12.05.2021

Боятся меня мужчины: «Почему мужчины боятся сильных по характеру и красивых женщин?» – Яндекс.Кью

Такая красивая! Но почему мужчины боятся знакомиться с тобой?

Желание подтверждения сексуальной привлекательности объясняет мужское позерство и того рода стремление превзойти других, которое так откровенно правит поведением мужчин. Ты когда-нибудь замечала, что дружеское общение между мужчинами сосредоточено на сбивании гонора друг с друга и стремлении выставить другого дураком? Мужская дружба по-прежнему часто строится на борьбе за статус.

Более того, мужчина активнее всего борется за свой социальный статус в среде равных ему. Мужчины, чье мнение волнует его больше всего, — это не незнакомцы в баре, а его друзья. Именно в пределах собственной компании он должен сражаться за доминирование, и именно поэтому любое публичное унижение, в особенности от женщины, для него так болезненно.

Он опасается того, что можешь сказать ты и твои подруги

Риск того, что ты его отвергнешь, и насмешек, которыми, как ему представляется, потом осыплют его твои подруги, мучителен настолько, что мужчина скорее отступит, чем рискнет перспективой оказаться отвергнутым.

Если ты видишь, как он заговаривает с другими женщинами, есть вероятность, что он делает это, потому что чувствует: здесь ему абсолютно нечего терять.

Когда речь идет о среднестатистическом мужчине, именно та женщина, которая сводит его с ума, пугает его больше всего. Он чувствует себя недостойным ее. Ему кажется, что она может выбрать любого мужчину из присутствующих. А еще на кону стоит его статус как мужчины, так что если он подойдет к ней и она его отвергнет, он будет ощущать ту самую острую боль отверженности, которую все мы инстинктивно стараемся избегать.

В этом отношении мужчины и женщины не так уж отличаются друг от друга. Вероятно, ты чувствуешь себя столь же неуютно рядом с мужчиной, которого считаешь привлекательным, как и мужчина рядом с женщиной, к которой его влечет. Представь, насколько проще флиртовать и быть сексуальной в общении с мужчиной, в котором ты не заинтересована; то же верно и для нас, мужчин.

Почему это так? В компании друзей легко расписывать свои замечательные качества и все то, что делает нас идеальными кандидатами; но когда мы сидим напротив человека, в чьей власти нанять нас, мы зажимаемся, поскольку результат нам небезразличен. В тот самый момент, когда ты начинаешь зависеть от одобрения мужчины, все те качества, которые делают тебя энергичной, спонтанной, интригующей, сексуально привлекательной женщиной, куда-то таинственно исчезают.

Виктория Боня: «Многие мужчины меня боятся» — Звезды

Виктория Боня

instagram.com/victoriabonya/

После многочисленных слухов о романе с известным теннисистом Маратом Сафиным подписчики модели завалили ее вопросами, каким же должен быть мужчина мечты. Ведь сама Боня призналась, что, несмотря на все достоинства спортсмена, между ними просто дружба. WomanHit.ru удалось выяснить, кто же может завоевать сердце Виктории. По словам звезды, ее привлекают только настоящие мужчины.

«Мне кажется, рядом должен быть человек прежде всего с такими качествами, которые делают мужчину мужчиной. Например, он должен быть решительным. А также важно, чтобы он точно знал, что хочет от жизни. И еще хотелось, чтобы он просто был человеком с настоящими человеческими качествами. Даже если он не умеет готовить или забить гвоздь», — пояснила звезда.

Впрочем, по словам светской львицы, порой у представителей противоположного пола нет даже возможности продемонстрировать эти самые качества, так как Вика держит некую дистанцию между собой и парнями.

«Я очень редко кого-то к себе подпускаю, поэтому у мужчины, наверное, просто нет возможности себя проявить. Да и в принципе, я очень мало подпускаю к себе людей в жизни. Но если уж мужчина прорвался, тогда что-то может начаться», — пояснила модель.

Также Боня призналась, что нередко сталкивается с одной и той же проблемой: парни ее боятся.

«Многие мужчины меня боятся — они пугаются сильных женщин. И это видно.
Когда начинаешь встречаться с мужчиной, им так нравится то, что ты известный человек, а потом это очень сильно их пугает. Они начинают сталкиваться с излишним вниманием и какими-то другими моментами. Бывает, что они после этого начинают вести себя так, что ты понимаешь: вряд ли уже дашь им шанс.

Например, помню историю, когда у меня был мужчина-иностранец, которому журналисты начали писать в личку под предлогом, что они просто обычные люди. А он давал интервью за моей спиной в „Телеграме“ и „Инстаграме“, отвечал на провокации. Я так понимаю, у него просто не было опыта, он никогда с таким не сталкивался и вот так обжегся, — пояснила Вика. — Но я не жалуюсь. Ухажёров всегда много, с этим проблем нет. Главное, чтобы достойными были. Могу сказать, что я получаю от жизни удовольствие. У меня растет замечательная дочь, а если бог даст еще и сына, я буду только рада. Дочь, кстати, говорит, что хочет безумно братика или сестренку».

Почему мужчины боятся красивых женщин — www.wday.ru

Всеволод Еремин — 29 лет, журналист:

— Это проблема многих мужчин. И главная ее причина — неуверенность в себе, в собственных силах. Большинство молодых людей патологически боятся отказа, а в случае с красавицей его вероятность, по их мнению, возрастает в разы.

Кому же хочется травмировать свое бережно взращенное самолюбие? Зачастую при взгляде на симпатичную длинноногую (или коротконогую, у кого какие вкусы) особу в голову закрадывается мысль: «Ну, у такой-то крали уж точно есть кто-то покрасивее, побогаче, посмешнее, поумнее (нужное подчеркнуть) меня!»

Неуверенный в себе мужчина боится выглядеть непрезентабельно рядом с красивой девушкой, боится ей не соответствовать. К тому же силен стереотип, что красотки «дружат» исключительно с олигархами и вряд ли захотят посмотреть твою однушку в Бибиреве. При этом менять свою жизнь, чтобы стать более привлекательным для красавиц, такие мужчины не торопятся. «Так это же придется любимую грязь из-под ногтей выковырять, а я ее столько лет копил! Придется в фитнес пойти?! Работу найти? Ну уж нет».

Еще один стереотип: «Красивая, значит, глупая». Ну не могла природа-матушка наделить ее одновременно и ресницами длинными, и грудями упругими, и мозгом Спинозы. В общем, причин много. Хотя мне эта проблема незнакома, поскольку вот уже 10 лет я живу с самой красивой из женщин. И ведь когда-то отважился познакомиться.

Михаил Филатов — 35 лет, фотограф:

— Многие мужчины просто не видят смысла знакомиться с очень красивыми женщинами, исходя из своего материального положения и возможностей. Роскошную женщину ведь нужно чем-то приятно удивить и заинтересовать.

Людям не нравятся быть отвергнутыми, поэтому и не всегда хочется пытаться знакомится, заранее предполагая, что результат не увенчается с успехом. Получается, что проще всего пользоваться сайтами знакомств, тут не страшно быть посланным, и девушки в основном уже свободны от отношений и готовы к диалогу.

Боятся ли мужчины сексуальных женщин — Сноб

Усиление позиций феминизма как будто только подтвердило мнение, что мужчины пасуют перед сильными женщинами. Почему общество запрещает испытывать сексуальное влечение, давят ли гендерные стереотипы на мужчин и как выйти на путь диалога и уважения к чужим границам — разбирается Ольга Нечаева

Иллюстрация: Маша Млекопитаева

В прекрасном новом мире женщины постепенно отвоевывают себе право на сексуальную субъектность и открытое проявление желания.

Казалось бы, мы близки к раю, ведь мужская сексуальность напрямую завязана на то, что женщина хочет и получает удовольствие. Однако исследование, опубликованное в Европейском журнале социальной психологии, показывает, что мужчины испытывают тревогу, если женщина открыто демонстрирует сексуальный интерес. 

Как же так?

«Мужчины боятся женской сексуальности, — пишет одна из авторов, психолог Моран Мизрахи. — Женщины испытывают социальное давление быть сексуальными и соблазнительными тем или иным способом. С другой стороны, если женщины демонстрируют это слишком открыто или слишком рано, это пугает мужчин. Женщинам очень сложно найти баланс между этими ограничениями».

История пестрит примерами и легендами, в которых раскрепощенные женщины считались угрозой социальному порядку, начиная от менад, растерзавших Орфея, и заканчивая сжиганием ведьм. XIX век выстраивал свое отношение к женской сексуальности исходя из социальных классов. Приличные женщины среднего класса должны были быть образцом добродетели (в отличие от мужчин) и отвергать животное начало в себе, в то время как простолюдинки могли считаться более «физически доступными».

Это помогало, в частности, оправдывать феномен проституции — неизбежное зло «простых» женщин, с которыми мужчины могли реализовать свои низменные позывы, не запятнав добродетельности женщин своего класса. Эта викторианская иллюзия о «лишенных низменных страстей» дамах делила всех женщин на «уважаемых» и «падших», требуя от первых воздержания и добродетели. 

«Пасть», или поддаться страсти, несло для женщин как риски нежелательной беременности и болезней, так и отвержение обществом, потерю репутации. Страстность и чувственность были табуированы и считались чем-то неженственным, в то время как холодность являлась признаком скромности, воспитания и чистоты, призом за которую была защита и покровительство во времена, когда защитник и покровитель был необходим. Демонстрировать опытность, сексуальный аппетит или желание с этой точки зрения было рискованным поведением. Неудивительно, что женщины не только не говорили о том, чего они хотят, но и не признавали собственных желаний в принципе.

Психиатрический диагноз «нимфомания» стал активно применяться именно в этот период. «Симптомы» включали в себя сексуальную неудовлетворенность, неприличные приставания к мужчинам, и, самый тяжкий грех, практики самоудовлетворения через мастурбацию. Лечение было жестоким — от насильственного постельного режима и вегетарианской диеты до удаления клитора, яичников и диссекции влагалища. Как формальный диагноз «нимфомания» был удален из реестра психических болезней Американской ассоциации психиатрии только в 1980 году (на 7 лет позже, чем удаление диагноза «гомосексуальность»)!

В своей книге Heatthrobs: the history of women and desire (англ. «Сердцееды: история женщин и желания») профессор истории университета Сассекса Кэрол Дайхаус рассказывает о том, как эти подавленные в Викторианскую эпоху желания получили выход в культуре танца на рубеже XIX–XX веков. Анна Павлова, Айседора Дункан, Мод Аллан, рэгтайм, танго и чарльстон, джаз и бурлеск — это время создало звезд и культуру выражения эротизма через танец. Дальнейшее освобождение было отражено и в кино, которое постепенно показывало все более свободных, активных и открытых в своих желаниях героинь, тем самым трансформируя образ женщины от добродетельной овечки до страстной пантеры.

Что же до сих пор пугает мужчин в открытой женской сексуальности, когда мы, по идее, далеки от тургеневских барышень?

Исследователи обнаружили огромную разницу между тем, как проявление желания влияет на отношения. Уровень тревожности и неуверенности женщин в отношениях понижался по мере того, как мужчина демонстрировал высокий уровень желания секса с ними. Иными словами, женщины чувствуют безопасность в отношениях, если мужчина хочет их много и часто. По словам авторов, «женщины расценивают сексуальный интерес как желание отношений (любви, близости), а отсутствие желания секса — как потерю интереса в отношениях». У мужчин тенденция оказалась противоположной: тревога за будущее отношений снижалась, когда женщины демонстрировали чувства и эмоциональную близость, но при этом пониженный уровень сексуального желания. Чем более сексуально агрессивна была женщина, тем больше ее партнер чувствовал страх и тревогу. И тревога снижалась, если снижалось сексуальное желание женщины.

Этому феномену предлагается несколько объяснений. Прежде всего, страх мужчины, что более сексуально активная женщина будет чаще изменять. Вторая причина — нарушение гендерных стереотипов. «Активная сексуальность связывается с такими чертами, как настойчивость, напористость, доминирование, и другими чертами, которые считаются менее женственными», — считают исследователи. 

Мне видится, что исследователи не обозначили еще один важнейший факт: влияние стереотипов о сексуальности на право сказать «нет», «не хочу». Эта тема присутствует в общественном дискурсе в рамках феминизма: право женщины на личные границы, на отказ, концепция согласия, автономность и агентность. Но отношение к мужскому либидо как к природной данности, о котором я уже писала в прошлых колонках, вредит и здесь. Высокий уровень мужского желания приводит к снижению тревоги у женщин, а его отсутствие рассматривается как патология, требующая лечения. Возможно, мужчины боятся не столько сексуально активной партнерши, сколько чувства собственной сексуальной несостоятельности? Не хотят быть высмеянными как женщинами, так и мужчинами, оказаться или выглядеть «слабаком», «не мужиком».

Мы не привыкли признавать, что мужчины, как и женщины, могут переживать нарушения границ и гендерную дискриминацию. В нашей культуре пока никто полностью не свободен от обязательной сексуальности. От женщины ожидается секс, чтобы сделать приятное партнеру, от мужчины ожидается секс, потому что он просто обязан всегда хотеть и быть готовым. В этих ожиданиях границы, автономия, право на согласие и отказ стираются и для тех, и для других.

Возможно, прежде чем привычно обвинить мужчин в страхе перед сильными, страстными женщинами, стоит задуматься: а имеет ли мужчина в отношениях со мной, сильной и страстной женщиной, право на отказ, право быть не в настроении, право не возбуждаться и не хотеть меня, без последствий для отношений, без моих обид, без необходимости ссылаться на головную боль или проблемы на работе? 

Тогда, возможно, между табуированием женского желания и табуированием мужского отказа найдется третий, небыстрый путь — путь приглашения, путь диалога, путь уважения к границам, путь соблазнения, а не требования.

Мужчины меня боятся | Блог Натальи Рего

Фразу «Мужчины меня боятся!» мы слышим часто. Действительно, возле одних женщин мужчины вьются постоянно, а другие, как проклятые, годами сидят в одиночестве. Какое там замуж, элементарного  приходящего любовника завести не могут. Уж сколько книг и статей написано на эту тему, сколько платных тренингов «Как найти партнёра» проведено и сколько денег отдано, а люди по-прежнему задают вопрос  «Почему?» Почему у одних отбоя нет от желающих прогуляться под Луной, а у других выжженная степь вокруг? И ведь не от внешности зависит, это тоже давно все поняли: страшненькая вон уже третьего ребёнка рожает от законного мужа, а умница-красавица ищет, с кем Новый год встретить и есть шанс, что так и не найдёт. 

В чём же дело? — всё «просто, как апельсин». Вот вам простой пример: у нас в классе девочка была, Марина звали, страшная, как чёрт, но добрая. Так вот, Марина эта первая из всего класса замуж вышла.  А у нас, между прочим, не Средняя Азия, родители ребёнка с детства не договариваются, за кого дочку выдадут. Марина нормально познакомилась с обычным парнем, и, пока другие барахтались в бурных волнах личной жизни, она уже  слушала вальс Мендельсона. При этом она не вылила на себя литр афродизиака, не шантажировала жениха беременностью и не прибегала ни к каким уловкам. Она просто умела видеть вещи в их истинном свете. Например, себя. Поняв, что с такой внешностью  рассчитывать особенно не на что, она согласилась на первое же предложение, которое ей сделали, понимая, что второго может не быть никогда. Она не выискивала недостатки в своём парне и не повторяла мантру «ты достойна лучшего!». В итоге она оказалась в выигрыше, получив свой кусок бабьего счастья, едва лишь закончила школу. Что, слишком рано? Погулять не успела? Какая жалость! Не успела пропустить через себя двадцать пять мужчин и сделать три аборта. И, кстати, вернёмся к внешности: муж Маринкин души в ней не чаял, буквально на руках носил и все девчонки ей завидовали. Да, не красавица и талантами особыми не блистала, зато верная жена и прекрасная мать.

Совсем другая ситуация у умных, красивых и талантливых женщин. Большинство из них так и остаются талантливыми и перспективными, то есть смотрящими вдаль и подающими большие надежды, но на этом и всё. Такие женщины знают себе цену, привыкли к мужским комплиментам, для них не новость, попав в компанию, видеть, что все головы поворачиваются им вслед: мужские  —  с восхищением, женские  —  с завистью. И любовные истории у них проходят совсем по другому сценарию: никто не тискает её в подъезде и не предлагает встретиться в «Макдональдсе». У красавиц высокая планка. А если женщина ещё и умная — беги, мужчина, беги, не оглядываясь! Ответь, мужчина, хочешь ты выглядеть дураком на её фоне? — нет. А незаметным, потрёпанным и некрасивым? — нет. А нищим? — её же абы куда не поведёшь, так что тоже «нет».  Ведь прежде, чем встречаться с красавицей, нужно проверить, какая у тебя стрижка и обувь. Затем нужно открыть бумажник, тщательно пересчитать все деньги и прикинуть, на что этого хватит. После этого, исходя из суммы, нужно найти приличное место для встречи, где ей точно понравится. При этом нужно быть готовым к форс-мажору: она может вдруг захотеть поехать куда-то ещё, чтобы продолжить вечер. При этом она не обещала, что точно ляжет с тобой в постель, так как она не девушка по вызову. 

Кроме того мужчине нужно уметь держаться легко, уверенно, раскованно, но не нагло и при этом быть интересным, то есть соответствовать её культурному уровню, если она начитанна. При этом мужчина понимает, что в таком противоестественном тонусе он должен держаться долго, а не день-два. На всё это у него может не хватить ни сил, ни денег. Ах да. чуть не забыла! Возможно, придётся ещё и с соперником бодаться. Прокрутив всё это, большинство мужчин сматывают удочки и делают всего лишь один лёгкий шаг в сторону, где на них тут же набрасываются толпы одиноких женщин. Эти женщины не только за счастье почтут посидеть в обычном  кафе, но даже сами туда пригласят. Мужчине в этом случае нужно лишь не забыть носовой платок, чтобы стереть со своих щёк губную помаду девушки и небольшую сумму на непредвиденные расходы, например, на такси. Что любит мужчина больше всего на белом свете? Ясность. Заводя отношения. он хочет знать, на что конкретно он может рассчитывать. Вместо  загадочного «может быть», он предпочитает понятное ему «да» или «нет». Ну и, конечно же, он не хочет чувствовать себя дураком. Если из десяти писателей, упомянутых вами в разговоре, девять он никогда не читал, вы его больше не увидите. Вы, может быть, и сверкнули умом, но мужчина почувствовал себя неполноценным. Женщине в этом случае легче: если мужчине вздумалось показать свою эрудированность, она лишь теснее прижмётся и прошепчет в восхищении  «Милый, как много ты знаешь!».  А если вы ещё расскажете своему мужчине, какие у вас планы насчёт успешной карьеры,  —  это вообще «занавес». Он бился, бился, да так особо ничего и не добился, а тут женщина умница-красавица да ещё и начальник. Поэтому мужчины стройными рядами уходят туда, где хлопот меньше, а результат быстрее, так уж они устроены. Прагматичность  —  не порок, и не эгоизм, это способность получить желаемое с меньшими затратами.

И что же делать женщине, ум, внешность и талант которой превосходят её окружение? Приготовиться к тому, что мужчины будут опасаться заводить с ней отношения, так как такие отношения ко многому обязывают. При виде достойной женщины мужчины. конечно, не разбегаются, но мысленно спрашивают себя: «А я её осилю?». Если вы умны, красивы и успешны — у вас неминуемо будет сложная личная жизнь. Зато и мужчины, рискнувшие к вам подступиться, будут не из плохеньких. Просто дайте вашему мужчине проявить себя, посверкать немного перед вами, показать, что он может. Огромный минус красивых женщин в том, что им с детства внушили, что раз она вся из себя такая красивая — то значит она большой подарок, главный выигрыш в жизни. Когда женщина перестанет играть роль золотого кубка, а станет нормальным человеком — её перестанут бояться. Хочешь внимания — прояви его сама. Хочешь понимания — научись понимать, а хочешь любви — люби сама. Всё просто, никаких тайн тут нет. Внушать мужчине, что ему крупно повезло — бесполезно. К красоте привыкают, вспомните любовные романы голливудских звёзд и режиссёров, женатых на ослепительных красавицах. Все они изменяли им с другими женщинами, которые в подмётки не годились внешне, но зато были чем-то интересны. Поэтому  пропуском в счастливую личную жизнь является ваша изюминка. Ваша индивидуальность — вот ваше сокровище. Как сказала Фаина Раневская : «Я никогда не хотела сыграть роль Джульетты. Джульетт много, а я такая — одна!». Найдите в себе что-то такое, чего ваш мужчина точно ни в ком не встречал и никогда не встретит — и вы будете жить вместе долгие годы, постоянно открывая друг в друге что-то новое.

© 2016 — 2022

Почему мужчины боятся сильных по характеру и красивых женщин?

А я для полноты картины сделаю следующую ремарку.

Сколько таких мужчин, мне неведомо, но я точно среди тех, кого раздражает, когда условно сильная женщина буквально скандирует опостылевшие лозунги «сила женщины — в ее слабости» и «хочу быть слабой». (я вижу, вы уже взяли в руки булыжник и хотите бросить в меня камень, но дослушайте мысль до конца) Мало того что получается гремучая смесь, так в придачу мужчинам от этих речевок легче не станет. Слабая не может быть со слабым же мужчиной, и дело, пожалуй, здесь далеко не в комплекции. Ведь, якобы, «снова я останусь одна, сильная женщина плачет у окна», как пела Алла Пугачёва. А бинарность мужского и женского гендеров не предполагает ни нейтрального состояния, ни универсального (андрогинности — человек и сильный, и слабый одновременно). В итоге попахивает сексизмом, суть которого можно утрировать до «я могу быть какой угодно, однако мужчина не должен быть слабым» и от которого зубы сводит, поскольку у мужчины отчуждают его гендер и навязывают необходимую ролевую модель. Притом что на нас и так сваливается нешуточное давление в связи с ростом мачизма. Для начала выкатывай яйца и чтоб сверкали да крепкими были, а затем уже посмотрим, достоин ли ты быть человеком. Некий процент мужчин задолбались бряцать бицухой и выпячивать сакральную силу в режиме 24/7. В отношениях не хочется состязаться амбициями, хочется перемирия, гармонии, уюта, компромисса. А не ультимативных модальностей, основанных на том, что у мужчины между ног.

«По сравнению с женщинами мужчины имеют значительно меньшую степень социальной поддержки, что является существенным фактором риска в мужских самоубийствах. Опросы мужчин, которые пытались распрощаться с жизнью, показывают, что социальный стресс — разрушение семьи, переутомление, проблемы с трудоустройством — часто в сочетании со злоупотреблением алкоголем или наркотиками — является недоизученной составляющей в мужских суицидах. Также некоторые исследования свидетельствуют о том, что профессиональный стресс в случае мужского самоубийства играет более весомую роль, чем у женщин»,— пишут канадские учёные Дэн Билскер (Dan Bilsker) и Дженнифер Уайт (Jennifer White).

Невозможность найти работу для мужчин, которые традиционно воспринимаются как кормильцы семьи и воспринимают себя так сами, оборачивается целой лавиной проблем. Безденежье, долги, падение уровня жизни, алкоголь, проблемы в семье, развод, трудности в социализации — одни трудности накладываются на другие и влекут за собой ещё более тяжёлые последствия.

Исходя из этого, исследователи указывают на глубокую архаичность прежних мужских гендерных ролей в условиях современного мира. Следуя этим ролям, мужчина может оказаться в патовой ситуации, и в конце концов совершить непоправимое.

«Тихая эпидемия» мужских суицидовМужчина в меняющемся мире — ПОЛИТ.РУФеминизм — отец науки о мужчинах. Беседа с Игорем Семеновичем Коном — ПОЛИТ.РУОжидаешь, что сильная и независимая дама окажется менее требовательной и проявит большее снисхождение, но выясняется, что ты должен быть как минимум ровней. И не в том, что касается ментальности или мировоззрения, темперамента или эмпатии. Весной у меня умерла кошка, с которой я прожил почти десять лет, я вывесил грустненький пост в фейсбуке. И получил предсказуемый коммент: «Максим, вокруг столько слабых кошечек, которым нужен сильный мужчина». От девушки с высшим образованием и руководящей филиалом небольшой федеральной компании. Ты хочешь быть разным, многогранным и естественным, потому что живой человек, а не молчаливый истукан, не ходячая витрина чего-нибудь и не мужланистый комочек злобы на весь мир. Сюда же можно отнести приснопамятные смотрины, организуемые родителями для сватовства своих незадачливых отпрысков. Которые (смотрины) обычно заканчиваются конфузом или приступом ненависти к одному из полов. Приведенный в вопросе типаж тоже встречается на данных «саммитах». «Это Лена, ей 2…/3…», далее следует незатейливый набор мещанского счастья, коим женщина уже успела обзавестись, перечисление ее заслуг и достоинств, заискивающее «а ваш-то [жених] чего?». (Бывает и наоборот, когда удалому молодцу подбирают супругу тоже на таких вот «саммитах», самолично решая, что «она ему не пара». ) Меня сия участь, хвала богам, миновала покамест, но тем, кому повезло чуть меньше, не позавидуешь.

Хотя от двух весьма самостоятельных девушек я такое слышал, что уши вянут. Презрение и к себе, и к мужчинам, недостойным даже ее мизинца, которыми не похвалишься перед подругами/фолловерами в инстаграмах и которые могут утянуть фемину вниз. (Не)зависимая, ага. Свободная.

С одной стороны, жалко, что они не понимают ни плюсов своего текущего положения (либо делают вид, что не понимают), ни ограниченности идеала, о ком грезят; что они изводят себя.

Однако всё, похоже, упирается в то, будто «не бабье это дело» яйца отрастить, в то время как у мужчины не более чем яички.

Это фраппирует. Ибо произносится с апломбом, словно ядерная война началась.
― Я устала, я хочу на ручки.
― Давай я буду помогать тебе по мере сил и возможностей, выслушивать, поддерживать, защищать, как умею, развиваться вместе.
― Ты пойми, мне нужен [хоть на полшишечки настоящий™] мужчина.

Узнать, что ты недостаточно доминантен,— тяжелейший удар по мужскому самолюбию. Сие тем более удивительно, что сильная леди, казалось бы, может себе позволить быть выше гендерной суеты.

Женщины покупают новые иномарки, достигают некоторых вершин в профессиональном смысле, путешествуют, наслаждаются жизнью, совершают променады по родному городу, зависая в арт-пространствах или барах, а ты всё равно должен.

По крайней мере, соответствовать. Вне зависимости от того, хочешь или нет.

Складывается навязчивое впечатление, что свою самостоятельность/самодостаточность сами женщины используют как предмет торга. 

В результате одни мужчины боятся таких дам, вторые — попросту избегают, третьи — и впрямь пытаются завоевать их расположение.

Впрочем…

Сошлюсь на мнение экспертессы:

— Россия сейчас занимает первое место в мире по уровню разводов. Эксперты ООН говорят, что причина — двойная нагрузка российских женщин [в семье и на работе], а вы как считаете?
— Считаю, что в основе повышенной разводимости — рост женских запросов. Чем старше мы становимся, тем большего хотим. Наши женщины в среднем по стране хорошо образованы. Чем шире круг знаний и опыт, тем выше запросы на умного-понимающего-с юмором-обеспеченного-заботливого. Мужчины не успевают так быстро расти и полноценно соответствовать. За рубежом иначе: там далеко не все женщины стремятся к высшему образованию, самореализации (если речь не идёт об интеллектуалках-горожанках), у них и запросы иные. А запросы наших женщин достаточно высоки: и в том, что они носят, и в том, как за собой следят, что едят, что умеют.

Россиянки быстро осваивают всё новое, через социальные сети сопоставляют себя с другими, а потом с этими претензиями обращаются к мужчинам. И у нас, конечно, количество разводов жутко растёт. И число одиноких. Ещё одну причину вижу как специалист по истории семьи: в России традиционно очень рано женятся, вместо того чтобы вначале пожить гражданским браком, как живёт вся Европа. В Австрии и Германии ситуация такая: многие женщины хотели бы закрепить отношения, но мужчины, зная законодательство и свою ответственность в случае развода, стараются этого избежать. Они женятся меньше и реже, а учиться семейной жизни — жизни с партнёром отдельно от родителей — начинают раньше, чем у нас. И разводов у них всё же в итоге меньше. Мы можем жениться несколько раз за жизнь, а европейцы склонны к последовательной моногамии: с одной избранницей три года пожил, с другой пять лет, не регистрируя отношений. У нас это тоже сейчас есть, и я считаю, в этом нет ничего дурного.

Что нового. Гендеролог Наталья Пушкарёва — о продолжении сексуальной революции и неудачах российского феминизмаА вообще сильная (с внутренним стержнем), реально независимая и красивая женщина восхитительна по определению, взрослый и здравомыслящий мужчина едва ли будет ее бояться. Лично я всеми частями тела, включая усы, лапы и хвост, за увеличение количества самодостаточных дам. Уверен: мужчинам с ними гораздо комфортнее, вольготнее и т.д., если не учитывать мнение фракции традиционалистов и адептов мачизма. Сила (точнее, мудрость) мужчины — в том, чтобы уступить хотя бы изредка и изгнать из себя комплексы.

P.S. Кстати, о мужских страхах и страхах женщин по поводу своего интеллекта:

C какими женщинами мужчинам страшно или тяжело общаться?Умных девушек не любят, но как перестать быть занудой и превратиться в легкую, простую и приятную?

«Они боятся меня» — Журнал «Холод»

Когда человек совершает физическое или эмоциональное насилие, ему, как правило, советуют пойти на психотерапию. Но склонность к абьюзивному поведению — это проблема, которая не решается за несколько сеансов. Многим требуется целая жизнь, чтобы изменить привычные сценарии. Спецкор «Холода» Юлия Дудкина поговорила с человеком, который пытается справиться со своей склонностью к эмоциональному насилию, и с его женой.

«Я тебя люблю, поэтому ругаю»

Нина Кудряшова, 32 года (имя героини изменено по ее просьбе)

Мы с Петей познакомились, когда учились в институте. Он обратил на меня внимание, но только через два года решился заговорить. Через полгода общения впервые взял за руку. Он был очень сильно влюблен, долго ухаживал. Он с самого начала казался мне человеком чувствительным: мог легко начать нервничать из-за чего-то, запаниковать. Любая поездка в новое место давалась с трудом. Он переживал: «А как мы поедем? Где мы будем жить, чем заниматься?». Ситуации, в которых есть неопределенность, выводили Петю из равновесия. Поэтому я старалась заранее все узнать и продумать, составить четкий план. Иначе тревога выливалась в какой-то негатив, Пете начинало все не нравиться: подушка неправильная, еда неправильная. Когда слышишь все это, кажется, что это ты виновата. Начинаешь спрашивать себя: «Как я могла так накосячить? Почему заранее не подумала об этом?». Это просто сводит с ума.

Два года мы встречались, потом поженились. После свадьбы знакомая предложила нам съездить в Сочи — у нее там есть дом. В поездку я позвала с собой Петину бабушку. Мне хотелось, чтобы с нами был третий человек, который мог посмотреть на ситуацию со стороны и сказать моему мужу: «Да все нормально, чего ты придираешься?».

Но в целом все было в порядке — пока у меня было много сил и ресурсов, у меня получалось улаживать конфликты и находить решения. Все стало гораздо хуже девять лет назад, когда у нас родился старший сын. Роды были сложными, после них я плохо себя чувствовала. Мне хотелось поддержки, а вместо этого я как будто попала в черную дыру. Петя нервничал: «А ребенок спит? А нормально, что он плачет? А нормально, что у него прыщ вылез?». Он начал постоянно говорить, что я что-то делаю не так, что мои волосы разбросаны по всей квартире, что у меня ребенок проснулся и кричит. Я пыталась ответить, постоять за себя, и начинался скандал. В итоге я выматывалась еще больше. Мои ресурсы не просто закончились — я ушла в минус.

Я не осознавала, в чем проблема. Несколько лет мне казалось, что со мной что-то не так и я все время все делаю неправильно. Через три года у нас родился второй ребенок, я все больше чувствовала себя усталой и подавленной. Как-то раз, когда младшему сыну был уже почти год, я очень ждала восьмого марта. Я знала, что у Пети будет три выходных, и надеялась, что смогу просто спокойно полежать. Утром я спросила: «Можно я сегодня отдохну?». Он начал ворчать, что пол грязный. Сказал: «Ладно, я сам помою». Потом начал мыть и ругаться, мол, в квартире грязно, повсюду мои волосы. Я не выдержала и сказала: «Ты можешь просто молча помыть? Двое маленьких детей, мне тяжело». Он ответил: «Ты же сама хотела двух детей». Эти слова меня очень сильно обидели. Мы принимали решение вместе, а теперь это звучало так, как будто я была в чем-то не права. Конфликт закончился тем, что я взяла билеты в Израиль — решила съездить к подруге и несколько дней отдохнуть. Мне никто ничего не сказал, но муж и свекровь, узнав о предстоящей поездке, посмотрели на меня так, что я почувствовала себя ужасной матерью. Будто бы я бросаю детей на них, а сама еду развлекаться. В итоге я никуда не полетела и сдала билеты.

Я решила обратиться к психологу. Я и раньше бывала на консультациях у специалиста. Еще во время первой беременности гинеколог посоветовал мне сходить — просто на всякий случай. Мне тогда снились страшные сны, и психолог помогла мне справиться с тревогой. Так что теперь я решила пойти к тому же самому специалисту.

Мы долго пытались понять, в чем дело, почему я так плохо себя чувствую. Обсуждали какие-то вещи, не связанные с моим мужем. А потом я что-то рассказала о нем, и она вдруг объявила: «Надо срочно разводиться, так нельзя жить. Иначе тебя ждет невроз». Эти слова вызвали у меня сильное отторжение. Я подумала: «Какой развод? У меня нормальный муж, у нас двое детей». Я перестала к ней ходить, но продолжала думать над ее словами. Однажды мне попалась книга под названием «Мужья-тираны». Там рассказывалось, что есть такой вид психологического насилия, когда человек постоянно убеждает тебя в том, что ты не права, хотя ты очевидно права, и это постепенно может начать сводить с ума. Я узнала нашу ситуацию: действительно, в спорах мой супруг часто переиначивал ситуацию так, что я оказывалась виновата и просила прощения, хотя на самом деле это было нелогично.

Решительных действий я тогда предпринимать не стала. Мой декретный отпуск закончился, в 2017 году я вышла на работу и снова почувствовала почву под ногами. Одно дело — когда ты сидишь дома с двумя детьми и полностью зависишь от мужа. Другое — когда ты хорошо зарабатываешь и у тебя есть жизнь вне дома. Я симпатичная женщина, но, пока была в декрете, совсем перестала себе нравиться. У меня появились растяжки на животе, я из-за них сильно переживала, а муж еще и акцентировал на этом внимание. Как-то раз, когда я уже вышла на работу, новый сотрудник пригласил меня в кафе. Я отказалась: «Ты чего, какое кафе, у меня муж и двое детей». Дома со смехом рассказала про это Пете, а он ответил: «Ты бы ему живот свой показала с растяжками, он бы сразу отвалил».

Мне стало легче, когда я снова начала работать, но Петино поведение не менялось, и теперь оно отражалось еще и на детях. Мы все стали зависеть от его настроения. Ты никогда не знаешь, что будет вечером. Если муж придет в хорошем настроении, все будет чудесно. Если в плохом — вечер насмарку, у всех все плохо. Я вечно была в напряженном состоянии, когда муж приходил домой, заглядывала ему в глаза и пыталась понять, в каком он расположении духа.

Конечно, любой человек может быть в плохом настроении, это нормально. Но это не значит, что все кругом виноваты. А у нас было так: ты пытаешься уйти в другую комнату, заняться своими делами, а Петя идет за тобой и рассказывает тебе, в чем ты не права, и не успокоится, пока не случится скандал. Все это сказывалось и на детях. Недавно мы переходили дорогу. Один из детей споткнулся, Петя подхватил его и начал ругать. При этом говорил: «Я тебя люблю, поэтому ругаю».

Я заметила, что старший сын стал неохотно рассказывать, как у него дела в школе. Он как будто все время боялся сказать что-то лишнее — такое, из-за чего Петя начнет нервничать. Прошлым летом дети были на даче у бабушки, и я заметила, что сын стал более веселым и расслабленным, когда какое-то время не общался с Петей. А потом они вернулись в Москву, начался учебный год. И вот, как-то утром я собирала детей в школу. Как обычно, я старалась не будить мужа. Я знала, что чем меньше мы пересекаемся дома, тем спокойнее для всех. Старший сын проснулся в плохом настроении, жаловался, что не выспался. Петя вдруг подскочил с кровати, влетел на кухню и дал ему затрещину со словами: «Почему это у тебя с утра плохое настроение?». И тут я возмутилась и поняла, что не готова ему позволять так обращаться с детьми. Я стала искать съемную квартиру, объявила мужу, что планирую съехать.

Он сказал, что пойдет к психиатру, и действительно сходил, ему выписали лекарства. Медикаменты подействовали, стало видно, что ему теперь проще себя контролировать. Я показала ему видеоролик про насилие, он стал заниматься с психологом из этого видеоролика. Но в ноябре мы все равно разъехались. Я видела, что проблема не решается — его состояние улучшилось, но потребность в скандалах осталась. Как будто ему хотелось доводить меня до слез. Я поняла, что проблема не решится, если я не проявлю жесткость.

В январе я дала слабину, решила попробовать снова съехаться. Мне казалось, от занятий с психологом был какой-то эффект. Но как только муж вернулся в квартиру, все началось по новой. Он тут же бросил ходить к специалисту, опять начались скандалы. Пришлось опять попросить его уехать. В начале эпидемии коронавируса Петя заговорил о том, что нам лучше жить всем вместе, чтобы он не ездил к детям на метро. Я знала, что ни к чему хорошему это не приведет. У меня давно уже висело предложение работы с хорошей зарплатой в Петербурге, и тут я решила его принять. Дети отправились к бабушке в Тверь, Петя — вместе с ними. А я переехала в другой город.

Занимается ли он сейчас терапией регулярно — я не знаю. На какое-то время он забросил сессии, потом у нас было несколько совместных бесед с терапевтом. Я вижу, что с детьми он начал вести себя по-другому. Но со мной — все еще нет. Мы видимся раз в неделю, и у нас постоянно случаются конфликты. Я сняла в Питере прекрасную квартиру в сталинском доме, с высокими потолками и мраморными подоконниками. Петя с детьми приехали в гости, я хотела, чтобы ребята посмотрели на военно-морской парад в день ВМФ. Как только они оказались в квартире, тут же начались претензии: «Слишком много места, неуютно, даже микроволновки нет». Уже позже, когда мы вместе общались с психологом, она спросила у Пети: «Что бы вы почувствовали, если бы вы арендовали квартиру, а Нина начала вам такое говорить?». Он подумал и ответил: «Я бы расстроился и никогда больше не пытался арендовать ни одну квартиру».

Сейчас я по-прежнему живу в Питере, Петя в Москве, а дети — на даче. Я точно знаю, что продолжать эти отношения я не хочу. Если мы сойдемся обратно, то только в том случае, если наши отношения станут другими. Но пока я не вижу, чтобы что-то заметно поменялось. Все это очень тяжело.

Я понимаю, почему женщины годами не могут уйти из отношений, в которых есть насилие. Многие просто не могут себе этого позволить. Даже мне очень тяжело далось это решение, хотя я хорошо зарабатываю, могу обеспечить и себя, и детей. Болезненные отношения очень затягивают, эмоциональная привязанность становится очень сильной. Давит чувство вины: мне кажется, что Петя переживает из-за меня, что его нужно поддержать, а я уехала. Но я осознаю, что на самом деле я ни в чем не виновата, и что ему нужно принять меры, чтобы мы снова могли быть вместе. Я люблю своего мужа, мне трудно без него. Но эта ситуация рано или поздно должна завершиться — так или иначе. Поменять себя — самое сложное в жизни, и я очень надеюсь, что он на это способен.

«Мне хотелось ударить жену кулаком в лицо»

Петр Кудряшов, 35 лет (имя героя изменено по его просьбе)

Однажды жена скинула мне видеоролик, в котором психолог рассказывала о разных видах насилия. Она говорила, что насилие бывает не только физическим, но и эмоциональным. Что один человек может постоянно оказывать на другого психологическое давление, выводить его из себя, провоцировать конфликты. Психолог объясняла, что у такого насилия могут быть тяжелые последствия для всех членов семьи. Я смотрел в ужасе: в описаниях психолога я узнавал себя. Я думал о том, что у нас с Ниной двое детей. Старшему сыну девять лет, младшему — пять. Мне не хотелось, чтобы мое поведение на них отразилось.

Раньше мне никогда не казалось, что я могу совершать эмоциональное насилие. Я думал, у меня просто такой характер — вспыльчивый. А если я начинаю кричать, значит, меня кто-то спровоцировал, вывел из себя. Но со временем я стал замечать, что моя жена как будто боится лишний раз о чем-то меня спросить или возразить. Весь прошлый год, приходя домой с работы, мы даже не разговаривали — просто занимались каждый своими делами.

Мне 35 лет, я работаю в IT-сфере. Мы с Ниной вместе уже 13 лет, а поженились 11 лет назад. Сначала у нас в отношениях не было никаких заметных проблем. Но чем дольше мы жили вместе, тем чаще я бывал чем-то недоволен. В выходной день я мог проснуться в плохом настроении и с самого утра ко всем цепляться — мне казалось, что все кругом не так и все в чем-то не правы.

Со временем я стал часто срываться на крик. Например, однажды, когда наш старший сын был еще младенцем, мы ехали в машине и спорили о том, нужно ли его крестить. Я так разозлился, что начал орать прямо там, в машине, при ребенке. Он тогда был слишком маленьким, чтобы понять, что происходит. Но сейчас, когда дети подросли, я понимаю: мое поведение все эти годы на них влияло. Я часто мог крикнуть на сыновей, шлепнуть по попе. Постепенно я стал видеть, что они боятся меня, когда я повышаю голос. В такие моменты я себя ненавидел. Но контролировать не мог. Я думаю, старший сын похож на меня по характеру. Несколько раз я видел, как он кричит на младшего, — громко, истерично. Как правило, из-за какой-нибудь ерунды, — например, не поделили игрушку. Наблюдать за этим было страшно.

Мне всегда казалось, что мы с женой часто спорим из-за ерунды. Только теперь я понимаю: как правило, все конфликты начинал именно я. Например, цеплялся к ней из-за уборки: «Почему это не на месте лежит? А здесь почему неправильно?». Как-то раз я отправился с ребенком в поход. Нина в это время как раз делала косметический ремонт на кухне. Пока нас не было, она решила покрасить потолок. Я еще говорил ей: «Ты же не дотянешься, там высоко». Мы вернулись, когда она была на работе. Я увидел, что потолок покрашен и в некоторых местах есть неровности. Я начал писать ей сообщения: «Ты что, половой тряпкой, что ли, красила?». Нина очень расстроилась: она проделала большую работу, потратила несколько дней, а неровности были несущественными. Сейчас я понимаю, что в той ситуации повел себя грубо.

Однажды мы были на даче, и нам нужна была канистра. У сестры Нины участок по соседству, и она предложила взять канистру у нее. Но мне не хотелось брать чужую — я решил, что куплю новую. Мне казалось, что мы с Ниной обо всем договорились. А утром я проснулся и обнаружил, что она пошла к сестре. Я разозлился, молча собрался, сел в машину и уехал домой в Москву. Правда, на полпути успокоился и вернулся. Мы поговорили, и оказалось, что мы просто неправильно друг друга поняли.

Мне сложно принять, если что-то идет не по-моему, не так, как я считаю нужным. Хочется доказать, что я прав, во что бы то ни стало. Я начинаю давить, повышать голос, нервничать. А если не добиваюсь своего, во мне поднимается бешеная ярость. Были моменты, когда мне хотелось ударить жену кулаком в лицо. Я даже не помню из-за чего. В такие минуты все плывет в глазах, ты ничего не видишь — только лицо человека, на которого ты злишься. Хочется его уничтожить. Все на свете исчезает, и остается только бесконечная злость. Руки трясутся, сердце колотится. Ты уже не понимаешь, что ты говоришь, — из тебя льется какая-то бессвязная речь. Кажется, ты не принадлежишь себе, вместо тебя действует какой-то другой человек.

К счастью, в такие моменты меня что-то останавливало — я никогда не переходил к физическому насилию. Когда я успокаивался, я понимал, что произошло: мне хотелось ударить самого дорогого человека. Становилось стыдно и мерзко от самого себя. Но я никогда не задумывался о том, почему я так злюсь, зачем начинаю кричать, что заставляет меня сесть в машину и молча уехать. Это происходит импульсивно: ты не успел даже подумать, но уже сидишь в машине и едешь куда-то или кричишь на своих родных.

Чем дальше, тем хуже становилась ситуация. В сентябре дома пошли разговоры о том, что пора либо что-то делать, либо прекращать отношения. И вот тогда я по-настоящему испугался: я понял, что не хочу остаться без семьи. Когда Нина показала мне видеоролик про насилие, я признал, что веду себя абьюзивно. Мы с женой договорились, что я приму меры. Для начала я обратился в государственную психиатрическую клинику. На приеме у психиатра я рассказал, что у меня случаются приступы ярости, и мне прописали нормотимик и успокоительное. Препараты мне помогли, я перестал на все так резко реагировать. Я принимал их два месяца. Потом снова пришел на прием, и врач предложил мне продолжить принимать препараты. Он не говорил о том, чтобы попытаться найти причины моих проблем и начать работать с поведением. Таблетки я через некоторое время бросил — прочитал список побочных эффектов и испугался.

Еще мы нашли контакты психолога из видеоролика, который мне присылала Нина, и я записался на консультацию, начал ходить на терапию. Но, несмотря на это, в ноябре мы все равно разъехались. Я не понимал почему. В голову лезли разные мысли: «А вдруг это обман? Вдруг она с другим?». Сейчас я понимаю, что такие мысли появляются из-за тревоги. Но все равно не всегда могу их прогнать.

На первой же встрече с психологом я постарался честно рассказать все как есть. Мы говорили про мое детство, про семью. Я рассказывал про отца. Когда я был маленьким, он постоянно ругался с мамой, много пил. Однажды, когда я учился в восьмом или девятом классе, к нам пришли соседи и сказали, что отец валяется в подъезде на первом этаже в отключке. Мне пришлось тащить его в квартиру, и это было ужасно стыдно. У него бывали вспышки ярости, и, когда я был в старших классах, мы с ним несколько раз дрались. Отец часто приходил домой и начинал ругаться на маму: пилил ее часами, это было невозможно слушать. Он по кругу повторял одно и то же, мог бесконечно припоминать всем одну и ту же ситуацию. Например, как бабушка однажды продала корову, чтобы подключить городской телефон. Сколько я себя помню, этот эпизод не давал ему покоя. Вспомнив о нем, он заводился и никак не мог успокоиться. Историю про корову и телефон я слышал снова и снова, пока не вырос и не съехал от родителей.

Я помню, что в детстве постоянно чувствовал себя очень плохо из-за отца. Я боялся его, мне постоянно было жалко маму. Было ощущение нестабильности и постоянного напряжения. Когда открывалась дверь, я вздрагивал. Только теперь я стал понимать, что чувство тревоги никуда не делось, и из-за него у меня много проблем.

Осенью, когда мы с женой разъехались, мне было очень грустно. Я почти ничем не занимался: работал, спал, ходил на терапию и страшно скучал. Однажды психолог сказала: «Представьте, что напротив вас сидит ваша супруга, и поговорите с ней». Раньше я никогда не думал, что могу расплакаться перед пустым стулом. Я говорил, как сильно я скучаю, и рыдал.

По совету психолога я начал записывать свои эмоции. В те моменты, когда во мне закипала злость, я говорил себе: «Стоп», выходил покурить, брал тетрадь и в ней коротко описывал происходящее. Еще одно упражнение, которое предложила мне специалист, — написать, что я могу сделать, чтобы ситуация стала еще хуже. Это помогает посмотреть на все со стороны и не наделать глупостей.

Мне казалось, мое поведение меняется. В январе мы с женой снова съехались, но ненадолго. Я воодушевился, мне показалось, что теперь все стало в порядке, я забросил терапию. А потом заметил, что снова начинаю придираться к домашним по любому поводу, и все становится так же, как раньше. Я стал понимать, что Нина была права, когда предложила разъехаться. Весной ей предложили работу в Санкт-Петербурге, и она уехала, а я остался с детьми и вернулся к терапии.

Работая со специалистом, я стал осознавать, что во мне очень много тревоги. Раньше, когда я просыпался в плохом настроении, я не понимал, с чем это связано, но теперь начал разбираться. Однажды, когда я проснулся в выходной день с ощущением, что что-то не так, я спросил себя: в чем проблема? Что я чувствую и почему? В этот момент я понял: у меня много дел, я отвечаю за детей, и от этого мне тревожно. Я попробовал разложить все по полочкам, составить план действий: накормить детей, погулять с ними, купить продукты, поработать. Настроение сразу улучшилось — я встал и занялся делами.

Когда я начал ходить на терапию, бабушка сказала: «Ты что, разве больной? Зачем тебе туда ходить?». Мама тоже не понимала, зачем мне это нужно. Она признает, что у моего отца были проблемы с агрессией, но отказывается верить, что и у меня они могут быть. Но мне кажется, что с терапией моя жизнь становится лучше. Раньше я приходил домой и мог вообще ни с кем не общаться, играть в компьютерную игру. Сейчас я спешу с работы, чтобы поскорее увидеться с детьми. Мы катаемся на велосипедах, играем в шахматы или в карты, а на ночь читаем «Таинственный остров». Когда Нина уехала в Питер, я старался не дергать ее по пустякам, хотя еще недавно в таких ситуациях я начинал присылать одно сообщение за другим: «Где куртка? Чем кормить детей?».

Я пока еще не во всем разобрался. Я не знаю, откуда у меня агрессивное поведение и в какие именно моменты оно «включается». На терапии мы разбираем каждую ситуацию. Мне кажется, моя агрессия связана с тревогой. Например, я всегда ругался на старшего сына, если выяснялось, что он не сделал уроки. Сейчас я спрашиваю себя: «А что в этом страшного? Что случится, если он не выполнит задание?». Вдруг оказывается, что, действительно, ничего не случится и кричать незачем.

Но, конечно, мне еще работать и работать с этим. Я до сих пор иногда чувствую, как во мне закипает бессмысленная злость. Недавно наш младший сын катался на велосипеде, и у него что-то случилось с цепью. Я пытался ее починить и не мог, а он хотел ехать дальше и пытался крутить педали. Я начал сердиться, и мне показалось, что сейчас я просто возьму и уничтожу этот велосипед. Но в итоге я взял паузу, остыл, успокоился. А потом просто взял и все починил.

«Нужно, чтобы механизм перестал срабатывать»

Татьяна Орлова, психолог

Часто людям, которые находятся в абьюзивных отношениях, говорят: «Уходи, не жди, пока человек изменится». И этот совет абсолютно правильный. Если человек применяет психологическое или физическое насилие, а жертва продолжает отношения с ним, абьюзеру просто незачем что-то менять — у него все и так хорошо. Абьюзивное поведение — это механизм адаптации, стратегия, которую мозг человека вырабатывает, чтобы справляться с чувством беспокойства и тревоги. Бывает так, что жертва продолжает жить с абьюзером, прощает его, надеется, что излечит его своей любовью, что он все осознает и изменится. Пока это происходит, получается, что механизм адаптации, выработавшийся у абьюзера, работает. Чтобы человек начал менять этот механизм, нужно, чтобы он перестал срабатывать.

Это не значит, что люди непременно должны расстаться навсегда. Но не стоит восстанавливать отношения, пока партнер, который применяет насилие — физическое или эмоциональное, — не возьмет на себя ответственность за происходящее, не начнет терапию, и не станет очевидно, что в его поведении начались изменения. Одним сеансом у психолога такие проблемы не решаются: нужно как минимум несколько месяцев, чтобы человек хотя бы начал менять стратегии поведения. А на то, чтобы полностью «вылечиться» от абьюзивного поведения, потребуется несколько лет.

Есть страны, где люди, осужденные за насилие в семье, обязаны проходить специальные психологические программы. Например, в скандинавских странах есть методика НОКСА, которую используют в работе с людьми, применяющими насилие. У нас есть организации, которые тоже используют эту методику, например, «Мужчины 21 века». Но проблема в том, что люди с абьюзивным поведением сами почти никогда не приходят в программу. Доходят, как правило, только те, у кого проявления очень незначительны, — например, люди, способные к рефлексии, поймавшие себя на том, что совершают легкое психологическое насилие. Или те, кто однажды применил физическое насилие и ужаснулся этому.

Часто, даже если человек осознает, что совершает насилие, он начинает ходить на терапию, но быстро бросает. Ему кажется, что все уже наладилось — партнер вернулся к нему, отношения продолжаются. Зачем дальше ходить к психологу? Это ведь сложно, во время сессий нужно исследовать собственный неприятный опыт, меняться.

Впрочем, все это не значит, что, если человек склонен к абьюзивному поведению, он безнадежен. Сегодня появилось много научно-популярной литературы про тиранов и абьюзеров. Как правило, там говорится, что у этих людей вообще нет чувств, они причиняют другим боль нарочно и хотят всех уничтожить. С одной стороны, хорошо, что такая литература появилась. Раньше ведь были популярны идеи, будто бы мудрую женщину муж бить не будет или что нужно терпеть и вытаскивать партнера. Так что, когда авторы книг советуют уходить от абьюзивных людей, это выглядит разумно и прогрессивно.

Но я не согласна с тем, что у агрессоров нет чувств и они садисты. Чаще всего это люди, которые сами пережили насилие в детстве — были унижены, брошены или отвергнуты. Возможно, подвергались хаотическим воздействиям со стороны взрослых: то есть их то били, то любили. Переживали долгосрочные бойкоты. Когда человек переживает такой травматичный опыт, у него выстраиваются своеобразные защитные реакции: психика запускает автоматическое поведение, направленное на то, чтобы снова не пережить травматичный опыт. Такой человек всегда ждет удара и воспринимает все действия окружающих как угрозу. В отношениях он может неверно интерпретировать сигналы партнера, воспринимать нейтральные действия как нападение — и тогда включаются те самые механизмы, которые мы называем абьюзивными. Это может быть пассивная агрессия, психологическое или экономическое давление, воздействие на самооценку партнера, патологическая ревность, а может быть и прямое физическое насилие.

Часто говорят, что у людей с абьюзивным поведением есть проблемы с эмпатией. Эмпатические процессы действительно могут выключаться — это тоже защитная реакция, которую использует мозг. Но в целом, как правило, чувство эмпатии все-таки есть — просто оно приглушается в те моменты, когда человек совершает насилие. А потом — в более спокойной обстановке — снова появляется. Конечно, есть и те, кто не чувствует эмпатии из-за особенностей строения мозга. Но таких людей меньшинство, и даже они могут изменить свое поведение и прекратить насилие.

Когда я работаю с людьми, использующими абьюзивные механизмы, мы стараемся разобраться и с травмами из прошлого, и с тем, как человек ведет себя сегодня. Как правило, у авторов насилия есть травматический опыт, который их сознание вытеснило, не сумело принять и отрефлексировать. Важно, чтобы человек сумел справиться со своими воспоминаниями, чтобы они перестали быть для него мучительными. При этом нужно, чтобы он осознал, какие у него есть механизмы адаптации, как он контактирует с окружающими, и нашел другие способы общения — не абьюзивные.

Если люди тебя боятся, пусть

Я скажу вам кое-что, что вас удивит. Он делает это, потому что ты ему нравишься.

Мальчик гнался за мной по детской площадке целую неделю. Мне было пять лет, я был очень зол и сбит с толку. Чем я заслужил такое внимание, занимаясь своими делами на перемене?

Но он не знает, как вам сказать. Он напуган.

Моя мама не использовала это как оправдание, а как объяснение девушке, отчаянно нуждающейся в ясности и покое. Я ничего не сделал. Мальчики просто не понимали своих чувств, и это их пугало. В пять лет прозрение давало новые возможности. В следующий раз, когда одноклассник бросился за мной через песочницу, я спокойно объяснил ему, что он гонится за мной только потому, что я ему нравлюсь. За мной больше не гнались.

На 15 лет.

Как выясняется, единственное, что пугает мальчика больше, чем его собственные чувства, — это тот, кто заставляет его смотреть на них.

После того, как мои последние отношения закончились трудным разговором о разнице в эмоциональном интеллекте между мной и моим партнером и его страхом, что это сделало его неадекватным парнем, я обнаружил закономерность.Все мужчины и мальчики, с которыми я встречалась, так или иначе боятся меня. Обычно они говорят мне об этом за полчаса до слезливого прощания, оставляя меня чувствовать себя Франкенштейном — нежным существом, восхваляемым окружающими, обреченным ходить по планете в одиночку.

Но сколько бы я ни пытался изменить свой образ жизни и смягчиться во имя любви, мне пришлось смириться с мыслью, что я не могу действительно изменить то, чего во мне парни боятся больше всего. Они не думают, что я ревную, эмоционально недоступный или злой.Они думают, что я слишком хорош для них, слишком эмоционально развит и прямолинеен, и мысль о том, что я вижу их насквозь и знаю все их страхи и неудачи, заставляет их метафорически обосраться и разрушить наше партнерство прежде, чем я получу возможность сказать им Я использую свои силы только во благо.

В пятилетнем возрасте я гордился тем, что меня пугали. Для незащищенного подростка это был бесконечный кошмар.

Я хотел напугать мальчиков, которые тянули меня за волосы, и, может быть, преподать урок тем, кто считал девочек неспособными.Увидев, как парень уклоняется от дебатов после того, как доказали свою неправоту, или отступает, когда я стыдил его за проявление женоненавистничества, я испытывал гордость. Это заставило меня почувствовать, что я могу позаботиться о себе, даже когда мужчины вокруг меня пытались заставить меня поверить, что я не могу.

Так вот, такое поведение было зарезервировано для тех, кто заслужил это своим злым умыслом, но репутацию девушки, которая может уменьшить мужчину взглядом, нелегко поколебать. Каким бы непринужденным я ни был с парнями, на которых я давил, или, по крайней мере, не был полным засранцем, этот устрашающий потенциал висел вокруг меня, как дым, предупреждающий о возгорании.

Мальчики сказали мне, что я их пугаю разными способами. Прячась на танцах, о которых они меня просили. Дрожа, пока мы держались за руки. Отрицая любовные записки, которые они писали после наступления темноты на AIM. Я старался выглядеть более представительно и слишком громко шутил, старался быть красивее и морил себя голодом. Женщины, которых я уважал, говорили мне, что я пугаю мальчиков, потому что я умный — «слишком умный», чтобы заботиться о том, что мальчики думают обо мне. Я так же отчаянно нуждался в их внимании, как и злился на себя за то, что я этого хотел. В то время как у других девочек были парни, которые целовались с ними между уроками, я не могла привлечь внимание никого моложе 25 лет.

Держу пари, ты пугаешь всех мальчиков твоего возраста.

Я был так рад найти кого-то, кто понимает и настолько наивен в моем понимании здоровых отношений, что я не видел очевидных красных флажков в 30-летнем мужчине, относящемся к 18-летней девушке над ней. неспособность чувствовать себя любимой. Такие мужчины боялись меня не меньше, чем мальчики младшего возраста, они просто научились использовать эти страхи в качестве инструментов для манипуляций. В моем ошибочном стремлении к вниманию я в конечном итоге получил ту же нездоровую энергию, которую излучал, и не осознавал, что меня контролируют, а не ценят.

Эти страхи рано или поздно проявились в зависти, клевете и контролирующем поведении, и мне не потребовалось много времени, чтобы перерасти пожилых мужчин. Но моя способность относиться к тому типу мальчика, который в кататоническом состоянии сидел и смотрел Star Wars на диване рядом со мной, только позже признавшись в сожалении о том, что не «сделал шаг», стала еще более сложной задачей, поскольку наши разногласия с возрастом увеличивались. Я ненавидел, когда мне говорили, что я не в чьей-то лиге, в основном потому, что ни одна тема для разговора не нуждается в чертовой спортивной метафоре (еще одна мысль в другой раз).

Я открыл для себя настоящие страсти, и жизнь стала полноценной в других отношениях, но я все еще чувствовал себя неприступным монстром. Независимо от того, что вы «знаете лучше», такое чувство бьет вас в голову и пронизывает общение за пределами романтики. Жизнь, полная таяния, формирования и снова разрушения в погоне за привязанностью, оставила меня усталым, скучающим и неуверенным в том, кем я хочу быть для себя.

Так как же мне удалось пережить сокрушительную незащищенность достаточно долго, чтобы написать это сегодня? Дженни Слейт однажды написала в Твиттере что-то, что довольно красиво резюмирует: «По мере того, как образ меня становится более резким в моем мозгу и более драгоценным, я меньше боюсь, что кто-то другой сотрет меня, отказав мне в любви.«Когда я стал старше, мужчины в моей жизни были не просто потенциальными влюбленными — они были моими коллегами, начальниками и, чаще всего, моими противниками. Приложив немного мудрости и приложив много усилий, моя способность запугивать стала инструментом, которым я мог владеть, как мне заблагорассудится, вместо тюрьмы, в которой я жил. И чем больше я становился, тем более комфортно я позволял мужчинам и женщинам отчуждать себя от мне.

Это освободило место для нужных.

После двух десятилетий попыток закалить себя во имя «любви», я сделал виртуальный поворот на 360 градусов к той вспыльчивой девушке на детской площадке.Когда речь идет о мальчиках со строчной буквой «b», их страх действует как самовыбор. Изменение себя, чтобы обойти эти опасения, — это, в конечном счете, лишь временное решение реальной проблемы, которая нам не подходит.

Рассматривая этот шаблон, я перестал пытаться изменить себя. Эти парни были правы, они мне не подходили — по крайней мере, на тот момент их собственного пути. Попытка полюбить себя перед лицом отказа может ощущаться как цепляние за гангренозную конечность, но на самом деле это возможность объективно взглянуть на то, в чем вы пойдете или не пойдете на компромисс в партнерстве.Подсказка: ваше сущностное «я» никогда не должно быть на столе — взращивание этого стержня имеет решающее значение для создания правильных отношений с вами. Моя внутренняя сила может вселять страх в сердца большинства мужчин, но она не испугает того, кто прав, и вот откуда я знаю.

Написано Кайли Андерсон
Искусство Энс Чау

Опубликовано 2 января 2018 г.

Кайли Андерсон — сценарист и режиссер из Лос-Анджелеса, а также половина комедийного дуэта ужасов «Леди из Аида».Она пишет о девушках, фильмах, астрологии, страхе и экономике. Вы можете прочитать больше ее ретроспектив о любви на Medium, найти ее защищающих Близнецов в Twitter и увидеть, насколько она мила в Instagram.

Энс Чау — женщина-гендер-королева татуировок / акварелей / мелков / гуашей из Лос-Анджелеса. В своих журналах и иллюстрациях она исследует пол, расу и межсекторальный феминизм. Вы можете найти ее тату в Instagram.

Еще из БЮСТ

Ты здесь, и ты имеешь значение

Как самооценка изменила отношения в моей жизни

Любовь, которая чуть не отняла у меня взрослую жизнь

Это не личное — это всеобъемлющий коллектив знакомств и растущая антология. INP создает возможности для женщин / женщин делиться своим опытом свиданий в безопасных местах, дает им возможность находить утешение в статусе своих отношений и вдохновляет их на здоровые отношения с самими собой с помощью инструментов искусства и письма. INP проводит семинары, мероприятия и ведет ежемесячную колонку в онлайн-журнале BUST Magazine, а также занимается сбором денег для RAINN. Для получения дополнительной информации обязательно подписывайтесь на It’s Not Personal в Instagram, присоединяйтесь к группе Facebook и отправляйте изображения и тексты на itsnotpersonalnyc @ gmail.com.

Что знают женщины и не знают мужчины: женщины постоянно боятся нападений

КЛИВЛЕНД, Огайо — Каждый день женщины живут в страхе. Это не парализует, но присутствует повсюду — выходите ли вы с работы в темноте или просите друга посмотреть, как вы пьете.

«Спросите у любой знакомой женщины. У вас всегда есть план », — сказала Мэри Диксон, которая в 1996 году работала над документальным фильмом PBS о женщинах и страхе. С тех пор ничего не изменилось, — говорит она.

Страх — это тихий гул под музыку повседневной жизни, заложенный в подростковом возрасте.Вы боитесь, что на вас нападет незнакомец.

Так что ночью не бегаешь.

Вы не паркуетесь в общественном гараже.

Вы не заходите в лифт, в котором уже находится одинокий мужчина.

Вы не уйдете с вечеринки без друзей.

По данным Национального института юстиции, жертвами насильственных преступлений чаще становятся мужчины, чем женщины. Но женщины боятся больше — вероятно, потому, что их страх изнасилования перерастает в их страх перед всеми преступлениями.

Общество «заставляет женщин по-настоящему бояться», — сказала Джоди Лейн, профессор социологии Университета Флориды.

Женщины считают, что «если со мной что-то случится, это все моя вина. Потому что я носил не ту одежду, или пошел в неправильное место, или не взял с собой друга, или у меня не было Мейса. Мы не зацикливаемся на реальной проблеме, на мужчинах, которые их преследуют », — сказала она.

Как женщины могут защитить себя в Интернете на свиданиях

Социологи изучают женщин и страх с 1980-х годов. Недавний сериал Netflix «Невероятное» о расследовании серийного насильника освежил страх как предмет для разговоров.

«Женщины не гуляют по этой стране, чувствуя себя в безопасности, — пишет Хиллари Келли в журнале New York. — Мы держим ключи между пальцами на темных улицах и задаемся вопросом, придется ли нам использовать их, чтобы отразить нападение. Мы держим напитки плотно прижатыми к телу на вечеринках и в барах. Мы подделываем телефонные звонки, чтобы держать незнакомых людей на расстоянии. Мы ходим домой более длинными маршрутами, чтобы гулять при уличных фонарях. Мы пишем друзьям с автобусных остановок и после того, как заперли входные двери. Мы включаем совместное использование местоположения, чтобы свидание не превратилось в уродливое или жестокое.Мы пересматриваем беговые шорты, когда жарко, просто для того, чтобы замолчать козлов. Мы делаем чертовски тонну работы, чтобы мужчины не касались нас так, как мы не хотим, чтобы к нам прикасались. Честно говоря, это утомительно «.

Женщины, вы, наверное, киваете. Мужчины, может быть, это будет поучительно.

Чего боятся женщины?

Академическое исследование 2003 года, в котором использовался опрос о насилии в отношении женщин в Канаде, выявило следующие статистические данные:

  • 53,1 процента женщин сообщили о случаях насилия за последние 12 месяцев
  • 66.За 4 процентами женщин следили пугающим образом
  • 32,4 процента женщин получили нежелательное внимание со стороны незнакомцев
  • 10 процентов женщин заявили, что они проходили курс самообороны на протяжении всей своей жизни.
  • 31,5 процента женщин сообщили, что они избегают прогулок с мальчиками или мужчинами
  • 61,6 процента сообщили, что обычно или всегда проверяют заднее сиденье своей машины перед отъездом

См. Редакционную карикатуру о перспективах идущего мужчины и женщины в гараж ночью.

Может быть, ничего бы не случилось, если бы за женщинами наблюдали или получали нежелательное внимание. Но женщины по-прежнему опасаются встреч. И они не собираются критиковать мужчин за их поведение, потому что не хотят их рассердить.

Почему женщины стараются не рассердить мужчин?

Как сказала автор Маргарет Этвуд: «Мужчины боятся, что женщины будут смеяться над ними. Женщины боятся, что их убьют мужчины ».

Женщины не злят мужчин, чтобы не причинить им вреда, — написала Дженнифер Райт в Harper’s Bazaar.

«Мы учимся умиротворять мужчин, когда это возможно. Мы говорим им, что у нас есть парень, а не говорим, что они нас просто не привлекают. Мы избегаем зрительного контакта с людьми, кричащими нас из машин, чтобы не поощрять их. Мы, конечно, не кричим, что они неуместны в ответ на них, — написал Райт.

Женщины сосредотачиваются на том, чтобы пережить плохую ситуацию, а не на исправлении поведения мужчины. Избегание — это самосохранение.

«Попросите мужчину рассказать вам о своем худшем свидании, и он расскажет вам забавную историю о даме, которая появилась в костюме кошки», — пишет Райт.«Попросите женщину рассказать вам о ее худшем свидании, и она расскажет вам о мужчине, который шел за ней домой и кричал, что она шлюха».

Почему женщины боятся?

Очевидно, что опыт женщин влияет на уровень их страха.

Женщины чаще, чем мужчины, подвергаются домашнему насилию. По словам Лейна, если им причиняют боль мужчины, которых они любят, они боятся, что незнакомцы могут причинить им боль.

Но есть и другие причины, по которым женщины живут в большей страхе, чем мужчины.

  1. Женщины боятся, что любое преступление может привести к изнасилованию. «Страх сексуального насилия затмевает все остальные страхи», — сказал Лейн. Мужчины не так подвержены изнасилованию, как женщины.
  2. Женщины физически слабее мужчин. Женщины опасаются, что им не удастся отбиться от нападающего, особенно с возрастом.
  3. Женщин заставляют бояться. «Все, что родители говорят своим детям, социализирует их, что они должны нести ответственность за свою безопасность», — сказал Лейн. «Мы социализируем девочек, чтобы они были в ужасе.Мы приучаем мальчиков быть крутыми ».

Насилие может быть относительно редким явлением, но новости — например, в 2015 году, когда женщина была изнасилована в районе Эджуотер в Кливленде во время пробежки в 5:30 утра или на этой неделе, мужчина обвиняется в нащупывании женщины на концерте — ужасны. Женщины не хотят стать следующей жертвой случайного преступления.

Чему учат женщин?

Некоторые виды социализации страха настолько распространены, что стали здравым смыслом, сказал Диксон.Женщин учат не привлекать к себе внимание. Их учат быстро ходить, звонить другу, пока они идут одни, договариваться о встрече на первом свидании днем ​​в общественном месте.

«Это как бы меняет некоторые из ваших планов», — сказал Диксон. «Это не значит, что ты должен оставаться дома. Это просто означает, что вы стали намного разумнее и осознаннее ».

Но возлагает ли обучение женщин быть осторожными на них бремя ответственности, чтобы они не подвергались преследованиям? Есть другое решение?

Диксон считает, что у нас есть возможность научить мужчин больше осознавать свои действия и то, как они влияют на женщин.Колледжи решают проблему согласия, преподавая «Да, значит, да».

«Нам нужно сделать их более чуткими и чуткими, чтобы рассказать мужчинам в нашей жизни, вот почему женщины боятся», — сказала она. «Если мы хотим, чтобы все было лучше, то достойные люди должны вызывать других».

Мужчины слишком напуганы, чтобы встречаться со мной!

Фото: Уэйн Линч / Getty Images / Все фотографии Канады

Еженедельная доставка Ask Polly.

Недавно у меня был мужчина, которого я знаю очень давно и с которым у меня была серия фальстартов, прошептал мой самый большой страх: он не будет встречаться со мной, потому что он слишком боится меня.

Буквально. «Я очень, очень хочу с тобой встречаться, но я слишком напуган».

Он говнюк, и мне лучше без него, но это предложение продолжает звучать эхом, потому что оно соответствует истории, которую я не только рассказываю себе годами, но и рассказывается моей семьей, друзьями и культурой в целом. мы: умные, способные женщины, которые говорят о том, что они чувствуют и чего хотят, до смерти пугают мужчин.

Хочу сказать, что это конечно только некоторые мужчины. Слабые мужчины. Неуверенные мужчины. Но в моем мозгу есть слабое нытье, которое говорит… «Нет. Это все мужчины.

Мой шаг к Тревоге Время — сделать личную Политику, микромакро. Так что это не просто этот чувак, это президент, это Men Today или Men Always.

Мне не помогает, когда мои братья, мой отец, замужние женщины, которых я знаю, одинокие женщины, просто пожимают плечами и говорят: «Это неприятно, но это правда.

Какая-то дерьмо! Я люблю мужчин в моей жизни, в том числе, когда они говорят: «Ты молодец, но тебе понадобится особый мужчина». или «Признайтесь: вы домовладелец, у вас хорошая карьера в гламурном бизнесе, и вы знаете, кто вы. Большинство мужчин не знают, что с этим делать ».

Я не хочу обижаться на мужчин за то, что они признают собственное чувство незащищенности — в конце концов, они тоже страдают от этой помойки женоненавистничества.

Но!

Это похоже на довольно темный угол, в котором можно оказаться. Мои инстинкты говорят, что я должен проявлять сочувствие, но мой вулканический мозг говорит: с какой стати я должен держать за руку другого взрослого человека, принимая мою удивительность? Я просто хочу быть классным, беспорядочным, замечательным, ужасным человеком рядом с кем-то другим, делающим свою версию того, чтобы быть крутым, грязным, прекрасным и ужасным?

Может быть, это включает в себя запугивание? Но это так чертовски!

Обиженный

Уважаемый Resentful,

С обидой полагать, что мужчины слишком запуганы, чтобы встречаться с вами, — это 100 процентов вашей проблемы. Он помещает сценарий в руки парня до того, как вы даже ясно его увидели, точно так же, как вы утверждаете, что простая привлекательность, успех и ясность в своих желаниях лишает мужчин возможности видеть вас. Для мужчины, которого вы не знаете, совершенно бесчеловечно вступать во взаимодействие, предполагая, что он настолько чертовски слаб, что не может справиться с красивой, уверенной в себе женщиной, которая знает свой разум и сердце.Пока ваш контакт с мужчинами омрачен этим предположением, вы будете подсознательно мешать им узнать вас как настоящего живого человека. Вы будете думать, что легко представляете себя, или что там, черт возьми, но за этой гладкой внешностью будет лежать противоречивое, беспокойное, злое море преждевременных предположений о том, кто вы (великий, отвергнутый) и кто он испуганный, слабый, отвергающий) и как все это закончится (рушится и горит).

Сочувствие к мужчине, которого вы считаете дрожащим в вашем присутствии, — это не ответ.Ты все еще уверен, что он тебя, бедняга, боится. Вы все еще думаете, что знаете о нем все до того, как он открыл рот. И поэтому все, что он делает, будет точно соответствовать вашему сценарию. Вы кажетесь подозрительным. Это заставляет его нервничать. Он возится со своими словами. Вы думаете: «Бля, это снова происходит». Он думает: «Она выглядит неплохо, но почему она уже злится на меня?»

И неудивительно, что ты злишься. Ты так уверен, что все удивительное в тебе отталкивает мужчин.Вы так усердно работали, чтобы попасть сюда, добиться успеха, выглядеть достойно, владеть собственным домом, но в романтическом плане вы чувствуете, что за ваши усилия вам вручают гигантский сэндвич с дерьмом.

Я всегда ненавидел эту историю о том, насколько умные, успешные, прямые женщины пугают мужчин. Для меня это одна из глубоко неточных гендерных историй в нашей культуре, например: «Мужчины всегда хотят трахнуть случайных женщин, и, по сути, их нужно обманом заставить жениться на ком-то, но они никогда не будут полностью удовлетворены сексуально одним человеком.«Я имею в виду, что может быть более ядовитым для парня, чем ходить, полагая, что это совершенно нормальное явление, которое делают многие люди — объединяются в пары! — не соответствует его сущности и только сделает его несчастным? Чертовски трудно быть счастливым, когда ваша культура на каждом шагу говорит вам, что ваше счастье невозможно. «Ты не такая, как она», — шепчет он в твоей голове. «Ты хочешь трахнуть все, что видишь». Гм, новость: какая-то небольшая часть всего мозга животных хочет трахнуть все, что видит, съесть все, что видит, и поспать полдня.Это не значит, что мы не можем быть довольны тем, что проводим свою жизнь в парах, эмоционально настраиваясь друг на друга, живя вместе, сотрудничая и, да, АКТИВНО СТРЕМЛЯЕМЫЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ВСЕГО ДРУГА.

Кроме того, я не покупаю это. Я не верю, что мужчины — такие жалкие неудачники, что им невыносимо находиться в компании великих женщин. Большинство знакомых мне мужчин выпрыгнули бы из своей кожи от радости, встретив сексуальную и умную женщину, имеющую устоявшуюся карьеру и напрямую спрашивающую о том, чего она хочет.Я не верю, что мужчины, которых я хорошо знаю, являются исключением из правил. Но я действительно думаю, что большинство людей ходят, повторяя одни и те же идиотские культурные предположения, потому что альтернатива — внимательно наблюдать за миром и делать собственные выводы — требует слишком много работы. Черт побери, большинство людей не хотят выбирать между жареным сыром с чили и таянием пирожков, не говоря уже о том, чтобы обращать внимание и выдвигать уникальный тезис об окружающих их людях в отсутствие культурных памяток.

Тот факт, что все, кого вы знаете, говорят вам одно и то же, больше говорит об этой тенденции, чем о том, как устроен мир.Эти люди боятся дать оригинальный ответ, например: «Иногда ты чертовски властен» или «Ты выходишь прямо из ворот, ведя себя так, как будто парень тебе что-то должен». Они видят в вас что-то, что, вероятно, отталкивает с самого начала, но, поскольку они не хотят вдаваться в подробности этого с вами, они просто используют ближайший проксимальный универсальный и универсальный культурный клише и упакуйте их настоящие чувства в это, оставив их и вас безупречными.

Здесь вы собираетесь предположить, что я имею в виду, что вы властная женщина только потому, что добились успеха. Вы предположите, что я добавляю вас и придумываю о вас негативный стереотип. Наоборот! Я говорю о том, что вы ПРЕДВАРИТЕЛЬНО КОНФЛИКТНЫ по поводу мужчин, потому что ненавидите это послание, которое слышали всю свою жизнь, и также ненавидите чувствовать себя уязвимым. Вы годами надрывали задницу и брали имена, а теперь должны ДЕЙСТВОВАТЬ, КАК ВЫ МЕНЬШЕ, ЧЕМ ТЫ, просто для того, чтобы заполучить мужчину.Но в ответ на это вы попадаете в ситуации, чувствуя противоречивость и раздражительность, и предполагаете, что парень меньше, чем он есть. Имейте в виду, что находиться в противоречии с обстоятельствами — это прекрасно и понятно. Но ваши друзья и семья чувствуют этот конфликт, и вместо того, чтобы понимать его слои и напоминать вам о том, кто вы на самом деле, и говорить вам: «Не волнуйтесь, кто-то увидит вас и полюбит как сумасшедший», они думают: «Она довольно властная »и« Она своего рода паровой каток », а затем они ухватываются за этот старый образ« МУЖЧИНЫ НЕНАВИЖУ УДИВИТЕЛЬНЫХ УСПЕХНЫХ ЖЕНЩИН. ЭТО ПРАВДА! ЭТО НЕ ТВОЯ ВИНА!»

Вообще говоря, если вы зададите гендерный вопрос, вы получите гендерный ответ. Все любят повторять друг другу одни и те же старые гендерные тропы. И пока вы идете против течения с гендерной точки зрения, весь мир будет думать, что вы делаете это неправильно. Вся гендерная чушь, которую они носят с собой и которая контролирует их поведение, мешает сформулировать объективный ответ. Это все равно что спросить голодного льва, нравится ли ему ваш новый маникюр.Да, ему это нравится, скажет он, потому что пахнет мясом.

Вот правда, которую даже люди, которые склонны повторять глупые культурные клише, знают в своем сердце: на одном уровне, да, люди контролируются глубоко глупыми сообщениями, которые они несут о себе, в зависимости от того, кем является культура. сказал им, что они есть. Они видят высокую, красивую, успешную женщину и говорят: «СТРАШНО, потому что я, мужчина и мужчина, боюсь великой женщины!»

Но на другом, более глубоком уровне: люди ясно видят друг друга.Они видят истинные желания и страхи друг друга. Они знают, когда кто-то боится, когда кто-то находится в противоречии, и когда кто-то притворяется. Они знают, когда кто-то подозрительно, раздражен или уверен, что ничего не получится. Они знают, когда кто-то хочет трахаться, но хочет большего. Они знают, когда кто-то хочет встречаться, но на самом деле просто хочет трахаться. И они знают, когда кому-то вообще не терпится их увидеть.

Это ты боишься. Вы боитесь, что вас хорошо заметят.Вы хотите, чтобы все видели, что вы красивы, успешны и удивительны. Даже если вы говорите, что вы классный, беспорядочный, замечательный и ужасный, вы еще не можете жить открыто со своим ужасным беспорядочным и чудесным ужасом, иначе вы не стали бы спрашивать других людей , чего на самом деле хотят мужчины. Если бы вам было нормально иногда быть напуганным и слабым, вы бы знали, что не имеет значения, чего хотят все мужчины или большинство мужчин. Вы бы знали, что можете изобрести целый мир с человеком, который его поймет, и не имеет значения, что кто-то думает о том, насколько вы напуганы, слабы, беспорядки, ужасны или устрашающи.Никто из вас не будет трахаться, как весь мир думает, что вы должны быть просто потому, что вы женщина. Если бы вы не были так напуганы, вы бы не рассказывали эту историю о том, что все отвержения должны сводиться к тому, что мужчины боятся вас. Вы были бы готовы появиться, не делая быстрых выводов.

Вы не знаете. Ты боишься.

Если вы действительно хотите, чтобы вас четко видели, приходите, не отступая от своих предположений. Приходи и слушай. Приходите и признайтесь: «Я потрясающий, но еще и ужасный». Приди и скажи: «Я сделал все, что намеревался сделать, но эта любовь до чертиков пугает меня». Приходите и говорите: «Я боюсь того, что будет дальше».

Вы уже знаете, что не хотите мужчину, которого вы явно запугиваете. Это хорошо знать. Вы не хотите, чтобы вас боялись, когда вам совсем не страшно. Это чувство пугания людей — самая грустная и одинокая вещь для вас, потому что вы испытывали это всю свою жизнь.Но для того, чтобы перестать так себя чувствовать, нужно совсем не бояться. Ты нормально не пугаешь людей? Можете ли вы просто быть другим человеком в комнате, как и все остальные, не обязательно таким впечатляющим, немного противоречивым, немного обеспокоенным тем, что вас снова отвергнут? Или вы бы предпочли остаться в страхе и безопасности и благополучно вернуться к той же старой истории о том, что всегда происходит дальше?

Полли

Закажите новую книгу «Спроси Полли», Как быть человеком в мире , здесь. Есть вопрос к Полли? Электронная почта [email protected] Колонка ее советов будет появляться здесь каждую среду.

Еженедельная доставка Ask Polly.

8 причин, по которым мужчины боятся независимых женщин (и почему вы должны этим гордиться)

Во многих сферах жизни независимые женщины добились успеха. Мы достаточно сильны, чтобы противостоять любым вызовам, даже без наличия системы поддержки, и нам никогда не нужно беспокоиться о том, что наши потребности останутся неудовлетворенными, потому что мы просто не позволим этому случиться.Быть боссом дает нам невероятные возможности почти во всех отношениях, но самая большая проблема, которая обычно встречается на нашем пути, — это найти настоящую любовь. Мужчины привыкли быть сильным в отношениях, доминирующим лицом, принимающим решения, которое побеждает робкую покорную женщину и обычно добивается своего.

Когда такой альфа-самец встречает настоящую суку-босс, он не знает, как с этим справиться и, как правило, реагирует «сражайся или беги».

Другими словами, он может почувствовать угрозу и стать враждебным, или он может быть настолько напуган, что перестанет с вами разговаривать.Что с этим? Похоже, что мужчины теоретически должны более естественно относиться к сильным женщинам из-за общего с нами сходства. Давайте посмотрим на множество крутых черт независимых женщин, которые делают нас такими крутыми и такими устрашающими.

Нам мужчина не нужен.

Независимым женщинам не нужен мужчина, чтобы обеспечивать их, а мужчины привыкли, что их нужно кормить. Когда они встречают женщину, которая закончила колледж, зарабатывает собственные деньги, оплачивает собственные счета и разбивает своих случайных квартирных пауков, они иногда принимают это неправильно и чувствуют себя выхолощенными.На самом деле они должны быть рады, если мы хотим их компании, потому что это действительно вопрос желания его рядом, а не нужды в его одолжении. Ребята, вы действительно хотите быть с кем-то, кто просто использует вас в качестве личного банкомата / истребителя пауков?

У нас уже есть полноценная жизнь, которую мы любим.

Независимые женщины не сидят сложа руки и ждут, пока мужчина позвонит и составит планы на эту ночь. В наших календарях уже есть карьера, подработка, хобби и вечеринки для девочек.Даже если мы планируем просто заказать пиццу и посмотреть Netflix, это будет лучшая ночь на свете. Если вы хотите договориться с нами о планах, сделайте это заранее, иначе вы попадете в список ожидания.

Ожидаем интеллигентного разговора.

Мы живем каждый день на вершине мира, стремясь быть лучшими, какими мы только можем быть. Читаем, смотрим новости, обращаем внимание на текущие события. Если у вас нет значимого вклада в разговор или вы постоянно пытаетесь сменить тему на секс, вы потеряете всякое доверие, а также все шансы, которые у вас когда-либо были. Если вы когда-нибудь захотите прикоснуться к телу суки-начальницы, вы должны сначала стимулировать ее разум.

Мы эксперты в том, как избавиться от проблем.

Независимые женщины часто остаются одинокими, и обычно это происходит по собственному желанию. Поэтому мы становимся экспертами по мастурбации. Если вам посчастливилось забраться в нашу постель и не только не вытащить нас, но и даже не попытаться найти наши волшебные кнопки, не планируйте когда-либо снова видеть нас. Секс сопряжен с риском, и этот риск оправдан только в том случае, если вы приложите хотя бы некоторые серьезные усилия, чтобы заставить нас чувствовать себя хорошо (да, мы даем бонусные баллы за усилия).

У нас уже есть план жизни на пять, 10 и 15 лет.

Мы склонны тщательно планировать каждый этап жизни, и этот план зависит от того, есть ли у нас партнер или нет. Таким образом, вам решать, пройти прослушивание, если вы хотите быть частью ее нашего плана. Если мы увидим в вас хулителя или препятствия на пути к нашим жизненным целям, вас быстро оттеснят. Ни у одной независимой женщины на это нет времени.

Мы сексуальны и знаем это.

Мы сексуальны, потому что уверены в себе.Даже если у нас нет идеального тела и безупречной кожи, мы гордимся собой, и это, естественно, привлекает внимание. Когда вы насвистываете уверенной в себе женщине, идущей по улице, она слышит вас, но не обращает на это внимания, потому что уже знает, какая она классная. Если вам действительно нужно наше внимание, вам придется постараться.

У нас есть варианты.

У независимых женщин есть возможности. Есть парни из нашего прошлого или настоящего, которые думают, что могут справиться с нами, но мы не чувствовали достаточно сильных вибраций, чтобы прыгнуть прямо.У нас есть друзья из средней школы или колледжа, которые поддерживают связь в социальных сетях, ребята, которых мы встретили в баре или на вечерах суши, и, конечно же, старые флеймы, которые точно понимают, что они потеряли. Кроме того, мы привлекаем внимание практически каждый раз, когда выходим на улицу. Если вы становитесь мелочным и ревнивым каждый раз, когда с нами разговаривает другой мужчина, мы не собираемся бросать всех остальных; мы тебя бросим.

Нам действительно наплевать, что о нас думают.

Независимые женщины владеют всем, чем они являются, и такое редко можно найти в мире, который склонен зацикливаться на мнении других.Если вы не одобряете нашу прическу, одежду, выбор обеда или общий взгляд на жизнь, мы совершенно не ебем ваше мнение и сделаем все, что захотим. У вас есть два варианта: принять нас такими, какие мы есть, или отойти в сторону, чтобы мы могли видеть, кто следующий в очереди.

Мужчина, который достаточно силен, чтобы быть с вами, сможет справиться со всем, что вы есть. Для парней подумайте о преимуществах жизни с независимой женщиной. Мы не будем для вас обузой, а, скорее, вашим активом, и мы всегда будем поощрять вас продолжать вести свою собственную социальную жизнь вне нас (потому что мы хотим того же самого).

Sponsored: Лучший совет по знакомствам / отношениям в сети. Зайдите на сайт Relationship Hero, где высококвалифицированные коучи по взаимоотношениям помогут вам понять вашу ситуацию и достичь желаемого. Они помогут вам преодолеть сложные и трудные любовные ситуации, такие как расшифровка смешанных сигналов, преодоление разрыва или все, что вас беспокоит. Вы сразу же связываетесь с отличным тренером по тексту или по телефону за считанные минуты. Просто нажмите здесь…

Анна Мартин Йонк Анна Мартин Йонк — писатель-фрилансер и блогер из солнечной Северной Каролины.Она любит тусоваться со своим глупым мужем и двумя собаками-спасателями, и ее всегда можно найти на пляже с напитком в руке.

Есть что сказать?

Твитнуть автора:
Твитнуть @atmartinwriter

Дорогой сэр, не позволяйте #MeToo заставлять вас бояться меня

Автор: Ариэль Лапиано

Unsplash

В последнее время со мной происходит что-то неприятное.Кажется, что мужчины меня боятся. Старший мужчина на работе спросил: «Можно ли так говорить?» после того, как сделал мне комплимент по поводу новой пары «фанковых» ботинок. Другой мужчина обильно извинился, хлопнув меня по локтю. Коллега-мужчина позвонил после напряженного, но полностью профессионального разговора, чтобы убедиться: «С вами все в порядке, и я не считаю, что я был грубым».

Хотя такая крайняя вежливость может указывать на то, что движение #MeToo оказывает положительное влияние, это скорее признак того, что мужчины не знают, как взаимодействовать с женщинами.Это непреднамеренное последствие движения, которое может вернуть как мужчин, так и женщин к неверному исходу — миру, в котором мужчинам рекомендуется никогда не встречаться с женщинами наедине, чтобы избежать каких-либо шансов быть вызванными домогательствами.

Последние опросы подтверждают мой опыт. Lean In и SurveyMonkey обнаружили, что почти половине менеджеров-мужчин неудобно участвовать в наставничестве, работать в одиночку или общаться вместе с женщинами, а количество менеджеров-мужчин, которым неудобно наставлять женщин, увеличилось более чем в три раза.Недавнее исследование Harvard Business Review, в котором изучается влияние движений #MeToo и #TimesUp на создание устойчивых улучшений в их организациях, выявило некоторые «неблагоприятные реакции».

«Мужчины и женщины не разговаривают друг с другом. Окружающая среда становится бесплодной, и работать в ней совершенно неудобно », — ответил один из участников опроса. Согласно опросу, 65% мужчин указали, что с момента начала движения «менее безопасно» наставлять и обучать своих коллег-женщин. Это непреднамеренное последствие вредит женщинам, которым призвано служить движение.

«Есть страх не сказать что-то неправильное, быть обвиненным или стать частью того, что может быть суровой рабочей средой», — говорит мне Маркус Паттерсон. Г-н Паттерсон недавно завершил исследование о том, как привлечь мужчин к достижению равенства женщин, для Ellevate Network, сети для женщин-профессионалов.

«Странно, но именно мужчины, которые не делают ничего плохого, нервничают излишне», — говорит д-р Арин Ривз, ведущий исследователь в области лидерства на рабочем месте и президент консультационной фирмы по трудоустройству Nextions.«Мужчины, которые не нервничают, вероятно, это те, о ком стоит беспокоиться».

Но давайте поговорим о слоне в комнате — почему так много мужчин спотыкаются в своем обычном разговоре и общении с женщинами на работе? Это может быть вера в то, что незначительные отклонения в поведении, которые намного ниже стандарта сексуальных домогательств, разрушили карьеру других мужчин.

Они стали недоверчивы к коллегам-женщинам, которые, по их мнению, могут искать возможность ложно крикнуть: «Я тоже!» Конечно, в офисе все еще прячутся плохие актеры, но это недоверие чревато огромными издержками для работающих женщин — упущением наставничества со стороны мужчин с ценным опытом и навыками, которыми можно поделиться.

Мы понимаем, почему мужчины нервничают. «Мы говорим о том, что является неправильным поведением, но мы никогда, как страна, как культура, не говорим о том, что такое правильное поведение», — говорит Ривз. «Представьте, что кто-то смотрел, как вы едите в течение недели, и указывал на все, что было нездоровым, но никогда не думал рассказывать вам о том, что полезно для здоровья. Ты будешь нервничать каждый раз, когда берёшь вилку.

Итак, всем нашим коллегам-мужчинам: делать комплименты стрижке или наряду — это нормально. Но подумайте коротко и по делу: «Хорошая стрижка!» или «Обожаю новую обувь!» Не комментируйте, как выглядит чье-то тело, что он заставляет вас чувствовать или что кому-то следует надеть. Что еще более важно, подумайте о комплиментах женщинам за их работу, а не только за их внешний вид.

Что касается наставничества и встреч, если вам неудобно водить женщину в кафе, то отведите ее на завтрак, обед или кофе. Если вы все еще сомневаетесь, подумайте о наставничестве пары женщин или большей группы и возьмите их вместе. Еще одна идея, которую Ривз предлагает наставникам-мужчинам: позволить подопечному управлять отношениями. Она предлагает сказать ей: «Скажите, пожалуйста, как часто, когда и где вы хотите встречаться.«

«Я не думаю, что так должно быть, но наличие более определенной структуры и плана может помочь некоторым мужчинам исключить любое ощущение несоответствия в разговоре», — говорит Паттерсон.

Это хорошие парни, которые по понятным причинам нервничают — и мы понимаем, почему вам неуютно в этом дивном новом мире офисной политики. Но, пожалуйста, продолжайте выдерживать эти нервы, чтобы поговорить с нами, встретиться с нами и наставлять нас — так же, как вы бы сделали это с коллегами-мужчинами. Сейчас нам нужно работать вместе больше, чем когда-либо.

[Связано: неожиданный результат #MeToo на рабочем месте, о котором соглашаются мужчины и женщины ]

Ариэль Лапиано — основательница Shattered Glass Tees — компании, которая продает товары, расширяющие возможности женщин и девочек, для финансирования благотворительных организаций, поддерживающих девочек, — и директор по коммуникациям и связям с общественностью ведущей мировой юридической фирмы.

Худший кошмар женщины

Мэри Диксон
© 1996

«Многие мужчины рады, что одна женщина ушла», — гласил недавний заголовок газеты.«Некоторые люди считают, что Стефани Дон Кирк — их самый страшный кошмар, сбывшийся», — начиналась статья писателя из Солт-Лейк-Сити.

В последнее время меня особенно интересует худший мужской кошмар. Проведя более года в работе с продюсером Коллин Касто над документальным фильмом канала PBS о происхождении насилия в отношении женщин, Коллин Касто, я много знаю о женских страхах. Мужские страхи мне более чужды. Стефани Кирк, о которой писала статья в газете, выглядела достаточно безобидной.Она была молода, с длинными каштановыми волосами и слишком много подводки для глаз. Но, видимо, эта молодая женщина — худший кошмар для мужчин.

Что она сделала, чтобы наводить ужас на мужчин? Она никогда не причиняла физического вреда никому из мужчин, упомянутых в статье. Они утверждали, что она ложно обвинила их в изнасиловании или избиении.

Я не хочу преуменьшать значение мужских страхов или разрушительных обвинений этой женщины. Но эта история подчеркнула для меня то, что мужчины и женщины по-разному воспринимают свою безопасность.

Еще одна история, показанная в местных СМИ на той же неделе, рассказывала о многих женских кошмарах, хотя ни в каких сообщениях она не описывалась. В 5:45 женщина бегала трусцой в пригороде, когда мужчина схватил ее, затащил за цементную стену, несколько раз ударился головой о стену и жестоко изнасиловал. Изнасилование — это история, которая заставляет женщин понять, насколько мы уязвимы. Это заставляет нас дважды подумать о прогулке по затемненной автостоянке, выполнении простого дела после наступления темноты или беге в одиночестве.Каждый день мы становимся мишенями, о которых даже не догадываемся. Из-за нашего пола мы должны постоянно думать о том, как обезопасить себя. Страх запрещает нам, как и где мы живем, где гуляем, где паркуемся, где спим, едим и путешествуем. Как женщины, мы знаем, что есть некоторые вещи, которые мы не можем — или, скорее, не должны — делать, а некоторые места нам не следует посещать. Мы смотрели фильмы, читали статьи, мы знаем статистику. Средства массовой информации — наш коллективный рассказчик, и история, которую они рассказывают нам снова и снова, заключается в том, что нет безопасного места — ни на дорогах, по которым мы едем, ни на улицах, по которым мы ходим, ни даже в доме, где мы живем.Мы чувствуем себя в опасности, потому что это так.

Когда мы начали работу над нашим документальным фильмом, мы начали хранить папку с вырезками о жестоком обращении с женщинами, которым подвергаются руки мужчин — беременной молодой женщине, застреленной ее парнем, женщине, на которую напал и переехала машина нападавшего, женщина, перенесшая инсульт, забитая до смерти ее мужем, молодая мать и ее двухлетняя дочь, убитые отвергнутым парнем, семилетней девочкой, изнасилованной другом ее отца. Иногда истории появлялись почти ежедневно, часто по две и более в одной и той же газете.Наши файлы так быстро начали раздуваться, что я перестал приводить больше неутешительных доказательств. Ни в одном из аккаунтов не было заголовка, в котором говорилось бы, что «он был худшим кошмаром для женщины», хотя преступления обвиняемого включали нанесение ножевых ранений, изнасилование, удушье, избиение и жестокое убийство женщин.

В то же время мы начали слышать истории от наших знакомых об их опыте: преследованиях, сексуальных домогательствах, избиениях. Мы были шокированы, когда очень успешная подруга рассказала о муже, который направил пистолет ей в голову и угрожал убить ее, если она оставит его.Мы были ошеломлены, когда узнали, что мать друга была изнасилована в собственном доме в 10:30 теплой летней ночью. Казалось, у каждого есть своя история. Худший кошмар для женщин? Для слишком многих из нас самое сокровенное из преступлений — горькая реальность.

По словам сенатора Джозефа Байдена, который настаивал на законе о наказании за насилие в отношении женщин, «самая большая опасность для здоровья женщины — это насилие со стороны мужчин». Конечно, подавляющее большинство мужчин — уважаемых мужчин — не причиняют вреда женщинам, и женщины — не единственные жертвы насилия.Но факт в том, что женщины физически более уязвимы. Мы рано узнаем, что должны принимать дополнительные меры предосторожности, чтобы защитить себя.

Мы можем бояться незнакомцев, но самые близкие из незнакомцев — муж, любовник, друг — чаще всего причиняют нам боль. Согласно исследованию Министерства юстиции США, две трети насильственных нападений на женщин совершаются кем-то, кого женщина знает. Можем ли мы когда-нибудь быть слишком осторожными?

Худший женский кошмар? Это довольно просто. Писательница Маргарет Этвуд пишет, что, когда она спросила друга-мужчину, почему мужчины чувствуют угрозу со стороны женщин, он ответил: «Они боятся, что женщины будут смеяться над ними.«Когда она спросила группу женщин, почему они чувствуют угрозу со стороны мужчин, они ответили:« Мы боимся быть убитыми ».

Если вы спросите женщину, чего она боится и что она делает, чтобы защитить себя, она даст вам список конкретных деталей. Задайте тот же вопрос мужчине, и он может не понять, что вы имеете в виду. Пока мы работали над нашим документальным фильмом, мы провели неформальный опрос, задав этот вопрос мужчинам и женщинам. Их ответы были поучительными. Обычно женщины боялись физического насилия или опасались за безопасность своих детей.

«Иногда я волнуюсь, что на меня нападет какой-то парень, потому что я бегаю по утрам, и всегда очень темно. У меня есть собака, так что я могу бегать с ней, и я также ношу с собой булаву сейчас, когда пробег.»

«Я больше всего боюсь нападения со стороны мужчины, особенно если я бегаю трусцой, катаюсь на велосипеде или гуляю. Я не выхожу ночью один. Раньше я бегала в наушниках, но не делаю этого. делай это больше, чтобы я мог знать, что происходит вокруг меня «.

«Мне всегда страшно в ситуации, когда есть кто-то, кто легко меня одолел.Я запираю двери, паркуюсь в освещенных местах, не бегаю в темных местах ».

«Я боюсь каждый раз выносить мусор ночью, потому что знаю, что на женщин нападали и изнасиловали, просто вынося мусор, и застали их врасплох ночью. Я всегда беру с собой двух собак, когда беру выбросить мусор «.

У женщин опасения специфические. С другой стороны, мужчины больше боялись неудач или унижений.

«Я больше всего боюсь быть глупым.«

«Неудача — главный страх в моей жизни».

«Принятие неправильного решения и необходимость смириться с этим».

«Думаю, я больше всего боюсь полной потери контроля».

«Как мужчина, я мало чего боюсь».

Большинство мужчин не понимают застарелых страхов женщин. Когда сослуживец пожаловался мужу, что ей не нравится работать допоздна, потому что она боится идти к своей машине, он спросил ее, почему она просто не заправляет свои светлые волосы под бейсболку.

Дело не в том, что женщины постоянно напуганы или скованы страхом. Скорее, мы знаем, что должны постоянно быть осторожными. Мы оглядываемся на парковку, держим ключи в руках, когда выходим из здания, проверяем, кто в лифте, запираем окна даже жаркой летней ночью — сотня маленьких жестов, которые становятся второй натурой для женщина. Мы принимаем меры предосторожности, о которых мужчина никогда не думает.

Недавно я провел полдень с одинокой подругой, пока полицейский проверял безопасность ее дома.(Она не хотела оставаться одна в своем доме с незнакомцем, хотя он был полицейским). Я сомневаюсь, что многие сочли бы такую ​​проверку необходимой. Не так давно мне позвонила моя подруга и попросила остаться с ней на несколько ночей. Ее муж уезжал из города, и она не хотела оставаться в доме одна. Я приехала, потому что моего мужа не было в городе в те же выходные, и я тоже не хотела оставаться дома одна. Если вы мужчина, это не будет иметь для вас никакого смысла. Но если вы женщина одна в большом доме, двери и окна не дадут вам уснуть по ночам.Там много плохих парней, и только дверь или окно отделяет их от нас. Хотя мои окна закрашены, двери закрыты на два замка и засовы, у меня все еще есть маршрут побега на случай, если я действительно услышу, как кто-то поднимается по крутой лестнице в коридор за пределами спальни. Я понимаю, что это смешно, но кто может помочь темным демонам, которых вызывает ночь? Проходят ли мужчины эти сложные сценарии глубокой ночью, пытаясь наметить путь к отступлению? Я никогда не встречал никого, кто бы знал.Но у большинства женщин, которых я знаю, есть план. Мы принимаем меры предосторожности.

49-летняя женщина, у которой мы взяли интервью для нашего документального фильма, подумала, что она приняла меры предосторожности. Несколько месяцев назад ее изнасиловали в своем доме, когда она услышала лай собаки и открыла дверь, чтобы впустить ее. Незнакомец в маске с ножом схватил ее, затащил в дом и изнасиловал.

«У меня на брелке есть булава, но вы не выбегаете на улицу, чтобы увидеть, на что лает ваша собака с булавой в руке», — говорит она. «Может, тебе стоит везде ходить с ним в руке.Все женщины уязвимы, как и я. А если они этого не осознают, то должны. Потому что никогда не знаешь, что произойдет. Вы никогда не сможете, когда это произойдет. И вам всегда нужно проверять свою спину ».

Это реальность, которая возмущает Мэгги. «Сначала это вечера, которые я потерял, а теперь это свобода в моем собственном доме. Кажется, что у нас просто остается все больше и больше вещей, которых мы должны остерегаться, и все больше и больше свобод, которые мы теряем, только в зависимости от нашего пола. »

Постоянно вызывающая споры Камилия Палья говорит, что женщины мечтают, если они думают, что что-то изменится.«Феминизм постоянно утверждает, что полы одинаковы. Он постоянно говорит женщинам, что они могут делать все, что угодно, идти куда угодно, говорить что угодно, носить что угодно. Нет, они не могут. Женщины всегда будут в сексуальной опасности», — пишет она в своей книге «Секс». , Искусство и американская культура.

В качестве иллюстрации она рассказывает историю студента, который спал в проходе Великой пирамиды в Египте. «Я никогда этого не испытаю. Я женщина. Я не настолько глупа, чтобы поверить в то, что когда-либо смогу быть там в безопасности. Это мир уединенных приключений, которого у меня никогда не будет.Женщины всегда знали эти мрачные истины ».

Хотя мы должны исправлять социальную несправедливость, когда можем, Палья говорит, что мы должны понимать, что есть вещи, которые мы никогда не сможем изменить. Мой друг-антрополог, который исходит из точки зрения взгляда на прошлые и настоящие культуры, соглашается с ней. Она говорит, что женщины навсегда останутся добычей из-за различий между полами. Возможно, они правы. Я сомневаюсь, что когда-нибудь буду ходить один в определенных местах или перестану запирать двери и окна.

«У женщин есть вполне обоснованные опасения», — сказал мне 24-летний Джейсон.«Я понимаю это, но никогда не испытывал этого. Я никогда не планирую, где я выгуливаю собаку или припарковываю машину. Зачем мне это? Я надеюсь, что все больше мужчин, таких как Джейсон, начинают понимать страхи женщин и осознавать, что у женщин иная реальность собственной безопасности, чем у мужчин. Общество не будет серьезно относиться к страхам женщин, пока мужчины не поймут нашу уязвимость. Пока мужчины не присоединятся к женщинам, чтобы сказать «нет» насилию, будь то на улице или в наших домах, вряд ли что-либо изменится. Как женщины, мы можем принять все мыслимые меры предосторожности, но окончательный ответ лежит в каждом мужчине и каждой женщине, а также в том, что мы будем или не будем терпеть как отдельные лица, как сообщества и как нация, чтобы позволить нашим дочерям, нашим сестрам, нашим матерям и всем остальным. женщины в нашей жизни, чтобы жить без страха.

Мэри Диксон — сценарист и сопродюсер сериала No Safe Place: Violence Against Women , который выйдет в эфир в пятницу, 27 марта в 21:00. ET на PBS. Ее эссе — лауреат премии Вивиан Каслберри за комментарии 1996 года от Ассоциации женщин-журналистов.

Единственное, чего женщины больше всего боятся в мужчинах (это не агрессия)

♦ ◊ ♦

Раньше я думал, что женщины боятся только агрессии мужчин, во всех ее формах: гнев, ярость, физическое насилие, словесные оскорбления, сексуальная агрессия, изнасилование.

Я выросла со всевозможными противоречивыми социальными сообщениями о неправильных (и неуловимых правах) насилия в отношении женщин. С тремя сестрами и двумя матерями (в браке с двумя моими отцами) я рано понял, что в женщинах есть что-то особенное, что они отличаются от мужчин не только частями тела, но и сущностью. Я знал, что их нужно защищать и уважать.

В дополнение к ежедневной мужской агрессии по отношению к женщинам, с которой я сталкивался за пределами своего дома, я также стал свидетелем взрывного мужского гнева внутри моего дома, который ужаснул меня и моих сестер.Наблюдение за моими крошечными испуганными сестрами, которые регулярно отшатываются перед ужасным мужским гневом, только укрепило мои представления об исключительном страхе женщины.

Я научился ненавидеть мысль о том, что женщина чувствует себя небезопасной в моем присутствии. Я хотел, чтобы женщины чувствовали себя хорошо, нравились мне, и я видел, как агрессия заставляет их чувствовать себя плохо, как она заставляет их ненавидеть мужчин.

Итак, я изо всех сил старался никогда не проявлять агрессию по отношению к женщине.

Даже сексуально. Я закрываюсь в сексуальном плане по отношению к женщинам из опасения, что мое желание будет интерпретировано ими как агрессия.На протяжении всей моей свидательной жизни и во время отношений, пока я не был на 100% уверен, что женщина приветствует следующий шаг со мной, я не собирался делать следующий шаг. Женщине пришлось практически засунуть язык мне в горло, прежде чем я понял, что целовать ее можно только приветствую.

Я кастрировал себя бесчисленными способами, чтобы защитить женщин от любого намека на мужскую агрессию во мне.

Я часто практиковал то, что, по моему мнению, было самым верным способом заставить женщину чувствовать себя в безопасности:

Я стал для нее невидимым.

Означало ли это отступить, держаться подальше от нее, выйти из комнаты или просто притвориться, что я не хочу страстно пожирать ее, когда я так отчаянно это делал, в присутствии женщины я старался изо всех сил стараться не угрожать ей. сам быть.

Я сам научился исчезать. Чтобы спасти ее от того, что я считал ее изначальным страхом перед моей агрессией.

Но вот что происходило на самом деле.

За последние несколько лет я обнаружила то, чего женщины боятся в мужчинах даже больше, чем простая агрессия.Это нечто гораздо более распространенное в нашем повседневном мире. Мы, мужчины, чего-то даже боимся в себе, хотя большинство даже не осознают, что мы это делаем.

Женская женщина больше всего боится исчезновения своего мужского мужчины.

Она боится его не явиться за ней . Не подходить. Выходя. Не оставаться сильным и присутствовать , особенно когда все становится немного сумасшедшим и запутанным.

Самое сокровенное желание женщины — чтобы ее лелеяли.

Когда мужчина уходит, даже если не физически, то даже эмоционально, она остается совершенно не любимой.

Агрессия — это просто крайнее проявление того, что мужчина не любит женщину.

Я много лет выезжал на работу, когда мои женщины становились для меня слишком эмоциональными, особенно когда они злились. Я подумал, если бы они просто видели вещи по-другому — если бы они видели вещи так, как вижу их я, — все было бы хорошо. Поэтому я как сумасшедший пытался убедить их изменить свое мнение. Что редко срабатывало.Они не ждали корректировки своего интеллекта. Поэтому я постоянно сдавался и убегал, даже когда оставался в комнате.

Если она сражалась со мной достаточно долго, в конце концов я сопротивлялся. Женская женщина не может превзойти меня. Я выиграю эту битву. И я сделал. Каждый раз. Но я действительно только проиграл. Она тоже. Поразительно, насколько я был слеп к тому, что на самом деле происходило.

Теперь я понимаю, что она просто кричала о своем страхе , отчаянно нуждаясь в том, чтобы я усилился и забрал ее сердце, чтобы она без сомнения знала, что я здесь, никуда не пойду, что она в безопасности в моей любви , чтобы просто убедить ее глубоко, что я получил ее и не позволю ничего плохого с ней случиться… как только здоровый мужчина может ее успокоить.

Женщины боялись не только моей агрессии. Они боялись моего ухода, что, по иронии судьбы, я делал бесчисленными способами часто, чтобы избежать собственной врожденной агрессии, которая тоже пугала меня.

Если бы я знал эту более глубокую правду, я бы, вероятно, женился на своей последней девушке. Вместо этого я назвал ее незрелой и злой и побежал во все стороны. Я не мог стоять в иллюзорном огне ее боли — боли в значительной степени вызванной мужским отказом от нее в прошлом. Я был так взволнован ее болью, настолько захвачен своей собственной, что не мог убедить ее в том, что люблю ее и буду держать ее в безопасности, поскольку она снова научилась доверять.Я потерял женщину, которую любил больше всего в своей жизни, потому что не мог видеть, что на самом деле происходило; о чем она на самом деле меня просила.

Она просила меня выступить и бороться за ее сердце.

Борьба за что? Боритесь с собой. Боритесь с моим желанием бежать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *