29.09.2022

Достоинство что это такое: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания — Декларации — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания

Принята резолюцией 3452 (XXX) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1975 года

Статья 1

1. Для целей настоящей Декларации пытка означает любое действие, посредством которого человеку намеренно причиняется сильная боль или страдание, физическое или умственное, со стороны официального лица или по его подстрекательству с целью получения от него или от третьего лица информации или признаний, наказания его за действия, которые он совершил или в совершении которых подозревается, или запугивания его или других лиц. В это толкование не включаются боль или страдание, возникающие только из-за законного лишения свободы, ввиду состояния, присущего этому или вследствие этого, в той степени, насколько это совместимо с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными1.

2. Пытка представляет собой усугубленный и преднамеренный вид жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания.

Статья 2

Любое действие, представляющее собой пытку или другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания, является оскорблением человеческого достоинства и должно быть осуждено как нарушение целей Устава Организации Объединенных Наций и нарушение прав человека и основных свобод, провозглашенных во Всеобщей декларации прав человека.

Статья 3

Никакое государство не может разрешать или терпимо относиться к пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания. Исключительные обстоятельства, такие, как состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием для пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Статья 4

Каждое государство должно, в соответствии с положениями данной Декларации, принимать эффективные меры для того, чтобы не допускать пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания в сфере его юрисдикции.

Статья 5

Подготовка персонала, стоящего на страже соблюдения закона, и подготовка других официальных лиц, которые могут нести ответственность за лиц, лишенных свободы, должна обеспечивать такое положение, при котором полностью учитывалось бы запрещение пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Это запрещение должно также, по мере необходимости, быть включено в такие общие правила или уставы, которые касаются обязанностей и функций каждого, кто может иметь дело с содержанием под стражей таких лиц или обращением с ними.

Статья 6

Каждое государство должно систематически рассматривать методы и практику ведения допроса и условия содержания под стражей и обращения с лицами, лишенными свободы, на его территории, с тем чтобы не допускать каких-либо случаев пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Статья 7

Каждое государство должно обеспечить такое положение, при котором все действия совершения пыток, как это определено в статье 1, рассматривались бы в соответствии с его уголовным правом как преступления. То же должно относиться к действиям, которые представляют собой участие в пытках, соучастие в них, подстрекательство или намерение подвергнуть пытке.

Статья 8

Любое лицо, которое утверждает, что оно подверглось пытке или другому жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство виду обращения и наказания со стороны официального лица или по его подстрекательству, должно иметь право на то, чтобы предъявить жалобу компетентным органам соответствующего государства, и на то, чтобы дело было беспристрастно рассмотрено ими.

Статья 9

Каждый раз, когда есть разумные основания полагать, что имела место пытка, как это определено в статье 1, компетентные органы соответствующего государства должны немедленно начать беспристрастное расследование, даже если официально не было предъявлено жалобы.

Статья 10

Если расследование в соответствии со статьей 8 или статьей 9 устанавливает очевидность того, что имела место пытка, как определено в статье 1, против такого нарушителя или нарушителей должен быть в соответствии с национальным законодательством возбужден уголовный процесс. Если будет обнаружено, что обвинения в других видах жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания имеют основания, то против такого нарушителя или нарушителей должно быть возбуждено уголовное, дисциплинарное или другое соответствующее преследование.

Статья 11

Когда доказано, что имела место пытка или другой жестокий, бесчеловечный или унижающий достоинство вид обращения и наказания со стороны официального лица или по его подстрекательству, то в соответствии с национальным законодательством потерпевший получает возмещение или компенсацию.

Статья 12

Любое заявление, которое, как установлено, было сделано под пыткой или в результате другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство вида обращения и наказания, не может привлекаться в качестве свидетельства против лица, которого касается любое судебное преследование, или против любого другого лица, имеющего отношение к судебному преследованию.


1 First United Nations Congress on the Prevention of Crime and the Treatment of Offenders: report by the Secretariat (издание Организации Объединенных Наций, в продаже под № 1956.IV.4) annex I.A.

«Жить с достоинством — что это значит?»

«Жить с достоинством — что это значит?»

Исправить человечество нельзя, исправить себя – просто.
Небольшой шаг для человека — это большой шаг для человечества.
Вот почему нужно начинать с себя.

Д.С.Лихачёв

Как среди многообразия наших представлений о достоинстве человека, о достойной жизни найти что-то общее, близкое и понятное каждому? И правы ли те, кто говорит, что честный и благородный человек – это редкость в современном мире? Эти и другие вопросы были обсуждены в ходе дискуссия «Жить с достоинством — что это значит?», которая состоялась в Юношеской библиотеке- филиале №13.

Психолог библиотеки А.С. Шиповалова разделила девятиклассников на группы и участники встречи попытались составить свой список тех качеств, которыми должен обладать достойный человек, принципов, которыми он должен руководствоваться в жизни. Ведь если «человек — это звучит гордо», то каким должен быть этот человек?

Ответы на некоторые вопросы, предложенные библиотекарем Н.Ф.Макаревич для дискуссии, не составляли труда, другие вызывали острые споры и заставляли задуматься.

— Как Вы понимаете выражение «жить, созидая»? Какое из выражений Вам ближе, поясните свой выбор: «Жить, созидая», «Жить не по лжи», «Каждый человек дело должен делать», «Самый страшный порок – это праздность и глупость», «Нужно ставить перед собой реальные цели», «Верь в себя – и у тебя всё получится»?

— Как быть, если счастье одного человека оборачивается бедой для другого? Как определить, что Вы действительно «творите добро»?

— Как вы понимаете эти выражения:

• Победить с достоинством…

• Отступить с достоинством…

• Умереть с достоинством…

— Что означает быть человеком, достойным своего времени? О каких людях говорят, что он достойный или недостойный человек?

— Имеете ли Вы цель в жизни или свои принципы? Какие? Стоит ли, по-вашему, задумываться об этом уже сейчас?

Общее обсуждение показало, что есть очень много представлений о достоинстве, которые полностью или отчасти разделяют все собравшиеся. Обнаружилось, что достойный человек обладает совестью, признает свои ошибки, не превозносит себя над другими, жертвенен, отзывчив и всегда готов действовать. Выяснилось, что служить «кому-то» все же лучше, нежели «чему-то». Так в результате дискуссии определился своего рода «кодекс» достойного человека.

В заключение дискуссии был поведен итог. Достоинство основывается на убеждении в равенстве всех людей перед нравственными законами, на признании самостоятельности человека, его способности контролировать свое поведение, отвечать за свои поступки и помыслы. Чувство собственного достоинства не позволяет человеку пренебрежительно относиться к другим людям. Достоинство наряду с совестью — один из способов осознания человеком своего долга и ответственности перед людьми.

Но, как это понимать, как прилагать к своей жизни, на это должен отвечать каждый человек индивидуально, применительно к своим способностям, своим интересам.

Можно, например, творить просто добрую атмосферу, ауру добра вокруг себя. Задача каждого человека и в крупном, и в малом — повышать уровень счастья в жизни. И свое личное счастье тоже не остается вне этих забот. Но главным образом — счастье окружающих, тех, кто ближе к вам, чей уровень счастья можно повысить просто и легко. А, кроме того, это значит, — повышать уровень счастья своей страны и всего человечества.

Поделитесь ссылкой с друзьями!

Добавить комментарий

Создано 22.01.2013 10:05
Обновлено 22.01.2013 10:16

Свобода слова — это чувство собственного достоинства

Фото: Владимир Аверин | Гласная

Центр защиты прав СМИ и его директор Галина Арапова оказывают юридическую помощь журналистам и редакциям по всей стране 25 лет, шесть из них — в статусе «иностранного агента». Только за последние пять лет Центр сопровождал почти шестьсот дел в судах и предоставил больше 22 тысяч консультаций. Среди изданий, интересы которых представляли Арапова и ее коллеги, были «Новая газета», «Важные истории», «Холод», «Коммерсант», «Российская газета», The New York Times, сотни редакций, телекомпаний и блогеров из многих регионов России. В 2016 году Галина Арапова была награждена премией Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека.

Почему едва ли не единственная организация, профессионально отстаивающая право журналистов на свободу слова, работает из Воронежа, как судьи и прокуроры с интересом ходили на семинары к правозащитникам и можно ли не сойти с ума, живя с ярлыком иноагента, Галина Арапова рассказала журналистам медиапроекта «Гласная».

«Сидишь, куришь бамбук»

Я училась на юридическом факультете Воронежского университета. Вообще всегда математиком собиралась быть, мне нравилась логичность этой науки. Но в какой-то момент подумала: всю жизнь работать с цифрами — не мое. Мне нужно, чтобы было так же логично, но чтобы работа была связана с людьми и чтобы я могла им помогать. Поразмыслив, я поняла, что эта профессия — юрист.

У любого подростка есть гипотетическое представление о разных профессиях. Я никогда не встречалась ни с нотариусами, ни с прокурорами, ни с судьями. Для меня юрист всегда был адвокатом, безусловно положительным героем — человеком, который защищает. При этом в реальной жизни я ни одного адвоката до поступления тоже не встречала. У меня оба родителя работали технологами на заводах, и среди нашего окружения преимущественно были люди разных околотехнических профессий.

Работать я начала сразу после окончания университета, когда поступила в заочную аспирантуру. Сначала была юрисконсультом в государственном конструкторском бюро, в суды ни разу не ходила, у них было все тихо-спокойно. У меня было чувство, что я просто небо копчу: вокруг были прекрасные люди, но юрист им был явно не нужен. От скуки я даже начала переводить Конституцию на английский. Казалось бы, это комфортно: сидишь, куришь бамбук, тебе ни с какой стороны не дует, никто тебя не беспокоит. Мне от такого «комфорта» скучно. Я человек деятельный, мне не хватало какой-то движухи. Не то чтобы я стремилась все бросить и спасать мир от всего плохого. Просто я не так себе представляла работу юриста. Оттуда ушла в риэлторскую контору, в которой выдержала всего месяц. Отношения внутри были по принципу «человек человеку волк», я понимала, что не уживусь. Одна из моих коллег, которая тоже собралась уходить, говорит: «Смотри, какая-то организация в Москве юриста ищет, может, тебе туда? Какой-то Фонд защиты гласности». Я говорю: «Да мне все равно, защита гласности, помощь бездомным животным — что угодно, лишь бы не здесь!»

Слово «гласность» мы все, естественно, знали: Горбачев, перестройка, гласность. Я стала уточнять, чем занимается фонд. Мне сказали — ну, типа журналистов защищает. Из журналистов я ни одного человека не знала. Медиа-законодательство в университете мы не изучали, да его тогда толком и не было, закону о СМИ было всего три года. В дипломе у меня написано «юрист-правовед», но медиаправа у нас не было — его и сейчас не преподают на юрфаках. Газеты я в детстве читала только те, что выписывали родители, преимущественно последнюю страницу, где анекдоты и рецепты публиковали. Куда интереснее были разные журналы и «Роман-газета». Только в старших классах школы, когда уже в разгаре была перестройка, по газетам можно было изучать историю, что мы с нашим учителем истории и делали — и это было увлекательно, пресса открывала глаза на историю, на мир, демонстрировала критический взгляд на происходящее.

Так что Фонд защиты гласности с его защитой журналистов должен был стать просто очередной работой. Я не понимала, что там будет, была открыта для чего-то нового. Для меня не было ничего особенного в том, что нужно защищать журналистов, и почему их нужно защищать, я тоже не понимала. У них была ставка юриста из нашего региона, мне нужна была работа, я сказала: «Почему бы и нет?» Меня взяли.

«Уважения к журналистам было больше»

Тогда я и предположить не могла, что эта работа будет настолько интересной, затянет меня по уши в новую сферу законодательства. Мы учились у лучших медиаюристов мира, которые выступали на международных конференциях и школах при журфаке МГУ. Были возможности для профессионального роста, единомышленники, потрясающая команда Фонда защиты гласности. И, конечно, особая атмосфера, поддерживаемая личностью, лидерством, авторитетом и харизмой Алексея Кирилловича Симонова. Он особый человек в моей жизни, серьезно повлиявший на ее вектор. Без него я бы не стала той, кем я стала, за что я ему невероятно благодарна. Приход 25 лет назад юристом в Фонд защиты гласности был счастливым билетом, несмотря на все сложности, с которыми мы сталкиваемся сейчас.

Фонд защиты гласности начал работать в 1991 году. К 1995-му они поняли, что из Москвы плохо видно, что происходит в регионах, — им понадобились люди на местах. Надо было фиксировать и проверять факты нарушения прав журналистов, поддерживать контакты с местными журналистами, давать им правовые советы, помогать, проводить семинары. Фонд стал привлекать журналистов и юристов в регионах.

Изначально Фонд защиты гласности создавался не для защиты журналистов. Это проект Союза кинематографистов, одним из основателей которого был Симонов. Идея создания Фонда выросла из проблемы цензуры кинематографа. Но в тот период было очень много насилия в отношении журналистов, был запрос на открытость власти, и журналистам неожиданно потребовалась поддержка и помощь. Поэтому Фонд стал первой в России организацией, которая начала осуществлять мониторинг нарушений прав прессы и случаев ущемления свободы слова.

В 1991 году приняли закон «О средствах массовой информации» и начали активно его применять. Но ни журналисты, ни органы государственной власти не понимали в полной мере, как этим законом пользоваться. Поэтому мы в Фонде были первопроходцами в продвижении Закона на практике, начали объяснять журналистам, прокурорам, судьям, как его применять в реальной жизни.

По нынешним временам звучит фантастично: у нас была программа взаимодействия с Генеральной прокуратурой. С первого года моей работы в Фонде мы проводили совместные семинары: в разные регионы приезжали люди из отдела информации и общественных связей Генпрокуратуры, юристы Фонда защиты гласности, собирались местные журналисты, приходили сотрудники региональной прокуратуры, помощники прокуроров… Интерес был взаимный.

Мы изучали проблематику доступа к информации: что надо делать, чтобы прокуратура отвечала, когда журналист к ней обращается, как они должны отвечать на запросы информации об уголовных делах, какая информация является конфиденциальной. Тогда вообще ни у кого не возникало вопросов относительно того, что прокуратура должна отвечать на запросы журналистов. Обе стороны были нацелены на сотрудничество и учились понимать друг друга. Таких семинаров мы провели огромное количество, и проводили их вплоть до середины нулевых, то есть лет десять.

В тот период не было такой серьезной конфронтации, как сейчас. Не было навешивания ярлыков вроде того, что «журналюги суют нос, куда не надо».

Сейчас есть законы, которые требуют от государственных органов открытости, освещения своей деятельности на сайтах, проведения пресс-конференций. Тогда этого закона не было, а открытости было больше. Сейчас ты запрашиваешь информацию, тебя пускают по адову кругу — обратитесь в пресс-службу, напишите письменный запрос, — а потом присылают отписку и говорят «ничего не дадим». Ситуации, когда журналистов выгоняли с пресс-конференций, конечно, всегда были, но гораздо реже, чем сейчас. Хотя уровень насилия в отношении журналистов был в то время выше, уважения к ним было больше.

Помимо прокуратуры мы работали и с судьями. Я провела огромное количество судебных дел по защите чести и достоинства. Из всех юристов в стране у нас, наверное, самая высокая концентрация таких судебных процессов. Мы про диффамацию можем рассказать все, хоть ночью нас разбуди. А судья в районном суде? Он то разводит кого-то, то имущество делит, а тут — хоп! — ему попадается процесс о защите чести и достоинства, да еще с участием журналиста и какого-нибудь большого местного чиновника. Что это, как с этим вообще работать? А мы знаем как. Видимо, поэтому запрос и возник. Они увидели, что у нас экспертный уровень знаний по этой теме.

Учебных программ для судей и прокуроров было очень много. Все люди, которые сейчас принимают эти странные государственные решения, сами все сто раз ездили по всяким программам обмена опытом в Америку, в Европу, чтобы посмотреть, как устроены государственные институты за рубежом, как работают их судьи, сотрудники полиции. Кстати, они до сих пор ездят, как это ни странно звучит с точки зрения современной риторики, — просто это не афишируется. Например, в рамках Совета Европы российские судьи регулярно ездят в Европейский суд по правам человека, чтобы послушать лекции и поучаствовать в тренингах.

Фото: Владимир Аверин | Гласная

Вам сложно представить себе, чтобы некоммерческая организация пришла к госорганам и предложила их чему-то научить? Парадокс в том, что чаще всего не мы к ним приходили, а они к нам. Либо это были многолетние программы сотрудничества на уровне Судебного департамента и Генеральной прокуратуры. Вплоть до весны 2015 года многие региональные суды сами приглашали меня провести для них тренинг по российскому медиаправу или практике применения десятой статьи Европейской конвенции о защите прав человека. Иногда приглашений было так много, что приходилось планировать задолго, фактически ставить в очередь. Я не говорю, что мы были единственным источником знаний. Но эти семинары были всегда насыщены практической информацией, мы приглашали прекрасных экспертов, включая европейских судей, юристов ЕСПЧ, был живой обмен мнениями, судьи с интересом не просто слушали, они участвовали в практических занятиях, примеряя на себя роль «адвоката свободы слова». Помню их глаза, в которых не было тоски — был интерес к качественным занятиям, которые повышали их квалификацию в узкой, но важной области информационного права и права Европейской Конвенции. Это было куда интереснее, чем просто читать обновления в «Консультант-Плюс».

«А кто ты такая?»

Год мы проработали как региональные сотрудники Фонда защиты гласности, а потом Симонов предложил создать сеть самостоятельных организаций в регионах. В 1996 году их появились восемь, мы зарегистрировали Центр защиты прав СМИ, тогда он работал только в Центральном Черноземье. Но лет через пять мы из таких региональных организаций остались одни. Просто тяжело было существовать и находить деньги — для многих коллег в других регионах это не было основным местом работы.

Я уделяла Центру все свое время. Для меня это была, прежде всего, юридическая практика. То, что я возглавляла организацию, имело второстепенное значение. До начала нулевых у нас кроме меня не было сотрудников с юридическим образованием. Я и консультировала, и в командировки ездила, и в суды ходила, защищала журналистов направо и налево — до тех пор, пока уже никак не могла справляться одна. Тогда мы взяли второго юриста. Потом и этого стало мало — ну и понеслось.

В первые годы мы часто сталкивались со стереотипами. Для журналистов в регионе я была молодым юристом, девчонкой, которая бегала и говорила: «Давайте я вас защищать буду!» Мне отвечали: «А кто ты такая?» У редакторов не было оснований доверять ни Фонду, ни нашему молодому Центру защиты прав СМИ. Мы не обладали серьезным опытом, репутацией. Просто продолжали работать и предлагать помощь.

Постепенно отношение стало меняться. Журналисты заинтересовались, стали про нас писать. Потом начали с нами консультироваться, в том числе те редакторы, которые поначалу всерьез нас не воспринимали. Это же как с врачами: ты доверяешь специалисту, которого тебе порекомендовали. К нам начали приходить лет через десять после начала нашей работы, когда мы уже заработали и опыт, и авторитет, и репутацию. Мне было без разницы — представлять интересы главного редактора крупного издания или журналиста из районной газеты. Иногда я ехала в отдаленный район, а у них там гостиницы нет. Ночевала на кушетке в редакции. Ну и прекрасно! Им тоже нужна помощь.

Правда, самое первое дело, которое я вела, было суперответственным: мне доверил защищать себя один из самых авторитетных в то время журналистов региона, собкор «Известий» Валерий Миролевич, когда на него подал в суд губернатор Липецкой области. Мы с Валерием потом дружили.

«Можем помочь отстоять правду»

Изначально нашу миссию обозначил Фонд защиты гласности: мы защищаем всех журналистов. У нас было и остается только два табу: во-первых, мы не вмешиваемся в конфликты между редакциями и в конфликты между журналистом и редакцией, а во-вторых, мы точно не будем защищать профашистскую прессу.

Было с самого начала понятно, что наша защита реально востребована в маленьких населенных пунктах. У нас есть огромное количество историй, когда на никому не известную, маленькую районную газету с тремя сотрудниками подает в суд какой-нибудь местный начальник. Для них это огромная, неразрешимая проблема. В этом райцентре юристов полтора человека — и все под администрацией. На то, чтобы нанять адвоката, денег у редакции нет. Даже если наймут — не факт, что адвокат в этом вопросе что-то понимает. И тут приезжаем мы. Для газеты это большая надежда и защита. Мы выигрывали 97 % дел по защите чести и достоинства — подавляющее большинство.

Для регионального журналиста, особенно из районной газеты, добиться справедливости непросто, это на уровне глобального подвига.

Он всю жизнь был редактором и понимает, что может проиграть не просто процесс — это будет цивилизационная потеря, он проиграет битву добра со злом.

А мы можем ему помочь отстоять правду. На уровне районных газет это ощущается более выпукло. Мы приезжали не раздумывая, даже если нам не могли заплатить. У нас была возможность помогать, мы это делали искренне. Чем больше у нас становилось опыта, тем больше интереса к получению от нас помощи проявляли более крупные издания. Сейчас нас могут приглашать как представителей в суде и федеральные СМИ, потому что они знают, что мы это делаем лучше многих — у нас просто концентрация опыта выше. 30–50 консультаций в сутки — мало у кого из юристов, работающих в редакциях, есть такой объем опыта.

По каким вопросам мы чаще всего консультируем? Реклама, авторское право, защита чести и достоинства, частная жизнь, риски при публикации фотографий, конфиденциальность источников, фейк-ньюс, правила освещения митингов, за что могут заблокировать сайт, задержания журналистов, как себя вести в случае обыска. Несколько лет назад некоторых из этих категорий дел даже не существовало.

У нас есть определенная позиция по поводу работы pro bono. Мы много дел ведем в интересах журналистов бесплатно, часто и консультируем журналистов, блогеров, фотографов, даже юристов. Но работы все больше и больше, а ресурсы не безграничны, поэтому приходится расставлять приоритеты. Хотите, чтобы мы помогли? Если это дело касается принципиального вопроса в области свободы слова — для редакции это будет бесплатно. Если же нет, но вопрос все же находится в сфере нашей компетенции, наш юрист может представлять ваши интересы в суде — но эту работу придется оплатить, как если бы вы обратились в обычное юридическое бюро. Мы умеем, скажем, регистрировать средства массовой информации, писать уставы, договоры, хорошо разбираемся в законодательстве о рекламе и авторском праве. Но это не защита общественного интереса. А вот дальше мы эти заработанные деньги будем использовать на поддержание работы организации. Потом, когда у какого-то журналиста случится проблема, мы сможем оказать ему помощь pro bono в ситуации защиты общественного интереса. Так это работает во всем мире: ты зарабатываешь на чем-то относительно коммерческом и тратишь заработанное на защиту общественного интереса pro bono. Мы стараемся делать именно так. Я считаю, что это правильно и цивилизованно.

«Боевое крещение»

У меня было боевое крещение, после которого ни одно дело уже не пугает. В 1998 году — мне было 26 лет — я вела дело одной местной телекомпании. На них подало в суд местное отделение РНЕ. Я представляла в суде интересы журналистов — и мне угрожали убийством.

Телекомпания сняла ролик о том, как накануне 9 мая по Нововоронежу марширует как будто настоящий нацистский отряд в черной форме, очень похожей на фашистскую, с красными повязками на рукаве, на которых было изображено что-то похожее на свастику. Маршировавшим парням на вид было лет 17–18, возглавлял их взрослый мужчина с овчаркой. Кто-то позвонил в телекомпанию: «У нас фашисты маршируют по городу». Они приехали, сняли репортаж. Когда этот репортаж дали в эфире, закадровый голос произнес: «Когда-то мы это уже видели» — и дальше склейка с кадрами из «Обыкновенного фашизма». Этих ребят не называли фашистами, журналисты просто показали сходство.

Воронежское отделение РНЕ, которое тогда было очень сильным, подало в суд иск о защите деловой репутации в связи с тем, что их сравнили с фашистами. Моей задачей было защитить телекомпанию и ее право такое сравнение проводить, потому что это право на свободу выражения мнения. В суде нам надо было не только показать, что РНЕ-шники похожи на фашистов внешне, но и доказать, что у них схожая с фашистской идеология. Мы закопались глубоко. Один из парней, который ушел от них, принес нам устав РНЕ, и мы имели возможность сравнить текстуально риторику, практики и так далее. Социологическое агентство провело для нас соцопрос: людям показывали свастику и коловрат, и они говорили: «Да, похоже». На процессе судья, взрослый мужчина, боялся, потому что по коридору суда маршем ходили молодчики и чуть ли не с ноги открывали дверь в зал судебных заседаний. Судья сидел весь съежившись.

Когда мы закончили, и он вынес решение в нашу пользу, эти ребята подошли и прямо в зале суда начали угрожать нам убийством. Судья сделал вид, что ничего не услышал, быстренько ушел.

Я и несколько журналистов, которых я защищала, тут же из суда пошли в прокуратуру, написали заявление по факту угрозы убийством. Возбудили уголовное дело, все серьезно. Мой однокурсник был в то время следователем областной прокуратуры. Он говорит: «Слушай, Галь, ну был бы труп — было бы дело, ну что ты, в самом деле, это ж угроза, ерунда все это». Но мы понимали, что все серьезно. В те годы весь Воронеж был разрисован свастиками, из города уезжали еврейские семьи, баркашовцы патрулировали город вместе с милицией и раздавали свою газету в центре города. Угрозу лично в мой адрес повторили через три месяца. Зампредседателя воронежского отделения РНЕ преследовал меня на улице: подошел, мы проговорили целый час. По взгляду было понятно, что он реально может сделать что угодно.

Симонов тогда меня на месяц из Воронежа вытащил — я сначала жила в Москве на «конспиративной» квартире у его сестры Маши, потом уехала на пару недель в Нью-Йорк к подруге. Этого парня объявили в розыск, но так и не нашли. ФСБ-шник, который курировал РНЕ, пообещал мне, что меня не тронут, а вскоре баркашовцы перестали быть кому-либо интересны, актуальны и сильны. РНЕ впоследствии признали экстремистской организацией.
Сейчас, когда я веду дела и думаю о личной безопасности, я ощущаю другой уровень рисков. Когда ты ведешь дело против какого-нибудь чиновника — да, у него есть власть, связи, есть риск, что ты не выиграешь дело в суде, потому что он надавит на судью и тот вынесет нужное решение. Есть риск проиграть, тебе будет обидно, но, согласитесь, это другой уровень.

Мы ведем разные дела — в том числе с участием очень влиятельных людей. Я вела дело The New York Times, когда на них подавал в суд Владимир Якунин. Я вела дела, которые инициировали губернаторы нескольких регионов против журналистов этих регионов. Но до такого уровня опасности, как тогда, дело больше не доходило.

Мы понимаем, какие сейчас риски: тебя признáют еще каким-нибудь агентом, на тебя заведут уголовное дело. Но мы уже этим так давно занимаемся… Ты просто не можешь все бросить и уйти цветы продавать или, не знаю, заняться сопровождением риэлторских сделок. Ты в этом всем хорошо разбираешься и можешь быть полезен.

Риски мы учитываем, в том числе для своих близких. Они у нас все понимают. В нашей стране быть членом семьи правозащитника — тоже риск. Надо сказать, что я невероятно благодарна и всем нашим сотрудникам. Они не революционеры, не безбашенные герои. Они просто профессионально и качественно делают свою работу. Осознавая всю опасность, никто из них еще не собрал чемоданы и не ушел.

«Я видела подъем и спуск»

В 1999 году, вскоре после истории с РНЕ, я уехала учиться в Англию по программе Совета Европы для практикующих юристов. К тому времени я уже вела кучу судебных процессов, но про Европейскую конвенцию ничего не знала и никак ее не применяла. Тогда для меня открылся удивительный мир: оказывается, это не пустые слова (какой-то Совет Европы, какой-то Европейский суд), а потрясающий глубокий подход к анализу каждого дела, логичный, с целой системой доказательств.

У российских юристов, когда они заканчивают юрфак, складывается утилитарный подход. Нас учат континентальному праву, тому, как применять писаные законы: есть норма, и если написано «нельзя» — значит нельзя! Мое единственное воспоминание от курса международного права на юрфаке — это система международных перевозок. Какие там права человека? Сейчас, конечно, об этом что-то рассказывают, а у нас ничего такого особо и не было — у судей, понятно, тоже.

Представьте: вы судья, к вам приходит юрист и начинает сыпать практикой Европейского суда по правам человека, а вы смотрите на него как баран на новые ворота. Некоторые судьи так и говорили: «Что вы мне на какое-то европейское право ссылаетесь? Давайте поближе к Гражданскому кодексу, к постановлениям Пленума Верховного суда, у нас тут российские законы». Это, конечно, дремучий правовой нигилизм.

Тогда мы начали проводить семинары для судей по этой теме. Для них открылся большой интересный правовой мир, потому что это юриспруденция другого качества. Не потому, что наше плохое, а европейское хорошее. Просто уровень аргументации в судебных решениях совсем другой. Когда мы им показывали, как правовые подходы, прецеденты Европейского суда можно применять в национальной практике, это создавало интересный эффект — они чувствовали себя более уверенно, чувствовали свое преимущество перед коллегами, которые этого не знают.

Сейчас наше государство дает понять: мы не будем обращаться к практике ЕСПЧ, это не наши ценности, наш закон главнее. Я видела подъем и спуск. Я видела, как судьям становилось все это интересно. И даже когда государство стало говорить о верховенстве национального закона, те, кто обращался к международному праву раньше, на самом деле и продолжают его применять.

«Не выросло»

Что для меня свобода слова? Это очень сложный вопрос. И я сама, и все наши юристы пришли в эту сферу не потому, что были фанатичными, убежденными борцами за свободу слова. Но как только ты погружаешься в реалии, ты начинаешь искренне верить, что свобода слова — это действительно ценность, которую стоит защищать. Свобода слова важна не только для журналистов, как профессиональный инструмент. Она важна для каждого.

Мне кажется, в особенности в последние годы, когда в стране всплеск журналистики расследований, когда такие проекты начали создаваться один за другим, — эта работа вызывает уважение. Ты хочешь быть к ней причастен, хочешь помогать журналистам выполнять их миссию, делать общество лучше — и нашу жизнь тоже. Свобода слова — для каждого что-то свое, личное. Для кого-то это возможность читать, что хочется; для кого-то — высказать свою мысль так, что тебе не заткнут рот, не скажут, что ты дурачок и говоришь ерунду. Журналисты, с которыми мы работаем, очень разные: и советской школы, и молодые, и те, кто приходит в журналистику не через журфаки, а из других профессий. Это очень разные люди с разным отношением к своей миссии. Некоторые вообще ничего про миссию не знают, но становятся интересными авторами, которые гораздо больше соответствуют высоким стандартам журналистики, чем те, кто окончил журфак.

Я вижу, что у нас в людях недостаточно воспитано чувство собственного достоинства. Люди не готовы защищать свои права, потому что не чувствуют, что эти права нарушены. Им кажется, что всё норм: вот у меня машина есть, квартира, я могу пойти в магазин и купить, что хочу, в очереди стоять, как в 1980-е, не надо, могу поехать куда-то.

Общество потребления вполне состоялось, а чувство собственного достоинства — как гражданина и самостоятельной личности — не выросло, потому что и государство не проявляет уважения к человеку.

Люди верят, что свобода слова — это вседозволенность. «Ах вы хотите детское порно, наркотики, безобразия в интернете?» Они не считают, что свобода слова — это когда можно не бояться высказать свое мнение, когда тебя за это не выгонят с работы и не будут преследовать за инакомыслие, когда ты получаешь от государства достоверную информацию, которая влияет на качество твоей жизни. На мой взгляд, свобода слова — это чувство собственного достоинства.

Помню одну историю, которая меня до глубины души потрясла в Швеции. Я там периодически преподаю в университете по программе повышения квалификации для журналистов. У них закон о свободе печати самый старый в мире, 300 лет закону, но он до сих пор действует. А где-то в 1980-е годы ввели закон о доступе к информации. Это настоящая свобода доступа к информации: в каждом государственном учреждении в холле стоит компьютер. Ты можешь прийти, влезть в официальную электронную почту мэра, министра юстиции, проверить, кто им пишет и как они отвечают. Многие журналисты так и работали: с утра перед началом рабочего дня по понедельникам, например, приходили в мэрию проверить почту чиновников — что у них спрашивали граждане и что они им отвечали.

В какой-то момент, вот так проверяя почту одного из министров, какой-то журналист увидел, что министр по рабочей почте переписывался с любовницей, тоже госслужащей. Но журналист не стал публиковать эту сенсацию, рассудив, что работу они оба выполняют хорошо, поэтому скандал и отставки будут не в интересах общества.

Такой уровень аргументации у нас, мне кажется, был бы невозможен. Это к вопросу о том, что до свободы слова и до понимания значимости доступа к информации нужно еще дорасти. Мы начали этот рост, но нам подрубили крылья. На мой взгляд, все, что происходит в последнее время, наоборот, давит на общество, которое деградирует в своем понимании этих ценностей. Не все, конечно — некоторые протестуют. Но есть очень большой пласт населения, которое вообще не понимает, зачем нужна вся эта борьба за свободы. Вот же сериалы по телевизору показывают — что еще надо?

«Враги государства»

Перед тем, как внести организацию в реестр иностранных агентов, минюст приходит с проверкой. К нам пришли в начале февраля 2015 года, потребовали кучу документов. Для вручения актов проверки вызвали в местный минюст — а под окнами минюста уже ждали НОДовцы с пикетом, хотя нас еще никто агентами не признал. Было понятно, что НОДовцев туда кто-то послал: эти мальчики, девочки, тетки протестовали против Центра защиты прав СМИ, но не знали, чем мы занимаемся и кто мы такие. Я мимо них прошла, они даже не рыпнулись — не знали, как я выгляжу. Дня через два появилась информация о том, что нас включили в реестр.

В чем мы виноваты? Мы раздуваем проблему цензуры, критикуем законодательство в области интернета, защищаем нелояльных журналистов. Кажется, власти вообще считают, что свобода слова, права человека — это политика в чистом виде, и неважно, каким аспектом прав человека ты занимаешься. Для них работа юриста, защита и оказание юридической помощи — это и есть политическая деятельность.

Я семь лет возглавляла общественный совет при ГУВД по Воронежской области, и продолжала его возглавлять еще два года после признания нас иностранными агентами. Начальник ГУВД, генерал, тогда спокойно сказал: «Это вообще нас не касается, какие-то агенты. Мы Арапову знаем, ее репутации доверяем, не вижу необходимости в этой ситуации ее менять».

Те дни были страшным стрессом для всех. Мы глотали таблетки вместе с сотрудницей минюста, с которой подписывали протокол. Обе были на нервах, сидели и плакали. Она понимала, какой это все бред, ее как через коленку переломали. Заставили, чтобы она свою фамилию поставила под актом. Она потом у нас в суде на обжаловании решения Минюста в обморок упала, мы так и не смогли ее допросить, кинулись вызывать скорую.

