04.08.2021

Блатные высказывания: Подбор статуса: блатные цитаты о жизни — Статусы для вконтакте, одноклассников и аськи

Содержание

Статусы блатные

Пивка для рывка, водочки для блатной походочки.

Я с незнакомыми женщинами в постели не разговариваю!

Коньяк — это, конечно, ни свежий воздух, ни правильное питание, ни здоровый сон, но тоже… Вариант.

Я думал туз а там король здравствуй мама бандероль !!!

Всем кто бывал,кто ныне катается.Всем кто этапами душными маяться.Всем свободы,добра и сердечности.Всем вам удачи до бесконечности!

Пусть будет проклят тот, и вычеркнут из века, тот…,кто придумал и решил тюрьмой исправить человека.

Меня прет – потому что жизнь идет!

Я бы вас послала, да вижу, вы оттуда.

Скажи мне, что я не права, и я скажу кто ты!

Правило двух тысяч баксов: хорошо когда у тебя есть две тысячи баксов.

С Христом на Вы, С Судьей на Ты, Ну а с Братвой до гроба…

У меня есть своё мнение, но оно Вас обидит.

Жизнь подобна карточной игре, в которую ты играешь, не зная правил.

Настал тот период в жизни,когда хочется купить танк и съездить по некоторым адресам, так, чисто поздороваться…

Блатная жизнь — это когда в небе звезда падает, а тебе и загадать нечего.

Стыдно не обижать, стыдно быть обиженным.

Живи, люби, кради, гуляй, купи весь мир потом отдай! Всегда лишь помни вещь одну, не забывай свою братву!

Живи сейчас, а не однажды! Жизнь одна и не дается дважды.

Жизнь блатная – это как гипермаркет самообслуживания: главное на кассе не обалдеть от своего «выбора».

Водка, пиво и вино — наши лучшие друзья. Не рифмуется никак, но зато глубокий смысл.

Есть блатные, есть спортсмены, а кто есть ты???

Или головы в кустах, или груди в крестах.

Будь пацаном вывози за базар!

Кто обидет девушку боксера- тот станет проблемой хирурга.

Святого в этом мире нет, но есть закон, тюрьма и судьи, что загубили жизни цвет, ломая молодые судьбы.

Блатные статусы по понятиям (100 статусов)

Количество блатных не то чтобы растет, но точно не уменьшается. Имея свое видение жизни такие люди часто выражаются и в социальных сетях. Нередко данные высказывания выкладывают публичные страницы, стараясь угодить всем пользователям интернета, ведь это довольно обширная тема для рассуждений. В данной подборке собраны блатные статусы по понятиям.

Мне плевать на тех, кто меня ненавидит. Я живу ради тех людей, которые меня любят.

Если жить, то красиво. Если взгляд, то четкий. Если надеяться, то только на себя. Если любить, то всем сердцем.

Брат – это тот, кто не наглеет, даже если ты разрешаешь ему многое.

А ты вспомни, братан, какими раньше мы были. Как росли, продвигались и впервые полюбили!

У нас у каждого свои движения, кто будет жить по красоте покажет время!

У меня нет пушки, нет толпы за спиной, но есть пару кентов которые хоть в ад пойдут со мной!

Судить меня дано лишь Богу, другим я укажу дорогу.

Не разбивай маленькой девочке сердце! Она ведь в статусе всему контакту расскажет, какой ты блатной мудак!

Бей первым, пацан, бей первым всегда. Пропустишь удар и будет беда. За мать, за друзей, за отца, бей первым по жизни всегда!

Когда ты не паришься, все получается гораздо лучше.

Меня обидеть — раз плюнуть, но плевать придется кровью, собирая зубы сломанными руками.

Можно в девушку влюбиться, можно девушку любить, но чтоб девушка любила – это нужно заслужить…

Люби меня как роза воду, а я тебя как вор свободу. Но знай, что вор свободу кинуть может, а роза вечно жить не может…

Все делай тихо и о тебе заговорят громко…

Не избегай драки, раны заживут быстрее, чем самооценка.

Я не ревнивый, просто не люблю, когда трогают то, что принадлежит мне.

Думать надо головой, любить — сердцем, чуять — жопой, и самое главное — ничего не перепутать.

Хватит думать сутками о человеке, который не задумывался о тебе даже на час.

Пацан глазами любит всех, а сердцем одну.

Отключи телефон, не заходи в контакт, и ты узнаешь, сколько у тебя настоящих друзей.

Самое крутое в телефоне пацана, не его стоимость, не количество функций, а его любимая девушка на заставке.

Слушай всех, прислушивайся к немногим, решай сам…

Настоящий пацан не тот, который заводит новую девушку каждый вечер, а тот, который каждый вечер заводит одну и ту же…

Серьёзные отношения – это когда пацан видит в магазине или на улице симпатичную и стильную девушку, смотрит на неё, смотрит… и думает: «Надо моей девочке такую же шапочку купить»…

Кровь – это не то, что течёт в твоих жилах. Это то, что брат отдаст за брата!

Когда есть деньги, как-то легче согласиться, что не в деньгах счастье.

Я – мужчина, и по определению бесстрашен, пацан бывает только таким.

Жизнь блатная – это не сад роз, а картофельное поле, где самая большая свинья может получить самую большую картофелину.

Если любишь – люби без обмана. Если веришь – то верь до конца. Ненавидишь – скажи это прямо. А если смеёшься – то смейся в глаза.

Бывает в жизни так тоскливо, что даже чай не лезет в глотку. А помогает только пиво, которым запиваешь водку.

Неважно кто и что говорит за твоей спиной. Важно то, что когда ты обернешься все будут молчать.

Бывает, ради человека бросаешь всех, а он ради всех бросает тебя…

Не, брат, это не жизнь блатная бл*дская, а судьба шл*ха!

Своя компания — это компания, в которой можно не думать, когда говоришь.

Прощать не сложно, сложно заново поверить.

Родители – это такие люди, которые гоняют авторитетных пацанов за хлебом.

Силён не тот, кто может выпутаться из всех ситуаций, а тот, кто в самых серьёзных из них может позвонить друганам.

Когда над тобой шесть фунтов земли — тебя любят все…

Бросай… ревнуй… страдай… влюбляйся… Но никогда не унижайся!

Пройдёт время и жизнь покажет, что всё было только к лучшему.

И пусть судьба не справедлива, но жизнь — игра, играй красиво.

Если тебя заставляют выбирать между девушкой и братвой – ты знаешь, что выбрать…

Верного пути не существует, выбираешь сам и сам рискуешь…

Знай, что в жизни есть что-то больше чем то, что ты потерял…

Делаешь — не бойся, боишься — не делай, а сделал — не сожалей.

Почему не пишешь? руки чем-то другим заняты?

Самое позорное для пацана — поливать грязью ту, с которой делил постель, ел за одним столом и жил несколько лет.

Для нас нет закона — мы просто пацаны с района.

Мне не нужна самая красивая девушка. Мне нужна искренне любящая меня, а королевой я ее сам сделаю.

Если жизнь дала трещину, не надо лить в нее водку.

Не страшно — если ты упал, страшно если ты не попытался встать…

Я, конечно не подарок, но ведь и ты не именинница…

Мы, пацаны, не обижаемся — мы делаем выводы!

Может, конечно, и не по закону, зато по правилам!

Иномарки для понтов, а ТАЗы для пацанов.

Относитесь к жизни проще. Конец истории всегда хороший. Если тебе плохо – значит, еще не конец.

Победит не тот, кто сильнее, а тот, кто готов идти до конца.

Привык к этому району, к этим его дворам, к этим по любому порядочным пацанам, к тем – кто руку крепко жмет, к тем – кто за брата убьёт…

У нас с друзьями разные родители, но это не мешает нам быть братьями.

Девушки хватит тащится от гламурных педиков, тащитесь от спортивных пацанов, которые могут постоять за вас.

Есть только два критерия: есть мурашки — нет мурашек. Всё. И так во всём. Тебя или торкает, или нет. Всё остальное х*ета плюшевая…

Брат может не быть другом, но друг всегда брат…

Не судите меня за прошлое, я не живу там больше.

Если у пацана есть крылья – это еще не значит, что он ангел. Скорее всего, тот еще жук…

Мудрецу даны знания, мужику умения, пацану — понятия.

Самое приятное, когда на тебя хотят быть похожи ребята из твоего двора.

Брат за брата — за основу взято!

Кому-нибудь мы обязательно понадобимся такими, какие мы есть.

Все мы пацаны думаем, что сильнее девушек, но для каждого пацана найдется та, которая заставит не спать ночами.

Мужчина не тот, у кого есть женщина, а тот — кто ее бережет.

Осуждаете меня за мой непростой характер? А как по-другому? Пацан без характера – тряпка.

Мы пацаны тоже можем быть добрыми и мягкими, только для этого нам нужна та, которая будет это ценить!

Живи, люби, кради, гуляй, купи весь мир, потом отдай! Всегда лишь помни вещь одну не забывай свою братву!

Серьезный пацан любит ту девушку, от которой трудно добиться любви.

Не в наших планах жить вечно — в наших планах жить достойно.

Уже поздно возвращаться назад, чтобы все правильно начать, но еще не поздно устремиться вперед, чтобы все правильно закончить.

Спортивные пацаны самые ревнивые, потому что у них девушки — самые красивые.

Не нервничай! Не восстанавливаются не только нервные клетки, но и коренные зубы!

Счастье пацана — это когда в доме нет больных. В тюрьме —нет родных. Среди друзей —нет гнилых…

Сердце пацана очень жестокое снаружи, но очень любящее внутри.

Когда сбываются самые заветные мечты, следует ожидать, что рано или поздно судьба предъявит тебе счет.

Я молодой, но с богатым опытом и мудрыми мыслями.

Не закрывай рта тем, кто открывает тебе глаза. И твердо став на ноги, не забывай тех, кто поднимал тебя на руках.

Девушки, которые думают, что меняют парней как перчатки, расслабьтесь, вы просто идёте по рукам!

Солдат — это профессия, боец — черта характера, а пацан — это состояние души.

Только в сложной ситуации узнаешь есть ли у тебя настоящие друзья.

Жизнь, братан — это волчья тропа, по которой нужно пройти, оскалив зубы, но при этом остаться человеком…

Крутая жизнь — это когда тебе все завидуют, а нагадить не могут…

Не тот силён, кто не упал, а тот, кто падал… но вставал.

Родители здоровы, и брат звонил вчера, это есть богатство, остальное мишура.

Поживу — увижу, доживу — узнаю, выживу — учту.

Пусть лучше меня ненавидят за то, кто я есть, чем любят за то, кем я не являюсь.

Тазы решают, пацаны качают.

Не бойтесь, когда я ругаюсь, ору и выражаю свои эмоции. Лучше бойтесь, когда я молчу.

Пацан – это пацан, который заткнёт, наорёт, запретит, и ты будешь слушаться… А мальчик – он просто обидится.

Реального пацана должна украшать одна принцесса, а не стадо овец…

Запомни, брат: нет выхода только из гроба.

Встретил плохую девушку – отойди, чтобы не сломать себе жизнь; встретил хорошую – отойди, чтобы не сломать жизнь ей.

Счастье — это когда в доме нет больных. В тюрьме — нет родных. Среди друзей — нет гнилых.

Мы не крутые, однако крутые к нам тянутся. Мы не являемся ворами в законе, однако люди с понятиями нас ценят. У нас нет оружия, но мы всегда опасны. Нас мало, но, когда мы едины, мы непобедимы!

Блатные цитаты

Сегодня дорогие мои не будет никаких сантиментов и никакого жевания соплей, только жесткач и правда в чистом виде. Кто не хочет или боится — свободен. Никого не держу. Досвидульки и пошли вон. Мне надоело ваше постоянное нытьё, и утомлённые интонации. Что лыбитесь? Я сказал вон отсюда! Это моя территория! Вокруг меня тысячи комментариев: это я уже видел ме-ме-ме, как это круто, подростковый солипсизм бе-бе-бе, в избранное, немедленно в избранное, старо как мир. Скажите мне, что все эти комментаторы сделали в своей жизни нового и интересного? Они вообще в ней что-нибудь создали?

Пока что я вижу что у меня насрано в комментариях, больше ничего. Вот есть же у людей руки, голова, задница, что они сделали кроме говна, которое непрерывно отправляется в унитаз и в интернет, в унитаз и в интернет, в унитаз и в интернет. Что останется после вас, вашим детям и внукам? Чужие бугагашечки в уютных жжжешечках? Или эта позиция — ну это я уже видел, это уже было, дайте мне что-нибудь новенькое, что бы я поржал! В зомбоящике уже столько каналов наплодили, что бы ни о чём не думать, а хавать ржаку! Теперь можно одупляться круглые сутки, вообще не включая мозги. Жрать, срать, ржать! Жрать, срать, ржать! Жрать, срать, ржать! Жрать, срать, ржать!

Жрать, срать, ржать! Жрать, срать, ржать! Жрать, срать, ржать! Жрать, срать, ржать! Жрать, срать, ржать! Люди! Ау! Посмотрите на себя, тысячи комментов по всей сети, и что мы видим? Кругом грязь говно, говно, говно и лишь единицы уловили месседж. Туго всасываете господа, туго всасываете. А если все всё уже видели, то почему ничего не изменили в своей жизни? Я смотрю все такие невхерственные и крутые, а любого прикуй наручниками к батарее, встань, напротив, с бейсбольной битой и куда денется вся эта невхерственная крутизна? А? В штаны? Вместе с адреналином! Не успели пригнуться? Семь — ноль! Подвижнее нужно быть золотые мои! Говорят что я такое же быдло, как и все! Господа хорошие, для системы ценностей большинства людей я значительно хуже! Интересненько что вы мне теперь напишите, или может всё-таки стоит поменять систему?

Не блат ты мне О чепушилах, фраерах и гамбургских петухах в риторике российских политиков : Политика: Россия: Lenta.ru

Уголовный жаргон нет-нет да проскользнет в публичных выступлениях чиновников. Орловский губернатор, член КПРФ Вадим Потомский, комментируя скандал вокруг элитного внедорожника местного епископа Нектария, заявил, что дискуссия на эту тему неуместна, потому что «Бог не фраер». Почему официальные лица переходят на блатной сленг — разбиралась «Лента.ру».

Неоднозначная лексика Потомского хоть и попала в федеральные СМИ, не стала для него каминг-аутом. В конце декабря прошлого года глава региона весьма своеобразно критиковал работу местных журналистов. На заседании координационного совета, где обсуждалась текущая экономическая ситуация, Потомский пожаловался, что они постоянно пишут, как все плохо в Орловской области: «Каждый чепушило, который имеет ручку и листочек, тычет. Он ничего не имеет, кроме печатной машинки, и ничего в этой жизни не сделал. Ни одного рабочего места не создал, а клюет, клюет, клюет…»

Материалы по теме

00:07 — 31 мая 2017

Подобная критика, пояснил он, отпугивает потенциальных инвесторов, у которых после негативных публикаций вряд ли появится желание «приходить в регион». «И кто клюет-то? Ладно бы из других регионов — свои же клюют! А начинаешь ковыряться кто — там купола на них можно рисовать на всех!» — подытожил Потомский в том же тюремном стиле.

От истории с внедорожником и «Богом не фраером» губернатор постарался быстро дистанцироваться, по привычке посетовав на журналистов, которые, по его мнению, просто хотели раздуть скандал.

Фраер — простодушный человек, жертва мошенников

Чепушило — морально опустившийся человек, вызывающий презрение окружающих

Ответить за базар — нести ответственность за сказанное

Петух гамбургский — пижон, модник, хвастающийся внешним видом; возможно, лицо нетрадиционной ориентации: в тюремном жаргоне — мужчина, который подвергся изнасилованию

Говнокур — редкий в употреблении термин, характеризующий любителей марихуаны

Забычить — попытка оказать сопротивление при задержании либо ситуация, при которой подозреваемый в правонарушении вступает в агрессивную полемику с полицией

Западло — нарушение тюремных норм, предательство, совершение поступка, ведущего к понижению статуса

Закрепить — ситуация, когда полиция фиксирует факт задержания с поличным или показания подозреваемого в преступлении

Сидеть на винте / фене — принимать определенный вид запрещенных химических препаратов

Хлопнуть — взять преступника с поличным

Политики нередко срываются на блатные выражения в пылу острых дискуссий, особенно активно идет обмен мнениями в подобном ключе с украинской стороной. Депутат Госдумы Виталий Милонов решил провести воспитательную работу с советником президента Украины Юрием Бирюковым, обозвавшим россиян «мелкими вредными насекомыми» с имперскими замашками. «Господа из искусственно образованного государства показывают, что они не находятся в системе каких-то международных координат, и обращать внимание на них — это все равно что обращать внимание на пьяного гопника», — отчитал он Бирюкова.

Отстаивать интересы страны на внешнеполитической арене приходится достаточно жестко. 12 апреля на заседании Совбеза, посвященном ситуации в Сирии, заместитель постпреда России при ООН Владимир Сафронков в ультимативной форме потребовал от представителя Великобритании Мэттью Райкрофта воздержаться от агрессивных замечаний в адрес России. При этом Сафронков обращался к коллеге на «ты» и заявил англичанину буквально следующее: «Посмотри на меня, глаза-то не отводи, что ты глаза отводишь? (…) Не смей оскорблять Россию больше!» Споры вокруг эмоционального выступления дипломата не утихали не один день, а в сети расходилась на цитаты пародийная песня «Дипломатическая малява», вышедшая в эфир на «Первом канале»: «Что ж ты, Райкрофт, сдал назад, не по масти я тебе? // Посмотри в мои глаза, на СБ давай без «б»…»

У властей мнения разделились: в Кремле назвали тон выступления Сафронкова уместным, а вот спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко раскритиковала подобный подход. Парламентарий отметила, что ее точку зрения разделяет и глава МИД России Сергей Лавров. Впрчем, в речи министра тоже проскальзывал воровской жаргон: «Как говорят хулиганы, хотели «взять нас на понт»», — так он описывал поведение Запада на фоне украинского кризиса. Однако в народ ушла другая реплика главного российского дипломата, произнесенная им на пресс-конференции с министром иностранных дел Саудовской Аравии Аделем аль-Джубейром: «Дебилы, б*****!»

Заместитель постоянного представителя России при ООН Владимир Сафронков

Фото: Albin Lohr-Jones / ZUMA Press / Globallookpress.com

Виталий Милонов, по собственному признанию, обычно сдержанный в выражениях, переходит на блатной жаргон, когда затрагиваются болезненные для него темы: родной Петербург и секс-меньшинства. К ним он причислил и стилиста Сергея Зверева, который счел, что жители Северной столицы зимой похожи на бомжей. «Петербуржцы-консерваторы, безусловно, имеют определенный стиль, который идет вразрез с петушиными представлениями всевозможных гомофриков из Москвы. Если ты одеваешься как гамбургский петух — это не значит, что ты одеваешься стильно», — отреагировал Милонов.

ЛГБТ-активистов, которые устроили акцию в Исаакиевском соборе, выступая против передачи здания РПЦ, законотворец и вовсе обозвал «опухшими педерастами», не имеющими никакого отношения к традициям города.

Виталий Милонов на первомайском шествии в Санкт-Петербурге

Фото: Александр Петросян / «Коммерсантъ»

Екатеринбургский мэр Евгений Ройзман, один из основателей фонда «Город без наркотиков», остро реагирует на темы, связанные с алкоголизмом и наркоманией. Любителей марихуаны градоначальник, который теперь метит на губернаторский пост, окрестил «говнокурами». Но этот емкий термин не идет ни в какое сравнение с теми, которые Ройзман использовал несколько лет назад, отчитываясь о работе подшефного ему фонда.

«Наши в очередной раз сработали с УБОПом. Хлопнули подонка с пятью граммами амфетамина. Он тут же сдал своего поставщика. Кстати, героиновые наркоманы еще могут забычить, а те, кто сидит на винте или фене, всегда рассказывают все и сразу. Поставщиком оказался врач, 1972 г.р. Закрепили с 20 граммами», — читаем в записи, сделанной им в ЖЖ. У Ройзмана была возможность овладеть подобной лексикой в местах не столь отдаленных: в 1981-м он был осужден по трем статьям — кража, мошенничество и ношение оружия.

Блатная лексика не чужда политикам разных взглядов — от коммунистов до либералов. Накануне думской кампании Ирина Хакамада на вопрос журналиста, не смущает ли ее то, что она идет на выборы от «Партии Роста» бизнес-омбудсмена Бориса Титова, политик ответила: «Мне и в СПС состоять было не западло, когда его возглавляли члены правительства Чубайс и Гайдар».

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман

Фото: Павел Лисицын / РИА Новости

Бывший депутат Госдумы, единоросс Александр Хинштейн, защищавший интересы обманутых дольщиков клубного поселка в Екатеринбурге, прошлой весной обрушился с критикой на барда Александра Новикова, экс-учредителя компании-застройщика. Артист проигнорировал совещание в резиденции свердловского губернатора, посвященное обсуждению проблемы долгостроев в области. «Давайте каждый будет отвечать за свои слова, проще говоря — за свой базар», — потребовал Хинштейн.

Использование тюремной лексики чаще всего не воспринимается политиками как нечто из ряда вон выходящее. Орловский губернатор на просьбу прокомментировать слова «Бог не фраер» заявил, что таким образом призывал журналистов корректнее обращаться со священнослужителем: «Я говорил о форме подачи информации и ничего другого: мне она не нравится».

иерархия и понятия в МЛС – МБХ медиа

Мы продолжаем публиковать главы нашего специального проекта о русской тюрьме «Дом наш общий». Сегодня — рассказ о воровской иерархии и понятиях.

 

Для выживания советские профессиональные преступники выработали понятия — целую правовую систему, независимую от традиционного государственного законодательства. Как и любой другой закон, понятия поддерживают баланс между личной свободой и общим благом. Но только в особых условиях — за решеткой, в изоляции от общества. Как и любая другая правовая система, понятия эволюционируют, подстраиваясь под современные реалии. Как и «настоящие» законы, они делают это очень медленно, оставаясь консервативной системой. Откуда они взялись и почему они именно такие?

Кто такой вор?

Почти все заключенные, с которыми я общался, не смогли сформулировать определение вора в законе, а в их ответах чувствовался легкий трепет. Между мужиками (самая многочисленная каста заключенных в «черных» колониях; в широком смысле — все заключенные, которые не занимают должности и являются так называемыми «порядочными» (то есть в большей или меньшей степени поддерживают воровские понятия и традиции). — «МБХ медиа») и законниками чувствуется огромная дистанция, которую обычному зеку не преодолеть даже после множества ходок.

«Ну как тебе сказать, вор он несет эту идею в себе, понимаешь. Если у мирных жителей есть президент, то у преступного мира — вор»

Александр
неоднократно судим за разбой, кражу и наркотики. В общей сложности провел в местах лишения свободы более 11 лет, освободился в 2018 году

 

Вор в законе — это главный носитель криминальной идеологии, верхушка преступного мира. Это законодательная, исполнительная и судебная власть в одном лице.

Раньше ворами становились только определенные типы преступников, элита криминального мира — квартирные воры, карманники, медвежатники (вор, который специализируется на взломах сейфов. — «МБХ медиа») и каталы (профессиональный карточный шулер, элита преступного мира. — «МБХ медиа»). Сейчас — кто угодно.

Откуда взялись воры и их закон?

Однозначной версии происхождения этого феномена нет. К моменту появления воров в законе (30-е годы), в СССР существовали масти — урки (вор в общем смысле этого слова, грабитель, налетчик, злостный рецидивист. — «МБХ медиа») и блатари (представитель преступного мира, приближенный к авторитетным ворам. — «МБХ медиа»), но у них не было единой системы понятий и четкой иерархии.

Есть версия, что воры в законе искусственно созданы ОГПУ-НКВД для контроля над преступным миром. Есть даже такая скорее шуточная расшифровка слова «вор» — внештатный оперативный работник. Речь идет о целенаправленной вербовке рецидивистов из простонародья, которые должны были помочь чекистам управлять огромной массой зеков: заставлять мужиков работать, гнобить политических, доносить о настроениях. За это они получали поблажки, например, усиленное питание или возможность не работать. Однако после войны эта структура стала не нужна и была расформирована. Воры, которые за почти 20 лет уже свыклись со своим положением, не были готовы просто так отказаться от своего статуса. Они отказывались работать и жили по воровскому закону, что в итоге привело к «Сучьей войне» (борьба между группами заключенных, происходившая в советских лагерях в 1946—1956 годах. В конфликте участвовали осужденные, терпимо относившиеся к администрации (суки), и «воры в законе», исповедовавшие старые правила, которые отрицали любое сотрудничество с органами власти. — «МБХ медиа») и появлению прародителей современных законников.

О второй версии мне рассказал заключенный, которому сейчас около 70 лет. Он успел посидеть еще в 80-х и застал истории о «легендарных и справедливых ворах», таких как Вася Бриллиант или Вася Бузулуцкий.

«Точно происхождения не знает никто, даже самые старые воры. Есть моменты, по которым можно выводы сделать. Вся эта идеология, она пошла с конца двадцатых — начала тридцатых. Было много репрессированных белых, бывших дворян, офицеров. Чуешь, к чему веду? Вот такие понятия как коронация, карточный долг, дело чести — это же все дворянское»

Степан Александрович
родился в 1950-х, первый раз попал в тюрьму в 1972 году. Три ходки за кражи и нарушение правил валютных операций

 

Есть еще и третья, еще более романтическая версия: знаменитый одесский преступник Мишка Япончик якобы рассказал одесским ворам об образе жизни японских воров в Нагасаки. Японские преступники договорились о единых правилах ведения дел и никогда их не нарушали. Предположительно это он провозгласил кодекс чести: грабить только буржуев, помогать беднякам, не применять насилие без необходимости.

Кто считается вором?

К концу 30-х годов в СССР окончательно сформировалась воровская система.

Классический вор:

1) не работает
2) не имеет семьи
3) судим
4) не касается оружия
5) не имеет постоянного жилья
6) не имеет предметов роскоши
7) не прибегает к насилию
8) крадет у зажиточных
9) коронован в зоне
10) полностью аполитичен

Эти ценности сохранялись до перестройки, но сейчас их всерьез уже, кажется, не воспринимают.

Современные воры едва ли удовлетворяют хотя бы трети этих требований. «Законники» покупают особняки и недвижимость за рубежом, имеют финансовые активы, семьи, коронуют детей и участвуют в политике.

«Сейчас даже если есть какой-то судьбоносный вопрос, решается, может быть, жизнь человека, до вора просто невозможно дотянуться. Они все живут в Европе, у них там и недвижка и счета в банках. Это уже совсем не то все»

Евгений
осужден на 8 лет по наркотической статье, отбывает наказание в «черной» колонии в Ростовской области

 

«Есть такой вор Осетрина-младший, он же Сережа Бентли, сын вора Эдуарда Асатряна. Так вот он вроде как самый молодой вор в России. Его короновали в 20 лет, он даже не сидел, а образ жизни вел такой, что вообще не пристало вору — дорогие тачки, тусовки в клубах, все напоказ», — говорит Александр.

Тем не менее, рассказывая о тех ворах, с которыми ему довелось пересечься, он говорит всегда почтительно и осторожно. В 2012 Александр сидел в одной камере областного ИВС с Мерабом Джангвеладзе (Сухумским).

«Когда его привезли, мусора сразу сказали: “Батя сейчас зайдет”. Нас было человек восемь-девять в камере. Приехала машина, оттуда выбежали, пошли в ресторан за жратвой, накрыли поляну, Мераб всех позвал за стол, все посидели вместе. Никакого предвзятого, дурного отношения. Ни у кого нет гонора, никто не ищет, кто блатной», — рассказывает Александр.

«У них особая аура конечно. Сразу чувствуется что человек не простой. Он может очень тихо и вежливо говорить, ты никогда не скажешь, что это авторитетный жулик. Но когда нужно принимать решения, все делается молниеносно, сразу чувствуется сила характера», — говорит Степан Александрович.

Законники назначают или снимают положенцев, распределяют общак, решают спорные вопросы сфер влияния. В лагере, изоляторе или на этапе воры всегда отдельно, их стараются изолировать, чтобы они не имели связи и возможности влиять на ситуацию в зоне. Для них созданы специальные воровские продолы или штрафные изоляторы. Но часто связь с ними все-таки есть и они могут рассылать по зонам «воровские прогоны» (письменные обращения «воров в законе» к общей массе заключенных. — «МБХ медиа»), объявлять кого-то ***(шлюхой) (заключенный, совершавший подлые поступки, идущие вразрез с воровской и криминальной идеологией, и разжалованный за это в одну из низших каст; относится к так называемой «непорядочной массе». — «МБХ медиа»), менять постановы (договоренности между администрацией и авторитетными заключенными о правилах поведения в лагере или изоляторе. — «МБХ медиа»), ставить запреты (любые запрещенные законами или правилами ФСИН предметы, продукты или вещества; также это указ вора или ответственного за колонию или СИЗО заключенного, запрещающий какие-либо практики в местах лишения свободы. — «МБХ медиа») и прочее.

Никто из моих собеседников не смог рассказать точно, как именно проходит ритуал посвящения в воровскую семью.

«Делают подход к человеку, потом собирается сходка, по идее там должны быть все воры, до которых смогли дотянуться, кто-то может быть и по видеосвязи, сейчас это нормально. Сам ритуал конечно мутный, мне ничего достоверного о нем слышать не доводилось»

Юрий
осужден на 7 лет по статье 228.1, отбывает наказание в «красной» колонии. До этого сидел в нескольких СИЗО и «черном» лагере

(«Красная» колония — место лишения свободы, где заключенные живут по режиму, установленному администрацией, в таких колониях нет каст (точнее, есть только состоящие на должностях и сотрудничающие с администрацией заключенные и все остальные), не собираются деньги, еда и предметы для общих нужд заключенных, а жизнью руководят приближенные к сотрудникам ФСИН зэки; в «черных» колониях управление (в различных пределах) с ведома администрации находится в руках определенной группы заключенных, занимающей высокое положение в криминальной иерархии. — «МБХ медиа»)

 

«У кандидата должны спросить — были ли у него проступки по жизни, если он говорит нет, то все присутствующие могут задать вопросы. Может быть такое, что кто-то дознается о каком-то поступке двадцатилетней давности, и за него нужно пояснить. Если кандидат кристально чист — его принимают в семью. Сейчас вроде все не так строго, собираются свои воры, быстро коронуют. Это уже как геополитика — воровская семья новой коронацией укрепляет свои позиции», — говорит Степан Александрович.

Формально вор никому не подчиняется, даже равным себе. По некоторым данным, на воровской сходке могут лишить вора статуса — дать пощечину, таким образов сведя на нет весь его авторитет.

Администрация мест лишения свободы пытается бороться с ворами и «ломать их», помещая в пресс-хату (камера, чаще в СИЗО, где осужденные оказывают физическое и моральное давление на заключенных, чтобы получить материальную выгоду, принудить к даче показаний или «сломать». — «МБХ медиа») или к обиженным (представители низшей касты заключенных; открытые гомосексуалы, осужденные по статьям о действиях сексуального характера, или любые зеки, которые входили в любой физический контакт с представителями этих групп. — «МБХ медиа»).

«Если тебя в такую хату поместили, тебе, чтобы отстоять свою честь, надо всю хату выломить (заставить заключенного просить администрацию о переводе в другую камеру/барак. — «МБХ медиа»). Ты можешь всем накидать в хате, что я такой-то, а вы такие, поэтому сейчас на проверке вам надо всем выйти, чтобы тебе не запятнать себя. Чтобы не ты ломился, а чтобы вся хата вышла», — говорит Александр. 

В пресс-хате есть лишь один способ выйти — вскрыться.

«Вскрывают вены да, но вот в Коми, там когда кто-то говорит, типа ща вскроюсь, мусора еще издеваются, приносят лезвие, говорят: “Давай, вскрывайся!” Поэтому многие вспарывают живот. Тут уже даже мусорам не до шуток», — объясняет Евгений.

Положенцы, смотрящие, блатные, бродяги, стремяги, авторитеты

Воры, разумеется, не появляются сами по себе. Их основная база — это так называемые бродяги, блатные, которые живут по воровскому закону, и стремяги, которые мечтают короноваться и стать ворами в законе. И те, и другие никогда не работают. Хотя даже тут бывают разночтения.

 

«Стремяга» в ростовской колонии. Фото: «МБХ медиа»

Александр

 

Александр с явным скептицизмом относится ко всякого рода названиям вроде «стремяг» или «блатных». Для него все просто — есть воры, есть мужики и есть все остальные — непорядочные заключенные. Другие мои собеседники видят систему чуть более развернуто.

«Стремяги — это те, кто стремится жить по понятиям, стремится вступить в воровскую семью, бродяги же просто так живут и никуда не стремятся. Они несут воровскую и преступную идею в массы», — говорит Евгений.

«Есть жулики, ну, то что обычно называют ворами. Жулик всегда конкретно знает — это его образ жизни, он этим живет и будет жить. Живут преступным, живут по воровским понятиям, он еще не вор, имя не дали, он еще не на равных, но он живет этим и пользуется определенным авторитетом», — Степан Александрович.

Из этой касты воры и набирают тюремных «чиновников» — положенцев и смотрящих.

Положенец

Положенец — это ставленник воров (часто одного конкретного вора) на определенной территории — в СИЗО или колонии. Если человека загрузили на управление СИЗО или лагерем, он отвечает перед вором за все, что там происходит. Он договаривается с администраций, отвечает за общак (деньги, продукты, сигареты, вещи, наркотики, общие в камере, изоляторе или колонии; взносы в общак добровольны. — «МБХ медиа»), решает спорные вопросы и конфликты между заключенными. В изоляторе он даже может перемещаться между камерами, если того требует ситуация, в его хате — «котле» (камера, где сидит положенец чаще всего или другие авторитетные заключенные. — «МБХ медиа») — обычно хранится общак, у него на руках все точковки (запись движения предметов, денег и сообщений между заключенными; бухгалтерская книга. — «МБХ медиа»). Это, по сути, «губернатор». Администрация СИЗО или колонии предупреждает его о проверках, он следит за всем, что происходит в зоне.

«Обычно говорят — я от такого-то вора шагаю, значит, он тебя назначил и как бы покровительствует тебе», — говорит Юрий.

Смотрящие

Связующе звено между положенцем и рядовыми зеками — смотрящие. В СИЗО это смотрящие за каждой хатой, в лагерях — за бараками, больницей и за крышей (строгие условия содержания, штрафной изолятор, единое помещение камерного типа, барак усиленного режима, карцер; туда помещают заключенных, которые нарушают условия содержания. — «МБХ медиа»), то есть БУРами, ЕПКТ и штрафными изоляторами. Также есть смотрящие за корпусами изоляторов и смотрящие за игрой и за общим. Смотрящих нет только на этапах или в транзитных камерах. Обычно смотрящий — это наиболее опытный зек. Если есть в отряде человек, который называет себя бродягой, он должен автоматически «загрузиться» на управление. Если же в камере или бараке все первоходы или нет бродяг, то кому-то все равно придется занять положение смотрящего.

«Я сидел мужиком, но отвечал за барак. Так вот получилось, прошлый смотрящий ***** (оступился), потянул деньги из общака, его выкинули в “шерсть” (общее определение всех заключенных, которые по понятиям не являются порядочными зеками: красные, БСовцы, фуфлыжники, барыги, обиженные, шныри, *** (шлюхи) и гады. — «МБХ медиа»). А больше никого не было. Официально я не загружался, но по факту у меня хранился общак, у меня были точковки и вопросы с блатными мне тоже приходилось решать», — Александр

Смотрящий объясняет первоходам правила, хранит общак, ведет точковки. Именно через него решают спорные вопросы, если не получается, то смотрящий обращается к положенцу. Но даже в этом случае существует еще один этап апелляции.

«В принципе, всегда можно дотянуться до вора, даже если положенец что-то решил, а тебя это не устраивает, ты можешь требовать, чтобы было доведено до людей — то есть чтобы ставили в курс вора. Но не у всех на это хватает смелости»

Юрий

 

Лагерная братва в колонии Пермского края.
Фото: «МБХ медиа»

В лагере «при делах» обычно три-четыре человека на барак, также есть смотрящий за каждым бараком, за больничкой, за крышей. Это и есть «братва» лагеря, несколько десятков человек.

Как рассказывает Степан Александрович, положенцы и смотрящие раньше были авторитетами для обычных заключенных.

«Сейчас же непонятно кого ставят. Это должны быть образованные, вежливые люди, мудрые, чтобы к ним люди тянулись. Вот он спит, а люди ждут, пока проснется, потому что с ним интересно, с ним приятно, и время быстро проходит», — говорит Степан Александрович.

Мужики

«Мужик — это основа всего движения, рабочая сила, самая большая прослойка “порядочных” зеков», — говорит Евгений.

Мужик — это обычный порядочный заключенный. Если проводить параллель с вольным миром, то мужик — это законопослушный налогоплательщик. Он соблюдает закон (понятия), работает, платит налоги (в общее). В обмен на это он может пользоваться благами.

Заключенные в колонии Пермского края. Фото: «МБХ медиа»

«Раньше во всем этом была некая справедливость. Да, мужик работал за блатных, но, с другой стороны, блатари ездили за мужиков в штрафные изоляторы, помогали им в решении бытовых вопросов, конфликтов с администрацией. Действительно поддерживали их. Сейчас многое поменялось», — говорит Степан Александрович.

«По понятиям, если мужик где-то накосячил, нарушил постанову, попался пьяным или что-то такое, страдать за него в изолятор должен ехать смотрящий за его бараком или даже положенец. Мужик, конечно, получит наказание — покричат в первый раз или могут дать пощечину, но страдать он не будет»

Александр

 

Сейчас такого уже почти не встречается. Блатные манипулируют мужиками.

«Например такой случай — у нас было футбольное поле в лагере и была договоренность с мусорами, что двери туда на замок не закрываются, потом был какой-то рамс у блатных с администрацией (наверняка из-за жадности обеих сторон) и одна смена замок повесила на поле. Блатные подозвали мужиков и говорят — надо снимать с петель дверь. Ну понимаешь, это надо, это же типа для общего блага надо. Ну вот пошли самые крепкие ребята, сняли дверь, а их под крышу затянули», — говорит Юрий.

По понятиям, в изолятор должен был поехать положенец. Но если мужик поднимет этот вопрос, то его обвинят в том, что он якобы усомнился в «справедливости» решений. Конечно, можно до конца стоять на своем и требовать, чтобы вопрос решил отвечающий за управу вор. Но многие ли готовы идти на такой шаг?

Другая ситуация — заключенному на «черном» лагере нужно попасть к врачу. Но «постанова» такая, что все подобные вопросы должны решаться через братву, то есть идти напрямую к «красным» и просить, чтобы вас записали на прием, нельзя.

«Понятно, что братве до тебя особо дела нет, они конечно скажут да, а потом все забывается, вот и приходится прыгать через голову — идти к козам (заключенные, сотрудничающие с администрацией исправительного учреждения; зачастую занимают должность или работают в управленческой структуре МЛС. — «МБХ медиа») договариваться, чтобы вас записали. А за это потом можно по шапке получить, так они еще могут перед всем бараком показательно отчитать, вот мы тут за вас стараемся, а вы людей подставляете», — рассказывает Юрий.

«На самом деле многие мужики становятся заложниками своей ситуации, они просто хотят спокойно отсидеть и выйти по УДО, но если, например, они из “черного” изолятора, у них уже есть представление и они не будут “красными”. Хотя возможно им было бы так проще».

«Шерсть», «чесотка», «красные» — непорядочные заключенные

Все, о ком шла речь выше, считаются «людьми», то есть «порядочными» заключенными. Соответственно все остальные — «шерсть» или «чесотка». Это общее понятие для «непорядочной» массы, в которой есть несколько категорий.

«Красные»

Самая большая часть «непорядочных» заключенных — «красные». В широком смысле это те, кто работает на администрацию, а также бывшие сотрудники органов или охранники.

 

«Красные» в колонии Воронежской области.
Фото: «МБХ медиа»

«“Козы” — это тоже “шерсть”. Но за образ жизни спроса нет, никто не унижает их, не бьет, но при возникновении каких-то спорных вопросов они не могут говорить на равных с порядочными заключенными»

Руслан
сидит «красным» в «черном» лагере. Его выбор был осознанным.

 

«Я попал на Матроску по 228-й, сидел порядочным, все нормально. Перед тем, как меня этапировать, на сборке, меня опера вытянули и говорят — малый ты хороший, у тебя жена в Москве, есть возможность тебя тут оставить, будешь в хозбанде работать. Сейчас этапы на Север идут, там только здоровье свое оставишь», — рассказывает Руслан.

Поначалу он отказался. После трех месяцев в «черной» хате у него не было желания становиться «красным» 

«Мне дали время подумать. Возвращаюсь на сборку, а там сидит мужик, весь в наколках, пальцы синие. Я ему раскидал за ситуацию и он говорит — малой, какой лагерь, нафиг оно тебе надо, неизвестно куда попадешь, может и там работать будешь.  Был бы у меня вариант, я бы остался. Совет мужика, который полжизни провел в лагерях, сильно на меня повлиял. Я подумал, что в целом он прав, мне этой жизнью не жить, отсижу тут спокойно и к жене. Так и отработал два года в ларьке в Матроске».

В итоге ситуация для Руслана обернулась не так, как он рассчитывал. Через полгода после освобождения его снова «приняли» с наркотиками и на этот раз отправили по этапу — на «черный» лагерь. На его примере отчетливо видно, что клеймо «красного» не отменяет обычных человеческих отношений — все зависит от конкретного человека.

«Я живу в людском бараке, стою на расходе (стоять на стреме, дежурить на входе в барак и предупреждать заключенных о приближении сотрудников ФСИН. — «МБХ медиа»). Это вообще людская канитель, но вот я этим занимаюсь, потому что доверили. Приношу пользу бараку».

«Красные» могут только приносить пользу, но не благо. Благо — удел порядочных заключенных.

Это конечно казуистика, потому что «порядочный», который делает то же самое — стоит на расходе — приносит благо. Система не может допустить, чтобы непорядочные приносили благо, это ломает всю логику воровского мира.

«Красные» могут сидеть отдельно — в «красных» хатах и бараках, а могут и с «черными». При этом в таком случае весь барак будет считаться «черным».

«У нас в бараке 90% — “красные”, но есть люди — смотрящие за игрой, за общим. Поэтому барак считается людским», — рассказывает Руслан.

«Это все очень относительно, многие “красные” честнее и порядочнее, они тебе помогут и перелимит пронести, и с врачом решить вопрос, или там по свиданке, а некоторые “черные” они ушлые, они будут думать только как бы на тебе нажиться», — говорит Юрий.

Заключенные в колонии Пермского края. Фото: «МБХ медиа»

С другой стороны, у «красных» отсутствует важный самоограничитель — страх улететь в «шерсть». Ниже только «петухи», а чтобы стать обиженным нужно очень постараться.

