25.09.2022

Человек животное ли: Является ли человек животным? — О пользе бесполезного — ЖЖ

Содержание

Является ли человек животным? — О пользе бесполезного — ЖЖ

       О человеке и животных можно говорить долго. Можно и нужно рассматривать эту тему, причём с разных сторон и в разных аспектах. Поэтому я и не намереваюсь одним постом решить проблемы, попробую только обозначить её. Человек очень давно стал себя отделять от животных, даже когда не отделял себя от природы. Наивно думать, что человек путал себя с волком или ягуаром. Как же тогда понимать рассказы, которые мы можем найти у Рассмундсена и Арсеньева, и которые подтверждаются этнографическими источниками? Думаю, что просто. «Дикари» говорили о том, что всё вокруг живое, и обладающее душой, а потому «люди». В то же время было различение человека и других животных. Заметьте — не человека и животных, а человека и других. Причём к другим относились и те, кого мы тоже считаем людьми. Это свойственно не только дикарям — многие европейцы не считали нецивилизованных аборигенов за людей, а их убийство и причинение им мучений грехом. Нам сейчас кажется, что наука ответила наконец на все вопросы, но это не так. Давайте разберемся. Биология говорит, что человек есть отдельный вид или подвид животных? Нет. Напротив, теперь нам известно, что было много «тупиковых», то есть вытесненных и уничтоженных родственников современного человека, начиная с австралопитека и заканчивая неандертальцем. О взаимоотношениях и связях человека с близкими ему антропоидами мы можем только гадать. Нет, не подумайте что биологи не могут дать чётких критериев классификации, дело не в этом. Допустим, такие критерии у нас есть, но критерии чего? Кого считать человеком и на каком основании? Суть проблемы в том, что мы культурный, социальный феномен хотим определить с помощью биологических критериев, а это вряд ли возможно. К примеру, являются ли людьми т.н. «маугли»? Вопрос о принадлежности к человечеству должны рассматривать философы, а не биологи.
       В чём заслуга Дарвина и Дарвинизма? В том, что догадка о животной природе человека, о его родстве с обезьяной, которую мы можем встретить уже у Ламарка, была детально обоснована. Человека признали выходцем из царства животных. Но вот его нынешний статус ни Дарвин, ни его последователи не определили! Остался ли человек животным, «голой обезьяной», как его назвал Десмонд Моррис? Или он стал другим существом, «получил душу». Не нужно быть верующим или придерживаться психофизического дуализма для того, чтобы отметить некое новое качество человека. Следовательно вопрос остался, только сместился с рассмотрения биологического происхождения в сферу изучения поведения и психологии. Можно приветствовать тех, кто подобно Конраду Лоренцу пытается изучить человека с его животной стороны. Но без серьёзной методологии тут не обойтись. Если человек реализует животные программы, пусть в деформированном, культурном виде — одно. Если он отталкивается от животного — другое. В науке и философии находятся приверженцы и первого и второго взглядов, иногда склоняются к чему-то сами того не осознавая. Меня не удовлетворяют оба подхода. За сложностью определения человека и человеческого забыли, что и само понятие «животное» далеко от определённости.  
        Что такое животное? Сам смысл слова указывает — «живое». В то же время, растения мы относим к царству живого, но животными не считаем.  Что же такое животное? Это активно живой организм. Растения могут не быть организмом, а представлять собой колонию, объединение на физическом уровне.  И в рамках одного вида, и в симбиозе. Человек, безусловно, является животным с биологической точки зрения. А вот дальше начинаются сложности. Неверно представляя себе животных, мы считаем их как бы некими механизмами, хотя наука давно такой упрощённый декартовский взгляд преодолела. Считаем даже не на уровне ума, а на уровне отношения. Многие ли люди осознают, что у животных есть чувства, мысли, индивидуальность, собственная судьба? Человек сильно отличается от других животных, но вот вопрос чем именно и как к этому относиться.
Можно говорить об особой пластичности поведения и чрезвычайной роли разума, который начинает командовать поведением, отстраняя от управления телом инстинкты.  Что-то из этого мы обнаружим у обезьян, пусть в более мягком виде, что-то нет.
        Но не стоит замыкаться на способностях, следует рассмотреть и действия. И вот здесь обнаруживается выделенность человека из всего животного мира. Способности его природные, а вот действия идут против природы. Не важно в чём причина. Точнее, важно, конечно, но важнее установить сам факт.  Человек не животное по своему поведению и мышлению, хотя он животное по телу. Это не обоснование старого взгляда на превосходство человека, вовсе нет. Не будем предвзяты, следует описывать ситуацию такой, какой она является. Если сводить животное к морфологии, то человек — животное. Но животное — не то, что способно жить, но и то, которое живёт. А у всех высших животных поведение составляет важнейшую часть. Попытки создать этологию человека будут неудачными до тех пор, пока учёные не поймут, что социальное не подчинено биологическим закономерностям. Свои закономерности там могут быть, но они иные. Социальное (такое, как оно знакомо нам, в виде государств) возникло как нарушение природного поведения человека. Человек становится человеком через разрушение естественного. Весь вопрос в том, приобретает ли он что-то при этом или нет. Уверен, что приобретает, но теряет несравненно больше. Он перестаёт быть частью живого мира, и теряет способность вернуться. Он становится животным — изгоем.
         Те, кто говорят, что человек одновременно является и животным и человеком — правы с точки зрения логики. Но попробуйте в одну литровую банку влить литр воды и литр молока, и вы поймёте в чём проблема. Животное и человеческое начало конфликтуют, но человеческое не может победить, потому что без тела не будет и человека, а в теле запечатлено животное начало. И даже не только в инстинктах,  а в самом его строении, физиологии и потребностях. Это давно поняли мечтатели, которые выдвигают вперед человеческое, к примеру, Фёдоров, Циолковский и их последователи. Сегодняшние трансгуманисты не случайно через человекопочитание пришли к отрицанию человека. Ведь если «ум» отделить от тела и поместить его в вечный носитель, то человек становится вечным и неуязвимым. Но человек ли это? На самом деле, живое сознание нельзя воспроизвести и переместить в другой носитель. А если бы и было можно — человек не сводится к сознанию.  Если мы осознаем, что человек есть испорченное животное, и «человечность» — именно эта порча, всё встаёт на свои места. Да, человек должен любить свой вид, это и волкам свойственно. Но не свою специфику, заключающуюся в «искусственности», в рациональной модификации поведения на основе символов. Любой чистый гуманизм губителен для человеческого рода. И направление исследования должно быть не таким, что человеческое несовместимо с животным, а таким, при котором человеческое наслаивается на животное и паразитирует на нём. Можно условно считать животное естественным, а человеческое —  искусственным. 
      Признание первичности животного и неравноправности «животного» и «человеческого» не ведёт к отказу от разума. Наша боязнь принятия естественного заключается в том, что мы воспринимаем животных неверно. Осознание богатства, разнообразия поведения животных, которые не являются рабами инстинктов (как мы упрямо считаем), может помочь нам преодолеть нашу боязнь. Чем дальше мы от животных — тем ближе мы к уничтожению. В вопросе исследования животного начала в человеке философия и наука должны объединиться.

Человек и животное: парадоксальные отношения | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW

Взаимоотношения людей и животных полны противоречий, которым посвящена выставка, проходящая сейчас в Дрездене в Немецком гигиеническом музее (Mensch und Tier — Eine paradoxe Beziehung).

Посетитель первым делом попадает в маленькое полутёмное помещение; из громкоговорителей раздаются голоса самых разных животных; на стенде вдоль стены сотни резиновых фигурок животных и две – человека: Адама и Евы.

Говорит куратор выставки Яздан Йоргерс: «Речь идёт о самовосприятии человека, о той самоуверенности, с которой он отмежёвывается от животных. Наша выставка поднимает целый ряд вопросов. Является ли человек одним из представителей животного мира? Чем отличается человек от животных? Кто венец творения? Может быть, животным в будущем станет особенно нужна граница между человеком и животным миром? Может быть, нам нужны новые этические концепции в отношении животных?»

Животные – это важная составляющая человеческой культуры и цивилизации

Без животных человек не стал бы таким, какой он есть. Это очень наглядно показывает экспозиция первого из четырёх блоков выставки. Блок «Любимые звери» посвящён охоте как основе существования человеческой общины, охоте как развлечению для богатых, экзотическим зоосадам при европейских королевских дворах и современным зоопаркам, которые вследствие повсеместного вымирания многих видов всё чаще становятся для оказавшихся под угрозой животных последним прибежищем.

Миллиардный рынок

В число «любимых зверей», естественно, входят и домашние животные. Говорит куратор выставки Яздан Йоргерс:

«Роль, которую домашние животные играют как социальный и экономический фактор, колоссальна; это – миллиардный рынок. На нашей выставке представлена, например, консервированная кровь из первого в Германии банка крови для собак, гробы для животных, платья и костюмы для собачьих свадеб, кошачья зубная паста со вкусом рыбы, устройство, позволяющее делать искусственное дыхание собакам.»

За проволочной сеткой

На выставке «Человек и животное: парадоксальные отношения» представлено в общей сложности более 750 экспонатов. Это и картины, и чучела животных, и предметы каждодневного пользования, и редкие вещи, как например, настоящая слоновья нога в качестве корзины для бумаг, которую президент ГДР Вильгельм Пик получил к своему 80-летию в подарок из Индии.

Все эти экспонаты находятся за проволочной сеткой, которая символизирует границу между человеком и животным. В первых трёх блоках эта сетка установлена везде, постоянно напоминая о том, как человек на протяжении тысячелетий приспосабливал животных к своим растущим потребностям.

Но как далеко может заходить человек и своих преобразованиях?

Четвёртый блок

Что дозволено в отношении животных, с которыми у человека б

ольшая часть генов – общие? Выставка, проходящая сейчас в Дрездене в Немецком гигиеническом музее, ответа на эти вопросы на даёт. Правда, в последнем, четвёртом блоке, посвящённом тому, что объединяет человека и животных, сетки, отделяющей посетителей от экспозиции, уже нет.

Рождение химеры: зачем ученым гибрид человека и животного?

  • Дэвид Робсон
  • BBC Earth

Автор фото, Thinkstock

Попыткам современных ученых создать животных с человеческими органами предшествовали долгие годы исследований, и вот-вот эти планы начнут воплощаться в жизнь. Однако противники подобных экспериментов обеспокоены этической стороной вопроса, отмечает обозреватель BBC Earth.

В фантастическом романе Герберта Уэллса «Остров доктора Моро» главный герой Эдвард Прендик, в результате кораблекрушения выброшенный на берег острова, натыкается на лесной поляне на женщину и двух мужчин, сидящих на корточках около упавшего дерева.

Все трое совершенно наги, если не считать тряпок, обернутых вокруг их бедер.

Прендик обращает внимание на их «толстые лица», которые «были лишены подбородка, лоб выдавался вперед, а головы покрывали редкие щетинистые волосы». Он отмечает: «Никогда еще я не встречал таких звероподобных существ».

Когда Прендик приближается к туземцам, они пытаются с ним заговорить, но их речь звучит очень быстро и невнятно; они трясут головами и раскачиваются из стороны в сторону, неся, как показалось герою, «какую-то невероятную околесицу».

Несмотря на частично прикрытую наготу и вроде бы человеческий облик дикарей, Прендик улавливает в них несомненное «сходство со свиньями», а их поведение словно «отмечено печатью чего-то животного».

Однажды ночью, случайно зайдя в операционную доктора Моро, Прендик выясняет, в чем дело: ученый превращает животных в людей, изменяя их тело и мозг по собственному образу и подобию.

Однако, несмотря на все усилия, доктору никак не удается избавить свои творения от проявлений их основных инстинктов.

Созданное им нестабильное общество вскоре поглощается анархией, что приводит к гибели Моро.

С тех пор как роман впервые увидел свет, прошло 120 лет, и заголовки сегодняшних новостей могут создать полное впечатление, что мы находимся в опасной близости к антиутопичной перспективе, описанной Уэллсом.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Самые известные из существующих ныне химер — те, что сидят на Соборе Парижской Богоматери

«Ученые-франкенштейны работают над созданием химеры, представляющей собой помесь человека с животным», — кричал один из заголовков в британской Daily Mail в мае 2016 года.

«Наука стремится разрушить барьер между человеком и животным миром», — говорилось в статье Washington Times, опубликованной два месяца спустя. Автор статьи утверждал, что вскоре разумные звери вырвутся на свободу из лабораторий.

Причиной ажиотажа стали планы ученых вживить человеческие стволовые клетки в эмбрионы животных с целью выращивания отдельных человеческих органов для пересадки пациентам, нуждающимся в трансплантации.

Ожидается, что эта технология позволит сократить сроки ожидания в очереди на операцию и снизит риск отторжения пересаженных органов.

Этим смелым и неоднозначным планам предшествовали три с лишним десятилетия научных исследований. Эксперименты помогли ученым разгадать некоторые из фундаментальных загадок, исследовать природу межвидовых различий и выяснить, каким образом скопление клеток в материнской утробе превращается в живой организм.

Учитывая перспективы финансирования подобных проектов, человечество стремительно приближается к важной вехе в этой сфере.

«Данная область знаний развивается очень быстро, — отмечает исследовательница Джанет Россант из Торонтского университета, стоявшая у истоков изучения химер. — Наше понимание биологии выйдет на новый уровень».

Но только при условии, что сперва мы разрешим ряд непростых этических проблем, связанных с нашим представлением о том, что значит быть человеком.

На протяжении многих тысячелетий химеры были лишь персонажами мифов и легенд.

Биологический термин заимствован из древнегреческой мифологии: Гомер описывал химеру как странное существо с головой и шеей льва, туловищем козы и змеиным хвостом. По легенде, это бессмертное огнедышащее существо водилось в стране Ликии, располагавшейся в Малой Азии (полуостров на западе Азии, часть территории современной Турции — Ред.).

Научное определение химеры не столь красочно. Этот термин используется для описания любого организма, состоящего из генетически разнородных клеток.

Химеризм встречается в природе, в частности, в результате слияния эмбрионов близнецов вскоре после зачатия, и может приводить к поразительным результатам.

Взять, например, билатеральных (двусторонних) гинандроморфов, у которых одна сторона тела имеет признаки мужского пола, а другая — женского. Подобные существа по сути представляют собой результат слияния двух разнояйцевых близнецов.

Если при этом окраска особей разных полов сильно различается, как в случае со многими видами птиц и насекомых, результат может оказаться весьма необычным и впечатляющим.

Например, у красного кардинала билатеральный гинандроморфизм приводит к ярко-красному оперению «мужской» стороны и серому оперению «женской».

Впрочем, гораздо чаще клетки разных эмбрионов перемешиваются в случайных сочетаниях, приводя к более тонким изменениям во всем организме.

Такие химеры выглядят и ведут себя точно так же, как и другие особи данного вида.

Существует вероятность, что вы и сами — химера, поскольку, по данным научных исследований, по меньшей мере 8% неоднояйцевых близнецов на этапе эмбрионального развития абсорбируют клетки своих братьев или сестер.

Несмотря на то, что существ, подобных тем, что описаны в греческих мифах, в природе не существует, это не мешает ученым пытаться создавать собственных химер в лабораторных условиях.

Джанет Россант стала одной из первых ученых, кому удалось это сделать.

Автор фото, Dietmar Nill/Naturepl.com

Подпись к фото,

В 1980-х годах из двух разных видов мышей вывели гибридных химер

В 1980 году, работая на тот момент в канадском Университете Брока, она опубликовала в журнале Science результаты эксперимента, в рамках которого была выращена химера из генетического материала двух разных видов мышей: лабораторной мыши-альбиноса, являющейся подвидом домовой мыши (Mus musculus), и дикой рюкюйской мыши (Mus caroli), обитающей в ряде азиатских стран.

Предыдущие попытки вывести межвидовые гибридные существа зачастую заканчивались неудачей. Эмбрионы либо вовсе не прикреплялись к стенке матки, либо оказывались недоразвитыми, и тогда дело чаще всего заканчивалось выкидышем.

Метод Россант заключался в проведении сложной хирургической манипуляции, примерно через четыре дня после зачатия.

К этому времени оплодотворенная яйцеклетка уже превратилась в бластоцисту — сгусток внутренней клеточной массы, окруженной защитным слоем под названием трофобласт, который впоследствии станет плацентой.

Россант с коллегой Уильямом Фрелсом ввели в яйцеклетку лабораторной мыши внутреннюю клеточную массу, взятую из бластоцисты рюкюйской мыши.

Поскольку трофобласт у бластоцисты мыши-носителя в процессе операции не был поврежден, ДНК формирующейся плаценты по-прежнему соответствовала ДНК матери. В результате эмбрион успешно прикрепился к стенке матки.

Ученым оставалось лишь подождать 18 дней, наблюдая за течением беременности.

Эксперимент оказался поразительно успешным: из 48 новорожденных мышат 38 оказались химерами, содержавшими генетический материал обоих видов мышей.

«Мы показали, что переход через межвидовой барьер возможен», — говорит Россант. Химеризм явным образом проявлялся в окрасе мышей: перемежающихся пятен белой и рыжеватой шерсти.

Автор фото, Sinclair Stammers/SPL

Подпись к фото,

Для создания химеры внутреннюю клеточную массу одного вида мышей ввели в эмбрион другого вида

Даже с точки зрения темперамента эти химеры заметно отличались от особей-родителей.

«Мы получили очень странную смесь характеров, — говорит Россант. — Рюкюйские мыши очень неспокойны: чтобы они не убежали, приходится сажать их на дно ведра, а брать их следует щипцами, предварительно надев кожаные перчатки».

Лабораторные мыши ведут себя гораздо тише. «Поведение наших химер представляло собой нечто среднее», — отмечает исследовательница.

По мнению Россант, при сегодняшнем уровне развития нейробиологии подобные эксперименты могут помочь в исследованиях поведения разных видов.

«Можно было бы сопоставить поведенческие различия с тем, в каких отделах мозга химеры имеются клетки двух разных видов, — говорит она. — Мне эта область исследований представляется очень интересной».

В своих ранних работах Россант использовала выведенных ею химер для изучения того, как развиваются организмы в утробе.

Изучение генов тогда еще только начиналось, а явные различия между двумя видами помогали проследить, как распределяются клетки по организму химеры.

Благодаря этому ученые выяснили, из каких элементов внутренней клеточной массы формируются те или иные органы.

Ученые также могут применять этот подход для изучения роли тех или иных генов. Для этого в одном из эмбрионов может искусственно создаваться генетическая мутация, тогда как другой будет использоваться в качестве контрольного.

В ходе изучения полученной таким образом химеры исследователи смогут определить, на какие конкретно функции организма влияют определенные гены.

Методом Россант вскоре начали пользоваться другие ученые по всему миру. В одном из экспериментов удалось создать химеру из клеток козы и овцы.

Внешний вид животного был весьма необычным: его шкура выглядела как лоскутное одеяло, где перемежались овечья шерсть и жесткий волос, характерный для козы.

Автор фото, Geoff Tompkinson/SPL

Подпись к фото,

Химера козы и овцы

Журнал Time описал эту химеру как «проделку смотрителя в зоопарке: козу в свитере из ангоры.

Россант также выступала консультантом для ряда проектов по сохранению исчезающих видов: идея заключалась в том, чтобы имплантировать эмбрионы в матки домашних животных.

«Я не знаю, насколько успешными оказались эти инициативы, но сама идея до сих пор жива», — говорит она.

Теперь же метод Россант планируется применить в рамках проекта, который теоретически может открыть новую страницу в регенеративной медицине.

На протяжении двух последних десятилетий ученые пытаются научиться выращивать в лабораторных условиях новые органы из стволовых клеток, способных превращаться в клетки тканей любого типа.

Считается, что у этой стратегии — колоссальный потенциал для развития трансплантологии.

«Проблема заключается в том, что хотя стволовые клетки очень схожи с эмбриональными клетками, они не являются абсолютно идентичными», — говорит Хуан Карлос Исписуа Бельмонте, сотрудник Института биологических исследований имени Дж. Солка в Ла-Холье, штат Калифорния.

Пока что стволовые клетки остаются непригодными для трансплантации.

Исписуа Бельмонте и ряд других исследователей полагают, что решение следует искать на фермах. Цель ученых — создать животных-химер для выращивания необходимых органов.

«Эмбриогенез широко встречается в природе, и в 99% его результаты положительны, — говорит ученый. — Мы пока не знаем, как воссоздавать его в лабораторных условиях, но у животных это получается очень хорошо, так почему бы не заставить природу работать на нас?»

В отличие от химеры козы и овцы, у которой клетки двух разных видов произвольным образом распределялись по всему организму, у этих химер инородные ткани должны концентрироваться в конкретных органах.

Путем генетических манипуляций исследователи рассчитывают «выбивать» из организма носителя те или иные органы, помещать на освободившееся место человеческие клетки и заставлять их формировать соответствующие органы, но уже человеческие, необходимых размеров и формы.

«Животное станет инкубатором», — говорит Пабло Хуан Росс из Калифорнийского университета в Дейвисе.

Уже известно, что в теории подобное возможно. В 2010 году Хиромицу Накаучи из медицинской школы Стэнфордского университета и его коллеги с помощью подобной методики вырастили крысиную поджелудочную железу в организме мыши.

Сейчас наиболее подходящими «инкубаторами» для органов людей считаются свиньи, чье анатомическое строение очень близко к человеческому.

Если этот план сработает, он поможет разрешить многие из существующих проблем трансплантологии.

«В среднем очереди на пересадку почки сейчас приходится ждать около трех лет», — объясняет Росс. При этом вырастить требуемый орган на заказ в организме свиньи можно было бы всего за пять месяцев.

«В этом заключается еще одно преимущество использования свиней в качестве носителей: они очень быстро растут», — объясняет ученый.

Межвидовые химеры могут найти применение и в фармакологии.

Нередко при испытании новых видов лекарств на животных результаты оказываются успешными, но при употреблении тех же препаратов человеком возникают неожиданные и нежелательные последствия. «В результате впустую тратятся время и деньги», — подчеркивает Исписуа Бельмонте.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Некоторые ученые пытаются выращивать человеческие органы в организмах свиней

Представим себе перспективы предлагаемого метода на примере нового лекарства от заболеваний печени.

«Если бы мы поместили внутрь свиной печени человеческие клетки, то уже в течение первого года работы над созданием препарата смогли бы определить, является ли он потенциально токсичным для человеческого организма», — отмечает исследователь.

Россант соглашается с тем, что у метода есть большой потенциал, но подчеркивает, что ученым еще предстоит проделать серьезную работу: «Отдаю должное смелости тех, кто отважился работать над этой задачей. Она осуществима, но, должна признать, что на этом пути исследователям придется столкнуться с очень серьезными трудностями».

Многие из них носят технический характер.

С точки зрения эволюции человек отличается от свиньи гораздо сильнее, чем крыса — от мыши.

Ученые по опыту знают, что в подобных случаях вероятность отторжения донорских клеток организмом носителя существенно возрастает.

Автор фото, nobeastsofierce Science / Alamy

Подпись к фото,

Исследования по тематике гибридов человека и животных тормозятся из-за вопроса об их этичности

«Необходимо создать особые условия для того, чтобы человеческие клетки выживали и делились [в организме свиньи]», — подчеркивает Исписуа Бельмонте.

Для этого потребуется найти «первичный», безупречно чистый источник человеческих стволовых клеток, способных трансформироваться в любую ткань.

Возможно, помимо этого придется генетически модифицировать организм носителя, чтобы снизить вероятность отторжения чужих клеток.

Впрочем, пока что основное препятствие, тормозящие исследования, — это этические соображения.

В 2015 году учреждение Департамента здравоохранения США «Национальные институты здоровья» ввело мораторий на финансирование экспериментов по созданию химер человека и животных.

Правда, впоследствии было объявлено, что запрет может быть отменен — при условии, что перед предоставлением финансирования каждый подобный эксперимент будет подвергаться дополнительной оценке.

Между тем, Исписуа Бельмонте получил предложение о выделении гранта размером в 2,5 млн долл. США с условием, что при создании химеры он будет использовать не человеческие клетки, а клетки обезьян.

Наибольшие опасения вызывает гипотетическая вероятность того, что человеческие стволовые клетки достигнут свиного мозга, что приведет к созданию существа, обладающего некоторыми способностями и поведенческими чертами, свойственными людям.

«Полагаю, что при исследованиях такой сценарий нужно учитывать и детально обсуждать», — говорит Россант. В конце концов, у ее химер действительно проявлялись черты темперамента обоих видов мышей. Создать человеческое сознание, запертое в теле животного — кошмарный сюжет, достойный пера Уэллса.

Исследователи спешат подчеркнуть, что можно принять определенные меры предосторожности. «Инъецируя клетки на определенной стадии развития эмбриона, мы, возможно, сможем избежать подобного риска», — говорит Бельмонте.

Еще один возможный выход — запрограммировать стволовые клетки на генетическом уровне на самоуничтожение в определенных условиях для того, чтобы избежать их внедрения в нервную ткань.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

В природе гибриды коз и овец встречаются очень редко

Но эти решения недостаточно убедительны для Стюарта Ньюмена, цитобиолога из Нью-Йоркского медицинского колледжа, которого беспокоят возможные последствия подобных экспериментов еще со времен создания химеры козы и овцы в 1980-х.

Тревогу Ньюмена вызывают не столько современные планы ученых, сколько будущее, в котором химеры могли бы постепенно приобретать все более человеческие характеристики.

«Чем больше человеческого удается привнести в подобные гибриды, тем более интересными они становятся, как с научной, так и с медицинской точки зрения», — говорит он.

«Сейчас кто-то может клясться, что никогда не станет создавать химер по человеческому подобию, но ведь подспудное желание все равно остается. В самой тематике есть что-то такое, что подстегивает ученых двигаться все дальше и дальше в этом направлении».

Предположим, ученые создали химеру для исследований нового лекарства от болезни Альцгеймера. Изначально исследователям дают разрешение на создание существа с мозгом, который является человеческим, скажем, на 20%. Но со временем они могут прийти к выводу, что для полного понимания последствий применения препарата необходимо увеличить долю человеческого мозга до 30 или 40 процентов.

Кроме того, по словам Ньюмена, чтобы получить финансирование, исследователю зачастую приходится заявлять все более масштабные цели исследований: «Дело не в том, что ученые стремятся к созданию монстров… Исследование — это естественный развивающийся процесс, и сам по себе он не остановится».

Не менее важно и то, что подобные эксперименты могут притупить наше ощущение принадлежности к человеческому роду, продолжает Ньюмен: «Трансформация нашей культуры позволяет нам переходить эти границы. В данном случае человек рассматривается как всего лишь материальный объект».

Зная о существовании человеческих химер, мы, возможно, не станем так уж сильно сомневаться по поводу манипуляций с человеческими генами с целью создания детей «на заказ».

И Ньюмен не одинок в своих опасениях.

Автор фото, Photos 12/Alamy

Подпись к фото,

В «Острове доктора Моро» животных превращали в «людей»

Джон Эванс, социолог из Калифорнийского университета в Сан-Диего, указывает на то, что сама дискуссия о гибридах человека и животных сосредоточена на их когнитивных способностях.

В этом контексте мы можем прийти к выводу, что с подобными химерами можно не обходиться как с людьми, если они не обладают человеческим рациональным мышлением или речью.

Но подобная логика может завести нас на скользкую дорожку дискуссий относительно того, как обращаться с представителями нашего собственного вида.

«Если общество начнет рассматривать человека как совокупность способностей, то станет относиться к собственным членам, обладающими меньшим набором этих способностей, как к людям второго сорта», — предупреждает Эванс.

Исписуа Бельмонте полагает, что многие из этих опасений, в особенности те, что находят отражение в сенсационных газетных заголовках, пока беспочвенны.

«СМИ и регулирующие органы думают, что мы начнем выращивать важные человеческие органы в организмах свиней едва ли не завтра. Это предположения из области научной фантастики. Пока мы находимся еще в самом начале пути».

И, как пишет журнал Nature, в дискуссию об этичности подобных исследований не стоит вовлекать эмоции.

Кому-то концепция межвидового химеризма может показаться отвратительной, но страдания людей с неизлечимыми заболеваниями ничуть не менее ужасны. Нельзя решать морально-этические проблемы лишь на основе инстинктивных реакций .

Каким бы ни было окончательное решение, необходимо иметь в виду, что его потенциальные последствия не ограничиваются научной сферой.

«То, как мы говорим о человеке в рамках данной дискуссии, может непреднамеренно изменить наш взгляд на самих себя», — пишет Эванс.

Ведь именно вопрос о том, что определяет человека, лежит и в основе романа Уэллса. После возвращения с острова доктора Моро Пендрик уединяется в английской провинции вдали от крупных городов, предпочитая человеческому общению наблюдение за звездным небом.

Став свидетелем насильственного нарушения естественного межвидового барьера, он больше не может смотреть на людей, не замечая в них животного начала: «Мне казалось, что даже я сам не разумное человеческое существо, а бедное больное животное, терзаемое какой-то странной болезнью, которая заставляет его бродить одного, подобно заблудшей овце. «

Наука: Наука и техника: Lenta.ru

4 августа 2016 года Национальные институты здоровья США (NIH) заявили, что собираются отменить мораторий на создание химер. Речь идет о спорных с точки зрения этики экспериментах, в которых человеческие стволовые клетки вводят в эмбрионы животных — в результате формируются организмы, сочетающие животные и человеческие черты. Ученые называют их химерами.

Материалы по теме

00:11 — 5 августа 2016

Ствол потек

Обнаружен скрытый механизм мучительного убийства человека

В Древней Греции химерами называли мифологических чудовищ с головой и шеей льва, туловищем козы и хвостом змеи. Такими же химерами являются организмы с генетически разнородным материалом. Они могли бы служить удобными биологическими моделями для изучения различных заболеваний — например, рака или нейродегенеративных синдромов, могли бы стать источником органов для трансплантации. Однако стоит экспериментальной биологии вплотную подойти к научной фантастике, у общественности возникают опасения, что это может привести к непредвиденным последствиям.

При создании химер используют стволовые клетки, обладающие свойством плюрипотентности. Иными словами, они способны превратиться во все клетки человеческого зародыша. Клетки внедряют в ткани эмбриона модельных организмов (мышей, крыс, обезьян, свиней и других животных) на очень ранних стадиях, после чего эмбриону позволяют развиваться дальше. В сентябре 2015 года NIH выразили беспокойство тем, что если стволовые клетки введут в мозг мышей, в результате могут получиться грызуны с измененными когнитивными способностями — то есть появятся животные со «сверхинтеллектом». Поэтому NIH, которые вручают гранты на биомедицинские исследования, решили приостановить финансирование экспериментов с химерами, пока их эксперты не изучат этический вопрос.

Тем не менее некоторые исследовательские группы в США уже вовсю занимались созданием химер. MIT Technology Review сообщает, что за 2015 год было предпринято около 20 попыток получения химер свинья-человек и овца-человек. К сожалению, ни одна научная работа до сих пор не была опубликована, а сообщений об успешном получении животных с человеческими тканями не было.

Слева направо: обычная мышь, мышь с клетками крысы, крыса с клетками мыши, обычная крыса

Изображение: Nakauchi et al. / The University of Tokyo

Эксперименты с химерными организмами объединяют как генную инженерию, так и биологию стволовых клеток. Мало просто внедрить плюрипотентные клетки в эмбрион животного, поскольку в таком случае может получиться организм с катастрофическими нарушениями в развитии. Ученые обычно «выключают» гены в зародышах таким образом, что они не могут образовать специфические ткани. В этом случае стволовые клетки берут на себя задачу по формированию недостающего органа, который ничем не отличается от человеческого, что делает его подходящим для трансплантации.

По свидетельству кардиолога Дэниела Гэрри (Daniel Garry), в его лаборатории были проведены первые испытания данного метода. Исследователи спроектировали свиней, у которых отсутствовали некоторые скелетные мышцы и сосуды. Такие животные были бы нежизнеспособными, однако ученые добавили в эмбрионы стволовые клетки от другого зародыша свиньи. Результаты так впечатлили вооруженные силы США, что они предоставили Гэрри грант в 1,4 миллиона долларов на выращивание человеческих сердец у свиней. Ученый собирался продолжить свои исследования, несмотря на мораторий NIH, и был одним из 11 авторов, которые опубликовали письмо с критикой решения биомедицинского центра.

Ученые заявили, что мораторий, введенный NIH, представляет угрозу для развития биологии стволовых клеток, биологии развития и регенеративной медицины, и высказали сомнения в том, что с помощью стволовых клеток возможно получить «очеловеченное» животное с высоким интеллектом. В частности, они указали, что эксперименты в области ксенотрансплантации, в которых нервные клетки людей внедряют в головной мозг мышей, не привели к появлению слишком умных грызунов.

Стволовые клетки человека (красные) в эмбрионах мышей на стадии бластоцисты

Изображение: Nakauchi et al. / The University of Tokyo

В качестве меры предосторожности некоторые исследователи, работающие над созданием химер, не позволяют своим созданиям родиться. Эмбриологи изучают зародыши с целью получения информации о том, насколько велик вклад человеческих стволовых клеток в развитие плода. Тем не менее, несмотря на то, что отдельные лаборатории перестраховываются, химерные животные уже существуют — например, мыши, наделенные иммунной системой человека. Такие животные создаются через внедрение клеток печени и тимуса от абортированных человеческих зародышей в организм уже рожденных грызунов.

Наибольший интерес для ученых представляет создание химер на стадии бластоцисты, когда плод представляет собой шар, состоящий из нескольких десятков клеток. Этот метод называется комплементацией эмбриона (embryo complementation). В 2010 году исследователям из Японии удалось создать мышей, поджелудочная железа которых полностью состояла из клеток крысы. Хиромицу Накаучи (Hiromitsu Nakauchi), ведущий автор работы, позднее решил создать «свинью-человека», для чего ему пришлось переехать в США, поскольку научные комитеты в Японии не одобряют подобные эксперименты. Сейчас ученый работает в Стэнфордском университете на грант от Калифорнийского института регенеративной медицины. По его словам, большинство плюрипотентных клеток, введенных в эмбрионы в его лаборатории, сделаны из его собственной крови, поскольку бюрократические барьеры мешают набору добровольцев со стороны.

Большинство людей, услышав слово «химера», представляют монстров, созданных безумными учеными. Ученым предстоит доказать, что человеческие клетки действительно могут размножаться и формировать полноценные и здоровые органы в животных. Мыши и крысы довольно близки генетически, поэтому создание химер в данном случае не представляет проблемы. В случае людей и свиней, общий предок которых жил 90 миллионов лет назад, все может быть по-другому.

Ученые уже проверяют комплементацию эмбриона свиньи человеческими стволовыми клетками, однако исследования начались только после одобрения трех комиссий по биоэтике. Стэнфордский университет, в котором проводятся исследования, ограничил время развития зародышей 28 днями (поросята рождаются на 114 день). Тем не менее плод будет достаточно развитым, чтобы можно было определить, насколько правильно формируются зачатки органов.

На прошлой неделе в NIH предложили заменить мораторий дополнительной экспертизой, которую будет проводить комитет, состоящий из специалистов по вопросам этики и экспертов по защите животных. Они будут учитывать такие факторы, как тип человеческих клеток, место их размещения в эмбрионе, а также возможные изменения в поведении и внешнем виде животного. Выводы экспертов помогут NIH решить, стоит ли финансировать рассмотренный проект.

Домашние животные. Опасность для человека – клиника «Семейный доктор».

Любое животное, дикое или домашнее, большое или маленькое, может представлять угрозу для жизни и здоровья человека. Но разве от этого наш питомец становится менее любимым? Вовсе нет. Главное, соблюдать меры безопасности и принимать во внимание биологические особенности животных, тогда они будут источником радости, а не болезней.

Поговорим отдельно о самых распространенных домашних питомцах и связанных с ними угрозах человеческому здоровью.   

Кошки. Самой большой опасностью, связанной с этими ласковыми животными, является их способность переносить некоторые опасные заболевания человеку. Гельминты, лишай токсоплазмоз, энцефалит, туляремия, бешенство – вот неполный список болезней.


Чтобы уберечь себя от риска заражения нужно соблюдать элементарную гигиену, как можно чаще мыть руки после контакта с любимцем, не целовать его. Животное следует регулярно (минимум раз в год) показывать ветеринару, делать необходимые прививки и проводить профилактику заражения глистами с помощью антигельминтных препаратов.

Собаки. Как и кошки, собаки могут переносить некоторые опасные заболевания, поэтому внимательное отношение к их здоровью и профилактические меры нужно соблюдать всем домочадцам. Серьезную опасность представляют собой крупные и бойцовые собаки, которые бывают очень агрессивны по разным причинам. Травмы и увечья, нанесенные ими, могут быть опасны для жизни.

Держать такого питомца – большая ответственность, поскольку помимо регулярных визитов к ветеринару, собаку необходимо воспитывать и дрессировать, прибегая к помощи профессиональных кинологов.


Кролики. За внешностью очаровательного зверька скрываются очень острые и сильные зубы. Кроме этого кролики являются переносчиками туляремии, чреватой многочисленными осложнениями.

Птицы. Пернатые являются переносчиками пситтакоза и орнитоза, передающихся воздушно-капельным путем. Только регулярные визиты к ветеринару помогут избежать этого. Даже маленький клюв волнистого попугайчика, не говоря уже какаду или аре – серьезное оружие, поэтому нужно аккуратно обращаться с птицами.

Рыбки. Любителям рыбок необходимо осторожно относится к аквариумной воде, где образуется благоприятная среда для развития возбудителей различных болезней. Чистить аквариумы следует в резиновых перчатках.

Грызуны. Мыши, крысы, шиншиллы, хомячки и другие грызуны также могут быть распространителями инфекционных заболеваний. Основное из них – листериоз, передающийся через контакт с фекалиями питомца. Уборку клеток нужно производить с использованием резиновых перчаток.

Дикие животные (еноты, ежи, белки и прочие) – уже по определению представляют собой опасность, так как на приручение такого звери должно уйти много времени. Кроме агрессии, дикие животные представляют опасность как переносчики заболеваний.

Собственно, любое домашнее животное может нанести ощутимые раны своими зубами, когтями или клювом, поэтому при общении с ними нужно быть очень внимательными и соблюдать меры безопасности.

Часто питомцы приносят в дом и блох. Эти насекомые не живут на человеческом теле, но во время укуса могут заразить гельминтозом и вирусными заболеваниями. Для профилактики от блох в ветеринарных аптеках имеется большой выбор специальных ошейников или капель для четвероногих друзей.

В общем, если тщательно ухаживать, следить за питанием и здоровьем своего домашнего любимца, то он будет долго радовать всех членов семьи.

Практически каждое животное, будь оно диким или домашним, маленьким или крупным, может представлять опасность для жизни и здоровья людей. Но разве от этого оно становится менее любимым? Отнюдь. Самое главное, необходимо соблюдать меры безопасности и учитывать биологические особенности животных, тогда домашние питомцы будут источниками радости, а не болезней. 


Человек-Животное: Краткая история персонажа | ГИКНУТЫЕ

Человек-Животное (Animal Man) – не самый популярный персонаж комиксов DC, тем не менее, обладающий богатой историей. Бадди Бейкер, простой «никто из ниоткуда», оказался облучён радиацией взорвавшегося инопланетного корабля и получил суперспособности — возможность временно «одалживать» силы разных живых существ, например, способность летать, или пропорциональную силу муравья, способность таракана бегать по стенам, орлиное зрение, подводное дыхание и т. д.

Изначально Бадди использовал свои способности только для борьбы с преступниками, но постепенно его сюжеты начали усложняться. Бадди ненадолго примкнул к Международной Лиге Справедливости (Justice League International) — группе героев, которую все запомнили как «А где настоящая Лига Справедливости?». Кроме этого он состоял в команде «Забытых Героев», куда входили такие личности, как Конго Билл/Конгорилла, Кейв Карсон (спелеолог-искатель приключений), Дельфин и Рип Хантер, путешественник во времени. В свободное время Бадди подрабатывал каскадёром.

Постепенно Бадди начал вживаться в роль защитника животного мира. Он присоединился к группе эко-активистов, отказался от животной пищи (чем изрядно надоел своей семье, ибо действовал им на нервы пропагандой вегетаривнства). Человек-Животное даже пару раз помог эко-террористам, подружился с таким же «природным» героем — Зверем Бваной (B’Wana Beast).

Бадди Бейкер – один из немногих персонажей, осознающих своё положение героя комикса. Это стало заметно, когда за комиксы про него взялся замечательный писатель Грант Моррисон. Бадди похитили пришельцы, «апнули» его способности (он научился копировать силы инопланетных животных), обсудили с ним Кризис на Бесконечных Землях и версию Бадди, существовавшую до Кризиса. Наёмники убили семью Бадди, он в отместку поубивал наёмников и тех, кто их нанял, случайно попал в прошлое, затем – в Лимб, вселенную, где обитают забытые читателями герои, потом встретил самого Гранта Моррисона (в нашем мире), поболтал с ним. Писатель вернул Бадди семью и тот с чувством выполненного долга вернулся в свой мир.

Со временем силы Человека-Животного начали серьёзно сбоить, да и его разум изрядно пострадал. Бадди время от времени проявлял совсем не свойственные человеку черты — то забывал одеваться, то заблёвывал родственников под предлогом «я же вас кормлю, неблагодарные! Все животные так делают!». Выяснилось, что когда он использует свои способности, у какого-нибудь животного они пропадают. Хочет Бадди орлом в небе полетать, а где-то на другом конце Земли орёл летел-летел, и вдруг камнем на землю падает.

В семье Бадди тоже начался разлад. Дочь Бейкера, Максин, начала проявлять животные суперспособности, жена Бадди от греха подальше переехала с ней в другой штат. Сын Бадди сбежал из дома и поселился у дяди-педофила. С самим Бадди неоднократно связывались шаманы, тоже знающие, что всё это происходит в комиксе, который кто-то читает. Впрочем, Человек-Животное всё уладил, и его способности пришли в норму, и мозги на место встали.

В одном из комиксов Бадди был похищен пауком-демоном Ананси, живущим в амулете Лисы, героини, способной копировать силы животных. Ананси любезно сообщил Бадди, что способности Человека-Животного – дар Ананси, и что демон-паук в своё время замаскировался под пришельцев, «апнувших» силы Бейкера. Впрочем, этому заявлению не стоит верить — Ананси склонен лгать, являясь демоном-трикстером типа Локи.

В комиксах Бадди неоднократно погибал и возвращался к жизни тем или иным способом, и это сыграло против него во время Темнейшей Ночи. Когда на свободу вырвался Некрон, желавший уничтожить всю жизнь, все герои, когда-либо погибавшие и ожившие, превратились в умертвий — Чёрных Фонарей. В том числе и Человек-Животное, но как и остальные, он был спасён светом белой энергии жизни.

Во вселенной New 52, образованной после Флешпоинта, Бадди со своей дочерью Максин долго и упорно спасал Красное Королевство (The Red), дающее жизнь всем живым существам, от распространяющейся Гнили (The Rot), убивающей всё живое. Его силы в этой версии значительно прокачались — он научился использовать морфогенетическое поле вселенной, чтобы в случае необходимости использовать способности любого существа с любой планеты.

Про Человека-Животного мог бы получиться замечательный сериал. Или мультсериал. Или даже фильм, если отдать его умелому сценаристу, но на экране Бадди появился только в паре короткометражек DC Nation Shorts, общей продолжительностью не дотягивающих до пяти минут.

Кто такой человек? Животное, млекопитающее или ни то, ни другое?

«Ты что, животное?»

Если мужчина ест с ужасными манерами за столом, его жена может спросить его, вырос ли он в сарае. Если парень на улице ведет себя дико, вы можете назвать его животным (но не в лицо). Если вы услышите в новостях о такой парочке, как Бонни и Клайд, идущих на убийство, вы можете заметить, что они ведут себя как животные (известные американские грабители, действовавшие во времена Великой депрессии — прим. ред.).

САМ ФАКТ, ЧТО МЫ МОГЛИ БЫ НАСМЕШЛИВО НАЗВАТЬ КОГО-ТО ЖИВОТНЫМ, ИСХОДЯ ИЗ «ЖИВОТНОПОДОБНОГО» ПОВЕДЕНИЯ, ДОКАЗЫВАЕТ, ЧТО МЫ, ЛЮДИ, ОБЫЧНО СЧИТАЕМ СЕБЯ ОТЛИЧНЫМИ ОТ ЖИВОТНЫХ

Что же в таком поведении заставляет нас называть человека животным, будь то в шутку или всерьез? Это любое поведение, которое мы считаем менее цивилизованным, поведение, которое мы ассоциируем с животными больше, чем с людьми. Но означает ли это, что такие люди на самом деле животные? Конечно, нет. Сам факт, что мы могли бы насмешливо назвать кого-то животным, исходя из «животноподобного» поведения, доказывает, что мы, люди, обычно считаем себя отличными от остальных живых существ.

Еще одно свидетельство общего понимания того, что люди и животные принципиально различны, можно найти в нашем рационе питания. Ваши невегетарианские соседи едят животных, и это, вероятно, не беспокоит вас. Но если бы ваши соседи включили людей в свое мясное меню, вы бы не решились выйти на улицу и, конечно же, не приняли бы их приглашение на шашлыки.

А как насчет тестирования новых лекарств? Благодаря этическим соображениям о благополучии животных, вы можете быть не слишком довольны тем, что последние препараты тестируются сначала на них, и вы, несомненно, потребуете, чтобы любое тестирование проводилось гуманным образом. Но вы были бы действительно возмущены, если бы знали, что лекарства были первоначально протестированы на людях. Этические опасения по поводу обращения с животными и моральное отвращение к каннибализму отражают общее предположение, что люди не являются животными. Люди находятся в особой категории.

В обычном ненаучном разговоре слово «животное» исключает человека. На самом деле, если вы слышите, как кто-то постоянно смешивает людей с животными в ненаучном контексте, вы, вероятно, имеете представление о его или ее взглядах. Люди с эволюционным мировоззрением считают, что все многоклеточные организмы произошли от одноклеточных, причем животные, растения, протисты (такие как многоклеточные водоросли) и грибы составляют основные линии происхождения. Таким образом, в эволюционном мировоззрении люди — это просто высокоразвитые животные. Люди принципиально не отличаются от остальных живых организмов в соответствии с эволюционным мировоззрением.

КАК ПРЯМЫЕ ПОТОМКИ ДВУХ ЛЮДЕЙ, СОЗДАННЫХ БОГОМ, МЫ ТОЖЕ СОЗДАНЫ ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ БОЖЬЕМУ

С другой стороны, люди принципиально отличаются своим уникальным происхождением, согласно библейскому мировоззрению. Человек с библейским мировоззрением понимает, что Бог создал первых людей по Своему образу, отличному от животных. Как прямые потомки двух людей, созданных Богом, мы тоже созданы по образу и подобию Божьему. Людям, а не животным, в Бытие 1:26 дано господство над землей (животные входят в эту категорию). Благодаря этому различию люди несут ответственность за моральный выбор, чего мы не наблюдаем в животном мире. Кроме того, люди обладают уникальной способностью общаться с Богом, нашим Создателем. Несмотря на наши грехи, мы можем быть восстановлены для общения с Творцом через пролитую кровь Сына Божьего Иисуса Христа, Который является полностью Богом и полностью Человеком.

Игра «Двадцать вопросов» обычно открывается указанием, является ли секретное слово «животным, растением или минералом». Например, деревянный стол и стул были бы «растением», потому что они были сделаны из растения — древесина из дерева. Серебряная ложка или раскрашенный камень были бы «минералом». И шимпанзе или щенок будут «животное». Как и бабушка… Но вам, вероятно, будет неудобно называть свою бабушку «животным» по причинам, которые мы изложили выше. Такая категоризация была бы оскорбительной. Тем не менее, размещение всего, что нас окружает, в соответствующие категории, основанные на сходстве,  — это не просто то, что мы делаем в игре «Двадцать вопросов». Это также то, что мы обычно делаем в науке.

Биология — это наука про все живое. Многие организмы одноклеточные. Многоклеточные организмы принадлежат к одной из четырех групп или царств — Animalia, Plantae, Protista или грибы. Мнение о том, на сколько царств должны быть разделены живые существа, сильно менялось на протяжении многих лет. Большинство этих изменений были основаны на том, как классифицируются одноклеточные организмы, и обычно на основе растущего объема знаний о них по мере развития технологий. Тем не менее, биологическая классификация — или таксономия — исторически была в основном основана на общих наблюдаемых характеристиках.

В стремлении усовершенствовать биологические классификации появилась современная тенденция рассматривать эволюционное происхождение живых существ при их классификации. Классификация по наблюдаемым признакам называется линнеевской таксономией, поскольку в 18 веке Карл Линней разработал эту практическую классификационную систему, основанную на сходствах и различиях между живыми существами. Однако с середины 20 века предположительные филогенетические соображения об эволюционных связях живых существ на протяжении ненаблюдаемых миллионов лет становятся все более популярными, особенно с появлением технологий, позволяющих проводить детальные сравнения ДНК.

Например, эволюционное утверждение, что птицы являются эволюционными потомками динозавров, привело к представлению, что птицы являются динозаврами. Таким образом, эта «филогенетическая» линия мышления рассматривает птиц как рептилий. Некоторые ученые теперь также технически считают млекопитающих рептилиями, хотя и не динозаврами. Как птицы, так и млекопитающие, по мнению эволюционистов, являются отдаленными потомками первоначальной рептилии, причем ветви млекопитающих и ветви динозавров-птиц разделены миллионами лет эволюционного расхождения. Как можно знать, что эти эволюционные отношения верны? Наблюдал ли кто-нибудь из ученых эти предполагаемые эволюционные расхождения? Нет. Эти утверждения основаны на анатомических и генетических сравнениях живых существ, а также наблюдаемых характеристиках окаменелостей, рассматриваемых с помощью эволюционных предположений.

Итак, с научной точки зрения, что такое животное? Животные — многоклеточные организмы, которые должны потреблять органическое вещество и дышать кислородом, чтобы остаться в живых и, как правило, они способны двигаться. Животные также обычно размножаются половым путем через сочетание гамет (яйцеклетки и сперматозоида), чтобы сформировать зиготу. Затем зигота животного развивается в полый шар из клеток, прежде чем перейти к более зрелой форме. Люди и хомяки попадают в эту категорию «животных», в то время как яблони и грибы — нет. Основываясь только на наблюдаемых биологических характеристиках, тогда, без зависимости от эволюционных предположений, люди могли бы технически считаться животными.

И все же человек отличается от животного. Сам факт, что зоология изучает животных, уже свидетельствует в пользу этого утверждения. И несмотря на многие анатомические и генетические особенности, которые схожи — явные свидетельства общего дизайна Создателя, Бога-Творца — люди обладают многими уникальными анатомическими чертами, существенными генетическими различиями и особенным поведением и способностями, которые не характерны для других живых существ.

Итак, являются ли люди животными по определению? Ответ зависит от контекста вопроса. Если вопрос чисто биологический, в котором все живое должно быть отнесено к соответствующей категории, то ответ будет «да» просто потому, что царство Animalia является единственным открытым для нас. Это имеет место даже без каких-либо эволюционных претензий, поскольку люди разделяют все наблюдаемые характеристики, необходимые для включения в царство животных. Линней, исходя из библейского мировоззрения, поместил человека, прозванного Homo sapiens, в царство Animalia. Конечно, эволюционные мыслители рассматривают людей просто как высокоразвитых животных, исходя их предположения о происхождении всех живых существ. В любом другом не эволюционном контексте, однако, ответ «нет»; люди отличаются от животных.

Если люди на самом деле не являются животными, кроме как в самом чистом биологическом смысле, то почему мы классифицируем людей как млекопитающих? Ответ опять находится в контексте. Слово «животное» обычно используется в обычном разговоре, и в этом контексте люди явно отличаются от животных. Однако слово «млекопитающее» автоматически несет в себе научный подтекст.

Помните ту систему классификации, в которой все живые существа должны принадлежать к определенному царству с четырьмя царствами в текущей таксономической системе, содержащей многоклеточные организмы? Ну, современная версия системы классификации Линнея, которая включает всех животных в царстве Animalia, имеет ряд подкатегорий, также основанных на наблюдаемых общих характеристиках. Эти подкатегории включают в себя тип, класс, отряд, семейство, род и вид. Один из классов в царстве животных — млекопитающие (Mammalia).

Все млекопитающие относятся к соответствующему классу. Какими характеристиками обладают млекопитающие? Список был уточнен с тех пор, как Линней дал нам его в 18 веке. Млекопитающие теплокровны и дышат воздухом. У них есть молочные железы, с помощью которых самки могут кормить своих детенышей. Млекопитающие, в том числе и киты, в какой-то момент своей жизни обладают каким-то видом шерсти или меха, каким бы редким он ни был. Кроме того, мозг млекопитающих включает в себя неокортекс, который отвечает за многие функции мозга более высокого порядка. Млекопитающие имеют три кости в среднем ухе и нижнюю челюсть, состоящую из одной кости. Зубы заменяются не чаще одного раза в жизни. Сердца млекопитающих все четырехкамерные, и у всех есть диафрагма, которая помогает им дышать. По этим критериям люди классифицировались бы как млекопитающие.

Когда дело доходит до классификации окаменелостей вымерших животных, присутствие тканей, наблюдаемых только у живых существ, таких как молочные железы, должно быть упущено в пользу характеристик, которые могут пережить процесс окаменения. Некоторые из этих характеристик наблюдаются у всех живых млекопитающих. К ним относятся, например, характерный челюстной сустав, соединяющий однобокую нижнюю челюсть с черепом. Другим примером является наличие двух узловатых костей в основании черепа, где голова сочленяется с костями позвонков. Если мягкие ткани и признаки придатков кожи, таких как шерсть, были уничтожены, только такие черты, как эти, могут дать ключ к разгадке того, было ли животное млекопитающим. Окаменелости, конечно, не могут кормить своих детенышей! Тем не менее, так часто мы видим новостную статью, сообщающую об открытии предка млекопитающих, которому миллионы лет.

Неудивительно, что, как и в случае с другими категориями в биологии, современная тенденция включать предполагаемые эволюционные отношения в классификационную схему привела к некоторым модификациям. Кроме того, многие эволюционные предположения влияют на классификацию окаменелостей, поскольку палеонтологическая летопись рассматривается эволюционистами как фрагментированная запись эволюционных отношений на протяжении миллионов лет. И сами окаменелости часто неполные. Таким образом, при определении того, является то или иное ископаемое млекопитающим или нет, как правило, изучают не только его внешние характеристики, но и предположения о признаках, которые не являются очевидными, и о том, как эти наследуемые признаки могли измениться за большие промежутки времени. Такие предположения в рамках эволюционного мировоззрения могут утверждать, что рептилии разделились, создав таким образом первое млекопитающее, из которого в конечном итоге развились все остальные представители. Учитывая, что экспериментальная наука никогда не демонстрировала никакого способа, которым один вид существ может получить генетическую информацию и измениться в новый, совершенно другой вид существ, мы должны игнорировать утверждения об эволюционном происхождении млекопитающих, рассматривая, как люди вписываются в мир млекопитающих.

Окаменелые кости, которые, по-видимому, принадлежали либо обезьяне, либо человеку, представляют собой особую проблему. Вы можете подумать, что было бы легко сказать, принадлежали ли старые кости человеку или животному, но это часто бывает не так. Люди действительно имеют некоторые схожие характеристики с животными-приматами, поэтому частичный скелет или просто несколько изолированных костей могут не содержать необходимых подсказок, чтобы сделать идентификацию ясной. Это становится проблемой, если вы помните, что есть некоторые вымершие разновидности людей, такие как неандертальцы, которые имеют некоторые скелетные различия по сравнению с современными людьми. Палеонтологи, пытающиеся идентифицировать окаменелости, могут ошибиться, исследуя кости, имеющие общие конструкции, которые мы, люди, разделяем со многими животными. Поэтому тот факт, идентифицируется ли ископаемое как «человек», часто зависит от контрольного списка характеристик. Это может заставить кого-то думать, что человек —  не более чем сумма соответствующих частей, особенно если палеонтолог имеет эволюционное мировоззрение, которое рассматривает людей как просто высокоразвитых животных, которые приобрели необходимые части, чтобы пересечь границу в человечество.

Итак, являются ли люди млекопитающими? Да. Этот вопрос относится к научной классификации. И независимо от того, какой классификационной схемы мы придерживаемся, люди попадают в категорию млекопитающих. Классификация людей как млекопитающих — или биологически даже как «млекопитающих животных» — никоим образом не должна подразумевать веру в то, что люди являются продуктами эволюции. Классификация млекопитающих — это просто признание многих конструктивных особенностей, которые мы разделяем со многими созданными Богом животными.

Хотя мы млекопитающие, люди — не что иное, как удивительные существа, созданные Богом чуть ниже ангелов (Псалтырь 8:5-6). Подобно тому, как Линней включил людей в царство животных, так и мы, современные верующие в Библию, можем считать людей —  в научном и биологическом контексте — и животными, и млекопитающими. И все же мы гораздо больше. Бог создал людей по Своему образу и подобию, отличному и отдельному от любого другого живого существа, которое Он создал. И наш Создатель Бог настолько заботится о нас, что Он послал Иисуса Христа в мир как Человека, чтобы взять на Себя наказание за наш грех, чтобы мы могли иметь вечную жизнь с Ним на небесах.

Автор: доктор Элизабет Митчелл

Дата публикации: 28 августа 2019 года

Источник: Answers In Genesis

Перевод: Недоступ А.

Редактор: Недоступ А.

Научный редактор: Тупчиенко В.

Взаимодействие человека и животного как социальная детерминанта здоровья: описательные результаты исследования здоровья и выхода на пенсию | BMC Public Health

Общественное здравоохранение традиционно уделяло внимание животным с точки зрения здоровья окружающей среды, что отражает опасения, что они могут служить переносчиками болезней. Тем не менее, исследования предоставили мало доказательств того, что домашние животные вносят значительный вклад в развитие болезней человека [1,2,3]; скорее было высказано предположение, что владение домашними животными может быть полезным для улучшения здоровья [4, 5].В то время как Бек и Мейерс [6] пришли к выводу, что необходимы исследования преимуществ общения с животными для общественного здравоохранения, в США мало что было сделано для того, чтобы перенести эту работу на популяционный уровень.

Чтобы представить перспективу общественного здравоохранения в отношении влияния домашних животных на жизнь пожилых людей и охарактеризовать взаимосвязь между статусом владения домашним животным и его потенциальным отношением к здоровью человека, мы перефразируем исследование взаимодействия человека и животного контекст социальных детерминант здоровья. В широком смысле они включают соседство, образование и социально-экономический статус, все из которых могут быть опосредованы защитными факторами, включая социальную поддержку. Мы также уделяем особое внимание конкретному аспекту HAI — владению домашними животными. Домашние животные могут способствовать формированию социальных связей [7] и развитию социального капитала [8], и многие владельцы домашних животных сообщают о привязанности к своим питомцам [7].

В этой статье мы сосредоточимся на популяционной выборке американцев в возрасте 50 лет и старше. Человеческое население стремительно стареет, и ожидается, что к 2050 году он почти удвоится во всем мире; ожидается, что количество пожилых людей впервые превысит количество детей в 2047 году [9].Большинство людей старше 65 лет в Соединенных Штатах живут самостоятельно [10], и по оценкам, у 14% из них есть животные-компаньоны [11]. По мере того, как люди стареют, преимущества и важность социальной поддержки для поддержания как физического, так и эмоционального здоровья могут возрасти. Владение домашним животным может принести пользу эмоциональному здоровью людям старше 65 лет [12] и, таким образом, потенциально может способствовать успешному старению.

HAI и здоровое старение

Качество жизни — ключевой элемент успешного старения, этот термин является синонимом продуктивного и здорового старения [12].Недавний метаанализ исследований успешного старения выявил четыре ключевых компонента: 1) избегание инвалидности и болезней, 2) наличие высоких умственных / когнитивных / физических возможностей, 3) активное участие и 4) способность психологически адаптироваться в более позднем возрасте. жизнь [13]. Эта работа предполагает, что социальные и психологические аспекты могут иметь такое же значение, как физические и когнитивные функции. Взаимодействие человека и животного как социальный детерминант здоровья может быть потенциальным элементом успешного старения.

Растущее количество исследований HAI предполагает, что взаимодействие с домашним животным может принести ряд потенциальных преимуществ пожилым людям. Взаимодействие с домашним животным (особенно собакой) может уменьшить депрессию [14,15,16,17] или поднять настроение [18], уменьшить тревожность [16, 19], снизить кровяное давление [20] и улучшить социальное взаимодействие [21] , 22,23,24]. В целом, исследователи имеют меньше информации о влиянии владения домашним животным по сравнению с взаимодействием с ним в терапевтических условиях (например, при помощи животных) из-за сложной природы этих отношений и того, как они развиваются с течением времени. Одна из фундаментальных проблем таких исследований заключается в том, что причинно-следственные выводы о влиянии владения домашним животным на различные аспекты психологического и физического здоровья могут потребовать случайного присвоения людям владения домашним животным.Тем не менее, этот подход связан с этическими и логистическими проблемами, и, как правило, люди предпочитают определять для себя, владеть ли домашним животным или нет, и, выбирая владение, они предпочитают выбирать свой собственный вид домашних животных.

На сегодняшний день только в одном исследовании случайным образом определяется владение домашним животным: Аллен, Шайкофф и Иззо [5] провели клиническое испытание, в котором 48 человек с гипертонией были случайным образом отнесены к экспериментальному состоянию (ингибитор АПФ — лизиноприл и домашнее животное). владение) или контрольное условие (только ингибитор АПФ).Ингибитор АПФ был эффективен в снижении артериального давления в состоянии покоя, но не уменьшал сердечно-сосудистую реакцию на стресс, тогда как владение домашними животными было эффективным в снижении реактивности сердечно-сосудистой системы на психический стресс. Это исследование предоставляет убедительные доказательства того, что владение домашними животными может играть причинную роль в опосредовании физиологических реакций на психологические стрессоры. Фактически, в 2013 году Американская кардиологическая ассоциация обобщила результаты многих исследований, посвященных взаимосвязи между владением домашними животными и риском сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), сделав вывод, что «владение домашними животными, особенно владение собаками, может иметь некоторую причинную роль в сокращении Риск ССЗ (уровень достоверности: B) »([25], с. 4).

Большинство исследований по этой теме являются корреляционными, описывая связи между владением домашними животными и результатами физического и психологического здоровья. Недавние обзоры литературы по HAI и старению человека показывают, что владение домашними животными положительно связано с несколькими показателями психологического и физического здоровья взрослых (например, [26]), но доказательная база невелика, а результаты часто противоречивы. Например, в двух исследованиях выживаемости после инфаркта миокарда было обнаружено, что владельцы домашних животных чаще умирают, чем их коллеги, не владеющие домашними животными [27]; другой обнаружил, что владельцы домашних животных имели меньше шансов умереть, чем не владельцы домашних животных [28].

Аналогичная противоречивая картина была выявлена ​​в исследованиях психического здоровья. МакКоннелл и его коллеги [29] сообщили, что владельцы домашних животных продемонстрировали более высокий уровень эмоционального благополучия, самооценки и социальной интеграции, но Пикок и его коллеги [30] связывают владение домашними животными с более высоким уровнем психопатологии. Херцог [31] описывает ряд потенциальных причин таких противоречивых результатов, включая отсутствие строгих исследовательских планов, предвзятость самооценки, тенденцию игнорировать несущественные результаты, а также множество вопросов, связанных со сравнением владельцев домашних животных с не владельцы домашних животных.Фундаментальный вопрос, который нельзя отделить друг от друга из-за отсутствия случайного присвоения статуса владения домашним животным, заключается в том, делает ли получение домашнего животного людей более здоровыми или же более здоровые люди предпочитают заводить домашнего питомца.

Учитывая, что присвоение статуса владения домашним животным является сложной задачей в лучших научных условиях, наш следующий лучший подход — лучше понять сходства и различия между людьми, которые сами выбрали в качестве владельцев домашних животных или нет. Эту возможность предоставляют крупные национальные репрезентативные исследования.Таким образом, целью данного исследования было изучить модели владения домашними животными в репрезентативном опросе пожилых людей и изучить взаимосвязь между владением домашними животными и показателями здоровья и благополучия.

Да, животные думают и чувствуют. Вот откуда мы знаем

Чувствуют ли животные сочувствие? Есть ли у слона сознание? Может ли собака планировать заранее? Вот некоторые из вопросов, которые отмеченный наградами писатель-эколог Карл Сафина задает в своей новой книге « Beyond Words: How Animals Think and Feel ».

Разбегая по всему миру, от национального парка Амбросели в Кении до тихоокеанского северо-запада, он показывает нам, почему важно осознавать сознание животных и как новые захватывающие открытия в области мозга разрушают барьеры между нами и другими людьми. животные, не относящиеся к человеку.

Выступая из Университета Стоуни-Брук на Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк, где он является приглашенным профессором в школе журналистики, он объясняет, как слоны обычно проявляют сочувствие; почему ты.S. Подводные испытания ВМС на северо-западе Тихого океана должны быть прекращены; и как его собственные собаки подтверждают его теории.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

В вашей книге говорится, что у животных мыслительные процессы, эмоции и социальные связи так же важны для них, как и для нас. Почему это важно знать?

Важно знать, с кем мы здесь, на Земле. Мы говорим о сохранении животных цифрами, но это всего лишь цифры.Всю жизнь наблюдая за животными, меня всегда поражало, насколько они похожи на нас. Меня всегда трогали их связи и впечатляли, а иногда и пугали их эмоции.

Жизнь очень ярка для животных. Во многих случаях они знают, кто они. Они знают, кто их друзья, а кто их соперники. У них есть амбиции на более высокий статус. Они соревнуются. Их жизнь идет по дуге карьеры, как и наша. Мы оба стараемся выжить, добывать пищу и кров, вырастить детей для следующего поколения.В этом отношении животные ничем не отличаются от нас, и я думаю, что их присутствие здесь, на Земле, чрезвычайно обогащает.

Вы заявляете, что сознание — это не просто человеческий опыт, и цитируете Кембриджскую декларацию сознания

, подготовленную в 2012 году. Расскажите нам об этой новой интерпретации и о том, как она относится к нашим собратьям.

Проблема сознания, как и многие другие аспекты поведения животных, сбивает с толку из-за отсутствия определений, с которыми люди согласны.Мы склонны использовать слово «сознание» для обозначения множества разных вещей. Некоторые люди говорят, что если вы можете планировать на годы вперед, это показывает сознательность, но это всего лишь планирование.

Если у вас есть ментальный опыт, значит, вы в сознании. На самом деле вопрос в том, есть ли у других видов ментальные переживания или они ощущают вещи, не имея никакого ощущения того, что они испытывают? Как датчик движения воспринимает движение, но он, вероятно, не ощущает его. Животные реагируют — они реагируют на движение: борьба, бегство или любопытство.

Для меня невероятно, что до сих пор ведутся споры о том, обладают ли животные сознанием, и даже споры о том, могут ли люди знать, что животные обладают сознанием. Если вы понаблюдаете за млекопитающими или даже птицами, вы увидите, как они реагируют на мир. Они играют. Они напуганы, когда есть опасность. Они расслабляются, когда все хорошо. Нам кажется нелогичным думать, что животные могут не иметь в уме сознательного переживания игры, сна, страха или любви.

Собаки, говорит автор, точно знают, кто мы, и часто очень, очень счастливы, как и этот лабрадор-ретривер из Мусхед-Лейк, штат Мэн.

Фотография Хизер Перри, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Так почему же многие ученые против идеи, что животные обладают сознанием?

Вначале почти не было неврологии, ничего не было известно о том, как работают психические процессы. Поведение животных основывалось на баснях, что лисы умны, а черепахи настойчивы. Поэтому ученые сказали: «Все, что мы можем знать о животных, основано на том, что они делают. Мы можем только описать то, что они делают.Мы ничего не можем знать об их мыслях «. К сожалению, это превратилось в смирительную рубашку предположения, что, если мы ничего не можем знать об их сознании, мы не можем подтвердить сознание.

Между тем люди десятилетиями наблюдали за дикими животными. Люди, которые наблюдают за дикими животными, не сомневаются, в сознании они или нет, потому что мы видим невероятные замыслы поведения и широкий спектр личностей. Я говорю о позвоночных: млекопитающих, таких как слоны и кошки, а также о птицах.

Совершенно очевидно, что животные осознают тех, кто за ними наблюдает. Они должны быть, чтобы делать то, что они делают, и делать выбор, который они делают, и использовать суждения, которые они используют. Однако в лабораториях сохраняется догма: не предполагайте, что животные думают и испытывают эмоции, — а многие ученые настаивают на том, что это не так.

С публикой, я думаю, все иначе. Многие люди просто предполагают, что животные действуют осознанно, и основывают свои убеждения на собственных домашних животных или домашних животных.Другие люди не хотят, чтобы животные были в сознании, потому что это помогает нам делать с животными то, что было бы трудно сделать, если бы мы знали, что они несчастны и страдают.

Слоны играют в Дамараленде, Намибия. «Исследователи десятилетиями наблюдают за этими существами и видят людей», — пишет автор Карл Сарафина.

Фотография Майкла Полиза, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Мне нравится, как вы раскрываете важные аспекты игры в животном мире и взаимоотношениях между взрослыми и детьми, которые так похожи на наши.

Когда люди видят диких животных, они чувствуют себя счастливыми, увидев слонов, или они могут отправиться в Йеллоустон и увидеть диких волков. Исследователи десятилетиями наблюдают за этими существами и видят людей. Многие исследователи называют животных именами и узнают разные личности. Некоторые смелые; некоторые застенчивы. Некоторые более агрессивны; некоторые более мягкие; некоторые младенцы гораздо напористее.

Они видят, что матери-новички не так уверены в том, что им делать, а опытные матери более расслаблены и уверены в себе.Они видят, что некоторые волки очень напористы и агрессивны, а другие — сдерживаются. Если происходит драка, одни волки убивают других волков, а другие — нет, даже когда они побеждают их в драке.

То, что вы видите, когда действительно знакомитесь с дикими животными, очень отличается от случайного наблюдения. Если бы вы видели, как люди ничего не делают, кроме питья воды или бегают по полю, подумаете ли вы, что это все, что нужно для людей? Если вы знаете людей, пьющих воду или бегающих вокруг, у вас будет другой опыт наблюдения за ними.

Мать-горбатый кит и детеныш ныряют в тихоокеанских водах у побережья Мауи. Существует документальное свидетельство того, как горбатый кит переместил тюленя на спину в сторону от нападения косаток.

Фотография Уолкотта Генри, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Сочувствие — еще одна общая черта животных и людей. Не могли бы вы рассказать нам больше о том, как животные проявляют сочувствие в чрезвычайных обстоятельствах — как к людям, так и к другим животным?

Многие люди думают, что сочувствие — это особая эмоция, которую проявляют только люди.Но многие животные сочувствуют друг другу. Есть задокументированные истории о слонах, которые находили пропавших без вести. В одном случае старая женщина, которая плохо видела, потерялась, и на следующий день ее нашли в сопровождении слонов, охраняющих ее. Они заключили ее в клетку из веток, чтобы защитить от гиен. Нам это кажется необычным, но для слонов это естественно.

Люди также видели, как горбатые киты помогают тюленям, на которых охотятся косатки. Существует документальное свидетельство того, как горбач выметал тюленя на спине из воды, подальше от косаток.Эти вещи кажутся нам необычными и новыми, потому что мы только недавно задокументировали эти инциденты. Но они, вероятно, занимались такими вещами миллионы лет.

Как слоны, так и косатки несут огромные потери в своей популяции. Соедините для нас этих двух существ и с какими проблемами они сталкиваются в современном мире?

Я попытался сделать перерыв от написания о сохранении, чтобы написать о том, что животные делают в своей естественной жизни. Я сосредоточился на трех наиболее охраняемых популяциях животных в мире: слонах в национальных парках Кении, волках в национальном парке Йеллоустоун и косатках на северо-западе Тихого океана; во всех трех случаях я обнаружил, что этих охраняемых животных все еще убивают люди.

Слоны подвергаются ужасной бойне с 2009 года, когда власть, которая решила, что Китай может импортировать слоновую кость от мертвых слонов. В результате популяции слонов истребляются браконьерами по всей Африке и Азии.

Что касается волков в Йеллоустонском национальном парке, США сняли статус исчезающих видов с волков за пределами парков. Итак, когда волки из парков выходят на улицу, их часто подстреливают, и обычно убивают вожаков стаи альфа.Когда стая волков теряет своего альфа-самца или самку, они часто распадаются. У молодых волков нет знаний, чтобы выжить, как у взрослых.

Ученый, изучающий выживание животных, взваливает на плечи волка в Арктической исследовательской лаборатории ВМС США в Барроу, Аляска.

Фотография Эмори Кристофа, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

У косаток очень плохое воспроизводство, поскольку запасы лосося, от которых они зависят, настолько истощены, что они не получают достаточно пищи и находятся в недостаточно хорошем состоянии, чтобы вынашивать детенышей.Молодежь тоже плохо выживает. Косатки полны токсичных химикатов, которые они получают с пищей и загрязненными водами, в которых они плавают в районе штата Вашингтон и на западном побережье США. Несмотря на то, что они находятся под угрозой исчезновения и им должна быть предоставлена ​​строжайшая защита, ВМС также продолжают испытывать боевые бомбы в районах, где плавают эти киты.

Одна из капсул, которая отчаянно нуждалась в молодой, здоровой самке, убила единственную молодую самку из-за массивного кровоизлияния в слуховые проходы.Взрыв бомбы ВМС был зафиксирован на подслушивающих устройствах исследователя китов в день ее смерти. Очень печально, что даже когда мы якобы защищаем этих животных, их не защищает наше собственное правительство.

Есть ли у вас животные в повседневной жизни? Если да, расскажите, как они подтверждают или опровергают ваши теории.

Я никогда особо не любил собак, потому что меня интересовали вольные, дикие животные, но сейчас у меня две собаки, и я не могу поверить, как сильно я люблю этих собак и насколько они являются частью нашей семьи.

Они точно знают, кто мы. Они знают, кто такие незнакомцы. Часто они очень и очень счастливы. Иногда их пугают странные вещи или они не понимают, что происходит.

Единственное, чего они не могут сделать, — это говорить с нами полными предложениями, но они общаются все время. Они знают, что хотели бы сделать, и могут немного спланировать. Они могут не планировать, что будут делать на следующей неделе, но они знают, когда они хотят выйти или когда они хотят, чтобы мы вывели их на пробежку.

Когда мы водим их на определенный пляж, они точно знают, каков его распорядок, даже если мы не были на этом пляже несколько месяцев. Когда мы отвозим их к моей матери, они вспоминают, что в сарае на ее заднем дворе есть кролики-кролики, и они всегда бегут прямо в сарай, чтобы разобраться.

Вы используете термин «яркий» для описания жизни животных. Объяснять.

Я много изучал диких животных и всегда поражался тому, насколько они бдительны и насколько хорошо чувствуют, что происходит вокруг них.Они гораздо более осведомлены, чем люди. Современные люди выходят на улицу и не очень хорошо видят, слышат и не чувствуют. Наши чувства притупились за тысячи лет цивилизации и оседлой жизни. Я думаю, что жизненный опыт животного намного острее и яснее. Вот почему я использую термин «яркий».

Саймон Уорролл курирует Book Talk. Следуйте за ним в Twitter .

Связь между человеком и животными — обзор

Общие принципы одомашнивания животных

Естественный вопрос, который нужно задать, осознав фундаментальные преимущества и проблемы одомашнивания, — это определить, какие характеристики вида, помимо пригодных для использования вариаций в неотении , может привести к успешному одомашниванию.В конце концов, хотя есть тысячи потенциальных кандидатов на одомашнивание, лишь небольшая их часть может быть включена в рамки начального определения. «Хотя многие были призваны, мало кто избран». Даже по сей день существует множество видов-кандидатов. Любой список должен включать американских бизонов, любой из нескольких видов зебр, которые все еще бродят по африканским равнинам, даже слон может составить списки подходящих кандидатов. Тем не менее, перемещение этих и других видов из кандидата в животное под полным контролем человека остается неуловимым, если не невозможным.Что такого особенного в особом виде, где нам удается установить свой контроль, что делает этот процесс работоспособным?

Diamond, среди многих других, перечислил общие критерии, которые кажутся полезными для процесса одомашнивания (Diamond, 1997; Jensen, 2002; Mignon-Grasteau et al. ., 2005; Price, 1999). Хотя этот список вряд ли является исчерпывающим, и во всем можно найти исключения, этот список может быть полезен в качестве координационного центра для обсуждения. Сферы, которые следует учитывать, включают диету, скорость роста и развития, разведение в неволе, характер, склонность к панике и социальную структуру.Каждый из них будет рассмотрен индивидуально.

Гибкая диета

Ключевым компонентом этого отличительного принципа является конкуренция с людьми за пищевые ресурсы. Хотя есть исключения (и собаки и кошки, пожалуй, самые очевидные), большинство домашних животных не конкурируют напрямую с людьми за свои потребности в питании. Действительно, одним из полезных свойств крупного рогатого скота, овец и коз является то, что как жвачные животные они дополняют рацион человека, а не конкурируют (Pond et al ., 2005). Неизвестно, были ли эти виды домашнего скота во время одомашнивания или сегодня примечательны тем, что они потребляли побочные корма. В устоявшихся сельскохозяйственных системах развивающихся земледельцев бассейна реки Тигр-Евфрат (Peters et al ., 2005) овцы и козы стали очень ценным дополнением к земледелию этого общества на засушливых землях. Проще говоря: люди ели семена, животные ели стебли, обеспечивая при этом мясо, молоко, клетчатку и навоз (Harris, 2012).Вместе была создана жизнеспособная и устойчивая система производства продуктов питания, которая существует и по сей день.

Собаки и кошки, конечно, являются исключением, поскольку животные являются плотоядными животными и, следовательно, более напрямую конкурируют со своими хозяевами за пищевые ресурсы. Конечно, в случае кошек именно их диета, состоящая из паразитов, делает их столь ценными для человеческих сельскохозяйственных сообществ (Driscoll et al ., 2007). Защита запасов семян от заражения мышей и крыс делает кошку ценным, хотя теоретически конкурентоспособным компаньоном.Собаки, напротив, не дают такого простого объяснения нише. Вместо этого для объяснения этой теснейшей связи человека и животного нужно больше, чем простая диетическая взаимодополняемость.

Противопоставление взаимоотношений собаки и человека с новыми одомашненными водными видами, такими как форель, сом и лосось, — это как раз та проблема, которую рассматривает эта тема (Wurts, 2000). Долгосрочная устойчивость разведения лосося, являющегося вершиной водного хищника пищевой цепи, несомненно, ставит под сомнение целесообразность одомашнивания.Независимо от комментариев, относящихся к конкретным видам, ясно, что в целом диета потенциального одомашненного животного явно является одним из первых вопросов, на которые должен ответить потенциальный одомашниватель.

Темпы роста / развития

В современной сельскохозяйственной экономике ожидается, что рыночная свинья достигнет 100 кг живой массы к 20-недельному возрасту. Рыночный бройлер может вырасти до 5 фунтов к 7 неделям после вылупления (Field and Taylor, 2012). Конечно, первые одомашненные предки этих животных не росли такими ускоренными темпами.Тем не менее, одомашнивание слонов или секвойи не является стратегией устойчивого успеха в обществе, живущем с 12-месячным годовым циклом. Домашние животные должны обладать способностью к быстрым изменениям в развитии; способность перейти от молодых к экономически выгодным за относительно короткий промежуток времени. Виды, которые мы выращиваем сегодня, подобно приведенным выше, несомненно, удовлетворяют эту потребность. Подобный образ мышления, должно быть, присутствовал и у наших одомашненных предков. Плоды их труда, будь то создание мощной животной «машины» или эффективное производство желаемого ресурса, должны были стать одним из факторов их «расчетов затрат и выгод», какими бы грубыми ни были эти расчеты по нашим сегодняшним стандартам.Хотя это ни в коем случае не имеет первостепенного значения, понятие окупаемости инвестиций в ближайшем будущем должно было быть составной частью их «исчисления приручения».

Селекция, управляемая человеком сообщества, вряд ли нуждается в особом внимании при обсуждении, поскольку эта концепция прочно укоренилась в более раннем определении одомашнивания. Однако человеческий контроль над размножением должен иметь первостепенное значение в процессе одомашнивания. Без контроля того, какие животные имеют право стать родителями следующего поколения, в чем действительно смысл приручения? Как и следовало ожидать, большинство видов не отказываются от этого контроля добровольно.Немногочисленные одомашненные виды, кажется, имеют несколько общих атрибутов своих репродуктивных стратегий, которые сейчас рассматриваются.

Первый — беспорядочные половые связи. Это относится к отсутствию сложного (или в некоторых случаях даже элементарного) брачного ритуала. Более простой способ описания этой концепции — сказать, что животное должно «размножаться в неволе». И это достаточно верно. Однако следует подчеркнуть еще один момент, основанный на более широком смысле. Человеческому обществу не принесет пользы, если животные будут «размножаться в неволе», но не в точных сочетаниях самцов и самок, которых мы желаем.Вот почему термин «беспорядочные половые связи» является гораздо более предпочтительным, это стратегия спаривания, при которой самки принимают любого самца, которого заводчики сочтут подходящим для достижения их целей. В конечном счете, если кто-то хочет реализовать весь потенциал приручения животных, человеческое мастерство размножения имеет важное значение. Этот контроль является одним из главных препятствий, с которыми приходится сталкиваться при первых шагах по переводу вида из его дикого состояния в состояние одомашнивания (Zohary et al ., 1998).

Может быть интересно подумать о том, как преодолеть эту проблему с помощью современных инструментов, доступных для репродуктивных манипуляций.То есть, при более глубоком понимании физиологии воспроизводства у представляющих интерес видов, можно было бы контролировать воспроизводство в лаборатории, а не в поле, в загоне или в клетке. Такие варианты не были доступны нашим предкам. Однако будущее одомашнивания животных может обнаружить, что инструменты биотехнологии могут открыть двери, которые сегодня закрыты. Несмотря на это, все еще остается проблема определения того, кто должен быть родителем, а кто нет. Это фундаментальное решение — ключ к приручению; наша основная сила и наша главная задача.

Подходящее расположение

Во-первых, не навреди. Если воспринимать как должное, наши предки считали, что одомашнивание диких животных способствует их выживанию в суровом мире, тогда одомашнивание животных, которые не причинят им вреда, казалось бы очевидным. Тем не менее, некоторые виды, которые считаются отличительными чертами процесса приручения (например, крупный рогатый скот и лошади), способны нанести значительный вред своим хозяевам, в том числе смертельно ранить людей, которые слишком близко подходят к их границам.Тем не менее, конечно, у этих животных действительно есть предрасположенность, которой можно управлять, причем предрасположенность достаточно гибкая, чтобы ее формировать опыт и знакомство с людьми (Прайс, 1984). Вряд ли это можно сказать о медведях гризли, североамериканских бизонах или бегемотах из Центральной и Южной Африки. Другими словами, непредсказуемое агрессивное поведение, вероятно, рассматривалось нашими предками, когда они исключали кандидатов на приручение. Несмотря на то, что они могут быть ручными, как молодые, излишне агрессивные взрослые особи должны быть легко исключены из нашего списка подходящих кандидатов для приручения.Действительно, поучительна пластичность или отсутствие таковой агрессивного поведения на протяжении всей жизни животного. С несовершеннолетними часто легко обращаться, независимо от их конечного взрослого характера. Однако взрослым людям, которые часто в несколько раз больше веса их предполагаемых человеческих «хозяев», нельзя допускать неожиданных вспышек насилия. Именно эта неожиданная, непредвиденная агрессия крупной взрослой особи, казалось бы, является основным источником их устранения из приручения.

Склонность к панике

Возможно, это не такая очевидная характеристика, как агрессивный нрав, животные, подходящие в качестве одомашненных, безусловно, должны иметь поведение, свободное от паники. Животные, склонные к бегству и быстро убегающие от приближающихся угроз, представляют опасность для себя и своих хозяев. Представьте себе газель Гранта, копытное животное, способное быстро разгоняться до скорости более 45 миль в час, загнанное в загон (Heglund and Taylor, 1988). Овцы и козы справляются с угрозами совершенно иначе, чем эти скоростные млекопитающие, и их пригодность для приручения очевидна.Эта скорость, вкупе с присущим ей нервозностью и повышенной осведомленностью об угрозах, делает таких животных маловероятными кандидатами на приручение. Не то чтобы попытки не предпринимались. Скорее, можно увидеть и объяснить семена всеобщей неудачи этих попыток.

Социальная структура

Это видно на нашем языке; множественное число для овец и крупного рогатого скота такое же, как и единственное число. Эти успешные примеры одомашнивания демонстрируют, что животные, которые живут большими группами с преобладающей социальной структурой, имеют повышенную вероятность того, что люди будут превращены в диких животных в одомашненных (Price, 1984, 1999).То, как сородичи взаимодействуют друг с другом, особенно в системах иерархии доминирования / подчинения, может играть важную роль в успехе приручения. Это потому, что люди могут включиться в социальную иерархию, как механизм, заставляющий переход от дикой природы к приручению.

Подобно многим другим условиям, это «требование» одомашнивания проявляется не для всех видов, которые были успешно одомашнены. Однако это доминирующая парадигма. Крупный рогатый скот, овцы, козы и лошади хорошо знакомы с жизнью в больших, часто стайных социальных структурах, где доминирование и подчинение играют важную роль в социальной структуре группы и человека.Однако, как и в любых других условиях одомашнивания, описанных в этом списке, такое «требование» может быть нарушено. Достаточно вспомнить только домашнюю кошку. Эти животные часто встречаются как одиночные хищники, но стали одними из наиболее распространенных домашних животных. Таким образом, список является скорее схемой общих принципов, чем жестким перечнем жестких и быстрых требований. Однако стабильная социальная структура, в которой люди знают свое место и ведут себя соответствующим образом, является для людей полезным инструментом.Манипулируя этими животными, чтобы они воспринимали нас как часть их социальной среды, увеличивает вероятность того, что эти животные могут быть превращены из диких независимых существ в животных, готовых мириться с нашим контролем над их пищей, территорией и размножением.

Приручение — это контроль; и этот грубый набросок принципов, общих для одомашненных видов (то есть разведение в неволе, гибкость диеты, избежание паники и подвижная, но стабильная социальная структура) обеспечивает «смазку» на механизмах этой машины приручения.Хотя эти концепции не являются исчерпывающими и, конечно, не являются частью необходимого и достаточного теста на приручение, они помогают понять и оценить, с чем приходилось бороться нашим предкам, а также мысли и планы, которые, должно быть, танцевали в их головах.

Почему мы любим домашних животных? Объясняет эксперт.

Брэдшоу, почетный научный сотрудник Бристольского университета в Англии, должен знать. Он получил образование биолога — того, кто начал с изучения животных, а не людей и не их взаимоотношений.Но он говорит, что его работа над поведением собак и кошек привела его к выводу, что он никогда полностью не поймет эти темы, не приняв во внимание то, как люди думают о своих животных. В 1990 году он и небольшая группа других исследователей, изучающих владение домашними животными, придумали термин для своей области: антрозоология. Сегодня студенты нескольких десятков американских университетов изучают тему, которую он помогал пионером.

В своей последней книге Брэдшоу утверждает, что наше восхищение домашними животными не потому, что они полезны или даже потому, что они милые, и уж точно не потому, что они заставят нас жить дольше.Вместо этого, пишет он, содержание домашних животных является неотъемлемой частью человеческой природы, глубоко укоренившейся в эволюции нашего собственного вида. Я недавно говорил с ним о его выводах.

Это интервью отредактировано для большей ясности.

Я получаю множество пресс-релизов и читаю множество заголовков о том, как домашние животные делают нас здоровыми. Но наука немного расплывчата, не так ли?

Существуют свидетельства того, что взаимодействие с домашними животными действительно снижает стресс человека, если животное ведет себя должным образом.Хорошие взаимодействия действительно оказывают сильное влияние, вызывая изменения окситоцина и бета-эндорфинов. Это настоящие изменения, происходящие в теле человека, который гладит дружелюбную собаку. Так что это плюс. Обратной стороной является то, что домашние животные, настоящие домашние животные, которые на самом деле живут с людьми, вызывают стресс, расходы и множество других вещей, которые могут вызвать ссоры в семье. И если взять человечество в целом, я подозреваю, что эти две вещи уравновешивают друг друга. На каждую статью, в которой говорится, что домашние животные продлевают вашу жизнь или что они делают людей более здоровыми, есть множество других отчетов — особенно те, которые исходят от медицинских работников, которые на самом деле не заинтересованы в этой области, — которые не обнаруживают никакого эффекта или действительно отрицательных эффектов .Предвзятость в сообщениях в пользу хороших, поэтому исследование, которое показало, что владельцы кошек обычно более подавлены, чем люди, у которых нет домашних животных, не оценило никаких заголовков. Таким образом, уход за домашними животными как привычка, усредненный, вероятно, не оказывает большого влияния на здоровье ни в одном из направлений. Если собака выводит людей из дома и любит энергичные упражнения, это, вероятно, приносит пользу для здоровья. Но они не будут просто частью пакета.

Почему существует такое несоответствие в общественном восприятии домашних животных как панацеи и свидетельствах в пользу этого?

Я думаю, что дело в загадочном и необычайно уникальном эффекте, который домашние животные оказывают на людей, который я называю эффектом надежности, который не получил большого внимания в прессе, но был воспроизведен в исследованиях в нескольких различные страны.Люди, живущие с животными или просто дружелюбная собака с ними, мгновенно становятся более заслуживающими доверия в глазах человека, который сталкивается с этим человеком или которому этого человека описывают. Думаю, это многое объясняет — людям верят, когда они рассказывают красивые истории о животных. Применимо ли это и к новостным сообщениям, я просто догадываюсь, но думаю, что это разумное объяснение. Я думаю, это также объясняет многие эффекты терапии с использованием животных. На самом деле волшебство состоит в том, чтобы сделать человека с животным более доступным.В общежитии для престарелых не только пожилые люди находят посетителя хорошим собеседником, но и персонал считает эти посещения полезными. Это делает все место более домашним. Собака или какое-либо другое животное меняет представление людей о человеке, проводящем терапию. Это фактор надежности, и он объясняет довольно много наших предубеждений.

Что плохого в том, что люди ошибаются в представлениях о домашних животных? Многим животным нужен дом.

Я провел большую часть своей карьеры, преследуя идею улучшения благополучия домашних животных, и я вижу некоторые потенциальные риски.Больше всего мы наблюдаем людей, которые игнорируют представление о том, что вы должны знать об этих животных. Пятьдесят или 100 лет назад знания о том, как ухаживать за животными, передавались от человека к человеку. Теперь мы намного более замкнуты. И идея о том, что просто завести домашнее животное, сделает вас счастливыми и снимет стресс, не сработает, если вы не сделаете домашнее задание о том, что нужно животному. Одна тенденция, которая вызывает у меня особую озабоченность, — это собаки с плоской мордой. Люди действительно не понимают, что собака, которая выглядит очень мило, также может иметь проблемы с дыханием, проблемы с глазами и другие проблемы со здоровьем.Я нахожу это довольно неприятным. Сейчас у нас есть много знаний о том, как собаки думают и что они чувствуют, и все же это знание все еще не доходит до определенного типа владельцев, которые просто подчиняются моде и своим инстинктам. Им говорят, что это будет действительно хороший опыт для них, и, возможно, так оно и есть, но, вероятно, для собаки это не будет таким уж большим опытом.

Почему мы продолжаем заводить домашних животных?

Животноводство — универсальное явление для человека, и это то, что продолжается уже десятки тысяч лет.Так почему же люди хотят делать то, что кажется совершенно непродуктивным?

Один из ответов заключается в том, что это удовлетворение есть — поглаживание собаки или кошки вызывает выделение гормонов и заставляет человека чувствовать себя хорошо. Я думаю, вы можете проследить это до нашей очень древней истории волосатых приматов. Уход друг за другом — главный клей, который скрепляет большинство сообществ приматов. Теперь у нас есть другие способы общения, но где-то в глубине нашего мозга есть потребность ухаживать за чем-то волосатым, и мы можем удовлетворить это, погладив собаку или расчесав кошку.

Мы также должны объяснить, почему это сохраняется, когда у нас было бы больше денег, если бы у нас не было домашних животных. Я думаю, что раньше это было адаптивным — люди, которые считались хорошими с животными, были более приняты другими людьми в их племени, и, возможно, даже был некоторый отбор женихов и невест, основанный на близости с животными. Во-вторых, приручение животных было очень важным аспектом возникновения того, что мы называем цивилизацией. Но на самом деле это маловероятно, потому что, чтобы приручить животное, нужно изменить его генетику.Даже в наши дни на это уходит много поколений. Я думаю, что единственный способ объяснить отделение домашних животных от их диких предков, и единственный способ, которым они прекратили скрещивание, — это то, что домашние животные, которые были немного более прирученными, были домашними животными людей, а также физически и эмоционально. культурно отделены. Так у нас появилась домашняя собака, которая полезна, домашняя кошка, которая может быть полезна, потому что она охотится вокруг домов, а также коз и овец, которых вы можете пасти и доить.Содержание домашних животных стало преимуществом, потому что общества, которые преуспели в этом и хотели это сделать, приручили животных раньше других соседних обществ и групп людей.

В наши дни мы тратим много денег на поддержание жизни домашних животных, отправляем их на курорты и покупаем им мебель. Как все перешло от содержания домашних животных к их баловству?

Если вы посмотрите отчеты о домашних животных, принадлежавших королевской семье и знати еще в средние века, вы найдете собак, кошек, обезьян и птиц, с которыми обращались очень, очень хорошо и кормили очень вкусной едой.Они не были наряжены для Хэллоуина, потому что Хэллоуин не был изобретен, но я думаю, что привычка делать это на самом деле довольно древняя. Сейчас это гораздо более распространено просто потому, что у людей есть ресурсы. Но есть и другие тенденции. В Великобритании мы видим, что люди откладывают создание семьи. Если у кого-то нет возможности иметь ребенка, или он чувствует, что не готов, потому что не добился того, чего хотел в своей карьере, или он может позволить себе только небольшую квартиру и считает, что у ребенка должен быть дом с двором, то я думаю, что этот пробел можно заполнить животным за несколько лет.Намного дешевле купить собаке костюм на Хеллоуин, чем квартиру с еще одной комнатой.

Каким будет будущее содержания домашних животных?

Если мы предположим, что изобилие продолжает распространяться, что является спорным вопросом, я бы увидел, что многие другие культуры все больше стремятся иметь домашних животных. 15 или 20 лет назад я провел несколько исследований, посвященных началу американизации содержания домашних животных в Японии, когда все более молодые люди заводят собак в дом и обращаются с ними, как с членами семьи.Я думаю, это распространится на другие культуры. В долгосрочной перспективе потребуется переосмысление из-за мировых ресурсов. И собаки, и кошки — плотоядные животные — кошка — очень строгое плотоядное животное. Идея о том, что мы можем и дальше заниматься земледелием, обеспечивая достаточно мяса для собак и кошек, не говоря уже о людях, вероятно, не является устойчивой. Могут ли люди продолжать содержать этих животных или какие заменители они найдут, если это станет невозможным, я думаю, это будет увлекательно, хотя и несколько болезненно для вовлеченных в это людей.

Какие темы антрозоологии требуют дальнейшего изучения?

Многие исследования в области антрозоологии сводятся к тому, чтобы сделать ее своего рода отраслью альтернативной медицины. Многие люди ищут преимущества для здоровья, многие думают о животных как о лечебных средствах. Я думаю, что более интересны вопросы о том, как люди воспринимают животных, какие эмоции животные вызывают у людей и почему они это делают? Содержание домашних животных довольно иррационально, по крайней мере, с одной точки зрения.Так что давайте посмотрим на это, а не на терапевтические преимущества, которые, как показывают данные, гораздо менее действенны, чем могут заставить нас поверить самые восторженные сторонники.

Кроме того, как наши отношения с животными, живущими в наших домах, влияют на то, как мы воспринимаем окружающую среду? Споры о планете и о том, что с ней делать, обычно сводятся к логике. Недостаточно уделяется повседневному контакту людей с животными. Вы можете гораздо больше рассказать детям о биологии, а не о том, что они видят на экране, просто указав им: «Это собака.Так оно живет и дышит, как переваривает пищу ». Есть свидетельства того, что если вы сделаете это, вы не только научите детей быть лучшими владельцами домашних животных, но и научите их более чутко относиться к животным в целом. Нам нужно новое поколение людей, которые очень страстно заботятся о животных, и я считаю, что домашние животные — хороший способ для этого, а не животные второго сорта или даже, как в споре о кошках, убивающих дикую природу, воспринимаемых как противоположный. Я думаю, что это очень бесполезно, потому что люди, которые действительно понимают кошек, вероятно, те же люди, которые поддерживают сохранение дикой природы.

Моральный статус животных (Стэнфордская философская энциклопедия)

1. Моральная значимость животных

Сказать, что существо заслуживает морального рассмотрения, значит сказать, что это моральное требование, которое это существо может предъявить тем, кто может распознать такие претензии. Морально значимое существо — это существо, которое может быть обиделась. Часто думают, что, поскольку только люди могут распознать моральные претензии, только люди морально значительны. Тем не мение, когда мы спрашиваем, почему мы думаем, что люди — единственные существа, которые могут быть обиженным с моральной точки зрения, мы начинаем видеть, что класс существ, способных признать моральные претензии и класс существ, которые могут страдать от моральных заблуждения не одинаковы.

1.1 Видоизм

Иногда ссылаются на мнение, что только люди считаются с моральной точки зрения. как «спесесизм». В 1970-х Ричард Райдер придумал этот термин во время кампании в Оксфорде, чтобы обозначить повсеместный тип человеческих предрассудков, которые он мысль была похожа на расизм. Он возражал против того, чтобы отдавать предпочтение собственному видов, при эксплуатации или причинении вреда представителям других видов. Питер Зингер популяризировал этот термин и сосредоточился на способе спесесизма, без моральное оправдание, отвечает интересам человека:

расист нарушает принцип равенства, придавая больший вес интересам представителей своей расы, когда происходит столкновение между их интересами и интересами другой расы.Точно так же спесиолог позволяет интересам своего собственного вида преобладают над интересами представителей других видов. В узор в каждом случае одинаков. (Певица 1974: 108)

Дискриминация по расовому признаку, как и дискриминация по биологическому признаку считается предвзятым, потому что эти характеристики не важно, когда дело доходит до моральных претензий.

Действия и взгляды сторонников вида наносят ущерб, потому что нет prima facie причина предпочтения интересов существ принадлежащий к видовой группе, к которой также принадлежит интересы тех, кто этого не делает.Что люди являются членами вид Homo sapiens , безусловно, является отличительной чертой люди — люди имеют общий генетический состав и отличительные физиологии, мы все выходим из человеческой беременности, но это неважно с моральной точки зрения. Видовая принадлежность — это морально нерелевантная характеристика, немного удачи, которой больше нет морально интереснее, чем родиться в Малайзии или Канаде. Как морально нерелевантная характеристика, она не может служить основанием для точка зрения, согласно которой наш вид заслуживает морального рассмотрения, т.е. не причитается представителям других видов.

Кто-то может ответить, что это не принадлежность к биологической категории. это имеет значение морально, а скорее социальное значение тех категории, значения, которые структурируют не только институты, которые мы действуют внутри, но как мы концептуализируем себя и свой мир. Люди выработали моральные системы, а также множество других ценные практики, и, создавая эти системы, мы отделяем человек из остального животного царства. Но категория Само понятие «человек» оспаривается морально.Некоторые утверждают, что Например, расизм — это не просто или даже в первую очередь дискриминация и предрассудки, а скорее механизм дегуманизации черноту, чтобы создать условия, делающие людей белыми (см. Fanon 1967; Ким 2015; Ко и Ко 2017). Согласно с этой точки зрения, спесесизм не сосредоточен на дискриминации или предрассудков, но является центральным инструментом для создания человеческого (и белых) превосходство или исключительность.

1.2 Человеческая исключительность

Подобно спесесизму, исключительность человека можно понять по-разному. способами.Самый распространенный способ понять это — предположить, что явно человеческие способности, и именно на их основе способности, которые у людей есть моральный статус, а у других животных нет. Но какие способности выделяют всех и только людей как виды существ что можно обидеть? Ряд кандидатских возможностей был предлагаемые — развитие семейных уз, решение социальных проблем, выражать эмоции, начинать войны, заниматься сексом для удовольствия, использовать язык или абстрактное мышление — это лишь некоторые из них.Как выясняется из, ни один из этих видов деятельности не неоспоримый уникально для человека. Обе научная и популярная работа о поведении животных предполагает, что многие из деятельность, которая считается отличной от человека, происходит в нелюдей. Например, многие виды нечеловеческих существ долго развиваются. прочных родственных связей — матери орангутангов остаются со своими детенышами на восемь-десять лет, и хотя они в конечном итоге расстались, они продолжают поддерживать свои отношения. Менее одинокие животные, такие как шимпанзе, павианы, волки и слоны поддерживают семейные единицы, построенные на сложных индивидуальных отношениях, на долгое время периоды времени.Сурикаты в пустыне Калахари известны жертвовать собственной безопасностью, оставаясь с больной или раненой семьей членов, чтобы смертельно больные не умерли в одиночку. Все животные живые в социально сложных группах должны решать различные проблемы, которые неизбежно возникают в таких группах. Псовые и приматы особенно искусны в это, но даже куры и лошади, как известно, распознают большое количество людей в их социальных иерархиях и маневрировать в их. Один из способов, с помощью которых животные, не являющиеся людьми, решают свои социальные проблемы. среды — это особое внимание к эмоциональным состояния окружающих.Когда сородич злится, это хорошая идея уйти с его пути. Животные, у которых развиваются связи на всю жизнь известно, что они страдают от смерти своих партнеров. Некоторые даже сказал умереть от печали. Дарвин сообщил об этом в году. Мужчина : «Как сильно скорбят обезьяны-самки по потеря их детенышей, что неизменно приводило к смерти некоторых виды »(1871: 40). Сообщение Джейн Гудолл о смерти здоровый 8-летний шимпанзе Флинт всего через три недели после смерть его матери Фло также предполагает, что печаль может иметь разрушительное воздействие на нечеловеческих животных (см. Goodall 2000: 140–141 в Bekoff 2000).Койоты, слоны и косатки также относятся к тем видам, для которых глубокое воздействие горя оказывает сообщалось (Bekoff 2000), и многие владельцы собак могут предоставить аналогичные учетные записи. Хотя жизни многих, а может быть и большинства, нечеловеков в дикие поглощены борьбой за выживание, агрессией и битвой, есть некоторые нечеловеческие существа, чьи жизни характеризуются выражениями радости, игривости и много секса (Woods 2010). Недавний исследования в области когнитивной этологии показали, что некоторые нечеловеческие заниматься манипулятивной и обманчивой деятельностью, умеет конструировать «Когнитивные карты» для навигации, а также некоторые нелюдейские кажется, понимают символическое представление и могут использовать язык. [1]

Похоже, что большинство способностей, которые, как считается, позволяют различать люди как морально значимые существа были замечены, часто в менее сложная форма в нечеловеческом мире. Потому что человеческое поведение и познание имеют глубокие корни с поведением и познанием другие животные, подходы, которые пытаются найти резкое поведение или когнитивные границы между людьми и другими животными остаются спорный. По этой причине попытки установить человеческую уникальность путем выявления определенных способностей, не являются наиболее перспективными, когда приходит к серьезным размышлениям о моральном статусе животных.

1,3 Личность

Тем не менее, есть кое-что важное, что считается отличать людей от нечеловеческих, что не сводится к наблюдение за поведением лучше всего объясняется наличием определенного способность, и это наша «личность». Понятие личность определяет категорию морально значимых существ, которые считается равноправным с человечеством. Исторически Кант самый известный защитник личности как качества, которое делает существо ценным и, следовательно, морально значительным (для современного утилитарного обсуждение личности, см. Varner 2012).Кант пишет:

… каждое разумное существо существует как самоцель, а не просто как средство, которое может произвольно использоваться тем или иным будет … Существа, существование которых зависит не от нашей воли, а от природа, тем не менее, если они не рациональные существа, только относительная ценность как средство и поэтому называется вещами. С другой стороны, разумные существа называются личностями постольку, поскольку их природа уже отмечает их как самоцель. (Кант [1785] 1998: [Ak 4: 428])

И:

Тот факт, что человек может иметь представление «Я» бесконечно возвышает его над всеми остальными существами на земной шар.Этим он человек … то есть существо в целом отличается рангом и достоинством от вещей, таких как иррациональные животные, с которыми можно иметь дело и распоряжаться по своему усмотрению. (Кант [1798] 2010: 239 [Ак 7: 127])

Более поздняя работа в кантианском духе развивает эту идею. Кристин Корсгаард, например, утверждает, что люди «уникально» сталкиваются с проблема, проблема нормативности. Эта проблема возникает из-за рефлексивная структура человеческого сознания. Мы можем и часто делаем, подумайте о своих желаниях и спросите себя: «Являются ли эти желания причины для действий? Эти импульсы представляют собой то, что я хотите действовать согласно? » Наши отражающие способности позволяют нам и требуют, чтобы мы отступили от наших простых импульсов, чтобы чтобы определить, когда и следует ли действовать в соответствии с ними.Отступая, мы получаем определенное расстояние, с которого мы можем ответить на эти вопросы и решить проблема нормативности. Мы решаем, относиться ли к нашим желаниям как причины для действий, основанные на наших представлениях о себе, на наших «Практические идентичности». Когда мы определяем, действительно ли мы должны рассматривать конкретное желание как повод для действий, которыми мы занимаемся следующий уровень размышлений, уровень, требующий одобрения описание самих себя. Это одобрительное описание нас самих, эта практическая идентичность является необходимой моральной идентичностью, потому что без мы не можем рассматривать свою жизнь как стоящую, чтобы жить, или наши действия как стоящие делает.Корсгаард предполагает, что люди сталкиваются с проблемой нормативности способом, которым, по-видимому, не обладают люди:

Внимание низшего животного сосредоточено на мире. Его восприятие — это его убеждения, а его желания — это его воля. это занимается сознательной деятельностью, но не осознает из их. То есть они не являются объектами его внимания. Но мы люди животные обращают наше внимание на наши представления и желания самих себя, на нашу собственную умственную деятельность, и мы осознаем из им.Вот почему мы можем думать о их… И это ставит перед нами проблему, которой нет ни у одного другого животного. это проблема нормативного…. Рефлексивный ум не может довольствуйтесь восприятием и желанием, а не просто так. Для этого нужна причина. (Корсгаард 1996: 93)

Здесь Корсгаард понимает «разум» как «своего рода рефлексивный успех »и учитывая, что нечеловеческие существа считаются неспособные размышлять таким образом, чтобы они могли добиться такого успеха, оказывается, что они не действуют по причинам, по крайней мере, по причинам этого своего рода.Поскольку нечеловеческие существа не действуют по причинам, у них нет практическая идентичность, от которой они размышляют и ради которой действуют. Так людей можно отличить от нечеловеческих, потому что люди, мы можем скажем, являются источниками нормативности, а нечеловеческие — нет.

1.3.1 Рациональные лица

Но можно утверждать, что взгляд Канта на личность не различает всех и только люди, как морально значимые. На самом деле личность — это не совпадают с человечеством, когда понимаются как общее описание группа, к которой принадлежат люди.И серьезная часть этого проблема не в том, что могут быть какие-то инопланетяне или божества обладающие рациональными способностями. В серьезная проблема в том, что многие люди не являются личностями. Немного люди, то есть младенцы, дети, люди с продвинутыми формами аутизм или болезнь Альцгеймера или другие когнитивные расстройства — не обладают рациональными способностями к саморефлексии связаны с личностью. Эта проблема, к сожалению, известная в литература как проблема «маргинальных случаев» ставит серьезные трудности для «личности» как критерий моральная внимательность.Многие существа, чья положительная моральная ценность у нас глубоко укоренившиеся представления о том, кого мы считаем морально значительные, будут исключены из рассмотрения этим аккаунтом.

Есть три способа ответить на этот нелогичный вывод. Один из них, который можно вывести из одной интерпретации Канта, — это косвенно предполагают, что неличности значительны с моральной точки зрения. Хотя Кант полагал, что животные — это просто вещи, похоже, что он этого не делал. искренне верю, что мы можем избавиться от них так, как захотим.в Лекции по этике он дает понять, что у нас есть косвенные обязанности по отношению к животным, обязанности, которые относятся не к ним, а к их постольку, поскольку наше обращение с ними может повлиять на наши обязанности по человек.

Если человек стреляет в свою собаку, потому что животное больше не способно службы, он не нарушает своего долга перед собакой, потому что собака не может судить, но его поступок бесчеловечен и наносит вред самому себе, что человечество что его долг показать человечеству. Если он не задушит свои человеческие чувства, он должен проявлять доброту к животным, потому что он жестокий к животным становится жестким и в отношениях с людьми.([1784–5] 1997: 212 [Ak 27: 459])

И можно утверждать, что то же самое можно сказать и о тех людях, которые не личности. Мы не уважаем нашу человечность, когда действуем бесчеловечно пути к не-личностям, независимо от их вида.

Но этот косвенный взгляд неудовлетворителен — он не в состоянии уловить независимое зло, которое делается по отношению к не-личности. Когда кто-то насилует женщину, находящуюся в коме, или бьет ребенка с серьезным повреждением головного мозга, или поджигают кошку, они не просто неуважительно относятся к человечеству или сами как его представители, они поступают несправедливо не-личности.Итак, второй способ избежать нелогичного вывод состоит в том, чтобы утверждать, что такие не-личности стоят в надлежащем отношения к «рациональной природе», так что они должны быть считается значительным с моральной точки зрения. Аллен Вуд (1998) утверждает в этом способ и предполагает, что все существа, потенциально обладающие рациональным природа, или у кого она есть виртуально, или у кого она есть, или у кого есть часть этого, или у кого есть необходимые условия для этого, что он называет «Инфраструктура рационального характера», должна быть прямо морально значительный.Поскольку существо стоит в этом по отношению к разумной природе, это те существа, которые могут быть обиделась.

Этот ответ мало чем отличается от ответа известного защитника прав животных Тома. Риган, которая утверждает, что для нравственных соображений важно не различия между людьми и нечеловеками, а сходства. Риган утверждает, что, поскольку люди делятся с определенными нелюдей (включая тех людей и нелюдей, у которых есть определенный уровень организованной когнитивной функции) способность быть испытать предмет жизни и иметь индивидуальное благополучие, которое имеет значение для них независимо от того, что думают другие, оба заслуживают моральное рассмотрение.Риган утверждает, что предметов жизни:

хотят и предпочитают вещи, верят и чувствуют, вспоминают и ожидают вещи. И все эти измерения нашей жизни, включая наше удовольствие и боль, наше наслаждение и страдание, наше удовлетворение и разочарование, наше дальнейшее существование или наша безвременная смерть — все изменить качество нашей жизни, как прожитой, так и пережитой, нами как частными лицами. То же самое и с… животными… их тоже следует рассматривать как переживающие субъекты жизни, с присущая им ценность.(Реган 1985: 24)

Корсгаард использовал третий способ решения этой проблемы. кто утверждает, что есть большая разница между теми, у кого нормативные, рациональные способности и те, у кого их нет, но в отличие от Канта, считает, что как люди, так и нечеловеческие существа являются надлежащими объектами нашего моральное беспокойство. Она утверждает, что те, у кого нет нормативных, рациональных мощности делят определенные «естественные» мощности с людей, и эти природные способности часто являются содержанием моральные требования, которые люди предъявляют друг к другу.Она пишет,

когда мы требуем… признания, мы требуем, чтобы наша естественные заботы — объекты наших естественных желаний и интересы и привязанности — получить статус ценностей, ценности, которые должны по возможности уважаться другими. И много этих естественных проблем — желание избежать боли — очевидное пример — проистекают из нашей животной природы, а не из нашей рациональной природа. (Корсгаард 2007: 7)

То, что моральные агенты считают ценным и нормативно обязательным, не является только наши рациональные или автономные способности, но потребности и желания у нас есть живые воплощенные существа.Поскольку эти потребности и желания ценны для агентов, возможностью испытывать аналогичные потребности и желания пациентов также следует ценить.

1.3.2 Юридические лица

В суде все люди и некоторые корпорации считаются личностями. в юридическом смысле. Но все животные, младенцы и взрослые, не являются законными. лиц, а по закону они считаются собственностью. Там было несколько попыток изменить правовой статус некоторых нечеловеческих животные из собственности в лиц.Проект по защите прав человека (NhRP) основанная Стивеном Уайзом, возбудила серию дел в Нью-Йорке. суды, стремящиеся установить юридическое лицо для конкретных шимпанзе содержатся в штате с целью защиты их права на физическую неприкосновенность и свободу, и позволить им искать средства правовой защиты, через их доверенных лиц, когда эти права нарушаются. Шимпанзе хороший тест для установления нечеловеческой юридической личности, поскольку они являются, согласно документам, поданным NhRP, автономными существами с сложные когнитивные способности, включая

эпизодическая память, самосознание, самопознание, самоагентство, ссылочная и преднамеренная коммуникация, мысленное путешествие во времени, численность, последовательное обучение, медитационное обучение, психическое состояние моделирование, визуальная перспектива, понимание опыта другие, намеренное действие, планирование, воображение, сочувствие, метапознание, рабочая память, принятие решений, имитация, отложенный имитация, подражание, инновации, материальные, социальные и символические культура, кросс-модальное восприятие, использование инструментов, изготовление инструментов, причина и следствие.(ходатайство NhRP против Самуэля Стэнли, стр. 12, см. Другие Интернет-ресурсы)

Юридические аргументы в пользу расширения личности за пределы человеческих параллелей более общие этические аргументы, расширяющие этическое рассмотрение наружу от тех, кто занимает моральный центр. Переходя к эмпирическим работа, призванная показать, что другие животные действительно похожи на этих считаются юридическими лицами, приматологи представили письменные показания под присягой подтверждая то, чему они научились, работая с шимпанзе. Мэри Ли Йенсвольд предлагает

в том, как шимпанзе и человек коммуникативные навыки развиваются с течением времени, что предполагает аналогичное развитие когнитивный процесс между двумя видами и лежащий в основе нейробиологическая преемственность.(Показания под присягой Йенсвольда, стр. 4, в других интернет-ресурсах)

Джеймс Кинг отмечает

шимпанзе и люди похожи друг на друга своими способностями испытать счастье и то, как оно относится к индивидуальным личность. (Под присягой короля, стр. 8, в других интернет-ресурсах)

И Матиас Осват делает замечательные заявления о шимпанзе. личность:

Автономное сознание дает человеку любого вида автобиографическое ощущение себя с будущим и прошлым.Шимпанзе и другие человекообразные обезьяны явно обладают автобиографическим «я», так как они могут подготовиться к будущим действиям… они, вероятно, смогут, как и люди, испытывать боль из-за ожидаемого будущего события, которое еще не произошло. Например, заключение кого-то в тюрьму или клетку для установленное время или на всю жизнь потеряет большую часть своей силы в качестве наказания, если у этого человека не было самооценки. Каждый момент будет новым момент без сознательного отношения к следующему. Но шимпанзе. и другие человекообразные обезьяны имеют представление о своем прошлом и будущем и поэтому страдайте от боли из-за того, что не можете выполнить свою цели или двигайтесь как хотите; как люди, они испытывают боль предвкушения бесконечной ситуации.(Osvath affidavit, pp. 4–7, in Other Internet Resources)

Эти утверждения, а также утверждения других экспертов, указывают на аналогичные способности шимпанзе и других человекообразных обезьян делиться с людьми, и именно в силу этих способностей законные личность ищется.

1,4 Чувствительность

Использование рациональной природы или когнитивных способностей в качестве критерия моральная рассудительность упускает из виду важный факт о животных, людях. и нечеловеческий. Наша жизнь может стать лучше или хуже для нас.Утилитаристы традиционно утверждали, что поистине морально важная черта существа недооценивают, когда мы сосредотачиваемся на личности или рациональном, саморефлексивная природа людей, или отношение, к которому существо находится такого характера, или являясь предметом жизни, или являясь юридическим лицом. По мнению утилитаристов, действительно важно продвижение счастье или удовольствие, или удовлетворение интересов, и избегание боли, страданий или нарушения интересов. Бентам, один из самых решительных защитников сентиентистского взгляда на моральное рассудительность, классно написал:

Другие животные, которые в силу своих интересов были пренебрегая бесчувственностью древних юристов, стоит деградировать в класс вещей .[курсив оригинала] … день был, я с сожалением могу сказать, что во многих местах он еще не прошел, в которые большая часть разновидностей, под наименованием с рабами обращались … на том же уровне, что и … животные до сих пор. Может наступить день, когда остальное животное создание может получить те права, которые никогда не могли быть удерживается от них, но рукой тирании. У французов есть уже обнаружил, что черная кожа — не причина, по которой человеческий бытие должно быть оставлено без возмещения капризу мучитель.Возможно, однажды придет время признать, что количество ноги, вздутия кожи или прекращение ossacrum , одинаково недостаточны для отказа от чувствительное существо к той же судьбе. Что еще следует отслеживать непреодолимая линия? Это способность разума или, может быть, способность к дискурсу?… вопрос не в том, могут ли они причина ? ни, Могут ли они говорить ? но, могут ли они страдают ? (Бентам 1780/1789: глава xvii, параграф 6)

Современные утилитаристы, такие как Питер Сингер (1990, 1979 [1993]), предполагают, что не существует морально оправданного способа исключить из моральных соображений нелюдей или нелюдей, которые могут четко страдать.Любое существо, заинтересованное в том, чтобы не страдать, заслуживает учтите этот интерес. И нечеловек, который действует Можно подумать, что избегание боли имеет именно такой интерес. Четное современные кантианцы признали моральную силу переживание боли. Корсгаард, например, пишет: «Это боль быть болью. И это нетривиальный факт »(1996: 154).

Когда вы жалеете страдающее животное, это потому, что вы воспринимаете причина. Крики животного выражают боль, и они означают, что там это повод, повод изменить его условия.И ты больше не можешь слышать крики животного как простой шум, чем слова человек. Точно так же вас может обязать другое животное другой человек может. … Итак, конечно, у нас есть обязательства по животные. (Корсгаард 1996: 153)

Когда мы сталкиваемся с животным, страдающим от боли, мы признаем его притязания на нас, и поэтому существа, которые могут страдать, морально значительны.

2. Моральное значение моральных требований животных

То, что нечеловеческие животные могут предъявлять к нам моральные претензии, само по себе не указать, как следует оценивать такие претензии и противоречивые претензии вынесено решение.Быть морально значительным — это все равно, что показаться на моральном экран радара — насколько силен сигнал или где он находится по экрану — это отдельные вопросы. Конечно, как аргументировать моральная внимательность к нечеловеческим животным проинформирует нас о том, как мы должны понять силу заявлений животного.

Согласно точке зрения, что моральные претензии животного равносильны на моральное право, любое действие, не относящееся к животному как к существу с присущей им ценностью нарушит право этого животного и является таким образом морально неприемлемо.Согласно позиции по правам животных, относиться к животным как к средству достижения каких-то человеческих целей, как это делают многие люди когда они едят животных или экспериментируют с ними, это нарушает животное правильно. Как написал Том Риган,

… С животными обращаются регулярно, систематически, как если бы их ценность были сведены к их полезности для других, они обычно, систематически относятся к ним с неуважением, и, таким образом, их права регулярно и систематически нарушаются. (Риган 1985: 24).

Позиция прав животных — абсолютистская.Любое существо, которое является предметом жизни, имеет внутреннюю ценность и права, которые защищают такая ценность, и все предметы жизни имеют эти права в равной степени. Таким образом любая практика, которая не уважает права тех животных, которые иметь их, например, есть животных, охотиться на животных, экспериментировать животные, использующие животных для развлечения, неправильно, независимо от человеческие потребности, контекст или культура.

Утилитарная позиция по отношению к животным, чаще всего ассоциируемая с Питер Сингер и в народе, хотя и ошибочно, позиция прав животных, на самом деле весьма различна.Здесь мораль значимость претензий животных зависит от того, какие еще морально значительные конкурирующие претензии могут иметь место в любой конкретной ситуации. В то время как равные интересы всех морально значимых существ в равной степени рассматриваемая практика может в конечном итоге нарушить или расстраивает некоторые интересы, но не считается морально неправильным если при рассмотрении всех равных интересов больше этих интересов довольны, чем разочарованы. Для утилитаристов, таких как Зингер, что имеет значение сила и характер интересов, а не чьи интересы это.Итак, если доступны единственные варианты, чтобы спасти жизнь одного морально значимого существа — причинить вред, но не смерть, другое морально значимое существо, тогда, согласно утилитарному положение, причинившее этот вред, может быть морально оправданным. Аналогично, если есть два направления действий, одно из которых вызывает чрезмерное количество страдание и окончательная смерть, и та, которая причиняет гораздо меньше страданий и безболезненной смерти, то последняя была бы морально предпочтительнее бывший.

Рассмотрим промышленное сельское хозяйство, наиболее распространенный метод преобразования тела животных в относительно недорогую пищу в промышленно развитых странах. общества сегодня.По оценкам, 8 миллиардов животных в Соединенных Штатах рождаются, ограничиваются, подвергаются биологическим манипуляциям, транспортируются и в конечном итоге убивают каждый год, чтобы люди могли их съесть. В условия, в которых выращиваются эти животные, и метод бойня причиняет огромные страдания (см., например, Мейсон & Singer 1980 [1990]). Учитывая, что животные страдают в таких условиях и если предположить, что страдания не в их интересах, тогда практика промышленного животноводства была бы морально оправдана только в том случае, если бы ее отмена должна была вызвать большие страдания или большее количество интерес разочарование.Конечно, люди, которым нравится есть животным будет труднее удовлетворить эти интересы в отсутствие заводских ферм; это может стоить дороже и потребовать больше усилий для получения животные продукты. Фермеры и отрасли, которые поддерживают промышленное сельское хозяйство, также потеряет определенные интересы, если Промышленное земледелие подлежало упразднению. Сколько интересного разочарования и удовлетворение интереса будет связано с концом фабрики сельское хозяйство — во многом вопрос эмпирический. Но утилитаристы не делать необоснованные прогнозы, когда они утверждают, что в итоге страдания и расстройства интересов, которые животные испытывают в современном дневное производство мяса больше, чем страдания людей терпеть, если им пришлось изменить свои текущие практики.

Важно отметить, что утилитарный аргумент в пользу моральной значимости страдания животных при производстве мяса не являются аргументом в пользу вегетарианство. Если бы животное прожило счастливую жизнь и безболезненно убиты, а затем съедены людьми, которые иначе страдали бы от голода или недоедание, если не съесть животное, а затем безболезненно убить и съесть животное было бы морально оправданным поступком. Во многих части мира, где экономические, культурные или климатические условия сделать практически невозможным для людей поддерживать себя на растениях основанных на диетах, убийстве и употреблении в пищу животных, которые ранее вели относительно непринужденных жизней и безболезненно убитых, не будет морально нежелательно.Таким образом, утилитарная позиция позволяет избежать определенных обвинений. культурного шовинизма и морализма, обвиняет права животных позиция очевидно не может избежать.

Можно возразить, что предположение, что морально приемлемо охотиться и есть животных для людей, живущих в арктических регионах, или для кочевых культур или, например, для бедных сельских жителей, это потенциально потворствовать безболезненному убийству других морально значимых существа, подобные людям, для употребления в пищу в аналогичных ситуациях.Если нарушение прав животного можно терпеть с моральной точки зрения, особенно право на жизнь, то подобные нарушения прав могут быть морально терпимо. В непризнании неприкосновенности нравственного претензий всех морально значимых существ, утилитаризм не может учитывать один из наших основных принципов prima facie, а именно: убивать морально значимое существо неправильно.

На подобные возражения есть как минимум два ответа. Первый обращается к негативным побочным эффектам, которые может вызвать убийство.Если, чтобы возьмем чрезмерно используемый и печально скучный контрпример, один человек могут быть похищены и безболезненно убиты, чтобы предоставить части тела для четырех человек, которые умрут без них, неизбежно быть отрицательными побочными эффектами, которые, учитывая все обстоятельства, могут похищение неправильно. Здоровые люди, зная, что их можно использовать в качестве лишних части, могут стать нездоровыми, чтобы избежать такой участи, или они может испытывать столько стресса и страха, что общее состояние дел будет хуже, чем то, в котором погибло четыре человека.Апеллируя к побочные эффекты, когда дело доходит до убийства, безусловно правдоподобно, но не в состоянии уловить, что прямо не так убийство.

Более удовлетворительный ответ заставил бы нас принять то, что можно было бы назвать многофакторная перспектива, учитывающая виды проценты, которые возможны для определенных видов морально значительных существа, содержание интересов рассматриваемых существ, их относительный вес и контекст тех, у кого они есть. Рассмотрим тюлень, который всю свою жизнь свободно бродил по океанам и ледяным равнинам и которого внезапно и безболезненно убивают, чтобы обеспечить пищей человека семья изо всех сил пытается пережить суровую зиму в далеких северных краях.Хотя, вероятно, правда, что печать сразу же заинтересовала избегая страданий, менее ясно, что у тюленя есть будущее направленный интерес к продолжению существования. Если в пломбе этого нет направленный на будущее интерес, а затем безболезненное его убийство не нарушает этот интерес. Этого нельзя сказать о человеке-исследователе, который оказывается лицом к лицу с голодной семьей инуитов. Лиц обычно имеют интересы в продолжении существования, интересы, которые, возможно, у нелюдей нет. Итак, один фактор, на который можно обжаловать в том, что у лиц, не являющихся лицами, может не быть того круга интересов, который люди делают.

Дополнительным фактором является тип рассматриваемого интереса. Мы можем думать интересов как скалярных; важные интересы важнее, чем важные интересы, важные интересы важнее, чем заменимые интересы, и все они важнее банальных интересов или простых прихотей. Когда возникает конфликт интересов, ключевые интересы всегда будут преобладают над важными интересами, важные интересы всегда будут преобладать заменяемые интересы и т. д. Итак, если животное заинтересовано в не страдания, что, возможно, является решающим интересом или, по крайней мере, важный, и человек заинтересован в том, чтобы съесть это животное, когда есть еще что-нибудь, а это значит, что проценты можно заменить, тогда у животного больше интереса и было бы неправильно нарушить этот интерес, убив животное ради еды, если есть другой доступный источник пищи.

Однако часто конфликты интересов относятся к одной и той же категории. Интерес инуитов к еде имеет решающее значение, а исследователи интерес к жизни имеет решающее значение. Если предположить, что исследователь не может иначе обеспечьте охотника едой, тогда это выглядит так, как будто есть конфликт внутри одной категории. Если вы соблюдаете интересы учитывается вся семья местных охотников, то их объединенный интерес к собственному выживанию перевешивает заинтересованность незадачливого исследователя в продолжении существования.Действительно, если безболезненно убить и съесть исследователя было единственным способом для семья, чтобы выжить, тогда, возможно, это действие будет морально оправдано. Но это довольно крайний пример, в котором даже наши самые глубокие убеждения натянуты. Так что довольно сложно узнать что делать с столкновением между тем, что утилитарист потворствует, и то, что подсказывает нам наша интуиция, мы должны здесь верить. Наш самый простой Принципы prima facie возникают и принимаются в соответствии с обычными обстоятельства. Чрезвычайные обстоятельства — это как раз те, что такие принципы или предписания дают путь. [2]

Многофакторный утилитарный подход особенно полезен, когда учитывая использование животных в медицинских исследованиях. Согласно положение о правах животных, использование животных в экспериментальных процедурах является явным нарушением их прав — они используются в качестве просто средство для достижения некоторой возможной цели — и, таким образом, права животных сторонники — за отмену всех лабораторных исследований. Утилитарная позиция, особенно та, которая включает в себя многофакторной перспективы, может позволить провести некоторые исследования на животных при очень специфических условиях.Прежде чем исследовать, что такое утилитарный может потворствовать экспериментам на животных, давайте сначала быстро продумайте, что было бы морально запрещено. Все исследования, которые включает инвазивные процедуры, постоянное заключение и окончательную смерть можно сказать, что это нарушает жизненно важные интересы животного. Таким образом, любой эксперименты, которые призваны усилить важные, заменяемые, или банальные интересы людей или других животных были бы запрещены. Это будет означать, что эксперименты с косметикой или товарами для дома запрещены, так как существуют альтернативы, не проверенные на животных, и многие варианты уже доступны для потребителей.Определенные психологические эксперименты, такие как те, в которых детенышей приматов отделяют от их матери и подвергались пугающим раздражителям в попытке понять проблемы, с которыми сталкиваются подростки при поступлении в среднюю школу, тоже под вопросом. Есть много примеров экспериментов, которые нарушать жизненно важные интересы животного в надежде удовлетворить меньшие интересы какого-то другого морально значимого существа, все что было бы нежелательно с этой точки зрения.

Однако есть некоторые лабораторные эксперименты, которые допускается многофакторная утилитарная перспектива.Это эксперименты, в которых вероятность удовлетворения решающих или важные интересы для многих, кто страдает от некоторых изнуряющих или смертельное заболевание велико, а количество животных, не относящихся к человеку, чьи критические интересы нарушены невысоко. Психологическая сложность нечеловеческие существа также могут иметь значение при определении того, эксперимент морально оправдан. В случае экспериментов в этих ограниченное количество случаев, предположительно можно было бы привести параллельный аргумент об экспериментах на людях.Если шансы очень высоки, экспериментируют на одном человеке, который намного превосходит экспериментальное животное когда дело доходит до болезней человека, может предотвратить большие страдания или смерть у многих людей утилитарист может, если побочные эффекты минимальны, одобряю такой эксперимент. Конечно, это легче представить своего рода крайний случай в абстрактном, что бы подумал утилитарист действительно морально оправдано, опять же зависит от конкретных эмпирических данные.

В общем, позиция по правам животных приобретает значение морального значительные претензии на абсолютность.Таким образом, любое использование животных, предполагает игнорирование их моральных требований, что проблематично. В значимость морально значимых интересов животного по утилитарности переменная. Является ли действие моральным оправданный или допустимый будет зависеть от ряда факторов. В утилитарная позиция по отношению к животным осудила бы большое количество практики, влекущие за собой страдания и смерть миллиардов животных, но есть случаи, когда используются животные, не относящиеся к человеку, и возможно, даже человеческие животные могут быть морально оправданы (Gruen 2011: ch.4; Гилберт, Кэбник и Мюррей 2012).

3. Альтернативные взгляды на отношения человека к другим животным

Учитывая давнее мнение о том, что нечеловеческие существа — это просто вещи, существует все еще многие отвергают представленные здесь аргументы в пользу моральных внимательность к нечеловеческим существам и значимость их интересов. Тем не менее, большинство теперь понимает, что задача доказать, что люди иметь уникальный и исключительный моральный статус довольно сложно. Но даже среди тех, кто рассматривает животных как в сфере моральных беспокойства, существуют разногласия по поводу характера и полезности аргументы представлены от имени морального статуса животных.

Все чаще философы утверждают, что, хотя наше поведение по отношению к животные действительно подлежат моральной проверке, этические аргументы, которые обычно приводятся, неправильно формулируют проблему путь. Некоторые философы полагают, что рациональная аргументация не оправдывает ожиданий. захватить те черты морального опыта, которые позволяют нам по-настоящему увидеть почему плохо обращаться с животными? Дело, по мнению такие комментаторы, как Стивен Р.Л. Кларк и Кора Даймонд, например, состоит в том, что члены наших сообществ, как бы мы их ни представляли, тянут на нас, и именно в силу этого притяжения мы признаем, что не так с жестокостью.Животные — это люди, с которыми мы живем общей жизнью. и это признание позволяет нам видеть их такими, какие они есть. Поедание животных неправильно не потому, что это нарушение прав животного или потому что в итоге такой поступок причиняет больше страданий, чем другие действия, а скорее потому, что в поедании животных или использовании их в других вредных целях, насильственными способами, мы не проявляем таких черт характера, чувствительные, сострадательные, зрелые и вдумчивые члены морального сообщество должно отображаться.

По мнению некоторых в традиции этики добродетели, тщательно разработанная аргументы, в которых моральная значимость и моральная значимость разложенные животные не будут иметь почти никакого контроля над нашими мыслями и действия.Скорее, через восприятие отношения, лежащего в основе использования и жестокое обращение с животными, не относящимися к человеку, как с мелкими или жестокими, кого интересует добродетельная жизнь изменит их отношение и откажется от обращение с животными как с пищей или инструментами для исследований. В роли Розалинды Херстхаус узнал после того, как познакомился с альтернативными способами зрения животных:

Я начал понимать [свое отношение] к моей концепции мясные продукты как ненужные, жадные, потакающие себе, детские, мои отношение к покупкам и приготовлению пищи, чтобы приготовить роскошный ужин партии как узкие, грубые, даже распутные.Я увидел свой интерес и наслаждаться природой программами о жизни животных по телевидению и мое наслаждение мясом бок о бок расходится с одним другой … Не думая, что животные имеют права, я начал видеть как дикие, так и те, которые мы обычно едим, как живущие их собственные, которыми они должны наслаждаться. И я изменился. Мой восприятие морального ландшафта и где я и другие животные находились в нем сдвинутыми. (Hursthouse 2000: 165–166; см. Также Diamond 2001 [особенно гл.11 и 13], и Clarke 1977)

Элис Крейри утверждает, что изменение восприятия наших моральных ландшафтов происходят потому, что эти пейзажи, а точнее богатые миры те, кто их населяет, не нейтральны с моральной точки зрения. Характеристики философы ищут в других животных, чтобы определить независимо от того, значительны ли они с моральной точки зрения, согласно Крейри, уже проникнутые моральной важностью, «люди и другие животные обладают эмпирически обнаруживаемыми моральными характеристиками »(моя курсив, 2016: 85), которые, как она выразилась, «внутри этика».Эти ценности часто проникают сквозь якобы нейтральные глянец. Явно помещая эти характеристики в этику, структура, качество и цели наших этических размышлений о моральных внимательность изменения. Получение адекватного эмпирического понимание требует ненейтральных методов, идентифицирующих исторические и культурные перспективы как формирующие наше отношение к другим животным морально. Какие этические вопросы мы считаем важными и как мы кадрировать и отвечать на них, будет другим, если мы увидим нашу жизнь и жизни других животных как уже проникнутые моральными ценностями.

Другие философы-феминистки не согласны с предположительно морально нейтральные методы аргументации, используемые для установления моральных статус животных. Для многих феминисток традиционные методы рациональная аргументация не учитывает чувства сочувствие или сочувствие, которое люди испытывают к нечеловеческим существам, чувства, которые они верить, являются центральными для полного отчета о том, что мы должны, кроме людей, и почему (см. Adams & Donovan 1995; Donovan & Adams 2007; Adams & Gruen 2014).

Философы-феминистки также бросили вызов индивидуализму, который центральное место в аргументах в пользу морального статуса животных. Скорее, чем выявление внутренних или врожденных свойств, которые не принадлежат человеку люди, некоторые феминистки утверждали, что вместо этого мы должны понимать моральный статус в терминах отношений, учитывая, что моральное признание неизменно социальная практика. Как написала Элизабет Андерсон:

Моральность не является неотъемлемым свойством любого существа, и не только в отношении своих внутренних свойств, таких как мощности.Это в значительной степени зависит от того, какие отношения у них могут быть. с нами. (Андерсон 2004: 289).

И эти отношения не обязательно должны быть прямыми. Досягаемость человека активность расширилась по всему миру, и люди запутались друг с другом и с другими животными множеством способов. Мы участвуем в деятельность и учреждения, которые прямо или косвенно вредят другим путем создание негативного опыта, лишение их благополучия или лишая их возможности быть теми, кто они есть, и добиваться того, что они заботиться о.Философы Элиза Аалтола и Лори Груэн утверждали, что совершенствуя наше чуткое воображение, чтобы улучшить наше отношения друг с другом и с другими животными.

Хотя сложно понять, что значит быть другой, и хотя мы ограничены нашим неизбежным антропоцентрические перспективы, находящиеся в уважительном этическом отношении включает в себя попытку понять и ответить на чужой потребности, интересы, желания, уязвимости, надежды и перспективы.То, что Грюн называет «запутанным сочувствием», — это процесс, который включает как аффект, так и познание (Gruen 2015). Лица, которые сочувствие к другим реагирует на состояние другого и рефлексивно представить себя в отличном от другого положении при этом обращая внимание как на сходства, так и на различия между себя и свое положение и положение ближнего, с которым она сочувствует. Запутанное сочувствие требует критического внимание к более широким условиям, которые могут отрицательно повлиять на переживания и процветание тех, кому сопереживают, и это требует от тех из нас, кто сочувствует, обращать внимание на то, что мы не могли бы иметь иначе.Следовательно, это также улучшает наш собственный опыт, развивает наше моральное воображение и помогает нам стать более чувствительными воспринимающие.

социокультурных исследований взаимоотношений человека и животных в JSTOR

Отношения людей с животными, которые все чаще становятся предметом споров, долгое время интересовали тех, чьей основной целью было лучшее понимание взаимоотношений людей с другими людьми. С тех пор, как эта тема рассматривалась здесь в последний раз, отношения между людьми и животными подверглись значительному пересмотру, отражая ключевые тенденции в истории социального анализа, включая озабоченность связями между антропологией и колониализмом и построением расовой, классовой и гендерной идентичности.Было много попыток объединить структуралистские или символические подходы с подходами, сосредоточенными на экологическом, политическом и экономическом измерениях. Взаимоотношения между людьми и животными теперь с большей вероятностью будут рассматриваться в динамических терминах, и, следовательно, между антропологами и историками произошел значительный междисциплинарный обмен. Некоторые исследования напрямую связаны с моральными и политическими опасениями по поводу животных, но вполне вероятно, что социокультурные исследования взаимоотношений человека и животных по-прежнему будут в большей степени, если не больше, касаться людей.

Ежегодный обзор антропологии®, публикуемый с 1972 года, охватывает важные события в подобластях антропологии, включая археологию, биологическую антропологию, лингвистику и коммуникативные практики, региональные исследования и международную антропологию, а также социокультурную антропологию. Журнал необходим антропологам, этнологам, археологам, лингвистам и ученым в смежных областях.

Annual Reviews была основана в 1932 году как некоммерческое научное издательство, чтобы помочь ученые справляются с постоянно растущим объемом научных исследований.Всесторонний, авторитетные и критические обзоры ведущих ученых мира в настоящее время публикуются по 26 дисциплинам в области биологии, физики и социальные науки. Согласно рейтингу института «Импакт-фактор» для индекса научного цитирования научной информации каждый годовой обзор оценивается в верхней части соответствующей тематической категории или рядом с ней. Доступный для поиска заголовок и базу данных авторов и коллекцию рефератов можно найти по адресу https: //www.annualreviews.org //. Веб-сайт также предоставляет информацию и цены на все печатные тома, онлайн-публикации, и переиздание сборников.

Использование животных — Медицинский факультет MU

Введение

Животные, не относящиеся к человеку, используются в медицинских и других научных исследованиях в академических учреждениях, больницах и в таких отраслях, как фармацевтика и косметика. Научные исследования на животных помогают разрабатывать антибиотики и другие лекарства, а также проводить иммунизацию и хирургические процедуры.Животные используются при тестировании потребительских товаров, таких как духи и шампуни. Животные также используются для обучения студентов биологии, медицине и смежным областям. Мы будем называть все такие усилия «исследованиями на животных».

В основном используются крысы и мыши, но также используются птицы, рептилии, земноводные, рыбы и другие млекопитающие. В ходе исследований на животных многие животные испытывают дискомфорт, страх и боль, а некоторые животные умирают. Конечно, многие животные в дикой природе страдают и умирают, отсюда и известное выражение:

«природа красная в зубах и когтях.”

Исследования на животных вызывают споры с моральной точки зрения. Многие ученые просто предполагают, что это допустимо с моральной точки зрения, но защитники прав животных утверждают, что это не так.

Аргументы в пользу исследований на животных

Люди используют животных в своих целях и делают это по большей части, не думая, что такая практика требует морального оправдания. Люди использовали и продолжают использовать животных для транспортировки, сельского хозяйства, отдыха, общения, спорта и еды.

Точно так же использование животных в исследованиях происходило в основном без того, чтобы исследователи считали, что им необходимо морально оправдать эту практику.Но если считается, что необходимо оправдание, то главным из них, который приводят сторонники, является то, что такое исследование приносит большую пользу людям, достаточную пользу, чтобы перевесить любые возможные страдания животных или вовлеченные в них жертвоприношения.

Более того, те, кто поддерживает исследования на животных, обычно считают, что большинство научных результатов, полученных с помощью исследований на животных, недоступны каким-либо другим способом или что использование животных в исследованиях более эффективно, чем другие возможные методы, которые могут быть использованы для получения этих научных знаний.

Вот набросок некоторых важных утверждений, сделанных или сделанных в поддержку исследований на животных:

  1. Для людей морально разрешено использовать животных, то есть выращивать и содержать их для наших целей, делать что-то с ними и с ними, а также делать из них разные вещи. Например, мы можем есть их, использовать для одежды, использовать для сельскохозяйственных работ, использовать их в качестве сторожевых животных и животных-проводников, использовать их в качестве домашних животных, проводить с ними исследования и т. Д.
  2. Животные не имеют права на жизнь, права жить своей жизнью и не имеют права не использоваться в человеческих целях.
  3. Любые страдания, которым подвергаются животные в контексте исследований, оправдываются пользой для людей от таких исследований.
  4. Компьютерное моделирование и другие методы исследования, не связанные с животными, не смогут полностью заменить использование животных в исследованиях, потому что мы не сможем получить столько знаний с помощью этих других методов.

В последние годы среди специалистов по этике ведутся дискуссии о правах животных и о том, как мы должны обращаться с животными, и в результате мы можем добавить несколько изменений или уточнений, которые обычно допускают те, кто поддерживает исследования на животных:

  1. Животные могут не иметь права на жизнь, но они заслуживают определенного морального уважения, запрещающего некоторые виды обращения с животными.Например, было бы неправильно пытать животных ради развлечения. По возможности, с ними следует обращаться гуманно и не заставлять страдать без надобности.
  2. Должны быть предусмотрены средства контроля для защиты подопытных животных от ненужного вреда (боли и страданий).

Эта современная квалифицированная версия поддержки исследований на животных наделяет животных своего рода моральным уважением или моральным статусом; некоторые сторонники исследований на животных могут пойти так далеко, что позволят животным иметь некоторые ограниченные моральные права.Большинство людей признают, что было бы неправильно заставлять или позволять животному страдать или мучить животное только для того, чтобы доставить нам развлечение или развлечение. Это можно сформулировать с точки зрения моральных обязательств человека — у нас есть моральное обязательство не пытать животных — или с точки зрения прав животных — животные имеют право не подвергаться пыткам. Кроме того, в течение последних нескольких десятилетий высказывались опасения, что животным в зоопарках следует предоставить лучшие, более реалистичные среды обитания, чтобы у них было больше жизни.Ничто из этого не препятствует научным исследованиям, хотя это может их усложнить, но сейчас общепризнано, что исследователи должны предпринимать шаги, иногда со значительными затратами на исследовательский проект, для гуманного обращения с исследовательскими животными и ограничения любых страданий.

Примером защитника более или менее традиционной точки зрения, поддерживающей исследования на животных, является Карл Коэн. Коэн считает, что огромная польза для людей от исследований на животных перевешивает любые возможные страдания с их стороны.Прилагаются и должны быть предприняты усилия для предотвращения плохого обращения с подопытными животными. Коэн не считает, что имеет смысл говорить о животных, имеющих моральные права, даже ограниченные права не подвергаться пыткам, хотя Коэн считает, что пытать животных неправильно. По мнению Коэна, для того чтобы иметь моральные права, существо должно иметь способность выполнять свои собственные моральные обязанности или участвовать в моральных размышлениях или размышлениях. В то время как люди могут это делать, животные, не являющиеся людьми, не могут. Следовательно, исследовательские животные не являются частью морального сообщества и не могут иметь никаких моральных прав.

Защита прав животных

Позиция против традиционных и более современных взглядов, поддерживающих исследования на животных, представлена ​​различными противниками, которых мы сгруппируем как «защитников прав животных». Защитники прав животных часто признают, что исследования на животных принесли пользу людям, хотя некоторые защитники считают, что польза была преувеличена и могла быть обеспечена другими способами. Но, по их мнению, никакая польза от исследований на животных не может сделать такие исследования морально допустимыми.

Защитники прав животных придерживаются ряда различных взглядов:

  1. Животные на этой Земле не предназначены для использования людьми. У них своя жизнь.
  2. Животные имеют неимущественные права, которые нарушаются тем, что они используют их для исследований или убивают ради еды или одежды.
  3. С животными, используемыми в исследованиях, часто плохо обращаются, несмотря на наличие средств контроля, призванных предотвратить это.
  4. Любая польза от исследований на животных для человека перевешивается страданиями этих животных.
  5. Польза от исследований на животных сильно преувеличена: многие результаты исследований незначительны или бесполезны (поскольку животные не похожи на людей, результаты часто неубедительны) или могли быть получены другими способами.

Утилитаризм и животные

Вероятно, наиболее важные теоретические взгляды защитников прав животных исходят от Питера Сингера и Тома Ригана.

Одна из этических традиций состоит в том, что, столкнувшись с несколькими альтернативными вариантами действий, следует выбрать такой образ действий, который принесет наибольшее благо или счастье наибольшему числу людей.Варианты этой традиции называются «утилитаризмом».

Согласно одной интерпретации утилитаризма, «наибольшее число» означает наибольшее число людей. Другой взгляд на «наибольшее число», представленный Сингером, утверждает, что мы должны принимать во внимание не только людей, но и любое существо, которое может иметь сознательный опыт, чувствовать счастье и испытывать боль и страдание. При оценке правильности или неправильности практики необходимо принимать во внимание интересы, счастье, боль и страдания каждого, в том числе животных, проводящих исследования.

Что можно сказать об утверждении, что польза от исследований для людей перевешивает любые возможные страдания подопытных животных? По словам Зингера, страдания подопытных животных не уступают страданиям человека, поэтому, чтобы такое исследование было оправдано будущими выгодами, эти будущие выгоды должны быть в состоянии оправдать его, если бы исследование проводилось на человеческих младенцах. Только в том случае, если боль, страдания и другой вред, причиняемый субъектам исследования младенцев, считались оправданными с точки зрения будущих выгод, было бы оправданным использование животных вместо младенцев.Если кто-то считает, что человеческие младенцы обладают большим потенциалом, чем животные, и поэтому должны считаться более или более значимыми, Сингер предлагает нам подумать о том, будем ли мы проводить такие исследования на младенцах с повреждением мозга, у которых интеллектуальный потенциал не больше, чем у животных.

Зингер и те, кто с ним согласен, не призывают тестировать новые лекарства на нормальных младенцах или младенцах с повреждением мозга, а не на нечеловеческих животных. Они просто хотят показать нам, что у нас нет реальных оснований рассматривать только интересы людей и относиться к интересам животных, счастью и страданиям так, как будто они на самом деле не имеют значения.Зингер считает предрассудком, предрассудком «спесесизма», который он считает аналогом расизма, мнение о том, что человеческие жизни и интересы предпочтительнее жизни и интересов животных. Зингер считает, что мы должны считать неправильным спесисизм так же, как мы считаем неправильным расизм.

Певица иногда говорит о животных как о наделенных правами. Его точка зрения о том, что животные имеют интересы и могут испытывать счастье, боль и страдания, согласуется с их моральными правами, но отметим, что традиционно утилитаристы считают моральные права сродни «полезным выдумкам», а не конечным «метафизическим» владениям сознания. существа.

Защита прав животных Риган

Для Тома Ригана утверждение, что люди имеют моральные права на жизнь и свободу, означает, что другие не могут причинять вред людям или обычно вмешиваться в их свободный выбор. Почему люди имеют моральное право на жизнь и свободу? Риган думает, что это потому, что люди являются субъектами, чьи жизни имеют для них значение; человек является (по его словам) «субъектом жизни».

Но тогда, отмечает Риган, животные, не являющиеся людьми, тоже являются объектами жизни.Нечеловеческие животные осознают, что с ними происходит и что с ними происходит, имеет для них значение. Их жизнь может пойти «лучше или хуже для них». Это субъекты, а не просто объекты, и в случае с нечеловеческим животным можно сказать, что «там кто-то есть». Итак, согласно Ригану, животные, не являющиеся людьми, имеют моральное право на жизнь и свободу, как и люди.

Реган считает, что использование животных в исследованиях нарушает их моральные права. Подвергать животное страданиям и смерти в рамках научных исследований нарушает право животного на жизнь и на то, чтобы жить такой жизнью, которая имеет для него значение.Их права «превосходят» любое предполагаемое оправдание исследований на животных как приносящих пользу людям.

Риган с подозрением относится к распространенному утверждению, что человеческие блага в любом случае оправдывают страдания животных. Никто никогда не разработал какой-либо внятной методологии, которая позволила бы сравнить преимущества одного вида с вредом для другого вида, чтобы показать, что первое перевешивает второе. Обычно считается, что страдания животного имеют меньшее значение, чем страдания человека, но Риган сомневается в этом.

Вопросы в споре

Противоречие между взглядами, поддерживающими исследования на животных, и взглядами защитников прав животных включает споры как по фактическим (эмпирическим), так и по моральным вопросам. Спорные фактические вопросы включают:

  • являются ли научные результаты, полученные с помощью исследований на животных, значимыми
  • , можно ли было получить такие же или аналогичные результаты другими способами, и
  • , существуют ли эффективные меры контроля для защиты подопытных животных от жестокого обращения.

Моральные проблемы включают:

  • моральный статус и моральные права, если таковые имеются, которыми обладают животные, кроме человека, и
  • , оправдано ли страдание исследуемых животных в свете пользы таких исследований для людей.

Этот последний вопрос также имеет эмпирические аспекты, потому что он включает ответы на фактические вопросы о том, сколько страданий испытывают исследуемые животные и насколько люди действительно получают пользу от исследований на животных.

Подробное обсуждение всех этих вопросов — это слишком много для этого введения, но следующие комментарии по некоторым из вопросов могут помочь вам определиться с вашей позицией в отношении морали исследований на животных.

Фактические вопросы : Кажется несостоятельным, что использование животных в медицинских исследованиях принесло людям пользу во многих отношениях, например, при разработке иммунизации от кори и полиомиелита, разработке антибиотиков и разработке хирургических методов, таких как трансплантация органов и замена суставов. Вакцины от бешенства и чумы, разработанные в результате исследований на животных, также принесли пользу домашним животным. Трудно представить себе все это с помощью компьютерного моделирования, и на самом деле большая часть этого была сделана до того, как компьютеры стали общедоступными.Но стоит задуматься о том, может ли в дальнейшем для некоторых видов исследований более эффективное использование тестирования другими средствами, чем на животных.

В контексте исследований в Соединенных Штатах существуют или вводятся меры контроля, чтобы попытаться свести к минимуму страдания животных. Вопрос о том, являются ли эти средства управления полностью эффективными и оптимальными, остается открытым. В этом отношении исследования, похоже, далеко ушли от практики десятилетней давности, но нам, возможно, потребуется лучше контролировать текущую политику или ввести более строгие.

Моральные вопросы : Моральный вопрос о том, оправдывает ли человеческое благо страдания животных и само жертвоприношение, имеет как моральные, так и фактические аспекты:

  • что составляет человеческое благо (моральное) и как это количественно оценить (фактическое)
  • как ценить жизнь исследовательского животного (мораль)
  • что составляет страдание и жертвоприношение животных (мораль) и как это количественно оценить (факт), и
  • как сравнивать выгоды и жертвы разных видов (моральные и фактические).

Риган прав в том, что математика любого «уравнения обоснования» редко даже обсуждается, а тем более формулируется каким-либо непротиворечивым образом. Другими словами, не существует четкого способа точно количественно оценить страдания подопытных животных и сравнить это количество с расчетной величиной пользы для человека, чтобы увидеть, перевешивает ли одно другое.

С другой стороны, некоторые люди могут показаться сбитыми с толку по поводу самого вопроса оправдания, иногда полагая, что никакого оправдания не требуется, а в других случаях полагая, что исследования на животных оправданы благом для человека, как если бы оправдание было необходимо.

Очевидно, что ключевым моральным вопросом в споре является точный моральный статус нечеловеческих животных. Моральный статус чего-либо — это то, является ли предмет моральным агентом и / или моральным пациентом, имеет ли оно моральные права и, если нет, заслуживает ли оно какого-то другого морального рассмотрения. У большинства людей чувство морального терпения, которым обладают такие животные, очень ограничено и дает им ограниченные права. У них может быть право на то, чтобы не причинять вреда ради развлечения. (Но не всем, кто в это верит, будет удобно говорить о таких животных как о обладающих правами.Им было бы удобнее сказать, что такие животные заслуживают некоторого морального внимания.)

Защитникам прав животных, конечно, будет комфортно с точки зрения, что животные — настоящие моральные пациенты; Риган утверждает, что у них есть право на жизнь. Защитники прав животных здесь просто не согласны с Коэном в том, что животные не являются частью морального сообщества. Они не моральные агенты, но они моральные пациенты.

Почему некоторые вещи имеют иной моральный статус, чем другие? Возможно, мы неявно основываем моральный статус чего-либо на некоторых физических или метафизических характеристиках этого предмета.Так, например, считается, что люди имеют моральные права на жизнь и свободу, а деревья — нет, потому что люди сознательны, рациональны, могут выражать желания и желания, имеют для них значение своей жизни, заинтересованы в своем будущем и т. Д. (Физическое черты в широком смысле — в том числе ментальные), чего нельзя сказать о деревьях. Или у людей есть нематериальные души (метафизические особенности), а у деревьев — нет. Или животные считаются субъектами (метафизическая категория), как и люди.

Риган считает, что моральный статус вещи зависит от того, является ли она предметом жизни, и имеет ли будущее, которое имеет для нее значение. Согласно типу взглядов Риган, вещи кажутся черными или белыми. Если это предмет жизни, он имеет моральное право на жизнь, в противном случае — нет.

Чтобы быть последовательными, мы должны предоставить один и тот же моральный статус существам, которые в значительной степени похожи физически или метафизически, в зависимости от того, что, по нашему мнению, является основанием морального статуса. Пришельцы с другой планеты, которые в некоторых существенных отношениях вели себя как люди, могли получить аналогичный моральный статус, хотя они и не были людьми.Однако можно утверждать, что моральный статус бывает разным, а не абсолютным, как думает Риган.

Еще одно соображение заключается в том, может ли моральный статус существа подавляться другими факторами. Так, например, можно утверждать, что нечеловеческие животные заслуживают определенного морального обращения, но в случае критически важных исследований, направленных на спасение человеческих жизней, этот статус может быть отменен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.