать или интерпретировать эти внутренние изменения тела. У людей с этим заболеванием IQ находится в пределах нормы.

Они, как и все остальные, понимают, что видят паука, а не привлекательного потенциального партнера. Но либо их мозг не запускает физические изменения, которые, как кажется, необходимы для переживания эмоции, либо другие области их мозга не воспринимают эти сигналы должным образом.

В 2016 году Берд и Брюэр вместе с Ричардом Куком из Городского университета в Лондоне опубликовали исследовательскую работу, в которой алекситимия была охарактеризована как «общий дефицит интероцепции».

Таким образом, здесь было объяснение проблем этих людей с эмоциями — но также, по сути, манифест, в котором говорится, что восприятие ряда телесных сигналов важно для переживания эмоций у остальных из нас.

Эту идею мы уже выражаем повседневным языком: на английском языке, чтобы извинение что-то значило, оно должно быть «искренним».Если вы действительно любите кого-то, то «всем сердцем».

Когда вы действительно злитесь, ваша «кровь закипает». Вместо того, чтобы говорить, что вы беспокоитесь, вы можете говорить о том, что у вас в желудке «бабочки» (предположительно, это вызвано отклонением кровотока от пищеварительной системы).

Хотя большинство людей могут не быть знакомы с алекситимией, существует другое расстройство, включающее в себя плоские эмоции и плохое сочувствие, которое, кажется, очаровывает нас даже больше, чем отталкивает: психопатия.Можем ли мы узнать больше о том, что мы чувствуем, изучив психопатов?

Лике Нентес чуть больше тридцати лет. Она стройная и мягко говорит; Трудно представить, как она проводит бесчисленные часы в маленьких комнатах с заключенными в тюрьму, освобожденными психопатами, в том числе с неизменно жестокими мужчинами, совершившими убийства.

Тем не менее, когда Нентес говорит, она демонстрирует свою уверенность. «Однажды напротив меня сидел довольно крупный парень с растрепанными длинными волосами, и он внезапно сказал [повышая голос и наполовину вставая со стула]:« Разве ты не боишься меня? »Я был удивлен. .Я не ожидал этого. И я сказал: «Почему — ты меня боишься?» И он снова сел.

«Затем он объяснил, что его терапия подошла к концу и он« ресоциализируется », и никто не возьмет его на работу, потому что он их запугал. Он не был очень зол. Он был разочарован ».

Хотя природа психопатии все еще обсуждается, психологи в целом соглашаются с тем, что она влечет за собой, среди прочего, отсутствие сочувствия или вины, поверхностные эмоции и антиобщественное поведение — плохое обращение с другими людьми и, в некоторых случаях, участие в преступных действиях. .

Было определенно высказано предположение, что причина того, что некоторые психопаты могут пытать или убивать людей, заключается в том, что они не обрабатывают эмоции должным образом — например, они не чувствуют страха и не распознают его в других.

Нентес базируется в Амстердамском университете. Здесь, в Нидерландах, если у преступника обнаруживается психологическое состояние, связанное с преступлением, считается, что он или она несет лишь частичную ответственность.

Такие преступники могут провести несколько лет в обычной тюрьме, прежде чем их отправят в безопасный лечебный центр, или их могут отправить прямо на лечение.

Нентес решил оценить ряд преступников из этих центров и из тюрем, чтобы выяснить, насколько они психопатичны (с особым вниманием к различным аспектам психопатии), узнать об их жизни — их воспитании и преступном поведении — и также для измерения их интероцептивной способности.

«Эмоции занимают центральное место, когда вы смотрите на психопатию — или, скорее, на отсутствие эмоций», — говорит она. Так может ли быть, что преступники-психопаты просто не очень хорошо взаимодействуют со своим телом?

В ходе интервью Нентес задавал вопросы, чтобы проверить уровень их сочувствия и степень сожаления по поводу того, что они сделали со своими жертвами.«Некоторые были абсолютно честны и сказали:« Мне все равно », — говорит она.

«Другие психопаты сказали бы:« О, но я очень сочувствующий ». Они выучили жаргон, чтобы очень точно описывать чувства, и они могли говорить о сострадательных, эмпатических чувствах по отношению к другим — но затем, когда вы посмотрите на преступления, которые они совершили … »Ее приговор заканчивается.

«Исследования показывают, что правонарушители-психопаты могут описывать эмоции словами, но им не хватает внутреннего переживания эмоции», — добавляет она.

Поскольку оценить способность человека обнаруживать ряд телесных сигналов сложно, наиболее часто используемые меры интероцептивной чувствительности основаны на оценке частоты сердечных сокращений. Один тест включает в себя просьбу участников подсчитать свое сердцебиение за разные периоды — 25 или 50 секунд, возможно — несколько раз.

Около 10 процентов из нас умеют считать удары сердца, от 5 до 10 процентов — очень плохо, а остальные находятся где-то посередине.

В другом тесте добровольцы воспроизводят серию звуковых сигналов, которые синхронизируются или не синхронизируются с их сердцебиением, и спрашивают, что это такое.С этим типом задач около 10 процентов населения в целом могут справиться с этим действительно хорошо, а 80 процентов не могут с этим справиться вообще.

Искусство Уильяма Доана о психическом здоровье

Показать все 13

1/13 Искусство Уильяма Доана о психическом здоровье

Искусство Уильяма Доана в борьбе с психическим здоровьем

Искусство Уильяма Доана в борьбе с психическим здоровьем

Искусство Уильяма Доана в борьбе с психическим здоровьем

Искусство Уильяма Доана в борьбе с психическим здоровьем

Искусство Уильяма Доана в борьбе с психическим здоровьем

Искусство Уильяма Доана в борьбе с психическим здоровьем

Уильям

Искусство Доана на психическое здоровье

Искусство Уильяма Доана на психическое здоровье

Искусство Уильяма Доана на психическое здоровье

Искусство Уильяма Доана на психическое здоровье

Искусство Уильяма Доана на психическое здоровье

Искусство Уильяма Доана на психическое здоровье

на искусство Уильяма Доана борьба с психическим здоровьем

Нентес принесла с собой необходимое оборудование для синхронизации сердцебиения в комнату для допросов и приняла меры в отношении 75 правонарушителей.Она обнаружила четкую связь: чем выше оценка преступника по антисоциальному аспекту психопатии, тем хуже он справляется с заданием на определение сердечного ритма.

Это, по крайней мере, предполагает, что психопаты, которые хуже распознают телесные сигналы, испытывают меньше эмоций и, следовательно, меньше сочувствия к другим.

Преступников-психопатов иногда делят на «белых воротничков», склонных к совершению ненасильственных преступлений, таких как мошенничество, и преступников с применением насилия. В своих интервью этой агрессивной группе Нентес была поражена одним сходством, в частности, по сравнению с группой белых воротничков.

«Таково было их воспитание. Вернее, его отсутствие. Эмоциональное насилие. Домогательство. Пренебрегать. Много физического насилия. Я слышал, как люди буквально говорят, что эмоции им бесполезны. Все, что они чувствовали во время воспитания, был страх ».

В детстве Стивен страдал от крайнего эмоционального пренебрежения. Когда ему было шесть лет, его мать намеренно подожгла их дом в Ноттингеме, в то время как она, Стивен, его младший брат и даже младшая сестра были внутри. К счастью, отец детей, уехавший на работу, понял, что забыл свой упакованный ланч, и вернулся домой.

Оглядываясь назад, Стивен говорит, что очевидно, что его мать страдала послеродовой депрессией. Но она не получила лечения, «и все, что я знал, это тревога и беспокойство». После пожара его мать попала в тюрьму. Его отец был сталеваром, который работал всевозможными сменами.

«Сосед обратился в социальные службы, и папе сказали, чтобы он разобрался, иначе нас увезут. Ни один из братьев или сестер моего отца не хотел меня или моего брата, потому что мы были маленькими говнюками. У нас всегда были проблемы.Ограбление магазинов. Всевозможные вещи. Итак, мы обратились за помощью ».

Всю оставшуюся часть детства Стивен находился в домах престарелых и вне их. Единственные эмоции, которые он помнит даже тогда, — это страх, гнев и замешательство. «Рождество, дни рождения, неожиданно для меня люди в домах престарелых… Я так и не привык к этому. Мне всегда было не по себе. Во мне просто беспорядок чувств, которые я не интерпретирую должным образом и не отвечаю должным образом ».

Алекситимия часто ассоциируется с травмами и пренебрежением с раннего возраста, объясняет Джефф Берд.Исследования близнецов также предложили генетический компонент. И это также связано с определенными типами повреждения головного мозга, особенно с островковой частью, областью, которая принимает интероцептивные сигналы.

Как отмечает Ребекка Брюэр, беспокойство, которое испытывает Стивен, часто встречается у людей с плохой перехватывающей связью. В Университете Сассекса Хьюго Кричли и Сара Гарфинкель, обладающие опытом в области психиатрии и нейробиологии, ищут способы изменить интероцепцию, чтобы снизить тревогу.

Гарфинкель предложил трехмерную модель перехвата, которая была хорошо принята другими специалистами в этой области.Во-первых, объективная точность восприятия интероцептивных сигналов — например, насколько хорошо вы считаете удары сердца.

Второй, субъективный отчет — насколько вы хороши в себе. И в-третьих, метакогнитивная точность — насколько хорошо вы знаете, насколько вы хороши на самом деле.

Третье измерение важно, потому что различные исследования показали, что разница между тем, насколько хорошо кто-то думает, что они умеют считать удары сердца, например, и тем, насколько они хороши на самом деле, предсказывает их уровень тревожности.

Лиза Квадт, научный сотрудник группы Сассекса, сейчас проводит клинические испытания с целью проверить, может ли сокращение этого разрыва для людей с аутизмом уменьшить их тревогу.

В пилотном исследовании Кричли, Гарфинкель и студентка магистратуры Эбигейл МакЛаначан набрали группу студентов, которые пришли в лабораторию на шесть учебных занятий. В каждом сеансе они сначала выполняли задачу по подсчету сердцебиения.

Доброволец сидел в состоянии покоя с свободным резиновым пульсоксиметром на указательных пальцах и сообщал, сколько ударов они сосчитали.Затем Макланачан рассказал им, как они поступили, чтобы они лучше понимали, насколько они точны.

Затем Макланачан попросил их сделать несколько минут прыжков или быстрой ходьбы по крутому холму за пределами здания — все, что было необходимо для повышения их частоты сердечных сокращений, чтобы их было легче обнаружить. («Потому что некоторые люди вообще не чувствуют своего сердцебиения. Я не могу», — объясняет Квадт.)

Затем они вернулись в лабораторию, снова выполнили задания и, как и раньше, каждый раз получали обратную связь.

Это было всего лишь пилотное исследование среди учащихся в целом. Но через три недели точность студентов не только улучшилась по всем трем параметрам интероцепции, но они также сообщили о снижении тревожности примерно на 10 процентов.

В основном испытании добровольцы с диагнозом «расстройство аутистического спектра» будут выполнять те же задачи, что и в пилотном исследовании, но один раз в начале и один раз в конце они будут выполнять их внутри МРТ-сканера.

Это позволит группе отслеживать активность островка, который получает данные о частоте сердечных сокращений, и смотреть, как изменения в этой активности могут соответствовать связям между миндалевидным телом, которое обнаруживает угрозы, и префронтальной корой, которая может работать. действительно ли потенциальная угроза опасна или нет, а также оправдана ли тревога.

Надежды, объясняет Кричли, заключаются в улучшении связи между этими двумя регионами, что, по данным предыдущих исследований, снижает тревожность.

Тем временем в Оксфорде Джефф Берд хочет изучить идею о том, что существует два разных типа алекситимии. Люди с одним типом не производят достаточно телесных сигналов, необходимых для переживания эмоции, поэтому вряд ли они получат пользу от тренировок, проводимых группой в Сассексе.

Люди другого типа производят всевозможные телесные ощущения, но их мозг не обрабатывает эти сигналы обычным образом.Вторая группа, в которую входит Стивен, может принести больше пользы.

Бёрд подчеркивает, что, хотя людям с алекситимией трудно понять эмоции, это не означает, что они не заботятся о других людях. «По большей части люди с алекситимией могут распознать, что другие находятся в отрицательном состоянии, и это их огорчает.

(Дерек Брейни для Mosaic

(Дерек Брейни для Mosaic)

«Проблема в том, что они не могут понять, что чувствует другой человек, и что он чувствует, и, следовательно, как заставить другого человека почувствовать лучше или как уменьшить собственное страдание.Я думаю, это важно, потому что в этом отношении алекситимия отличается от психопатии ».

Стивен говорит, что для него это, безусловно, правда. И теоретически он приветствовал бы эмоциональную тренировку. «У меня есть несколько книг об эмоциях и чувствах, и в них нет ни малейшей разницы, потому что в них недостаточно конкретно говорится о том, что вы на самом деле чувствуете в своем теле и какие эмоции».

На данный момент, учитывая отсутствие доступных методов лечения алекситимии, Стивен планирует использовать свое новое понимание самого себя, полученное с помощью терапии, чтобы попытаться двигаться вперед.По его словам, сначала он надеялся, что терапия все исправит.

«Я думал, что каждый день будет идеальным, блестящим… и я пришел к выводу, что этого не произойдет. У меня всегда будут проблемы, всегда будут проблемы ».

По его словам, он извлек ценные уроки. Хотя он и его жена все еще разлучены, они регулярно разговаривают, и теперь он старается не отвергать ее взгляды на свое беспокойство. «Вместо того, чтобы сказать« Нет », я буду слушать. Я думаю: «Ну, вы знаете, что такое эмоции, а я — нет, поэтому я собираюсь выслушать вас и принять это во внимание, либо я найду способ с этим справиться».

Он также думает о том, чтобы перейти на работу с людьми, которые борются со злоупотреблением психоактивными веществами, потому что он хотел бы вернуться к карьере, в которой он мог бы помогать людям.

Больше всего он решил использовать свой диагноз алекситимии. «Для меня это дает мне силы — теперь я знаю об этом, я могу читать об этом. Я могу узнать об этом больше. И я могу разработать определенные инструменты, которые позволят мне с этим бороться ».

Люди без алекситимии, вероятно, тоже могли бы использовать такие инструменты. Берд руководил работой, показывающей, что люди, которые лучше знают свое сердцебиение, лучше способны распознавать эмоции других, что является важным первым шагом к сочувствию.

Он планирует исследования, чтобы выяснить, может ли тренировка сердцебиения усилить сочувствие.

Те, кто хочет уменьшить чувство стресса и беспокойства в повседневной жизни, но не могут или не хотят менять источники стресса, могут вместо этого сосредоточиться на изменении сигналов, исходящих от своего тела.

Регулярные физические упражнения должны ослаблять сигналы организма (например, от сердца и кровообращения), которые мозг может интерпретировать как тревожные, поэтому они также должны ослаблять чувство тревоги.

Знание о том, что сигналы нашего тела лежат в основе наших эмоций, может дать всем нам силы. Теперь, как это заставляет вас чувствовать?

Эта статья была впервые опубликована Wellcome на Mosaic и переиздана здесь по лицензии Creative Commons

Игнорирование эмоций вредно для вашего здоровья. Вот что с этим делать

Современная жизнь полна эмоциональных проблем. Давление для достижения успеха, необходимость «не отставать», страх упустить возможность, желание хороших отношений и удовлетворения от работы — все это может вызывать изменчивые комбинации эмоций.

Однако в нашем обществе мы учимся не тому, как работать со своими эмоциями, а тому, как их блокировать и избегать. У нас это получается довольно хорошо: между употреблением алкоголя, лекарствами, отпускаемыми по рецепту, и просмотром экрана, существует множество способов избежать наших чувств. Признавая их, мы отбрасываем их мантрами, которые выучили с детства. («Разум важнее материи», «возьми себя в руки» и «поглоти» — знакомые слова.) Прекращение действия эмоций вредно для психического или физического здоровья. Это похоже на одновременное нажатие на газ и тормоза автомобиля, в результате чего создается внутренняя скороварка.

Получите наш информационный бюллетень о здоровье. Подпишитесь, чтобы получать последние новости здравоохранения и науки, а также ответы на вопросы о здоровье и советы экспертов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Эмоции обладают энергией, которая подталкивает к выражению, и чтобы подавить их, наш разум и тело используют творческие приемы, включая сокращение мышц и задержку дыхания. Такие симптомы, как тревога и депрессия, которые усиливаются в США, могут возникать из-за того, как мы справляемся с этими скрытыми, автоматическими, жестко запрограммированными эмоциями выживания, которые являются биологическими силами, которые нельзя игнорировать.Когда разум препятствует потоку эмоций, потому что они слишком подавляющие или слишком противоречивые, это создает стресс для ума и тела, вызывая психологический стресс и симптомы. Эмоциональный стресс, например, вызванный заблокированными эмоциями, был связан не только с психическими заболеваниями, но и с физическими проблемами, такими как болезни сердца, кишечные проблемы, головные боли, бессонница и аутоиммунные расстройства.

Большинство людей управляются своими эмоциями, даже не осознавая, что это происходит.Но как только вы осознаете силу эмоций, простое признание своих собственных может очень помочь.

Рассмотрим Фрэнка, моего пациента, которого сильно беспокоило то, что он не может позволить себе такую ​​машину, которую он действительно хотел. Такая простая вещь, как неудавшееся желание Фрэнка машины, вызвала смесь печали, гнева, унижения и беспокойства. У него также были физические симптомы, и хотя Фрэнк подозревал, что его проблемы с желудком были связаны со стрессом, он не знал, что именно эмоции вызывали его сильные боли в животе.Поскольку он не обращал внимания на свои эмоции, у него не было инструментов, что делать, чтобы почувствовать себя лучше.

БОЛЬШЕ : TIME’s Guide to Happiness

Современная нейробиология предполагает, что чем больше эмоций и конфликтов испытывает человек, тем больше он испытывает беспокойства. Отчасти это связано с блуждающим нервом, одним из основных эмоциональных центров тела. Он реагирует на эмоции, возникающие в среднем мозге, посылая сигналы в сердце, легкие и кишечник.Эти сигналы подготавливают организм к незамедлительным действиям, направленным на выживание. Тело готово отреагировать на предполагаемую опасность до того, как человек осознает, что возникла эмоция. Это причина того, что эмоции не находятся под нашим сознательным контролем. У Фрэнка, например, его глаза видели машину, и он внезапно почувствовал печаль, унижение и гнев. Его желудок мгновенно расстроился.

Живот Фрэнка продолжал болеть, пока с помощью терапии он не научился настраиваться на свое тело, чтобы распознавать и отделять каждую эмоцию, давать им имена и лечить их по очереди.

Роль, которую эмоции играют в создании как физических страданий, так и исцеления, становится все более популярным направлением в психотерапии. Тем не менее, растущая сфера все еще не является частью основных стандартов медицинской помощи. Обучение эмоциям все еще не является обязательным в программах социальной работы, докторских программах по психологии и в медицинских школах.

БОЛЬШЕ : Почему много чувств полезно для вашего здоровья

Тем не менее, простое обучение людей тому, что эмоции не находятся под сознательным контролем, могло бы им очень помочь.Базовая биология и анатомия объясняют, что мы не можем остановить наши эмоции, поскольку они исходят из средней части нашего мозга, которая не находится под сознательным контролем.

Однако, когда людей обучают эмоциям и навыкам работы с ними, они могут начать чувствовать себя лучше. Фрэнк вылечил свой желудок, позволив себе грустить. Он оплакивал потерю из-за того, что не получил свою шикарную машину. Он подтвердил свои гневные чувства, узнав, что они были естественными.И он научился особым навыкам высвобождать свой гнев здоровыми и не разрушительными для него и других способов. Он проявил сострадание к себе в ответ на свое унижение, и это тоже уменьшилось. Как только он испытал все свои чувства, они прошли, как и основные эмоции, когда они глубоко ощущаются в теле. Работая со своими эмоциями, он изменил схему возбуждения блуждающего нерва и излечил боль в животе.

Мои клиенты склонны избегать болезненных или противоречивых эмоций в своей жизни — как и большинство из нас, потому что это то, чему нас учили.Но чтобы исцелить разум, нам нужно испытать эмоции, которые связаны с нашими историями, и они находятся в теле. Когда нас учат автоматической природе эмоций и мы учимся определять основные эмоции, лежащие в основе нашего беспокойства, и работать с ними, мы лучше себя чувствуем и функционируем.

Хилари Джейкобс Хендель — автор книги Это не всегда депрессия.

Свяжитесь с нами по [email protected]

Каково это — никогда не испытывать эмоций?

Калеб тоже посетил когнитивно-поведенческого терапевта, чтобы помочь с его социальным пониманием, и благодаря сознательным усилиям он теперь может лучше анализировать физические чувства и приравнивать их к эмоциям, которые могут испытывать другие люди.Хотя это остается в некоторой степени академическим упражнением, этот процесс помогает ему попытаться понять чувства своей жены и понять, почему она ведет себя именно так.

Однако не у всех с алекситимией есть решимость и терпение. Также они не могут найти спутника жизни, который готов делать то, чего требует его состояние. «Это требует большого понимания со стороны моей жены… Она понимает, что мои представления о таких вещах, как любовь, немного отличаются», — говорит он. В свою очередь, она может извлечь выгоду из его стабильности — его не поколеблют переменчивые потоки чувств.«Компромисс заключается в том, что мои отношения с женой — это осознанный выбор», — говорит он, — он действует не по прихоти, а по очень сознательному решению заботиться о ней. Это было особенно полезно за последние восемь месяцев. «Это означает, что если мы переживаем трудную ситуацию — если ребенок всю ночь плачет, — для меня это никак не влияет на наши отношения, потому что связь строится не на эмоциях», — говорит Калеб.

Калеб, возможно, не был доведен до экстаза своей свадьбой или рождением ребенка, но он провел большую часть своей жизни, глядя внутрь себя, стремясь почувствовать и понять ощущения себя и окружающих его людей.В результате он, безусловно, один из самых вдумчивых и самосознательных людей, с которыми я когда-либо имел удовольствие брать интервью, — кто-то, кто, кажется, знает себя и свои ограничения наизнанку.

В конечном счете, он хочет подчеркнуть, что эмоциональная слепота не делает человека недобрым или эгоистичным. «В это трудно поверить, но возможно, что кто-то будет полностью отрезан от эмоций и воображения, которые составляют большую часть того, что делает нас людьми», — говорит он. «И что человека можно отрезать от эмоций, не будучи бессердечным или психопатом.”

Дэвид Робсон — автор очерков BBC Future. Он @d_a_robson в Твиттере.

Следите за BBC Future на Facebook , Twitter , Google+ и LinkedIn .

9 советов по регулированию эмоций для всех, кто сейчас борется с проблемами

Я не собираюсь лгать вам — я люблю ошеломлять.Когда ко мне приходит волна чувств, я бросаю взгляд, говорю «Нет» и беру свой Nintendo Switch. Или Netflix. Или мою кровать. Или бокал вина. Все, что может защитить меня от бури депрессии, беспокойства, одиночества, гнева, вины, боли или любых других эмоций, с которыми я не хочу иметь дело в данный момент. Но как человек, проходящий терапию, я хорошо знаю, что это не лучший механизм преодоления трудностей — на самом деле, я знаю, что он часто в значительной степени контрпродуктивен.

«Когда вы пытаетесь подавить свои чувства, ваши чувства находятся в другой комнате, когда вы делаете отжимания», — Кэролайн Фенкель, Д.S.W., L.C.S.W., исполнительный директор Newport Academy, рассказывает SELF. «Затем, когда вы закончите курить травку, или смотрите Netflix, или что-то еще, что вы делали для оцепенения, и вы входите в другую комнату, вы говорите:« Подожди минутку ». Эти чувства еще хуже, чем были раньше. Это потому, что вы дали им все это время и место для отжиманий ».

Итак, какая альтернатива? Ну для начала, пощупав свои чувства. Но это не так просто, как кажется. Терапевты склонны использовать «почувствовать свои чувства» как условное обозначение многоступенчатого процесса признания своих эмоций и правильного обращения с ними, часто известного как эмоциональное регулирование.«Чувство состоит из двух частей, — говорит SELF клинический психолог Райан Хоуз, доктор философии. «В первую очередь возникает эмоция, а затем вы делаете выбор: хочу ли я справиться с этой эмоцией или хочу игнорировать ее?»

Разработка способов дать время и место нашим трудным эмоциям особенно важна прямо сейчас. На фоне пандемии коронавируса вокруг проходит лот и чувств. Если у вас нет практики терпеть дискомфорт и превращать громоздкие чувства во что-то управляемое, скорее всего, вам сейчас действительно трудно.Чтобы вам помочь, рассмотрите эти одобренные терапевтом советы по борьбе со своими эмоциями.

1. Знайте, каково ваше поведение, вызывающее оцепенение.

Мы будем говорить о том, что делать, вместо того, чтобы притуплять ваши чувства, поэтому важно знать, что это оцепенение для всех выглядит по-разному. По сути, это все, что вы делаете намеренно или неосознанно, чтобы не столкнуться со своими чувствами. Часто это отвлекает, но не всегда.

Развлечение с эффектом присутствия (например, видеоигры и потоковое вещание) — это классический выбор, как и алкоголь, наркотики и еда.Но есть и более хитрые поступки, которые вы можете не осознавать, чтобы заглушить свои эмоции. «Занятость очень важна, — говорит Хоуз. «Заполнить свой календарь и сказать:« Я слишком занят, чтобы что-то чувствовать прямо сейчас, у меня слишком много вещей, о которых нужно беспокоиться », или постоянно совать нос в дела других людей, предлагая поддержку и советы, чтобы избежать столкновения с вашими собственные вещи. »

Очевидно, что вы можете безопасно и умеренно наслаждаться многими из этих привычек, и бывает трудно провести грань между «здоровым» и «нездоровым».«Потому что, послушайте, это спектр. Мы узнаем, как отличить полезное отвлечение от бесполезного, позже. А пока что интуитивно подумайте о том, что, по вашему мнению, может стать вашим лучшим способом заглушить свои чувства.

2. Начните с определения своих чувств.

Это может звучать странно, но, как ни странно, многие из нас не имеют привычки исследовать свои эмоции, когда они нас поражают. Мы как бы просто делаем быстрый осуждающий звонок о том, что происходит, или даже игнорируем это.Но учитывая сложность наших эмоций, мы оказываем себе медвежью услугу, не уделяя времени тому, чтобы назвать, что мы переживаем и почему.

Действительно ли помогает избавиться от чувств?

Все мы время от времени расстраиваемся — некоторые из нас больше, чем другие. Если мы грустим из-за потери любимого человека, злимся на друзей или семью или боимся за состояние мира, часто приятно все это выпустить.

Это потому, что разделение эмоций снижает уровень стресса, заставляя нас чувствовать себя ближе к другим, с которыми мы делимся, и давая чувство принадлежности. Когда мы открываем свое внутреннее «я» и люди отзываются с симпатией, мы чувствуем, что нас видят, понимают и поддерживают.

Но «совместное использование» охватывает множество различных способов связи. В долгосрочной перспективе одни из них более здоровы, чем другие? Наука предполагает, что это частично зависит от того, как вы делитесь и как люди реагируют на вас.Частое выражение своих эмоций другим может на самом деле ухудшить наше самочувствие, особенно если мы не найдем способ понять, почему мы так себя чувствуем, и не предпримем шагов, чтобы успокоить себя.

Почему мы вентилируем

Рекламное объявление Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

Наши эмоции — ценные источники информации, предупреждающие нас о том, что что-то не так в нашей среде и требует нашего внимания.Независимо от того, нужно ли нам противостоять тому, кто насилует, прятаться, чтобы избежать опасности, или искать утешения у друзей, такие чувства, как гнев, страх и печаль, помогают нам подготовиться к встрече с этим моментом.

Но если чувства — это внутренние сигналы, почему мы делимся ими с другими?

«Мы хотим общаться с другими людьми, которые могут помочь подтвердить то, что мы переживаем, и вентиляция действительно неплохо справляется с этой задачей», — говорит исследователь Итан Кросс, автор книги Chatter .«Приятно знать, что есть кто-то, на кого можно положиться, и кто достаточно заботится о том, чтобы выслушать».

Поделиться своими чувствами также дает возможность понять, что вызывает наши тяжелые чувства, и предотвратить будущие неприятности. Иногда простое словесное сообщение о том, что нас беспокоит, помогает прояснить ситуацию и назвать эмоции, с которыми мы столкнулись. Или, если мы попадаем в ураган эмоций, наши доверенные лица могут предложить новые точки зрения и дать разумный совет, — говорит Кросс.

К сожалению, эта последняя часть уравнения часто теряется при перемешивании, добавляет он.

«Когда мы застреваем на сеансе вентиляции, мы чувствуем себя хорошо в данный момент, потому что мы общаемся с другими людьми», — говорит он. «Но если все, что мы делаем, это издаем воздух, мы не отвечаем и на наши когнитивные потребности. Мы не в состоянии осмыслить то, что мы переживаем, осмыслить это ».

Итак, хотя высказывание может быть полезным для построения поддерживающих отношений и хорошего самочувствия в данный момент, этого недостаточно, чтобы помочь нам пройти через это.Если другие просто слушают и сочувствуют, они могут непреднамеренно усилить наше эмоциональное расстройство.

Темная сторона вентиляции

На протяжении многих лет психологи считали, что темные эмоции, такие как гнев, необходимо высвобождать физически. Это привело к движению «выпустить все наружу», когда психологи буквально говорили людям бить мягкие предметы, такие как подушки или боксерские груши, чтобы высвободить сдерживаемые чувства.

Однако оказывается, что этот тип эмоциональной разрядки, скорее всего, не столько успокаивает гнев, сколько усиливает его.Это потому, что поощрение людей к тому, чтобы разыграть свой гнев, заставляет их заново пережить его в своем теле, укрепляя нейронные пути гнева и облегчая гнев в следующий раз. Исследования, посвященные выражению гнева (без эффективной обратной связи), будь то онлайн или устно, также показали, что это в целом бесполезно.

То же самое можно сказать о горе или тревоге после травмы. Хотя нам, конечно, следует искать поддержки у окружающих в трудные времена потерь и боли, если мы просто переживем заново свой опыт, не найдя способа успокоить себя или найти смысл, это может продлить наши страдания.

В течение некоторого времени люди, работавшие с жертвами травм, побуждали их потом «подвести итоги», чтобы они рассказали о том, что с ними произошло, чтобы предотвратить посттравматический стресс. Но рандомизированное контролируемое исследование показало, что это мало помогло, вероятно, потому, что разбор полетов не помогает дистанцировать людей от их травмы. Точно так же студенты, которые избавились от беспокойства после 11 сентября, на четыре месяца позже испытали большее беспокойство, чем те, кто этого не сделал. Как пишут авторы исследования, их «сосредоточенность на эмоциях и их выход из себя однозначно предсказывают долгосрочную тревогу».”

Вентиляция через социальные сети может сделать то же самое. В одном исследовании исследователи опросили студентов Технологического университета Вирджинии и Университета Северного Иллинойса после массовых перестрелок в каждом кампусе, чтобы увидеть, как излияние горя в социальных сетях помогло им выздороветь. Хотя студенты считали, что вентиляция полезна, их оценки посттравматического стресса и депрессии на самом деле повышались по мере того, как они вентилировались.

Будьте осторожны при разговоре и слушании

Помимо того, что мы чувствуем себя хуже, высказывание может также негативно повлиять на нашу аудиторию.

Хотя благосклонные друзья и семья, мы надеемся, достаточно внимательны, чтобы выслушать нас и посочувствовать нам, может быть неприятно сидеть с кем-то, кто часто дышит, когда этот человек, кажется, погружается в эмоции, не извлекая уроков из своего опыта. А пребывание рядом с кем-то, застрявшим в циклах гнева, страха или печали, может быть ошеломляющим для слушателей, которые в конечном итоге могут сами «поймать» эмоции.

«Неоднократные высказывания, снова и снова, могут создать трения в социальных отношениях», — говорит Кросс.«Часто есть предел тому, сколько слушатели, ваши друзья, действительно могут услышать».

Я знаю, что виноват в том, что хочу, чтобы меня слушали, когда я расстроен, и не хочу сразу советоваться. Если я испытываю боль, попытки отговорить меня от своих чувств или предложить решения проблемы кажутся бесчувственными или даже покровительственными.

Однако Кросс не поддерживает этого. Вместо этого, говорит он, быть слушателем — это искусство. Это требует сочетания сочувствия или сочувствия и ожидания подходящего момента, прежде чем предлагать перспективу.

«Люди будут разными, в зависимости от того, с чем они имеют дело и насколько интенсивен их опыт», — говорит он. «Очень важно осознавать тот факт, что некоторым людям может потребоваться больше времени, прежде чем они будут готовы перейти от высказываний к размышлениям».

Умелая вентиляция

«Есть более здоровый способ отдышаться», — говорит Кросс. Он предлагает следующие рекомендации:

Будьте избирательны при выпуске воздуха. Есть много способов справиться со сложными эмоциями, и не все они связаны с другими людьми.Некоторые люди могут обрести перспективу самостоятельно, записывая свои мысли или удаляясь от них с помощью медитации. Кросс рекомендует изменить свое окружение, чтобы помочь вам справиться с эмоциями и подавить размышления, которые в противном случае могли бы заставить вас застрять в эмоциональном вихре.

Когда вы говорите другим, предлагайте им перспективу. Если вы обнаружите, что изливаетесь перед кем-то, а ваши эмоции не утихают (или, может быть, становится хуже), вы можете попасть в цикл «совместной руминации» — перефразирования, которое может заставить вас застрять.Чтобы выйти из этого, вы можете попросить человека сделать шаг назад и помочь вам переосмыслить свой опыт, спросив: «Как мне думать об этом по-другому?» или «Что мне делать в этой ситуации?» Это побудит их предложить перспективу и уверить их, что вы ищете нечто большее, чем просто слух.

Подумайте, кому вы даете выход. Прежде чем выговориться кому-то, спросите себя: «Этот человек действительно помог мне в последний раз, когда я разговаривал с ним, или он просто заставил меня почувствовать себя хуже?» Если кто-то рядом с вами, но не стремится расширить ваши взгляды, вы можете просто эмоционально взволноваться.Если вы будете более осознанны в выборе того, кому вы решитесь, это поможет вам в долгосрочной перспективе.

Будьте осторожны с удалением воздуха в режиме онлайн. Хотя обмен эмоциями в Интернете может помочь нам почувствовать себя лучше в данный момент и найти поддерживающих союзников, результаты могут быть неоднозначными. Во-первых, негативные эмоции легко распространяются в Интернете, что может привести к формированию стадного менталитета, что приведет к издевательствам или троллингу, особенно если вы считаете конкретного человека ответственным за ваши чувства. Хотя неясно, хорошо ли в целом высказывание в Интернете, это может не помочь вам получить представление о том, что вам нужно, чтобы двигаться вперед.

Тем не менее, в целом Кросс считает, что вентиляция — это хорошо, ведь она помогает нам справиться с ситуацией. Если нам удастся пройти через этап выпуска пара, мы сможем почувствовать себя лучше в долгосрочной перспективе и сохранить наши отношения крепкими.

«Вентиляция выполняет определенную функцию», — говорит он. «Это приносит пользу самому себе с точки зрения удовлетворения наших социальных и эмоциональных потребностей. Нам просто нужно выяснить, какова правильная дозировка, и обязательно предложить дополнить ее когнитивным рефреймингом ».

Когда вы не можете выразить свои чувства словами: эмоциональное незнание алекситимии | Mind

На первый взгляд это звучит как сцена из мультфильма New Yorker: психиатр спрашивает пациента: «Как ты себя чувствуешь?» и пациент отвечает: «Не знаю, док, поэтому я здесь.«Это похоже на шутку, но это не надуманный сценарий. Есть черта личности, иногда рассматриваемая как субклиническое состояние, называемая алекситимией, которая характеризуется неспособностью распознавать, идентифицировать и описывать свои собственные эмоции.

» Алекситимия не является клиническим диагнозом, но это трудность, с которой миллионы людей борются каждый день — и это влечет за собой очень реальные затраты », — говорит Сьюзан Дэвид, психолог из Гарвардской медицинской школы и автор книги« Эмоциональная ловкость: откройся ». , Примите перемены и преуспевайте в работе и жизни.»

Хотя это было впервые описано в психологической литературе в 1976 году, алекситимия недавно была связана с множеством проблем со здоровьем, включая гипертонию, мигрень, тяжесть шума в ушах, плохой контроль боли, проблемы со сном, расстройства пищевого поведения и злоупотребление психоактивными веществами. депрессии и других психических расстройств. Более того, люди с алекситимией чаще сообщают о необычных физических симптомах, включая усталость и другие телесные ощущения, такие как боли и боли, — возможно, потому, что им трудно сформулировать внутренние эмоциональные переживания, согласно исследованию, проведенному в апрельский выпуск Scandinavian Journal of Psychology за 2018 год.

И все же большинство людей никогда не слышали об алекситимии, но они, несомненно, заметили это. Среди основных характеристик — отсутствие эмоциональной осведомленности, неспособность идентифицировать или описывать эмоции и проблемы с различением эмоций и телесных ощущений. Другими словами, человек с алекситимией может осознавать, что он или она чувствует себя расстроенным или неуравновешенным, но не может определить точную эмоцию — будь то гнев, беспокойство, разочарование или что-то еще. Поскольку он или она не знает, как распознать или контролировать эти эмоции, человек может обратиться к алкоголю или еде, чтобы справиться со своим стрессом.

Или, если кто-то с алекситимией чувствует беспокойство и испытывает мышечное напряжение или учащенное сердцебиение, он или она может просто списать симптомы на чувство усталости или проблемы с сердцем, говорит Кристен Мори, младший научный сотрудник Йельской школы медицины. Медицина. «Они не осознают, что их чувства вызваны тревогой, и, возможно, не смогут выразить словами то, что они чувствуют. Это может усугубить определенные эмоции, особенно тревогу. Поскольку человек не знает, что их вызывает, он становится более тревожным.«В каком-то смысле алекситимия является противоположностью эмоционального интеллекта.

Но людям может быть трудно распознать ее в себе», особенно потому, что алекситимия связана с отсутствием понимания, — добавляет Мори. «Более вероятно, что кто-то другой узнает это в их друзьях или близких ».

Между тем,« алекситимия может вызывать трудности в межличностных отношениях, в понимании и реагировании на эмоциональные расстройства у других людей », — отмечает Ребекка Риди, профессор психологии и наук о мозге в университете. Массачусетса — Амхерст.Разумеется, исследование, опубликованное в выпуске Американского журнала психологии за 2017 год, показало, что людям с алекситимией трудно распознавать эмоции на лицах других людей, и у них снижается эмоциональное сочувствие к другим. А исследование, опубликованное в журнале Journal of Counseling Psychology за январь 2018 года, показало, что алекситимия связана с избеганием привязанности (уклонением от сближения с другими людьми), особенно среди мужчин.

Корни эмоциональной разобщенности

Алекситимия может развиваться по разным причинам: если дети были воспитаны с убеждением, что они не должны плакать или выражать эмоции, потому что им нужно быть сильными, это может привести к алекситимии, — говорит Дэвид. .Алекситимия также может развиваться как механизм преодоления психологической травмы, такой как физическое, эмоциональное или сексуальное насилие.

С физиологической точки зрения, черепно-мозговая травма или ЧМТ может вызвать алекситимию из-за неврологического повреждения мозга, — говорит Доун Нойманн, доцент и директор по исследованиям в области физической медицины и реабилитации в Школе медицины и реабилитации больницы Индианы. . «Алекситимия возникает, когда травма вызывает нарушение работы областей мозга и нейронных сетей, отвечающих за обработку эмоций, что может привести к разрыву между внутренней эмоциональной реакцией и тем, как эмоция идентифицируется, переживается или не переживается, выражается или не выражается.«Точно так же алекситимия может возникать с другими неврологическими состояниями, такими как болезнь Паркинсона.

Лечение этого состояния может быть сложной задачей. Люди обычно лечатся от депрессии, беспокойства, посттравматического стрессового расстройства, злоупотребления психоактивными веществами или другого психического состояния, которое сопровождает алекситимию. «Поскольку им может не хватать эмоционального словаря, необходимого для передачи или описания этих эмоций, люди с алекситимией вряд ли будут искать эмоциональную поддержку у психолога, даже члена семьи или друга», — говорит Нойманн.Даже если они проходят терапию, те, у кого есть алекситимия, могут быть не в состоянии точно описать свои эмоции или они могут не иметь представления о своих эмоциях — «проблемы, которые затрудняют активное участие и получение пользы от терапии», — добавляет Нойман.

Изучение языка эмоций

Один из способов самостоятельно расширить свое эмоциональное сознание и словарный запас — это подвергнуть сомнению свои эмоции: если вы думаете, что злитесь, спросите себя, какие еще две эмоции вы можете испытывать (возможно, расстройство и разочарование), а затем подумайте, почему вы так себя чувствуете, — предлагает Дэвид.«Эмоции — это указатели на то, что нас волнует, поэтому спросите:« Что это за эмоция пытается мне сказать? »». Также может быть полезно записать свои чувства в дневник и попытаться извлечь из них значения, добавляет она, используя такие фразы, как «Я узнал, что …» или «Причина, по которой …» или «Теперь я понимаю …»

ПОДОБНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Также может помочь участие в официальной программе лечения. В исследовании с участием взрослых, страдающих ЧМТ средней и тяжелой степени и алекситимией, Нойман и ее коллеги предложили испытуемым принять участие в восьми сеансах программы лечения эмоционального самосознания, призванной помочь им развить эмоциональный словарный запас для описания своих чувств и разучить упражнения для помочь им настроиться на физиологические сигналы эмоций.Через два месяца участники испытали значительное улучшение своего эмоционального самосознания и их способности регулировать свои эмоции. «Считается, что сам процесс обозначения эмоций помогает свести к минимуму неприятные ощущения, задействуя префронтальную кору, что помогает подавить неявную эмоциональную реакцию, возникающую в лимбической системе», — объясняет Нойман.

Между тем, исследование, опубликованное в выпуске журнала «Наркотическая и алкогольная зависимость» за 2015 год, показало, что люди с алекситимией, которые употребляли кокаин, получали пользу от компьютерной когнитивно-поведенческой терапии и могли лучше воздерживаться от употребления, чем те, кто получал традиционное лечение. .Отчасти это может быть связано с тем, что КПТ учит когнитивным стратегиям борьбы с тягой, но также и потому, что использовались компьютеры, говорит соавтор исследования Мори. Людям, страдающим алекситимией, может быть трудно, когда их просят рассказать о своих эмоциях или взаимодействовать с клиницистом, а когда им говорят сосредоточиться и регулировать чувства, которые они не могут идентифицировать, могут вызывать стресс », — объясняет она. «В компьютеризированной обстановке эта среда с высоким давлением отсутствует. Они могут проходить модули лечения в своем собственном темпе и на своем уровне комфорта, и им не нужно сосредотачиваться на чувствах, которых они не понимают.

Наряду с этим, некоторые новые приложения разработаны, чтобы помочь людям расширить свой эмоциональный словарный запас и развить большую эмоциональную осведомленность. My Emotional Compass, разработанный Нойманн и ее коллегами, помогает людям ориентироваться в своих эмоциях, разбивая их на приятные и неприятные валентности. и уровней эмоционального возбуждения; он будет выпущен в апреле (в Apple App Store и Google Play Store). Или вы можете использовать приложение Mood Meter (доступно в Apple App Store и Google Play Store), разработанное исследователями из Йельский центр эмоционального интеллекта, который использует цвета, чтобы помочь вам обозначить изменчивое настроение.

Каким бы вы ни были, развитие более глубокого понимания своих эмоций, положительных и отрицательных, может помочь вам вести более богатую жизнь. «Способность четко и детально определять свои эмоции связана с высоким уровнем благополучия, низким уровнем депрессии и тревожности, большей способностью двигаться вперед к своим целям и эффективно ориентироваться в сложном мире», — говорит Дэвид.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.