24.09.2021

Руми мевляна: 15 отрезвляющих цитат Джалаледдина Руми

Содержание

Ежегодная церемония посвященная великому суфию Руми в Турции

В Конье состоялась церемония «Şeb-i Arûs», посвященная 747-ой годовщине смерти Мевланы.

Своим творчеством Мевлана Джелаледдин-и Руми, образно выражаясь, раскрыл объятия для всех людей, независимо от их религии, секты и расы, и показал путь любви к ближнему.

747-я годовщина смерти философа была отмечена церемонией “Şeb-i Arus”. Из-за пандемии, в этом году первая церемония состоялась 7 декабря в Конье, где Руми провел большую часть своей жизни, и прошла без посетителей. Вторая церемония, опять же без участников, состоится 17 декабря.

Поэт-суфий Мевлана Джелаледдин-и Руми, живший в 13 веке и известный миру под псевдонимом «Руми», считается величайшим философом суфизма. Мевлану любят и уважают все религии, его стихи и религиозные сочинения применимы ко всему человечеству. Хотя Мевлана отождествлялся со многими титулами, такими как мусульманский поэт, правовед, исламский ученый, теолог и мистический суфий, он был, прежде всего, философом.

Представляя порядок жизни, он верил в «сущность» и говорил, что все остальное состоит из образов.

Мевлана, творчество которого открыто для всех, независимо от расы и религии, стал символом равенства в мире во всех смыслах. Каждый год посетители со всех уголков мира, приверженцы философии Мевланы, посещают церемонии, проводящиеся в Конье и посвященные памяти Мевланы Джелаледдин-и Руми, который вещал людям про истину и любовь, распространяя гуманистическое мировоззрение на все человечество.

Конья, история которой восходит к 7000 г. до н.э., один из крупнейших городов в регионе Центральной Анатолии в Турции, стал «колыбелью цивилизаций и религий», здесь на протяжении веков проживали многочисленные цивилизации. Город известен не только Руми, но и богатой культурой, сочетающей все историческое наследие этих цивилизаций.

Церемонии «Şeb-i Aruz», ставшие ежегодным ритуалом в Турции.

С 1937 года, каждую годовщину смерти Джалал ад-Дин Руми, в Конье проводится поминальная церемония «Şeb-i Aruz» (Ночь воссоединения с Богом). В этом году церемония «Şeb-i Aruz» пройдёт при поддержке Министерства культуры и туризма Турции в 83-й раз. В этом году исполняется 747 лет со дня смерти всемирно известного суфийского мистика, поэта и ученого. Первая церемония в этом году прошла 7 декабря и, в связи с пандемией, прошла без посетителей. Вторая церемония состоится 17 декабря, опять же без участников. Церемонии будут транслироваться в прямом эфире на цифровых платформах и по телевидению.

История Шемси Тебризи и Руми

Учение суфийского поэта и исламского ученого Руми оказало большое влияние на мистическую мысль, и на литературу во всем мире. Согласно рассказам, Мевлана, которого всегда любили в исламском мире, очень грустил, когда потерял своего учителя Шемс-и Тебризи, вместе с которым они открывали глубины духовности. Эта потеря отозвалась большой болью в его душе. Он отказался от всего мирского и написал «Месневи», поэму, состоящую из 25 тысяч двустиший, которая считается самой совершенной суфийской поэмой в мире. Для Мевланы настоящая любовь это любовь к Богу; а смерть для него была днем, когда он встретит Бога. Именно поэтому годовщина смерти философа, 17 декабря, считается не днем траура, а праздником. Название церемонии Seb-i Arus, которая проводится ежегодно 17 декабря, означает «ночь воссоединения или брачная ночь».

Что означает Şeb-i Arus?

Русский эквивалент Seb-i Arus — «Брачная ночь». Брачная ночь известна в ордене Мевлеви как ночь смерти Мевланы Джелаледдин-и Руми. Мевлана Джелаледдин-и Руми называл свою смерть «Брачной ночью», потому что он думал, что эта ночь — ночь воссоединения со своим Господом, к которому он испытывал истинную любовь. Мевлана интерпретирует смерть как «возвращение к Богу», как возвращение человека к своему изначальному источнику божественной сущности. Для него смерть — это не исчезновение тела, а путь к Богу. Церемонии, проводимые в предшествующие 17 декабря недели, в годовщину смерти Руми, стали называть Международными церемониями поминовения годовщины Воссоединения, также известными в народе как «Seb-i Arus». ЮНЕСКО объявило 2007 год – год 800-летия Мевланы — Международным годом Мевланы.

Жизнь Мевланы Джелаледдин-и Руми

Руми описывает свою жизнь простой фразой: «Я был сырым, я был сожжен, я сгорел». Его настоящее имя — Мухаммед Джелаледдин. Позже он получил имена Рими (ученый) и Руми. Он родился 30 сентября 1207 года в городе Балх на территории современного Афганистана. Его семья покинула Балх в 1212 году и отправилась в Мекку для хаджа, проходящего через Багдад, Нишапур и Куфе. Позже, путешествуя через Дамаск и Алеппо, в 1222 году семья обосновалась в Карамане (Ларенде).

Отец Руми был видным богословом, юристом и мистиком.

В 1228 году он стал главой медресе по приглашению сельджукского султана Алаеддина Кейкубата и переехал со своей семьей из Карамана в Конью, столицу государства Сельджуков. После смерти отца Руми взял на себя роль учителя ислама и много лет читал лекции и проповеди. Время от времени в его лекциях и беседах участвовали представители разных религий.

Мевлана Джелаледдин-и Руми умер в Конье в возрасте 66 лет 17 декабря 1273 года. Тело Руми было погребено рядом с телом его отца, а над его местом захоронения возвели великолепный храм Йешил Тюрбе (Куббе-и Хадра — Зеленый Мавзолей). Пристроенная к мавзолею Руми, бывшая Дервишская Семинария теперь служит музеем — Музеем Руми, где хранятся рукописи произведений Руми и различные артефакты, связанные с мистицизмом. После смерти Руми его последователи основали Орден Мевлеви, также известный как Орден Кружащихся Дервишей, известный своим суфийским танцем и церемонией Сема. Произведения Руми считаются вершиной мистического искусства, выходящего за пределы религиозных, культурных и этнических границ.

Наследие Руми

  • Записи стихов Руми вошли в список 20 лучших песен Billboard в США.
  • Мевлана стал «самым продаваемым поэтом Америки», а его стихи десятилетиями были одними из самых читаемых на свадьбах. Его сравнивают с Шекспиром в его безмерном творчестве и со святым Франциском Ассизским в его духовной мудрости.
  • Выбор американского автора Дипака Чопры, переводы Ферейдуна Киа любовных стихов Руми были озвученны такими звездами Голливуда, как Мадонна, Голди Хоун, Филип Гласс и Деми Мур.
  • Изображение Мевланы и Мавзолея было включено в банкноты 5000 турецких лир, которые находились в обращении с 1981 по 1994 год.
  • В Лакхнау, столице штата Уттар-Прадеш, на севере Индии, есть архитектурное сооружение, известное как Ворота Руми, построенные в честь Мевлана.

➔ Смотрите новости на смартфоне? Подпишитесь на новости туризма от Турпрома в Google News: это свежие идеи для путешествий, туристические новости и подборки по распродажам туров и авиабилетов! Либо подпишитесь на канал туристических новостей на ЯНДЕКС. ДЗЕН. Также рекомендуем подписаться на наш Канал новостей в Telegram: https://t.me/tourprom

20 цитат Руми, которые заставят вас почувствовать любовь

Этот персидский поэт менее знаменит в нашей стране, чем Низами, Авиценна, Саади или Хайам, хотя и незаслуженно. Руми Джалаладдину довелось прославиться на разных поприщах, он добился успеха в исламском богословии, юриспруденции и суфийской мистике. Многие его ученые работы оказали огромное влияние на культуру древнего Среднего Востока благодаря умению этого выдающегося человека разрушать устоявшиеся барьеры, способность смотреть на жизнь под необычным углом и иметь собственное мнение по самым разным вопросам, волнующим человечество и сегодня.

Судьба поэта

Руми (Мевляна) появился на свет в семье известного в Персии юриста, богослова и проповедника Бехаеддина в 1207 году. Отцу будущего поэта пришлось спасаться бегством от преследования за вольнодумные взгляды, из чего можно сделать вывод, что способность и стремление к свободомыслию передались сыну по наследству.

Тем не менее, юноша рос любознательным и получил отличное образование, и не только гуманитарное (юридическое и теософское), он также изучал точные науки.

Мировоззрение Руми формировалось под воздействием исламской религиозной доктрины, он свято верил в бессмертие души, а атеизм определял довольно грубым словом «скотство».

Литературное наследие

После смерти отца (1231) поэт занял его должность придворного ученого. Годы скитаний, неустроенность иранской социальной жизни и другие обстоятельства окончательно сделали его суфием-пантеистом, что привело к конфликту с духовенством.

Литературных произведений Руми оставил не очень много (но и немало, свыше пятидесяти тысяч двустиший включает лишь одна его дидактическая поэма), и все они, безусловно, заслуживают читательского внимания. В стихах его мирно соседствуют философско-аскетические идеи и откровенный эротизм, свойственный и другим поэтам Востока. Ниже приведены 20 цитат, дающих некоторое представление о творчестве Руми.

Возможно, они вызовут интерес и побудят кого-то ознакомиться с его стихами более подробно.

Стихи и проза

«Любовь свою не встретить где-нибудь.

Она в тебе все время»

«Лететь по тайным небесам, когда слетают вмиг одежды,

Во-первых, чтоб уйти от жизни,

Второе – чтоб шагать, земли не чуя.

Вот это есть любовь!»

«Искать любви не нужно,

Но лишь найти барьеры

Внутри себя, мешающие ей»

«И тысяча полувлюбленных не стоят

Лишь одного взаправду любящего сердца»

«Сколько бы мы ни стремились описать и объяснить любовь, мы стыдимся наших слов, когда влюбляемся»

«Любовь лишь мост меж нами и всем прочим»

«Если вы меня не нашли в себе, вы никогда не найдете меня. Ибо я был с вами с самого начала»

«Объяснять словами можно многое, но от них любовь становится еще необъяснимее»

«Разум бессилен выразить любовь»

«Только с сердцем можно прикоснуться к небу»

«Пусть красота вашей любви станет красотой ваших дел»

«Я — твой. Не дай вернуться мне к себе»

«Когда с тобой я, не уснуть всю ночь.

И без тебя мне тоже не до сна.

Спасибо Господу за эти две бессонницы,

И разницу меж ними»

«Хочу узреть тебя, услышать голос твой.

Узнать тебя, увидев за углом.

Вдохнуть твой запах,

Входя в чертог, покинутый тобою.

Походку легкую по стуку каблучков…

Знать твои губы, пусть совсем немного,

Когда я наклонюсь тебя поцеловать.

Хочу изведать трепет сердца,

Когда шепнешь ты мне «еще!»

«У света твоего я научусь любить,

У красоты твоей, как сочинять стихи.

Танцуешь ты в моей груди, где нас никто не видит,

Но иногда искусство это зримо»

«Прощания для тех, кто любит взором.

Для тех, кто любит сердцем и душой, нет расставанья»

«Лишь двое не насытятся никак, —

Любовник женщин, и любитель знанья»

«Где бы ты ни был и что бы ты ни делал, всегда люби!»

«Позвольте быть себе во власти странной тяги

К тому, что любите взаправду.

Позволив, не заблудитесь вовек»

«Есть место между праведным и грешным.

Я буду ждать вас там»

«Месневи», или Тайна Руми — Статьи

СКВОЗЬ ВРЕМЯ

2007 год объявлен ЮНЕСКО годом Руми, классика ближневосточной и мировой литературы. Он родился в Афганистане, в городе Балх, где по понятным причинам и сегодня душа его не может найти покоя. Но и через 800 лет со дня появления на свет его влияние продолжает расти и шириться – начиная с духовно родного ему города Конья в Турции, где он обрёл признание уже при жизни, и распространяясь на страны Азии, Европы и Америки. Это влияние не ограничивается литературой, оно затрагивает сам образ жизни, мышления и эмоции людей. Поколение за поколением читают его «Китаб ал-месневи» («Книга двустиший»), или просто «Месневи», не как бестселлер, а как изучение природы человека, и сотни, тысячи исследователей всего мира мысленно беседуют и спорят с его героями, как со своими старыми знакомыми.
«Месневи», представляющая собой своеобразную энциклопедию суфизма в стихах, в течение многих столетий – начиная с XIII века и до наших дней – привлекала внимание как восточных, так и западных учёных. Эта эпическая поэма о сокрытом смысле тайн бытия не раз была объектом исследования, переведена на разные языки мира и многократно комментирована. Она издавалась и переиздавалась в Иране, Турции, Индии, Египте, Англии, Германии, Франции, имеются переводы поэмы на немецком, английском, французском, латинском, итальянском, русском и других языках.
Мистическая поэма «Месневи», написанная Мевляной («наш учитель») Джелал-эд-Дином Руми на персидском языке, является произведением огромного литературного значения и исключительной нравственной ценности. Эта книга монументальна не только по своим размерам – около тридцати тысяч двустиший, – но и по материалу, так как в ней излагаются события тысячелетий. Руми сам считал, что поэма раскрывает внутренний смысл Корана, а Джами даже назвал её «персидским Кораном» (16:60). Надо отметить и то, что «Месневи», не связанная единым содержанием, выражает именно традиции мавлавия, суфийского ордена, созданного Руми в городе Конья, который иногда называют турецким аналогом христианских монастырей. По мнению Е.Э. Бертельса, поэма написана в творческом стиле крупнейших персидских поэтов Фарид-эд-Дина Аттара и Хакима Санаи (3:266). Джелал-эд-Дин Руми сам отмечает свою связь с этими предшественниками в таком бейте одной из своих газелей:

Аттар был духом,
Санаи – два глаза его,
Мы пришли по следам
Санаи и Аттара.

(3:267) 

Свою собственную поэму он считал как бы продолжением стихов Санаи и говорит в ней:

Я – полусырой,
наполовину сварился,
Остальное услышь
от газнийского мудреца.

(3:267)

Исследователи, сославшись на высказывания Мевляны, отмечают, что целью написания «Месневи» было не стихосложение как таковое, а доведение до окружающих Истины, постижение Бога, после чего человек мог одухотвориться, обрести новые видоизменённые качества и нести людям свет, благопристойность, культуру, просвещение (10, 17). Такова логика существования на земле по Руми. Во всяком случае, саму мысль о трагическом положении души, колеблющейся между двумя полюсами – духом и телом – и направляемой при помощи наставника в сторону духа, можно смело признать вполне соответствующей его концепции. В подтверждение данной мысли можно привести первый рассказ первой книги «Месневи» – знаменитую повесть о царе, девушке и ювелире (9–VI: 231), – представляющую собой не что иное, как эту концепцию, но оформленную в отличие от некоторых суфийских произведений предыдущих авторов и современников Руми без осложняющих всю схему эллинистических влияний и выдержанную в стиле, близком к фольклорным повестям (3:249).
Однако неверно было бы полагать, что знакомые мотивы, лёгкость и мелодичность стиха и кажущаяся его простота гарантируют лёгкость восприятия идей и образов поэта и что именно эти качества обеспечили строкам Руми такую популярность в мире (8:52). Напротив, подлинный успех у благообразного восточного читателя могут иметь только стихи, окрашенные философскими и мистическими настроениями, полные иносказаний, глубоких прозрений о сущности бытия и непостижимости его загадок, о предназначении человека и его полной драматизма истории богоискательства. Именно напряжённость духовной жизни лирического персонажа в стихах Руми, неординарность его поведения – его бунтарство и его покорность – делают его поэзию столь привлекательной и столь побуждающей к размышлениям.
Главы «Месневи» в первую очередь посвящены странствиям человеческого духа в поисках Бога – Абсолюта, эта история взлётов и падений души, запечатлённая в коротких повествованиях о каждом этапе продвижения по Пути познания Бога («Рассказ о хозяине дома, его жене и о свершённом гостеприимстве», «Притча об истинном благочестии и о зле, наряженном в одежды набожности», «Притча о тернистом пути Истины» и т.д.). Разнообразные рассказы, притчи, предания, легенды, пословицы, собранные в этом труде, как раз и служат наглядными пособиями в деле поиска этой реальности. Они служат хорошей иллюстрацией к мистическому учению Мевляны, носят иносказательный характер, имеют целью поддержание всех норм благочестивого поведения человека. История о том, как Мевляна устыдил и просветил ссорившихся, может показаться любопытной и тому, кто ничего не знает ни о суфиях, ни о верованиях. Учитель рассказывает, что между четырьмя путниками разных национальностей – арабом, персом, тюрком и греком – разгорелся спор из-за того, на что потратить имеющийся у них один дирхем (арабская денежная единица). Каждый из них хотел купить виноград, но поскольку по-разному звучало это слово на арабском, персидском, тюркском и греческом языках, то они не понимали друг друга. Вывод, который делает Мевляна, звучит как мораль: «Вас объединит то, что вас разъединяет. Но обязательно смотрите в суть, в корень, а не только на название, звучание» (1:105).
Аллегорически толкуя аяты Корана, Руми раскрывает перед нами тайный смысл Священного Писания и легенд о пророках на основе суфийских воззрений и символов. В большинстве притч и рассказов Руми заложена идея о том, что человек несёт полную ответственность за свои поступки и дела, в каждой частном случае, в каждой конкретной ситуации человек действует по своему желанию и выбору, а Бог определяет его поступки. Мир рассматривается им как сфера борьбы противоположностей, которые превращаются одна в другую и познаются посредством друг друга; развитие всего сущего происходит как переход от одного этапа к другому посредством отрицания, а затем и отрицания отрицания; отрицание само не является абсолютным, а знаменует переход к новому этапу.
Для Руми реален только Бог, остальное же – метафора Его бытия. Исключительная последовательность в этом убеждении и строгое соблюдение связанных с данным постулатом выводов и суждений показывают, что Руми рассматривает многообразие явлений мира в свете единой субстанции всего существующего.
В «Месневи» также привлекают внимание коранические мотивы, символы, многочисленные намёки на события из священной истории мусульман, Коран так же живёт в поэзии мусульман и так же служит источником поэтического вдохновения, как Библия в культуре христианского мира. Неслучайно же темы сотворения человека из воды и глины, его божественного назначения, его предательства, пороков и слабостей, любви и ненависти, его поисков Бога, наконец, по-разному, но с неизменной силой звучали в поэзии мастеров слова и мусульманского и христианского миров.
Возвращаясь к поэтическим достоинствам творения Мевляны, обратим ещё внимание на особую мелодичность, плавность и изящество его строк. Конечно, все суфийские поэты, Руми в особенности, старательно добивались «песенности» стиха. Строки Мевляны совершенно сознательно были ориентированы не только на чтение, но и на пение. Иначе говоря, эмоциональная сторона стиха поэта очень интересует, он обращается не только к разуму, но и к чувствам читателя (3: 322).
Итак, мудрец из Коньи учит нас, что многое в жизни зависит от умения правильно вести себя, от множественных открытий в мире духа. Так что, вооружившись искренним желанием понять, кто же такой был Руми и что он в этой жизни делал, можно смело браться за эту великую книгу. Прочитать и взять на заметку что-то из жизни ищущих истину. То есть, как утверждал Руми, ни много ни мало начать путь к собственному сердцу. 

Мубариз МАМЕДЛИ, кандидат филологических наук, доцент кафедры Бакинского славянского университета, БАКУ

Джалаладдин Руми — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Мавлана́ Джалал ад-Ди́н Мухамма́д Руми́ (перс. محمد ابن محمد ابن حسین حسینی خطیبی بکری بلخی‎; 30 сентября 1207, Балх, Государство Хорезмшахов — 17 декабря 1273, Конья, Конийский султанат), известный обычно как Руми или Мевляна — выдающийся персидский и таджикский поэт-суфий[1]. Иногда его называли также Мавлана Джалал ад-Дин Мухаммад Балхи (перс. محمد بلخى‎), по названию города Балха, откуда он родом.

В ХIII в. в г. Конья его сын Султан Валад основал суфийский орден Мевлеви, в обрядах которого используются произведения Руми. Руми — духовный предок дервишей этого самого влиятельного в Османской Турции и существующего и в наше время тариката.

Биография

Джалаладдин Руми (перс. محمد ابن محمد ابن حسین حسینی خطیبی بکری بلخی‎, осман. مولانا جلال الدین محمد رومی‎, тур. Mevlânâ Celâleddin Mehmed Rumi) родился в городе Балх, бывшем в то время крупным городом провинции Хорасан, в семье популярного в народе придворного учёного богослова-юриста и проповедника-суфия — Мухаммада бен Хусейна аль-Хатиби аль-Балхи, известного как Баха ад-Дин Валад (1148—1231), вынужденного бежать под угрозой монгольского нападения из родного города и, после долгих скитаний, обосновавшегося в Малой Азии (Рум) при дворе турок-сельджуков в городе Конья. Джалал ад-Дин получил хорошее образование не только богословско-юридическое, но также и в области точных наук, прекрасно знал арабский и персидский языки, «Коран» и его толкования.

В 1231 году отец Джалал ад-Дина умер, и Джалал ад-Дин занял его место при дворе. Впечатления скитальческой жизни, социальных неурядиц Ирана, надвигающейся грозы монгольского нашествия углубили суфийские настроения Джалал ад-Дина и привели его в ноябре 1244 года после знакомства с Шамсуддином Тебризи в лагерь крайних суфиев, которых обвиняли в пантеизме, что вызвало столкновение с клерикальным духовенством и повлекло гибель сына Джалал ад-Дина и друга-учителя Шамса Тебризи. Руми (Мевляна) стал вдохновителем дервишского ордена «мевлеви», который уже после его смерти был основан его сыном. Последние годы Джалал ад-Дина были посвящены литературному творчеству и проповеднической деятельности.

Литературная деятельность Руми не многообразна, но очень значительна. Джалал ад-Дин был прежде всего поэтом. Его лирический «Диван», ещё детально не исследованный, содержит касыды, газели и четверостишия — рубаи. Поэт проводит в них идею ценности человека независимо от его земного величия; он протестует против мертвящего формализма религиозной обрядности и схоластики.

Эти идеи, выраженные пламенным языком в своеобразных формах, под покровом религиозного идеализма могли создавать и порой создавали определенно революционное настроение, способное сочетаться (и сочетавшееся) со стихийными выступлениями народных масс. Ряд лирических стихотворений говорит о практических удобствах суфизма, житейского и философского аскетизма. Такое сочетание идеализма и практицизма характеризует и грандиозную эпико-дидактическую поэму (около 50000 стихов) Джалал ад-Дин — «Маснави» (Двустишия). Здесь в эпической форме поучительных рассказов, сопровождаемых нравоучениями или прерываемых лирическими отступлениями, проводятся те же идеи, но в более популярной форме. В целом эти рассказы составляют как бы энциклопедию суфизма.

Единства сюжета в «Масневи» нет; всё произведение, однако, проникнуто единым настроением; форма его — рифмующие двустишия, выдержанные в одинаковом ритме. В эпических частях Джалал ад-Дин выступает как художник-реалист, иногда как натуралист (его натурализм способен шокировать европейского читателя, но для Востока он обычен).

«Маснави» Джалал ад-Дин частично продиктовал любимому ученику и преемнику (в качестве главы суфиев) Хасану Хусам ад-Дину, который, вероятно, и побудил своего учителя к творчеству (вернее, к фиксированию устного произведения). «Маснави» — одна из наиболее почитаемых и читаемых книг мусульманского мира. И в мировой литературе Джалаладдин может быть назван величайшим поэтом-пантеистом. Известны рукописи его пантеистического трактата «Фихи ма фихи» (В нём то, что в нём) написанного в прозе.

Так как орден Мевлеви был самым влиятельным среди аристократов Османской Турции, то с осторожностью можно допустить, что в противоположность другому великому поэту XIII века Саади — идеологу городского торгового класса — Джалал ад-Дин был ближе к феодальной аристократии, чем к землевладельческому классу.

Жизнь Руми составляет один из переплетающихся сюжетов в романах Орхана Памука «Черная книга» (1990) и Элиф Шафак «Любовь».

Переводы на русский язык

Всему, что зрим, прообраз есть, основа есть вне нас,
Она бессмертна — а умрет лишь то, что видит глаз.

Не жалуйся, что свет погас, не плачь, что звук затих:
Исчезли вовсе не они, а отраженье их.

А как же мы и наша суть? Едва лишь в мир придем,
По лестнице метаморфоз свершаем наш подъем.

Ты из эфира камнем стал, ты стал травой потом,
Потом животным — тайна тайн в чередованье том!

И вот теперь ты человек, ты знаньем наделен,
Твой облик глина приняла, — о, как непрочен он!

Ты станешь ангелом, пройдя недолгий путь земной,
И ты сроднишься не с землей, а с горней вышиной.

О Шамс, в пучину погрузись, от высей откажись —
И в малой капле повтори морей бескрайних жизнь.[2]

Джалал ад-Дин Руми

Сборники:

  • Руми // Ирано-таджикская поэзия. Библиотека всемирной литературы. Серия первая, том 21. — М.: Издательство «Художественная литература», 1974. — С.127-186
  • Руми // Классическая восточная поэзия: Антология / Сост., предисл., введение, глоссарий, коммент. Х. Г. Короглы. — М.:Высш. шк., 1991. — С. 293—319
  • Руми в русских переводах. — В кн.: Читтик У. В поисках скрытого смысла. Духовное учение Руми. М., 1995
  • Персидская классика поры расцвета. НФ Пушкинская библиотека: АСТ, Москва, 2005. 843 с. В составе сборника — Руми. Поэма о скрытом смысле. Перевод Наума Гребнева. Неполный текст. ISBN 5-17-024114-3
  • Истины: изречения персидских и таджикских народов, их поэтов и мудрецов. Перевод с фарси Наума Гребнева. Спб.: Азбука-классика, 2005. 256 с. ISBN 5-352-01412-6

Отдельные издания:

  • Руми, Джалаладдин. Поэма о скрытом смысле: Избранные притчи. Перевод Наума Гребнева. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука» 1986. 272 с.
  • Руми. Газели. Притчи. Душанбе, 1988
  • Руми Джалаладдин. Дорога превращений: суфийские притчи. пер. Д. В. Щедровицкого. М.: Оклик, 2009. ISBN 978-5-91349-002-5
  • Руми, Джалал ад-дин Мухаммад. Маснави-йи Ма’нави («Поэма о скрытом смысле». В шести дафтарах. СПб: Петербургское Востоковедение. (прозаический перевод)
    • Первый дафтар (байты 1-4003). / Пер. с перс. О. Ф. Акимушкина, Ю. А. Иоаннесяна, Б. В. Норика, А. А. Хисматулина, О. М. Ястребовой. Общ. ред. А. А. Хисматулина. СПб, 2007. 448 с. ISBN 978-5-85803-345-5
    • Второй дафтар (байты 1-3810). / Пер. с перс. М.-Н. О. Османова. СПб, 2009.
    • Третий дафтар (байты 1-4810). / Пер. перс. Л. Г. Лахути, Н. И. Пригариной, М. А. Русанова, Н. Ю. Чалисовой. СПб, 2010.
    • Четвёртый дафтар (байты 1-3855). / Пер. с перс., примеч. и указ. О. М. Ястребовой. СПб, 2010.
    • Пятый дафтар (бейты 1-4238) / Пер. с перс. О. М. Ястребовой, 2011. ISBN 978-5-85803-437-7
    • Шестой дафтар (бейты 1—4916) / Пер. с перс. А. А. Хисматулина, О. М. Ястребовой. Под ред. А. А. Хисматулина. СПб, 2012.

Напишите отзыв о статье «Джалаладдин Руми»

Примечания

  1. Руми, Джалал ад-Дин. Сокровища вспоминания / Пер. Л. Тираспольского. — 3-е изд., доп. — М.: Риэлетивеб, 2010. — 208 с. ISBN 978-5-91049-003-5
  2. Руми. [www.pero-simurga.ru/v_8124.html Всему, что зрим, прообраз есть, основа есть вне нас…] (перевод Д. Самойлова) / Ирано-Таджикская поэзия. — М.: Изд-во «Художественная литература», 1974. — С. 182—183

Литература

  • Акимушкин Ф. О. Вдохновенный из Рума. Поэма о скрытом смысле. М., 1986
  • Зиёев Х. М. Суфийский орден мавлавия. Душанбе, 2007.
  • Крымский А. Джеляледдин Руми. Монография. «История Персии и её литературы», т. III, М., 1914—1917, с библиографией и извлечениями из произведений Джеляледдин.
  • Степанянц М. Т. Поиски скрытого смысла. — В кн.: Читтик У. К. Поиск скрытого смысла. М., 1995
  • Читтик У. К. В поисках скрытого смысла. Духовное учение Руми. М., 1995
  • Ислам. Энциклопедический словарь. М., 1991
  • Радий Фиш. Джалаледдин Руми. М., 1987

Ссылки

  • А. Е. Крымский. Джелаледдин Руми // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1893. — Т. Xa. — С. 531—532.
  • [www.shchedrovitskiy.ru/theology.php#RUMI Руми Джалаладдин. Дорога превращений: суфийские притчи] перевод Дмитрия Щедровицкого
  • [www.sufism.ru/rumi/ Сайт, посвященный Руми — биография, переводы, исследования]
  • [www.pritchi.net/modules/arms/view.php?w=sec&idx=16 Притчи, афоризмы, «Китаб ал-Маснави» Руми]
  • [pritchi.ru/?part=39 Притчи от Руми на Притчи.ру]
  • [first-principle.narod.ru/mymusic/Pesn_Svireli.mp3 «Песнь Свирели» — вступление к поэме Маснави в музыкальном исполнении (по переводу В.Державина)]
  • [fway.org/onlinelib/52-rumi.html Сокровища вспоминания перевод Леонида Тираспольского на fway.org]
  • [askimam.ru/fatwa/istoriya/kak-islam-otnositsya-k-dzhalaluddinu-rumi-r-a-/?sphrase_id=6359 Как Ислам относится к Джалалуддину Руми (р.а.)?]
  • [lib.ru/POEEAST/RUMI/stihi.txt Джалаладдин Руми. Стихи]
  • Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.
  • [termcom.tj/index.php?menu=bases&page=mavlono_masnavi_1&lang=toj Биография , Маснави, Рубои] (тадж.)

Отрывок, характеризующий Джалаладдин Руми

– Прощай, племянница дорогая, – крикнул из темноты его голос, не тот, который знала прежде Наташа, а тот, который пел: «Как со вечера пороша».
В деревне, которую проезжали, были красные огоньки и весело пахло дымом.
– Что за прелесть этот дядюшка! – сказала Наташа, когда они выехали на большую дорогу.
– Да, – сказал Николай. – Тебе не холодно?
– Нет, мне отлично, отлично. Мне так хорошо, – с недоумением даже cказала Наташа. Они долго молчали.
Ночь была темная и сырая. Лошади не видны были; только слышно было, как они шлепали по невидной грязи.
Что делалось в этой детской, восприимчивой душе, так жадно ловившей и усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней? Но она была очень счастлива. Уже подъезжая к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила всю дорогу и наконец поймала.
– Поймала? – сказал Николай.
– Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга.
– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.

Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.
Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.
Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.
В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.
– Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство.
– Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала.
– Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством.
Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему.
– Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы.
«Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня».
Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.

Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.

Джалаладдин Руми Вики

Мавлана́ Джалал ад-Ди́н Мухамма́д Руми́ (перс. محمد ابن محمد ابن حسین حسینی خطیبی بکری بلخی‎; , Вахш, совр. Таджикистан — , Конья, Конийский султанат, совр. Турция), известный обычно как Руми или Мевляна — выдающийся персидский[5]поэт-суфий XIII века[6], исламский богослов, факих. Иногда его называли также Мавлана Джалал ад-Дин Мухаммад Балхи (перс. محمد بلخى‎), по названию региона Балха, (современная часть Афганистана и Таджикистана), откуда он родом[2][3]. Влияние Руми выходит за пределы национальных границ и этнических различий: иранцы, таджики, турки, греки, пуштуны, другие мусульмане Центральной и Южной Азии высоко оценили его духовное наследие за последние семь веков[7]. Его стихи переведены на многие языки мира и перенесены в различные форматы. Руми был описан как «самый популярный поэт»[8] и «самый продаваемый поэт» в США[9][10].

Работы Руми написаны в основном на персидском языке, но иногда при написании стихов он также использовал турецкий, арабский и греческий языки[11][12][13]. Его маснави, составленные в Конье, считаются одними из величайших стихов на персидском языке[14][15]. Его произведения широко читаются сегодня на языке оригинала в Большом Иране и в персидскоязычном мире[16][17]. Переводы его работ очень популярны, особенно в Турции, Азербайджане, США и Южной Азии[18]. Его поэзия повлияла не только на персидскую литературу, но и на литературные традиции османского турецкого, чагатайского, урду и пушту.

В XIII в. в г. Конья его сын Султан Валад основал суфийский орден Мевлеви, в обрядах которого используются произведения Руми. Руми — духовный предок дервишей этого самого влиятельного в Османской Турции и существующего и в наше время тариката.

Его часто называют просто Руми. Его полное имя Джалал ад-дин Мухаммад Балхи (перс. جلال‌الدین محمد بلخى‎) или Джалал ад-Дин Мухаммад Руми (перс. جلال‌الدین محمد رومی‎). Джалал ад-Дин — арабский лакаб, означающий «Слава Веры». Балхи и Руми являются его нисбами, то есть, соответственно, «из Балха» и «из Рума» («Рум» — это то, что в европейской историографии теперь называет «Византией» или «Византийской Анатолией»)[19]. По словам авторитетного биографа Руми Франклина Льюиса из Чикагского университета: «Анатолийский полуостров, который принадлежал Восточной Римской империи, был сравнительно недавно завоеван мусульманами, и даже когда он стал контролироваться турецкими мусульманскими правителями, он всё ещё был известен арабам, персам и туркам как географическая область Рум. Таким образом, существует ряд исторических персонажей, родившихся в Анатолии или связанных с ней, известных как Руми, слово, заимствованное из арабского буквально означающее „римский“, в этом контексте римский относится к подданным Византии или просто к людям, живущим в ней, или к вещам, связанным с Анатолией»[20].

Он широко известен под прозвищем Мауляна/Мовляна[21][22] (перс. مولانا‎: персидское произношение: [moulɒːnɒ]) в Иране и Мевлана — в Турции. Мауляна (араб. مولانا‎) — это термин арабского происхождения, означающий «наш господин».[23].

Биография[ | код]

Джалаладдин Руми родился в городке Вахш (совр. Таджикистан) на северных территориях Балха[2][3][1]. бывшем в то время крупным регионом государства Хорезмшахов Хорасан, в семье популярного в народе придворного учёного богослова-юриста и проповедника-суфия — Мухаммада бен Хусейна аль-Хатиби аль-Балхи, известного как Баха ад-Дин Валад (1148—1231).

По отцу Баха ад-Дин Валад (он же Баха Валад, Бахауддин) считался потомком первого халифа Абу Бакра. Источники приводят следующую генеалогию: Абу Бакр — Абд ур-Рахман — Хаммад — Мутаххар — Хусайиб — Мавдуд — Махмуд — Ахмед Хатиби — Хусейн Хатиби — Бахауддин Валад[24].

Баха ад-Дин Валад был вынужден бежать под угрозой монгольского нападения из родного города и, после долгих скитаний, обосновался в Малой Азии (Рум) при дворе турок-сельджуков в городе Конья. Джалал ад-Дин получил хорошее образование не только богословско-юридическое, но также и в области точных наук, прекрасно знал арабский и греческий языки, Коран и его толкования.

Памятник Джелаладдину Руми в Измире

В 1231 году отец Джалал ад-Дина умер, и Джалал ад-Дин занял его место при дворе. Впечатления скитальческой жизни, социальных неурядиц Ирана, надвигающейся угрозы монгольского нашествия углубили суфийские настроения Джалал ад-Дина и привели его в ноябре 1244 года после знакомства с Шамсуддином Тебризи в лагерь крайних суфиев, которых обвиняли в пантеизме, что вызвало столкновение с клерикальным духовенством и повлекло гибель сына Джалал ад-Дина и друга-учителя Шамса Тебризи. Руми (Мевляна) стал вдохновителем дервишского ордена мевлеви, который уже после его смерти был основан его сыном. Последние годы Джалал ад-Дина были посвящены литературному творчеству и проповеднической деятельности.

Литературная деятельность Руми не многообразна, но очень значительна. Джалал ад-Дин был прежде всего поэтом. Его лирический «Диван», ещё детально не исследованный, содержит касыды, газели и четверостишия — рубаи. Поэт проводит в них идею ценности человека независимо от его земного величия; он протестует против мертвящего формализма религиозной обрядности и схоластики.

Эти идеи, выраженные пламенным языком в своеобразных формах, под покровом религиозного идеализма могли создавать и порой создавали определённо революционное настроение, способное сочетаться (и сочетавшееся) со стихийными выступлениями народных масс. Ряд лирических стихотворений говорит о практических удобствах суфизма, житейского и философского аскетизма.

Страница из поэмы Руми

Такое сочетание идеализма и практицизма характеризует и грандиозную эпико-дидактическую поэму (около 50000 стихов) Джалал ад-Дин — «Маснави» (Двустишия). Здесь в эпической форме поучительных рассказов, сопровождаемых нравоучениями или прерываемых лирическими отступлениями, проводятся те же идеи, но в более популярной форме. В целом эти рассказы составляют как бы энциклопедию суфизма.

Единства сюжета в «Масневи» нет; всё произведение, однако, проникнуто единым настроением; форма его — рифмующие двустишия, выдержанные в одинаковом ритме. В эпических частях Джалал ад-Дин выступает как художник-реалист, иногда как натуралист (его натурализм способен шокировать европейского читателя, но для Востока он обычен).

«Маснави» Джалал ад-Дин частично продиктовал любимому ученику и преемнику (в качестве главы суфиев) Хасану Хусам ад-Дину, который, вероятно, и побудил своего учителя к творчеству (вернее, к фиксированию устного произведения).

«Маснави» — одна из наиболее почитаемых и читаемых книг мусульманского мира. И в мировой литературе Джалаладдин может быть назван величайшим поэтом-пантеистом. Известны рукописи его пантеистического трактата «Фихи ма фихи» (В нём то, что в нём) написанного в прозе.

Так как тарикат мевлеви был самым влиятельным среди аристократов Османской Турции, то с осторожностью можно допустить, что в противоположность другому великому поэту XIII века Саади — идеологу городского торгового класса — Джалал ад-Дин был ближе к феодальной аристократии, чем к землевладельческому классу.

Жизнь Руми составляет один из переплетающихся сюжетов в романах Орхана Памука «Чёрная книга» (1990) и Элиф Шафак «40 правил любви».

Переводы на русский язык[ | код]

Всему, что зрим, прообраз есть, основа есть вне нас,
Она бессмертна — а умрет лишь то, что видит глаз.

Не жалуйся, что свет погас, не плачь, что звук затих:
Исчезли вовсе не они, а отраженье их.

А как же мы и наша суть? Едва лишь в мир придём,
По лестнице метаморфоз свершаем наш подъём.

Ты из эфира камнем стал, ты стал травой потом,
Потом животным — тайна тайн в чередованье том!

И вот теперь ты человек, ты знаньем наделён,
Твой облик глина приняла, — о, как непрочен он!

Ты станешь ангелом, пройдя недолгий путь земной,
И ты сроднишься не с землей, а с горней вышиной.

О Шамс, в пучину погрузись, от высей откажись —
И в малой капле повтори морей бескрайних жизнь.
[25]

Джалал ад-Дин Руми

Сборники:

  • Руми // Ирано-таджикская поэзия. Библиотека всемирной литературы. Серия первая, том 21. — М.: Издательство «Художественная литература», 1974. — С.127-186
  • Руми // Классическая восточная поэзия: Антология / Сост., предисл., введение, глоссарий, коммент. Х. Г. Короглы. — М.:Высш. шк., 1991. — С. 293—319
  • Руми в русских переводах. — В кн.: Читтик У. В поисках скрытого смысла. Духовное учение Руми. М., 1995
  • Персидская классика поры расцвета. НФ Пушкинская библиотека: АСТ, Москва, 2005. 843 с. В составе сборника — Руми. Поэма о скрытом смысле. Перевод Наума Гребнева. Неполный текст. ISBN 5-17-024114-3
  • Истины: изречения персидских и таджикских народов, их поэтов и мудрецов. Перевод с фарси Наума Гребнева. Спб.: Азбука-классика, 2005. 256 с. ISBN 5-352-01412-6

Отдельные издания:

  • Руми, Джалаладдин. Поэма о скрытом смысле: Избранные притчи. Перевод Наума Гребнева. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука» 1986. 272 с.
  • Руми. Газели. Притчи. Душанбе, 1988
  • Руми Джалаладдин. Дорога превращений: суфийские притчи. пер. Д. В. Щедровицкого. М.: Оклик, 2009. ISBN 978-5-91349-002-5
  • Руми, Джалал ад-дин Мухаммад. Маснави-йи Ма’нави («Поэма о скрытом смысле». В шести дафтарах. СПб: Петербургское Востоковедение. (прозаический перевод)
    • Первый дафтар (байты 1-4003). / Пер. с перс. О. Ф. Акимушкина, Ю. А. Иоаннесяна, Б. В. Норика, А. А. Хисматулина, О. М. Ястребовой. Общ. ред. А. А. Хисматулина. СПб, 2007. 448 с. ISBN 978-5-85803-345-5
    • Второй дафтар (байты 1-3810). / Пер. с перс. М.-Н. О. Османова. СПб, 2009.
    • Третий дафтар (байты 1-4810). / Пер. перс. Л. Г. Лахути, Н. И. Пригариной, М. А. Русанова, Н. Ю. Чалисовой. СПб, 2010.
    • Четвёртый дафтар (байты 1-3855). / Пер. с перс., примеч. и указ. О. М. Ястребовой. СПб, 2010.
    • Пятый дафтар (бейты 1-4238) / Пер. с перс. О. М. Ястребовой, 2011. ISBN 978-5-85803-437-7
    • Шестой дафтар (бейты 1—4916) / Пер. с перс. А. А. Хисматулина, О. М. Ястребовой. Под ред. А. А. Хисматулина. СПб, 2012.

Галерея[ | код]

  • Фронтиспис с подсветкой на две страницы, 1-я книга (дафтар) Сборника стихов (Маснави-и-манави), рукопись 1461 г.

  • Гробница-святыня Шамса Тебризи, Хой

  • Гробница-святыня Руми, Конья

  • Руми и его мавзолей на обороте 5000 банкноты турецкой лиры 1981–1994 гг.

  • Гробница Руми в Конье, Турция.

Примечания[ | код]

  1. 1 2 William Harmless, Mystics, (Oxford University Press, 2008), 167.
  2. 1 2 3 Annemarie Schimmel, «I Am Wind, You Are Fire,» p. 11. She refers to a 1989 article by Fritz Meier:

    Оригинальный текст (англ.)

    Tajiks and Persian admirers still prefer to call Jalaluddin ‘Balkhi’ because his family lived in Balkh, current day in Afghanistan before migrating westward. However, their home was not in the actual city of Balkh, since the mid-eighth century a center of Muslim culture in (Greater) Khorasan (Iran and Central Asia). Rather, as Meier has shown, it was in the small town of Wakhsh north of the Oxus that Baha’uddin Walad, Jalaluddin’s father, lived and worked as a jurist and preacher with mystical inclinations.
  3. 1 2 3 Franklin Lewis Rumi: Past and Present, East and West: The Life, Teachings, and Poetry of Jalâl al-Din Rumi, 2000, pp. 47–49:

    Оригинальный текст (англ.)

    Lewis has devoted two pages of his book to the topic of Wakhsh, which he states has been identified with the medieval town of Lêwkand (or Lâvakand) or Sangtude, which is about 65 kilometers southeast of Dushanbe, the capital of present-day Tajikistan. He says it is on the east bank of the Vakhshâb river, a major tributary that joins the Amu Daryâ river (also called Jayhun, and named the Oxus by the Greeks). He further states: «Bahâ al-Din may have been born in Balkh, but at least between June 1204 and 1210 (Shavvâl 600 and 607), during which time Rumi was born, Bahâ al-Din resided in a house in Vakhsh (Bah 2:143 ( Bahâ’ uddîn Walad’s) book, «Ma`ârif.»). Vakhsh, rather than Balkh was the permanent base of Bahâ al-Din and his family until Rumi was around five years old (mei 16–35) ( from a book in German by the scholar Fritz Meier—note inserted here). At that time, in about the year 1212 (A.H. 608–609), the Valads moved to Samarqand (Fih 333; Mei 29–30, 36) ( reference to Rumi’s «Discourses» and to Fritz Meier’s book—note inserted here), leaving behind Baâ al-Din’s mother, who must have been at least seventy-five years old.

  4. ↑ https://www.kokanshakti.com/2019/12/what-do-i-know-about-rumi.html
  5. Lewis, Franklin D. Rumi: Past and Present, East and West: The life, Teaching and poetry of Jalal Al-Din Rumi (англ.). — Oneworld Publication, 2008. — P. 9.
  6. Руми, Джалал ад-Дин. Сокровища вспоминания / Пер. Л. Тираспольского. — 3-е изд., доп. — М.: Риэлетивеб, 2010. — 208 с. ISBN 978-5-91049-003-5
  7. Seyyed, Hossein Nasr. Islamic Art and Spirituality (неопр.). — Suny Press, 1987. — С. 115.
  8. Charles Haviland. The roar of Rumi—800 years on, BBC News (30 сентября 2007). Дата обращения 30 сентября 2007.
  9. Ciabattari, Jane. Why is Rumi the best-selling poet in the US?, BBC News (21 октября 2014).
  10. Tompkins, Ptolemy. Rumi Rules! (29 октября 2002).
  11. ↑ Δέδες, Δ. 1993. Ποιήματα του Μαυλανά Ρουμή. Τα Ιστορικά 10.18-19: 3-22.
  12. ↑ Meyer, G. 1895. Die griechischen Verse in Rabâbnâma. Byzantinische Zeitschrift 4: 401—411.
  13. ↑ Greek Verses of Rumi & Sultan Walad (неопр.). uci.edu (22 апреля 2009). Архивировано 5 августа 2012 года.
  14. Gardet, Louis. Religion and Culture // The Cambridge History of Islam, Part VIII: Islamic Society and Civilization (англ.) / Holt, P.M.; Lambton, Ann K.S.; Lewis, Bernard. — Cambridge University Press, 1977. — P. 586.
  15. ↑ C.E. Bosworth, «Turkmen Expansion towards the west» in UNESCO History of Humanity, Volume IV, titled «From the Seventh to the Sixteenth Century», UNESCO Publishing / Routledge, p. 391
  16. ↑ Interview: ‘Many Americans Love Rumi…But They Prefer He Not Be Muslim’ (англ.) (9 августа 2010).
  17. ↑ Interview: A mystical journey with Rumi (неопр.). Asia Times. Дата обращения: 22 августа 2016.
  18. ↑ Dîvân-i Kebîr Jalāl al-Dīn Rūmī (неопр.). OMI – Old Manuscripts & Incunabula. Дата обращения: 22 августа 2016.
  19. Rumi. Selected Poems (неопр.). — Penguin Books, 2015. — С. 350. — ISBN 978-0-14-196911-4.
  20. Franklin Lewis. Rumi: Past and Present, East and West: The Life, Teachings and Poetry of Jalal al-Din Rumi (англ.). — One World Publication Limited, 2008. — P. 9.
  21. ↑ Ritter, Bausani, 1991.
  22. ↑ H. Ritter, 1991, DJALĀL al-DĪN RŪMĪ, The Encyclopaedia of Islam (Volume II: C-G), 393.
  23. ↑ Jalāl al-Dīn Rūmī (Maulana), Ibrahim Gamard, Rumi and Islam: Selections from His Stories, Poems, and Discourses, Annotated & Explained, SkyLight Paths Publishing, 2004.
  24. ↑ Джан, 2008, с. 67.
  25. ↑ Руми. Всему, что зрим, прообраз есть, основа есть вне нас… (перевод Д. Самойлова) / Ирано-Таджикская поэзия. — М.: Изд-во «Художественная литература», 1974. — С. 182—183

Литература[ | код]

  • Акимушкин Ф. О. Вдохновенный из Рума. Поэма о скрытом смысле. М., 1986
  • Зиёев Х. М. Суфийский орден мавлавия. Душанбе, 2007.
  • Крымский А. Джеляледдин Руми. Монография. «История Персии и её литературы», т. III, М., 1914—1917, с библиографией и извлечениями из произведений Джеляледдин.
  • Степанянц М. Т. Поиски скрытого смысла. — В кн.: Читтик У. К. Поиск скрытого смысла. М., 1995
  • Читтик У. К. В поисках скрытого смысла. Духовное учение Руми. М., 1995
  • Ислам. Энциклопедический словарь. М., 1991
  • Радий Фиш. Джалаледдин Руми. М., 1987
  • D̲j̲alāl al-Dīn Rūmī / Ritter, H. and Bausani, A. // Encyclopaedia of Islam.  : [англ.]. — Leiden : E. J. Brill, 1991. — Т. 2.
  • Джан Ш. Мевляна Джалаледдин Руми — жизнь, личность, мысли = Fundamentals of Rumi’s thought a Mevlevi sufi perspective. — 1-е изд. — М.: Новый свет, 2008. — 432 с. — ISBN 978-975-278-283-9.

Джалаладдин Руми и его последнее пристанище.

? LiveJournal
  • Main
  • Top
  • Interesting
  • 235 ideas
  • Your 2020 in LJ
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Мевлана Джелаледдин Руми — Около

Кто такой Мевлана? Работы Мевланы Орден Мевлеви Что такое Челеби?
Гц. Мевлана Джелаледдин-и Руми — великий анатолийский мистик, поэт и отец Mevlevi Заказ . Он известен как Hz. Мевлана на востоке и как Руми на Западе. При рождении его семья назвала его Мухаммедом, хотя он и получил прозвище Джелаледдин. Что касается «Мевлана», оно подразумевает «нашему хозяину», а «Руми» относится к «стране Рума» или «Анатолии», где он жил.При жизни его также называли «Худавендигар», что означает «выдающийся лидер», тогда как его настоящее всемирно известный титул «Мевлана» использовался очень редко. Название «Руми» было добавлено в конце, несколько позже.

Гц. Мевлана родилась 30 сентября 1207 г. в городе Балх, Хорасан, который в то время был населен турецкими племенами; (Балх сегодня остается в границах из Афганистан). Его мать Мюмине была дочерью Рюкнеддина, «Эмир» (суверенный правитель) Балха и его отец Бахаеддин Велед был «Султану-л улема» (главный учёный).Их столкновение мнений с Фахреддин-и Рази, один из его современных мистиков, вместе с вероятность нашествия монголов побудила его покинуть родной город в сопровождении всей его семьи. Их миграция через Багдад, Мекка, Медина, Дамаск, Малатья, Эрзинджан и Караман закончил свою карьеру 3 мая. 1228 г., в Конье по приглашению Алаэддин Кейкубад, Сельджук Император.

После женитьбы на Гевхере Бану в Карамане, Конья, Гц. У Мевланы было два сына, которых он назвал Бахаэддин (Султан Велед) и Алаэддин.Годы спустя, во время его пребывания в Конье и после Гевхера Бану скончался, Мевлана женился на Керре Хатун, от которой у него родились еще двое дети; еще один сын, Музафферреддин Эмир Алим и дочь Мелике.

Поскольку Мевлана очень рано начал посещать уроки своего отца, он преследует божественную истину и секреты. Он изучает турецкий, арабский, Персидский, и обычный греческий, и классический греческий. Он изучает другие религии наряду с исламом. Из истории в медицину он получает его начальное образование от отца, а затем от Сейида Бурханеддина Тирмизи и другие ведущие ученые того времени.Позже он сам, в в свою очередь, обучает сотни студентов в медресе (теологические университеты).

Между тем, Семс-и Тебризи, не исполнившееся окончательным духовный ранг, которого он достиг, ищет другого человека знакомство, чтобы соответствовать его собственной ученой мудрости и наслаждаться его обществом. Семс и Гц. Мевлана, впервые встретившийся в Дамаске, знакомится с снова в 1244 году в Конье. Эти два боголюбивых велиса (хранителя), сосредоточьтесь интенсивно обсуждают божественные дискуссии, и вместе они достигают небесного мудрость.Большую часть времени он проводил в бесконечных разговорах, поэтических сочинениях, и кружащиеся ритуалы со своей духовной родственной душой, ревность становится возбуждено среди учеников Мевланы. Распространяются несправедливые слухи Семс-и Тебризи, который обижен и бежит из Коньи в Дамаск. Гц. Мевлана в своем глубоком горе уединяется от всех друзей и пишет многие его стихи, которые мы читаем в Диван-и Кебир. Подстрекатели эта неблагоприятная ситуация выражает раскаяние, и группа во главе с Мевланой сын Султан Велед отправляется в Дамаск и возвращает Семс-и Тебризи.Тем не менее ревность возникает снова, и Семс на этот раз внезапно исчезает совсем. Хотя предполагается, что его могила находится в Конье, Покинул ли он город или был убит, остается загадкой.

Гц. Мевлана вступает в новый этап своей жизни с исчезновением его близкие друзья. Он первым назначает шейха Селахаддина-и Зеркуба, который проходит прочь, затем он назначает Халаби Хусамеддина, одного из своих учеников, в учить от его имени.

Пока я живу, я раб Корана Я — основа избранного пути Мухаммеда…

Кто бы ни говорил обо мне, кроме этого Я жалуюсь на него, и я тоже жалуюсь на эти слова.

Как ясно видно из его слов выше, он всегда преследовал Гц. Учения Мухаммеда в его божественном путешествии, всегда соответствующие Божьи заповеди, проповедь и практика в исламской дисциплине. Он всегда жалуется на фундаменталистские идеи, присущие исламу. позже, и тем более о деструктивном незнании медресе.Прочтите его тростник справа, как он жалуется: это рассказывая историю разлуки.


С тех пор, как я расстался с тростник, мужчина и женщина стонали в (унисон) с моим плачем. я хочу грудь разорвана разрывом, чтобы я мог раскрыть (такому) боль любовь-желание. Каждый, кто остался далеко от своего источника, желает вернуть время, когда он соединился с ней.

В каждой компании я произносил свои жалобы отмечает, что я общался с несчастными и с теми, кто радуется.Каждые один стал мне другом по собственному мнению; никто не узнал мои секреты изнутри меня. Мой секрет недалеко от моей жалобы, но ухо и глаз не хватает света (из-за чего его следует задерживать). Тело не завуалировано от души, ни души от тела, но никому не дозволено видеть душу.

Звук тростника — огонь, а не ветер: у кого нет этого огонь, да будет он в ничто! «Это огонь Любви, что в тростнике», это пыл Любви, что в вине. Тростник — товарищ каждый, кто был разлучен с другом: его звуки пронзили наши сердца.Кто когда-нибудь видел яд и противоядие, подобное тростнику?

Кто хоть раз видел сочувствующего и страстного любовника, как тростник? Тростник рассказывает о Пути, полном крови, и рассказывает истории страсти Майнна. Только бессмысленным доверяется это чувство: у языка нет потребителя, кроме уха. В наши дни (жизни) стали несвоевременными: наши дни путешествуют рука об руку с горящими скорбями. Если наши дни ушли, отпустите их! — это не имеет значения.

Оставайся, ибо никто не свят, как Ты!

Все, кроме рыбы, насыщаются водой; у кого нет хлеба насущного, тот день длинен.

Никто из сырых не понимает состояния спелых: поэтому мои слова должны быть краткими.

Прощай!

Переводчик: Фейзи Халичи

Мевлана Селаддин-и Руми, мусульманский святой 13 века и анатолийский мистик

Кто такой Мевлана?
Mevlana Celaddiin-i Rumi — 13 th век мусульманский святой и Анатолийский мистик известен во всем мире своим изысканные стихи и слова мудрости, был переведено на многие языки. Руми , как он известен на западе, это самый продаваемый поэт в США . Организация Объединенных Наций объявила 2007 Год Руми и празднования были проведены Мировой.

Мевлана был мусульманином, но не ортодоксом. Его доктрина поддерживает неограниченное толерантность, позитивное мышление, доброта, милосердие и осведомленность через любовь. Для него все религии были более или меньше правды. Мевлана одинаково смотрел на мусульман, евреев и христиан одинаково. Его мирные и терпеливые учения обратились ко всем людям секты и вероисповедания. В 1958 г. Папа Иоанн XXIII написал специальное послание. говоря: «Во имя католического мира я преклоняюсь перед перед памятью Руми ».

Мевлана умер 17 декабря 1273 года и был похоронен рядом со своим отцом. в Конья, в сегодняшний день Индюк. Великолепный храм, Mevlana Moseleum построен над их останки, которые сейчас являются музеем и местом паломничества.Каждый год в этот день на это величественный мавзолей 13 г. г. празднуем Себ-и Арус , его «День свадьбы», вместе с тысячами людей со всего мира. более

Вихревые дервиши
«Танец» кружащихся дервишей называется Sema и является частью вдохновения Мевланы и стал частью Турецкий обычай, история, верования и культура.

Сема представляет собой мистическое путешествие человека духовное восхождение через разум и любовь к «Совершенному». Вращаясь к истина, его рост через любовь, покидает его эго, находит истину и приедем в «Perfect». Он возвращается из этого духовного путешествие как человек, достигший зрелости и большего совершенства, поэтому как любить и служить всему творению, всем существа без различия убеждений, рас, классов и наций.более

(*) Альтернативные варианты написания:
Мауляна или Мовлана и Джалал ад-Дин или Джалалуддин.

Мевлана Джалаледдин Руми

Краткий обзор взглядов Мевланы на женщин
Согласно древним поверьям, небо называлось мужским и земная женщина. Как дождь с неба орошал землю, семена плодородная земля прорастала и приносила плоды. Своими щедрыми дарами Земля заслужила имя матери. Таким образом, она стала Матерью-Землей. Согласно Согласно верованиям Людей Книги, это евреи, христиане и У мусульман Адам был создан из глины, а Ева — из его ребра.Это были только люди, которые когда-либо рождались без матери или отца, отвечая на повеление Бога: Будь! С начала творения женщина был первым, кто склонял людей к греху, вызывая их изгнание из рая. В некоторых версиях рассказа (1) женщина — это существо, которое вызвало жертвенную битву между Каином и Авель, тем самым также став причиной первого в мире убийства. в начале времен женщина считалась орудием дьявола чтобы обмануть людей в грехе.

Как сказано в Месневи Мевляны Джелаледдин Руми (2):

Злой сатана сказал Богу: «Ты, дающий каждому пропитание, я прошу у вас эффективную ловушку для моей охоты ».

Бог показал ему золото, серебро и табуны лошадей, и сказал: «Вы можете обмануть народ этим».

Сатана сказал: «Хорошо», но расстался, свесив большие губы, как мякоть апельсина.

Затем Бог дал ему золото, жемчуг и драгоценные металлы. и сказал: «Возьми и эти ловушки, проклятое создание.«

Дьявол ответил: «О могущественный кормилец. Дай мне больше, чем это».

Бог дал ему выпечка и сладости, хорошее вино и шелковый материал.

Дьявол сказал: «Ты всемогущий, приди мне на помощь. Мне нужно больше, чтобы поймать их с пальмовыми листьями. Таким образом ваши храбрые разорвут эти связи с эта ловушка, с этими нитями амбиций; те из ваших, кто заслуживающие доверия будут отличаться от тех, кто не заслуживает доверия. О ты, султан Высочайшего Трона, мне нужна ловушка, достаточно сильная, чтобы обмануть людей и отправить их вниз головой.«

Бог произвел вино и цыганские танцоры и сатана вяло улыбнулись, чтобы показать, что он всего лишь частично доволен.

Но когда Бог показал ему красоту женщин, которые растапливает человеческую мудрость и терпение, сатана щелкнул пальцами и начал танцевать от радости. «Дай, дай!» он сказал: «теперь я нашел то, что я хотел. «Когда он увидел соблазнительные глаза, которые сбивали мужчин с толку и нерешительные, эти прекрасные лица, опалявшие сердце, как благовония, пятна красоты, брови, рубиновые губы, как будто Бог был проявляется из-за тонкой кружевной занавески.Видя все это, дьявол танцевал от радости.

Таким образом, мы видим, как сатана танцует от радости, потому что он обладает самое эффективное оружие и ловушка в творении. Но мы также наблюдаем во многих случаях женщины из-за своей чувствительности и интеллекта, может сделать это оружие неэффективным и разочаровать дьявол, когда он не может заманить людей в ловушку, он хочет подвергнуть испытанию. За Например, именно женщины спасли Моисея от злых намерений Фараон, и именно женщины (Мария и Хатидже) раньше всех верил и верил в пророчества Иисуса и Мухаммеда.Несмотря всех умений и усилий сатаны (за исключением Адама) женщины родили и вырастили всех пророков и уверовали в них. Oни расстроил планы сатаны и отказался стать его инструментом. В соответствии с предания пророка Мухаммеда:

  • «Небо под ногами матери »( 3 ).
  • «Хорошие из вас те, которые наиболее полезны своим семьям, и среди вас я самый полезный для своей семьи.Те, кто великодушно держат женщин высоко, относятся к ним с уважением. Только те, кто смиренно обращаться с ними, грубо и унижать их «( 4 ).
  • «Мир материален, но самый полезный из мирских материалов — Чистая и добрая женщина »( 5 ).
  • «Просто женщины — половина мужчин». ( 6 )

Уважаемые слушатели, согласно последнему хадису, если женщина считается половина мужчины, мужчина также половина женщины.Отсюда следует, что человек и женщины равны. Но духовно они равны. Они равны как люди. С другой стороны, женщин нужно защищать, потому что они обеспечить сохранение человеческого рода и их творческое превосходство это делает их физически и психологически уязвимыми. Если это различие — это слабость, какое великолепие, какое прекрасное слабость. Вероятно, чтобы объяснить уязвимость, возникающую из-за этого творческое превосходство, Коран утверждает, что мужчины превосходят женщин в много способов.Они обеспечивают женщин своим имуществом (7). В этом отрывок слово «мужчины» используется для обозначения людей, достигших зрелости и достигли стадии надежности, даже если они собственно женщины. Обычно мы находим женщин, изображаемых как символ эмоции и чувства, а мужчины как представляющие разум. Нельзя отрицать что особый характер женщины делает ее более привлекательный.

Последние технологические исследования установили, что в во многих видах спорта женщины слабее мужчин в результате особого физическая структура.Но с самого начала творения можно думать о какое-либо событие, которое произошло независимо от реальной роли женщины? Среди множества примеров мы могли бы привести даже в животном мире младенца бежит к своей матери в стаде, самец борется насмерть за Что касается нас, то первая женщина, о которой мы думаем, — это наша мать, преданное, самоотверженное существо, которое держало и защищало нас в своем теле и в ее груди в течение нескольких месяцев, кормила и заботилась о нас в течение многих лет. кого мы искали защиты, тот, кто будет защищать и защищать нас от от рождения до смерти, даже рискуя собственной жизнью.

Наша мама! Наш первый любовь на земле. Тот, кто нас любит, кто трудится для нас, не ожидая любое вознаграждение, но иногда любовь, кому мы причиняем боль и душевная боль.

Наша женщина! Мать наших детей! Как наша мать, суждено прожить свою жизнь в преданности, спутник жизни счастливого или смутные дни. Любимая, щедро жертвующая всем, чем обладает, своим существом и ее имущество, дому и семье, нашим товарищам, нашим спутникам жизни! дорогие друзья, турецкие обычаи и традиции с бессмертных времен признанная женщина с особым уважением и особым положением.Это мое считают, что именно влияние этой традиции стало причиной того, что спаситель нашей страны бессмертный Мустафа Кемаль Ататюрк и его коллеги установить права женщин в первые годы существования Турецкой Республики, задолго до многих других стран, претендующих на звание цивилизованных. Мы можем проследить эту традицию от тюрок Средней Азии до наших дней среди Туркменские племена.

В соответствии с этой традицией, которая существует с принят во многих других странах в наши дни, женщина, у которой есть такая же права человека, конкурируя с ним во всех областях, по-прежнему ее место хозяйки своего дома рядом со своим мужчиной в хорошие и плохие дни, к лучшему или к худшему, разделяя его радости и печали, давая ему поддерживать и проявлять особую привязанность к ее природе.

Моя дорогая слушатели, когда мы более конкретно обращаемся к нашей теме Мевлана Джалаледдин, мы обнаруживаем, что его отец, Бахаеддин Велед, был обязан величайший ученый своего времени своей матери. В двухлетнем возрасте, когда его отец умер, его мать, дочь Алаеддина Мухаммада Гарземшаха, правителя Хорасана, взял его за руку в библиотеку своего отца Хусейна. эль-Хатиби. «Именно за эти дела меня выдали замуж за вашего отец «, она сказала. «Читая эти произведения, он приобрел мирские и духовные знания, и занял свое исключительное место в исламской мир » Этими словами она зажгла первую искру, которая привела ее сына Бахаеддин Велед, впоследствии получивший титул «Султан ученых мужчины »(Улема)

Это событие принято в семье как традиция. Хазрети Мевлана Джелаледдин Ром «и на протяжении веков признание особой ценности женщин. Несомненно, в воспитании Хазрети Мевлана, помимо влияния его отца и его среды, Мумине Хатун, «Мать Мевляны», сыграла очень влиятельная роль.Гц. Мевлана не был замужем за двумя женщинами одновременно время. Он женился на Керре Хатун после смерти своей первой жены Гевхер. Хатун.

Всю свою жизнь он давал уроки женщинам, общался с они посещали организованные ими собрания и разрешали им, как часть турецкой традиции, проводить собственные празднования SEMA и обряды между собой. После него эта практика, ставшая обычное дело, продолжалось долгое время. Он распространился даже по деревням, где женщины участвовали в церемониях SEMA вместе с мужчинами.

Исторически сложилось так, что в различных местах Турции, таких как Конья, Кютахья, Токат мы встречаем многих женщин, которые занимали должность Мевлеви. Халиф или шейх (8). Однако в последнее время из-за изменившихся условий в Семазены Mevlevi tekke’s, когда отмечали церемонию SEMA, женщины обычно выполняли SEMA в специальной секции за решеткой.

На протяжении веков в школе Мевляны великие мыслители, музыканты, поэты и несравненные художники прошли обучение.Вместе с мужчинами, которые воспользовались знаниями и руководством Мевлана, мы наблюдаем присутствие многих женщин, на которые оказало такое же влияние. В соответствии с его «мужско-женские» различия существуют только в этом мире. Поскольку есть нет формы в духовном мире, нет различия (9).

В его произведениях Гц. Мевлана рассматривала женщину в первую очередь как личность. В его в своих работах он обсуждал мужско-женские отношения, просвещая публику. Он обращался к женщинам независимо от хорошей или плохой репутации они были в обществе.В «Menakib-il Arifin» Эфлаки Деде мы наблюдаем этот предостерегающий и поучительный взгляд очень четко:

В Керевансарае г. Сахип Ишвехан там увещевал жила очень красивая проститутка имея в качестве капитала много рабов в ее распоряжении. Однажды, когда Мастер был проходящий мимо; эта женщина со смирением бросилась к самым ногам мастер. Она плакала и просила помилования. Тогда Мастер закричал трижды «Рабия! Рабия! Рабия!» А пока другой проститутки были проинформированы, подошли и бросились ноги Мастера, который сказал: «Какие великие борцы! борцы, они есть! Как можно понять честность женщин, которые целомудренны и считаются в обществе честными? Если вы не показываете терпимость к этим женщинам, которые борются с похотью и сотрясениями мозга мужчин? »Это слышал один из важных людей того времени и протестовал против, говоря, что это не подходит для такого великого человека, как Мевлана интересовалась проститутками в публичных домах и хвалила их, например это.Когда Учителя узнали об этом, он ответил: «Эти женщины действуют точно так же, как они, и ясно показывают свой цвет. если ты Будьте такими, как они, и покажите свой настоящий цвет интерьера без двойственность и лицемерие. В противном случае ваши произведения будут абсурдными и бессмысленными » Ради того, чтобы быть избранным членом Paradise, эти прекрасные женщины вместе с Рабией раскаялись, они выпустили свою рабыню девочки, пожертвовали свое имущество бедным людям. Сама Рабия жила ею жизнь уважаемого ученика Мевлана ( 10 ).

Снова в «Fihi ma fih» (11) Гц. Мевлана отмечает, что если в женщине присутствует элемент коррупции в своей природе, она непременно найдет способ выявить это в своей действия. Чтобы проиллюстрировать, что секретность вызывает любопытство, Гц. Мевлана использует пример города, где улицы полны буханок хлеба, и даже собаки воздерживаются от их еды. Но если бы была буханка, завернутый и спрятанный, он привлечет всеобщее внимание.

Таким образом, Гц.Мевлана говорит: «Что такое женщина, что такое мир? что-то или нет, что бы там ни было. Он не откажется от того, что делает. Это становится еще хуже, когда вы предупреждаете об этом, например, интерес народ в буханке хлеба, которую ты прячешь под мышкой, под Ваш рукав, где притяжение пойдет неограниченно. Это потому что люди идут за тем, что запрещено. Пока ты командуешь женщиной чтобы спрятаться, увеличивается желание выпендриваться. Чем больше женщина прячется, тем больше люди хотят ее видеть.В этом случае ваша позиция возбуждает желание обеих сторон. Тогда вы считаете это праведным Кстати, это уже само по себе полное поражение. Если это в природе женщина не творить зла, скажете ли вы делать или нет, она последует за ней добродушие, чистая сущность и вести себя соответствующим образом. Если, наоборот, ее природа испорчена, она пойдет своим путем. По правде говоря пожалуйста, не делай того или этого, не выставляй себя напоказ, желания увеличиваются и не служит другой цели.«

Уважаемые слушатели, Мевлана ценил свободу. очень высоко. Таким образом, он сказал: «Пока у меня есть моя миска айрана (напиток сделано из йогурта) Я не рассматриваю чей-то мед. Даже если нет пропитание скручивает мне ухо с предупреждением о смерти, я не променяю свобода с рабством «.

По этой теме Мевлана не делает различие между мужчиной и женщиной, он сообщает нам, что «в каждом человеке тело скрыто миром свободы ». (12) Это означает, что принуждение противоречит человеческой природе.Женщина, у которой сильные инстинкты умеют вести себя сообразно человеку. Она может быть открывать с некоторыми, прикрываясь с теми, у кого плохие намерения. Мевлана говорит, что разум должен руководить, а душа следует. Добродетель не могут быть защищены крышкой под давлением или просто крышкой. В Месневи, говорит Мевлана, «люди с сердцем не смогут противостоит женщине, и женщина будет побеждена »(13). «Когда вы упоминаете женщину, обязательно должен быть мужчина. Когда вы упоминаете судью, вам нужен кто-то, чтобы вас судили.»(14). И снова в Месневи он указывает на то, что мужчины кажутся выше женщин, но показывает конкретными примеры, случаи, когда женщины побеждают мужчин.

Наша Мевлана определяет женщину как одно из величайших проявлений Высшего Создателя, самый совершенный пример творческой силы Бога на земле. Его афоризм, «Женщина — свет Божий, а не только любимый. Как будто она созидать, а не быть созданным «, — отражает ценность, которую он придает женщине.

Уважаемый слушатели, мы разделяем со всем человечеством то, что каждый из нас рожден матери, Наш народ, турецкий народ, в знак признательности этой вечной закон, назвали нашу прекрасную землю Ана-долу (полная матери).Мы единственная нация, которая называет свою землю матерью и заявляет, что это любила как мать. Название Anadolu отражает и символизирует возвышенный, неделимый и целостный вид на землю и непоколебимый преданность она повелевает нам.

Пророк говорит: «Небо под ногами матерей ». Любя эту землю как мать, как возлюбленную, защищая его, наша нация не только обладает раем, но и унаследует рай в духовном мире. Во всех Священных Книгах сказано, что в начало творения Ева была создана из части тела Адама.Но женщина продолжает свое существование без разлуки с мужчиной как мать. всего человечества. Итак, в результате этого Божественного равновесия (баланса), мужчина и женщина дополняют друг друга и образуют нераздельную и единую все. По нашему мнению, женщина, которая является нормой нашего существования, является памятник щедрости, ласки и любви.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Ибни Кесир: Vol. 2, П: 41-43 (Куртуби: Фетхул Кадир, Каин и Авель, Несефи: Медарик, Каин и Авель
  2. Месневи: Vol.5, Верс. 942-956
  3. Cami ‘S: Vol.1, P: 122
  4. Cami ‘S: Том 2, А: 9
  5. Cami ‘S: Vol.2, P: 14
  6. Cami ‘S: Vol.1, P: 85
  7. Kur. Кер .: Ниса Сура 4, А. 34
  8. Эфлаки: Фолианты 1 и 2 + Голпинарли многие …
  9. Диван К: Фир.V.4, Газель 1943. Gšlp.V.4, G. CXLII
  10. Эфлаки: Том 1, часть 536
  11. Fihi ma fih: Часть 20
  12. Fihi ma fih: Часть 23
  13. Месневи: Vol.1, Верс. 2433
  14. Fihi ma fih: Часть 37
  15. Месневи: Том 1, Верс. 2437

Мевлана Джалаледдин-и Руми Кимдир? Hayatı ve Eserleri

Mevlana bir sevgi ve hoşgörü elçisidir. Hayatı, kişiliği, eserleri, felsefesi binlerce kişiye konu olmuş, binlerce kitap yazılmıştır. Türk-İslam medeniyetinin yetiştirdiği en önemli şahsiyetlerden biri olan Mevlana, dünyanın her yerinde eserleri okunan, derin bir sufi, büyük bir şahsiyetlerden biri olan Mevlana, dünyanın her yerinde eserleri okunan, derin bir sufi, büyük бир şair ve tasavvuf ehli бир алим.

ems-i Tebrizi ile buluşması ve birbirlerine olan bağlılıkları birçok kimse tarafından eleştirilere neden olup farklı şekillerde yorumlanmıştır. Ancak yaptığı tüm davranışların, söylediği ее sözün onun yolunda olduğuna inanan kesim küçümsenmeyecek kadar fazladır.

Ибн-и Сина Кимдир? Hayatı ve Eserleri

Yazdığı en büyük eser olan Mesnevi sayısız dile çevrilerek dünyanın ее yerinde okunmuş ve insanların beğenisini kazanmıştır. Гель-гель-гель, не олурсанол-гель. Yüz kere eğer tövbeni kırsan yine gel dizeleriyle, insanları dil, din, ırk, mezhep ayrımı gözetmeden, kardeş olmaya, barışa ve hoşgörüye çağıran din bilginidir. 13. yüzyılda yaşamış olmasına rağmen eserleri ve düşünceleri çağları aşan Mevlana merhameti ve karşılıksız olan insan sevgisiyle sadece İslam alemini değil, diğer dinlerdeki insanrışıran dail.

Mevlana Celaleddin-i Rumi Kimdir?

Mevlana 30 Eylül 1207 tarihinde bugün Afganistan sınırları içerisinde yer alan, Horasan’ın Belh yöresindeki Vahş kasabasında doğmuştur.Бабасы Хусейн Хатиби оглу Мухаммед Бахаеддин Велед, Аннеси Белх эмири Рюкнеддин кызы Мюмине Хатун’дур. Babası «Sultan-ül Ulema» yani Alimlerin Sultanı unvanı ile tanınmıştır. Бабааннеси исэ Harezmşahlar hanedanından Türk prensesi Melike-i Cihan Emetullah Sultan’dır. Мевла-на, эфенди-миз демектир. Асыл исми Мухаммед, лакабы исэ Джалаледдин’дир. Шейх Садреддин Коневи’нин, бир гюн сохбетлери esnasında Mevlana diye hitap etmesi üzerine bu unvanla anılmaya başlanmıştır.

Mevlana Celaleddin-i Rumi’nin Hayatı

Mevlana çocukluunun ilk yıllarını Belh şehrinde geçirdi.Babası Belh şehrinin ileri gelenlerinden biriydi. Sultanla arasında geçen inanç ve fikir ayrılıkları yüzünden Belh şehrinde birçok akrabası bulunmasına rağmen buradan göç etmek zorunda kaldı (1212). Ailesiyle birlikte Nişabur’a yerleştiler. Mevlana bu esnada tanınmış mutasavvıf Feridüddin Attar’ın dikkatini çekip, beğenisini kazanmıştır.

Нишабур’дан айрылан Бахаеддин Велед Багдат, Чам, Малатья, Эрзинджан, Сивас, Кайсери ве Ниде йолуила Караман’а (Ларенде) гельди (1221 г.). Ailesiyle birlikte geçirdiği bu yolculuk esnasında Kabe’yi de ziyaret edip hac vazifesini gerçekleştirdi.BaheaeddinVeled’e ilgi ve sevgi öylesine büyüktü ki geçtiği her şehirde Sultanlar onu ağırlamak için araya hatırı sayılır elçiler ve kişileri sokuyorlardı. Fakat alçak gönüllü olan Veled medreselerde konaklamayı tercih ediyordu.

Mevlana ve ailesi Karaman’da 7 yıl kaldılar. 1225 yılında babasının müridlerinden biri olan erefeddin Lala’nın kızı Gevher Hatun ile evlendi. Bu evlilikten Sultan Veled ve Alaeddin elebi adında 2 oğulları oldu. Bu tarihlerde Selçuklu devleti en parlak dönemlerinden birini yaşıyordu.Devletin hükümdarı Alaeddin Keykubad Mevlana’nın babasını başkent Konya’ya çağırdı ve buraya yerleşmesini istedi. Sultan’ın davetini kabul eden Bahaeddin Veled ailesiyle birlikte Konya’ya geldi (1228 г.). Büyük bir tören ve ihtişamla karşılandılar. Aileye ikamet etmeleri için İplikçi Medresesi tahsis edildi.

Bahaeddin Veled yani Sultan-ül Ulema 1231 yılında vefat etti, Selçuklu Sarayı’nda gül bahçesi adı verilen yere defnedildi. Bunun üzerine müridleri tek varisi olan Mevlana’nın etrafında toplanmaya başladılar.Büyük бир илим ве дин eğitimi görmüş olan Mevlana medresede vaazlar veriyor, insanlar onu dinlemek için medreseyi dolduruyorlardı. Bir yıl kadar bu şekilde ders ve vaaz veren Mevlana dergahın tüm yükünü omuzlamıştı. İçinde büyük bir boşluk hisseden Mevlana’nınardımına babasının önde gelen müridlerindenbiri olan Seyyid Burhaneddin Muhakkik yetişti.

Юнус Эмре Кимдир? Hayatı ve Eserleri

Burhaneddin önce Mevlana’yı o dönemde geçerli olan islam sınavlarından birkaçına soktu.Gösterdiği büyük başarılar üzerine Mevlana’ya «Bilgide eşin yok, gerçekten seçkin bir ersin. Не вар ки бабан хал эли иди, сен söz (кал) ehlisin. Sözü bırak onun gibi hal sahibi ol. Buna çalış ancak o zaman onun gerçek varisi olursun, ancak o zaman güneş gibi alemi aydınlatabilirsin ». dedi. Bunun üzerine Mevlana Burhaneddin’e 9 yıl müridlik etti. Am ve Halep medreselerinde öğrenimini tamamladı.

1244 yılında Konya’ya ems-i Tebrizi (emseddin Muhammed Tebrizi) adında biri geldi. Yaygın inanca göre Şems Konya’da aradığını bulacaktı, İplikçi Medresesi’ne gitti. Burada Mevlana’yla karşılaştı, ona bazı sorular sordu. Sorular neticesinde «Аллах Аллах» diyerek haykırdı, Mevlana’yı kucakladı, aradığı oydu. Bazı kaynaklarda bu buluşmanın gerçekleştiği yer Merec-el Bahreyn (iki denizin buluştuğu nokta) diye geçmektedir. Bunun üzerine Şems ve Mevlana medresede bir odaya kapanıp halvet oldular. Половинка iki kişilik kesin bir yalnızlık demektir.

Bu süre bazı kaynaklarda 40 gün, bazılarında 6 ay olarak geçmektedir.Şems’in gelişiyle birlikte Mevlana’nın hayatında çok büyük değişiklikler oldu. Кендини тамамен ems’in sohbetlerine verdi, onu dinliyor, onda kendini kaybediyordu. Hakk’ı anlamak için birbirlerine ayna tutuyorlar, günlerce süren halvetlere giriyorlardı. Mevlana’nın bu davranışları halkın ems’e tepki göstermesine sebep oldu. Çünkü artık medresede ders ve vaaz vermiyor, müridleri ile ilgilenmiyordu. Bir süre sonra dedikodular çığrından çıkmaya başlayınca Şems 1245 yılında, kimseye haber vermeden ortadan kayboldu.

ems’in gidişine çok üzülen Mevlana yemeden içmeden kesildi, gazeller yazıp söylüyor, yüreğindeki ayrılık acısını anlatıyordu. Ems’in am’da olduğunu öğrenen Mevlana’nın oğlu Sultan Veled, gidip onu tekrar Konya’ya getirdi. Mevlana adeta bayram sevinci yaşadı. Ancak bu mutluluğu çok uzun sürmedi. Kendini tekrar gösteren dedikodular, söylentiler ве huzursuzluk üzerine Şems bu kez tamamen ortadan kayboldu. (1247)

ems’in bu gidişinden sonra Mevlana büsbütün acılar çekmeye başladı.Gece gündüz sema ediyor, gazeller okuyor, ağlayışı ve yakarışları herkesi üzüyordu. Mevlana ems’te mutlak kemalin varlığını görmüştü. Mevlana’yı dolu ve yanmaya hazır bir lamba gibi nitelendiren ilim insanları, ems’i bir kibrite benzetmişlerdir. Асыл янан ве нур сачан Мевлана иди, ems sadece kibriti çaktı. Şems’in yokluunda inzivaya çekilen Mevlana 17 Aralık 1273 yılında, 66 yaşında hayatını kaybetti.

Mevlana Celaleddin-i Rumi’nin Eserleri

Eserlerinin orijinal dili Farsçadır. Mevlana’nın bilinen en ünlü eseri Mesnevi’dir. Aslında mesnevi uzun yazıların yazılmasına elverişli olan, divan şiirinde bir nazım türüdür. Ancak Mevlana 6 ciltten oluşan bu eserine Mesnevi adını vermiştir. En eski Mesnevi nüshasına göre beyit sayısı 25618’dir. Rivayete göre Mevlana’nın Mesnevi beyitlerini, sema ederken, yürürken, otururken, gezerken söylediği, Hüsamettin Çelebi’nin ise sürekli yazdığı belirtilmektedir.

Mevlana’nın «Birlik Dükkanı» olarak nitelendirdiği bu eserinde İran, Hint, Yunan, Roma mitolojisi; erenlerin kıssaları, aşıkların masalları, halk öyküleri, Allah aşkı, peygamberlerin mucizeleri ве melekler gibi sayısız birçok konudan bahsedilmiştir.Eserde akla gelebilecek hemen hemen her konu anlatılmış, ayet ve hadislerle de desteklenmiştir. Birçok yabancı dile çevrilmiştir. Eserlerinin hepsini şu şekilde sıralayacak olursak;

  • Mesnevi
  • Büyük Divan (Divan-i Kebir)
  • FihiMa-fih (Ne Varsa İçindedir)
  • Mecalis-i Seba (Mevlana’nın 7 Vaazı)
  • 90ç147 Mektubaris Yapılmış Bazı Yorumlar

    Mevlana’nın ölüm yıldönümü olan 17 Aralık, eb-i Arus olarak adlandırılmaktadır.Mevlana’nın vuslata eriştiği bugün «düğün gecesi» anlamına gelir. Mevlana Rabb’ine duyduğu aşktan dolayı ölümüne kavuşma veya düğün gecesi demiştir. Bu isteğini kaleme aldığı bazı beyitlerinde dile getirmiştir. Sadece İslam aleminde değil tüm dünyada saygı gören ve çok değerli bir alim olan Mevlana hakkında söylenmiş birçok övgü ve söz bulunmaktadır.

    «İnsanoğlunun yetiştirdiği en büyük tasavvuf şairinin Mevlana olduğu münakaşa edilmez bir hakikattir». А.J. Arberr

    «Mevlana sadece büyük bir şair, eşsiz bir mutasavvıf değildir. Bu aynı zamanda insan tabiatının derinlerine inmiş, insanın iç yüzünü keşfetmiştir ».

    MEVLÂNÂ CELÂLEDDÎN-i RÛMÎ — TDV İslâm Ansiklopedisi

    6 Rebîülevvel 604’te (30 Eylül 1207) Horasan’ın Belh şehrinde dünyaya geldi (Ferîdûn-i Sipehsâlâr, s. 22; Eflâkî, I, 73). Öte yandan Dîvân-ı Kebîr’deki bir şiir’deki bir şiirinden hareketle (III, 49) ems-i Tebrîzî ile buluştuunda (642/1244) altmış iki yaşında olduğu, dolayısıyla s , III [1959], с.156–161), Hellmut Ritter bu iddiayı geçerli bulmamıştır ( EI 2 [англ.], II, 393). Мевлана, Mes̱nevî’nin girişinde adını Мухаммед б. Мухаммед б. Hüseyin эль-Belhî diye kaydetmiştir. Lakabı Celâleddin’dir. «Эфендимиз» анламиндаки «Мевлана» unvanı ону yüceltmek maksadıyla söylenmiştir. «Султан» манасина гелен Фарса «худавендигар» унваны да кендизине бабасы тарафиндан верилмиштир. Ayrıca doğduğu şehre nisbetle «Belhî» olarak anıldığı Gibi hayatını geçirdiği Anadolu’ya nisbetle «Руй, Мевлан-я Ром, МЕВЛАН-я Руй» в müderrisliği sebebiyle «Молл Hunkar Молл-YI ром» Gibi unvanlarla да zikredilmektedir.

    Eserlerinde verdiği Bazi bilgiler dışında МЕВЛАН в çevresiyle ilgili bilgiler büyük ölçüde oğlu Султан Veled’in İbtidânâme’si (Velednâme), müridlerinden Feridun-я Sipehsâlâr’ın Risâle’si ве torunu Улу Ариф Çelebi’nin müridi Ахмед Eflâkî’nin Menâḳıbü» l-ârifîn’ine dayanır. Eflâkî’nin çağdaşı Abdülkādir el-Kureşî de el-Cevâhirü’l-muḍıyye adlı Hanefî ulemâsına dair eserinde onunla ilgili kısa bilgi yer alır (III, 343-346). İbtidânâme’deki bilgiler birinci elden olmakla birlikte kısa ve özlüdür.Birçok Hususta en ayrıntılı bilgileri içeren Eflâkî’nin eserinde ise bazı abartı, çelişki ve hatalar mevcuttur.

    Mevlânâ’nın eserlerinde soyuna dair bilgi bulunmamaktadır. Risâle-i Sipehsâlâr’da Mevlânâ’nın babası Bahâeddin Veled’in Hz. Eb Bekir soyundan geldiği belirtilmekte ve el-Cevâhirü’l-muḍıyye’de Hz. Eb Bekir’e varan şecere kaydedilmektedir. Eflâkî ве sonraki müelliflerden Abdurrahman-ı Câmî ile Devletşah da Onun Hz. Eb Bekir soyundan geldiğini kaydeder. Öte yandan Eflâkî, Bahâeddin Veled’in bir sözüne dayanarak onun soyunun anne tarafından Hz.Алийе улаштыныны сёйлер (Menâıbü’l-ârifîn, I, 75). Türklüğü ile ilgili tartışmalar ise son döneme ait olup büyük ölçüde, «Beni yabancı sanmayınız, ben bu mahalledenim. Sizin mahallenizde evimi arıyorum. Ее ne kadar düşman görünüyorsam da düşman değilim. Ее пе Кадар Hintçe söylüyorsam да aslım Türktür»şeklindeki rubâîsi çerçevesinde cereyan etmiş, şiirdeki Türk kelimesiyle Ирки mensubiyetin kastedildiğini savunanların yanında bazıları kelimenin Burada farklı anlamlara geldiğini, бир kısmı да bununla Türk ırkına рух yakınlığının kastedildiğini İleri sürmüştür.

    Mevlânâ’nın babası Bahâeddin Veled, Belh’e yerleşmiş bir ulemâ ailesine mensuptu ve «sultânü’l-ulemâ» unvanıyla tanınmıştı. Sipehsâlâr’a göre tarikat silsilesi Ahmed el-Gazzâlî’ye ulaşan Bahâeddin Veled’in Kübreviyye tarikatının kurucusu Necmeddîn-i Kübrâ’nın müridi olduğu da kaydedilmektedir. Eflâkî’ye göre Bahâeddin Veled’in annesi Hârizmşahlar hânedanından Alâeddin Muhammed Hârizmşah’ın kızıdır (напр., I, 7-9). Даэй эски Bir Кайнака olduğu Halde Рисале-Sipehsâlâr’da йер almayan бу rivayetin Eflâkî’nin Хаял Урунту olduğu İleri sürülmüş ве müellifin Даэй sonra Bahâeddin Veled’in Султан Alaeddin Hârizmşah’ın torunu olduğuna Dair hiçbir şey söylemediğine dikkat çekilmiştir (а.g.e., II, 1252 [neşredenin notu]). Yine Eflâkî’ye göre, Yunan felsefesini benimsedikleri için Фахреддин эр-Рази ве Зейн-я KISI Gibi âlimlerle onların görüşlerine Uyan Hârizmşah Alaeddin Muhammed’i vaazlarında AGIR şekilde eleştiren Bahâeddin Veled’in (Маариф, I, 82) yöneticiler ве Ulema Ile arasının açılmasını fırsat Bilen Карсилтари Onun siyasî Gaye güttüğünü, taraftarlarıyla isyan hazırlığı içinde bulunduğunu İleri sürmüşler, бунун üzerine Hârizmşah Alaeddin Мухаммед ondan ülkeyi terketmesini istemiş (Menâḳıbü’l-‘ârifîn, I, 12-13), о да ailesiyle birlikte Belh’ten ayrılmak zorunda kalmıştır.Feridun-я Sipehsâlâr, Bahâeddin Veled’in hükümdarla arasının açılmasından sonra ülkeden çıkarılması kararında Фахреддин эр-Râzî’nin hususi gayretleri olduğunu belirtmekteyse де (Рисале-Sipehsâlâr, с. 12-13) Eflâkî’nin kaydettiğine göre Bahâeddin Велед, Belh’ten Фахреддин эр-Разин вэфатиндан ан аз üç йыл сонра 609’da (1212-13) айрилмиштыр (Menâıbü’l-ârifîn, I, 16). Mevlânâ bu sırada beş yaşındadır. Султан Велед исэ Бахэддин Велед’ин üлкеден çıkarılması kararına temas etmeksizin Belh halkından incindiği için aldığı mânevî işaretle Hicaz’a gitmek üzere şehri belmenı240). Рейнольд Аллейн Николсон ве Хельмут Риттер, Бахаеддин Велед’ин серф Моголлардан качмак ичин Белхи теркеттишини илери сурмушлерсе де (Мевлана Челаледдин Рами, с. 16; yönakılıa, İA , İA.

    Bahâeddin Veled’in Hicaz yolculuğuyla ilgili olarak Ferîdûn-i Sipehsâlâr ile Eflâkî’nin verdiği bilgiler birbiriyle uyuşmamaktadır. Mevlânâ’nın babası müridleri в ailesiyle birlikte YOL üzerinde bulunan şehirlerde ГИЯ müddet konaklayıp sonunda Bağdat’a ulaşmış, Orada Şehâbeddin эс-Sühreverdî tarafından karşılanmış, Bağdat’tan Kûfe yoluyla Hicaz’a gitmek üzere iken Moğollar’ın Belh’i işgal ettiği haberini almıştır (Menâıbü’l-ârifîn, I, 15-20).Horasan şehirlerinin Moğollar tarafından 617 (1220) yılında istilâ edildiği bilindiğine göre Bahâeddin Veled’in Bağdat’ta bu tarihte bulunduğu anlaşılmaktadır. Ancak Eflâkî’nin yolculuğun daha sonraki safhaları hakkında verdiği tarihler bu bilgiyle çelişmektedir. Эфляки, Бахаеддин Велед’ин Хиказ’дан дёнеркен Чам’а уградыны, 614’те (1217) Малатья’йа, 616’да (1219) Сивас’а гелдигини, даха-сонра Эрзинджан Зеринден Акшехир’е гечыртынак медик ders okuttuğunu, oradan Lârende’ye (Karaman) gittiğini, burada da adına yaptırılan medresede en az yedi yıl müderrislik yaptığını, ardından Sultan Alâeddin Keykubad’ıine belironyazeria.Ayrıca Mevlâ’nâ’nın on yedi veya on sekiz yaşında iken Lârende’de Semerkantlı âlim erefeddin Lâlâ’nın kızı Gevher Hatun’la evlendiğini, 623’te da (1226) Султан дидерин оедин (возраст, I, 22-29, 48, 303). Eflâkî’nin ifadesinden, Mevlânâ’nın Lârende’deki medresede Yedi yıldan FAZLA Сурен eğitimini tamamlayıp evlendiği anlaşılmaktaysa да бу Onun подол Брачное Yasi подол де çocuklarının doğum tarihiyle uyuşmamakta, verdiği tarihler Lârende’ye yerleştikten бир я да ики yıl sonra evlendiğini göstermektedir.Mevlânâ’nın annesi Mümine Hatun Lârende’de vefat etmiş, defnedildiği yere daha sonra Karaman Mevlevîhânesi inşa edilmiştir. Феридун-и Сипехсалар исэ Мевланян Коньяа гелдиğинде на дёрт яшында олдугуну белиртмиштир (Рисал-и Сипехсалар, с. 14-15). Buna göre Bahâeddin Veled’in 618 (1221) yılında Konya’ya geldiği anlaşılmaktadır. Султан Велед исе хичбир айрынтия гирмеден Бахаеддин Велед’ин Хиказдан Рам диярина гельдишини ве Султан Алаеддин Кейкубад’ин ону Коньяда зиярет эттишини кайдетмекле йетинмибтир, султан.241-242). Öte yandan Mevlâñâ’nın Fîhi mâ fîh adlı eserinden Hârizmşah’ın Semerkant’ı kuşatması sırasında orada olduklarının anlaşılması yolculuk sırasında önce Semermeklerted’a gittiti. Ayrıca Bahâeddin Veled’in yol üzerinde bulunan Nîşabur şehrine uğradığı, burada Ferîdüddin Attâr’ın kendilerini ziyaret ettiği ve tasavvufî mesnevisi Esrârnâmeyi Mevletirdişî Devletşah’a göre bu görüşmede Ferîdüddin Attâr Mevlânâ için babasına, «Bu senin oğlun çok zaman geçmeyecek, âlemde yüreği yanıkların yüreğine ateşler salacakştirı».Hellmut Ritter, Ferîdüddin Attâr’ın o tarihlerde muhtemelen hayatta olmadıını belirterek bu buluşmayı şüpheli görmüşse de ( İA , III, 53) Attârİıted , İ

    Мевлана, ир. Ханым Гевхер Хатун’ун ёлюмюнден сонра Коньялы Иззеддин Али’нин кызы Кира (Керра, Гера) Хатун’ла эвленди. Дул олан ве Шемседдин Яхья адында бир де çocuğu bulunan бу ханымдан Эмир Музафферуддин Алим Челеби ве Мелике Хатун дунйая гельди.

    Bahâeddin Veled, Konya’da Altınapa (Altun-aba / Altunpâ) Medresesi’nde iki yıl müderrislik yaptıktan sonra 18 Rebîülahir 628 (23 ubat 1231) tarihinde vefat etti. Бу sırada yirmi dört yaşında olan Mevlânâ (Eflâkî, I, 29, 32, 48) babasının yerine geçip müderrislik yapmaya başladı. Ertesi yıl Mevlânâ’nın çocukluğu sırasında terbiyesiyle meşgul olan, Bahâeddin Veled’in mürid’in mürid’inden Seyyid Burhâneddin Muhakkık-ı Tirmizî şeyhini ziyaret etmecü244-246). Seyyid Burhâneddin’in daha önce şeyhinin vefatından haberdar olduğu, rüyasında Bahâeddin Veled’in kendisine oğlunu irşad etmesini söylediği için Konya’ya geldiği de kaydedilmektedir., Sysyhinin vefatından haberdar olduğu, 56; Сейид Бурханеддин Konya’ya gelince Lârende’de bulunan Mevlânâ’ya mektup yazarak ONU Konya’ya çağırmış, buluştuklarında babasının подол Захир подол гал ilimlerinde Камиль бир olduğunu Шейх, kendisinin Захир ilimlerinde Elde ettiği Üstün dereceyi гал ilimlerinde де kazanması gerektiğini söylemiş, бунун üzerine МЕВЛАНА , Сейид Бурханеддинье мюрид олуп докуз йыл она хизмет этмиштир (а.g.e., I, 57). Eflâkî, Сейид Бурханеддин, buluştuklarından bir yıl sonra Mevlânâ’yı zâhir ilimlerinde daha da ilerlemesi isin am’a gönderdiğini söyler 630 (1233) yılında gerçekleştiği anlaşılan бу Seyahat sırasında Сейид Бурханеддин Konya’dan Kayseri’ye Кадар Mevlânâ’ya refakat etmiş, Мевланы buradan Halep’e gitmiş, Сейид Бурханеддин ISE гери dönmeyip Kayseri’nin yöneticisi Sahib İsfahânî’nin yanında kalmıştır. Mevlânâ Halep’te Hallâviyye Medresesi’nde aynı zamanda şehrin yöneticisi olan Kemâleddin İbnü’l-Adîm’den ders almıştır (а.g.e., I, 77). Sipehsâlâr onun İbnü’l-Adîm’den birkaç medresede ders okuduğunu belirtmiş (Risâle-i Sipehsâlâr, s. 30), ancak bunların adını zikretmemiştir. Ardından ’am’a geçerek Mukaddemiyye Medresesi’ne yerleşen Mevlânâ’nın (Eflâkî, I, 81) Halep’te ne kadar kaldığı bilinmemektedir. Eflâkî onun am’da dört ya da yedi yıl ikamet ettiğinin söylendiğini belirtmişse de (возраст, I, 77, 81) Bedîüzzaman Fürûzanfer, am’dan döndükten sonra Seyyid Burhâneddin ‘henânâ nın bu şehirde dört yıldan fazla kalmasının mümkün olamayacağını ileri sürmüştür (Mevlâna Celâleddin, s.60). Mevlânâ’nın Arap dili ve edebiyatı, lugat, fıkıh, tefsir ve hadis gibi ilimler başta olmak üzere aklî ve naklî ilimlerden icâzet aldığını söyleyen Sipehsâl’mıdı- , Evhadüddîn-i Kirmânî ve Sadreddin Konevî ile uzun müddet sohbet ettiğini belirtir (Risâle-i Sipehsâlâr, с. 24-25, 30).

    Eflâkî, Mevlânâ’nın Şam’dan Kayseri’ye döndüğü sırada Sahib İsfahânî’nin kendisini sarayında Misafir etmek istediğini, ancak Сейид Burhâneddin’in Buna RAZI olmadığını, ilimde babasını geçtiğini söyleyip «ledün ilminden inciler saçması için» halvete girmesi gerektiğini belirterek ONU hazırladığı бир hücreye koyduğunu ве ПЭС peşe üç erbaîn çıkarttırdığını, ardından birlikte Konya’ya gittiklerini, Сейид Burhâneddin’in Burada оны irşad için icâzet verdikten sonra Kayseri’ye döndüğünü ве Burada vefat ettiğini, Mevlânâ’nın Onun kabrini Зиярет Эдип tekrar Konya’ya gittiğini кайдедер (Menâıbü’l-ârifîn, I, 81-84).Султан Велед ISE Mevlânâ’nın Сейид Burhâneddin’e Докуз yıl Hizmet ettiğini, Mana âleminde gönüllerinin birleştiğinden dolayı sözde, özde ве sırda бир olduklarını, Burhâneddin’in бушель dünyadan göçmesiyle Mevlânâ’nın Тек Басина kaldığını, Allah’a yönelip yanıp yakılarak, dertlere düşerek beş yıl riyâzet çektiğini, sayısız kerametleri zuhur ettiğini, bu arada irşad faaliyetinden geri durmayıp halka vaaz vermeyi, çoğu ulemâ ve yönetici kesiminden, sühur ettiini.247-248).

    Мевлана, Сейид Бурханеддин вефатиндан беш йыл сонра Коньяада Шемс-и Тебризи иле каршилашты (например, с. 249). Dönemin pîrleri tarafından «Tebrizli Kâmil» olarak isimlendirilen ve birçok yer dolaştığı için «ems-i Perende» (uçan Şems) diye anılan bu zat ilk önce Tebriz’ Bir görüşe göre Rükneddîn-i Sücâsî’ye, bir başka görüşe göre ise Baba Kemal Cendî’ye de mürid olmuştu. Câmî adı geçen şeyhlerin hepsiyle görüşmüş olma ihtimalinden söz etmektedir (Nefeḥât, s.464-465). Eflâkî, ems’in Konya’ya 26 Cemâziyelâhir 642 (29 Kasım 1244) tarihinde geldiğini söyler ki (Menâıbü’l-ârifîn, I, 84; II, 618) bu, Sultan Veled’in verdiği hemenırıne hemen. Eflâkî’nin kaydettiği tarih ems-i Tebrîzî’nin sözlerinden derlenen Maḳālât’ta da bulunmaktadır (Конушмалар, I, 132). Maḳālât’ta, «Бени velîlerinle tanıştır» diye дуа etmesi üzerine rüyasında, «Seni Bir velîye yoldaş edelim» denildiğini, Onun nerede olduğunu sorduğunu, ertesi Gece о velînin Anadolu’da bulunduğunu, ancak tanışma vaktinin henüz gelmediğinin söylendiğini anlatan SemS Ile МЕВЛАНА arasında иже karşılaştıkları sırada geçen konuşmanın mahiyeti hakkında farklı rivayetler vardır.Sipehsâlâr, бир Gece Konya’ya gelip Pirinççiler Hanı’na yerleşen SemS-я Tebrîzî’nin sabahleyin Ханин önündeki sedirde otururken oradan geçmekte Olan МЕВЛАНА Ile Göz Гозе geldiğini, иже mânevî etkinin бушель şekilde gerçekleştiğini, Mevlânâ’nın hemen karşısındaki бир sedire oturduğunu, узун müddet hiç konuşmadan birbirlerine baktıklarını, ardından ems’in söze başlayarak Bâyezîd-i Bistâmî’nin, Hz. Пейгамбер’ин кавуну насыл йедиğини билмедиğи ичин она баглилыğы себебийле омру бойунча хич кавун йемедиги халде, «Кендими тесбих эдерим, шаным не юседир»; «Cübbemin içinde Allah’tan başka kimse yoktur» gibi sözler ettiğini, Hz.Мухаммед’ин исе, «Базан гёнлюм буланир да о семепле бен Аллах’а ее гюн йетмиш дефа истишфар эдерим» дэдиджини ве бунлары насыл йорумламак геректиджини сордугуну кайдедер. МЕВЛАНА, cevap olarak Bâyezîd’in Камиль velîlerden olmakla birlikte çıktığı тевхида makamının yüceliği kendisine gösterilince Bunu yukarıdaki sözlerle ifade etmeye çalıştığını, Ресул-я Ekrem’in ISE ее gün yetmiş Макам geçtiğini, ulaştığı makamın yüceliği yanında бир önceki makamın küçüklüğünü görünce Даха После того, как о kadarla Йетиндиğинден долайы истифар эттиğини сылемиш, бу чеваби чок беğенен шемс-и Тебризи аяа калкарак Мевлана иле кукаклашмиштыр (Рисал-и Сипехсалар, с.126-127).

    Eflâkî’ye göre ISE SemS-я Тебризи Konya’ya geldiğinde Şekerciler Hanı’na yerleşmiş, МЕВЛАНА, Ders verdiği dört medreseden Biri Olan Pamukçular Medresesi’nden talebeleriyle birlikte ayrılıp katır üzerinde giderken SemS ansızın önüne çıkmış ве katırın Gemini tutarak, «Ey dünya ve mâna nakitlerinin sarrafı, Muhammed hazretleri mi büyüktü yoksa Bâyezîd-i Bistâmî mi? » diye sormuş, Mevlânâ, «Muhammed Mustafa bütün peygamberlerin ve velîlerin başıdır» diye cevap verince ems, «Peki ama o,‘ Seni tesbih ederim Allahım, ‘Seni tesbih ederim Allahım, biz seni lâyıceddıdışııБен султанларин султанийым ‘дийор ”демиш, бунун узерин мевлана,“ байезидин сусузлугу аз олдугу ичин бир юдум су иле канди; идрак бардаğ хемен долуверди. Хальбуки Гц. Мухаммед’ин susuzluğu arttıkça artıyordu. Onun göğsü Allah tarafından açılmıştı (эль-İnşirâh 94/1). Sürekli susuzluğunu dile getiriyor, ее gün Allah’a daha çok yakın olmak istiyordu ”diye cevap vermiş, ems bu cevabı duyunca kendinden geçmiş, bir müddet sonra birlmiikte yaya, 618-620).

    Olayı Eflâkî’nin kaydettiği gibi anlatan Abdurrahman-ı Câmî ayrıca şöyle bir rivayet aktarır: Mevlânâ havuz başında kitaplarını açmış çalıeşırken? diye sormuş, Mevlânâ, «Bunlar kīl ü kāldir» diye cevap verince, «Senin bunlarla ne işin var?» diyerek kitapları havuza atmış, ardından Mevlânâ’nın tepkisi üzerine onları tekrar toplamış, suyun kitaplara zarar vermediğini gören Mevlânâ, «Bu nasıl sırdır?» diye sorunca ems, «Bu zevktir, haldir, senin ise bundan haberin yoktur» demiştir (Nefeḥât, s.465-467).

    Devletşah’ın Teẕkire’sinde (s. 196–197) ems’in sorusu, «Mücâhede, riyâzet, ilim tahsili ve tekrarından maksat nedir?» şeklindedir. Mevlânâ buna, «Sünnet ve şeriat edeplerini bilmektir» cevabını verince Şems, «Bunların hepsi zâhire mütealliktir» demiş, Mevlânâ’nın, «Bunun üstünde daha» ne vardır? şeklindeki sorusuna da, «İlim odur ki insanı mâlûma ulaştırır» diyerek Senâî’nin, «Cehalet seni senden almayan bir ilimden daha kıymetlidir», anlamına gelen beytini okumuştur. Mevlânâ bundan çok etkilenmiş ве бу olayın ardından kitap mütalaa etmekten ve ders okutmaktan vazgeçip sürekli Şems ile birlikte olmuştur.

    Eflâkî’nin çağdaşı Abdülkādir el-Kureşî karşılaşmanın Mevlânâ’nın evinde gerçekleştiğini belirtir. Mevlânâ öğrencileriyle birlikte bir meseleyi müzakere ederken Şems içeriye girer ve yanlarına oturur. Bir müddet sonra kitapları işaret ederek Mevlânâ’ya, «Бунлар недир?» diye sorar. О да, «Sen bunları bilmezsin» diye cevap verir. Ardından kitapların arasında bir ateş belirir. Mevlânâ telâşlanarak, «Bu ne haldir?» деинсе Шемс, «Сен де буну билмезсин» дийерек чикип гидер (эль-Джевахиру’л-мухийе, III, 345).Öte yandan yukarıdaki kaynaklardan tamamen farklı olarak İbn Battûta’nın kaydettiği, tasavvufî hiçbir incelik taşımayan olayın gerçek dışı olduğu söylenebilir (Iyahatnâme).

    Eflâkî’ye göre bu karşılaşma Mevlânâ’nın Şems ile ilk karşılaşması değildir. Даха ONCE Техсил için gittiği Şam’da dolaşırken SemS-я Тебризи başında külâhı ве keçeden Siyah elbisesiyle Mevlânâ’nın Янина gelip Elini öpmüş ве, «Dünyanın sarrafı, Бени Анла» dedikten sonra kalabalığa karışıp gitmiştir (Menâḳıbü’l-‘ârifîn, I, 82 ).Eflâkî bir başka yerde bu olayı ems ile Mevlânâ’nın yerlerini değiştirerek anlatır (a.g.e., II, 618).

    Мевланы, SemS-я Тебризи Ile karşılaştıktan sonra halkla tamamen alâkasını kesmiş, medresedeki derslerini ве müridleri irşad işini Bir яна bırakıp bütün zamanını SemS Ile Сохбет ederek geçirmeye başlamış, бу дурум müridlerin şeyhlerini kendilerinden ayıran, ким olduğunu bilmedikleri Şems’e Karsi кин beslemelerine sebep olmuştur. Mevlânâ’nın vaazlarından mahrum калан халк arasında да çeşitli dedikoduların yayılması üzerine Şems’in ansızın şehri terkettiği, Mevlânâ’yı çok Узень бушель olayın ardından durumun Даха да kötüleştiğini farkeden müridlerin Mevlânâ’dan özür diledikleri kaydedilmektedir.Bir müddet sonra gönderdiği mektuptan ems’in am’da olduğunu öğrenen Mevlânâ dönmesi için ona çok içli mektuplar yazmıştır (газель тарзында yazılmçıştır, ems’in am’da olduğunu öğrenen). Bu mektuplardan ilkinin tarihi 21 evval 643 (11 марта 1246) olduğuna göre (a.g.e., II, 630) ems Konya’da on altı ay kadar kalmıştır.

    Eflâkî, Mevlânâ’nın бу ayrılık sırasında матем tutanların giydiği, «hindibârî» denilen kumaştan Bir ferecî (ONU açık hırka) yaptırdığını, Басина BAL renginde Юнден Bir кулах geçirip üzerine şekerâvîz tarzında SARIK sardığını ве öteden Beri dört hâneli Olan rebabı altı hâneli yaptırarak semâ meclislerini başlattığını söyler (а.g.e., I, 88-89). Sipehsâlâr onu semâ yapmaya ems’in teşvik ettiğini belirtmektedir (Risâle-i Sipehsâlâr, с. 128). Султан Велед, daha sonra babasının kendisini am’a gönderdiğini, ısrarlı davet karşısında ems’in Konya’ya dönmeyi kabul ettiğini ve birlikte Konya’ya döndüklerini belirıdır. 131-132; Eflâkî, II, 695-696). Mevlânâ ile Şems arasındaki ilişkiyi Hz. Mûsâ-Hızır ilişkisine бензетен Султан Велед, Гц. Mûsâ’nın peygamber olmasına rağmen Hızır’ı araması gibi Mevlâ’nın da zamanında ulaştığı makama ulaşmış hiçbir kimse bulunmadığı halde Şems’i ameradıını.48).

    Mevlânâ ile ems, bu defa Mevlânâ’nın medresesindeki hücresinde altı ay boyunca mârifetullaha dair sohbet ettiler. Янларина Султан Велед иле Шейх Селахаддин-и Зеркёбдан башкасы гиремийорду (Эфляки, II, 691). Бу арада Шемс, Мевланян евлатлыğы Кимья Хатун’ла эвленди (Феридун-и Сипехсалар, с. 133). Мюридлер ве халк текрар дедикоду япмая башлайынка Шемс, султан Велед’е илим ве ирфанда эши бензери олмаян Мевланадан кендисини айырмак истедиклерини, бу дефа ортадан кайболдуктанир кайболдакыр кынйзыны вейлдактана кайболдактани кынйа-йынйыныплины.62, 64). Ems-i Tebrîzî’nin bu ikinci kayboluşunun 645 (1247) yılında olduğu belirtilmektedir. Eflâkî, ems kaybolmadan önce kendisine suikast teşebbüsünde bulunulduğunu söyler. SemS, МЕВЛАНА Ile Сохбет ederken Yedi Kişilik бир Grup hücrenin önüne gelmiş, içlerinden Biri Şems’in dışarıya çıkmasını istemiş, SemS де Mevlânâ’ya, «Бени öldürmek için çağırıyorlar» deyip çıkmış, о анда Şems’e бир bıçak saplanmış, SemS şiddetli бир нара атип кайболмуш, ардындан биркач дамла кандан башка бир шей гёрюлмемиштир (Menâıbü’l-ârifîn, II, 684).Eflâkî suikastçıların içinde Mevlânâ’nın oğlu Alâeddin’in de olduğunu, бу sebeple diğerleri gibi onun da bir belâya uğrayıp öldüünü ve Mevlânâ’nın oğluntirını cenazes. Sipehsâlâr ISE МЕВЛАНА ве Şems’in Султан Veled’e FAZLA Ilgi Даха göstermeleri sebebiyle Alâeddin’de kıskançlık başladığını, ayrıca SemS KİMYA Hatun’la evlendiği sırada KIS olduğu için Mevlânâ’nın kendilerine mutfağın sofasını tahsis ettiğini, Аладдин babasının Янина geldiğinde buradan geçmek zorunda kaldığından dikkatli ve saygılı olması hususunda ems’in onu uyardığını, bunu hazmedemeyip tepki gösteren Alâeddin’in durumu halka anlatmasının dedikoduların artmasına sebep olduğunu belâirtmiştirle.133).

    Eflâkî, SemS-я Tebrîzî’yi hiçbir yerde bulamayan Mevlânâ’nın KIRK gün sonra Басина Beyaz SARIK yerine Думан Renkli бир SARIK sardığını, Йемен ве Hint kumaşından Bir ferecî yaptırdığını ве ömrünün sonuna Кадар бушелей kıyafeti kullandığını söyler (Menâḳıbü’l-‘ârifîn , II, 687). Султан Велед, ems’in ikinci defa kaybolmasının ardından babasının aşkla şiirler söylemeye başladığını ve gece gündüz hiç ara vermeden semâ yaptığını belirtmektedir., 65, 69 Мевлана бир мюддет сонра Шемси булмак умудуйла Чам’а гитмиш, анджак буламадан гери денмуш, биркач йыл сонра теккрар гитмиш, айларка арадыğы халде йине буламамыштыр (а.g.e., с. 71, 73-76). Bedîüzzaman Fürûzanfer’e göre Mevlânâ bu dönemde tam dört defa am’a yolculuk yapmıştır (Mevlâna Celâleddin, s. 117). Eflâkî, Onun Üçüncü gidişi sırasında müridlerle ilgilenmesi için yerine Hüsâmeddin Çelebi’yi bıraktığını ве Şam’da yaklaşık бир yıl kaldığını, Ром Sultani Баста OLMAK üzere İleri Gelen Алим ве yöneticilerin Anadolu’ya dönmesi için mektup yazmaları üzerine гери geldiğini kaydeder (Menâḳıbü’l- Ârifîn, II, 698-699). Eflâkî’nin aktardığı diğer rivayete göre Şems suikast sırasında öldürülüp cesedi bir kuyuya atılmıştır.Şems bir gece Sultan Veled’e rüyasında atıldığı kuyuyu bildirmiş, Sultan Veled müridleriyle onu kuyudan çıkarıp Mevlânâ’nın medresesine, medresenin mimarı Emîr Bedantir’in’in. (700). Eflâ’nin kaydedip daha sonra Câmî’nin de zikrettiği diğer bir rivayete göre ise ems’in kabri Bahâeddin Veled’in yanındadır. Devletşah, ems’i Mevlânâ’nın oğlu Alâeddin’in öldürdüüne dair halk arasında bir söylentinin yayıldığını, ancak bunun kesinlikle doğru olmadığını ifade eder.

    Sultan Veled, Mevlânâ’nın daha sonra kendisini çağırarak Selâhaddîn-i Zerkûb’a tâbi olmalarını istediğini, kendisinin şeyhlik sevdasında bulunmadyğledınısını. Kuyumculukla meşgul olan Selâhaddin gençliğinde Seyyid Burhâneddin Muhakkık-ı Tirmîzî’ye, ardından Mevlânâ’ya intisap etmiş (Eflâkî, II, 705), ems-i Tebrı . Mevlânâ bu defa Selâhaddîn-i Zerkûb ile sohbet etmeye başladı.Selahddin’in cahil olduğunu ve şeyhlik için ehil sayılmadığını söyleyen bir kısım müridler daha da ileriye gidip onu gizlice öldürerek bir yere gömmeyi planladı ). Mevlânâ da eyh Selâhaddin hilâfet makamına geçtikten sonra eski dostlarından avuşolu’nun ona düşman olduğunu belirtmek suretiyle müridlerin kıskançlığîna işaret etmehîtedir, 89 Mevlânâ, Selahddîn-i Zerkûb’un kızı Fatma Hatun’u oğlu Sultan Veled’e alarak aralarında akrabalık bağı oluşturdu.Селахаддин-и Зеркûб он йыл сонра вефат эдинче Мевлана, хилафет макамина мюридлеринден Ибн Ахы Тюрк дийе де танынан Урмиели Хусамеддин Челебийи гечирди. Sultan Veled babasının ems-i Tebrîzî’yi güneşe, Selâhaddîn-i Zerkûb’u aya, Hüsâmeddin elebi’yi de yıldıza benzettiğini ve onu meleklerle aynı mertebedeün ârdüder. Mes̱nevî’nin ortaya çıkması Hüsâmeddin elebi’nin teşvikiyle olmuştur. Мевлана, Хусамеддин Челебинин хилафет макамина гечишинден Султан Велед’э гёре он (а.g.e., с. 153), Sipehsâlâr’a göre dokuz (Risâle-i Sipehsâlâr, s. 190, 197) yıl sonra rahatsızlanarak 5 Cemâziyelâhir 672 (17 Aralık 1273) tarihinde vefat etti. Cenazesinde ağlayıp feryat edilmemesini vasiyet etmesi ve öldüğü günü kavuşma vakti olarak tanımlaması sebebiyle ölüm gününe «şeb-i arûs» (düğün gecesi) денмиш ylör Султан Велед, Mevlâñâ’nın cenazesine her din ve mezhepten çok kalabalık bir insan topluluğunun katıldığını, müslümanların onu Hz. Мухаммед’ин нуру ве сырры, хыристиянларин кендилеринин Îsâ’sı, yahudilerin de kendilerinin Mûsâ’sı olarak gördüklerini söyler (İbtidânâme, s.153). Eflâkî’ye göre Mevlânâ cenaze namazını Sadreddin Konevî’nin kıldırmasını vasiyet etmiştir (Menâıbü’l-ârifîn, II, 593). Sipehsâlâr, namazı kıldırmak için tabutun önüne geldiği sırada Sadreddin Konevî’nin hıçkırıklarla kendinden geçtiğini, bu sebeple namazı Kadı Sirâceddin kıldırıııı (116) Mevlânâ’nın ardından Hüsâ’nından elebi on yıl daha hilâfet görevini sürdürmüş, onun vefatından sonra yerine Sultan Veled geçmiştir.

    Mevlânâ’nın müridleri çounlukla halk tabakasındandı; ее sanat ve meslekten insanlar semâ meclislerine katılıyordu.Bununla birlikte onun dönemin yöneticileriyle de yakın ilişkisi vardı. Ancak Mevlânâ bu ilişkiyi genellikle nasihat çerçevesinde sürdürmüş, yöneticilerin aralarındaki çekişme ve rekabete dayalı siyasî mücadelelerin içine girmemeye özen göstermiştir. Selçuklu devlet adamlarından II. Изеддин Кейкавус, Джелаледдин Каратай, Коньялы Кады Иззеддин, Эмир Бедреддин Гевхерташ, IV. Kilicarslan, Muînüddin Pervâne, Mecdüddin атабек, Emînüddin Микаил, Tâceddin Mu’tez, Сахиб Фахреддин, Alemüddin Кайзер, ДЖАЛАЛЕДДИН Müstevfî, атабек Arslandoğmuş, Kırşehir Хакой Cacaoğlu Nureddin, doktoru Reîsületıbbâ Экмеледдин ан-Nahcuvânî kendisine büyük saygı ве bağlılığı Olan kimselerdi.Muînüddin Pervâne’nin eşi Gürcü Hatun, IV. Kılıcarslan’ın eşi Gömeç (Gumaç) Hatun da onun müridleri arasında bulunuyordu.

    Moğollar’la ilgili bazı açıklamaları sebebiyle Mevlânâ’nın Moğol sempatizanı olduğu yönünde iddialar ileri sürülmüştür. Halbuki Mevlânâ’nın Moğollar’la ilgili görüşleri olayları tasavvufî perspektiften ele alıp yorumlamasından ibarettir. Mevlânâ бу çerçevede бир яндан dönemin бу büyük gücünün yükselişini izah etmekte, öte yandan yaptıkları zulümleri dile getirerek uzun ömürlü olamayacaklarıtediröyle.Onun bütün hadiseleri yorumlayışının temelinde en olumsuz durumlarda bile olumlu yönlerin ve gelişmelerin olabileceği anlayışı yatmaktadır. Nitekim Mevlânâ’nın öngördüü şekilde Konya’yı kuşatan Moğol kumandanı Baycu şehre saldırmamış ве Moğollar daha sonra müslüman olmuştur.

    Mevlânâ’nın Fahreddîn-i Irâkī ile yakın dostluğu vardı. Irâkī, Konya’da Sadreddin Konevî’nin derslerini takip ettiği sırada Mevlânâ’nın semâ törenlerine katılmaktaydı. Mevlânâ’nın Sadreddin Konevî ile ilişkilerinin ilk zamanlar iyi olmamakla birlikte giderek düzeldiği, başlangıçta semâa muhalif olan Sadreddin Konevî’nin daha sonra bu tavmeçılındu.Mevlânâ’nın onun bazı derslerine katıldığı rivayeti kesin değildir. МЕВЛАНА Ile görüşüp Сохбет edenler arasında Kübreviyye’nin kurucusu Necmeddîn-я Kübrâ’nın halifesi Necmeddîn-я Дей, Haydariyye’nin kurucusu Kutbüddin Haydar’ın halifesi Hacı МУБАРЕКСКИЙ Хайдар, Саади-я Şîrâzî, Kutbüddîn-я Şîrâzî, Hümâmüddin Тебризи ве Hoca Reşîdüddin de vardır.

    Düşüncesi. Mevlânâ kâmil mânada âlim, sûfî ve şairlik özelliklerine sahip bir şahsiyettir. Çocukluğunda babasının yanında başladığı öğrenimini gittiği Halep ve am’da sürdürmüştür.İlk tasavvufî eğitimini de yine babasından almıştır. Sultânülulemâ lakabıyla tanınan babası Bahâeddin Veled’in Kübreviyye’nin kurucusu Necmeddîn-я Kübrâ’nın halifesi olduğu söylendiği Gibi Ахмед эль-Gazzâlî’d Gelen тарикат silsilesinden hilâfet aldığı да belirtilmektedir. Mevlânâ, babasının ölümünden sonra herkesin gönlünden geçenleri bildiği veya ems-i Tebrîzî’nin geleceğini bildirdiği için «Сейид-и Сирдан» дийе анынедмилан халифеширыки Сейндырмайрмайджырмайзики Сейндырманы эдырманы.Sipehsâlâr’ın «Fahrü’l-meczûbîn» diye kaydettiği lakabından coşkun bir sûfî olduğu anlaşılan Seyyid Burhâneddin’in ardından ems-i Tebrîzî ile karınasınşıılaşıla. Mevlânâ ems’in Konya’ya gelmesinden sonra vaazlarını, medresedeki dersleri, müridleri irşadı bir yana bırakmış, ilâhî aşk vecdi terennüm eden asıl Mevlânâ bu döneşvönsı Dünya şiirinin zirvelerinden Divan-ı Kebîr’deki şiirlerin büyük бир kısmını бушель devirde söylemiş, Divan-ı Kebîr’in tamamlanmasının ardından Gelen sükûn döneminde Bunu ИСЛАМ kültürünün ан yaygın ве ан önemli eserlerinden Biri Olan Месневи takip etmiştir.

    Mevlânâ’daki dinî-tasavvufî düşüncenin kaynağı Kur’an ve Sünnet’tir. «Canım tenimde oldukça Kur’an’ın kölesiyim ben. Seçilmiş Muhammed’in yolunun toprağıyım … »beytiyle bunu dile getirmiş,« Pergel gibiyim; бир аягымла шериат üstünde sağlamca durduğum халде öbür аягымла йетмиш ики миллети долашийорум »диерек бир муслюман оларак инсанлыğы кукаклайабилдиğини белиртмиштир.

    Риза Кули Han’ın yılında Tahran’da 1 863 bastırdığı divanda (Диван-и-Şemsü’l ḥaḳā’iḳ; бушель Десять Мидхат Бахари Beytur tarafından Диван-и Kebir’den Seçme Şiirler adıyla Türkçe’ye çevrilerek üç CILT halinde yayımlanmıştır [Анкара 1965 ]) ве 1884’те Hindistan’da yayımlanan Külliyyât-ı ems-i Tebrîzî’de bulunan bazı şiirler dolayısıyla Mevlânâ’nın gulât-ı îa’dan olduğu ileri sürürül.Ancak Bedîüzzaman Fürûzanfer’in, matbu ve yazma bütün divanları inceleyip yedi cilt halinde neşrettiği divanda bu şiirlerin yer almadığı görülmektedir.

    Mevlânâ üzerinde Muhyiddin İbnü’l-Arabî’nin etkisi olup olmadığı tartışılmıştır. Bazi araştırmacılar Мевланы Ile İbnü’l-Arabî’nin düşünce sistemini ики Zit kutup şeklinde takdim ederken bazıları İbnü’l-Arabî’nin yüksek ирфан sahiplerine hitap Иден görüşlerini Mevlânâ’nın anlaşılır kıldığını, böylece Halkin seviyesine indirdiğini belirtmiş, бир kısmı да kısmen etkisi olduğundan söz etmiştir.

    Mevlânâ’ya göre her ne kadar görünüşte ayrılık olsa da varlıkta birlik (vahdet-i vücûd) esastır. Имман-куфюр, хайыр-шер гиби айырымлар бизе гёредир, Аллах’а нисбетле хепси бердир. Kötülük iyilikten ayrılmaz. Kötülük olmadan kötülüğü terketmek imkânsızdır. Yine küfür olmadan din olmaz, çünkü din küfrü bırakmaktır. Bunların yaratıcısı da Birdir. Ona göre ikilikten kurtuluş (gerçek tevhid) kulun kendi varlığından soyulmasıyla gerçekleşir. Birlik ittihat ya da hulûl değil kulun kendi izâfî varlığından geçmesidir.Аллах’ин янында ики «Бен» сёз конусу оламаз. Бу конуйла илгили оларак, «сен‘ бен »дийорсун, О да‘ бен ’дийор. Я сен öl я да O ölsün ки бу ikilik kalmasın. O’nun ölmesi imkânsız olduğuna göre ölmek sana düşer ”demekte ve tasavvufun hedefi olan“ ölmeden önce ölme ”ilkesine vurgu yapmaktadır. Mevlânâ’ya göre kul benliğinden sıyrılmakla gerçek anlamda irade hürriyetine kavuşmaktadır. Çünkü ferdiyetten kurtulup mutlak varlığa kavuşan kimsenin iradesi tıpkı varlığı gibi Allah’ta fâni olmuştur. Онун ираде ве ихтияри Аллах’ин ираде ве ихтиярыдыр.Bu mertebede kul cebirden de ihtiyardan da söz edebilir. Ancak ferdiyetinden kurtulmadan yaptıklarını Allah’a isnat etmek yalancılıktır.

    Yalnız akla önem verdikleri için filozofları ve onların etkisinde kalan kelâmcıları noksan gören Mevlânâ kıyasın ve istidlâlin insanı hatalara düşüreceğini belirtir. Ona göre dünyevî işlerde yararlı olan akıl mahiyeti icabı ilâhî hakikatlere ulaşmada ве Hakk’a vuslatta аяк bağı olabilir. Mânevî yolculuk için ilâhî aşk gereklidir. Aklın yetersiz kaldığı alanlardan biri de aşk ve ahvâlidir.Кур’анда, «Аллах онлары порвать, онлар да Аллах’ы порвать» буйурулмуштур. Dolayısıyla aşkın kaynağı ilâhîdir.

    İnsanın yaratılışıyla ilgili açıklamalarından dolayı Mevlânâ’yı Charles Darwin’in evrim nazariyesinin ilk habercisi olarak tanıtanlar olmuştur. Onun insana dair, «O göklerden unsurlara, unsurlardan cansızlara, nebatlara ve canlılara geçmiş, nihayet babası ve annesi onun dağılmış olan maddesini mevâlid âleminden toplamıştır. İnsan mevâlid âleminden önce unsurlarda, unsurlardan önce göklerde, göklerden önce de Allah sıfatındaydı.Sıfat ise zâtın aynıdır. İnsan sûretine gelip бушель âlemde olgunluğa erişenler бушель sûretten çıkınca sûretsizlik âlemine varacaklar, Mutlak varlığa kavuşacaklardır»şeklindeki açıklamaları ве yine,«Cansızdım, бушель sûretten Olup kurtuldum, yetişip gelişen бир varlık haline geldim, Наватов oldum. Nebattan öldüm, hayvan sûretinde göründüm. Hayvanlıktan da öldüm, insan oldum. Artık ölüp yok olmaktan ne diye korkayım? Бир хамле даха эдейим де insanken öleyim, melekler âlemine geçip kol kanat açayım. Мелек олдуктан сонра да ırmağa atlamak, мелек sıfatını terketmek gerek ”şeklindeki ifadeleri evrimi değil tasavvuftaki“ devir ”anlayışını yansıtmaktadır.Ölümle birlikte beden yine toprağa, ruh ise mutlak varlığa kavuşacaktır. Dolayısıyla bunun evrim teorisiyle ве tenâsühle alakâsı bulunmamaktadır.

    Mevlânâ’nın düşüncesiyle ilgili Doğu’da ve Batı’da pek çok çalışma yapılmıştır. Bunlar arasında ДЖАЛАЛЕДДИН Hümâî’nin Mevlevînâme: Mevlevi Ce Mîgûyed:’Aḳāyid в Efkâr-ı МЕВЛАН ДЖАЛАЛЕДДИН MUHAMMED Mevlevi (I-II, Tahran 1362 ГГ.) Ве Рахим Nejad Selîm’in Hudud-я Azadi-я Инсан эз Dîdegâh-ı Mevlevi: Cebr ve İtiyâr (Тахран, 1364 г.), Halîfe Abdülhakîm’in «Метафизика Руми: критический и исторический очерк» (Lahore, 1965), Annemarie Schimmel’in «Триумфальное солнце: исследование произведений Джалалоддина Руми» (Лондон, 1980), Уильям С.Chittick’in Суфийская доктрина Руми: Введение (ts.) Ve Суфийский путь любви: духовные учения Руми (Олбани, 1983), К. Хосла’нин Суфизм Руми (Великобритания, 1987), Джон Ренард ‘ Во всех королевских соколах: Руми о пророках и откровении (Олбани, 1994) адли эсерлери ёрнек оларак зикредилебилир.

    Onun görüşleri, hakkındaki çalışmalar ve eserlerinden yapılan tercümeler vasıtasıyla bugün dünyada geniş bir kitleyi etkilemiştir. Biyografisi я да düşünceleriyle ilgili araştırmalarda görüşlerinin dünyanın ее yanına nasıl ulaştığı, farklı kültür ve inançtan insanları nasıl etkilediği üzerinde de durul.Bu çerçevede Efdal İkbal’in Влияние Mowlana Jalaluddin Rumi на исламскую культуру adlı eserinde (Tahran 1974) Mevlânâ’nın Hindistan ve Pakistan üzerindeki tesiri, Annemarie Schimmel’in The Triumphal Sunserin: Aâimdin is the Works of Jalaluddin 1980) сын бёлюмюнде (с. 367-396) Догу ве Батья эткиси, Шефик Кан’ин Мевлана: Хаяты Шахсиети Фикирлери’нин (Стамбул, 1995) генишче бир бёлюмюнде (с. 202-262) Batılılar üzerindeki tesiri, Emine Yeniterzi’nin Mevlânâ Celâleddin Rûmî adlı çalışmasının (Ankara 1995) bir bölümünde (s.93-110) Türk, Doğu ve Batı edebiyatlarındaki etkisi, сын оларак Франклин Д. Льюисин Руми Прошлое и настоящее Восток и Запад: Учения о жизни и поэзия Джалал ад-Дина Руми исимли эсеринин (Оксфорд, 2000) oldukça geniş bir bölüm s. 467-643) Иран, Хиндистан, Пакистан, Афганистан, Арап ülkeleri, Osmanlı, Türkiye ve Batı ülkelerinde tesiri ele alınmıştır.

    Mevlânâ’nın hayatı, eserleri ve görüşleriyle ilgili yazma kaynakları ve araştırmaları bir araya getiren çalışmalar da yapılmıştır.Bunların ilki, Hellmut Ritter’in Türkiye kütüphanelerindeki yazma eserleri ve diğer araştırmaları topladığı çalışmasıdır («Philologika, XI, Mavlânâ Galâladdîn Rmeklis., 9037-1, b. TM , VII-VIII [1940-1942], с. 278 vd.). Bu konudaki ан kapsamlı çalışma ISE Türkiye içinde в dışında ulaşılabilen bütün kütüphanelerin katalogları, ayrıca ansiklopediler, dergiler, yıllıklar, gazeteler taranmak suretiyle Мехмет Önder, Исмет Binark ве Nejat Sefercioğlu tarafından ики CILT halinde gerçekleştirilmiştir (МЕВЛАН Bibliyografyası I, Анкара, ц.; II, Анкара, 1974). Аднан Караисмаилоглу да Мевлана конгрелеринде сунулан теблиğлери бир арайя гетирмиштир (Mevlânâ Kongrelerine Sunulmuş Tebliler Bibliyografyası, Конья 1996). Айрыджа Иранда Мандана Садик Бехзад тарафиндан калеме алинан Китабнаме-и Мевлеви адли эсерде (Тахран 1351 г.) ве Китабшинаси-йи Шран’ин (Тахран VII 1366 г.). cildinde (s. 959-968) Mevlânâ ile ilgili çeşitli dillerde yapılan çalışmalar derlenmiştir. Bunlardan başka Müfide H. Başarır’ın Нью-Йоркская публичная библиотека, Исследовательские библиотеки’de bulunan eserlerin tanıtıldığı makalesiyle (1.Milletlerarası Mevlâna Kongresi: Tebliğler, s. 307–312) Габриэль Мандель Хан эль-Афганинин бир макалеси («Итальянская библиография сюр Мевлана», например, с. 123–129) vardır.

    Eserleri. Mevlânâ’nın şiirleri ve mektupları arasında Arapça olanlar bulunmakla birlikte eserleri Farsça’dır. 1. Диван-и Кебыр (Dîvân-ı ems-i Tebrîzî). Газель ве рубаилерден мейдана гелен эсер чок гениш бир хакме сахип олдугундан Диван-и Кебир, газеллерде генелликле Шемс, Шемс-и Тебризы махласлары кулланилдыындан Дывыымырымс ДывIirlerin çoğu Mevlânâ’nın ems ile buluşmasından sonraki döneme aittir. Газеллерде махлас оларак Селахаддин (Селахаддин-и Зеркûб), Хусамеддин Челеби исимлерине де растланир. Ayrıca «Hâmûş» mahlasının kullanıldığı şiirler de vardır. Bunlardan daha çok zâhidâne olanlarının ilk dönemde söylendiği sanılmaktadır. Eserdeki rubâîler ayrı бир kitap olarak da derlenmiştir.

    2. Месневи. Tasavvufî düşüncenin bütün konularını içermekte ve İslâm kültürünün en önemli eserleri arasında sayılmaktadır.Diğer mesnevilerden ayırt edilmesi için Mes̱nevî-i Mevlevî, Mes̱nevî-i Maʿnevî ve Mes̱nevî-i erîf gibi isimlerle de anılan eser müellifi tarafından “Keşşâfü’l-urıân”, “Veşâfü’l-urıân” Ḥüsâmînâme »gibi lakaplarla da adlandırılmıştır.

    3. Fîhi mâ fîh. Mevlânâ’nın sağlığında oğlu Султан Велед Вейя Бир Башка Мюриди Тарафиндан Кайдедилен Сохбетлеринин Вефатиндан Сонра Дерленмесинден Мейдана Гелмиштир.

    4. Mecâlis-i Sebʿa. Mevlânâ’nın vaaz ve sohbetlerinde yaptığı konuşmalardan oluşmaktadır.Bu konuşmalarda konuyla ilgili âyet ve hadislerin açıklanmasının yanı sıra Senâî, Attâr gibi şairlerin şiirlerine, Mes̱nevî’de anlatılan bazı hikâyelere ve Dîvân-şırmi ışırıı ı. Эсер, Феридун Нафиз Узлук tarafından Üsküdar Hacı Селим Ага Kütüphanesi’ndeki 788 (1386) tarihli nüshası esas alınarak iki defa neşredilmiştir. İlkinde bir giriş yazısı ile Türkçe tercümesi bulunmakta (Анкара, 1355 г.), ikincisinde Uzluk’un 108 sayfalık notu ve M. Hulusi’nin Türkçe tercümesi yer almaktadır, ikincisinde Uzluk’un, 108 sayfalık notu ve M. Hulusi’nin Türkçe tercümesi yer almaktadır, nıünâdır,Daha sonra Uzluk neşrinin İran’da ayrı basımı yapılmıştır (Тахран 1984). Китаби айрыджа Ризели Хасан Эфендиоглу Тюркче’йе Чевирмиштир (Мевланян Йеди Огудудюр [таших: Ахмед Ремзи Акюрек], Стамбул, 1937). Эсерин Мухаммед Рамазани тарафиндан Иранда йайымланан Месневи цилтлеринин кенаринда япылан баскисында (Кюлалы-йи Чавер, Тахран 1315-1319 гг.) Бирчок хата вардир. Kitabı Tevfik Sübhânî de Konya Mevlânâ Müzesi’ndeki (№ 79) 753 (1352) tarihli en eski nüshasını esas alarak neşretmiştir (Mecâlis-i Sebʿa: [Heft Ḫitâbe65 hşran], Tahran.). Абдулбаки Гёльпынарлы Конья нюшасины эсас алип эсери Тюркче’йе Чевирмиштир (Mecâlis-i Seb‘a [Yedi Meclis], Конья 1965; 2. bs., Стамбул 1994). Kitabın ayrıca Türkçe kısmî tercümeleri de vardır (meselâ bk. «Mecâlis-i Seb’a’dan Seçmeler», Mevlânâ Güldestesi, 1970, с. 45-49; Fîhi mâ fîh, Mektmeb’a’dan-i Mecâpla trc. Abdülbaki Gölpınarlı, Стамбул, 1972 г.).

    5. Mektûbât. Mevlânâ’nın değişik sebeplerle çeşitli kimselere yazdığı mektuplardan oluşmaktadır. Bunların arasında yakınlarına, çocuklarına ve müridlerine gönderilenler bulunmakla birlikte çoğu yöneticilere ihtiyaç sahiplerinin tallplerini bildirmek maksadıyla kaleme alınmıştır.Eser, Süleymaniye Kütüphanesi’ndeki bir nüshası (Nâfiz Paşa, № 1055) esas alınarak Feridun Nafiz Uzluk tarafından yayımlanmış (Mektûbât-ı Mevlânânâ), nüshası karşılaştırılıp farklılıklar eserin sonuna eklenmiştir. Ancak bu neşirde birçok hata vardır. Kitap, İran’da Feridun Nazif Uzluk’un neşri esas alınıp hataların bir kısmı düzeltilerek Ysuf-i Cemşîdipûr ve Gulâm Hüseyin Emîn ile (Tahran 1335 hş.) Hüseyin Dânimırıtahı (Tahran 1335 hş.)Сын оларак Иран’да Тевфик Субханинын Конья Мевлана Мюзеси’ндеки 751 (1350) тарихли нушайы (номер 79) эсас алип япты neы нешир (Мектабат-и Мевлэнашыр 71) Eseri Abdülbaki Gölpınarlı muhtelif kütüphanelerdeki altı nüshasına dayanarak Türkçe’ye çevirmiştir (Mektuplar, Istanbul 1963).

    Mevlânâ’ya nisbet edilen küçük ve büyük olmak üzere iki evrâd bulunmaktadır. Bazı dua ve sûrelerin belli tertip üzere bir araya getirilmesinden oluşan bu evrâdlar Evrâd-ı Kebîr ve Evrâd-ı aīr-i aret-i Mevlânâ adıyla Istanbul bir arada basılm.Aāʾiḳ-i Eẕkâr-ı Mevlânâ ismiyle de anılan evrâdların Ali Feyzî b. Осман иле Мухаммед Фазил эль-Мевлеви тарафиндан япилан ики айры Тюркче терцюме ве шерхи де басылмиштыр (Шерху’л-еврэди’л-мусемма би-Хакайк-и Эзкар-и Мевыр, 1283). Mevlânâ’ya izâfe edilen Tırâşnâme, ʿAşḳnâme, Risâle-i Âfâ u Enfüs gibi manzum eserlerle Risâle-i ʿAḳāʾid, Âfâḳ u Enfülls, âbnâte


    BİBLİYOGRAFYA

    Mevlânâ, Mesnevî (trc.Велед Избудак), Стамбул 1988.

    а.м.л., Кюллийят-и Шемс-я-Диван-и-Кебир (н.р. Бедыззаман Фюрзанфер), Тахран 1337 час.

    a.mlf., Fîhi mâ fîh (trc. Ahmed Avni Konuk, nşr. Selçuk Eraydın), Стамбул 1994, с. 89, 157, 195.

    Bahâeddin Veled, Maʿârif (nşr. Bedîüzzaman Fürûzanfer), Tahran 1352 hş., I, 82.

    ems-i Tebrîzî, Konuşmalar: Makalât (TRC. M. Nuri Gencosman, İstanbul) I, 132.

    Sultan Veled, İbtidânâme (trc. Abdülbâki Gölpınarlı), Анкара, 1976, tür.йер.

    Ferîdûn-i Sipehsâlâr, Risâle-i Sipehsâlâr (nşr. Saîd-i Nefîsî), Tahran 1325, tür.yer.

    Alâüddevle-i Simnânî, Resâʾil (nşr. W. M. Thackston), Cambridge 1988, s. 235.

    Müstevfî, Târî-i Güzîde (Nevâî), s. 672.

    Eflâkî, Menâıbü’l-ârifîn , I-II, tür.yer.

    Ибн Баттута, Сейахатнаме , I, 322-323.

    Kureşî, эль-Cevâhirü’l-muḍıyye , III, 343-346.

    Виляйетнам (haz.Abdülbâki Gölpınarlı), Стамбул, 1958, с. 4, 6-8, 10, 93-98.

    Câmî, Nefeḥât , s. 435, 457-472.

    Devletşah, Teẕkire , s. 192-201.

    Сахих Ахмед Деде, Мевлевилерин Тарихи (nşr. Cem Zorlu), Стамбул 2003, с. 118-200.

    Osman Behcet, Mevlânâ Celâleddîn Rmî, Стамбул 1336.

    Köprülü, İlk Mutasavvıflar (İstanbul 1919), Ankara 1966, s. 185-197.

    Sadettin Nüzhet Ergun, Mevlânâ, İstanbul 1932, s. 5-37.

    Âsaf Hâlet elebi, Mevlâna Hayatı-ahsiyeti, Стамбул 1940.

    a.mlf., Mevlânâ ve Mevlevîlik, Istanbul 1957, tür.yer.

    Abdülbâki Gölpınarlı, Mevlânâ Celâleddin, Istanbul 1952.

    a.mlf., «Mevlânâ ems-i Tebrîzî ile Altmış İki Yaşında Buluştu», M 909378 156-161.

    a.mlf., «Bir Yazı Üzerine», Tarih-Coğrafya Dünyası, II / 12 (1959), s. 465-469.

    M. Muhlis Koner, Mesnevî’nin Özü, Konya 1961, s. XXIII-L.

    Bedîüzzaman Fürûzanfer, Mevlâna Celâleddin (trc. Feridun Nafiz Uzluk), Стамбул, 1963 г.

    Мидхат Бахари Бейтур, Месневи Гезюиле Мевлана, Стамбул, 1965.

    Сейед Хоссейн Наср, «Руми и суфийская традиция», Ученый и святой (изд. П. Дж. Челковски), Нью-Йорк, 1975, с. 169–185.

    R. A. Nicholson, Mevlânâ Celâleddin Rmî (trc. Ayten Lermiolu), Стамбул, ts. (Tercüman Gazetesi), с. 15-25.

    И. Меликофф, «Баты Гуманизманин Каршысинда Мевлана’нин Гуманизмасы», Мевлана: Йирми Алты Билим Адамынин Мевлана Узерине Араштырмалары (хаз. Фейзи Халыджи), Конья 1983, с.64-67.

    Zebîhullah Safâ, Gencîne-i Süan, Tahran 1363 hş., IV, 37-48.

    Mehmet Önder, Mevlânâ Celâleddîn-i Rumî, Ankara 1986.

    A. Schimmel, Rumi: Ich bin Wind und du bist Feuer, Köln 1986, tür.yer.

    a.mlf., Я Ветер, Ты Огонь: Жизнь и работа Руми, Бостон-Лондон, 1992, tür.yer.

    a.mlf., «Mewlânâ Rûmî: вчера, сегодня и завтра», Поэзия и мистицизм в исламе: наследие Руми (изд. Amin Banani v.dğr.), Cambridge 1994, s.5-27.

    a.mlf., «Рами, Джалал ал-Дин», ER , XII, 482-486.

    Исмаил Якыт, «Mevlânâ’ya Göre Hayatın Evrimi», 2. Millî Mevlânâ Kongresi (Tebliler), Konya 1987, s. 41-56.

    a.mlf., «Mevlânâve Ölüm Felsefesi», 3. Millî Mevlânâ Kongresi (Tebliler), Konya 1989, s. 73-96.

    Ева де Витрай-Мейерович, Рими и суфизм (trc. S. Fattal), Калифорния, 1987 г., tür.yer.

    М. Коргер, «Значение Мевлана для философии Переннис», 1.Milletlerarası Mevlâna Kongresi: Tebliğler, Konya 1988, s. 91-98.

    Мехмет Айдын, «Мухиддин-и Араби ве Хз. Mevlânâ Yaklaşımı ”, a.e., s. 299-306.

    Mevlânâ ez Dîdegâh-ı Türkân ve râniyân, Ankara 1369 hş., Tür.yer.

    Афзал Икбал, Жизнь и деятельность Джалал-уд-дина Руми, Исламабад 1991, tür.yer.

    a.mlf., «Мевлана Руми об идеальном человеке», IS , XXX / 3 (1991), s. 353-384.

    Ахмет Яшар Оджак, «Бир XIII. Юзыыл Мутасаввифи ве Сефиси Оларак Мевлана Джелаледдин-и Рами », 4.Милли Мевлана Конгреси (Теблийлер), Конья 1991, с. 139-146.

    Yaşar Nuri Öztürk, Mevlâna ve İnsan, İstanbul 1992, s. 189–199.

    W. C. Chittick, «Руми и мавлавиа», Исламская духовность: проявления (ред. Сейед Хоссейн Наср), Нью-Йорк, 1991, с. 105-126.

    a.mlf., «Руми и Вахдат аль-Вуджуд», Поэзия и мистицизм в исламе: наследие Руми, с. 70-111.

    Мухаммад Эстелами, «Концепция знания в Матнави Рами», Классический персидский суфизм: от его истоков до Руми (изд.Л. Льюисон), Лондон-Нью-Йорк 1993, с. 401-408.

    efik Can, Mevlânâ Hayatı ahsiyeti Fikirleri, İstanbul 1995.

    Sezai Karakoç, Mevlâna, İstanbul 1996.

    Mehmet Demirci, Mevlânâ’dan Düşünceler, İzmir 1997, İzmir 1997. 23-59.

    Имтиаз Ахмад, «Место Руми в мусульманской мысли», Энциклопедический обзор исламской культуры (изд. Мохамед Тахер), Нью-Дели, 1998, XII, 45-56.

    Sadeddin Kocatürk, “Mevlânâ’nın Mânevî ahsiyetinin Oluşumu ve Mevlânâ’nın iirinde Aşk, Mâneviyat ve Yeniden Douş”, Uluslararası Mevlâralılenâ 2000, Uluslararası Mevlâralılenâ 2000.477-497.

    Зияеддин Фахри Финдикоглу, «Мевланян Тюрклюгу Меселеси», Конья Халкеви Кюлтюр Дергиси, сы. 53-56 (Mevlânâ özel sayısı), Konya 1943, s. 29-31.

    М. Зеки Орал, «Мадер-и Мевлана: Пренсес Мюмине Камии, Türbesi ve Hayatı», a.e., sy. 53-56 (1943), с. 121-125.

    Sait Sungur, «Molla Hünkâr Hayatı Eahsiyeti ve Eserleri», a.e., sy. 53-56 (1943), с. 130-136.

    Ф. Нафиз Узлюк, «Mevlânâ’nın Doum Yılı Üstüne Bir Araştırma», Türk Düşüncesi, VIII, İstanbul 1957, s.11-15.

    Resuhi Baykara, «Mevlânâ’nın Türklüğü Meselesi», Tarih-Coğrafya Dünyası, II / 12, İstanbul 1959, s. 433-434.

    А. Дж. Арберри, «Джалал ад-Дин Руми», IS , I (1962), s. 89-105.

    Расих Гювен, «Мавлана Джалал ад-Дин ар-Руми и Шамс-и Тебризи», DDl. , I / 2 (1966), с. 223-239.

    Микаил Байрам, «Ахи Эврен-Мевлана Ихтилафинн Махиети ве Бойютлары», Келиме, сы. 4, Конья 1986, с. 26-28.

    М. Кимбалл, «Взгляды Джалалод-Дина Руми на шариат», Суфи, сы.17, Лондон 1993, с. 25-31.

    Осман Нури Кучук, «Mevlâna’nın Yöneticilerle İlişkileri ve Moğol Casusluğu İddiaları», Tasavvuf, sy. 11, Анкара 2003, с. 259-322; sy. 12 (2004), с. 173–195.

    Хельмут Риттер, «Джелаледдин Рами», İA , III, 53-59.

    a.mlf., «D̲j̲alāl al-Dīn Rūmī», EI 2 (англ.), II, 393-396.

    Э. Бертельс, «Некмеддин Кубра», İA , IX, 163-165.

    Алессандро Баусани, «D̲j̲alāl al-Dīn Rūmī», EI 2 (англ.), II, 396-397.

    Хамид Алгар, «Кубра», а.е., V, 300-301.

    Дж. А. Уильямс, «Джалал ад-Дин аль-Рами», Новая католическая энциклопедия, Вашингтон, 1981, VII, 802-803.

    М. Назиф Шахиноглу, «Мевлана Челаледдин-и Руми», TDEA , VI, 298-311.

    a.mlf., «Attâr, Ferîdüddin», DİA , IV, 95.

    a.mlf., «Bahâeddin Veled», a.e., IV, 460-462.

    Bu madde TDV İslâm Ansiklopedisi’nin 2004 yılında Ankara’da basılan 29.cildinde, 441-448 numaralı sayfalarda yer almıştır. Matbu nüshayı pdf dosyası olarak indirmek için tıklayınız.

    Мевлана Джалаледдин-и Руми Кимдир? Мевлана Сёзлери

    Мевлана Джалаледдин-и Руми Кимдир?

    Tüm insanlığın gönlüne girmiş Allah aşığı Mevlana Celaleddin-i Rumi kimdir? Mevlana nerede, kaç yılında doğmuştur? Мевлана аслен нерелидир? Mevlana’nın babası kimdir? Mevlana Konya’ya niye gelmiştir? Шемс-и Тебриз кимдир? Mevlana ems Tebriz ile nasıl tanışmıştır? Mevlana kaç yılında, nerede ölmüştür? Mevlana’nın eserleri, Mevlana’nın ruha dokunan sözleri hakkında kısaca bilgi vermeye çalışacağım.Umarım faydalı bir yazı olmuştur.

    Мевлана Джелаледдин-и Руми

    Mevlana Celaleddin-i Rumi 30 Eylül 1207 yılında Afganistan’nın Belh şehrinde doğmuştur. Руми ismi sonradan verilmiştir. Руми Анадолу демектир. Mevlana ise, efendimiz anlamına gelir. Babası Muhammed Bahaeddin Veled alimlerin sultanı olarak tanınmıştır. Moğol istilasından uzaklaşmak için 1219 yılın’da Belh şehrinden göç eden Bahaeddin Veled uzun bir yolculuktan sonra Konya’ya gelir.

    Mevlana’nın hayatı Şems-i Tebriz-i ile tanıştığında dönüm noktasına ulaşır. Şems hayatı hakkında sınırlı bilgiye sahip olduğumuz yüksek manevi yeteneklere sahip ve medrese eğitiminden uzak duran bir Sufidir. Rüyasında hep karşılaşmayı dilediği veliyi Konya’da bulacağını görünce bu şehre bu şehre gelmiştir. Karşılaştıktan sonra bu iki Allah aşığı derin sohbete dalarlar.

    Mevlana halkın eğitimi ile daha az ilgilenir olur. Кендизине айна олан досту булан Мевлана бу айнада бир оланы гёрюр.Fakat Mevlana’nın dış dünyada’dan kopması etrafındakilerin hoşuna gitmez. Onun sohbetinden mahrum kalmak emse düşman olmalarına neden olur.

    Aralık ayında bir akşam üstü Mevlana ve Şems birlikte iken kapı çalınır. Uzaktan gelmiş бир дервишин Şemsi aradığı söylenir. Ems odadan çıkar ve бир daha görülmemek üzere odadan kaybolur. Şemsin akıbeti tam olarak bilinmemekle birlikte gizlice öldürüldüğünden şüphelenilmiştir.

    ems den sonra Mevlana’nın eskisi gibi olacağını düşünenler yanılmış, ondaki ilahi aşkın daha da kuvvetlendiğini görmüşlerdir. Месневинин yazımında büyük emeği olan elebi Hüsameddin Mevlana’nın dostu olur.

    1273 yılının Sonbaharın da hastalanan Mevlana 17 Aralık 1273 tarihinde vefat eder. Cenazesinde ağlayıp feryat edilmesini istemediği bunu bir ayrılık kavuşma gecesi olarak tanımladığı için buna eb-i Aruz yani düğün gecesi adı verilmiştir.

    Mevlana ölümle ilgili şöyle demişti.

    «Cenazemi görünce ayrılık ayrılık deme, o vakit benim buluşma ve görüşme zamanıdır.Бени кабре indirip bırakınca sakın elveda elveda deme, зира cennetler topluluğun perdesidir. Batmadı gördün ya, doğmayı da seyret güneşe ve aya batmadan ne ziyan gelir ki? Сана batmak görünür ama o doğmaktır. Mezar hapis gibi görünür ama o canın kurtuluşudur. Ханги тохум экилди де битмеди. Ne diye insan tohumundan şüpheye düşüyorsun? ”

    Mevlana Türbesi

    Mevlana’dan Ruha Dokunan Özlü Sözler

    Dibi yosun tutan denizlerle ilgilenme sen dağları seyret.

    Yenik düşersen özlemlerine aldırma, Kalbindeki o uçsuz bucaksız sevgiyi hisset.

    Işıklar sönmüşse ve karanlıksa ona da aldırma; ай ışığını seyret.

    Sabret, sabret ki her şey hissettiğin kadar derin ve sonsuz olsun sabret ki her şey gönlünce olsun….

    Duasız üşürmüş yürekler bil !!

    Sana bir dua eden olsun, seninde bir dua ettiğin…

    Bilemezsin hangi kırık gönlün duasıdır karanlıkları aydınlatan sana ummadık kapılar açan…

    Bilemezsin kimin için ettiğin duadır, seni böyle ayakta tutan ..

    Севиёрсан; bugün sor bugün ara.Ярына, ким ёле ким кала ..

    Hüzün olgunlaştırır, kaybetmek sabrı öğretir.

    Dua et, hayret et, affet, tövbe et ama ihanet etme.

    Bu yol senin, sadece senin yolun başkaları seninle yürüyebilir, ancak başkası senin için yürümez.

    Yarım nefesli bu hayatta, sevgiden başka hiçbir şeyi planlama!

    Sevgi şifadır, sevgi güçtür, sevgi değişimin mührüdür.

    Nehir gibidir insan, sadece yüzeysel bilinir, derinliklerinde ne saklar, ne fırtınalar kopar söylemez sadece sessizce akar gider.

    Mutluyum! .. Çünkü yol yakınken dönüşlerim var…

    Huzuruma şaşırmayın!… Ünkü yarı yolda duranlardan, koşar adım gitmişliğim var ..

    Kızmayın aşktan caymışlığıma, benim karşıdan tanımama gibi bir özrüm var.

    Gelsin hayat bildiği gibi, elinde ne varsa hayata dair, ötesi hiçbir şey ya da vesair gerisi misafir.

    Sus gönlüm bütün bu susmalarına karşılık her şeyin hayırlısının olacağına inanarak sus.

    Ее şey vaktini bekler, ne gül vaktinden önce açar, ne güneş vaktinden önce doğar.Бекле сенин олан сана гелецектир.

    Hiçbir şey için benimdir deme; sadece de ki, yanımdadır. Çünkü ne altın, ne toprak, ne sevgili ne hayat ne ölüm, ne huzur, ne de keder daima seninle kalır.

    Bir insan bilmiyorsa ne istediğini, hem seni ziyan eder hem de kendini.

    Dibini görmediğin suya dalmadıın gibi emin olmadıın sevgiye teslim etme kendini.

    Bildiklerini anlat ama akıl vermeye kalkma, anlatılanları iyi dinle ama hepsini doğru sanma.

    Sessiz kalmak bir şey bilmediğin anlamına gelmez.Ok konuşmakta çok konuşmak da çok şey bildiğini göstermez.

    Herkesi kendine eşit gör, ее kim olursa olsun bir insanı küçümsemek akılsızlık, çok büyük görmekte korkaklıktır.

    Cesaret akıldan gelirse cesarettir. Bilgisizlikten gelirse cehalettir.

    Okuduğunuz için teşekkür ederim.

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *