21.01.2021

Прагматик кто такой: это человек, который знает, что хочет

Содержание

это человек, который знает, что хочет

Прагматик: быть или не быть

Каждый человек когда-нибудь сталкивался на жизненном пути с людьми, которые умело и четко стремятся к намеченной цели, разрабатывают детальный пошаговый план или способ для получения желаемого результата. Преимущественно они достигают задуманного и являются успешными в карьере и быту. Таких людей называют прагматиками или прагматичными людьми.

Кто такой прагматик — значение слова и трактовка

Прагматик, прагматичный человек — что это значит?

Прагматик — это человек, который способен абстрагироваться от всего, что ему мешает и полностью погрузиться в работу. Итогом деятельности такого индивида, как правило, станет просчитанное, положительное и выгодное решение. Часто такая личность может поставить перед собой одновременно несколько задач, при условии, если они ей под силу и успешно реализуются.

Еще один девиз прагматика – вкладываемые усилия (финансы, потраченные время и труд) обязаны возвратиться ему в десятикратном размере. Если задуманное воплотилось в реальной жизни, значит, прагматику под силу реализовывать подобные проекты, что придает ему уверенности, поднимает его самооценку и заряжает оптимизмом. Хотя не всегда речь идет о материальной выгоде, человеку интересно получить и моральное удовлетворение от потраченной работы.

Данному индивиду не чужда забота о близких родственниках, если он получит ответное действие. Несмотря на циничность, многим людям свойственна подобная модель поведения. Ведь, поддерживая человека в беде или стрессовой ситуации, окружая его опекой и заботой, каждый рассчитывает получить аналогичную реакцию на подсознательном уровне.

Какая бывает прагматичность

Зачастую, считается, что прагматик представляет собою корыстолюбивого человека, готового идти напролом и только вперед к намеченной задаче. Но это не совсем верно.

Если данная черта присутствует в характере определенной личности, то ей свойственно находить выгоду лично для себя из всего, что относится к ее окружению. Истинный прагматизм заключается в умении добиваться четких и конкретных задач и отыскивать правильные пути для их осуществления в дальнейшем.

Прагматичность помогает человеку абсолютно раскрыться и объективно сосредоточиться на собственных приоритетах и потребностях, находить первостепенные из них и пошагово их реализовывать.

Люди не всегда понимают прагматика, относятся к нему недружелюбно и негативно. Хотя он обладает недюжинной силой воли, умеет расставить все по полочкам и верно сориентироваться в определенных ситуациях.

Как стать прагматиком в хорошем смысле этого слова

Чтобы воспитать и развить в себе данную черту характера стоит обратить внимание на следующие рекомендации:

  • мысленно очертите для себя цель (убрать в квартире, испечь торт, добиться продвижения на работе, заработать некую сумму денег) и поразмышляйте о ней. Как лучше всего, какими путями добиться ее осуществления, что для этого необходимо. Исключите маловажные детали, чтобы не отвлекаться от главной задачи;
  • планируйте далекое будущее, прагматику не свойственно мечтать о несбыточном, он просчитывает каждый шаг, нацеливаясь на дальнейшее воплощение задуманного. Не всегда мечта остается эфемерной, ищите нестандартные пути ее исполнения;
  • доводите до завершения любое начатое дело, даже если оно кажется сложным и непонятным. Доведя до финальной концовки определенную задачу, человек наполняется уверенностью в своих способностях и умениях;
  • прагматик является и стратегом в одном лице. Подробно и скрупулезно запишите необходимые шаги для получения желаемого. Например, для покупки автомобиля требуется некая сумма денег, чтобы приобрести транспорт нужно или экономить и откладывать в месяц несколько тысяч денежных единиц, или найти еще подработку или дополнительный источник дохода. Подумать, что еще или кто пригодится для осуществления задачи. Весь алгоритм действий расписать детально и просчитать, сколько времени, усилий и финансов будет потрачено в месяц или год.

Эти советы помогут постепенно воплощать задуманное в реальность, правильно расставлять приоритеты, акцентируя внимание на важном и главном, шаг за шагом идти к намеченным задачам.

Часто прагматика называют везунчиком, фаворитом удачи, хотя секретом его успеха является завышенная требовательность к себе в комбинации с безудержным упорством и неуемным трудом, ориентированная на положительный итог.

Данный прагматический человек прекрасно зарабатывает, умеет считать и приумножать деньги, хотя скупердяем ее не назовешь. В семье прагматика не услышишь ни единого упрека на расточительность, здесь царит взаимопонимание и уважение друг к другу.

Примерив на себя лицо прагматика, человек сможет здраво мыслить и поймет, какие качества появились в его характере, что изменилось: в худшую или лучшую сторону.

Что плохого в прагматизме, прагматическом подходе к отношениям

Прагматики обладают не только положительными, но и негативными качествами. Поэтому, в обществе таких людей не любят и опасаются.

Причинами тому являются:

  • прагматичную личность можно назвать циничной, так как ей свойственна бесчувственность и черствость. Она считает, что все в жизни как продается, так и покупается;
  • прагматик является наблюдателем, он к всем присматривается, во всех сомневается, ищет «подводные камни» во взаимоотношениях с людьми. Ему не свойственно отмечать и выделять кого-то из толпы, для него безоговорочным авторитетом есть только он;
  • действия прагматичного человека зачастую эгоистичные. Для достижения желаемого он не станет считаться с мыслями и чувствами окружающих, идет по головам.

Кому-то эти качества покажутся негативными, а для кого-то они станут единственным верным решением для воплощения поставленной задачи. Прагматик характеризуется как расчетливая, рациональная личность, работающая на конечный результат, который не всегда связан с взаимовыручкой и искренностью.

Прагматиком можно и нужно быть, с его характерных качеств можно взять положительные и применять их в жизни, вырабатывать и культивировать в себе уверенность в дальнейшем успехе и ставить четкие приоритеты, не рассеивая внимание на мелочах!

Прагматизм — Вікіпедія

Американець Чарльз Сандерс Пірс — засновник прагматизму

Прагматизм — доктрина або, скоріш, світогляд, що ставить усе знання і правду у пряме відношення до життя та дії; прагматизм судить про значення ідей, суджень, гіпотез, теорій і систем відповідно до їхньої здатності задовольнити людські потреби та інтереси у соціальний спосіб.

Прагматик — послідовник, прихильник прагматизму як філософської системи. В побутовому сенсі, це людина, яка все робить тільки з точки зору доцільності, вигоди, та якій не притаманні бездумні витівки.

Історія та концепція[ред. | ред. код]

Філософський рух прагматизму був започаткований у США як теорія знання Чарльзом С. Пірсом (1878) і його головними представниками були Вільям Джеймс, Фердинанд Шиллер[en] та Джон Дьюї. Прагматизм і гуманізм настільки близько споріднені, що вони можуть вважатися за одне, другий будучи розширенням та експансією першого. Шиллер пояснює це відношення: «Прагматизм видається особливим застосуванням гуманізму до теорії знання. Але гуманізм видається більш універсальним. Він здається має метод який можна застосувати універсально, до етики, естетики, метафізики, теології, до кожної людської справи, і теж до теорії знання.» Отже гуманізм і прагматизм є ідентичними в принципі і є менш-більш взаємно-замінними термінами.

Прагматизм стверджує, що про істинність вчення можна судити лише через його практичні наслідки, так, постає питання: Чи це мало б якесь значення, якщо б воно було істинним? Таким чином, прагматисти твердять, що всеосяжні метафізичні системи європейських філософів не мають жодного значення, оскільки їхня істинність чи помилковість не впливали на людський досвід. У науці теорія була істинною якщо вона «діяла» — якщо наставали її очікувані наслідки. В етиці і теології, принцип або вірування було істинним, якщо воно задовольняло його власників. Так, у прагматизмі, істина не є в жодний спосіб постійною, необхідною, універсальною, об’єктивною, абсолютною, а є відносною, перехідною, відділеною, суб’єктивною, особистою. Якщо ідея, судження, припущення, аксіома, постулат, теорія чи система «працює» і задовольняє розумові, емоційні чи соціальні потреби, лише тоді і лише настільки, наскільки вона це робить, вона є цінною та істинною.

Пірс[ред. | ред. код]

Засновник прагматизму Чарлз Пірс порвав з класичною традицією в гносеології, за якою пізнання — це відтворення, відображення світу, а істина полягає у відповідності (збігу) знання і дійсності. Пірс, як і Авенаріус, розглядав мислення як спосіб пристосування людини до дійсності. Пізнання як відображення дійсності, досягнення істини заради істини він заперечує, трактуючи його як пристосування до середовища, знаходження оптимальних реакцій для його контролювання, задоволення потреб людини. Отже, «мислення (пізнання) розглядається як діяльність, спрямована не на понятійне відображення світу, а винятково на регулювання стосунків між організмом і середовищем, на витворення оптимальних реакцій на задоволення його здатностей пристосування».

Людина, на думку Пірса, виробляє сукупність звичок діяти відповідно до певного середовища, і ці звички ґрунтуються на вірі. Віра в даному разі не є суто релігійною, а швидше переконанням, довірою, яку людина відчуває до певних ідей. Розуміння віри як звички діяти певним чином Пірс запозичив у Юма. Свідомість людини, на його думку, складається не з істин, а з вірувань, тобто із звичок діяти певним чином за певних обставин. Коли ж дія не дає бажаного результату, тобто коли вірування дає збій, тоді виникає сумнів і починається дослідження, що закінчується формуванням нового переконання, нової віри.

Перехід від сумніву до віри досягається завдяки таким методам: методу сліпої впертості; методу авторитету; апріорному методу; науковому методу. Суть методу сліпої впертості полягає в ігноруванні того, що вірування не спрацьовують, у впертому нав’язуванні їх обставинам, що зрештою призводить до краху. Метод авторитету, який найбільш притаманний релігійним вченням, не врятував, на думку Пірса, жодну релігію від критики. Апріорний метод, який виходить із засад розуму, також не здатний привести до твердих вірувань у взаєминах із середовищем, та й самі філософи по-різному ставляться до нього. Справжнім методом Пірс вважає лише науковий. (В останніх трьох методах простежується спільність з трьома ступенями — релігійним, метафізичним і позитивним Конта.) Тільки він, на думку Пірса, придатний для формування спільних вірувань. Складовими наукового методу є дедукція, індукція та абдукція — метод гіпотез, завдяки якому пояснюються факти. У зв’язку із цим Пірс порушує проблему значення наукових понять і висловів (позитивісти виводили значення вислову з процедури його верифікації), у вирішенні ним якої яскраво висвітлилась суть прагматизму. На його думку, значення слова чи виразу зводиться до сукупності практичних наслідків від предмета, про який у ньому йдеться. «Розгляньте, які практичні наслідки, як ми вважаємо, можуть бути створені об’єктом нашого поняття. Поняття про всі наслідки і є повне поняття об’єкта», — пише він. Наприклад, поняття «вогонь» означає сукупність таких практичних наслідків, як тепло, опік, світло, розширення стержня тощо. Сукупність цих практичних наслідків і є значенням слова «вогонь». Звідси і визначення прагматизму Пірсом як «вчення про те, що кожне поняття є поняттям про мислимі практичні дії». У цьому зведенні поняття до сукупності практичних дій щодо предмета, який воно відображає, і полягає суть знаменитого принципу Пірса. Іншими словами, суть прагматизму полягає в тому, що поняття предмета ототожнюється з пов’язаними з ним практичними наслідками.

Раціональний сенс цієї концепції не викликає сумніву. Зведення значення поняття до сукупності способів практичного застосування предмета, якого воно стосується, свідчить, що мислення виникло в процесі практичної діяльності людини і заради цієї діяльності. Вченому-медику справді економніше мислити «мікроб» як сукупність дій, які він викликає. Але при цьому виникає питання, чи вичерпується значення поняття «мікроб» сукупністю його практичних наслідків. Чи можна звести наукове поняття або вислів до сукупності таких наслідків? На думку опонентів прагматизму, поняття такими наслідками не вичерпується. Під впливом критики Пірс змушений був розширити поняття «практичних наслідків» до «можливих практичних наслідків». Якщо, наприклад, певне значення предмета за певних обставин не зводиться до певних практичних наслідків, то така можливість існує в майбутньому. На цій підставі можна стверджувати, що вислів «У центрі Землі певна температура» має значення, тому що в принципі його можна звести до певних практичних наслідків.

У руслі цієї концепції Пірс переосмислює і проблему істини. Оскільки для нього важливо, щоб знання гарантувало стан віри, тобто успішну взаємодію людини з середовищем, то істина фактично ототожнюється з практичною ефективністю знання. Отже, істинність знання означає його здатність перетворюватись в успішні, ефективні дії. Відповідно, істинна ідея — працездатна ідея. Тому істинне знання — те знання, яке працює на людину і внаслідок цього є корисним.

Джеймс[ред. | ред. код]

Вільям Джеймс (Джемс) надає прагматизму соціально-утилітарного забарвлення. Для нього істина — не просто практичність, а насамперед корисність ідеї. Будь-яка теоретична проблема (релігійна, філософська, наукова) набуває значення лише через відношення до потреб чи інтересів людини. Так, на його думку, важлива не ідея Бога сама по собі, а наслідки для людини залежно від прийняття чи заперечення цієї ідеї. При цьому Джемса мало обходить питання, існує чи не існує Бог насправді. Якщо ідея має практичне значення, то цим самим стверджується реальність її об’єкта. Якщо людині релігійній ідея Бога допомагає вижити, то це свідчить про її істинність. У такий спосіб випробовуються і філософські теорії, їхня істинність визначається життєвою значущістю, впливовістю на людей.

Якщо для Пірса істинність ідеї фактично збігається з її практичністю, то для Джемса істинними є ідеї, що мають сприятливі (очікувані, передбачувані) наслідки, зручні, вигідні, такі, що стають у нагоді людині. Джемс посилив аспект корисності (утилітарності) істини, який у Пірса тільки намітився. Прагматизм, на його думку, на відміну від інших філософських концепцій, не протиставляє істину і благо, а поєднує їх. Істина — це різновид блага, а не щось відмінне від нього. На противагу класичній теорії пізнання, яка виходила з того, що істина морально нейтральна (знання про розщеплення атома саме по собі нейтральне, воно може бути використане і на благо, і на зло людині), Джемс стверджував, що корисність (благо) знання збігається з його істинністю. Для нього істинність будь-якої теорії полягає в її здатності працювати на людину, сприяти успіху. У його розумінні істина — синонім доцільності, корисності, успішності.

Позитивні аспекти концепції Джемса полягають у запереченні цінності відірваного від життя розумування. Ця концепція є стрижнем організації науки як соціального інституту. Адже людину цікавить все, цікавість сама по собі безмежна. Межею може бути тільки практична доцільність. Чому саме цю, а не іншу проблему слід досліджувати, вирішує практичний інтерес. У цьому можна погодитись з Джемсом: істина повинна бути корисною, вона повинна працювати. Однак критерій практичності, тим паче корисності, не позбавлений обмеженості. Він редукує значення понять, ідей до їх сьогоденної цінності, що закриває перспективу розвитку знання. І тому прагматизм вважають обмеженим, вузьким, заземленим світоглядом. Крім того, сам критерій корисності не є чітким: те, що корисно одній людині, не обов’язково є таким для іншої, а це — суб’єктивізм.

Дьюї[ред. | ред. код]

Останнім мислителем з плеяди творців прагматизму є Джон Дьюї. Як і його попередники, він розглядав пізнання як пристосування людини до мінливого середовища. Пізнання, дослідження тлумачив як засіб трансформації неконтрольованої ситуації в контрольовану. Мислення вносить чіткість і гармонію в ситуацію, в якій панували нечіткість і сумніви. Цю трансформацію Дьюї уявляв як формування проблем і проектів їх розв’язання, а значущість ідей розглядав у відношенні до проблемної ситуації. Тому, на його думку, ідеї — це проекти рішень в проблемній ситуації; розум носить операціональний (спрямований на розв’язання проблем і контролювання ситуації), а не споглядальний характер; практика — єдиний визначник цінності ідей. Дьюї розглядав ідеї як інструменти, засоби розв’язання проблем. Тому його вчення іноді називають інструменталізмом.

Прагматизм мав великий вплив на розвиток філософської думки в США. На його основі сформувався операціоналізм. Засновник цієї течії американський фізик і теоретик Персі-Вільямс Бріджмен (1882–1961) зводив значення наукових понять до здійснюваних вченим процедур (операцій) вимірювання. Його вплив простежується також в біхевіоризмі— течії в психології, яка зводить свідомість людини до зовнішніх реакцій на подразнення середовища.

Прагматизм відіграв помітну роль у формуванні духовного обличчя XX ст., що виявилося в посиленні практицизму людської поведінки.

  • О. Половко. Прагматизм політичний // Політична енциклопедія. Редкол.: Ю. Левенець (голова), Ю. Шаповал (заст. голови) та ін. — К.:Парламентське видавництво, 2011. — с.606 ISBN 978-966-611-818-2

Прагматик: кто это? Особенности прагматизма в жизни и философии

Прагматик — это:

  1. Человек, которому близки идеи философского направления прагматизма.
  2. Человек, который подходит к жизни с практической точки зрения. То есть он оценивает всё по критерию, полезно ли это для него, получит ли он преимущество от этого.

Прагматизм — течение в философии, которое интерпретировало истину как то, что в своих следствиях имеет пользу.

Прагматичность — это свойство прагматика. Например, говорят: его прагматичность выражается в нежелании покупать бесполезные предметы.

Основные черты прагматичного человека

Прагматик (или прагматичный человек) имеет несколько особенностей в поведении и мышлении:

  • Ставит чёткие цели в жизни и следует им. А все его действия и окружающие предметы должны быть полезными для достижения этих целей.
  • Анализирует свои действия на предмет пользы для себя. Если какое-то действие не приведёт к желаемому результату, который можно будет применить на практике, то не стоит и совершать это действие.
  • Прагматиков часто противопоставляют мечтателям и романтикам. Прагматик — это человек действия. Он верит в себя и свои способности.
  • Прагматичный подход к жизни может проявляться и в мелочах. Например, прагматики обычно не покупают красивые вещи, если они непрактичны или ими трудно пользоваться. Если вещь не работает по предназначению и не приносит пользы для прагматика, то такая вещь не нужна.
  • Не тратит время на иллюзии. Перед прагматиком всегда стоит цель. Он много размышляет, знает стандартные способы решения задач, но не теряется и при нешаблонных задачах. Всегда открыт для нововведений. Трезво оценивает свои силы.

Прагматизм как философское учение

Слово «прагматизм» происходит от греческого слова prágma (prágmatos), что означает «дело, действие».

Идея философского прагматизма: истинно лишь то, что может быть применено на практике и в результате приносит пользу.

Прагматизм как направление появился в американской философии в конце 19 века. Его развитие связывают с именем американского философа Чарльза Сандерса Пирса (1839–1914).

А дальнейшее распространение прагматизм получил благодаря трудам философов Уильяма Джеймса (1842–1910) и Джона Дьюи (1859–1952).

Прагматизм Пирса

Американский философ Чарльз Сандерс Пирс (1839–1914)

По мнению Чарльза Пирса, человек приобретает жизненный опыт. Потом анализирует его с помощью разума и приходит к определённым убеждениям (beliefs). Но на его пути встают сомнения, и они могут мешать действиям человека.

Любой предмет, по мнению Пирса, имеет практические эффекты, следствия. А чтобы познать истину о каком-то предмете, мы должны изучить эти практические эффекты и знать их.

Прагматизм Джеймса

Американский философ Уильям Джеймс (1842–1910)

Уильям Джеймс пытался понять, что же всё же движет человеком при попытке определить истину: чувства или разум.

Мы не получаем объективную истину, потому что какую-то её часть мы надумываем и добавляем сами.

А познание как процесс должен состоять не только из получения истинных знаний, но и использования этих знаний в действительности, на практике. В этом, по мнению Джеймса, и выражается прагматизм.

Он использовал прагматичный подход для понимания любых истин: от научных до религиозных.

Прагматизм Дьюи

Американский философ Джон Дьюи (1859–1952)

Прагматичный подход должен разрешать ситуацию и иметь пользу. Он должен использоваться при решении задач.

Для решения задачи мы должны размышлять и выбирать для анализа уже известные нам теории.

А чтобы в этом процессе был задействован прагматизм, нужно брать теории и сверять их с их же следствиями.

А что такое прагматика?

Прагматизм не следует путать с языковой прагматикой.

Прагматикой называют раздел семиотики — научной дисциплины, в рамках которой изучают знаки и людей, которые эти знаки по-разному создают и получают.

Наш процесс мышления всегда связан со знаками. Прагматичность (полезность) знака изучалась Чарльзом Пирсом.

Читайте подробнее про Семиотику.

Кто такой прагматик

Что значит прагматик – определение

Прагматик – это человек, который всегда исходит исключительно из личных интересов, но при этом никогда публично не нарушает общепринятых норм морали и этики поведения.

Он всегда исходит из реального положения дел, не склонен фантазировать.

Ценит материальные ценности, поэтому прежде чем прилагать к чему-либо усилия, он взвешивает все плюсы и минусы своего решения.

Только на основании проведенных расчетов и анализа он сделает тот или иной шаг.

Где можно встретить такой тип личности

Практически все успешные бизнесмены, ученые, артисты, журналисты и политики являются прагматиками. Прагматизм, как это ни странно, никогда не мешал развитию творческих способностей у людей, скорее наоборот.

Он помогал им выбирать правильное направление в творчестве и концентрировать свои усилия именно на нем. Артист, журналист или политик при таком подходе всегда угадывают тенденции и учитывают реакцию публики.

Прагматизм – то жизненная философия в основе которой лежит здоровый эгоизм, разумность и смелый расчет.  Человек, который придерживается этой философии, всегда стремиться к личной выгоде, накоплению и использованию богатств.

При этом он не чурается применять любые, даже безнравственные средства, для достижения своих целей. Но умеет представить дело так, что в этом ничего нет плохого.

Обычно прагматик оправдывает свои поступки тем, что так поступают если не все, то большинство. При этом он будет нарушать правила «на полную катушку». Если вокруг все бунтуют – он будет самым ярким и ярым бунтовщиком, но в отличие от остальных, свой бунт прагматик выгодно продаст. Это хорошо видно на примере звезд шоу-бизнеса.

Они бунтуют и получают за свой бунт неплохой гонорар. Если это хорошо продается, почему бы на этом не сделать деньги? Не удивительно, что такие люди встречаются везде, где можно хорошо заработать.

Такой тип личности как прагматик можно встретить где угодно, но чаще всего они стараются занять высокое положение в обществе. Так как чем выше их положение, тем больше у них свободы и возможностей заработать больше и быстрее.

Основные черты характера прагматика

Определить прагматика задача не из простых. Они не любят выделяться из толпы без весомой на то причины. Чаще всего они втайне вынашивают свои планы и при первой возможности стараются сделать все, чтобы эти планы не только воплотились в жизнь, но еще принесли разработчику хорошую прибыль.

Материализм и логика – вот на чем держится вся жизненная философия прагматика. Ниже приведены основные черты характера, по которым можно определить, что перед вами именно он.

  • Хладнокровие. Все прагматики отличаются этим свойством характера. Они всегда знают наперед, что произойдет, а на случай, если что-то пойдет не так у них есть план. Дисциплина и самоконтроль.
  • Экономность. Прагматики не тратят свои деньги на безделушки и развлечения. Ведь для них деньги – это капитал, который можно выгодно вложить, то есть, потратить с большей пользой для себя.
  • Рациональность. Они очень заботливо относятся к своему дому и рабочему месту, да и ко всему, что может быть использовано с большей пользой. Рациональное использование имеющихся у них ресурсов – это то, чем больше всего озабочены прагматики. Они скупо расходуют энергию и стараются не делать лишних движений.
  • Говорит не то, что думает. Это можно назвать лицемерием, а можно тактичностью. Прагматик никогда не говорит то, что думает, но при этом обдумывает каждое слово, которое собирается произнести. Поэтому он без зазрения совести соврет, если это ему будет выгодно.
  • Эгоизм. Такой человек не станет жертвовать собой ради спасения других, чужих для него людей. Он всегда следит за своим здоровьем и внешним видом, потому, что терять здоровье и производить неприятное впечатление – невыгодно, а значит не прагматично.
  • Его мебель, одежда, дом всегда хорошего качества. Добротные вещи служат значительно дольше, поэтому они стремятся приобретать только такие вещи, которые будут служить долго, их не надо будет ремонтировать или менять. В одежде предпочтение отдают классическим костюмам и платьям, так как они придают солидный вид, но при этом не надо тратить большие деньги в попытке угнаться за модой.

Одной из наиболее поразительных особенностей прагматиков является то, что среди них практически отсутствуют бедные. И это не случайно, ведь больше всего на свете они ценят материальные ценности, а религию им заменяют деньги.

Это не значит, что они бесчувственные монстры, просто они не строят иллюзий и оценивают реальность такой, какая она есть, а не такой, какой хотелось бы, чтобы она была. Их главные инструменты – это листок бумаги, ручка и калькулятор. Многие известные прагматики умудрялись делать деньги и жить припеваючи даже тогда, когда остальные теряли деньги.

Значение слова ПРАГМАТИЗМ. Что такое ПРАГМАТИЗМ?

Прагматизм (от др.-греч. πράγμα, родительный падеж πράγματος — «дело, действие») — философское течение, базирующееся на практике как критерии истины и смысловой значимости. Его происхождение связывают с именем американского философа XIX века Чарльза Пирса, который первым сформулировал «максиму» прагматизма. Далее прагматизм развивался в трудах Уильяма Джемса, Джона Дьюи и Джорджа Сантаяны. Среди основных направлений прагматизма известны инструментализм, фаллибилизм, антиреализм, радикальный эмпиризм, верификационизм и др.

Философия прагматизма отрицает осмысленность метафизики и переопределяет истину в какой-то области знания как временный консенсус между людьми, которые эту область исследуют.

Внимание к прагматизму существенно выросло во второй половине XX века с появлением новой философской школы, которая сосредоточилась на критике логического позитивизма, опираясь на собственную версию прагматизма. Это были представители аналитической философии Уиллард Куайн, Уилфрид Селларс и др. Их концепция была затем развита Ричардом Рорти, позже перешедшим на позиции континентальной философии и критикуемым за релятивизм. Современный философский прагматизм после этого разделился на аналитическое и релятивистское направления. Кроме них существует также неоклассическое направление, в частности, представленное работами Сьюзан Хаак.

Прагматизм в исторической науке — термин, употребляемый с довольно различными значениями. Впервые прилагательное «прагматический» (греч. πραγματικός) применил к истории Полибий, назвавший прагматической историей (греч. πραγματική ίστορία) такое изображение прошлого, которое касается государственных событий, причём последние рассматриваются в связи с их причинами, сопровождающими их обстоятельствами и их следствиями, а само изображение событий имеет целью преподать известное поучение.

Прагматик — последователь, сторонник прагматизма, как философской системы. В бытовом смысле прагматик — это человек, который выстраивает свою систему поступков и взглядов на жизнь в аспекте получения практически полезных результатов. «То, во что для нас лучше верить, — истинно», — утверждал основатель прагматизма У. Джемс.

Кто такой прагматик? Общее определение и суть.

На чтение 10 мин. Просмотров 391 Опубликовано

Всем приходилось сталкиваться с людьми, которые очень ясно представляют, чего именно хотят, к чему стремятся, и что нужно для того, чтобы получить или добиться желаемого. То есть, они всегда и во всём действуют по чёткому плану, идя к намеченной цели, которую ясно представляют. Такие люди не говорят: я сам не знаю, чего я хочу! Они всегда очень хорошо это знают! И обычно достигают целей, не останавливаясь и не сворачивая. Таких людей называют прагматиками . Таким образом прагматики – успешные люди, получающие всё, что им нужно.

Глядя на них со стороны порой кажется, что это обычные везунчики: ну как им всё удаётся? Ну почему обстоятельства складываются в их пользу? Как они ухитряются всегда оказываться там, где нужно? Почему они не знают, ну, или почти не знают поражений и не терпят неудач? Что в них особенного?!

Так кто же такой этот самый прагматик? И что такое есть прагматизм?

Прагматики – люди немного не такие, как все, хотя, по сути, ничего необычного в них нет. Они не наделены даром ясновидения, гипнотическими способностями, не умеют читать мысли других людей. Но, тем не менее, прагматики – успешные люди. Почему? А потому, что обладают особым складом ума. Аналитическим.

Это очень сильные люди, добивающиеся поставленных целей. Действия прагматиков осмысленны, логичны. В любом начинании прагматик имеет чёткую стратегию. Он не признаёт ничьих авторитетов, имеет собственную точку зрения, основанную на трезвом рассуждении. Прагматик не разменивается на ненужные и бесполезные мелочи, безжалостно отбрасывая их в сторону. Прагматик рассчитывает на себя, никогда не перекладывая на других ответственность, самостоятельно добивается всего, к чему стремится. Не спрячется за чьей-то спиной.

Стоит непременно отметить: выгода нужна прагматику не обязательно материальная. Моральное удовлетворение вполне может стать целью такого человека, которое он непременно испытает. Прагматики ценят такой важный ресурс, как время, обращаясь с ним уважительно. Дела чётко планируют, придерживаясь потом намеченных планов, никогда не бросая начатого на половине. И в этом одна из составляющих успеха людей прагматического склада.

Прагматичные люди – не мечтатели, наоборот. Скорее, материалисты, далёкие от сентиментальности. Прагматики требовательны к себе, и окружающим, обязательны, ответственны. Благодаря трезвому взгляду на мир, без розовых очков, прагматики обычно не бывают разочарованы.

Что касается отношения прагматика к материальным благам, такие люди очень ценят финансовую свободу. Обычно хорошо зарабатывают. Прагматики нередко становятся успешными бизнесменами. В этом им очень помогает способность к холодному, трезвому расчёту. Прагматики готовы вкладывать усилия или финансы лишь будучи уверены, что получат в разы больше вложенного.

Звучит цинично, но это не совсем так. Прагматики часто готовы искренне заботиться о близких людях, помогая материально и духовно, но лишь если получат такое же отношение к себе в ответ. И обычно, чувствуя это на подсознательном уровне, не ошибаются.

Такие люди обычно не меркантильны. Они не мелочны, нет в них мелкого торгашества, скряжничества, жлобства. Прагматик глава семьи не станет изводить домашних, упрекая в неуёмном расточительстве. Но в их действиях присутствует определённая, и немалая доля эгоизма: ни один прагматик никогда не станет помогать тем, кто не оценит помощи и не будет благодарен. Хорошо это, или плохо? Однозначно ответить сложно. К тому же они недоверчивы и сомневаются в словах, поступках других людей. Окружающие часто считают их циниками и это тоже в определённой степени верно.

Когда появился прагматизм в философии?

Прагматизмом называется раздел философии, основа которого представляет собой практический подход к некоторым догмам истины, смыслу событий и явлений. Основоположником считается (XIX в.).

Именно он впервые дал чёткое определение прагматизму. Также ему посвящены труды таких учёных, как Уильям Джеймс Джордж Сатаяна Джон Дьюи . К основным направлениям относятся фаллибилизм, верификационизм, радикальный эмпиризм, антиреализм, инструментализм, но есть и другие.

Толкование термина «прагматизм» заключается в отвергании объективности законов философии, признавая аспекты, явления, которые способны принести пользу при проведении исследований.

В 60-х годах двадцатого века образовалась новая самостоятельная школа философии. Её учение основывалось на толковании прагматизма согласно представлениям мыслителей, являющихся основателями. Последователи этой школы отвергли фундаментальные постулаты логического эмпиризма и неопозитивизма. Представители — Уилфрид Селларс Уиллард Куайн . Их точку зрения в дальнейшем чётко сформулировал и развил Ричард Рорти . Учение прагматизма приняло два направления: аналитика и релятивизм . Существует ещё третье неоклассическое направление, в качестве его представителя следует упомянуть Сьюзен Хаак .

Несмотря на то, что окружающие чаще относятся к прагматикам настороженно, считая их холодными и бездушными, многие люди хотят обладать прагматическим складом характера в лучшем смысле слова. Но не все осознают возможность воспитать прагматические черты в себе самостоятельно. Каким же образом?

  1. Определиться с целью . Разумеется, она должна быть реальной, а не фантастической. Затем решить для себя, что и как нужно предпринять, осуществляя поставленную задачу. И идти к её достижению, не думая о возможной неудаче и не отвлекаться на всё то, что не имеет непосредственного отношения и способно помешать.
  2. Планировать жизненные перспективы не только на ближайшее, но и отдалённое будущее. Прагматики не мечтают, они стараются найти возможность осуществить желания, и обычно находят. Почти все мечты так или иначе можно воплотить в нечто вполне реальное, а значит, достижимое.
  3. Начав какое-то дело ни в коем случае не бросать на половине, непременно довести до конца. Любая сложная задача решаема. И после выполнения появится чувство удовлетворения и уверенности.
  4. Разработать стратегию действий и всегда её придерживаться . У всех были и есть неосуществлённые желания. Чётко поняв для себя, что именно хочется больше всего, можно начать составлять примерную схему действий, чтобы осуществить собственные чаяния. Если для этого потребуются финансовые расходы, прикинуть, как и сколько придётся затратить. Может потребоваться помощь близких, знакомых. И тут тоже важно представлять, к кому когда можно будет обращаться, чтобы получить её наверняка. Нужно чётко знать, какие навыки или способности нужны для достижения цели, и что может оказаться препятствием для этого.
  5. и не тратить его попусту.
  6. Постоянно чему то новому, читать больше книг для личного роста .

Подобной модели поведения надо придерживаться всегда и во всём, таким образом можно будет стать организованным и прагматичным человеком.

Весьма загадочное и в то же время таинственное слово – прагматизм. Многие люди не знают его значения и нередко удивляются, когда кто-то использует в своём лексиконе слово прагматизм. В представлении среднестатистической личности этот термин ассоциируется напрямую с какими-то рациональными, цельными действиями. Много столетий назад люди стремились дать каждому предмету и действие объяснение и ключевая цель – передать знания следующему поколению. Дословно с греческого языка слово «прагматизм» переводится как род, дело, действие.

Активно начала развиваться философия прагматизма только лишь в начале 70-х годов 19 века. Основоположником в Америки философии прагматизма стал Чарльз Пирс, его называют отцом-основателем прагматизма как метода. Сандерс познакомил мир с базовыми идеями прагматизма, которые он проиллюстрировал в нескольких своих публикациях: «Закрепление верования» и «Как сделать наши идеи ясными». Данное философское направление закрепилось в Соединённых Штатах Америки, но лишь в 20 веке.

Прагматичность как понятие

Прагматик – это личность, которая обладает особым мировоззрением и в его представление любое действие и слово можно объяснить с помощью логики.

В разных словарях по-разному трактуют данное определение, прагматичность это особая способность осуществлять планирование и воплощать в жизнь все свои планы, действуя сосредоточенно и целеустремлённо. Самое главное – не отвлекаться, это особый талант всё делать последовательно и по плану, не многие люди могут им похвастаться. Прагматичного человека в современно мире считают сильной личностью, которая обладает рядом качеств:

  • умением управлять своей жизнью, принимая важные решения и не возлагая все надежды исключительно на судьбу;
  • добивается всего сам;
  • осуществляет грамотное планирование каждого своего действия;
  • цель превращается на выходе в результат, который имеет свою выгоду;
  • человек действия всегда и всё проверяет на практике, это его основной принцип;
  • не признаёт идеализм;
  • умело пользуется своим логическим складом ума.

Другое определение характеризует слово «прагматичность» как способность осуществлять планирование и стараться реализовывать выбранные по жизни ориентиры, при этом присутствует максимальная сосредоточенность на деле и активное движение к цели. Это свойство характеризует людей, которые привыкли во всём и всегда быть первыми, они уверенно идут к намеченной цели, не обращая внимания на преграды.

Что это за человек?

Согласно другой формулировке прагматичный человек это тот, который по максимуму извлекает выгоду из обстоятельств, которые сложились на данном жизненном этапе. Каждый человек может научиться ставить перед собой ряд конкретных целей и находить наиболее реальные способы, позволяющие воплощать в жизнь свои цели.

Вы можете обратить внимание на то, что каждое из этих определений по большей части повторяет предыдущее и можно сделать общий вывод – прагматики весьма целеустремлённые личности, они предприимчивы. Только вот общество привыкло критиковать таких людей и всё потому, что они выступают инициаторами действия. Люди завидуют, что кто-то смог добиться своей цели, а он нет. Но в каждом обществе рождаются прагматики, которым удаётся изменить ход истории.

Виды прагматичности

В классическом понимании прагматик – это человек, который готов переступить через собственные идеалы и уверенно идти напролом, к поставленной цели. Однако эта трактовка не совсем верна. Эта черта характера может присутствовать в характере какой-то персоны, тогда ей свойственно находить в этом выгоду для себя из того, что относится к её окружению. Можно назвать истинный прагматизм особым умением ставить перед собой конкретные задачи, стараться находить правильные пути и осуществлять в дальнейшем действия.

По жизни прагматичность помогает человеку сосредоточиться на самом главном, на потребностях и приоритетах, каждый день – новый шаг к заветной цели. Общество обычно относится к прагматикам негативно и недружелюбно, хотя такие персоны могут похвастаться стойкой силой воли и умением в любой ситуации ориентироваться и находить выход.

Можно ли развить прагматизм?

Довольно часто сравнивают таких людей с аналитиками и подобное сравнение совершенно неуместно, так как это два разных термина. Прагматик не собирает факты и тем более не осуществляет их проверку на достоверность. Он стремиться тестировать на практике ряд новых, экспериментальных идей. К тому же, прагматики очень не любят возиться с бумажками, ему необходим мгновенный результат. Любое трудное задание для прагматика это возможность проявить себя и как можно скорее, такие люди с особым усердием берутся за любую работу и они уверены на все 100%, что у них всё получится.

Но ведь не получается лишь у того, что сидит сложа руки и ждёт, что кто-то сделает всё за него, но такого не бывает. По типу своего темперамента такие люди холерики, они энергичны и амбициозны. Идеи можно генерировать в любое время дня и ночи, и всё это благодаря невероятному количеству энергии. Хорошо ли быть прагматиком? Вам стоит запомнить одно, в любом деле важна мера и прагматичность может превратиться в избыточном гипертрофированном варианте в отрицательную черту с большим минусом. Для человека, который привык, всегда и во всём быть успешным не составит особого труда, чтобы добиться заветной цели пойти по головам.

Результат стараний его возможно и порадует, но вот окружающие будут явно не в восторге от такой тактики. Многие люди задаются вполне логичным вопросом, можно ли как-то развить прагматизм? Необходимо обдумывать цели, а ещё лучше завести специальный блокнот и фиксировать их. Не бойтесь строить планы на несколько недель, месяцев и даже лет вперёд. Такая тактика позволит вам искать пути достижения собственных целей. Забытые желания можно превратить в реальность, если они остаются для вас актуальными. Для этого достаточно просто поставить перед собой цель и стараться каждый новый день что-то делать для её воплощения в жизнь.

прагматик — Викисловарь

ЭтимологияEdit

Из древнегреческого πρᾶγμα (прагма, «вещь»).

Существительное Редактировать

прагматики ( множественное число прагматики )

  1. Тот, кто действует практично или прямо; тот, кто прагматичен; тот, кто ценит практичность или прагматизм.
    Прагматик никогда бы не посадил такое грязное дерево, но мне нравятся его цветы.
  2. Тот, кто действует в ответ на определенные ситуации, а не на абстрактные идеалы; тот, кто готов игнорировать свои идеалы ради достижения целей.
    Я не вор, я прагматик . Мне нужен этот хлеб, чтобы прокормить семью.
    Нельзя доверять ему, что он не лжет ради собственной выгоды: он оппортунист и прагматик .
  3. Принадлежащий к философской школе прагматизма; тот, кто считает, что смысл верований — это действия, которые они влекут за собой, и что истинность этих убеждений заключается в действиях, которые они влекут за собой, успешно ведут верующего к их целям.
    • 2007 , Джон Лакс и Роберт Талисс, Американская философия: Энциклопедия , стр. 310.
      [S] ome прагматики (такие как Уильям Джеймс) придерживались более пантеистического или пандеистского подхода, отвергая взгляды на Бога как на отдельное от мира.
  4. (политика) Сторонник прагматизма.
  5. (лингвистика) тот, кто изучает прагматику.
Переводы Редактировать

Тот, кто действует практично или прямолинейно

Связанные терминыПравить

ПрилагательноеПравить

прагматик ( сравнительный больше прагматик , превосходная степень самый прагматик )

  1. (политика) Защита прагматизма.
    • 2013 , Джон Райт, Доступ к истории для диплома IB: Вторая мировая война и Америка [1] , Hodder Education, → ISBN :
      Историки также предполагают, что Рузвельт был прагматиком в международных делах, поскольку его политика определялась практическими последствиями, а не какой-либо философией.

Этимология Редактировать

Заимствовано из Франции pragmatisme .

Существительное Редактировать

прагматик m ( множественное число pragmatiști )

  1. прагматик
CклонениеEdit
Связанные терминыПравить

Прагматизм | Интернет-энциклопедия философии

Феминистско-прагматизм — это философская традиция, основанная на идеях феминистской и прагматической теории и практики. Он в основном связан с расширением философской мысли через активизм и жизненный опыт и предполагает, что феминистские и прагматические идеи взаимовыгодны для освободительных целей.Феминистский прагматизм подчеркивает необходимость исправления ложных различий или дуализмов, поскольку они обычно приводят к очернению одного оппозиционера другим. Таким образом, феминистки-прагматики критикуют такие бифуркации, как мысль / действие, разум / тело, универсальное / частное, и показывают, как искаженное предпочтение одного по сравнению с другим приводит к философским теориям, которые неспособны объяснить наше гендерное существование, положение в обществе, понимание знаний или опыт обучения. Феминистки-прагматики вносят свой вклад в текущие дебаты в области эпистемологии, социальной и политической философии, философии образования, этики и метафизики.Их работы отражают теоретические успехи теоретиков-феминисток, особенно во второй половине двадцатого века, и при этом основываются на принципах и критике классических прагматиков.

Важно отметить, что современные феминистки-прагматики подчеркнули тот факт, что женщины, по сути, феминистки, сыграли центральную роль в развитии самого классического прагматизма, либо оказывая влияние на работу философов-прагматиков-мужчин, либо создавая выдающихся мыслителей сами по себе.Это означает, что феминистский прагматизм можно проследить до истоков самого прагматизма, который развивался в основном в Северной Америке примерно с середины девятнадцатого века до середины двадцатого века, что совпало с прогрессивной эрой 1890–1920 годов.

Эта статья начнется с представления раннего феминистского прагматизма в первом разделе, а затем перейдет к обсуждению современного феминистского прагматизма во втором разделе. Всюду обсуждаемая философская традиция будет называться феминистско-прагматизмом, хотя некоторые теоретики называют ее прагматизмом-феминизмом или, действительно, используют оба термина как синонимы.Современная терминология не подразумевает предпочтение феминизма перед прагматизмом, а просто указывает на традицию совместного феминистского и прагматического философствования.

Содержание

  1. Ранний феминистский прагматизм
    1. Классический прагматизм и восстановление феминистско-прагматической работы
    2. Джейн Аддамс
    3. Наследие ранних феминисток-прагматиков
  2. Современный феминистско-прагматизм
  3. Заключение
  4. Ссылки и дополнительная литература
    1. Ранние прагматические и феминистско-прагматические источники
    2. Современные феминистско-прагматические источники:
      1. Введение или обзоры
      2. Более сложные или специализированные источники

1.Ранний феминистско-прагматизм

а. Классический прагматизм и возрождение феминистско-прагматической работы

В 21, -м, веке прагматизм пережил своего рода возрождение, когда современные философы вернулись к трудам классических прагматиков, переназначив их идеи и методы для решения текущих философских проблем. Среди таких неопрагматиков растет число мыслителей и активистов-феминисток, которые стремятся особенно использовать теории и концепции прагматизма для решения проблем, возникающих в репрессивных системах, структурированных по полу, расе, классу и другим признакам различия.Как будет показано в этой статье, есть несколько аспектов прагматической философии, которые, похоже, пересекаются с приоритетами феминисток, что делает прагматизм привлекательным и ценным ресурсом для совместного феминистско-прагматического подхода.

Таким образом, феминистки нашли полезного « союзника » (Siegfried 1993a, 2) в прагматизме как средстве размышления о себе и мирах, в которых они живут, это повторное увлечение феминизма прагматизмом также обнаружило до сих пор неизвестных или игнорировавшихся исторических мыслителей классического периода. .Чаще всего историографии прагматизма идентифицируют классических прагматиков как Чарльза Сандерса Пирса, Уильяма Джеймса, Джона Дьюи, а иногда, в меньшей степени, Джорджа Герберта Мида, Джорджа Сантаяна или Джозайю Ройса (подробнее по этим темам см. Прагматизм). Однако феминистки показали, что исторические отчеты, которые ограничиваются только этими цифрами, не учитывают вклад женщин в развитие прагматизма и не признают важную роль женщин-прагматиков как классических прагматиков.

Например, Алиса Чипман Дьюи, жена Джона Дьюи, оказала значительное влияние на мысль последнего; действительно, она руководила экспериментальной лабораторией в Чикагском университете, где образовательные теории Дьюи находили применение в реальной жизни (см. Джона Дьюи) . Более того, феминизм Алисы и религиозная неортодоксальность оказали важное влияние на траекторию идеализма и теизма Дьюи, и теперь общепризнано, что озабоченность Дьюи социальными проблемами своего времени может быть приписана Алисе (West, 78–79).Дьюи и Элис познакомились в Мичиганском университете, где женщинам только недавно разрешили учиться и где Дьюи работал молодым преподавателем философии. Они поженились в 1886 году, и на протяжении всей своей жизни Алиса продолжала влиять на убеждения Дьюи, уделяя особое внимание правам женщин, продолжая расширять свои знания и практику в области образования — области, в которую она вошла в качестве учителя до поступления в колледж. . Описывая свою мать как женщину с «блестящим умом… чувствительной натурой в сочетании с неукротимым мужеством и энергией», Джейн Дьюи считала Алису в значительной степени ответственной за «раннее расширение… философских интересов Дьюи с комментаторских и классических на сферу современной жизни». (Дьюи 1987, 21).Учитывая, что Дьюи понимал философию как средство решения проблем своего времени, и учитывая, что Алиса пробудила в Дьюи своего рода общественное сознание, очевидно, какую ключевую роль она сыграла в мысли Дьюи и, в свою очередь, в развитии прагматизма в целом.

В то время как несколько женщин повлияли на прагматизм таким образом, есть примеры женщин-мыслителей этого раннего периода, которых можно по праву отнести к классу традиционно признанных прагматиков.Таким образом, недавние попытки восстановить работу женщин-прагматиков привели к идентификации Джейн Аддамс как философа и социального реформатора, имя которой должно быть указано вместе с Пирс, Джеймсом и Дьюи в исторических анналах прагматизма. Как и Элис Чипман Дьюи, Аддамс оказала огромное влияние на Дьюи, однако она также была плодовитым писателем и активистом, стремившимся осуществить те изменения в реальной жизни, которые она теоретизировала. Многие другие прагматики в то время были связаны с Аддамс, особенно через ее штаб-квартиру активистов и дом, Халл Хаус.Аддамс создала Халл-Хаус как центр для местных мероприятий и общественных организаций, поскольку она делила свою жизнь с различными группами иммигрантов из одного из беднейших районов Чикаго. Вскоре Халл Хаус стал центром для людей, желающих внести свой вклад в видение Аддамса, и несколько женщин вышли из этой среды, уже осуществив существенные изменения в таких различных областях, как образование, производственные отношения и архитектура, и впоследствии сделали успешную карьеру, часто часто как первые ведущие женщины в выбранных ими областях.

Шарлотта Перкинс Гилман, например, прожила в Халл-хаусе месяц и была видным социальным реформатором, обращая особое внимание на домашнюю роль женщин и политику городского планирования. Гилман утверждала, что разделение труда ставит женщин в невыгодное положение и ставит их в ловушку в домашней сфере, и она утверждала, что домашний труд должен быть профессиональным. Таким образом, Гилман считается занимающей место в истории материального феминизма, однако также было показано, что она по праву «входит в пантеон прагматизма» (Upin, 56).Помимо очевидных отношений Гилмана с Джейн Аддамс и Халл Хаус, Джейн Упин также описывает свою, возможно, личную, но определенно интеллектуальную связь с Джоном Дьюи. Фактически, Гилман, как говорят, расширяет прагматические идеи последнего, расширяя базовый принцип «энвайронментализма» (то есть представление о том, что человеческая природа может быть изменена окружающей средой), теоретизируя заключение женщин в домашнем мире и эффект, который это оказывает на женщин как на людей (Upin, 48–54). Разделяя уважение Дьюи и Аддамса к дарвинизму и их противодействие его детерминированному прочтению, Гилман присоединяется к своим современникам-прагматикам, соединяя дарвинизм с верой в способность людей вызывать изменения.Как и Аддамс, она считает, что такие изменения особенно важны для женщин, и поэтому является ярким примером ранней феминистки-прагматика.

В то время как Халл-Хаус был центром прагматической активности и интеллектуализма, университеты, в которых прагматики преподавали, выполняли аналогичную роль. Например, Элла Флэгг Янг училась у Джона Дьюи в Чикагском университете и получила докторскую степень по теме «Изоляция в школе», прежде чем занять пост руководителя лабораторной школы.Янг была зрелой ученицей, у нее уже была успешная карьера педагога, и Дьюи опиралась на свой обширный опыт в разработке и применении прагматических концепций и идей образования. Однако и Дьюи, и Янг влияли друг на друга, и Дьюи на самом деле утверждал, что Янг ​​часто недооценивал ее собственную прагматическую работу, которую он описал как «конкретный эмпирический прагматизм со ссылкой на философские концепции до того, как доктрина была когда-либо сформулирована в печати» (цитируется по Seigfried 1996, 81).После ухода Дьюи из Чикагского университета Янг стала первой женщиной-руководителем государственных школ Чикаго, а также первой женщиной-президентом Национальной образовательной ассоциации.

Покинув Чикаго, Дьюи обучал Элси Рипли Клэпп в Колумбийском университете, которая одновременно выполняла обязанности его ассистента. Это было долгое и плодотворное сотрудничество, когда Клапп не только помогал Дьюи структурировать и разрабатывать курсы, но и вносил свой вклад в исследования, особенно в области образования.Дьюи, кажется, получил от нее понимание, которое он признает в частной переписке или, скорее, тупо в своей опубликованной работе. Например, Шарлин Хэддок Зигфрид указывает, что Дьюи заявляет о своем долге перед ней (и перед другими женщинами, оказавшими влияние) не в основном тексте своих работ, а скорее в предисловии (или в сносках, в зависимости от обстоятельств), оставляя слова Клаппа неясность точного ввода, а также сокрытие точной природы и масштаба. И все же ее роль важна, как Дьюи в письме обильно описывает свою задолженность, отмечая, что «такое щедрое использование ваших идей, которое может произойти, если и когда я опубликую результат, кажется, выходит за рамки предел »(Зигфрид 1996, 50).Действительно, Дьюи поддержал Клэпп как своего преемника, когда тот вышел на пенсию, хотя его энтузиазм не был встречен администрацией Педагогического колледжа, поскольку она была обойдена для этой должности. Впоследствии Клэпп руководил двумя экспериментальными сельскими школами в округе Джефферсон, штат Кентукки, и в Артурдейле, штат Западная Вирджиния, причем последняя была проектом Элеоноры Рузвельт. Она писала книги по образованию, в которых воплощены прагматические идеи, выработанные во время ее работы с Дьюи, и была редактором журнала Progressive Education. К сожалению, ее работа и влияние на работу Дьюи были оставлены без внимания, и в рассказах об академической жизни последнего Клапп вообще не упоминался, отсюда важность восстановления таких исторически упускаемых из виду цифр (Seigfried 1996, 47–52).

Люси Спрэг Митчелл, еще одна ученица прагматиков, находилась под влиянием не только Дьюи (с которой у нее сложились интеллектуальные отношения на всю жизнь благодаря своим родителям и чьи уроки она посещала в Педагогическом колледже в 1913 году), но и извлекла пользу из подвергаясь воздействию прагматиков из Гарварда, включая Уильяма Джеймса, Джозайю Ройса, Джорджа Герберта Палмера, Хьюго Мюнстерберга и Джорджа Сантаяна.Она стала первым деканом по делам женщин в Калифорнийском университете в Беркли, одновременно занимая должность преподавателя английского языка. Митчелл иногда присматривал за ребенком друга, Полли, которого она усиленно изучала, и ее энтузиазм по поводу развития Полли проявился в смене карьеры в сторону образования детей. Полли умерла, когда ей было всего четыре года, но, несомненно, она оказала глубокое влияние на Митчелла, который взял ее за прагматическую образовательную теорию из опыта реальной жизни, полученного с Полли.Таким образом, хотя Митчелл посетила несколько классов философии, она не была заинтересована в том, чтобы стать философом, находя (мужчин) философов, которых она знала, эксцентричными или отстраненными. В Алиса Freeman Палмер, жена Герберта Палмер, однако, она нашла образец для подражания, а с Алисой был президентом Уэлсли в эпоху, когда образование женщин все еще спорной темой, Митчелл последовал ее примеру, как это было, отдав предпочтение для административной карьеры в Беркли. Повсеместный сексизм, с которым она столкнулась там, и ее растущая вера в «государственное образование [как] наиболее конструктивную атаку на социальные проблемы» (Seigfried 1996, 55) в сочетании с ее акцентом на опыте привели к тому, что в последнем сосредоточился на образовании. часть ее жизни.Примечательно, что прагматическая образовательная теория и практика Митчелла закрепились в школе на Бэнк-стрит (Seigfried 1996, 52–57).

Ученица Джорджа Герберта Мида, Джесси Тафт — еще одна забытая фигура прагматика, недавно «обнаруженная» современными учеными, занимающимися восстановлением работы женщин-прагматиков. Тафт завершила в 1913 году свою докторскую диссертацию, которая, возможно, стала «первым кандидатом наук». диссертация по философии женского движения »(Seigfried 1993b, 215). Названный «Женское движение с точки зрения общественного сознания», он удивительно современен по тону и, кажется, предвосхищает несколько важных вопросов и концептуальных идей, обсуждаемых сегодня теоретиками феминизма.Тафт утверждает, что женщинам мешают как в домашней, так и в общественной сферах, они не контролируют ни одну из них, что в конечном итоге приводит к оторванности и недоразвитости себя с ограниченным социальным сознанием. Проводя параллели с рабочим движением, она, таким образом, объясняет задачу женского движения как двойного предприятия, состоящего, во-первых, в необходимости «заставить женщин осознать свое отношение к социальному порядку, во-вторых, показать обществу его потребность в сознательной женственности». (Taft 225). Она отмечает, что положение женщин мешает не только самости женщин, но и мужчин, а также «росту», как выразился Дьюи, общества в целом.Пишет Тафт:

Эта стадия социального развития [на которой у нас будут условия, благоприятные для контроля над социальными проблемами] никогда не будет достигнута до тех пор, пока любому большому классу людей, например, его женщинам, будет позволено, поощряется или вынуждается существовать в нереальной мир преднамеренно поддерживается для этой цели. Самости мужчин, поскольку они сформированы их отношениями к женщинам, никогда не смогут достичь полных возможностей самости, в то время как женщины останутся лишь частично самосознательными.(Taft 229)

Тафт расширяет теорию самости Мид и сочетает ее с трехсторонней категоризацией сознания, отвергая индивидуализм в пользу социального толкования самости в контексте попыток феминисток ввести избирательное право. К сожалению, собственная история жизни Тафта, кажется, является ярким напоминанием о довольно медленном прогрессе, достигнутом движением, которое она теоретизировала, поскольку ей потребовалось более двух десятилетий, чтобы найти постоянную должность после получения докторской степени (Seigfried 1993b, 215-218 ).

Подобное дискриминационное и сексистское обращение, несомненно, повлияло на жизнь и работу многих первых женщин-прагматиков. Университеты часто не хотели признавать женщин наравне с мужчинами, будь то студенты или преподаватели. Однако несколько студенток-прагматиков обнаружили в своих учителях философов-мужчин, поддерживающих образование женщин, которые повторяли свои курсы в женских колледжах (Рэдклифф в случае Гарварда) или брали на себя совместное обучение.К сожалению, такой прогрессивности не всегда соответствовала университетская иерархия, и женщины-ученые изо всех сил пытались получить законное и заслуженное признание своей работы. Например, Мэри Уитон Калкинс с отличием защитила кандидатскую диссертацию. в 1895 году под руководством Хуго Мюнстерберга. Однако она так и не получила докторскую степень в Гарварде, несмотря на то, что училась там. Вместо этого ее попросили получить степень у Рэдклиффа, но, как объясняет Зигфрид, поскольку Рэдклифф проводил только курсы бакалавриата, принятие такого посредника узаконило бы продолжающееся дискриминационное обращение Гарварда с женщинами.Калкинс стала профессором в Уэллсли и была первой женщиной-президентом Американской психологической ассоциации и Американской философской ассоциации (Seigfried 1993c, 230 — 231).

Учитывая отталкивающую природу такого открытого сексизма, неудивительно, что некоторые женщины-прагматики либо покинули университеты, либо имели лишь ограниченное прямое участие в них. Зигфрид, например, цитирует письмо Люси Спраг Митчелл, в котором она подробно описывает свою реакцию на женоненавистничество в Беркли.Митчелл заявляет, что была потрясена, когда осознала, что «большинство преподавателей откровенно считали женщин низшими существами» (Seigfried 1996, 54). Хотя многие женщины-ученые пытались остаться в университетской системе, можно понять, как такой распространенный сексизм может стать препятствием для продолжения карьеры в академических кругах. С другой стороны, некоторые женщины-прагматики чувствовали себя ограниченными не только враждебностью администрации университетов и преподавателей, но и в основном теоретическим характером академической работы.Поскольку прагматизм делает упор на опыте как противовесе теории и настаивает на взаимоусиливающем и информативном характере опыта и теории, многие женщины-прагматики сочли университетскую среду ограниченной.

Таким образом, Митчелл отмечает Джейн Аддамс, что она стала для нее «символом« реального »мира — мира работы и людей, которых я стремился достичь, но не мог» (Seigfried 1996, 56). «Реальный мир», на который ссылается Митчелл, хотя и продвигался посредством таких инициатив, как Лабораторная школа, оставался в слишком большой степени недоступным для таких прагматиков, как Митчелл, и поэтому они искали реальный опыт за пределами академических кругов.По этой же причине самая известная женщина-прагматик Джейн Аддамс сосредоточила свое внимание на «реальном мире» за пределами университетов, несмотря на то, что читала лекции в Чикагском университете. В следующем разделе более подробно исследуются жизнь и мысли этого влиятельного прагматика, поскольку ее работа и влияние заслуживают дальнейшего разъяснения, если мы хотим полностью понять роль женщин в развитии прагматизма. Тем не менее, важно отметить в итоге, что прагматизм не ограничивается университетами, а в значительной степени является философией, вдохновленной «реальным миром» и связанным с ним, независимо от того, находится ли он в академических кругах или за его пределами.

г. Джейн Аддамс

Джейн Аддамс олицетворяет этот типичный для многих женщин-прагматиков поиски жизни в «реальном мире», в котором прагматические идеи могут быть получены и использованы в теории. Таким образом, сочинения Аддамса изобилуют повседневными переживаниями и сценами, взятыми из Халл-хауса. Многие из ее эссе и книг сосредоточены на личной жизни соседей-иммигрантов, которых она узнала благодаря своей поселенческой деятельности, а ее разнообразные интеллектуальные влияния приводят к многоголосию, редко наблюдаемому в более традиционных философских трудах.Голоса ее соседей, романистов, поэтов, греческих драматургов и философов смешиваются в ее текстах, проблематизируя жизненный опыт и извлекая из него важные теоретические выводы.

Темы, которые она обсуждает, далеки от типичной академической викторианской эпохи. Проституция, преступность среди несовершеннолетних, мир во всем мире, народные сказки и демократия — вот лишь некоторые из тем, затронутых в ее обширных философских трудах. Возможно, из-за того, что письмо Аддамс нетрадиционно по содержанию и стилю, ее считали простым практикующим.Ее часто ошибочно считают воплощением идей прагматиков-мужчин, а ее философские взгляды порочат, а ее называют социальным работником, а не философом. Хотя Аддамс была одновременно социальным работником, социологом, политическим активистом, трудовым посредником и педагогом, что немаловажно, она также была выдающимся мыслителем-прагматиком. Ее многочисленные роли послужили основой для уникального творчества, настолько тесно связанного с опытом, что, возможно, наиболее прагматично, поскольку в ее работах действительно нет разделения между теорией и практикой.

Восстановительная работа, проведенная современными учеными, признает это и стремилась восстановить Аддамс как классического прагматика, улавливающего дух прогрессивной эпохи в самом своем существе, живя по принципам, которые поддерживает прагматизм. Хотя Аддамс в свое время была известна, как и многие другие женщины-прагматики, она была исключена из философского канона, вместо этого ее вспоминали как пацифистку или суфражистку. Однако возобновление интереса к Аддамс привело к пересмотру ее работы, и ее влияние на развитие прагматизма теперь все больше признается.Например, у Дьюи и Аддамса были интимные интеллектуальные отношения, когда Дьюи стал попечителем Hull House и часто посещал его, чтобы читать лекции в Plato Club, философском обществе Hull House. Дьюи признал свой философский долг перед Аддамсом, и оба мыслителя взаимно влияли друг на друга, развивая прагматические идеи и теории в тандеме. Тесные связи Аддамса с Чикагским университетом означали, что обмен идеями между преподавателями и жителями Халл-хауса был неизбежен.Кроме того, благодаря славе, которой она добилась при жизни, она поддерживала тесную переписку со многими влиятельными мыслителями, писателями, активистами и политиками за пределами академических кругов и поселения Чикаго.

Аддамс была востребованным оратором, и, хотя она твердо верила в принципы, которые она разработала в своей работе, она никогда не выступала от имени тех, чьи интересы она защищала, а предпочла поговорить с из них, участвуя в инклюзивный подход к трансформации.Это, пожалуй, наиболее точно характеризует концепцию поселения Аддамс, поскольку она отвергла негативные стереотипы о людях, характерные для якобы доброжелательной благотворительной деятельности, и вместо этого выбрала понимание и поддержку своих соседей с помощью того, что мы сегодня назвали бы подходом «снизу вверх». к активизму. Следовательно, Аддамс понимает урегулирование как:

— экспериментальная попытка помочь в решении социальных и промышленных проблем, которые порождаются современными условиями жизни в большом городе… Это попытка одновременно облегчить чрезмерное накопление на одном конце общества и нищета в другом; но предполагается, что это перенакопление и нищета наиболее остро ощущаются в вещах, имеющих отношение к социальным и образовательным преимуществам.(Аддамс 2008, 83)

В то время как Халл Хаус противодействовал такому «перенакоплению на одном конце общества» с помощью различных инициатив — создания образовательных курсов, художественных классов, детских и спортивных сооружений или сплочения против коррупции в политике и предоставления пространства для организации труда — Аддамс оставался без обязательств. идеологические термины.

Она отвергала разногласия и, хотя она поддерживала несколько причин, избегала использования определенных ярлыков. В своей автобиографической книге Двадцать лет в Халл Хаусе, она написала о поселении, что «по самой своей природе оно не может выдерживать никакой политической или социальной пропаганды.В каком-то смысле он должен тепло приветствовать всю подобную пропаганду, если, возможно, один из них окажется ангелом »(Addams 2008, 83). Это неидеологическое отношение часто подвергалось критике со стороны комментаторов, как и, по иронии судьбы, единственной идеологией, которую она придерживалась, то есть пацифизмом. Аддамс была откровенным противником войны и проводила кампанию против вступления США в Первую мировую войну. За это ее критиковали, а ее работу часто клеветали. Однако в более поздние годы ее активная деятельность за мир, которая включала создание Международной женской лиги за мир и свободу (WILPF), была признана, и она была удостоена Нобелевской премии мира 1931 года.

На протяжении разнообразной карьеры Аддамс, в течение которой она постепенно переходила от работы в поселениях к более глобальной активности, она развивала прагматизм, который был тесно связан с достижением прогресса, особенно для политически, социально и экономически маргинализованных слоев населения. Поскольку женщины составляли значительную часть этой группы, ее работа представляет собой яркий пример раннего феминистского прагматизма. Аддамс прямо обратилась к проблемам женщин, которые в значительной степени игнорировались прагматиками-мужчинами, и ее тексты предоставляют бесценную информацию, основанную на гендерной природе нашего опыта.Ее приписывание морального значения плюрализму в демократии (Addams 2002a), ее космополитизм (Addams 2002b), ее мелиоризм (Addams 2005), ее поиск знаний через «затруднения» (Addams 2002a), ее понимание памяти с точки зрения ее преобразующего потенциал прошлого и будущего (Addams 2002c) и ее интерпретация искусства и красоты как избавления от унылой индустриальной жизни (Addams 2008) — это лишь некоторые из значительных теоретических вкладов в прагматическую философию, которая была одновременно прожита и интеллектуально задумана .Таким образом, Аддамс представляет собой выдающуюся фигуру в истории феминистского прагматизма и классического прагматизма в целом.

г. Раннее феминистско-прагматическое наследие

Во многом благодаря основополагающей работе Шарлен Хэддок Зигфрид « Прагматизм и феминизм» современных феминисток-прагматиков сумели раскрыть ранее неизвестную раннюю прагматическую работу, предпринятую женщинами. Некоторые из этих женщин не обязательно были феминистками, и их не обязательно интересовало теоретизирование опыта женщин.Однако их влияние сформировало развитие самого прагматизма, и работа феминисток — прагматиков представляет собой особенно богатый ресурс для современных теоретиков-феминисток-прагматиков. Таким образом, труды ранних женщин-прагматиков используются теоретиками сегодня, и возросший интерес к их работе привел не только к нескольким обновленным биографиям и переизданию их текстов, но и к новым оригинальным книгам и статьям, в которых обсуждаются их аргументы и теории (см., например, Hamington, 2010 и Fischer 2009).

Важно отметить, что некоторые из тем, которыми занимаются современные мыслители, также являются темами, ранее исследованными их феминистско-прагматическими предшественниками. Например, Джуди Д. Уиппс (2006) опирается на работу Эмили Грин Балч, чтобы проследить тематическую преемственность между приоритетами Балча и приоритетами современных феминистских борцов за мир. Балч был мыслителем-прагматиком, экономистом и социологом. Как и Аддамс, она была соучредителем Международной женской лиги за мир и свободу (WILPF) и была удостоена Нобелевской премии мира через пятнадцать лет после того, как Аддамс получил такую ​​же награду.Активность Балч также выросла из ее участия в движении за поселения, хотя она была связана с основанием Дома Денисон в 1982 году, но через два года она снова вошла в академические круги, чтобы продолжить учебу в Соединенных Штатах и ​​Европе. Вместе с Аддамсом и Алисой Гамильтон она написала женщин в Гааге (Аддамс и др., 2003), отчет о Международном конгрессе женщин 1915 года.

Несмотря на то, что Уэлсли работала профессором, ее миролюбивый активизм мешал ее академической карьере, и впоследствии она сосредоточилась исключительно на защите мира.Она отстаивала антиколониализм, в значительной степени отвечая за критический отчет о фактическом контроле Соединенных Штатов над Гаити (1927 г.), критиковала несправедливые торговые отношения между более или менее могущественными государствами и добивалась контроля ООН над всеми военными базами. Ее теоретические работы закрепили космополитизм и плюрализм, напоминающие концептуализацию мелиоризма Аддамс «снизу вверх». Она считала, что совместная работа может способствовать общему пониманию, утверждая, что «сотрудничество в практических, технических задачах — один из лучших способов научиться необходимому искусству ладить друг с другом» (Whipps 126).Важно отметить, что Балч является предшественницей современных женщин-борцов за мир, которые могут извлечь уроки из своего прагматического понимания международных дел с точки зрения сотрудничества и желания реализовать прогрессивные изменения (Whipps 123–130).

Несколько ранних женщин-прагматиков, кажется, предвосхищают современные феминистские дебаты и формулируют концепции, которые являются неотъемлемой частью сегодняшнего теоретического словаря. Так, в своей «Прагматической онтологии отношений Фоллетта: возможности для феминистской точки зрения на насилие» Амрита Банерджи (2008) использует работу Мэри Паркер Фоллетт, чтобы пролить свет на онтологические последствия гендерного насилия.Фоллетт стала ведущим консультантом по вопросам управления в свое время, однако она также разработала прагматические теории политики в таких работах, как The New State (1998). Фоллетт проводил различие между «властью над» и «властью вместе с», утверждая, что «тогда как власть обычно означает власть над… можно развить концепцию власти вместе, совместно развитой силы, совместной деятельности, а не силы. принудительная сила »(Banerjee 4). Хотя Банерджи использует эту переосмысление власти в терминах «власть над» и «власть над» в анализе гендерного насилия, легко увидеть, как это гибридное понимание власти укоренилось в нашем современном сознании и имеет использовались теоретиками-феминистками, борцами за мир и другими людьми для более глубокого понимания множества политических вопросов.

Таким образом, в этом смысле первые женщины-прагматики, даже если они не являются явно феминистками, могут быть вовлечены нынешними феминистскими мыслителями в феминистские дела и могут внести свой вклад в критические феминистско-прагматические размышления о проблемах, с которыми сталкиваются женщины и мужчины в современном мире. Кроме того, тематическая преемственность между ранними и поздними женщинами-прагматиками — писали ли они о демократии, международном управлении, мире, образовании, общественной активности, гендерных ролях или занятости — указывает на обилие теоретического материала, который могут быть плодотворно изучены современными теоретиками.Таким образом, труды Аддамса, Балча, Фоллетта, Гилмана, Митчелла, Янга, Клэппа и Тафта представляют собой богатое наследие для современных феминисток-прагматиков.

2. Современный феминистско-прагматизм

Помимо того, что работа ранних женщин-прагматиков способствовала развитию современных феминистских проектов, сегодняшние теоретики и активисты также опираются на работу прагматиков-мужчин. Это потому, что прагматизм в целом — это традиция, которая отвергает многие философские утверждения, которые отвергаются феминистками, и продвигает многие цели, которые продвигают феминистки.Благодаря широкому распространению феминистской теории, особенно во второй половине двадцатого века и в настоящее время, феминистки имеют возможность привносить сложные философские идеи и концепции в основу ранней прагматической мысли. Действительно, многие феминистские теоретические исследования, которые, возможно, развивались в отрыве от прагматизма, тем не менее находят отклик в прагматической теории и практике. Например, в феминистской философии есть большой объем работ по воплощению.Феминистки утверждали, что в нашем обществе телесность часто очерняется и теоретически считается подчиненной интеллекту или ниже ее. Прагматики, такие как Джон Дьюи, отвергли это разграничение тела и разума и выступают против обесценивания первого в пользу второго. Таким образом, современные феминистки-прагматики, такие как Шеннон Салливан (2001), смогли использовать прагматические и феминистские работы для продвижения феминистско-прагматических теорий воплощения.

Дьюи называет такие ложные аксиологические бифуркации дуализмами разум / тело и выделяет некоторые из них в истории философской мысли.«Я» / окружающая среда, изменение / застой, универсальное / частное, мысль / практика — все это различия, которые ошибочно создают оппозицию, причем одна оппозиция оценивается за счет другой. Феминистки аналогичным образом обнаружили такие дуализмы в философских теориях и показали, что они имеют явно гендерный смысл. Таким образом, были установлены связи между философским принижением тела в пользу разума и, в частности, обесцениванием женского тела (из-за общего определения женственности в телесных терминах).Таким образом, феминистки могут использовать прагматическое понимание дуализмов, чтобы противостоять традиционному противопоставлению тела и разума, и в сочетании с феминистскими теоретическими взглядами могут выступать против подчинения гендерных тел, в частности.

Другой дуализм, широко распространенный в философской мысли, — это разум / эмоция. Как отмечали несколько феминисток-прагматиков, как прагматики, так и феминистки отвергают этот дуализм и признают важность чувств и аффекта в нашем повседневном взаимодействии с людьми, признавая при этом политический потенциал, который это может также иметь для наших обществ.Действительно, феминистская переоценка аффективного возникла в ветви феминистской моральной философии, называемой этикой заботы. Работа Чарльза Сандерса Пирса признает эмоциональное или чувственное измерение мысли (Peirce 1934-1963), в то время как Уильям Джеймс подчеркивает центральное значение заботы и сочувствия, особенно в жизни женщин (James 1983, см. Также Seigfried 1996). Прагматическая философия и этика заботы могут быть взаимно способствующими сферами работы, позволяя феминисткам-прагматикам переосмыслить отношения между разумом и эмоциями и устраняя перекос в пользу одного по сравнению с другим.Несколько феминисток-прагматиков сделали именно это, рассмотрев аффективное в контексте этики заботы и прагматического мышления (см. Leffers, 1993; Pappas, 1993; и Seigfried, 1989).

Многие феминистки, в том числе специалисты по этике ухода, критикуют доминирующий взгляд на самость, который предполагает, что мы — изолированные, самодостаточные существа. Этот абстрактный индивидуализм, присутствующий во многих философских теориях, однако, также подрывается мыслителями-прагматиками. Джордж Герберт Мид, например, проблематизирует развитие личности в сообществе с другими людьми и подробно обсуждает то, что позже станет центральной темой в феминистской теории, а именно: «Я» в том виде, в каком оно существует по отношению к другому (1934).Прагматики отвергают явную оппозицию между собой и обществом и вместо этого утверждают, что истинная самость может иметь место только через сообщество. Следовательно, прагматикам и феминисткам необходимо понимать «я» с точки зрения его взаимосвязи. Эта концепция самости и ее взаимозависимого существования с другими важна как для онтологии, так и для моральной и политической философии, поскольку наша зависимость, наша социальность и наша способность трансформировать друг друга имеют важные последствия для дебатов по гендерным вопросам и либерализму, коммунитаризму, и либертарианство, среди прочего.Таким образом, такие теоретики, как Джуди Уиппс (2004), разработали феминистско-прагматические модели для понимания себя в контексте их совместного существования с другими.

Феминистки и прагматики также выступают против дуализма практики / мысли наряду с тесно связанным дуализмом опыта / теории. Как отмечалось ранее, для многих женщин-прагматиков классического периода университетская среда подавляла любое реальное, постоянное взаимодействие с опытом. Вот почему они часто практиковали прагматизм за пределами академических кругов, где опыт можно было бы сосредоточить более интенсивно, тем самым позволяя взаимным отношениям между теорией и практикой действительно закрепиться.Сегодня прагматизм также существует за пределами академического мира, и, возможно, поэтому это такая привлекательная философия для феминисток, поскольку феминизм также обычно влечет за собой активизм за пределами академии. Тесная взаимосвязь между практикой и мышлением также важна с точки зрения образования, и первые прагматики, такие как Дьюи и Аддамс, разработали образовательные теории, отражающие симбиотическую природу действия и мышления (Dewey, 2008 и Addams 2008). Эти идеи по-прежнему актуальны сегодня и имеют эпистемологическое значение, особенно в сочетании с прагматическим приоритетом плюрализма.

Для прагматиков разнообразие ведет к динамичной демократии, однако оно также обогащает знания. Учитывая, что знания женщин часто игнорируются, феминизм в основе своей сродни прагматизму в этом отношении, поскольку он продвигает инклюзивную эпистемологию, которая проистекает непосредственно из нашего гендерного жизненного опыта. Феминистки стремятся к легитимации женских знаний с помощью эпистемологических моделей, таких как теория точек зрения, которая признает уникальный женский опыт, доступный только им. Прагматики также отвергают взгляд на мир с высоты птичьего полета, в котором объективное знание может быть достигнуто путем обращения к единичным отчетам об Истине, но вместо этого предполагают, что существует множество истин.Дьюи, например, рассматривает истину как рабочую гипотезу, с которой мы пока пришли к согласию, но которую необходимо постоянно пересматривать (Dewey, 1986). Таким образом, прагматизм предвосхищает постмодернистскую критику тотализирующих нарративов истины, не впадая в неизбежный релятивизм. Феминизм, которому пришлось смириться со своими собственными исключениями — например, с точки зрения исключения опыта и сопутствующих истин о цветных женщинах, — может использовать прагматические эпистемологические идеи в своих интересах для продвижения плюралистических и эгалитарных эпистемологий.Некоторые современные феминистки поступили таким образом, чтобы разработать феминистско-прагматические подходы к знанию, основываясь, например, на прагматистских объяснениях того импульса для размышлений, который дает «недоумение» Аддамса или «раздражение сомнениями» Пирса (см. Руни, 1993). . Шеннон Салливан также разработала теорию феминистско-прагматической точки зрения, с помощью которой можно преодолеть «ложную дилемму объективизма и релятивизма» (Sullivan 211).

Первые прагматики были ярыми защитниками демократии, хотя они избегали ярлыков и слепого принятия идеологий.Это происходит из-за мелиоризма прагматизма, но также и из-за прагматического взгляда на мир и его жителей как на постоянно развивающиеся. Следовательно, дуализм изменения / застоя подрывается в прагматической философии, поскольку непрерывность и стабильность существуют одновременно с динамизмом и изменением. Именно потому, что метафизически все находится в процессе становления, следует избегать жесткого цепляния за определенные структуры, поскольку они не должны сохранять свою текущую форму. Таким образом, Дьюи признал, что американское общество сильно изменилось с тех пор, как была установлена ​​демократия, и тем не менее, те же устаревшие идеи, казалось, поддерживали демократию несколько сотен лет спустя.По мнению Дьюи, это было чрезвычайно разрушительно для ценностей и целей, которые стремилась продвигать демократия, и он неоднократно критиковал абстрактный индивидуализм и ложный универсализм, присущие либеральной теории, которые изначально, возможно, были уместны, но препятствовали дальнейшему развитию демократии в более современная этико-политическая система (Dewey, 1985). В своей книге The Task of Utopia, Erin McKenna использует адаптивную онтологию Дьюи и опирается на феминистскую утопическую литературу, чтобы выдвинуть «модель процесса утопии», которая противостоит «модели конечного состояния утопии», постулируя утопию, как всегда в мире. изготовление (2001).Современные феминистки-прагматики также разработали и расширили прагматические теории демократии и основываются на поддержке прагматизма плюрализма и политических последствий часто проблемной природы самих себя в сообществе с другими (см. Singer 1999, Greene 1999 и Sullivan 2006).

Наконец, следует отметить, что феминистки взаимодействовали с философами-неопрагматиками, особенно с Ричардом Рорти. Однако это иногда вызывает споры, поскольку философию Рорти критикуют за подрыв некоторых основных принципов прагматизма, включая его социальные и политические обязательства (Brodsky, 1982).Таким образом, современные феминистки-прагматики критически оценили Рорти и его постлингвистическую интерпретацию прагматизма, в то время как Рорти, с другой стороны, явно проблематизировал отношение феминизма к деконструктивизму и прагматизму (1993). Темы, затронутые этим неопрагматическим и феминистским обменом мнениями, включают маскулинистскую идеологию, отказ от языка над опытом (Kaufman-Osborn, 1993) и функционирование власти (Bickford, 1993).

3. Заключение

Феминистки-прагматики 21 -го века извлекают выгоду из слияния феминизма и прагматизма, имея возможность опираться как на феминистские, так и на прагматистские теории и практики.Ранние феминистско-прагматические работы, конечно, уже демонстрируют конвергенцию феминистских и прагматических взглядов, отсюда богатство материала, доступного для «добычи» современными феминистками-прагматиками. Учитывая, что восстановление работы женщин-прагматиков все еще продолжается, вполне вероятно, что такие феминистско-прагматические ресурсы будут продолжать расти, поскольку все больше и больше женщин-прагматиков спасаются от исторического забвения. В то же время прагматики служат источником вдохновения для многих феминисток-прагматиков, пишущих на темы, дорогие сердцам их феминистско-прагматических предшественников, привнося современные феминистские концепции и дебаты в уроки прагматики из метафизики, эпистемологии, политической философии, этики и т. Д. и философия образования.

Философское родство между прагматизмом и феминизмом также можно отнести к их освободительным устремлениям. Ранние прагматики, такие как Аддамс, Дьюи и Балч, были частью прогрессивных движений за равенство женщин и цветных людей, за мир во всем мире, за расширение доступа к качественному образованию и за прекращение политической коррупции и экономической жадности. Современные феминистки-прагматики, вероятно, продолжат преследовать некоторые из этих прогрессивных целей, одновременно пытаясь достичь новых целей, вытекающих из нынешнего исторического контекста.

4. Ссылки и дополнительная литература

а. Ранние прагматические и феминистско-прагматические источники

  • Аддамс, Дж., Двадцать лет в Халл-Хаусе, Дувр, Нью-Йорк, 2008.
  • Аддамс, Дж., Письма о мире, (под редакцией Фишера, М. и Уиппса, Дж. Д.), Continuum London, 2005.
  • Аддамс, Дж., Демократия и социальная этика, Университет штата Иллинойс, Урбана и Чикаго, 2002a.
  • Аддамс, Дж., Мир и хлеб во время войны, University of Illinois Press, Урбана и Чикаго, 2002b.
  • Addams, J., The Long Road of Women’s Memory, University of Illinois Press, Urbana and Chicago, 2002c.
  • Аддамс, Дж. И др., Женщины в Гааге: Международный конгресс женщин и его результаты , University of Illinois Press, Урбана и Чикаго, 2003.
  • Балч, Э. Г. (ред.), Occupied Haiti, New York, Garland Publishing, 1972.
  • Дьюи, Джон, Демократия и образование в John Dewey: The Middle Works, Vol.9: 1916, Boydston (ed.), Southern Illinois University Press, Carbondale and Edwardsville, 2008 г.
  • Дьюи, Джон, Логика: теория исследования в Джон Дьюи: Поздние произведения, Vol. 12: 1938, Boydston (ed.), Southern Illinois University Press, Carbondale and Edwardsville, 1986.
  • Дьюи, Джон, Общество и его проблемы в John Dewey: The Later Works, Vol. 2: 1925–1927, Boydston (ed.), Southern Illinois University Press, Carbondale and Edwardsville, 1985.
  • Эльштайн, Дж. Б. (ред.), Читатель Джейн Аддамс, Basic Books, New York, 2002.
  • Follett, M. P., The New State: Group Organization the Solution of Popular Government, Pennsylvania State University Press, University Park, PA, 1998.
  • Джеймс У., Беседы с учителями по психологии в Работы Уильяма Джеймса, Burkhard et. др., (ред.), издательство Гарвардского университета, Кембридж, 1983.
  • Мид, Г. Х., Разум, Я и общество: с точки зрения социального бихевиориста, Моррис (изд.), University of Chicago Press, Чикаго, 1934.
  • Митчелл, Люси Спрэг, Две жизни: история Уэсли Клера Митчелла и меня самого, Саймон и Шустер, Нью-Йорк, 1953.
  • Peirce, C.S., Сборник статей Чарльза Сандерса Пирса, Hartshorne et al. (ред.), Belknap Press of Harvard University Press, Кембридж, 1934-1963.
  • Тафт, Дж., «Женское движение как часть более широкой социальной ситуации» [отрывок из докторской диссертации «Женское движение с точки зрения социального сознания»], Hypatia, Vol.8, No. 2, Spring 1993.

г. Источники современных феминисток-прагматиков:

я. Введение или обзоры
  • Duran, J., «Пересечение прагматизма и феминизма», Hypatia, Vol. 8, No. 2, Spring 1993.
  • Миллер, М., «Феминизм и прагматизм: прибытие« министерства беспорядков, регулируемого источника раздражения, разрушителя рутины, подрывника самоуспокоенности »», The Monist, Vol. 75, No. 4, октябрь 1992 г.
  • Радин, М. Дж., «Прагматик и феминистка», Southern California Law Review, Vol. 63, 1990.
  • Зигфрид, К. Х., Прагматизм и феминизм: переосмысление социальной ткани, University of Chicago Press, Лондон, 1996.
  • Зигфрид, К. Х., «Общие сообщества интересов: феминизм и прагматизм», Hypatia, Vol. 8, No. 2, Spring 1993a.
  • Зигфрид, К. Х., «Недостающая перспектива: феминистский прагматизм», Труды Чарльза С.Общество Пирса, Vol. 27, No. 4, Fall 1991.
  • Зигфрид, К. Х., «Где все феминистки-прагматики?» Hypatia, Vol. 6, No. 2, Summer 1991.
ii. Более продвинутые или специализированные источники
  • Абулафия, М., «Был ли Джордж Герберт Мид феминисткой?», Hypatia , Vol. 8, No. 2, Spring 1993.
  • Банерджи, А., «Прагматическая онтология отношений Фоллетта: возможности для феминистской точки зрения на насилие», Journal of Speculative Philosophy, Vol.22, № 1, 2008.
  • Бикфорд С., «Почему мы слушаем безумцев: антифундаментальные теории и феминистская политика», Hypatia, Vol. 8, No. 2, Spring 1993, pp. 104 — 124.
  • Бродский, Г., «Интерпретация прагматизма Рорти», Труды Чарльза С. Peirce Society, Vol. 18, № 4, с. 311 — 337.
  • Дьюи, Джейн, «Биография Дьюи» в Философия Джона Дьюи , Шилпп и др. (ред.), Ла Саль, Иллинойс, Открытый суд, 1989, стр.3 — 46.
  • Диган, М. Дж., «Дорогая любовь, дорогая любовь: феминистский прагматизм и чикагский женский мир любви и ритуалов», Gender & Society, Vol. 10, No. 5, October 1996.
  • Фишер, М. и др., Джейн Аддамс и практика демократии, University of Illinois Press, Урбана и Чикаго, 2009.
  • Фишер М., «Интернационалистический пацифизм Аддамса и риторика материнства», NWSA Journal, Vol. 18, No. 3, Fall 2006.
  • Гатенс-Робинсон, Э., «Дьюи и феминистский научный проект-преемник», Труды Общества Чарльза С. Пирса, Vol. 27, No. 4, Fall 1991.
  • Грин, Дж. М., Глубокая демократия: сообщество, разнообразие и трансформация, Rowman & Littlefield, Lanham, MA, 1999.
  • Hamington, M., Feminist Interpretations of Jane Addams, Pennsylvania State University Press, University Park, PA, 2010.
  • Hamington, M., The Social Philosophy of Jane Addams, Urbana and Chicago: University of Illinois Press, 2009.
  • Хелдке, Л., «Джон Дьюи и Эвелин Фокс Келлер: общая эпистемологическая традиция», Hypatia, Vol. 2, No. 3, Fall 1987.
  • Кауфман-Осборн, Т. В., «Дразнить феминистское чувство на основе опыта», Hypatia, Vol. 8, No. 2, Spring 1993, pp. 124 — 144.
  • Jannack, M., Feminist Interpretations of Richard Rorty, Penn State University Press, University Park, 2010.
  • Лефферс, «Прагматики Джейн Аддамс и Джон Дьюи информируют об этике заботы», Hypatia, Vol.8, No. 2, Spring 1993.
  • Маховальд, М. Б., «Перспектива большинства: женские и феминистские элементы в американской философии», Cross Currents, Vol. 36, зима 1986 года.
  • McKenna, E., The Task of Utopia: A Pragmatist and Feminist Perspective, Rowman & Littlefield, Lanham, MA, 2001.
  • Моэн, М. К., «Прагматизм Пирса как ресурс для феминизма», Труды Общества Чарльза С. Пирса, Vol. 27, No. 4, Fall 1991.
  • Папас, Г.Ф., «Дьюи и феминизм: аффективность и отношения в этике Дьюи», Hypatia, Vol. 8, No. 2, Spring 1993.
  • Рорти, Р., «Феминизм, идеология и деконструкция: взгляд прагматиков», Hypatia , Vol. 8, No. 2, Spring 1993, pp. 96 — 103.
  • Руни П., «Феминистско-прагматические пересмотры разума, знания и философии», Hypatia, Vol. 8, No. 2, Spring 1993.
  • Schilpp et al. (ред.), Философия Джона Дьюи, Open Court, La Salle, IL, 1989.
  • Зигфрид, К. Х. (редактор), Феминистские интерпретации Джона Дьюи , Издательство Пенсильванского государственного университета, Юниверсити-Парк, штат Пенсильвания, 2002.
  • Зейгфрид, К. Х. (ред.), Hypatia: Специальный выпуск о феминизме и прагматизме, Vol. 8, No. 3, Spring 1993.
  • Зигфрид, К. Х., «Введение в Джесси Тафт,« Женское движение с точки зрения социального сознания »», Hypatia, Vol. 8, No. 2, Spring 1993b.
  • Зигфрид, К.Х., «Письмо из Гарвардского философского факультета 1895 г.», Hypatia, Vol. 8, No. 2, Spring 1993c.
  • Зигфрид, К. Х., «Прагматизм, феминизм и чувствительность к контексту» в Кого это волнует? Теория, исследование и образовательные последствия этики заботы, Brabeck (ed.), Praeger, New York, 1989.
  • Сингер, Б., Прагматизм, права и демократия, Fordham University Press, Нью-Йорк, 1999.
  • Салливан, С., Выявление белизны: бессознательные привычки расовой привилегии , Indiana University Press, Блумингтон и Индианаполис, 2006.
  • Салливан, С., «Потребность в правде: к теории прагматико-феминистской точки зрения» в Feminist Interpretations of John Dewey , Seigfried (ed.), Pennsylvania State University Press, University Park, PA, 2002.
  • Салливан, С., Жизнь сквозь кожу: транзакционные тела, прагматизм и феминизм, Indiana University Press, Bloomington and Indianapolis, 2001.
  • Упин, Дж., «Шарлотта Перкинс Гилман: инструментализм за пределами Дьюи», Hypatia, Vol.8, No. 2, Spring 1993.
  • Whipps, J. D., «Феминистский пацифизм Эмили Грин Балч, лауреата Нобелевской премии мира», NWSA Journal, Vol. 18, No. 3, Fall 2006.
  • Whipps, J. D., «Социальная мысль Джейн Аддамс как модель прагматико-феминистского коммунитаризма», Hypatia, Vol. 19, No. 2, Spring 2004.
  • West, C., The American Evasion of Philosophy: A Genealogy of Pragmatism, University of Wisconsin Press, Madison, 1989.

Информация об авторе

Клара Фишер
Электронная почта: fischecc @ tcd.ie
Тринити-колледж Дублин
Ирландия

pragmatist — Перевод на испанский — примеры английский


Эти примеры могут содержать грубые слова на основании вашего поиска.


Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

Я не единственный прагматик в этой комнате.

Ответ прагматика на ясен и прост.

А Китти не что иное, как прагматик .

А я безжалостный прагматик , который продал вас, а потом солгал об этом.

Y yo soy una pragmatista despiadada que te vendió y luego mintió sobre eso.

Для Киссинджера беспощадный прагматик религиозных разделений и ненависти не имел значения.

Para Kissinger, el pragmático непримиримый, las Divisiones y odios Religiosos eran nonlevantes.

Журналисты считали Аль-Хусейни прагматиком .

Эра Хуссейни считает, что un pragmático por los periodistas.

Но в первую очередь вы прагматик .

Получил сегодня новый: прагматик .

Получил сегодня новый: прагматик .

Он был прагматиком , и его духовность была простой, приземленной и практичной.

Fue un pragmático , por lo que su espiritualidad era sencilla, práctica y Sincera.

Я бизнесвумен и прагматик .

Мне как прагматику это нравится.

В политике был прагматиком .

Он прагматик , ключевым критерием которого является успех в социальном управлении.

Es un pragmático , cuyo criterio clave es el éxito en la gestión social.

Каждый из нас мог открыть в себе неожиданного поэта, предсказуемого прагматика , , безнадежного романтика.

Cada uno de nosotros se puede descubrir un поэта insospechado, descontados pragmático , romántico unurable.

«Всегда прагматик », — улыбнулась Акико.

Он был прагматиком с видами недалеко от взглядов Чарльза Пирса.

Era un pragmático con vistas no muy lejos de los de Charles Peirce.

Как уже отмечали другие, г-н Трамп — прагматик .

Como otros ya han señalado, el señor Trump es un pragmático .

Несмотря на свою склонность к публике, Лула был прагматиком .

A pesar de su afición por el pavoneo, Lula era un pragmático .

Я прагматик , Доктор.

определение прагматизма и синонимов прагматизма (английский)

Прагматизм — это философская традиция, основанная на соединении практики и теории.Он описывает процесс, в котором теория извлекается из практики и применяется на практике для формирования так называемой интеллектуальной практики . [ необходима цитата ] Важные позиции, характерные для прагматизма, включают инструментализм, радикальный эмпиризм, верификацию, концептуальную относительность и фаллибилизм. [ необходима цитата ] Среди прагматиков существует общее мнение, что философия должна принимать во внимание методы и идеи современной науки. [1] Чарльз Сандерс Пирс (и его прагматическая максима) заслуживают наибольшей похвалы за прагматизм, [2] вместе с авторами более позднего двадцатого века Уильямом Джеймсом и Джоном Дьюи. [1]

Прагматизм вновь привлек к себе внимание после того, как В. В. О. Куайн и Уилфрид Селларс использовали пересмотренный прагматизм для критики логического позитивизма в 1960-х годах. Другой вид прагматизма, иногда называемый неопрагматизмом, получил влияние благодаря Ричарду Рорти, наиболее влиятельному из прагматиков конца 20-го века.Современный прагматизм можно в общих чертах разделить на строгую аналитическую традицию и «неоклассический» прагматизм (такой как Сьюзан Хаак), который придерживается работ Пирса, Джеймса и Дьюи. Слово « прагматизм » происходит от греческого πρᾶγμα ( прагма ), «дело, действие», [3] , которое происходит от πράσσω ( prassō ), «переходить, практиковать, достигать». [4]

Истоки

Чарльз Пирс (/ ˈpɜrs / как «кошелек»): американский эрудит, первым определивший прагматизм.

Прагматизм как философское движение зародился в США в 1870-х годах. Его направление определяли члены Метафизического клуба Чарльз Сандерс Пирс, Уильям Джеймс и Чонси Райт, а также Джон Дьюи и Джордж Герберт Мид.

Первое использование в печати названия pragmatism было в 1898 году Джеймсом, который приписал Пирсу создание этого термина в начале 1870-х годов. [5] Джеймс считал серию «Иллюстраций логики науки» Пирса 1877–188 гг. (Включая «Фиксацию веры», 1877 г. и особенно «Как сделать наши идеи ясными», 1878 г.) как основу прагматизма. [6] [7] Пирс, в свою очередь, написал в 1906 году. [8] , что Николас Сент-Джон Грин сыграл важную роль, подчеркнув важность применения определения веры Александра Бейна, которое было «тем, на чем человек готов действовать «. Пирс писал, что «из этого определения прагматизм не более чем следствие; так что я склонен думать о нем как о дедушке прагматизма». Джон Шук сказал: «Чонси Райт также заслуживает значительной похвалы, поскольку, как вспоминают Пирс и Джеймс, именно Райт требовал феноменалистского и фаллибилистского эмпиризма в качестве альтернативы рационалистическим спекуляциям.» [9]

Вдохновение для различных прагматиков:

Резюме

Пирс развил идею, что исследование зависит от реального сомнения, а не просто словесного или гиперболического сомнения [10] , и сказал, чтобы понять концепцию плодотворно: «Рассмотрите практические эффекты объектов вашей концепции. Затем ваша концепция этих эффектов — это вся ваша концепция объекта » [11] , которую он позже назвал прагматической максимой.Он приравнивает любую концепцию объекта к концепции эффектов этого объекта в общей степени мыслимых последствий эффектов для осознанной практики. Это суть его прагматизма как метода экспериментальной ментальной рефлексии, позволяющего прийти к концепциям в терминах мыслимых подтверждающих и опровергающих обстоятельств — метод, благоприятный для генерации объяснительных гипотез и способствующий применению и совершенствованию проверки. Типичным для Пирса является его озабоченность выводом объяснительных гипотез как выходящих за рамки обычной фундаментальной альтернативы между дедуктивистским рационализмом и индуктивистским эмпиризмом, хотя сам он был математиком-логиком и основателем статистики.

Пирс читал лекции и писал о прагматизме, чтобы прояснить свою интерпретацию. Обозначая значение концепции в терминах возможных тестов, Пирс подчеркивал, что, поскольку концепция является общей, ее значение, ее интеллектуальная цель приравниваются к последствиям ее принятия для общей практики, а не к какому-либо определенному набору фактических последствий (или результатов тестов). ) самих себя; Уточненное значение концепции указывает на ее возможные подтверждения, но фактические результаты — это не значения, а отдельные результаты.Пирс в 1905 году придумал новое название «прагматизм» «для точной цели выражения первоначального определения», [12] говоря, что «все прошло успешно» с вариантами Джеймса и Шиллера, использующими старое название «прагматизм», и что он, тем не менее, придумал новое название из-за того, что старое название все чаще используется в «литературных журналах, где им злоупотребляют». Тем не менее, в рукописи 1906 года он назвал причины своих разногласий с Джеймсом и Шиллером. [13] и, в публикации 1908 года, [14] о его разногласиях с Джеймсом, а также с писателем Джованни Папини.В любом случае Пирс считал свои взгляды на то, что истина неизменна и бесконечность реальна, противостоят другим прагматикам, но он оставался с ними в союзе по другим вопросам. [14]

Принципы центрального прагматика

Приоритет практики

Прагматизм основан на предпосылке, что способность человека теоретизировать необходима для разумной практики. Теория и практика — это не отдельные области; скорее, теории и различия — это инструменты или карты для поиска своего пути в мире.Как выразился Джон Дьюи, речь идет не о теории против практики , а о разумной практике и неосведомленной практике.

Антирефикация концепций и теорий

Дьюи в книге The Quest For Certainty критиковал то, что он называл «философской ошибкой»: философы часто принимают категории (такие как ментальные и физические) как должное, потому что они не понимают, что это просто номинальные концепции, которые были придумано, чтобы помочь решить конкретные проблемы.Это вызывает метафизическую и концептуальную путаницу. Различными примерами являются «высшее бытие» гегелевских философов, вера в «царство ценностей», идея о том, что логика, поскольку она является абстракцией от конкретной мысли, не имеет ничего общего с актом конкретного мышления и т. Д. . Дэвид Л. Хильдебранд резюмирует проблему: «Невнимание к восприятию конкретных функций, составляющих исследование, привело как реалистов, так и идеалистов к формулированию таких отчетов о знании, которые проецируют продукты обширной абстракции обратно на опыт.»(Хильдебранд 2003)

Резюме, из которого можно сделать вывод, что прагматизм подчиняется восприятию.

Натурализм и антикартезианство

С самого начала прагматики хотели реформировать философию и привести ее в большее соответствие с научным методом в их понимании. Они утверждали, что идеалистическая и реалистическая философия имеет тенденцию представлять человеческое знание как нечто за пределами того, что наука может постичь. Затем эти философии прибегали либо к феноменологии, вдохновленной Кантом, либо к соответствующим теориям знания и истины.Прагматики критиковали первое за его априоризм, а второе — за то, что оно рассматривает переписку как не поддающийся анализу факт. Прагматизм вместо этого пытается объяснить психологически и биологически, как отношения между познающим и известным «работают» в мире.

В 1868 г., [15] К. С. Пирс утверждал, что не существует силы интуиции в смысле познания, не обусловленного умозаключениями, и нет силы интроспекции, интуитивной или иной, и что осознание внутреннего мира происходит благодаря гипотетический вывод из внешних фактов.Самоанализ и интуиция были основными философскими инструментами, по крайней мере, со времен Декарта. Он утверждал, что в когнитивном процессе нет абсолютно первого познания; у такого процесса есть начало, но его всегда можно проанализировать на более тонких когнитивных стадиях. То, что мы называем интроспекцией, не дает привилегированного доступа к знаниям о разуме — «я» — это концепция, выведенная из нашего взаимодействия с внешним миром, а не наоборот (De Waal 2005, стр. 7–10). В то же время он настойчиво утверждал, что прагматизм и эпистемология в целом не могут быть выведены из принципов психологии, понимаемой как особая наука. [16] : то, что мы делаем, , слишком сильно отличается от того, что мы, , должны думать ; В своей серии «Иллюстрации логики науки» Пирс сформулировал как прагматизм, так и принципы статистики как аспекты научного метода в целом. [17] Это важный момент разногласий с большинством других прагматиков, которые отстаивают более основательный натурализм и психологизм.

Ричард Рорти подробно остановился на этих и других аргументах в книге Философия и зеркало природы , в которой он критиковал попытки многих философов науки выделить пространство для эпистемологии, которое совершенно не связано с эпистемологией, а иногда и считается выше ее. эмпирические науки. W.V. Куайн, который сыграл важную роль в возвращении популярности натурализованной эпистемологии в своем эссе Epistemology Naturalized (Quine 1969), также критиковал «традиционную» эпистемологию и ее «картезианскую мечту» об абсолютной достоверности.Он утверждал, что мечта невозможна на практике, а также ошибочна в теории, потому что она отделяет эпистемологию от научного исследования.

Хилари Патнэм утверждает, что сочетание антискептицизма и фаллибилизма является центральной чертой прагматизма.

Примирение антискептицизма и фаллибилизма

Хилари Патнэм предположила, что примирение антискептицизма и фаллибилизма является центральной целью американского прагматизма. Хотя все человеческое знание носит частичный характер и не позволяет взглянуть «глазами Бога», это не требует глобального скептического отношения, радикального философского скептицизма (в отличие от того, что называется научным скептицизмом).Пирс настаивал на том, что (1) в рассуждении есть предпосылка и, по крайней мере, надежда, [18] , что истина и реальное можно обнаружить, и что будет обнаружено , рано или поздно, но все же неизбежно, в результате проведенного далеко достаточно, [11] и (2) вопреки известной и влиятельной методологии Декарта в «Размышлениях о первой философии», сомнение не может быть симулировано или создано вербальным указом , чтобы мотивировать плодотворное исследование, и тем более философия может начаться. в универсальном сомнении. [19] Сомнение, как и вера, требует оправдания. Подлинное сомнение раздражает и сдерживает, в том смысле, что вера — это то, на что готов действовать. [11] Она возникает в результате конфронтации с некоторыми конкретными непокорными фактами (которые Дьюи называл «ситуацией»), которые расстраивают нашу веру в некое конкретное утверждение. Таким образом, расследование — это рационально контролируемый процесс попытки вернуться к устойчивому состоянию убеждений по этому поводу. Обратите внимание, что антискептицизм — это реакция на современный академический скептицизм вслед за Декартом.Утверждение прагматиков о том, что все знания являются предварительными, на самом деле вполне соответствует более старой скептической традиции.

Прагматическая теория истины и эпистемология

Основная статья: Прагматическая теория истины

Эпистемология раннего прагматизма находилась под сильным влиянием Чарльза Дарвина. [ необходима ссылка ] Прагматизм не был первым, кто применил эволюцию к теориям познания: Шопенгауэр защищал биологический идеализм , поскольку то, во что полезно верить организму, может сильно отличаться от того, что истинно.Здесь знание и действие изображаются как две отдельные сферы с абсолютной или трансцендентной истиной, которая выходит за рамки любого вида исследований, которые организмы используют для того, чтобы справиться с жизнью. Прагматизм бросает вызов этому идеализму, предлагая «экологический» подход к знанию: исследование — это то, как организмы могут управлять своей средой. Real и true являются запрашиваемыми функциональными метками и не могут быть поняты вне этого контекста. Это не реалист в традиционно прочном смысле реализма (который Хилари Патнэм позже назвала метафизическим реализмом), но он реалист в том, как он признает внешний мир, с которым необходимо иметь дело.

Многие из наиболее удачных фраз Джеймса — денежная ценность истины (Джеймс 1907, стр. 200) и истина — только средство нашего мышления (Джеймс 1907, стр. 222) — были изъяты из контекст и карикатурно изображается в современной литературе как представление, согласно которому любая идея, имеющая практическую ценность, верна. Уильям Джеймс написал:

Пришло время призвать проявить немного воображения в философии. Нежелание некоторых из наших критиков придавать нашим утверждениям какой-либо смысл, кроме самого глупого, столь же дискредитирует их воображение, как и все, что я знаю из недавней истории философии.Шиллер говорит, что правда — это то, что «работает». В этой связи с ним обращаются как с человеком, ограничивающим проверку самыми низкими материальными благами. Дьюи говорит, что правда — это то, что приносит «удовлетворение»! С ним обращаются как с тем, кто верит в то, что называть все правдой, что, если бы это было правдой, было бы приятно. (Джеймс 1907, стр. 90)

На самом деле, утверждает Джеймс, теория намного более тонкая. (См. «Часто задаваемые вопросы» в Dewey 1910)

Роль веры в представлении реальности широко обсуждается в прагматизме.Верно ли убеждение, когда оно представляет реальность? Копирование — это один (и только один) подлинный способ познания, (Джеймс 1907, стр. 91). Являются ли убеждения предрасположенностями, которые квалифицируются как истинные или ложные, в зависимости от того, насколько они полезны в исследовании и в действии? Разве только в борьбе разумных организмов с окружающей средой убеждения приобретают смысл? Становится ли вера правдой только тогда, когда она преуспевает в этой борьбе? В прагматизме ничто практическое или полезное не считается обязательно истинным, равно как и то, что помогает выжить только в краткосрочной перспективе.Например, вера в то, что мой изменяющий супруг верен, может помочь мне почувствовать себя лучше сейчас, но в долгосрочной перспективе это, безусловно, бесполезно, поскольку не согласуется с фактами (и, следовательно, не соответствует действительности).

Прагматизм в других областях философии

В то время как прагматизм начинался просто как критерий значения, он быстро расширился, превратившись в полноценную эпистемологию с широким спектром последствий для всего философского поля. Прагматики, работающие в этих областях, разделяют общее вдохновение, но их работа разнообразна и нет общепринятых взглядов.

Философия науки

В философии науки инструментализм — это точка зрения, согласно которой концепции и теории являются просто полезными инструментами, а прогресс в науке не может быть сформулирован в терминах концепций и теорий, каким-то образом отражающих реальность. Философы-инструменталисты часто определяют научный прогресс как не что иное, как улучшение в объяснении и предсказании явлений. Инструментализм не утверждает, что истина не имеет значения, а скорее дает конкретный ответ на вопрос о том, что означают истина и ложь и как они действуют в науке.

Один из C.I. Основные аргументы Льюиса в книге «Разум и мировой порядок: наброски теории познания » заключались в том, что наука не просто предоставляет копию реальности, но должна работать с концептуальными системами, и что они выбираются по прагматическим причинам, то есть потому, что они запрос помощи. В качестве примера можно привести собственную разработку Льюисом множественных модальных логик. Из-за этого Льюиса иногда называют «концептуальным прагматиком». (Льюис 1929)

Еще одним достижением является сотрудничество логического позитивизма и прагматизма в работах Чарльза У.Моррис и Рудольф Карнап. Влияние прагматизма на этих авторов в основном ограничивается включением прагматической максимы в их эпистемологию. Прагматики с более широким пониманием движения к ним относятся нечасто.

Статья У. В. Куайна «Две догмы эмпиризма», опубликованная в 1951 году, является одной из самых знаменитых статей философии двадцатого века в аналитической традиции. Статья представляет собой атаку на два центральных положения философии логических позитивистов. Одним из них является различие между аналитическими утверждениями (тавтологиями и противоречиями), истинность (или ложность) которых является функцией значений слов в утверждении («все холостяки не женаты»), и синтетическими утверждениями, истинность (или ложность) которых функция (условного) положения дел.Другой — редукционизм, теория, согласно которой каждое значимое утверждение получает свое значение из некоторой логической конструкции терминов, которая относится исключительно к непосредственному опыту. Аргумент Куайна напоминает настойчивое утверждение Пирса о том, что аксиомы — это не априорные истины, а синтетические утверждения.

Логика

Позже Шиллер прославился нападками на логику в учебнике «Формальная логика». К тому времени прагматизм Шиллера стал ближе всех классических прагматиков к философии обычного языка.Шиллер стремился подорвать саму возможность формальной логики, показывая, что слова имеют значение только тогда, когда они используются в реальном контексте. Наименее известным из главных произведений Шиллера было конструктивное продолжение его разрушительной книги «Формальная логика». В этом продолжении, «Логика для использования», Шиллер попытался построить новую логику, чтобы заменить формальную логику, которую он критиковал в «Формальной логике». То, что он предлагает, сегодня философы признали бы как логику, охватывающую контекст открытия и гипотетико-дедуктивный метод.

В то время как F.C.S. Шиллер фактически отверг возможность формальной логики, большинство прагматиков скорее критично относятся к ее претензиям на окончательную достоверность и рассматривают логику как один из других логических инструментов — или, возможно, учитывая множество формальных логик, один устанавливает инструментов среди других. Это мнение К.И. Льюис. К.С. Пирс разработал несколько методов выполнения формальной логики.

Стивен Тулмин « Использование аргумента » вдохновил ученых на изучение неформальной логики и риторики (хотя на самом деле это эпистемологический труд).

Метафизика

Джеймс и Дьюи были эмпирическими мыслителями в самом прямом смысле: опыт — это окончательное испытание, а опыт — это то, что нужно объяснять. Они были недовольны обычным эмпиризмом, потому что в традиции, восходящей к Юму, эмпирики имели тенденцию рассматривать опыт как не более чем индивидуальные ощущения. Для прагматиков это шло вразрез с духом эмпиризма: мы должны попытаться объяснить все, что дано в опыте, включая связи и значение, вместо того, чтобы объяснять их и постулировать чувственные данные как окончательную реальность.Радикальный эмпиризм, или непосредственный эмпиризм по словам Дьюи, хочет дать место значению и ценности вместо того, чтобы объяснять их как субъективные дополнения к миру свистящих атомов.

«Чикагский клуб», включая Уайтхеда, Мида и Дьюи. Прагматизм иногда называют . Американский прагматизм , потому что многие из его сторонников были и остаются американцами.

Уильям Джеймс приводит интересный пример этого философского недостатка:

[Молодой выпускник] начал с того, что он всегда считал само собой разумеющимся, что, войдя в класс философии, вы должны установить отношения с вселенной, совершенно отличной от той, которую вы оставили на улице.Предполагалось, что эти двое, сказал он, имеют настолько мало общего друг с другом, что вы не сможете одновременно заниматься ими. Мир конкретных личных переживаний, к которому принадлежит улица, многочисленен за гранью воображения, запутан, грязен, болезнен и сбит с толку. Мир, с которым вас знакомит ваш преподаватель философии, прост, чист и благороден. В нем отсутствуют противоречия реальной жизни. […] На самом деле это не столько описание этого реального мира, сколько ясное дополнение, построенное на нем […] Это не объяснение нашей конкретной вселенной (Джеймс 1907, стр. 8-9)

F.C.S. Первая книга Шиллера «Загадки Сфинкса» была опубликована до того, как он узнал о растущем прагматическом движении, происходящем в Америке. В нем Шиллер выступает за золотую середину между материализмом и абсолютной метафизикой. Шиллер утверждает, что результатом разделения этих двух объяснительных схем, сравнимых с тем, что Уильям Джеймс называл твердым эмпиризмом и мягким рационализмом, является то, что механистический натурализм не может понять «высшие» аспекты нашего мира (свободная воля, сознание, цель, универсалии и некоторые добавили бы Бога), в то время как абстрактная метафизика не может понять «низшие» аспекты нашего мира (несовершенное, изменение, физичность).Хотя Шиллер нечетко описывает точную золотую середину, которую он пытается установить, он предполагает, что метафизика — это инструмент, который может помочь в исследовании, но что он ценен лишь постольку, поскольку действительно помогает в объяснении.

Во второй половине двадцатого века Стивен Тулмин утверждал, что необходимость различать реальность и видимость возникает только в рамках объяснительной схемы, и поэтому нет смысла спрашивать, из чего состоит «окончательная реальность». Совсем недавно похожая идея была предложена постаналитическим философом Дэниелом Деннетом, который утверждает, что любой, кто хочет понять мир, должен занять интенциональную позицию и признать оба « синтаксических » аспекта реальности (т.е. свистящие атомы) и его эмерджентные или «семантические» свойства (то есть значение и значение).

Радикальный эмпиризм дает интересные ответы на вопросы о границах науки, если они есть, о природе смысла и ценности и работоспособности редукционизма. Эти вопросы занимают видное место в нынешних дебатах об отношениях между религией и наукой, где часто предполагается — большинство прагматиков с этим не согласится, — что наука низводит все значимое до «просто» физических явлений.

Философия разума

И Джон Дьюи в книге Experience and Nature (1929), и полвека спустя Ричард Рорти в своей монументальной книге Philosophy and the Mirror of Nature (1979) утверждали, что большая часть споров об отношении разума к телу приводит к от концептуальной путаницы. Вместо этого они утверждают, что нет необходимости полагать разум или мысленный материал как онтологическую категорию.

Прагматики расходятся во мнениях относительно того, следует ли философам занять квиетистскую или натуралистическую позицию по отношению к проблеме разума и тела.Первые (среди них Рорти) хотят покончить с проблемой, потому что считают, что это псевдопроблема, тогда как вторые считают, что это значимый эмпирический вопрос.

Этика

Основная статья: Прагматическая этика

Прагматизм не видит фундаментальной разницы между практическим и теоретическим разумом или онтологической разницы между фактами и ценностями. И факты, и ценности имеют познавательное содержание: знания — это то, во что мы должны верить; Ценности — это гипотезы о том, что хорошо в действии.Прагматическая этика в широком смысле гуманистична, потому что не видит окончательного теста морали, кроме того, что важно для нас как людей. Хорошие ценности — это те, для которых у нас есть веские причины, а именно. подход «веские причины». Прагматическая формулировка возникла раньше, чем у других философов, которые подчеркивали важное сходство между ценностями и фактами, таких как Джером Шнеуинд и Джон Сёрл.

Уильям Джеймс пытался показать значимость (некоторых видов) духовности, но, как и другие прагматики, не рассматривал религию как основу смысла или морали.

Вклад Уильяма Джеймса в этику, изложенный в его эссе «Воля к вере» , часто неправильно понимали как призыв к релятивизму или иррациональности. Сама по себе она утверждает, что этика всегда предполагает определенную степень доверия или веры и что мы не всегда можем ждать адекватных доказательств при принятии моральных решений.

Моральные вопросы немедленно представляют собой вопросы, решение которых не может ждать веских доказательств. Моральный вопрос — это вопрос не о том, что разумно существует, а о том, что хорошо или было бы хорошо, если бы оно существовало.[…] Социальный организм любого вида, большой или маленький, это то, чем он является, потому что каждый член выполняет свой собственный долг с верой в то, что другие члены будут одновременно выполнять свои. Везде, где желаемый результат достигается благодаря сотрудничеству множества независимых лиц, его существование как факт является чистым следствием предвосхищающей веры друг в друга тех, кто непосредственно заинтересован. Правительство, армия, коммерческая система, корабль, колледж, спортивная команда — все это существует на этом условии, без которого не только ничего не достигнуто, но даже ничего не предпринимается.(Джеймс 1896)

Из классических прагматиков Джон Дьюи наиболее подробно писал о морали и демократии. (Edel 1993) В своей классической статье Три независимых фактора в морали (Dewey 1930) он попытался объединить три основных философских взгляда на мораль: правое, добродетельное и хорошее. Он считал, что, хотя все три обеспечивают осмысленные способы размышления о моральных вопросах, возможность конфликта между тремя элементами не всегда может быть легко разрешена.(Андерсон, сентябрь)

Дьюи также раскритиковал дихотомию между средствами и целями , которую он видел как ответственную за деградацию нашей повседневной трудовой жизни и образования, задуманных как просто средство для достижения цели. Он подчеркнул необходимость осмысленного труда и концепции образования, которая рассматривала его не как подготовку к жизни, а как саму жизнь. (Дьюи 2004 [1910] глава 7; Дьюи 1997 [1938], стр. 47)

Дьюи был противником других этических философий своего времени, особенно эмотивизма Альфреда Айера.Дьюи предвидел возможность этики как экспериментальной дисциплины, и мыслительные ценности лучше всего можно охарактеризовать не как чувства или императивы, а как гипотезы о том, какие действия приведут к удовлетворительным результатам, или то, что он назвал окончательным опытом. Еще одним следствием этой точки зрения является то, что этика — предприятие, подверженное ошибкам, поскольку люди часто не могут знать, что их удовлетворило бы.

Недавний вклад прагматиков в метаэтику — это работа Тодда Лекана «Создание морали» (Lekan 2003).Лекан утверждает, что мораль — это ошибочная, но рациональная практика, и что она традиционно ошибочно воспринималась как основанная на теории или принципах. Вместо этого, утверждает он, теория и правила возникают как инструменты, делающие практику более разумной.

Эстетика

Книга Джона Дьюи « Искусство как опыт» , основанная на лекциях Уильяма Джеймса, которые он читал в Гарварде, была попыткой показать целостность искусства, культуры и повседневного опыта. (Филд, IEP) Искусство для Дьюи — это или должно быть частью творческой жизни каждого, а не только привилегией избранной группы художников.Он также подчеркивает, что аудитория — это больше, чем просто пассивный получатель. Подход Дьюи к искусству был отходом от трансцендентального подхода к эстетике вслед за Иммануилом Кантом, который подчеркивал уникальный характер искусства и бескорыстную природу эстетической оценки.

Известный современный эстетик-прагматик — Джозеф Марголис. Он определяет произведение искусства как «физически воплощенную, возникающую в культуре сущность», человеческое «высказывание», которое не является онтологической причудой, а соответствует другой человеческой деятельности и культуре в целом.Он подчеркивает, что произведения искусства сложны и трудны для понимания, и что нельзя дать определенную интерпретацию.

Философия религии

И Дьюи, и Джеймс исследовали роль, которую религия все еще может играть в современном обществе, первое — в A Common Faith , а второе — в The Variversity of Religious Experience .

Следует отметить, с общей точки зрения, что для Уильяма Джеймса что-то верно только постольку, поскольку работает.Таким образом, утверждение, например, что молитва услышана, может работать на психологическом уровне, но (а) на самом деле не поможет осуществить то, о чем вы молитесь (б) может быть лучше объяснено, сославшись на его успокаивающее действие, чем утверждая молитвы действительно слышны. Таким образом, прагматизм не противоречит религии, но он также не является апологетикой веры.

Джозеф Марголис в книге Историческая мысль, сконструированный мир (Калифорния, 1995) проводит различие между «существованием» и «реальностью».Он предлагает использовать термин «существует» только для тех вещей, которые адекватно демонстрируют Secondness Пирса: вещи, которые оказывают грубое физическое сопротивление нашим движениям. Таким образом, такие вещи, которые влияют на нас, например числа, можно назвать «реальными», хотя они «не существуют». Марголис предполагает, что Бог в таком лингвистическом использовании вполне мог быть «реальным», заставляя верующих действовать таким-то образом, но мог не «существовать».

Аналитика, неоклассика и неопрагматизм

Неопрагматизм — это широкая современная категория, используемая для различных мыслителей, некоторые из которых радикально противоположны друг другу.Имя «неопрагматик» означает, что рассматриваемые мыслители включают важные идеи классических прагматиков, но при этом значительно расходятся с ними. Это расхождение может происходить либо в их философской методологии (многие из них верны аналитической традиции), либо в фактическом концептуальном построении (К.И.Льюис очень критически относился к Дьюи; Ричарду Рорти не нравился Пирс). Важными аналитическими неопрагматиками являются упомянутые выше Льюис, В. В. О. Куайн, Дональд Дэвидсон, Хилари Патнэм и ранний Ричард Рорти.Бразильский социальный мыслитель Роберто Унгер выступает за «радикальный прагматизм», который «денатурализует» общество и культуру и, таким образом, настаивает на том, что мы можем «преобразовать характер нашего отношения к социальным и культурным мирам, в которых мы живем, а не просто изменить». мало-помалу, содержание аранжировок и верований, из которых они состоят «. [20] Стэнли Фиш, позднее Рорти и Юрген Хабермас более близки к континентальной мысли.

Неоклассический прагматизм обозначает тех мыслителей, которые считают себя наследниками проекта классических прагматиков.Сидни Хук и Сьюзан Хаак (известные своей теорией фундерентизма) — хорошо известные примеры. Многие прагматические идеи (особенно идеи Пирса) находят естественное выражение в теоретико-решающей реконструкции эпистемологии, проводимой в работах Исаака Леви. Николас Решер защищает свою версию «методического прагматизма», основанную на толковании прагматической эффективности не как замены истины, а как средство ее доказательства.

Не всех прагматиков легко охарактеризовать. Вероятно, учитывая появление постаналитической философии и диверсификацию англо-американской философии, что прагматическая мысль окажет влияние на большее количество философов, не обязательно публично придерживаясь этой философской школы.Дэниел Деннет, ученик Куайна, попадает в эту категорию, как и Стивен Тулмин, который пришел к своей философской позиции через Витгенштейна, которого он называет «прагматиком утонченного типа» (предисловие к Дьюи 1929 в издании 1988 г., стр. xiii). Другой пример — Марк Джонсон, воплощенная философия которого (Lakoff and Johnson, 1999) разделяет психологизм, прямой реализм и антикартезианство с прагматизмом. Концептуальный прагматизм — это теория познания, берущая свое начало в работах философа и логика Кларенса Ирвинга Льюиса.Эпистемология концептуального прагматизма была впервые сформулирована в книге 1929 года Разум и мировой порядок: Очерк теории познания .

«Французский прагматизм» посещают такие теоретики, как Бруно Латур, Мишель Крозье, Люк Болтански и Лоран Тевено. Его часто рассматривают как противопоставление структурным проблемам, связанным с французской критической теорией Пьера Бурдье.

Наследие и актуальность

В двадцатом веке движения логического позитивизма и философии обыденного языка имеют сходство с прагматизмом.Подобно прагматизму, логический позитивизм обеспечивает критерий проверки значения, который должен избавить нас от бессмысленной метафизики. Однако логический позитивизм не подчеркивает действие, как прагматизм. Более того, прагматики редко использовали свою максиму значения, чтобы исключить всякую метафизику как бессмыслицу. Обычно прагматизм выдвигался, чтобы исправить метафизические доктрины или построить эмпирически проверяемые доктрины, а не для того, чтобы полностью отвергнуть их.

Философия обычного языка ближе к прагматизму, чем другая философия языка, из-за ее номиналистического характера и потому, что она фокусируется на более широком функционировании языка в среде вместо исследования абстрактных отношений между языком и миром .

Прагматизм связан с философией процесса. Большая часть их работ развивалась в диалоге с философами процесса, такими как Анри Бергсон и Альфред Норт Уайтхед, которых обычно не считают прагматиками, потому что они сильно расходятся по другим вопросам. (Дуглас Браунинг и др., 1998; Решер, SEP)

Бихевиоризм и функционализм в психологии и социологии также связаны с прагматизмом, что неудивительно, учитывая, что Джеймс и Дьюи были психологами, а Мид — социологом.

Утилитаризм имеет некоторые существенные параллели с прагматизмом, и Джон Стюарт Милль исповедовал аналогичные ценности.

Влияние прагматизма в социальных науках

Символический интеракционизм, основная перспектива в социологической социальной психологии, был выведен из прагматизма в начале 20-го века, особенно в работах Джорджа Герберта Мида и Чарльза Кули, а также Пирса и Уильяма Джеймса. [21]

Все большее внимание прагматической эпистемологии уделяется в других отраслях социальных наук, которые боролись с разногласиями по поводу статуса социальных научных знаний. [22] [1]

Энтузиасты предполагают, что прагматизм предлагает подход, который одновременно плюралистичен и практичен. [23]

Влияние прагматизма в государственном управлении

Классический прагматизм Джона Дьюи, Уильяма Джеймса и Чарльза Сандерса Пирса повлиял на исследования в области государственного управления. Ученые утверждают, что классический прагматизм оказал глубокое влияние на происхождение области государственного управления. [24] [25] На самом базовом уровне государственные администраторы несут ответственность за «работу» программ в плюралистической, ориентированной на проблемы среде.Государственные администраторы также несут ответственность за повседневную работу с гражданами. Демократия участия Дьюи может применяться в этой среде. Представление Дьюи и Джеймса теории как инструмента помогает администраторам создавать теории для решения политических и административных проблем. Кроме того, рождение американского государственного управления близко совпадает с периодом наибольшего влияния классических прагматиков.

Какой прагматизм (классический прагматизм или неопрагматизм) имеет наибольший смысл в государственном управлении, был источником споров.Дебаты начались, когда Патриция М. Шилдс представила понятие Дьюи о Сообществе Исследователей. [26] Хью Миллер возражал против одного элемента исследовательского сообщества (проблемная ситуация, научное отношение, демократия участия) — научное отношение. [27] Дебаты, в которые вошли ответы практикующего специалиста, [28] экономиста, [29] планировщика, [30] других ученых в области государственного управления, [31] [32] и известные философы [33] [34] последовали.Миллер [35] и Шилдс [36] [37] также ответили.

Кроме того, прикладная стипендия государственного управления, которая оценивает чартерные школы, [38] заключение контрактов или аутсорсинг, [39] финансовый менеджмент, [40] оценка эффективности, [41] городских инициатив по повышению качества жизни , [42] и городское планирование [43] частично опирается на идеи классического прагматизма при разработке концептуальной основы и направленности анализа.

Однако использование прагматизма государственными администраторами, особенно в области здравоохранения, было подвергнуто критике как неполное в его прагматизме. [44] . Согласно классическим прагматикам, знания всегда формируются человеческими интересами, и акцент администратора на «результатах» просто продвигает их собственные интересы, но эта сосредоточенность на результатах часто подрывает интересы их граждан, которые часто больше связаны с процессом.

Прагматизм и феминизм

С середины 1990-х философы-феминистки заново открыли для себя классический прагматизм как источник феминистских теорий.В работах Зейгфрида, [45] Duran, [46] Keith, [47] и Whipps [48] исследуются исторические и философские связи между феминизмом и прагматизмом. Связь между прагматизмом и феминизмом так долго открывалась заново, потому что сам прагматизм в середине 20-го века затмил логический позитивизм. В результате он был утерян из женского дискурса. Сами черты прагматизма, которые привели к его упадку, являются характеристиками, которые феминистки теперь считают его величайшей силой.Это «настойчивая и ранняя критика позитивистских интерпретаций научной методологии; раскрытие стоимостного измерения фактических требований »; рассмотрение эстетики как информации о повседневном опыте; подчинение логического анализа политическим, культурным и социальным вопросам; связывание доминирующих дискурсов с доминированием; «Согласование теории с практикой; и сопротивление повороту к эпистемологии и вместо этого упор на конкретный опыт ». [49] Эти философы-феминистки указывают на Джейн Аддамс как на основательницу классического прагматизма.Кроме того, идеи Дьюи, Мид и Джеймс согласуются со многими феминистскими принципами. Джейн А

Прагматизм (закон) — Ballotpedia

В контексте американского права термины прагматизм , правовой прагматизм и судебный прагматизм могут относиться как к описательной теории права и к тому, как принимаются судебные решения, так и к форме судебной философии и юридической аргументации. . Юридический прагматизм, как описательная теория, так и нормативная философия, рассматривает право как порождение конкретных социальных контекстов и сосредотачивается на последствиях судебных решений.Термин прагматик может использоваться для описания сторонника той или иной формы прагматизма. [1] [2] [3]

Судья и преподаватель юридической школы Ричард Познер, профессор права Эдвард Канту и профессор политики Алан Райан противопоставили прагматизм формализму, который сосредоточен на юридических полномочиях и определении того, что закон требует через правила и тексты. [4] [5] [6]

Фон

Согласно статье о юридическом прагматизме, написанной профессором философии Брайаном Эдгаром Батлером и опубликованной в Internet Encyclopedia of Philosophy , «Юридический прагматизм — это теория, критикующая более традиционные представления о праве и, в частности, о принятии судебных решений»: [1]

Классический взгляд на право предлагает теорию права, основанную на прецедентах, которая подчеркивает универсальность и фундаментальность конкретных юридических фактов, тщательный анализ прецедента и аргументацию по аналогии.Правовой прагматизм, с другой стороны, подчеркивает необходимость включения более разнообразного набора данных и утверждает, что закон лучше всего рассматривать как практику, основанную на конкретном контексте, без надежных основ, инструментальных средств и всегда привязанную к перспектива. Прагматический подход к юриспруденции предлагает множество философских проблем для более традиционных описаний правовой области. [7]
— Брайан Эдгар Батлер, «Юридический прагматизм» [1]

Профессор права Эдвард Канту написал в журнальной статье 2012 года, что прагматическая теория права описывает «американское судейство как более ориентированное на результат и более ценностное, чем показывают судебные заключения или юридическая педагогика», в то время как прагматичный юридический Философия стремится «переориентировать современное суждение от абстрактных, громких« отвлекающих факторов », таких как« верность »и« судебная сдержанность », на конкретные социальные последствия судебного решения. [5]

По словам профессора конституционного права Марка Кенде, судья Верховного суда США Стивен Брейер является правовым прагматиком. [3] Ричард Познер, федеральный судья в отставке и преподаватель юридического факультета Чикагского университета, писал и отстаивал теорию и философию юридического прагматизма. [2] [4] [5] В статье, опубликованной в журнале University of Chicago Law Review в 2004 году, Познер писал: «Конечным критерием прагматического судебного решения является разумность. [4] В заявлении от сентября 2017 года, в котором объявляется о своем выходе на пенсию из Апелляционного суда США 7-го округа, Познер сказал, что он «горд тем, что продвигал прагматический подход к судейству во время моей работы в Суде, и имели возможность применить мое мнение о том, что судебные заключения должны быть легкими для понимания и что судьи должны сосредоточивать внимание на правильном и неправильном в каждом случае «. [2]

См. Также

Внешние ссылки

  1. 1.0 1,1 1,2 Internet Encyclopedia of Philosophy , «Legal Pragmatism», по состоянию на 5 октября 2017 г.
  2. 2,0 ​​ 2,1 2,2 The Washington Post , «Размышления о юридическом прагматизме судьи Ричарда Познера», 2 сентября 2017 г.
  3. 3,0 3,1 JOTWELL , «Получение теоретической информации о правовом прагматизме судьи Познера», 24 февраля 2015 г.
  4. 4,0 4.1 4,2 Юридическое обозрение Чикагского университета , «Правовой прагматизм защищен», 2004 г.
  5. 5,0 5,1 5,2 Lewis & Clark Law Review , «Прагматизм Познера и поворот к верности», 20 марта 2012 г.
  6. The New York Times , «Правовая теория без правовой теории», 14 сентября 2003 г.
  7. Примечание: этот текст дословно цитируется из первоисточника. Любые несоответствия относятся к первоисточнику.

1

Баллотпедия
О компании

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *