06.02.2023

Бихевиоризм в философии: БИХЕВИОРИЗМ • Большая российская энциклопедия

45.Сущностная характеристика бихевиоризма

Бихевиоризм (от англ. behaviour — поведение) — направление в психологии, отрицающее сознание как предмет научного исследования и сводящее психику к различным формам поведения, понятого как совокупность реакций организма на стимулы внешней среды. Натуралистическое направление, которое на ряду с учением Фрейда отрицает роль сознания в поведении человека. Оно является лидирующим среди поведенческих наук.

За единицу поведения принимается связь стимула и реакции. Законы поведения, согласно бихевиоризму, фиксируют отношения между тем, что происходит на «входе» (стимул) и «выходе» (двигательный ответ) системы организма (человек как собака Павлова; хотя Павлов открещивался от бихевиористов). Бихевиоризмы выделяют такие стимулы, как богатство, любовь, страх, власть, слава /всего 10шт./; используя определенный стимул, человека можно склонить к любому действию. Не бывает людей, которых нельзя переубедить с помощью опред.

стимула. Процессы внутри этой системы (как психические, так и физиологические) бихевиоризм, следуя позитивистской методологии, считает не поддающимися научному анализу, поскольку они недоступны прямому наблюдению. Основной тезис бихевиоризма: психология должна изучать поведение, а не сознание, к-роe в принципе непосредственно не наблюдаемо; поведение же понимается как совокупность связей «стимул — реакция». Основной метод бихевиоризма — наблюдение и экспериментальное изучение реакций организма в ответ на воздействия окружающей среды с целью выявления доступных математическому ожиданию корреляций между этими переменными. Нет такой реакции, которую нельзя получить от человека , надо знать какой стимул подобрать.

Согласно бихевиоризму, у человека при рождении имеется относительно небольшое число врождённых схем поведения (дыхание, глотание и т. п.), над к-рыми надстраиваются более сложные процессы, вплоть до образования сложнейших «репертуаров поведения» (Скиннер). Удачная реакция закрепляется и впредь имеет тенденцию к воспроизведению — «закон эффекта».

Закрепление реакции в «репертуаре» порождает тенденцию к ее воспроизведению в соответствующих типах ситуаций («закон эффекта»), в результате чего эти реакции автоматизируются. Для объяснения того, каким образом выбирается данная реакция в ответ на данное воздействие, выдвинут принцип «проб и ошибок», согласно к-рому выработка всякой новой реакции начинается со слепых проб, продолжающихся до тех пор, пока одна из них не приведёт к положит. эффекту.

Основатели бихевиоризма /сами считают первым представителем Павлова/: Уотсон (влияние на психодинамические системы, медикаментозные средства для изменения настроения человека), Скиннер, Дегаль (внедрение различных электрических средств в мозг, воздействие на мозг с помощью электродов), Скерч (возможности воздействия медикаментозных препаратов на психику).

Уотсон писал: «Доверьте мне десяток здоровых нормальных детей и дайте возможность воспитывать их так, как я считаю нужным, гарантирую, что, выбрав каждого из них наугад, я сделаю его тем, кем задумаю: врачом, юристом, художником и даже нищим или вором, независимо от его данных, способностей, призвания или расы его предков»

Период наивысшего развития Б. в его классической форме приходится на начало 20-х 20 в., когда его подходы получили развитие в антропологии, педагогике, а главное — в социологии. Однако бихевиористы, по сути редуцируя социальное к психическому, а то, в свою очередь, к условно-рефлекторному уровню психики и к ее физиологическим основам, в итоге встретились с непреодолимыми препятствиями на пути объяснения и интерпретации социальных явлений в терминах этой биологической дисциплины.

13.3.1 Бихевиоризм

Концептуальная критика картезианской парадигмы сознания исторически оказалась тесно связана со становлением и развитием бихевиоризма. Важнейшая эпистемологическая предпосылка бихевиоризма, ставшего в первой половине 20 века на западе фактически психологическим мейнстримом, состоит в том, что единственный источник эмпирических данных для психологии – наблюдаемое поведение. Поскольку внутренняя психическая жизнь и сознание не доступны наблюдению «от третьего лица», то перенос фокуса эмпирического изучения на внешнее, наблюдаемое поведение позволяло поставить психологию в один ряд с другими естественными науками, по крайней мере, методологически. О при этом она сохраняла некую сравнительную независимость своего предмета. Вместе с тем, единственное, что, по мнению бихевиористов, прежде отделяло психологию от естественных наук – это приверженность идее феноменального сознания; поэтому на его использование в психологических описаниях был наложен запрет. Психология должна, с этой точки зрения, не описывать внутренние психические субъективные состояния или процессы, а формулировать законы, связывающие между собой внешние наблюдаемые стимулы, воздействующие на организм, и внешние же, наблюдаемые реакции этого организма на эти стимулы. Эти принципы в общем виде сформулировал Джон Ватсон

17. Он полагал, что бихевиоризм открывает новую эру в психологии, эру окончательного расставания с понятиями сознания и интроспекции. Так, в своей книге «Бихевиоризм», ставшей манифестом этого направления, он писал на первых же страницах: «Бихевиоризм утверждает, что сознание не является ни определенным, ни имеющим какое-либо применение понятием. Бихевиорист, всегда выступающий как экспериментатор, придерживается к тому же того взгляда, что вера в существование сознания восходит к древним временам предрассудков и магии»
18
. Обычно говорят о двух направлениях бихевиоризма, одно из которых в основном ассоциировано с именами Ватсона и Скиннера, другое – И. Павлова и К. Халла. Оба направления в целом согласны относительно базовых предпосылок бихевиоризма: в частности, они разделяют единую концепцию обучения, согласно которой обучение не есть функция внутренних правил или ментальных «механизмов», а – управляемого изменения реакций посредством стандартизованного изменения стимуляции; при этом субъект рассматривается как tabula rasa, лишенный каких-либо априорных ментальных структур, способных влиять на его будущее развитие. Однако, между ними существуют и некоторые расхождения: например, по вопросу о связи между стимулами и реакциями. Контроль над реакциями посредством изменяемых стимулов не обязательно должен предполагать, что бихевиорист утверждает в качестве механизма этого контроля причинно-следственные зависимости между стимулами и реакциями.
Во всяком случае, Скиннер отказывается допускать в психологическое объяснение какие бы-то ни было внутренние сущности, не только ментальные, которые могли бы быть «деталями» этого каузального механизма. Между тем, Павлов и Халл привлекают в эти объяснения нейрофизиологические описания, говорящие о внутренней, хотя и не ментальной, структуре вызывания стимулом реакции. Скиннер возражает против привлечения в психологии концепции скрытых (или внутренних) физических причин, указывая, что о нервных процессах можно только заключать на основании поведения, которое затем полагается как результат этих процессов: «Мы узнаем точные нейрологические условия, непосредственно предшествующие, скажем, ответу «Нет, спасибо». Мы обнаружим, что этим событиям, в свою очередь, предшествуют другие нейрологические события, а им другие и т.д. Этот ряд приведет нас снова к событиям, внешним по отношению к нервной системе, и в конечном счете, внешним по отношению к организму»
19
. Те причины, которые могут быть обнаружены в нервной системе, имеют, таким образом, лишь ограниченную полезность в предсказании и управлении поведением.

Бихевиоризм может не предполагать специфических онтологических следствий в виде отказа в существовании феноменальному сознанию и ментальному вообще. Бихевиористская позиция по этому вопросу может ограничиваться сравнительно скромным положением о необходимости переопределить в эмпирицистском духе предмет психологии, исходя из того, что что бы ни изучала психология как наука, она может изучать это методом наблюдения за (контролируемым) поведением. В этом случае может быть даже сохранено понятие сознание как имеющую определенную значимость в психологическом дискурсе, если сознание может быть выведено исключительно из изучения поведения. Так, Карл Лэшли в статье 1923 года «Бихевиористская интерпретация сознания» пишет: «концепция сознания … есть концепция сложного соединения и последовательности телесных действий (activities), тесно связанных с или включающих вербальные механизмы и механизмы жестикуляции и, вследствие этого, чаще всего удостаивающихся социального выражения»

20. С другой стороны, постулирование поведения в качестве критерия сознания – не то же самое, что отождествление поведения с сознанием. Термин, подходящий для описания отношения большинства методологических бихевиористов к сознанию – «экстернализация» сознания средствами публично наблюдаемого поведения. Метафизический вопрос о тождестве при этом обычно остается открытым. Например, Эдвин Хольт выдвигает тезис о
сосуществовании
двух феноменов – поведения и сознания21. Сходного мнения придерживается Эдвард Толман: «Всякий раз, когда организм в определенный момент стимуляции перемещается из позиции готовности отвечать (на эту стимуляцию) каким-либо относительно дифференцированным способом в позицию готовности отвечать (на эту стимуляцию) каким-либо относительно более дифференцированным способом, имеет место сознание»22. Б. Скиннер предпринял критику раннего бихевиоризма Ватсоновского образца именно за то, что они потратили столько времени на борьбу с интроспективным изучением ментальной жизни и, таким образом, внесли путаницу в важную центральную идею бихевиоризма – методологическую. Согласно Скиннеру, представление о бихевиоризме как о концепции, игнорирующей сознание, чувства и состояния сознания, ложно. Не правильно говорить, что сознание не существует; оно, скорее, иррелевантно научному объяснению, а стало быть, психологическому: «Мы не можем объяснить поведение какой-либо системы, находясь полностью внутри нее; в конце концов мы должны повернуться лицом к силам, действующим на организм извне. До тех пор, пока в нашей каузальной цепи есть такое слабое звено, что вторая связь не детерминирована посредством закона первой, или третья – второй, первая и третья связи должны быть соотнесены посредством закона»
23
.

Взгляды Райла и других критиков картезианской парадигмы с точки зрения анализа языка и взгляды ведущих бихевиористов, включая Ватсона и Скиннера объединяет общая аналитическая предпосылка, согласно которой язык психологии не имеет других референтов, кроме наблюдаемых в эмпирицистском смысле. Поэтому эти подходы иногда объединяют под общей рубрикой «аналитический бихевиоризм». Главное различие между ними можно охарактеризовать следующим образом: в то время, как Райл убежден, что к бихевиоризму обязывает нас категориальная структура наших естественных языков, Ватсон и Скиннер рассматривают это обязательство как эпистемологическое, т.е. такое, которое требует, чтобы язык психологии был приведен в соответствие определенным нормам, независимо от того, что предписывает анализ значений соответствующих понятий в естественных языках24. Но обе концепции, несомненно, воодушевлены позитивистскими идеями и опираются на верификационистскую доктрину значимости понятий. И в том, и в другом случае в качестве одного из важнейших оснований исключения понятия сознания из языка подлинно научной психологии рассматривается неверифицируемость предложений, включающих токены этого и родственных ему понятий.

Бихевиоризм — Энциклопедия Нового Света

Бихевиоризм — это подход в психологии, основанный на предположении, что поведение, как человека, так и животного, может быть исследовано с научной точки зрения и понято без обращения к внутренним психическим состояниям. Три основные фигуры привели к развитию этого подхода: Иван Павлов, Джон Б. Уотсон и Б. Ф. Скиннер. Их исследования создали теории обучения, полностью основанные на реакциях или «ответах» организма (человека или животного) непосредственно на стимулы в окружающей среде посредством процессов кондиционирования. Это был важный поворотный момент в психологии как научной дисциплине, который привел к обширным исследованиям в области сравнительной психологии и экспериментальной психологии, которые предоставили ценные данные о том, как животные и люди учатся соответствующим реакциям на внешнюю среду.

Содержание

  • 1 Определение
    • 1.1 Ключевые понятия
  • 2 Основоположники бихевиоризма
    • 2.1 Джон Б. Ватсон
      • 2.1.1 Методологический бихевиоризм
    • 2.2 Б. Ф. Скиннер
      • 2.2.1 Связь с языком
  • 3 Бихевиоризм в философии
  • 4 Критика бихевиоризма
  • 5 Наследие
  • 6 Каталожные номера
  • 7 Внешние ссылки
  • 8 кредитов

Хотя такие теории больше не считаются адекватными для объяснения всех форм обучения и поведения, тем не менее, методологии, разработанные в ходе таких исследований, продолжают использоваться в многочисленных исследовательских программах, которые значительно расширили понимание человеческой природы.

Определение

Бихевиоризм был разработан с мандатом, что только наблюдения, которые удовлетворяют критериям научного метода, а именно, что они должны быть воспроизведены в разное время и независимыми наблюдателями, должны быть допустимыми в качестве доказательства. Это фактически отвергло интроспекцию, основной метод психологов, последовавших за экспериментальной психологией Вильгельма Вундта, доминирующей парадигмой в психологии в начале двадцатого века. Таким образом, бихевиоризм можно рассматривать как форму материализма, отрицающую какое-либо самостоятельное значение психических процессов. Похожий подход можно найти в политической науке, известной как «бихевиорализм».

Бихевиористская школа мысли существовала одновременно с психоаналитическим движением, зародившимся благодаря работам Зигмунда Фрейда, который также был сторонником механистического взгляда на человеческую природу, но рассматривал разум, особенно бессознательное, как арену, на которой исключительно человеческое произошли мероприятия.

Одно из предположений, которых придерживаются многие бихевиористы, состоит в том, что свобода воли — это иллюзия. В результате бихевиоризм диктует, что любое поведение определяется комбинацией генетических факторов и окружающей среды либо посредством классического, либо оперантного обусловливания. Его главными вдохновителями были Иван Павлов, исследовавший классическое обусловливание, Джон Б. Уотсон, который ввел термин «бихевиоризм» и стремился ограничить психологию экспериментальными методами, и Б. Ф. Скиннер, который стремился обосновать бихевиоризм, проводя исследования оперантного обусловливания.

Ключевые понятия

  • Обучение: Изменение поведения, связанное с результатом опыта.
  • Экономия: Принцип, который утверждается в философии науки, человек всегда должен выбирать самое простое объяснение.
  • Стимул: Все, что может повлиять на окружающую среду и тем самым повлиять на поведение человека.
  • Ответ: Любая реакция на раздражитель. Для бихевиористов реакция ограничивается любым измеримым поведением.
  • Рефлекс: Необученная реакция, вызываемая определенными раздражителями.
  • Добровольный ответ: Ответ, который человек может контролировать.
  • Классическое обусловливание: Исследование обучения, которое фокусируется на рефлекторных реакциях.
  • Оперантное обусловливание: Изучение обучения, которое фокусируется на изменениях произвольных реакций в результате их последствий.
  • Радикальный бихевиоризм: Позиция, принятая Уотсоном и Скиннером, которые утверждали, что изучение внутренних процессов невозможно для объективного изучения и не имеет отношения к пониманию поведения человека.
  • Модификация поведения: Применение принципов обусловливания для изменения поведения человека.
  • Эквипотенциальность: Идея о том, что принципы состояния должны применяться ко всем формам поведения и ко всем видам.
  • Этология: Изучение поведения животных в их естественной среде обитания.
  • Видоспецифичное поведение: Иногда называемое инстинктами, это поведение, характерное для определенного вида.

Основатели бихевиоризма

Джон Б. Уотсон

В начале двадцатого века Уотсон в своей книге Психология с точки зрения бихевиориста утверждал, что психология занимается исключительно объективным наблюдением за поведением. . В то время это был существенный разрыв с преобладающей структуралистской психологией, которая использовала метод интроспекции и считала изучение поведения устаревшим.

Уотсон, в отличие от многих своих коллег, изучал приспособление организмов к окружающей среде. В частности, его интересовало определение конкретных стимулов, которые заставляли организмы реагировать. На подход Уотсона большое влияние оказала работа русского физиолога Ивана Павлова, открывшего феномен классической обусловленности в своем знаменитом исследовании пищеварительной системы собак. Уотсон принял модель Павлова, подчеркнув физиологические реакции и роль стимулов в формировании условных реакций. По этой причине Уотсона можно назвать психологом «стимул-реакция» (СР).

Методологический бихевиоризм

Теория Уотсона убедила большинство академических исследователей в важности поведенческих исследований. В частности, в области сравнительной психологии это согласовывалось с предупреждением, сделанным каноном Ллойда Моргана против некоторых более антропоморфных работ, таких как работа Джорджа Романеса, в которой психические состояния свободно приписывались животным. . Подход Уотсона охотно подхватили такие исследователи, как Эдвард Л. Торндайк, изучавший способность кошек убегать из коробок с головоломками. Однако большинство психологов заняли позицию, которую сейчас называют «методологическим бихевиоризмом»: они признавали поведение либо единственным, либо наиболее эффективным методом объективного наблюдения в психологии.

Среди известных бихевиористов двадцатого века, придерживавшихся этой позиции, были Кларк Л. Халл, назвавший свою позицию «необихевиоризмом», и Эдвард С. Толмен, разработавший многое из того, что впоследствии стало когнитивистской программой. Толмен (1948) утверждал, что крысы составляли «когнитивные карты» лабиринтов, которые они научились проходить, даже в отсутствие вознаграждения, и что связь между стимулом и реакцией (S->R) опосредована третьим компонентом — организмом. (С->О->Р).

Методологический бихевиоризм остался позицией большинства психологов-экспериментаторов. С ростом интереса к познанию животных с 1980-х годов и более неортодоксальными взглядами, такими как аргумент Дональда Гриффина (1976) о том, что животные обладают сознательным разумом, подобным человеческому, менталистический язык все чаще стал использоваться даже в дискуссиях по психологии животных, в сравнительной психологии и этологии. Однако даже обсуждение сознания никоим образом не противоречит позиции методологического бихевиоризма.

Б. Ф. Скиннер

Б. Ф. Скиннер, проводивший экспериментальную работу в области сравнительной психологии с 1930-х по 1950-е гг. , оставался самым известным теоретиком и представителем бихевиоризма до своей смерти в 1990 г. Скиннер разработал особый вид бихевиористской философии, который получил название «радикальный бихевиоризм». Ему приписывают создание новой версии психологической науки, названной поведенческим анализом или «Экспериментальным анализом поведения» (EAB) после изменений в подзаголовке к его 1938 работа, Поведение организмов: экспериментальный анализ поведения.

В то время как EAB отличается от других подходов к поведенческим исследованиям по многочисленным методологическим и теоретическим аспектам, радикальный бихевиоризм отличается от методологического бихевиоризма прежде всего тем, что принимает трактовку чувств, состояний ума и самоанализа как существующих и поддающихся научной обработке. Однако радикальный бихевиоризм останавливается перед идентификацией чувств как причин поведения. Среди других различий был отказ от рефлекса как модели любого поведения и защита науки о поведении, дополняющей физиологию, но независимой от нее.

Эта философская позиция укрепилась благодаря успеху ранней экспериментальной работы Скиннера с крысами и голубями, изложенной в его книгах «Поведение организмов» (1938) и Графики подкрепления (1957, совместно с К. Б. Ферстером). Особое значение имело его открытие «оперативной реакции», которая, как известно, запомнилась благодаря тому, что стало известно как «ящик Скиннера». Оперантный ответ отличается от рефлекторного тем, что он состоит из класса структурно отличных, но функционально эквивалентных ответов. Например, в то время как крыса может нажимать на рычаг левой, правой лапой или даже хвостом, все эти различные реакции воздействуют на мир одинаковым образом и приводят к общему результату, а именно к нажатию рычага. . Таким образом, операнты можно рассматривать как ряд ответов, которые достигают сходных целей или последствий.

Эмпирическая работа Скиннера расширилась на основе более ранних исследований обучения методом проб и ошибок, проведенных такими исследователями, как Торндайк и Гатри. Скиннер также наблюдал влияние различных режимов подкрепления на скорость оперантных реакций животных. Он добился выдающихся успехов в обучении животных неожиданным реакциям, большому количеству ответов и демонстрации множества эмпирических закономерностей в поведении. Эти выводы придали некоторую достоверность его радикальному концептуальному анализу.

Отношение к языку

Когда Скиннер переключился с экспериментальной работы на философские основы науки о поведении, его внимание переключилось на человеческий язык. В его книге « Verbal Behavior » (1957) изложена теория функционального анализа вербального поведения. Книга подверглась резкой критике со стороны лингвиста Ноама Хомского (1959). Скиннер подробно не ответил; но позже он утверждал, что «[Хомский] не знает, о чем я говорю, и по какой-то причине не может этого понять» (Скиннер 1972).

Для бихевиористского анализа человеческого поведения важно не столько усвоение языка, сколько взаимодействие между языком и явным поведением. В эссе, опубликованном в его книге 1969 года « непредвиденных обстоятельств подкрепления», Скиннер высказал мнение, что люди могут конструировать лингвистические стимулы, которые затем приобретают контроль над их поведением так же, как внешние стимулы. Возможность такого «инструктивного контроля» над поведением означала, что непредвиденные обстоятельства подкрепления не всегда будут оказывать такое же влияние на поведение человека с той же надежностью, как у различных изученных животных.

Бихевиоризм в философии

Во многих отношениях бихевиоризм является как психологическим, так и философским движением. Основная предпосылка радикального бихевиоризма состоит в том, что изучение поведения должно быть эмпирической наукой, такой как химия или физика. Бихевиористы стремились создать дисциплину, которая отказалась бы от всех гипотетических и субъективных внутренних состояний изучаемых ими организмов.

В рамках аналитической философии существуют подходы, которые назвали себя или были придуманы другими как бихевиористские. В логическом бихевиоризме (которого придерживаются, например, Рудольф Карнап и Карл Гемпель) значением психологических утверждений являются условия их проверки, которые состоят в совершаемом явном поведении. Куайн использовал тип бихевиоризма, на который повлияли некоторые идеи Скиннера, в своей собственной работе над языком. Гилберт Райл защищал особую разновидность философского бихевиоризма, изложенную в его книге 9.0119 The Concept of Mind, , в котором его центральным утверждением было то, что случаи дуализма часто представляют собой «ошибки категорий» и, следовательно, что они на самом деле являются неправильным пониманием использования обычного языка.

Дэниел Деннет также признал себя бихевиористом (Bennett 1993). Иногда утверждалось, что Людвиг Витгенштейн защищал бихевиористскую позицию, и между его философией, логическим бихевиоризмом и радикальным бихевиоризмом есть важные области совпадения. (Например, аргумент «жук в ящике», в котором Витгенштейн сослался на концепцию, согласно которой кто-то воображает, что у каждого есть ящик с жуком внутри. Никто не может заглянуть внутрь ящика пыльника, и каждый утверждает, что знает, что такое жук, только путем изучения своих собственных. Витгенштейн предположил, что в такой ситуации слово «жук» не может быть названием вещи, так как каждый может воспринимать жука по-разному; жук «выпадает из рассмотрения как не относящийся к делу».) Однако Витгенштейн не был бихевиористом, и его стиль письма достаточно эллиптичен, чтобы допустить ряд интерпретаций. Математика Алана Тьюринга также иногда считали бихевиористом, но он сам этого не идентифицировал.

Критика бихевиоризма

Бихевиоризм можно критиковать как чрезмерно детерминистский взгляд на человеческое поведение — игнорируя внутренние психологические и психические процессы, бихевиоризм чрезмерно упрощает сложность человеческого поведения. Некоторые даже утверждают, что строгая природа радикального бихевиоризма по существу определяет человека как механизм без свободы воли.

Бихевиористский подход также подвергался критике за его неспособность объяснить обучение или изменения в поведении, которые происходят в отсутствие воздействия окружающей среды; такие явления сигнализируют о наличии внутреннего психологического или психического процесса.

Наконец, исследования этологов показали, что принципы обусловливания не являются универсальными, что противоречит заявлению бихевиористов об эквипотенциальности принципов обусловливания.

Бихевиоризм был разработан в противовес интроспективному подходу, который полагался прежде всего, если не полностью, на внутреннюю саморефлексию сознательной умственной деятельности. Хотя радикальный бихевиоризм может быть весьма ограничен в своей объяснительной силе, тем не менее, он сыграл важную роль, позволив психологии развить научное стремление к знаниям о человеческой природе и поведении.

Тем не менее связь между стимулом и реакцией не является простой, прямой, причинно-следственной связью. Факторы помимо стимула участвуют в определении реакции. Действия происходят на основе цели, а цель определяется разумом субъекта. Таким образом, более полное понимание человеческого поведения должно включать как внешние действия тела, так и внутреннюю жизнь разума.

Наследие

Несмотря на такую ​​критику бихевиоризма, изучение оперантного и классического обусловливания в значительной степени способствовало пониманию человеческого поведения в психологии. Хотя бихевиоризм больше не был авторитетным голосом, он был доминирующей силой в североамериканской психологии в течение значительного периода двадцатого века.

Естественным следствием бихевиоризма является поведенческая терапия, метод изменения неадекватных реакций человека на определенные раздражители. Он включает в себя самые основные методы изменения человеческого поведения, такие как поощрение и наказание, подкрепление и даже биологическая обратная связь с использованием методов обусловливания. Развитие жизненных навыков часто находится в центре внимания. Хотя такие формы модификации поведения основаны на бихевиоризме, они используются психотерапевтами, родителями и лицами, осуществляющими уход за инвалидами, как правило, без какой-либо основополагающей бихевиористской философии.

Бихевиоризм развился как реакция на интроспективный подход, не способный объяснить психические процессы. Во многих отношениях бихевиоризм проложил путь к новой, научно обоснованной психологии, которая значительно продвинула понимание человеческого поведения.

Ссылки

Ссылки ISBN поддерживают NWE за счет реферальных сборов

  • Baum, W.M. 2005. Понимание бихевиоризма: поведение, культура и эволюция . Блэквелл.
  • Беннетт, Дэниел К. 19 лет93. Сообщение: среды нет. Философия и феноменологические исследования. 53(4): 889-931.
  • Хомский, Ноам. 1959. «Обзор вербального поведения Б. Ф. Скиннера». Язык . 35 (1): 26-58.
  • Ферстер, С. Б. и Б. Ф. Скиннер. 1957. Графики подкрепления. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
  • Гриффин, Дональд Р. 1976. Вопрос о сознании животных. ISBN 0865760020.
  • Латталь К.А. и П.Н. Гнаться. 2003. Теория поведения и философия. Пленум.
  • Миллс, Джон А. 2000. Контроль: история поведенческой психологии. Издательство Нью-Йоркского университета.
  • Плотник, Род. 2005. Введение в психологию. Томсон-Уодсворт. ISBN 0534634079.
  • Рахлин, Х. 1991. Введение в современный бихевиоризм, 3-е издание. Нью-Йорк: Фримен.
  • Скиннер, Б. Ф. 1938. Поведение организмов. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
  • Skinner, BF 1945. «Оперативный анализ психологических терминов» Psychological Review . 52: 270-277, 290-294.
  • Скиннер, Б. Ф. 1953. Наука и поведение человека. ISBN 00292

    .

  • Скиннер, Б. Ф. 1957. Вербальное поведение. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall.
  • Skinner, B.F. 1969. Непредвиденные обстоятельства подкрепления: теоретический анализ . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
  • Скиннер, BF 1972. «Меня неправильно поняли…». В журнале Центр . март-апрель стр. 63.
  • Скиннер, Б.Ф. 1981. «Отбор по последствиям». В Science 213: 501-514.
  • Скиннер, Б.Ф. 2002. За гранью свободы и достоинства . Издательство Хакетт.
  • Staddon, J. 2001. Новый бихевиоризм: разум, механизм и общество. Филадельфия: Psychology Press.
  • Tolman, EC 1948. «Когнитивные карты у крыс и людей». Психологический обзор . 55: 189-208.
  • Watson, JB 1913. Психология с точки зрения бихевиористов. В Психологический обзор . 20: 158-177.
  • Уотсон, Дж. Б. 1919. Психология с точки зрения бихевиориста.
  • Уотсон, Дж. Б. 1924. Бихевиоризм.
  • Цурифф, Г.Э. 1985. Бихевиоризм: концептуальная реконструкция. Издательство Колумбийского университета.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 17 января 2022 г.

  • Книги и журнальные статьи о бихевиоризме.
  • Фонд Б. Ф. Скиннера.
  • Кембриджский центр поведенческих исследований.
  • Классика истории психологии.
  • Статья в Стэнфордской философской энциклопедии.
  • Международная ассоциация анализа поведения.

Авторы

Энциклопедия Нового Света авторов и редакторов переписали и дополнили статью Википедии в соответствии с Энциклопедия Нового Света стандартов. Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с надлежащим указанием авторства. Упоминание должно осуществляться в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на авторов New World Encyclopedia , так и на самоотверженных добровольных участников Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

  • Бихевиоризм  история

История этой статьи с момента ее импорта в Энциклопедию Нового Света :

  • История «Бихевиоризма»

Примечание. На использование отдельных изображений, лицензированных отдельно, могут распространяться некоторые ограничения.

Философия логического бихевиоризма

    «Призрак в машине»

    Философом, наиболее известным благодаря развитию логического (или аналитического) бихевиоризма, был Гилберт Райл. На протяжении большей части академической карьеры Райл был сосредоточен на игнорировании различия между разумом и телом (картезианского дуализма или субстанциального дуализма), которое было и остается чрезвычайно распространенным в психологических и философских трудах и размышлениях. Вы, вероятно, часто сталкиваетесь с подобным дуалистическим языком даже в самых кратких психологических беседах, из которых следует, что ментальные состояния (мысли, чувства, воображение и т. д.) возникают в скрытой или нефизической области или измерении ума, помимо физического и физического. физиологические процессы. Райл с этим не согласился.

    Согласно Райлу, например, вера не будет рассматриваться как воздушный ментальный элемент познания, а будет полностью находиться в рамках объяснительных процессов биологии. Гилберт Райл считал, что в этих различиях есть риск, который сбивает философию и науку с пути, преследуя различия, которых на самом деле не существует.

    Работы Гилберта Райла ( «Концепция разума» ) часто нацеливались на эти дуалистические представления, беря пример умственного усилия «воли или воли», которое затем трансформировалось в физическое действие (ментальное мышление ведет к физическому действию) , как распространенная ошибка. Он называет эти ошибки «догматами призрака в машине». Само изучение разделения между разумом и телом было пустой тратой времени и бесплодно, согласно Райлу, потому что это были категориальные ошибки; разделены больше своими лингвистическими определениями, чем какими-либо реальными качествами. Вместо этого Райл предположил, что все действия и поведение носят физический характер и что существуют склонности и предрасположенности, которые можно полностью объяснить поведенческими действиями человека, направленными на поиск или избегание соответствующих стимулов.

    Например, между желанием позавтракать и приготовлением завтрака не будет различия между разумом и телом. Для Райла в каком-то нематериальном ментальном состоянии не было ничего, что побуждало бы готовить завтрак. Говорить или воображать эту причинно-следственную связь ведет к принципиальному непониманию самого события и поведения. Если бы мы попытались изучить это событие, используя эти термины, нам пришлось бы преследовать нематериальное ментальное состояние или полагаться на то, что оно существует вне физических или наблюдаемых свидетельств, как часть нашего исследования. Это может очень быстро привести к круговым рассуждениям. Погоня за этим «призраком в машине» не приносит научных результатов.

    Райл не исключает того, что существуют физические процессы поведения и действия, которые нельзя увидеть (которые он называет склонностями и склонностями), но что они не пребывают в каком-то нематериальном состоянии, и эти склонности/предрасположенности могут быть обнаружены посредством способы наблюдаемого поведенческого действия. Это имеет некоторое сходство с «частными психическими событиями» радикального бихевиоризма Б. Ф. Скиннера, но не заходит так далеко в рассуждениях о функциональных и экологических отношениях, как это сделал Скиннер. Райл действительно использовал бихевиористскую теорию сознания, но такую, которая была сосредоточена на языке поведенческих процессов.

    Однако справедливо отметить, что работа Райла подверглась критике, потому что акцент на языке, зависящем от наблюдаемого действия, может быть слишком ограничительным. Критики работы Райла часто говорили о том, что между внутренними или «психическими состояниями» и поддающимися проверке поведенческими действиями может быть большее расстояние. Большинство людей могут представить себе ситуацию, когда кто-то счастлив, не проявляя при этом внешних «поведенческих действий» или признаков счастья. Обратное также верно. Киноактеры, например, ведут себя так, что это не совсем точно отражает их «психическое состояние». Изображение актера в некоторых случаях не отражает реальных склонностей и предрасположенностей, которые Райл мог бы вывести из их поведения, используя свою методологию. Исторически более практично понимать, что работа Гилберта Райла (особенно «Концепция разума» ) сильно повлияла на то, как бихевиористы трактуют различие между разумом и телом, дуализм и менталистский язык в своих научных трудах, но теории и позиции Райла оказали влияние частично, а не в целом.

    Венский кружок и логический позитивизм

    Откуда могла взяться «логическая» часть «логического бихевиоризма»? Почему его так назвали? Ответ кроется в более раннем философском стремлении под названием логический позитивизм, разработанном группой в конце XIX в.Философы 19 века называли Венский кружок. Связь между этой философией логического позитивизма и бихевиоризмом заключается в том, что бихевиористы ищут структуру языка, которая может точно отражать наблюдаемые факты поведения. Без этой языковой структуры неправильные представления, круговые рассуждения и споры о лингвистических мелочах научной литературы могли бы затормозить все изучение поведенческой психологии как естественной науки. Надежный язык приводит к меньшему количеству недоразумений в научной литературе и, возможно, к лучшему воспроизведению того, что проверяется и изучается.

    Логические позитивисты, а позже логические бихевиористы, хотели лингвистической точности в изучении психологии и поведения. Точный язык может привести к лучшей проверке наблюдаемых событий. Философы Венского кружка назвали это «принципом проверяемости» и тем, что в литературе не должно быть утверждений, которые нельзя было бы проверить эмпирически или, по крайней мере, можно было бы проверить в будущем. Есть определенные вещи, которые можно констатировать, которые не могут быть проверены сразу, но позволяют, по своей формулировке, средство проверить их позднее. Например: «В следующий вторник будет дождь». Это утверждение не может быть проверено прямо сейчас, но позволяет проверить. Это было важно для философов-логических позитивистов, а позднее и для логических бихевиористов. Это основной принцип большинства эмпирических исследований поведения, и его часто преподают как принцип, не требуя объяснений. Так было не всегда. Без применения «принципа проверяемости» любое непроверяемое утверждение можно было бы безнаказанно использовать в качестве предпосылки. Непроверяемые утверждения (например, менталистические или субстанциональные дуалистические утверждения) не могут быть опровергнуты объективно, потому что они не допускают эмпирического способа сделать это. Логическим бихевиористам эти утверждения вряд ли помогут в научной литературе.

    Философы, ученые и математики Венского кружка, главным образом Рудольф Карнап, Мориц Шлик, Герберт Фейгль, Феликс Кауфманн и А. Дж. Айер, разработали эту форму анализа, используя «принцип верифицируемости», в значительной степени взяв за основу идеи более ранних философов. как Людвиг Витгенштейн, чтобы разработать способ анализа утверждений. Вы, вероятно, все время сталкиваетесь с утверждениями такого типа в эмпирических и научных исследованиях, даже не осознавая этого. Ранние логические позитивисты различали то, что они называли «аналитическими утверждениями» и «синтетическими утверждениями». Аналитические утверждения могут быть истинными просто потому, что это логически следует из их смысла.

    Пример (Аналитический отчет): Все круги круглые.

    Конечно.

    Синтетические утверждения, с другой стороны, требуют некоторой эмпирической проверки, чтобы быть подтвержденными или доказанными истинными. Эти утверждения при использовании «принципа верифицируемости» можно проверить.

    Пример (синтетическое утверждение): «У этого кота серый мех, и он одет в одежду».

    Давайте посмотрим.

    (Мистер Дарси)

    Ну, посмотрите на это. Мы можем проверить это утверждение наблюдением.

    Оба этих утверждения важно различать, но они не имеют одинакового веса в рамках логического позитивизма и логического бихевиоризма. Для философов Венского кружка и большинства логических позитивистов синтетические утверждения должны иметь первостепенное значение. Синтетические утверждения делают заявления о реальности, которые можно проверить, и это невероятно важно, когда речь идет о естественных науках. Использование аналитических утверждений более тривиально для логических позитивистов, потому что они не приносят новой информации. Логический бихевиоризм разделял логическое позитивистское убеждение в том, что истинные предложения и утверждения должны поддаваться научной проверке, чтобы быть полезными с научной точки зрения.

    Логический бихевиоризм основывается на синтетических утверждениях о поведении, которое поддается наблюдению и измерению. Даже при работе с «ментальными концепциями» или «личными событиями» важно, какой язык используется для создания утверждений, которые можно проверить.

    Подводя итог: логический бихевиоризм связан с языком

    Для логического бихевиориста такие понятия, как разум, мысли, чувства и воображение, должны быть описаны способами, которые имеют наблюдаемые или поддающиеся проверке атрибуты, чтобы быть полезным в научном отношении. Логический бихевиоризм был разработан во времена сильной менталистической терминологии, когда круговые рассуждения о поведении были обычным явлением, а человеческое действие в целом иногда считалось неописуемым, а разум в некотором роде неприкосновенным для науки. Для логического бихевиориста семантика или язык того, что мы изучаем и о чем говорим, когда пытаемся описать поведение, даже внутренние процессы, должна быть каким-то образом поддающейся проверке или объективной, чтобы быть полезной в научном смысле.

    Важно то, как мы формулируем вещи и как мы их предлагаем. Слишком небрежное обращение с языком в этой области ведет к недоразумениям, как указывал Гилберт Райл, или не дает возможности впоследствии проверить, как считали логические позитивисты. Многие логические бихевиористы полагали, что утверждение, которое можно наблюдать, измерить и проверить, приблизит психологию и новую ветвь бихевиоризма к цели стать естественной наукой.

    Надеюсь, вам понравился этот краткий обзор истории и рассуждений, лежащих в основе теорий логического бихевиоризма, а также многочисленных влияний. Это ни в коем случае не исчерпывающее исследование богатой темы, а широкий взгляд на различные сложные психологические и философские корни, которые все вместе привели к тому, что мы знаем о бихевиоризме и психологии, и к тому, что логический бихевиоризм все еще сияет на протяжении многих десятилетий. позже.

    Комментарии? Вопросы? Мысли? Оставьте их ниже! Не забудьте подписаться!


    Ссылки:

    Кларк Л.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *