24.05.2022

Аргументы из литературы 2018 верность и измена: Верность и измена — аргументы для итогового сочинения 2017/2018

Содержание

Верность и измена — аргументы для итогового сочинения 2017/2018

]]>
07.09.2017

Данная тема может рассматриваться в трёх аспектах верности:

  1. Верность и измена в любви.
  2. Верность и измена идеалам
  3. Верность и измена Родине, народу.

Рассмотрим подробно каждый аспект.

«Мастер и Маргарита», М.А. Булгаков

Измена мужу

Маргарита изменила своему нелюбимому мужу. Но только это позволило ей остаться верной самой себе. Брак без любви мог обречь ее на гибель (духовную и физическую). Но она смогла найти в себе силы, чтобы начать жизнь с чистого листа и стать счастливой.

]]>

Верность любимому

Маргарита любила своего избранника так сильно, что продала душу дьяволу. Она была готова искать его по всему миру и за его пределами. Она осталась верной ему, даже когда не было надежды найти Мастера.

Предательство

Понтий Пилат предал свои идеалы, почему и не смог обрести покой после смерти. Он понимал, что поступает неправильно, но из страха изменил себе и человеку, в невиновность которого верил. Этим человеком был Иешуа.

Верность своим идеалам

Мастер настолько верил в то, что он делает, что не смог предать дело всей своей жизни. Он не смог оставить его на растерзание завистливым критикам. Чтобы спасти свое произведение от неправильного толкования и осуждения, он даже уничтожил его.

«Война и мир», Л.Н. Толстой

Измена

-Наташа Ростова не смогла остаться верной Андрею Болконскому. Она духовно изменила ему с Анатолем Курагиным, даже хотела сбежать вместе с ним.
На измену ее толкнули 2 причины: отсутствие житейской мудрости, неопытность, а также неуверенность в Андрее и ее будущем с ним. Уезжая на войну, Андрей не выяснил с ней личные дела, не дал ей уверенности в ее положении. Анатоль Курагин же, воспользовавшись неопытностью Наташи, обольстил ее. Ростова, в силу своего возраста, не смогла подумать о последствиях своего выбора, от позора ее спас только случай.

Верность Родине

— Кутузов представлен в романе Война и мир как человек, верный своему Отечеству. Он сознательно принимает непопулярные решения, чтобы спасти свою страну от гибели.

— Большинство героев романа жертвуют жизнью ради победы в войне.

Верность родителям и своим принципам

— Марья Болконская посвятила всю свою жизнь служению близким., в частности своему отцу. Она терпела  упреки в свой адрес, стойко переносила грубость отца. Когда армия противников наступала, она не оставила больного отца, не изменила себе.Интересы своих близких она ставила выше, чем собственные.

— Марья была глубоко верующим человеком. Ни тяготы судьбы, ни разочарования не смогли потушить в ней огонь веры.

Верность своим моральным принципам

— Семья Ростовых показала, что даже в самые тяжелые времена можно сохранить достоинство. Даже когда в стране наступил хаос, члены этой семьи остались верными своим моральным принципам. Они помогали солдатам, принимая их у себя дома. Тяготы жизни не отразились на их характерах.

«Капитанская дочка», А.С. Пушкин

Верность и измена долгу, Родине

— Петр Гринев остается верен долгу и своему государству, несмотря на смертельную опасность. Даже его симпатия к Пугачеву не меняет положения дел. Швабрин, спасая свою жизнь, предает свою страну, пятнает честь офицера, предает людей, которые защищали крепость вместе с ним бок о бок.

— Также показательна следующая ситуация в романе: когда Пугачев захватывает крепость, у людей появляется выбор: остаться верным долгу и чести или сдаться Пугачеву. Большая часть жителей встречает Пугачева хлебом и солью, в то время как отважные люди, такие как комендант крепости (отец Маши)  Иван Кузьмич и Василиса Егоровна отказываются присягнуть «самозванцу», тем самым обрекая себя на гибель.

Верность в любви

— Маша Миронова – символ верности в любви. В сложной жизненной ситуации, когда она оказывается перед выбором: выйти замуж за Швабрина (без любви) или ждать своего любимого человека (Петра Гринева), она выбирает любовь. Маша остается верной Гриневу до самого конца произведения. Несмотря на все опасности, она отстаивает честь любимого перед императрицей и добивается помилования.

Верность себе, своим принципам, своим идеалам, слову и обещаниям

— Петр Гринев остается верен принципам, чести, истинам, которые ему открыл отец. Даже страх смерти не способен повлиять на его решения.

— Несмотря на то, что Пугачев представлен в романе как захватчик, по большей части отрицательный персонаж, тем не менее он обладает и положительным качеством – это верность своим словам. За все произведение он ни разу не нарушает данных обещаний и до последнего верит в свои идеалы, хоть их и осуждает большое количество людей.

По материалам rustutors.ru

Дополнительные ссылки

Смотреть в PDF:

Или прямо сейчас: cкачать в pdf файле.

Сохранить ссылку:
Добавить комментарий

Комментарии без регистрации. Несодержательные сообщения удаляются.

Аргументы «Верность и измена», «Война и мир» для Итогового Сочинения ЕГЭ и ОГЭ 2017-2018

Аргументы к направлению «Верность и измена» для итогового сочинения.

Л.Н. Толстой «Война и мир»

Измена.

-Наташа Ростова не смогла остаться верной Андрею Болконскому. Она духовно изменила ему с Анатолем Курагиным, даже хотела сбежать вместе с ним. На измену ее толкнули 2 причины: отсутствие житейской мудрости, неопытность, а также неуверенность в Андрее и ее будущем с ним. Уезжая на войну, Андрей не выяснил с ней личные дела, не дал ей уверенности в ее положении. Анатоль Курагин же, воспользовавшись неопытностью Наташи, обольстил ее. Ростова, в силу своего возраста, не смогла подумать о последствиях своего выбора, от позора ее спас только случай.

— Элен Курагина в романе представлена как человек с отсутствием моральных принципов. Потому и понятие верности ей чуждо. В жизни она руководствуется только выгодой, все решения принимает в угоду свои интересам, чувства других людей для нее ничего не значат. Выходя замуж за Пьера, она не осознавала, что может причинить ему боль, и думала только о материальной выгоде. Элен не любила Пьера и не хотела от него детей. Поэтому брак был обречен на гибель. Ее многочисленные измены не оставили шанса их союзу. В итоге Пьер предложил ей расстаться, так как не мог больше терпеть позора.

Верность Родине.

— Кутузов представлен в романе Война и мир как человек, верный своему Отечеству. Он сознательно принимает непопулярные решения, чтобы спасти свою страну от гибели.

— Большинство героев романа жертвуют жизнью ради победы в войне.

Верность родителям и своим принципам.

— Марья Болконская посвятила всю свою жизнь служению близким., в частности своему отцу. Она терпела упреки в свой адрес, стойко переносила грубость отца. Когда армия противников наступала, она не оставила больного отца, не изменила себе.Интересы своих близких она ставила выше, чем собственные.

— Марья была глубоко верующим человеком. Ни тяготы судьбы, ни разочарования не смогли потушить в ней огонь веры.

Верность своим моральным принципам.

-Семья Ростовых показала, что даже в самые тяжелые времени можно сохранить достоинство. Даже когда в стране наступил хаос, члены этой семьи остались верными своим моральным принципам. Они помогали солдатам, принимая их у себя дома. Тяготы жизни не отразились на их характерах.

Верность/измена отчизне, родному краю. Аргументы для Декабрьского сочинения 2017 года по направлению «Верность и измена»

Автор статьи И. М. Храпова

Проблема верности Родине в трудные годы испытаний или в мирное время не остается без внимания русской классики.

«Ребята! не Москва ль за нами?

Умремте же под Москвой,

Как наши братья умирали!»

И умереть мы обещали,

И клятву верности сдержали

Мы в Бородинский бой.

Клятва в верности братьям по оружию для героев «Бородино» М.Ю.Лермонтова – это и клятва своей Отчизне. Быть верным родной земле – значит, по мысли ветерана той битвы, быть готовым сложить за нее голову. Поэтому поколение новобранцев, живущих «под бременем познанья и сомненья», вызывает горькую усмешку. Способны ли они на тот же подвиг или изменят в трудную минуту, ибо вовсе не богатыри?.. Лермонтов оставляет читателя наедине с этой мыслью, дает возможность современникам определиться с отношением к России – родине и государству…

Верность своей стране, готовность служить ей до последнего вздоха является главной мыслью и в поэме «Василий Тёркин» А.Т. Твардовского.

Словно подхватывая и развивая мысль поэта- предшественника, он создает новую формулу верности:

Бой идет святой и правый.

Смертный бой не ради славы,

Ради жизни на земле.

Знаменитый рефрен не оставляет сомнений: ведь земля – она та самая, родная! Измена ей – это измена семье, детям, любимым, всему, что дорого и свято. Эта мысль становится лейтмотивом всей литературы периода Великой Отечественной войны. Свидетели событий: поэты, писатели, военные корреспонденты – донесли до потомков идею верности и готовности к самопожертвованию как залога грядущей победы.

Причины отступничества, измены интересовали классиков литературы не меньше героических этапов истории страны. На страницах книг мы знакомимся не только с образами патриотов. Персонажи изменников, созданные в литературе, помогают нам определиться с собственной нравственной позицией. А.С. Пушкин «Полтава»: в 1708 году Мазепа перешел на сторону противника Российского государства в Северной войне – шведского короля Карла XII. За измену и предательство его наградили орденом Иуды. В поэме Александр Сергеевич показал Мазепу как вероломного лицемера, для которого нет ничего святого («не ведает святыни», «не помнит благостыни»).

Похожие мотивы звучат в романе Н.В. Гоголя «Тарас Бульба»: младший сын Тараса Бульбы – «мазунчик» Андрий – жил не по законам Запорожской Сечи, а по зову сердца. Из-за любви казак предает свою Отчизну. «А что мне отец, товарищи и отчизна? Отчизна моя – ты!» – говорит он возлюбленной. Для казаков, чей закон гласит: «Нет уз святее товарищества», – Андрий не кто иной, как предатель. Казалось бы, неразрешимую дилемму – простить сына-изменника или покарать неверного – Тарас Бульба разрубает как гордиев узел. Ведь атаман не мыслит себя вне Сечи и предательство Андрия он простить не может.

Но не только на войне чтят верность. Не только на войне возможна измена. Иногда тихий подвиг Левши (Н.С. Лесков «Левша»

) звучнее и действенней батального грома. «Мы к своей родине привержены», – говорит Левша, отказываясь остаться в Лондоне. Его образ, как и образ генерала Платова, по-казачьи прямодушного и грубого, противопоставлен образу императора Александра Павловича. Восхищение царя всем иностранным сказитель воспринимает с обидой. А вслед за ним и читатель задумывается о том, что чувствует Александр по отношению к стране, в которой поставлен быть царем…

По-своему тема верности родной земле, своим корням развивается в «Прощании с Матёрой» В.Г. Распутина. Пронзительной болью в душе читателя отдаются слезы старухи Дарьи Пинигиной: «Могилки, значитца, так и оставим? Могилки наши, и родные. Под воду?» Разорённые могилы, сожженные дома, затопленная деревня, погибший «царственный листвень» – трагедия разыгрывается на фоне равнодушия и молчаливой измены. Андрей, Соня, Павел пока не осознают, как страшно может откликнуться предательство. Изменения необратимы: «Если мы с тобой кинули, нас с тобой не задумаются кинуть. О-ох, нелюди мы, боле никто…».

С чего же начинается путь к измене? Как и любое зло, измена начинается с маленькой лжи, с минутного сомнения в том, в чем сомневаться нельзя. А.И. Солженицын свою Нобелевскую речь закончил русской пословицей: «Одно слово правды весь мир перетянет». А самым простым, доступным ключом праведной жизни писатель считал личное неучастие во лжи: «…пусть ложь всем владеет, но в малом упрёмся: пусть владеет не через меня!»

Читать далее Верность/измена в отношениях между людьми. Аргументы для Декабрьского сочинения 2017 года по направлению «Верность и измена»

Литературные аргументы — ВЕРНОСТЬ И ИЗМЕНА — ТЕМАТИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ 2017/18 г — Итоговое выпускное сочинение: 2017/2018 г. — ЕГЭ 2018 — Произведения школьной программы — сборник сочинений

Итоговое выпускное сочинение: 2017/2018 г.

Литературные аргументы

А. С. Пушкин «Станционный смотритель»

Главный герой повести Самсон Вырин пережил побег дочери, её равнодушие. Его существование потеряло всякий смысл, он спился и умер. Лишь через три года автор узнаёт, что на могилу смотрителя приезжала барыня с барчатами, она долго горько плакала и молилась. Значит, всё же в ней проснулись разум, совесть и любовь к отцу. Однако ничего в жизни уже нельзя вернуть.

А. С. Пушкин «Дубровский»

Примером верности слову может стать образ Маши Троекуровой из повести А. С. Пушкина «Дубровский». Главные герои Владимир и Мария необычайно благородны. Для них честь, долг и верность слову выше чем личное счастье.

Отец выдаёт Машу замуж за старого богатого князя Верейского. Чтобы избежать свадьбы с нелюбимым, Маша решается убежать с Владимиром. Но по воле случая Дубровский приезжает слишком поздно, когда Маша уже обвенчалась с Верейским. Владимир пытается уговорить её бросить мужа, но Маша непреклонна, ведь она дала клятву верности и уже не может нарушить её.

Ф. М. Достоевский «Униженные и оскорблённые»

В романе Ф. Достоевского «Униженные и оскорблённые» поднимаются проблема верности и всепрощающей родительской любви и проблема отношения детей к своим родителям. Героиня романа Наташа предаёт свою семью, убежав из дома с любовником. Её отец болезненно воспринимает уход дочери к сыну своего врага. Он расценивает её поступок как позор и проклинает дочь. Потерявшая любимого, отвергнутая отцом, Наташа глубоко переживает, ведь она лишилась всего ценного, что у неё было в жизни — чести, доброго имени, любви, семьи.

Однако Николай Ихменев, несмотря ни на что, безумно любит дочь. В финале повести после долгих душевных терзаний он находит в себе силы простить её.

На этом примере мы видим, что родительская любовь является самой сильной, бескорыстной и всепрощающей. Родители до последнего остаются верны своим детям.

Ф. М. Достоевский «Преступление и наказание»

Вариант 1

В романе чувство верности и любви играет роль всемогущей силы, сумевшей изменить характер главного героя. Через веру и любовь к Соне в эпилоге происходит очищение, возрождение и прозрение Родиона Раскольникова.

В образе Сони Мармеладовой нашла отражение проблема самопожертвования. Писатель нарисовал удивительный образ девушки, способной на невероятные жертвы ради близких людей.

Соня росла в неблагополучной семье. Страшная нищета окружала её с детства, поэтому она готова жить «по жёлтому билету», зарабатывая таким ужасным способом на хлеб насущный. И всё это ради того, чтобы её близкие не голодали.

Позже, встретив Родиона Раскольникова, девушка, ни минуты не раздумывая, отправляется за ним на каторгу, заботится о нём и о других каторжниках, желая как-то облегчить им их тяжкую часть. Она сумела разделить тяжёлую ношу Раскольникова и наполнить его жизнь духовностью.

Соня Мармеладова искренне любила людей. Она видела в них лишь самое лучшее, была готова идти ради них на любые жертвы несмотря ни на что. Соня обладала чувством верности и «бесконечно ненасытимого сострадания». Такие люди изредка встречаются и сегодня.

Вариант 2

Чувством верности, самопожертвования наделены две героини романа Ф. Достоевского «Преступление и наказание». Писатель показывает читателю две судьбы, два цельных характера, способных отдать всё ради счастья других людей.

Верностью и милосердием обладают Сонечка Мармеладова и Дуня Раскольникова, они жертвуют собой во имя дорогих им людей.

Дуня Раскольникова, чтобы помочь нищенствующему брату, собирается выйти замуж за низкого, подлого, но богатого человека.

Соня продаёт собственное тело, зарабатывая таким образом на хлеб для своей семьи. Девушка жестоко страдает, стыдится себя и своей жизни, но отказывает себе даже в самоубийстве, так как понимает, что без неё её родные просто не смогут выжить.

Семья с благодарностью принимает её жертву, боготворит Соню, её самопожертвование вызывает сочувствие и понимание. Чувство искренней любви и верности Сони Мармеладовой спасает Раскольникова, даёт ему надежду на будущее. Писатель показывает, что Раскольников из чувства сострадания к ней отдаёт свои последние деньги на похороны Мармеладова.

Л. Н. Толстой «Война и мир»

Уметь прощать измену и просить прощение — важные качества, которые могут помочь сохранить мир в отношениях с близкими, друзьями и просто с чужими людьми. Ведь это признак сильной личности — уметь преодолевать свой гнев и быть способным признавать свои ошибки.

К сожалению, даже такой сильный и благородный человек, как князь Андрей Болконский, не смог простить Наташу Ростову, чья юная душа рвалась навстречу чувствам и ошиблась в выборе.

Холод и эгоизм звучит в словах Болконского, сказанных Пьеру: «Я говорил, что падшую женщину надо простить, но я не говорил, что я могу простить, я не могу». Этот пример доказывает, что даже человек высоких нравственных идеалов не всегда способен совладать с чувством обиды и простить вопреки своему разуму.

М. Ю. Лермонтов «Герой нашего времени»

Прощение не может быть основано на унижении и слабости, это отражение великодушия и добра. В образе Веры, искренно любившей Печорина и прощавшей ему все страдания, которые он ей принёс, писатель показал покорную жертвенную натуру.

Однако она не вызывает у читателя достойного уважения, несмотря на её верность чувству любви, чуткость и проницательность. Писатель говорит, что так поступать неразумно.

И. С. Тургенев «Ася»

Писатель говорит об ответственности человека перед самим собой, своими чувствами и сердцем. В обычной истории любви господин Н. проявил неразумность, малодушие и страх перед искренними чувствами, которые испытывает юная девушка. Было ли это разумно и правильно? Испугавшись ответственности, отказавшись от своей любви, не пожелав взваливать на себя груз переживаний, хлопот и волнений, герой Тургенева изменяет самому себе. В результате он прожил жизнь, так и не встретив больше настоящей любви.

Брошенный Асей цветок герани напоминал ему о возможном счастье, несбывшихся мечтах и чувствах. Предостережением для тех, кто боится ответственности, боится осложнить себе жизнь, взяв на себя заботу о любимом человеке, послужат слова: «…у счастья нет завтрашнего дня, у него нет и вчерашнего, оно не помнит прошедшего, не думает о будущем; у него есть настоящее — и то не день, а мгновение».

И. С. Тургенев «Муму»

Писатель описывает верность одинокого глухонемого дворника Герасима маленькой собачке.

Рассказывая о драматической судьбе Герасима, Тургенев протестует против помещичьей тирании, выступает против тех, кто не признавал в крепостном человека. Отношение к животному является в повести индикатором человеческой сущности.

Трогательная дружба Герасима и Муму, скрасившей его безрадостное существование, заканчивается трагедией: Герасим собственными руками топит собаку в реке.

Современному читателю трудно понять такую рабскую покорность и такое смирение, но поведение Герасима определено вековой привычкой покоряться господской воле.

Жестокость барыни, её враждебность, чёрствость, бездушие и эгоизм контрастируют с добротой и человечностью простого крестьянина.

Только душевное потрясение, которое он пережил, пробуждает в нём скрытую искру протеста против враждебного ему мира и толкает на самовольный уход в деревню. Повесть заставляла, по словам А. И. Герцена, «дрожать от бешенства при изображении этого тяжёлого, нечеловеческого страдания».

М. Горький «Старуха Изергиль»

В рассказе М. Горького «Старуха Изергиль» образ Данко поражает читателя. Это романтический герой, пожертвовавший собой ради людей. Он был «лучшим из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня».

Данко повёл людей через лес, он призывал победить тьму. Но слабые люди стали падать духом и умирать. Они во всём случившемся обвинили Данко. Преодолевая негодование, во имя великой любви к людям он разорвал свою грудь, достал горящее сердце и, держа его как факел, ринулся вперёд.

Люди последовали за ним и, преодолев трудную дорогу, тотчас забыли того, кто их вёл и отдал своё сердце ради них. Люди забыли своего героя. Они вышли из леса, а Данко умер.

В жизни всегда есть место подвигам. Свободу человека Горький понимает как способность к самопожертвованию.

А. А. Ахматова «Реквием»

В поэме Ахматова описала перенесённые ею самой события, связанные со сталинскими репрессиями, когда в тюрьме оказался её сын. В течение семнадцати месяцев она испытывала ужас ожидания хоть какой-нибудь весточки о нём.

В поэме чувство родительской любви показано с пронзительной болью и искренностью:

Семнадцать месяцев кричу,

Зову тебя домой,

Кидалась в ноги палачу,

Ты сын и ужас мой.

Всё перепуталось навек,

И мне не разобрать

Теперь, кто зверь, кто человек,

И долго ль казни ждать.

Как же тяжело читать строчки поэтессы, в которых звучат боль, безысходность, безнадёжность и верность матери после вынесения приговора её кровиночке!

И упало каменное слово

На мою ещё живую грудь.

Ничего, ведь я была готова,

Справлюсь с этим как-нибудь.

И с каким уважением начинаешь относиться к этому человеку, когда видишь, что несмотря ни на что, А. Ахматова верит в будущее. Она возвращается к жизни:

У меня сегодня много дела:

Надо память до конца убить,

Надо, чтоб душа окаменела,

Надо снова научиться жить.

Ведь недаром именно она, испытавшая столько невзгод, осталась верной своей Родине, не оставив её в трудные, переломные годы.

A. А. Фадеев «Молодая гвардия»

В романе А. Фадеева «Молодая гвардия» есть лирическое отступление о матери, в котором автор говорит о том, что её забота и верность с детства воспитывает в каждом из нас нравственность и умение ценить жизнь.

Это взволнованный лирический монолог, в котором с любовью создан один из самых ярких образов романа — образ матери. Этот монолог можно назвать гимном материнской верности и любви, её самоотверженности и неутомимому труду.

Связанное по композиции с образом Олега Кошевого лирическое отступление перекликается с мыслями самого автора. А. Фадеев, поднимая проблему роли матери в жизни человека, сам отвечает на неё, подбирая самые трогательные, проникновенные и нежные слова.

В этих словах — и любовь ко всем матерям, и сочувствие, и восхищение перед их природной верностью к чувству любви и своему ребёнку.

B. П. Астафьев «Сопричастный всему живому…»

В статье «Сопричастный всему живому…» В. Астафьев, обращаясь к читателю, говорит, что мама для каждого человека является самым верным и дорогим существом, что она может быть только одна и, покинув этот мир, она больше никогда не вернётся. Поэтому он призывает читателей беречь матерей, заботиться о них.

Автор утверждает, что, если бы у него появилась возможность повторить свою жизнь, то единственное, что он попросил бы у судьбы — оставить с ним его маму, потому что только мама может дать нам душевное тепло, которого не хватает всю жизнь. Его недостаток писатель ощущал в течение всей жизни, поэтому он обращается с просьбой ко всем читателям беречь своих матерей, ведь заменить их уже никто не сможет.

А. И. Солженицын «Один день Ивана Денисовича»

Ничто не придаёт человеку такие мощные силы, как вера во что-то светлое, вера в будущее, добро. Так уж исторически сложилось, что вера в бога неоднократно подвергалась гонениям и становилась причиной страданий и человеческого горя. Например, в рассказе А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» можно встретить молодого человека Алёшу, который из-за своей веры попал в тюрьму.

Читатель видит страшное и жестокое отношение общества, направленное на ломку человеческой личности, на изменение его сознания в угоду принятым в этом обществе принципам жизни. Однако ничто не могло заставить юношу отказаться от своей веры.

Мы видим в Алёше пример истинно духовного человека. Этот молодой человек отстаивал свою правду и пытался донести её до других заключённых. Ни один его день не проходил без чтения Евангелия, переписанного в обычный блокнот.

Б. Л. Васильев «А зори здесь тихие…»

Повесть Б. Васильева «А зори здесь тихие…» посвящена героической борьбе женщин и девушек на войне, способности к самопожертвованию ради других, верности Отечеству. Смерть пяти девушек оставляет незаживающую рану в душе старшины Баскова, у которого «в запасе двадцать слов, да и те из уставов». Он мучается, терзает себя и не может найти ей оправдания. В скорби этого простого человека заключён высший гуманизм. Пытаясь защитить девушек, старшина совершил нравственный подвиг.

Различны характеры девушек, различны их судьбы, страшна и возвышенна смерть каждой из них. Лиза Бричкина гибнет, желая перейти болото и позвать подмогу. Мечтательная Соня Гурвич, которая любит Блока, погибает, возвратившись за кисетом. Рита Осянина, умирая, поручает заботу о сыне надёжному Баскову. Её подруга гибнет с оружием в руках. Писатель гордится озорной, дерзкой Комельковой, которая погибает непобеждённой, совершая подвиг ради спасения других.

Героизм и храбрость овладевают героинями внезапно, ими движет одна цель — победить врага. Ради этого они идут на жертву — отдают свои жизни.

Б. Л. Васильев «В списках не значился»

Роман Б. Л. Васильева «В списках не значился» посвящён молодому лейтенанту. Плужников — героический защитник Брестской крепости, олицетворение отваги и стойкости, символ русского духа и верности Отечеству.

В кровавом месиве, среди развалин и смерти сердце героя не очерствело, в нём зарождается светлое чувство к девушке-калеке Мирре. Он бережно заботится о ней, понимая, что без его помощи она не выживет. Но Мирра не хочет быть обузой, ей движет чувство любви, она решает выйти из укрытия. Это нравственный подвиг-самопожертвование. «Военный ураган невиданной силы» закрывает героическую борьбу отважного лейтенанта.

Герой, который «в списках не значился», с мужеством встречает свою смерть. Храбрость русского солдата, способность к самопожертвованию оценили даже враги.

Б. Л. Васильев «Летят мои кони…»

В книге «Летят мои кони…» Б. Л. Васильев на примере жизни немолодого доктора Янсена показывает людей, которые способны пожертвовать собой ради других, наделены сильным духом, решительностью и обладают чувством сострадания и милосердием, «редчайшим даром жить не для себя, думать не о себе, заботиться не о себе». Врач отважно сражался за людские жизни, всегда помогал больным, работал в любой день, в любую погоду, был очень внимателен к людям.

Автор обращает внимание читателя на то, каким чудесным доктором был герой, обладавший большим авторитетом у больных. Доктор Янсен был способен на самопожертвование и милосердие к ближним. Ценой своей жизни он достаёт из колодца двух мальчиков, не задумываясь, отдаёт жизнь ради спасения других. По мнению автора, такие люди, как доктор Янсен, самоотверженны, они думают и заботятся не только о себе, всегда говорят правду, какой бы она ни была.

Г. Н. Троепольский «Белый Бим Чёрное ухо»

В книге рассказывается трогательная и пронзительная история о собаке по кличке Бим — преданном и верном друге своего хозяина. Автор поднимает проблему человечности и доброты, верности, чувств, которые живут в сердце далеко не каждого человека.

Одни помогают собаке, другие — предают, травят, убивают. Помня отношение своего друга-хозяина, Бим доверчиво идёт к людям, страдая из-за людской враждебности.

Ю. Я. Яковлев «Он убил мою собаку»

Герой рассказа подобрал брошенную хозяевами собаку, в которой он видит друга. Мальчик заботится о беззащитном существе, проявляя верность, он не понимает отца, когда тот требует выгнать собаку. Бедного пса уже выгоняли, и предать его снова — значит проявить жестокость и бесчеловечность.

Но самое страшное потрясение испытывает ребёнок, когда отец подзывает доверчивого пса и стреляет

ему в ухо. Жестокость отца порождает вражду, убивает в ребёнке веру в добро и справедливость. Герой возненавидел отца, но самое страшное то, что он потерял веру.

Ю. Г. Оксман «Поимка поручика Сухинова»

Преданность родине, верность и безграничную стойкость показал оклеветанный, осаждённый, но не сдавшийся писатель, литературовед и пушкинист Ю. Оксман.

Декабриста Сухинова, сумевшего спастись от полицейских, добраться до границы, остановило одно: он понял, что если перейдёт границу, уже не сможет вернуться на родину.

Герой побеждает самого себя. Он предпочёл кандалы и каторгу, но на своей земле. Драматический финал доказывает невозможность существования вдали от родины для истинного сына своего отечества.

В решении Сухинова остаться на родине — воля к победе, мужество и сила характера, стойкость, верность своим убеждениям.

В. В. Быков «Обелиск»

Победа требовала от людей самопожертвования. Примером этого в повести стал учитель Мороз. Находясь перед выбором: остаться живым или погибнуть вместе с учениками, он остаётся верен своему долгу и чести, разделяет судьбу тех, кого всегда учил добру и справедливости. Он выбирает смерть, но уходит из жизни нравственно свободным человеком.

Его авторитет среди учеников был велик, а поступки его были героическими. Не случайно его бывший ученик, увековечив память своих товарищей, расстрелянных фашистами за связь с партизанами, пытался добиться официального разрешения о внесении в список на обелиск имени учителя Алеся Мороза. Однако, предчувствуя бюрократические препоны, он собственноручно краской перед смертью вписывает имя погибшего педагога — настоящего человека и учителя с большой буквы.

В. С. Высоцкий «Песня о друге»

В стихотворении поэт даёт образ настоящего верного друга. Он изображает главные качества лирического героя.

Если ж он не скулил, не ныл,

Пусть он хмур был и зол, но шёл,

А когда ты упал со скал,

Он стонал, но держал;

Если шёл он с тобой, как в бой,

На вершине стоял хмельной,

Значит, как на себя самого,

Положись на него.

Л. И. Бородин «Третья правда»

Преданность героя повести Селиванова своему другу не знала границ. Он жил его жизнью и надеждами на скорую встречу, хотя знал, что дочку и внука Ивана придётся уступить законному родителю. Его совесть чиста, он уверен, что сделал в жизни добра больше, чем его друг.

Селиванову кажется, что он всё понимает, кроме одного: почему Рябинин не боролся за свою правду, почему превратился в мученика, надорвавшегося несправедливостью, последней каплей для которого стало отчаяние в связи с жестоким уничтожением тайги. Это надругательство над душой и плотью самого человека.

Дружба, не скреплённая единством взглядов на жизнь, но подтверждённая общей любовью к природе, должна была пройти проверку. После смерти Рябинина жизнь для Селиванова потеряла смысл. Сердце его опустошилось, а до этого оно было заполнено верой в дружбу, связывающей его с миром человеческим.

Горе и муки, боль и страдания уготовила друзьям судьба. И только чувство ответственности в дружбе одного и вера в Бога другого помогли героям не озлобиться и понять, в чём смысл жизни. Для одного он заключался в смиренной правде, для другого — в правде завоёванной. Сердце Рябинина надорвалось, не выдержав несправедливости, а Селиванов, раненный хулиганами, ждал смерти в надежде свидеться на том свете с другом. Но смерть всё не шла. Зажав рану, Андриан пошёл к вокзалу, чтобы уехать к тем, кто в нём нуждался, кого мог уберечь от постыдной стези горького пьяницы. Его обязанность и долг перед покойным другом — отразить ещё один удар судьбы, порождённый «третьей правдой», правдой несправедливости.

В. А. Солоухин «Время собирать камни»

В очерках В. Солоухина говорится об отношении человека к истории своей родины к проблеме человеческой памяти, и верности своим истокам. Автор подчёркивает, что «Человек — явление социальное, национальное, историческое, у него есть прошлое, настоящее и будущее. Без одного из этих слагаемых… его просто нет». Вне перечисленных категорий человек превращается просто в живущее и жующее существо.

Автор приводит в доказательство восточную поговорку: «Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее в тебя выстрелит из пушки». Поэтому его слова воспринимаются как искреннее выражение чувства боли за тех, кто может изменить своей родине, осквернить могилу, обидеть женщину, забыть, что понятие родины складывается из простых и близких каждому вещей: дом, школа, детство, родные.

В. А. Солоухин «Письма из Русского музея»

В художественно-публицистических очерках «Письма из Русского музея» В. А. Солоухин поднимает проблемы сохранения исторических памятников и ответственности человека за сбережение духовных богатств перед грядущими поколениями, верности традициям.

В рассуждениях писателя о духовной жизни человечества звучат трагические ноты, с каждым словом усиливается это чувство тревоги о будущем поколении, будущем страны.

Особенно остро воспринимается проблема разрыва исторических связей при описании процесса реконструкции Москвы. Автор с болью пишет, что «на месте большинства замечательных, удивительных по красоте и бесценных по историческому значению древних памятников архитектуры теперь незастроенное, пустое место». А ведь в Москве уничтожено уже более четырёхсот памятников архитектуры.

В. Солоухин подводит читателя к мысли о том, что, разрушая историю, старину, человек навсегда обрывает свои исторические корни, уничтожает память о прошлом, постепенно превращается в бездушное и чёрствое существо.

У. Шекспир «Ромео и Джульетта»

Герои принадлежали к двум враждующим между собой кланам, поэтому их любовь была обречена. Шекспир показал настоящую верную любовь.

Ромео и Джульетта понимают, что их семьи не позволят им быть вместе. Они тайно венчаются. Однако древняя вражда не оставляет их. Ненависть и презрение между семьями сменяется кровопролитием. От удара клинка Тибальта погибает друг Ромео, Меркуцио. Ромео убивает Тибальта. Только после смерти детей враждующие семьи понимают свои ошибки. Ненависть, жажда крови и нежелание идти на примирение привело к трагедии. Ромео и Джульетта были на голову выше и мудрее всех, они отказались от всего ради любви.



Уроки литературы: Итоговое сочинение 2017-2018.

Продолжаю публикацию произведений для подготовки к написанию итогового сочинения. 

В этой статье подборка посвящена направлению «Равнодушие и отзывчивость».



Комментарий специалистов ФГБНУ «ФИПИ» Темы данного направления нацеливают учащихся на осмысление разных типов отношения человека к людям и к миру (безразличие к окружающим, нежелание тратить душевные силы на чужую жизнь или искренняя готовность разделить с ближним его радости и беды, оказать ему бескорыстную помощь).
В литературе мы встречаем, с одной стороны, героев с горячим сердцем, готовых откликаться на чужие радости и беды, а с другой – персонажей, воплощающих противоположный, эгоистический, тип личности.

Определение понятий

РАВНОДУШИЕ – состояние равнодушного человека, безучастное, лишенное интереса, пассивное отношение к окружающему. ОТЗЫВЧИВОСТЬ – способность откликаться на просьбы и оказывать помощь и моральную поддержку другим людям в нужный момент, сопереживать им. Отзывчивость – это умение человека понимать важность чужих проблем и принимать индивидуальные особенности других людей. Каждая личность, отличающаяся данным качеством, способна искренне сочувствовать и сопереживать кому бы то ни было. Отзывчивые люди уважают и ценят других членов общества, проявляют по отношению к ним доброту, приветливость и радушие. Они не совершают плохих поступков и всегда стараются оказать посильную поддержку тому, кто в ней нуждается, даже если просьбы об этом не поступало. Более того, такие люди способны уловить «крик о помощи» между строк, без слов, лишь взглянув на человека.  Отзывчивость – это редкое качество, ведь оно включает в себя и жертвенность, и некоторую долю альтруизма. Далеко не каждый человек способен бросить свои дела ради того, чтобы посвятить личное время, силы и ресурсы решению чужих проблем. А те, кто действительно так может, однозначно заслуживают самого сильного уважения. РАВНОДУШИЕ-  апатичность, апатия, бездушие, безразличие, безучастие, безучастность, бессердечие, бесчувственность, бесчувствие, вялость, невнимание, нечувствительность, холод, холодность
ОТЗЫВЧИВОСТЬ -мягкость, мягкосердечие, сердечность, сочувственность, доброта, мягкосердечность,сочувствие, добродушие, участливость, добросердечие, добросердечность, сострадательность, внимание, внимательность, участие, чувствительность, душевность, благодушие, чуткость, человечность.

РАВНОДУШИЕ

1. Равнодушие взрослых к детям

  • «Красавица» И.Бунин (рассказ) 
  • «Мальчик у Христа на ёлке» Ф.М.Достоевский  (рассказ)
  • «Гуттаперчевый мальчик» Д.В.Григорович (повесть)
  • «В дурном обществе» В.Г.Короленко (рассказ)

2. Равнодушие к родным

  • «Телеграмма» К.Паустовский (рассказ)
  • «Анна на шее» А.П.Чехов (рассказ)

3. Равнодушие к ближнему

  • «В аптеке» А.П.Чехов (рассказ)
  • «Тоска» А.П.Чехов (рассказ)
  • «Старик в станционном буфете» К.Паустовский (рассказ)
  • «Левша» Н.Лесков (повесть)
  • «Экспонат №» Б.Васильев (повесть)
  • «Шинель» Н.В.Гоголь (повесть)

4. Равнодушие к жизни

  • «Герой нашего времени» М.Ю.Лермонтов (роман)
  • «Евгений Онегин» А.С.Пушкин (роман)
  • «Обломов» И.А.Гончаров (роман)

5. Равнодушие к животным, природе

  • «О чём плачут лошади» Ф.Абрамов (рассказ)
  • «Белый Бим Черное ухо» Г.Н.Троепольский (повесть)
  • «Не стреляйте в белых лебедей» Б.Васильев (повесть)

ОТЗЫВЧИВОСТЬ

1. Отзывчивость по отношению к людям

  • «Капитанская дочка» А.С.Пушкин (повесть) — Гринёв
  • «Чудесный доктор»  А.И.Куприн (рассказ) — доктор Пирогов
  • «Летят мои кони…» Б.Васильев (повесть) — доктор Янсен
  • «Уроки французского» В.Распутин (повесть) — Лидия Михайлонвна
  • «Детство» М.Горький (повесть) — бабушка, Цыганок
  • «Лапти» И.Бунин (рассказ) — Нефёд
  • «Альберт» Л.Н.Толстой (повесть) — Делесов
  • «Старик в станционном буфете» К.Паустовский (рассказ) — буфетчица
  • «Кавказский пленник» Л.Н.Толстой (рассказ) — Дина
  • «В дурном обществе» В.Г.Короленко (рассказ) — Вася
  • «Легенда о Данко» М.Горький — Данко
  • «Война и мир» Л.Н.Толстой (роман) — Наташа, Мария Болконская
  • «Преступление и наказание» Ф.М.Достоевский (роман) — Родион Раскольников, Соня Мармеладова

2. Отзывчивость по отношению к животным, природе

  • «Белый пудель» А.И.Куприн (рассказ) — Серёжа
  • «Не стреляйте в белых лебедей» Б.Васильев (повесть) — Егор Полушкин

ЕГЭ Подборка произведений для написания итогового сочинения по направлению «Верность и измена»

Тематическое направление «Верность и измена». Итоговое сочинение 2017-2018

1. Тематическое направление «Верность и измена»

Итоговое сочинение 2017-2018

2. Рекомендации ФИПИ

Выбор человека
Быть верным голосу
совести, следовать
моральным принципам
Идти путем
предательства, лжи
и лицемерия
Многие писатели сосредотачивали внимание на изображении разных
проявлений человека: от верности нравственным правилам до различных форм
компромисса с совестью, вплоть до глубокого морального падения

3. Основные направления в рамках темы «Верность и измена»

1. Верность/ измена в широком смысле.
2. Верность/ измена в любовной сфере.
3. Верность /измена Родине, государственному долгу.
4. Верность /измена по отношению к другу, товарищу,
человеку, который доверился.
5. Верность/измена по отношению к самому себе,
своим моральным принципам, своему призванию,
целям, слову, религиозным убеждениям.
6. Верность животных своим хозяевам.

4. Примерные темы сочинений

Вопрос «на размышление»
Важно ли быть верным слову?
Что толкает человека на измену?
В чем причины измен и предательств?
Как вы понимаете слово «верность»?
Когда возникает выбор между верностью и
предательством?

5. Примерные темы сочинений

Выразите согласие или несогласие с
высказыванием
Подтвердите или опровергните высказывание У.
Черчилля: «Глуп тот человек, который никогда не
меняет своего мнения».
Согласны ли вы с утверждением Н. Чернышевского:
«Для измены Родине нужна чрезвычайная низость
души»?
Согласны ли Вы с высказыванием А.П. Чехова:
«Верность — это то качество, которое утратили люди,
но сохранили собаки»?

6. Примерные темы сочинений

Выскажите свое мнение
Как вы понимаете высказывание Плутарха:
«Предатели предают прежде всего себя самих»?
Как Вы понимаете высказывание В. Гюго:
«Наполовину друг — предатель вполовину»?
Как Вы понимаете высказывание: «Быть подлинным
значит быть верным самому себе»? (Ошо)

7. Толкование понятия

• Верность — это преданность кому-либо
или чему-либо; это неизменность в своих
обещаниях, словах, отношениях, в
исполнении своих обязанностей, долга.
• Верность основана на ответственности,
стойкости, честности, смелости,
жертвенности.

8. Толкование понятия

• Измена — нарушение верности комуто, чему-то или неисполнение долга
перед кем-либо. Это отступничество,
доносительство.
• Предательство — это измена в ответ на
доверие.

9. Цитаты для сочинения

В этом мире я ценю только верность. Без
этого ты никто и у тебя нет никого. В жизни
это единственная валюта, которая никогда не
обесценится. (Высоцкий В. С.)
Измена зарождается в сердце прежде, чем
проявляет себя в действии. (Дж. Свифт)
Верность — это то качество, которое утратили
люди, но сохранили собаки. (А.П. Чехов)

10. Цитаты к сочинению

Нет выше идеи, как пожертвовать собственной
жизнью, отстаивая своих братьев и свое отечество.
(Ф.М. Достоевский)
Нельзя быть героем, сражаясь против отчизны. (Гюго
В.)
Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в
раю!», Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину
мою».(С.А. Есенин)

11. Цитаты к сочинению

Кто никогда не меняет взглядов, больше
любит себя, чем истину. (Ж. Жубер)
Кто предает себя же самого, не любит в этом
мире никого. (У. Шекспир)
Предатели предают прежде всего себя самих.
(Плутарх)

12. Пример вступления

• Что такое измена? А предательство?
Почему люди изменяют друг другу? Что
толкает их на предательство? над этими
и другими вопросами я задумалась, когда
прочитала тему сочинения. Понятие
измены очень широкое. Можно говорить об
измене Родине, принципам, другу, любимому.
В своей работе я хочу попробовать
проанализировать причины измены и
предательства в любовных отношениях.

13. Пример вступления

• Верность слову, честь,
ответственность – это те качества,
без которых человека нельзя назвать
порядочным. Учиться держать слово
нужно с раннего детства. Необходимо
следить за тем, что мы говорим,
стараться не говорить пустых слов
«на ветер».

14. Примеры литературных произведений

Верность и измена в широком смысле
М.Булгаков «Мастер и Маргарита»
А.Пушкин «Капитанская дочка»
В.Каверин «Два капитана»

15. Аргумент в контексте

• Роман «Капитанская дочка»
А.С.Пушкина дает возможность
выразить свое отношение к героям
этого замечательного произведения.
Эта книга о чести и предательстве, о
благородстве и трусости, большой
любви и коварстве, верности и
подлости.

16. Примеры литературных произведений

Верность и измена в любовной сфере
Л. Толстой «Война и мир»»
А.Куприн «Гранатовый браслет»
И.Бунин «Темные аллеи»
А.Островский «Гроза»

17. Аргумент в контексте

• Катерина Кабанова, героиня произведения
А.Н. Островского «Гроза», выросла в купеческой
семье, в атмосфере любви и гармонии. Но после того
как девушка вышла замуж, жизнь переменилась.
Мать мужа, ревнуя сына, постоянно унижала ее. А
Тихон, тоже страдавший от гнета матери, не
защищал жену. Любил ли он ее? Мне кажется, что
нет. Что делать ей? Свекровь постоянно попрекает,
муж не замечает, а ведь она так привыкла в
родительском доме быть любимой! И когда
появляется в городе Борис, племянник Дикого, она
сразу замечает молодого человека. Он так не похож
на других жителей города Калинова: красивый,
образованный.

18. Примеры литературных произведений

Верность /измена Родине,
государственному долгу.
А. Пушкин «Капитанская дочка»
Н.Гоголь «Тарас Бульба»
Л.Толстой «Война и мир»
Б.Васильев «А зори здесь тихие…»
В.Быков «Обелиск»
В.Быков «Сотников»

19. Аргумент в контексте

• Когда Пугачев захватывает крепость, у людей
появляется выбор: остаться верным долгу и
чести или сдаться Пугачеву. Большая часть
жителей встречает Пугачева хлебом и солью,
в то время как отважные люди, такие как
комендант крепости (отец Маши) Иван
Кузьмич и Василиса Егоровна отказываются
присягнуть «самозванцу», тем самым
обрекая себя на гибель.

20. Примеры литературных произведений

Верность /измена по отношению к другу,
товарищу, человеку, который
доверился.
Н.Гоголь «Тарас Бульба»
И.Гончаров «Обломов»
А.Пушкин «19 октября 1825 года»
Дж. Роулинг «Гарри Поттер»

21. Аргумент в контексте

• Друзья могут помочь человеку преодолеть любые
преграды и победить любое зло. Дружба трех ребят:
Гарри, Гермионы и Рона стала примером для целого
поколения детей, выросших на книгах Дж. Роулинг.
На их головы обрушиваются серьезные испытания,
но только верность друг другу помогает им
справиться со всеми проблемами.
Жизнь проверяет дружбу Рона и Гарри. Рон на
протяжении всей истории борется с завистью,
честолюбием, но в итоге побеждает дружба.

22. Примеры литературных произведений

Верность/измена по отношению к самому себе, своим
моральным принципам, своему призванию, целям,
слову, религиозным убеждениям.
А.Пушкин «Капитанская дочка», «Послание в
Сибирь»
М.Лермонтов «Кинжал»
Л.Толстой «Война и мир»
А.Солженицын «Архипелаг ГУЛАГ»

23. Аргумент в контексте

• Семья Ростовых показала, что даже в
самые тяжелые времени можно
сохранить достоинство. Даже когда в
стране наступил хаос, члены этой
семьи остались верными своим
моральным принципам. Они помогали
солдатам, принимая их у себя дома.
Тяготы жизни не отразились на их
характерах.

24. Примеры литературных произведений

Верность животных своим хозяевам.
А.Куприн «Белый пудель»
Г.Троепольский «Белый Бим Черное Ухо»
Г.Владимов «Верный Руслан»

25. Аргумент в контексте

• Троепольский рассказывает нам трогательную
историю дружбы длиной в жизнь писателя Ивана
Ивановича и необычного по окрасу щенка Бима.
Когда Иван Иванович заболел и его отправили в
больницу, Бим ждал его, искал по улицам города и
отказался от еды. Он столкнулся с жестоким миром
людей, его били, обижали, но он продолжал искать
своего друга. Были люди, готовые принять его, но
собака верила в то, что когда-нибудь хозяин
обязательно найдется. Он погиб, так и не узнав, что
Иван Иванович пришел за ним.

26. Пример заключения

• Таким образом, верность своему слову,
честность в словах и поступках перед
собой и окружающими означает
порядочность. Быть порядочным
человеком очень нелегко, особенно в
наше циничное, жестокое время.
Но хочется верить, что непреходящие
ценности человеческой души будут
актуальными во все времена.

27. Пример заключения

• Таким образом, одной из причин измены
любимому человеку является недостаток
ласки, понимания от человека, рядом с
которым живешь. Женщина ищет любви и
защиты, но не всегда находит это в супруге.
Наверное, Катерина не права, что, будучи
замужем, изменила. Но она не предавала.
Так может сделать только человек слабый,
который уходит от ответственности, как это
сделал Борис, клявшийся Катерине в любви.

28. Как писать сочинение (памятка)

Выбери наиболее понравившуюся тему из предложенных
Проанализируй ее и составь простой или сложный план
Написанный тобой текст должен состоять из трех частей:
вступления, основной части и заключения
Подбери из литературных произведений примеры,
иллюстрирующие основные мысли твоего сочинения
Напиши первый вариант сочинения, используй черновик
Внеси в написанный тобой текст необходимые
изменения и дополнения
Заверши работу над сочинением.
Напиши его окончательный вариант

Основные направления тем декабрьского сочинения по литературе 2018

Настоящая Политика конфиденциальности определяет, каким образом Центр подготовки к ЕГЭ и ОГЭ Годограф собирает, использует, хранит и раскрывает информацию, полученную от пользователей на веб-сайте godege.ru («Сайт»). Данная политика конфиденциальности относится и к Сайту, всем поддоменам Сайта и всем продуктам и услугам, предлагаемым Центр подготовки к ЕГЭ и ОГЭ Годограф .

Эта страница содержит сведения о том, какую информацию мы или третьи лица могут получать, когда Вы пользуетесь нашим Сайтом. Мы надеемся, что эти сведения помогут Вам принимать осознанные решения в отношении предоставляемой нам информации о себе.

Настоящая Политика конфиденциальности распространяется непосредственно на этот Сайт и на информацию, получаемую с его помощью. Она не распространяется ни на какие другие сайты и не применима к веб-сайтам третьих лиц, которые могут содержать упоминание о нашем Сайте и с которых могут делаться ссылки на Сайт, а так же ссылки с этого Сайта на другие сайты сети Интернет.

Получаемая информация

Когда Вы посещаете Сайт, мы определяем IP адрес, имя домена с которого Вы к нам пришли (например, «yandex.ru») и страну регистрации данного ip , а так же фиксируем все переходы посетителей с одной страницы Сайта на другую.

Сведения, которые мы получаем на Сайте, могут быть использованы для того, чтобы облегчить пользование Сайтом. Сайт собирает только общую информацию, которую Ваш браузер предоставляет добровольно при посещении Сайта.

Сайт применяет стандартную технологию «cookies» («куки») для настройки стилей отображения Сайта под параметры экрана монитора. «Куки» представляет собой данные с веб-сайта, который сохраняет на жестком диске Вашего же компьютера. В «cookies» содержится информация, которая может быть необходимой для настройки Сайта, — для сохранения Ваших установок вариантов просмотра и сбора статистической информации по Сайту, т.е. какие страницы Вы посетили, что было загружено, имя домена интернет-провайдера и страна посетителя, а также адреса сторонних веб-сайтов, с которых совершен переход на Сайт и далее.

Также данную технологию использует установленные на Сайте счетчики компании Yandex/Rambler/Google и т.п.

Технология «Cookies» не содержит никаких личных сведений относительно Вас. Чтобы просматривать материал без «cookies», Вы можете настроить свой браузер таким образом, чтобы она не принимала «cookies», либо уведомляла Вас об их посылке (настройки браузеров различны, поэтому советуем Вам получить справку в разделе «Помощь» и выяснить как изменить установки браузера по «cookies»).

Кроме того, Сайт использует стандартные возможности (журналы) веб-сервера для подсчета количества посетителей и оценки технических возможностей хост-сервера, рейтинги и счетчики посещаемости от сторонних организаций (yandex.ru, top100.rambler.ru, top.mail.ru и др.). Мы используем эту информацию для того, чтобы определить сколько человек посещает Сайт и расположить страницы наиболее удобным для пользователей способом, обеспечить соответствие Сайта с используемыми Вами браузерам, и сделать содержание Сайта максимально полезным для посетителей. Мы записываем сведения по перемещениям на Сайте, но не об отдельных посетителях Сайта, так что никакая конкретная информация относительно Вас лично не будет сохраняться или использоваться Администрацией Сайта без Вашего согласия.

Также мы можем собирать личную идентификационную информацию от пользователей, когда пользователь посещает наш Сайт, регистрируется на Сайте, оформляет заказ, заполняет формы и в связи с другой активностью на Сайте. Пользователя могут попросить при необходимости указывать имя, электронный адрес, номер телефона, данные кредитной карты. Пользователи могут, однако, посещать наш Сайт анонимно. Мы собираем личную идентификационную информацию пользователей, только если они добровольно предоставляют нам такую информацию. Пользователи всегда могут отказаться в предоставлении личной идентификационной информации, за исключением случаев, когда это может помешать пользоваться отдельными функциями Сайта.

Как мы используем собранную информацию

Центр подготовки к ЕГЭ и ОГЭ Годограф может собирать и использовать личную информацию пользователей для следующих целей:
— Для улучшения обслуживания клиентов. Предоставляемая вами информация помогает нам реагировать на запросы клиентов более эффективно;
— Чтобы персонализировать пользовательский опыт. Мы можем использовать информацию для определения кто из посетителей Сайта наиболее заинтересован в услугах и ресурсах предоставляемых на нашем Сайте;
— Для улучшения нашего Сайта. Мы можем использовать обратную связь, которую Вы предоставляете, чтобы улучшить наши продукты и услуги;
— Для обработки платежей. Мы можем использовать информацию о пользователях при оформлении заказа для оформления платежей и только для этого. Мы не делимся этой информацией с третьими лицами, за исключением тех случаев, когда необходимо для предоставления услуг;
— Чтобы отправлять пользователям информацию, которую они согласились получать на темы, которые, как мы думаем, будут представлять для них интерес;
— Чтобы отправить периодические сообщения электронной почты, которые могут включать новости компании, обновления, информацию о продуктах и услугах и т.д. Если пользователь хотел бы отказаться от получения последующих писем, мы включаем подробное описание инструкции по тому, как отписаться в нижней части каждой электронной почты или пользователь может связаться с нами через наш Сайт.

Как мы защищаем вашу информацию

Мы принимаем соответствующие меры безопасности по сбору, хранению и обработке собранных данных для защиты их от несанкционированного доступа, изменения, раскрытия или уничтожения Вашей личной информации (имя пользователя, пароль, информация транзакции и данные, хранящиеся на нашем Сайте).

Общий доступ к личной информации

Мы не продаем, не обмениваем или не даем в аренду личную информацию пользователей. Мы можем предоставлять общие агрегированные демографические данные, не связанные с личной информацией, нашими партнерами и рекламодателями для целей, описанных выше. Мы можем использовать сторонних поставщиков услуг, чтобы помочь нам управлять нашим бизнесом и Сайтом или управлять деятельностью от нашего имени, например, проведение рассылки или статистические и иные исследования. Мы можем делиться этой информацией с этими третьими лицами для ограниченных целей при условии, что Вы дали нам соответствующие разрешения.

Изменения в политике конфиденциальности

Центр подготовки к ЕГЭ и ОГЭ Годограф имеет право по своему усмотрению обновлять данную политику конфиденциальности в любое время. В этом случае мы опубликуем уведомление на главной странице нашего Сайта и сообщим Вам об этом по электронной почте. Мы рекомендуем пользователям регулярно проверять эту страницу для того, чтобы быть в курсе любых изменений о том, как мы защищаем личную информацию, которую мы собираем. Используя Сайт, Вы соглашаетесь с принятием на себя ответственности за периодическое ознакомление с Политикой конфиденциальности и изменениями в ней.

Ваше согласие с этими условиями

Используя этот Сайт, Вы выражаете свое согласие с этой политикой. Если Вы не согласны с этой политикой, пожалуйста, не используйте наш Сайт. Ваше дальнейшее использование Сайта после внесения изменений в настоящую политику будет рассматриваться как Ваше согласие с этими изменениями.

Отказ от ответственности

Помните, политика конфиденциальности при посещении сторонних Сайтов третьих лиц, не подпадает под действия данного документа. Администрация Сайта не несет ответственности за действия других веб-сайтов.

Как с нами связаться

Если у Вас есть какие-либо вопросы по политике конфиденциальности, использованию Сайта, или иным вопросам, связанным с Сайтом, пожалуйста, свяжитесь с нами по адресу: Центр подготовки к ЕГЭ и ОГЭ Годограф

godege.ru переулок Васнецова 9 строение 2, 5 этаж г. Москва
+7 (495) 970-99-66
[email protected]

Тема любви в творчестве Куприна Верность чувству в рассказе Гранатовый браслет

В любом финальном эссе, прежде всего, ценятся аргументы из литературы, показывающие степень прочитанности автора. Именно в основной части произведения он проявляет свои способности: грамотность, расчетливость, эрудицию, умение красиво излагать свои мысли. Поэтому при подготовке важно сосредоточиться на том, какие работы потребуются для раскрытия тем, и какие эпизоды помогут поддержать диссертацию.Эта статья содержит 10 аргументов по направлению «Верность и предательство», которые пригодятся в процессе написания обучающих рефератов, а может и на самом экзамене.

  1. В драме А. Н. Островского «Гроза» героине предстоит нелегкий выбор между верностью укоренившимся традициям города Калинова, где преобладают глупость и узкие взгляды, и свободой чувств и любви. Измена — высшее проявление свободы для Катерины, бунт ее души, в котором любовь преодолевает условности и предрассудки, перестает быть греховной, становясь единственным спасением от унылого существования в «темном царстве».
  2. «Все проходит, но не все забывается» — а настоящая верность не знает временных рамок. В рассказе И.А. Бунин Темные переулки »Героиня несет любовь сквозь годы, оставляя в своей жизни, полной будней, место для первого и самого главного чувства. Встретив однажды бросившего ее любовника, который состарился и стал совершенно чужим, она не может избавиться от своей горечи. Но женщина не может простить давнюю обиду, так как цена за верность несостоявшейся любви оказывается слишком высокой.
  3. В романе Л. Толстого «Война и мир», пути верности и предательства часто переплетаются. Сохранять верность Наташе Ростовой в силу юного возраста и неопытности оказалось непростой задачей. Ее измена Андрею носит случайный характер и воспринимается скорее как ошибка неопытной в любовных делах девушки, слабой, подверженной чужому влиянию, а не как измена и легкомыслие. Ухаживая за раненым Болконским, Наташа доказывает искренность своих чувств, проявляя душевную зрелость.Но Елена Курагина остается верна только своим интересам. Первобытность чувств и пустота души делают чуждой настоящую любовь, оставляя место лишь для многочисленных измен.
  4. Верность любви толкает человека на подвиг, она может быть и разрушительной. В рассказе А.И. Куприн «Гранатовый браслет» безответная любовь становится смыслом жизни мелкого чиновника Желткова, который остается верен своему высокому чувству к замужней женщине, которая никогда не может ответить взаимностью. Он не оскверняет возлюбленную требованиями ответных чувств.Мучающийся и страдающий, он благословляет Веру на счастливое будущее, не позволяет пошлости и рутине проникнуть в хрупкий мир любви. Его верность — трагическая гибель.
  5. В романе А.С. Верность Пушкина «Евгению Онегину» становится одной из центральных тем. Судьба постоянно заставляет героев принимать решения, от которых зависит их личное счастье. Евгений оказывается слабым в своем выборе, уступает обстоятельствам, ради собственного тщеславия предает дружбу и себя.Он неспособен взять на себя ответственность не только за любимого человека, но и за свои действия. Татьяна же остается верной своему долгу, жертвуя своими интересами. В этом отречении — высшее проявление силы характера, борьба за внутреннюю чистоту, в которой чувство долга побеждает любовь.
  6. Сила и глубина человеческой натуры известны любовью и верностью. В романе Ф. Герои Достоевского «Преступление и наказание», терзаемые тяжестью преступлений, не могут найти утешения во внешнем мире.Они видят друг в друге отражение собственных грехов, и желание искупить их, найти новые жизненные смыслы и ориентиры становится для них общей целью. Каждый из них хочет слышать слова прощения от другого, каждый ищет спасения от угрызений совести. Соня Мармеладова проявляет мужество, отправляясь в Сибирь за Раскольниковым, и своей верностью преображает Родиона, воскресшего ее любовью.
  7. В романе И.А. В «Обломове» Гончарова тема верности отражена во взаимоотношениях сразу нескольких персонажей.Любовь Ольги Ильинской и Ильи Обломова — это столкновение двух миров, прекрасных своей романтичностью и духовностью, но не способных сосуществовать в гармонии. Даже в любви Ольга верна своим представлениям об идеальном любовнике, которого пытается создать из сонного бездействующего Обломова. Она предпринимает попытки трансформировать героя, живущего в тесном, искусственно созданном им мире. Агафья Пшеницына, напротив, пытается защитить спящую душу Обломова от потрясений, поддерживая его безбедное существование в царстве беззаботного семейного счастья и уюта.Она бесконечно верна ему и, слепо подчиняясь прихотям мужа, становится косвенной причиной его смерти. Верный Обломову и слуга Захар, для которого хозяин — воплощение настоящего героизма. Даже после смерти Ильи Ильича за его могилой ухаживает преданный слуга.
  8. Верность — это, прежде всего, осознание ответственности, отказ от собственных интересов и бескорыстное обращение к другому человеку. В рассказе В. Распутин «Уроки французского», учительница районной школы Лидия Михайловна стоит перед непростым нравственным выбором: помочь голодающей ученице непедагогическим методом или остаться равнодушным к горю ребенка, нуждающегося в ее помощи.Здесь вопрос профессиональной этики перестает быть доминирующим, уступая место состраданию и нежности к талантливому мальчику. Верность человеческому долгу становится для нее выше общепринятых представлений о морали.
  9. Верность и предательство — явления противоположные, взаимоисключающие. Но, так или иначе, это две разные стороны одного выбора, морально сложные и не всегда однозначные.
    В романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» герои выбирают между добром и злом, долгом и совестью.Они до конца верны своему выбору, даже тому, который приносит им много душевных страданий. Маргарита уходит от мужа, по сути, совершая измену, но в своей преданности Мастеру она готова на самый отчаянный шаг — заключить сделку с нечистью … Ее верность любви оправдывает грехи, потому что Маргарита остается чиста перед собой и перед человеком, которого она хочет спасти.
  10. В романе М. А. Шолохова «Тихий Дон» Темы верности и предательства раскрываются в отношениях сразу нескольких персонажей.Любовные узы тесно связывают персонажей между собой, создавая неоднозначность в ситуациях, в которых сложно найти счастье. Верность здесь разнообразна: страстная преданность Аксиньи отличается от тихой безответной нежности Натальи. В ослепляющей тяге к Григорию Аксинья предает Степана, а Наталья остается верна мужу до конца, прощая неприязнь и равнодушие. Григорий Мелехов в поисках себя оказывается жертвой роковых событий. Он ищет истину, в пользу которой готов сделать выбор, но поиск осложняется превратностями жизни, с которыми герой не может справиться.Эмоциональные откаты Григория, его тщетная готовность быть до конца верным только правде и долгу — еще одна трагедия личности в романе.
  11. Интересно? Держи это у себя на стене!

В одиннадцатой главе рассказа автор подчеркивает мотив судьбы. Княгиня Вера, никогда не читавшая газет из-за боязни запачкать руки, внезапно разворачивает тот самый лист, на котором напечатано сообщение о самоубийстве Желткова. Этот фрагмент произведения переплетается со сценой, в которой генерал Аносов говорит Вере: «… Кто знает? — возможно, твой жизненный путь, Вера, пересек именно ту любовь, о которой мечтают женщины и на которую мужчины уже не способны. «Неслучайно княгиня снова вспоминает эти слова. Складывается впечатление, что Желткова действительно судьба послала к Вере, но в душе простого телеграфиста она не разглядела самоотверженного благородства, тонкости и красоты.

Своеобразное построение сюжета в произведении А.И. Куприна заключается в том, что автор ставит читателю своеобразные знаки, помогающие спрогнозировать дальнейшее развитие повествования.В «Олесе» это мотив гадания, в соответствии с которым складываются все дальнейшие взаимоотношения героев, в «Дуэли» — это офицерский разговор о дуэли. В «Гранатовом браслете» знаком, предвещающим трагическую развязку, является сам браслет, камни которого выглядят как капли крови.

Узнав о смерти Желткова, Вера понимает, что предчувствовала трагический исход. В прощальном послании любимой Желтков не скрывает всепоглощающей страсти.Он буквально обожествляет Веру, обращаясь к ней словами из молитвы «Отче наш …»: «Да святится имя Твое».

В литературе «Серебряного века» были сильные богоборческие мотивы. Желтков, решив покончить жизнь самоубийством, совершает величайший христианский грех, потому что церковь предписывает терпеть любые душевные и физические муки, ниспосланные человеку на земле. Но на протяжении всего развития сюжета А.И. Куприн оправдывает поступок Желткова. Неслучайно главную героиню рассказа зовут Вера.Таким образом, для Желткова понятия «любовь» и «вера» сливаются в одно. Перед смертью герой просит хозяйку повесить на икону браслет.

Глядя на покойного Желткова, Вера окончательно убеждалась, что в словах Аносова была правда. Своим поступком бедный телеграфист смог дотянуться до сердца холодной красавицы и прикоснуться к ней. Вера приносит Желткову красную розу и целует его в лоб долгим дружеским поцелуем. Только после смерти герой получил право на внимание и уважение к своим чувствам.Только собственной смертью он доказал истинную глубину своих чувств (до этого Вера считала его сумасшедшим).

Слова Аносова о вечной исключительной любви стали сквозным мотивом рассказа. В последний раз о них вспоминают в повести, когда Вера по просьбе Желткова слушает вторую сонату Бетховена (Аппассионату). Куприн озвучил очередной повтор: «Да святится имя Твое», не менее значимый в художественной структуре произведения. Он еще раз подчеркивает чистоту и возвышенность отношения Желткова к любимой.

Приравнивая любовь к таким понятиям, как смерть, вера, А.И. Куприн подчеркивает важность этого понятия для жизни человека в целом. Не все люди умеют любить и оставаться верными своим чувствам. Рассказ «Гранатовый браслет» можно рассматривать как своеобразное завещание А.И. Куприна к тем, кто пытается жить не сердцем, а разумом. Их жизнь, правильная с точки зрения рационального подхода, обречена на духовно опустошенное существование, ибо только любовь может дать человеку настоящее счастье.

1. Попытка побега Наташи Ростовой с Анатолием Курагиным.

2. Истинный патриотизм Ростовых, Болконских, Пьера Безухова можно рассматривать как верность Родине.

3. Ложный патриотизм Курагини есть смысл считать государственной изменой.

4. Измена Елены Курагиной мужу Пьеру Безухову.

A.S. Пушкин «Евгений Онегин»

1. Верность Татьяны Лариной мужу, которого она не любила. Отказ принять любовь Онегина.

2. Танцы Евгения Онегина и Ольги Лариной как измена дружеским принципам.

A.S. Пушкин «Дубровский»

1. Отказ Маши Троекуровой освободить Дубровского от несчастливого брака, организованного по просьбе ее отца.

2. Верность народа Андрея Гавриловича Дубровского, не желавшего принимать другого хозяина.

М. Булгаков «Мастер и Маргарита»

1. Верность Леви Матфея своему учителю Иешуа.

2.Предательство Маргариты мужу из-за любви к Мастеру.

М. Шолохов «Судьба человека»

1. Верность Андрея Соколова своим моральным принципам.

2. Убийство предателя, который собирался передать немцам информацию о нескольких солдатах.

F.M. Достоевский «Преступление и наказание»

1. Верность Родиона Раскольникова постулатам своей теории.

2. Верность Соне Мармеладовой Радиону Раскольникову, находящемуся на каторге.

А.Н. Островского «Гроза»

1. Любовь Катерины к Борису как измена Тихону.

2. Тайные отношения Варвары и Вани Кудряш.

Надпись

Тема любви в творчестве Куприна (по мотивам рассказа «Гранатовый браслет») Любовь имеет тысячи аспектов, и каждая из них имеет свой свет, свою печаль, свое счастье и свой аромат. К. Паустовский. Среди рассказов Александра Ивановича Куприна Гранатовый браслет занимает особое место.Паустовский назвал это одной из самых ароматных, болезненных и грустных историй о любви.

Один из главных героев, бедный застенчивый чиновник Желтков, влюбился в княжну Веру Николаевну Шеину, жену вождя знати Василия Шеина. Он посчитал ее недоступной, а затем даже не пытался с ней встретиться. Желтков писал ей письма, собирал забытые вещи и наблюдал за ней на различных выставках и встречах. И вот, спустя восемь лет после того, как Желтков впервые увидел и полюбил Веру, он отправляет ей подарок с письмом, в котором преподносит Гранатовый браслет и кланяется ей.Мысленно я склоняюсь к земле мебели, на которой вы сидите, паркету, по которому вы идете, деревьям, к которым вы прикасаетесь, слуге, с которым вы разговариваете. Вера рассказала об этом подарке мужу, и, чтобы не попасть в нелепую ситуацию, они решили вернуть гранатовый браслет. Василий Шеин и брат его жены попросили Желткова больше не присылать Вере письма и подарки, но им разрешили написать последнее письмо, в котором он извиняется и прощается с Верой.Позвольте мне быть смешным в ваших глазах и в глазах вашего брата Николая Николаевича.

Уходя, я говорю в экстазе: Да святится имя Твое. У Желткова не было цели в жизни, его ничего не интересовало, он не ходил в театры, не читал книг, жил только любовью к Вере. Она была единственной радостью в жизни, единственным утешением одна-единственная мысль … И теперь, когда у него отняли последнюю радость жизни, Желтков кончает жизнь самоубийством. Скромный писарь Желтков лучше и чище людей светского общества, таких как Василий Шеин и Николай.Благородство души простого человека, его способность к глубоким переживаниям противопоставляется бездушным бездушным силам этого мира.

Как известно, писатель Александр Иванович Куприн был психологом. Он перенес свои наблюдения за человеческим характером в литературу, тем самым обогатив и разнообразив ее. Читая его произведения, чувствуешь особенно тонкое, глубокое и чуткое осознание всего. Кажется, что писатель знает, о чем вы беспокоитесь, и старается вам помочь, направляет на верный путь.Ведь мир, в котором мы живем, иногда настолько загрязнен ложью, подлостью и пошлостью, что иногда нам нужен заряд положительной энергии, чтобы противостоять засасывающему болоту. Кто покажет нам источник чистоты? На мой взгляд, такой талант у Куприна есть. Он, как мастер точильный камень, открывает в нашей душе богатство, о котором мы сами не знали. В своих произведениях для раскрытия характеров героев он использует метод психологического анализа, изображая главного героя духовно раскрепощенного человека, пытаясь наделить его всеми теми чудесными качествами, которыми мы восхищаемся в людях.Особенно чуткость, понимание к другим и требовательное, строгое отношение к себе. Примеров тому много: инженер Бобров, Олеся, Г.С. Желтков. Все они несут то, что мы называем высоким моральным совершенством. Все они бескорыстно любят, забывая о себе.

В рассказе «Гранатовый браслет» Куприн развивает идею настоящей любви со всей силой своего мастерства. Он не хочет принимать пошлые, практичные взгляды на любовь и брак, обращая наше внимание на эти проблемы довольно необычным способом, равным идеальному чувству.Устами генерала Аносова он говорит: … Люди в наше время разучились любить! Я не вижу настоящей любви. Да и в свое время не видел. Что это за вызов. Неужели то, что мы чувствуем, неправда? У нас есть спокойное, умеренное счастье с нужным нам человеком. Более того, по мнению Куприна, любовь должна быть трагедией. Самый большой секрет в мире! Ее не должны волновать никакие жизненные удобства, расчеты и компромиссы. Только тогда любовь можно будет назвать настоящим чувством, полностью истинным и нравственным.

До сих пор не могу забыть, какое впечатление на меня произвели чувства Желткова. Как сильно он любил Веру Николаевну, что мог покончить жизнь самоубийством! Это безумие! Любя принцессу Шейну семь лет безнадежной и вежливой любовью, он, никогда не встречаясь с ней, говоря о своей любви только в письмах, внезапно кончает жизнь самоубийством! Не потому, что брат Веры Николаевны собирается перейти к власти, и не потому, что ему вернули подарок гранатовый браслет. (Он — символ глубокой огненной любви и одновременно страшный кровавый знак смерти.) И, наверное, не потому, что промотал госденьги. Другого выхода у Желткова просто не было. Он так любил замужнюю женщину, что не мог не думать о ней ни на минуту, существовать, не вспоминая ее улыбку, ее взгляд, звук ее походки. Сам он говорит мужу Веры: Смерть одна … Хочешь, я приму ее в любом виде. Ужасно то, что к такому решению подтолкнули брат и муж Веры Николаевны, которые пришли потребовать, чтобы их семью оставили в покое.Они оказались как бы косвенно ответственными за его смерть. Они имели право требовать мира, но со стороны Николая Николаевича это была неприемлемая, даже нелепая угроза перехода к власти. Как власть может запретить человеку любить!

Идеал Куприна — беззаветная любовь, самоотверженность, не ожидание награды, за которую можно отдать жизнь и все вытерпеть. Желтков любил именно такую ​​любовь, которая случается раз в тысячу лет.В этом была его нужда, смысл жизни, и он доказал это: я не знал ни жалоб, ни упреков, ни боли гордости, у меня только одна молитва перед вами: Да святится имя Твое. Эти слова, которыми захлестнула его душа, ощущаются княгиней Верой в звуках бессмертной сонаты Бетховена. Они не могут оставить нас равнодушными и вселить в нас безудержное желание стремиться к такому же несравненно чистому чувству. Его корни уходят в нравственность и духовную гармонию в человеке.

Княгиня Вера не пожалела, что эта любовь, о которой мечтает каждая женщина, прошла мимо нее.Она плачет, потому что ее душу переполняет восхищение высокими, почти неземными чувствами.

Человек, сумевший так полюбить, должен иметь какое-то особое восприятие мира. Хотя Желтков был всего лишь мелким чиновником, он оказался выше социальных норм и стандартов. Такие люди, как они, по слухам возведены в ранг святых, и светлая память о них живет надолго.

Другие композиции по этой работе

«Любовь должна быть трагедией, величайшей тайной на свете» (по повести А.И. Куприна «Гранатовый браслет») «Тишина и погибель… »(Образ Желткова в повести А. И. Куприна« Гранатовый браслет ») «Благословенна будет любовь сильнее смерти!» (по повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет») «Да святится имя Твое …» (по повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет») «Любовь, должно быть, трагедия. Самый большой секрет в мире! »(по повести А. Куприна« Гранатовый браслет ») «Чистый свет высокоморальной мысли» в русской литературе. Анализ 12-й главы повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет».Анализ работы А. И. Куприна «Гранатовый браслет». Анализ рассказа «Гранатовый браслет» А.И. Куприн Анализ эпизода «Прощание Веры Николаевны с Желтковой» Анализ эпизода «Именины Веры Николаевны» (по рассказу А. И. Куприна Гранатовый браслет) Значение символов в рассказе «Гранатовый браслет» Значение символов в повести А.И. Куприна «Гранатовый браслет». Любовь — это сердце всего … Любовь в рассказе А. И. Куприна «Гранатовый браслет». Любовь в А.Рассказ Куприна «Гранатовый браслет. Любовь Желткова в исполнении других персонажей. Любовь как порок и высшая духовная ценность в русской прозе ХХ века. (по произведениям А.П. Чехова, И.А. Бунина, А.И. Куприна) Любовь, о которой мечтают все. Мои впечатления от чтения рассказа А. И. Куприна «Гранатовый браслет». Разве Желтков не обедняет свою жизнь и свою душу, подчиняя себя только любви? (по повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет») Моральная проблематика одного из произведений А.И. Куприн (по повести «Гранатовый браслет»). Одиночество любви (рассказ А. И. Куприна «Гранатовый браслет»). Письмо литературному герою (по произведению А. И. Куприна «Гранатовый браслет») Красивая песня о любви (по повести «Гранатовый браслет»). Произведение А.И. Куприн, который произвел на меня особое впечатление Реализм в творчестве А. Куприна (на примере «Гранатовый браслет»). Роль символизма в повести А.И. Куприна «Гранатовый браслет». Роль символических образов в повести А.И. Куприн «Гранатовый браслет». Роль символических образов в повести А. Куприна «Гранатовый браслет». Своеобразие раскрытия любовной темы в одном из произведений русской литературы ХХ века. Символика в рассказе А. И. Куприна «Гранатовый браслет» Смысл названия и проблемы рассказа А. И. Куприна «Гранатовый браслет». Смысл названия и проблематика рассказа А.И. Куприна «Гранатовый браслет». Смысл спора о сильной и беззаветной любви в рассказе А.И. Куприна «Гранатовый браслет».Соединяя вечное и временное? (по повести И. А. Бунина «Джентльмен из Сан-Франциско», повести В. В. Набокова «Машенька», повести А. И. Куприна «Гранатовая латунь»). Спор о сильной, беззаветной любви (по повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет»). Талант любви в творчестве А. И. Куприна (по повести «Гранатовый браслет»). Тема любви в прозе А. И. Куприна на примере одного из рассказов («Гранатовый браслет»). Тема любви в творчестве Куприна (по повести «Гранатовый браслет»). Тема трагической любви в творчестве Куприна («Олеся», «Гранатовый браслет»). Трагическая история любви Желткова (по повести А.И. Куприн «Гранатовый браслет») Трагическая история любви чиновника Желткова в рассказе А. И. Куприна «Гранатовый браслет». Философия любви в рассказе А. И. Куприна «Гранатовый браслет». Что это было: любовь или безумие? Мысли по прочитанному вами рассказу «Гранатовый браслет» Тема любви в рассказе А.И. Куприна «Гранатовый браслет». Любовь сильнее смерти (по повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет»). Рассказ А.И. Куприна «Гранатовый браслет». «Одержимый» высоким чувством любви (образ Желткова в рассказе А.И. Куприн «Гранатовый браслет») «Гранатовый браслет» Куприн Куприн А.И. «Гранатовый браслет». Любовь, которая повторяется только раз в тысячу лет. По рассказу А.И. Куприна «Гранатовый браслет». Тема любви в прозе Куприна / «Гранатовый браслет» / Тема любви в творчестве Куприна (по повести «Гранатовый браслет»). Тема любви в прозе А. И. Куприна (например, рассказ о гранатовом браслете). «Любовь должна быть трагедией, величайшей тайной на свете» (по повести Куприна «Гранатовый браслет»). Художественное своеобразие одного из произведений А.И. Куприн Чему меня научил «Гранатовый браслет» Куприна Символ любви (А. Куприн, «Гранатовый браслет»). Назначение образа Аносова в повести И. Куприна «Гранатовый браслет». Даже безответная любовь — большое счастье (по повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет»). Образ и характеристика Желткова в рассказе А. И. Куприна «Гранатовый браслет». Эталонная композиция по повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет». Своеобразие раскрытия любовной темы в рассказе «Гранатовый браслет». Любовь — главная тема повести А.И. Куприн Гимн любви (по повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет»). Красивая песня о любви (по мотивам рассказа «Гранатовый браслет») Вариант I Реальность образа Желткова Характеристика образа Г.С.Жельткова Символические образы в рассказе А.И. Куприна «Гранатовый браслет».

Верность и измена

Что для вас значит верность? Я думаю, что задавая этот вопрос разным людям, мы получим на него совершенно разные ответы. Например, по мнению одних, верность — это, прежде всего, способность следовать своим принципам и быть полностью уверенной в правильности своих личных убеждений, по мнению других, верность — это верность своей второй половинке, своему другу, делу. По другим мнению, верность равносильна понятию «патриотизм».

Как вы можете сказать, что какое-либо из этих определений неверно? Нет, просто верность — очень широкое понятие, которое затрагивает все сферы общественной жизни. Я хочу найти более точный ответ на вопрос: «Что такое верность?» Рассматривая это на примере любовных отношений между людьми.

Об этом в своих произведениях задумывались многие писатели мировой и зарубежной литературы. Например, М.А.Шолохов в эпическом романе «Тихий Дон» раскрыл концепцию верности через главных героев произведения.Наталья Коршунова в юности выходит замуж за Григория Мелехова. Она влюбляется в него с первого взгляда, надеясь построить с ним крепкую семью. Но ей некогда радоваться новому положению, так как вскоре она узнает, что Григорий изменяет ей со своей соседкой Аксиней. Наталья, зная о похождениях мужа, ни словом, ни делом не пыталась его упрекнуть, она ждала его дома и принимала его каждый раз, когда он возвращался к ней от другой женщины. Наталья была по-настоящему верной женой, любящей Григория, поэтому мысль о попытках найти счастье на стороне ее никогда не посещала.Она не могла изменить Грегори, тем самым причиняя ему боль, опозорив его имя. Наталья предпочла остаться верной любимому человеку, оставаясь глубоко несчастной, в надежде, что он одумается, поймет, как она его любит и всегда готова любить. На примере Натальи мы видим, что верность не всегда приносит счастье, она также заставляет людей страдать. Но верность может преодолеть многое: и обиду, и предательство, в надежде, что однажды она будет вознаграждена такой же верностью взамен.

Вопрос: «Что такое верность» и А.И. Куприн в работе «Гранатовый браслет» не прошли мимо. Герой повести Г.С.Жельтков семь лет любил княжну Веру, чужую жену. Он даже не имел возможности поговорить с ней, но непоколебимое чувство преданной любви к этой женщине поселилось в его сердце. Он собирал вещи, которые Вера оставляла в театрах, и хранил как настоящие сокровища. Однажды он рискнул отправить принцессе подарок на день рождения — браслет из граната.Муж и брат Веры были возмущены его поступком и пришли к нему домой с намерением попросить его навсегда покинуть Веру. Желтков попросил разрешения написать Вере последнее письмо и, написав его, покончил жизнь самоубийством. Любовь к Вере и преданность ей были смыслом жизни этого человека, и если у него отняли возможность любить ее, то он считал свою будущую жизнь без принцессы лишенной всякого смысла и предпочел умереть. Желтков ни в чем не винил Веру в своем письме, напротив, он писал, что безумно рад, что судьба послала ему счастье любить ее.Умирая, он сказал: «Да святится имя Твое». Главный герой Рассказ «Гранатовый браслет» показал читателям, насколько сильна и беззаветна верность. Он может возникнуть в отношении человека, который даже не знает о вашем существовании, но при этом быть бесконечно сильным. Это так удивительно, Желтков мог оставаться верным Вере, даже не разговаривая с ней, не обнимая ее, а многие, имея рядом любящего человека, не видят его преданности и не могут сдержать ее взамен.

Проанализировав все вышесказанное, могу сказать, что верность — это нравственное качество, присущее настоящим сильным людям, так как для того, чтобы оставаться верными долгие годы, нужно много духовной работы, силы духа.Прежде всего, нужно быть верным себе, а потом уже говорить о верности другим.

Обновлено: 2018-05-20

Внимание!
Если вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter .
Таким образом, вы принесете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

Переведите это! · LRB 11 октября 2018

В начале 1960-х Дэвид Хокни сделал серию офортов на стихи Константина Кавафи; он отправился в Египет, чтобы открыть для себя места, где Кавафи пил кофе и встречал любовников, но на фотографиях фигурирует в основном собственная жизнь Хокни и его друзья.Офорты затрагивают восхищение, а откровенность их эротического удовольствия от вида и воспоминаний о лежащих в постели мальчиках привела Кавафи к новому, широкому кругу читателей. Хокни нашел образец, родственную душу и альтер эго, через которых, можно сказать, он воссоздал себя. Его Кавафис — очкастое лицо человека, его мир, его город, его жизнь, его звук, его gestus — представляли собой двойной перевод поэзии в портативное искусство гравюры через английскую версию оригинального греческого текста.The Tate, которой принадлежит набор эстампов, сообщает, что Хокни нашел копию стихов в публичной библиотеке Брэдфорда в 1960 году, но не сообщает, кто был переводчиком. Многие претенденты пытались воспроизвести Кавафи, но издание, на которое наткнулся Хокни, должно быть, принадлежит Джона Маврогордато, опубликованному Hogarth Press в 1951 году (вступление написал Рекс Уорнер). Когда несколько лет спустя, в 1967 году, были опубликованы гравюры Хокни, Стивен Спендер, друг и один из первых защитников, сотрудничал с издателем Никосом Стангосом, греком и поэтом, над новым переводом 14 стихотворений Кавафи, иллюстрированных 12 офортов.

Передача стихов, начиная с культурной революции 1960-х годов и кончая Прайдом сегодня, может привести многих поклонников к мысли, что Кавафи никогда не писал на другом языке. Его самая известная поэма «В ожидании варваров» обосновалась на английском языке, как если бы она была уроженкой — по моему опыту, переводчики никогда не упоминаются. Поэма, написанная в 1898 году, только выросла в значении: ее заключительная фраза «Они [варвары] были своего рода решением проблемы», имеющая ужасающее значение после Второй мировой войны.То, что переведенная работа должна быть помещена в обычную цитату, как эта, представляет собой своего рода достижение, наиболее убедительно предсказанное Священным Писанием; История Библии — на английском и немецком — демонстрирует, как переводческое произведение может стать настоящим произведением, настолько, что производные от него приобретают ауру оригинала.

Престиж переводчиков повысился с тех пор, как они оставались безымянными, а также получали недоплачиваемые (что практически не изменилось). Премии за переводы, такие как International Man Booker, теперь распределяют деньги поровну между автором и переводчиком, и в университетах активно растет изучение перевода, новая виноградная лоза, оплетающая увядший ствол изучения иностранного языка, от которого в Англии до сих пор задыхается жизнь. и Уэльс, поскольку требование об изучении языка на уровне GCSE было отменено (вечный позор для New Labor).Интерес переводчика часто является ключом к появлению произведения писателя на другом языке; он может сделать их состояние: Антея Белл (англ. Sebald) и Энн Голдштейн (озвучивает Елену Ферранте) продвинули авторов до культового статуса за пределами их собственных берегов. Подобно кусту, пересаженному на более солнечное место, писатели могут процветать после пересадки. Книга Хана Канга «Вегетарианец » и « Human Acts » завоевала поразительное количество читателей в переводах Деборы Смит, в которых недостаточная спецификация, повторение и резкость корейского языка были, по собственному мнению Смита и с полного одобрения Хана, усилены « случайные вставки «после того, как она внимательно слушала» то, что он [текст] мне говорил ».

Морис Бланшо однажды написал, что переводчики — «безмолвные мастера культуры». Кейт Бриггс исправляет это, комментируя, что Бланшо написала « скрытых, мастеров культуры» и что «рвение» переводчиков «молчит». В издательской индустрии редакторов, которые читают на иностранном языке, немного, в то время как двуязычные читатели литературы «меньшинств» находятся под такой же угрозой исчезновения, как и сами языки. От переводчиков нужны рекомендации, да и усердие.В своих недавних книгах о переводе Мирей Гансель и Марк Полиццотти вплотную подошли к роли разведчиков — Полиццотти интересуется взаимосвязью перевода и разведки и опрашивает ряд переводчиков, которые собирали информацию для своих кассиров (Ричард Бертон, например, производитель парных Arabian Nights ). Бриггс упорно лоббировал работу по переводу знаменитой серии лекций Ролана Барта в Коллеж де Франс, и, несмотря на то, что он был новичком в «этом маленьком искусстве», получил заказ.Ее увлекательные мемуары разворачиваются в ненумерованных, безымянных, неструктурированных коротких главах: книга-подушечка о любовной связи переводчика со словами и писателями, в ней чревовещание позднего стиля Барта: «биографические туманности », целью которых было «добавить немного« психологического ». «Возвращение аффективности в интеллектуальное производство: дать« Эго »немного возможности высказаться». Подобно ученику, Бриггс исследует свою идею «, написание как радикальная практика, навязчивый труд, образ жизни , ».

Ее бесхитростное название взято из письма Хелен Лоу-Портер Томасу Манну после того, как она стала его английским переводчиком. Она была, как она позже сказала, «неизвестным инструментом … который … должен … служить ему, чтобы он мог изменить одежду своего искусства на лучшую, которая могла бы одевать ее для рынка, пока времена не изменились». «Как дамская горничная», — пишет Бриггс, прежде чем добавить: «Я действительно ничего не знаю о дамских горничных». Домашнее сравнение — часть двусмысленности ее названия, и оба опровергают страстную веру ее книги в высокий переводчик. звонит.Лоу-Портер была объектом насмешек со стороны ученых из-за ее слабого понимания немецкого языка и, как следствие, неправильного прочтения, но Бриггс горячо защищает ее, рассматривая ее отношение к Манну как образец почти мистического смешения с писателем, а также с текстом. Обращая внимание на деликатность любви Дороти Бюсси к Андре Жиду и ссылаясь на ее собственное медиумическое увлечение Бартом, Бриггс может звучать как провидец; это примечание также встречается в мемуарах другого переводчика: бесстрашной многоязычной переводчицы Мирей Гансель.Работая над переводом поэтов на французский язык, Гансель также затрагивает мистическое отношение к этому слову в иудаистской мысли. В Singed , поэтическом эссе о книгах, потерянных в огне, писательница Даниэла Каселла предложила аккуратную чеканку «трансляции», состояние саморастворения, которого достигают некоторые переводчики. Бриггс очень отождествляет себя с признанием Лоу-Портер, что она была «потенциальным писателем, который отказывается отказываться от своих переводов, пока не почувствует, что написала книги сама».

В своем остром, драчливом манифесте «Симпатия к предателю » Марк Полиццотти оспаривает поговорку traduttore traditore : переводчики — не клеветники или предатели, призраки, попугаи или помощники, а писатели, пишущие самостоятельно ( как выразился Джон Леннон). Давний идеал самоуничижения хорошего переводчика за возвышающимся оригиналом не позволяет в полной мере оценить их жизненно важную роль в признании их равенства с автором: «Требуется уважение к своей работе, — пишет Полиццотти, — вера в то, что перевод является правильным. стоит судить по его достоинствам (или недостаткам), и что, если все сделано правильно, оно может стоять плечом к плечу с исходным текстом.’

Полиццотти — редактор (публикаций в Метрополитен-музее в Нью-Йорке), а также многолетний переводчик, переводивший Раймонда Русселя, Патрика Модиано, Маргариту Дюрас и многих других. «Хороший перевод, — пишет он, — предлагает не воспроизведение произведения, а интерпретацию, повторное представление, точно так же, как исполнение пьесы или сонаты является репрезентацией сценария или партитуры, одним из многих возможных. «Иногда он видит свою задачу как животворящую:« Дело в том, чтобы Катулл и [Рене] Домаль могли говорить как можно лучше, преодолевая туманные культурные границы, а не лежать немым и умирающим на странице.Для Ганселя эта работа носит пасторальный характер: Перевод как Transhumance относится к практике кочевых пастухов перемещать стада между летними и зимними пастбищами и включает в себя идеи человека и земли (гумус). «Так же и с перегонными путями перевода, медленным и терпеливым пересечением стран, стиранием всех границ, перемещением огромных скоплений слов через все народные языки зонтичного языка поэзии». Она родилась в 1940 году во Франции. с немецким, языком ее среднеевропейской семьи, и ее работа — это акт траура по утраченной культуре ее отца и матери, тетушек и двоюродных бабушек, а также по исчезнувшему, переплетенному еврейскому миру, к которому Кафка принадлежал, когда, живя в Праге он предпочел писать по-немецки.

В течение 1960-х годов Гансель начала ездить во Вьетнам, чтобы изучать язык: она объединила свои образы поэтов (Нгуен Кхак Вьен, То Хуу и других, известных только в устной форме) с обучением игре на монохорде, потому что она хотела вселить ее французский с «кантилляцией» традиционного аккомпанирующего инструмента чтеца. Работа по переводу, как ее преследовал Гансель, становится актом политического хозяйства, экологии и защиты природы; она намеревалась обратить вспять колониальный ущерб, заставив более крупный язык и культуру бывшей державы (в данном случае французскую) поддерживать и оживлять жизнь более мелких, таких как песни чамов, горного народа Вьетнама.Совсем недавно она обратилась к творчеству поэтессы Нелли Сакс, которая предпочла промыть свой немецкий в водах Мартина Бубера и Франца Розенцвейга и их версии Священного Писания, вместо того, чтобы полагаться на перевод Лютера; Сакс хотел отдышаться «псаломщиком … создать новое пространство для ответственности вместо того, чтобы быть раздавленным тяжестью первородного греха».

Садовники смерти
…………….
Чем вы занимались,
, когда были маленькими детскими ручками?
………………
Ты душишь руками,
Твоя мать умерла,
Твоя жена, твой ребенок?

Рос Шварц цитирует здесь подборку Sachs на английском языке Майкла Гамбургера и других, тогда как, когда дело доходит до рендеринга с вьетнамского языка, она предлагает транслитерацию оригинала, а затем, работая в тесном сотрудничестве с Гансель, переводит со своих французских версий. тем самым создавая мощную эхо-камеру (даже если убрать две ступеньки, она все еще может звучать как настоящая).

В этих книгах проходят два фундаментальных спора: первая из-за претензий на верность и счастье, вторая из-за культурного присвоения и, как следствие, моноязычия (продолжающееся расширение англосферы). Как уважать характер исходного языка и его связь с культурными различиями? Должен ли переводчик реагировать как эолова арфа, вибрируя в гармонии с оригинальным текстом, чтобы передать оригинальную музыку, или перевод должен читаться так, как если бы он был написан на новом языке? Выполняя эту работу по восстановлению и защите, переводчики, такие как Гансель, могли быть объединены с платониками, приверженными поиску неуловимой истины литературного произведения.В конечном счете, настойчивое стремление сделать оригинал как можно более неизменным и неповторимым может привести к отчаянию по всему предприятию (так Эмили Аптер утверждала в книге « Против мировой литературы: политика непереводимости, »). Полиззотти отвергает это пораженчество. Разделяя идеализм Ганселя в отношении их призвания, он категорически противостоит квазиплатоническим взглядам.

История перевода развивалась по двум направлениям, одна из которых возникла у Августина, который поддерживал точное следование оригиналу, а другая у Иеронима, который верил в адаптацию и, в некоторой степени, изобретение, чтобы передать смысл большему количеству людей. эффективно.Путь Иеронима, как показывает его перевод Библии Вульгата, красочен, но приправлен критическими примерами сверхдетерминации. Например, в пророчестве Исаии, которое объявляет, что Спаситель родится от девы, используется слово ’almah , которое также используется для описания танцующих девушек при дворе Соломона, и просто означает« молодые и брачные ». Иероним переводит его как дева , добавляя божественную силу яростному культу сексуального отвращения, сформировавшему христианское моральное богословие (Коран, свободный от этой лингвистической ловушки, не связывает чудесную природу Мариам / Марии с моральным ужасом секса).Яблоко, которое Ева предложила Адаму, забавно отмечает Полиццотти, могло быть абрикосом. Или апельсин, или банан. Но Джерому понравился каламбур malus / malum (яблоко / зло). В опере Бриттена « Поворот винта » есть преследующий припев, который поет мальчик Майлз, пугая свою гувернантку своими загадочными повторениями:

Мало Я бы предпочел быть
Мало в яблоне
Мало, чем озорным мальчик
Мало в беде

«Ну что, Майлз, — восклицает гувернантка, — какая забавная песня! Я тебя этому научил? »

Пение мальчика жуткое и наполняет ее ужас, но строки — это простая мнемоника для запоминания значения латинского омонима в различных формах и падежах.Вместо этого загадочная загадка о яблоках и озорстве заставляет слова звучать как заклинание, выраженное в виде тарабарщины, связанной с работой дьявола и речью одержимых. Он проявляет силу непонятного, со всей способностью непонимания внушать страх и отчуждение. Сторонники перевода утверждают, что их работа поучительна, что они освещают и разъясняют неизвестное, и, следовательно, перевод между культурами может рассеять страх перед странным и незнакомым и ослабить враждебность.В этом смысле переводчики практикуют translucinación , как выразилось чилийское поэтическое движение. Полиццотти напоминает нам, что Умберто Эко однажды заметил, что лучшая дорога в Поминки по Финнегану — это собственный перевод Джойса на итальянский язык.

Противостояние между скрупулезной верностью августинцев и умышленным подталкиванием иеронимита было очень полезно замалено Драйденом, когда он выделил три различных уровня перевода: первый, близкий к оригиналу, он сбивчиво назвал «метафразой»; второй «перевод с широтой», который он снова сбивчиво назвал «пересказом»; и третья и наиболее яркая «имитация», когда переводчик (если он теперь не потерял это имя) допускает свободу не только отклоняться от слов и смысла, но и отказываться от них обоих, если он видит повод; и взяв лишь некоторые общие намеки из оригинала, чтобы провести разделение на земле, как ему заблагорассудится.«Эта« свобода »может граничить с пародией, но она улавливает идеальные цели, сформулированные Полиццотти, когда он пишет, что« язык — это не только обозначение ». по особому расположению слов, ассоциаций и скрытых ссылок. В лучшем случае так и поступает литература. И это то, что может делать перевод ». Он сравнивает версию любовного стихотворения Пола Элюара, написанную уважаемым переводчиком Ричардом Ховардом в 1930 году, с переводом Беккета — и нет никаких сомнений в том, что без пунктуации cascando Беккета, составленной в геральдическом стиле придворной любви. , а подпись «Thine in flames» передает излияние французского оригинала далеко за пределы более точной версии Говарда.

Выбор переводчика — между верностью и переосмыслением, между одомашниванием и иностранностью — различен, но, тем не менее, связан вместе, потому что перевод, который остается культурно специфичным, придерживаясь местных обычаев, товаров и намеков, маловероятен. чтобы охватить читателей так же широко, как версия, которая находит эквиваленты и, следовательно, сглаживает разнообразие (Полиццотти указывает, что в своей версии сборника рассказов Кальвино Cosmicomics, Уильям Уивер переводит тальятелле как « лапша », что вряд ли будет необходимо сегодня ).Джулиан Барнс в жестком и очень тщательном обзоре перевода Флобера Лидией Дэвис резюмировал проблему: «Если вы хотите книгу на« английском », — спрашивает он, -« какой английский вы выберете? Проще говоря, на первой странице романа вы хотите, чтобы брюки школьника Чарльза Бовари были поддержаны подтяжками, или вы хотите, чтобы его брюки поддерживались подтяжками? »

Стремление не истончить экосферу языка ведет к таким движениям, как кампания Нгуги ва Тионго за то, чтобы африканские писатели писали на африканских языках, как он решил поступить, когда создал Wizard of the Crow в Гикуйю, прежде чем переписать его на английском.Тим Паркс яростно атаковал мировую литературу как чудовищное рождение издательского корпоративизма, поскольку писатели за пределами англосферы следят за возможностью перевода на огромный английский рынок чтения: «В настоящее время мы движемся к возможному построению международного литературная традиция в ущерб национальной литературной традиции. «Приобретение языков сыграло фундаментальную роль в создании империй: куда шел солдат, туда шли и миссионер, ученый и драгоман.Во введении к своему живому списку 100 лучших романов в переводе Бойд Тонкин указывает, «насколько география перевода соответствует карте колониального и коммерческого контроля». В своем предисловии к выпуску журнала translucinación редакторы журнала Chain спрашивают: «Может ли перевод быть актом диалога, а не актом империалистического грабежа?» Двуязычный марокканский ученый Абдельфаттах Килито рассматривает это в книге «Ты не должен говорить на моем языке» : ему нравится знать это, хотя он знает Французский, французы не знают арабского и не понимают его, когда он пишет или говорит на своем родном языке.Для колонизированных субъектов (не только военной мощи) непрозрачность может быть своего рода броней против тех, кто хочет знать о вас все.

Тоска по потерянному родному языку возникает среди перемещенных лиц. В эпиграфе Ганселя цитируется Януш Корчак, педиатр, который умер в Треблинке вместе с детьми на его попечении, которых он отказался оставить: «Родной язык, — пишет Гансель, — это не свод правил и норм грамматики, это духовная пища ребенка. «Она вспоминает с жестоким чувством потери слуха в детстве своих родственников, говорящих на венгерском, польском, немецком, идиш, русинском, иврите и словацком языках.Но когда она отождествляет эту сильную ностальгию с песней Миньон о земле, где растут лимонные деревья, она, несомненно, осознает ее призрачность. Проблема с этими стремлениями состоит в том, что мечты о языковой чистоте исторически смешивались с сепаратистским национализмом, ксенофобией и альтернативными правыми: Муссолини, очищающий итальянский язык от американизма, последовал тысячи лет спустя по стопам библейских галаадитов, которые убили десятки тысяч ефремлян за то, что они не произнесли «Шибболет» так, как они считали правильным.

Многие эмигранты сами выполнили переводческие действия, отправившись в добровольное изгнание из-за требований — притеснения — родного языка. Полиццотти очарован этими «ксенофонами», как он их называет: Беккет сбежал с ирландско-английского языка на французский, чтобы избежать ослепления Джойса, «pour Avoir moins de style», сказал он, а лингвистические проявления Набокова сделали его лидером среди «почетных». Англоязычные писатели, по мнению Полиззотти (хотя у Набокова у Пушкина есть убедительные недоброжелатели).

Для Клайва Скотта новая близость и новое отчуждение, вызванное глобальными потоками людей, товаров, финансов и коммуникаций, дали литературным переводчикам более неотложную роль, чем когда-либо прежде. Сейчас многоязычие является обычным явлением среди более бедных, небольших групп; это люди, говорящие на меньших языках (голландский, немецкий), которые исторически прилагали огромные усилия для перевода. Парадоксально, что многие переводчики на английский присоединяются к борьбе за сохранение культурного и языкового разнообразия, работая с корейского, фризского, бретонского, мальтийского, исландского, сардского, а также с испанского, китайского, арабского и других «больших» языков. .Но Полиззотти совершенно справедливо звучит как предупреждение о поддержании морального блага перевода, использовании его политических эффектов и обращении с писателями как рупорами своей культуры. Он предупреждает, что «литература на языках меньшинств … может стать таким большим количеством корпоративных приобретений» и что «перевод становится одновременно мостом, соединяющим цивилизации, и мерой — даже усугубляющим фактором — пропасти, разделяющей их». Однако, если взять себя в качестве примера, большинство То, что я знаю о многих местах, их людях и их истории, исходит из поэзии и художественной литературы в переводе — из перевода Артура Вейли на китайский язык, когда я был молод, для Ласло Краснахоркая, совсем недавно, в версиях Джорджа Сиртеса и Оттилии Мулзет, которые читаются захватывающе по-английски, хотя, разумеется, у меня нет возможности узнать, на что похожи оригиналы.

Многие известные переводчики, такие как Гансель, продолжают пополнять свой портфель лингвистических кранов: Майкл Генри Хейм, который работал над скользкими ирониками (Милан Кундера, тогда писавший на чешском языке, и Дубравка Угрешич, писавший тогда на сербохорватском, ныне известный как Хорватский), любил приобретать новый каждый год или около того и разбираться с забытыми авторами этого языка. Но переводчики соглашаются, что их искусство требует чего-то более неуловимого, чем понимание синтаксиса и «тезауруса», подчеркивая качества, лежащие за пределами лексикона или букваря: «Иногда кажется, что неважно, что это за слова», — однажды написал Майкл Хофманн. Кафка, как и то, как они двигаются, взад и вперед, из стороны в сторону, вперед и назад.Полиццотти резюмирует: «Если мы думаем об исходном тексте не как об определенном монолитном целом, а скорее как о зоне энергии, всегда находящейся в движении, бесконечно подверженной различным ассимиляциям и интерпретациям, тогда мы начинаем лучше понимать работу перевода, который, как и любой коммуникативный акт, оказывается не только возможным, но и динамичным ». Он вызывает особое восхищение повторными надписями Паунда стихов с китайского, языка, которого он не знал.

Некоторые переводчики стремятся стать виртуозами словесного синтеза за пределами языка, как Скотт демонстрирует своим «проективным, а не восстановительным подходом», который приводит к крайнему расчленению стихов, разбрызгивая страницу, как партитуры Дада.Мне вспомнился веселый абсурдистский рассказ Николая Лескова «Стальная блоха. Сказка о косоглазом оружейнике-левше из Тулы в России», который впервые появился в 1881 году. Когда английские оружейники преподносят российскому императору микроскопический стальные блохи, которые танцуют, русские превзошли их, предоставив крошечные туфли с невидимыми гвоздями для каждой ступни насекомого. Лесков является предметом эссе Бенджамина «Рассказчик», где он иллюстрирует исчезающую практику коллективного рассказывания историй, и интересно, что он играет словами, тоном и регистром — формальным, жаргонным, высокопарным, низменным — и сложно перевести на английский.Существующие версии очень разные (Роберт Чендлер перепечатывает книгу Уильяма Эджертона). Переводчики должны уделять мелочам такое же внимание, как и тульские металлурги, а также общаться с писателем и произведением.

Полиццотти также частично криптограф, улипианец в тенденциях, если не член группы, и он дает нам проблески захватывающей дух словесной гимнастики, которую он выполнял, когда, будучи молодым фанатом, он отправился на встречу с писателем-экспериментатором Морисом Рошем и оказался назначенным переводчиком его CodeX и Compact , работ, которые требовали его изобретательности так же сильно, как ковка блохи.Однако, за исключением Ганселя, эти авторы не признают, что свобода слова чужим голосом (третья категория Драйдена) не делает буквальную первоначальную версию бессмысленной, особенно для тех, кто не говорит / не читает на языке оригинала. Я могу почти разгадать Эсхила с помощью раскладушки, и это добавляет мне удовольствия от того, до чего дошел Рори Малларки в своей версии Oresteia в Globe три года назад или в недавней публикации Оливера Таплина. , ритмический и музыкальный перевод (издано Norton).

Поначалу довольно самодовольные претензии этих опытных художников-переводчиков показались мне типичными для эпохи селфи и раздутого резюме, даже если они выражены с воодушевлением Полиццотти и деликатностью афористического журнала Бриггса. Они также показались мне немного крутыми — например, Иофур Ракнисон, бронированный медведь из книги Филипа Пулмана His Dark Materials , который хочет иметь собственного демона, поэтому он тоже может быть человеком, но должен довольствоваться игрой с кукольный.Но я должен признать, что после их криков и бормотания я был склонен к их мнению. В лекциях, которые Бриггс перевел, Барт отказался от своего более молодого заявления о смерти автора и перечислил различные роли, которые играет писатель: персонаж , сценарист , автор и писатель . Из них переводчик первым подвергает критике статус автора , который является автором произведения и публично гарантирует его подлинность, поскольку перевод является законным актом присвоения и выдачи себя за другое лицо, действуя с разрешения подделки. Это.Переводчики также узурпируют scriben s, того, кто пишет, потому что они написали каждое слово в произведении, которое находится в ваших руках, то есть Дон Кихот Сервантеса (Тонкин рекомендует перевод Гроссмана). Борхес, который так любил двойников, подражания, подделки, парадоксы и зеркала, и сам читал на нескольких языках, был страстным защитником свободы переводчика трансформировать источник (он умолял своего английского переводчика « сделать меня мачо, гаучо и худощавым ») . Борхес утверждал в резонансном эссе о Arabian Nights , что чем богаче литература на целевом языке, тем богаче перевод.Библия короля Иакова извлекла выгоду из плодородия английского языка и, в свою очередь, перекрестно оплодотворила его обширное потомство, которое включает английские переписывания ночей : переводчикам нужно работать « вслед за литературой », — пишет Борхес, добавляя сам курсив. Как заметил Гете, защитник мировой литературы, «всякая литература становится скучной, если она не обновляется иностранным участием». Он знал, что в процессе контакта меняются обе стороны, и он желал этого разделения.«Мы хотим заявить, — пишет Скотт, — что перевод меняет природу литературных знаний. И это также важный элемент в культуре участия … побуждающий нас подходить к текстам с учетом … их потенциальной способности к оплодотворению. ‘Да, действительно многое теряется при переводе, родной язык всегда будет трепать сердце, язык оригинала , безвозвратный, незаменимый, будет манить, но многое было достигнуто и может быть достигнуто еще больше, если рассматривать этот процесс как неотъемлемый элемент развития языков — исходного и целевого.

По этой причине нет необходимости оплакивать захват родного языка его новым хозяином или беспокоиться о том, что при этом размывается и теряется. Лучше не думать о попытках поймать движение туда-сюда как о потере литературной целостности, а как о взаимном перекрестном опыте и трансформации. Отношение версии к оригиналу не аналогично конвертации валюты (никогда не справедливо), а повседневным преобразованиям. Подумайте о листьях / компосте, паре / снеге, насекомых / кораллах, песке / стекле, глине / фарфоре.«В стиле есть что-то, что выходит за рамки лингвистического понимания», — отмечает Полиццотти. Переводчик — это просто еще один автор той же книги, хорошо это или плохо. Грегори Рабасса, которого спросили, подходит ли его испанский язык для воспроизведения книги Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества », ответил, что на самом деле вопрос заключается в том, соответствует ли его английский.

Переводчик — слуга текста или самобытный художник?

Около 40 лет назад, как и многие мои однокурсники, я прочитал Сто лет одиночества (1967) Габриэля Гарсиа Маркеса.Хотя многие из моих воспоминаний о романе с тех пор, к сожалению, исчезли, одно остается неизгладимым: чувство дезориентации, полного погружения в атмосферу книги, которое длилось почти полчаса после того, как я перевернул последнюю страницу. Я, конечно, читал Гарсиа Маркеса, но, скорее, это были английские слова, ритмы и звучность его переводчика Грегори Рабасса. Даже если бы я мог оценить оригинальный испанский язык, мне не нужно было сравнивать эти два, чтобы знать, что то, что создал Рабасса, несомненно, было правильным .

Что делает перевод «хорошим» или «плохим»? Этот вопрос был у нас с тех пор, как святые Иероним и Августин впервые спорили о наиболее ортодоксальном способе интерпретации Библии — Августин настаивал на почтении канону, а Иероним стремился к «благодати хорошо сказанного» — и, несмотря на столетия учености. с тех пор мы не приблизились к окончательному ответу. В век Google Translate и искусственного интеллекта у нас может возникнуть соблазн вообще отказаться от этого вопроса и позволить нашим смартфонам говорить.

Действительно, есть что сказать о скорости и беспристрастности, с которой компьютеры могут обрабатывать определенные переводы, независимо от того, прибегаем ли мы к помощи Google для покупки аспирина в Сеуле или выплевываем черновики многонационального контракта на иностранных языках. Более того, по мере того, как потребность в глобальном общении растет стремительными темпами, эффективность машинного перевода становится довольно привлекательной. В этом отношении «хорошим» переводом может быть просто такой перевод, который передает необходимые байты информации в кратчайшие сроки.

Но перевод — это больше, чем просто передача данных, и его успех не всегда легко измерить. Это становится особенно актуальным в литературной сфере: художественный перевод, связанный с предоставлением художественного эффекта, а не просто и понятными фактами, по самой своей природе обременяет наши попытки применять объективные критерии. Не то чтобы не хватало попыток, начиная с трактата 15-го века De Interferencee recta («Правильный способ перевода») флорентийского историка Леонардо Бруни до «Способ хорошо переводить с одного языка на другой» (1540) французским печатником и ученым Этьеном Доле, которого позже казнили за то, что он практиковал то, что он проповедовал, любому количеству переводчиков и комментаторов — Джону Драйдену, Александру Фрейзеру Титлеру, Данте Габриэлю Россетти, Мэтью Арнольду, Фридриху Шлейермахеру, Вальтеру Бенджамину, так много других — стремящихся направить нас по правильному пути, и никакие два из них, кажется, не идут в одном и том же направлении.

Мы могли бы подумать, что сама неопределенность художественного перевода даст ему большую свободу действий или большее признание, но это не так. От книжных рецензентов, разбирающих мелкие детали переводов на предмет дефектов, до теоретиков, использующих «модели оценки», такие как модели Джулианы Хаус (1977 г., пересмотрено в 2015 г.) и Дж. К. Сагера (1989 г.), с их строгими категориями и подкатегориями ошибок. типов, окончательное сообщение, кажется, состоит в том, что ни один перевод не является «идеальным» — что любой читатель уже знает инстинктивно.Некоторые комментаторы, конечно, расточали высокую и часто заслуженную похвалу определенным переводам и переводчикам, но многие относят перевод литературных произведений к чему-то между неохотно терпимым и открыто презираемым. Авторы осуждают неспособность перевода сохранить рифму и риторику. Критики объявляют его практикующих хакерами и предателями ( traduttore, traditore ). Ученые выпускают фолиант за фолиантом, детализируя его невозможность. Даже собственный переводчик уже давно отвергает его как в лучшем случае бедного кузена: ученый и переводчик XVI века Томас Уилсон клеветал на свою собственную работу как на «обмануть хлеб»; Джордж Элиот, переводивший Баруха Спинозу и Людвига Фейербаха, утверждал, что «хороший переводчик бесконечно ниже человека, который создает хороших оригинальных произведений»; а Владимир Набоков категорически высмеял эту практику, назвав ее «профанацией мертвых».Неудивительно, что перевод часто вежливо причесывается, а когда его не грубо пинают, под ковер — или что стремление к совершенству в этом контексте может показаться таким донкихотским.

Подобное отношение усиливается стойким предубеждением в пользу оригинала, или «источника», как неоспоримого мастера в дуэте перевода текста. Хотя на протяжении веков грань между ними часто была размыта — римляне свободно использовали греческое ораторское искусство для своих выступлений, в то время как такие авторы, как Джеффри Чосер и Уильям Шекспир, включали в свои композиции огромные фрагменты рассказов иностранного происхождения — в наше время различие охраняли яростно, даже воинственно, как в приведенном выше комментарии Элиота.Даже многие искушенные читатели рассматривают перевод как не более чем временную ловушку, и многие считают, что читать автора в переводе — это совсем не значит читать ее.

Давайте будем честными: было бы неискренне утверждать, что читатель перевода действительно переживает во всех его аспектах работу на иностранном языке, которую он представляет, или что при чтении любого текста, перенесенного с одного языка на другой, нет степень разницы (что не то же самое, что потеря ). Суть вопроса заключается в том, воспринимаем ли мы перевод как практический результат, обладающий собственными качествами, дополняющими или даже улучшающими оригинал, или как недостижимый идеал, лучший шанс которого для относительной легитимности состоит в том, чтобы максимально точно проследить этот оригинал. насколько возможно.

Дихотомия почти так же стара, как и сам перевод. На рубеже первого тысячелетия лирический поэт Гораций уже велел переводчикам «не стремиться переводить слово в слово», в то время как пять веков спустя римский государственный деятель и философ Боэций занял противоположную позицию, отстаивая «неискаженную истину». ‘строго буквального перевода. Со временем сторонники обоих лагерей выпустили тщательно аргументированные, красноречиво аргументированные трактаты в поддержку своих позиций. Драйден, один из самых известных из них, рекомендовал переводчику, который «будет писать с любой силой или духом оригинала, никогда не должен зацикливаться на словах своего автора», а скорее «должен полностью владеть собой и полностью понимать суть. гений и чутье его автора ».

Думайте о переводе как о динамическом процессе, привилегированной форме чтения, которая может пролить свет на оригинал

В качестве косвенного опровержения критик XIX века Р. Х. Хорн отверг любую попытку «дать дух автора» как «простое прикрытие для индивидуального эгоизма и тщеславия [переводчика]». По сей день сторонники «иностранного языка» предлагают денатурировать условности целевого языка, чтобы воспроизвести условности исходного языка — «достаточно отклоняться», как выразился Лоуренс Венути, один из самых ярых его сторонников в книге The Translator’s Invisibility (1995). , «от местных норм к инопланетному читательскому опыту».С учетом этого, хорошим переводом был бы такой перевод, который намеренно развеивает любую иллюзию того, что данный текст не был рожден в очень далеких краях. В то же время такая позиция порождает важный вопрос: если читатели оригинала не воспринимают свою встречу с текстом как «чужую», как он служит тексту, когда это условие искусственно навязывается читателям перевода?

Если мы будем рассматривать переводчика как «слугу» исходного текста, которому поручено подделать как можно более близкий эквивалент, то любое отклонение от исходного синтаксиса или структуры, будь то эгоизм, некомпетентность или культурные предрассудки, действительно будет казаться предательством. .Если вместо этого мы возьмем переводчиков как самостоятельных художников, в партнерстве (а не в рабстве) с их авторами-источниками; Если мы думаем о переводе как о динамическом процессе, привилегированной форме чтения, которая может осветить оригинал и передать его энергию в новый контекст, тогда акт представления литературного произведения на другом языке и другой культуре становится чем-то в целом более значимым. Это дает новый способ взглянуть на текст и через этот текст на мир. В лучшем случае это позволяет появиться совершенно новому литературному произведению, одновременно зависящему и независимому от того, которое его вызвало, — произведения, которое не подчиняется оригиналу и не конкурирует с ним, а скорее добавляет кое-что от оригинала. само по себе по отношению к совокупности мировых литератур.Это не означает злоупотребления оригиналом; скорее, это означает почитание оригинала, мобилизовав весь свой талант и всю изобретательность, чтобы удачно передать его на другом языке.

Чтобы представить произведение как можно более удачно, воссоздать его во всей красоте и уродстве, величии и мелочности, требуются чуткость, сочувствие, гибкость, знания, внимание, забота и такт. И, возможно, больше всего, это требует уважения к своей работе, уверенности в том, что перевод стоит оценивать по его достоинствам (или недостаткам), и что, если он сделан хорошо, он может стоять плечом к плечу с оригиналом, который вдохновил Это.

Как это отразится на странице? Вот несколько попыток ответа от разных переводчиков за последнее столетие. Эти отрывки больше всего показывают, что критерии « успеха » субъективны (и поэтому я лично склонен отдавать предпочтение широте иеромитов над приверженностью августинцам и нахожу в них большую верность) и что, несмотря на многовековые трактаты, нет однозначного ответа.

Без сомнения, одним из самых противоречивых современных переводчиков является Эзра Паунд, которого хвалят за изысканную поэзию его переводов и проклинают за возмутительную вольность, которую он часто брал на себя.Антология классической китайской поэзии Паунда, Cathay (1915), представляет собой пример перевода, основанного на отсутствии особого знания исходного языка (Паунд заимствован из буквального перевода ученого Эрнеста Феноллоса), который в то же время time удается быть более убедительным, чем версии, созданные свободно читающими на китайском языке, — до такой степени, что некоторые ученые считают, что интуитивные фразы Паунда на самом деле более точны.

Это не был единичный случай, поскольку Паунд позволил себе подобную вольность с текстами, которые он мог прочитать в оригинале, такими как «Au Cabaret-Vert» Артура Рембо (1870).Вот строфа стихотворения на старательно правильном английском Уоллеса Фоули:

Неделю разорвали сапоги.
Камешки на дорогах. Я входил в Шарлеруа.
— В Cabaret-Vert: Я попросил хлеба
И масла, и ветчины, которая была бы наполовину охлажденной…

Pound, со своей стороны, нацелен на тон, наплевательское волнение, которое испытывает расслабленный подросток на открытой дороге. Его версия — это случайность, лаконичность:

В ботинках, 8-й день
По плохой дороге я попал в Шарлеруа.
Хлеб, масло в «Зеленом кабаре»
И ветчина холодная…

В том же духе Сэмюэл Беккет, переводя смоделированный «бред» 1930 года поэта-сюрреалиста Поля Элюара, прибег к очевидному анахронизму, чтобы выявить пыл оригинала:

Ты, мой великий, кого я обожаю, прекрасный, как вся земля, и самые прекрасные звезды земли, что я обожаю ты, моя великая женщина, обожаемая всеми силами звезд …

Сравните это с рендерингом Ричарда Ховарда 1965 года, который, хотя и более уважительно относится к современности Элюара, по сравнению с Беккетом, звучит не так страстно, как ни странно глухо, даже старомодно:

Моя большая очаровательная девочка, прекрасная, как все на земле и среди самых красивых звезд на земле, которые я обожаю, моя большая большая девочка, обожаемая всеми силами звезд…

И еще один пример: роман Жоржа Перека La disparition (1969) долгое время считался непереводимым, потому что в нем не было ни одного экземпляра буквы e , которая на французском языке является наиболее распространенной графемой.Но в 1995 году Гилберт Адэр выпустил свой липограмматический перевод, A Void , который может похвастаться множеством искусных замен и адаптаций, таких как эта знакомо звучащая строфа Артура Гордона Пима:

‘Это было мучительно в полночь, я сидел и размышлял, бледный и задумчивый
Через множество причудливых и любопытных списков убитых моих супругов —
Я сидел, кивая, почти дремая, пока не услышал звук постукивания,
Как будто тихо духов стучать, стучать в мою дверь напрасно …

Сложно? Без сомнения — но, как показано, не обязательно так.(Точно так же, как этот абзац после того, как я представил Адаира, точно так же не содержит повода для этого конкретного знака.)

Имеют ли значение такие упражнения, или они просто развлечение педантов и болтунов? Я считаю, что они имеют значение не только потому, что такая изобретательность поддерживает живое искусство перевода, но тем более потому, что качество выбора переводчика имеет прямое отношение к нашему восприятию оригинального текста, как это опосредовано этим переводчиком, и, следовательно, на влияние и долговечность этого текста в целевой культуре.Осознавая, что истинной эквивалентности не существует, хороший переводчик, тем не менее, будет работать, работать и работать над предложением, абзацем, страницей, пока он не выявит те аспекты, которые считаются необходимыми, и не заставит их находить отклик у читателей из совершенно другого контекста. и языковая система. И, как показывают приведенные выше примеры, это часто означает ослабление ограничений буквальности, чтобы прийти к более глубокому и значимому представлению.

Конечно, дело не только в лингвистической легкости, и чаще всего качество перевода определяется шепотом, а не криком.Независимо от жанра, независимо от того, требует ли он полета фантазии или твердой основы, хороший перевод — это тот перевод, который не привлекает к себе слишком много внимания (из-за неуместной яркости, неуклюжести, искажения) и, в то же время, не отрицает своего собственного. личность так, чтобы лежать инертно на странице. По этому канату может быть непросто идти. Французский писатель Патрик Модиано, которого я много переводил, известен (по крайней мере, очевидным) простым и прямолинейным содержанием своей прозы.Воспроизведение этой простоты на английском языке, easy , является трудоемкой задачей — точно так же, как я готов поспорить, что на французском языке якобы непринужденный стиль Модиано на самом деле стоит ему довольно много усилий.

Но более того: когда я пытаюсь передать плавность прозы Модиано на плавном и удобочитаемом английском, это не затемняет того факта, что его письмо отражает принципиально неанглоязычную чувствительность или что его персонажи взаимодействуют со своим окружением разными способами. что американский или английский читатель, даже эмигрант, этого не сделает.На мой взгляд, эта инаковость — ключевой элемент работы Модиано, и то, что она доступна читателям на моем родном языке, никоим образом не отрицает ее.

Перевод перемещает между странным знакомым и знакомым странным

В своих лучших проявлениях перевод открывает нам умы и голоса, способные пробудить в нас особое чувство восторга или зерно озарения, дрожь открытий, которых нет больше нигде, — умы и голоса, которые поистине уникальны, в которых есть что-то интересное. Сказать, что это не похоже на то, что говорят на любом языке.Такие умы и голоса чрезвычайно редки, и мы не можем позволить себе игнорировать ни одного из них. Они являются причиной того, что люди жаждут историй с тех пор, как зародилось сознание. Мы так же обогатились, вступив с ними в контакт, насколько мы невольно обеднены, отказавшись от этого контакта или получив отказ от него.

По этой причине перевод часто называют профилактикой культурной атрофии и гомогенизации. Если все сделано правильно, перевод иностранной работы имеет уникальные возможности для открытия точек зрения, отличных от того, что мы видим дома, и заставлял их резонировать в другом контексте, давая им новый и яркий голос, которого у них не было бы в ином случае.Это означает, как это ни парадоксально, что перевод в лучшем случае не только сокращает расстояния, но, более того, защищает их — не путем хранения культур в безопасном месте, а, скорее, путем обеспечения того, чтобы контакт производил искры, а не удушение. .

В нашем все более взаимосвязанном мире возникает соблазн положить конец национальным и культурным границам. Но есть еще один аспект, и он связан не с репрессивным аспектом границ, а с их полезностью, поскольку границы также могут быть хранителями различий.Обратной стороной повышенного знакомства, потенциально бесконечного контакта (включая, конечно, тот вид контакта, который стал возможным благодаря переводам), является размывание разнообразия. Подобно тому, как понятие барьеров может вызвать в памяти огромный гулаг из колючей проволоки, их отсутствие может так же легко вызвать в воображении бесконечно однородное пространство. Распространение идей, свободное для всех интеллектуальное и эстетическое искусство, литература, философия и точки зрения, рикошетирующие по всему миру, могло бы принести одно из величайших возрождений в истории человечества, новое Возрождение.Или это может привести к самой грубой глобальной монокультуре, которую мы когда-либо знали.

Перевод перемещает между странным знакомым и знакомым странным. Он формулирует культурные самовыражения и предположения другого человека в форме, которую мы можем понять, отождествить с ней и войти в нее. В то же время он держится на расстоянии от слишком большой ассимиляции этих выражений и предположений, чтобы не усложнять опыт чужого. Я не имею в виду копирование чужеродного синтаксиса и лингвистических структур; Я имею в виду уважение и сохранение инородности, присущей автору-источнику, при одновременном уважении и сохранении удовольствия от исходного текста: того же удовольствия, которое доставляет исходный читатель, а переводчик, в свою очередь, обязан целевому читателю. .

Что делает перевод хорошим? Не существует универсального ответа, но среди частичных ответов я бы предложил следующее: хороший перевод открывает новые двери и открывает новые перспективы. Это заставляет культуры разговаривать друг с другом, сохраняя при этом жизненно важные различия, которые в первую очередь делают эти разговоры стоящими. Это вызывает чувство особой магии и полного погружения — такое, какое я испытал после прочтения «Сто лет одиночества» , — которое захватывает читателя, втягивает его и никогда полностью не отпускает.

Сочувствие предателю: манифест перевода (2018) Марка Полицзоти опубликовано через MIT Press.

по Фаренгейту 451 обзор фильма и краткое содержание фильма (2018)

Монтэг любит свою работу — и публичность — до тех пор, пока пожилая женщина не решит совершить самосожжение, а не уйти тихо, пока ее библиотека книг не будет уничтожена. Прежде чем зажигать спичку, которая заканчивает ее жизнь, она бормочет слово, которое кажется кодом. Власти The Nine меняют ее последнее слово на что-то более приятное для публики, хотя, как кто-то отмечает, ее губы не соответствуют звуковой дорожке.Монтэг настолько потрясен самоубийством женщины, что крадет книгу, чтобы понять, почему кто-то может умереть за нее. Неуверенность Монтэга возрастает, когда он попадает в орбиту Клариссы (София Бутелла), двойного агента, который одновременно служит стукачом для капитана Битти и одним из лидеров подпольного книжного клуба, достаточно большого, чтобы соперничать с Опрой.

Тем временем капитан Битти писал фразы и идеи на маленьких полосках бумаги, которые он впоследствии сжигал. Старший Битти немного знаком с книгами и временем до того, как они были запрещены.Он говорит Монтэгу, что в книгах полно несуществующих персонажей, идеи которых способны расстраивать людей, нарушать их спокойствие и мешать вечному счастью, которое предлагает Девять.

«451 градус по Фаренгейту» указывает на то, что, хотя правительство принимало законы о цензуре, именно люди требовали их принятия. Это основная идея, о которой в фильме не думают; широкая публика представлена ​​исключительно вышеупомянутыми смайликами, покрывающими Девять.Если вы читали книгу или что-либо из того, что Брэдбери написал по поводу своего романа, вы бы знали, что идея о том, что книги приносят несчастье, зародилась в людях, которые жаловались на отсутствие репрезентации или нечеткую характеристику меньшинств и женщин. Капитан Битти вкратце намекает на это в сцене, где он использует N-слово, объясняя, почему люди изначально жаловались на конкретную книгу. Это резкая, резкая и потенциально оскорбительная посылка, заслуживающая дальнейшего допроса, но этот фильм не желает сокращать слишком глубоко.

Что касается актеров: Майкл Шеннон здесь хорошо снят. Он пугает, когда выкрикивает приказы и отлично справляется со своими монологами. Несмотря на то, что у Майкла Б. Джордана топовый биллинг (и кредит продюсера), ему не дают играть полностью проработанного персонажа. Мы никогда не чувствуем ни его дилеммы, ни его травм. А его роман с Клариссой (которая также не осознается полностью) так же неразумно, как нелепое использование в фильме птицы с литературой в ДНК. Это одно из тех дополнений, которое просто не работает.С другой стороны, эта птица фигурирует в сценах с группой повстанцев, помнящих книги, во главе с великим Ханди Александром.

Грязных генеалогий: предполагаемая история евгенических корней Cambridge Analytica

Реестр личностей Большой пятерки, используемый Cambridge Analytica, является потомком новаторской работы Кеттелла (Franic et al., 2014, стр. 591–592). Раннее исследование Кеттелла выявило пять факторов «второго порядка» (независимость, самоконтроль, экстраверсия, жесткость ума, тревожность), которые примерно соответствуют факторам «большой пятерки»; однако он возражал против их растущей популярности, предупреждая, что «большая точность прогнозов» будет достигнута за счет использования его более точного списка из 16 основных черт, при котором меньше информации будет «выброшено» (Cattell et al., 1970, с. 127; см. также Boyle, et al., 1995, p. 431). Несмотря на увещевания Кеттелла, «большая пятерка» начала вытеснять его модель «Шестнадцать факторов» к моменту его ухода из Университета Иллинойса в начале 1970-х годов. Тем не менее, как отмечал Уильям Такер, «Кеттелла признается всеми в этой области как пионер, ученый, работа которого привела к изучению черт характера в современную эпоху и позволила даже поднять этот вопрос. Исследователи, которые не согласны с выводом Кеттелла, тем не менее, считают его исследование стандартом, с которым нужно было сравнивать всю последующую работу, и неизменно начинают свои собственные исследования с признания его роли как основателя области и выражения уважения к его достижениям »(Tucker, 2009, p. .44).

Пятифакторная модель, как и ее предок Sixteen Factor, утверждает, что выявила «биологически обоснованные психологические тенденции» — личностные черты, причинно связанные с наблюдаемыми и самооцененными тестовыми ответами (McCrae et al., 2000, стр. 173) . Однако вместо того, чтобы углубляться в основы человеческой личности, эти черты — как 16 Кеттелла — лучше понимать как артефакты методов, используемых для их идентификации (Franic et al., 2014, p. 592), начиная с наивные предположения лексической гипотезы относительно отношения языка к действительности.В самом деле, не существует такой вещи, как атеоретическая или беспристрастная систематика личностных черт — объективная «периодическая таблица» качеств (взятых из общепринятого языка), определяющих человеческое поведение; также нет нейтральных, ненагруженных устройств или методов, которые могли бы нейтрально их исследовать. Черты человеческой личности слишком сложны, слишком дики, слишком капризны и трудноразрешимы, чтобы жить в рамках тех имен, которые психологи используют для их определения. Более того, существует множество предубеждений, связанных с решениями о том, какие слова выбрать, а какие исключить, как их проверять и как обрабатывать полученные данные.Так, например, анализ основных компонентов (PCA) — основной статистический метод, используемый для выявления основополагающих черт Большой пятерки — является скорее формирующей, чем рефлексивной моделью; то есть, как выразился Борсбум, он «концептуализирует конструкции как причинно определяемые наблюдениями, а не наоборот» (2006, стр. 426). Если такие конструкции были «настоящими», продолжает Борсбум, то скрытые причинные факторы, идентифицированные с помощью PCA, теоретически должны воспроизводиться с помощью подтверждающего факторного анализа (CFA).Однако, как он указывает (2006, стр. 426–427, выделено мной),

по отношению к Большой пятерке, CFA дает большие проблемы. Например, McCrae et al. (1996) обнаружили, что пятифакторная модель не подтверждается данными, хотя тесты, участвующие в анализе, были специально разработаны на основе решения PCA. Что из этого можно сделать? Ну, очевидно, потому что большая пятерка существует, но CFA не может их найти, CFA ошибается. «При фактическом анализе данных о личности […] структуры, которые, как известно, являются надежными [из анализа основных компонентов], показали плохую совместимость при оценке с помощью методов CFA.Мы считаем, что это указывает на серьезные проблемы с самой CFA, когда она используется для изучения структуры личности »(McCrae et al., 1996, p. 563).

Трудно найти лучший пример того, что Гарри Коллинз назвал регрессом экспериментатора: мы знаем, что эксперименты точны и верны, если они дают «правильные» результаты; если они этого не делают, вина лежит на эксперименте — в его конструкции, методологии, аппаратуре или производительности (Collins, 2016, p.66). «Большая пятерка», стремясь избежать этой замкнутости, становится жертвой того, что Альфред Норт Уайтхед назвал «ошибкой неуместной конкретности», смешивая категории мышления с упрямым характером эмпирического мира »(Duster, 2005, p. 1050, см. также Gould, 1996, p. 281).

Не утверждая, что потомок многомерного анализа лексически обоснованных черт Кеттелла был единообразно мотивирован теми же евгеническими взглядами, которые вдохновляли Спирмена, Берта, Фишера и Кеттелла (действительно, нет никаких оснований полагать, что Коста и МакКрей или Норманн , Гольдберг, Коган и Косинский — или любой из многих других, кто работал над Большой пятеркой или с ней, были в каком-то смысле евгениками), все еще можно привести правдоподобный аргумент в пользу того, что был и действительно есть близкий сходство между идеями, выдвинутыми приверженцами евгеники, и развитием и использованием статистических теорий, связанных с лексической гипотезой, факторным анализом и психологией черт.Если, как предполагает Маккрэй, «главной задачей психологии является понимание, прогнозирование и контроль поведения (McCrae and Sutin, 2018, p. 158), то психологии потребуются инструменты, методы, навыки и знания, подходящие для этой задачи. Для психологов по личностным особенностям наименование, тестирование, подсчет и сортировка не являются произвольными; скорее, они являются аксиоматикой реальных качеств, которые можно добыть с помощью изощренных экспериментальных методов и статистических методов, прочно связанных с институционально санкционированными понятиями доказательства, знания, статуса и авторитета.Социально-профессиональная идентичность, выросшая в матрице этих методов и областей их применения, имеет много общего с евгеникой, заменяя психологические различия социальными при построении иерархий власти и авторитета. Кеттелл, например, приводит доводы в пользу установления четких градаций человеческого достоинства и интеллекта; таким образом, утверждает он, «определенно настало время, когда эти рационалисты, мыслящие либералы, социобиологи [sic] и прогрессивные в научном отношении образованные люди любого происхождения начинают собирать силы для социального и духовного лидерства» (Cattell, 1987, p. .ix). Напротив, именно поэтому способность к воспроизводству непригодных считалась такой опасной, как отмечает наставник Кеттелла, Рональд Фишер, «устранение профессиональных запасов представляет собой исключение из расы только тех качеств, которые мы признаем наиболее ценными в мире. работа цивилизованного общества »(цитируется по MacKenzie, 1981, стр. 196).

Дональд Маккензи в своей важной книге по истории статистики в Великобритании убедительно доказал, что социальные интересы растущих профессиональных классов в Великобритании были неотъемлемой частью совместного развития статистики и евгеники (MacKenzie, 1981, стр.25–31), как в проведении границ вокруг статуса их практикующих, так и в установлении того, как другие — городская беднота, а также расово и этнически «непригодные» — должны быть идентифицированы, поняты, изучены и контролировались. В этой связи важно отметить, что профессиональный средний класс в Британии, особенно связанный с наукой, сформировался при создании и поддержании империи (Thompson, 2005, стр. 26–29). Эта тесная связь была очевидна в буквальном смысле после разгрома англо-бурской войны, которая была сформулирована через призму евгеники, чтобы объяснить поражение с точки зрения вырождения городов; действительно, неподготовленность рабочего класса представляла собой серьезную проблему, для которой «эксперты», вооруженные статистикой и евгеникой, предлагали возможные решения.В этом смысле имперский проект определил габитус профессионального среднего класса не только по отношению к рабочим классам, но и по отношению к колониальным подданным в целом, при этом «имперские» территории крупных городских центров Великобритании стали, как и ее заморские владения, лаборатории для сбора биологических и психометрических данных и для размышлений о «дисгенических» последствиях расового смешения, иммиграции, политики социального обеспечения, а также о влиянии благотворительности и медицинских улучшений на эволюцию вида (например, MacKenzie, 1976, стр. .516–517; Маккензи, 1981, стр. 39; Сеньгоопта, 2003). Хотя «респектабельность» таких людей, как Пирсон, Спирмен, Фишер и Кеттелл, могла скрыть глубоко дискриминационные и ксенофобные контуры их среды (Stone, 2001), их труды и их предписывающие устремления указывают не только на попытки укрепить свой социальный статус. против низших классов и мертвого груза незаслуженных аристократических притязаний, но из-за всепроникающего страха перед неизбежностью разрушения западной цивилизации в результате процесса обратной колонизации.Такой взгляд полностью согласуется с бейондизмом Кеттелла, в котором «непригодные» явно синонимичны иммигрантам, небелым и бедным.

Кеттелл поставил проблему фитнеса, власти и социального успеха в самых суровых терминах: «Давайте пойдем», — говорит он.

к иллюстрации основных фактов в виде двух личных знакомств. «А» — профессор-классик, известный своими исследованиями, глубоко понимающими политическую и социальную мудрость веков.«Б» — обычный человек, который для меня занимается садоводством. Он сидел в тюрьме за мелкое воровство; он едва читает газету. Тем не менее, в условиях демократии, которая практикуется сейчас, желание B в государственных делах может полностью свести на нет дальновидный вклад A в общество (Cattell, 1987, p. 223).

Можно с некоторой уверенностью сказать, что упомянутый выше профессор классических наук был коллегой Кеттелла по Иллинойскому университету Ревило Оливером. Оливер был неонацистом, известным своими экстремистскими взглядами.У Кеттелла были близкие отношения с Оливером, которые регулярно переписывались с ним на протяжении 1980-х годов. В одном из своих писем Кеттелл рекомендовал книгу Жана Распайя Лагерь Святых (10 июня 1980 г.). «Лагерь святых» — «потрясающе расистский французский роман», который часто цитируется Стивом Бэнноном и другими высокопоставленными чиновниками администрации Трампа, выступая за драконовские ограничения на иммиграцию (Blumenthal and Rieger, 2017). В романе рассказывается об апокалиптической кончине Запада (его вырождении), когда черные и коричневые иммигранты наводняют границы Европы.Оливер ответил, поблагодарив Кеттелла за рекомендацию и отметив, что Лагерь Святых был «яркой иллюстрацией паралича разума и воли, вызванного у нашей расы пятнадцатью веками христианских суеверий» (23 июля 1980 г.). Footnote 12 Без сомнения, среди самых вопиющих из этих суеверий, с точки зрения Оливера, были идеи сочувствия и милосердия, пропагандируемые тем, что он называл «либеральным культом вуду» (Оливер, 1973, np). Footnote 13

Оливер очень восхищался работой Кеттелла, считая его сочувствующим собеседником в его стремлении основать правое популистское движение в Америке.Он считал, что демократия возможна только в Соединенных Штатах, потому что они были колонизированы относительно однородным «племенем» европейцев, принадлежавших к чисто арийским корням. Однако из-за необузданной иммиграции и обильного размножения непригодных, любое притязание на демократию, как он утверждал, «должно начинаться с депортации, испарения или иного уничтожения скоплений евреев, конгоидов, монголоидов и дворняжек, которые сейчас наводняют нашу территорию и становятся все более многочисленными и дерзкими в своей неутолимой ненависти к нам.Я не могу сразу предложить удобный способ осуществить эту необходимую эпурацию популяции, но я готов верить, что это все еще возможно »(Oliver, 1982, np). В то время как Кеттелл, в отличие от своего коллеги-профессора классической литературы, был более осмотрительным в публикации своих мнений, его Шестнадцатифакторная модель, как и ее потомок Большой пятерки, развивалась в рамках тех же социально-культурных статусных / классовых проблем, которые связаны со статистически подпитываемой евгеникой. Хотя ясно, что Кеттелл был элитарным, который, как и его интеллектуальные сверстники и предки, рассматривал знания, власть и авторитет как проистекающие из социального успеха новых профессиональных классов, в его взглядах также были сплавлены профессиональные и классово-статусные характеристики с этнонационализмом. политика идентичности и антисемитизм (несмотря на заявления об обратном).Действительно, статистические модели личности и интеллекта, однажды воплощенные в каузальные сущности, можно было легко перенести и прикрепить к отдельным лицам и группам, чтобы идентифицировать их как носителей и воплощенных целей: тех, кто евгенически «пригоден», и тех, кто не годится. В этом смысле евгеника скрылась в лексически обоснованных моделях личности и статистических методах, используемых для их операционализации. Это не означает, что все те, кто работает в сфере «Большой пятерки», являются евгениками, а скорее, что «большая пятерка» «эволюционировала» из работы, проделанной с явно евгенической целью.Хотя может быть трудно найти все эти ассоциации в действии в работах Косты и МакКрея, Нормана или Голдберга, я считаю, что мы можем видеть элементы этого наследования в действии среди психометристов из Cambridge Analytica. Сноска 14

Большая авантюра Робинхуда | New Yorker

Robinhood был запущен 11 декабря 2014 года, и его список насчитывал пятьсот тысяч человек. Когда приложение было запущено, около двадцати сотрудников компании пришли на работу пораньше, чтобы посмотреть, как увеличивается количество загрузок на большом проекционном экране.«Было такое волнение», — сказал бывший сотрудник. «Наши друзья, родственники и клиенты, которые ждали месяцами, наконец-то смогли скачать приложение. Мы больше не были в тестовом полете ».

«Надеюсь, вы не используете консервы, которые я так старательно запасал». Карикатура П. К. Вея.

Чтобы открыть счет Robinhood и быть готовым к торговле, требуется всего несколько минут. Приложение запрашивает ваше имя, номер телефона и уровень вашего инвестиционного опыта; если вы скажете, что у вас немного, он спросит, хотите ли вы включить торговлю опционами.Опционы — это контракты, называемые «колл» и «пут», на покупку или продажу сотен акций за один раз по заранее определенной цене и дате, и на Robinhood они тоже не требуют комиссии. Приложение запрашивает ваш статус занятости и источник ваших инвестиционных средств. Затем он предлагает вам войти в свой банковский счет, чтобы связать его. Наконец, он спрашивает, сколько вы хотели бы перевести в Robinhood: сто долларов, пятьсот долларов, пять тысяч долларов или «индивидуальную» сумму. Внизу светится зеленая полоса, приглашая вас нажать и отправить.

В приложении есть причудливые иллюстрации, смахивающая навигация и цветовая схема ко Дню Святого Патрика; Все они были разработаны креативным директором компании Зейном Беваном, одним из первых сотрудников Robinhood. Как и многие его коллеги, Беван мало знал о финансах, когда присоединился к Robinhood. Он сказал мне, что полтора года назад команда дизайнеров обновила приложение до основного зеленого оттенка с бирюзового цвета. «Мы хотели, чтобы это выглядело честно и правдиво», — сказал он. Он и остальная часть команды сочли интерфейсы других компаний, предоставляющих финансовые услуги, запутанными и устрашающими.Вместо этого они черпали вдохновение в погодных, новостных и фитнес-приложениях, для работы которых не требовалось никаких предварительных знаний.

Наташа Доу Шулл, автор книги «Зависимость от дизайна: азартные игры в автоматах в Лас-Вегасе» и профессор факультета СМИ, культуры и коммуникации Нью-Йоркского университета, рассказала мне это немного о Robinhood или многих других популярных мобильных телефонах. приложения, новинка. Умные инженеры просто перепрофилировали многие конструктивные особенности игровых автоматов, которые разрабатывались десятилетиями.Зеленый, цвет удачи и денег, можно встретить по всему Лас-Вегасу, и Шулль сказал, что физический дизайн казино также отражается в стремлении Robinhood к «беспроблемному» взаимодействию с пользователем. Даже возможность торговать частичными акциями казалась Шуллю укладывающейся в тенденцию «нано-монетизации», которая также включает в себя многострочные видеослоты, работающие за гроши, и веб-сайты онлайн-покера, которые предлагают игрокам возможность делать ставки на доллар или меньше. на нескольких столах одновременно. Одна из самых популярных функций Robinhood — «бесплатные акции», которые предлагаются при регистрации нового пользователя.До апреля акции отображались в виде лотерейного билета на экране, который вы соскребали, показывая акцию компании, о которой вы, вероятно, никогда не слышали.

Адам Альтер — профессор маркетинга в Школе бизнеса Стерна Нью-Йоркского университета и автор книги «Irresistible: The Rise of Addictive Technology and Business of Keep Us Hooked». Он сказал мне: «В случае такой компании, как Robinhood, им недостаточно иметь пользователей на сайте. На самом деле вам нужно заставить их нажать кнопку «Купить» или «Продать».Он продолжил: «Вы должны дать понять, что это несущественно. Вам нужно снизить все препятствия, которые могут возникнуть у людей при принятии финансовых решений, чтобы вы даже не думали о деньгах ». В письменных показаниях на втором слушании в Конгрессе в марте Вики Боган, эксперт по поведенческим финансам из Корнельского университета, заявила: «Более крупная игра — это игра, в которую онлайн-брокеры играют с розничными инвесторами. Насколько они могут заставить розничных инвесторов торговать, даже если это может быть невыгодно для инвесторов? » Представитель Robinhood сказал, что привлечение пользователей, которые ранее были исключены из финансовой системы, является «глубоко позитивным изменением», и что «предположение об обратном представляет собой элитарный, старый образ мышления.

Во время мартовских слушаний по подтверждению Гэри Генслера, нового главы S.E.C., он сказал, что цифровое конфетти, которое пользователи Robinhood увидели после того, как они разместили свою первую сделку, может служить «поведенческим стимулом» для стимулирования торговли. Тенев отрицал, что это было намерением, описывая конфетти как «момент восторга». «Я невероятно уверен, что после того, как это будет рассмотрено и будут проведены исследования, никакой связи не будет», — сказал он. Тем не менее 31 марта Robinhood объявила, что убирает конфетти.

В наших разговорах Тенев казался усталым от обвинений в том, что Robinhood делает инвестирование игрой. «Я думаю, людям нужна причина или объяснение того, почему Robinhood был таким успешным, — сказал он. После запуска сайта Robinhood был единственным брокером, предлагающим сделки без комиссии; Он сказал мне, что когда выяснилось, что компания получает прибыль, некоторые критики приписали весь ее успех PFOF .

Тенев охарактеризовал Robinhood как «идею и продукт, о которых никто не заявлял.Идея, как он выразился, «заключается в том, что финансовая система является невероятно мощным инструментом, и до сих пор он был доступен только богатым».

В большинстве традиционных брокерских фирм обученные представители ценных бумаг отвечают на телефонные звонки клиентов. В первые несколько лет существования Robinhood обслуживание клиентов казалось второстепенным; компания предоставила телефонную линию, но полагалась в первую очередь на автоматические ответы по электронной почте для обработки запросов клиентов. В конце 2016 года Robinhood заключила контракт с Voxpro со штаб-квартирой в Ирландии на обслуживание клиентов.(Voxpro был приобретен TELUS International в 2017 году.) Бывший сотрудник Voxpro сказал CBS News, что Voxpro не может справиться со сложными проблемами, с которыми пользователи Robinhood сталкивались с приложением. Иногда случались длительные задержки, когда пользователи не могли получить доступ к своим деньгам. Люди звонили по поводу размещенных ими сделок, но не понимали их полностью, а также по поводу убытков, которые, по их мнению, были ошибочными; некоторые из звонивших попали в беду. Ни у одного из сотрудников службы поддержки клиентов в калифорнийском офисе Voxpro не было лицензии или сертификата, чтобы обсуждать инвестиции с пользователями.Более серьезные запросы направлялись брокерам Robinhood, которые часто были слишком заняты, чтобы иметь с ними дело. У обслуживающего персонала, некоторым из которых платили по пятнадцать долларов в час, было мало возможностей разрешить какие-либо споры. («У нас нет информации или записей о том, что члены нашей команды часто не могли решить проблемы с приложением Robinhood», — написал представитель TELUS по электронной почте.)

В 2017 году Robinhood исключил возможность звонить и говорить кому-то. Гретхен Ховард, главный операционный директор компании, которая присоединилась к нам в январе 2019 года после работы в Fidelity и Google, сказала мне, что Robinhood хочет использовать технологии, а не людей, для решения проблем клиентов.Тем не менее, по ее словам, в прошлом году компания утроила количество сотрудников, занимающихся «обслуживанием клиентов», и добавила возможность, позволяющую пользователю запросить обратный звонок у представителя.

В конце 2017 года Robinhood анонсировала торговлю опционами на платформе, сделав ее доступной для всех, кроме самых неопытных пользователей. Компания получала даже более высокие ставки оплаты за заказы по опционам, чем по акциям, и вскоре торговля опционами стала крупнейшим источником дохода компании. В торговле опционами легко быстро понести огромные убытки, и это связано с компульсивным поведением.Бенн Эйферт, менеджер QVR Advisors, инвестиционной компании, специализирующейся на опционах, рассказал мне, что модераторы форума WallStreetBets Reddit периодически публиковали информацию о горячих линиях для самоубийц. «У вас много проблем с зависимостью, связанных с розничной торговлей», — сказал он. Он считал, что привлекать молодых людей к инвестированию — это «замечательно», но беспокоился, что Robinhood «слишком упрощает людям возможность сильно рисковать, делая то, чего они не понимают». В офис Robinhood, как и во многих стартапах, можно было попасть с улицы.По крайней мере один раз, как рассказал мне другой бывший сотрудник, разочарованный пользователь Robinhood приходил в офис и жаловался.

Robinhood расширила свою деятельность на криптовалюту в январе 2018 года, представив торговлю биткойнами и эфиром в пяти штатах, где он получил разрешение регулирующих органов на такие транзакции. «Приложение, которое позволяет закаленным второкурсникам колледжа перемещать акции из своих комнат в общежитии. . . делает следующий логический шаг и позволяет тем же опытным инвесторам покупать криптовалюту! » написал один блогер.Тенев и другие руководители признали, что Robinhood нужны более опытные менеджеры. В апреле компания переехала в новую штаб-квартиру в Менло-Парке. В ноябре того же года Robinhood нанял финансового директора Джейсона Уорника, который проработал двадцать лет в Amazon, в последнее время в качестве начальника штаба его C.F.O. В следующем году Джим Свартваут, ветеран Ameritrade и Scottrade, стал президентом Robinhood Securities, дочерней компании Robinhood, которая занимается сделками ее пользователей.

В начале марта 2020 года Robinhood трижды отказывался от обслуживания, в том числе 9 марта, когда S.& P. 500 упали на 7,6%, что стало худшим показателем за один день после финансового кризиса. Падение заставило биржи приостановить торговлю на пятнадцать минут, чтобы цены могли стабилизироваться. Во время перебоев в обслуживании инвесторы Robinhood не могли получить доступ к своим счетам или совершить какие-либо сделки.

Тенев и Бхатт написали в блоге компании, что сбои системы были вызваны «нагрузкой на нашу инфраструктуру, которая боролась с беспрецедентной нагрузкой», сославшись на «крайне нестабильные и исторические рыночные условия» и рекордное количество новых пользователей.Торговцы были в ярости. Один из них, чье имя пользователя Reddit было hsauers, написал: «Этому нет абсолютно никакого оправдания в критически важном базовом приложении». OA12T2 написал: «Должен ли я послать Байджу и Влада убытки, которые я понес из-за того, что они не могли справиться с трафиком?»

«Вы нашли золотое руно! Еще один квест, и вы заполните дошкольное приложение своей дочери ». Карикатура Пэта Бирнса

К весне Алекс Кернс, двадцатилетний студент Университета Небраски, уже около двух лет использовал Robinhood.Приложение позволило ему торговать опционами всего через несколько месяцев после открытия счета. Кернс вырос в Нейпервилле, штат Иллинойс, со своей сестрой и родителями. Его отец — I.T. профессионал в фирме финансовых услуг. Семья была близкой. Кернс был известен как взволнованный, но позитивный молодой человек, который играл на тромбоне в школьном оркестре, получил награду за школьный дух и присоединился к R.O.T.C. в Небраске, где он специализировался в области управления бизнесом. Двоюродный брат Кирнса Билл Брюстер, профессиональный инвестор, сказал мне, что в том марте разговаривал с Кирнсом.«Он был счастливее, чем я когда-либо видел», — сказал Брюстер.

Сделки с опционами на спреды включают два или более опционов, и их можно использовать для ставок на движение цены акции при минимальном риске. Обычно трейдер покупает один опцион и продает другой того же типа: колл или пут. Летом 2020 года Кернс совершил сделку со спредом, покупая и продавая путы в IWM, который отслеживает движение индекса акций Russell 2000. Если бы IWM работал так, как он ожидал, он получил бы прибыль; в противном случае он, вероятно, потерял бы несколько тысяч долларов.11 июня в доме своих родителей в Нейпервилле он получил электронное письмо незадолго до полуночи, в котором сообщалось, что его учетная запись Robinhood была ограничена. Он открыл приложение и увидел, что на его счете отрицательный остаток наличности превышает семьсот тридцать тысяч долларов. Он решил не открывать маржинальный счет именно во избежание катастрофических потерь. Как его счет теперь показал убыток, намного превышающий шестнадцать тысяч долларов в активах, которыми он владел? Несколькими минутами позже Робинхуд «назначил» ему двадцать четыре пут, которые он продал, а это означало, что человек на другой стороне сделки исполнил свои путы, создавая для Кирнса обязательство купить две тысячи четыреста акций у тот человек.Кирнс, похоже, не знал, что отрицательное сальдо на его денежном счете будет почти полностью компенсировано, когда он исполнит принадлежащие ему путы — другую половину спреда — на следующий торговый день. В минималистичном интерфейсе Robinhood это число выглядело устрашающе.

Исследование субъективности переводчика в художественном переводе на примере английской версии «Пограничного города»

Открытый журнал социальных наук Vol.07 No.05 (2019), Идентификатор статьи: 92308,10 стр.
10.4236 / jss.2019.75007

Исследование субъективности переводчика в художественном переводе ― на примере английской версии «Пограничного города»

Шуфен Хуанг

Школа иностранных языков и торговли, Политехнический институт Цинюань, Цинюань, Китай

Авторские права © 2019 авторами и Scientific Research Publishing Inc.

Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution International License (CC BY 4.0).

http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/

Поступила: 6 апреля 2019 г .; Принята в печать: 6 мая 2019 г .; Опубликовано: 9 мая 2019 г.

РЕФЕРАТ

Традиционный взгляд на переводчика как на «слугу» автора доминировал в теории перевода в течение многих лет, но с «культурным поворотом» роль переводчиков изменилась, и их субъективность в художественном переводе привлекла большое внимание. .В этой статье сделана попытка взять английскую версию «Пограничного города» в переводе Глэдис Янг в качестве примера, чтобы показать, как переводчик демонстрирует свою литературную эстетику и понимание искусства в переводе, применяя различные стратегии перевода.

Ключевые слова:

Переводчик, Субъективность, Литературный перевод, Пограничный город

1. Введение

Изучение перевода становится все более и более важным, поскольку мир становится все более и более взаимосвязанным.Поскольку в деятельности по переводу участвуют лица, которые фактически выполняют действие, а именно переводчики, роль переводчика критически важна. Субъективность переводчика, то есть статус, на который влияют субъективные и инициативные идеи и личные взгляды, имеет решающее значение для переводчика и переводчика. Чжа Минцзянь и Тянь Ю утверждают, что основные характеристики субъективности переводчика относятся к «активному культурному сознанию», «человеческому характеру» и «эстетическому творчеству» переводчика [1].Это отражается не только в понимании переводчиком и воспроизведении исходного текста, но и в выборе им стратегии и метода перевода.

2. Понятие субъективности и взгляды на переводчика

2.1. Происхождение субъективности и ее просвещение в переводе

Однако внимание к субъективности переводчика возникло только в конце 1970-х годов, а позже стало еще более интенсивным, когда Сьюзен Басснет и Андре Лефевр придумали идею «культурного поворота». [2] [3], и повысили осведомленность людей о роли переводчика в переводе реальности.За последние тридцать лет были проведены различные исследования субъективности переводчика, в том числе Сьюзан Басснетт (1980), Тео Херманс (1985), Андре Лефевр (1992), Теджасвини Ниранджана (1992), Лоуренс Венути. (1995) и Дуглас Робинсон (1997). Сьюзан Басснетт в «Предисловии к переводческим исследованиям» утверждает, что «возникли два противоположных образа переводчика» и что следует подчеркнуть роль переводчиков [4]. Задавая такие вопросы, как «кто переводит», «кто является субъектом перевода» и «разрешено ли переводчику быть субъектом, иметь субъективность», Дуглас Робинсон подчеркивал «индивидуальность переводчика или его индивидуальное агентство» [5 ].Дискуссии других теоретиков в основном были сосредоточены на видимости переводчика и взаимосвязи субъективности переводчика с историей, обществом и культурой в контексте постколониализма и постструктурализма. Китайские ученые, такие как Юань Ли, Чжа Минцзян, Ян Вунэн, Сюй Цзюнь и Дуань Фэн, также писали о теме субъективности переводчика. Их идеи накладывались друг на друга и выходили за рамки, определенные иностранными учеными. Многие дипломные работы также пытались исследовать тему с точки зрения психологии, стилистики и нарратологии, уделяя особое внимание конкретным литературным текстам, например, Хай Шан Лей Хуа Чжуань (Шанхайские певчие песни), Льв Хуа Шу (Мимоза) и Фу. Шэн Лю Цзи (Шесть глав плавучей жизни) или о конкретных литературных писателях и переводчиках, Янь Фу, Линь Шу, Ху Ши, Сюй Юаньчун и т. Д.Основываясь на предыдущих исследованиях на тему субъективности переводчика, в этой статье делается попытка представить традиционный взгляд на роли переводчика и пересмотреть субъективность переводчика на примере «Пограничного города» в переводе Глэдис Янг.

2.2. Традиционные взгляды на переводчиков

Чтобы понять развитие исследований о переводчике, необходимо пересмотреть традиционные представления о ролях переводчика. С одной стороны, на протяжении веков субъективность переводчика ограничивалась традиционной теорией перевода.До «культурного поворота» в теории перевода доминировал исходный текст. Поэтому изучение перевода в то время было сосредоточено только на авторе и исходном тексте. Переведенные работы считались низшими, «не только подержанными, но и второсортными, и, следовательно, не заслуживающими слишком серьезного внимания» [6]. Под влиянием такого отношения к переводу традиционная роль переводчика была определена как «слуга» автора, в то время как оценка верности оригинальному тексту была первостепенной.Оказавшись между двумя полюсами: верность и измена, переводчик столкнулся с дилеммой отсутствия независимости и субъективности.

С другой стороны, идея переводчика также была тесно связана с современной теорией перевода. Традиционно перевод считался деятельностью по переводу информации с одного языка на другой. Традиционная теория имела тенденцию подчеркивать «однозначные понятия соответствия, а также возможность литературной / лингвистической эквивалентности» [7].Стратегия беглого или домашнего перевода долгие годы занимала доминирующее положение. Теория дословного перевода требовала от переводчика быть «невидимым», другими словами, переводить исходный текст в «невидимый переведенный текст» [8]. В этом случае переводчик должен соблюдать правила и стандарты перевода, игнорируя собственную субъективность. Хотя как один из основных участников переводческой деятельности переводчик был отведен на второй план.Существовали определенные термины, относящиеся к роли переводчика, например, «слуга перевода», «закованный танцор», «переводчик» и т. Д. [1]. Из этих терминов нетрудно выяснить последствия маргинального культурного статуса переводчика. С такой теоретической подготовкой переводчик должен был играть прозрачную, верную и домашнюю роль в переводческой деятельности.

2.3. Современные взгляды на переводчиков

Однако роль переводчика и его субъективность были обновлены и подтверждены развитием теории перевода и переводческой деятельности.В переходные годы для переводоведения были предложены новые теории перевода. Наиболее влиятельными из них являются теория манипуляции Тео Херманса, теория переписывания Андре Лефевра и теория перевода сопротивления Венути. Идея «перевод — это переписывание» открывает новую перспективу в изучении проблемы перевода и переводчика [3]. В начале 1923 года Вальтер Бенджамин в своем каноническом эссе «Задача переводчика» подчеркивал, что перевод — это «загробная жизнь» и «продолжение жизни литературного произведения» [9].С ростом «культурного поворота» понятие перевода расширилось, а элементы, которые можно было проанализировать, стали намного более многочисленными. Актуальными стали понятия «меценатство», «поэтика» и «идеология» [3]. Изучение перевода больше не ограничивается «статическим и конкретным текстом», а расширяется и развивается в культурном контексте [8]. Кроме того, фокус сместился с исходного текста и контекста на целевой текст и контекст. Акцент на роли читателя в наделении текстов смыслом привел к тому, что переводчик, читатель оригинального произведения в первую очередь, и его интерпретация оригинального произведения стали играть более важную роль.Все большее значение придается роли переводчиков, а также историческим и социальным функциям их переводческой деятельности. В результате переводчик больше не рассматривается просто как пассивный получатель, а скорее «активный участник и участник конструирования смысла текста» [10]. Следовательно, с культурной точки зрения переводчики, в отличие от прежних, должны играть видимые, предательские и чужеродные роли, в которых признается субъективность переводчиков.

Прежде всего, на фоне современной теории перевода переводчик должен стать видимым, а это значит, что переводчик должен сохранять свою субъективность. Переводчик освобожден от «суверенного исходного текста», то есть освобожден от «суверенного автора» [11]. Переводчик становится субъектом творчества. Во-вторых, уже не «слуга» автора, переводчик поощряется «предавать» автора, а это значит, что ему не нужно следовать воле автора.Хотя деятельность переводчика по-прежнему неизбежно находится под влиянием внешних факторов, он может делать выбор в соответствии со своими критериями, принципами или мотивами. В-третьих, ожидается, что переводчик будет придерживаться стратегии перевода на иностранный язык. Современные теоретики перевода считают, что перевод направлен на передачу языковых и культурных различий исходного текста, повышая статус переводчика и переводчика.

3. Субъективность переводчика на примере Пограничного города

Тем не менее, теория перевода и аргументы в пользу субъективности переводчика не могут устоять на ногах, если они не практикуются в переводе реальности.В истории современной китайской литературы нельзя отрицать шедевр Бянь Чэна, написанный Шэнь Цунвэнем, как один из самых читаемых и культурно насыщенных китайских романов. Этот роман занял второе место в сотне лучших китайских романов ХХ века только после сборника рассказов Лу Сюй «Крик». Он занимает уникальное место в истории современной китайской литературы благодаря своей эстетической красоте человеческой натуры и уникальным изображениям местных условий и обычаев. История, происходящая в небольшом городке на границе Сычуани и Хунани в 1930-х годах, в основном демонстрирует историю любви Куйкуи, молодой девушки-лодки.Ее воспитывал дедушка после того, как ее мать покончила жизнь самоубийством из-за беременности до замужества. Когда Куйкуи выросла и ей пора было задуматься о замужестве, два сына богатого человека, Тиан Бао и Нуо Сон, оба влюбились в нее. Два брата соревновались в пении, чтобы привлечь девушку в соответствии с традиционной местной культурой. Старший брат Тиан Бао, зная, что он не так хорош, как его младший брат Нуо Сонг, и пытался отдать предпочтение Нуо Сону, покинул город и, к сожалению, умер за городом.Младший брат не мог вынести этой новости и был встревожен смертью брата, поэтому он тоже покинул город, оставив Куикуи ждать его с любовью и надеждой.

Бянь Ченг, типичный китайский литературный текст, был наделен региональной самобытностью, которая проявлялась в красивой природе, жизнеспособности деревенских жителей, крестьянских афоризмах и интересных местных верованиях. Стиль Bian Cheng был отмечен простонародным тоном, пасторальным колоритом и идеализированными цветами. После публикации «Бянь Ченг» был переведен на четыре английских версии, выполненных соответственно Шао Сюньмей и Эмили Хан, Цзинь Ти и Бай Ин, Джеффри Кинкли и Глэдис Янг.Несмотря на то, что все эти четыре версии переведены правильно и демонстрируют красоту китайской литературы и народный колорит ее оригинала, версия Глэдис Янг является наиболее типичной для выражения субъективности переводчика. В частности, Глэдис Ян изучала китайскую литературу в Оксфордском университете в течение многих лет и жила в Китае с 1940-х годов со своим мужем Ян Сяньи, еще одним ведущим специалистом по переводу китайской литературы.

3.1. Краткое знакомство с Глэдис Ян

Глэдис Ян, также известная как Глэдис Тейлор, родилась в 1919 году в Пекине в английской миссионерской семье.В 1937 году она поступила в Оксфордский университет по специальности сначала французская литература, затем китайская литература. Она вернулась в Китай со своим мужем Ян Сяньи в 1940 году и с тех пор живет здесь. Глэдис Ян внесла большой вклад в знакомство мира с китайской литературой, переведя большое количество литературных произведений. Пара перевела много типичной китайской классики. Их лучшие переводческие работы включают хорошо известные Ли Шао, Чу Чи, Красные палаты и Цзы Чжи Тонг Цзянь (Всеобъемлющее зеркало для помощи в правительстве).

Глэдис Янг перевела китайскую версию Бянь Чэна на английский в 1981 году, которая называлась «Пограничный город». Ее перевод «Пограничного города», шедевра Шэнь Цунвэня в 1934 году, вывел эту историю на сцену читателей со всего мира. На ее перевод «Пограничного города», несомненно, повлияла ее субъективность. Согласно Шэнь Юйчжу, существует четыре подхода к проявлению субъективности переводчика в процессе перевода: «выбор исходного текста», «интерпретация исходного текста», «выбор методов перевода» и «способы выражения и навыки перевода» [12 ].Используя версию Глэдис Янг, опубликованную издательством Yilin в 2007 году, в следующих разделах я буду обсуждать субъективность переводчика, исследуя переводческую стратегию Глэдис Янг, в частности, ее использование правильной стратификации, разумного упущения, необходимого дополнения и литературной техники [13]. Я буду использовать некоторые типичные примеры в романе, чтобы продемонстрировать, как субъективность переводчика проявляется при переводе оригинального источника, в надежде, что анализ прольет новый свет на изучение субъективности.

3.2. Выражения субъективности переводчика: правильная стратификация

Прежде всего, Глэдис Янг добилась лаконичного и удобного для читателя стиля, используя правильную стратификацию. Описание природных и социальных пейзажей часто встречается в художественной литературе, но различается в разных культурах и языках. Часто китайский писатель хотел бы использовать много четырехсимвольных фраз для подробного описания, представляя читателю яркую картину. Напротив, английский писатель больше склонен использовать простые и лаконичные слова, оставляя читателю возможность прочувствовать картину.Чтобы сгладить языковые различия, Глэдис Ян приняла стратегию стратификации, другими словами, превратив длинные и повторяющиеся китайские предложения в более простые и короткие. Например, в третьей главе художественной литературы есть описание социальной среды маленького городка.

两省 接壤 处 , 十余 年 来 主持 地方 军事 的 , 注重 在 安 辑 保守 , 并无 变故 发生。 水陆 务 受 战争 停顿 影响 , 一切有 秩序 , 人民 也 莫不 安分 乐 生。 人 除了 家 中 死 了 牛 , 船 , 或 发生 别的 死亡 大变 , 为 一种 不幸 所 绊倒 , 中国 其他 如何不幸 挣扎 中 的 情形 , 似乎 就 永远 不曾 为 这边 城 人民 所 感到。 (стр. 31)

Глэдис Янг перевела абзац в следующую версию:

Военному командиру в этой области так хорошо удалось сохранить мир в течение десяти и более лет на границе не было серьезных нарушений.Торговля по суше и воде не была нарушена боевыми действиями или бандитизмом. Царит порядок, и люди довольны своей судьбой. Потеря буйвола, опрокидывание лодки или смерть в семье повергнут их в печаль; в остальном, однако, их совершенно не тронула несчастная борьба, происходящая в других частях страны. (стр. 30)

Здесь Глэдис расположила образец предложения на английском языке, чтобы выразить ту же идею, но с меньшим количеством слов. Например, она перевела «不至于 受 战争 停顿 , 也不 为 土匪 影响» и «为 一种 不幸 所 绊倒 , 觉得 十分 伤心 外» на «не было нарушено боевыми действиями или бандитизмом» и «погрузить их в печаль».

3.3. Выражения субъективности переводчика: Пропуск

Помимо правильного расслоения, пропуск также применяется для достижения стиля, удобного для читателя. Хотя переводчик не перевел некоторую часть целевого текста, это все же разумно и оправданно, особенно в случае, если исходный текст содержит сильно загруженные культурой идеи, когда только подробное объяснение может помочь целевому читателю понять его значение. Пограничный город — это такая фантастика с региональными и культурными особенностями, что в нем много культурно насыщенных идей.Поэтому Глэдис Янг намеренно опустила некоторые предложения, чтобы избежать проблем с чтением и беспокойства. Например, есть отрывок с идеей о региональных богах и местных обычаях.

这 点 不 自觉 的 私心 , 他 把 长子 取名 天保 , 次子 取名 傩。 天 保佑 的 在 人事 上 处 , 至于 人不能 稍加 轻视 了。 傩 送 得很 , 茶 家人 拙于 赞扬 这种 美丽 , 只 为 他 取出 一个 名为 «岳云»。 (стр. 29)

сердце для младшего, дав ему имя Нуосун, его брат Тяньбао. А Нуосон был таким красивым мальчиком, что лодочник из Чатонга прозвал его Юэ Юнь.(стр. 28)

Очевидно, Глэдис не переводила специально подчеркнутое предложение, что могло бы вызвать путаницу у английского читателя, если бы оно было переведено. Требуется много объяснений, чтобы понять, что такое «天 (tian)» и «傩 神 (nuo shen)» в китайском представлении, какова логика, по которой отец отдает предпочтение младшему сыну и так далее. Хотя это предложение было опущено в английской версии, оно не беспокоило целевого читателя, узнав ключевой момент в этом отрывке: отец любил Нуосун немного больше, чем Тяньбао.Таким образом, переводчик может опустить подчеркнутое предложение, и этот процесс демонстрирует ее субъективность.

Еще один хороший пример можно увидеть в переводе песен в The Border Town. Хотя в китайской версии есть следующие строки:

你 大 神 , 你 大仙 , 排架 前来 站 两边。

关 夫子 身 跨 赤 兔 马 ,

尉迟 公 手拿 大 铁鞭。 (стр. 87)

Переводчик, опять же, не перевел эти строки, вместо этого предоставив нам точки подвешивания. Культурный подтекст и подтекст за этими несколькими строками богат, и английский язык не может поддерживать его без каких-либо дополнительных объяснений.Есть исторические рассказы с «关 夫子 (гуань фу цзы)», «赤 兔 马 (чи ту ма)» и «尉迟 公 (ю чи гун)», которые знакомы китайскому читателю, но не английскому читателю. Глэдис могла использовать несколько отрывков для объяснения этих терминов, но она могла рискнуть обвиниться в объяснении, а не в переводе. Однако игнорирование этих строк не повлияло бы отрицательно на понимание песни. И упущение кажется лучше, чем плохая работа. В этом смысле переводчику разрешено и разумно опустить некоторые оригинальные тексты.

3.4. Выражения субъективности переводчика: добавление

В-третьих, переводчик может также продемонстрировать свою субъективность, добавив дополнительную информацию, когда это необходимо. Из-за культурных различий скрытые идеи между строками могут почувствовать только носители языка, но не посторонний. Поэтому иногда необходимо добавить информацию, чтобы идея была завершена на целевом языке. Например,

翠翠 说 : “全 还给 他 了 吗?”

祖父 抿着嘴 把头 摇摇 , 装 的 神气 笑着 , 把 留下 子 取出 ,.送给 翠翠。 且说 :

«他 拿了 我们 那 把 烟叶 , 可以 吃到 镇? 城。» (стр.63)

Вы все вернули?

Он поджимает губы и качает головой, понимающе подмигивая, затем извлекает из своего пояса десятицентовую монету, которую хранил, и передает ее ей, говоря:

«Важен не подарок, а мысль! Я оставил одну монету. Он получил мой табак, достаточно, чтобы выкурить всю дорогу до города Чжэнань ». (стр. 62)

В этом отрывке Глэдис подчеркнула образ старого лодочника как честного и искреннего человека с помощью дополнительного предложения: «Важен не дар, а мысль», чтобы объяснить причину держать одну монету, что означает, что его больше заботят добрые намерения, чем реальная помощь, и это лежит в типичной китайской системе ценностей.

3.5. Выражения субъективности переводчика: Удаление

В-четвертых, у переводчика есть свои собственные эстетические принципы, которые будут влиять на его выбор слов и его предпочтение поддерживать то, что на исходном языке, в целевом тексте. При переводе народных песен в «Пограничном городе» Глэдис была более склонна сохранять музыкальный ритм, а не литературный смысл песен. Возьмем, к примеру, следующие строки.

白 鸡 关 出 老虎 咬人 , 不 咬 , 团总 的 小姐 派 第一 …… 大姐 戴 副 金 簪子 , 二姐 戴 子 , 我 戴 耳朵戴 条 豆芽菜。 (стр.85)

Тигр первым съедает капитанскую дочь;

У большинства девушек для волос золото и серебро;

Бедный Изумруд — хуже всех —

Никаких безделушек, ничего, кроме ростков фасоли! (стр. 84)

Наблюдая за английской версией, мы видим, что перевод не выражает литературного значения, даже идеи «大姐», «二姐» и «三妹». Однако в оригинальной версии строки были рифмованными, и английской версии удалось сохранить свою музыкальную особенность.Другой хороший пример:

慢慢 吃 , 慢慢 喝 ,

月白风清 好 过河。

醉 时 携手 同 归去 ,

我 当 为 你 再! (стр. 89)

Так ешь и выпей, и успокойся,

Тогда перейди залитую лунным светом реку на ветру;

Увидим дома пьяниц и не подумаем,

А по дороге заиграем еще одну песню! (стр. 88)

В этом примере английская версия рифмует даже лучше, чем китайская. Как предполагает Питер Ньюмарк, «там, где есть краткий символ, странная метафора, девиантная структура, слово, которое обнаруживает лексический пробел», переводчику, возможно, придется «импровизировать», «импортировать» или улучшить, и то и другое является « творческие акты »[13].Выступая в роли творца, переводчик может делать выбор в соответствии со своими эстетическими принципами. Следующие ниже китайские идиомы и их английские переводы по-другому показывают субъективность переводчика в корректировке лексических и семантических замен с целью достижения «близости», общий принцип которой заключается в том, что «нормальное или естественное социальное употребление должно передаваться с его помощью. нормальный, равно часто встречающийся эквивалент в любом тексте »[14].

车 是 车 路 , 马 是 马路 , 各有 各 走 法。

又要 马儿 不 吃草 , 又要 走得 好。 (стр.92)

В шахматах есть свои правила: замки и кони должны двигаться по-разному.

Я хочу съесть свой торт и съесть его. (стр. 91)

Лексика и идея сян Ци (китайские шахматы) и ма (лошадь) были превращены в эквивалент шахмат и пирога, которые в буквальном смысле отличаются друг от друга, но предполагают эквивалентность, доступную для английского читателя.

4. Заключение

Перевод Глэдис Янг «Пограничного города», работа высокого качества, полностью передала субъективность переводчика, проявляющуюся в переводческой деятельности.Принятие ею правильной стратификации, разумного упущения, необходимого дополнения и литературной техники дает нам представление о роли переводчика как создателя и роли перевода как творческого результата. В этой статье были заимствованы некоторые примеры ее перевода с целью привлечь больше читателей, чтобы они могли насладиться эстетической красотой, созданной переводчиком, и повысить осведомленность о тематических ролях переводчика. Я верю, что с большей культурной осведомленностью и осознанностью люди будут пересматривать роли переводчиков.Переводчик постепенно становится предметом переводческих исследований. В этом смысле следует уделять больше внимания переводчикам и их субъективности.

Благодарности

Эта статья была поддержана Политехническим исследовательским фондом социальных наук Цинюань (номер гранта: JG2018006) и Городским исследовательским фондом Цинюань (номер гранта: 2018A011). Я благодарен за поддержку своим коллегам, и без них исследование не будет завершено.

Конфликт интересов

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов в связи с публикацией данной статьи.

Процитируйте эту статью

Huang, S.F. (2019) Исследование субъективности переводчика в художественном переводе ― на примере английской версии «Пограничного города». Открытый журнал социальных наук, 7, 99-108. https://doi.org/10.4236/jss.2019.75007

Ссылки

  1. 1. Чжа М. и Тиан Ю. (2003) О субъективности переводчика. Журнал китайских переводчиков, 24, 19-24.

  2. 2. Басснетт, С. и Лефевр, А. (1990) История переводов и культура.Касселл Паблишер, Лондон, 3-4.

  3. 3. Лефевр А. (1985) Зачем тратить время на перезаписи? Проблема с интерпретацией и роль переписывания в альтернативной парадигме. В: Hermans, T., Ed., The Manipulation of Literature: Studies in Literary Translation, Croom Helm, London, 215-243. https://doi.org/10.4324/9781315759029-12

  4. 4. Басснетт, С. (2004) Переводческие исследования. Шанхайское издательство по обучению иностранным языкам, Шанхай.

  5. 5. Дуглас Р.(2001) Кто переводит? Переводчики Беспричинная субъективность. Государственный университет Нью-Йорка Press, Олбани, 4-5.

  6. 6. Германс Т. (1985) Введение. Манипуляция литературой: исследования в области художественного перевода. Крум Хелм, Лондон, 3-8.

  7. 7. Мандей, Дж. (2001) Введение в теории и приложения переводоведения. Рутледж, Лондон, 117–120.

  8. 8. Дуань, Ф. (2008) Исследование субъективности перевода литературы с культурной точки зрения.Издательство Сычуаньского университета, Чэнду, 46-47.

  9. 9. Бенджамин, В. (2000) Задача переводчика. В: Venuti, L., Ed., The Translation Studies Reader, Routledge, London, 15-24.

  10. 10. Чжао В. (2006) Культурное манипулирование переводческой деятельностью: переписывание Ху Ши и создание новой культуры. Издательство Фуданьского университета, Шанхай, 30–35.

  11. 11. Лю Ю. (2010) Об отсутствии и видимости переводчика — исследование стратегии перевода Venuti на иностранный язык.Очаровательный Китай, 1, 33-34.

  12. 12. Шен Ю. (2008) О субъективности переводчика в переводе мимозы Глэдис Янг. Магистерская работа, 14-20.

  13. 13. Шен, К. (2009) Пограничный город. Пер. Глэдис Ян, Yilin Press, Нанкин.

  14. 14. Ньюмарк П. (2006) О переводе. Издательство по обучению иностранным языкам и исследованиям, Шанхай, 4-7.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.