06.12.2022

Почему люди в старости становятся злыми: как жить с пожилыми людьми?

Содержание

Отчего появляется агрессия у пожилых людей? | Красота и здоровье

Старушка с трудом подошла к сидящему в наушниках молодому человеку. Осторожно тронула его за плечо, подождала, пока он вынет из уха наушник, и, наклонившись (видимо, чтoбы никто другой не слышал), тихо сказала: «Сынок, уступи, пожалуйста, место. Мне трудно стоять…» Парень подскочил и, показав жестом на свое место, быстро отошел в другой конец автобуса, как-будто смутившись, что он сам не заметил вовремя старушку.

Мы часто виним молодежь в невнимании, черствости, выдвигая свои требования и желания их полного соответствия нашим правилам и понятиям. Этот случай мне показал, что доброта и человеческое отношение достигают своей цели быстрее, чем ругань и пренебрежение.

Думаю, что парень сам надолго сохранит этот эпизод в своей памяти. Старушка не захотела привлечь внимание всего автобуса (как это часто бывает), по-человечески поняла, что человек может не видеть и уж точно не слышать ее, будучи в наушниках. Но самое главное — ее доброе обращение к нему: сынок.

Почему ближе к старости происходит изменение характера, почему внушительная часть пожилых людей становятся откровенно агрессивными? Практикующий психолог Ирина Левищенко и соучредитель Киевского института гештальта и оргконсультирования Елена Ильченко высказали свою точку зрения на этот счет. Они считают, что появление агрессии у людей пожилого возраста связано с недостатком внимания. Выброшенные из активной жизни социума (выход на пенсию), они остро начинают чувствовать одиночество из-за огромного количества времени и неспособности найти себе занятие.

Возникает чувство брошенности и ненужности. Пожилой человек, как избалованный ребенок, начинает требовать внимания, зачастую вызывая к себе негативное отношение.

С другой стороны, психотерапевт Ильченко рассуждает о том, что мы не знаем, какими агрессивными старики были лет в 30−40. Вполне возможно, что истоки агрессии заложены именно в их характере. И еще один немаловажный факт: зависть. «Зависть к молодости — такая вещь есть, и никуда от этого не деться. А зависть — это всегда проявление агрессивности», — сказала она.

Было бы ошибкой думать, что только из-за зависти и невозможности вернуть былое характер со временем портится. Есть еще обоснованное мнение медиков. Они считают, что агрессия часто сопровождает деменцию, когда человек не понимает, что происходит вокруг него, не отдает отчета своим действиям. Часто говорят о том, что старики начинают «чудить» или «хулиганить». Другая крайность: старики начинают «учить» людей помоложе, будучи полностью уверенными в том, что они все знают, и требуя от окружающих полного повиновения. Медицина утверждает, что агрессия может быть единственным симптомом депрессии у людей пожилого возраста. A значит нужно и важно помочь им не только общением, но иногда и медикаментозно.

Одна пожилая женщина как-то поделилась: «Несправедливо иметь тело старухи и молодую душу. Ведь мне по-прежнему 17!»

Жизнь так быстротечна, она летит с такой скоростью, что не успеешь оглянуться, как вокруг нас будут гораздо более молодые, сильные и красивые. Стоит помнить о том, что озлобленные старики не всегда были таковыми, совсем недавно и они смотрели на мир широко открытыми глазами, любуясь и восхищаясь его чудесами и красотами. Может быть, если мы не будем замечать их выходок и чудачеств (в конце концов, у нас тоже нервы и сердце), уклоняясь и уходя от исходящего от них негатива, жизнь покажется и им чуточку добрее?

Почему пожилые люди становятся упрямыми, злыми и агрессивными

Ухаживать за пожилыми родителями нелегко, особенно если с возрастом они становятся очень упрямыми, злыми и агрессивными. Такое поведение может указывать на серьезные изменения в состоянии здоровья. Расскажем о распространенных психических и физических причинах упрямства пожилых людей и о том, как с этим справиться.

Причины негативных изменений в поведении

Возможно, пожилой человек всегда был упрямым, и с возрастом это усугубилось. Но неожиданные и необычные изменения в поведении могут указывать на что-то еще:

  • Инфекции мочевыводящих путей (ИМП). Большинству знакомы физические симптомы ИМП – боль, жжение и постоянное желание помочиться. Но для многих пожилых людей злость и раздражительность – единственные признаки инфекции. Это первое, что нужно проверить.
  • У многих рецептурных препаратов серьезные побочные эффекты, в том числе изменения личности. В некоторых случаях к ухудшению поведения приводит неправильное лечение или определенные комбинации лекарств. Составьте список всех препаратов, которые принимает пожилой человек и поговорите с врачами об изменениях в настроении и поведении. Возможно, понадобится заменить лекарства или изменить дозировку.
  • Нарушение памяти – классический симптом деменции, но у некоторых пожилых людей она впервые проявляется изменением личности. Забывчивость может долго оставаться незамеченной семьей и друзьями. Однако при этом пожилой человек становится все более раздражительным из-за провалов в памяти. Если вы подозреваете, что новое поведение пожилых людей связано с деменцией, важно помочь ему пройти медицинское обследование.

Не каждое негативное изменение в характере – симптом деменции или других болезней. Пожилые люди становятся вредными и агрессивными и по таким причинам:

  • беспомощность из-за проблем со здоровьем, ограниченных физических возможностях и других возрастных изменений;
  • страх потерять независимость – пожилой человек ощущает, что им руководят его дети или внуки, что его не понимают или не уважают;
  • стрессовые ситуации – смерть супруга, потеря других членов семьи или друзей.

Советы по борьбе с упрямством пожилых людей

Если упрямство и агрессия – не последствия заболеваний, то с ними можно легко справиться при общении с пожилым человеком. Вот несколько способов:

  1. Сохраняйте спокойствие. Постарайтесь, чтобы ваш голос был ровным, а выражение лица – нейтральным. Любые признаки конфликта или гнева еще больше раззадорят упрямого и агрессивно настроенного человека.
  2. Чтобы ваш подопечный чувствовал себя более независимым, – дайте ему возможность выбора, вместо того, чтобы указывать, что делать. Но не предлагайте выбирать из более, чем двух вариантов.
  3. Иногда пожилые люди не пытаются быть упрямыми – они просто говорят «нет», потому что растерялись, не расслышали и не поняли, что происходит. Попытайтесь перефразировать свой вопрос или просьбу проще и короче, при этом проговаривайте слова четко и помедленнее. Говорите погромче, если это необходимо, но не кричите.
  4. Не спорьте с упрямым пожилым человеком. Старайтесь найти компромисс или подтвердите, что согласны с его мнением и смените тему разговора. Не можете придумать, о чем поговорить? Нет лучшего способа расположить к себе дедушку или бабушку, чем порасспрашивать про времена их молодости.
  5. Слушайте больше, чем говорите. Будьте терпеливы, даже если слышите рассказ пожилого человека не в первый раз. Не перебивайте и не пытайтесь заполнить паузы, которые часто происходят во время разговоров.
  6. Даже если пожилой человек страдает деменцией или потерей слуха, не говорите с ним снисходительно, как с ребенком. Покровительственный тон – верный способ начать спор.
  7. Не давайте советов, если об этом не просят. Родители всю жизнь руководили своими детьми, и в старости им трудно смириться с тем, что теперь они поменялись ролями. Помогайте им, не раздавая советы.
  8. Пожилые люди бывают раздражительны из-за того, что им скучно и нет цели в жизни. Помогите им найти хобби или времяпрепровождение, которое будет поддерживать их активность и приносить чувство удовлетворения.

Изменения в поведении при деменции

К сожалению, иногда никакие усилия родных не изменят агрессивного поведения подопечного. Люди с болезнью Альцгеймера или деменцией часто бывают непредсказуемыми, а их поведение может выходить за рамки того, что другие считают нормальным или социально приемлемым.

Забота о пожилом человеке, который постоянно проявляет агрессию и негатив, в конечном итоге ставит под угрозу физическое и психическое здоровье близких ему людей.

В этом случае рассмотрите проживание в частном пансионате для престарелых. Вы сможете ограничить взаимодействие с пожилым человеком настолько, насколько посчитаете нужным. Это трудное решение, но иногда это лучший вариант для обеих сторон.

Пансионат для пожилых людей «Благо» в Хабаровске возьмет на себя заботы о ваших близких. Вопросы по поводу проживания можно задать по телефону +7(4212) 69-16-48

Почему у бабушки портится характер

Как определить старческое слабоумие? Что делать, если родному человеку поставили такой диагноз? И как защититься от этого заболевания? Об этом «РГ» рассказал врач-психиатр, научный сотрудник Научно-исследовательского медико-биологического инженерного центра высоких технологий Уральского федерального университета и Уральского государственного медицинского университета Тимур Петренко.

Тимур Сергеевич, пока в России мало кто знает о существовании деменции за исключением специалистов. Насколько эта проблема вообще актуальна?

Тимур Петренко: Это действительно распространенное заболевание. Прежде всего, из-за активного старения населения. Продолжительность жизни увеличивается, люди чаще доживают до преклонных лет. Соответственно, возрастает и риск появления деменции. По статистике, вероятность заболеть старческим слабоумием после 65 лет удваивается каждые пять лет. Теоретически, к ста годам деменцией должно страдать примерно половина людей. Однако важно понимать: деменция не связана с физиологическим старением организма. Это заболевание со своими причинами и механизмами развития.

От чего это зависит?

Тимур Петренко: Наиболее часто деменция развивается в результате двух заболеваний. Прежде всего, при болезни Альцгеймера. Это генетическое заболевание, которое может развиваться даже с 35 лет, но клинические проявления дают о себе знать значительно позже. Часто оно начинается с быстро прогрессирующей потери памяти. В запущенных случаях процесс невозможно остановить.

Еще одним распространенным заболеванием является сосудистая деменция. Она развивается вследствие гипертонической болезни, сахарного диабета и атеросклероза сосудов головного мозга. Некоторые эксперты относят к факторам риска еще и курение. Поэтому если от болезни Альцгеймера невозможно защититься, то в данном случае достаточно заниматься профилактикой вышеперечисленных заболеваний.

А алкоголь разве не влияет на умственное здоровье?

Тимур Петренко: Я даже не рассматриваю это фактор! Спиртное, как и прочие яды, безусловно, негативно влияют на организм. Исследования Московского института наркологии показали, что при среднем опьянении (когда человек начинает плохо контролировать движения, громко разговаривать, ощущает эйфорию) в мозговом центре погибает примерно десять тысяч нейронов. А они обеспечивают функционирование всего организма: отвечают за работу внутренних органов, движения, сознание, память, внимание, интеллект…

Правда ли, что если человек всю жизнь занимается умственной работой, то он сможет сохранить ясность ума до конца своих дней?

Тимур Петренко: Дело в том, что различные зоны мозга отвечают за разные функции, и за академический интеллект отвечают определенные структуры.

А ведь в нем есть множество других областей. Например, за умение водить машину отвечает один участок, за пение — другой. Поэтому, чтобы сохранить ясность ума, необходимо постоянно тренировать все свои способности.

Не раз замечала, что после того, как пенсионеры уходят с работы на заслуженный отдых, резко сдают: становятся забывчивыми, рассеянными.

Тимур Петренко: Завершение профессиональной деятельности действительно может быстро привести к когнитивному дефициту. Поэтому, в этом случае, необходимо один вид деятельности поменять на другой — активно работать в саду, заняться любимым хобби, творчеством — начать рисовать, петь, танцевать. Кстати, в США провели исследование и выяснили, что если человек на протяжении жизни каждые пять лет менял место работы, то он меньше подвержен болезни Альцгеймера.

Как тогда понять: в каком случае поведение пожилого человека — это норма, а когда — уже признак старческого слабоумия?

Тимур Петренко: В норме к 75-80 годам у человека разрушается примерно 30-40 процентов нейронов в головном мозге. Но это почти не сказывается на его когнитивном состоянии: сохраняется память, навыки, речь, способность ориентироваться на местности. Пожилые люди по-прежнему могут самостоятельно позаботиться о себе. Разве что становятся более медлительным, консервативным, сложнее осваивают все новое.

В случае сосудистой деменции первыми симптомами являются проблемы с физическим здоровьем: нарушается слух, появляется шум в ушах, больным сложно передвигаться и удерживать равновесие. Кроме того, пациенты становятся легко раздражительными, излишне эмоциональными. Часто переживают по мелочам, могут без причины заплакать. Сосудистая деменция обязательно сопровождается такими заболеваниями, как артериальная гипертензия, сахарный диабет, атеросклероз.

А вот в случае болезни Альцгеймера в первую очередь нарушаются когнитивные навыки, причем очень быстро. Человек резко теряет память, ему становится трудно выполнять профессиональные обязанности. Вплоть до того, что он не может посчитать сдачу в магазине, запомнить, куда какие предметы он положил, даже удержать нить разговора и подобрать необходимые слова. У больных появляется растерянность. Они не могут осмыслить происходящее. Пример из жизни: человек пришел на работу и прямо у входа растерялся — не знал, куда ему идти. Все заканчивается тем, что через несколько лет пациент становится полностью несостоятельным в быту.

Что делать родственникам, если они заметили первые тревожные признаки заболевания? Возможно ли вылечить старческое слабоумие?

Тимур Петренко: В таком случае нужно незамедлительно обращаться за медицинской помощью. К тому моменту, когда появляются первые признаки деменции, у больного уже погибает 80-85 процентов нейронов. А они, как известно, не восстанавливаются. Поэтому старческое слабоумие невозможно полностью вылечить. Можно только устранить поведенческие, эмоциональные расстройства. Проблемы с памятью, мышлением, речью в любом случае останутся. При этом важная задача — как можно раньше остановить дальнейший процесс разрушения мозговых клеток. Чем раньше родные приведут пожилого человека к врачу, тем больше шанс сохранить качество жизни.

А профессиональный уровень врачей позволяет определить деменцию? Нет ли проблем с ее выявлением?

Тимур Петренко: В Екатеринбурге для врачей постоянно проводятся семинары о деменции. Поэтому, пожалуй, уже все терапевты города прекрасно осведомлены об этом заболевании. Тем более, что для диагностики не нужны сложные манипуляции, поставить диагноз можно на основе опроса. Но даже если врач не смог определить старческое слабоумие, то можно обратиться за консультацией к другому специалисту. В этом нет ничего страшного.

Почему уделяется такое большое внимание работе с врачами?

Тимур Петренко: Диагностировать деменцию на ранних стадиях важно еще и для того, чтобы не перегружать больничную сеть. Ведь если при первых симптомах не заняться лечением, она повлечет за собой другие болезни. Мозг плохо работает, не обеспечивает всем необходимым внутренние органы, и те, соответственно, тоже начинают давать сбои. Поэтому пациенты, у которых развивается старческое слабоумие, вынуждены постоянно ходить по врачам. Отсюда, отчасти, такие большие очереди в поликлиниках.

В чем заключается лечение деменции?

Тимур Петренко: Больным необходимо принимать специальные препараты, чтобы поддерживать активность нейронов на должном уровне и защищать их от повреждающего воздействия. В случае сосудистой деменции необходимо также бороться с первичными факторами риска: гипертонической болезнью, атеросклерозом, контролировать уровень сахара в крови. А при болезни Альцгеймера нужно постоянно нагружать когнитивную сферу: общаться, читать, разгадывать кроссворды, заниматься спортом, рисовать, петь… Чем больше нагружать мозг, тем дольше он будет активно работать.

Что можно посоветовать семьям, в которых пожилой родственник страдает старческим слабоумием?

Тимур Петренко: Прежде всего, важно с пониманием относиться к больному. Воспринимать все его неадекватные действия не как проявление вредности, а как болезнь. Иначе будут неизменно возникать конфликты. Скажем, пожилой человек из-за проблем с памятью может постоянно оставлять вещи в разных местах, создавать дома бардак. Его родные в таком случае начинают злиться, считают, что престарелый член семьи нарочно это делает. Но ругаться в данном случае бессмысленно — это все равно не поможет.

Важно со смирением принять ситуацию и задуматься о дальнейших мерах. А они зависят от состояния человека. Например, при легкой стадии заболевания нужно поддерживать активность мозга. Пожилой человек должен как можно больше общаться с детьми и внуками, своими сверстниками. Очень важно поддерживать память: пусть пишет мемуары, рассматривает фотографии и вспоминает прожитое, решает задачи. Если стадия более тяжелая, то необходимо создавать привычные стереотипы в быту — чтобы у больного было свое привычное место, и все его вещи тоже находились на привычных местах. Можно даже расклеить по дому надписи.

Причем очень важно, что на данном этапе пожилые люди плохо переносят смену обстановки. Помещение в лечебное учреждение нарушает привычный стереотип. В такой ситуации больной быстро впадает в тревогу, тоску, испытывает растерянность, у пациентов прогрессируют соматические болезни и состояние зачастую резко ухудшается.

А врачи это понимают? Не заставляют ли они ложиться в больницу?

Тимур Петренко: Врачи это прекрасно понимают. Напротив, врачи настаивают на том, чтобы отложить госпитализацию. Лучше оставаться дома с любимой семьей. Однако подчас родные с трудом, но все же находят пути отправить пожилого человека в больницу. Потом удивляются: отдавали в нормально состоянии, а теперь он выглядит гораздо хуже! Госпитализация — это крайняя мера. Она необходима только в том случае, если у человека начинаются очень серьезные проблемы со здоровьем — бред, галлюцинации, выраженное неадекватное поведение.

Что же делать, когда больной совсем уже не может позаботиться о себе: уходить с работы и ухаживать за ним,  искать сиделку?

Тимур Петренко: Да, чаще всего молодым родственникам самим приходится ухаживать за пожилым человеком. И стоит отметить, что это очень сильно их подкашивает. Вплоть до развития сильнейшей депрессии. В таком случае важно не забывать о себе. Иначе, растворяясь в помощи, можно потерять и родного, и себя…

Душевные расстройства у пожилых можно лечить — Российская газета

Клавдия Федоровна — давняя читательница «РГ». Ей 96 лет, но она удивляет ясностью ума и хорошей памятью. Не пропускает ни одной выставки, много читает. Она выглядит, кстати, лет на 20 моложе, сама перемещается по городу. И еще два года назад, по ее признанию, «ходила на каблучках».

Клавдия Федоровна пришла в редакцию, чтобы поделиться впечатлениями об очередной выставке. После долгого разговора предлагаю вызвать ей такси. Но она, слегка смутившись, наотрез отказывается. «Что вы, Леночка, я домой сейчас не поеду, там же он…» И тут выясняется, что Клавдию Федоровну «преследует» сосед сверху, «он наркоман и вот уже больше года травит ее газом».

Невольно думаю, неужели так может быть: с одной стороны, человек с удивительной ясностью мысли, а с другой- с явным бредом преследования. Что делать в таких случаях? Старичков с подобными и другими душевными недугами немало. Одни уходят из дома неведомо куда, другие начинают приносить в дом разный хлам. Кто-то становится невыносимо раздражительным, а кто-то почти ничего не помнит.

Не упустить момент

— В обществе бытует мнение, мол, а что вы хотите, это старость. Но не нужно списывать странности пожилых людей на возраст. Во всех этих случаях необходимо срочно обращаться к врачу, — отмечает заведующая геронтологическим отделением Свердловской областной клинической психиатрической больницы Инна Языкова. — Чем раньше близкие замечают малейшие отклонения от нормы в психическом состоянии, тем лучше. Появилась, например, забывчивость — один из первых признаков болезни Альцгеймера, человек стал подозрительным, раздражительным — обращайтесь к доктору.

Как отмечают геронтологи, на каком-то возрастном этапе любые системы нашего организма начинают давать сбой. При этом мы уверены, что, скажем, сердце и почки обязательно нужно лечить, а вот то, что происходит с нашей психической сферой, воспринимаем как данность, особенно в пожилом возрасте. Между тем, как отмечает Языкова, все очень индивидуально.

— По моему опыту могу сказать, самым возрастным с болезнью Альцгеймера у меня был пациент, которому исполнился уже 101 год, и болезнь только начинала развиваться, а самому молодому было 42, и болезнь вовсю прогрессировала. Четкой возрастной планки, когда болезнь начнет проявляться и проявится ли вообще, нет и быть не может. Но очень важно не упустить момент.

Как довести до врача

Легко сказать, обращайтесь к врачу. Силой ведь к психиатру не поведешь. Как, скажем, родственникам убедить Клавдию Федоровну в том, что она больна? Она ведь убеждена, что ее травят. Написала не одно заявление в полицию, была в приемной губернатора. Причем органы реагируют как полагается. У соседа сверху провели несколько проверок. А вдруг и вправду там наркопритон? На самом деле там живет хорошая семья, муж с женой и двое детей. И каково им, когда к ним периодически приходит полиция?

Семья Клавдии Федоровны — сын и внучка с зятем — пытались решить проблему по-своему. Предложили ей пожить у внучки, думали, так ее оставит навязчивое состояние. Но не вышло: «наркоман-отравитель» продолжал ее «преследовать».

Гены решают не все. Важно постоянно тренировать тело и мозг

— Сменой места жительства такая болезнь не лечится, — отмечает Инна Языкова, — нужен доктор. Любые принуждения при визите к врачу, конечно, исключаются, нужно действовать только методами убеждения. И скрывать от больного, что встреча будет именно с психиатром, тоже не надо. Для начала можно сказать, что вы предлагаете ему, например, проконсультироваться у врача по поводу проблем со сном. Человек в таком состоянии действительно, как правило, эмоционально изможден, он плохо спит, постоянно пребывает в страхе, переживает. Профессионал в дальнейшем сам выстроит с ним беседу.

Чем поможет психиатр

Один из стойко сидящих в нас стереотипов — что в психиатрических клиниках пациентов обкалывают сильнодействующими успокоительными, от которых многие лежат в состоянии «овоща».

— Это давно уже не так, — говорит Инна Языкова, — если сравнить состояние геронтологической и психиатрической службы лет пятьдесят назад и сегодня, то это небо и земля. Применяемые современные препараты позволяют тормозить развитие патологии, снимать острое состояние, не подавляя при этом физическое состояние больного. Надо понимать, что без медикаментозного вмешательства, как правило, уже не обойтись.

Как отмечают психиатры, если болезнь зародилась, человек будет мучиться, состояние его будет только ухудшаться. Не зря же мы говорим — душевная болезнь. У человека действительно болит душа. Не надо доводить до полной потери памяти, а иногда и полной утраты навыков ухода за собой. Это действительно очень страшная картина.

Кто в группе риска

Мыслительные способности с возрастом, увы, у любого человека постепенно снижаются. Но удивительное дело, одни до преклонных лет сохраняют ясность ума, а другие уже после 50 проявляют признаки старческого слабоумия. Как отмечают врачи-психиатры, если исключить травмы, сосудистые катастрофы и т. д., провоцирующие развитие психических патологий, то во многом за наше психическое состояние в ответе гены и тот образ жизни, который мы сами себе выбираем. Гены, как известно, влияют на 60 процентов, остальное — за нами. Если человек постоянно активно тренирует мозг и тело, то у него куда больше шансов избежать слабоумия в старости.

Все мы существа социальные, даже самому закоренелому интроверту нужно общение и понимание близких. Это важная эмоциональная сфера любого человека, если ее нет, пустоту начинают заполнять различные недуги. Вот почему так важна роль семьи, близких, если в доме есть пожилой человек с душевными отклонениями.

— С возрастом мы постепенно меняемся ролями со своими родителями. Однажды наступает тот момент, когда не они, а мы начинаем выполнять родительские функции, защищая и поддерживая их, — говорит Инна Языкова.

Не менее важно для пожилых людей и общение в кругу близких по духу сверстников. Не важно, занимаются ли они скандинавской ходьбой, танцами, читают стихи или посещают исторический кружок. Главное, что они не чувствуют себя одинокими и ведут активный образ жизни.

Конкретно

1. Если вы замечаете признаки психического отклонения у человека, который живет с вами рядом, обязательно нужно постараться найти с ним контакт. Попытаться найти его родственников и действовать через них.

2. Если это не удается, попытайтесь прибегнуть к методам социального воздействия. Часто такие люди нуждаются в комплексном лечении, включая психиатрическое. Обратитесь в социальные службы вашего муниципалитета. Их задача инициировать лечение такого человека в специализированных клиниках.

3. Если пожилой человек наотрез отказывается контактировать, при этом может представлять угрозу для себя и окружающих в силу своего состояния, можно прибегнуть к следующим методам. Есть сильный запах из квартиры, антисанитария и тараканы — вызовите сотрудников Роспотребнадзора. Понимаете, что создана пожароопасная ситуация — пожарных, участкового. В ходе такого рода осмотров будет зафиксировано, что у человека есть все признаки явного отклонения от нормы. Эта бумага может служить коллективным обращением к врачам-психиатрам. И уже их задача на основании вашего заявления вынести сначала предварительный диагноз о психическом заболевании этого человека, а затем специальная врачебная комиссия в случае его подтверждения вынесет и заключение, позволяющее поместить этого человека на принудительное лечение по решению суда.

Кстати

В Швеции выстроена целая деревня с комфортными домиками, в которых живут пожилые с различными душевными расстройствами. Вместе с ними постоянно находятся врачи, медицинский персонал. Как показывает опыт, в таких поселениях, где пожилые могут общаться друг с другом в «небольничной», открытой, приближенной к домашней среде, терапия бывает наиболее успешна.

Психолог объяснил, почему россияне стали злее и агрессивнее — Российская газета

Уровень агрессии в российском обществе зашкаливает. Институт психологии РАН констатирует: сравнительные исследования показывают, что с точки зрения агрессии, грубости и ненависти к своему окружению россияне выглядят не очень хорошо. Что с нами происходит? Обсудим тему с заведующим отделом клинической психологии Научного центра психического здоровья, кандидатом психологических наук Сергеем Ениколоповым.

Агрессия — одна из лучших форм защиты своего «Я» на личностном уровне. Фото: Photoxpess

Страна переживает моральное бездорожье

Назовите три слова, наиболее полно и точно, на ваш взгляд, характеризующие нынешний моральный климат в нашей стране.

Сергей Ениколопов: Пожалуй, можно обойтись двумя: моральное бездорожье. Так называлась книга, когда-то изданная на Западе. В ней характеризовалась ситуация, сложившаяся в Европе на рубеже 70-80 годов, когда старая мораль рухнула, а новая еще не народилась, и человек остался без колеи. Нечто подобное переживает сейчас и Россия. Одна идеология ушла, а другой у нас нет. И на арену выходят люди с экзистенциальным вакуумом в голове, вследствие чего они становятся легко манипулируемы. Я видел нескольких человек, которые ехали в ИГИЛ (организация запрещена в России). Но было ощущение, что, если бы за них взялся другой манипулятор, они бы поехали к голодающим детям Африки или еще куда-нибудь.

Самое парадоксальное, что все ненавидят всех. В каждом социальном слое свои объекты для ненависти

Но это скорее идеологическое бездорожье, нежели моральное.

Сергей Ениколопов: Одно с другим взаимосвязано. Сейчас трудно сказать со всей определенностью, что такое хорошо и что такое плохо. Границы размыты. Нет моральных табу. Все допустимо, все позволительно.

Все ненавидят всех

Учительница ударила ученика, ученик ударил учительницу… Один водитель не уступил другому ряд — тот вышел, достал из багажника биту… Такими сюжетами полна ежедневная лента новостей. Злоба, агрессия, нетерпимость. С точки зрения психологии вы это как объясняете?

Сергей Ениколопов: К сожалению, агрессия — одна из лучших форм защиты своего «Я» на личностном уровне. В определенные моменты человек испытывает некие угрозы, тревоги и страхи оттого, что он теряет что-то: идентификацию, работу, место в иерар­хии, славу и т. п. И тогда возможен взрыв агрессивного поведения. Возьмите, к примеру, учителей. Они же потеряли свой статус советский. Тогда учитель был окружен ореолом уважения и почитания, воспринимался как сеятель разумного, доброго, вечного. А сегодня он кто? Школа перестала быть сакральным местом. Учителя можно унизить, оскорбить. Его можно даже ударить. То же касается и учеников. Когда я учился, отношения можно было выяснять либо в туалете, либо за школой. В классе нельзя было драться. Если кто-то кому-то дал по морде в классе — это было ЧП. А сейчас в школе можно заниматься чем угодно.

Агрессия проистекает еще и оттого, что общество расколото по многим линиям? Бедные ненавидят богатых, неудачники — успешных, местные — «понаехавших».

Сергей Ениколопов: Самое парадоксальное, что все ненавидят всех. В каждом социальном слое свои объекты для ненависти. То есть нельзя сказать, что бедные ненавидят богатых или наоборот. Здесь масса оттенков. Вполне богатые, например, ненавидят средне-богатых, а все вместе они ненавидят беспредельно богатых. Каждому есть кого ненавидеть.

Такую ненависть легко назвать иррациональной, но она, вероятно, имеет причины. Какие, на ваш взгляд?

Сергей Ениколопов: В психологии существует понятие «Я-концепция». Это устойчивая система обобщенного представления индивида о себе. Возможна, например, такая «Я-концепция»: «Я хороший. Мир справедлив». В подтверждение этой концепции человек приведет вам немало примеров, хотя он отлично знает, что мир несправедлив. Но внутренне ему присуще убеждение, что мир именно справедлив, что он не может не быть справедливым. И когда это убеждение рушится, человек получает сильную психологическую травму. Почему теперь происходят немыслимые прежде нападения на учителей, врачей? Потому что таков социальный статус этих профессий. Сегодня школа или лечебное заведение — это постоянное ощущение, что ты никто, что ты презираем и поэтому с тобой можно обходиться как угодно.

Агрессию генерируют и телевизионные ток-шоу, участники которых с утра до вечера, не стесняя себя в выражениях, полощут свое и чужое грязное белье. В публичном пространстве стало возможным то, что раньше даже в тесном семейном кругу нередко считалось лежащим за гранью приличий. Может, наше общество становится более открытым и надо радоваться этому?

Сергей Ениколопов: Человек так устроен, что эффективней всего он обучается методом наблюдения. Видя, как публично грызутся близкие родственники, наблюдатель начинает ощущать тревогу. Как же так? Неужели и я сейчас воспитываю маленького волчонка? В итоге все начинают сомневаться во всех. И эти сомнения, эта неуверенность в людской добропорядочности рано или поздно выливаются в агрессию. Не случайно при анализе самоубийств на Западе используется термин «заражение». Если в средствах массовой информации сообщается о чьем-то самоубийстве — ждите следующего. И наибольший вклад в эпидемию суицида вносят селебрити. Статистика показала, что после смерти Мэрилин Монро на 12 процентов в течение месяца выросло количество самоубийств. Это зараза. Инфекция.

Вероятно, и насилие столь же заразительно?

Сергей Ениколопов: С насилием то же самое. Посмотрев, что творят подчас некоторые так называемые стражи порядка, вы проникаетесь убеждением, что в случае чего в полицию обращаться бесполезно. Вот эта тревожность, восприятие мира как враждебного заставляют человека все время быть наготове, настраивают его на мгновенный отпор любому, кто, как ему кажется, покушается на его свободу, суверенность или даже бытовой комфорт.

Вероятно, поэтому сегодня легко предсказать эмоциональную реакцию «среднестатистического» российского гражданина на просьбу сделать музыку потише или перестать материться в вагоне метро. Я, признаться, побаиваюсь обращаться с такими просьбами.

Сергей Ениколопов: Я тоже. Проведите день за просмотром сериалов про бандитов, и у вас возникнет ощущение, что никому нельзя доверять, всюду ложь, обман, предательства, «подставы». И что никакой боли у избиваемого не существует. Происходит привыкание к насилию.

Агрессия — индикатор неблагополучия

В стране 22 миллиона человек, живущих за чертой бедности. Нищета провоцирует агрессию?

Сергей Ениколопов: Не так сильно, как могло бы показаться. Агрессию провоцирует тотальное неблагополучие. Я бы даже сказал: агрессия — индикатор неблагополучия. Почему, например, богатые тоже не любят богатых? Потому что они не Рокфеллеры в третьем поколении. Они знают, что сегодня ты наслаждаешься жизнью у себя во дворце на Рублевке, а завтра — уже в Лефортове. И сколько бы ты ни верещал о своей кристальной честности, те 22 миллиона нищих и десятки миллионов живущих получше, но не намного, тоже не очень хорошо понимают, как вчерашний мэнээс или недоучившийся студент стал миллиардером. Он же не Форд и не Эдисон, не Витте и не Столыпин, про которых все знают, ЧТО за ними стояло. Вот вы журналист и гипотетически можете получить престижную профессиональную премию, потому что с молодых лет шли по журналистской линии, приобретали имя, накапливали мастерство и в какой-то момент достигли вершин в профессии. Но если вы журналист, а потом вдруг хоп — и владелец завода, в котором вы ничего не понимаете, возникают вопросы: как? почему? откуда? Я был поражен, когда несколько лет назад в Париже мне про одного профессора Сорбонны сказали, что никакой он не профессор Сорбонны, потому что он нувориш. А все потому, что настоящий профессор не должен жить в квартире с имперским полом времен Наполеона III. Я, воспитанный московскими постройками 90-х годов, спрашиваю: может, это новодел? Мой собеседник говорит: какой, к черту, новодел, это старый район сорбоннский. Профессор не должен так жить. Он должен жить, может быть, даже в очень богатом доме, но только без этих пошлостей. А на Кипре на меня одна студентка «наехала»: «Как вы можете носить футбольную розетку этого буржуазного клуба? От вас я не ожидала». Я ни сном ни духом не ведал, что за этот клуб приличному человеку болеть не пристало. Выкрутился, сказал, что я эти розетки коллекционирую. Понимаете, когда есть четкие знаки, что хорошо, а что нехорошо, что приемлемо, а что неприемлемо для определенного социального слоя, то тревога не возникает и вы в этом слое себя хорошо чувствуете. А когда происходит нарушение правил, вы теряетесь, начинаете нервничать. Это потеря ориентиров. Человек перестает понимать, в каком мире он живет и какие ценности разделяет.

Какая-то оздоровительная процедура без рукоприкладства нам, конечно, не помешала бы

Какие-то вещи государство вправе регулировать

А как вам нашумевшая история с учительницей из Барнаула, которую затравили за фото в купальнике и заставили уволиться из школы? Соц­сети полнились комментариями: лицемеры, ханжи, идиоты! Ханжи и лицемеры — да. Но не идиоты. К травле побуждает определенная общественная атмосфера, согласны вы со мной?

Сергей Ениколопов: Тут очень важно даже не то, что подобное одобряемо, а то, что исчезло неодобрение определенных поступков. Во времена нашей молодости слова «доносчик» и «стукач» были почти ругательствами. Это вовсе не означало, что не было доносчиков и стукачей. Они были, и одобряли стукачество, как сейчас одобряют «борьбу за духовность и нравственность», но человек прилагал массу усилий, чтобы о его стукачестве никто не узнал. Причем даже на бытовом уровне. Пожаловаться учителю или родителям считалось позорным, в школе таких называли ябедами. А теперь неодобрение подобного поведения исчезло в обществе. Можно настучать на «безнравственную» учительницу, потребовать запрета «аморального» фильма. «Я не видел, но скажу…»

Нетерпимость, агрессия по отношению к произведениям искусства и их авторам сегодня исходят от всякого рода «активистов». Во времена СССР в роли цензора выступало государство, помыслить было невозможно, что оно позволит уличным ценителям прекрасного на свой вкус решать, какое искусство «советское», а какое «антисоветское», какое «нравственное», а какое «безнравственное». Это было бы дерзким покушением на государственную монополию в цензуре. Но нет ли ощущения, что функции «смотрящего за нравственностью» теперь перешли вниз?

Сергей Ениколопов: Знаете, какие-то вещи государство вправе регулировать. Оно не должно никому позволять устраивать погром в музее, обливать нечистотами картины на выставке. Университет, школа, музей — эти места всегда считались сакральными, государство их защищало и решительно пресекало чьи-либо попытки навести там «свой порядок». В этом смысле охранительная функция государства, на мой взгляд, полезна и необходима.

Насилие со стороны женщин против мужчин теперь тоже получает оправдание

Можно ли сказать, что социальные сети, где стало возможно все — потоки брани, издевательский троллинг, выплески злобы, агрессии, — готовят революцию морали? Или эта революция уже произошла и поздно сетовать на «Фейсбук» с «Инстаграмом»?

Сергей Ениколопов: Некое снижение моральных порогов мы, конечно же, наблюдаем. Но одно дело изменять женам или мужьям (это не самый благопристойный вариант, но все-таки миролюбивый) и другое — семейное насилие. Градус этого насилия повышается — вот что настораживает. Согласно эволюционной психологии, насилие мужчин против женщин биологически предопределено. Не в том смысле, что оно обязательно будет, а в том, что это некая форма защиты от неверности жены. Но теперь и насилие со стороны женщин против мужчин получает оправдание.

Любой чужак сегодня вызывает подозрения

В обществе нет единения по политическим вопросам. Может, еще и в этом причина всеобщей озлобленности?

Сергей Ениколопов: Понимаете, можно в бытовой сфере оставаться друзьями, а в политической полностью расходиться, и в таком расхождении не будет ничего страшного. А у нас споры вокруг политики приобретают характер боевых действий, войны всех против всех. Уже и семьи стали распадаться на этой почве. Кажется, Камю сказал: люди, которые голосуют за коммунистов в Париже, не так любят жителей Москвы, как ненавидят жителей Парижа. В России многие ненавидят себя, соседей, страну. Удобно списывать на других собственные неудачи и никчемность. У нас немало людей, не вписавшихся в новую действительность. Россия в каком-то смысле уникальна — за время жизни одного поколения она перешла из одной формации в другую. При этом до сих пор у нас нет ответа на вопрос, справедливо ли было поделено богатство — и одни озолотились, а другие обеднели. Это опять же приводит к недовольству и агрессии. Масла в огонь подливает телевидение, показывающее жизнь богатых, преуспевающих. Люди чувствуют себя неудачниками, озлобляются.

Почему вообще сейчас в таком ходу опознавательная система «свой — чужой»?

Сергей Ениколопов: Она всегда была в ходу, но сегодня приобрела особую востребованность.

Почему?

Сергей Ениколопов: Потому что ни у кого нет уверенности, свой ты или чужой. Любой чужак сегодня вызывает подозрения, пробуждает желание присмотреться к нему, он как бы изначально враждебен. Но даже в советские времена были «смягчающие вину обстоятельства»: американец, но прогрессивный писатель. А теперь: да — да, нет — нет, этот «наш» — этот «не наш», этот приличный человек — этот нерукопожатный. У меня есть один знакомый крымчанин, который вырос в Крыму, и он говорит: «Конечно, я за то, что Крым наш. Потому что никто из этих уродов, которые против, не жили под украинцами и не знают, каково это. А в Москве я свое отношение к присоединению Крыма скрываю. Потому что не знаю, какой реакции ждать на свои слова».

Наше общество нуждается в психологической коррекции?

Сергей Ениколопов: Я бы сказал, что нуждается. Но как только за это возьмутся массово, добра не жди. В 20-30-е годы прошлого века эту самую «психологическую коррекцию» уже пытались осуществить. Запретами на церковные праздники. Загоном людей в колхозы. Беломорканалом и ГУЛАГом. Так больше нельзя. Но какая-то оздоровительная процедура без рукоприкладства нам, конечно, не помешала бы.

Визитная карточка

Фото: Валерий Выжутович

Родился в семье ученого-химика Николая Сергеевича Ениколопова. С 1968 по 1972 год учился на факультете психологии МГУ. С 1971 по 1983 год работал во Всесоюзном институте по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности Прокуратуры СССР. В 1983 году начал работу в Научном центре психического здоровья Российской академии медицинских наук. Защитил кандидатскую диссертацию по теме «Агрессия и агрессивность насильственных преступников». С 2005 по 2014 год возглавлял кафедру криминальной психологии факультета юридической психологии Московского городского психолого-педагогического университета. Член правления Московского отделения Российского общества психологов, член правления Российского общества психиатров. Академик Российской академии медико-технических наук. Член Большого жюри конкурса «Золотая Психея». Был одним из первых исследователей криминальной агрессии. В сферу научных интересов Сергея Ениколопова входят психосоматика, психология агрессивного поведения, психология виктимности, психология юмора, этнопсихология.

Старческая агрессия: причины, что с ней делать?

  1. Главная
  2. Полезная информация
  3. Психические заболевания
  4. Старческая агрессия: почему возникает, что с ней делать?

Агрессия в пожилом возрасте может быть одним из признаков нарушения эмоционального контроля и социального поведения. Эти симптомы часто могут указывать на развитие деменции. Агрессия может быть вызвана и другими причинами: возрастными изменениями характера, приемом некоторых препаратов, личными проблемами. Такое состояние можно и нужно корректировать: предупреждать, устранять, однако для этого важно установить какими причинами вызвано агрессивное поведения.