29.09.2022

Что это бихевиоризм: 7 главных принципов, плюсы и минусы

Содержание

Бихевиоризм в политической науке

Понятие бихевиоризма

Мы знаем, что современная политическая наука возникла на стыках двух древнейших существующих гуманитарных наук — философии и права. Между тем, еще в 19 веке были предприняты попытки создания социальных науки, изучающих законы развития общества примерно в той же мере, что и естествознание изучает законы природы. Одной из таких попыток и связанас явлением, известным как бихевиоризм.

Замечание 1

Это трудное для произношения на русском языке слов, производное от английского «behavior» означает «поведение».

Если отталкиваться от принципа, по которому наука должна заниматься изучением только непосредственно наблюдаемым. Первыми бихевиористы были психологи, провозгласившие переход от изучения сознания к анализу людского поведения. Бихевиористы-социологи сформировали базис изучения определенного поведения как в юридически оформленных (формальных), так и в не формальных группах. Следующими по очереди были политологи.

Инициаторы и последователи данного движения, которое принадлежало в большинстве чикагской школе американской политической науки, представителями которой являлись Ч. Мерриам, Г. Лассуэлл, Л. Уайт и др., они выделяли первоочередность изучения политического поведения в институтах, группировках и в процессе политики в целом. Особое внимание они уделяли анализу не самого государства, скореевласти и процесса ее реализации.

Готовые работы на аналогичную тему

Определение 1

Бихевиоризм в политической науке представляется методологической ориентацией, целью которой является анализ политических явлений при помощи наблюдения за поведением людей и групп, состоящих из них.

Оба понятия — поведение и наблюдение,— которые использованыв этом определении, самостоятельно не имеют нужды в дефинициях. Политическое поведение понимается любое поведение человека — словесное (вербальное) либо невербальное, характеризующее его в образе члена конкретной политической совокупности.

Другими словами, изучение политического поведения представляется исследованием политической жизни общества через призму поведения человека.

Под наблюдением необходимо понимать истребование информации разнообразными способами — непосредственными и косвенными. Различается наблюдение естественного и искусственного характера. Естественное наблюдение мы наблюдаем тогда, когда политическое поведение в существующих независимых от нас условиях, к примеру, анализ итогов выборов. Политическое поведение искусственного характера мы может наблюдать, когда изучающий самостоятельно провоцирует интересующее его поведение, наиболее часто путем анкетного исследования, реже — при лабораторном эксперименте.

Следует особо останавливаться на следующих преимуществах, дающих политической науке применение бихевиористских методов.

Во-первых, это выражается в учете психологического образа политики, который раньше вообще не принимался во внимание.

Ч. Мерриам полагал, что основой политической реальности служат индивидуальная человеческая воля и страсти, а особенно — жажда власти, возможности применения силы. Сначала бихевиоризм стремился искать, применять методы исследования, которые позволяют не только оценивать внешнее поведение , а так же его результаты, но и определять психологическое объяснениеданного поведения, другим языком говоря, такие методики, которые могли бы позволить увидеть отношения в сфере сквозь отражение переживаний его участников-людей.

Во-вторых, бихевиоризм всегда характеризовался ориентацией на количественные исследовательские методики. Базисными для любого исследования в политической сфере всегда признавались такие требования, как опора на данные, которые получены в процессе выборочных обследований, контентного анализа и т. д., их строгая системность и обработка математического плана. Классическими трудамибихевиористской политической науки признаны:

  • Г. Лассуэлл «Политика: кто получает что, когда и как» 1936г.:
  • Б. Берелсон, П. Лазарсфельд, У. Макфи«Голосование» 1954г.;
  • П. Лазарсфелд «Выбор народа»;
  • Г. Алмонд и С. Верба «Гражданская культура» 1963г.

Они построены путем обобщения крупнейших массивов данных.

Происхождение и развитие сравнительной политологии

В своем очерке Ч. Мерриам «Современное состояние изучения политики» в 1925г. главным недостатком политологии называл острый дефицит научности. Если подразумевать научностью свойства, которые присущи естественному научному исследованию, то следует признавать, что данный недостаток сохраняется и в настоящее время. Но в какой-то мере он все-таки преодолен, именно это в главной степени заслуга бихевиористов. Бихевиоризм значительно развернул представления о видении политику обычными людьми, об их поведении, когда ста-новятся участниками процесса политики. Но куда более важно именно методологические достижения.

В границах бихевиоризма разработаны базисные методики прикладных политических исследований:

  • статистические исследования активности в политике, в основном это исследования, которые касаются выборов;
  • анкетирование и опросы;
  • 3эксперименты лабораторного типа;
  • применение теории игры при изучении механизма принятия решений в политической сфере.

Бихевиористская политология была основополагающим видом эмпирического— то естьсориентированного на сбор, обработку данных — исследования в политике. Эмпирическая наука занимается описанием реальности, а так же объяснением ее. Противоположным эмпирическому подходу является нормативный,который задается преимущественно вопросами о том, чем должна являться политика, а не тем, чем она является. Нормативистский характер носили множественные построения сторонников традиционного институционализма.

Сама по себе «бихевиористческая революция» не справлялась с новыми задачами, появившимися перед политической наукой после окончания второй мировой войны. В силу своего происхождения бихевиоризм уделил глубокое внимание подданным количественному анализу аспектам политики таким как, выборы, общественное мнению и т. д., в то время как все другое устранилось из видимости исследователей.

Психологический бихевиоризм — Psychological behaviorism

Теория в психологии

Психологический бихевиоризм — это форма бихевиоризма — основной теории в психологии, которая утверждает, что человеческому поведению обычно учатся, — предложенная Артуром В. Стаатсом . Теория построена так, чтобы перейти от основных принципов обучения животных к изучению всех типов человеческого поведения, включая личность, культуру и эволюцию человека. Бихевиоризм был впервые разработан Джоном Б. Уотсоном (1912), который ввел термин «бихевиоризм», а затем Б. Ф. Скиннером.кто разработал так называемый «радикальный бихевиоризм». Уотсон и Скиннер отвергли идею о том, что психологические данные могут быть получены с помощью интроспекции или попытки описать сознание; все психологические данные, по их мнению, должны были быть получены из наблюдения за внешним поведением. Стратегия этих бихевиористов заключалась в том, чтобы затем использовать принципы обучения животных для объяснения человеческого поведения. Таким образом, их бихевиоризм был основан на исследованиях на животных.

Программа Staats берет за основу принципы обучения животных в той форме, в которой он их представляет. Но также на основе своего исследования человеческого поведения добавляет принципы человеческого обучения.

Эти принципы уникальны, не проявляются ни у одного другого вида. Холт также критически рассматривает психологический бихевиоризм как «путь к великому воссоединению психологии и анализа поведения».

Основные принципы

Предыдущие бихевиоризмы Ивана П. Павлова , Эдварда Л. Торндайка , Джона Б. Уотсона , Б. Ф. Скиннера и Кларка Л. Халла изучали основные принципы создания условий у животных. Эти бихевиористы были исследователями животных. Их основной подход заключался в том, что эти основные животные принципы следовало применить к объяснению человеческого поведения. У них не было программ для широкого и глубокого изучения человеческого поведения.

Стаатс был первым, кто провел свои исследования на людях. Его исследования варьировались от исследования основных принципов до исследования и теоретического анализа широкого спектра человеческого поведения, реального человеческого поведения. Вот почему Уоррен Трайон (2004) предложил Стаатсу изменить название своего подхода к психологическому бихевиоризму, потому что бихевиоризм Статса основан на человеческих исследованиях и объединяет аспекты традиционного исследования с его бихевиоризмом.

Это включает в себя его изучение основных принципов. Например, первые бихевиористы по-разному относились к двум типам обусловленности. Наиболее широко используемый способ Б.Ф. Скиннер конструктивно рассматривал классическое обусловливание и оперантное обусловливание как отдельные и независимые принципы. При классическом кондиционировании, если кормить собаку вскоре после того, как прозвучал зуммер, несколько раз зуммер сработает, чтобы вызвать слюноотделение, часть эмоциональной реакции. При оперантном обусловливании, если кусок пищи представлен собаке после того, как собака произвела определенную двигательную реакцию, она будет чаще вызывать эту двигательную реакцию.

Для Staats эти два типа кондиционирования не разделены, они взаимодействуют. Кусок еды вызывает эмоциональную реакцию. Кусок пищи, представленный после того, как собака проявила двигательную реакцию, усилит эту двигательную реакцию, так что в будущем она будет происходить чаще.

По мнению Стаатса, кусок пищи выполняет две функции: одна функция — это функция вызова эмоциональной реакции, другая — функция усиления двигательного поведения, предшествующая подаче пищи. Итак, классическая обусловленность и оперантная обусловленность очень взаимосвязаны.

Положительные эмоциональные стимулы будут служить положительным подкреплением. Негативные эмоциональные стимулы служат в качестве наказания. Как следствие неизбежного обучения людей положительные эмоциональные стимулы будут служить положительными различительными стимулами, стимулами. Негативные эмоциональные стимулы будут служить отрицательными различительными стимулами, сдерживающими факторами. Итак, эмоциональные стимулы также имеют подкрепляющую ценность и отличительную ценность стимула. В отличие от основных принципов Скиннера, эмоции и классическая обусловленность являются центральными причинами поведения.

Принципы человеческого обучения

В отличие от других бихевиоризмов, Staats рассматривает принципы человеческого обучения . Он утверждает, что люди изучают сложные репертуары поведения, такие как язык, ценности и спортивные навыки, то есть когнитивные, эмоциональные и сенсомоторные репертуары. Когда такой репертуар усвоен, они изменяют способность человека к обучению. Ребенок, выучивший язык, базовый репертуар, может научиться читать. Человек, изучивший систему ценностей, например систему убеждений в свободу человека, может научиться ценить различные формы правления. Человек, который научился быть легкоатлетом, может научиться двигаться быстрее, как футболист. Это вводит базовый принцип психологического бихевиоризма, согласно которому человеческое поведение изучается совокупно. Изучение одного репертуара позволяет человеку изучать другие репертуары, которые позволяют человеку изучать дополнительные репертуары, и так далее. Накопительное обучение — уникальная характеристика человека. Он заставил людей отрубить топоры до полета на Луну, изучил репертуар, который позволяет изучать новые репертуары, которые позволяют изучать новые репертуары в бесконечной манере достижений.

Развитие этой теории позволяет психологическому бихевиоризму иметь дело с типами человеческого поведения. Вне досягаемости радикального бихевиоризма, например, личности.

Основы теории личности

Описание

Стац полагает, что радикального бихевиоризма недостаточно, потому что, по его мнению, психология должна объединить традиционные знания о человеческом поведении с бихевиоризмом. Он назвал эту бихевиористскую психологию таким образом, чтобы психологический бихевиоризм имел дело с темами, которые обычно не рассматриваются в бихевиоризме, такими как личность. Согласно этой теории, личность состоит из трех огромных и сложных поведенческих репертуаров :

  • сенсорно-моторный репертуар, включая базовые сенсомоторные способности, а также навыки внимания и социальные навыки;
  • языково-когнитивный репертуар, включая рецептивный язык , выразительный язык и рецептивно-выразительный язык;
  • эмоционально-мотивационный репертуар, включающий в себя положительные и отрицательные модели эмоциональной реакции, направляющие все поведение человека.

Младенец начинает жизнь без базовых поведенческих репертуаров. Они приобретаются в процессе комплексного обучения, и по мере того как это происходит, ребенок становится способным соответствующим образом реагировать на различные ситуации.

В то время как вначале обучение включает в себя только базовую подготовку, по мере освоения репертуаров обучение ребенка улучшается, чему способствуют репертуары, которые уже функционируют. То, как человек воспринимает мир, зависит от его репертуара. Окружающая среда человека в настоящее время приводит к изучению базового поведенческого репертуара (BBR). Индивида поведение является функцией жизненной ситуации и BBR человека. BBR являются как зависимой, так и независимой переменной, поскольку они возникают в результате обучения и вызывают поведение, составляющее личность человека. Согласно этой теории, необходимы биологические условия обучения. Биология предоставляет механизмы для обучения и выполнения поведения. Например, ребенок с серьезным повреждением головного мозга не будет изучать BBR как обычно.

Согласно Staats, биологический организм — это механизм, с помощью которого среда производит обучение, результатом которого являются базовые поведенческие репертуары, составляющие личность. В свою очередь, однажды приобретенный репертуар изменяет биологию мозга посредством создания новых нейронных связей. Органические условия влияют на поведение, влияя на обучение, базовый репертуар и сенсорные процессы. Влияние окружающей среды на поведение может быть ближайшим, здесь и сейчас или дистальным, через память и личность. Таким образом, биология обеспечивает механизм, обучение и среда обеспечивают содержание поведения и личности. Творческое поведение объясняется новыми комбинациями поведения, вызванными новыми сложными ситуациями окружающей среды. Само это восприятие индивидом его / ее поведения, ситуации и организма. Личность, ситуация и взаимодействие между ними — три основные силы, объясняющие поведение. Мир действует на человека, но человек также действует как на мир, так и на себя.

Методы

Методология психологической теории поведения содержит техники оценки и терапии, специально разработанные для трех поведенческих репертуаров:

Парадигма

Психология и бихевиоризм

Уотсон назвал подход бихевиоризма формой революции против преобладающего в то время использования интроспекции для изучения психики. Самоанализ был субъективным и изменчивым, а не источником объективных свидетельств, а разум состоял из предполагаемой сущности, которую невозможно было наблюдать. Он настаивал на том, что психология должна быть основана на объективном наблюдении за поведением и объективном наблюдении за событиями окружающей среды, которые вызывают поведение. Радикальный бихевиоризм Скиннера также не установил систематической связи с традиционными психологическими знаниями.

Психологический бихевиоризм — поддерживая отказ Ватсона от вывода о существовании внутренних сущностей, таких как разум, личность, стадии созревания и свободная воля, — рассматривает важные знания, полученные с помощью неповеденческой психологии, которые могут быть объективированы анализом в терминах обучения и поведения. В качестве одного примера, понятие интеллекта предполагается, а не наблюдается, и, следовательно, интеллект и тесты интеллекта не рассматриваются систематически в бихевиоризме. Тем не менее, PB считает, что тесты на IQ измеряют важные модели поведения, которые позволяют прогнозировать будущую успеваемость в школе, а интеллект состоит из усвоенных репертуаров такого поведения. Объединение знаний в области бихевиоризма и тестирования интеллекта дает концепции и исследования относительно того, что такое интеллект в поведении, что вызывает интеллект, а также как можно повысить интеллект. Таким образом, это бихевиоризм, который систематически включает и объясняет поведенческие эмпирические аспекты психологии.

Основные принципы

Различные формы поведения также различаются по основным принципам. Скиннер внес большой вклад в разделение классической обусловленности Павлова эмоциональных реакций и оперантной обусловленности двигательного поведения. Статс, однако, отмечает, что пища использовалась Павловым для того, чтобы вызвать положительный эмоциональный отклик в его классическом кондиционировании, а Торндайк Эдвард Торндайк использовал пищу в качестве награды (подкрепления), которая усиливала двигательную реакцию в так называемой оперантной обусловленности, т.е. Вызывающие стимулы также являются подкрепляющими стимулами. Уотсон, хотя и был отцом бихевиоризма, не разработал и не исследовал фундаментальную теорию принципов обусловливания. Бихевиористы, чья работа была сосредоточена на этом развитии, по-разному относились к взаимосвязи двух типов обусловленности. Основная теория Скиннера была продвинута в признании двух разных типов обусловленности, но он не признавал их взаимосвязи или важности классической обусловленности, которые имеют очень важное значение для объяснения человеческого поведения и человеческой природы.

Основная теория Staats определяет два типа обусловленности и принципы их взаимоотношений. Поскольку Павлов использовал пищевой стимул для вызова эмоциональной реакции, а Торндайк использовал пищу в качестве поощрения (подкрепления) для усиления определенной двигательной реакции, то всякий раз, когда используется пища, возникают оба типа кондиционирования. Это означает, что еда вызывает положительные эмоции, а еда будет служить положительным подкреплением (наградой). Это также означает, что любой стимул, связанный с едой, будет выполнять эти две функции. Психологический бихевиоризм и бихевиоризм Скиннера считают оперантную обусловленность центральным объяснением человеческого поведения, но ПБ дополнительно касается эмоций и классической обусловленности.

Язык

Это различие между двумя бихевиоризмами можно ясно увидеть в их теориях языка. Статистика, расширяющая предшествующую теорию, указывает на то, что большое количество слов вызывает либо положительную, либо отрицательную эмоциональную реакцию из-за предшествующей классической обусловленности. Таким образом, они должны передавать свою эмоциональную реакцию на все, с чем они связаны. ПБ представляет доказательства того, что это так. Базовая теория обучения PB также утверждает, что эмоциональные слова имеют две дополнительные функции. Они будут служить вознаграждением и наказанием при обучении другим формам поведения, а также они служат для выявления либо подхода, либо поведения избегания. Таким образом, (1) слышание о том, что люди из этнической группы нечестны, вызовет негативные эмоции у имени этой группы, а также у членов этой группы, (2) комплимент (произнесение положительных эмоциональных слов) человеку для выступления повысит вероятность того, что человек выполнит это действие позже, и (3) вид знака РЕСТОРАН вызовет положительные эмоции у голодного водителя и, таким образом, спровоцирует поворот на парковку ресторана. Каждый случай зависит от слов, вызывающих эмоциональный отклик.

PB рассматривает различные аспекты языка, от его первоначального развития у детей до его роли в интеллекте и ненормальном поведении, и подкрепляет это базовыми и прикладными исследованиями. Его теоретическая статья в журнале Behavior Therapy помогла ввести когнитивную (языковую) поведенческую терапию в сферу поведения.

Развитие ребенка

Большая часть исследований, на которых основано ПБ, касалась обучения детей. Например, существует серия исследований по первому обучению чтению с дошкольниками, а также серия по изучению и обучению детей-подростков с дислексией. Позиция психологического бихевиоризма (ПБ) заключалась в том, что нормы развития ребенка — возраст, в котором проявляется важное поведение — обусловлены обучением, а не биологическим созреванием.

Стаатс начал исследования по анализу случаев важного человеческого поведения основным и прикладным способами в 1954 году. В 1958 году он проанализировал дислексию и представил свою систему поощрения токенов (позже названную экономикой токенов) вместе со своим методом обучения и материалами для лечения расстройства. Когда в 1960 году родилась его дочь Дженни, он начал изучать ее язык, эмоциональное и сенсорно-моторное развитие. Когда ей было полтора года, он начал обучать ее понятиям чисел, а затем полгода спустя читать, используя свою систему поощрения жетонов, как он записал на аудиокассету. В 1966 году были сняты фильмы, в которых Стаатс давал интервью о своей концепции того, как различные варианты обучения детей в домашних условиях по-разному подготовили их к школе, в первом из трех видеороликов Артура Стаатса на YouTube . После этого на втором видео Staats на YouTube записано, как он начинает обучать своего трехлетнего сына методу обучения чтению (и счету), который он разработал в 1962 году вместе с дочерью. В этом фильме также показан ассистент-выпускник, работающий с четырехлетним ребенком из культурно неблагополучных семей, который учится читать и писать числа и считать, участвуя добровольно. В видеоролике Staats под номером 3 на YouTube есть дополнительные случаи, когда дети, как правило, откладывают добровольное обучение намного раньше времени, когнитивный репертуар, который готовит их к школе. Эта группа из 11 детей набрала в среднем 11 баллов по IQ и значительно продвинулась по показателям развития ребенка, поскольку им также нравилась учебная ситуация. Staats опубликовал первое исследование из этой серии в 1962 году и описывает свои более поздние исследования и свою более общую концепцию в своей книге 1963 года. Это исследование, которое включало в себя работу с его собственными детьми с самого рождения, легло в основу книг Стаца, в которых подчеркивается важность раннего обучения родителей ребенка языку и другим когнитивным репертуарам. Он показывает, что они являются основой для того, чтобы быть умным и хорошо поступать в школу. Есть новые исследования, показывающие, что родители, которые больше разговаривают со своими детьми, имеют детей с развитым языковым развитием, успеваемостью в школе и уровнем интеллекта. Эти статистические исследования следует объединить с работой Staats с отдельными детьми, которая показывает особенности обучения и способы его наилучшего проведения. Вместе они убедительно демонстрируют важность раннего обучения детей.

Стаатс также применил свой подход к отцовству собственных детей и использовал свои открытия при построении концепции человеческого поведения и человеческой природы. Он занимается многими аспектами развития ребенка, от лепета и ходьбы до дисциплины и тайм-аута, и считает родителей одной из своих аудиторий. В последней из своих книг он резюмирует свою теорию развития ребенка. Его позиция заключается в том, что дети — это молодые представители человеческого вида, обладающие телом, способным к бесконечному множеству различных моделей поведения. Человеческий вид также имеет нервную систему и мозг из 100 миллиардов нейронов, которые могут учиться в удивительной сложности. Развитие ребенка состоит из изучения репертуаров, чрезвычайно сложных, таких как языково-когнитивный репертуар, эмоционально-мотивационный репертуар и сенсорно-моторный репертуар, каждый из которых включает в себя суб-репертуары различных видов. Поведение ребенка в различных жизненных ситуациях зависит от усвоенного репертуара. Способность ребенка учиться в разнообразных встречающихся ситуациях также зависит от выученного репертуара. Эта концепция делает воспитание детей центральным в развитии ребенка, что подтверждается многими исследованиями по анализу поведения, и дает родителям знания по воспитанию детей.

Личность

Staats описывает человеческую вариативность в поведении разных людей. Эти индивидуальные различия проявляются в разных жизненных ситуациях и типичны для людей. Эти различия также носят семейный характер. Такие явления привели к концепции личности как некоторой наследуемой внутренней черты, которая в значительной степени определяет характерные способы поведения людей. Личность, задуманная таким образом, остается умозаключением, основанным на поведении людей, но без доказательства того, что такое личность.

Более успешным было измерение личности. Например, есть тесты на интеллект. Не обнаружено ни внутреннего органа интеллекта, ни генов. Но были разработаны тесты интеллекта, которые предсказывают (полезно, но не идеально) успеваемость детей в школе. Дети, поведение которых измерялось в тестах, лучше обучаются в классе. Хотя такие тесты широко применялись, радикальный бихевиоризм не инвестировал в изучение личности или личностное тестирование.

Психологический бихевиоризм (например) считает важным изучать, что такое личность, как личность определяет поведение, что вызывает личность, а также что измеряют личностные тесты. Считается, что тесты (включая тесты интеллекта) предназначены для измерения различных репертуаров поведения, которым люди научились. Человек в жизненных ситуациях также демонстрирует усвоенное поведение. Вот почему тесты личности могут предсказать, как люди будут себя вести. Это также означает, что тесты могут использоваться для выявления важных человеческих форм поведения, а обучение, которое порождает это поведение, может быть изучено. Получение этих знаний позволит развить окружающий опыт, который порождает или препятствует развитию типов личности. Например, исследование показало, что, обучаясь писать буквы алфавита, дети изучают репертуар, который делает их более умными.

Ненормальная личность

Теория аномальной личности психологического бихевиоризма отвергает концепцию психического заболевания. Скорее поведенческие расстройства состоят из усвоенных репертуаров ненормального поведения. Расстройства поведения также связаны с незнанием базовых репертуаров, необходимых для приспособления к требованиям жизни. Тяжелый аутизм может означать незнание языкового репертуара, а также выученные истерики и другие аномальные репертуары.

В теории различных поведенческих расстройств ПБ используются описания в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (DSM) как аномальных репертуаров, так и отсутствия нормальных репертуаров. Психологический бихевиоризм обеспечивает основу для подхода к клиническому лечению поведенческих расстройств, как показано в области анализа поведения. Теория ПБ также показывает, как можно предотвратить поведенческие расстройства путем предотвращения аномальных условий обучения, которые их вызывают.

Образование

Теория ПБ состоит в том, что развитие ребенка, помимо его физического роста, состоит из изучения репертуаров, некоторые из которых являются базовыми в том смысле, что они обеспечивают поведение во многих жизненных ситуациях, а также определяют, чему и насколько хорошо человек может научиться. Эта теория утверждает, что люди уникальны тем, что имеют строительный тип обучения, кумулятивное обучение , при котором базовые репертуары позволяют ребенку изучать другие репертуары, которые позволяют изучать другие репертуары. Изучение языка, например, позволяет ребенку изучать различные другие репертуары, такие как чтение, числовые концепции и грамматику. Эти репертуары дают основу для изучения других репертуаров. Например, способность читать открывает возможности для человека делать вещи и узнавать то, что не может читать человек.

С этой теорией и с ее эмпирической методологией PB применяется к образованию. Например, в ней есть теория чтения, объясняющая различия между детьми, от дислексии до высоких навыков чтения. PB также предлагает, как лечить детей с дислексией и детей с другими нарушениями обучаемости. Подход психологического бихевиоризма получил поддержку и продвижение в области анализа поведения.

Эволюция человека

Человеческое происхождение обычно объясняется естественным отбором Дарвина; Однако, хотя Дарвин собирал убедительные доказательства, показывающие эволюцию физических характеристик видов, его точка зрения о том, что поведенческие характеристики (такие как человеческий интеллект) также развивались, была чистым предположением без доказательной поддержки. двигал эволюцию человека. Это объясняет постоянное увеличение размера мозга в ходе эволюции человека. Это произошло потому, что представители эволюционирующих видов гомининов постоянно изучали новый язык, эмоционально-мотивационные и сенсомоторные репертуары. Это означало, что новые поколения должны были выучить все более сложные репертуары. Именно кумулятивное обучение постоянно создавало устройство отбора для представителей тех поколений, которые имели больший мозг и лучше обучались.

Эта теория ставит способность к обучению в центр человеческого происхождения, выбирая, кто выживет и будет воспроизводить потомство, до появления Homo sapiens, когда все люди (кроме тех, которые были повреждены) обладали полным мозгом и полной способностью к обучению.

Уровни теории

Психологический бихевиоризм сформулирован как всеобъемлющая теория, состоящая из множества теорий в различных областях. Staats считает это единой теорией. Области взаимосвязаны, их принципы согласованы, и они последовательно продвигаются, составляя уровни от базового до более продвинутого. Самый базовый уровень требует систематического изучения биологии обучающихся «органов» и их эволюционного развития от таких видов, как амеба, которые не обладают способностью к обучению, до людей, у которых их больше всего. Базовые принципы обучения составляют еще один уровень теории, как и принципы человеческого обучения, которые определяют кумулятивное обучение. Как эти принципы работают — в таких областях, как развитие ребенка, личность, аномальная личность, клиническое лечение, образование и эволюция человека — составляют дополнительные уровни изучения. Стаатс рассматривает всеобъемлющую теорию ПБ как основу для дополнительных уровней, которые составляют социальные науки, такие как социология, лингвистика, политология, антрология и палеоантропология. Он критикует разобщенность наук, изучающих человеческое поведение и человеческую природу. Поскольку они не связаны между собой, они не строят связанных, более простых и понятных концепций и научных усилий, как, например, в биологических науках. Эта философия науки об объединении совпадает с попыткой Стаца построить свой единый психологический бихевиоризм.

Прогнозы

Работы психологического бихевиоризма проецируют новую фундаментальную и прикладную науку на различных теоретических уровнях. На уровне основных принципов, например, необходимо систематически изучать взаимосвязь классической обусловленности эмоциональных реакций и оперантной обусловленности двигательных реакций. В качестве другого прогноза, область развития ребенка должна быть сосредоточена на изучении изучения базового репертуара. Одним из важнейших является систематическое подробное изучение опыта обучения детей в семье с момента рождения. Он говорит, что такое исследование можно провести, установив камеры в домах добровольцев и оплачиваемых семей. Это исследование также должно быть проведено, чтобы выяснить, как такое обучение способствует как нормальному, так и ненормальному развитию личности. В качестве другого примера, PB также призывает к образовательным исследованиям того, как школьное обучение может быть продвинуто, используя его методы и теории. Кроме того, считается, что теория эволюции человека Статса требует исследований и развития теории.

Смотрите также

Ссылки

Бихевиорализм — Behavioralism — qaz.wiki

Бихевиорализм (или бихевиорализм ) — это подход в политической науке , появившийся в 1930-х годах в Соединенных Штатах. Он представляет собой резкий отход от предыдущих подходов в подчеркивании объективного, количественного подхода к объяснению и прогнозированию политического поведения. Это связано с ростом науки о поведении , созданной по образцу естественных наук . Бихевиорализм утверждает, что может объяснить политическое поведение с беспристрастной, нейтральной точки зрения.

Бихевиоралисты стремятся изучать поведение, действия и действия отдельных лиц, а не характеристики институтов, таких как законодательные, исполнительные и судебные органы, и групп в различных социальных условиях и объяснять это поведение применительно к политической системе.

Происхождение

С 1942 по 1970-е годы бихевиоризм получил поддержку. Именно Дэвид Истон начал ее с изучения политических систем. Это было место дискуссии между традиционалистами и новыми появляющимися подходами к политической науке. Истоки бихевиорализма часто связывают с работой профессора Чикагского университета Чарльза Мерриама, который в 1920-х и 1930-х годах подчеркивал важность изучения политического поведения отдельных лиц и групп, а не только рассмотрения того, как они соблюдают юридические или формальные правила.

Как политический подход

До «бихевиористской революции» политическая наука как наука вообще обсуждалась. Критики считали изучение политики прежде всего качественным и нормативным и утверждали, что в нем отсутствует научный метод, необходимый для того, чтобы считаться наукой. Бихевиоралисты использовали строгую методологию и эмпирические исследования, чтобы подтвердить свое исследование как социальную науку . Бихевиористский подход был новаторским, потому что он изменил отношение к цели исследования. Он перешел к исследованиям, которые были подтверждены проверяемыми фактами. В период 1954-63 гг. Габриэль Алмонд распространил бихевиорализм в сравнительную политику, создав комитет в SSRC. Во время роста популярности в 1960-х и 1970-х годах бихевиоризм бросил вызов реалистическим и либеральным подходам, которые бихевиористы назвали «традиционализмом», а также другим исследованиям политического поведения, не основанным на фактах.

Чтобы понять политическое поведение, бихевиоризм использует следующие методы: выборка, интервьюирование, оценка и масштабирование, а также статистический анализ.

Бихевиурализм изучает, как люди ведут себя в групповых позициях реалистично, а не как они должны себя вести. Например, исследование Конгресса Соединенных Штатов может включать рассмотрение того, как члены Конгресса ведут себя на своих позициях. Предмет интереса — как Конгресс становится «ареной действий» и окружающими его формальными и неформальными сферами власти.

Значение термина

Дэвид Истон был первым, кто отделил бихевиоризм от бихевиоризма в 1950-х годах (бихевиоризм — это термин, в основном связанный с психологией). В начале 1940-х годов сам бихевиоризм назывался наукой о поведении, а позже — бихевиоризмом. Однако Истон стремился провести различие между двумя дисциплинами:

Бихевиорализм не был четко определенным движением для тех, кого считали бихевиористами. Те, кто противились этому, дали более четкое определение этому, потому что они описывали его в терминах новых тенденций, которые они считали нежелательными. Поэтому некоторые определили бы бихевиорализм как попытку применить методы естественных наук к человеческому поведению. Другие определили бы это как чрезмерный упор на количественную оценку. Другие как индивидуалистический редукционизм. Изнутри практикующие придерживались другого мнения, что и составляло бихевиорализм. […] И мало кто из нас был согласен.

Имея это в виду, бихевиоризм сопротивлялся единому определению. Дуайт Уолдо подчеркнул, что сам по себе бихевиорализм неясен, назвав его «сложным» и «непонятным». Истон согласился, заявив, что «каждый человек ставит свои собственные акценты и тем самым становится своим собственным бихевиористом», и попытки полностью определить бихевиоризм бесплодны. С самого начала бихевиоризм был политической, а не научной концепцией. Более того, поскольку бихевиоризм — это не исследовательская традиция, а политическое движение, определения бихевиорализма следуют тому, что хотели бихевиористы. Поэтому в большинстве вводных статей делается упор на исследование, свободное от ценностей. Об этом свидетельствуют восемь «интеллектуальных камней основания» бихевиоризма Истона:

  1. Закономерности — Обобщение и объяснение закономерностей.
  2. Приверженность проверке — способность проверять обобщения.
  3. Техники — экспериментальное отношение к техникам.
  4. Количественная оценка — выражайте результаты в виде чисел, где это возможно или значимо.
  5. Ценности — разделение этической оценки и эмпирических объяснений.
  6. Систематизация — рассмотрение важности теории в исследованиях.
  7. Чистая наука — Отношение к чистой науке, а не к прикладной науке.
  8. Интеграция — интеграция социальных наук и ценностей.

Впоследствии бихевиористский подход был поставлен под сомнение в связи с появлением постпозитивизма в политической (особенно в международных отношениях) теории.

Объективность и ценностная нейтральность

Согласно Дэвиду Истону , бихевиоризм стремился быть «аналитическим, а не содержательным, общим, а не частным, и объяснительным, а не этическим». При этом теория стремится оценивать политическое поведение без «введения каких-либо этических оценок». Роджер Билер цитирует это как «их настойчивое различие между фактами и ценностями».

Критика

Этот подход подвергся критике как консерваторов, так и радикалов за предполагаемую нейтральность ценностей. Консерваторы рассматривают различие между ценностями и фактами как способ подорвать возможности политической философии . Нил Ример считает, что бихевиорализм отвергает «задачу этической рекомендации», потому что бихевиористы считают, что «истина или ложность ценностей (демократия, равенство и свобода и т. Д.) Не могут быть установлены с научной точки зрения и выходят за рамки законного исследования».

Кристиан Бэй считал, что бихевиоризм — это псевдополитическая наука и не представляет собой «подлинного» политического исследования. Бэй возражал против того, чтобы эмпирическое рассмотрение превалировало над нормативным и моральным анализом политики.

Изначально бихевиурализм представлял собой движение от « наивного эмпиризма », но как подход подвергался критике за «наивный сциентизм». Вдобавок радикальные критики считают, что отделение фактов от ценностей делает невозможным эмпирическое изучение политики.

Критика крика

Британский ученый Бернард Крик в своей книге «Американская наука о политике» (1959) выступил с критикой поведенческого подхода к политике, который был доминирующим в Соединенных Штатах, но малоизвестным в Великобритании. Он выделил и отверг шесть основных предпосылок и в каждом случае утверждал, что традиционный подход превосходит бихевиоризм:

  1. исследования могут обнаружить единообразие в человеческом поведении,
  2. эти однородности могут быть подтверждены эмпирическими тестами и измерениями,
  3. количественные данные самого высокого качества, и их следует анализировать статистически,
  4. политическая наука должна быть эмпирической и предсказательной, принижая философские и исторические аспекты,
  5. беспричинное исследование было идеальным, и
  6. социологи должны искать макротеорию, охватывающую все социальные науки, в отличие от прикладных вопросов практических реформ.

Смотрите также

Ноты

Ссылки

  • Баер, Майкл А. (1991). Джуэлл, Малькольм Э .; Ли Сигельман (ред.). Политология в Америке: устные истории дисциплины . Лексингтон: Издательство Университета Кентукки. ISBN 0-8131-0805-5.
  • Билер, Роджер; Дренгсон, Алан Р. (1978). Философия общества . Рутледж. ISBN 0-416-83490-6.
  • Берндсон, Эркки. «Бихевиорализм: истоки концепции» . Архивировано из оригинала на 2009-05-14.
  • Даль, Роберт А. (декабрь 1961 г.). «Поведенческий подход в политической науке: эпитафия для памятника успешному протесту». Обзор американской политической науки . 55 (4): 763–772. DOI : 10.2307 / 1952525 . JSTOR  19525 25 .
  • Истон, Дэвид (1953). Политическая система. Исследование состояния политической науки . Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф.
  • Истон, Дэвид (1962). «Введение: современное значение» поведенческого поведения «. В Charlesworth, Джеймс (редактор). Политология . Филадельфия: Американская академия политических и социальных наук.
  • Энгеман, Томас С. (1995). «Бихевиорализм, постбихевиорализм и возрождение политической философии» . Перспективы политологии . 24 (4): 214. DOI : 10,1080 / 10457097.1995.9941880 .
  • Юлау, Хайнц (1969). Бихевиорализм в политологии . Сделка.
  • Гилман, Нильс (2007). Мандарины будущего: теория модернизации в Америке холодной войны . JHU Press. ISBN 0-8018-8633-3.
  • Григсби, Эллен (2011). Анализируя политику: Введение в политологию . Cengage Learning.
  • Гай, Джеймс Джон (2000-08-01). Люди, политика и правительство: канадская перспектива . Pearson Education Canada. ISBN 0-13-027246-9.
  • Хэнсон, Джон Д .; Дуглас А. Кисар (июнь 1999 г.). «Серьезное отношение к поведению: проблема манипулирования рынком» (PDF) . Обзор права Нью-Йоркского университета . 74 (630): 75–83. ISBN 0-8131-0805-5. Архивировано из оригинального (pdf) 24 марта 2003 года.
  • Кегли, Чарльз В. (2008). Мировая политика: тенденции и трансформации (12-е изд.). Cengage Learning. ISBN 0-495-50019-4.
  • Петро, ​​Николай (1995). Возрождение российской демократии: интерпретация политической культуры . Издательство Гарвардского университета. ISBN 0-674-75001-2.
  • Ример, Нил (1997). Новый мир политики: введение в политологию . Роуман и Литтлфилд. ISBN 0-939693-41-0.
  • Сомит, Альберт; Джозеф Таненхаус (1967). Развитие американской политической науки: от Берджесса до бихевиорализма . Irvington Publishers.
  • Уолдо, Дуайт (1975). «Политология: традиции, дисциплина, профессия, наука, предпринимательство». В Гринштейне, Фред; Полсби, Нельсон (ред.). Справочник по политологии . Чтение, Массачусетс: Эддисон-Уэсли.
  • Уолтон, Хейнс (1985). Невидимая политика . SUNY Нажмите. ISBN 0-87395-966-3.

внешние ссылки

Бихевиоризм

Бихевиоризм (от англ. behaviour — поведение) — направление в американской психологии конца XIX — начала XXв., разрабатывающее ее как науку о поведении. Отличительная черта данного направления — отрицание роли сознания как предмета научного исследования, а также социальных явлений как факторов, влияющих на поведение индивида. На первый план выдвигается изучение психики как совокупности стимулов (любых внешних раздражителей) и реакций, а также обусловленных ими поведенческих актов. Основная задача — установление связи между стимулами и реакциями в поведении людей и животных [1].

История возникновения бихевиоризма

В 1898 Эдвард Торндайк защищает докторскую диссертацию «Интеллект животных. Экспериментальное исследование ассоциативных процессов у животных», в которой описывает свои опыты, главным результатом которых он считал возможность изучения и оценки интеллектуальных возможностей индивида без учета его сознания в каких-либо проявлениях. Торндайк первым предложил рассматривать ассоциацию не как связующее звено между идеями или между идеей и движением, а как связь движения и ситуации.

Торндайк полагал, что принцип «проб, ошибок и случайного успеха» обуславливает приобретение живыми существами новых форм поведения на всех уровнях развития.

Торндайк принимал за исходный момент действия не внешний импульс, на который уже определена реакция организма, а проблемную ситуацию, т.е. такие внешние условия, для приспособления к которым организм не имеет готовой формулы двигательного ответа, и вынужден решить ее самостоятельно.

Торндайк утверждал, что связь «ситуация – реакция» в отличие от рефлекса (в то время рефлекс рассматривался исключительно как механическое явление) выглядела следующим образом:

1) возникновение проблемной ситуации, с которой организм ранее не сталкивался;

2) мобилизация сил организма для решения данной проблемы;

3) активный поиск решения;

4) выучивание решения для аналогичных ситуаций путем упражнения [2].

В 1913 году Джон Брадус Уотсон публикует статью «Психология с точки зрения бихевиориста», позднее принятую «манифестом» нового направления.

Статья содержала радикальные для того времени положения:

1) психологи должны изучать исключительно поведение, а не интеллект или психическую деятельность, так как реально только то, что можно наблюдать, т.е. телесные реакции. Основной задачей психологии признавалась необходимость предугадывать поведение человека и управлять им;

2) единственный метод исследования — объективное наблюдение. Поведение необходимо исследовать как мышечные и гормональные реакций, как очевидные, так и скрытые;

3)необходимо изучить взаимосвязь между стимулами и реакциями, особенно в ситуации изменения стимула;

4)главная цель исследований — объяснение механизмов зависимости поведения человека от внешних факторов, а также в выявлении методов его целенаправленного формирования.

Основной формулой человеческого поведения бихевиористы полагали простейшую взаимосвязь стимула (S) и реакции (R). Так, с помощью простейшей формулы S-R они пытались объяснить все действия человека, отрицая при этом сознание, мотив, образ действия. Уотсон считал, что, управляя внешними раздражителями, можно сформировать любого человека, определив за него его стремления, убеждения, поведенческие привычки. Свои взгляды ученый описал в трудах «Поведение: Введение в сравнительную психологию» («Behavior: An Introduction to Comparative Psychology», 1914) и «Психологиясточкизрениябихевиориста» («Psychology from the Standpoint of a Behaviorist», 1919).

Развитие направления и причины перехода к необихевиоризму

Позднее бихевиоризм как направление психологии развивали М. Ф. Мейер, стремившийся приблизить психологию к физиологии, ученик Мейера А. П. Вейсс, который считал своей главной целью преобразование психологии в естественнонаучную дисциплину. Немалый вклад также внесли работы последователя Уотсона К. С. Лешли, который проводил опыты по изучению мозговых механизмов поведения. Исследования проходили по такому сценарию: у животного формировался рефлекс, а за тем ученый удалял какой-либо участок головного мозга и проверял — зависит ли от него действие выработанного ранее рефлекса. По результатам данных экспериментов Лешли пришел к выводу, что мозг функционирует как целое и его различные участки эквипотенциальны, т. е. равноценны, и потому с успехом могут заменять друг друга.   У. С. Хантер известен тем, что в 1914 году открыл экспериментальную схему для изучения реакции, которую он назвал отсроченной. Один из опытов проходил так: обезьяне показывали в какой из двух ящиков положен банан. Затем между ней и ящиками ставили ширму. Через несколько секунд ширму убирали. Обезьяна безошибочно открывала нужный ей ящик, доказав, что уже животные способны к отсроченной, а не только непосредственной реакции на стимул.

Тем не менее, уже в 30-е годы система взглядов Уотсона уже подвергалась критике и основные положения бихевиоризма стали претерпевать существенные изменения. Причиной данного явления стала слабость категориального аппарата направления. В частности, категория действия, ограниченно исследуемая в данной программе, не могла успешно изучаться при условии отрицания образа и мотива, обуславливающих сам смысл действия. Попытки ввести понятия образа, мотива и психосоциального отношения в систему понятий бихевиоризма привели к формированию нового психологического направления — необихевиоризма.

Необихевиоризм

В 1932г. Эдвард Томлен публикует книгу «Целевое поведение у животных и человека». В этой работе он первым предложил усложнить формулу S-R и добавить в нее промежуточные звенья, т.е. дополнительные факторы, влияющие на реакцию. Также он настаивал на том, что на поведение стоит смотреть не в конкретной ситуации, а целостно. Один из самых важных выводов из его экспериментов заключается в том, что поведение не сводится к выработке двигательных навыков. Своими опытами он доказал, что в течение всей жизни индивид формирует когнитивную карту пути для решения различных задач.

Выводы Томлена принудили бихевиористов к пересмотру прежних воззрений на поведение.

Однако лидером необихевиоризма считается Берхауз Фредерик Скиннер. Как и Уотсон он считал главной задачей психологии анализ причин человеческого поведения и выработку методов управления им. Тем не менее в историю психологии Скиннер вошел как теоретик обучения, разработавший методы работы с детьми, нуждающимися в коррекции поведения, а также достиг определенных успехов в коррекционном обучении.

Кроме того, Скиннер является первооткрывателем такого понятия как оперантное поведение — система активных действий для достижения индивидуумом желаемой целей. В своих работах он также основывался на знаниях о рефлексах, но всегда подчеркивал разницу между своим подходом и подходом Павлова: условные рефлексы, формируемые Павловым в ходе исследований Скиннер определял как стимульное поведение, определяемое ассоциацией с конкретным стимулом и не зависящее от собственной активности субъекта.

Подход Скиннера к формированию желаемой реакции имел большие преимущества по сравнению с традиционным:

— устойчивость;

— долговременность;

— стремление индивида повторить успех даже при отсутствии стимула.

В настоящее время бихевиоризм, определивший облик американской психологии в первой половине ХХ века уже не применяется в чистом виде. Тем не менее, многие выводы бихевиористов до сих пор являются основными постулатами американской социологии и политологии, а прикладной анализ поведения, предложенный Скиннером, является наиболее рекомендуемым в работе как с обычными детьми, так и с детьми, имеющими отклонения в развитии или поведении.

Список литературы:

1. Блейхер В.М., Крук И.В. Толковый словарь психиатрических терминов. М.: МОДЕК, 1995. 640с.
2. Ярошевский М.Г. История психологии. От античности до середины ХХ века. Учебное пособие для высших учебных заведений. М.: Издательский центр «Академия»,1996. 416с.

Автор: Евгения Прозорова
Педагог по работе с детьми с повышенными образовательными потребностями

Текст публикуется в авторской редакции

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Необихевиоризм: что это, концепция толмена, скиннера и халла

Необихевиоризм — направление в американской психологии, возникшее в 30-х гг. ХХ в.

Необихевиоризм (от греч. neоs — новый и англ. behaviour — поведение) — психологическое направление. Берет свое начало в бихевиоризме — .

Основан на допущении, что в качестве предмета анализа могут быть не только наблюдаемые поведенческие акты. В схему S – R добавлена новая переменная I — образ, цель, потребность, интеллект, ожидание.

Таким образом необихевиоризм основан на трехчастной схеме S – I – R.

Эдвард Толмен (1886-1959) — американский психолог, создатель „когнитивного“ направления необихевиоризма. Автор программной книги „Целевое поведение у животных и человека“ (1932). Его вариант психологии был противопоставлен элементаристскому подходу Дж. Уотсона и основывался на идее целостного подхода к анализу поведения. Единицей поведения признавался целостный акт, разворачивающийся на основе мотива (I), направленный на определенную цель и опосредствованный когнитивными картами, которые представляют собой знания и ожидания, формирующиеся в опыте. В его экспериментах были использованы специальные лабиринты.
    Скиннер Беррес Фредерик (1904 – 1990) — американский психолог, создатель концепции „оперантного бихевиоризма“. В качестве ключевого ввел понятие „оперантного обусловливания“, которое характеризуется тем, что в его рамках образование условных рефлексов происходит при подкреплении спонтанно возникающей у субъекта реакции, а не стимула как в „классическом“ обусловливании И.П. Павлова. Выступал с критикой необихевиоризма за введение „промежуточных переменных“ между стимулом и реакцией, так как полагал достаточным образование связей между стимулами, реакциями и подкреплением. Разработал ряд оригинальных экспериментальных методик, например, „скиннеровскую камеру“.
Халл Кларк Леонард (24.05.1884 – 1952) — американский психолог, представитель необихевиоризма, автор „гипотетико–дедуктивной“ концепции поведения. Опирался на те требования к методологии построения теории и эксперимента, которые разработаны в естественных науках, прежде всего в математике. Исходил из необходимости введения между элементами классического бихевиоризма „промежуточных переменных“, в качестве которых предлагал рассматривать потребность, потенциал реакции, силу навыка, цель.    

Толмен. Т. попытался соединить идеи бихевиоризма и гештальт-психологии. Именно он в 1948 ввел понятие внутренней переменной. Толмен впервые стал рассматривать поведение как целостность как ансамбль поведенческих реакций.

В отличие от других бихевиористов, Толмен настаивал на том, что поведение не сводится к выработке двигательных навыков. По его экспериментальным данным, организм, постепенно осваивая обстановку, строит познавательную («когнитивную») карту того пути, которому нужно следовать для решения задачи.

(В качестве главной задачи испытуемые животные в опытах Толмена должны были найти выход из лабиринта, чтобы получить подкормку и тем самым удовлетворить потребность в пище.) Уделяя большое внимание вопросам научения, Толмен выделил особый тип научения, которое было названо латентным (скрытым).

Это скрытое, ненаблюдаемое научение играет роль, когда подкрепление отсутствует. И тем не менее оно способно изменять поведение. Толмен ввел понятие латентного назначения, осуществляющего без подкрепления организацию поведения в проблемной ситуации. Когнитивная карта позволяла животному узнать что к чему ведет.

Это психологический образ, выступающий как регулятор действия.

  • Формула поведения по Толмену:
  • 1. Стимул – независимое поведение
  • 2. Промежуточные переменные

3. Зависимая переменная – реакция.

Толмен считал, что смысл упражнений состоит не в упрочнении связей между раздражителем и реакцией, а в образовании познавательных структур.

Функцией подкрепления выступает не только удовлетворение потребности, но и подтверждение ожиданий. Б. Ф. Скиннер продолжал линию классического бихевиоризма сохранил 2-х частную схему анализа поведения.

Скинер сформулировал учение о трех видах поведения:

Безусловно рефлекторное Условное Оперантное

Первые два, реакция на стимул, он их называл респондентным.

Формирование реакций не зависит от активности субъекта. Реакция быстро формируется и угасает без подкрепления.

Он сделал вывод, что адаптация к среде обеспечивается не только респондентными реакциями. Не в лабораторной а в реальной среде приспособления строятся на основе активных проб, некоторые из них случайно приводят к положительному результату.

Такие реакции не обусловлены активностью самого организма. Сам успех является подкреплением.

Такие реакции он назвал оперантными. Второй раз он ориентируется на успех при котором подкрепляется положительный результат. Именно этот тип реакции является преобладающим и обеспечивающим гибкость поведения.

  1. Скиннер сформулировал теорию оперантного научения.
  2. Главное средство для формирования нового поведения — подкрепление.
  3. Процедура научения – это последовательное поведение на нужную реакцию.

Скиннер крайне биологизаторски трактовал поведение и в этом он схож с Уотсоном. Скинеру принадлежит концепция программного научения. Все поведение экстериоризируется. Скиннер рассматривал человека очень упрощенно. Нет личности, есть пучек реакций индивида и возможности в отношении реакций.

Скинер рассмотрел виды стимулов и различил стимул позитивный и оверсивный (болевой). Он различил виды подкрепления – позитивное, и негативное, через инверсию стимула.

Виды наказания:

1. Позитивное наказание – через предъявление оверсивного стимула.

2. Негативное наказание – через удаление позитивного стимула.

Оверсивное обуславливание используется при коррекции поведенческих нарушений, и контроле поведения. Скинеровское обучение эффективно при работе с детьми с задержкой психического развития, умственно отсталыми, с девиантными формами поведения.

  • Кратко по Скиннеру:
  • — новый взгляд на человеческое поведение
  • — человек является активным организатором своего поведения
  • — реакцией управляет следствие, следующее за этой реакцией (S – R — следствие). Пример: человек употребляет алкоголь, чтобы получить удовольствие
  • — следствием может являться реакция окружающих
  • Подкрепление – тенденция к усилению реакции
— Позитивное подкрепление — Негативное подкрепление
поведение => награда => усиление поведения   поведение => игнорирование => усиление поведения
  1. Пример: ребёнок украл деньги => родители ничего не сказали ребёнку => ребёнок украл вновь бОльшую сумму
  2. Наказание – тенденция к урежению реакции
  3. — Наказание тем, что хотел бы избежать
  4. поведение => наказывающий стимул => урежение поведения
  5. Только последствия сталкивают человека с его поведением.
  6. — Наказание изъятием награды поведение => изъятие награды => урежение поведения

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://poisk-ru.ru/s2977t6.html

Необихевиоризм и его представители

    Развитие бихевиоризма имело своё продолжение. Необихевиоризм и его представители, такие как Фредерик Скиннер и Альберт Бандура, дополнили основную формулу «Стимул – Реакция» промежуточными элементами.
    Беррес Фредерик Скиннер (1904–1990) – американский психолог, представитель необихевиоризма, профессор Гарвардского университета.

Автор теории оперантного обусловливания. Один из основоположников введения специальных машин для оценки ответов учащихся в процессе их обучения и тестирования. В 1990 году был занесён в почетный список учёных Американской ассоциации психологов за достижения и выдающийся вклад в развитие науки.

    «Чаще всего нас интересует такое поведение, которое имеет определенное воздействие на окружающий мир. Оно возникает в результате столкновения человека с необходимостью решать задачи, выдвигаемые жизнью» (2).
    Не придавая существенного значения внутренним переживаниям и процессам мышления, он делал упор на методику формирования условных рефлексов.

Подходил к вопросам достижения необходимых навыков с позиции выработки нужных реакций путём их подкрепления либо, наоборот, ослабления.

    Метод оперантного обусловливания заключается в том, что процесс формирования новых рефлексов происходит за счёт подкрепления у индивида новых нужных реакций, которые образуются у него как случайным образом, возникающие спонтанно, так и за счёт методичного воздействия на него со стороны внешней среды. Вместо термина условный рефлекс представители необихевиоризма употребляли термин обусловленный, а вместо безусловного – необусловленный.
    Сам Скиннер сформулировал метод следующим образом: «Поведение живых существ полностью определяется последствиями, к которым оно приводит. В зависимости от того, будут ли эти последствия приятными, безразличными или неприятными, живой организм проявит тенденцию повторять данный поведенческий акт, не придавать ему никакого значения или же избегать его повторения в дальнейшем» (1).

    Теория обусловливания вывела классические эксперименты Ивана Петровича Павлова на уровень социального общества. Оперантное закрепление, помимо условий, связанных с действием безусловных рефлексов в процессе образования новых связей, подразумевает активное использование различных социально-психологических приёмов.

    Альберт Бандура – канадский психолог, представитель необихевиоризма, профессор Стэнфордского университета. Широко известен своими работами по детской и подростковой агрессии, особенно экспериментами с куклой Бобо.
    В эксперименте с куклой Бобо обученный актер в присутствии детей в течение 10 минут издевался над Бобо (надувная игрушка высотой около метра). Он бил её руками и ногами, молотком, обзывал и бросал её. В одном из вариантов этого опыта находившийся при этом взрослый «воспитатель» прилюдно одобрял действия актёра. Впоследствии дети вели себя по отношению к Бобо агрессивно: обзывали её, толкали, били.
    Дети принимали предложенную им модель действий со стороны авторитетных для них взрослых людей, подражали и воспроизводили её.

    Автор фото неизвестен.Источник: портал Университета Калгари.

    Альберт Бандура полагал, что не все формы поведения можно объяснить в терминах оперантного обусловливания. Новый образ действий может формироваться в результате наблюдения и подражания, заимствования от других членов социума. Свою концепцию он назвал теорией социального научения.

Представители необихевиоризма: К. Халл и Э. Толмен

    Яркими представителями необихевиоризма являются также Кларк Л. Халл и Эдвард Ч. Толмен. Профессор Йельского университета Кларк Леонард Халл (1884–1952) впервые попытался подойти к изучению поведения человека с позиции логико-дедуктивных правил и принципов известных в математике. Основываясь на трудах Чарлза Дарвина и экспериментах И. П.

Павлова, он предложил в качестве промежуточных элементов рассматривать потребности организма и силу навыка (условного рефлекса). Результаты своих работ Кларк Халл изложил в предложенной им теории научения.
    Эдвард Чейс Толмен (1886–1959), преподаватель Калифорнийского университета в Беркли, в свою очередь, дополнил необихевиоризм концепцией когнитивных карт.

Когнитивная карта – это образ (представление) субъекта, который сформировался у него в результате его взаимодействия с окружающим миром. Анализ развития событий при этом учитывает имеющийся субъективный опыт и сложившееся восприятие человека в плане оценки вероятности.     Во многих странах проведение опытов над людьми ограничено законодательно.

Представителей необихевиоризма иногда не без основания критикуют за неэтичность некоторых опытов. Особое возмущение у некоторых представителей научного сообщества вызывает положение, при котором результаты экспериментов над подопытными животными переносятся на людей.
    Общепринятого мнения на этот счёт нет.

Иногда практическая целесообразность бывает более важна, чем теоретические рассуждения на эту тему. А в некоторых случаях бывает крайне важно наглядно показать опасные последствия определённой поведенческой модели (с последующим устранением полученных негативных результатов).

    Как уже говорилось в предыдущей статье, методы поведенческой психотерапии наиболее эффективны для так называемого среднестатистического человека, малых и больших социальных групп.

    При определённых обстоятельствах методы и приёмы теории оперантного подкрепления и социального научения являются, пожалуй, единственными, с помощью которых последователи бихевиоризма решали сложные практические задачи.

    Литература:
    1. Б. Ф. Скиннер. Оперантное поведение.
    2. Бихевиоризм в психологии, энциклопедия для студентов.

Источник: http://psy-nets.ru/behavioral_therapy.html

Необихевиоризм (э. толмен, к. халл, б. скиннер)

Необихевиоризм (Э. Толмен, К. Халл)

Основы необихевиоризма заложил Э. Толмен(1886 – 1959). В книге «Целевое поведение животных и человека» (1932) он показал, что экспериментальное наблюдение над поведением животных не способствует уотсоновскому молекулярному пониманию поведения по схеме «стимул–реакция».

Поведение, по Э. Толмену, – это молярный феномен («ситуация–поведение»), то есть целостный акт, который характеризуется собственными свойствами: направленностью на цель, понятливостью, пластичностью, селективностью (выбор средств, ведущих к цели более коротким путем).

В экспериментах на латентное научение им было сформулировано понятие «когнитивной карты» – это структура, которая складывается в мозгу животного в результате переработки поступающих извне воздействий. Она определяет поведение животного в ситуации актуальной задачи. Совокупность таких карт позволяет адекватно ориентироваться в ситуациях жизненных задач в целом, в том числе и для человека.

Крупный вклад в развитие необихевиоризма внес К. Халл(1884 – 1952). Его гипотетико-дедуктивная теория поведения складывалась под влиянием идей И.П. Павлова, Э. Торндайка, Дж. Уотсона. Как и теория Дж. Уотсона, теория К. Халла не учитывает фактора сознания, но, в отличие от Дж.

Уотсона, вместо схемы «стимул – реакция» К. Халл вводит формулу, предложенную еще в 1929 г. Р. Вудвортсом: «стимул–организм–реакция», где организм – это некоторые протекающие внутри него невидимые процессы.

Ему принадлежит тщательная теоретическая и экспериментальная разработка и математический расчет зависимости реакции от характера подкрепления (частичное, прерывистое, постоянное), от времени предъявления. Опыт математического подхода к описанию поведения в системе К.

Халла повлиял на последующую разработку психологических теорий научения (Н.Е. Миллер, Дж. Доллард).

Отдельную линию в развитии бихевиоризма представляет теория оперантного бихевиоризма Б. Скиннера(1904 – 1990). Основываясь на экспериментальных исследованиях и теоретическом анализе поведения животных, Б. Скиннер формулирует положение о 3-х видах поведения:

  • · безусловнорефлекторном;
  • · условнорефлекторном;
  • · оперантном.

Последнее – оперантное поведение – и составляет специфику учения Б. Скиннера, согласно которому условнорефлекторные типы поведения, вызываемые стимулами (S), называются респондентным, отвечающим поведением. Это реакция типа S.

Они составляют определенную часть репертуара поведения, но только ими не обеспечивается адаптация в среде обитания.

Реально процесс приспособления строится на основе активных проб – воздействия животного на окружающий мир, некоторые из которых случайно могут приводить к полезному результату, который, в силу этого, закрепляется.

Реакции, которые не вызываются стимулами, а предупреждают его, Б. Скиннер назвал оперантными. Это реакции типа R (буква R используется для привлечения внимания к понятию «подкрепления» (reinforcement). Именно эти реакции преобладают в адаптивном поведении.

На основе анализа поведения Б. Скиннер сформулировал свою теорию научения. Главным средством формирования нового поведения выступает подкрепление. Вся процедура научения у животных получила название «последовательного поведения на нужную реакцию».

Данные полученные при изучении поведения животных, Б. Скиннер переносит на человеческое поведение. Так возник скиннеровский вариант программированного обучения.

В соответствии с его требованиями, учебный материал расчленяется на мелкие порции (шаги), каждая из которых доступна для учащихся; каждый шаг немедленно подкрепляется; в этих целях используются ТСО.

Недостатком данного подхода является отсутствие организации внутренней познавательной деятельности, при которой обучение теряет свою специфику как сознательный процесс. Разрешению социальных проблем служит созданная Б. Скиннером технология поведения, призванная осуществлять контроль одних людей над другими.

Поскольку намерения, желания, самосознание человека не принимается во внимание, средством управления поведением не является обращение к сознанию людей. Им выступает контроль режима подкрепления (аверсивные стимулы), позволяющий манипулировать людьми.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/8_103322_neobiheviorizm-e-tolmen-k-hall-b-skinner.html

Необихевиоризм: концепция Эдварда Толмена

Формула бихевиоризма была четкой и  однозначной: «стимул-реакция».

Между тем, в кругу бихевиористов появились выдающиеся психологи, поставившие этот постулат под сомнение.

Первым из них был профессор университета Беркли (Калифорния), американец Эдвард Толмен (1886-1959), согласно которому формула поведения должна состоять не из двух, а из трех членов, и поэтому выглядеть следующим образом: стимул (независимая переменная) — промежуточные переменные — зависимая переменная (реакция).

Среднее звено (промежуточные переменные) — не что иное, как недоступные прямому наблюдению психические моменты: ожидания, установки, знания.

Следуя бихевиористской традиции, Толмен ставил опыты над крысами, ищущими выход из лабиринта.

Главный же вывод из этих опытов свелся к тому, что, опираясь на строго контролируемое экспериментатором и объективно им наблюдаемое поведение животных, можно достоверно установить, что этим поведением управляют не те стимулы, которые действуют на них в данный момент, а особые внутренние регуляторы. Поведение предваряют своего рода ожидания, гипотезы, познавательные (когнитивные) «карты». Эти «карты» животное строит само. Они и ориентируют его в лабиринте. По ним оно, будучи запущено в лабиринт, узнает, «что ведет к чему». Положение о том, что психические образы служат регулятором действия, было обосновано гештальттеорией. Учтя ее уроки, Толмен разработал собственную теорию, названную когнитивным бихевиоризмом.

Толмен свои идеи изложил в книгах «Целевое поведение у животных и человека», «Когнитивные карты у крыс и человека». Экспериментальную работу вел в основном на животных (белых крысах), считая, что законы поведения являются     общими для всех живых существ, а наиболее четко и досконально могут быть прослежены на элементарных уровнях поведения.

Результаты опытов Толмена, изложенные в его основной работе «Целенаправленное поведение у животных и человека» (1932), заставили критически переосмыслить краеугольную схему бихевиоризма S R («стимул — реакция»).

Сама по себе идея целенаправленного поведения противоречила программным установкам основателя бихевиоризма Уотсона. Для бихевиористов классического толка целенаправленность поведения подразумевает допущение о наличии сознания.

На это Толмен заявлял, что для него не имеет значения, обладает организм сознанием или нет. Как и подобает бихевиористу, он сосредоточил внимание на внешних, наблюдаемых реакциях.

Он предположил, что причины поведения включают пять основных независимых переменных: стимулы окружающей среды, психологические побуждения, наследственность, предшествующее обучение и возраст.

Поведение является функцией всех этих переменных, что может быть выражено математическим уравнением.

Между наблюдаемыми независимыми переменными и результирующим поведением Толмен ввел набор ненаблюдаемых факторов, которые назвал промежуточными переменными. Эти промежуточные переменные фактически являются детерминантами поведения. Они представляют собой те внутренние процессы, которые связывают стимулирующую ситуацию с наблюдаемой реакцией.

Таким образом, формула S R должна читаться как S O R. Промежуточными переменными является все, что связано с О, то есть с организмом, и формирует данную поведенческую реакцию на данное раздражение.

Однако, оставаясь на позициях бихевиоризма, Толмен отдавал себе отчет: поскольку промежуточные переменные не подлежат объективному наблюдению, то они не представляют никакой практической пользы для психологии, если только их не удается увязать с экспериментальными (независимыми) и поведенческими (зависимыми) переменными.

Классическим примером промежуточной переменной является голод, который невозможно увидеть у подопытного существа (будь то животное или человек). И тем не менее голод можно вполне объективно и точно увязать с экспериментальными переменными, например с длительностью того отрезка времени, на протяжении которого организм не получал пищу.

Кроме того, его можно увязать с объективной реакцией или с переменной поведения, — например, с количеством съеденной пищи или со скоростью ее поглощения. Таким образом, данный фактор становится доступным для количественного измерения и экспериментальных манипуляций.

В теории промежуточные переменные оказались весьма полезной конструкцией. Однако практическое воплощение такого подхода потребовало такой громадной работы, что Толмен в конце концов оставил всякую надежду «составить полное описание хотя бы одной промежуточной переменной».

 

Полученные в опытах результаты заставили Толмена отказаться и от принципиального для всей поведенческой доктрины закона эффекта, открытого Торндайком. По его мнению, подкрепление оказывает на научение довольно слабый эффект.

Толмен предложил собственную когнитивную теорию научения, полагая, что повторяющееся выполнение одного и того же задания усиливает возникающие связи между факторами окружающей среды и ожиданиями организма. Таким путем организм познает окружающий его мир. Такие создаваемые научением связи Толмен назвал гештальт-знаками.

Историки науки высказывают смелое предположение, что отец бихевиоризма Джон Уотсон страдал специфическим расстройством — ан-идеизмом, то есть был начисто лишен воображения, что заставляло его все наблюдаемые феномены трактовать сугубо буквально.

Толмену в творческом воображении не откажешь, однако и он свои теоретические рассуждения строил на объективно наблюдаемых феноменах. Что же такого он увидел в своих экспериментах, что заставило его выйти за рамки представлений Уотсона?

Вот крыса бегает по лабиринту, беспорядочно пробуя то удачные (можно двигаться дальше), то неудачные (тупик) ходы. Наконец она находит еду. При последующих прохождениях лабиринта поиск пищи придает поведению крысы целенаправленность.

С каждым разветвлением ходов связываются некоторые ожидания. Крыса приходит к «пониманию» того, что определенные признаки, ассоциирующиеся с развилкой, наводят или не наводят на то место, где находится вожделенная пища.

Если ожидания крысы оправдываются и она действительно находит пищу, то гештальт-знак (то есть признак, ассоциирующийся с некоторой точкой выбора) получает подкрепление. Таким образом животное вырабатывает целую сеть гештальт-знаков по всем точкам выбора в лабиринте. Толмен назвал это когнитивной картой.

Эта схема представляет собой то, что выучило животное, а не просто набор некоторых моторных навыков. В известном смысле, крыса приобретает всеобъемлющее знание своего лабиринта, в иных условиях — иной окружающей ее среды. В ее мозге вырабатывается нечто вроде полевой карты, позволяющей перемещаться в нужном направлении, не ограничиваясь фиксированным набором заученных телодвижений.

В классическом эксперименте, описанном во многих учебниках, представления Толмена нашли наглядное и убедительное подтверждение. Лабиринт, использованный в этом опыте, был крестообразной формы.

Крысы одной группы всегда находили пищу в одном и том же месте, даже если для того, чтобы до нее добраться, им при разных точках входа в лабиринт приходилось иногда поворачивать не направо, а налево.

Моторные реакции при этом, понятно, отличались, но когнитивная карта оставалась прежней.

  • Крысы второй группы были поставлены в такие условия, что им каждый раз нужно было повторять одни и те же движения, но пища при этом всякий раз находилась на новом месте.
  • Например, начиная путь с одного конца лабиринта, крыса находила пищу, только повернув на определенной развилке направо; если же крысу запускали с противоположной стороны, то для того, чтобы добраться до пищи, ей все равно нужно было повернуть направо.
  • Эксперимент показал, что крысы первой группы — те, кто «изучали» и «усваивали» общую схему ситуации, ориентировались гораздо лучше, чем крысы второй группы, которые воспроизводили заученные реакции.

Толмен предположил, что у человека имеет место нечто похожее. Человек, которому удалось хорошо сориентироваться в какой-то местности, легко может пройти из одной точки в другую разными маршрутами, в том числе и незнакомыми.

Другой эксперимент исследовал латентное научение, то есть такое, которое невозможно наблюдать в то время, когда оно фактически происходит.

Голодную крысу помещали в лабиринт и давали ей возможность свободно бродить по нему. Некоторое время никакой пищи крыса не получала, то есть подкрепления не происходило. Толмена интересовало, имеет ли место какое-либо научение в такой неподкрепляемой ситуации.

Наконец, после нескольких неподкрепленных проб крысе давали возможность найти пищу. После этого скорость прохождения лабиринта резко возрастала, что показало наличие некоторого научения в период отсутствия подкрепления. Показатели этой крысы очень быстро достигали того же уровня, что и у крыс, получавших подкрепление при каждой попытке.

Было бы неправильно воспринимать Толмена как «крысиного наставника», далекого от человеческих проблем.

Его статья с показательным названием «Когнитивные карты у крыс и у человека» (доступная и в переводе на русский язык) стала не только собранием доказательств против схемы S ® R, но и страстным призывом уменьшить уровень царящих в обществе фрустрации, ненависти и нетерпимости, порожденных узкими когнитивными картами.

Ввиду того что этот классический текст рискует так и остаться за пределами круга интересов наших психологов, позволим себе обширную и, кажется, очень важную цитату. Отметив, какой деструктивный характер зачастую носит человеческое поведение, Толмен заканчивает свою статью такими словами:

«Что мы можем сделать с этим? Мой ответ состоит в том, чтобы проповедовать силы разума, то есть широкие когнитивные карты.

Учителя могут сделать детей разумными (то есть образовать у них широкие карты), если они позаботятся о том, чтобы ни один ребенок не был избыточно мотивирован или слишком раздражен.

Тогда дети смогут научиться смотреть вокруг, научатся видеть, что часто существуют обходные и более осторожные пути к нашим целям, научатся понимать, что все люди взаимно связаны друг с другом.

Давайте постараемся не становиться сверхэмоциональными, не быть избыточно мотивированными в такой степени, чтобы у нас могли сложиться только узкие карты.

Каждый из нас должен ставить себя в достаточно комфортные условия, чтобы быть в состоянии развивать широкие карты, быть способным научиться жить в соответствии с принципом реальности, а не в соответствии со слишком узким и непосредственным принципом удовольствия.

Мы должны подвергать себя и своих детей (подобно тому, как это делает экспериментатор со своими крысами) влиянию оптимальных условий при умеренной мотивации, оберегать от фрустрации, когда «бросаем» их и самих себя в тот огромный лабиринт, который есть наш человеческий мир.

Я не могу предсказать, будем ли мы способны сделать это или будет ли нам предоставлена возможность делать именно так; но я могу сказать, что лишь в той мере, в какой мы справимся с этими требованиями к организации жизни людей, мы научим их адекватно ориентироваться в ситуациях жизненных задач».

Источник: https://hr-portal.ru/article/neobiheviorizm-koncepciya-edvarda-tolmena

Необихевиоризм Б.Ф. Скиннера

Беррес Фредерик Скиннер (1904 — 1990) – один из крупнейших представителей бихевиорального направления, по мнению многих американских исследователей науки – один из самых уважаемых психологов   XX века. Его работы заложили основы американской науки о поведении.

Вслед за Уотсоном, Скиннер считал, что наука о поведении человека не отличается принципиально от других естественных наук, построенных на фактах. У таких наук общая цель – предсказать и проконтролировать изучаемое явление (в данном случае – поведение человека).

Вторым принципиальным положением, легшим в основу скиннеровского подхода, стало утверждение о том, принципы поведения организмов, стоящих на более низких ступенях развития, аналогичны таковым принципам поведения организмов, стоящих на более высоких ступенях развития. Собственно, здесь также имело место  развитие традиций Торндайка и Уотсона – данные, полученные в экспериментах на цыплятах и кроликах, экстраполировались на поведение человека.

Поскольку поведение всех организмов подчиняется одним и тем же законам, особое значение придается анализу поведения единичных организмов.

Скиннер считал, что вместо того, чтобы делать предположения о поведении несуществующего усредненного человека, психологи должны научиться предсказывать влияние отдельных переменных на компоненты поведения отдельного организма.

Такой подход не требует применения традиционных статистических методик; он требует знания законов поведения реального индивида.

Основным законом, лежащим в основе бихевиоральной теории поведения, считал Скиннер, является закон причинно-следственных отношений между условиями окружающей среды (стимулами) и открытым поведением (реакцией) организма. Практической целью этой науки является возможность манипулирования переменными окружающей среды с целью изменения поведенческой реакции организма.

Одним из главных научных достижений Скиннера стала его концепция оперантного поведения. Рассмотрим ее основные положения.

Люди (да и животные) в реальной жизни редко действуют согласно классической схеме S – R . Подобное поведение Скиннер называет респондентным (от англ.

respond – отвечать, реагировать), или обусловливанием типа С (стимульным). Скиннер считал, что гораздо чаще организм активно воздействует на свое окружение, с целью добиться желаемого положения вещей.

  Такой тип поведения Скиннер называл оперантным.

Оперантное поведение определяется событиями, которые следуют за реакцией организма (обусловливание типа Р). То есть, последствия поведения изменяют тенденцию организма повторять данное поведение в будущем.

Если последствия благоприятны для организма, то вероятность повторения данного поведения в будущем увеличивается. В этом случае говорят, что произошло подкрепление реакции.

Напротив, если последствия реакции неблагоприятны для организма, тогда вероятность появления данного поведения в будущем уменьшается.

Как видно, поведение определяется подкреплением. Этот термин пришел в бихевиоризм из работ И.П. Павлова и обозначает объекты или условия, которые удовлетворяют те или иные потребности организма и способствуют закреплению предшествующего поведения.

Скорость, с которой оперантное поведение приобретается и сохраняется, зависит от режима подкрепления. Режим подкрепления – это правило, устанавливающее вероятность, с которой будет происходить подкрепление. Скиннер выделял несколько режимов подкрепления.

1) непрерывное подкрепление предполагает появление подкрепления каждый раз, когда организм демонстрирует желаемую реакцию. Такой режим способствует быстрому закреплению желаемой реакции в поведении; однако, он часто неосуществим или неэкономичен.

2)      режим прерывистого подкрепления  может представлять более реальную альтернативу режиму непрерывного подкрепления. Выделяют несколько видов прерывистого подкрепления.

  • Режим подкрепления с постоянным соотношением. Организм подкрепляется после совершения заранее определенного числа желаемых реакций. Данный режим позволяет также быстро закрепить в поведении желаемую реакцию, а также добиться высокой частоты ее проявления.
  • Режим подкрепления с постоянным интервалом. Организм подкрепляется через заранее установленные временные интервалы. В реальной жизни примерами использования  такого режима подкрепления является регулярная выплата зарплаты в учреждениях, регулярные проверки академической успеваемости студентов (сессии). Для данного режима характерна низкая частота появления желаемой реакции срезу после подкрепления.
  • Режим подкрепления с вариативным соотношением. Организм подкрепляется после совершения варьирующего вокруг определенного среднего числа реакций. Режим обеспечивает медленное закрепление в поведении желаемой реакции, но также и медленное его угасание в случае отсутствия подкрепления.
  • Режим подкрепления с вариативным интервалом. Организм подкрепляется через неопределенный временной интервал. Частота появления желаемой реакции в этом случае зависит от  длины интервала: частое подкрепление порождает частое реагирование, а редкое подкрепление – редкое реагирование. Как и в предыдущем случае, сформированная в таком режиме подкрепления реакция угасает медленно  в случае отсутствия подкрепления.

Изучая возможности научения и контроля за поведением человека, Скиннер обращал особое внимание на различные типы подкрепления и их сравнительную эффективность. С точки зрения способности удовлетворять биологические потребности организма, он выделял два вида подкрепления – первичное и вторичное.

Первичное подкрепление – это любое событие или объект, само по себе способное удовлетворять потребности организма. Его ценностное значение абсолютно и не зависит от научения.

  Вторичное (условное) подкрепление – это событие или объект, которые приобрели способность подкреплять поведение  организма в результате тесной ассоциации с первичным подкреплением.

В жизни современного человека условное подкрепление является основным видом подкрепления при научении социальному поведению и контроле за ним. Наиболее яркий пример такого условного подкрепления – это деньги.

Сами по себе деньги не могут удовлетворить ни одну биологическую потребность; но, ассоциируясь с тем, что на них можно приобрести (еда, питье, физический комфорт), они  становятся значительной подкрепляющей поведение силой. Обратите внимание на тот факт, что деньги ассоциируются более чем с одним первичным подкреплением.

Это явление называется генерализацией условного подкрепления. Другие виды генерализованных условных подкреплений – это внимание, похвала, подчинение себе других и социальное одобрение.

Изучая возможности контролировать поведение людей в социуме, Скиннер попытался определить сравнительную эффективность подкрепления и наказания.

Изначально наказание рассматривалось как противоположность подкреплению, как  предъявление аверсивного (неприятного или болевого) стимула в ответ на определенную оперантную реакцию. Цель наказания – побудить организм не повторять данную реакцию.

Позднее Скиннер расширил свою концепцию наказания, включив в нее позитивное и негативное наказание. Позитивное наказание происходит тогда, когда поведение приводит к появлению аверсивного стимула.

Негативное наказание имеет место тогда, когда поведение приводит к устранению (возможного) позитивного стимула. По аналогии с наказанием, подкрепление также может быть позитивным (предъявление положительно стимула) и негативным (удаление аверсивного стимула).

Скиннер считал, что все формы контроля за поведением, использующие аверсивные стимулы, неэффективны и поэтому нежелательны в обществе. Особенно неэффективным средством контроля он считал наказание.

Причина в том, что из-за своей угрожающей природы наказание может вызывать нежелательные эмоциональные и социальные побочные эффекты.  Более того, наказанный человек предположительно знает, что делать нельзя, но может не знать, какое поведение является желательным.

Неэффективность современной пеницитарной системы Скиннер связывал именно с тем, что в ней используются неэффективные методы контроля за поведением осужденных. 

Источник: https://students-library.com/library/read/100969-neobiheviorizm-bf-skinnera

Необихевиоризм (Э. Толмен, К. Халл, Дж. Мид, А.Бандура)

Уже в работах Э. Толмена и Б. Скиннера ставились вопросы о необходимости изучать социальное поведение и управлять им. Анализ процесса социализации, факторов, определяющих и направляющих приобретение социального опыта и норм поведения, определил содержание концепций широкого круга ученых, особенно во второй половине XX в.

Одним из первых обратился к этим проблемам Д.Г.Мид (1863-1931).

Мид в своих работах впервые обратился к проблеме личности, показав, каким образом рождается осознание своего «Я».

Он доказывал, что личность человека формируется в процессе его взаимодействия с другими людьми, являясь моделью тех межличностных отношений, которые наиболее часто повторяются в его жизни.

Так как в общении с разными людьми субъект играет разные «роли», его личность представляет собой своего рода объединение различных ролей, которые он постоянно «на себя принимает», причем язык имеет важнейшее значение.

Вначале у ребенка нет самосознания, но благодаря социальному взаимодействию, общению и языку оно у него развивается, он учится играть роли и получает опыт социального взаимодействия. Этот опыт позволяет ему объективно оценить свое поведение, т. е. у него возникает осознание себя как социального субъекта.

Большое значение как в формировании, так и в осознании себя и своих ролей имеет сюжетная игра, в которой дети впервые учатся принимать на себя различные роли и соблюдать определенные правила игры.

Таким образом, идея «Я» возникает из социального окружения, и вследствие существования множества социальных сред существует возможность развития множества разных типов «Я».

Теория Мида называется также теорией ожиданий, так как, по его мнению, люди проигрывают свои роли с учетом ожиданий окружающих.

Именно в зависимости от ожиданий и от прошлого опыта (наблюдения за родителями, знакомыми) дети по-разному играют одни и те же роли.

Так, роль ученика ребенок, от которого родители ожидают только отличных отметок, играет совсем не так, как ее играет ребенок, которого «сдали» в школу только потому, что это надо и чтобы он хотя бы полдня не путался дома под ногами.

Мид также различает игры сюжетные и игры с правилами. Сюжетные игры учат детей принимать и играть различные роли, изменять их по ходу игры так же, как это потом придется делать в жизни.

До начала этих игр дети знают только одну роль — ребенка в своей семье, теперь они учатся быть и мамой, и летчиком, и поваром, и учеником.

Игры с правилами помогают детям развить произвольность поведения, овладеть теми нормами, которые приняты в обществе, так как в этих играх существует, как пишет Мид, «обобщенный другой», т. е. правило, которое дети должны выполнять.

Понятие обобщенный другой было введено Мидом для того, чтобы объяснить, почему дети выполняют правила в игре, но не могут еще их соблюдать в реальной жизни. С его точки зрения, в игре правило является как бы еще одним обобщенным партнером, который со стороны следит за деятельностью детей, не позволяя им отклоняться от нормы.

Мид впервые обратился к проблемам социального научения и оказал значительное влияние на многих выдающихся психологов, особенно на Г. Салливана.

Наиболее значительные труды в области социального научения принадлежат А. Бандуре (1925-1988).

В начале своей карьеры Бандура в основном сосредоточился на проблемах научения как следствия прямого опыта. Этот интерес привел к программе исследований, посвященной изучению механизмов обучения.

Начав с методологии «стимул-реакция», он пришел к выводу, что для человеческого поведения данная модель не вполне применима, и предложил свою модель, которая лучше объясняет наблюдаемое поведение.

На основании многочисленных исследований он пришел к выводу, что людям далеко не всегда требуется для научения прямое подкрепление, они могут учиться и на чужом опыте.

Научение через наблюдение необходимо в таких ситуациях, когда ошибки могут привести к слишком неприятным или даже фатальным последствиям.

Исходя из этого, Бандура уделял особое внимание исследованию подражания. Он обнаружил, что в качестве моделей для подражания выбирают людей своего пола и примерно того же возраста, которые с успехом решают проблемы, аналогичные тем.

что встают перед самим субъектом. Большое распространение имеет подражание людям, занимающим высокое положение. При этом более доступным, т. е.

более простым, образцам, а также тем, с которыми субъект непосредственно контактирует, подражают чаще.

Исследования показали, что дети, как правило, подражают сначала взрослым, а затем сверстникам, чье поведение привело к успеху, т.е. к достижению того, к чему стремится и данный ребенок. Бандура также обнаружил, что дети часто подражают даже тому поведению, которое у них на глазах и не привело к успеху, т. е. они усваивают новые модели поведения как бы «про запас».

Особую роль в формировании образцов поведения играют средства массовой информации, распространяющие символические модели в широком социальном пространстве.

Люди с высокой оценкой собственной эффективности легче контролируют свое поведение и действия окружающих, более успешны в карьере и общении.

Люди с низкой оценкой личной эффективности, напротив, пассивны, не могут преодолевать препятствия и влиять на окружающих.

Таким образом, Бандура приходит к выводу, что наиболее значимым механизмом персонального действия является ощущаемая человеком эффективность попыток контроля над разнообразными аспектами человеческого бытия.

Бандура также является автором психотерапевтического метода, получившего название «систематической десенсибилизации».

При этом люди наблюдают за поведением «модели» в таких ситуациях, которые кажутся им опасными, вызывающими чувство напряжения, тревоги (например, в закрытом помещении, в присутствии змеи, злой собаки и т.д.).

Успешная деятельность вызывает стремление к подражанию и постепенно снимает напряжение у клиента.

43. Общая характеристика гештальтпсихологии. Исследования в области восприятия (Вертгеймер, Фолькельт, Келлер…).

Гештальтпсихологическое направление в психологии возникло в начале 20-х годов в Германии. Его создание связано с именами М. Вертгеймера, В. Келера, К. Коффки и К.Левина, заложивших методологию этой школы.

Гештальтпсихология, как уже отмечалось, исследовала целостные структуры, из которых состоит психическое поле, разрабатывая новые экспериментальные методы.

Таким образом, в отличие от других психологических направлений (психоанализа, бихевиоризма), кардинально пересмотревших предмет психологии, представители гештальтпсихологии по-прежнему считали, что предметом психологической науки является исследование содержания психики, познавательных процессов, а также структуры и динамики развития личности.

Главная идея этой школы состояла в том, что в основе психики лежат не отдельные элементы сознания, но целостные фигуры — гештальты, свойства которых не являются суммой свойств их частей.

Идеи, развиваемые гештальтпсихологами, основывались на экспериментальном исследовании познавательных процессов. Необходимо подчеркнуть, что эта школа одна из первых обратила существенное внимание на разработку новых, объективных экспериментальных методов исследования психики.

Кроме того, это была первая (и долгое время практически единственная) школа, которая начала строго экспериментальное изучение структуры и качеств личности, так как метод психоанализа, используемый глубинной психологией, нельзя было считать ни объективным, ни экспериментальным.

Методологический подход гештальтпсихологии базировался на нескольких основаниях — понятиях психического поля, изоморфизма и феноменологии. Понятие поле заимствовано из физики, в которой были сделаны в те годы важнейшие открытия. Изучение природы атома, магнетизма позволило раскрыть законы физического поля, в котором элементы выстраиваются в целостные системы.

Эта мысль и стала ведущей для гештальтпсихологов, которые пришли к выводу, что психические структуры располагаются в виде различных схем в психическом поле. При этом гештальты могут изменяться, становясь все более адекватными предметам внешнего поля.

Может происходить и переструктурирование поля, в котором прежние структуры располагаются по-новому, благодаря чему субъект приходит к принципиально новому решению задачи (инсайт).

Психические гештальты изоморфны (подобны) физическим и психофизическим.

Иначе говоря, процессы, происходящие в коре, сходны с теми, которые имеют место во внешнем мире и отражаются в ней как взаимно-однозначные системы в физике и математике (так, круг изоморфен овалу, а не квадрату).

Поэтому схема задачи, которая дана во внешнем поле, может помочь или помешать испытуемому ее решить в зависимости от того, облегчает или затрудняет она переструктурирование схемы.

Субъект может осознать свои переживания, процесс решения задачи, однако для этого ему надо отрешиться от прошлого опыта, очистить свое сознание от всех наслоений, связанных с культурными и личными традициями.

Исследованием развития восприятия у детей занимался еще один ученый (представитель Лейпцигской группы гештальтпсихологов) -Г. Фолькельт. Особое внимание он уделял изучению детских рисунков.

При этом оказалось, что в том случае, когда дети ощупывали, например, закрытый платком кактус, они рисовали только колючки, передавая свое общее ощущение от предмета, а не его форму.

Иными словами, происходило, как и доказывали гештальтпсихологи, схватывание целостного образа предмета, его «хорошей» формы, а затем его «просветление» и дифференциация.

Такой же переход от схватывания общей ситуации к ее дифференциации происходит и в интеллектуальном развитии, доказывал В.Келер (1887-1967).

Первые работы Келера, посвященные исследованию интеллекта шимпанзе, привели его к наиболее значимому открытию — открытию инсайта (озарения).

Исходя из того, что интеллектуальное поведение направлено на решение проблемы, Келер создавал такие ситуации, в которых подопытное животное для достижения цели должно было найти обходные пути.

Операции, которые совершали обезьяны для решения поставленной задачи, были названы двухфазными, так как состояли из двух частей.

В первой части обезьяне нужно было при помощи одного орудия получить другое, которое было необходимо для решения проблемы (например, при помощи короткой палки, которая находилась в клетке, получить длинную, находящуюся на некотором расстоянии от клетки). Во второй части полученное орудие использовалось для достижения искомой цели, например для получения банана, находящегося далеко от обезьяны.

Эксперименты Келера доказывали, что мыслительный процесс идет по второму пути, т.е. происходит мгновенное схватывание ситуации и верное решение поставленной задачи. Объясняя феномен инсайта, он доказывал, что в тот момент, когда явления входят в другую ситуацию, они приобретают новую функцию.

Соединение предметов в новых сочетаниях, связанных с их новыми функциями, ведет к образованию нового гештальта, осознание которого составляет суть мышления.

Келер называл этот процесс «переструктурированием гештальта» и считал, что такое переструктурирование происходит мгновенно и не зависит от прошлого опыта субъекта, но только от способа расположения предметов в поле. Именно это переструктурирование и происходит в момент инсайта.

Доказывая универсальность открытого им способа решения задач, Келер по возвращении в Германию провел серию экспериментов по исследованию процесса мышления у детей. Он предлагал детям проблемную ситуацию, сходную с той, которая ставилась перед обезьянами, например, им предлагалось достать машинку, которая была расположена высоко на шкафу.

Для того чтобы ее достать, детям надо было использовать разные предметы — лесенку, ящик или стул. Оказалось, что, если в комнате была лестница, дети быстро решали предложенную задачу.

Сложнее было в том случае, если надо было догадаться использовать ящик, но наибольшие затруднения вызывал вариант, при котором не было других предметов в комнате, кроме стула, который надо было отодвинуть от стола и использовать как подставку.

Келер объяснял эти результаты тем, что лестница с самого начала осознается функционально как предмет, помогающий достать что-то, расположенное высоко. Ее включение в гештальт со шкафом не представляет для ребенка трудностей. Использование ящика уже нуждается в некоторой перестановке, так как он может осознаваться в нескольких функциях.

Что же касается стула, то он осознается ребенком не сам по себе, но уже включенным в другой гештальт — со столом, с которым он представляется ребенку единым целым. Поэтому для решения данной задачи детям надо сначала разбить целостный образ стол-стул на два, а затем уже стул соединить со шкафом в новый образ, осознав его новую функциональную роль. Вот почему этот вариант является самым сложным для решения.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s36753t9.html

Бихевиоризм |

Кто стоял у истоков психологии

Можно спросить практически любого психолога — с какого направления психологии все начиналось, и большинство почти наверняка скажет, что это психоанализ Фрейда. С психоанализа началась практическая психология — набор специфических методов, призванных не сколько объяснить что же такое сознание и почему человек ведет себя тем или иным образом, а оказать помощь тем людям, которые воспринимали свое внутреннее состояние как проблему — испытывали страдания или психологический дискомфорт.

Сегодня практическая психология давно вышла за рамки психоанализа и включает в себя огромное количество методов, а работа психолога куда чаще ассоциируется не с работой ученого, а с действиями по оказанию психологической помощи клиентам на базе этих различных методов. Большинство их так или иначе возникли на основе идей психоанализа, были основаны людьми выросшими в рамках психоаналитической школы или же, по крайней мере, имевших к этому методу самое непосредственное отношение.

Это неудивительно, ведь практически любое из сегодняшних направлений психотерапии так или иначе, но оперирует такими терминами как эго и бессознательное, то есть использует идеи Зигмунда Фрейда. По этой причине мы и ставим психоанализ на почетное первое место, когда говорим о психологии.

Однако, если уж говорить об истоках психологии надо обязательно вспомнить про еще одно направление, бывшее чрезвычайно популярным в 20-40 годы в Америке, которое базировалось на идеях весьма отдаленных от воззрений психоанализа на личность и его методов работы с пациентами.

Справедливости ради надо также упомянуть, что и если говорить о психологии, как о строгой научной дисциплине, то именно направление о котором пойдет речь далее может с полным правом претендовать на эту роль.

Бихевиоризм (англ. behaviour — поведение) учение о поведении человека в его различных аспектах

Учение о котором котором пойдет разговор называется бихевиоризм — направление из которого впоследствии вышла поведенческая психология, социальная психология а также некоторые методы оказания психологической помощи, которые используются и в наше время.

Противостояние с идеями психоанализа имеет для объяснения появления бихевиоризма весьма важное значение. Дело в том, что психоанализ и прочие идеи о структуре человеческого сознания, зародившиеся на его основе, носили очевидно умозрительный характер и с точки зрения классического научного подхода, подразумевавшего использование реальных опытных данных и их интерпретацию на основе сравнения друг с другом, могли быть в лучшем случае отнесены к разряду научных предположений или гипотез за которыми, однако, не стояло никаких достоверных опытных данных. Многочисленные наблюдения за реакциями пациентов того же Фрейда и других психоаналитиков и психиатров базировались на субъективных интерпретациях, которые транслировали им те же пациенты, проверить их достоверность не представлялось возможным, а любая обратная связь, которую давал психологу пациент по той же причине могла быть подвергнута большому сомнению.

       

Иван Павлов (1849 — 1936)                         Владимир Бехтерев (1857 — 1927)

В свете такого подхода многие известные ученые того времени, ведущие исследования условных рефлексов животных, их поведенческих особенностей (Павлов, Бехтерев, Торндайк, Шеррингтон и другие), то есть того, что можно было наблюдать непосредственно в условиях опыта, считали учение Фрейда как минимум ненаучным и даже шарлатанским.

Конечно и сам Фрейд, и его последователи прекрасно понимали суть претензий, однако обладали своими, не менее вескими аргументами в пользу своих теорий, о чем мы поговорим позднее, когда речь зайдет о критике бихевиоризма.

Основные принципы Бихевиоризма

Как было сказано выше, это течение возникло отчасти на базе идеи противостояния с психоанализом, и это противостояние в известной мере определило отношение основателя бихевиоризма Джона Бродеса Уотсона (1878 — 1958) к субъективному методу в психологии, когда в качестве опытных данных принимались результаты самонаблюдения (интроспекции).

Джон Бродес Уотсон

Разрабатывая принципы своего нового метода Уотсон предполагал, что все процессы происходящие в человеческом сознании можно было понять и описать на основании чисто физиологических, совершенно объективных данных, а базовый метод, который предполагалось использовать содержался в простой формуле «стимул — реакция» или S=>R и именно эта простейшая схема и стала ведущей в бихевиоризме на очень долгое время.

С позиций учения Уотсона личность человека рассматривалась исключительно как некая совокупность поведенческих реакций на определенные стимулы в условиях заданной окружающей среды. Отсюда и основной метод исследования живого организма, основанный на наблюдении и изучении его реагирования на различные воздействия обстоятельств этой среды. Огромное количество данных о поведенческих реакциях людей на различные раздражители собирались и подвергались математической обработке, вследствие чего выводились закономерности, на основании которых делались выводы о психологических особенностях испытуемых и их различиях.

Подобная работа, которая проводилась бихевиористами на протяжении десятилетий, позволила выявить массу полезных закономерностей в человеческом поведении.

В качестве примера использования данных исследований можно привести работу немецкого психолога Ганса Юргена Айзенка (1916 — 1997), который на их базе создал свою факторную теорию личности.

Работа Айзенка

Ганс Айзенк

Началом создания этой теории стало исследование и сравнение поведенческих реакций довольно больших групп военных с одной стороны, обладающих невротическими симптомами, с другой, признанных психологически здоровыми. В итоге Айзенк выделил 39 меняющихся факторов по которым различались эти две группы испытуемых, а последующий их анализ позволил выявить четыре основных различия — стабильность, нейротизм, экстраверсию и интраверсию.

Здесь же можно упомянуть о том, что в прочтении Айзенка термины интраверсия и экстраверсия надо понимать с несколько иной точки зрения, нежели у Юнга. Совершенно ожидаемо для бихевиориста, Айзенк привязал оба термина к чисто биологическим процессам возбуждения и торможения. Невротические же проявления Айзенк связывал с условными рефлексами. Адаптивное поведение индивида, направленное на устранение стимула несущего опасность невротических последствий и в результате снижающего фактор тревожности способствовало развитию фактора стабильности.

В результате этих исследований Айзенком было выявлено 4 категории характеров, которые определялись как сочетание двух параметров — стабильный + интраверт, невротичный + экстраверт, стабильный + экстраверт, невротичный + интраверт.

Айзенк широко известен как автор тестов на интеллект, а в среде психологов, как автор соответствующей теории личности и множества психологических тестов и опросников различной направленности — личностного, подросткового и т.д.

Теория Айзенка является довольно ярким примером использования данных, полученных методом бихевиоризма.

В чем заключается основная проблема бихевиоризма?

Поведенческий подход к изучению психики весьма способствовал развитию психологии, как объективного научного метода, а также, дал мощный толчок к развитию новых социальных дисциплин, таких как антропология, социология, политология и других.

Но с самого начала своего появления учение Уотсона обладало и одним, но весьма существенным недостатком, оно подчеркнуто игнорировало роль самого индивида во взаимодействии со средой, и тем более, роль психической реальности человека, существование и сильное влияние которой на поведенческие факторы было невозможно отрицать. В рамках же теории бихевиоризма человеческой личности была уготована незавидная и незаслуженная роль абстрактного черного ящика содержимое которого почти не принималось в расчет.

Сам Уотсон всегда подчеркивал свое отношение к человеческой личности, как к чистому листу бумаги, лишенному свободы воли, на котором можно было написать все что угодно.

Вот его слова в полной мере демонстрирующие позицию бихевиоризма: «Дайте мне дюжину здоровых детей, физически хорошо развитых, и я гарантирую, что если получу для их воспитания определенные мной внешние условия, то, выбрав наудачу любого из них, я сделаю из него по моему произволу любого специалиста: врача, юриста, артиста, преуспевающего лавочника и даже нищего и вора, независимо от его талантов, его склонностей, желаний, способностей, призвания, национальности».

Эдвард Толмен

Естественно такая позиция изначально закладывала камень преткновения, ограничивающий возможности учения. Со временем это привело к тому, что в 1948 году Толменом было внесено изменение — в основную формулу стимул-реакция, он добавил еще одну переменную I, которая означала психические явления в сознании личности. Отныне формула поведенческой психологии выглядела следующим образом S=>I=>R, где I означала психические процессы человека, которые зависели от типа стимула, условий окружающей среды, физического состояния организма, наследственности и накопленного опыта. Эта переменная объясняла например факт неодинакового поведения людей, подвергающихся воздействию одинакового стимула.

Новое учение получило название НЕО-бихевиоризма и на настоящий момент именно оно является основной наукой изучающей поведение людей.

Принципы необихевиоризма

Несмотря на то, что в последние десятилетия бихевиоризм претерпел весьма серьезные изменения, его базовые принципы декларированные еще Уотсоном остались в основном прежними.

К ним можно отнести следующее:

1. отношение к психике человека, как к преимущественно «белому листу» с некоторым незначительным влиянием врожденных наследственных факторов.

2. основную идею о необходимости изучения только лишь доступных непосредственному наблюдению и анализу поведенческих реакций на стимул (хотя исключительную значимость переменной I сегодня никто не отрицает).

3. убеждение, что посредством использования определенных техник можно существенно изменить поведенческие реакции индивида, и в этом последователи этого направления действительно преуспели больше других.

Необихевиоризм сегодня

Использование таких техник по изменению поведенческих реакций людей в рамках практической психологии позволило идеям бихевиоризма получить широкое распространение за пределами США, где он известен в основном именно благодаря таким техникам и созданным на их основе многочисленным тренингам.

Как научное направление необихевиоризм не снискал себе популярности за пределами США, но если говорить именно о психотерапевтических методах созданных на его основе, то следует признать, что его идеи весьма широко распространены в мире. Так, именно на базе этого учения, создано большинство терапевтических методов, имеющих дело с поведением человека и особенно, с изменением этого поведения. Довольно много психологов считает, что истоки проблем (в том числе и психологических) человека в обществе связаны именно с погрешностями поведения, когда индивид просто ведет себя неадекватно ситуации. В таких случаях первая лежащая на поверхности мысль вполне совпадает с принципами бихевиоризма — чтобы избавить человека от проблем нужно изменить способы его реакций на определенные ситуации, то есть, научить вести себя адаптивно или адекватно окружающей среде. С этой целью и было разработано несколько терапевтических методик, которые практические психологи довольно успешно используют в своей работе.

Основная техника, которую с полным основанием можно отнести к бихевиоризму, это поведенческая психотерапия, которая акцентирует внимание практически исключительно на поведении человека и его коррекции.

Такой подход превосходно работает в случае различных зависимостей, панических расстройств, синдромах навязчивых состояний, различных фобиях, расстройствах сна, приема пищи и других проблем связанных именно с поведенческими нарушениями. Это те состояния, в которых можно вычленить определенный наблюдаемый симптом с которым предстоит работать психологу. Однако в настоящее время, поведенческая терапия в таком радикально чистом виде применяется не столь часто.

Причина все та же, необходимость принимать во внимание фактор внутреннего мира клиента, который, естественно, оказывает огромное влияние на поведение. Хорошим примером такого влияния являются ошибочные установки и убеждения которые чаще всего и бывают источником неадаптивного поведения.

К разновидностям терапии в основе которых лежит изменение поведения человека посредством воздействия на эти установки, относятся например — когнитивная терапия, когнитивно — поведенческая терапия, рационально — эмоциональная терапия и т.п. Эти разновидности терапии сочетают в себе, как поведенческие методики научения, так и те, которые используются в более традиционных психотерапевтических методах, такие как беседа, целью которой является выявление дисфункциональных убеждений клиента влияющих на поведение, которое является проблемным, а также прояснение, в результате которого клиент убеждается в том, что в основе его установок и убеждений лежат  либо иррациональные верования, либо идеи и предположения, не имеющие под собой рациональной основы или построенные на основании неверных данных.

Конечно перечисленные терапевтические методы не являются в чистом виде бихевиоризмом, однако нельзя отрицать, тот факт, что поведенческая терапия легла в их основу.

Заключение

Если давать оценку в целом психологии, как науки, то следует признать, что бихевиоризм единственное направление которое может в полной мере претендовать на научность в том смысле, как ее понимает большинство ученых.

Однако в случае с психологией, подобный подход едва ли можно назвать разумным. Причина в том, что психология и особенно прикладная психология имеет дело с такой неуловимо тонкой субстанцией, как сознание человека, которое с одной стороны, очевидно не подлежит научному исследованию в силу своей природы, а с другой, является настолько сложным проявлением бытия, что едва ли возможно изучать его только лишь с точки зрения его внешних проявлений (поведения) и с любых разумных точек зрения такой подход является весьма ограниченным. Так есть ли выход из сложившейся ситуации?

В настоящее время все больше и больше ученых закрывают глаза на использование в психологии таких, якобы «ненаучных» идей, как идеи психоанализа, и даже использование откровенно медитативных техник уже мало кого удивляет и смущает. Тем не менее необходимость научной «реабилитации» психологии всегда незримо витает в воздухе.

Реальность сегодняшнего дня заключается в том, что представленная проблема вовсе не мешает развитию практической психологии, которая, пусть и не на строго научных основаниях, все больше становится реалией нашей повседневной жизни.

Комментировать через Facebook

Comment

Что это такое, что изучает, характеристики, история, принципы

Психология

Сегодня мы можем увидеть, как психология включает в себя множество различных теоретических ориентаций . Типы психологических парадигм , которые существуют, включают серию поведенческих рекомендаций, которые побуждают нас практиковать профессиональные практики различными способами. Бихевиоризм — одна из наиболее распространенных ориентаций в современном мире среди психологов .Бихевиористы воспринимают живое существо как « tabula rasa », поведение которого определяется подкреплениями, и наказаниями , которые они получают.

Что такое бихевиоризм?

Бихевиоризм — это ветвь психологии , которая изучает общих законов , которые определяют различные поведения людей и даже животных . Он фокусируется на поведении, которое можно наблюдать, по этой причине ставит в приоритет объективный субъективный.

Что изучает бихевиоризм?

Он отвечает за изучение использования различных экспериментальных процедур с целью изучения наблюдаемого поведения , или поведения, учитывая среду, в которой развивается человек, и набор из стимулов и ответов на них. Затем он изучает взаимодействие, которое происходит между живыми существами и стимулами окружающей среды или внешней среды.

Характеристики

Его основные характеристики следующие:

  • Основан на классическом кондиционировании .
  • Он связывает начальные стимулы с нейтральными событиями .
  • Имеет исправных кондиционеров .
  • Особые действия сопровождаются чем-то желательным или нежелательным.
  • Он изучает различные поведения , которые подчиняются законам поведения.
  • Он имеет физического монизма , то есть не имеет разума-тела
  • Он отрицает существование разума .
  • Поведение рассматривается как наблюдаемое , а не как выражение глубокого состояния.
  • Поведение — это результат приобретенного опыта, — не врожденных факторов.
  • Существует постоянная связь между стимулами и ответами .

Фоны

Школа бихевиоризма была разработана на основе различных исследований поведения животных . Для бихевиористов было не важно думать о том, что они думали или чувствовали, и они больше сосредотачивались на том, что на самом деле было видимым .По этой причине они изучали то, что можно было увидеть, заменив интроспекцию как исследовательский метод на лабораторных исследований кондиционирования как типа обучения.

История

Различные исследования, проведенные Дарвином в конце 19 века, привели к появлению различных способов мышления по отношению к гуманитарным наукам . Примерно в 1913 году начали появляться первые теории о бихевиоризме . Джон Ватсон был первым, кто положил начало новой школе бихевиоризма. Он сосредоточился на том, что можно было наблюдать, изучая только факты и поведение, которые были видны глазам ученого. Были начаты различные лабораторные испытания , думая, что можно узнать, как человек или животное может реагировать на стимул , чтобы узнать, что было в уме. К началу 20 века Уотсон утверждал, что наблюдаемое поведение как объект исследования порождает поведение.Иван Павлов был одним из главных предшественников, внесших идеи в теорию Ватсона. К 1920 году радикальный бихевиоризм процветал и был известен во всем мире. К 1980-м годам появилось бихевиоризма, который стал незаменимым для решения некоторых проблем. Несколько поведенческих теорий появились на основе предыдущих исследований бихевиоризма.

Представители

Среди основных представителей бихевиоризма можно выделить следующие:

  • Джон Б.Watson , основоположник бихевиоризма.
  • Скиннер , создатель оперативного бихевиоризма.
  • Кантор , сформулировавший теорию интербихевиоризма.
  • Кларк Халл и Эдвард К. Толмен , которые вместе разработали медиаторский бихевиоризм.
  • Ribes и Josep Roca i Balasch , современные психологи, создавшие теорию полевого бихевиоризма.
  • Staats , разработавшие психологический бихевиоризм.
  • К. Хейс.
  • Рахлин , основоположник телеологического бихевиоризма.
  • Staddon находится в рамках радикального бихевиоризма.

Принципы бихевиоризма

  • Принцип частоты : Этот принцип устанавливает, что для эффективности процесса кондиционирования

Бихевиоризм — EduTech Wiki

Эта статья или глава являются неполными, и их содержание требует дополнительного внимания.Некоторая информация может отсутствовать или быть неправильной, возможно, потребуется улучшить орфографию и грамматику, используйте свое суждение!

1 Определение

  • Бихевиоризм — это прежде всего парадигма в методологии исследования.
  • В психологии и образовании бихевиоризм относится к подходам, которые изучают людей путем (манипулирования) и наблюдения за их поведением, обычно в хорошо контролируемых ситуациях.
  • Необихевиоризм, более популярный в образовании, утверждает, что мышление можно концептуализировать с помощью промежуточных переменных (см. Также: когнитивизм).

2 Первые годы бихевиоризма

Рождение бихевиоризма, задуманного с научной точки зрения, можно датировать 1913 годом, когда Джон Бродус Уотсон (1878–1958) прочитал лекцию, в которой он боролся за радикальный пересмотр цели и метода психологического исследования. По его словам, психология должна стать «экспериментальным разделом естествознания» (Возняк, 1997), ориентированным на изучение, прогнозирование и контроль поведения.

Как следствие, интроспективный анализ вышел на второе место, и поведение стало считаться уникальным параметром, способным выразить реальную психологию человека независимо от существования какого-либо сознания.Кроме того, эта новая теория приравнивала человека к животному, оба из которых в основном следовали бы одной и той же схеме поведения, даже если бы человек развил более утонченные и сложные формы жизни.

После включения в первую главу «Поведение: учебник сравнительной психологии », лекция Уотсона стала практически «бихевиористским манифестом». Таким образом, мы можем рассматривать 24 февраля 1913 года, как день, когда «родился современный бихевиоризм» (Возняк, 1997), хотя последователи Ватсона справедливо подчеркивали этот факт.Их наверняка восхитила подавляющая харизма, продемонстрированная Ватсоном «бихевиористом» (тогда Ватсон торжественно говорил о себе в третьем лице).

Более того, сам Уотсон внес свой вклад в широкое распространение своей теории разными способами: используя свою важную роль профессора психологии в Университете Хопкинса; путем редактирования многих работ по этой теме; и путем редактирования статей в газетах. Прерывание его академической карьеры в 1920 году и отказ от активных дебатов в начале 1930-х годов не помешали распространению его идей, которые на короткое время привлекли внимание академического мира.

В самом деле, Ватсон был не первым, кто противопоставил бихевиоризм концепции интроспекции; и он не был первым, кто применил единый, объективный и экспериментальный метод наблюдения за поведением. Поскольку к тому времени, когда Уотсон написал свой манифест, уже было проведено множество исследований по этому вопросу, мы можем сказать, что его вклад не был таким новаторским и революционным, как утверждают многие последователи.

Тем не менее, мы не можем не отдать должное Уотсону за семантическое и географическое расширение исследования бихевиоризма в течение 1920-х годов, прежде всего за счет антагонизма ментализма в психологической теории как привлекательного элемента.Однако необходимо сказать, что многие бихевиористы разрабатывали теории, которые отличались от теории Уотсона или выходили за ее пределы, потому что под руководством блестящих профессоров многие университеты (Гарвард, Колумбия, Чикаго, Миссури, штат Огайо, Миннесота и т. Д.) Разработали свои собственные концепции. о бихевиоризме, породившей множество тщательно продуманных изменений исходной мысли Уотсона.

Объединение всех этих достижений определило предпосылки для укрепления бихевиористской дисциплины в американской психологии, дисциплины, которая привлекла многих молодых людей, интересующихся объективизмом.В результате «к середине 1930-х годов американская психология стала наукой о поведении, а бихевиоризм, методологический и / или теоретический, стал ее доминирующим направлением» (Возняк, 1997).

3 Классическое и оперативное кондиционирование

Этот раздел был полностью воспроизведен (с небольшими отличиями в компоновке) из Standridge (2002) в 14:46, 14 августа 2007 г. (MEST). Его содержимое доступно под авторским правом Attribution-NonCommercial-ShareAlike 2.5.

Джон Б.Уотсон (1878–1958) и Б. Ф. Скиннер (1904–1990) — два основных создателя бихевиористских подходов к обучению. Уотсон считал, что человеческое поведение является результатом определенных стимулов, которые вызывают определенные реакции. Основная посылка Уотсона заключалась в том, что выводы о человеческом развитии должны основываться на наблюдении за явным поведением, а не на предположениях о подсознательных мотивах или скрытых когнитивных процессах. (Шаффер, 2000). Взгляды Уотсона на обучение частично основывались на исследованиях Ивана Павлова (1849-1936).Павлов изучал пищеварительный процесс и взаимодействие слюноотделения и функции желудка, когда понял, что рефлексы вегетативной нервной системы тесно связаны с этими явлениями. Чтобы определить, влияют ли на этот процесс внешние раздражители, Павлов звонил в колокольчик, давая корм подопытным собакам. Он заметил, что у собак выделялась слюна незадолго до того, как им дали еду. Он обнаружил, что, когда звонят в колокольчик при повторных кормлениях, один только звук колокольчика (условный раздражитель ) вызывает у собак слюноотделение (условный ответ ).Павлов также обнаружил, что условный рефлекс подавлялся, если раздражитель оказывался «неправильным» слишком часто; если звонил колокольчик и еда не появлялась, у собаки в конце концов прекращалось выделение слюны при звуке звонка.

Классический кондиционер
  1. Еда = слюноотделение
  2. Еда + раздражитель = слюноотделение (условный раздражитель)
  3. Один только Белл вызывает слюноотделение (условная реакция)

Расширяя базовую модель стимула-реакции Уотсона [и основанную на предыдущей работе Торндайка], Скиннер разработал более всеобъемлющий взгляд на обусловливание, известный как оперантное обусловливание .Его модель была основана на предпосылке, что удовлетворительные ответы обусловлены, а неудовлетворительные — нет. Оперантное обусловливание — это вознаграждение за часть желаемого поведения или случайного действия, которое приближается к нему. Скиннер заметил, что «то, что мы называем приятным, оказывает на наше поведение энергию или укрепляет» (Скиннер, 1972, стр. 74). В ходе исследований Скиннера на животных он пришел к выводу, что и животные, и люди будут повторять действия, приводящие к благоприятным результатам, и подавлять действия, приводящие к неблагоприятным результатам (Shaffer, 2000).Если крыса нажмет на брусок и получит гранулу с едой, она, скорее всего, снова нажмет на нее. Скиннер определил реакцию на нажатие стержня как оперант , а пищевую гранулу как усилитель . Каратели , с другой стороны, — это последствия, которые подавляют реакцию и уменьшают вероятность того, что она произойдет в будущем. Если бы крысу каждый раз били током, когда она нажимала на планку, это поведение прекратилось бы. Скиннер считал, что привычки, которые развиваются у каждого из нас, являются результатом нашего уникального опыта обучения (Shaffer, 2000).

Оперативное кондиционирование Эта иллюстрация иллюстрирует оперантное обусловливание. Мышь нажимает на рычаг и получает награду за еду. Поэтому он будет нажимать на рычаг несколько раз, чтобы получить угощение.
Получено в 22:38, 13 августа 2007 г. (MEST) с http://projects.coe.uga.edu/epltt/

Бихевиористская психология рассматривает человеческий мозг как черный ящик, к которому нет доступа. Обучение рассматривается как процесс реакции на стимулы, который можно наблюдать и которым можно управлять. Другими словами, «поведенческая психология утверждает, что поведение может измениться в результате внешних мотиваторов, таких как стимулы, вознаграждения и наказания.Бихевиористы пропагандируют влияние на поведение путем систематической корректировки подкрепления «стимул-реакция». (Коннер, 2002).

  • См. Также статью о типе обучения, например уровни обучения, которые включают некоторое обсуждение бихевиористских исследований, например Таксономия Блума, которая по-прежнему обеспечивает важную концептуальную основу для разработки учебной деятельности.

(необходимо написать)

5 Бихевиористская педагогика

Бихевиористская педагогика направлена ​​на поощрение и изменение наблюдаемого поведения.Он рассматривает обучение как поведение, которое показывает приобретение знаний или навыков.

Согласно Standridge (2002), среди методов, выведенных из теории бихевиоризма для практического применения в классе, есть «классические» правила поведения Скиннера:

  • Положительное подкрепление (награда): предъявленный стимул, усиливающий поведение, например хвалить студента
  • Отрицательное подкрепление (снятие отрицательных эффектов): ответ, который удаляет то, что студентам кажется неприятным.Например. учащиеся, которые регулярно сдают домашнее задание, могут пропустить оцениваемую викторину.
  • Положительное наказание: например. требовать, чтобы студент оставался после уроков
  • Отрицательное наказание: например. удалить доступ к компьютеру после некорректного поведения
  • Вымирание (неисполнение): В частности, поведение, которое всегда подкреплялось положительными стимулами, будет уменьшаться, когда оно больше не применяется.

Кроме того, она также перечисляет:

  • Моделирование, т. Е. Обучение с наблюдением, с помощью которого дети узнают положительные и отрицательные реакции, наблюдая за окружающими
  • Подсказка: Предоставление ребенку вербальной или невербальной (заранее) подсказки относительно уместности поведения.
  • Контракты: учитель и ученик соглашаются (новые) модели поведения
  • Последствия: вступают в силу сразу после возникновения поведения (т. Е. Комбинация
  • Повторное кондиционирование путем исчезновения: Устранение ранее введенного стимула, который не оказался успешным. Например. вместо того, чтобы снимать половину за позднюю домашнюю работу, вообще не ставьте оценки.

На основе этих кирпичей усиления, наказания и вымирания есть более сложные стратегии , такие как:

  • Формирование: процесс постепенного изменения качества ответа.
  • Модификация поведения.

Скиннер уже заметил, что определенные схемы подкрепления / наказания были более успешными. Принцип периодического подкрепления гласит, что всегда подкрепленное поведение быстро увеличивается по частоте, но также быстро угасает, когда прекращается вознаграждение. «Напротив, поведение, которое вознаграждается, периодически увеличивается по частоте медленнее, но является более продолжительным или устойчивым к исчезновению». (Алесси, 2001: 18)

Самая бихевиористская педагогика, т.е. связанные модели учебного дизайна на самом деле являются нео-бихевиористскими, то есть включают когнитивистские идеи о психических процессах (рассматриваемые как гипотетические промежуточные переменные)

5.1 Примеры

5.2 Критика

Невидимые аспекты обучения, то есть обработка человеческой информации, также могут быть нацелены на учебные стратегии и методы. Чисто бихевиористский дизайн просто игнорирует такие явления, как размышления, мотивация или когнитивная нагрузка.

Трудно точно измерить комплексные результаты обучения, т.е.е. применение знаний к ситуациям реального мира или построение сложных знаний (например, как в проектно-ориентированном обучении). «Однако ограничение практического знания предмета конечным числом задач или фактов во многих случаях кажется ошибочным». (Коннер, 2002).

В современной педагогической теории бихевиоризм, по-видимому, влияет на определенные компоненты дизайна (например, представление информации, обучение базовым навыкам, различные методы обучения, связанные с более конструктивистской деятельностью учащихся и т. Д.)). Другими словами, бихевиористская теория обучения как целостный подход не является доминирующей, как это было на ранних этапах проектирования обучения и образовательных технологий. Как пример, эта тенденция хорошо демонстрируется эволюцией читателей Рейгелута (выпуск 1983 г. по сравнению с 1999 г.).

Бихевиоризм стал довольно непопулярным в программах обучения взрослых (в отличие от краткосрочного обучения на рабочем месте). Цитируемый Коннером (2002), Стивен Брукфилд (1989), ведущий теоретик образования взрослых, написал в книге «Понимание и содействие обучению взрослых»:

[Бихевиоризм] наиболее заметно проявляется в контекстах, где цели, которые должны быть достигнуты, недвусмысленны, где их достижение может оцениваться в соответствии с общепринятыми критериями успешной работы и где существует явный дисбаланс между областями знаний учителей и учащихся.Примерами могут быть обучение делать укол, изучение компьютерной программы, изучение процедур бухгалтерского учета, обучение плаванию или обучение работе на сложной машине. Хотя ни одно обучение не обходится без элементов рефлексии или эмоциональных измерений, все эти примеры относятся, главным образом, к области ориентированного на выполнение задачи,

Поведенчество — RationalWiki

Эта страница содержит слишком много утверждений без источника и требует улучшения .

Поведенчество может понадобиться помощь. Пожалуйста, изучите утверждения статьи. Все, что заслуживает доверия, должно быть получено, а то, что не соответствует действительности, должно быть удалено.

«» Два бихевиориста занимаются сексом. Один поворачивается к другому и говорит: «Это было хорошо для тебя; как это было для меня?»

Бихевиоризм — это психологическая доктрина, которая утверждает, что все человеческое поведение является результатом условий окружающей среды и может быть изучено и предсказано, как любое другое естествознание.Как следствие этой точки зрения, бихевиористы полагают, что человеческое поведение на самом деле может быть достигнуто желаемыми целями с помощью соответствующих намеренных условий. И наоборот, бихевиористы считали, что в большинстве случаев невротическое или психотическое поведение является результатом антисоциального или саморазрушающего поведения, возникающего в результате вредного воспитания в неблагополучной семье (Стефан Молинье также утверждает эту точку зрения).

Часть философской основы бихевиоризма заключалась в том, что для создания более научного подхода к психологии необходимо было избавиться от понятий, которые нельзя было наблюдать или опровергать.Таким образом, бихевиористы отказались от концепции бессознательного или подсознательного разума и сконцентрировались на поддающихся количественной оценке и наблюдаемых явлениях.

Бихевиоризм был первоначально основан на исследованиях Ивана Павлова известных собак, выделяющих слюну. В то время как большинство людей знакомы с его подготовкой собак к слюноотделению, когда их кормили после звонка в звонок, немногие знают о том, что он очень точно измерил количество слюны, выделяемой каждой собакой, документируя падение в ответ как условная реакция со временем угасалась из-за отсутствия награды в виде еды, связанной со звуком колокольчика.

Среди других ранних сторонников бихевиоризма Эдвард Торндайк и Джеймс Уотсон. Ватсон заметно отвергал любую роль интроспекции в изучении психологии. Хотя бихевиористы разделяли некоторые точки соприкосновения с представителями психоаналитической школы, такими как Зигмунд Фрейд, сильный упор на экспериментирование в дополнение к отказу от интроспекции в большинстве случаев теоретически противоречил друг другу. Б. Ф. Скиннер помог установить бихевиоризм как доминирующую школу мысли в 20-м веке и сформулировал свой собственный вариант — радикальный бихевиоризм.

В 1950-х и 60-х годах бихевиоризм начал выходить из моды. Она была в значительной степени вытеснена как преобладающая парадигма «когнитивной революцией», в ходе которой психологи начали использовать знания и методы из лингвистики и растущих областей нейробиологии и информатики. Критика Скиннера Ноамом Хомским в 1959 году иногда используется в качестве демаркационной линии, хотя переход не был немедленным. Экспериментальные методы, разработанные бихевиористами, используются сегодняшними когнитивными психологами, которые вновь ввели использование интроспекции.Сочетание экспериментальных методов с интроспекцией стало проще, поскольку стали доступны современные методы визуализации мозга, такие как фМРТ и ПЭТ, а когнитивное моделирование и искусственный интеллект стали более продвинутыми, поскольку компьютеры стали более эффективными. Когнитивные модели сознательного и бессознательного, однако, обычно являются вычислительными по своей природе и мало или совсем не похожи на идеи, которые психоаналитики развили с помощью интроспекции. Другим движением, на время вытеснившим бихевиоризм, была «третья волна» или гуманистическая психология, которая подчеркивала врожденную индивидуальную доброту и способность к изменениям; это была «обидчивая» реакция на крайности бихевиоризма, но с тех пор она вышла из моды.

Альберт Бандура считается одним из, если не самым известным психологом-бихевиористом.

Когнитивно-поведенческая терапия основана на теориях бихевиоризма и когнитивной психологии.

См. Также [править]

Что такое бихевиоризм

  • Ресурс исследования
  • Исследовать
    • Искусство и гуманитарные науки
    • Бизнес
    • Инженерная технология
    • Иностранный язык
    • История
    • Математика
    • Наука
    • Социальная наука
    Лучшие подкатегории
    • Продвинутая математика
    • Алгебра
    • Базовая математика
    • Исчисление
    • Геометрия
    • Линейная алгебра
    • Предалгебра
    • Предварительный расчет
    • Статистика и вероятность
    • Тригонометрия
    • Другое →
    Лучшие подкатегории
    • Астрономия
    • Астрофизика
    • Биология
    • Химия
    • Науки о Земле
    • Наука об окружающей среде
    • Здравоохранение
    • Физика
    • Другое →
    Лучшие подкатегории
    • Антропология
    • Закон
    • Политология
    • Психология
    • Социология
    • Другое →

Поведенческий туризм

Поведенческий туризм

Вернуться к статьям


Поведенческий туризм

Алекс Бирн,

Департамент лингвистики и философии, MIT

[Опубликовано в Товарищ по философии разума , изд.S.D. Guttenplan (Блэквелл, 1994)]

Вступительные тексты по философии разума часто начинают с обсуждения бихевиоризма, представленного как одно из несколько теорий разума, которые были окончательно опровергнуты. Но не все так просто: бихевиоризм в той или иной форме, все еще жив и здоров.

«Бихевиоризм» охватывает множество позиций. И все же есть общий базовый поток. Бихевиорист думает, что внутренние психические механизмы, просто случайно связанные с их внешние поведенческие эффекты, но быть (по крайней мере, до значительного степень), образованный этими внешними эффектами.Бихевиористский мотивация часто бывает эпистемологической: на картине разума как по сути внутреннее, как его внешние эффекты могут дать нам широкие знания о чужом сознании мы с уверенностью берем себе владеть?

В качестве несовершенной, но полезной аналогии рассмотрим часы. А Часы имеют видимые движущиеся внешние детали — стрелки. К бихевиорист о часах, часы — это просто что-то с таким внешние части с индикацией времени.Внутренняя работа любых часов совершенно не имеет отношения к его статусу часов, если они производят (или хотя бы не мешать) движению рук. В антибихевиористы, напротив, думают о часах как о внутреннем механизм, который при благоприятных обстоятельствах может вызвать некоторые внешние части двигаться таким образом, чтобы надежно указывать время. Но априорной причины нет, согласно анти-бихевиорист, почему эти благоприятные обстоятельства должны быть даже возможно.Могут быть часы, которые по законам природа, руки не прилагаются. Кроме того, такие часы нуждаются в не быть ненормальными: они могут быть даже парадигмальными примерами часы.

Конечно есть промежуточные позиции. Можно было бы считать, что Типичные часы должны иметь или быть способны иметь стрелки, указывающие время, признавая, что может быть нетипичных часов, из которых это не так. Эти нетипичные часы будут считаться часами в силу общих внутренних механизмов с типичными часами.Или можно, настаивая на важности рук, наложите минимальные ограничения на внутренности часов. Например, можно сказать, что что-то может не быть часами, если большая стрелка и маленькая стрелка не управляется одним и тем же механизмом; но кроме этого, что угодно идет.

Предположим, чтобы продолжить аналогию, мы никогда не открываем Поднимите часы, чтобы изучить их внутренние части. Часы анти-бихевиоризм тогда, казалось бы, возникает эпистемологическая проблема: как мы знаете, что там — это часов?

Бихевиоризм процветал в первой половине двадцатого века. век.Философы того периода с бихевиористскими наклонностями включают Карнапа, Хемпеля, Рассела, ВИТГЕНШТЕЙНА и РАЙЛА. Организация некоторые современные философы из самых разных склонный к наименьшему поведению, находит QUINE в бихевиористский конец, и SEARLE на другом. ДЭВИДСОН, ДЕННЕТТ и ДАММЕТТ ближе к Куайну, чем к Сирлу, с ФОДОР, ДРЕЦКЕ (и многие другие) ближе к Сирлу, чем Куайн. Армстронг и ЛЬЮИС прямо посередине.

ФИЗИКО-АГЕНТСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Допустим, что любой пример физического поведения равен физическое изменение в теле агента (возможно, в отношении его среда), например, поднятие руки агента.

Допустим, что любой пример агентного поведения является что-то делает агент , например, поднимает руку. (Для родственное различие, см. Armstrong, 1968, p. 84.) Мы можем аналогично определить физических поведенческих предрасположенностей и агентских поведенческих диспозиций.

Взаимосвязь между физическим поведением и агентным поведением поведение является спорным. В некоторых представлениях все ДЕЙСТВИЯ идентичен физическим изменениям в теле агента.(Однако, некоторые виды физического поведения, такие как рефлексы, неоспоримому не виды агентным поведения.) На других действие агента должно включать некоторые физические изменения, но не идентичный ему.

Как физическое, так и агентное поведение могут быть понимается в самом широком смысле. Все, что может сделать человек — даже расчет в его голове, например — может рассматриваться как агентское поведение. Аналогичным образом, любые физические изменения в человеческом тело — даже запуск определенного нейрона, например — может быть рассматривается как физическое поведение.

Конечно, утверждать, что ум — это «ничего сверх того» такие-то виды поведения, истолкованные как физические или агентное поведение в самом широком смысле не обязательно бихевиорист. Теория о том, что разум представляет собой серию волевых действия — точка зрения, близкая к точке зрения Беркли — и теория о том, что разум определенная конфигурация нейронных событий, хотя оба спорны, не формы бихевиоризма.

Значит, бихевиористу нужно менее всеобъемлющее понятие поведение или, по крайней мере, если он позволяет какому-нибудь одиночке процессы считаться поведением, он должен минимизировать их важность.

Помахивание кому-либо или последующее движение руки являются более приемлемо с точки зрения поведения, чем расчет в голове, или сопутствующее возбуждение нейронов. Если философская теория ум делает упор на махи или движения рук, а не на молчание размышления и мозговые события, то в этой степени бихевиорист. Соответственно, «физическое поведение» и «агент поведение ‘отныне будет пониматься в поведенческой ограниченный способ.Махи или видимые движения рук (вместе с, например, покраснение и остановка, которые не предполагают телесные движения) включены, внутренние события исключены. Этот расплывчато, но от этого не хуже.

ЭЛИМИНАЦИОННОЕ, АНАЛИТИЧЕСКОЕ И РИЛЕВСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Исключительный бихевиоризм — это предшественник современная доктрина элиминативного материализма (см. ЭЛИМИНАТИВИЗМ). Элиминативисты о ментальном отвергают все или большая часть нашей психологической онтологии здравого смысла: убеждения, сознательные состояния, ощущения и тд.Один аргумент в пользу элиминативизма в современное платье, вот это. Во-первых, «НАРОДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ», как считается, среди прочего, наша неявная теория поведения других, страдает различными недостатками: широко распространенными объяснительными недостатками, для пример. Во-вторых, существуют гораздо лучшие теории поведения, которые не оценивать психические состояния. Следовательно, в соответствии с хорошая научная практика, народная психология должна быть заменена одной этих превосходных теорий. Исключительный бихевиоризм занимает теория замещения должна быть сформулирована в словаре физических поведение.(На самом деле, есть несколько вариантов словарь физического поведения: строгая терминология кинематика — это одно, некий богатый фрагмент английского — другое. Но по крайней мере, словарный запас не будет содержать мысленно загруженных ср.)

Устранительный бихевиоризм — доминирующая тема в трудах Уотсон (1930) и Скиннер (см. статьи, собранные в Skinner et al., 1984): две центральные фигуры в развитии ныне непопулярная доктрина психологического бихевиоризма. Психологический бихевиоризм — это прежде всего утверждение о правильном методологии научной психологии, и возникла в ранней части двадцатого века как реакция на «интроспективу» психология Вундта, Джеймса и Титченера. Согласно в интроспективной школе предметом психологии является СОЗНАНИЕ, и правильная методология его изучения ВНУТРЕННИЙ ВИД. Против этого Ватсон утверждал, что научная психология должна просто интересоваться тем, что является «объективным», и «наблюдаемое», а именно, по его мнению, поведение.

Психологический бихевиоризм — это нечто большее, чем это, курс. И Уотсон, и Скиннер думали, что поведение организм можно объяснить его историей стимуляции вместе с относительно простыми процессами модификации поведения. Скиннер представил оперантное кондиционирование в качестве одного из эти процессы отметили улучшение по сравнению с сырой стимул-реакция бихевиоризма Ватсона.

Уотсон счел более приемлемым, чем Скиннер, пойти внутрь организм, чтобы найти стимулы и ответы, но Ватсон дал эти внутренние у событий нет особого статуса.Кроме того, Ватсон считал мозг просто одна внутренняя часть среди других не менее важных: «бихевиорист [помещает] не больший упор на головной и спинной мозг, чем на полосатых мышцах тела, на простых мышцах желудок, [и] железы »(1930, с. 49).

И Уотсон, и Скиннер разделили неясности на двух подключенных вопросы. Им было неясно, могут ли стимулы и реакции быть описан в мысленно загруженных терминах или только физически описания разрешены.Они также колебались между одобрением: (а) элиминативизм в отношении ментального; (б) утверждение, что психическое состояния существуют, но не имеют отношения к научному изучению человеческого существа; или (c) утверждение, что ментальная терминология может быть переведена в словарь физического поведения. Но у них обоих был сильный склонность к элиминативизму. Уотсон, например, считал, что в существовании сознания «вернуться» в древние времена суеверий и магии »(1930, с. 2).И Скиннер выразил подобные настроения (например, 1971, гл.1). (Последние комментарии к Skinner, , см. Skinner et al., 1984; Модгил и Модгил 1987 г.)

QUINE — еще один элиминирующий бихевиорист, но довольно разные причины. Его бихевиоризм во многом мотивирован его верификационизмом. Он приводит две причины элиминативизма. В во-первых, разговоры о убеждениях и желаниях не поддаются регламентации в первую очередь логика порядка, которую Куайн считает лакмусовой бумажкой для полного разборчивость.Второй — его аргумент в пользу тезиса неопределенность перевода, которая призвана показать, что существует просто нет «сути дела» относительно того, что означает чей-то язык (Куайн, 1960, гл. 2). Куайн предполагает достаточно интимную связь между языком и верой, чтобы отследить, что есть также не является «фактом» относительно того, во что кто-то верит.

Большинство философов-бихевиористов не элиминативисты. Самый мощный и простой вид (неэлиминационный) бихевиоризм:

аналитический (или логический) бихевиоризм: утверждений содержащие мысленный словарь могут быть проанализированы в утверждения содержащие только словарь физического поведения.

Скиннера можно интерпретировать как аналитика-бихевиориста на полставки (например, Скиннер 1971, стр. 24). И Хемпель, высказывая мнение, общее для многие логические позитивисты писали:

Все психологические утверждения, которые имеют смысл, т. Е. скажем, которые в принципе поддаются проверке, могут быть переведены на утверждения, которые не связаны с психологическими концепциями, а только концепции физики. (1949, с. 18, курсив опущен)

Хемпель вывел этот сильный тезис из двух предпосылок.Во-первых, он придерживался (но позже отказался) от верификационной теории значения, а именно, что «значение высказывания устанавливается его условия проверки »(1949, с. 17, курсив опущен). Во-вторых, он считал, что физическое поведение человека составляло большую часть доказательства для приписывания ему определенных психических состояний. Помещение вдвоем, он пришел к выводу, что утверждения о психических состояниях эквивалентно утверждениям (в основном) о физическом поведении.

В основном, но не полностью.Хемпель не был радикальным Бихевиорист в смысле полного игнорирования внутренних процессов. По словам Хемпеля, условия проверки (которые составляют значение) слов «У Павла болит зуб», включая некоторые изменения в Артериальное давление Пола, его пищеварительные процессы и его основные нервная система. Но поскольку грубые телесные движения играют большую роль в проверка психологических предложений, а значит, и игра большого роль в определении их значений, позиция Хемпеля заключается в в значительной степени бихевиорист.

Теперь мы кратко обратимся к влиятельному квазибихевиористу Райла. полемика, Концепция разума (1949) (см. RYLE). Несколько сбивает с толку позицию Райла, которую часто называют аналитической (или логичный) бихевиоризм, но он совсем другой, по содержанию и мотивация, из позитивистского бихевиоризма, примером которого является Хемпель.

Бихевиоризм Хемпеля — часть его ФИЗИКАЛИЗМА. Райл, в напротив, не был физикалистом.Он рассматривал сам вопрос является ли мир в конечном итоге физическим, как концептуально запутанным. Соответственно, Райл говорил об агентных поведенческих диспозициях и не проявил особой склонности анализировать это с точки зрения физических поведенческие установки.

Кроме того, есть основания предполагать, был ли первичный замысел Райла в предложение анализирует утверждений о внутреннем умственном случаев с точки зрения агентских поведенческих диспозиций.В любом Оценить, он не очень много поставляет. Райл больше всего интересовался опровергнуть идею о том, что должны быть сложные внутренние психические процессы за публичные действия человека и показать, как это разрушило проблема других умов. При этом он часто не анализировал внутренний прочь, но просто высмеивал это. ‘Открытые интеллектуальные выступления не являются ключом к разгадке работы умов, это те работы. Босвелл описал ум Джонсона, когда он описал, как он писал: говорил, ел, ерзал и сердился.Его описание было конечно неполным, поскольку, как известно, некоторые мысли Джонсон тщательно скрывал номер , и, должно быть, много снов, мечтаний и тихого лепета, которые только Джонсон мог бы записать, и только Джеймс Джойс пожелал бы, чтобы он записано »(Ryle, 1949, стр. 58-9).

Райл действительно был, как он якобы сказал, «только одна рука и одна нога бихевиориста ».

физикалистов, таких как Плэйс, Смарт, Армстронг и Льюис, были смог найти с чем согласиться в Райле, несмотря на его антипатию к физикализму.Они потребовали, чтобы Райл фактически показал, что физические поведенческие установки имели большое значение в понимание природы ума.

Гич (1957, стр. 8) поднимает важную трудность для любого бихевиористский анализ пропозициональных установок, с точки зрения агентских или физических поведенческих предрасположенностей. Гич отметил что то, что кто-то делает или склонен делать, зависит не только от тот факт, что он придерживается конкретной веры , но также и его желаний (и, следует добавить, по другим его убеждениям как Что ж).Поэтому о простом не может быть и речи. атомистический поведенческий анализ: тот, который соответствует каждому убеждению с другим типом поведения (указанным в язык агентского или физического поведения). Данная вера может проблема практически в любом поведении, в зависимости от другое отношение агента (см. УБЕЖДЕНИЕ; ПРЕДЛОЖЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ.)

СОВРЕМЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Наблюдение Гича о том, что типы убеждений не имеют характеристик поведенческие выражения теперь рассматриваются как данность народных психологическое объяснение, и, следовательно, мало современных философы соблазняются любым (атомистическим) аналитическим бихевиоризм.Но неудача такого бихевиориста анализ не подразумевает отказ бихевиоризма, истолковывается как метафизический тезис о природе разума. Все это означает, что самый прямой путь к бихевиоризму — а именно простой анализ, объединяющий убеждения и поведенческие диспозиции — это тупик. Убедительный аргумент в пользу бихевиоризм должен идти по менее очевидному пути.

Современные бихевиористские взгляды происходят из трех источников.В во-первых, это аналитический ФУНКЦИОНАЛИЗМ Армстронга, Льюиса и других. (см. LEWIS). Согласно этой точке зрения, значения ментального термины определяются их ролью в нашей теории здравого смысла поведение: народная психология. Эта негласно известная теория используется состоят из обобщений, связывающих перцепционный ввод, (физический) поведенческий выход и психические состояния. Что-нибудь из этого обобщения свяжут убеждения с желаниями, таким образом Понимание Гичем, что вера не имеет поведения, чтобы назовите его собственным.Однако если аналитический функционализм верен, то анализ ментальных терминов будет иметь важное поведенческое составная часть.

Обратите внимание, что аналитический функционализм, хотя и не гарантирует влечет за собой от наличия таких-то физических поведенческих склонности к умственной жизни, тем не менее решить проблему чужих умов. Согласно аналитическим функционализма, можно с полным основанием заключить, что существо обладает разум на основе его поведения, так же как можно разумно сделать вывод, что у автомобиля есть двигатель, на основании его движения.

Второй источник — оппозиция функционалистской идее, что организму нужна определенная внутренняя причинная организация в чтобы быть искренним верующим.

Эти два несовместимых направления мысли уходят корнями в Райл, хотя он выразил бы только согласие с второй. Третий источник современного бихевиоризма — один на влияние которого Райла было в лучшем случае косвенным, хотя он нашел это совершенно подходящим.Этот источник принадлежит Витгенштейну (1958). атака на возможность «частного языка», который некоторые считают чтобы показать, что смысл и вера должны проявляться в поведении (см. WITTGENSTEIN).

Этим трем источникам примерно соответствуют три бихевиористские диссертации. Первый:

Поведение по необходимости: обязательно, все, что не имеет физические поведенческие установки определенного вида и сложности не имеет умственной жизни.

Эту расплывчатую формулировку следует использовать для выражения бихевиорист думал, что что-то вроде камня не может возможно иметь умственную жизнь, потому что она внешне инертна (не потому, что в камень). Это тезис, который, кстати, может с тем же безопасность следует приписать Витгенштейну (1958, I, 281-4).

Аналитический функционализм может уклоняться от взглядов на поведение как на необходимость в некоторой степени, но не полностью.Бренд аналитики Льюиса например, функционализм приводит к тому, что все который не имеет поведенческих предрасположенностей выше определенного уровня сложность либо (а) не имеет ментальной жизни; или, (б) является атипичный член такого рода (Lewis, 1980). Поэтому крайний вид постоянного паралича не может быть типичным состоянием любой популяции мыслящих существ: не может быть расы думающие камни.

Естественный компаньон для поведения по мере необходимости, хотя логически независимый от него:

Достаточное поведение: обязательно, все, что имеет физические поведенческие установки определенного вида и сложности имеет умственную жизнь.

Согласно функционализму, будь то аналитическая разновидность или нет, у разума должна быть какая-то особая внутренняя причинная структура. Таким образом, функционализм в целом несовместим с поведение как достаточное представление. Однако ДЕННЕТТ — на которого Райл прямое влияние — давний противник идеи, что иметь разум — это иметь особый тип внутренней причинной структуры. С одной стороны, Деннета не волнуют мысленные эксперименты — часто с участием марсианских ученых, управляющих полыми антропоидными марионетками — которые призваны показать, что наличие ума включает в себя ограничение внутреннего причинного порядка. (См. ниже.) С другой стороны стороны, Деннетт, как и Хьюм, впечатлен замечательным предсказательная сила повседневной психологии. Принятие намеренного позиции ‘(Dennett, 1971, 1981) — прогнозирующая стратегия приписывание преднамеренных состояний, таких как вера и желание, системе — незаменим во многих случаях, его полезность не снижается никакими открытия причудливой внутренней причинной организации.

Теперь, если мы можем быть уверены, что предположение, что система убеждения не будут опровергнуты доказательствами будущего — хотя приписывание определенных убеждений вполне может быть — и это предположение полезно, зачем настаивать на том, чтобы задать еще один вопрос по поводу того, действительно ли система имеет верований?

Таким образом, по словам Деннета, «любой объект, независимо от его внутренностей — что надежно и объемно предсказуемо из намеренного позиция — это в самом полном смысле слова верующий »(1988, с.496).

Два бихевиористских тезиса, рассмотренные до сих пор, безусловно спорны, но оба являются слабыми формами бихевиоризма. Даже их соединение не означает, что любые два поведенческих дубликата обязательно разделяют одни и те же психические состояния. Это последнее требование — наше Третья бихевиористская диссертация:

Супервентный бихевиоризм: супервентных психологических фактов по физическим поведенческим установкам: обязательно, если x и y различаются по типам психических состояний, то различаются в отношении типов поведенческих диспозиций (см. НАДЗОР).

(Обратите внимание, что аналитический бихевиоризм влечет за собой супервентные бихевиоризм, но не наоборот.)

Супервентный бихевиоризм можно расширить, включив в него супервентность языкового значения на поведенческие диспозиции, или сужается, чтобы исключить, скажем, ощущения. Супервентный бихевиоризм может согласовать мнение о том, что контент не находится полностью «в голове», взяв основу супервентности, чтобы включить физическое поведенческое диспозиции вместе с фактами об окружающей среде субъекта.(Возможность этого последнего уточнения принимается за предоставлено в дальнейшем.)

Супервентный бихевиоризм вполне совместим с элиминативизмом (согласно которому никакие x и y никогда не различаются мысленно!). И действительно Похоже, что Куайну нужно первое, чтобы получить второе через тезис о неопределенности (см., например, van Cleve, 1992). Однако, некоторые философы, отвергающие элиминативизм, по крайней мере привлекает супервентный бихевиоризм.Точнее, эти философы придерживались учения о разуме, которое вместе с предположения, которые они, вероятно, примут, влечет за собой супервентные бихевиоризм. Это учение можно объяснить следующим образом.

В трудах ДЭВИДСОНА и в некоторой степени Деннета и Даммит, есть мысль, которая сводится к своего рода картезианство от третьего лица (см. ИСТОРИЯ). Где картезианство считает, что в идеальных условиях кто-то имеет полные и безошибочный доступ к собственной душевной жизни (см. ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА) версия от третьего лица говорит, что кто-то имеет в идеальных условиях полный и безошибочный доступ к душевная жизнь другая. Или, в его типичной формулировке, полный и безошибочный доступ к ПРЕДЛОЖИТЕЛЬНЫМ ПОЛОЖЕНИЯМ (и / или язык) другого. Живописно: в идеальных условиях коробка убеждений и коробка желаний субъекта становятся прозрачными. Такого рода претензий иногда называют интерпретативизмом (Johnston, 1991).

Мы можем драматизировать интерпретативизм, вводя знакомые прибор идеальный интерпретатор : идеализация человека бытие в идеальных эпистемических обстоятельствах.Идеальный переводчик — это способный, согласно интерпретивизму, точно обнаружить, что субъект верит, желает (и / или означает). Полномочия и данные переводчик — предмет спора, но не менее трех баллов должно быть записано.

Во-первых, полномочия переводчика не должны толковаться — на боль тривиальности — быть просто теми силами, которые необходимы в чтобы доставить факты.

Во-вторых, официальные показания переводчика не включают содержание психических состояний субъекта или значение его высказывания, потому что это то, чем должен быть переводчик найти.

В-третьих, интерпретативизм не предлагает редуктивного анализа — по крайней мере позиций — для ссылки на наши лучшие суждений (захваченных в эвристическом приборе идеального интерпретатор), как предполагается, является неотъемлемой частью истории. Льюис (1974) фактически использует идеального интерпретатора, но намеревается, что это будет перевалочный пункт на пути к полностью редуктивный счет. Это не версия интерпретативизма.

Принимая во внимание три приведенных выше пункта, мы могли бы сформулировать Интерпретивизм в частном случае веры как тезис о том, что все бикусловия вида априори:

x считает, что p тогда и только тогда, когда, если бы были соответствующие информированный идеальный интерпретатор, он был бы склонен приписать x убеждение, что р.

Что-то вроде этого явно выражено Дэвидсоном. когда он пишет:

Что может знать полностью информированный переводчик о том, что говорящий означает все, что нужно для изучения; то же самое касается того, что спикер считает.(1986, с. 315)

Davidson предъявляет существенные претензии и поэтому «полностью информирован» не следует понимать как «полностью информированный о том, что докладчик значит и верит ». Здесь он имеет в виду своего «радикального толкователя». (Дэвидсон, 1973), начав процесс интерпретации без знание значения языка или содержания предмета своих убеждений (хотя Дэвидсон позволяет переводчику данные, включающие преднамеренные факты, а именно то, что (не интерпретировано) предложения, в которых субъект «верен»).

Деннет приходит к аналогичному выводу:

[A] Все значит быть истинным верующим — значит быть системой чье поведение надежно предсказуемо благодаря намеренному стратегии, а значит, все там действительно и верно полагая, что p (для любого предложения p) является преднамеренным система, для которой p возникает как вера в лучшее (наиболее предсказуемое) интерпретация. (1981, с. 29)

Теперь для интерпретации требуется (гипотетический) интерпретатор, и так что Деннет, казалось бы, сказал, что некий идеальный переводчик мог предоставить все и только факты о том, во что верит испытуемый.Более того, поскольку отказ редукции в философии разума был одной из главных тем Деннета, он, скорее всего, думает, что этот разговор об интерпретациях и переводчиках не может быть проанализирован прочь. Но тогда Деннетт — интерпретивист.

Интерпретивизм не влечет за собой супервентного бихевиоризма. Для этого может случиться так, что переводчик должен учитывать некоторые неповеденческие факты (например, факты о внутренней причинной организации) при определении того, во что кто-то верит.Однако кажется вероятным что идеальные интерпретаторы Деннета и Дэвидсона не приписывают разные верования двум испытуемым, если только они не различались физические поведенческие диспозиции: их соответствующие интерпретаторы будет судить о любых двух поведенческих дубликатах одинаково. И как идеал Слово переводчика — это Евангелие, это означает, что нет двух предметов будут различаться в убеждениях (или, мы можем предположить, желаниях), если они различались физическими склонностями к поведению. Но это супервентный бихевиоризм по отношению к пропозициональному отношения (и лингвистическое значение, по крайней мере, в случае Дэвидсон).

Деннет, кажется, приходит к интерпретивизму через амбициозную расширение его пути к представлению о достаточном поведении. Что есть: почему бы не поверить на слово идеальному переводчику, если у нас нет четкое представление о том, как он может ошибаться? Причины Дэвидсона для интерпретативизм менее прямолинеен. Основные из них появляются в следующий отрывок, где Дэвидсон приводит доводы в пользу бихевиориста версия интерпретативизма из посылки Витгенштейна о «публичность» значения:

Как Людвиг Витгенштейн, не говоря уже о Дьюи, Г.Х. Мид, Куайн, и многие другие настаивали на том, что язык по своей сути социальный. Это не означает, что истина и смысл могут быть определены в терминах наблюдаемого поведения, или что это не что иное, как наблюдаемое поведение; но это означает, что смысл полностью определяется наблюдаемое поведение, даже легко наблюдаемое поведение. Что значения поддаются расшифровке — это не вопрос удачи; общественный доступность — неотъемлемый аспект языка (Davidson, 1990, п.314).

Даммит выразил аналогичные взгляды (например, 1973, стр. 217-18).

«Легко наблюдаемое поведение» Дэвидсона призвано понимается как «наблюдаемое поведение как физическое поведение» (или, возможно, как: ‘поведение, наблюдаемое как истинность приговоры’). Ибо предположим, что соответствующие избавления наблюдение включает лингвистическое поведение, например, говорит, что снег белый. Затем утверждение Дэвидсона о том, что значение определяется к это поведение , хотя, возможно, не совсем банально, по крайней мере, крайне слабо.В качестве альтернативы предположим, что результаты наблюдения включают психологическое поведение, такое как с намерением вызвать у аудитории определенную веру, но исключить любой вид поведения, описанный таким образом, который предполагает языковое значение. Тогда заявление Дэвидсона определенно не будет тривиально, но нарушит его хорошо известное утверждение, что пропозициональные установки говорящего и значение его языка рассчитываются вместе, ни один из них не имеет приоритета над другим (е.грамм. Дэвидсон, 1973).

Таким образом, кажется, что за аргументом Дэвидсона скрывается спорный эпистемический тезис : наше право говорить, что кто-то говорит на определенном языке или имеет определенные убеждения, в конечном итоге основанный на поведении, рассматривается как физических поведение (или, возможно: наблюдаемый как верность приговоры). Но даже если это будет приемлемо, Дэвидсон очевидный отход от ‘наши суждения основаны на такие-то данные «для» истинности наших суждений определяется по таким-то данным ‘сомнительно.У нас есть узнал много о мире, который не «определяется» тем, что мы узнали это от.

ПОВЕДЕНИЕ ОПРОВЕРЖЕНО?

Чтобы опровергнуть мнение о том, что определенный уровень поведенческих диспозиций необходимо для душевной жизни, нам нужно убедительные случаи мыслящих камней или совершенно неизлечимые паралитики или бестелесные умы. Но эти предполагаемые возможности для некоторых просто так.

Чтобы опровергнуть мнение о том, что определенный уровень поведенческих предрасположенностей достаточно для душевной жизни, нам нужно убедительные случаи насыщенного поведения без сопутствующих психических состояния.Типичный пример — марионетка, управляемая по радио. ссылки, другими разумами за пределами полого тела марионетки (Пикок, 1983, стр. 205; Lycan, 1987, стр. 5; см. Также блок , 1981). Но кто-то может задаться вопросом — и Деннетт делает — неужели драматические приемы сами по себе производят антибихевиористскую интуицию. И как драматические приемы могут повлиять на реальное факты по делу? Если бы кукловодов заменила машина (никем не разработан, но хранит огромное количество входных-выходных условные), который был уменьшен в размере и помещен в голова, у нас все еще есть убедительный контрпример к поведение как достаточное представление? По крайней мере, это не так ясно.

Такой пример будет одинаково хорошо работать против ( антиэлиминативистская версия) точки зрения, согласно которой психические состояния супервентны по поведенческим склонностям. Но супервентный бихевиоризм можно опровергнуть чем-нибудь менее амбициозным. В «Икс-мирцы» Патнэма (1965), которые испытывают сильную боль, но не предают это своим вербальным или невербальным поведением, ведя себя справедливо как безболезненные люди, было бы правильным случаем. Но даже если Патнэм представил контрпример боли, который Деннет, со своей стороны, несомненно, отрицал бы, что история из мира Икс опровергнуть супервентный бихевиоризм в отношении установок или лингвистическое значение будет менее убедительным на интуитивном уровне.Бихевиористское сопротивление здесь легче по той причине, что вера или смысл определенной вещи не имеют феноменологии.

Есть более изощренная линия атаки. Как сказал Куайн заметил, что некоторые приняли его тезис о неопределенности перевод как reductio его бихевиоризма (1990, стр. 37). Чтобы это было убедительным, аргумент Куайна о неопределенности тезис должен быть убедительным сам по себе, и это спорный вопрос.

Если бихевиоризм наконец положит конец к удовлетворению большинству философов, вероятно, это не будет контрпримером или reductio из тезиса о неопределенности Куайна. Скорее это будет быть потому, что бихевиорист беспокоится о других умах, и публичная доступность смысла, оказалась необоснованной, или не требовать бихевиоризма. для их решения. Но мы можем быть уверен, что этот счастливый день наступит через некоторое время.

См. Также CONTENT; ДУАЛИЗМ; Эссе о разуме разделы 3.6. & 3.7. ТЕОРИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ; НАМЕРЕНИЕ; ДУМАЛ; МЫСЛЬ И ЯЗЫК.

БИБЛИОГРАФИЯ

Армстронг, Д. 1968. Материалистическая теория разума. Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

Блок, Н., изд. 1980. Философские чтения Психология, т. 1. Кембридж, Массачусетс: Гарвардский университет. Нажмите.

Блок, Н. 1981. Психологизм и бихевиоризм. Философский Обзор, 90, 5-43.

Дэвидсон Д. 1973. Радикальная интерпретация. Диалектика, 27, 313-28. Перепечатано в Davidson, Inquiries into Truth and Интерпретация. Oxford University Press, 1984.

Дэвидсон, Д. 1986. Теория согласованности истины и знания. В Истина и интерпретация: взгляд на философию Дональд Дэвидсон, изд.Э. Лепор. Оксфорд: Бэзил Блэквелл.

Дэвидсон Д. 1990. Структура и содержание истины. Journal of Philosophy, 87, 279-328.

Деннетт, округ Колумбия, 1971. Системы с намерением. Журнал Философия, 68,87-106. Перепечатано в Деннетте, Brainstorms. Брайтон: Harvester Press.

Деннет, округ Колумбия, 1981. Истинные верующие. В Scientific Разъяснение, изд. А. Ф. Хит. Издательство Оксфордского университета.Перепечатано в Dennett, The Intentional Stance. Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1987; ссылки на страницы относятся к последнему.

Деннет, округ Колумбия 1988. Краткое изложение The Intentional Stance. Поведенческие и мозговые науки, 11, 495-504.

Даммит, М.А. Э. 1973. Философские основы интуиционистского логика. В Logic Colloquium ’73, ed. Х. Э. Роуз и Дж. К. Шепердсон. Перепечатано в Dummett, Truth and Other Enigmas. Лондон Дакворт, 1978; ссылки на страницы относятся к последнему.

Geach, P.T. 1957. Психические действия: их содержание и их Объекты. Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

Hempel, C.G. 1949. Логический анализ психологии. В чтения по философскому анализу, изд. Х. Фейгл и В. Селларс. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts. Перепечатано с исправления в Блоке 1980; ссылки на страницы относятся к последнему.

Джонстон, М.1991. Аргумент об отсутствии объяснения и его влияние на субъективизм. РС.

Льюис, Д.К. 1974. Радикальная интерпретация. Synthese, 23, 331-44. Перепечатано с приписками в Льюисе, 1983.

Льюис, Д.К. 1980. Безумная боль и марсианская боль. В блоке 1980 года. Перепечатано с припиской в ​​Льюисе, 1983.

Льюис, Д.К. 1983. Philosophical Papers, vol. 1. Оксфорд University Press.

Lycan, W.Г. 1987. Сознание. Кембридж, Массачусетс: MIT Нажмите.

Modgil, S., and Modgil, C., eds. 1987. Б. Ф. Скиннер: Консенсус и противоречие. Лондон: Falmer Press.

Пикок, C. 1983. Смысл и содержание. Оксфордский университет Нажмите.

Патнэм, Х. 1965. Мозги и поведение. В Аналитический Философия, т. 2, изд. Р. Дж. Батлер. Печатается блоком, 1980.

Куайн, W.V. 1960. Слово и объект. Кембридж, Массачусетс: MIT Нажмите.

Quine, W.V. 1990. Погоня за истиной. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Райл, Г. 1949. Концепция разума. Нью-Йорк: Барнс & Благородный.

Скиннер, Б.Ф. 1971. За пределами свободы и достоинства. Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф.

Скиннер, Б.Ф. и др. 1984. Скиннер: канонические статьи. Behavioral and Brain Sciences, 7, 473-701.

Ван Клив, Дж. 1992. Семантическая супервентность и референциальный неопределенность. Journal of Philosophy, 89, 344-61.

Уотсон, Дж. Б. 1930. Бихевиоризм. Чикагский университет Нажмите.

Витгенштейн Л. 1958. Philosophical Investigations (2nd изд.). Оксфорд: Бэзил Блэквелл.

Спасибо Дэвиду Льюису, Майклу Тау и редактору за полезные Комментарии.

Последний бихевиорист: неправильное понимание поведения


Несмотря на то, что название моего блога намекает на неправильное понимание бихевиоризма в популярной мысли, я отложил написание статьи, которая разъясняет и исправляет эти заблуждения.Причины этой задержки разнообразны, но главная, вероятно, это просто чувство усталости при решении этой проблемы, поскольку я вовлекал людей в эту дискуссию много раз на протяжении многих лет, и мне редко кажется, что это меняет какие-либо мнения; однако недавние случаи, когда я бился головой о стену, возродили мой интерес к этой теме.

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бихевиоризм — это научная философия, лежащая в основе поведенческой психологии, и за столетие она принимала многочисленные формы, которые, по-видимому, до некоторой степени были неправильно поняты или искажены.Возможно, дедушкой бихевиоризма был Иван Павлов, и хотя его имя не может быть сразу узнаваемо для всех, вполне вероятно, что оно звонит в колокол. Это потому, что фраза появилась именно отсюда. Как физиолог, изучающий слюнные рефлексы у собак, Павлов заметил, что у его испытуемых началось слюноотделение еще до того, как еда была представлена ​​- используя методы исследования до CSI, он рассудил, что звуки шагов исследователей, когда они приносили еду, коридор каким-то образом ассоциировался или сочетался с едой.Чтобы проверить это экспериментально, он создал условия, при которых он звонил в колокольчик непосредственно перед кормлением собак, чтобы сначала соединить два стимула вместе, а затем протестировать колокольчик, не подавая пищи. Он обнаружил, что одного звонка было достаточно, чтобы вызвать слюноотделение у собак, и назвал этот процесс «классическим кондиционированием» 1 .

Этолог по имени Джон Б. Уотсон (который в то время изучал инстинкты) услышал о работе Павлова и продолжил ее, в конечном итоге создав так называемую психологию «стимул-реакция», иначе известную как Бихевиоризм .В 1913 году он написал статью под названием «Психология как бихевиористские взгляды» 2 , неофициально известную как «Бихевиористский манифест», и именно в этой статье Уотсон пытается отделить психологию от ее философских корней, чтобы продвигать ее добровольно или нет, в область науки. Для этого он утверждал, что наука психология должна быть объективной, не обращаясь к внутренним состояниям, которые могут быть обнаружены только посредством интроспекции, таким образом отвергая подходы таких людей, как Уильям Джеймс до него.Он предположил, что будущее психологии заключается в понимании нашего отношения к окружающей среде и того, как на наше поведение влияют различные отношения стимул-реакция. Кульминация которой он описал в своей книге 1930 года под простым названием «Бихевиоризм» 3 . Именно здесь началось непонимание бихевиоризма.

Заблуждение №1: Бихевиоризм — это подход к психологии с чистого листа.

Пустой слатизм — это позиция, которая утверждает, что люди рождаются tabula rasa; пустых холстов, на которых наши навыки, способности, личности и т. Д. Заполняются нашим опытом с течением времени.В частности, в контексте психологии он утверждает, что не существует врожденных предрасположенностей или структур мозга, которые вызывают и / или способствуют развитию определенного поведения. Как и следовало ожидать, придерживаться такой позиции неразумно (особенно с учетом наших нынешних знаний в области нейробиологии), и любую философию науки, которая основывалась на таком предположении, следует справедливо отвергнуть. Так принял ли бихевиоризм идеалы с чистого листа?

Простого ответа нет, но его часто игнорируют из-за одной из самых печально известных цитат в истории психологии:

Дайте мне дюжину здоровых младенцев, хорошо сформированных, и мой собственный определенный мир, чтобы вырастить их, и я гарантирую, что возьму любого наугад и обучу его, чтобы он стал специалистом любого типа, которого я выберу — врачом, юристом, художником , главный купец и, да, даже нищий и вор, независимо от его талантов, склонностей, склонностей, способностей, призвания и расы его предков… (стр.82) 3
Понятно, что такое смелое и невежественное заявление было отвергнуто его современниками, и до сих пор Ватсон подвергается критике за его глупое предположение о том, что любое поведение определяется окружающей средой — другими словами, за то, что он занял чисто «воспитательную» позицию в печально известном « природа / воспитание »дебаты 4 . Что-то явно не так с этой картиной, поскольку Уотсон начал свою карьеру этологом, написав множество книг о врожденных инстинктах и ​​рефлексах у животных, исследованиях которых он даже включил главы в свои книги по бихевиоризму.Чтобы понять это загадочное сопоставление парадигм, нам нужно проанализировать предложение, которое следует непосредственно за цитатой выше:
Я выхожу за рамки своих фактов и признаю это, но так же поступают и сторонники обратного, и они делают это на протяжении многих тысяч лет. (стр.82) 3
Как он объясняет в следующих разделах своего эссе, эта квалификация означает, что его комментарий о двенадцати младенцах является чистой риторикой. Он прибегает к гиперболе, чтобы почти высмеять генетический детерминизм своих современников, и его цель состоит в том, чтобы подчеркнуть абсурдность аргументов в пользу той или иной крайности, игнорируя при этом всю картину.Эту «золотую» позицию продолжил Б. Ф. Скиннер, преемник Ватсона, который утверждал, что невозможно понять поведение, не рассматривая как филогенетические (в ходе развития вида), так и онтогенетические (в ходе эволюции вида). развитие личности) компоненты поведения.

РАДИКАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Я уверен, что даже просто бегло просмотрю мое краткое введение в методологический бихевиоризм, большинство людей уловили несколько спорных утверждений.Например, идея о том, что психология не должна апеллировать к внутренним состояниям, может быть трудной пилюлей. Прежде чем понять, почему это неправильно, важно понять, почему это было правильно — в то время, когда Уотсон писал . Хотя в области психологии были достигнуты большие успехи, а эксперименты того времени были достаточно впечатляющими, все еще оставалась значительная проблема с психологами, делающими выводы о внутренних состояниях, которые не были основаны на доказательствах и которые не давали полезных предсказаний.Уотсон попытался избежать проблем того времени, когда нейробиология была не чем иным, как взломом мозга трупов, предложив прагматический запрет на рассуждения о том, что мы не можем видеть, наблюдать или изучать — о разуме. Важно отметить, что это был не отказ от разума, а, скорее, отказ от использования разума в качестве объяснения в научных исследованиях. Это приводит нас ко второму заблуждению, которое на самом деле больше похоже на заблуждение «наполовину»:

НЕПРАВИЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ № 2: бихевиористы считали, что разума не существует.

Я называю это «половинчатым» заблуждением, потому что, будучи чрезмерно упрощенным описанием, это не совсем неправильное представление методологического бихевиоризма. Они не отвергали существование разума, но хотели, чтобы это понятие было удалено из науки, поэтому легко увидеть, как эти два понятия могут быть объединены. Проблема, однако, возникает, когда люди заявляют о бихевиоризме в целом, и особенно когда они пытаются доказать, что это применимо к любым недавним или современным формам бихевиоризма.Сам Скиннер увидел изъян в подходе методологических бихевиористов и поэтому провел много времени, обсуждая, насколько важны внутренние состояния для изучения психологии. Как утверждает Скиннер:

Наука о поведении должна рассматривать место частных стимулов как физических вещей и тем самым обеспечивает альтернативное объяснение психической жизни. Тогда возникает вопрос: что находится внутри кожи и как мы об этом узнаем? Я считаю, что ответ лежит в основе радикального бихевиоризма.(стр. 211–212) 5
И в другом месте:
Адекватная наука о поведении должна рассматривать события, происходящие внутри кожи организма, не как физиологические медиаторы поведения, а как часть самого поведения. Он может иметь дело с этими событиями, не предполагая, что они имеют какую-либо особую природу или должны быть известны каким-либо особым образом. Кожа не так важна, как граница. Частные и публичные мероприятия имеют одинаковые физические размеры. (стр.228) 6
По описанию Баума, эта форма бихевиоризма не была «радикальной», потому что отвергала внутреннюю жизнь, а, скорее, была «радикальной», потому что отвергала внутренне-внешний дуализм, который рассматривает разум как нечто фундаментально отличное от физического мира 7 .То есть Скиннер утверждал противоположность позиции, в которой его обвиняли, вместо того, чтобы отрицать существование разума, он утверждал, что разум — это вещь, состоящая из причин и следствий, а также процессов, которые могут (и должны) изучаться наукой. Вот почему он был «радикальным», поскольку он принес разум, мышление и познание в сферу науки.

НЕПРАВИЛЬНОЕ ПОНЯТИЕ № 3: Бихевиористы пытаются объяснить поведение в терминах простых реакций на стимулы.

Психология «стимул-реакция» (S-R) — это идея, что даже очень сложное поведение похоже на рефлексы в том смысле, что каждое поведение запускается или вызывается определенным стимулом.Опять же, это разумное представление методологического бихевиоризма, но отнюдь не справедливое описание радикального бихевиоризма. Возможно, самой известной демонстрацией этого заблуждения является попытка Ноама Хомского раскритиковать «вербальное поведение» Скиннера в его эссе «Обзор вербального поведения Б.Ф. Скиннера», и этот обзор был искусно обработан Кеннетом МакКоркодейлом в «Обзоре Хомского на книгу Скиннера». Вербальное поведение ». Недоразумение Хомского лучше всего резюмируется на раннем этапе Маккоркодейлом, где он объясняет, что неудивительно, что ответ на обзор Хомского был отложен, учитывая, что никто не мог точно определить, на кого или на что он нападал.Он назвал свое эссе нападением на Скиннера, но при этом большую часть своей работы тратит на психологию СР — и поэтому оставшиеся методологические бихевиористы того времени игнорировали его, поскольку оно было направлено против Скиннера, а радикальные бихевиористы игнорировали его, потому что это была атака. по психологии СР (и они согласились с представленными основными аргументами).

Чтобы понять, почему неправильно думать о работе Скиннера как о представлении подхода S-R, полезно взглянуть на один из фундаментальных принципов его философии: оперантное кондиционирование .В отличие от классического обусловливания, иногда называемого «обусловливанием респондента», где упор делается на реакцию, которая вызывается из организма, оперантное обусловливание фокусируется на «операнте» — произвольной реакции, испускаемой организмом. Таким образом, хотя Скиннер не игнорировал важность некоторых реакций на стимулы (то есть верно, что собаки выделяют слюну при звуке колокольчика, когда этот звук сочетается с едой), он утверждал, что такой формы обучения недостаточно для сам объяснять все поведение.

НЕПРАВИЛЬНОЕ ПОНЯТИЕ № 4: Бихевиоризм работает только с животными, не являющимися людьми.

Еще одним аспектом обзора Хомского был его скептицизм по поводу допустимости экстраполяции результатов лабораторных исследований на сложное человеческое поведение, и эта критика часто повторяется другими недоброжелателями, такими как Пинкер. Во-первых, важно подчеркнуть, насколько безоснователен этот аргумент как критика работы Скиннера. То есть, даже если бы было правдой, что Скиннер (и бихевиористы в целом) имели дело только с поведением животных и пытались применить результаты к человеческому поведению, он упускает из виду тот факт, что бихевиористы изучают универсальные законы или общие для всех видов, а не видовые поведение.Таким образом, предметом изучения является само поведение, а не поведение крысы или голубя и т. Д. Причина изучения поведения животных, по крайней мере, изначально, довольно проста — если вы хотите узнать, как работает двигатель 747-го, вы этого не сделаете. Начните с попытки перепроектировать 747. Вы идете к своему садовому сараю и разбираете двигатель своей газонокосилки, и как только вы понимаете основные принципы его работы, вы переходите к более сложному двигателю и сохраняете принципы общие для всех двигателей.

Во-вторых, основная проблема этого заблуждения состоит в том, что оно явно ложно. Принципы поведенческой психологии неизменно доказали свою применимость к поведению человека так же, как и к поведению животных. Я коснулся этого в своем эссе «Непредсказуемость людей», где я обсуждаю, насколько успешным был закон соответствия в описании и предсказании поведения выбора людей, но также уместно отметить, что эти приложения актуальны не только теоретически.Вместо этого, различные принципы, основанные на фундаментальных исследованиях на животных, привели к изменяющим жизнь методам лечения, таким как систематическая десенсибилизация при фобиях, ряду инструментов прикладного анализа поведения при самоповреждении, аутизме, расстройствах пищевого поведения и т. Д., Когнитивно-поведенческой терапии депрессии. и тревожность, Triple-P как крупномасштабное вмешательство для улучшения методов воспитания и благополучия детей и так далее. Игнорировать его применение к людям — значит игнорировать реальность.

Заблуждение № 5: Бихевиоризм больше не имеет отношения к современной психологии.

За пределами академических кругов преобладает мнение, что бихевиоризм мертв и не повлиял на текущее состояние психологии. Игнорируя пока полемику по поводу утверждений о «когнитивной революции», с учетом вышеприведенного абзаца становится ясно, что утверждение, что бихевиоризм больше не актуален, должно быть неверным. Однако основная причина этого заблуждения, похоже, является кульминацией всех заблуждений, описанных выше. Однако, когда мы понимаем, что бихевиоризм — это совершенно бесспорная философия, утверждения о том, что он мертв, становится намного труднее оправдать.Отличная статья Генри Рёдигера полностью опровергает это заблуждение, где он спрашивает «Что случилось с бихевиоризмом?»:

Возможно, наиболее радикальный ответ на поставленный мною вопрос заключается в том, что бихевиоризм сегодня менее обсуждается и обсуждается, потому что он фактически выиграл интеллектуальную битву. В самом прямом смысле, все психологи сегодня (по крайней мере, те, которые проводят эмпирические исследования) являются бихевиористами. Даже самые когнитивно ориентированные экспериментаторы изучают какое-то поведение. Они могут изучать влияние переменных нажатий кнопок на компьютерах, заполнения контрольных списков, составления рейтингов доверия, моделей кровотока или вспоминания слов, записывая их на листах бумаги, но они почти всегда изучают поведение, которое можно объективно проверить.(И даже субъективный опыт, такой как рейтинг доверия, может быть воспроизведен для разных людей и в разных условиях). Этот этап изучения объективно проверяемого поведения представляет собой огромное изменение по сравнению с работой многих психологов в 1904 году. Сегодня области когнитивной психологии и когнитивной нейробиологии являются в высшей степени поведенческими (если включить нейронные показатели поведения). Конечно, в нажатии кнопок на компьютерах нет ничего интересного по своей сути, но, с другой стороны, основные законы поведения в лаборатории на животных были разработаны на крысах, которые нажимают на рычаги и перемещаются по взлетно-посадочной полосе, или на голубях, клюющих ключи — не совсем захватывающее поведение в их собственное право.Во всех этих случаях ученый надеется открыть принципиально интересные принципы на основе простого и элегантного экспериментального анализа. Когнитивный исследователь идет дальше и ищет сходные доказательства из поведенческих наблюдений за внутренней работой систем разума / мозга. Но как экспериментаторы, как когнитивные, так и поведенческие исследователи изучают поведение. Бихевиоризм победил.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Ошибочные характеристики бихевиоризма широко распространены. Я осторожно поцарапал поверхность всех недоразумений, и не будет преувеличением сказать, что есть еще много других, о которых я не упомянул.Даже на факультетах психологии и в учебниках 8, 9, 10 распространяются эти заблуждения, поэтому неудивительно, что те, кто не занимается психологией, находятся в замешательстве.

Конечно, это не означает, что бихевиоризм — это идеальная философия, что его нельзя критиковать или что его нельзя улучшить, но вместо этого это означает, что многие из причин отказа от бихевиоризма необоснованны. Подводя итог этой статье, я думаю, что оставлю это самому Скиннеру:

Те, кто так торжественно провозглашают смерть бихевиоризма, заявляют о собственном уходе от канонов научного метода.
ССЫЛКИ:

1. Павлов И. (1927/1960). Условные рефлексы . Dover Publications, New York. №

2. Уотсон, Дж. Б. (1913). Психология с точки зрения бихевиористов. Psychological Review , 20, 158-177.↩

3. Уотсон, Дж. Б. (1930). Бихевиоризм (исправленное издание). University of Chicago Press. №

4. Пинкер, С. (2002). Чистый лист: современное отрицание человеческой природы . Allen Lane, Лондон. №

5. Скиннер, Б. Ф. (1974). О бихевиоризме . Knopf, New York.

6. Скиннер, Б. Ф. (1969). Непредвиденные обстоятельства подкрепления: теоретический анализ . Appleton-Century-Crofts, New York. ↩

7. Баум, В. (2011). Бихевиоризм, частные события и молярный взгляд на поведение. Поведенческий аналитик . 34: 185–200.↩

8. Ламал П. А. (1995). Заблуждения студентов об анализе поведения. Преподавание психологии , 22, 177-180.↩

9. Арнцен, Э., Локке, Дж., Локке, Г., & Эйлерцен, Д. Э., (2011). О заблуждениях относительно анализа поведения студентов и преподавателей университетов. Психологические записи , 60 (2), 8.

10. Тодд, Дж. Т., и Моррис, Э. К., (1983). Заблуждение и неправильное образование: презентации радикального бихевиоризма в учебниках психологии. Поведенческий аналитик , 6 (2), 153.↩

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.