Впрочем, на таких процессах всем все понятно — и судье, и даже секретарю судебного заседания. Бред же, просто откровенный! Но ты понимаешь, что судья все равно примет решение как нужно, как и в отношении других организаций. Каждый раз люди пытаются найти какую-то аргументацию: «Ну вот они митинги организуют, а вы же не организуете?» Нет, не организуем. «А вот те ребята выборами занимаются, вы же не занимаетесь?» Нет, не занимаемся. «Ну с ними понятно, а вас-то за что?!»

Не надо искать никакой логики. Ее нет.

Ты лишаешься многих возможностей. На тебя навешиваются обязанности, во многом унизительные, на которые надо тратить много времени. Государство говорит: «Мы же это делаем для того, чтобы вы были более прозрачными, чтобы вы отчитывались о своих доходах». А что, раньше мы не отчитывались? Да мы тут самые прозрачные! Если ваши чиновники наполовину коррумпированы, а бизнес сидит на серых схемах, то мы всегда с зарплат платили все налоги, всегда отчитывались перед всеми органами, подавали все отчеты.

Ну ладно, теперь мы более прозрачные, теперь мы все вывешиваем на сайте минюста. Но почему обязательно надо называть это «иностранный агент», а не как-то иначе? Ты должен ставить этот сомнительный ярлык на всех материалах, которые распространяешь. Штраф за отсутствие пометки конский — 300–500 тысяч. У нас столько за нанесение ущерба здоровью по уголовным делам не дают! Совершенно лицемерная логика.

Тебя загоняют в какую-то маргинальную нишу, как будто ты делаешь что-то плохое — а на самом деле ты просто занимаешься обычной, полезной для общества юридической практикой. Критикуя какой-нибудь плохо написанный закон, ты ничем не отличаешься от аспиранта юрфака, который делает то же самое в кандидатской диссертации, или от юриста-ученого, который пишет научную статью в журнал. Или от обычного адвоката, который делает это в апелляционной жалобе. Просто мы это делаем не в научной статье — помимо защиты в судах, мы это комментируем, допустим, в газете «Коммерсант». Потому что когда ты занимаешься всем этим столько лет, ты лучше многих понимаешь все плюсы и минусы нового законопроекта, перспективы поданного судебного иска.

В конце концов, любой профессионал с дипломом юриста-правоведа — это человек, который умеет читать, толковать и применять законы.

Это моя работа, моя компетенция. А теперь вдруг оказывается, что это не просто политическая деятельность, а еще и деятельность против государства — как ты смеешь вообще критиковать законы, написанные нашим парламентом?

А почему я не могу критиковать? Я же просто говорю о том, что определенная норма сформулирована некачественно, поэтому она может привести к злоупотреблениям. Государство ведь само утверждает, что все законы должны быть четкими, ясными и недвусмысленными, что они должны единообразно применяться. А для этого они должны быть написаны качественно. Если в законе есть дыра, которая делает его «дышлом», то его надо менять. И когда такое пишет аспирант юрфака МГУ, это норм, а когда ты говоришь то же самое, будучи юристом правозащитной организации, ты иностранный агент. А то и предатель Родины, как уже начали говорить в Госдуме.

Во всех странах мира правозащитные организации занимаются одним и тем же — защитой прав человека. На самом деле они помогают государству решить какие-то социальные проблемы, до которых у него не доходят руки. При нормальном отношении властей к правозащитной деятельности государственный и негосударственный сектор вместе могут сделать общество более гармоничным, счастливым, решать проблемы, например, с пенитенциарной системой, экологией, находить еще какие-то ниши для совместной деятельности. А наши власти это воспринимают так: вы что, нас критикуете за то, что мы недостаточно денег на что-то потратили? В чьих интересах вы нас критикуете, кто от этого выиграет? Вы на чьи деньги критикуете?

Можно принять помощь, а у нас вечно ищут, кто с этого выгоду поимел.

«У справедливости нет срока давности»

Пока мы судились первый год, было тяжело. Но у нас был очень высокий уровень поддержки со стороны журналистов в разных регионах — даже тех, кому мы никогда не помогали. Журналисты и на региональном, и на федеральном уровне восприняли признание нас иностранными агентами как плевок в их сторону. Если вы вешаете ярлык на юристов, которые нам помогают, что ж тогда о нас самих говорить? Многие редакции ставили баннеры на сайты в нашу поддержку. За неделю журналисты сами организовали и запустили сайт поддержки Центра защиты прав СМИ.

Потом наше «агентство» стало уже какой-то рутиной, мы перестали по этому поводу впадать в депрессию и ярость. Ну да, пишем отчеты, да, на сайте у нас стоит этот дисклеймер, да, подали жалобу в Европейский суд и да, помогаем другим. После нас уже Фонд защиты гласности включили в реестр иноагентов, мы их защищали в суде.

Ты просто живешь в этом и наблюдаешь, как дальше все становится хуже: физлица — иностранные агенты, СМИ — иностранные агенты. Уже как бывалый начинаешь поддерживать новобранцев. Все проходят через одни и те же стадии. Мы были в худшей ситуации, потому что до нас никого не было. Сейчас уже понятно, что это знак качества, хорошая компания, и в определенном сегменте общества стало всем ясно, что иностранные агенты — это такой элитарный клуб приличных людей, которые добились чего-то в профессиональной защите прав человека.

Мы продолжаем работать, но из-за многих факторов становится тяжелее. Если раньше мы 97–98 % дел выигрывали полностью, а оставшиеся 2 % — частично (когда журналисты допускали реальные косяки), то сейчас в некоторых делах ты просто бьешься о стену, потому что у судьи такая установка: «Интернет — зло!» О блокировке попросил прокурор, а как же прокурора не удовлетворить? Если прокурор просит о блокировке всего сайта, суд блокирует весь сайт, хотя речь об одном маленьком комментарии, который уже давно удален. Судьи иногда даже не пытаются разбираться! Стало тяжелее вести эту категорию дел, потому что есть авторитетное мнение: свобода слова — это плохо, журналисты распоясались, нужна цензура, у нас идет борьба с терроризмом, с экстремизмом, давайте ограничим здесь, ограничим там. Судьи же считывают эти установки — и рассматривают дела более жестко по отношению к журналистам. Все дела, связанные с интернетом, все дела, где одной из сторон является Роскомнадзор. Подавляющее большинство дел сейчас Роскомнадзор выигрывает, и не потому что у них юристы сильнее, а потому что это государственная структура, работающая на передовой в борьбе за информационную безопасность.

Государство решает спор с самим собой. Пришел чиновник к чиновнику, они поговорили и, конечно, между собой договорились.

Да, юристам стало тяжелее — мы часто не получаем морального удовлетворения от своей работы. Ты работаешь-работаешь, помогаешь-помогаешь, а в результате все равно один за другим проигрыши.

Но на журналистов это действует иначе: если на журналиста каждый раз подают в суд и он каждый раз проигрывает, он начинает терять уверенность в том, что делает. Зачем браться за сложные темы, если можно писать по пресс-релизам, и в суд на тебя подавать никто не будет? Зачем идти освещать митинги, если от этого могут быть одни неприятности? Можно же не отсвечивать, работать за зарплату и не иметь никаких проблем. Поэтому, когда мы идем с журналистом в суд, и мы, и журналист хотим как любые нормальные люди какого-то позитивного исхода. Мы верим в справедливость, и когда справедливости не достигаем, все разочаровываемся. А когда мы разочаровываемся из раза в раз, из года в год, — это морально тяжело и выматывает. Но в последнее время уже все осознали, что защищаться в суде нужно хотя бы ради уважения к себе, вещи должны быть названы своими именами, даже когда понятно, что решение может быть не в твою пользу. Часто мы проходим все судебные стадии, отдавая себе отчет в том, что справедливости мы сможем добиться только через несколько лет в Европейском суде. Но и это важно, у справедливости нет срока давности.

Еще одна причина, по которой стало тяжелее, — все более репрессивное законодательство. Приходишь на работу, а у нас опять приняли очередной закон. Какой-то день сурка, каждое утро новости: замедлили Твиттер, внесли очередной законопроект о пометках в СМИ, предложили запретить разглашать информацию о судьях, ввели отличительные знаки для журналистов… Такой концентрации ограничений и негатива десять лет назад не было.

«Ты не можешь просто выключить телефон»

С негативом работать очень тяжело, поэтому мы в коллективе стараемся равномерно распределять нагрузку. Раньше находили возможности на ретриты ездить. Думаю, мы начали это делать гораздо позже, чем многие московские правозащитные организации. Мне в голову никогда не приходило, что можно взять весь коллектив и куда-то вместе поехать, чтобы отдохнуть, переключиться, поработать с психологами, просто вырваться из рутины.

У меня пока не получалось серьезно заняться собой, перезагрузиться, максимум, что получается, — брать иногда короткий отпуск, иначе напряжение при нашем ритме работы и нагрузке накапливаются. Скажу честно: у меня уже даже нет времени на нормальные человеческие хобби (если не считать посещения музеев и художественных галерей в поездках), чтобы переключаться. Мне надо этому снова учиться.

Из-за того, что у нас страна такая большая, а мы по сути единственная организация, которая выполняет такую функцию — юридической службы медиа на аутсорсе, — очень часто бывает, что я еще не успела лечь спать, а на Дальнем Востоке у журналистов уже начались проблемы. И они начинают писать часа в два часа ночи по моему времени — у них-то уже начало рабочего дня.

Ты не можешь просто выключить телефон, потому что журналисты работают почти круглосуточно, иногда допоздна готовят текст, который должен выйти утром, и его нужно проверить на юридические риски.

Если я на самом деле еще не сплю, и возник срочный вопрос, я не могу журналисту сказать: «Ты знаешь, у меня конец рабочего дня, в два часа ночи я тебе не буду отвечать».

Если мне звонят в такое время, значит я реально нужна, что-то произошло. Например, у журналистов обыск. Это тот случай, когда ты понимаешь, что работаешь в режиме скорой помощи и вынуждена своим личным временем в определенной степени жертвовать.

Очень завидую коллегам, которые пишут: «Я беру отпуск на месяц и уезжаю, не звоните и не пишите!» Пока не представляю, чтобы я взяла отпуск на месяц и уехала — и мне за это время ни один журналист не написал бы и не позвонил. Мы пытаемся максимально уберечь сотрудника, который уходит в отпуск. Только у меня так не получается. Наверное, тоже надо научиться. Это вопрос работы над собой на будущее.

Я люблю путешествовать, но, как правило, путешествую по работе. Много где была, в семидесяти с лишним странах, — и это большая удача. Чем больше ты ездишь по миру, чем больше видишь, как живут люди в разных странах, тем больше меняется твой взгляд на жизнь — в том числе на жизнь в своей собственной стране. Но если вдруг где-то за границей начинают ругать Россию, ты бросаешься на ее защиту. Как бы хорошо ты ни осознавала проблемы в стране, ты все равно ее защищаешь. Ты никакому чужаку не позволяешь покуситься на твою родину. Политический режим и моя Россия — это разные вещи.

Мы столично ориентированная страна, и всегда, во всех моих интервью, возникает вопрос: почему вы не в Москве? А почему обязательно все должно быть в Москве? Что, за пределами Москвы жизни нет?

Может быть, именно благодаря поездкам мне в какой-то момент показалось, что не так уж важно, где я живу — в Москве или в Воронеже. Я и из Воронежа отлично могу делать свое дело. Может быть, даже делаю его эффективнее, чем если бы переехала в Москву. Тут я трачу меньше времени на дорогу до работы, успеваю больше. У меня здесь семья, друзья, родственники, люди, которым я дорога, которые мне дороги, мы поддерживаем друг друга, я имею возможность с ними видеться. Это тоже важно, это часть жизненной экологии. Можно, конечно, все поменять, порвать, уехать и выстроить иерархию связей и отношений с нуля. Но раз в какой-то жизненный момент этого не произошло…

Исторически сложилось так, что из региональной НКО мы доросли до уровня федеральной организации, у нас сложился авторитет на международном уровне. Мы находимся здесь, но это не мешает крупным федеральным редакциям искать нашей помощи. И если их не смущает, что у нас офис не на Тверской, а в Воронеже, значит, мы чего-то добились.

Беседовала Катерина Фомина

Источник: медиапроект «Гласная», 27.07.2021

Что такое MOOC (Массовые открытые онлайн курсы)

Одной из последних инноваций в образовании стала возможность дистанционного обучения посредством электронных курсов в режиме онлайн.

Переход обучения в интернет-плоскость начался в 2000-х годах в связи с появлением открытых интернет-курсов, когда известные мировые университеты начали выкладывать в свободный доступ записанные лекции. Спрос на подобные образовательные услуги оказался крайне велик, и уже в 2008 году сформировалась принципиально новая методика образования под названием МООК (Массовые Открытые Онлайн Курсы; англ. MOOC – Massive Open Online Course).

Что такое MOOC?

Аббревиатура MOOC состоит из четырех отдельных терминов.

  • Massive (массовый): данная форма интернет-обучения предполагает большое количество студентов, не ограниченных географическим положением.
  • Open (открытый): онлайн обучение бесплатно для всех желающих.
  • Online (онлайн): курсы дистанционного обучения проводятся с использованием средств онлайн связи. Все материалы находятся в электронном виде в свободном доступе.
  • Course (курс): структурированная и упорядоченная подача информации с определенными целями, правилами работы и временными ограничениями, которые, тем не менее, могут изменяться для каждого отдельного участника.

Что отличает MOOC от прочих курсов онлайн обучения, а также от традиционных способов получения образования?

MOOC – это не просто дистанционные курсы образования, это отдельная методика обучения, включающая в себя большой комплекс разнообразной деятельности. И как и у каждой методики, MOOC имеет свои достоинства и недостатки.

Достоинства онлайн обучения и MOOC

  • Интерактивность.

    Вопреки распространенному заблуждению, онлайн обучение не означает отсутствия обратной связи со студентом. Напротив, MOOC предполагает наличие многочисленных каналов коммуникации с преподавателем-ведущим курса, а также с остальными слушателями.

  • Полезные связи.

    Студенты имеют возможность организовать сообщество по текущему онлайн курсу, где они будут не только делиться знаниями друг с другом, но и выступать в роли проверяющих. Обычно каждый участник дистанционного образовательного курса должен проверить работы нескольких студентов. В свою очередь, его работа также будет проверена несколькими слушателями. Таким образом, формируется группа из слушателей, заинтересованных в тематике курса и своем профессиональном развитии в обозначенной области. Каждый участник получает уникальный шанс расширить свое представление о выбранном предмете и завести интересные и полезные знакомства, получив информацию «из первых рук».

  • Быстрая обратная связь и оценка.

    После сдачи работ студенты получают оценку своих знаний практически мгновенно. При этом, каждый получатель онлайн образования имеет возможность пересдать экзамен или переписать тест.

  • Лучшие преподаватели мира.

    Онлайн обучение проводится преподавателями самой высокой квалификации из самых известных мировых университетов. И каждый студент дистанционного курса имеет возможность пообщаться с ведущим лично.

  • Бесплатное онлайн обучение.

    Сам термин «open», зашифрованный в названии MOOC, означает «бесплатный», или условно бесплатный. Как правило, за само прослушивание курса и участие в заданиях оплата не взимается. Однако, даже при её наличии, расходы на MOOC-курс несравнимы с расходами на очное обучение, и представляют собой символическую плату.

  • Новейшие специальности.

    Рынок труда развивается быстрыми темпами. Уже давно появились и стали востребованы специальности, которым до сих пор не обучают в обычных университетах. Курсы, проводимые в режиме онлайн, способны реагировать на изменения рынка молниеносно, предоставляя обучающие программы на злобу дня.

  • Структурированная подача материала.

    Современные средства связи позволяют оптимизировать подачу информации, сделав ее лаконичной и удобной к восприятию. Короткие видеоролики гораздо лучше принимаются слушателями, чем, к примеру, длинная лекция. Огромный поток повествования, объединенный заданной курсом темой, делится на короткие и хорошо усвояемые порции знаний.

  • Свободный график обучения.

    Каждый курс ограничен временными рамками, в которых студент может составить удобный для себя график обучения. Лекцию можно посмотреть позже, или пересмотреть несколько раз, если тема непонятна. Домашнее задание также выполняется в любой удобный промежуток времени и в любом темпе.

  • Смешанная система онлайн обучения.

    Процесс дистанционного обучения предполагает использование самых разных материалов. Дистанционные курсы образования MOOC не ограничены видеороликами, они дополняются ссылками на различные источники: текстовые документы, аудиофайлы, обсуждения на форумах и в соц. сетях. Такая система не только повышает восприятие материала, но и развивает способность у слушателей ориентироваться в потоке информации и самостоятельно добывать нужные знания.

Недостатки онлайн обучения и MOOC

Система MOOC нацелена на получение знаний исключительно по инициативе слушателя, и предполагает высокую степень самоконтроля и мотивации. Поэтому к недостаткам онлайн образования можно отнести:

  • Самостоятельное освоение учебного материала.

    Задача дистанционного образовательного курса – снабдить слушателя всей необходимой информацией для ее самостоятельного освоения. Если в случае с очным образованием студент после лекции или даже в процессе ее чтения может обратиться напрямую к преподавателю, то в рамках MOOC данная функция ограничена. Один ведущий не в состоянии ответить на вопросы тысячи слушателей.

  • Отсутствие тотального контроля за выполнением заданий.

    Выполнение заданий и итоговая аттестация — целиком и полностью ответственность студента. Обмануть систему не составляет труда, но только слушатель решает, для чего ему необходим сертификат – для профессионального и личностного роста, или же для «галочки».

Для кого подойдет система дистанционного онлайн обучения?

  • Интернет-курсы открывают доступ к любому виду образования. Вы можете получить высшее образование онлайн в любом университете мира, и стать обладателем подтверждающего сертификата.
  • Если вы уже имеете высшее образование и хотели бы получить дополнительные знания в выбранной области, то можете дистанционно повысить свою квалификацию.
  • Если же выбранная вами сфера деятельности не устраивает вас, вы можете пройти переподготовку дистанционно. Тематика онлайн курсов MOOC невероятно широка.

Человеческое достоинство: что это такое и как его не потерять | Дамы-Господа

Достоинством называют внутреннее благородство человека независимо от происхождения и положения в обществе. Это характеристика личности со стороны его внутренней ценности. Уважение и самоуважение человека.

Часто мы слышим: «он этого достоин», «достойные люди». Слова: честь, совесть, честность, благородство – синонимы слова «достоинство».

В жизни мы уважаем людей за добрые дела и поступки. К примеру, А. П. Чехов, Д. С. Лихачев, Мать Тереза. Мы презираем тех, кто предает, убивает, обманывает, обижает слабых, издевается над животными…

Как не потерять достоинство

Наша жизнь становится более комфортной, стремительной, сложной и менее предсказуемой. Она бросает нам вызов своей нестабильностью. Надеяться на внешние точки опоры больше не приходится, жить иллюзиями уже не хочется. Остается искать точку опоры в себе, самостоятельно строить основы определенности в своей жизни.

Фундаментом могут стать такие качества, как честь и достоинство. Эти понятия обесценены, ассоциируются с временами рыцарства и находятся, скорее, в механическом употреблении.

Гораздо проще жить без этих качеств и не «грузить» себя подобными требованиями, порхать по жизни беспечным мотыльком. Наука достоинства заставляет жить по заданным себе ценностям и критериям, отвечать за свои поступки и за свою жизнь в итоге.

Честь – это голос совести, его можно услышать в результате внутренней работы над собой. Жизнь требует от нас мужества и действия, готовность «держать удар» и идти своим путем дальше. Надеяться на комфорт и покой – иллюзия для слабых. Единственный человек, который в ответе за личное счастье – это ты.

Человек, который верит, что он может что-то изменить, живет и действует по нравственным принципам, чем тот, кто лишен такого убеждения. И результат получают разный, он подкрепляет убеждения каждого в своей правоте.

Достоинство и честь помогают людям занимать активную жизненную позицию и не позволяют делать вид «я тут ни при чем», «ничего не вижу, никого не слышу».

Происходящее вокруг, «проходит» через человека. Он участвует в жизни близких людей, он чувствует боль и радость жизни. Такой человек развивается и раскрывается как сильная личность, которая отвечает не только за свою жизнь, но и за тех, кому можно помочь.

Честь и достоинство тем, кто выбирает трудные пути и получает от этого удовольствие. Его наградами станут самоуважение и радость бытия.

😉 А как бы вы ответили на вопрос: достоинство: что это такое? Кого бы вы поставили в пример? 

хАчу ещё:

Кодекс чести русского офицера 1804 года на все времена

Что такое совесть: размышления о совести, цитаты

Совесть нации и великий гуманист: история Дмитрия Лихачева

ПОДПИШИТЬ, ЧТОБЫ ВЕРНУТЬСЯ!

ПОДПИШИТЬ, ЧТОБЫ ВЕРНУТЬСЯ!

описание ткани, состав материала и свойства, достоинства

Изделия из сатина можно найти почти в каждом доме, так как материал отличается практичностью и эстетичным внешним видом. Рассмотрим, его разновидности и характерные особенности, а также какие достоинства он имеет. 

Сатин: что это

Сатин: что это за ткань, что для нее характерно? Это натуральный материал из хлопковых нитей с одноименным переплетением, выполненным шагом 4:1. Поверхность полотна гладкая. Для лицевой стороны характерен слабый блеск.

Состав ткани сатин и ее плотность зависят от способов изготовления. В материале могут встречаться примеси других волокон, но основу составляют хлопковые нити.

Классификация

Встречается множество видов материала, поэтому все охватить практически невозможно. Классифицировать полотно можно по нескольким признакам.

В зависимости от происхождения нитей выделяют виды сатина:

  • Креп производится из полиэстера. Он характеризуется гладкостью лицевой стороны, по тактильным ощущениям похож на атлас. Креп используется для изготовления блузок, юбок, платьев.

  • Жаккард отличается высокой плотностью переплетения нитей. При производстве полотна на лицевую и изнаночную сторону наносится набивной рисунок. Материал выполнен из хлопка, но напоминает шелк.

  • Ротор характеризуется легким блеском на лицевой стороне. Полотно отличается высокой прочностью.

  • Шелк-сатин представляет собой натуральный материал, сделанный из переплетения шелковых и хлопковых нитей. Он полностью натуральный и гипоаллергенный, поэтому отлично подходит даже для детских вещей.

  • Хлопковый сатин (коттон) изготавливается из нитей хлопка различными способами плетения.

  • Мако относят к элитным тканям. Поверхность материала отличается гладкостью, что происходит благодаря последовательному продольному и поперечному пересечению.

  • Стрейч представляет собой сочетание хлопковых нитей с волокнами лайкры или эластана, благодаря чему ткань отличается эластичностью.

  • Страйп характеризуется наличием полос различного блеска.

  • Изнанка мэнси изготавливается из флиса. Материал отлично подходит для постельного белья. 

Материал сатин классифицируется в зависимости от его назначения. С этой целью выделяют:

  • для пошива одежды;

  • портьерный;

  • для пошива постельного;

  • корсетный и др.

Материалы изготавливаются различного качества, как бюджетные варианты, так и эконом-класса. 

По плотности ткань делится на следующие виды:

  • стандартная, применяющаяся для спальных комплектов. Плотность составляет 85-130 нитей;

  • набивная с 85-170 нитей;

  • печатная, с плотностью менее 170 нитей;

  • жаккард с 170-220 нитей;

  • мако с плотностью более 220 нитей. 

Выбирая сатин, характеристика ткани имеет большое значение. Материал различается видом рисунка.

  • Однотонная ткань встречается различных цветов.

  • На набивной сатин наносится узор с помощью реактивного или пигментного способа печати на этапе производства.

Можно увидеть, как ткань сатин смотрится на фото, и оценить все многообразие расцветок и рисунков. Материал доставляет приятные тактильные ощущения, он мягкий и гладкий, благодаря использованию натурального сырья для его изготовления. 

Где используется

Выбирая ткань сатин, необходимо учитывать ее описание. Материал применяют для пошива различных изделий:

  • постельного белья;

  • штор и занавесок;

  • домашнего текстиля;

  • мужская и женская одежда;

  • вещи для детей;

  • одежда для сна и отдыха. 

Сфера применения зависит от характеристик ткани и его плотности. Поэтому при выборе следует обращать внимание на состав сатина. 

Достоинства и недостатки

Материал имеет положительные и отрицательные качества. Достоинства сатина связаны с тем, что он изготавливается из натурального сырья. Среди них отмечают:

  • Износостойкость. Материал выдерживает сотни циклов стирки, не теряя изначального внешнего вида.

  • Экологическая чистота и гипоаллергенность. При изготовлении ткани не используются токсичные вещества. Она не вызывает аллергических реакций.

  • Хорошо пропускает воздух и впитывает влагу.

  • Легко гладится, плохо мнется.

  • Эстетичный внешний вид.

  • Высокая прочность обеспечивает длительный срок службы.

  • Хорошая теплопроводность. 

  • Доставляет приятные тактильные ощущения.

Несмотря на высокое качество ткани, можно отметить и ее недостатки:

  • Сатиновое постельное белье может скользить из-за слишком гладкой поверхности. Чтобы этого избежать рекомендуется надевать одежду для сна из хлопка.

  • Некоторые люди считают, что укрываться простынями и пододеяльниками из сатина летом слишком жарко.

Данные недостатки относительны, так как для кого-то могут считаться достоинством. Натуральный сатин выполнен из органического сырья, что обеспечивает его качество и износостойкость.  

Как выбрать натуральный сатин?

Синтетический сатин стоит гораздо ниже, чем натуральное полотно, поэтому используется для пошива изделий эконом-класса. Но встречается, что производители добавляют в состав материала вискозу или полиэстер, не ставя об этом в известность покупателя. Поэтому важно знать критерии выбора натуральной ткани.

  • Искусственный материал меньше весит и быстрее сохнет.

  • Синтетическая ткань легко электризуется, поэтому достаточно несильно потереть края полотна.

  • Натуральная ткань плохо мнется, на ней практически не остается следов заломов.

  • Оригинальное полотно характеризуется гладкой поверхностью, на которой не образуется катышков.

Один из способов проверить изделие на натуральность – поджечь ниточку из материала. Если она плавится и дымится черным, то большая вероятность, что это синтетика.

Натуральный сатин представляет собой хлопчатобумажную ткань, обладающую атласным блеском лицевой стороны и высокими гигиеническими характеристиками. Он считается одним из самых качественных и имеет широкую сферу применения. При правильном уходе вещи из этого материала прослужат длительное время и не потеряют свой изначальный внешний вид. 

Уход за изделиями из сатина

Несмотря на то, что сатин отличается прочностью и долговечностью, необходим правильный уход за тканью, чтобы она прослужила длительное время. При первой стирке изделий требуется установить температурный режим в 40 градусов. Постельное белье допускается стирать при 60 градусах.

Не следует сушить изделия под прямыми солнечными лучами. Перед глажкой необходимо проверить, чтобы вещи были полностью сухими. Ткань почти не сминается, поэтому допускается просто сложить слегка влажные вещи так, как требуется. При стирке не рекомендуется использовать стиральные порошки с отбеливателями, так как они портят структуру ткани. 

Стирка сатина

Необходимо знать, как стирать сатин, чтобы изделия из него не потеряли своего качества. Следует обратить внимание на следующие рекомендации:

  • Для того, чтобы очистить от загрязнений сатин, стирка может быть ручная или в стиральной машинке. Перед ее началом следует вывернуть постельное белье наизнанку, а на одежде закрыть все замки и молнии.

  • Тем, кто интересуется, при какой температуре стирать сатин, необходимо ответить, что оптимально она составляет 40-60 градусов.

  • Не рекомендуется использовать отбеливатели, так как их активные вещества негативно влияют на структуру ткани, она истончается и легко рвется.

  • Перед тем, как стирать сатин в стиральной машине, нужно проверить ее загруженность. Мокрая ткань становится больше в объеме и весе, поэтому рекомендуется загрузить барабан только наполовину.

  • Изделия из сатина не стирают вместе с синтетическими вещами, волокна которых могут повредить хлопковые нити и нарушить структуру полотна.

  • Рекомендуется установить отжим не более 600 оборотов. 

На вопрос, садится ли сатин после стирки, нужно ответить отрицательно. Материал может дать легкую усадку, если не соблюдать температурный режим. 

Как гладить вещи из сатина

Перед тем, как гладить сатин, необходимо обратить внимание на несколько рекомендаций:

  • Высокие температуры не испортят ткань, а сделают поверхность более ровной и сияющей. Оптимально рекомендуется нагревать утюг до 200 градусов.

  • Сатиновые изделия гладятся с лицевой стороны.

  • Перед тем, как гладить сатин, нужно убедиться, что подошва утюга чистая, а вещь полностью сухая. 

  • Допускается использование функции отпаривания для выравнивания мелких складок и заломов.

  • Не рекомендуется применение марли и тканевых прокладок. 

Для такой ткани, как сатин, глажка не требуется слишком часто, так как она плохо мнется. Хлопковые изделия рекомендуется стирать с применением кондиционера на маленьких оборотах отжима, чтобы после высыхания не образовывались складки и заломы. 

Сатин имеет массу достоинств, среди которых прочность и красивый внешний вид, поэтому используется для пошива постельного белья, одежды, домашнего текстиля. Встречается множество разновидностей материала, зависящих от способов его производства и дальнейших эксплуатационных характеристик. Свяжитесь с нашим сотрудником по телефону или через форму обратной связи, чтобы получить подробную консультацию о ткани и определиться с ее выбором! 

Пунктуальность – достоинство или недостаток финнов?

Пять человек честно отвечают на вопрос: финская пунктуальность – за или против?

Хелен Бекеле

Родом из Эфиопии, веб-программист

Фото: Роопе Перманто

«Финская пунктуальность — однозначно за. Это одна из финских традиций, которые нравятся мне больше всего. Пунктуальность дает достаточно времени, чтобы подготовиться, успокоиться и собраться перед любой запланированной встречей. Она также позволяет людям эффективно управлять своим временем. Я считаю, что социальные и деловые встречи более плодотворны, когда люди пунктуальны. И самое главное, это показатель того, насколько человек ценит время других».

Джастин Гони

Родом из США, программист

Фото: Джастин Гони

«Финская пунктуальность — как раз самое оно. По своему опыту могу сказать, что финны обычно очень пунктуальны, когда это важно, но у них есть „допустимый предел опозданий“ на дружеские встречи. Это приятно, особенно после того как ты пожил в местах, где назначенное время является скорее предположением, чем чем-то еще».

Ксения Каверина

Родом из России, студентка магистратуры

Фото: Ксения Каверина

«Это очень заразно. Теперь я почти всегда вовремя. Мне кажется милым то, как сознательно финны относятся к своей пунктуальности, и иногда за это неудобно перед иностранцами. У меня есть подруга финка, которая уходила через семь минут, если вы опаздываете, но теперь она ждет десять минут. Быть пунктуальным — я за».

Педро Диаз

Родом из Испании, старший инженер по сервисному обслуживанию

Фото: Педро Диаз

«Против в том смысле, что финская пунктуальность слишком совершенна. Мы, испанцы, не всегда пунктуальны, и для меня очень удивительно то, что финны приходят вовремя, если договориться с ними на определенный день или время».

Джангсу Мин

Родом из Южной Кореи, студент факультета интерактивных систем связи

Фото: Джангсу Мин

«Однозначно за. Финны очень не любят доставлять неудобства другим людям, потому стараются всегда приходить вовремя».

Текст: Ханнеле Тави, «Это Финляндия» 2017 г.

Что такое достоинство и как оно связано с нашими правами?

« Достоинство» — ключевое модное слово в области прав человека. Это то, что есть у всех нас, а значит, мы заслуживаем определенных прав. Но что именно?

Все началось несколько десятилетий назад с Всеобщей декларации прав человека, в статье 1 которой провозглашается:

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах.

Всеобщая декларация была официально принята в 1948 году — после Второй мировой войны и часто рассматривается как начало современного движения за права человека.Он был построен на идее, что все люди обладают определенным достоинством и стоят долларов.

К тому времени, когда несколько десятилетий спустя был принят Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП), стало ясно, что эта концепция лежит в основе прав человека. Настолько, что это снова было в преамбуле, где было добавлено: «Признание того, что эти права проистекают из достоинства, присущего человеческой личности».

Перенесемся в сегодняшний день, и эта идея в значительной степени укоренилась повсюду.В деле об оказании помощи при смерти, возбужденном Дайан Претти, Суд по правам человека сказал следующее о достоинстве и Конвенции о правах человека:

Сама суть Конвенции — уважение человеческого достоинства и свободы человека

Звучит хорошо, правда? Но мы все еще не приблизились к тому, чтобы разобраться, какое именно достоинство равно ?

Ценность, привязанная к самому человечеству

Кредит изображения: Pixabay

Достоинство

«Состояние или качество быть достойным чести или уважения»

Оксфордский словарь английского языка

Основная предпосылка здесь заключается в том, что в нашем статусе людей есть что-то, что делает нас достойными уважения.

Всеобщая декларация связывает это с нашим «разумом и совестью», что является неотъемлемой частью человеческого бытия. Однако это не совсем так однозначно — мы все еще говорим, что люди обладают достоинством там, где они не могут проявлять разум. Например, в недавнем деле Чарли Гарда люди говорили о праве «умереть достойно», хотя одиннадцатимесячный ребенок не мог рассуждать так же, как взрослый. Это касается всех нас.

Фактически, достоинство настолько привязано к нашим представлениям о человечности, что мы используем такие термины, как «бесчеловечное обращение», чтобы описать действия, нарушающие наши права человека.Есть ощущение, что гуманно обращаться с кем-то — значит вести себя по отношению к ним так, чтобы это соответствовало их гуманности и достоинству.

Все согласны с тем, что у нас это есть — и мы родились с ним

Кредит изображения: Pixabay

Ну, по крайней мере, большинство людей. Достоинство — это объединяющая ценность, независимо от религиозных убеждений. Всеобщая декларация была сделана с участием людей из самых разных культур. Конечно, эти люди не обязательно могут прийти к единому мнению о том, откуда берется достоинство.

Всеобщая декларация гласит, что мы «рождены… равными в достоинстве и правах». Но остается вопрос, есть ли у нас достоинство до рождения?

Некоторые люди считают произвольным говорить, что мы обладаем достоинством в момент рождения, но не тогда, когда мы находимся в утробе матери накануне. Итак, когда мы обретаем достоинство? На этот вопрос нет простого ответа, но в настоящее время нерожденные дети не имеют отдельного юридического признания ни в Конвенции о правах человека, ни в общем праве Англии и Уэльса, ни в законодательстве Шотландии.

Можем ли мы его потерять?

Кредит изображения: Pexels

Согласно Всеобщей декларации наши права «неотчуждаемы» — их нельзя отнять или отдать. Это потому, что достоинство, которое мы питаем, которое дает нам эти права, также неотъемлемо. Вот почему наши права сохраняются до самой смерти.

Некоторые участники кампании «Право на смерть» говорят, что некоторые люди не чувствуют себя достойно на последних этапах своей жизни. Они утверждают, что нет ничего достойного в том, чтобы оставить кого-то умирать мучительной смертью, вместо того, чтобы позволить любимому человеку помочь им безболезненно завершить свою жизнь.

Очевидно, что это очень сложный вопрос, который по-прежнему рассматривается в судах и обсуждается. Активисты, выступающие как за, так и против самоубийства, утверждают, что достоинство на их стороне.

Как достоинство влияет на ваши права?

Кредит изображения: Kaique Roche / Pexels

Достоинство означает, что определенные действия, такие как пытки, запрещены, потому что мы хотим «защитить как достоинство, так и физическую и психическую неприкосновенность личности». В этом смысле достоинство — это то, чего мы придерживаемся, что мы хотим защитить от разрушения.

Что касается других прав, таких как право на здоровье, достоинство — это то, в чем мы хотим помочь людям. Мы гарантируем, что у людей есть основные права, чтобы они могли вести достойную жизнь.

Мы также считаем, что такие права, как право не подвергаться дискриминации, жизненно важны, потому что все люди «свободны и равны в своем достоинстве и правах». Здесь достоинство — это то, что мы уважаем, признавая, что оно есть у каждого. Это то, что мы никогда не потеряем.

Идея достоинства лежит в основе нашего отношения к себе.Это то, что объединяет людей, принадлежащих к разным культурам и убеждениям, и что в конечном итоге привело к всеобщему признанию того, что нам необходимо защищать и реализовывать это достоинство каждого человека. Мы делаем это через права человека.

Заинтересованы в других подобных статьях?

Подпишитесь на RightsInfo и подпишитесь на нас в Facebook и Twitter, чтобы получать больше новостей, обзоров и информации о правах человека.
Изображение для этого поста было проиллюстрировано Элли Коллинз, одной из команды иллюстраторов RightsInfo.

Как создать культуру достоинства и что произойдет, если вы этого не сделаете

Часть серии «Настоящее лидерство сегодня»

Фото: iStock

Специалисты, которые на протяжении своей карьеры проработали в нескольких организациях, возможно, испытали то, что значит, когда к ним относятся с достоинством и уважением, как к людям, которых ценят за то, кто они есть, а не только за то, что они вносят.Но за 13 лет работы в качестве карьерного и исполнительного тренера я слышал буквально от тысяч людей со всего мира, которые разделяли противоположное мнение — насколько это болезненно и деморализует, когда к нам не относятся как к ценным по своей природе или достойным людям. существа.

Чтобы узнать больше о том, как вести рабочую культуру, которая сохраняет и уважает достоинство на рабочем месте, и выяснить, насколько это важно для успеха организации, я недавно встретился с доктором Донной Хикс, экспертом по достоинству и той роли, которую оно играет на работе. и в обществе.

Сотрудник Центра международных отношений Уэтерхеда при Гарвардском университете, Хикс был заместителем директора Программы по анализу и разрешению международных конфликтов (PICAR) в Гарварде в течение десяти лет и много работал над проблемами международных конфликтов и дипломатическими усилиями в Ближний Восток, Шри-Ланка, Колумбия, Куба и Северная Ирландия. Она преподавала курсы разрешения конфликтов в университетах Гарварда, Кларка и Колумбии, а также проводит тренинги и образовательные семинары в Соединенных Штатах и ​​за рубежом о роли достоинства в разрешении конфликтов.Она является автором книги «Достоинство: важная роль, которую оно играет в разрешении конфликта» и ее будущей книги « Достоинство лидерства: как создать культуру, которая проявляет лучшие качества в людях» .

В своей новой книге Хикс исследует недооцененную роль достоинства в культуре на рабочем месте. Она утверждает, что у конфликтов в бизнесе и международной дипломатии есть один общий знаменатель: наша человеческая реакция на то, как с нами обращаются. Когда люди сталкиваются с посягательством на их достоинство на рабочем месте, они испытывают те же инстинктивные реакции, которые испытывают стороны в международных конфликтах, — желание отомстить тем, кто их нарушил.От того, насколько лидеры обращают внимание, признают и понимают проблемы достоинства, лежащие в основе недовольства людей, зависит, могут ли эти конфликты быть разрешены. Хикс опирается на исследования и тематические исследования, чтобы показать лидерам, как создавать культуры, уважающие достоинство людей и раскрывающие их лучшие качества.

Вот что Хикс рассказывает о формировании культуры достоинства:

Кэти Каприно: Как вы определяете достоинство? Вы бы сказали, что это то же самое или похожее на уважение?

Донна Хикс: Достоинство — это не то же самое, что уважение.Это наиболее распространенное заблуждение, с которым я сталкиваюсь при ознакомлении с концепцией людей и организаций. Достоинство — это то, с чем мы рождены, это наша неотъемлемая ценность и ценность. У нас нет проблем увидеть это, когда рождается ребенок; нет никаких сомнений в том, представляют ли они что-то ценное. Фактически, мы бы сказали, что дети бесценны, , бесценны и незаменимы.

Как мы относимся к тому, что бесценно, бесценно и незаменимо? Мы уделяем ему максимальную заботу и внимание.Несмотря на то, что все мы рождены достойными этой заботы и внимания, мы рождены уязвимыми, уязвимыми перед тем, как ущемить наше достоинство. Таким образом, достойное обращение с другими становится основой нашего взаимодействия. Вам не нужно ничего делать, чтобы заслужить достоинство.

Уважение, с другой стороны, нужно заслужить. Если я говорю, что уважаю кого-то, этот человек сделал что-то выдающееся, чтобы заслужить мое уважение. Я восхищаюсь ею. Она образец для подражания того, как я хочу быть в этом мире.

Caprino: Как лидеры чаще всего унижают достоинство людей на работе?

Hicks: Когда я провожу оценку того, как сотрудники считают, что их достоинство нарушается на рабочих местах, наиболее распространенной реакцией, независимо от того, где я нахожусь, является нарушение их чувства безопасности (другие элементы включают принятие идентичности г, независимо от нашей расы, религии, этнической принадлежности, сексуальной ориентации или пола, признание хорошо выполненной работы, признание страданий, которые мы пережили, если что-то случится, справедливости , чтобы лечить в беспристрастный подход, независимость, , чтобы не управляться на микроуровне, , чтобы дать повод для сомнений, , чтобы считать заслуживающим доверия, и подотчетность, , чтобы принести извинения, если кто-то нас нарушает.) Дело не в том, что они не чувствуют себя в физической безопасности — они не чувствуют себя в безопасности психологически , чтобы говорить, когда на работе происходит что-то плохое. Они боятся говорить о том, как их менеджеры и лидеры унижают их достоинство. Есть опасения, что, если они все-таки откликнутся, они могут получить плохую оценку работы, а в крайних случаях, возможно, потеряют работу.

Caprino: Почему для стольких руководителей, менеджеров и других очень сложно уважать достоинство людей, с которыми они работают? Чего им не хватает в их собственных персонажах, личностях или эмоциональных состояниях?

Hicks: Уважать достоинство не так-то просто.Мы все можем родиться с достоинством, но мы не рождены с умением вести себя подобным образом. Этому нужно научиться. Мой опыт показывает, что это отсутствие «осознания достоинства» просто означает, что люди не научились обращаться друг с другом таким образом, чтобы демонстрировать ценность и признательность. Чего не хватает, так это воспитания достоинства. Например, легко дискриминировать кого-то, кто отличается от нас. У нас врожденная предвзятость к людям, которые больше всего на нас похожи. Мы, как лидеры, должны усердно работать, чтобы преодолеть эту предвзятость и относиться ко всем справедливо и беспристрастно.Чтобы узнавать людей, нужна практика.

Если с ними случится что-то плохое, важно сказать им: «Мне жаль, что это произошло, должно быть, вам было очень трудно». Очевидный способ уважать достоинство — это отдавать должное, когда сотрудник хорошо выполняет свою работу. Очень часто мы упускаем из виду этот шаг, полагая, что это всего лишь часть работы человека. Все мы любим слышать, что наши усилия признаются и ценятся. Большинство лидеров, с которыми я работал, — хорошие люди с добрыми намерениями, которые не знали, как быть в здоровых, поддерживающих отношениях.

Caprino: Каковы признаки того, что культура на рабочем месте имеет проблемы с достоинством?

Hicks: Две вещи: конфликты и сплетни. Мой опыт показал, что в основе большинства конфликтов на рабочем месте лежат нерешенные нарушения достоинства. Надежная сеть сплетен также демонстрирует, что люди не чувствуют себя в безопасности, когда с ними случается что-то плохое, и негативные последствия этих нарушений прямо уносятся на мельницу сплетен.

Мэтт Фейнберт и его коллеги пишут: «Сплетни представляют собой широко распространенную, эффективную и недорогую форму наказания.«Если вы слишком боитесь противостоять человеку, который насиловал вас, сплетни — это один из способов отомстить и отомстить.

Caprino: Когда дело доходит до разрешения конфликта, вы говорите, что нам не нужны точки соприкосновения. Нам нужна «возвышенность». Вы можете поделиться еще?

Hicks: Когда люди нарушают достоинство поведения, лежащего в основе конфликтов, нами движут низменные инстинкты самосохранения, которые обнаруживают худшее из того, на что мы способны. Мы можем сделать намного лучше, чем это.Что нам нужно, так это повысить уровень взаимодействия с пониманием достоинства — того, к чему мы все стремимся и которое является нашим высшим общим знаменателем. Путь к этому высшему положению — это сознание достоинства. Мы можем достичь этого, обучая себя — находя время, чтобы узнать об этом и практиковать уважение к собственному достоинству и достоинству других.

Caprino: Вы разделяете мнение, что одним из ключевых компонентов достойного лидерства является ответственность. Расскажите, пожалуйста, подробнее.

Hicks: Возвращаясь к зашитым инстинктам самосохранения, с которыми мы все рождены (я назвал их Десятью искушениями оскорбить достоинство), когда мы совершаем ошибку, эти инстинкты самосохранения не хотят, чтобы мы взять на себя ответственность.

Плохо выглядеть в глазах других — это то, чего мы избегаем, как чумы. Вместо этого наши инстинкты хотят, чтобы мы прикрывались, лгали, обвиняли и стыдили других вместо того, чтобы открыться. Сознание достоинства позволяет нам преодолевать эти базовые инстинкты и брать на себя ответственность за свои действия, тем самым сохраняя свое достоинство.

Caprino: Лидерам важно научиться относиться ко всем с достоинством на индивидуальном уровне. Но как насчет рабочего места в целом? Как лидеры могут создать культуру достоинства?

Hicks: Если лидер хочет создать культуру достоинства, важно не только обладать навыками межличностного общения в уважении достоинства, но и помнить о важности разработки политики, уважающей достоинство. Эти общесистемные решения, которые реализуются сверху, должны учитывать влияние своих решений на всех своих сотрудников.Например, если создается политика, которая отдает предпочтение одной группе над другими или дискриминирует некоторые группы, эта политика будет стимулировать недовольство внутри системы, способствуя развитию токсичной рабочей культуры. Самое главное, лидеры должны учитывать последствия своих решений. Политика кажется справедливой? Дает ли людям преимущество сомнения? Это дает людям независимость и свободу работать без микроменеджмента. Лидерам необходимо осознавать все элементы достоинства и оценивать, насколько политики уважают их или нет.

Caprino: Что, по вашему мнению, является самым важным, что лидеры сегодня будут делать иначе с точки зрения достоинства?

Hicks: Я бы хотел, чтобы они подумали о том, сколько времени и усилий они потратили на свое профессиональное образование — ученые степени и опыт работы, которые помогли им добиться того, чем они являются. Если бы они посвятили часть времени самообразованию в вопросах достоинства, они бы улучшили свои способности и стали не просто хорошими лидерами, но и великими лидерами.Наконец, когда они научились уважать достоинство, практиковать его ежедневно.

Для получения дополнительной информации посетите Лидерство с достоинством: как создать культуру, которая раскрывает лучшее в людях .

Чтобы узнать больше о том, как привнести смелость и достоинство в свою карьеру и лидерство, подключитесь к подкасту Кэти Каприно В поисках храбрости и пройдите ее онлайн-курс Amazing Career Project .

Галерея: Лучшие работодатели Америки для женщин 2018

11 изображений

The # IlliniLeader’s Digest

Когда вы думаете о лидерских качествах, вы всегда думаете о том, чтобы заслужить уважение, иметь право голоса и построить отношения посредством общения.Но важное качество, о котором часто забывают, — это человеческое достоинство.

Удалить

Отредактируйте внедренный носитель на вкладке «Файлы» и при необходимости вставьте заново.

Человеческое достоинство относится к вере в то, что все люди равны и их следует ценить. Лидер, который признает других равными и относится к ним этично в своей работе, независимо от их расы, класса и пола, является ценным и уважаемым лидером. Смирение часто пересекается с достоинством, при котором, независимо от статуса, класса и успеха человека, он по-прежнему одинаково относится к другим и ценит их за их человечность.

Зачем нужен этот навык? Потому что быть лидером — значит подавать пример. Как только лидер будет относиться к другим с достоинством, за ним автоматически последуют другие компетенции. Например, когда люди чувствуют, что их ценят и с ними обращаются с достоинством, они обретают уважение к своему лидеру и к себе, они улучшают свое общение и выстраивают командные отношения, их моральный дух и групповая динамика резко улучшаются, что затем создает открытую среду, полную инноваций. и общие цели.Это всего лишь несколько примеров, из которых вы можете увидеть, насколько человеческое достоинство является важным качеством лидерства.

Удалить

Отредактируйте внедренный носитель на вкладке «Файлы» и при необходимости вставьте заново.

Неудивительно, что человеческое достоинство является одной из компетенций модели ILC. В конце концов, это жизненно важный навык, которым должен обладать хороший лидер. Принимая эту веру и действуя в соответствии с ней, принимая решения, лидер способен не только улучшить свою работу, но и мир в лучшую сторону.Поэтому я призываю всех укреплять человеческое достоинство и делиться им с другими. ILC предоставляет отличные ресурсы, которые помогают нам понять человеческое достоинство посредством семинаров и интернет-программ. Но здесь я привел небольшой список, которому все мы можем следовать, чтобы укрепить достоинство и сделать мир лучше:

  1. Слушайте проблемы других — это не только физический акт слушания, но также понимание проблем других и постановка себя на их место, чтобы увидеть, откуда они пришли
  2. Сотрудничайте со всеми — в группе убедитесь, что каждый внес свой вклад и поделился своим честным мнением о проекте.Но также убедитесь, что голос каждого важен и важен.
  3. Говорите с уважением — разговаривайте со всеми уважительно и на равных так, как вы хотите, чтобы другие относились к вам.
  4. Цени других — всегда сообщайте другим, что они важны, будь то их работа, присутствие или мнение, каждый ценен и имеет право на такое отношение.

Наконец, я хотел бы закончить цитатой, которая, как мне кажется, прекрасно представляет, каким должно быть наше общество,

«Где же, в конце концов, начинаются всеобщие права человека? В маленьких местах, недалеко от дома — настолько близко и так мало, что их невозможно увидеть ни на одной карте мира…. Таковы места, где каждый мужчина, женщина и ребенок ищут равной справедливости, равных возможностей, равного достоинства без дискриминации. Если эти права не имеют здесь значения, они не имеют большого значения где-либо ». Элеонора Рузвельт

Жизнь в достоинстве — Amnesty International


Обзор

Среди изобилия многие люди все еще голодают, живут в плохих жилищах без основных услуг, таких как вода и туалеты, и растут без образования.

Это не только из-за нехватки ресурсов, но и из-за халатности и дискриминации.Правительства просто не хотят что-то с этим делать. Это не прискорбная реальность жизни, это шокирующий скандал с правами человека.

Amnesty работает с сообществами по всему миру, снабжая жителей знаниями и инструментами, позволяющими взаимодействовать с государственными чиновниками в целях защиты своих прав и улучшения их жизни. Мы установили тесные партнерские отношения с местными активистами, такими как Джон Камау.

Джон Камау управляет небольшим гостиничным бизнесом в районе Deep Sea в Найроби, Кения, и имеет шестерых детей.«Если здесь произойдет понижение в должности, мне некуда идти. Моим детям придется бросить школу … С нами обращаются как с животными. Я присоединился к группе в деревне, известной как группа быстрого реагирования. Мы звоним друг другу, мы общаемся в этой и других деревнях, чтобы найти правду и выяснить, как начать кампанию ».

Дети играют на свалке в деревне Хануабада, Порт-Морсби, Папуа-Новая Гвинея. В домах людей нет водопровода и надлежащих туалетов. 30 мая, 2013. © Влад Сохин Дети играют на свалке в деревне Хануабада, Порт-Морсби, Папуа-Новая Гвинея.В домах людей нет водопровода и надлежащих туалетов. 30 мая, 2013. © Влад Сохин

Задача

Люди, живущие в бедности, часто оказываются в ловушке, потому что они изолированы от остальной части общества, лишены права голоса и находятся под угрозой насилия и отсутствия безопасности.

Права — ключ к вырванию людей из ловушки бедности. Проще говоря, уважение прав человека требует включения, требует, чтобы каждый имел право голоса, требует, чтобы власть имущие защищали людей от угроз их безопасности.

Жилой

У всех нас есть право на жилье, однако более 10% людей во всем мире живут в трущобах или неформальных поселениях. Условия жизни часто ужасающие: люди переполнены, доступ к чистой воде, туалетам или медицинскому обслуживанию ограничен или вообще отсутствует. Многие люди, живущие в трущобах или неформальных поселениях, не защищены от преследований, таких как принудительные выселения, потому что их право жить там не признано законом.

Принудительные выселения — это когда людей выселяют из их домов и земель без предварительного уведомления, консультаций и компенсации.Они незаконны и нарушают право на жилище. Часто принудительные выселения носят насильственный характер, уничтожают источники средств к существованию и делают людей бездомными.

Здоровье

Вещи, которые помогают нам сохранять здоровье — безопасная вода, полноценная пища, жилье и информация, например половое воспитание, — часто отсутствуют или ограничены для людей, живущих в трущобах и неформальных поселениях. А когда люди заболевают, они редко имеют доступ к адекватной медицинской помощи.

У всех нас есть право быть настолько здоровыми, насколько это возможно — как умственно, так и физически.Это не означает, что у нас есть право быть здоровыми — никто не может иметь идеальное здоровье все время. Это означает, что все мы должны иметь доступ к медицинскому обслуживанию и информации, независимо от того, кто мы, где мы живем и насколько мы обеспечены. И, что немаловажно, это означает, что все мы имеем право принимать решения о собственном теле и здоровье.

Образование

Начальное образование должно быть бесплатным и обязательным везде. Дети должны иметь возможность добираться до школы, не гуляя часами, или через минные поля.Они должны уметь учиться и получать удовольствие от школьной жизни. Однако снова и снова детям из бедных и маргинализованных сообществ отказывают в образовании или подвергают дискриминации.


Что требует амнистия для

Правительства должны

• Гарантировать все экономические, социальные и культурные права без дискриминации.
• Лучше расставляйте приоритеты в том, как они тратят деньги, — ставя на первое место самых обездоленных.
• Отдайте приоритет минимальным основным уровням прав, таким как бесплатное начальное образование.
• Прекратить выселение людей из домов без надлежащего предварительного уведомления, компенсации или консультации.
• Подписать и ратифицировать Факультативный протокол к Пакту об экономических, социальных и культурных правах.
• Убедитесь, что проекты экономического развития (такие как инфраструктура или горнодобывающая промышленность) помогают наиболее обездоленным и не приводят к нарушениям прав человека.

Это скандал с правами человека — людям отказывают в здравоохранении, образовании и жилье. @AmnestyOnline

Подробно о выпуске

Правосудие

Многие проблемы, связанные с бедностью, известны как «экономические, социальные и культурные» (ESC) права.В их числе:

Права на работе , например, справедливые условия найма.
Право на образование , включая бесплатное и обязательное начальное образование.
Культурные права меньшинств и коренных народов.
Право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья , например, доступ к качественным медицинским услугам.
Право на достаточное жилище , включая защиту от принудительного выселения.
Право на питание , включая возможность получать полноценную пищу.
Право на воду , включая доступную чистую воду.
Право на санитарию , включая доступ к безопасному туалету.

В течение многих лет казалось почти невозможным бросить вызов правительству, если вам отказывают в этих правах. Кому вы жалуетесь? Кто послушает?

В мае 2013 года вступил в силу Факультативный протокол к Пакту об экономических, социальных и культурных правах. По состоянию на конец 2014 года 17 стран — от Габона и Аргентины до Испании и Монголии — полностью приняли этот новый механизм, который дает людям возможность добиваться справедливости в ООН, если их собственная страна не прислушается.

Эти «протоколы» могут показаться законническими и неуместными, но у них могут быть настоящие зубы. Чем больше мы их используем, тем мощнее они будут.


СВЯЗАННЫЙ СОДЕРЖАНИЕ

Наследие человеческого достоинства

Для встречи Всемирного конгресса по философии права IVR 2019 в Люцерне, Швейцария, д-р. Барри В. Бусси и Ангус Дж. Л. Менуге организовали специальный семинар о неотъемлемости человеческого достоинства, в котором приняли участие философы, ученые-правоведы и практикующие юристы со всего мира.Многие главы в этих томах являются результатом этого вдохновляющего двухдневного семинара. Кроме того, было запрошено несколько новых статей для завершения каждого тома, чтобы он предлагал широкий охват проблем, которые он решает.

Первый том, «Основы человеческого достоинства», фокусируется на фундаментальных вопросах, касающихся значения, природы и масштабов человеческого достоинства, а также нашей способности познавать его. В нем рассматриваются следующие вопросы: В нем рассматриваются следующие вопросы. Как понимали достоинство составители Всеобщей декларации прав человека? Может ли человеческое достоинство быть основано на естественных характеристиках людей, доступных разуму, или оно должно быть основано на Боге? Как мы можем признавать и поощрять достоинство? Какая связь между достоинством и религиозной свободой? Следует ли понимать достоинство с точки зрения автономии или благополучия? Каково происхождение новой юриспруденции достоинства и можно ли ее защитить? Можно ли понимать достоинство как социальную характеристику? Можно ли его распространить на системы с искусственным интеллектом?

Достоинство людей занимает первое место среди важных моральных явлений, нуждающихся в надежном объяснении.Как таковая, эта неизменно увлекательная тема представляет собой мощный тестовый пример для конкурирующих кандидатов на объяснения, в высшей степени убедительный ключ к пониманию значения человеческого состояния и самой природы реальности. Существенное достоинство и невыразимо великая ценность каждого человека — это одновременно жизненно важная гуманистическая и гуманизирующая доктрина, а также непреодолимая моральная данность, которая действительно требует адекватного объяснения, чтобы отдать должное. Самые проницательные объяснения человеческого достоинства отказываются приручить или опускать его, а позволяют ощутить всю его благоговейную и доказательную силу.Эта разнообразная коллекция добавляет хор умных и проницательных голосов к этому своевременному и вневременному исследованию, обеспечивая проясняющий анализ, точки резонанса и точки соприкосновения различных взглядов, а также напряженности и разногласий, которые в конечном итоге и поучительно могут оказаться непреодолимыми. — Дэвид Баггетт, профессор философии и директор Центра моральной апологетики при Хьюстонском баптистском университете, США

Политическая и юридическая битва за то, как мы понимаем человеческое достоинство, лежит в основе всеобъемлющего кризиса, который потрясает передовой современный мир. к ее основам, и нет лучшего научного исследования этой концепции, чем работа, опубликованная в этих двух бесценных томах.- Грег Форстер, доктор философии, директор сети Oikonomia, доцент кафедры веры и культуры, Международный университет Тринити, США

The Inherence of Human Dignity, Vol. 1 и 2, заслуживает широкого круга читателей. Барри Басси и Ангус Менуге собрали воедино важную коллекцию эссе разных авторов, чтобы исследовать различные концепции человеческого достоинства и способы его обоснования. — Роберт А. Лармер, доктор философии, профессор и заведующий кафедрой философии Университета Нью-Брансуика, Канада

Бусси и Менуге отредактировали блестящий двухтомник, который должен стать важным чтением для всех, кто заинтересован в приверженности человеческому достоинству. .- Чарльз Талиаферро Оверби, заслуженный председатель и профессор философии, колледж Св. Олафа, США

«Права человека защищают человеческое достоинство. Но что такое человеческое достоинство? Почему это важно? Международная группа ученых комментирует, во-первых, обоснование человеческого достоинства, а во-вторых, о конкурирующих концепциях человеческого достоинства. Редактировав эти эссе, Барри Бусси и Ангус Менуге оказали научному сообществу огромную услугу »- профессор доктор Пол Клитер, профессор юриспруденции, Лейденский университет.

«Статья 2 Договора о Европейском Союзе (или Маастрихтского договора 1992 г.) гласит, что« Союз основан на ценностях уважения человеческого достоинства, свободы, демократии, равенства, верховенства закона и уважения прав человека. Эта статья делает понятие человеческого достоинства актуальным для ученых-юристов, политиков и других лиц, желающих понять основы современной европейской культуры. Барри Басси и Ангус Менуге проделали отличную работу, собрав некоторые из наиболее заставляющих задуматься статей по этой теме.Эта книга заслуживает широкого круга читателей ». — Проф. Др. Афшин Эллиан, профессор юриспруденции, Лейденский университет.

Ангус Дж. Л. Менуге — профессор и заведующий кафедрой философии Университета Конкордия в Висконсине и бывший президент Евангелического философского общества.

Барри В. Бусси — директор по правовым вопросам Канадского центра христианской благотворительности и адъюнкт-профессор права Университета Нотр-Дам, Австралия, Сидней.

Нет серий для этого названия.

Введение, Ангус Дж. Л. Менуге; Часть I Основание человеческого достоинства; Глава первая «Человеческое достоинство Всеобщей декларации прав человека:« старое »или« новое »? Лаура Киттель; Глава вторая Как мы оправдываем права и достоинство человека? Кейт Томпсон; Глава третья Можно ли ответить критикам «врожденного достоинства»? Реплики из христианской антропологии, Дэвид Гурецки; Глава четвертая «Три источника человеческого достоинства», Эрик Дж. Виленберг; Глава пятая Атеизм и теизм: сравнение метафизических основ человеческого достоинства, Пол Копан; Глава шестая «Достоинство и терпимость: напряжение и вызов», Клаудиа Мариель Вульф; Глава седьмая. Человеческое достоинство: что с этим делать? «От бесплодной абстракции к осмысленным действиям», Хендрик Каптейн; Часть II. Конкурирующие концепции человеческого достоинства; Глава восьмая Две концепции достоинства: об упадке свободы воли в законе, Асбьёрн Мелкевик и Бьярне Мелкевик; Глава девятая «Человеческое достоинство как основа права: очерк персоналистической юриспруденции», Михал Рупневский; Глава 10 Социальная онтология человеческого достоинства, Николас Арони; Глава одиннадцатая «Как не истолковывать человеческое достоинство: распространенное заблуждение», Фридрих Тепель; Глава двенадцатая Номиналистские основы конструктивистского достоинства, Р.Скотт Смит; Глава тринадцатая. Искусственное достоинство: гуманизирующие и бесчеловечные последствия Поланьи в сравнении с онтологией Тьюринга, Энди Стейгер; Примечания к авторам; Показатель.

Нет ссылок на это название.

Нет подкастов для этого названия.

Поощрение достоинства в заботе | 8 факторов, основные принципы и резюме

Как поддерживать достоинство в уходе

Выбор и контроль : У всех есть своя одежда, и мы знаем, что нам нравится носить.Предоставление жителю возможности выбирать, что он хочет надеть, помогает сохранить чувство индивидуальности. Вы можете помочь им сделать выбор, обсудив одежду, но выбор всегда должен быть открытым. Одежду им не раскладывайте, а вовлекайте в выбор. Делайте это просто, но не принимайте все решения за них. Многие пожилые женщины особенно любят заниматься тем, что они носят, и им нравится хорошо выглядеть в своей любимой одежде.

Связь : Вы всегда должны привлекать пациента или резидента к принятию любых решений, касающихся их лечения.Возможно, изменились лекарства или вашему жителю посоветовали пить больше жидкости? Вовлечение их в решения, касающиеся их ухода, поможет человеку почувствовать, что он или она имеет некоторый контроль над их уходом.

Также, что касается общения, вы всегда должны относиться к человеку с уважением. Не всем нравится, когда к ним покровительствуют или разговаривают, как с детьми, поэтому слишком много «любимых» или «возлюбленных» в высоких тонах могут расстраивать и опекать.

Если вашего пациента или постоянного жителя любят, когда его называют миссис Смит или Элси, запомните это и обращайтесь к ним по предпочтительному имени.Точно так же, если ваш резидент является врачом или имеет титул, назовите его по предпочтительному титулу, чтобы сохранить свое достоинство.

Социальная интеграция очень важна. Время приема пищи часто является основным событием дня, поэтому обеспечение того, чтобы ваши жители наслаждались этим, имеет большое значение для их повседневного благополучия. Убедитесь, что все сидят за столом, за которым они могут наслаждаться социальным взаимодействием со своими сверстниками, и не торопите их с едой. Мероприятия также важны для социальной интеграции, поэтому ремесла или хобби, а также организация подобных групповых мероприятий будут способствовать вовлечению.Многие дома престарелых отмечают особые события, такие как королевские мероприятия, международные спортивные соревнования или особые дни, такие как Пасха. Привлечение всех к участию в этих особых случаях поможет многим людям почувствовать себя включенными в дом престарелых и общество в целом.

Пища и питание важны. Люди, находящиеся на вашем попечении, могут не есть ту же пищу, что и дома, поэтому важно, чтобы у них был выбор в отношении того, что им есть. Всегда спрашивайте своих жителей, что они хотят съесть из имеющихся вариантов, и помогайте им наслаждаться едой.Пожилые люди особенно медленно едят, поэтому дайте им достаточно времени, чтобы насладиться едой, помогая, когда это необходимо, вместо того, чтобы убирать стол и спешить в гостиную, потому что вам нужно убраться до прихода следующей смены.

Время приема пищи — это самое яркое событие дня, поэтому очень важно, чтобы они наслаждались этим как можно больше. Например, подавать пиццу на пластиковой тарелке — это уныло и недостойно достоинства, особенно если ожидается, что они быстро ее прикончат, чтобы соответствовать графику смен в доме престарелых или в доме престарелых.

Личная гигиена, практическая помощь и конфиденциальность часто попадают в ту же категорию областей, где важно поддерживать достоинство. Ваш пациент или резидент может чувствовать себя неловко из-за того, что его умывает и одевает другой человек, и не чувствует себя комфортно, будучи обнаженным. Чтобы сохранить достоинство, всегда сначала спрашивайте согласие и используйте время, чтобы поболтать. Прослушивание радио или включение телевизора может помочь отвлечь человека, но, опять же, всегда сначала спрашивайте разрешения.

Конфиденциальность важна для всех нас, поэтому всегда уважайте личное пространство и вещи вашего жителя.Постучите перед тем, как войти в его или ее комнату, и не просматривайте их вещи без приглашения. Это было бы массовым вторжением в частную жизнь. Представьте, если бы кто-то вошел в ваш дом без приглашения, а затем начал рыться в ваших ящиках и вещах!

Глобализация и ее влияние на человеческое достоинство и права человека • GBCS

Какие люди, что вы думаете о них; какие человеческие существа вы обращаете на них внимание? Вы сделали их ненамного хуже божественных, увенчивая их славой и величием. — Псалом 8: 4-5

.

Права человека — вот что делает нас людьми. Это принципы, с помощью которых мы создаем священный дом для человеческого достоинства. Права человека — это то, чего требует разум и велит совесть. — Кофи Аннан, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций

Наш глобальный мир

В эпоху глобализации признание человеческого достоинства и борьба за защиту прав человека стали еще более сложными и трудными. Хотя меры защиты прав человека все чаще принимаются правительствами и международными организациями, такими как Организация Объединенных Наций, серьезные угрозы и грубые нарушения прав человека также растут.

Мировой финансовый капитал становится все более интегрированным, а богатство все более централизуется в руках финансовой элиты и корпоративных институтов. Осуществление социальных и экономических прав, особенно искоренение голода и сокращение безработицы, становится все труднее. Приведение конфликтов к справедливому и прочному разрешению становится все более сложной задачей из-за возросшего потенциала отдельных лиц, правительств и их вооруженных сил, а также других организаций, включая военизированные и экстремистские группы, по организации и развязыванию насилия.Эти группы имеют доступ к более совершенным коммуникационным технологиям и более смертоносным орудиям войны, чем когда-либо прежде.

Прекращение насилия и войн, а также пресечение безнаказанности и игнорирования международных норм в области прав человека и гуманитарного права потребуют большего, чем политическая воля и моральное мужество. Необходимы конкретные программы и механизмы для реализации всех прав человека: гражданских, политических, социальных, экономических и культурных. Мы должны предложить мир, выступая за его конкретные проявления в доступности питательной пищи для еды и чистой воды для питья, за достойную работу и прожиточный минимум для всех, а также за здоровье, жилье и образование для всех.

Наша христианская традиция показывает нам альтернативу глобализации. Это «контрглобализация», которая дает Божьему народу возможность «творить справедливость, принимать верную любовь и смиренно ходить пред Богом вашим» (Михей 6: 8б). Что должно быть глобализировано, так это культуру мира, которая устанавливает мир со справедливостью таким образом, чтобы это было заметно и ощутимо в жизни людей и сообществ. Перед нами стоит задача глобализировать дух, который уважает и защищает человеческую жизнь с соблюдением прав человека, чтобы все «могли иметь жизнь — действительно,… жить полной жизнью» (Иоанна 10: 10б), как того хочет Бог.

Библейское и богословское обоснование

Псалмопевец восклицает: «Что такое люди / что вы о них думаете; / что такое люди / что вы обращаете на них внимание? / Ты сделал их лишь немногим ниже божественных [божественных существ или ангелов] / / увенчал их славой и величием »(Псалом 8: 4-5). Каждый человек имеет подобие нашего справедливого, милостивого и любящего Бога: «Бог создал людей, по образу Божьему они были созданы; мужчину и женщину сотворены »(Бытие 1:27, адаптировано).

Человеческое достоинство — основа всех прав человека. Это врожденное и врожденное. Мы не законодательно закрепляем человеческое достоинство; нам нужно только признать и подтвердить каждого человека, который ее несет. Человеческое достоинство — это образ Бога в каждом человеке. Человеческое достоинство — это сумма всех прав человека.

Мы защищаем человеческое достоинство с помощью прав человека. Права человека — это строительные блоки человеческого достоинства. Они неделимы и взаимозависимы. Это Божий дар любви каждому. Права человека, являясь выражением целостности и полноты человеческого достоинства, неделимы и взаимозависимы.

Права человека, выраженные в утверждениях и декларациях, договорах и конвенциях, законах и статутах, являются продуктом борьбы за утверждение и осуществление целостности и полноты жизни. По мере того как народы и правительства увеличивают перечень признаваемых и защищаемых прав, защита не только усиливается, но и увеличивается наше приближение к человеческому достоинству и стремление к нему. Участвовать в борьбе за права человека — значит принять Божий дар любви в Иисусе Христе, Который пришел утвердить всех людей Божьих такими, какие они есть: как отдельных лиц и людей в сообществе вместе.

Но права человека затрагивают не только человечество. Целостность творения Бога возможна только при утверждении достоинства всех людей и целостности всего экологического порядка. Права человека нельзя использовать в условиях грабежа и разложения. Здоровье людей неразрывно связано со здоровьем планеты и всего космоса.

Человеческое достоинство — это общая связь, которая подтверждает индивидуальность каждого человеческого существа, отмечая при этом множественность и разнообразие сообществ, к которым каждый принадлежит, включая различные социально-экономические, гражданские, политические, религиозные, идеологические, расовые, классовые, гендерные и этнические группы. идентичности каждый представляет.

Объединенная методистская церковь и права человека

Социальные принципы Объединенной методистской церкви обеспечивают фундаментальное понимание прав и свобод. Эти принципы подтверждают как верховную власть Бога над всем творением, так и обязанности и ответственность каждого человека перед естественным и плодотворным миром, а также социальными, экономическими, политическими и мировыми сообществами. На своем весеннем заседании 1998 года и по случаю пятидесятой годовщины Всеобщей декларации прав человека Совет епископов призвал «Объединенные методисты всего мира [] присоединиться к… защите ценности и достоинства народов и целостность и святость всего творения Бога.”

«Как христиане, — сказали епископы, — любовь к нашему Богу и любовь к ближнему вместе продвигают императивы прав человека. Права человека позволяют нам конкретным образом выражать нашу любовь друг к другу, гарантируя признание, поддержание и укрепление ценности каждого человека ». Права человека — это гарантия народов и сообществ от нарушений их прав и посягательств на их свободы. С этой целью Генерал Конференция призвала все правительства принять свои обязательства по защите прав человека, воздерживаясь от репрессий, пыток и насилия в отношении любого человека, а также ратифицировать и выполнять международные конвенции, пакты и протоколы, касающиеся прав человека в контексте справедливости и мира.

Площадки для правозащитной работы

Сегодняшний глобальный контекст становится все более сложным, не в последнюю очередь из-за институтов и агентов, которые отмечают беспрецедентную глобализацию, в которой мы переживаем, если не участвуем. В то же время, когда мы наблюдаем быстрые изменения в локальных и глобальных процессах, мы также видим рост и расширение участия организаций людей и граждан в создании справедливых, основанных на широком участии и устойчивых сообществ.Это сообщества, которые будут способствовать развитию культуры мира и прав человека как образа жизни. Благодаря работе и присутствию неправительственных организаций и других формирований гражданского сообщества на всех уровнях управления — местном, национальном, региональном, глобальном — глобализация сталкивается с множеством проблем. Наблюдатели за соблюдением прав человека, которые сами представляют собой группу правозащитников, выросли в рядах гражданского общества. Их работа должна быть защищена и сохранена.

Мы открываем следующие арены для правозащитной работы всем Объединенным методистам во всем мире и вниманию всех общих агентств, в частности Генерального совета церкви и общества и Генерального совета глобальных служений Объединенной методистской церкви.Мы также поддерживаем работу Пан-методистской комиссии и их работу с детьми.

A. Права и благополучие детей: принятие Божьего правления маленьким ребенком

«Позвольте детям подойти ко мне», — сказал Иисус. «Не запрещайте им, потому что людям, подобным этим детям, принадлежит Царство Небесное» »(Матфея 19:14).

Социальные принципы решительно поддерживают права детей и детей. В нем говорится: «Когда-то считавшиеся собственностью своих родителей, дети теперь признаны полноценными людьми по собственному праву, но существами, перед которыми взрослые и общество в целом имеют особые обязательства…».Все дети имеют право на качественное образование…. Более того, дети имеют право на питание, кров, одежду, медицинское обслуживание и эмоциональное благополучие, как и взрослые, и эти права мы подтверждаем как их права независимо от действий или бездействия их родителей или опекунов. В частности, дети должны быть защищены от экономической, физической и сексуальной эксплуатации и насилия »(162C).

Конвенция Организации Объединенных Наций о правах ребенка выражает ту же озабоченность по отношению ко всем детям мира.Объединенные методисты празднуют ратификацию этой конвенции 195 странами, хотя она призывает Соединенные Штаты ратифицировать ее как можно скорее.Конвенция расширяет базовую концепцию защиты до уровня прав человека. Конвенция подтверждает, что права, описанные во Всеобщей декларации прав человека, принадлежат также детям. Права детей — это права человека. Объединенные методисты во всем мире должны продолжать призывать свои правительства выполнять конвенцию и связанные с ней протоколы.

Распространение стрелкового оружия и легкий доступ к нему имеют разрушительные последствия для наших детей. У детей никогда не должно быть доступа к огнестрельному оружию или возможности его использовать. И убитые, и раненые от стрелкового оружия дети являются жертвами культуры насилия, которая отрицает права человека, уносит бесценную человеческую жизнь и унижает человеческое достоинство.

Объединенная методистская церковь призвана присоединиться к международной кампании по предотвращению распространения и незаконного использования стрелкового оружия. Кампания повышает нашу осведомленность о необходимости принятия экстренных мер для спасения жизней детей в наших школах, в городских районах и во многих частях мира, особенно в тех странах и сообществах, которые сильно милитаризованы и регулируются законами о национальной безопасности.

Дети в ситуациях конфликта и войны проверяют нашу приверженность будущему. Что-то не так с нашим моральным пониманием, когда дети подвергаются опасности. Ни мальчика, ни девочку нельзя отправлять на передовые рубежи войн, сражений и конфликтов. Поле для игры не может быть заменено полем боя. Военные игры — это не детские игры. Детские площадки; поля битвы нет.

Объединенная методистская церковь должна выступить против вербовки и использования детей-солдат.Мы должны поддержать призыв Комиссии Организации Объединенных Наций по правам человека (резолюция 1999/80) о повышении текущего минимального возраста, установленного статьей 38 Конвенции о правах ребенка для призыва в вооруженные силы или участия любого человек в вооруженном конфликте с 15 до 18 лет. Генеральная конференция Международной организации труда Организация (МОТ) в соответствии с Конвенцией 182 (1999) запрещает принудительную или обязательную вербовку детей в возрасте до 18 лет для использования в вооруженных конфликтах.МОТ также рекомендует (рекомендация 190), чтобы правительства запретили использование, вербовку или предложение детей для деятельности, связанной с незаконным ношением или применением огнестрельного или другого оружия.

Торговля людьми включает незаконную торговлю людьми в целях, включающих коммерческую сексуальную эксплуатацию, принудительный труд или современную форму рабства. Дети должны быть особенно защищены от болезней, которыми торгует растущая глобальная секс-индустрия. Вербовка и торговля девочками и мальчиками для целей детского труда, проституции, сексуального рабства, принудительных браков, в качестве детей-солдат и даже для торговли органами являются хищническими и должны быть осуждены.Мы должны активно добиваться ратификации всеми странами Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности, которая включает Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее (также называемый Протоколом о торговле людьми).

B. Рабочие-мигранты: развлекают ангелов врасплох

«Не лишайте чужеземца или сироту правосудия и не берите в залог плащ вдовы» (Второзаконие 24:17 NIV).«Продолжайте любить друг друга как семью. Не пренебрегайте тем, чтобы открыть свои дома для гостей, потому что, поступая так, некоторые сами стали хозяевами ангелов »(Евреям 13: 1-2).

Комплекс факторов — гражданские конфликты, нарушение прав человека, крайняя нищета, ухудшение состояния окружающей среды, милитаризация, политическое преследование и ошибочные схемы развития — привели к появлению во многих странах мира беспрецедентного числа людей в ситуациях принудительного и принудительного перемещения, в том числе мигранты и рабочие-мигранты, ищущие работу и безопасность за пределами своих национальных границ.

В то время как глобализация знаменовала быстрое перемещение капитала через национальные границы, движение рабочих в поисках работы в более богатые страны мира, неуклонно увеличиваясь, становилось все более ограниченным, секьюритизированным, расовым, гендерным и сексуальным. Транснациональные корпорации переехали в бедные страны, где рабочая сила намного дешевле, а организация рабочих либо слаба, либо подавлена, либо вообще запрещена.

Региональные и международные сотрудники Церквей, свидетельствующих с мигрантами (CWWM), в том числе Генеральный совет церкви и общества, утверждают в своем пропагандистском документе (от 1 и 2 октября 2013 г., о котором говорится ниже), что «благополучие, безопасность и устойчивость мигрантов становится столь же актуальной, как и их борьба за справедливость.CWWM утверждает, что «(б) двусторонние и многосторонние переговоры слишком часто сосредоточены на управлении миграцией для поддержания экономического процветания и безопасности стран назначения. Эти условия привели к ограничительному миграционному и иммиграционному законодательству, включая условия работы и заработной платы, которые далеки от достойных и устойчивых, что нарушает права мигрантов ».

«Управление миграцией в целях развития увековечивает глобальное и структурное неравенство и скрывает несправедливый международный торговый, инвестиционный и финансовый режим, установленный развитыми странами.Этот режим ведет к уничтожению средств к существованию и формирует основу для неустойчивого развития в бедных странах, вынуждая миллионы трудящихся искать экономические возможности в чужих странах. Переговоры в значительной степени игнорируют столетия колониальной и неоколониальной эксплуатации и грабежа, которые обрекали страны на постоянные приступы крайней нищеты внутри страны и экономической зависимости извне ».

Трудящиеся-мигранты по-прежнему подвергаются дискриминации и злоупотреблениям, особенно те, кто не имеет документов в принимающих странах.Женщины-мигранты особенно уязвимы для эксплуатации, особенно когда они работают на гендерных должностях, которые заставляют их выполнять различные формы сексуальной, домашней и черной работы. Исследования показывают, что большинство мигрантов вынуждены покинуть свои дома из-за отсутствия работы дома или из-за чрезвычайно низкой заработной платы. В то время как глобализация породила больше капитала и стимулировала рост производства, заработная плата рабочих держалась на низком уровне и ниже прожиточного минимума даже в тех странах, правительства которых установили минимальную заработную плату.

Права мигрантов — это права человека. Это трагедия, когда мигранты, права которых уже были нарушены в их родных странах, обнаруживают, что их права человека также нарушаются в их зарубежных принимающих странах. Использование законов страны пребывания редко работает в их пользу. Объединенным методистам следует призвать свои правительства ратифицировать и выполнять Международную конвенцию Организации Объединенных Наций о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей (также называемую Международной миграционной конвенцией).Эта Конвенция предназначена для защиты, обеспечения и обеспечения прав человека трудящихся-мигрантов и их семей.

В качестве всемирной структуры и присутствия Объединенная методистская церковь играет важную и влиятельную роль в обеспечении соблюдения прав человека мигрантов и рабочих-мигрантов, среди которых есть ее члены и многие из тех, кто участвует в ее глобальной миссионерской работе. Всемирная церковь имеет особую возможность в своей работе с мигрантами и среди них, чтобы сделать видимыми теологию, миссию и церковную структуру, которые учитывают интересы мигрантов и чувствительны.

Церковь должна защищать справедливость, права человека и гостеприимство на всех экономических, социальных и политических аренах. Такая защита посвящена изобилию жизни и Божьей благодати: жить в изобилии, а не в бедности. В этом отношении наша информационно-пропагандистская деятельность может принять это во внимание (эти соображения заимствованы из Документации по защите интересов и Стокгольмских утверждений церквей, свидетельствующих с мигрантами [CWWM], международной платформы для общей защиты мигрантов, защитников мигрантов, церквей и экуменических организаций.Генеральный совет церкви и общества активно участвует в CWWM. CWWM считает, что мигранты — это люди, которых нельзя свести к простому товару, которым можно торговать и обменивать на мировом рынке. Он подтверждает, что свобода передвижения людей является правом человека и что принудительная миграция является нарушением этого права. Он работает на справедливость развития как общую основу для защиты интересов. Основы справедливости в области развития — справедливость перераспределения, экономическая справедливость, социальная справедливость, экологическая справедливость и подотчетность людям — являются составные и неделимые и являются частью адвокационной работы CWWM.Эти столпы носят одновременно глобальный и локальный характер.):

  • разработка протокола о том, как мигранты, организации мигрантов, церкви и экуменические учреждения реагируют на неотложные ситуации жизни и смерти, с которыми сегодня сталкиваются сообщества мигрантов;
  • содействие с группами единомышленников в составлении коллективного теневого отчета, который должен быть представлен в Универсальный периодический обзор Совета по правам человека Организации Объединенных Наций и в Комитет по делам трудящихся-мигрантов, контролирующих выполнение Конвенции о международной миграции;
  • продолжение коллективного анализа коренных причин вынужденной миграции и роли церквей в поисках справедливости в области развития; а также формулирование и продвижение альтернативного нарратива, основанного на религиозных взглядах, основанных на понимании того, что «мигранты действительно лучше всех говорят о своих надеждах и чаяниях, а также о том, как продвигать и защищать свои права и интересы.”

C. Коренные народы: к самоопределению

«Все будут сидеть под своими виноградными лозами / под своими фиговыми деревьями. / Пугать их некому будет; / ибо уста Господа сил небесных говорили »(Михей 4: 4).

Глобализация угрожает правам человека коренных народов, включая их стремление к самоопределению. Исследования и колонизация привели к быстрому присвоению земель и природных ресурсов коренных народов и уничтожению их науки, идей, искусства и культуры.

Коренные народы борются против промышленных предприятий, посягающих на их священные земли. Они борются за суверенитет над своими исконными землями перед лицом систематических кампаний истребления. Они сталкиваются с перемещением населения, принудительным переселением и ассимиляцией, часто из-за агрессивных интересов развития крупного бизнеса.

Коренные народы требуют уважения своего права на свою культуру, духовность, язык, традиции, формы организации, способы познания и действия, а также свою интеллектуальную собственность.Действительно, коренным народам во всем мире будет трудно осуществлять свои основные права человека как отдельные нации, общества и народы, не имея возможности контролировать знания и ресурсы, которые они унаследовали от своих предков и проживают в своих исконных владениях.

Генеральная конференция 1992 г. призвала Объединенную методистскую церковь «поставить себя в авангарде усилий по устранению и исправлению несправедливости и недоразумений последних 500 лет» колониализма.Это повысило осведомленность церкви о «постыдном воровстве земель и других ценностей коренных жителей, а также о жестоком уничтожении их культуры, искусства, религии, окружающей среды и других живых существ, от которых зависела их жизнь».

На Генеральной конференции 2012 года наша всемирная церковь продемонстрировала свою приверженность коренным народам через Акт покаяния в целях исцеления отношений с коренными народами. Его значение для церкви описывается следующим образом: «Акт покаяния касается не только общин и племенных наций коренных американцев в Соединенных Штатах.Он охватывает коренные общины и племенные / национальные образования различных стран по всему миру, где Объединенная методистская церковь распространила свое одеяло. Взятые вместе, сходства реальны и ощутимы. Они отражают вопросы самоопределения, суверенитета, культурной целостности и того, как коренные и коренные народы принимают Объединенную методистскую церковь как носители истины Благой Вести, провозглашая Евангелие Иисуса Христа без какой-либо другой приверженности ». (Преподобный доктор Том Уайт Вульф Фассетт об Акте о покаянии Объединенной методистской церкви, опубликованный Управлением христианского единства и межрелигиозных отношений Совета епископов)

Религиозная нетерпимость — одна из форм нарушения прав человека, совершаемых в отношении коренных народов во всем мире.Опыт принудительного переселения динехами (навахо) из Черной Мезы в Аризоне является примером религиозной нетерпимости. Дайне считают свои исконные земли священными. Для них быть искорененным — значит быть истребленным как народ. В этом свете мы должны продолжать поддерживать работу и мандат Специального докладчика ООН по религиозной нетерпимости, а также Специального докладчика ООН по правам коренных народов.

Крупные горнодобывающие компании несут ответственность за уничтожение источников средств к существованию, священных мест и исконных земель коренных народов.Права коренных народов — это права человека. Добыча полезных ископаемых, форма агрессии в области развития, противостоит коренным народам за уничтожение их земель и ресурсов и нанесение ущерба единству и здоровью своих народов и общин. Объединенным методистам настоятельно рекомендуется поддержать Декларацию Организации Объединенных Наций о правах коренных народов. ДООНПКН, как ее обычно называют, была принята 7 сентября 2007 года Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций при подавляющей поддержке 143 стран.Однако тревогу вызвали воздержание от голосования в Австралии, Канаде, Новой Зеландии и Соединенных Штатах, где проживают многие коренные народы.

Мы должны призвать всемирную церковь к всеобщему принятию этого важного документа, который Совет по правам человека Организации Объединенных Наций приветствует как «универсальную основу минимальных стандартов для выживания, достоинства, благополучия и прав коренных народов мира». Совет утверждает: «Декларация касается как индивидуальных, так и коллективных прав; культурные права и идентичность; права на образование, здоровье, занятость, язык и другие.Он запрещает дискриминацию коренных народов и способствует их полному и эффективному участию во всех вопросах, которые касаются их. Это также гарантирует их право оставаться отдельными и преследовать свои собственные приоритеты в экономическом, социальном и культурном развитии. Декларация прямо поощряет гармоничные отношения сотрудничества между государствами и коренными народами ».

Объединенные методисты должны поддержать Постоянный форум по вопросам коренных народов. Этот Форум, учрежденный Экономическим и Социальным Советом Организации Объединенных Наций в июле 2000 года, официально интегрировал коренные народы в состав U.N. system и был уполномочен «решать проблемы коренных народов, связанные с экономическим и социальным развитием, культурой, окружающей средой, образованием, здоровьем и правами человека». Мы по-прежнему поддерживаем назначение Специального докладчика по коренным народам под эгидой Организации Объединенных Наций.

Самоопределение, суверенитет и духовность коренных народов лежат в основе нашей поддержки их исторических притязаний на свою культуру, историю и духовные традиции, а также на их исторические права на определенные земли, территории и ресурсы.Колониализм подорвал эти притязания и лишил их прав. Процесс деколонизации — это незавершенное дело в Организации Объединенных Наций и во многих социальных учреждениях. Роль религии и церкви в колонизации народов и наций, включая коренные народы и коренные народы, является частью этого тяжелого и болезненного процесса деколонизации. Это часть акта покаяния, который действительно уважает то, что думают коренные жители о том, как они были обижены, и откуда могут прийти реституция и прощение, и что это будет выглядеть и повлечет за собой.

D. Безнаказанность: дело Международного уголовного суда

«Вы не должны действовать несправедливо в судебном деле. Не проявляйте фаворитизма к бедным или почтения к великим; вы должны справедливо судить своих собратьев-израильтян »(Левит 19:15).

Культура мира должна быть глобализирована сегодня. Преобладающей культуре репрессий, угнетения и эксплуатации нет места в этой культуре мира. Только стремление к справедливому миру, которое включает в себя поиск истины и справедливости для жертв, приведет к прощению, примирению и исцелению во многих сельских деревнях, поселках, городах, странах и регионах мира, пострадавших от конфликтов и конфликтов. война.

Создание Международного уголовного суда (МУС), как это предусмотрено в договоре, принятом в Риме в июне 1998 года Дипломатической конференцией полномочных представителей Организации Объединенных Наций по учреждению Международного уголовного суда, представляет собой важный шаг в прекращении безнаказанности. Этот суд, чей устав называется Римским статутом, был принят в июле 1998 года и вступил в силу в июле 2002 года после ратификации 60 страной, сегодня продолжает рассматривать дела против военных преступлений, геноцида, преступлений против человечности и преступлений агрессии.

Религиозные и религиозные группы, работая вместе с Коалицией за международный уголовный суд (CICC), определили несколько моральных и этических императивов важности ICC. Эти императивы остаются актуальными и актуальными и сегодня: «Желая, чтобы поиски справедливости включали в себя карательное правосудие, целью которого является судебное преследование и наказание правонарушителей при одновременном обеспечении прав обвиняемых на справедливое судебное разбирательство, восстановительное правосудие, целью которого является возмещение ущерба, реституция и реабилитация. для жертв и искупительное правосудие, которое следует рассматривать как способность сообществ справляться с истинами прошлого способами, которые позволят и сделают возможным социальную реконструкцию и примирение, а также прекращение циклов насилия;

«Признавая, что судебное разбирательство преступлений, вызывающих озабоченность международного сообщества, которые выходят за рамки национальных границ, часто выходит за рамки национальных систем уголовного правосудия, и что преступления, непосредственные жертвы которых произошли в национальном контексте, часто выходят за рамки компетенции или возможностей национальных судебных систем;

«Отмечая основные принципы правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, одобренные Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций;

«Поэтому учредить Международный уголовный суд.«Объединенные методисты всего мира должны призвать все правительства подписать и ратифицировать договор об учреждении суда. На сегодняшний день Римский статут МУС насчитывает как минимум 123 участника. В число этих сторон пока не входят такие страны, как США, Израиль, Кувейт, Мозамбик, Российская Федерация, Судан, Сирийская Арабская Республика, Украина, Йемен, Зимбабве и некоторые другие страны, которые подписали статут, но не ратифицировали его. Необходимо поддерживать работу CICC и Вашингтонской рабочей группы по Международному уголовному суду, которая сосредоточена на том, чтобы заставить США ратифицировать договор.В свою поддержку Объединенные методисты должны сохранить и укрепить беспрецедентные положения Римского статута, призывающие положить конец безнаказанности за преступления, совершенные против женщин и детей.

E. Свобода вероисповедания: аргументы против нетерпимости

«Ибо закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти» (Римлянам 8: 2 NKJV).

Свобода вероисповедания является частью пантеона прав человека. Всеобщая декларация прав человека гласит: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии: это право включает свободу менять свою религию или убеждения, свободу, как единолично, так и сообща с другими, публично или в частном порядке, проявлять его религия или вера в учение, практику, поклонение и соблюдение »(ст.18).

Объединенная методистская церковь утверждает, что «религиозные преследования были обычным явлением в истории цивилизации», и поэтому призывает к «политике и практике, которые гарантируют право каждой религиозной группы исповедовать свою веру без юридических, политических или экономических ограничений. ” Церковь также утверждает, что «все явные и скрытые формы религиозной нетерпимости» должны быть осуждены (Социальные принципы 2012 г., 162B).

Свобода вероисповедания по-прежнему отрицается и нарушается во многих частях мира.Обеспокоенность по поводу религиозных преследований высказывалась почти каждой религиозной группой, особенно в местах, где одна конкретная религия или убеждение находится в положении меньшинства. Религиозная нетерпимость как к устоявшимся, так и к «нетрадиционным» религиям растет как в новых, так и в установившихся демократиях. Рост религиозного экстремизма всех видов и со стороны всех устоявшихся и нетрадиционных религий был удобным предлогом для ограничения осуществления религиозной свободы правительствами многих стран мира.

Объединенная методистская церковь должна продолжать способствовать дальнейшему сотрудничеству между духовными, религиозными и экуменическими организациями для защиты религиозной свободы и убеждений. Он должен вступать в здоровый диалог с народами различных верований и идеологий, включая коренные и коренные народы, в поисках общих духовных, социальных и этических принципов, которые порождают мир и справедливость.

Объединенная методистская церковь привержена соблюдению минимальных стандартов права на убеждения, содержащихся в положениях Декларации Организации Объединенных Наций о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений.В этой декларации провозглашается, что «свобода религии и убеждений должна также способствовать достижению целей мира во всем мире, социальной справедливости и дружбы между народами, а также искоренению идеологий или практики колониализма и расовой дискриминации».

Объединенные методисты должны побуждать свои правительства и поощрять гражданское общество вступать в диалог о расизме и дискриминации и решительно решать особенно те проблемы, которые имеют институциональную религиозную основу.Объединенная методистская церковь призывает во всем мире поддержать Дурбанскую декларацию и Программу действий против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

F. Мир и миростроительство: поддержка Организации Объединенных Наций и дело культуры мира

«Бог будет судить между народами / и разрешать споры между сильными народами, которые далекие. / Они превратят свои мечи в железные плуги / и свои копья в орудия для обрезки. / Нация не возьмется за меч против нации; / они уже не научатся воевать »(Михей 4: 3).«Ибо Он сам — наш мир, Который объединил две группы и разрушил преграду, разделительную стену вражды» (Ефесянам 2:14 NIV).

В нашу эпоху глобализации символы войны стали более заметными, а арсенал машин для убийства стал более смертоносным, чем когда-либо прежде. Эти образы и арсеналы чаще всего заглушают наши образы мира и орудия справедливого мира.

Разрешение конфликтов и установление справедливого и прочного мира исходят из справедливой и освобождающей практики управления на всех уровнях жизни: локальном и глобальном.Справедливое управление процветает не на войнах и слухах о войнах, а на продвижении мирового порядка, который защищает права человека, развивает устойчивые сообщества, культивирует культуру мира, расширяет возможности людей и их ассоциаций и продвигает справедливую и основанную на широком участии демократию. Совершенно необходимо, чтобы права человека были основополагающим принципом справедливого и прочного мира. Объединенная методистская церковь должна участвовать в построении сообществ, которые уделяют первоочередное внимание искоренению бедности и ликвидации голода; прекращение войн и разрешение конфликтов и преодоление невежества, лечение болезней и исцеление вражды.

Организация Объединенных Наций остается единственным наиболее важным международным институтом для достижения этих целей. Объединенная методистская церковь должна продолжать поддерживать Организацию Объединенных Наций (¶ 165D).

Наше участие в ее многочисленных мероприятиях позволяет нам участвовать в превращении ее в ответственную и эффективную глобальную силу в поддержании мира, миротворчестве и миростроительстве, а также в признании человеческого достоинства и защите прав человека.

Решимость пресекать увеличивающиеся формы, действия и агентов экстремизма и терроризма, включая искоренение движущих сил и причин таковых, должна быть сосредоточена в рамках многосторонних механизмов и транснациональных институтов под руководством Организации Объединенных Наций.Наши социальные принципы направляют нас в этой решимости: «Мы выступаем за расширение и укрепление международных договоров и институтов, которые обеспечивают основу в рамках верховенства закона для реагирования на агрессию, терроризм и геноцид» (165C).

Объединенная методистская церковь поддерживает Гаагскую повестку дня для мира и справедливости на 21 век, в разработке которой она участвовала. Эта повестка дня, составленная на исторической конференции в Гааге в мае 1999 г., охватывает пятьдесят проблемных областей, в которых выделяются следующие:

1) первопричины войны и культура мира; 2) международное гуманитарное право и право прав человека и институты; 3) предотвращение, разрешение и преобразование насильственного конфликта; и 4) разоружение и безопасность человека.

Понимание Объединенной методистской церковью культуры мира и важности многостороннего сотрудничества в продвижении мира, справедливости и безопасности на основе вопросов прав человека и устойчивого развития проистекает из ее политической поддержки «Столпов мира для 21 века». в поддержку Организации Объединенных Наций Национального совета церквей Христа в США. Семь столпов заявляют, что мир, основанный на справедливости, требует:

  1. усиление политического сотрудничества и подотчетности между правительствами в рамках системы Организации Объединенных Наций, между региональными органами, правительствами, местными органами власти, народными организациями и глобальными экономическими структурами в стремлении к общему благу и равенству для всех;

  2. усиление моральной, этической и юридической ответственности на всех уровнях со стороны правительств, финансовых учреждений, многосторонних организаций, транснациональных корпораций и всех других экономических субъектов в целях поиска справедливого, основанного на широком участии и устойчивого экономического порядка для благосостояния и благополучие всех людей и всего творения;

  3. всеобъемлющая международная правовая система, способная меняться по мере того, как того требуют условия, чтобы предотвращать и разрешать конфликты, защищать права, привлекать к ответственности тех, кто нарушает мир и международное право, а также обеспечивать справедливые и эффективные механизмы контроля и принуждения;

  4. участие уязвимых и маргинализированных групп, стремящихся содействовать справедливости и миру, в этих механизмах, способных устранить причины и последствия несправедливости и угнетения;

  5. воспитание культуры мира в домах, общинах, религиозных учреждениях и странах по всему миру, включая использование ненасильственных средств разрешения конфликтов, соответствующих систем общей безопасности и прекращение безудержного производства, продажи и использование оружия во всем мире;

  6. уважение достоинства, присущего всем людям, а также признание, защита и реализация принципов Международного билля о правах человека, с тем чтобы сообщества и отдельные лица могли требовать и пользоваться своими универсальными, неделимыми и неотъемлемыми правами; и

  7. приверженность долгосрочной устойчивости средств жизни и глубокая переориентация экономических систем и индивидуального образа жизни для поддержки экологической справедливости для человеческих сообществ в гармонии со всем мирозданием.

Объединенная методистская церковь должна также продолжить свою поддержку кампании по запрещению наземных мин, призывая все правительства ратифицировать и выполнять договор о запрещении наземных мин, который запрещает использование, производство, накопление и передачу противопехотных наземных мин. Этот договор также призывает стороны активизировать усилия по разминированию и помощи жертвам во всем мире.

Объединенные методисты должны также призвать свои правительства ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.Противодействие глобализации происходит, когда мы запрещаем противопехотные мины, отменяем ядерное оружие и не допускаем, чтобы войны продолжали разгораться или развязываться.

G. Экономические, социальные и культурные права: голодные могут быть удовлетворены

«Когда устраиваешь пир, приглашай бедных, калек, хромых и слепых» (Луки 14:13).

Господь Бог наш повелел нам «поступать справедливо, и любить добро, и ходить смиренно» (Михей 6: 8 NRSV).

Справедливость, доброта и смирение подчеркивают обязательства общества перед своим народом.Но даже при неделимости гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав глобальный голод и бедность бросают вызов нашим приоритетам. Это вызов, который ставит нас перед нашей заботой о помощи бедным и маргинализованным слоям населения и решает эту проблему.

В нынешнюю эпоху глобализации бедность определяется как неспособность человека воспользоваться глобальными и рыночными возможностями, которые, как предполагается, стремительно растут. Этот процесс глобализации обожествляет рынок, даже когда он превращает землю и ее ресурсы в товар, если даже не самих людей, которые становятся пешками экономического производства.Ценность и достоинство человека в этом процессе глобализации измеряется его способностью вносить свой вклад в завоевание рынка.

Но выигрыши или потери, в эту эпоху глобализации именно бедные, маргинализированные и уязвимые слои населения страдают от роста цен, сокращения государственной поддержки необходимых социальных и экологических программ, сбоев в работе бизнеса, более высокого уровня безработицы и увеличения человеческого капитала. нарушения прав.

Неделимость прав человека подчеркивает понимание того, что свобода пуста без еды, что справедливость без работы подобна звенящей тарелке, и что свобода — это притворство, когда у людей нет земли, чтобы жить и заниматься сельским хозяйством.Право на питание и право на занятость являются основными экономическими правами человека. Общества становятся мирными, когда удовлетворяются требования справедливости. Справедливость становится не только мечтой, но и реальностью, когда орудия войны уступают место орудиям мира. Еда и работа также являются орудиями мира. Действительно ли, в конце концов, ни один ребенок, ни одна женщина и никто не ложится спать с пустым желудком.

Объединенные методисты должны продолжать призывать свои правительства ратифицировать Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, а эти правительства — сделать эти права реальностью.

Цели развития тысячелетия (ЦРТ), которые мы поддерживали как церковь, теперь, как мы считаем, в значительной степени пошатнулись, особенно потому, что права человека были отвергнуты как ключевой принцип. Экономические вызовы необузданной глобализации, особенно широко распространенная экономическая рецессия в сочетании с нерешительными действиями по борьбе с изменением климата, не помогли достичь высоких целей этой инициативы тысячелетия. Недостаточное внимание к неравенству, дискриминации и изоляции маргинализированных групп обрекло ЦРТ, цели которых не были полностью достигнуты до истечения срока их действия в 2015 году.

Еще один шанс устранить коренные причины проблем развития, не в последнюю очередь крайнюю нищету и голод, представлен мировому сообществу в еще одном перечне целей устойчивого развития (ЦУР), которые вновь обсуждаются под эгидой Организации Объединенных Наций. Права человека, в основе которых лежит сакральная и человеческая ценность, должны быть основой любой повестки дня в области развития, всегда и в любой срок, после 2015 года и в последующий период.

Наша поддержка нового набора ЦУР основана на признании Дарованное Богом человеческое достоинство и защита прав человека.Он признает здоровье и целостность людей в такой же степени, как здоровье планеты и космоса. Это также включает признание требований справедливости в области развития, направленных на устранение исторического неравенства, вызванного рабством и колониализмом, а также современных форм грабежа и грабежа, вызванных необузданной глобализацией и исторической деградацией планеты Земля.

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун сформулировал задачу устойчивого развития следующим образом: «Наш глобализированный мир отмечен исключительным прогрессом наряду с неприемлемыми и неустойчивыми уровнями нужды, страха, дискриминации, эксплуатации, несправедливости и экологического безумия на всех уровнях.Однако мы также знаем, что эти проблемы не являются случайностями природы или результатом явлений, находящихся вне нашего контроля. Они являются результатом действий и бездействия людей, государственных учреждений, частного сектора и других лиц, которым поручена защита прав человека и отстаивание человеческого достоинства ».

В эту эпоху глобализации, когда получение прибыли и прибыли за счет нужд и благосостояния бедных и уязвимых и когда необузданная погоня за богатством и властью попирает права людей и лишает их прав человека, мир, основанный на воле Божьей справедливости приведет к подлинной глобализации, которая залечит раны и шрамы войн и конфликтов, которые народы и нации вели друг против друга.Мир, основанный на Божьей справедливости, поможет принести прощение и целостность всему народу Бога и всему творению. Мир, основанный на Божьей справедливости, обеспечит существование Божьего народа и устойчивость Божьей земли. Божье правление на земле, как и на небе, — это, в конце концов, настоящая глобализация, к которой мы должны стремиться и ради которой мы должны стремиться.

ПРИНЯТО 2000
ИЗМЕНЕНО И ПЕРЕПИСАНО 2004
ИЗМЕНЕНО И ПРИНЯТО в 2008 году 2016
РЕШЕНИЕ № 6025, 2008, 2012 КНИГА РЕШЕНИЙ
РЕЗОЛЮЦИЯ №

РЕШЕНИЕ № 309, 2004 КНИГА 28 , 2000 КНИГА РЕШЕНИЙ

См.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.