«Порядочные всегда ведут себя с оглядкой. Даже если он хочет сделать что-то нехорошее, он призадумается, потому что могут выкинуть в “шерсть”. А “красному” нечего терять, они уже там, они могут вести себя хуже, могут обманывать. Кто-то сам туда ушел, а кого-то выкинули за проступок», — говорит Юрий.

Именно поэтому «красные» решают все свои конфликты и спорные ситуации только через «порядочных» заключенных. Сами они как бы не обладают всей полнотой прав для принятия подобных решений.

Все это скорее относится к «черным» зонам. На строго «красных» или режимных зонах все происходит совсем иначе. 

«Рядом с нашим поселком есть зона строгого режима. Наглухо красная. Вот когда оттуда к нам переводят красных, это *** (ужас). Они коверкают людей, делают из них забитых и запуганных параноиков, которые просто так сигаретой даже не поделятся. Все через начальника»

Юрий

 

В таких зонах существуют так называемые «активисты» — обычно это заключенные с большими сроками, которым уже нечего терять.

«Вот дали тебе 20 или больше лет. Мусорам тебя легко приболтать на любую грязь в обмен на то, чтобы ты более-менее там сидел, с телефоном, нормальной едой и прочим», — поясняет Александр.

Администрация использует активистов для своих целей — поддержания порядка (каким его видят сотрудники ФСИН), вымогательств, «раскрутки», а также прессинга блатных или просто чем-то не угодивших заключенных. Именно из числа таких зеков формируют «пресс-хаты». Бывает такое, что в такую зону «на исправление» могут привезти целую команду блатных. 

«В Твери был случай, когда лагерь перекрашивали, блатных всех собрали и на севера отправили. Там у тебя вариантов нет, тебя постоянно *** (бьют), называют залупой, мало кто выдерживает. Тех, кто выдерживает, дальше отправляют в другие лагеря, а потом могут просто закрыть в тюрьму. А тех, кто ломается, привозят обратно и спрашивают — ну что, рассказываем всем, кем вы там были или будете теперь от нас руководить?», — рассказывает Александр.

Петухи, обиженные, опущенные

Петухи — это без сомнения самая одиозная и мифологизированная каста заключенных. Байки про опускание, шутки про два стула, запугивания идиотскими правилами — лишь малая часть того, что окружает этот феномен. Чтобы разобраться в нем как следует, нам снова необходимо погрузиться в историю вопроса.

Первое, что нужно уяснить — гомосексуализм в местах лишения был всегда. Раньше (до 1950–1960-х годов) это было дело добровольное и в отдельную касту неприкасаемых не выделяли.

«Это забавно, но в те времена, когда сидел, например, Шаламов, у многих блатарей были свои педерасты. Тогда пассивными гомосексуалистами становились слабые сидельцы, которые не выносили тяжести условий работы и нехватки еды. Чтобы не умереть, они прибивались под крыло какого-нибудь блатаря. Тогда их никто не гнобил и они не считались неприкасаемыми», — рассказывает Степан Александрович.

Перемены в положении этой касты зеков начали происходить в «Сучью войну» на фоне эпидемии сифилиса.

«Воров и блатных, которые не переходили к сукам, отправляли в специальные отряды зараженных сифилисом и там их принуждали к сексуальной связи и заражали. Это зачатки обряда опускания, но тогда этот метод считался “мусорским”»

Степан Александрович

Поскольку сифилис мог передаваться не только половым путем, но и бытовым (при открытой форме и язвах) — через посуду, бритву, полотенце и прочее, для остальных «меченый» заключенный становился переносчиком опасной болезни и угрозой эпидемии в лагере.

Отсюда и пошли все нелепые по современным меркам правила, о которых вам почти наверняка доводилось слышать — к опущенным запрещено прикасаться, брать из их руки какие-либо вещи, пить и есть из одной посуды, докуривать сигареты, бить руками (только ногами или предметами). Посуду больных отмечали отверстиями. Особая связь «петухов» и параши также пошла отсюда — зараженные спали у входа возле параши, поскольку считалось, что чем ближе к туалету, тем больше шансов заразиться. Их заставляли выполнять грязную работу, при которой, по мнению зеков, была вероятность заразиться — выносить мусор и мыть парашу. Поэтому все, что упало на пол возле отхожего места или вообще на любой пол, стало считаться законтаченным. 

Само слово «законтаченный» произошло от врачебной фразы «контакты с больным».

«Уже позднее, где-то в 1960-х, мусора поняли, что ломать воровскую систему бесполезно, проще ее подмять под себя. И они, по сути, взяли старые понятия и переделали их под свой лад. Оттуда и пошла вся чушь современных понятий», — рассказывает Степан Александрович.

Чушь, о которой говорит Степан Александрович, хорошо проявляется в общеизвестном парадоксе: переспал с опущенным в активной роли (даже без презерватива) — ты порядочный арестант, а если прикоснулся или поел из одной посуды — опущенный.

«То есть чисто утилитарные правила жизни в зоне в итоге были не поняты мусорами и бездумно перенесены. Теперь у всего этого чисто доминирующая роль», — говорит Степан Александрович

Этой же моделью доминирования обусловлено пренебрежительное отношение зеков к женщинам — женщине нельзя доставлять удовольствие оральным путем. И вообще женщина считается низшим существом, нельзя рассказывать, что ты хоть каким-то образом доставлял удовольствие женщине. Такие правила все еще встречаются повсеместно, хотя воры недавно отдельным «прогоном» разрешили делать куннилингус женщинам.

В девяностые и нулевые на фоне общей ожесточенности в стране положение обиженных в местах лишения было особенно тяжелым — в ходу были постоянные избиения и издевательства. После такого многие человеческие жизни и судьбы ломались, а люди выходили оттуда с абсолютно исковерканным сознанием и психикой.

Один из «петухов», с которым мне довелось поговорить несколько минут, даже не смог толком объяснить, каким образом он стал обиженным или вспомнить, как и за что сел в первый раз. Весь разговор он жаловался на то, что сейчас никто не дает «пососать», а еда в лагерях сильно испортилась.

Грубо говоря, всех обиженных можно разделить на: 

 

1) «рабочие» — открытые гомосексуалисты, которые в обмен на секс получают некие поблажки и бонусы;
2) «гашеные» — те, кто нарушил вышеперечисленные правила, то есть поел из одной посуды или докурил сигарету;
3) судимые по статьям о действиях сексуального характера.

 

«Мы когда ехали через “Белый лебедь”, тормоза (засовы в замках, открывающих камеры в изоляторах. — «МБХ медиа») открылись и к нам заходит один с матрасом встал и стоит. “Здоров, — говорит, —  мужики”, и стоит. Мы: “Че ты встал, заходи”. “Так это, — говорит, — у меня неровности небольшие по жизни”. Мы его спрашиваем: “Какие?” “Я петух”. Ну *** (ничего) себе, неровности, говорит, небольшие, какие же большие тогда, если это небольшие. Но он правильно сделал, всех в курс поставил. Мы ему сказали: “Базара нет, кидай вот это все в угол, это не трогай, то не трогай”, — рассказал Александр.

Стоит понимать, что сама по себе статья о действиях сексуального характера не является автоматическим переводом в эту касту. В зоне нужны доказательства.

«Просто так тебя там не опустят. Если видно, что ты нормальный, и случайно по этой статье залетел, то и сидеть будешь спокойно. А если скрываешь, то там-то правду все равно узнают. Хата лучше любого детектора лжи выводит на чистую воду»

Юрий

 

 «В Воронеже у нас в людском бараке жил педофил, то есть даже не опущенный, но по статье такой. Я уж не знаю, как так вышло. У него телефон был, как-то его попросили, типа, “дай позвонить”, и там у него вкладки были открыты, вконтакте или еще что-то, увидели там переписку с малолетками, *** (вещь) стремная. Они подошли к смотрящему, он как бы взял во внимание. Потом подтянул его, говорит — дай телефон, а он уже все поудалял, и по сути, предъявить ему невозможно. То есть, понимаешь, у него статья 132, но фактов конкретных нет и ничего ты ему не предъявишь. А потом у нас были приставки телевизионные, и мы смотрели видео на флешке. И тут его флешка у нас была, мы воткнули в телек, залезли в какую-то папку, *** (проклятый) свет что там. Видео с детьми. Сразу положенцу объяснили, он даже вникать не стал, потому там уже за человеком шлейф. Он и говорит  — потушить *** (совсем). Когда положенец такую команду дает, каждый, кто порядочный, должен встать и бить его, пока эта гнида не уползла к своим в угол. И мусора даже в таком случае никого в штрафной не сажают», — рассказывает Александр.

Обиженные — это всегда головная боль для руководства мест лишения свободы. Это конфликты, которые могут привести к проверкам и отставкам, поэтому обиженных всегда заранее отсаживают отдельно.

В последние несколько лет переводы в «шерсть» — это редкость.

«Если первый раз косяк или по незнанке, могут просто подтянуть и строго поговорить. Если уже ты знал, но все равно допустил оплошность, могут с тебя спросить. Бить не будут, но дадут пощечину и после этого по всему лагерю идет курсовая — с такого-то арестанта за то-то было спрошено, чтобы до всех довели и не повторяли», — говорит Евгений.

Шныри

Когда Юрий только попал в Бутырку, первое, что вызвало у него удивление и отвращение, — это мерзкого вида зек, который делал массаж ног большому бородатому чеченцу. Потом он встречал такое не раз. Готовят, стирают, убирают и беспрекословно выполняют любые просьбы братвы. Это шныри. Они были всегда, причем даже у «красных».

«Обычно шныри, это те, кто готов за еду, наркотики, сигареты, да за любые вещи, прислуживать. Им так проще пережить. Они прибиваются к какому-то блатному или группе, и для них есть понятная система координат», — рассказывает Александр.

Формально в зоне все должно быть добровольным, но порой шнырями становятся не по своей воле.

«Вот зайдет мямля, промычит, что он работал официантом, и его загрузят. Промолчал — значит схавал, схавал — значит так и будешь по жизни сидеть шнырем»

Руслан

 

 Попадая в места лишения свободы, лучше не распространяться, что ты работал официантом, поваром или барменом. В целом, никто не может вас заставить быть шнырем, но «разводы» наверняка обеспечены.

«Ну, был поваром, значит и нам будешь готовить, да? Как нет, ну вот надо же в общее уделять. Мы тут все для общего стараемся. Ну, ты же должен что-то уделить?», — говорит Александр

Суки, крысы, гады

Особняком в «шерсти» стоят те, кто когда-то был порядочным мужиком, бродягой, а может даже и вором, но лишился статуса. Обычно туда попадают за грубое нарушение воровского уклада.

Суки — те, кто стучат на своих администрации, операм или кому угодно.

«Вот тебе такой пример. У меня на Матроске был свой баландер, он мне каждый день приносил две булки свежего белого хлеба. Я ими делился со всей хатой. И был у нас такой гандон Петя, вот один раз ему хлеба-то не досталось. Он меня и всучил операм, типа, вот Русику каждый день хлебушек приносят, и все, баландеру сказали: еще раз — и приехал. Вот это сука называется», — объясняет Руслан.

Крысы — те, кто ворует у своих.

«Ну с крысами все понятно, это и на воле так. Если ты у своих что-то подрезал и тому есть доказательства или хотя бы серьезные подозрения от двух порядочных людей, то все, тебя выкидывают в “шерсть”», — рассказывает Александр.

Гады — те, от чьих поступков пострадали «порядочные» арестанты.

«Когда я ехал на первом этапе, у нас в купе было несколько нормальных ребят и чесотка. Так вот когда мы приехали в зону и чесотка говорит: “Вот Саня знал, что я петух, но вместе со мной жрал”. Дальше меня спрашивают, я говорю — конечно нет. Веры петуху нет, но есть еще и третий свидетель. А у него свои мотивы, я там с ним сигаретой не поделился. И вот он уже говорит — да, было такое дело, жрал. Вот это называется гадство. За такое убить могут. Тогда были еще свидетели, и все решили по мне адекватно, а мудака этого *** (поколотили), но в “шерсть” выкидывать не стали», — рассказывает Юрий.

*** (шлюхи) — те, кто совершают поступки, которые идут вразрез с  воровской идеей.

«Если ты своими действиями оставил людей без курева, дорогу из-за тебя перекрыли. Это *** (плохо). Вот я взял, например, кого-нибудь об шляпу брякнул (дотронулся членом. — «МБХ медиа»), и неважно хороший человек или плохой, все, он уедет в петушатник. Это *** (плохо). Раньше так было, что гадом и *** (шлюхой) может объявить только вор — через воровской прогон»

Александр

Фуфлыжники

«Фуфлыжник — хуже пидараса». Еще в начале нулевых это было непреложным правилом. Малейшая просрочка долга — и человек улетал в шерсть с клеймом «фуфлыжник» на всю жизнь.

«Сейчас даже стыдно говорить, они ходят на равных, разговаривают на равных. Этот человек должен сидеть с “шерстью”, а он ходит, еще шипит на порядочных, пену пускает. Еще лет 20 назад такого бы просто не могло быть», — говорит Степан Александрович.

По оценкам моих собеседников, около 80% всех игровых зеков не отдают деньги в срок. Раньше тех, кто проиграл свою честь, называли «торпедами». Их могли вынудить делать грязные дела, даже убить кого-то (обычно того, кого объявили гадом или *** (шлюхой)).

Впрочем, варианты есть — пойти на вахту к «мусорам» и отсидеться у них, попросить, чтобы тебя спрятали в «больничке» или штрафном изоляторе.

«В Иваново блатные вообще упрашивали вернуться и одуматься тех, кто проигрался. И многие возвращались, перезанимали деньги, отдавали долги и снова играли», — рассказывает Юрий.

Барыги

Сейчас около трети осужденных сидят по наркотическим статьям. Несмотря на то, что к ним отношение вполне однозначное: наркоторговец-барыга — это гад, потому что он травит население, но ввиду большого количества осужденных по наркотическим статьям и правила не плодить «шерсть», многие из них сидят вполне сносно.

«Тут на тонкого — как повезет. Если ты травишься, базару нет, травись, но деньги на этом нельзя делать. То есть если тебя берут с весом, или ты для кого-то из своих зацепил, а потом они тебе за это деньги скинули, ты не барыга по идее. Если ты, конечно, все это пояснишь и сможешь стоять на своем. Проверять и прощупывать тебя все равно будут», — рассказывает Александр.

Другое дело — продажа или хранение в особо крупных размерах. Здесь, конечно, речь идет в первую очередь о закладчиках, которых сейчас в МЛС предостаточно.

«Сейчас есть вот эти солевые, закладчики, они травят население, торгуют смертью. Вот скажем, сейчас бы сюда зашел человек, который героином людей убивал, ты бы как к нему относился? Понимаешь, когда за это спрашивают, ты, конечно, можешь поинтересоваться, мол, че это вы его прессуете, но тебе все объяснят, и ты уже сам согласишься»

Руслан

 

При этом если заключенный не чувствует за собой вины, он может стоять на своем. Те, кто не извлекал выгоды из наркотиков, могут «дотягиваться» до людей, если их пытаются развести на деньги или выкинуть в «шерсть».

«Если ты идешь в отказ, не признаешь вину, то вопрос будет рассмотрен положенцем, а может, даже вором, если решение положенца тебя не устроит. Но вот уже решение вора обсуждению не подлежит», — говорит Александр.

«Шерсть не плодить!»

Сейчас, несмотря на всю жестокость и глупость системы, разумные и гуманные правила порой берут верх, чаще, правда, чисто из соображений удобства. По многим лагерям стоит «постанова» — «“шерсть” не плодить». 

«Наказывать *** (членом) нельзя, а издеваться над петухами или опускание — это беспредел. Это все для удобства сделано и чтобы избежать проблем. Сейчас везде камеры, интернет, все может выйти наружу, поэтому такую постанову сделали»

Юрий

 

От некоторых собеседников я также слышал о таком понятии как «дать шанс». Якобы даже законтаченным могут «дать шанс» исправиться. По факту же с этих людей могут доить деньги. Это хороший инструмент манипуляции. Вообще деньги и доступ к ним через интернет изменили многое в зоне. 

«Бывает, что чесотка сидит и чувствует себя не хуже, а то и лучше чем другие, приплачивает операм и в *** (член) не дует»

Евгений

 

Жизнь по понятиям

Несмотря на негативные коннотации «жизнь по понятиям», в сущности, не сильно отличается от «жизни по совести». Не воруй, не оскорбляй, говори правду, выполняй обещания и все в таком духе. Если исключить правила вроде запрета делать куннилингус или «законтачивания», в целом это чуть ли не жизнь по библейским заповедям. Но если даже Библия в итоге превратилась в РПЦ и патриарха на яхте, то чего удивляться, что «воровской закон» превратился в набор парадоксов, которые ушлые зеки используют в корыстных целях.

«В шестидесятых власти решили сломать воровскую систему. Была проведена реформа, появились режимы — общий, строгий, особый. Рецидивистов отделили, чтобы на первоходов не оказывали влияние. Они думали, что в итоге воровские понятия будет просто некому передать»

Степан Александрович

 

 Когда государство, которое засадило полстраны в лагеря, и создало (целенаправленно или неосознанно) воровскую иерархию, опомнилось и решило ее сломать, было уже поздно — воры не готовы были отказаться от выстроенной системы, да и сам репрессивный аппарат привык существовать в этих реалиях. Это и привело к зачаткам современной формы тюремных отношений.

«В итоге после проведения реформ оказалось, что самоуправление было очень даже на руку ментам. И они заново в общих лагерях сами внедрили систему понятий. Но это по-сути были козлиные понятия. Старые воры и рецидивисты на других режимах их не признавали», — рассказывает Степан Александрович.

К середине нулевых «козлиные» понятия окончательно подменили собой старый уклад, и сейчас именно та, конечно, модифицированная, система является основой тюремного уклада.

 

Представитель «черной» касты в одной из колоний Тульской области. Фото: «МБХ медиа»

«Сейчас если мне кто-то там на этапе или в транзитке что-то попытается раскидать по понятиям, мол, я не так с пальмы слез или как-то криво к столу подошел, например, то я сразу поинтересуюсь у человека, а не козел ли он мусорской? Понятия — это же от слова понятно, а словоблудие — это удел красных», — рассказывает Александр.

Эпилог

Система понятий за сотню лет претерпела совсем незначительные изменения, но именно в последние годы ее архаичность и бессмысленность стала особенно очевидна даже для самих зеков.

«Они же когда в ресторан приходят, не возмущаются, что из этой тарелки петух ел? А он наверняка ел, может даже за одним столом с ним», — говорит Степан Александрович.

Воры, которые проводят сходки по скайпу, легализуют общаковые деньги в офшорах и коронуют своих детей; блатные, пытающиеся извлечь максимальную выгоду из своего положения; АУЕ-молодежь, сидящая в тик-токе и инстаграме. Все они адаптируются к новым реалиям, а адаптируясь, меняют и свою систему.

Ничто так не способствует созданию новой, более адекватной системы, чем ее разрушение. А разрушение идет сразу по двум направлениям — сверху и снизу. С одной стороны, сами воры и блатные ставят разумные запреты, вроде «не плодить “шерсть”» и не «травиться тяжелыми наркотиками», а с другой — современные реалии, коррупция и власть денег подтачивают систему снизу.

«Все идет по *** (вагине), Ваня. Все решают деньги и то, кто как успел подсуетиться. Половину блатных, что я встречал, можно смело гадами объявлять. Это пидарасы и лицемеры, причем среди первых *** (очень много) вторых, а среди вторых еще больше первых»

Александр

 


Автор проекта: Иван Жадаев
Соавтор: Виктория Ли
Иллюстратор: Анна-Полина Ильина
Дизайн и верстка: Никита Захаров
Редактор: Семен Кваша
Руководитель проекта: Никита Дульнев
Главный редактор «МБХ медиа»: Вероника Куцылло
Юридическая консультация: старший партнер компании «Альтависта» Валерия Аршинова

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В России запретили АУЕ («Арестантский уклад един»)

Автор фото, Stanislav Krasilnikov/TASS

Верховный суд России признал движение АУЕ экстремистской организацией. Причастность к нему теперь будет трактоваться как экстремизм и караться в соответствии с Уголовным кодексом. «АУЕ» расшифровывается как «арестантский уклад един». Это целая субкультура, весьма популярная среди молодежи. Суд не сможет ее полностью запретить, полагает эксперт.

«Сегодня Верховный суд РФ удовлетворил административное исковое заявление генпрокурора РФ и признал движение «Арестантское уголовное единство» экстремистским, а также запретил его деятельность», — сообщили в Генпрокуратуре России агентству Интерфакс.

Верховный суд согласился с доводами генпрокуратуры о том, что АУЕ является хорошо структурированной и управляемой организацией экстремистской направленности, а участниками движения совершались экстремистские правонарушения, а также массовые беспорядки.

РИА Новости уточняет, что в суд обращался лично генеральный прокурор Игорь Краснов, который утверждает, что АУЕ действует не только в России, но и в других странах.

Аббревиатура АУЕ расшифровывается как «арестантский уклад един» или «арестантское уркаганское единство».

Считается, что последователи этой субкультуры стараются жить в соответствии с правилами криминального мира, используют блатную лексику, объединяются в локальные сообщества, материально поддерживают заключенных, а также вымогают деньги у тех, кто не входит в их круг.

Общественники и СМИ утверждают, что субкультура АУЕ особенно популярна среди молодежи в Иркутской области, Забайкалье и Бурятии.

В декабре 2016 года тема АУЕ поднималась на встрече Владимира Путина с президентским советом по правам человека, а в сентябре 2018 года партия «Единая Россия» объявила о запуске проекта по противодействию этой субкультуре с целью «декриминализации молодежной среды».

В то же время точных данных о том, насколько распространена эта субкультура и чем именно занимаются ее члены, нет. Как и доказательств того, что подростки, романтизирующие преступный мир, действительно связаны с настоящими преступниками и передают им деньги.

«Деятельность движения, основанная на криминально-экстремистской идеологии, представляет реальную угрозу жизни и здоровью граждан, обществу и государству. В деятельность движения активно вовлекались подростки и молодежь, чья психика наиболее подвержена деструктивному воздействию», — считает Генпрокуратура.

Как можно запретить субкультуру?

По закону суд не сможет полностью запретить субкультуру АУЕ, но может запретить организацию — тогда участие в этой организации будет криминализировано, объяснил Би-би-си глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

Он провел аналогию с запретом Национал-большевистской партии (НБП), деятельность которой признали экстремистской в 2007 году и запретили: «Запрещали не идеологию национал-большевизма, не нацболов вообще, а именно деятельность партии».

АУЕ может быть чем угодно, в том числе организацией, продолжает Чиков: «Можно представить ситуацию, что в каком-то регионе России люди создают некое объединение АУЕ и начинают его пропагандировать. Существование такой организации будет возможно запретить, например, в судебном порядке».

Символика АУЕ на данный момент в России не запрещена — она может быть признана экстремистской только в отдельном судебном порядке. Возможно, такой процесс еще будет, и какую-то символику действительно запретят, предположил Чиков.

«Хотя единой символики у АУЕ нет. Все то, что АУЕ использует как собственную символику, возникло задолго до возникновения этой субкультуры. Поэтому какую конкретно символику можно запретить и признать экстремистской — пока вопрос», — рассуждает он.

«Например, у [запрещенных в России] свидетелей Иеговы нет символики. А у нацболов есть — серп и молот на красном фоне. И эта символика признана экстремистской. Но прямо сейчас кричать, что всех пересажают за публикацию воровской звезды, оснований нет», — считает Чиков.

При этом он допускает, что следователи смогут использовать изъятую символику как доказательство участия в деятельности экстремистской организации, но такое доказательство не сможет считаться достаточным для признания человека виновным по этой статье.

«Экстремистскими и террористическими в России признаны десятки организаций. При этом статья об участии в экстремистской организации активно применяется в отношении «Хизб ут-Тахрир», нацболов и свидетелей Иеговы, в отношении остальных организаций — редко», — напоминает эксперт.

Получат ли распространение дела против «ауешников», Чиков прогнозировать не берется. По его мнению, это будет зависеть от решения властей: «Дела по свидетелям Иеговы расследуются уже в десятках регионов — это явно указание сверху их расследовать. Будет ли то же самое по АУЕ, сказать сложно. Попытки точно будут, массовый характер — только при наличии какой-то серьезной политической воли».

Йод: 15 тюремных фраз, которые позволяют понять Россию

На прошлой неделе Министерство юстиции опубликовало поправки в приказ «Об утверждении правил внутреннего распорядка в следственных изоляторах», куда среди прочего добавился пункт о запрете на использование арестантами «нецензурных, угрожающих, оскорбительных или клеветнических выражений, жаргона». Многие СМИ подхватили новость о «запрете блатного жаргона» в местах лишения свободы. В действительности речь идет о формальном уравнивании арестантов СИЗО с осужденными, этапированными в исправительные колонии для отбывания наказания, где подобный официальный запрет уже давно существует. Существует, но, конечно, не работает на практике.

В стране с одним из самых высоких в мире показателей по числу заключенных на сто тысяч жителей, где по центральным телеканалам в прайм-тайм идут сериалы «Менты» и «Зона», а у каждого второго таксиста приемник настроен на частоту радио «Шансон», лексика из тюремной субкультуры проникла не только в речь самих надзирателей и полицейских. Этот же язык в обиходе и в армии, и в кабинетах чиновников, и даже в школьных коридорах. Если попытаться описать понятные любому российскому зэку фразы простым русским языком, то можно представить себе ад, в котором живут больше полумиллиона россиян. А вот так звучали бы обыденные для российских зэков фразы на языке, который собирается своими поправками в законодательство привить арестантам Минюст.
Сломи эту шерсть с хаты! — Заставь этого заключенного, который совершил несовместимый со статусом порядочного зэка поступок, попросить сотрудников администрации о переводе в другую камеру (с понижением социального статуса — прим. ред.).

Торпедировался на дальняке — Пошел в туалет (отверстие в полу, отгороженное от остальной камеры стенкой чуть выше метра — прим. ред.), чтобы спрятать запрещенный предмет в прямой кишке (как правило, речь о небольших объёмах наркотиков, запаянных с целофан — прим. ред.).

Есть ноги? — Есть ли у вас знакомый коррумпированный сотрудник СИЗО, готовый пронести запрещенный предмет за вознаграждение?

Мусора совсем лагерь перекрасили, и некому разморозить — Сотрудники ФСИН подчинили жизнь заключенных своей воле, и некому теперь организовать заключенных на отстаивание даже незначительных послаблений.

Подтяни на голос кого-нибудь из два-два-девять! — Попроси кого-нибудь из 229-ой камеры приблизится к вентиляционному отверстию для разговора (используется для общения с людьми из соседней или недалеко расположенной камеры — прим. ред.).

Больше за дубок с нами не садись! — За стол в камере одновременно с нами тебе садиться не положено (такое ограничение допускается только по отношению к представителям самой низшей касты тюремного мира — «обиженных», иначе говоря, заключенных, приравненных к статусу пассивных гомосексуалов, например, после изнасилования или символического обливания мочей — прим. ред.).

Блаткомитет проколол общак — Группа авторитетных заключенных растратила кассу взаимопомощи арестантов на приобретение наркотиков (один из тягчайших поступков внутри преступного мира, влекущий за собой, по меньшей мере, лишение виновных статуса порядочных арестантов — прим. ред.).

Баландером в хозбанду пойдет, чтобы в лагерь не ехать — Пойдет работать разносчиком пищи в малочисленную обслугу СИЗО из числа заключенных, чтобы не отправляться в исправительную колонию (как правило, такая возможность есть у заключенных, оказавших администрации учреждения серьезную услугу или заплативших за должность немалые деньги, однако эта привилегия также лишает неформального статуса порядочного заключенного — прим. ред.).

Полосатик быстро схавает этого первохода — Заключенный-рецидивист с опытом отбывания наказания в условиях особого режима (ранее во многих колониях особого режима заключенные носили полосатые робы — прим. ред.) быстро подловит впервые попавшего за решетку арестанта на нарушении запутанных норм тюремной субкультуры и начнет шантажировать сокамерника возможным понижением социального статуса в тюремной иерархии (сейчас Уголовно-исполнительный кодекс требует раздельного содержания впервые осужденных и рецидивистов, но в СИЗО, в отличие от колоний, это предписание очень часто нарушается — прим. ред.).

Барыгу затянули в котловую хату — Авторитетный заключенный, уполномоченный преступным миром следить за соблюдением правил тюремной субкультуры и сбором средств в «общак», добился перевода арестованного по обвинению в распространении наркотиков в свою камеру, где, в том числе, хранятся общие чай и сигареты (часто это заканчивается вымогательством крупных сумм денег — прим. ред.)

Пиши курсовую, не сухарись — Напиши записку с указанием имени, фамилии, статьи, по которой арестован, и номера камеры, в которой оказался, чтобы отправить ее по всем камерам СИЗО, не пытайся скрыть от кого-либо свое появление в изоляторе (правило призванное, в частности, выявлять заключенных, совершивших ранее поступок несовместимый со статусом порядочного арестанта, но пытающихся скрыть это от соседей по камере — прим. ред.)

В этом лагере в первый же день в карантин заходят козы и ломают и бродяг, и мужиков — В этом лагере в первый же день пребывания заключенных — еще до распределения по отрядам — лояльные администрации осужденные избивают и профессиональных преступников, и простых заключенных, запугивая их и требуя беспрекословно подчиняться воле сотрудников учреждения.

Из Иркутска? Суровая там у вас управа! — Региональное управление ФСИН в Иркутске известно жестокостью своих порядков.

Лепила сказал, чтобы сами ему зуб фанычем выбили — Врач СИЗО предложил заключенным самим выбить сокамернику зуб с помощью металлической кружки (популярный способ избавится от зубной боли в отсутствии стоматологической помощи — прим. ред.)

Турбовичевого нагнали по актировке — Заключенного больного открытой формой туберкулеза и СПИД освободили по состоянию здоровья (на практике с тяжелобольными осужденными такое происходит, когда люди находятся уже при смерти, и администрация идет на этот шаг, чтобы не оформлять смерть на территории учреждения — прим. ред.)

Источник: Йод

Расовое обвинение в слове «бандит»: NPR

Мелисса Блок из

NPR беседует с Джоном Маквортером, доцентом кафедры английского языка и сравнительной литературы в Колумбийском университете, об использовании слова «головорез» для описания бунтовщиков в Балтиморе.

МЕЛИССА БЛОК, ХОЗЯИН:

Определенное пятибуквенное слово неоднократно использовалось в течение последних нескольких дней.

(ЗВУК АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

МЭР СТЕФАНИ РАУЛИНГ-БЛЕЙК:… Головорезы, которые хотят разжечь насилие …

(ЗВУК АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

ГУБЕРНАТОР ЛАРРИ ХОГАН: … Наш город Балтимор будет захвачен головорезами …

(ЗВУК АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

ПРЕЗИДЕНТ БАРАК ОБАМА: … И головорезы, которые разорвали это место.

БЛОК: Бандиты — слово, выбранное президентом Обамой, губернатором Мэриленда, мэром Балтимора и другими, чтобы описать тех, кто грабил и сжигал магазины в Балтиморе, а в некоторых случаях позже отозвался с извинениями.Так почему бандит так обвиняется? Джон Маквортер думал об этом. Он преподает лингвистику в Колумбийском университете и часто пишет о языке и расе. Добро пожаловать обратно в программу.

ДЖОН МАКВОРТЕР: Спасибо, Мелисса.

БЛОК: Джон, я изучал определение головореза, данное Мерриам-Вебстером, и оно описывает его как жестокого хулигана или убийцу. Каково происхождение этого слова?

МАКВОРТЕР: Ну, это слово происходит из Индии как примерно то.И поскольку британцы управляли Индией довольно долгое время, это слово сошло с рельсов с индийских языков на английский, и это причина того, что мы в Америке используем это слово в течение очень долгого времени. И до недавнего времени это действительно означало то, что вы могли бы назвать хулиганом, но, конечно, все изменилось.

БЛОК: Ну как они изменились?

МАКВОРТЕР: Ну, правда в том, что сегодня бандит — это номинально вежливый способ использования N-слова. Многие это подозревают, и они правы.Когда кто-то говорит о головорезах, разрушающих место, сегодня почти невозможно, чтобы они имели в виду кого-то со светлыми волосами. Это лукавый способ сказать, что черные люди снова все портят. И поэтому всем, кто задается вопросом, становится ли бандит новым словом на букву N, не нужно. Это, безусловно, так.

BLOCK: Хотя, если подумать, я имею в виду, что в двух фрагментах кассеты, которые мы проиграли, мы слышали от афроамериканского мэра Балтимора и афроамериканского президента Соединенных Штатов, которые использовали это слово.

МАКВОРТЕР: Ага, и это потому, что, как и у N-слова, у нас есть еще одно из этих странно раздвоенных слов. Бандит в черном сообществе в течение последних 25-30 лет также означал хулиганство, но в нем есть оттенок привязанности. Головорез в речи чернокожих — это тот, кто является хулиганом, но, будучи хулиганом, демонстрирует здоровую контркультурную инициативу, демонстрирует своего рода стойкость перед лицом расизма и т. Д. Конечно, никто так не говорит, но это чувство .И поэтому, когда черные люди говорят это, они не имеют в виду то, что имеют в виду белые, и поэтому я думаю, что слова Стефани Роулингс-Блейк и Барака Обамы означают нечто иное, чем белая домохозяйка, где бы она ни говорила.

BLOCK: Вы говорите, что афроамериканцам, в данном случае политикам, которые используют слово головорез, следует пропустить, потому что они понимают его по-другому? Я имею в виду, что мэр определенно отказался от использования этого слова. Она не хотела, чтобы ее связывали с этим.Она сказала: «Знаете, я говорил от разочарования. Они действительно заблудшие молодые люди.

МАКВОРТЕР: Нет, потому что я думаю, что если афроамериканка использует слово «головорез» сегодня, мы не всегда осознаем все эти подтексты в словах, которые мы используем. Но я думаю, что, когда она это сказала, она имела в виду не так, как ее белый эквивалент. Это слово означает две вещи, как и N-слово. И я думаю, что все мы достаточно искушены, чтобы осмыслить это.

БЛОК: Когда вы видите поворотный момент в использовании слова головорез в нашей культуре?

MCWHORTER: Что ж, похоже, в нем произошли серьезные изменения с ростом популярности и культурного влияния рэп-музыки и связанной с этим иконографии. Я бы сказал, что слово головорез в черном сообществе к 1990 году имело совсем другое значение, чем в 1980 году. Но этот образ головореза никогда не был чисто негативной моделью. Он всегда был наполовину хулиганом, наполовину героем.

БЛОК: Думаю, я думаю о Тупаке Шакуре, у которого на животе была вытатуирована бандитская жизнь.

МАКВОРТЕР: Совершенно верно, и многие люди считают Тупака Шакура богом. Если он был головорезом, то ясно, что если черный человек говорит, что головорезы портят окрестности, тогда они имеют в виду нечто иное, чем предосудительное, скажем, N-слово. У нас есть разные расы в этой стране, и разные расы по-разному используют язык. Бандит оказывается в разных субкультурах.

БЛОК: Также слово «головорез» — я могу вспомнить еще несколько приложений.Я имею в виду, что люди на крайнем правом фланге могут говорить о правительственных головорезах, которые придут, чтобы захватить наши общины

МАКВОРТЕР: Это было первоначальное значение. Но все изменилось. Одна из вещей, с которой у американцев очень много проблем — на самом деле, у людей в развитых обществах с письменными языками есть проблемы с тем, что слова никогда не сохраняют свое значение с течением времени. Слово — вещь в движении. Слово — это процесс. Вот что сбивает с толку слово на букву N. Вот что сбивает с толку это слово, бандит.Любая дискуссия, в которой мы делаем вид, будто это означает только одно, приведет к разногласиям и неразберихе.

BLOCK: Сейчас много людей, Джон, которые говорят, знаете, почему — и, вероятно, слушая этот разговор, говорящий, почему ты говоришь о значении этого слова, головорез? Это действительно неправильный вопрос и неправильная вещь, на которой нужно сосредоточиться прямо сейчас.

МАКВОРТЕР: (Смех). Что ж, честно говоря, мой интерес ко всем этим событиям — это то, что заставило этих «как угодно называть их» так, как они это сделали.И что касается меня, я чувствую, что, хотя бунтовщики не были четко сформулированы — они не выполняли ничего, что я бы назвал четко согласованным действием, тот факт, что это произошло, является симптомом серьезных проблем в Балтиморе и подобных городах. И проблема в отношениях между полицией и молодыми чернокожими мужчинами. Итак, оправдано ли разрывать свой собственный район в знак протеста против этого? Я бы сказал, что нет. Но тот факт, что это произошло, — это то, что, я думаю, мы можем использовать как возможный поворотный момент, потому что я действительно верю, что если бы поколение молодых чернокожих мужчин выросло в этой стране, не думая о копах как о врагах, тогда Америка действительно начала поворачивая за угол гонки.

Но, тем не менее, «головорез» — интересное слово, и в той степени, в которой мы должны иметь возможность слышать его как нечто большее, чем какое-то старинное статичное словарное определение, я думаю, что это тоже часть процесса исцеления. Черные люди говорят, что бандит — это не то, что белые говорят бандит.

БЛОК: Джон Маквортер, спасибо, что поговорили с нами.

МАКВОРТЕР: Спасибо.

БЛОК: Джон Маквортер преподает лингвистику, американистику и музыку в Колумбийском университете.Его последняя книга — «Языковая мистификация».

Авторские права © 2015 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Определение бандита от Merriam-Webster

\ ˈThəg \ 1 см. параграф об использовании ниже : жестокий или жестокий преступник или хулиган жестокий головорез, банда головорезов … в American History X , Нортон … играет злого молодого головореза из Венис-Бич, расистского скинхеда с … толстой черной свастикой, вытатуированной на выпуклой груди, и блеском убийства в глазах.- Оуэн Глейберман Авторитарное правительство, готовое использовать самые жестокие средства, чтобы удержать власть; диктатор, чьи головорезы убили, замучили, заключили в тюрьму или запугали десятки тысяч мирных жителей… — Мичико Какутани

2 : член группы кровожадных грабителей в прошлом Индии, деятельность которых пресекалась в начале девятнадцатого века.

«Головорезы» — это расовое кодовое слово, подпитывающее анти-чернокожий расизм

В этом году в Торонто резко возросло количество случаев применения огнестрельного оружия и убийств.Эти цифры вызывают вопросы о реакции на насилие со стороны политиков в крупнейшем городе Канады.

Мэр Джон Тори, который, кажется, готовится к переизбранию 22 октября, морально возмущен. Однако его коленный рефлекс на насилие этим летом заставил его называть молодых афро-канадских мужчин «головорезами» и «канализационными крысами». Тори также использовала такие термины, как «глубоко антиобщественный» и «гангстеры» применительно к конкретным актам насилия с применением огнестрельного оружия.

Член городского совета Джорджио Маммолити вскоре последовал его примеру.Представитель отделения 7 (район Джейн-Финч) назвал молодых черных мужчин в своем отделении «преступниками» и «тараканами», которых необходимо «опрыскать».

Расистские слова в законе и правопорядке, такие как «головорезы», используются для оправдания санкционированного государством насилия. Имея в виду Торонто, необходимо расшифровать, как расистские оскорбления, такие как n-word, были заменены криминальной терминологией, такой как «головорезы», чтобы оправдать полицейскую деятельность против черных оккупационных властей.

Кодовые слова расы

Производственный страх перед «другим» — инструмент авторитарного общественного контроля.Язык — ключ к искусству управления в либеральной демократии. Так политические элиты управляют своими общественными впечатлениями. Некоторые из них, как объясняет социолог Чарльз Тилли, способны скрывать тоталитарные тенденции таким образом, чтобы поддерживать «рэкет защиты».

Антиутопическая сатира Джорджа Оруэлла Nineteen Eighty-Four точно описывает, как правящие элиты могут усовершенствовать использование языка с интуитивными значениями, которые заменяют критический анализ. Разжигание страха, навешивание ярлыков и стигматизация полезны для разоружения самодовольных граждан, которые не требуют и не проявляют бдительности в отношении своих свобод и прав.

Мэр Джон Тори стоит перед журналистами в Торонто 18 апреля 2017 года. Тори говорит, что нет «легкого ответа» или волшебной палочки, чтобы уменьшить насилие с применением огнестрельного оружия в городе. КАНАДСКАЯ ПРЕССА / Крис Янг

В политическом мире, где слова полны моральных значений, язык не лишен расистского содержания. Слова с расовым кодом могут вызвать глубоко укоренившееся чувство отвращения и дать возможность выразить разочарование целям, лишенным экономической, социальной и политической власти.

Такие слова, как «преступники», «головорезы», «тараканы» и «канализационные крысы», могут служить для разжигания тревоги, страха и «фабрикации согласия».

Такие слова, адресованные чернокожим, служат боеприпасами для общественного отношения белых, оправдывают массовые лишения свободы, оправдывают убийство чернокожих гражданских лиц полицией и дают разрешение на скрытую и открытую расовую дискриминацию.

Когда чернокожие являются народными дьяволами, кризисы — либо сфабрикованные, либо разжигаемые — используются для манипулирования обществом, заставляя его поверить в то, что «безопасность» может быть гарантирована путем уступки прав мудрым политикам и самоограничивающим силам полиции.

Люди собираются в Монреале в четверг, 28 июля 2016 года, чтобы осудить смерть Абдирахмана Абди, убитого в результате столкновения с полицией в Оттаве. КАНАДСКАЯ ПРЕССА / Грэм Хьюз

История показывает, что этот путь может привести к полицейскому государству, которое создается и укрепляется за счет коллективной утраты гражданских свобод и законных прав. Основная тактика для достижения этой цели — мобилизовать классовые, этнические и расовые предубеждения большинства, чтобы заручиться их поддержкой методов обеспечения «безопасности».

Кардочесание и расовое профилирование

Такое текущее положение дел привело к расовому профилированию и «кардингу». Расовое профилирование — это опора на предполагаемые культурные или расовые характеристики в правоохранительных органах, в то время как «кардинг» — это сбор биографической и биометрической информации.

Высший суд Онтарио H.S. В 2004 году ЛаФорм постановил, что кардинг может быть инструментом, «используемым для расового профилирования». Он отметил:

«… то, как полиция использует их в настоящее время, делает их несколько угрожающими… Например, информация о том, что молодой негр только что совершил ограбление в определенной зоне, не дает право полицейским останавливать любого молодого чернокожего человека…

LaForme выпустил предупреждение со скамьи, которое ни один полицейский или политик никогда не услышит:

«Если в настоящее время используются эти… карты, то впереди будут серьезные последствия.Они всего лишь еще одно средство… для маскировки дискриминационного поведения… »

Он также добавил:

«… ежедневное отслеживание местонахождения людей, в том числе многих невинных законопослушных людей, имеет аспект, который напоминает мне о прежних правительственных режимах, которые, я уверен, все мы предпочли бы не повторять».

Мэр Торонто Джон Тори в 2017 году ввел политику, направленную на ограничение произвольных проверок со стороны полиции, но были вопросы о том, действительно ли что-то изменилось.

Преступность, раса и канадские СМИ

Корпоративные печатные СМИ Торонто вкладывают значительные средства в формирование стереотипов расово маргинализованной молодежи, в частности афро-канадской молодежи. Эти расистские стереотипы помогают определять социальные разговоры и определять государственную политику.

Безответственные статьи и выступления элитных журналистов и политиков контролируют то, о чем мы думаем, углубляют социальные конфликты и разделяют нас.

В 1990-е годы наблюдался стремительный рост публицистов и криминальных обозревателей.Кристи Блатчфорд, в то время обозревавшая Toronto Sun , подразумевала, что черные подростки были «тараканами» и «стаей» в своей статье 1995 года «Лицом к истине: страх заблокировал честное обсуждение того, кто совершает преступление в Торонто». Майкл Валпи был гораздо более учтивым. В своей статье 1994 года о стрельбе из Just Desserts в Торонто Валпи написал: «Варвары за воротами», и мы «столкнулись лицом к лицу с инопланетной резней».


Читать далее: Суд над Стэнли подчеркивает колониализм канадских СМИ


В статье о протесте против жестокости полиции в Торонто в 1992 году Барбара Амиэль из Maclean’s написала колонку, в которой утверждала, что чернокожие в Северной Америке чувствуют себя «вправе излить свое несчастье, крадя или уничтожая то, что принадлежит другим».Эти идеи, распространяемые в средствах массовой информации, способствовали распространению анти-черных расистских нарративов. Они воспроизводили представление о расе и преступности, которое позволяло белым канадцам представлять себя, по словам активиста Сунеры Тобани, «возвышенными подданными», свободными от клейма морального вреда.

Дадли Лоуз, член-основатель Комитета защиты черных действий, выступает на митинге против расизма в Королевском парке в Торонто 8 мая 1992 года. Лоус умер в 2011 году в возрасте 76 лет. Канадская пресса / Ханс Дерик

В воображении белых канадцев нет персонажей для Пола Бернардо, Рассела Уильямса, Луки Магнотты, Марка Лепина и Джастина Бурка, а также для полиции, убивавшей таких молодых людей, как Эндрю Локу, Джермейн Карби и Кваси Скин-Петерс.

Как политикам, так и журналистам, работающим в корпоративных новостных СМИ, необходимо более внимательно относиться к тому, как они характеризуют редкие и травмирующие события; они требуют трезвых, а не непристойных описаний, разжигающих пламя ненависти.

Элиты определяют проблемы и решения

В состязании между имущими и неимущими «победители» в конечном итоге определяют проблемы, а также заявляют, что владеют компетенцией для поиска решений этих проблем. Теоретик культуры Стюарт Холл называет победителей «первыми определяющими»: обычно это корпоративная и политическая элита.

Поскольку «основные определяющие» обладают властью командовать и влиять, они завоевывают «иерархию доверия». Они манипулируют реальностью с помощью уничижительных формулировок, направленных на неблагополучные группы, чтобы получить согласие на ущемление прав и ограничение свобод.

В этой иерархии второе место занимают законодатели и правоохранительные органы. Далее по лестнице идут активисты и простые люди. Эти группы на уровне доверия публично обсуждают и в частном порядке обсуждают, кто лучше всего понимает наши проблемы.

«Победившие» определения и решения — особенно когда они не обращаются к сложностям и противоречиям — могут спровоцировать следующий кризис. Другими словами, это «обратная реакция», когда решение дает метастазы и усиливает исходную проблему.

Будущее еще не написано

Будущее молодых людей, которых называют «головорезами», еще не определено.

Мы коллективно допустили распад социального государства. Мы допустили сокращение инвестиций в программы для маргинализованной молодежи и сообществ.Мы допустили появление безработицы, бедности и некачественного жилья своей политикой. Если есть «головорезы», то мы, конечно же, они.

Оглядываясь назад на историю и на с трудом завоеванные права, мы должны знать, что мы не можем довольствоваться уверенностью в том, что наши авторитарные лидеры все исправят. Жизненно важно, чтобы мы принимали на себя ответственность и не поддавались тревоге, страху и ненависти.

Можно начать с того, чтобы бросить вызов политикам и элите СМИ, которые используют расистский криминальный дискурс, чтобы заручиться согласием общественности, и противостоять им.

Проблемная история слова «бандит»: от бунтовавших шахтеров Па. До Тупака и зала суда в Филадельфии

Деррик Роллинз — головорез.

Об этом прямо говорится в протоколах судебного заседания судьи округа Делавэр Джона П. Капуцци-старшего.

В прошлую пятницу, когда Капуцци приговорил Роллинза к пожизненному заключению за убийство 29-летнего выпускника Темпл и Нижнего Мериона Джона Ле, судья сказал Роллинзу, что он «лжец, манипулятор, головорез, отморозок. ”

Жертвы преступления могут ответить: Ну да.Но нам действительно нужно спросить: как это нормально говорить?

Безусловно, осужденный убийца заслуживает назначенного ему наказания. Но должным образом избранный судья Суда по общим делам только что назвал афроамериканца в зале своего суда социально приемлемым эквивалентом слова на букву «N».

Thug имеет неоднозначную историю, начиная с его происхождения как хинди 19-го века, обозначающего вор, и кончая современным статусом расистского собачьего свистка. Но на нем всегда есть патина инаковости.

Раннее английское упоминание в статье New York Times 1863 года о беспорядках «Углеродных головорезов» в угольной стране Пенсильвании упоминает «этих хулиганов» как «невежественных, жестоких и в большинстве случаев животных по внешности и инстинктам.

Перенесемся на столетие вперед к фильму 1959 года «Душители Бомбея», повествующему об убийственной природе индийских «бандитов», на провокационном плакате которых изображен мужчина в тюрбане, нападающий на пышногрудая молодую женщину под словами « КУЛЬТ УБИЙСТВ В ИНТЕРНЕТЕ». ЭКЗОТИЧЕСКАЯ АЗИЯ.

Джордж Буш использовал это слово для описания ближневосточных террористов, а Раш Лимбо использовал его для описания президента Барака Обамы. Во время предвыборного митинга в Северной Каролине в 2016 году чернокожий сторонник Трампа махнул в воздухе запиской, которую он хотел передать своему любимому кандидату.Однако Дональд Трамп предположил, что этот человек был протестующим, и сказал: «Вам заплатили 1500 долларов за то, чтобы вы были бандитом?» Он приказал службе безопасности вывести мужчину с митинга.

Обозначение людей как головорезов редко сводится только к их действиям; речь идет о том, чтобы нарисовать их дикими, животными, не поддающимися укрощению и, следовательно, подвергающимися карающему насилию. Насилие, которое может быть оправдано в суде или по общественному мнению.

Как и N-слово, бандит был повторно присвоен в конце 20 века.Спустя всего несколько лет после того, как супергруппа из Лос-Анджелеса N.W.A стала мейнстримом из N-word, Тупак Шакур сделал татуировку THUG LIFE на груди. «Белые люди видят в нас головорезов», — сказал Шакур в одной заметной речи. «Меня не волнует, считаете ли вы себя юристом, мужчиной, афроамериканцем или тем, кем, черт возьми, себя считаете. Мы головорезы и ниггеры для этих ублюдков.

После смерти Фредди Грея в 2015 году многие, включая Обаму и мэра Балтимора Стефани Ролингс-Блейк, афроамериканку, использовали слово головорез для описания протестующих, сеющих хаос в городе.Но, как заметил на NPR профессор английского языка Колумбийского университета и языковое божество Джон Маквортер, thug имеют разные значения в зависимости от того, кто это говорит. Как и в случае с N-словом, важны расы говорящего и испытуемого.

Деррик Роллинз — осужденный за убийство и проведет остаток своей жизни в тюрьме. Но так же, как если бы судья использовал N-слово для описания Роллинза, наименование его головорезом лишь ставит под сомнение мотивы и суть суда. Это подрывает свершившееся правосудие, что в конечном итоге оказывает медвежью услугу жертвам.

Злой грамматист, также известный как Джеффри Барг, смотрит, как язык, грамматика и пунктуация формируют наш мир, и появляется каждые две недели. Это каждые две недели, а не два раза в неделю, друзья. Комментарии, вопросы и фразовые глаголы отправляйте по адресу [email protected] .

Ложные нарративы о «головорезах» уже давно используются для дискредитации движений за гражданские права

Президент Дональд Трамп разработал резкий список слов для тех, кто участвует в протестах Black Lives Matter, называя тех, кто на улицах, от «террористов» до «террористов». анархисты »к« головорезам ».

Поскольку протесты разразились вслед за смертью Джорджа Флойда 25 мая, чернокожего человека, который умер, когда его держал под коленом офицер полиции Миннеаполиса, президент использовал слово «бандит», чтобы описать тех, кто протестовал против его смерти. и жестокость полиции почти дюжину раз в Твиттере и часто во время предвыборной кампании.

«Они не« мирные протестующие », как их называют Сонный Джо и демократы, они БОРЬБЫ — И все это происходит в городах, управляемых демократами. Позвоните мне и запросите Федеральную ПОМОЩЬ.Мы решим ваши проблемы за считанные минуты — и спасибо маршалам США в Портленде! »- написал Трамп в Твиттере на прошлой неделе.

Они не «мирные протестующие», как их называют Сонный Джо и демократы, они БОРЬБЫ — И все это происходит в городах, управляемых демократами. Позвоните мне и запросите Федеральную ПОМОЩЬ. Мы решим ваши проблемы за считанные минуты — и спасибо маршалам США в Портленде!

— Дональд Дж. Трамп (@realDonaldTrump) 8 сентября 2020 г.

Принятие Трампом слова «головорез» — не новый стереотип для политиков.По словам политических экспертов, нарратив насилия использовался для делегитимации расовых протестных движений на протяжении всей истории гражданских прав страны, в основном в попытке подорвать послание и уменьшить поддержку. Использование слова головорез — часть этой истории и континуума.

Все это часть попытки переписать историю мирных движений, запятнать законные протесты призраком насилия. Часто, как и в случае с Black Lives Matter, это заметно ложно.

Из более чем 7750 демонстраций Black Lives Matter, проведенных по всей стране за последние несколько месяцев, 93 процента были мирными, согласно отчету проекта Armed Conflict Location & Event Data Project, некоммерческой организации, отслеживающей глобальный политический протест и насилие и Инициатива Принстонского университета по преодолению разногласий, опубликованная в сентябре.

В период с 26 мая по 22 августа «более 93 процентов всех демонстраций, связанных с движением, демонстранты не участвовали в насильственных или разрушительных действиях. Сообщается, что мирные протесты проходят более чем в 2400 различных местах по всей стране. Между тем, насильственные демонстрации были ограничены менее чем 220 местами — менее 10 процентов районов, где прошли мирные протесты », — говорится в отчете.

«К демонстрациям с применением насилия относятся, в частности,« действия, направленные против других лиц, собственности, предприятий, других бунтующих групп или вооруженных субъектов ».В районах, где протесты действительно переросли в насилие, демонстрации были «в основном ограничены конкретными кварталами, а не рассредоточены по городу», добавлено в отчете.

Несмотря на цифры, всеохватывающее изображение протестов теми, кто выступает против движения, было таким: они жестоки, неуправляемы и деструктивны. Это стратегический выбор, — сказал Тримико Меланкон, профессор афроамериканских и американских литературных и культурных исследований в Родосском колледже.

Меланкон отметил, что акты насилия, которые были исключением, а не правилом, являются поддерживаются и используются, чтобы оправдать подавление всего движения, которое в основном было мирным.

РАЗВИТИЕ НАСИЛЬСТВЕННЫХ НАРРАТИВОВ

По мере того, как движение за гражданские права набирало силу в середине 20-го века, противники движения в Западном крыле ФБР часто обращались к активистам за гражданские права. как «подрывные» — ярлык, часто подразумевающий насильственные намерения и планы, — отметил Бретт Гадсден, профессор политической истории Северо-Западного университета.

Он добавил, что обвинение в «подрывной деятельности», выдвинутое официальными лицами, которые выступали против согласованных вызовов расовому неравенству и неравенству, также послужило тому, чтобы выставить требования активистов вне основного течения уважаемой политики и уменьшить их притязания на права граждан страны. Республика.

«Активисты движения за гражданские права требовали признания их прав как граждан республики, и ядро ​​их движения рассматривало 14-ю и 15-ю поправки как веху».

Один из самых ярких примеров произошел в 1963 году во время протестов в Бирмингеме против законов Джима Кроу, которые давно узаконили расовую сегрегацию, сказал он. Когда протестующие организовывали ненасильственные кампании прямого действия, оспаривая несправедливые законы, власти часто ссылались на насилие, которое привело к материальному ущербу, как на примеры воинственной ярости, как способ целенаправленно приуменьшить и отвлечь нацию от первоначальных требований протестующих.

«Я думаю, мы видим вариации того, что происходит сегодня в американских городах. Администрация Трампа ссылается на виды насилия ночью и разрушение частной собственности как на способ намеренно отвлечься от первоначальных жалоб на бунтовщиков, что является злоупотреблением властью со стороны полиции ».

Протестующие, требующие справедливости для человека, который умер в результате того, что полицейский почти на 8 минут поставил колено ему на шею, были названы своего рода угрозой социальной ткани общества, добавил он.

Движение Black Power 1960-х и 1970-х годов столкнулось с подобной дискредитацией. Их требования справедливости и равенства изображались угрожающими и опасными, сказал Тодд Шоу, профессор политологии и афроамериканских исследований в Университете Южной Каролины.

Шоу сказал, что эта предполагаемая угроза стала основой агрессивной реакции «закона и порядка» президента Ричарда Никсона.

Эта тактика намеренно спроецировала аспекты движения за гражданские права, движения за власть черных и расовых волнений, которые возникли вокруг вопросов жестокости полиции как насильственных, сказал он.Никсон ухватился за этот рассказ, в котором белые пригородные женщины рассказывали, например, что им придется оставаться в его лагере для защиты, иначе насилие проникнет в их окрестности, добавил Шоу.

Никсон сосредоточился на насилии и преступности, прямо и косвенно связывая как с расой во время своей кампании, так и на посту президента. Однажды в 1972 году, просмотрев одну из своих телевизионных рекламных роликов о преступности, он заметил, что она «попадает прямо в нос». Все дело в правопорядке и чертовых негро-пуэрториканских группах.

Призыв Никсона к закону, порядку и защите получил отклик этим летом.

«Я ваш президент по поддержанию правопорядка и союзник всех мирных демонстрантов», — сказал Трамп в речи, произнесенной в Белом доме в июне. «Мы прекращаем беспорядки и беззаконие, которые распространились по всей нашей стране».

СКРЫТОЕ ЗНАЧЕНИЕ «БОРЬБА»

В то время как протестующие за гражданские права характеризовались как жестокие в прошлом, «бандит» стал современным расовым представлением итерация для описания этих людей сегодня.

Термин возник в Индии для обозначения банд воров, которые мошенничали и лгали, и в конечном итоге был кооптирован на Западе за последнее столетие с той же криминальной коннотацией через книги, музыку и фильмы.

«Бандит» — это закодированный и расовый термин, который люди используют вместо черного или коричневого. Эти ярлыки и прозвища имеют определенные слои и определенные вещи, уже встроенные в них, поэтому, когда люди слышат это, они знают, что это означает », — сказал Меланкон из Родосского колледжа.

Меланкон сказал, что эти слова изображают протестующих не как мирных демонстрантов, законопослушных людей или патриотов, реализующих свое право первой поправки, а как врагов государства.

«Ничто из этого не является новым или новым, со временем вы видите определенные итерации», — сказала она. «Это не повторение истории, а движение в похожей континууме».

Но этот термин не был связан только с Трампом или правым крылом, он также использовался президентом Бараком Обамой и мэром Балтимора Стефани Роулингс-Блейк в 2015 году для описания участников беспорядков после смерти Фредди Грея под стражей в полиции.

Оба столкнулись с серьезной негативной реакцией за неосторожное использование нагруженного и расового термина, который, по мнению многих, сродни худшим расовым оскорблениям, сказал в интервью NPR Джон Маквортер, доцент кафедры английского языка и сравнительной литературы Колумбийского университета.

«ЕСЛИ ВЫ СКАЗЫВАЕТЕ УГРОЗА, ТО ВЫ ДОЛЖНЫ ЕЕ ПОДДЕРЖАТЬ»

Во время телефонной конференции на прошлой неделе генеральный прокурор Уильям Барр посоветовал федеральным прокурорам по всей стране рассмотреть возможность предъявления нескольких агрессивных федеральных обвинений арестованным на протестах, в том числе по поводу весьма необычного обвинения в подстрекательстве к мятежу, сообщает The Wall Street Journal.

Обвинения в подстрекательстве к уголовной ответственности могут привести к тюремному заключению сроком до 20 лет и предъявлены тем, кто замышляет свержение правительства.

«Это не безобидно и не случайно. Это преднамеренный и стратегический подход, который используется для подрыва самого движения за расовую справедливость и гражданские права, создавая особый нарратив сопротивления, беспорядков и даже преступности », — пояснил Меланкон. «Никто не чувствует себя комфортно на стороне насилия, поэтому, когда люди слышат это, даже люди с благими намерениями, это вызывает особый страх и истерию».

И использование термина «головорез» является частью тактики, добавила она.

Часть повествования о насилии написана с помощью оптики и изображает угрозу, добавил Шоу из Университета Южной Каролины.«Если вы говорите, что существует угроза, то вы должны ее подкрепить», — сказал он.

Часто риторика вокруг угроз создает непропорциональную силу в действии.

Это означает, что, несмотря на тот факт, что демонстрации, связанные с движением BLM, были исключительно мирными, «более 9 процентов или почти 1 из 10 — были встречены вмешательством правительства, по сравнению с 3 процентами всех других демонстраций», — говорится в отчете. Проекта данных о местонахождении и событии вооруженного конфликта.«Власти применяли силу — например, применяли менее смертоносное оружие, такое как слезоточивый газ, резиновые пули и перцовый баллончик, или избивали демонстрантов дубинками — более чем в 54 процентах демонстраций, в которых они участвовали. Это тоже значительное увеличение по сравнению с прошлым годом ».

«Конечно, есть некоторые опасения у правоохранительных органов, учитывая некоторую степень насилия, но теперь есть способы, которыми американские полицейские и правоохранительные органы осознают, что разжигает насилие и протесты и что их усугубляет.

«Мы видим развертывание вооруженных сил, когда это зона боевых действий», — сказал Меланкон. «Когда вы видите их с демонстрантами, мы автоматически думаем, что они участвуют в антиамериканских акциях.

Повествование также используется для уменьшения поддержки и сочувствия, объяснила она.

«Вначале люди проявляют сочувствие, потому что видят изображения людей, которых безнаказанно расстреливают на улицах. Итак, сначала они эмпатичны, а затем вам нужно изменить это повествование.Вы сталкиваетесь с этим, показывая, что они не невиновны и не являются демонстрантами », — сказала она.

Люди говорят: «Вот каковы будут последствия, если они не действовали мирно, следовательно, они столкнулись с этими последствиями», — сказала она.

РАЗБИРАТЬ НАСИЛИЕ И ДВИЖЕНИЕ

Такие эксперты, как Гадсден, отметили, что когда имеет место насилие, важно отличать эти эпизоды от протестов, организованных как целенаправленные ненасильственные кампании прямого действия.

Различие между действиями имеет решающее значение и то, что лидеры гражданских прав в прошлом, такие как Мартин Лютер Кинг-младший, пытались поддерживать, сказал он. Эти лидеры приложили особые усилия для обеспечения дисциплины в рядах участников марша в таких местах, как Бирмингем, чтобы предотвратить беспорядки и разрушение государственной собственности, которые уменьшили бы их притязания в общественной сфере.

Несколько отделений Black Lives Matter осудили насилие, имевшее место во время протестов.

т.Шери Дикерсон, лидер отделения Black Lives Matter в Оклахома-Сити, осудила насилие, имевшее место после июньского протеста, и подчеркнула, что движение поощряет мирные протесты. «Я никогда не осуждаю членов своего сообщества за то, что они выбирают, как бы они ни решили, что они хотят выражать себя, однако это не было тем, что мы продвигали. Это определенно не было потворствовано главой Black Lives Matter-OKC ».

В ответ на массовые грабежи в Чикаго в прошлом месяце Амика Тендаджи, исполнительный директор чикагского отделения группировок, сказала: «Организационно мы, конечно, не имеем ничего общего с незаконной деятельностью, которая, как вы знаете, действительно пугает, и не миримся с ней. и, честно говоря, бесит многих черных.

Это не новость. После того, как одинокий нападавший устроил засаду на полицейских Далласа в конце мирной акции протеста Black Lives Matter в 2016 году, организаторы заявили, что «черные активисты выступили с призывом положить конец насилию, а не его эскалации».

Когда люди видят кампании прямого действия, подобные протестам на улицах, противники реформ называют любой инцидент «незаконного поведения» неотъемлемой частью самого этого основного движения, и эти проявления насилия цитируются в ущерб вполне законным утверждениям. о самих оригинальных движениях, сказал Гадсден.Он отметил, что когда некоторые протестующие прибегают к насилию, важно никогда не упускать из виду стойкий институциональный расизм, который служит структурной основой народного недовольства.

Есть также уровень «проникновения» в эти движения, сказал Меланкон. У вас есть протестующие с благими намерениями, которые не участвуют в насилии, а также есть сторонние агитаторы, чья очень специфическая роль состоит в том, чтобы создать впечатление, будто эти демонстранты грабят и сжигают.

С мая Проект данных о местонахождении вооруженных конфликтов и событиях зафиксировал более 100 событий, в которых негосударственные субъекты активно участвовали в демонстрациях, включая контрдемонстрации.Подавляющее большинство этих прилавков было ответом на демонстрации, связанные с движением BLM, говорится в сообщении.

ПРОЙДЕТ ЛИ НАРРАТИВНЫЙ «THUG» ВО ВРЕМЯ ЭТОГО ВРЕМЕНИ?

Существует заметная разница между движением Black Lives Matter как движением и движением за гражданские права, которое ему предшествовало: лидерство. В 2020 году центрального руководства нет. В прошлом известные лидеры, такие как Мартин Лютер Кинг-младший, иногда характеризовались как радикальные, чтобы выставить своих последователей в плохом свете.

Кроме того, это конкретное движение также собрало огромную многорасовую и многокультурную коалицию. Многие американцы также продемонстрировали сочувствие принципам центральной организации, согласно которым жизнь черных имеет значение, и критически относятся к этим экстраординарным формам полицейской деятельности. Это не означает, что Black Lives Matter застрахован от тех, кто противостоит движению, включая президента, от использования насилия как повествования и бандита как прилагательного. Несомненно, по мнению экспертов, по мере приближения выборов нарратив о «головорезах» будет усиливаться.

«Создание этих нарративов действительно играет центральную роль в нашем понимании движений социального протеста и реакции правительства на них», — сказал Гадсден. «В том, что касается гражданских прав, избирательного права, экологической справедливости, всегда есть силы оппозиции, пытающиеся создать контрнарративы, которые намеренно искажают и изображают эти движения, чтобы лишить их легитимности».

Наркотики и головорезы | Издательство Йельского университета

История и будущее войны Америки с наркотиками

Широкая и легко читаемая работа об эволюции внутренней и глобальной войны с наркотиками в Америке

Как Соединенные Штаты могут проложить путь вперед в войне с наркотиками? В книге Drugs and Thugs Рассел Крэндалл раскрывает полную историю этой войны, длившейся более века.Как ученый и высокопоставленный советник по национальной безопасности при администрациях Джорджа Буша и Обамы, он дает существенное представление об экономических, политических и человеческих последствиях политики США в отношении наркотиков. Опираясь на обширные исследования, ясный и непредвзятый анализ политики и собственный личный опыт, Крэндалл возит читателей из Афганистана в Колумбию, в Перу и Мексику, в международный аэропорт Майами и на пограничный переход между Эль-Пасо и Хуаресом, чтобы проследить за сложными социальными сетями. которые составляют торговлю наркотиками и потребление наркотиков.С помощью исторически обоснованных историй Крэндалл показывает, как развивалась война с наркотиками, чтобы бороться с массовыми заключениями, эпидемией опиоидов, легализацией и медицинским использованием марихуаны, а также меняющейся внешней политикой Америки.

Рассел Крэндалл — профессор американской внешней политики и международной политики в Дэвидсон-колледже и автор семи книг, в том числе «Грязные войны Америки: нерегулярные войны с 1776 года до войны с террором».

«Плотно и красочно детализировано, а также политически информировано и проницательно.На всем протяжении Крэндалл пишет проницательно и остроумно. Его откровенная оценка политики убедительна и содержит множество нюансов ». —Джонатан Стивенсон, старший научный сотрудник отдела обороны США Международного института стратегических исследований

«Национальная проблема расстройства, связанного со злоупотреблением психоактивными веществами, подпитываемого опиоидами, вернула тему войны с наркотиками в газетах и ​​в повестку дня выработки политики. Drugs and Thugs воплощает в себе многолетний опыт и извлеченные уроки в удивительно удобочитаемой и бесконечно информативной форме.Это обязательное чтение », — Денис МакДонаф, бывший руководитель аппарата Белого дома, Университет Нотр-Дам,

«Рассел Крэндалл — один из самых ярких исследователей американо-латиноамериканских отношений. В этой книге он затрагивает сложные и противоречивые темы, и его выводы обязательно вызовут у людей все стороны дискуссии. Но эта книга важна именно потому, что она бросает вызов очень многим общепринятым представлениям о войне Америки с наркотиками »- Хэл Брэндс, Школа перспективных международных исследований Джонса Хопкинса (SAIS)

ISBN: 9780300240344
Дата публикации: 27 октября 2020 г.

520 страниц, 6 1/8 x 9 1/4
43 ч / б илл.

производителей призывают вооруженных головорезов прекратить насилие у Капитолия

Вашингтон, округ Колумбия — Президент и главный исполнительный директор Национальной ассоциации производителей Джей Тиммонс выпустил следующее заявление в ответ на большие группы вооруженных сторонников Трампа, которые силой штурмовали здание Капитолия США, когда члены Конгресса собираются для подсчета голосов выборщиков:

«Вооруженные насильственные протестующие, которые поддерживают безосновательное утверждение уходящего президента Трампа о том, что он каким-то образом выиграл выборы, которые он подавляющим большинством проиграл, штурмовали США.С. Капитолий сегодня атакует полицейских и сотрудников службы экстренного реагирования, потому что Трамп отказался признать поражение на свободных и справедливых выборах. На протяжении всего этого отвратительного эпизода Трампа подбадривали члены его собственной партии, что усиливало недоверие, которое разжигало неистовый гнев. Это не закон и порядок. Это хаос. Это правило мафии. Это опасно. Это крамола, и к ней следует относиться как к таковой. Уходящий президент подстрекал к насилию в попытке сохранить власть, и любой избранный лидер, защищающий его, нарушает свою присягу Конституции и отвергает демократию в пользу анархии.Любой, кто выдвигает теории заговора с целью сбора средств на избирательную кампанию, является соучастником. Вице-президент Пенс, который был эвакуирован из Капитолия, должен серьезно подумать о сотрудничестве с Кабинетом министров для применения 25-й поправки для сохранения демократии.

«Это не то видение Америки, в которое производители верят и стараются защищать. Сегодня по всей Америке миллионы производственных рабочих помогают нашей стране бороться со смертельной пандемией, которая уже унесла сотни тысяч жизней.Мы пытаемся восстановить экономику и спасти и восстановить жизни. Но все это не будет иметь значения, если наши лидеры откажутся отразить эту атаку на Америку и нашу демократию — потому что рухнет сама наша система правления, которая лежит в основе самого нашего образа жизни ».

-НАМ-

Национальная ассоциация производителей — крупнейшая производственная ассоциация в США, представляющая мелких и крупных производителей во всех отраслях промышленности и во всех 50 штатах.В обрабатывающей промышленности занято более 12,1 миллионов мужчин и женщин, вклад составляет 2 . 35 трлн в экономику США в год и имеют самый большой экономический мультипликатор среди всех основных секторов и составляют 62% исследований и разработок частного сектора. NAM — это мощный голос производственного сообщества и главный защитник политической повестки дня, которая помогает производителям конкурировать в мировой экономике и создавать рабочие места в Соединенных Штатах.Чтобы получить дополнительную информацию о NAM или подписаться на нас в Twitter и Facebook, посетите www.nam.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *