27.10.2021

Душевнобольных стихи: ЛитКульт — Стихи душевнобольных

Содержание

ЛитКульт — Стихи душевнобольных

 

В один из этих дождливых августовских дней мне было грустно. Причиной этого был вовсе не дождь, а мышь, которая теперь постоянно делает два клика вместо одного.

Я злилась на нее, но безрезультатно. Видимо, она сломалась.

Однако именно сломанная мышь занесла меня в такие места , куда я никогда бы не попала по своей воле. Там мне попались на глаза стихи тех, кого можно политкорректно назвать личностями с альтернативным восприятием. Далее можно ознакомиться с некоторыми из них.

 

Что такое жизнь крокозябры?

Восточная пыль, голубые снега

Когда открывается мутная чакра,

Негоже мордвинам смотреть на луга

 

Я знал червяка и я видел ответы

На все те вопросы, что задали нам,

Когда я съезжал с паука на карете,

Покрытою шерстью массачусетских лам

 

Пока я съезжал, я слышал смятенье

И голос, вошедший меня, был суров

Он аскал, не нюхал ли я наводненье

Наяву, а не в путани глупостных дров

 

Пока моя память очищала регистры

И била как в бубен в пустой CD-ROM,

Я понял, что здесь не хватает Магистра,

Который ест звон, дважды знает где он

 

Тем самым призвав в клоцаки крокозябру

Поставил её перед вечным вопросом

Каким похмеляться нам папиросом

И где взять солёную карту морей

 

Не в рифму? И что ж? зато так веселей!

Крокозя нахмурил свой умную рожу

И сделался на светофор похожим,

Как поныне известный седой брадобрей.

 

 

 

А свет колеблющейся лавой

в чащобу темную скакал,

где пожирающей оравой

зубов округлился овал.

Не ночи реющей твердыней

с туманом, сотканным со льда,

а перезревшей желтой дыней

катилась поздняя луна.

 

 

Холодно, холодно

Осень настала

Птицы уже улетают на юг

Мне остаётся ещё немножко

И скоро домой.

Ветер гуляет

Тучи разгоняет

А мне что то грустно

На этом берегу

Хочется совсем немножко

Тепла и уюта в родном дому.

Вы летите птицы на юг

Передайте приветы всем

А на север вернётесь

Передайте с юга привет.

 

 

 

Он был юродивый по жизни,

Не верил в ад и рай,

Свободе совести и мысли

Отвёл простой сарай.

Он был юродивым во всём,

Любовь считал за блажь,

И для Пегаса своего

Отвёл простой гараж.

Он не носил часов и шляпы,

В кино ходил пешком

И даже для мохнатой лапы

В стихах отвёл дурдом.

И за прекрасную погоду

Он пил одеколон,

Умыкнул цепи у народа

И сдал в металлолом.

И не имея ничего

В крапиве пьяный спал,

Во сне привет от самого

Лукавый передал.

И на четыре долгих года,

С Пегасом и Мечтой

Посажен именем народа

Юродивый простой.

 

 

 

Безответная любовь.

Нет ничего ее ужасней.

Во сне я вижу вновь и вновь,

Ту девушку, что нет прекрасней

Ее, во сне, целую я

И нежно, страстно обнимаю.

Я ей шепчу любви слова,

От счастья голову теряю.

Но лишь проснусь, опять тоска,

Страданья сердце разрывают.

Живу, как мак среди песка,

Чьи корни влаги не видают.

А может лучше позабыть,

Ту девушку, что нет прекрасней.

Найти ее, поймать, избить,

Чтоб стала лешего ужасней.

Тогда, наверно, жизнь пойдет,

И я другую полюблю,

И над пустыней дождь пойдет,

А мак полюбит коноплю.

 

 

 

В глазах тоска,

На сердце камень.

Дурные мысли в голове.

Зачем живет на свете парень,

Что уподобился траве?

Один-ли он устал от жизни ?

Один ли хочет умереть ?

Кого еще тревожат мысли,

Всю жизнь с начала просмотреть?

Но кто понять его способен,

Того давно на свете нет.

Ушли отсюда добровольно,

В загробный мир купив билет.

-«Кому нужны мои страданья?»

Задал вопрос, хлебнув вина.

Он не нашел здесь пониманья

И молча вышел из окна.

 

 

Пять лет на мосту

 

Голубой,

Ты седеешь от пыли дорог.

Полубог,

Ты устал от троянских даров.

Распусти

Этот страшный железный корсет —

Черствый стих

В обнаженный заблещет красе.

Троглодит,

Всё равно ты умрёшь. Подожди

Уходить, —

Ведь восторги остыли почти.

Хорошо,

Если старый замызганный стон

Перешёл,

И остался стоять за мостом.

Если рёв

Из пронзённых рогаткой утроб

Гусляров

Не сбивает с размеренных строк,

Только ты

Поклонись беспощадно костру.

Богатырь,

Искромсай сладкозвучие струн!

Растопчи

Этот нежный бумажный бутон!

Исхлещи

Из артерий, сплетённых жгутом!

 

 

 

Ночь опустилась на город

Ну и сны снятся мне

Вся нечистая сила

Пирует в моей голове

 

Огромный топор на плахе

Лужа крови без края

В крови палачи

улыбаясь стоят

 

Сны мои сны

ужасные сны

И дикая мысль

Ведь реальны они

 

Я люблю свои сны

Но я их боюсь

 

Ведьмы, вампиры и упыри

Повсюду меня окружают

Учат что делать

как дальше жить

А сами кровь выпивают

 

Очнулся в бреду и

усталость гоню

А вдруг больше не проснусь

И боюсь, что навсегда

Я во снах своих останусь.

 

 

 

Памятник

 

Я затемнил

своим присутствием

Белое безмолвие

снегов

А религиозные

создания

Подпирают куполами

небо

Но его не стоит

подпирать

Небо создано для

рая

А земля лишь край

Выбирай, что лучше

Твердь земная

Иль ворота рая

Дан же выбор

выбирай

Но подпёрты куполами

Врата рая

И защёлкнуты

крестами на замки

По ступеням

песню напевая

Я спускаюсь

хоть не грешен

каюсь

И тихонечко спускаюсь

Потому что

подниматься лень

И висит табличка

“Извините, в воскресенье

не приёмный день”

 

 

Когда все люди лягут спать

 

Когда все люди лягут спать,

Я снова выйду из земли

И стану души собирать,

Во имя счастья и любви.

Но ты не бойся, ты со мной,

Хотя душа твоя не рядом.

Я восхищаюсь красотой

И милым, нежным твоим взглядом.

Я всех людей предам огню,

Пусть пепел землю удобряет

Мы двое будем жить в раю,

Ведь в рай по пропускам пускают

Но лишь предашь мои мечты,

Тогда наступит час разлуки.

Не пожалею красоты

Я сам тебе сломаю руки.

 

 

Последние две строчки просто шикарны! И да, найдено все это на сайте raptus.ru

 

Стихи душевнобольных. — Natalia gasareda — LiveJournal

Пациент А.

***
Безответная любовь.
Нет ничего ее ужасней.
Во сне я вижу вновь и вновь,
Ту девушку, что нет прекрасней
Ее, во сне, целую я
И нежно, страстно обнимаю.
Я ей шепчу любви слова,
От счастья голову теряю.
Но лишь проснусь, опять тоска,
Страданья сердце разрывают.
Живу, как мак среди песка,
Чьи корни влаги не видают.
А может лучше позабыть,
Ту девушку, что нет прекрасней.
Найти ее, поймать, избить,
Чтоб стала лешего ужасней.
Тогда, наверно, жизнь пойдет,
И я другую полюблю,
И над пустыней дождь пойдет,
А мак полюбит коноплю.

(Сентябрь 1999 года)

 

Поэтическое творчество пациента К.

***
Холодно, холодно
Осень настала
Птицы уже улетают на юг
Мне остаётся ещё немножко
И скоро домой.
Ветер гуляет
Тучи разгоняет
А мне что то грустно
На этом берегу
Хочется совсем немножко
Тепла и уюта в родном дому.
Вы летите птицы на юг
Передайте приветы всем
А на север вернётесь
Передайте с юга привет.

(31.08.04.)

“Когда все люди лягут спать”

Когда все люди лягут спать,
Я снова выйду из земли
И стану души собирать,
Во имя счастья и любви.
Но ты не бойся, ты со мной,
Хотя душа твоя не рядом.
Я восхищаюсь красотой
И милым, нежным твоим взглядом.
Я всех людей предам огню,
Пусть пепел землю удобряет
Мы двое будем жить в раю,
Ведь в рай по пропускам пускают
Но лишь предашь мои мечты,
Тогда наступит час разлуки.
Не пожалею красоты
Я сам тебе сломаю руки.


Стихи, написанные пациентом К.

***
Удивительный у нас медперсонал
Много ценного я в их среде узнал
Сам теперь могу больных лечить людей
Вот таких в себе родил я лебедей

Что таблетки – коль нам девушки нужны
Нервы рвутся – столько лет напряжены
И Пеле зарезал Землю на пиле
И теперь сидит в дурдоме на игле

Вот такие в треугольнике дела
Иль Голливуд – иль городок – пойди – пойми
Но в борьбе неравной верх Виктория взяла
А не веришь, то мозги свои встряхни!!!

(11.02.2001 г.)

Стихи пациента А.

***
В глазах тоска,
На сердце камень.
Дурные мысли в голове.
Зачем живет на свете парень,
Что уподобился траве?
Один-ли он устал от жизни ?
Один ли хочет умереть ?
Кого еще тревожат мысли,
Всю жизнь с начала просмотреть?
Но кто понять его способен,
Того давно на свете нет.
Ушли отсюда добровольно,
В загробный мир купив билет.
-«Кому нужны мои страданья?»
Задал вопрос, хлебнув вина.
Он не нашел здесь пониманья
И молча вышел из окна

(ноябрь 1999 года)

Стихи пациента Л.

***
Ночь опустилась на город
Ну и сны снятся мне
Вся нечистая сила
Пирует в моей голове

Огромный топор на плахе
Лужа крови без края
В крови палачи
улыбаясь стоят

Сны мои сны
ужасные сны
И дикая мысль
Ведь реальны они

Я люблю свои сны
Но я их боюсь

Ведьмы, вампиры и упыри
Повсюду меня окружают
Учат что делать
как дальше жить
А сами кровь выпивают

Очнулся в бреду и
усталость гоню
А вдруг больше не проснусь
И боюсь, что навсегда
Я во снах своих останусь.

Чернокрылый воробей из фондов Изнакурножа: leninka_ru — LiveJournal

Сегодняшняя книга приурочена ко дню рождения Бориса Стругацкого (15 апреля 1933 года).

В кругу облаков высоко
Чернокрылый воробей
Трепеща и одиноко
Парит быстро над землёй.
Он летит ночной порой,
Лунным светом освещённый,
И, ничем не удручённый,
Всё он видит под собой.
Гордый, хищный, разъярённый
И летая, словно тень,
Глаза светятся как день.

Строки про чернокрылого воробья из романа «Понедельник начинается в субботу» похожи на шлягер, назойливо крутящийся в голове. Братья Стругацкие поневоле обессмертили анонимного автора. И название книги, откуда они взяли стих: «Творчество душевнобольных и его влияние на развитие науки, искусства и техники» — оказалось пророческим, кто поспорит с тем, что «Понедельник» повлиял на всё перечисленное?

Книга 1926 года лежит в электронной библиотеке РГБ в открытом доступе.

[Титульный лист]
Титульный лист:

С цветными вклейками, которые во сне или не во сне просматривал Александр Привалов, постукивая зубами от озноба.

[Ещё 3 цветные вклейки]

Во второй части «стиха № 2» вслед за воробьём появляется ястреб жадный, а сам стих написавший его больной противопоставляет стиху № 1 «о коборде». Вот тут люди гадали и не догадались, что за коборда, между тем разгадка проста — в пояснительном тексте к стихотворению, довольно бессвязном, упоминается «битва русских с кабардинцами», из чего понятно, что загадочная «коборда» — Кабарда, название территории, государства или народа. Существовал ещё «стих № 7» и, возможно, стихи с 3-го по 6-й, но автор исследования их не приводит.

Душевнобольные творят по тем же законам, как и здоровые люди, а потому наблюдение творческого процесса у постели больного, наблюдение самого творца и изучение его самого и творчества ему присущего может способствовать освещению темных недр творческого процесса вообще. Творчество душевнобольных, как было сказано выше, дает возможность лечащему врачу наблюдать больного в эти моменты и входить с ним в более интимную духовную связь, способствующую глубокому проникновению в недра психического механизма творческого процесса (с. 6).
Написавший эту книгу российский психиатр Павел Иванович Карпов собирал и изучал творчество душевнобольных и заключённых. Среди пациентов, которых он наблюдал, был и гениальный Михаил Врубель. В коллекции Карпова насчитывалось несколько тысяч рисунков, рукописей, ручных поделок, созданных обитателями психиатрических лечебниц. Коллекция исчезла, и владелец её исчез, следы его потерялись в 1930-е годы. А стихотворение безумца бедного надолго или, может быть, навсегда осталось в русской культуре.

История больницы и музей — БУЗОО «КПБ им. Н.Н. Солодникова»

В одной из витрин выставлены копии историй болезни психически больных, творчески одаренных, в том числе поэта и в меньшей степени художника — Адия (Аркадия) Кутилова, больше известного психиатрам по псевдониму Магнит. Его стихи вошли во всемирную антологию лучших стихов 20 века, тем самым подтвердив близость «гениальности и безумия». В нашей больнице лечились многие заезжие знаменитости от тяжелых абстинентных состояний и психозов. Чтобы выжить в военные годы, было организовано подсобное хозяйство, где построены два лечебных корпуса для размещения психически больных, что позволило в последующие годы сформировать загородное реабилитационное отделение для обучения пациентов навыкам самостоятельного проживания, общежитие для инвалидов, потерявших социальные связи, квартиры с поддержкой в загородной зоне больницы. Там же в 90-х гг. построена база отдыха для сотрудников больницы. В 1945 году приняты на работу врачи-консультанты: окулист, инфекционист, гинеколог, отоларинголог; организовано приемное отделение. На одном из стендов увековечена память всех сотрудников больницы, ушедших во время войны на фронт. Имеется материал, рассказывающий о подвигах ветеранов больницы: врачах А.А. Пыщевой, А.Д. Глебовой, Л.М. Лоховицком, Л.Н.Деевой, санитаре М.К. Юхневиче, награжденных орденами и медалями. В больнице много лет перед днем Победы проходят традиционные встречи ветеранов с администрацией и молодым поколением сотрудников, которые в ходе этих встреч понимают, что «бывших психиатров не бывает», что «без прошлого нет будущего» и что именно молодые должны продолжать славные традиции, выработанные коллективом больницы более чем за сто лет.

В 50-х гг. организуется внебольничная психиатрическая помощь, в том числе сельским районам области. Функционирует семь стационарных отделений на 625 коек. В строй вводятся три новых пятиэтажных корпуса для размещения стационара.
К 1971 году больница становится крупнейшим специализированным медицинским учреждением области со стационаром на 1973 койки с диспансерным отделением для детского, взрослого населения и наркологических пациентов. Несмотря на это, осталась скученность пациентов в отделениях, не редко они вынужденно лежали по двое на одной кровати, самые тяжелые, недоступные контакту и уходу, могли лежать под кроватью, хватая за ноги проходящих. Появление с 50-х гг. прошлого века первых нейролептиков, которые сейчас называются классическими, явилось прорывом в лечении острых психозов. В 70-е годы в больнице уже появились первые нейролептики: аминазин, трифтазин, галоперидол, однако, по прежнему возбужденным больным еще вводили растворы омнопона с камфорой, больным эпилепсией раствор гексенала, проводилось амитал-кофеиновое растормаживание. В каждом отделении еще существовали палаты для проведения инсулинотерапии, проводилась электросудорожная терапия. Современная психофармакотерапия изменила облик психиатрических клиник, открыла новые возможности социальной реабилитации, возвращающей больных в общество, к трудовой деятельности. В дальнейшем продолжала расширяться материально-техническая база больницы: построен 5-ти этажный корпус, где разместились два женских, два мужских, отделение для больных туберкулезом, построен пищеблок, лечебно-производственные мастерские, централизованная стерилизационная. В структуре амбулаторной службы открыты дневной стационар и стационар на дому. Открылись отделения: подростковые, детское, два психосоматических, наркологическое, наркологический диспансер, в дальнейшем ставший отдельным лечебным учреждением, два отделения пограничных состояний. Развивалась психотерапевтическая служба, создалась суицидологическая служба с телефоном доверия, развернуто два отделения принудительного лечения. В структуру больницы вошел отдел судебно-психиатрической экспертизы, отделение скорой психиатрической помощи. С 80-х гг. создана и развивается АСУ с современной информационной сетью.
Стенды музея знакомят посетителей со становлением и ростом взрослой и детской амбулаторной службы, всех стационарных подразделений больницы, кабинетов и служб, в них запечатлена жизнь коллектива за прошедшие 110 лет.
Музей отражает этапы развития кафедры психиатрии, расположенной, на территории больницы, являющейся клинической базой кафедры. Хранятся рукописи профессоров, научные труды, фотографии, отражающие жизнь кафедры за 87 лет совместной деятельности.
В музее имеются стенды и альбомы рассказывающие о выездных циклах, конференциях, в которых принимали участие виднейшие психиатры России; фотоматериалы о столетнем и стодесятилетнем юбилеях больницы Отражена работа больницы по Канадско-Российской программе в 2004-2007 годы. В Омской области, одной из первой в России, освоены передовые технологии и модель организации психиатрической помощи. Имеется раздел, посвященный знакомству сотрудников с опытом наших коллег по реабилитации психически больных при выездах в Германию, Канаду.
Большой раздел в музее отражает общественную жизнь больницы, на стендах хранятся грамоты и кубки, награды за победы во всероссийских конкурсах.
07.12.2010 года коллективу больницы вручен приз — «Лучшее психиатрическое учреждение года». С 2006 года больница использует современные методы психосоциального лечения и психосоциальной реабилитации с опорой на сообщество при обеспечении пациентов современными психофармакологическими средствами нового поколения. 
С 90-х гг. 20-го века используются исключительно гуманные и действенные методы лечения душевнобольных нейролептиками — атипиками и антидепрессантами нового поколения. Появилась возможность уменьшать наряду с активной психотической симптоматикой выраженность негативной симптоматики и нейрокогнитивного дефицита. Ушла в прошлое инсулинотерапия, введение наркотических препаратов. Лишь изредка, для лечения тяжелых, резистентных к лечению депрессий используется электросудорожная терапия. Организованы полипрофессионнальные бригады специалистов: психиатр, психотерапевт, психолог, социальный работник. Условия содержания пациентов приближены к общесоматическим больницам. Работает отделение первого психотического эпизода, амбулаторный психотерапевтический комплекс, реабилитационный комплекс, отделение алкогольных психозов с реанимационными койками, шесть дневных стационаров, два стационара на дому для детей и взрослых, детско-подростковый комплекс, лечебно-диагностическое отделение.
Экспонаты музея продолжают пополняться новыми материалами, что позволяет сохранять память об истории больницы, традициях и ее коллективе.

Творчество душевнобольных в Швейцарии в начале 20-го века

  • Гертруд Швицер (Gertrud Schwyzer), без названия. Рукава и черные перчатки, акварель, карандаш, плотная бумага, 21 x 31 см, без даты, © Кантональная библиотека кантона Аппенцелля-внешний. Kantonsbibliothek Appenzell AR
  • Карл М., «Женщина гонится за гусем», карандаш, бумага, 19,6 x 26,5 см, 1917, Коллекция Königsfelden, © PDAG, город Виндиш, кантон Аргау. PDAG, Windisch
  • Йозеф Х., без названия, рисунок велосипеда, карандаш, бумага, 16 x 32,2 cм, 13 мая 1923, Коллекция Königsfelden, © PDAG, Windisch. PDAG, Windisch
  • Адриен Р. (1896-?), без названия. Мужчина, сидящий на садовой скамейке, сад с оградой, карандаш, бумага, без даты, © Коллекция Préfargier. Sammlung Préfargier
  • Андреас С. (1856–?), без названия, 21 женщины с зонтиками и еще шесть женщин, карандаш, бумага, дата неизвестна, ©Коллекция психиатрической службы кантона Граубюнден. Sammlung Psychiatrische Dienste Graubünden
  • Генрих Л., тетрадь с рисунками, 18 страниц заполнены, три страницы вырваны, масляная краска, бумага для рисования, 18,5 x 47 см, дата неизвестна, коллекция Breitenau, © Кантональный архив кантона Шаффхаузен. Staatsarchiv Schaffhausen
  • Адольф Шнудель (Adolph Schudel), «Европейская карта мира», карандаш, бумага 29,2 x 44 cм, март 1909 г., коллекция Breitenau, © Кантональный архив кантона Шаффхаузен. Staatsarchiv Schaffhausen
  • Гертруд Швицер (Gertrud Schwyzer), без названия, перчатки, часы, орнамент, карандаш, плотная бумага 18 x 20,6 см, дата неизвестна, © Кантональная библиотека Аппенцелля-внешнего Kantonsbibliothek Appenzell AR
  • Констанс Швартцлин-Бербера (Constance Schwartzlin-Berberat), «Кухонная книга Вальдау. Закончена 23 января», тетрадь номер три, 36 страниц, чернила, плотная бумага в переплете 37 x 23 см, дата неизвестна (между 1885 и 1904 гг..), Коллекция Morgenthaler, © Музей психиатрии в Берне. Psychiatrie-Museum Bern
  • Шарль Д., без названия, мужчина со спины, цветной карандаш, бумага 29,8 x 21 см, дата неизвестна (около 1940 г.), коллекция Нans Steck, © Кантональный архив кантона Во. Archives Cantonales Vaudoises
  • Лина Сесиль Кольо-Шафтер (Lina Cécile Colliot Schafter), вязание крючком, бумага с запиской карандашом 9 x 6,5 cм, дата неизвестна, коллекция Morgenthaler, © Музей психиатрии Берна. Psychiatrie-Museum Bern
  • Конрад Б., без названия, древесный орнамент и герб, карандаш, бумага 14,9 x 9,4 см, дата неизвестна, коллекция Münsterlingen, © Кантональный архив кантона Тургау. Staatsarchiv des Kantons Thurgau
  • Джозефин Х., «Великая княгиня Августа Йоза Теодора Таубштуммер во дворце Фридрихсхоф возле Вены», карандаш, тонкая бумага, 36,2 x 22,7 см, дата неизвестна, коллекция Königsfelden, © PDAG, Виндиш, кантон Аргау PDAG, Windisch

Попасть в психиатрическую клинику в начале 20-го века было гораздо легче, чем сейчас. Многие пациенты таких учреждений уже никогда не выходили из своих «комнат с белым потолком». Немалое их число, тем не менее, начинало заниматься искусством, рисовать или писать тексты и картины — чтобы хотя бы таким образом поддерживать контакты с внешним миром, одновременно раскрывая мир свой собственный, внутренний. Музей изобразительных искусств швейцарского города Тун (Kunstmuseum Thun) посвятил этим людям и их творчеству специальную выставку.

Этот контент был опубликован 22 марта 2019 года — 11:00
Кати Роми Эстер Унтерфингер

Получила профессию фоторедактора в Швейцарской школе журналистики (MAZ) в Люцерне. С 2000 года работала фоторедактором в различных СМИ и в качестве фрилансера. С 2014 года – в SWI swissinfo.ch.

Больше материалов этого / этой автора | Multimedia

Кати Роми ( Кати Роми, текст), Эстер Унтерфингер ( Эстер Унтерфингер, фоторедакция)

Доступно на 8 других языках

В середине позапрошлого и вплоть до середины прошлого века такого вида лечения психиатрических заболеваний, как арт-терапия, ещё не существовало. Тем не менее многие пациенты психиатрических клиник искали и все-таки находили способы творческого самовыражения. В период с 2006 по 2014 годы выпускники и учащиеся Высшей школы искусства и дизайна Цюриха (Zürcher Hochschule für Kunst und DesignВнешняя ссылка) провели исследование архивов 22-х психиатрических клиник в Швейцарии. По итогам проекта возникла база данных, в которую вошло около 5 тыс. работ пациентов психиатрических лечебниц и клиник.

Познакомиться с ними можно на сайте «Швейцарского института искусствоведения» (Schweizerische Institut für KunstwissenschaftВнешняя ссылка). Примерно 180 произведений из этого собрания выставлено сейчас в Музее изобразительных искусств в городе Тун в рамках экспозиции под названием ExtraordinaryВнешняя ссылка («Экстраординарно!»). Все эти артефакты позволяют лучше узнать о том, на что была похожа жизнь душевнобольных пациентов той эпохи, проводящих все своё время в полной изоляции от внешнего мира.

Жить и умереть в клинике

Современная психиатрия начала складываться в Швейцарии в середине 19-го века. Именно тогда начинают формироваться понятия психической нормы и отклонения от нормы. Тех, кто не отвечал расхожим представлениям о «нормальности», объявляли лицами с психическими заболеваниями. «В результате в Швейцарии начало расти число клиник для таких пациентов, при этом душевнобольных старались от общества изолировалось, сводя их контакты с внешним миром до минимума», — рассказывает историк-искусствовед Катрин Лухсингер (Katrin Luchsinger), руководитель проекта.

Помещение в клинику не рассматривалось тогда в качестве временного решения. Однажды переступив порог психиатрического учреждения, пациенты порой проживали здесь остаток всей своей жизни. «Тогда в медицине превалировала идея, что излечение если и возможно, то только при условии извлечения „пациентов“ из их привычной среды и их полного разрыва с прежними привычками и видами деятельности», — рассказывает Катрин Лухсингер.

Пациентам, желавшим рассказать о том, что их теперь окружает, не оставалось, поэтому, ничего иного, кроме как прибегать к помощи творчества — к рисованию, вязанию, ручному труду. Не случайно, что во многих произведениях такого рода в центре находится именно тема одиночества и изоляции. Вот, например, пациентка рисует в блокноте свой дом. На следующей странице её комната, в которой она когда-то жила, воспроизведена с такой поразительной точностью, что в рисунке легко и сегодня можно отыскать письменный стол, на котором лежит тот самый блокнот, который мы держим сейчас в руках.

Пространство, изображённое на рисунке, залито солнцем, окна широко распахнуты, везде образцовый порядок. Рисунок сопровождает надпись: «Сейчас я в клинике и не знаю, где все мои вещи. Они были упакованы в каких-то ящиках». Катрин Лухсингер была глубоко тронута этими рисунками и комментариями. «Пациенты нередко переживали своё водворение в психиатрическое учреждение как полную потерю смысла всей жизни, как наступление абсолютного хаоса. Они теряли ориентацию, испытывали страх, и можно легко себе представить, почему они находились в таком состоянии», — говорит она.

Условия сложные, но не бесчеловечные

Конечно, так и хочется сравнить жизнь в психиатрических клиниках в начале 1900-х годов с тюремным заключением. Однако Катрин Лухсингер отмечает, что психиатрия в тогдашней Швейцарии не была совсем уж абсолютно бесчеловечной или беспредельно жестокой. Напротив, именно тогда она начала переживать процесс позитивной трансформации. «В стране складывалась вполне инновационная психиатрия, в центре которой стояла цель — понять внутренний мир и переживания пациентов клиник и лечебниц. Рисунки считались важным источником эмпирического материала для исследований, и вот почему такого рода артефакты столь тщательно архивировались, дойдя и до наших дней».

Директор психиатрической клиники Вальдау под Берном Якоб Клези (Jakob Klaesi, 1883-1980) с пациентами. Снимок сделан в июне 1944 года. Photopress-Archiv

Конечно, не надо забывать, что в конечном итоге это были не художники, а пациенты! У них не было почти никаких условий для занятий искусством, рисовали они на дешевой бумаге, упаковочном картоне или на других подручных материалах. «В большинстве случаев это очень маленькие по размерам работы с бедной цветовой гаммой», — отмечает Катрин Лухсингер. И всё равно, несмотря на всю скудость имевшихся средств художественного выражения, именно искусство стало для пациентов тем самым окном, через которое они могли уйти, в своём воображении, разумеется, из маленького мирка клиники в реальный мир с его «настоящей жизнью».

С экспозицией Extraordinary можно будет познакомиться ещё до 19 мая в Музее изобразительных искусств города Тун (кантон Берн). Затем выставка отправится в Австрию, в Художественный музей Lentos в Линце, где пробудет с 7 июня по 18 августа 2019 года, а потом окажется в Германии, где ее можно будет увидеть в Музее-собрании работ врача-психиатра Ханса Принцхорна (Sammlung Prinzhorn) в Гейдельберге с 11 октября 2019 года по 20 января 2020 года.

Бернский музей психиатрии

В Музее психиатрии при клинике «Вальдау» в Берне (Psychiatrie-Museum — Schweizerisches Psychiatrie-Museum BernВнешняя ссылка) находится, наверное, самая большая в стране коллекция экспонатов, рассказывающая об истории развития психиатрии в Швейцарии. Основатель музея Вальтер Моргенталер (Walter Morgenthaler, 1882-1965 гг.) не только собрал коллекцию старинных медицинских инструментов, выглядящих сегодня просто ужасными пыточными орудиями, но еще и интересовался художественным творчеством пациентов этой клиники.

Самым известным пациентом был швейцарский художник-примитивист Адольф Вёльфли (Adolf Wölfli, 1864-1930), проведший здесь 30 лет. За это время он создал целый мир, состоящий из десятков тысяч рисунков и коллажей, а также ряда музыкальных и литературных сочинений как в стихах, так и в прозе.

Этот пациент с диагностированной шизофренией считается одним из наиболее ярких представителей направления «арт-брют». Вальтер Моргенталер посвятил ему в 1921 году монографию «Душевнобольной как художник». Интересно также, что пациентами Вальдау были в разное время танцор Вацлав Нижинский (1889-1950), а также швейцарские писатели Фридрих Глаузер (Friedrich Glauser, 1896-1938) и Роберт Вальзер (Robert Walser, 1878-1956).

End of insertion Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

Рассказ шизофреника: как болезнь изменила всю мою жизнь

Элис Эванс была студенткой, когда у нее появились признаки шизофрении. Последующие 10 лет она провела в доме своих родителей. Вот ее история.

Я впервые почувствовала себя очень плохо, когда мне было 20 лет. В то время я училась в университете.

Когда я поступила, мне было не по себе от того, что приходилось быть вдали от дома, но постепенно у меня появились друзья. Мне нравилось учиться, особенно курс драмы. Хотя в этот период меня посещало много депрессивных мыслей.

Я работала на трех работах, чтобы оплачивать жилье. Вкупе с учебой такой образ жизни в какой-то момент стал невыносимым.

Я практически совсем перестала спать. Тогда-то и начались проблемы.

Мне казалось, что окружающий мир утратил краски. Именно так можно описать мое тогдашнее состояние. Все стало серым и унылым.

Мысли и фразы стали ускользать от меня. Я начинала о чем-то думать и теряла нить. Вдобавок я не могла говорить. Слова просто физически не вылетали изо рта.

Появились постоянные страхи. Особенно страшно было, когда я начала слышать посторонние голоса по радио или по телевизору. Я не понимала, что происходит, и не догадывалась, насколько серьезно я больна.

Как-то в выходные меня навещали дядя с тетей. Мы гуляли по городу, и вдруг я увидела, что все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Конечно же, это было не так, но во время психического припадка видения и есть твоя реальность. И нельзя щелкнуть пальцами, чтобы все вернулось назад. Это невозможно.

Как в тумане

Этот период моей жизни прошел, как в тумане. Я все время пребывала в растерянности, ощущала себя измотанной и напуганной, поэтому помню о тех временах не очень много.

Из-за нарушений речи я не могла рассказать близким и друзьям о том, насколько серьезно мое состояние. Думаю, я и сама не до конца это осознавала. Человек, страдающий психозами, чаще всего боится в этом признаться.

Автор фото, AliceEvans

Подпись к фото,

Элис было 20 лет, когда начали проявляться признаки шизофрении

Однажды я вышла из дома, совершенно не понимая, куда иду. Я бродила по улицам, одинокая и потерянная. Садилась в какие-то автобусы, чтобы добраться до дома, но не знала, по какому маршруту они идут. Рядом не было никого, кто бы мог помочь.

Каким-то образом, до сих пор не знаю как, меня подобрали мои друзья и отвезли к моим родителям в Девон.

После этого я не покидала родительский дом в течение 10 лет.

Родители отвели меня к психиатру, который разговаривал со мной очень ласково и прописал препараты, купирующие симптомы шизофрении. Эти симптомы выражались в галлюцинациях, различных маниях и душевном смятении.

Побочные эффекты

Услышав свой диагноз – шизофрения, – я даже обрадовалась. По крайней мере, я поняла, с чем имею дело, и могла начать борьбу за будущее.

Лекарства подействовали почти моментально, но мне хотелось пройти курс терапии, в рамках которой я могла бы поговорить о своей болезни. В то время такого рода лечение очень плохо финансировалось. Да и в наши дни психически больные люди сталкиваются с такой же проблемой.

Принимая лекарства, я начала понемногу двигаться к исцелению. Понемногу начала возвращаться речь, я начала сама мыться и обслуживать себя на элементарном уровне. Те, кто говорит, что психические расстройства не влияют на физическое состояние, неправы. В моем случае мое тело тоже вышло из строя.

К сожалению, у моих препаратов были побочные эффекты, и примерно за год лечения я набрала более 60 килограммов.

Лишний вес был моей проблемой еще в школьные годы, хотя сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что тогда мне не о чем было волноваться. Такая мощная прибавка в весе усугубила мое состояние. Я чувствовала себя непривлекательной, не хотела видеться с друзьями, а моя боязнь выходить наружу исключала возможность заняться спортом.

Потом я нашла первую за много лет работу: мыла посуду в местном пабе. Я надевала наушники, включала любимую музыку и так работала всю смену, мне это даже нравилось. Но, к сожалению, здоровье давало о себе знать, и я не могла иметь постоянную работу. Это был какой-то порочный круг.

К новой жизни

Но однажды случилось чудо, благодаря которому я нашла новых друзей. Мне всегда нравились музыка и искусство, задолго до болезни. И моя мама убедила меня поступить в местный театральный кружок. Меня пугала перспектива находиться в обществе незнакомых людей и играть на сцене, но меня там приняли очень хорошо, и я получила роль в постановке, над которой шла работа.

Автор фото, AliceEvans

Подпись к фото,

В течение долгого времени Элис не могла говорить

Мне было очень трудно запоминать текст, но это никого не раздражало. У ребят была хорошая реакция и чувство юмора, они всегда спасали ситуацию, если я забывала слова.

Больше всех из группы я сдружилась с Тристаном. Он меня поддерживал во всем, и однажды я рассказала ему о своей шизофрении. У него тоже были некоторые психические расстройства, и мне было легко говорить с ним об этом, зная, что он меня понимает.

В один из дней он объявил, что решил поступить в университет и предложил мне тоже подать документы. Я была в ужасе, но его сила и поддержка вкупе с моей собственной внутренней верой в себя сделали свое дело. Я послала заявку и к моему огромному удивлению была принята в Институт искусств в Челси.

И тогда началась моя жизнь.

________________________________________________________________

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Один из симптомов шизофрении — уход в себя, отключение от окружающей действительности

Несколько фактов о шизофрении:

  • Один из каждой сотни человек в Британии страдает шизофренией
  • Обычно болезнь проявляется примерно в 20 лет
  • Симптомы болезни делятся на позитивные и негативные. К позитивным относятся галлюцинации и мании, к негативным — отсутствие мотивации, замыкание в себе, отсутствие интереса к окружающей жизни. Негативные симптомы, как правило, более долгосрочны и труднее поддаются лечению.
  • Продолжительность жизни людей, больных шизофренией, на 15 лет меньше, чем у остальных

Источник: Rethink Mental Illness

_________________________________________________________________

Головокружительная карьера

Я начала делать фотографии и снимать фильмы, в которых передавала свои ощущения.

Через это искусство я могла рассказать другим гораздо больше о своих переживаниях, чем на словах. Еще один важный шаг на пути к нормальной жизни для меня заключался в том, что я попала к блестящим специалистам в области психических расстройств, которые помогли мне стать более независимой. Преподаватели и студенты в институте всячески поддерживали меня.

Два года назад моя ситуация снова немного «просела». Избыточный вес помешал организму эффективно справиться с легочной инфекцией, и я провела 10 дней в реанимации с признаками астмы. К счастью, я полностью поправилась, и мне разрешили пройти операцию по удалению лишнего веса – еще одна важнейшая глава в моей истории исцеления.

Подпись к фото,

Так Элис выглядит сейчас

Я устроилась работать волонтером в местном благотворительном фонде, ориентированном на помощь душевнобольным. Там я приобрела много опыта и полезных навыков. Они же направили меня на речевую терапию, что тоже сыграло огромную роль в моем возвращении к нормальной жизни. К сожалению, финансирование фонда значительно сократилось, и отделение, в котором я работала, были вынуждены закрыть к разочарованию и персонала, и пациентов.

Однако мне крупно повезло. Перед тем как закрыться, сотрудники этого отделения помогли мне подать документы на получение степени магистра в Королевском институте искусств. Понемногу я сама начала заниматься преподавательской деятельностью, помогала другим открыть в себе художественные таланты. В настоящий момент я занимаюсь получением профессорской степени.

Мне понадобилось 20 лет, чтобы прийти к моему нынешнему состоянию, и у меня до сих пор случаются приступы. Жить с шизофренией очень трудно, и мне очень повезло, что моя семья и друзья оказали мне такую невероятную поддержку. Они и сейчас всегда оказываются рядом, когда мне становится хуже.

Если мы сможем победить стереотипы, добьемся хороших инвестиций в развитие этой области психиатрии и начнем оказывать своевременную поддержку людям с шизофренией, им не нужно будет барахтаться в одиночку, как это поначалу было со мной, а можно будет сразу начать двигаться в сторону выздоровления.

как живет в Москве клубный дом для реабилитации людей с ментальными расстройствами

Как возник «Русский дом»?

Я основала его вместе с двумя другими родственниками душевнобольных людей 13 ноября 2000 года. Мы тогда назывались Центром социальной реабилитации душевнобольных-инвалидов. Спустя год получили первый грант и открыли программу, в 2002 году переехали в это помещение. По стандартам клубного дома (модель социальной реабилитации. — Прим. АСИ).

Помещение, в котором живут люди, должно внушать им чувство собственного достоинства и уважения — поэтому подвальные помещения мы вообще не рассматривали. Хотелось, чтобы все было красиво: эркеры, внутренняя лесенка, высокие потолки.

В 2000-е, когда мы с ребятами въехали сюда, они спросили: «Татьяна Юрьевна, а решетки на окнах будете устанавливать?» Я ответила: «Нет, никаких решеток».

Социальный работник Елизавета в кухне-столовой «Русского дома». Фото: Александра Захваткина/АСИ
Кто ваши подопечные?

У наших ребят достаточно сохранный интеллект, у многих — неплохое образование.  Люди с особенностями психики – очень разные, и я сейчас не о диагнозах.

Человек – он гораздо шире своего заболевания. Поставить знак равенства между человеком и его заболеванием невозможно.

Шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, клинические формы депрессии – очень тяжелые хронические заболевания. Но люди, несмотря ни на какие заболевания, остаются людьми, а у всех людей разные интересы, потребности, обстоятельства и цели в жизни.

Как подопечные находят вас?

Часть ребят пришла со мной из клубного дома «Душа человека», где я работала три года. Они начинали в 1995 году — не мы первые привезли эту модель реабилитации в Россию. Многие приходят из реабилитационной службы Научного центра психического здоровья. Периодически мы устраиваем дни открытых дверей.

Почему важно социализировать людей с психическими заболеваниями?

Сфера психического здоровья до сих пор считается чисто медицинской. Многие понимают, что социальный подход к людям с инвалидностью важен, но обычные люди далеки от восприятия заболевания не с чисто медицинской точки зрения.

Часто наблюдается эффект «вращающейся двери», когда человека лечили на самом современном уровне хорошими лекарствами, достигли ремиссии. Он выходит из больницы, но ему некуда пойти, он замыкается в своем домашнем мирке, часто — в семьях с непростыми отношениями. И тогда наступает «откат»: как правило, такие пациенты часто вновь попадают в психиатрическое учреждение. Этот круг очень сложно разорвать.

Человеку нужно мало: осмысленность, хорошее отношение со стороны окружающих, любовь, цель в жизни. И чтобы он чувствовал себя нужным. Если это есть, все остальное встает на свои места.

Только медицинской помощи недостаточно?

Да, кроме медицинского лечения должна быть психологическая помощь, социально-трудовая реабилитация вместе с социальной поддержкой. Если нет какого-либо из этих компонентов, то эффект медицинского лечения либо серьезно понижается, либо вообще сводится к нулю. И если психологическая поддержка сейчас довольно доступна для людей с особенностями психики, то социально-реабилитационных служб у нас пока недостаточно.

Мы в клубном доме понимаем, что у каждого человека, страдающего психическим расстройством, есть проблема, но не акцентируем внимание на ней.

Мы говорим, что каждый человек имеет сохранные и здоровые области психики и личности, и стараемся эти области, забитые болезнью и отношением окружающих, усилить и выправить дисбаланс своими методами.

Именно поэтому мы, то есть медицинская и социальная реабилитация, должны дополнять друг друга — по отдельности они не сработают.

Что-то меняется к лучшему?

Сейчас система соцреабилитации душевнобольных начинает возрождаться, но, главным образом, с помощью медицинских учреждений. А немедицинских программ, которые работали бы в партнерстве с больницами, у нас практически нет. Но человек не живет в медицинском учреждении: он проходит там лечение, а потом возвращается в общество.

Поэтому социальная реабилитация и адаптация большинства людей с особенностями психики должна тоже протекать в обществе, а не в медицинском учреждении. Тут очень хорошо могли бы работать некоммерческие организации. Во многих странах мира так и происходит.

Сегодня Андрей, один из подопечных «Русского дома», дежурит на ресепшн и отвечает на звонки. Фото: Александра Захваткина/АСИ

Чем больше разных программ для душевнобольных будет по месту жительства, тем лучше и для общества в целом, и для этих ребят. Они будут социализироваться и состояние их здоровья станет более стабильным. Общество от этого только выиграет.

Сколько сейчас у вас подопечных?

Сейчас у нас 50 человек, мы потихонечку расширяемся. Думаю, сможем без проблем принимать до 80 человек. Посещение программы добровольное, состав участников в разные дни может различаться: кто-то ходит только на досуг, кто-то идет учиться в вузы, а некоторые работают пять дней в неделю. Но положительный эффект начинает проявляться, если человек приходит два-три раза в неделю в течение хотя бы двух лет. Если он приходит только на досуг – это тоже хорошо, но особых результатов в таком случае ждать не приходится.

На какой срок рассчитана программа?

К сожалению, заболевания наших подопечных – хронические, им нужна поддержка всегда, поэтому наша программа – пожизненная. Они должны знать, что есть место, где их ждут. Но наша задача – не привязать их к себе, а сделать двусторонний мостик во внешний мир: если тебе плохо, ты всегда можешь вернуться.

Как строится работа центра? Чем занимаются подопечные?

Первая сильная наша сторона в том, что мы предоставляем комплексную программу реабилитации. Ядро всей нашей работы — центр дневного посещения. На него «крепятся» все остальные компоненты: образовательная и досуговая программы, подготовка к трудоустройству и само трудоустройство (в том числе на рабочие места с поддержкой), реабилитация творческой деятельностью и индивидуальное социальное сопровождение. В центре дневного посещения мы, фактически, просто проживаем кусочек жизни вместе с нашими ребятами. Реабилитация основана на совместной осознанной деятельности, понятной каждому и нужной для каждого.

Фото: Александра Захваткина/АСИ

Есть такая пословица, она хорошо отражает философию клубного дома: скажи мне – и я забуду, покажи мне – и я запомню, вовлеки меня – и я пойму. На основе совместной осмысленной деятельности возникают осмысленные взаимоотношения.

Взаимоотношения сами по себе – это хорошо, но они не лечат. Если я тебя люблю – это прекрасно, но это тебя не вылечит. Но если мы с тобой вместе делаем общее дело, это поможет тебе вытянуть себя из бездны.

У нас нет искусственно созданных видов деятельности. Мы проводим занятия по компьютерной грамотности и английскому языку: у нас есть международные связи, это необходимо. Также мы помогаем ребятам получить образование — некоторые из них закончили вузы. Так, с 2002 по 2016 годы 42% наших активных подопечных были трудоустроены или получили образование.

Второе наше уникальное качество в том, что мы создаем реальную инклюзию — уделяем большое внимание отношениям между персоналом и подопечными, разделяем общие права и обязанности.

Дневные занятия в «Русском доме». Фото: Александра Захваткина/АСИ

Ведь социальная дезадаптация наших ребят часто связана именно с социальной исключенностью. А что такое социальная исключенность? Это граница. Первое, что нужно сделать – убрать границу между людьми с ментальными расстройствами и обществом. Поэтому наша программа основывается на принципе: сотрудники и подопечные — партнеры, у нас общие права и обязанности, мы все делаем вместе в течение дня. Поэтому мы вместе и туалет моем, и обед готовим, и за границу едем. Недавно были на международной конференции, делали там доклады. У одного из наших ребят – аутизм, и он выступал со стендовым докладом. А другой мальчик делал устное выступление, наравне со мной. Это реальное партнерство.

Как подопечные проводят свободное время?

Мы вместе строим планы, сегодня они решают, где проведут досуг завтра. Нужно не просто выбрать место, а посмотреть часы работы, узнать, есть ли льготы, созвониться с отсутствующими, предупредить, договориться о месте встречи.

Мы вместе отмечаем здесь дни рождения, играем в шахматы, подвижные игры, проводим литературные вечера – многие наши ребята пишут стихи и прозу. Мы все вместе стараемся испытать что-то новое. Реабилитация творческой деятельностью – очень важный процесс. Благодаря ей человек может выплеснуть то, что накопилось. Он осмысливает, развивает концентрацию внимания, мелкую моторику.

Благодаря президентскому гранту мы рискнули и начали большой курс по живописи. У нас очень хороший профессиональный художник, который учит ребят масляной живописи. Начали с копирования Левитана, и у всех получились совершенно разные работы.

Вот Саша у нас — импрессионист! Когда художник увидел, он сказал: «Боже мой, да у Саши такой простор!» Он быстро пишет, у него цветосочетания суперские. Для ребят это такое счастье и радость. Сохранились фото: первое занятие, сидим за столами, все сосредоточенные, лица напряженные. Думаем: ни у кого не получится. И в конце – лица у всех радостные, у каждого получились картинки, все довольные, улыбаются. Это же тоже чего-то стоит.

Картины подопечных «Русского дома» – результат курса масляной живописи. Фото: Александра Захваткина/АСИ

Президентский грант дает нам как организации возможность не просто продолжать делать то, что мы всегда делаем, но и развиваться и соответственно открывать новые возможности для наших ребят. Для нас это очень важно. У меня первые недели после победы в конкурсе президентских грантов был такой восторг! Я как директор тоже очень многому учусь, многое переосмысливаю, понимаю, как лучше организовать работу. Для меня лично это очень важный опыт.

Как вы трудоустраиваете подопечных и кем они могут работать?

В клубном доме разработана трехуровневая программа подготовки и трудоустройства. Первый уровень – это занятия в центре дневного посещения: человек восстанавливает навык приходить рано утром, проводить в активной деятельности весь день, ставить задачи и выполнять их.

Второй уровень – это так называемые промежуточные рабочие места. Обычно это несложная работа, на которую потенциально может выйти любой из наших подопечных: помощники офис-менеджеров и библиотекарей, курьеры. Промежуточное трудоустройство выглядит так: я лично договариваюсь с компанией, что она предоставляет нам в реабилитационных целях рабочее место на неполную ставку. На этом месте наши ребята сменяются каждые 6-9 месяцев. Мы сами выбираем, кто пойдет на это рабочее место, то есть они минуют интервью и резюме. У работодателя много плюсов от такого сотрудничества: мы даем ему гарантии, что, если кто-то из ребят не сможет выйти на работу, наш сотрудник заменит его. Мы никого не отвлекаем, потому что сами обучаем ребят: первым на рабочее место выходит социальный работник или я. Как только наш подопечный освоил свои обязанности, наладил контакты с другими сотрудниками, социальный работник отходит на задний план и просто поддерживает.

На третьем уровне, когда человек прошел и реабилитацию в клубном доме и поработал на промежуточных рабочих местах, он готов работать самостоятельно. Иногда ребята сами находят такие места, иногда мы помогаем. Но отношения с работодателем человек выстраивает сам, и работает он самостоятельно, без нашей поддержки.

Наши ребята очень боятся вливаться в коллектив. Окружающие тоже сначала относятся к ним настороженно, но потом видят: человек-то нормальный, и они уже хотят ему помогать. Просто в обществе есть много негативных стереотипов.

Как бороться со стереотипами?

Мы должны сделать так, чтобы ребята почувствовали самоуважение. Как только они начинают себя уважать, их начинают уважать другие.

Люди, когда приходят и видят наших ребят, часто спрашивают: «Кто у вас сотрудники, а кто больные, я не понял?» И это лучший результат нашей работы.

Когда 17 лет назад мы получили наш первый грант, нам никто не хотел сдавать помещение. Когда устанавливали стационарный телефон, сотрудница телефонного узла посмотрела документы и спросила: «Надеюсь, вы их за решетками держите?»

Иногда, видя резкую реакцию человека с особенностями психики, окружающие думают: у него характер плохой, он агрессивный. Но по статистике, процент преступности среди ребят с нашими диагнозами и среди «обычных» людей одинаковый.

Да, иногда мы встречаем на улице людей, которые ведут себя громко, не совсем адекватно, но мы должны спросить себя: а что мы сделали, чтобы человеку стало лучше? Понимаете, когда человеку больно, он кричит. Это не та агрессия, которая представляет серьезную угрозу для общества. Мы должны помочь этим людям социализироваться и встроить их в жизнь.

Каким образом?

Человеку нужен опыт успеха. И нужно, чтобы кто-то его научил и немножечко сопроводил на первом этапе. Мы не хвалим ребят наигранно, но всегда искренне благодарим.

Наш жизненный опыт – это тот якорек, который будет держать на плаву, независимо от того, есть у нас проблемы со здоровьем или нет. У ребят уже не будет паники перед чем-то новым, ведь есть наработанный алгоритм. Чем шире жизненный опыт, тем более устойчивыми они будут перед изменениями. А изменения в жизни будут всегда.

Периодически мы в «Русском доме» переставляем мебель, покупаем новые компьютеры. Клубный дом должен изменяться, чтобы готовить людей к тому, что в жизни есть перемены, помогать нарабатывать опыт. Мы просто живем вместе и помогаем им перестать бояться.

Однажды мы играли в бильярд, разбились на две команды. Со мной в команде были ребята с сильно нарушенной координацией движений и моторикой. В другой команде у ребят эти функции были более развитыми и к тому же многие из них умели играть. Та команда уже потирала руки, предвкушая победу. Но в итоге наша команда, которая состояла из более проблемных в плане моторики ребят, сократила отставание в очках и выиграла. Реабилитация — это не только оборудование и хорошая среда. Реабилитация — это опыт успеха.

Как бороться с выгоранием? Наверное, в вашем деле оно неизбежно.

Я не люблю слово выгорание. Да, за 20 лет работы и авралов бывают периоды, когда ты устал, когда тебе плохо. Но все равно, если ты творчески настроен, нет этого выгорания.

Фото: Александра Захваткина/АСИ

Я — счастливый человек, потому что, когда становится плохо, вдруг судьба или встреченные люди дают мне импульс. И на следующий день ты просыпаешься и думаешь: да что такое выгорание? Его вообще нет!

Когда ты сталкиваешься с возможностями, ты меняешься. Успех нашей жизни – неважно, здоровый ты или имеешь особенности, – это возможности. Нет никакого различия, мы все люди. Я сама меняюсь, а значит, будет меняться и моя организация.

В «Русском доме» нет дверей между комнатами. Так задумано специально?

Специально. По стандартам в клубных домах не должно быть помещений только для персонала и только для членов клубного дома. Хотя в некоторых домах двери есть, мы решили, что нам они ни к чему. Мы все делим вместе.

Когда люди говорят «у нас партнерская организация», я отвечаю: прекрасно, можно мне в туалет зайти? И они дают мне ключик от туалета для персонала. Забавно, но для меня граница реальной инклюзии и партнерства проходит по туалету и по тому, кто его моет.

Инклюзия тянет за собой равенство, осмысленность, востребованность. «Русский дом» гарантирует каждому участнику право на место, куда можно прийти, право на осмысленную работу, на осмысленные и равные взаимоотношения и на место, куда всегда можно вернуться и где ты всегда будешь нужен.

Грант Президента РФ получил проект «Программа социальной и трудовой реабилитации «Клубный Дом» — путь в самостоятельную жизнь».

Спецпроект «Победители» Агентства социальной информации рассказывает о некоммерческих организациях, которые стали победителями конкурса Фонда президентских грантов. Герои публикации выбираются на усмотрение редакции. Мы рассказываем самые интересные истории из разных регионов России от организаций, работающих в различных направлениях социальной сферы.

Лучшие стихотворения о безумии, которые каждый должен прочитать — Интересная литература

Выбрано доктором Оливером Тирлом

Неоднократно высказывалось мнение, что между поэтом и сумасшедшим есть тонкая грань, а иногда, возможно, и вовсе нет. И поэтому неудивительно, что поэты на протяжении веков так часто писали о безумии, душевном смятении и других нарушенных психологических состояниях. Вот подборка самых лучших стихов о разного рода безумии.

Аноним, «Курица во Фрите».

Foulës in the frith,
Fishës в потоке,
And I mon vacë wod;
Much sorwe I walkë с
For best of bon and blod.

Это стихотворение, которому около 800 лет и полностью воспроизведено выше, неоднозначно: говорящий «mon vacë wod» (т.е. должен сойти с ума) из-за печали, с которой он ходит, но что вызывает эту печаль? Последняя строка тоже неоднозначна: «лучший» означает «зверь» или «лучший»? Написание ничего не показывает, и в контексте этой последней строки это могло быть то же самое.Если печаль является результатом «лучшего из костей и крови», она может относиться к женщине (которая, по мнению поэта, является лучшим живым существом в мире) или, как также предполагалось, к Христу (божественному будучи в человеческом обличье). Итак, стихотворение можно читать либо как любовную лирику, либо как религиозную лирику. «Куры во фритюре», между прочим, означает «птицы в лесу», хотя последнее звучит менее привлекательно и красиво.

Оливер Голдсмит, «Элегия на смерть бешеной собаки». Это стихотворение ирландского поэта и драматурга Оливера Голдсмита (1728-74) о бешеной собаке, кусающей человека, и о влиянии, которое этот акт насилия оказывает на жителей Лондона:

Эта собака и человек сначала были друзьями;
Но когда началась досада,
Собака, в личных целях,
Сошла с ума и укусила человека…

Уильям Блейк, «Безумная песня».

Плачут дикие ветры,
И ночь холодная;
Иди сюда, спи,
И мои печали продолжаются:
Но вот! утренние взгляды
Над восточными обрывами,
И шелестящие рассветные птицы
Земля презирает…

Ни один список лучших «сумасшедших» стихотворений не был бы полным без чего-нибудь от дальновидного поэта и художника Уильяма Блейка (1757–1827), которого на протяжении своей жизни не раз называли «сумасшедшим». Это стихотворение, основанное на «безумных песнях» из Reliques of English Poetry , чрезвычайно влиятельной и популярной антологии недавно заново открытых пограничных баллад и песен раннего модерна, напоминает о Томе Бедламе (и, по ассоциации, , «Король Лир » Шекспира «», одно из величайших шекспировских исследований безумия).

Роберт Браунинг, «Любовник Порфирии».

В тот момент она была моей, моей, прекрасной,
Совершенно чистая и хорошая: Я нашла
Дело и все ее волосы
Одной длинной желтой нитью я обмотал
Трижды ее горлышко,
И задушил ее. Боли она не чувствовала;
Я совершенно уверен, что она не чувствовала боли…

Одно из самых тревожных стихотворений Браунинга — и оно выдерживает немалую конкуренцию — «Любовник Порфирии» произносится убийцей, человеком, который душит свою возлюбленную ее собственными волосами.Это было одно из первых великих стихотворений Браунинга, опубликованное в 1836 году (как «Порфирия»), когда поэту было еще около двадцати пяти. Это был также один из его первых экспериментов с драматическим монологом, форма, которую он и Альфред, лорд Теннисон разработали в 1830-х годах. Несмотря на репутацию поэмы как одного из лучших драматических монологов Браунинга, оно — как и большая часть ранних работ Браунинга — в значительной степени игнорировалось при его жизни.

Эмили Дикинсон, «Большое безумие — это божественный смысл».

Большое безумие — это самое божественное чувство —
Для проницательного глаза —
Много смысла — величайшее безумие —
’Это большинство

В этом, как и все, преобладает —
Согласие — и вы в здравом уме —
Демур — вы сразу опасны —
И обработаны цепью —

Это короткое стихотворение (полностью воспроизведенное выше) гения-затворника Эмили Дикинсон читается как комментарий к знаменитому комментарию Полония в «Гамлет »: «Хотя это безумие, но в нем есть метод».Если вы выйдете за рамки общепринятых мнений или догм, вас сочтут сумасшедшим, плохим и опасным, и вас нужно запереть. Многие пользователи социальных сетей могут обнаружить, что это стихотворение находит отклик…

Льюис Кэрролл, «Песня безумного садовника».

Ему показалось, что он видел слона,
Практиковался на дудке:
Он посмотрел еще раз и обнаружил, что это
Письмо от его жены.
«Наконец-то я понял, — сказал он. —
— Горечь жизни!»

Это стихотворение менее известно, чем некоторые другие в этом списке, в основном потому, что оно впервые появилось в книгах Льюиса Кэрролла Сильви и Бруно (1889-93), которые встретили менее критическое и популярное признание, чем книги Алиса .Тем не менее, это большое развлечение — сосредоточиться на мужчине, который путает письмо от своей жены со слоном, тренирующимся на костре, и бегемотом для банкира (ну, а кто нет?).

Аллен Гинзберг, «Вой». «Я видел, как лучшие умы моего поколения были уничтожены безумием», — так знаменито начинается это классическое стихотворение поколения битников. Завершенная в 1955 году, «Вой» посвящена Карлу Соломону, которого Гинзберг встретил в психиатрической больнице, и в определенном смысле это стихотворение представляет собой развернутую медитацию на психическую нестабильность и отчаяние.Неужели таковы те, кого мы считаем «здравомыслящими»? И действительно ли безумны те, кого называют «сумасшедшими»?

Сильвия Плат, «Любовная песня безумной девушки». Сильвия Плат поделилась своим днем ​​рождения с Диланом Томасом, и она также разделяла любовь к форме вилланеллы. «Любовная песня безумной девочки» — интересный и изобретательный вариант вилланеллы, написанный, когда Плат был еще студентом в начале 1950-х годов. Кому «ты» Плат обращается в стихотворении? Можно рассматривать стихотворение как ответ на шизофрению и утверждать, что «ты» на самом деле Плат или ее версия: она обращается к самой себе.Таким образом, повторяющийся и замкнутый характер вилланеллы можно рассматривать здесь как средство передачи собственного чувства психологической замкнутости Плат.

Откройте для себя еще больше классической поэзии с этими стихотворениями о футболе, подборкой лучших стихов о спорте, классическими детскими стихами и стихами о депрессии.

Автор этой статьи, доктор Оливер Тирл, литературный критик и преподаватель английского языка в Университете Лафборо. Он является автором, среди прочего, Тайная библиотека: Путешествие любителей книг по курьезам истории и Великая война, Пустоши и Модернистская длинная поэма.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

безумие — Dark Death Poems and Poetry

Leigha Redmond

10 июл, 2017 04:23
 Задыхается, она не может отдышаться
В панике, она цепляется за все, чтобы предотвратить эту смерть
Визжит, она кричит от страха
Она боится всего, что рядом
Одна, она такая одна, но в ее присутствии так много людей.
Но среди них она чувствует, что ее нет
Никто не понимает ее депрессию
Снаружи они видят совсем другое восприятие
Они смотрят на ее прекрасную улыбку
Их колени подгибаются от ее смеха, который они слышат за милю
Ее красота настолько сильна, что делает других такими слабыми
Ее волосы, ее цвет лица всегда такой гладкий 
[Подробнее]
Теги: Депрессия, Безумие
Голосов: 10

David M

16 января 2017 г. 00:59
 Я чувствую в тебе печаль
Сломанная душа, жаждущая освобождения
Вселенная заговора
Наконец-то собирает нас вместе
В это время
В этом месте
Два незнакомца связаны судьбой
Когда наши взгляды встретились в поезде
Я почувствовал огонь между нами
Ты тоже, я уверен
Когда я последовал за тобой домой
Я знал, что мы созданы для этого 
[Подробнее]
Теги: Ужасы, Сталкер, Убийство, Безумие, Графика
Голосов: 6

Brandon Crooms

11 апреля, 2016 23:44
 'WACK, WACK, WACK, WACK...
Я начал терять счет.
«До свидания, мистер Блаунт».
Мои руки крепко сжимают топор,
Я прицелился в его окровавленную спину.
Ярость залила мои глаза кровью: «Могу я сделать это?» Я мог, мог, мог.
«Еще один взмах», - говорю я. «Я надеюсь, что ты помолишься Богу».
Я быстро его сбиваю ...
Это будет последний ...
Удар был чистым.
... и получилось 13. '' 
[Подробнее]
Теги: Убийство, Безумие, Графика
Голосов: 4

Лэнс Барнуэлл

10 февраля, 2016 15:20
 Как холодно сердце, хрупкое, как стекло
Разбивается на осколки на пороге твоей хватки
И эти осколки - бритвы, которые вы измельчаете в руках
Только в экстазе боли ты поймешь
Питая огонь, чтобы уничтожить эти сомнительные чары
Стекло не может блестеть залитым кровью с ладоней

Вы не можете прослезиться, вас неправильно поняли?
Или вы очищаете печаль своей бессодержательной кровью?
Лениво просачивается из каждого зазубренного разрыва
Истощая рассуждения каждой томной каплей 
[Подробнее]
Теги: Horror, Selfharm, Despair, Insanity
Голосов: 3

Лэнс Барнуэлл

07 февраля, 2016 15:08
 Они охотились на ягнят и не давали пощады
Но теперь волки стаи могут быть только работорговцами на бойню
С безумными лунными глазами они блуждают среди пустынных курганов
Нечего преследовать, но миазмы смерти окутали тени

Итак, они посмотрели на Небеса; Луна и звезды
И они смотрели на планеты Венеры и Марса
Как они выли и лаяли, пока их дыхание не наполнило воздух
Но Небеса - это обман невежества и отчаяния.

Они молились за ягнят и искали утешения у надзирателя
Но Небеса пусты и являются крайним беспорядком 
[Подробнее]
Теги: Безумие, Безумие, Ужас, Отчаяние
Голосов: 0

Fallen_Angels_Cant_fly

01 июн, 2015 14:27
 Бьющиеся сердца останавливаются ночью
теневые ужасы наполняют их испугом до краев
смертельно опасный
ядовитый
 Ядовитый
биться быстрее и сильнее

теперь твое сердце я обязательно возьму
доверять мне было большой ошибкой
теперь я поставил тебя на колени
Плач
попрошайничество 
[Подробнее]
Теги: Убийство, Безумие, Смерть, Кровь, Графика
Голосов: 2

Лилли Ван Аллен

29 мая 2015 г. 07:36
 Тихая комната,
Гробница в крови,
Другой сломанный, избитый, синий,
Но никто не спасет тебя от этого бардака,
Ярко-красная кровь просачивается сквозь мое платье,
Вы были в беде,
Чтобы увидеть меня поглощенным этой пустотой,
И когда ты бежишь и кричишь,
Когда я режу тебе селезенку,
Для твоей крови все, что мне нужно,
Чтобы накормить демона внутри меня,
И наконец освободить меня.
[Подробнее]
Теги: Смерть, Безумие, Демон
Голосов: 6

Shyshadow

19 мая, 2015 22:35
 Тишина ...
Что-то такое громкое
Что-то такое определяющее

Тишина...

Это может свести тебя с ума
Это может принести вам мир
Но никогда не бывает счастья

Тишина ... 
[Подробнее]
Теги: Безумие, Тишина
Голосов: 7

Мертвая пустая душа

08 ноября 2014 г., 10:42
 Наши сердца бьются вместе;
Ветер пронесся мимо твоего лица,
Поглаживая твою щеку, пока текут твои слезы

Деревья преследуют,
Поток насмехается;
Наш страх - это то, что поддерживает их жизнь,
Только на сегодня

Ведьма смеется,
Снося нашу стену, которую мы построили вместе
Она подходит ближе, 
[Подробнее]
Теги: Ад, Сатана, Дьяволы, Безумие, Тьма, Смерть, Боль
Голосов: 3

Плакат стихов: безумие | Психическое здоровье

Мы живем в безумном, безумном мире.Если вы мне не верите, просто посмотрите новости сегодня вечером, чтобы увидеть всю гамму безумия. От низкой трагедии до высокого фарса политика, экономика и культура знаменитостей — все, кажется, замкнуто в нисходящей спирали сумасшедших размеров. Достаточно довести поэта до отчаяния.

Имейте в виду, это не новость. В XVIII веке такого поэта, как Кристофер Смарт, можно было отправить в приют благодаря религиозному опыту, который противоречил требованиям рациональной моды того времени.Его современники считали, что в силу своего сопротивления разуму безумцы представляют опасность для общества и должны содержаться в изоляции — так было и со Смартом. В течение шести лет, проведенных в психиатрических лечебницах, он написал большую часть своих лучших стихов, в том числе замечательную «Ликвидацию Агно», в которой поэт обращается внутрь за своим вдохновением, игнорируя бедлам своего окружения и создавая поэзию орфической силы.

«Вой» Аллена Гинзберга начинается так: «Я видел, как лучшие умы моего поколения уничтожены безумием» и посвящен Карлу Соломону, писателю, с которым Гинзберг познакомился и подружился в психиатрической больнице.В литании, открывающей стихотворение, эти «лучшие умы» — аутсайдеры, те, кого общество считает психически больными (повторяя опыт Смарта), но которые для поэта представляют собой жизненно важную творческую силу в Америке. Злют не люди, а страна.

Чистые продукты Америки / Сходи с ума », — написал Уильям Карлос Уильямс. Фотография: Лиза Ларсен / Time & Life Pictures / Getty Image

Наставник Гинзберга Уильям Карлос Уильямс, написавший за 30 лет до Хаула, пришел к аналогичному выводу в стихотворении «Элси», которое начинается: «Чистые продукты Америки / Сходи с ума».Однако аутсайдеры Уильямса — это не художники и мечтатели, которых прославляет Гинзберг, а «обычные» американцы — безродные люди, которым не хватает поддерживающей культуры и придерживаются дешевых чаяний. Именно эти факторы сводят их с ума, их вытесненный материализм является корнем их болезни.

В отличие от Гинзберга, Уильямс пережил психическое заболевание из вторых рук. Другие поэты принимали более непосредственное участие в своей работе. Одной из них была Энн Секстон, которая большую часть жизни страдала от тяжелой депрессии.В «Убегай на своем осле» Секстон добровольно обращается в больницу как убежище, место, где «каждый разговаривает себе в рот / вот что значит быть сумасшедшим». Но ей не нравится быть жертвой своего состояния, и она предпочитает подвергать сомнению его, пытаясь понять, через что она проходит.

Проблемы с психическим и физическим здоровьем Розмари Тонкс в конечном итоге позволили ей отказаться от литературы в пользу фундаменталистского христианства и жизни в изоляции. В фильмах «Диваны, туманы и кинотеатры» она демонстрирует первые признаки этого разочарования и прекрасно передает то, что раньше называлось «нервами», — результат чрезмерной сенсорной перегрузки:

Я прожил это и знаю слишком много.
У меня кафе-нервы ломают
С черной утомительной информацией.

В Нортумберленд-хаус случайная встреча Стиви Смита с милой старушкой в ​​автобусе превращается в исследование различий; чувствительный ребенок, замкнутый, слишком хороший, в старости превращается в сбитого с толку резидента психбольницы. Смит усугубляет путаницу, объединяя институт 19-го века с домом семьи Перси в Якобине в Лондоне, который также носил название Нортумберленд-хаус.Вы не можете не задаться вопросом, знала ли она, что самой известной пациенткой больницы была первая жена Т.С. Элиота, Вивьен Хей-Вуд.

Я также склонен полагать, что Смит согласился бы с мнением Эмили Дикинсон в книге «Безумие — это божественное чутье». Дикинсон отмечает, что многое из того, что мы считаем нормальным, совершенно безумно, и наоборот. Разница между ними — всего лишь социальная конструкция, общее мнение нашего общества. Это, в свою очередь, может объяснить, почему мы согласны жить в мире, сошедшем с ума; мы просто не осознаем этого.

Итак, в этом месяце вам предлагается написать стихотворения на тему безумия во всех его проявлениях. Независимо от того, пишете ли вы на основании личного опыта или на основании наблюдений, это проблема, так или иначе затронувшая большинство из нас. Поделитесь здесь своими стихами.

за год безумного

молитва

О Мария, хрупкая мать,
услышь меня, услышь меня сейчас
, хотя я не знаю твоих слов.
Черные четки с серебряным Христом
без благословения лежат в моей руке
, потому что я неверующий.
Каждая бусинка у меня в пальцах круглая и твердая,
— маленький черный ангелочек.
О Мария, позволь мне эту благодать,
этот переход,
хотя я уродлив,
погружен в свое собственное прошлое,
и мое собственное безумие.
Хотя есть стулья
Я лежу на полу.
Живы только руки, бус
трогательно.
Слово в слово, спотыкаюсь.
Новичок, я чувствую, что твой рот соприкасается с моими.

Считаю бусинки волнами,
бьются в меня.
Болею на их количество,
болею, болею в летнюю жару
и окно надо мной
— мой единственный слушатель, мое неуклюжее существо.
Она много ест, пустышка.
Дающий дыхание
бормочет она,
выдыхает широкое легкое, как огромная рыба.

Все ближе и ближе
приходит час моей смерти
когда я переставляю лицо, отращиваю,
вырастает неразвитым и с прямыми волосами.
Все это смерть.
В уме есть узкая аллея, называемая смертью
, и я двигаюсь по ней как
по воде.
Мое тело бесполезно.
Он лежит, свернувшись, как собака на ковре.
Он сдался.
Здесь нет слов, кроме полуученых,
Радуйся, Мария и исполненная благодати.
Вот и в год вошел без слов.
Замечу странный вход и точное напряжение.
Без слов они существуют.
Без слов на моем прикосновении хлеб
и сдать хлеб
и беззвучно.

О Мэри, ласковый врач,
принеси порошки и травы
, ибо я нахожусь в центре.
Он очень маленький и воздух серый
как в парной.
Мне вручают вино, как ребенку молоко.
Представлен в нежном стакане
с круглой чашей и тонкой губой.
Само вино смоляного цвета, затхлое и секретное.
Стекло само поднимается к моему рту
, и я замечаю это и понимаю это
только потому, что это произошло.

У меня есть этот страх кашля
, но я не говорю,
страх дождя, страх всадника
, который въезжает мне в рот.
Стекло наклоняется само по себе.
и я огонь.
Я вижу, как две тонкие полоски прожигают мой подбородок.
Я вижу себя так, как один видит другого.
Я был разрезан на два.

О Мария, открой веки.
Я в царстве тишины,
царство безумцев и спящих.
Здесь кровь.
, а я не ел.
О мать чрева,
я пришел за одной кровью?
О, маленькая мать,
Я в своем уме.
Я заперт не в том доме.

Еще одна безумная преданность Джеральда Стерна

Это было ужасно — драка за бутерброд с ветчиной

с одним из крошечных римских котов, он прыгнул на мою руку

и наполовину держался за еду, а половина

повис на моей рубашке и пальто.Я разорвал его на части

и дал ему свою порцию, думаю, я поднял его

вниз, сэндвич и все такое, на тротуар и сел

со своим сэндвичем рядом с ним, может быть, я погладил

его костлявую голову и почувствовал, как он дрожит. Я

рассказывал эту историю снова и снова; некоторые вещи

корень в уме; его смелость, конечно, пугала

и неожиданна — его упрямство — хотя голод

сводил его с ума.Это было нарушение границ,

внезапное вторжение, но не только это было

разделение пищи и разделение пространства; он не врезался

в переулок или в подвал,

он сидел рядом со мной, ел, а я не сбегал

в тратторию, скажем, трясясь,

с едой на моем губы и кровь на щеке, рыдания;

но не только это, я пошел туда поесть

и кого-нибудь подождать.У меня был, наверное, час

до ее прихода, и я был полон надежд

и волнения. Я сопротивлялся в течение многих лет

, интерпретируя это, но теперь я думаю, что мне дали подсказку

, или я дал подсказку,

через дорогу от магазина стеклянных сэндвичей.

Это была моя последняя ночь с ней, на следующий день

Я уеду поездом в Париж, и она

встретит своего мужа.Тридцать пять лет назад

Я съел свой бутерброд и застонал в ее руках, мы были

, умирающими вместе; мы никогда больше не встречались

, хотя она была беременна, когда я оставил ее — у меня где-то есть дочь или сын

, дорогие внуки

в Норвиче, Коннектикут, или Кантоне, Огайо.

Каждые пять лет я думаю о ней снова

и планирую найти ее. В последний раз

я сидел в Нью-Брансуике, Нью-Джерси,

и услышал, что ее муж преподает в Принстоне,

, если она все еще была замужем или жива, и попробовала позвонить по номеру

.Я зашел так далеко. Мы жили

во Флоренции и Риме. Мы гребли в Неаполитанской бухте

и плавали голыми по доскам. Я начал

, чтобы снова думать о ней сегодня. Я до сих пор

ужасаюсь кошачьему голоду. Я еще

озадачен связью. Это еще одна безумная преданность

, их должны быть сотни, хотя

дело не только в этом, боли нет, а мысль

мимолетна и сладка.Думаю, это моё собственное тупое детство,

гуляет со славянскими щеками и горящими

тупыми глазами. Я думаю, что отдал кошке

половину своего бутерброда, чтобы купить себе жизнь, думаю,

Я разбил его пополам как достойную жертву.

Я купил красный колеус,

расколотое кресло-качалку, шелковый абажур.

Счастье. Я с удовольствием наблюдал за ним.

Купил память.Я мог его потерять.

Как безумно это звучит. Его лицо хитро исказилось.

Ветер развевает волосы. Его челюсть работает.

Прочтите «Безумного поэта в Интернете» Марка Сиспера

Безумного поэта

Безумного поэта

Марка Сиспера

Поэзия

Авторские права © Марк Сиспер — сентябрь 2015 г.

ISBN 978-1-329-52217-6

Выходи отсюда

Давай, дружище,

Уходи отсюда.

В любом случае здесь для вас ничего нет.

Больше нет.

Ты отмеченный человек, приятель,

И ты ничего не можешь с этим поделать.

.

Не обманывай себя

Думая, что со временем

Все будет хорошо.

Так не будет,

По крайней мере, здесь нет, выхода нет.

Все люди знают, кто вы.

Конечно, с тобой поговорят,

Но как только ты уйдешь,

Они будут смеяться над твоим счетом.

Ты никому не нужен,

Ты просто удобная шутка.

Вы в их глазах — человеческий мусор.

Они никогда не дадут тебе жить в мире.

Вы хотите быть

В мире с самим собой?

Есть только один путь

, которым вы можете обрести покой.

Ты должен идти домой,

Собирай все свои вещи

И уходи отсюда.

Это единственный способ.

Ты должен уйти отсюда,

Далеко, и начать новую жизнь заново.

Начни новую жизнь заново,

Где тебя никто не знает

И ты никого не знаешь.

Здесь вы усвоили уроки.

А вот вы заметный мужчина.

И в своей новой жизни

Не делайте тех же

Ошибок, которые навесили на вас ярлык, — шутку.

Итак, уходите отсюда.

Начни новую жизнь, пока не поздно.

Я говорю вам это

Потому что мы с вами

разделяем один позор.

Для меня уже слишком поздно,

Потому что я уже слишком стар.

Но вы еще молодой человек.

У вас есть возможность начать все сначала.

Хотел бы я иметь

Сделал то, что я вам говорю.

Не медли, просто уходи.

Уходя отсюда

Детка, я ухожу от тебя.

Вообще-то я ухожу отсюда.

Я не могу жить

Вот еще один день.

Итак, я уезжаю сегодня

И больше не вернусь.

Для меня это не так уж и сложно.

Кроме тебя, милая.

Я знал о том факте

, что мы медленно отдаляемся друг от друга.

В последнее время кажется, что вы

Никогда не слышите ни слова

И вы всегда кажетесь

В своем собственном маленьком мире,

Смотря в космос.

Я знаю, что буду скучать по тебе.

Знай, что я люблю тебя и забочусь о тебе.

Я попробую, но не обещаю,

Но я постараюсь написать вам или позвонить вам

Время от времени.

Я не буду давать никаких обещаний.

Мне здесь не место.

Я ухожу, чтобы получить

Подальше от всего этого дерьма

Люди здесь

Меня протолкнули.

Я пойду как можно дальше

Насколько это возможно по человеческим меркам

Я так и сделаю.

Я действительно ненавижу покидать тебя,

Но я боюсь, что мы были

Обречены на распад.

Нам обоим будет лучше

Если я уйду сегодня.

Прошу прощения, если я причинил тебе боль.

Прошу прощения, если я вас огорчил.

Прошу прощения, если вы хотите плакать,

Но если вам нужно плакать,

Пожалуйста, поплачьте немного.

Нет, я никогда не вернусь.

Ни тебе, ни этому

Черт, я позвонил домой.

Ты должен найти другую любовь

Чтобы занять мое место и наполнить твое пустое сердце.

Прощай, любовь моя, я ухожу, я буду скучать по тебе.

Мне жаль, что так было.

Изумрудная змея

Я поэт с мертвым мозгом

Чья рука говорит мне,

Прервите меня, мужик, это меня убивает!

Змея в ямах

Все мое существо ищет спасения.

Через мой кишечник он проползает

Выходит из моего горла и

На пол, оставляя

Черную кислотную пленку на моем языке.

Изумрудные облака парят

Над старым дубом.

Прекрасный зимний день,

Принеси тот чудесный дождь.

Грозовое и жестокое небо.

Электрическая и гремящая ночь.

Я верю, что поскользнусь

На моей кожаной куртке

И спущусь в тот

Популярный ночной клуб рок-н-ролла.

Я буду сидеть и пускать слюни над

солеными кренделями и выпью пива

Названо в честь одного из основателей компании

Отца Сэмюэля Адамса.

Возможно, сегодня вечером я наконец получу

Lucky и не пойду домой одна.

Шоу безумных поэтов

— Radio Stick —

Добрый день.

Готовы ли вы к

Испытайте безумие

Шоу безумных поэтов,

С уважением,

Безумный поэт?

Да, верно,

Я Безумный Поэт.

Но я говорю вам вот что,

Я не могу быть

Поэма о шизофрении, безумный?

Безумный?
Галлюцинации и голоса.
Кажется, я вижу
Что-то сейчас.
Смотреть! Вот оно.
Какие?
Вы этого не видите?
Нет, клянусь
Я не сумасшедший.
Это прямо там!
Маленькая девочка,
Черные волосы,
Викторианское платье.
Она смотрит на нас,
Через зал.
Она что-то бормочет.
Когда она подходит ближе.
Куда она идет?
Я думаю, она идет,
К нам.
Ждать!
Куда ты ушел?
Пожалуйста, не уходи!
О нет,
Маленькая девочка.
У нее есть нож.
Пожалуйста вернись!
Мне нужна ваша помощь!
Куда ты ушел?
Ты просто исчез.
Девушка,
Теперь я ее слышу.
Она бормочет около
Смерть
Она поднимает нож.
Где ты?
Ты мне сейчас нужен.
Она нападает на меня.
Теперь все растет
Размытые и темные.
Все, что я чувствую, это жгучая боль
По всему телу
Но ты ушел.
Чтобы спасти себя.
Ты позволил ей напасть на меня.
Я не могу бодрствовать
Еще дольше.
Почему свет такой яркий?
Я только на минуту закрыл глаза
Они утверждают, что я в больнице
Они думают, что я пытался убить себя
Я рассказал им о тебе
И девушка
Но они мне не верят
Вместо этого они прогнали меня.
В белую резиновую комнату
У меня есть специальная куртка
Это позволяет мне обнять себя
Они утверждают, что я ненормальный.
Неподлежащий ремонту.
Говорят, ты ненастоящий
И девушка тоже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *