25.10.2020

Почему любить так сложно: Почему любить так сложно

Содержание

Почему любить так сложно

Он (она) ли это? Почему так трудно встретить свою «половинку»? Как понять, что это действительно любовь? И любят ли меня по-настоящему?.. Вся наша жизнь с мечтами о большой любви строится вокруг таких вопросов. Они нас тревожат, и мы неустанно задаем их себе, а порой и нашим партнерам.

В век потребления, когда романтикой в цветах и шоколадных сердечках торгуют каждый год на 14 февраля и 8 марта, а секс все больше переходит в ведение глянцевых журналов и продавцов интимных товаров, любовь тоже становится продуктом потребления. В обществе, где котируются быстрые результаты без приложения усилий, беспроигрышные рецепты и гарантии от любых рисков, свою любовь мы тоже невольно встраиваем в формат моментальной рентабельности: «Ты меня разочаровываешь — нас меньше тянет друг к другу — все, пора расставаться!»

Мы ждем от любви страсти

«Когда стихает первая влюбленность и отношения становятся ровнее, многие пары действительно распадаются, — подтверждает семейный психотерапевт Инна Хамитова. — Немало мужчин и женщин уверены в том, что любить по-настоящему — это значит всецело пребывать в потоке страсти. Погоня за сильными эмоциями оказывается предпочтительнее гармонии, равновесия в отношениях, желания ближе узнать мир своего избранника». У некоторых и вовсе может сложиться представление о любви как о некоей зависимости, по силе сродни наркотической.

Знакомства в интернете формируют потребительское отношение к любви

Жажду непрерывного поиска питает и Интернет. «Каждый день знакомиться приходят тысячи новых людей, — хвастается реклама одного из популярных сайтов знакомств. — А это значит, что всегда будет повод для новой встречи!» Возможность быстрого просмотра, неограниченного кастинга кандидатов создает иллюзию, что мы непременно найдем то, что не удалось, на этот раз.

«Знакомства в Интернете — часть современной жизни, и в определенном смысле они выручают современного человека, — считает психотерапевт Александр Орлов. — С другой стороны, они формируют в нас потребительское отношение к любви: словно мы в супермаркете, где есть и отдел разнообразных партнеров… Наше общение становится интенсивнее, процесс знакомства ускоряется. Количество потенциальных контактов растет, но вместе с тем они становятся более краткими, эфемерными».

Почему влюбленность слепа? 

Альфрид Лэнгле — доктор медицины и философии, президент Международного общества экзистенциального анализа и логотерапии (GLE-International).

«Влюбленность — остаток рая на земле. У влюбленных нет проблем, в их руках все силы мира, им не нужны ни сон, ни еда. А истинная любовь другая, она видящая, она видит существо человека. Влюбленность, говорят, ослепляет. Почему? Во влюбленности я вижу человека таким, каким я желаю его видеть. Я еще так мало знаю его, что все заполняю своими желаниями.

Я всегда влюблен в свое собственное представление. И именно это делает влюбленность райским переживанием, потому что в моем представлении нет теневых сторон. В другом же мы видим его шарм, притягательность, эротичность. И на эти гвоздики развешиваем свои представления о нем».

Нам трудно отказаться от заоблачного идеала

Образ прекрасного принца или сказочной принцессы, похоже, все так же неизменно живет в наших мечтах, не смущаясь повседневной реальности.

«Необходимо вовремя отказаться от идеального, едва ли не бесплотного образа своего партнера, иначе можно попасть в ловушку собственных заблуждений, — уверена Инна Хамитова. — Когда начинается совместная жизнь, многие не выдерживают встречи с реальным человеком. Появляются подробности, которые нельзя не замечать, но идеальный образ возлюбленного мешает признать, что он такой же человек, как и мы, и нам может не все в нем нравиться».

Но как это — не все? Ведь мы же мечтаем о великой, бесконечной и безусловной любви! «Но так может любить только Бог», — удаляясь от мира за монастырские стены, говорят избравшие духовную стезю. Так как же совместить любовь мужчины и женщины с такой недосягаемой высотой?

И те, кто ищет пару, и те, кто вместе давно, — мы все хотим настоящей любви: она представляется нам последним шансом в полной мере ощутить себя собой, придать смысл своей жизни. «Взгляд на любовь с прежних времен сильно изменился, — отмечает психоаналитик Умберто Галимберти. — Похоже, она стала единственной сферой жизни, в которой мы можем быть собой, освобождаясь от прочих ролей, которыми нас нагрузило общество».

Мы ищем в любви не столько отношений с другим, сколько возможности реализовать свое «Я»

Отчаянно, как никогда мы возлагаем на любовь наши надежды: что она даст все то, чего нам недостает, пробудит вкус к жизни и непременно приведет к счастью. Но готовы ли мы на жертвы ради этой цели?

«Пространство любви — единственное, в котором наше «Я» не сковано правилами и может развернуться свободно, — продолжает Умберто Галимберти. — А потому любовь способствует усугублению нашего индивидуализма. Сегодня мужчины и женщины ищут в ней не столько отношений с другим, сколько возможности реализовать свое «Я». Так получается, чтобы реализовать себя, нам необходимо любить — и вместе с тем любить оказывается сложнее, чем когда-либо. Поскольку сегодня мы ищем в любви через другого человека, опосредованно, собственное «Я».

Однако жажда самореализации лишь ради себя самого противна природе настоящей любви: рождаясь между двумя людьми, она меняет обоих. Партнеры во всей полноте раскрываются не только для самих себя, но и друг для друга. Встреча двоих рождает третье, новое действующее лицо — их союз, и с этим нужно считаться. Настоящей любви необходимы наше терпение, настойчивость, ясное сознание и умение принимать вещи такими, какие они есть. Настоящая любовь — это усилие, наше пари с самой жизнью. И эта любовь всегда сторицей возвращает то, что нами в нее вложено.

Любить по-настоящему — это значит… 

Американский семейный психотерапевт Харвилл Хендрикс в своей книге «Как добиться желанной любви» описал десять важных шагов, чтобы продвинуться на пути истинной любви.

  1. Понимать, что в наших любовных отношениях есть и скрытая цель: излечить те душевные раны, которые каждый из нас двоих несет в душе с детства.
  2. Стараться видеть в партнере реального человека, освобождаясь от собственных иллюзий и неоправданных ожиданий.
  3. Любить безусловно.
  4. Заботливо выстраивать наши отношения, совершенствовать их день за днем.
  5. Понимать, что желания и потребности другого так же важны, как и наши собственные.
  6. Довериться своему партнеру, отказываясь от разрушающей нас привычки быть несчастливыми.
  7. Учиться видеть темные стороны своей души, чтобы не проецировать их на другого, не винить его в том, что нам не нравится в нас самих.
  8. Искать в себе силы и возможности, которых нам недостает, не ожидая от другого, что он их восполнит.
  9. Говорить о своих потребностях и желаниях партнеру.
  10. Понять и принять, что любить по-настоящему — трудно.

Читайте также

Почему любить так трудно?

Кто же это, твоя настоящая половинка, где ее встретить, где ее носит, в конце концов, и вообще, тот человек, с которым ты встречаешься сейчас, он точно ли, именно твоя половинка? Вот такие вопросы часто крутятся у всех в голове, и бывает так, что ни один день не обходится без этих вопросов. Все мы знаем, как после первого, цветочно-романтично-увлеченного периода приходят осмысленные будни, когда отношения становятся привычными и стабильными, когда спадает с глаз первая пелена, вот тогда то и наступает самый рискованный период для совместных отношений.

Почему же любить так трудно? Дело в том, что отношения между людьми уникальны тем, что вы не имеете дело с чем-то понятным и законченным. Ваш спутник, это не товар, который можно купить в магазине или выбрать на сайте знакомств. То есть выбрать вы, конечно же, можете, но у вашего избранника своя жизнь, свои привычки и предпочтения, свои слабости и недостатки, достоинства и своя собственная уникальность, изюминка.

Начиная новые отношения, все мы ждем сплошного блаженства и наслаждения, ждем что окажемся на небесах от счастья, что вот он, наш правильный выбор, с которым наконец закончатся все сложности, и наступит, наконец, период долгожданного блаженства. Да, влюбленность, это период ношения розовых очков, которые со временем, неизбежно придется снять, ведь невозможно до бесконечности идеализировать вашего избранника, ведь он совсем не такой, каким вы его придумали и представили себе. В нем еще ого-го как придется покопаться, и даже прожив с ним вместе бок о бок не один год, можно так и не раскрыть человека до конца.

Так что же делать, неужели всем нашим мечтам не суждено сбыться? Ведь мы так хотели этой самой большой и светлой, совершенно счастливой и огромной, всепобеждающей любви? Мы так ждали, что наша жизнь приобретет тот самый замечательный привкус и огонек?

Все так и будет, вот увидите, все будет так и даже лучше. Правда. Только несколько советов надо принять к сведению, и все будет в полном порядке. Итак, как любить не сквозь розовые очки, а по-настоящему.

— Нужно стараться увидеть в партнере реального человека, а не придуманного вами или созданного вашим воображением. Ведь и вы, и любой человек хочет, чтобы его любили таким, какой он есть. Так что примите вашего спутника таким, какой он есть, ведь когда вы увидите его скрытые до этого недостатки, перед вами и появятся его скрытые достоинства. И не придуманные вами, а самые настоящие.

— Берегите ваши отношения, не давайте им стать скучными, не доводите до конфликтов, старайтесь привносить в них что-то легкое и интересное, не создавайте проблем, а создавайте уют, интерес, азарт, в общем, все то, что вам по душе сейчас, в данную минуту.

— Поймите, что желания вашего спутника такие же, как и ваши, у него столько же прав, он тоже непременно чего-то хочет, и хочет очень сильно. Так разрешите ему, и он, в свою очередь, пусть учтет ваши желания, ведь отношения строятся гармонично, с двух сторон.

— Не нужно быть несчастным, никому не понятым человеком, невеселым и разочарованным. С таким партнером удовольствия от жизни не получишь.

— Изучите свои недостатки, и если вы видите, что-то исходит от вас, от темной стороны вашей души, немедленно прекращайте. Ваши недостатки, если ими не управлять, разрушать любые отношения, с самым идеальным партнером. И вы потеряете очень много. Изучайте себя так же, как вы изучаете любимого человека.

— Говорите о своих желаниях, о том, чего вы хотите, что важно для вас, что вы хотите, чтобы ваша половинка сделала, не ждите, что ваш партнер немыслимым способом догадается о том, что вам нужно. Направляйте и говорите смело, все должны знать о ваших желаниях, и тогда, возможно, часть того, о чем вы мечтаете, непременно сбудется.

— Не ждите легкой любви, оставьте сказки за порогом, чтобы получить удовольствие и построить счастье в своей жизни не на миг, а навсегда, придется постараться, но это того стоит, приз в виде совместного счастья с любимым человеком стоит того.

Антонина Лебедева, психолог, психотерапевт.

Почему так трудно любить?

Хочу поделиться с вами своими мыслями, в последнее время задумываюсь вот о чем…

Почему так трудно любить?
Казалось бы, что может быть проще любить своего человека? Человека, к встрече с которым ты была готова. Эту встречу тщательно готовили вам множество невидимых помощников, учитывая ваши особенности и потенциалы. В голове все время крутятся слова стихотворения Эдуарда Асадова: “Любить – это прежде всего отдавать”…
О Боже, как же это просто и в то же время очень нелегко!

Мы становимся богаче только тогда, когда отдаем

А что такое любить? Это дарить!  Что такое чувствовать себя любимым? Это получать то, что ты любишь, что делает тебя счастливым, удовлетворенным.

Значит для того, чтобы проявить свою любовь к близкому человеку, чтобы он принял, оценил и был благодарен за проявление твоей любви, ему нужно подарить то, что он хочет получить, то, что сделает его хоть немножечко счастливее.

Часто бывает так, что желая подарить любовь своему близкому человеку, мы почему-то забываем подумать о том что же он хочет получить в данный момент, почувствовать его состояние, искренне захотеть порадовать его. А вместо этого, мы почему-то ставим на первое место себя и выходит, что проявляем свою любовь и поддержку в таком виде, в котором это было бы приятно получить нам. И далее задаемся вопросом – почему любимый не принимает или не реагирует с должным восторгом на проявления моей любви? Он меня не любит… следует вывод… Но разве это так?

Давайте рассмотрим такой простой пример. Проявляя свою любовь к любимой кошке, мы же не предлагаем ей свое любимое пироженко и ароматный чай, не купаем ее в ванной с морской солью (а мы ведь это так любим… считаем это классным расслаблением и удовольствием), а делаем как раз все верно – мы балуем кошку так, как она любит: кормим ее ее любимой едой, чешем за ушком и т.д.

Так почему же в отношениях с любимым человеком, нам так трудно использовать тот же принцип? Почему так трудно подсмотреть, спросить, почувствовать что же он хочет, что любит, от чего испытывает кайф и дать ему это? И быть искренне довольной и счастливой от того, что любимому хорошо (как в случае с кошкой)) мы же испытываем прилив счастья, умиления и множество положительных эмоций, когда мурчащий комочек шерсти извивается в наших руках от удовольствия, которое мы ему подарили).

Далее возникает вопрос: а как же я? А что получу я? Я ведь тоже хочу получать любовь, ласку, нежность, участие, заботу, чувствовать близость… Вот ответ: “Любить – это прежде всего отдавать”.
Только желание отдать, искренне подарить и любить стимулирует тебя узнавать любимого человека и давать ему ощущение счастья, теплоты, ощущение твоей любви, что автоматически рождает в нем благодарность, чувство теплоты к тебе и стимулирует на такие же действия в твой адрес!

И все это, вроде бы, вполне просто и понятно, но трудности все же возникают… Как усмирять свое ЭГО? Которое постоянно выскакивает с заявлениями типа: А чего я должна идти на уступки? Почему опять я? Когда начнут прислушиваться к моим потребностям и желаниям? Оно провоцирует тебя чувствовать себя обиженной, ненужной, нелюбимой. И ты думаешь: ну все! Хватит! Я тоже себя любить должна и вообще, я королева, относись ко мне с должными почестями! Надуваешь губки и выставляешь претензии. Однако, это не работает и все мы это прекрасно знаем. А как же сработает? Как же ты получишь любовь, если сама в момент, когда ее нужно подарить любимому, требуешь себе! Это похоже на то как, если бы музыканты говорили танцорам: вы сначала начните танцевать, тогда мы начнем играть! Чтобы получить, сначала нужно отдать. Все знают этот закон, но почему-то в отношениях не хотят применять. Конечно, не стоит забывать и о самоуважении и любви к себе, стоит различать понятия служить и прислуживать, уступать и унижаться, стоит помнить, что уступать – это не отказаться от себя, не потерять себя…

Нам нужно учиться любить! И для этого небеса нас соединяют в пары, для этого заключаются браки. Именно в близких отношениях мы получаем наибольший опыт, встречаем наибольшее количество препятствий и учимся по-настоящему любить себя и своих близких!

Любовь победит все препятствия, главное ее не ограничивать, не бояться открывать свое сердце и тогда она сметет на своем пути все ваши зажимы и предрассудки. Любить – это расти, это развиваться, это учиться, это жить.

Давайте учиться любить! Любовь творит чудеса…
Красивыми становятся любя…

https://vk.com/infinityinme

В избранное

Почему так трудно любить | Православная Жизнь

Милосердие.Ru

«Надо поверить, что я не имею любви и принять это просто как факт. Люди не могут этого принять. Им очень страшно стоять в нищете перед Богом. Им очень хочется чем-то перед Богом погордиться»

 

В середине октября в Москве прошел VIII Общецерковный съезд по социальному служению. На секции сестер милосердия, по мнению сестер, необычайно живой и насыщенной, множество окликов вызвал доклад иерея Константина Корепанова из Екатеринбурга.

Батюшка, опять же по отзывам опытных в деле сестер, высказал мнения, которые нечасто высказываются с трибун. А именно: не умеем мы любить, хоть и христиане. И нечего гордиться своим служением, а надо все время просить эту любовь у Бога, а себя не бояться сознавать нищим. Тогда и выгорания не будет.

Дайте мне кого-нибудь полюбить

«Меня попросили приехать на ваш съезд, вырвали как морковку из грядки. Мне всегда очень тяжело выступать перед подобной аудиторией, потому что здесь труженики, которые находятся на самом острие трудностей миссионерского, христианского служения.

О том, какие проблемы существуют в сестринском служении, я знаю не понаслышке. Люди приходят и рассказывают.

В Евангелии, в христианстве есть такая странная, не всем осознаваемая антиномия. Любви у нас нет. По определению ни в одном человеке нет любви. В то же время она у нас есть.

С одной стороны, любовь – это цель, к которой мы должны стремиться. Некая совокупность совершенства. С точки зрения преподобного Иоанна Лествичника, высшая ступень восхождения человека к Богу, полнота богообщения. В этом смысле у нас ее нет.

С другой стороны, все Евангелие говорит нам о том, что мы должны все делать с любовью.

Но слыша постоянно евангельский призыв к любви, в человеке возникает заблуждение — будто бы любовь у него уже есть.

Будто бы он ее имеет, но надо только найти способ, куда бы эту любовь приложить, кого бы полюбить. Именно с таким мотивом, с такой идеей человек приходит в сестричество. Он теребит батюшку или еще кого-нибудь, говорит: «Дайте мне, я хочу кого-нибудь полюбить. Я хочу исполнить христианское служение.

Кто нуждается у нас в помощи? Покажите мне, кто нуждается. Я хочу ему помочь. Христианин – это тот, кто служит. Я хочу послужить. Я хочу что-то сделать для людей, которые меня окружают. Мне надоело стоять на службе и молиться, без толку тратить лучшие годы своей жизни. Дайте мне кого-нибудь полюбить».

Действительно, когда кто-то подарил подарки на Рождество и видит улыбку на лице человека, видит радость в его глазах, потому что его вообще никто не замечал в последние 15 лет жизни, а тут ему целый подарок подарили, — конечно, такой даритель подарков счастлив. Человек понимает, как здорово любить других людей, как это трогательно, замечательно. Вот настоящая христианская жизнь. Пойду и буду делать.

Но это хоть и нормальная реакция, но он сам себя еще не знает. Он думает, что вот эта самая любовь у него есть.

Не могу больше

Получается, человек проходит некоторый этап своей жизни, вот так, в служении, в горении, и испытывает разочарование от того, что любви он в себе уже не чувствует. Хорошо, если у него найдется опытный духовник, который объяснит ему, что с ним происходит.

А если такого духовника нет, тогда он начинает обвинять в том, что у него не хватило любви, других людей или обстоятельства жизни. И вот тогда из правильного, нужного и ценного ощущения собственной пустоты человек попадает в духовную западню. Он неправильно ставит диагноз своему состоянию и называет это выгоранием или еще как-нибудь.

На самом деле это всего лишь свидетельство о том, что все духовные свойства нашей души, в том числе любовь, — исчерпаемы. Свидетельство того, что у нас больше нет сил любить. Мы дошли до предела нашего человеческого естества.

У кого-то такой темперамент, что он способен обнять много людей. У кого-то такой темперамент, что он даже жену обнять не может. Для него это подвиг. Темперамент у каждого разный.

У людей, которые откликаются на служение, сердце естественным образом раскрыто навстречу другому человеку. Они раскрываются, раскрываются и доходят до истощения своих человеческих сил. Все их человеческое закончилось. Больше они раскрываться не могут.

Их талант, дар человеческой природы, человеческого естества закончился.  Но это благо. И очень важно иметь духовника, который скажет и объяснит, что с человеком произошло.

Научиться просить Бога о помощи — это не «Господи, помоги» сказать

 

Такое разочарование и выгорание показывают, что мы надеялись только на себя. Мы привыкли любить, привыкли давать, привыкли быть щедрыми — по своему естеству. И когда мы обретаем некий евангельский, как нам представляется, путь, мы думаем, что так и дальше все пойдет — хорошо и благостно.

Но ничего подобного.

На евангельском пути очень быстро обнаруживается, что наши естественные силы конечны. И нужна помощь Божия. А мы-то верили, что можем любить и сил наших хватит, именно наших сил.

Конечно, мы немного молились, мы исполняли молитвенное правило. Мы когда-то о чем-то просили. Но все это бесконечно далеко от того, что требуется для человека, который возлагает упование на Бога.

Понятно, что некоторую способность любви человеческое сердце уже имеет. Во-первых, потому что человек создан по образу и подобию Божьему. Поэтому свет, просвещающий каждого человека, просвещает и наше сердце. В ком-то больше, в ком-то меньше.

Этот свет любви Божьей есть в каждом человеке. Кто-то любит маму, кто-то кошку, кто-то друзей, кто-то жену, семью. Это все проявление того же самого света, который просвещает каждого человека, приходящего в мир.

И между, например, прекрасным семьянином, который возится со своими детьми, и тем, кто, может, неудачный семьянин и идет реализовывать свою любовь в служении немощным людям, — перед Богом между ними разницы нет. И тот, и другой пытаются согреть других только естественными дарами своего собственного сердца.

Но и у тех, и у других рано или поздно эти естественные источники любви и сил кончатся.

И отец, любящий свое семейство, однажды встанет перед страшным выбором, — больше у него нет сил терпеть этих детей, а отпустить их, как отпустил евангельский отец в страну далече, тоже сил нет.

Доверить своих детей Богу он не может. Ждать он не может. Он исчерпал свой ресурс.

Так или иначе, все человеческие усилия исчерпаемы. Человек может любить в силу сложившихся условий воспитания. Какие-то книги побуждали его к тому, чтобы любить. Какие-то люди, встреченные им на пути, показали ему, как любить. Родители, которые научили любить. Гордиться тут нечем. Есть люди, у которых были замечательные родители, дали всю любовь, какую можно.

А есть люди, которые не видели любви вообще ни от кого в своей жизни. Чего же ждать от них великого служения любви.

Тем не менее мы, встав на путь служения ближнему, даже не отдаем себе отчет, насколько мы этим выбором обязаны предыдущим поколениям или прочитанным книгам, или просто родительской, отцовской или материнской любви. Или друзьям, которые были к нам снисходительны, или школе, в которой мы учились.

Это просто плод нашей жизни, а может, даже предыдущих поколений. Ничего высокого или великого в этом нет. Поскольку это человеческое, это тоже закончится.

Все мы немного крещенные

По-настоящему крещеных людей я в своей жизни почти не видел. Но столько лет прошло от момента, когда мы покрестились, до момента, когда мы сказали Богу: «Что Ты от меня хочешь? Скажи мне, что сделать, и я сделаю».

Между таинством крещения и нашим желанием послужить Богу прошло очень много времени. Мы долго шли к тому, чтобы реализовать то самое крещение, которое в нас заложено. Что такое крещение? Крещение – это погружение в смерть Христову.

Искусство любить – это искусство умирать. По другому любовь человеческому сердцу не дается.

Почему человек останавливается

Когда человек встает на путь служения людям, нуждающимся в его служении, он встает перед необходимостью умаляться, его социальная, личная, семейная, всякая жизнь умаляется, истощается. Его самого почти не остается.

И человек останавливается — потому что он не готов, потому что ему жалко себя, потому что трудно, потому что нарастают страсти, потому что нет доверия к Богу, — что это необходимо делать.

Человек не хочет делать то, что сделал Христос для людей. Он встает перед тайной распятого Христа, замирает с трепетом. Он должен замереть, если он крещеный человек, и сказать: «Господи, научи меня так любить людей».

Пока это из сердца не скажется и потом не будет реализовываться в маленьких подвигах собственной жизни, человек будет еще очень далек от той любви, к которой призывает Христос, от той любви, которую дает Христос, от того таинства крещения, в которое мы все крестились.

Поэтому я и говорю, что все мы немного крещеные. Мы на небольшой подвиг способны, на большой нет.

Любовь как система

Есть проявления любви, которые можно назвать спорадическими. То есть они от случая к случаю. Есть проявления любви постоянные, системные. Для воспитания человека гораздо важнее не случайные проявления любви, а именно системные.

Вот человек увидел старушку, божий одуванчик. Она не может через дорогу перейти. Ну как не помочь. Такая трогательная старушенция.

Он волевым движением руки останавливает машины и переводит старушку через дорогу. Сделал доброе дело. Но он его сделал и дальше пошел жить своей жизнью. А если он возьмет за правило всех старушек всегда переводить через дорогу, он сразу увидит, как трудно это делать, как тяжело, как у него не получается, как много у него всего более важного…

…У меня командировка, встреча. Я не могу сейчас тратить время на то, чтобы перевести эту старушку. Да и вообще, она неприятно одета, и воняет от нее. Не хочу я ее переводить. Она еще и матерится….

Именно системные проявления любви ставят человека перед осознанием ограниченности собственных возможностей любви.

И так же мы узнаем — сколько в нас греха, — то есть той части души, которая не служит любви, а зациклена на самом себе, посвящена удовлетворению собственных желаний, амбиций, а иногда просто своих страхов.

Греховная часть души – то, что любит покой для себя. Это нужно знать. С этого, может быть, очень много начинается.

Не все в нас отдано Богу, не все заполнено духом. Мы не отвергаемся себя, как требует это Евангелие. А раз не отвергаемся себя, не ненавидим себя, не можем отдать Богу всего себя, потому и не можем иметь ту любовь, которую дает Бог верующим в Него.

Мы не можем отвергнуть себя, стало быть не можем взять крест и идти за Ним. Ведь как устроено наше бытие? Или лучше сказать, Кем устроено наше бытие? Маленькая ремарка. Простите за высокие сравнения. Но это неизбежно, когда мы серьезно говорим о любви.

Этот мир, в котором мы живем, в котором мы призваны жить, он создан Богом, которого мы именуем Святая Троица. Три Лица, Отец, Сын и Святой Дух. Каждое из этих Лиц все свое божественное бытие отдает другим Лицам Святой Троицы, себе не оставляя ничего. Но ведь и каждый человек сотворен для всех других людей.

Мы всегда что-то утаиваем для себя

 

Грех разрушил это правильное мироощущение и миропонимание. Грех именно того и добился, что мы теперь жалеем себя и никак не можем без благодатной помощи отдать себя кому-нибудь другому. Я уж не говорю о служении немощным — просто жене, мужу, детям, матери. Мы не можем отдать себя без остатка.

Мы всегда что-то утаиваем для себя. Даже от очень дорогого человека. Это и есть проявление греха. Нужно сознавать, что это в нас есть, потому что это приведет нас к покаянию. А покаяние изменит все, что есть в нашей жизни.

В Первом послании апостола Павла к Коринфянам, знаменитой 13 главе говорится: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине: все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает.

Но что получается? Любовь долготерпит. Это значит, что терпение мое не может кончиться. А если оно кончилось? Значит, не люблю. Я только делаю вид, что люблю. Я принимаю все прелести любви и не принимаю ее подлинности. Если бы я любил, я бы терпел. Не терплю, значит, не люблю.

Мы, конечно, найдем оправдание. Ну как? Невозможно же это терпеть. Сколько можно? Я сколько ни прихожу, она меня все материт и материт. И обзывает, и ругает. Сколько можно терпеть? (о. Константин приводит пример из работы сестры милосердия с «трудным пациентом». Но эта аналогия, в своих масштабах, приложима и к любой ситуации в общении с «трудным» человеком — прим. Ред.)

А может, Бог повелел ей обзывать тебя, чтобы ты поняла, что никого ты не любишь. Смирилась и покаялась.

Измени сердце свое, принеси Богу покаяние, и он изменит сердце этой женщины, и она будет тебя благословлять, а не проклинать.

И ты сама смиришься и поймешь, что вовсе ты никакая ни любвеобильная, а обыкновенная несчастная, очень гордая, своенравная.

Подумаешь, не можешь вынести, как тебя матерят. Твоего Бога ругали больше, но Он же Бог. И грехов у Него не было. Не стоит ли потерпеть? Когда Давида, просто человека, злословил некий гадкий человечишка, у него были воины, чтобы его защитить. А он сказал, что если Бог повелел этому человеку злословить его, кто может запретить? Кто из нас относится к ругани человека, к обзыванию и нелюбви человека с таким отношением?

Так где же наша любовь? Это только самомнение, будто бы мы любим. А на самом деле нет. Или слова: «любовь не превозносится, не гордится». Это мы-то не превозносимся?

А над сестрами своими, которые не трудятся в сестричестве, которые боятся, не могут решиться оставить семью, муж не отпускает, над ними не превозносимся?

Над грешниками, над чиновниками, которые создали такие условия для наших больных, перед теми, кто управляет нашим государством и создает такие условия, мы разве не превозносимся, не гордимся?

Над теми людьми, которые мешают нам осуществлять наше служение не превозносимся, не гордимся?

Или, может быть, мы никого не осуждаем?

Когда собираемся вдвоем чайку попить, мы же ни про кого не говорим: «Да что же они делают, что же они творят, как они могут? Нет, чтобы были как мы».

Это же и есть гордыня и превозношение. Ведь любовь – это такое состояние сердца, когда оно не может сосредоточиться на одной жене, на одной семьи или на пяти больных. Оно изливается на всех. Если это Божья любовь.

Когда это Божья любовь, она изливается на больного, который ругается. И на медсестру, которая к нему не пускает. И на врача, который косо смотрит на то, что мы иконку поставили. На всех изливается. Потому что любовь по-другому не умеет. Она всех обнимает.

Если мы идем к нашему подопечному и по дороге кого-то осудили, — водителя за то, что он слишком медленно едет, или молодого человека, который не уступил место старушке, то мы на самом деле гордимся, и превозносимся, и осуждаем.

Стало быть, любви в нас нет. Понятно, что любовь не ищет своего и не раздражается. Мы же раздражаемся. Часто не на пациентов, хотя и на них тоже, бывает, раздражаемся. Мы раздражаемся на тех людей, которые мешают нам осуществлять наше служение. На сестру, которая чем-то нас отвлекает от любимого дела.

Таким образом, всегда себя контролируя, всегда себя проверяя этими словами о любви, мы понимаем, действительно мы любим или не любим.

Любовь все покрывает, а мы обличаем, всему верит, а мы отчаиваемся.

И в своем, и в семейном, и в подопечных отчаиваемся. Всего надеется любовь, а мы унываем. Все переносит, а мы изнемогаем от собственной беспомощности, бросаем начатое дело, говорим: «Батюшка, я больше не могу».

Значит, не можете. Надо бросить. Но надо бросить с мыслью, что это не потому, что пациент мне неподходящий или ситуация непереносимая, а любви в моем сердце нет. Просто нет. Тогда это родит покаяние.

А покаяние научит нас правде. А правда приведет к тому, что мы смиримся. Смирение приведет к благодати.

Часто мы можем только верить в любовь

Как воспитать вот эту самую любовь? Что надо делать для того, чтобы эта любовь Божья в сердце была? Способ, как стяжать такую любовь, один, всего один. В Церкви нет другого способа, никогда не было, никогда не будет. Это вера.

Все в христианстве начинается с веры, все движется верой, все заканчивается верой. Пока мы живы, мы живем верой, а не ведением. Такова наша доля, которая рождает все лучшее, что есть в нашей жизни.

Это та самая вера, которая и оживает в тех делах, которые мы делаем. Именно эта вера и оживает делами, и без этой веры все дела, какие бы они великие ни были, остаются просто добрыми делами, которые замечательные, прекрасные, но человека не спасают.

Добрые дела — всего лишь признак нашей человечности, а вовсе не христианства.

Только те дела, которые осуществляются по вере во Христа, а не по собственному расположению, и созидают нас, делают нас христианами. Если мы совершаем эти добрые дела просто потому, что у нас доброе сердце, это замечательно, прекрасно, это говорит только о том, какие вы замечательные люди. Но наше служение ближнему должно говорить о чем? О том, какой замечательный у нас Бог.

Если люди сказали, что мы замечательные, мы вполне можем испугаться этого свидетельства, потому что мы сотворили это дело всего лишь во славу свою. А мы должны делать это дело во славу Божью.

И когда человек, которому мы служим, скажет — велик христианский Бог, что Он делает с вами, с христианами, вот тогда мы подлинно понимаем, что служение наше принято Богом. А пока такого не говорят, у нас всегда есть сомнение, тем ли мы занимаемся, не себе ли зарабатываем дивиденды, не свое ли имя проповедуем, не гордимся ли в тайне души тем, что мы делаем.

Уроки выгорания

 

Мы должны с помощью наших разочарований и выгораний прийти к тому, чтобы сказать: «Господи, я без Тебя ничего не могу. Я прах и пепел. Я земля и камень. Мое сердце неспособно любить. Дай мне эту любовь. Дай мне любовь ко всем людям. Наполни, насыти меня этой любовью».

Пока мы это не скажем, Царство Божье для нас закрыто. Только нищие духом блаженны.

Все наше служение приводит к тому, что мы осознаем, что мы нищие, наше сердце каменное, любить мы не умеем.

Но в это надо поверить и принять это просто как факт. Люди не могут этого принять. Им очень страшно стоять в нищете перед Богом. Им очень хочется чем-то перед Богом погордиться.

Господи, конечно, все нищие, но я не настолько. Я вот свою семью люблю, хотя у меня такие ужасные дети, но я их все-таки люблю.

Я, конечно, ору на них иногда, раздражаюсь, но это от большой любви. Но, ты же знаешь, Господи, в моем сердце я их люблю. Человек хочет показать, он прикрывается этой своей как бы любовью, потому что в обнаженности своей нищеты никому стоять не хочется.

Каждый хочет прикрыть свою наготу, сказать, что у него есть копеечка, он не нищий к Господу пришел. И Господь говорит: «Ну и живи со своей копеечкой. Пусть она и будет тебе утешением.

Либо ты признаешь свою полную нищету и принимаешь все от Меня, либо остаешься со своей копеечкой, со своим зарытым в землю талантом. Либо принимаешь Меня целиком, и Я наполняю тебя любовью, либо ты считаешь себя способным хоть к чему-то, и тогда любовь на тебя не изливается».

Третья необходимая вещь для учебы любви – это заповеди, которые всем нам даны, чтобы исполнять. Тоже притча во языцех, но если мы посмотрим в свое сердце или вокруг себя, лучше в свое сердце, мы увидим, что не исполняем заповедь Божью.

Молимся ли мы за обижающих людей, благословляем ли мы тех, кто нас проклинает, действительно ли мы ходатайствуем перед Богом за тех, кто мешает нам в нашем служении, действительно ли мы готовы прощать всех людей, которые перед нами виноваты, даже если они не просят прощения?

Как только я ставлю себя под эту заповедь, я облекаюсь во Христа, ибо заповедь и есть Христос, одевающий меня своей благодатью. Мне стоит только решиться помолиться за обижающих, и я получаю благодать. Мне только стоит простить человека, который не просит у меня прощения, и я получаю благодать.

Любая благодать есть любовь, ибо Бог есть любовь и любая крошка Его благодати есть преумножение в нас любви. И напротив, всякое несоблюдение заповедей уводит нас во тьму, в прелесть самообмана.

Четвертый путь к любви – это молитвы. Но не молитвенное правило. Хотите, читайте его, хотите, нет. Это не относится к стяжанию любви.

Если вы исполняете дело служения любви, вам нужна другая молитва, которая наполняет ваше сердце именно вот этой, недостающей вам любовью. И в этом смысле надо в первую очередь просить у Бога этой самой любви к этому самому человеку, который вас раздражает, от общения с которым вы унываете, или та сестра, которая опять ввергла нас в осуждение, или с тем братом, который вам что-то не дал из того, что должен был дать.

К любому человеку, с кем возникло недоразумение, надо просить Господа дать вам любовь.

Не вообще любовь. Мы не Иоанн Кронштадтский. А любовь конкретно к этому человеку, с которым вам сейчас трудно и тяжело. И вот тогда эта молитва, из такого сердца возносимая за этого человека, несомненно будет услышана Богом и Бог даст этому человеку и веру, и любовь, и милость свою, потому что мы умалили свое сердце.

Проверка на смирение

 

Иерей Константин Корепанов. Фото с сайта ekaterinburg-eparhia.ru

И последнее. Об этом я не буду много говорить. Это причащение. Вот вы встаете перед чашей и священник читает слова: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живого, пришедший в мир грешные спасти, от них же первый есмь аз». Загляните в этот момент в свое сердце. Вы правда считаете себя среди стоящих здесь первым грешником?

Если вы считаете себя хуже этой бабушки у подсвечника, этого пьяницы, который вывел вас из себя, прося деньги, которых у вас нет, этой тетеньки, которая скребет скребком во время богослужения так, что мурашки по коже бегут, если вы правда считаете себя грешнее всех, когда причащаетесь, это причастие преисполнит вас любовью.

Но если вы подходите к чаше и ловите себя на мысли, что вы раздражены, что вы утомлены унынием от того, что в этом храме все какие-то… любви ни у кого нет.

Ну как живут христиане? Я пришла в незнакомый храм, меня никто не любит. И после этого они называются христианами. Подхожу к батюшке, спрашиваю, можно ли исповедоваться. А он спрашивает, почему я не вовремя пришла. Нет, чтобы явить любовь ко мне. Почему же он ее не являет? Я даже не знаю, причащаться мне или нет. Вроде как, готовилась.

И человек причащается с тайной мыслью о том, что в этом храме единственная христианка это она. А все остальные вообще непонятно что тут делают.

Вы загляните в собственное сердце. Только вы знаете ваше сердце. Священники не семи пядей во лбу. Они не прозорливы. Они не знают, что на самом деле у вас. Они доверяют вашим словам, вашему намерению. Они не вправе вас судить и рассматривать ваши сердечные намерения. Что скажете, о том они и будут судить вас.

Если вы имеете тайные помыслы, если вы чувствуете, что вы превозноситесь, раздражаетесь перед самой чашей, не обольщайте сами себя. Вы в осуждении причащаетесь.

А чтобы сердце наполнилось любовью, для этого нужно причащаться со смирением. Тогда мало-помалу переживая собственную духовную нищету, молясь о любви, причащаясь Бога, у которого есть любовь, мы постепенно будем восходить к полноте любви.

На самом деле любое служение в церкви, священника, монаха, социального работника, сестры милосердия, бабушки у подсвечника, кассира, проповедника, катехизатора, кого угодно, любое служение направлено только для одного – созидать самого себя в любви.

Это та цель, к которой мы призваны. Мы должны через наше служение стяжать любовь. Если мы стяжаем ее, то делаем все так, как велит Господь. Если не стяжаем, то не потому что обстоятельства «неправильно» сложились, а потому, что мы неправильно делаем Божью работу.

Автор Константин Корепанов
Коллажи Оксаны Романовой

Почему так сложно любить и позволять любить себя в ответ

«Когда ко мне приближались слишком близко, я молниеносно использовал приемы защиты. Шаг назад, разрыв дистанции, уклонение в сторону… Но потом я влюбился. И оказалось, что этот спорт не для слабаков». Писатель и блогер Дэни Флейшер о том, почему так сложно любить и позволять любить себя в ответ.

Я имею представление о том, что думают о любви мужчины. Какой смысл вкладывают в это понятие, что ждут от этого чувства и от выбранной ими женщины. Мнения разные, как и сами мужчины. Хотя, должна заметить, что принципиальной разницы нет.

Почему я хочу опубликовать рассуждения про любовь блогера Дени Фишера? Потому что он сумел кратко и емко выразить свой мужской взгляд на любовь. Потому что он говорит о самом главном просто и глубоко. Потому что мне его мысли очень симпатичны

 

 

1. Ваши чувства значат не так много

Чувства – это легкая часть любви. Они могут быть прекрасными и принести вам множество приятных минут. Но ваши чувства в реальности значат не так много.

Что вы делаете – вот что имеет значение. Каждый день: общаться и слушать, и находить компромиссы, и прощать, и искать в себе терпение для всего этого, и выбегать за йогуртом для нее в полночь – вот что заставляет ее поверить, что вы ее любите и что ваши чувства реальны.

И вот в чем проблема.

2. Любовь не побеждает все

Иногда побеждает время. Или логистика, или багаж, или страх, что вы хотите разного от жизни, или проблемы с нервами, или деньги, или дети, или недостаток секса, или хорошая пьянка, или слишком много внимания от мужчин, или ваши долги.

И ни одна из этих вещей сама по себе не отрицает той большой любви, которая все еще в центре всего, что есть между вами.

3. Любовь не принимает гипотез

У вас есть все эти идеи о том, кто вы в этом мире и кем вы являетесь, но это все – только идеи. До тех пор, пока ваши отношения не подтвердят или опровергнут их. Только тогда вы узнаете, что вы в реальности сделаете в конкретной ситуации, и иногда это на сто миль далеко от того, что вы о себе думали.

Иногда вы оказываетесь добрее, чем могли бы подумать, иногда слабее. Иногда вы себе удивляетесь, потому что вы оказываетесь лучше и сильнее и даже более того, – но иногда вы шокируете самого себя мелкотой своего масштаба.

Вы никогда не знаете – пока не узнаете.

4. Отправляйтесь в постель злыми

Иногда бывает такая точка, за которой ничего хорошего уже не последует. Вы говорили, и доказывали, и уступали. И наступали снова – и нет никакого прогресса.

Нет варианта, чтобы сделать этот день лучше. Если вы еще не сказали того, о чем пожалеете, то вы уже близки к тому, чтобы сказать. Хороший сон сейчас – ваше единственное спасение. (Но не будьте идиотом и не отказывайтесь спать в одной постели, чтобы отправиться с пледом на жесткий диванчик в гостиной. Просто уважайте эту невидимую линию между вами на этой восхитительно уютной двуспальной кровати.)

5. Смейтесь над всем, особенно над собой

Лучшее, что останется после того, как вы продеретесь сквозь весь shit (англ. дерьмо) ваших отношений, – это те приколы, которые вы будете потом спустя годы об этом рассказывать.

6. Прощайте, потому что вы это можете

Везде, где это возможно.

Иногда она обороняется не от меня, а от своего прошлого. Внезапно, на ровном месте, когда ты неправильно загрузил посудомоечную машину или принес «другие» яблоки. О чем это ей напоминает? Я не могу знать.

 

 

7. Двигайтесь каждый в своем ряду

Не потребляйте друг друга, как бы ни хотелось. Убедитесь, что каждый из вас по-прежнему – сам, свой собственный человек, с тем, что есть только у вас одного и не имеет отношения к другому.

Лучшее, что можно сделать, это оставаться на том месте, где вы знаете, что сможете продолжать жить и без вашего партнера, если уж так случится. Вы будете опустошены и потеряны на какое-то время, но весь ваш мир не рухнет. Ваш партнер сразу ощутит, как вы на него давите, если вы сотворите из него весь ваш мир.

8. Любовь – это не спасение

Вы не можете спасти никого. Никто не может спасти вас.

Нельзя «починить» или «исцелить» отношениями. Вы можете помочь собрать в одно целое те части, которые человек хочет собрать, чтобы спасти себя, – обеспечьте ему надежную опору и строительные леса, – но это и все. Если вы соберетесь спасать его сами, вам это вряд ли удастся, и в результате вы оба будете чувствовать себя мизерными. И если вы рассчитываете на то, что ваш партнер вас спасет, он почувствует этот груз ваших ожиданий, и вам обоим будет не по себе, когда это не удастся.

9. Позвольте быть слабым. Себе. Ей. Вам обоим

Все мы бываем слабыми и даже жалкими порой. У каждого есть точки, скрытые под слоем благодушного жирка, до которых иногда все же добираются. У всех есть моменты, которые связаны с прошлым. Такие страхи лежат глубоко.

Вы должны позволить своему партнеру быть слабым, быть (иногда, может быть только один раз) меньше, чем он есть, хотя иногда это может быть нелегко. Чтобы он знал, что не будет приговорен к вечному позору за то, что проявил слабость. Это важно. Это называется безопасность в отношениях.

10. Это не всегда личное

Мне бывает очень трудно понять, что меня задели не со зла.

Бывают такие удары ниже пояса, когда человек обороняется не от меня, а от своего прошлого. Совершенно внезапно, на ровном месте, когда ты неправильно загрузил посудомоечную машину или принес «другие» яблоки. О чем это ей напоминает? Я не могу знать.

11. Но ваши чувства имеют значение

…Но тем не менее меня это задевает. И я об этом скажу.

12. Сюрприз!

Цветы на столе посреди четверга. «Я люблю тебя» – без предупреждения, просто от фонаря. Включить подогрев сиденья, когда она еще только выходит из дома. Такие маленькие мелочи, которых бывает достаточно для долгой дороги.

Мне кажется, нет, я уверена, что нам, женщинам, очень важен мужской взгляд на любовь. Чтобы лучше понимать своих мужчин, понимать их чувства, их переживания. Поверьте, мужчины тоже переживают. Стараются не показывать это, по известным всем нам причинам.

Мужчинам нужна любовь. Когда мужчина верит в это чувство, когда верит, что его любят просто так, а не за что-то, он становится сильным как никогда. Он способен дать вам то, что получил от вас, и уже в троекратном размере.

Как жаль, что я прожила многие годы, не зная этого. Наделала кучу ошибок и поплатилась за них сполна.  Как жаль, что я не научила в свое время этому свою дочь. Она повторила мою судьбу. Ведь мы, мамы, передаем свои сценарии дочерям. Хотим мы этого или нет.

Как здорово, что я получив уроки жизни, сделала не просто выводы, а выучила уроки «на пять с плюсом». Я пошла дальше и получила важные знания, сакральные, как любить по-настоящему, дарить любовь и жить в гармонии с собой и миром, наслаждаясь жизнью.

 


Подпишитесь на полезные рассылки с моего образовательного ресурса. Как только вы, заполните форму подписки и подтвердите ее, начнете сразу получать великолепные подарки от меня! Вас ждет море полезного контента в формате видео и текста. Жду вас в нашем сообществе!

С любовью, Эва 

comments powered by HyperComments

Почему так трудно любить | Милосердие.ru

«Надо поверить, что я не имею любви и принять это просто как факт. Люди не могут этого принять. Им очень страшно стоять в нищете перед Богом. Им очень хочется чем-то перед Богом погордиться»

В середине октября в Москве прошел VIII Общецерковный съезд по социальному служению. На секции сестер милосердия, по мнению сестер, необычайно живой и насыщенной, множество окликов вызвал доклад иерея Константина Корепанова из Екатеринбурга.

Батюшка, опять же по отзывам опытных в деле сестер, высказал мнения, которые нечасто высказываются с трибун. А именно: не умеем мы любить, хоть и христиане. И нечего гордиться своим служением, а надо все время просить эту любовь у Бога, а себя не бояться сознавать нищим. Тогда и выгорания не будет.

Дайте мне кого-нибудь полюбить

«Меня попросили приехать на ваш съезд, вырвали как морковку из грядки. Мне всегда очень тяжело выступать перед подобной аудиторией, потому что здесь труженики, которые находятся на самом острие трудностей миссионерского, христианского служения.

О том, какие проблемы существуют в сестринском служении, я знаю не понаслышке. Люди приходят и рассказывают.

В Евангелии, в христианстве есть такая странная, не всем осознаваемая антиномия. Любви у нас нет. По определению ни в одном человеке нет любви. В то же время она у нас есть.

С одной стороны, любовь – это цель, к которой мы должны стремиться. Некая совокупность совершенства. С точки зрения преподобного Иоанна Лествичника, высшая ступень восхождения человека к Богу, полнота богообщения. В этом смысле у нас ее нет.

С другой стороны, все Евангелие говорит нам о том, что мы должны все делать с любовью.

Но слыша постоянно евангельский призыв к любви, в человеке возникает заблуждение — будто бы любовь у него уже есть.

Будто бы он ее имеет, но надо только найти способ, куда бы эту любовь приложить, кого бы полюбить. Именно с таким мотивом, с такой идеей человек приходит в сестричество. Он теребит батюшку или еще кого-нибудь, говорит: «Дайте мне, я хочу кого-нибудь полюбить. Я хочу исполнить христианское служение.

Кто нуждается у нас в помощи? Покажите мне, кто нуждается. Я хочу ему помочь. Христианин – это тот, кто служит. Я хочу послужить. Я хочу что-то сделать для людей, которые меня окружают. Мне надоело стоять на службе и молиться, без толку тратить лучшие годы своей жизни. Дайте мне кого-нибудь полюбить».

Действительно, когда кто-то подарил подарки на Рождество и видит улыбку на лице человека, видит радость в его глазах, потому что его вообще никто не замечал в последние 15 лет жизни, а тут ему целый подарок подарили, — конечно, такой даритель подарков счастлив. Человек понимает, как здорово любить других людей, как это трогательно, замечательно. Вот настоящая христианская жизнь. Пойду и буду делать.

Но это хоть и нормальная реакция, но он сам себя еще не знает. Он думает, что вот эта самая любовь у него есть.

Не могу больше

Получается, человек проходит некоторый этап своей жизни, вот так, в служении, в горении, и испытывает разочарование от того, что любви он в себе уже не чувствует. Хорошо, если у него найдется опытный духовник, который объяснит ему, что с ним происходит.

А если такого духовника нет, тогда он начинает обвинять в том, что у него не хватило любви, других людей или обстоятельства жизни. И вот тогда из правильного, нужного и ценного ощущения собственной пустоты человек попадает в духовную западню. Он неправильно ставит диагноз своему состоянию и называет это выгоранием или еще как-нибудь.

На самом деле это всего лишь свидетельство о том, что все духовные свойства нашей души, в том числе любовь, — исчерпаемы. Свидетельство того, что у нас больше нет сил любить. Мы дошли до предела нашего человеческого естества.

У кого-то такой темперамент, что он способен обнять много людей. У кого-то такой темперамент, что он даже жену обнять не может. Для него это подвиг. Темперамент у каждого разный.

У людей, которые откликаются на служение, сердце естественным образом раскрыто навстречу другому человеку. Они раскрываются, раскрываются и доходят до истощения своих человеческих сил. Все их человеческое закончилось. Больше они раскрываться не могут.

Их талант, дар человеческой природы, человеческого естества закончился.  Но это благо. И очень важно иметь духовника, который скажет и объяснит, что с человеком произошло.

Научиться просить Бога о помощи — это не «Господи, помоги» сказать

Такое разочарование и выгорание показывают, что мы надеялись только на себя. Мы привыкли любить, привыкли давать, привыкли быть щедрыми — по своему естеству. И когда мы обретаем некий евангельский, как нам представляется, путь, мы думаем, что так и дальше все пойдет — хорошо и благостно.

Но ничего подобного.

На евангельском пути очень быстро обнаруживается, что наши естественные силы конечны. И нужна помощь Божия. А мы-то верили, что можем любить и сил наших хватит, именно наших сил.

Конечно, мы немного молились, мы исполняли молитвенное правило. Мы когда-то о чем-то просили. Но все это бесконечно далеко от того, что требуется для человека, который возлагает упование на Бога. Понятно, что некоторую способность любви человеческое сердце уже имеет. Во-первых, потому что человек создан по образу и подобию Божьему. Поэтому свет, просвещающий каждого человека, просвещает и наше сердце. В ком-то больше, в ком-то меньше.

Этот свет любви Божьей есть в каждом человеке. Кто-то любит маму, кто-то кошку, кто-то друзей, кто-то жену, семью. Это все проявление того же самого света, который просвещает каждого человека, приходящего в мир.

И между, например, прекрасным семьянином, который возится со своими детьми, и тем, кто, может, неудачный семьянин и идет реализовывать свою любовь в служении немощным людям, — перед Богом между ними разницы нет. И тот, и другой пытаются согреть других только естественными дарами своего собственного сердца.

Но и у тех, и у других рано или поздно эти естественные источники любви и сил кончатся.

И отец, любящий свое семейство, однажды встанет перед страшным выбором, — больше у него нет сил терпеть этих детей, а отпустить их, как отпустил евангельский отец в страну далече, тоже сил нет.

Доверить своих детей Богу он не может. Ждать он не может. Он исчерпал свой ресурс.

Так или иначе, все человеческие усилия исчерпаемы. Человек может любить в силу сложившихся условий воспитания. Какие-то книги побуждали его к тому, чтобы любить. Какие-то люди, встреченные им на пути, показали ему, как любить. Родители, которые научили любить. Гордиться тут нечем. Есть люди, у которых были замечательные родители, дали всю любовь, какую можно.

А есть люди, которые не видели любви вообще ни от кого в своей жизни. Чего же ждать от них великого служения любви.

Тем не менее мы, встав на путь служения ближнему, даже не отдаем себе отчет, насколько мы этим выбором обязаны предыдущим поколениям или прочитанным книгам, или просто родительской, отцовской или материнской любви. Или друзьям, которые были к нам снисходительны, или школе, в которой мы учились.

Это просто плод нашей жизни, а может, даже предыдущих поколений. Ничего высокого или великого в этом нет. Поскольку это человеческое, это тоже закончится.

Все мы немного крещенные

По-настоящему крещеных людей я в своей жизни почти не видел. Но столько лет прошло от момента, когда мы покрестились, до момента, когда мы сказали Богу: «Что Ты от меня хочешь? Скажи мне, что сделать, и я сделаю».

Между таинством крещения и нашим желанием послужить Богу прошло очень много времени. Мы долго шли к тому, чтобы реализовать то самое крещение, которое в нас заложено. Что такое крещение? Крещение – это погружение в смерть Христову.

Искусство любить – это искусство умирать. По другому любовь человеческому сердцу не дается.

Почему человек останавливается

Когда человек встает на путь служения людям, нуждающимся в его служении, он встает перед необходимостью умаляться, его социальная, личная, семейная, всякая жизнь умаляется, истощается. Его самого почти не остается.

И человек останавливается — потому что он не готов, потому что ему жалко себя, потому что трудно, потому что нарастают страсти, потому что нет доверия к Богу, — что это необходимо делать.

Человек не хочет делать то, что сделал Христос для людей. Он встает перед тайной распятого Христа, замирает с трепетом. Он должен замереть, если он крещеный человек, и сказать: «Господи, научи меня так любить людей».

Пока это из сердца не скажется и потом не будет реализовываться в маленьких подвигах собственной жизни, человек будет еще очень далек от той любви, к которой призывает Христос, от той любви, которую дает Христос, от того таинства крещения, в которое мы все крестились.

Поэтому я и говорю, что все мы немного крещеные. Мы на небольшой подвиг способны, на большой нет.

Любовь как система

Есть проявления любви, которые можно назвать спорадическими. То есть они от случая к случаю. Есть проявления любви постоянные, системные. Для воспитания человека гораздо важнее не случайные проявления любви, а именно системные.

Вот человек увидел старушку, божий одуванчик. Она не может через дорогу перейти. Ну как не помочь. Такая трогательная старушенция.

Он волевым движением руки останавливает машины и переводит старушку через дорогу. Сделал доброе дело. Но он его сделал и дальше пошел жить своей жизнью. А если он возьмет за правило всех старушек всегда переводить через дорогу, он сразу увидит, как трудно это делать, как тяжело, как у него не получается, как много у него всего более важного…

…У меня командировка, встреча. Я не могу сейчас тратить время на то, чтобы перевести эту старушку. Да и вообще, она неприятно одета, и воняет от нее. Не хочу я ее переводить. Она еще и матерится….

Именно системные проявления любви ставят человека перед осознанием ограниченности собственных возможностей любви.

И так же мы узнаем — сколько в нас греха, — то есть той части души, которая не служит любви, а зациклена на самом себе, посвящена удовлетворению собственных желаний, амбиций, а иногда просто своих страхов.

Греховная часть души – то, что любит покой для себя. Это нужно знать. С этого, может быть, очень много начинается.

Не все в нас отдано Богу, не все заполнено духом. Мы не отвергаемся себя, как требует это Евангелие. А раз не отвергаемся себя, не ненавидим себя, не можем отдать Богу всего себя, потому и не можем иметь ту любовь, которую дает Бог верующим в Него.

Мы не можем отвергнуть себя, стало быть не можем взять крест и идти за Ним. Ведь как устроено наше бытие? Или лучше сказать, Кем устроено наше бытие? Маленькая ремарка. Простите за высокие сравнения. Но это неизбежно, когда мы серьезно говорим о любви.

Этот мир, в котором мы живем, в котором мы призваны жить, он создан Богом, которого мы именуем Святая Троица. Три Лица, Отец, Сын и Святой Дух. Каждое из этих Лиц все свое божественное бытие отдает другим Лицам Святой Троицы, себе не оставляя ничего. Но ведь и каждый человек сотворен для всех других людей.

Мы всегда что-то утаиваем для себя

Грех разрушил это правильное мироощущение и миропонимание. Грех именно того и добился, что мы теперь жалеем себя и никак не можем без благодатной помощи отдать себя кому-нибудь другому. Я уж не говорю о служении немощным — просто жене, мужу, детям, матери. Мы не можем отдать себя без остатка.

Мы всегда что-то утаиваем для себя. Даже от очень дорогого человека. Это и есть проявление греха. Нужно сознавать, что это в нас есть, потому что это приведет нас к покаянию. А покаяние изменит все, что есть в нашей жизни.

В Первом послании апостола Павла к Коринфянам, знаменитой 13 главе говорится: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине: все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает.

Но что получается? Любовь долготерпит. Это значит, что терпение мое не может кончиться. А если оно кончилось? Значит, не люблю. Я только делаю вид, что люблю. Я принимаю все прелести любви и не принимаю ее подлинности. Если бы я любил, я бы терпел. Не терплю, значит, не люблю.

Мы, конечно, найдем оправдание. Ну как? Невозможно же это терпеть. Сколько можно? Я сколько ни прихожу, она меня все материт и материт. И обзывает, и ругает. Сколько можно терпеть? (о. Константин приводит пример из работы сестры милосердия с «трудным пациентом». Но эта аналогия, в своих масштабах, приложима и к любой ситуации в общении с «трудным» человеком — прим. Ред.)

А может, Бог повелел ей обзывать тебя, чтобы ты поняла, что никого ты не любишь. Смирилась и покаялась.

Измени сердце свое, принеси Богу покаяние, и он изменит сердце этой женщины, и она будет тебя благословлять, а не проклинать.

И ты сама смиришься и поймешь, что вовсе ты никакая ни любвеобильная, а обыкновенная несчастная, очень гордая, своенравная.

Подумаешь, не можешь вынести, как тебя матерят. Твоего Бога ругали больше, но Он же Бог. И грехов у Него не было. Не стоит ли потерпеть? Когда Давида, просто человека, злословил некий гадкий человечишка, у него были воины, чтобы его защитить. А он сказал, что если Бог повелел этому человеку злословить его, кто может запретить? Кто из нас относится к ругани человека, к обзыванию и нелюбви человека с таким отношением?

Так где же наша любовь? Это только самомнение, будто бы мы любим. А на самом деле нет. Или слова: «любовь не превозносится, не гордится». Это мы-то не превозносимся?

А над сестрами своими, которые не трудятся в сестричестве, которые боятся, не могут решиться оставить семью, муж не отпускает, над ними не превозносимся?

Над грешниками, над чиновниками, которые создали такие условия для наших больных, перед теми, кто управляет нашим государством и создает такие условия, мы разве не превозносимся, не гордимся?

Над теми людьми, которые мешают нам осуществлять наше служение не превозносимся, не гордимся?

Или, может быть, мы никого не осуждаем?

Когда собираемся вдвоем чайку попить, мы же ни про кого не говорим: «Да что же они делают, что же они творят, как они могут? Нет, чтобы были как мы».

Это же и есть гордыня и превозношение. Ведь любовь – это такое состояние сердца, когда оно не может сосредоточиться на одной жене, на одной семьи или на пяти больных. Оно изливается на всех. Если это Божья любовь.

Когда это Божья любовь, она изливается на больного, который ругается. И на медсестру, которая к нему не пускает. И на врача, который косо смотрит на то, что мы иконку поставили. На всех изливается. Потому что любовь по-другому не умеет. Она всех обнимает.

Если мы идем к нашему подопечному и по дороге кого-то осудили, — водителя за то, что он слишком медленно едет, или молодого человека, который не уступил место старушке, то мы на самом деле гордимся, и превозносимся, и осуждаем.

Стало быть, любви в нас нет. Понятно, что любовь не ищет своего и не раздражается. Мы же раздражаемся. Часто не на пациентов, хотя и на них тоже, бывает, раздражаемся. Мы раздражаемся на тех людей, которые мешают нам осуществлять наше служение. На сестру, которая чем-то нас отвлекает от любимого дела.

Таким образом, всегда себя контролируя, всегда себя проверяя этими словами о любви, мы понимаем, действительно мы любим или не любим.

Любовь все покрывает, а мы обличаем, всему верит, а мы отчаиваемся.

И в своем, и в семейном, и в подопечных отчаиваемся. Всего надеется любовь, а мы унываем. Все переносит, а мы изнемогаем от собственной беспомощности, бросаем начатое дело, говорим: «Батюшка, я больше не могу».

Значит, не можете. Надо бросить. Но надо бросить с мыслью, что это не потому, что пациент мне неподходящий или ситуация непереносимая, а любви в моем сердце нет. Просто нет. Тогда это родит покаяние.

А покаяние научит нас правде. А правда приведет к тому, что мы смиримся. Смирение приведет к благодати.

Часто мы можем только верить в любовь

Как воспитать вот эту самую любовь? Что надо делать для того, чтобы эта любовь Божья в сердце была? Способ, как стяжать такую любовь, один, всего один. В Церкви нет другого способа, никогда не было, никогда не будет. Это вера.

Все в христианстве начинается с веры, все движется верой, все заканчивается верой. Пока мы живы, мы живем верой, а не ведением. Такова наша доля, которая рождает все лучшее, что есть в нашей жизни.

Это та самая вера, которая и оживает в тех делах, которые мы делаем. Именно эта вера и оживает делами, и без этой веры все дела, какие бы они великие ни были, остаются просто добрыми делами, которые замечательные, прекрасные, но человека не спасают.

Добрые дела — всего лишь признак нашей человечности, а вовсе не христианства.

Только те дела, которые осуществляются по вере во Христа, а не по собственному расположению, и созидают нас, делают нас христианами. Если мы совершаем эти добрые дела просто потому, что у нас доброе сердце, это замечательно, прекрасно, это говорит только о том, какие вы замечательные люди. Но наше служение ближнему должно говорить о чем? О том, какой замечательный у нас Бог.

Если люди сказали, что мы замечательные, мы вполне можем испугаться этого свидетельства, потому что мы сотворили это дело всего лишь во славу свою. А мы должны делать это дело во славу Божью.

И когда человек, которому мы служим, скажет — велик христианский Бог, что Он делает с вами, с христианами, вот тогда мы подлинно понимаем, что служение наше принято Богом. А пока такого не говорят, у нас всегда есть сомнение, тем ли мы занимаемся, не себе ли зарабатываем дивиденды, не свое ли имя проповедуем, не гордимся ли в тайне души тем, что мы делаем.

Уроки выгорания

Мы должны с помощью наших разочарований и выгораний прийти к тому, чтобы сказать: «Господи, я без Тебя ничего не могу. Я прах и пепел. Я земля и камень. Мое сердце неспособно любить. Дай мне эту любовь. Дай мне любовь ко всем людям. Наполни, насыти меня этой любовью».

Пока мы это не скажем, Царство Божье для нас закрыто. Только нищие духом блаженны.

Все наше служение приводит к тому, что мы осознаем, что мы нищие, наше сердце каменное, любить мы не умеем.

Но в это надо поверить и принять это просто как факт. Люди не могут этого принять. Им очень страшно стоять в нищете перед Богом. Им очень хочется чем-то перед Богом погордиться.

Господи, конечно, все нищие, но я не настолько. Я вот свою семью люблю, хотя у меня такие ужасные дети, но я их все-таки люблю.

Я, конечно, ору на них иногда, раздражаюсь, но это от большой любви. Но, ты же знаешь, Господи, в моем сердце я их люблю. Человек хочет показать, он прикрывается этой своей как бы любовью, потому что в обнаженности своей нищеты никому стоять не хочется.

Каждый хочет прикрыть свою наготу, сказать, что у него есть копеечка, он не нищий к Господу пришел. И Господь говорит: «Ну и живи со своей копеечкой. Пусть она и будет тебе утешением.

Либо ты признаешь свою полную нищету и принимаешь все от Меня, либо остаешься со своей копеечкой, со своим зарытым в землю талантом. Либо принимаешь Меня целиком, и Я наполняю тебя любовью, либо ты считаешь себя способным хоть к чему-то, и тогда любовь на тебя не изливается».

Третья необходимая вещь для учебы любви – это заповеди, которые всем нам даны, чтобы исполнять. Тоже притча во языцех, но если мы посмотрим в свое сердце или вокруг себя, лучше в свое сердце, мы увидим, что не исполняем заповедь Божью.

Молимся ли мы за обижающих людей, благословляем ли мы тех, кто нас проклинает, действительно ли мы ходатайствуем перед Богом за тех, кто мешает нам в нашем служении, действительно ли мы готовы прощать всех людей, которые перед нами виноваты, даже если они не просят прощения?

Как только я ставлю себя под эту заповедь, я облекаюсь во Христа, ибо заповедь и есть Христос, одевающий меня своей благодатью. Мне стоит только решиться помолиться за обижающих, и я получаю благодать. Мне только стоит простить человека, который не просит у меня прощения, и я получаю благодать.

Любая благодать есть любовь, ибо Бог есть любовь и любая крошка Его благодати есть преумножение в нас любви. И напротив, всякое несоблюдение заповедей уводит нас во тьму, в прелесть самообмана.

Четвертый путь к любви – это молитвы. Но не молитвенное правило. Хотите, читайте его, хотите, нет. Это не относится к стяжанию любви.

Если вы исполняете дело служения любви, вам нужна другая молитва, которая наполняет ваше сердце именно вот этой, недостающей вам любовью. И в этом смысле надо в первую очередь просить у Бога этой самой любви к этому самому человеку, который вас раздражает, от общения с которым вы унываете, или та сестра, которая опять ввергла нас в осуждение, или с тем братом, который вам что-то не дал из того, что должен был дать.

К любому человеку, с кем возникло недоразумение, надо просить Господа дать вам любовь.

Не вообще любовь. Мы не Иоанн Кронштадтский. А любовь конкретно к этому человеку, с которым вам сейчас трудно и тяжело. И вот тогда эта молитва, из такого сердца возносимая за этого человека, несомненно будет услышана Богом и Бог даст этому человеку и веру, и любовь, и милость свою, потому что мы умалили свое сердце.

Проверка на смирение

Иерей Константин Корепанов. Фото с сайта ekaterinburg-eparhia.ru

И последнее. Об этом я не буду много говорить. Это причащение. Вот вы встаете перед чашей и священник читает слова: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живого, пришедший в мир грешные спасти, от них же первый есмь аз». Загляните в этот момент в свое сердце. Вы правда считаете себя среди стоящих здесь первым грешником?

Если вы считаете себя хуже этой бабушки у подсвечника, этого пьяницы, который вывел вас из себя, прося деньги, которых у вас нет, этой тетеньки, которая скребет скребком во время богослужения так, что мурашки по коже бегут, если вы правда считаете себя грешнее всех, когда причащаетесь, это причастие преисполнит вас любовью.

Но если вы подходите к чаше и ловите себя на мысли, что вы раздражены, что вы утомлены унынием от того, что в этом храме все какие-то… любви ни у кого нет.

Ну как живут христиане? Я пришла в незнакомый храм, меня никто не любит. И после этого они называются христианами. Подхожу к батюшке, спрашиваю, можно ли исповедоваться. А он спрашивает, почему я не вовремя пришла. Нет, чтобы явить любовь ко мне. Почему же он ее не являет? Я даже не знаю, причащаться мне или нет. Вроде как, готовилась.

И человек причащается с тайной мыслью о том, что в этом храме единственная христианка это она. А все остальные вообще непонятно что тут делают.

Вы загляните в собственное сердце. Только вы знаете ваше сердце. Священники не семи пядей во лбу. Они не прозорливы. Они не знают, что на самом деле у вас. Они доверяют вашим словам, вашему намерению. Они не вправе вас судить и рассматривать ваши сердечные намерения. Что скажете, о том они и будут судить вас.

Если вы имеете тайные помыслы, если вы чувствуете, что вы превозноситесь, раздражаетесь перед самой чашей, не обольщайте сами себя. Вы в осуждении причащаетесь.

А чтобы сердце наполнилось любовью, для этого нужно причащаться со смирением. Тогда мало-помалу переживая собственную духовную нищету, молясь о любви, причащаясь Бога, у которого есть любовь, мы постепенно будем восходить к полноте любви.

На самом деле любое служение в церкви, священника, монаха, социального работника, сестры милосердия, бабушки у подсвечника, кассира, проповедника, катехизатора, кого угодно, любое служение направлено только для одного – созидать самого себя в любви.

Это та цель, к которой мы призваны. Мы должны через наше служение стяжать любовь. Если мы стяжаем ее, то делаем все так, как велит Господь. Если не стяжаем, то не потому что обстоятельства «неправильно» сложились, а потому, что мы неправильно делаем Божью работу.

Коллажи Оксаны Романовой

Почему любить так сложно? Что значит любить по-настоящему?

Пока мы будем ждать от партнера, чтобы он решил наши проблемы, исполнил желания, заполнил внутреннюю пустоту и вообще придал смысл всей нашей жизни, настоящая любовь останется для нас… недоступной.

Он (она) ли это? Почему так трудно встретить свою  «половинку»? Как понять, что это действительно любовь? И любят ли меня по-настоящему?.. Вся наша жизнь с мечтами о большой любви строится вокруг таких вопросов. Они нас тревожат, и мы неустанно задаем их себе, а порой и нашим партнерам. В век потребления, когда романтикой в цветах и шоколадных сердечках торгуют каждый год на 14 февраля и 8 марта, а секс все больше переходит в ведение глянцевых журналов и продавцов интимных товаров, любовь тоже становится продуктом потребления. В обществе, где котируются быстрые результаты без приложения усилий, беспроигрышные рецепты и гарантии от любых рисков, свою любовь мы тоже невольно встраиваем в формат моментальной рентабельности: «Ты меня разочаровываешь – нас меньше тянет друг к другу – все, пора расставаться!»

Нам хочется погорячее

«Когда стихает первая влюбленность и отношения становятся ровнее, многие пары действительно распадаются, – подтверждает семейный психотерапевт Инна Хамитова. – Немало мужчин и женщин уверены в том, что любить по-настоящему – это значит всецело пребывать в потоке страсти. Погоня за сильными эмоциями оказывается предпочтительнее гармонии, равновесия в отношениях, желания ближе узнать мир своего избранника». У некоторых и вовсе может сложиться представление о любви как о некоей зависимости, по силе сродни наркотической.

Жажду непрерывного поиска питает и Интернет. «Каждый день знакомиться приходят тысячи новых людей, – хвастается реклама одного из популярных сайтов знакомств. – А это значит, что всегда будет повод для новой встречи!» Возможность быстрого просмотра, неограниченного кастинга кандидатов создает иллюзию, что мы непременно найдем то, что не удалось, на этот раз. «Знакомства в Интернете – часть современной жизни, и в определенном смысле они выручают современного человека, – считает психотерапевт Александр Орлов. – С другой стороны, они формируют в нас потребительское отношение к любви: словно мы в супермаркете, где есть и отдел разнообразных партнеров… Наше общение становится интенсивнее, процесс знакомства ускоряется. Количество потенциальных контактов растет, но вместе с тем они становятся более краткими, эфемерными».

От идеала трудно отказаться

Образ прекрасного принца или сказочной принцессы, похоже, все так же неизменно живет в наших мечтах, не смущаясь повседневной реальности. «Необходимо вовремя отказаться от идеального, едва ли не бесплотного образа своего партнера, иначе можно попасть в ловушку собственных заблуждений, – уверена Инна Хамитова. – Когда начинается совместная жизнь, многие не выдерживают встречи с реальным человеком. Появляются подробности, которые нельзя не замечать, но идеальный образ возлюбленного мешает признать, что он такой же человек, как и мы, и нам может не все в нем нравиться». Но как это – не все? Ведь мы же мечтаем о великой, бесконечной и безусловной любви! «Но так может любить только Бог», – удаляясь от мира за монастырские стены, говорят избравшие духовную стезю. Так как же совместить любовь мужчины и женщины с такой недосягаемой высотой?

И те, кто ищет пару, и те, кто вместе давно, – мы все хотим настоящей любви: она представляется нам последним шансом в полной мере ощутить себя собой, придать смысл своей жизни. «Взгляд на любовь с прежних времен сильно изменился, – отмечает психоаналитик Умберто Галимберти. – Похоже, она стала единственной сферой жизни, в которой мы можем быть собой, освобождаясь от прочих ролей, которыми нас нагрузило общество».
Отчаянно, как никогда мы возлагаем на любовь наши надежды: что она даст все то, чего нам недостает, пробудит вкус к жизни и непременно приведет к счастью. Но готовы ли мы на жертвы ради этой цели? «Пространство любви – единственное, в котором наше «Я» не сковано правилами и может развернуться свободно, – продолжает Умберто Галимберти. – А потому любовь способствует усугублению нашего индивидуализма. Сегодня мужчины и женщины ищут в ней не столько отношений с другим, сколько возможности реализовать свое «Я». Так получается, чтобы реализовать себя, нам необходимо любить – и вместе с тем любить оказывается сложнее, чем когда-либо. Поскольку сегодня мы ищем в любви через другого человека, опосредованно, собственное «Я».
Однако жажда самореализации лишь ради себя самого противна природе настоящей любви: рождаясь между двумя людьми, она меняет обоих. Партнеры во всей полноте раскрываются не только для самих себя, но и друг для друга. Встреча двоих рождает третье, новое действующее лицо – их союз, и с этим нужно считаться. Настоящей любви необходимы наше терпение, настойчивость, ясное сознание и умение принимать вещи такими, какие они есть. Настоящая любовь – это усилие, наше пари с самой жизнью. И эта любовь всегда сторицей возвращает то, что нами в нее вложено.

Любить по-настоящему – это значит…

Американский семейный психотерапевт Харвилл Хендрикс в своей книге «Как добиться желанной любви» описал десять важных шагов, чтобы продвинуться на пути истинной любви.
понимать, что в наших любовных отношениях есть и скрытая цель: излечить те душевные раны, которые каждый из нас двоих несет в душе с детства.
стараться видеть в партнере реального человека, освобождаясь от собственных иллюзий и неоправданных ожиданий.
любить его безусловно.
заботливо выстраивать наши отношения, совершенствовать их день за днем.
понимать, что желания и потребности другого так же важны, как и наши собственные.
довериться своему партнеру, отказываясь от разрушающей нас привычки быть несчастливыми.
учиться видеть темные стороны своей души, чтобы не проецировать их на другого, не винить его в том, что нам не нравится в нас самих.
искать в себе силы и возможности, которых нам недостает, не ожидая от другого, что он их восполнит.
говорить о своих потребностях и желаниях партнеру.
понять и принять, что любить по-настоящему – трудно.

Почему влюбленность слепа?Альфрид Лэнгле (Alfried Längle) – доктор медицины и философии, президент Международного общества экзистенциального анализа и логотерапии (GLE-International).

Влюбленность – остаток рая на земле. У влюбленных нет проблем, в их руках все силы мира, им не нужны ни сон, ни еда. А истинная любовь другая, она видящая, она видит существо человека. Влюбленность, говорят, ослепляет. Почему? Во влюбленности я вижу человека таким, каким я желаю его видеть. Я еще так мало знаю его, что все заполняю своими желаниями. Таким образом, я всегда влюблен в свое собственное представление. И именно это делает влюбленность райским переживанием, потому что в моем представлении нет теневых сторон. В другом же мы видим его шарм, притягательность, эротичность. И на эти гвоздики развешиваем свои представления о нем.

Об этом:

  • Карл Роджерс «Брак и его альтернативы», Этерна, 2006.
  • Эрих Фромм «Искусство любить», Азбука-классика, 2008.
  • Аллан и Барбара Пиз «Почему мужчины хотят секса, а женщины любви», Эксмо, 2009.

Источник: журнал PSYCHOLOGIES №43

Джесси Маккартни — Почему так трудно найти любовь? şarkı sözleri

Каждый день я смотрю вокруг

Кажется, никто никогда не доволен

Может быть, под

Нам всем есть что скрывать?

С момента прибытия

Мы хотим заполнить пространство внутри

Нам всем нужно чувствовать себя живыми.

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Все, что я знаю, это когда вы его найдете

Даже на земле может казаться, что ты в раю

Подскажите сейчас, разблокируйте секрет

Помогите всем нам найти спрятанное сокровище.

С момента прибытия

Мы хотим заполнить пространство внутри

Нам всем нужно чувствовать себя живыми.

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Почему так сложно найти любовь?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Почему так сложно найти любовь?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Разве ты не знаешь, что я никогда не сдамся

«Пока я найду любовь?

Я буду искать по всему миру

Чтобы найти свою любовь.

Почему так сложно найти любовь?

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

.

Джесси Маккартни — Liedtext: Почему так трудно найти любовь?

Каждый день я смотрю вокруг

Кажется, никто никогда не доволен

Может быть, под

Нам всем есть что скрывать?

С момента прибытия

Мы хотим заполнить пространство внутри

Нам всем нужно чувствовать себя живыми.

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Все, что я знаю, это когда вы его найдете

Даже на земле может казаться, что ты в раю

Подскажите сейчас, разблокируйте секрет

Помогите всем нам найти спрятанное сокровище.

С момента прибытия

Мы хотим заполнить пространство внутри

Нам всем нужно чувствовать себя живыми.

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Почему так сложно найти любовь?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Почему так сложно найти любовь?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Разве ты не знаешь, что я никогда не сдамся

«Пока я найду любовь?

Я буду искать по всему миру

Чтобы найти свою любовь.

Почему так сложно найти любовь?

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

.

Джесси Маккартни — Почему так трудно найти любовь? текст

Каждый день смотрю вокруг

Кажется, никто никогда не доволен

Может быть, под

Нам всем есть что скрывать?

С момента прибытия

Мы хотим заполнить пространство внутри

Нам всем нужно чувствовать себя живыми.

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Все, что я знаю, это когда вы его найдете

Даже на земле может казаться, что ты в раю

Подскажите сейчас, разблокируйте секрет

Помогите всем нам найти спрятанное сокровище.

С момента прибытия

Мы хотим заполнить пространство внутри

Нам всем нужно чувствовать себя живыми.

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Почему так сложно найти любовь?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Почему так сложно найти любовь?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Разве ты не знаешь, что я никогда не сдамся

«Пока я найду любовь?

Я буду искать по всему миру

Чтобы найти свою любовь.

Почему так сложно найти любовь?

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

.

Джесси Маккартни — Текст «Почему так трудно найти любовь?»

Я каждый день смотрю вокруг

Кажется, никто никогда не доволен

Может быть, под

Нам всем есть что скрывать?

С момента прибытия

Мы хотим заполнить пространство внутри

Нам всем нужно чувствовать себя живыми.

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Все, что я знаю, это когда вы его найдете

Даже на земле может казаться, что ты в раю

Подскажите сейчас, разблокируйте секрет

Помогите всем нам найти спрятанное сокровище.

С момента прибытия

Мы хотим заполнить пространство внутри

Нам всем нужно чувствовать себя живыми.

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Почему так сложно найти любовь?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Почему так сложно найти любовь?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Разве ты не знаешь, что я никогда не сдамся

«Пока я найду любовь?

Я буду искать по всему миру

Чтобы найти свою любовь.

Почему так сложно найти любовь?

[Припев]

Если это любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если любовь заставляет нас дышать

Дает нам поверить в

Ослепляет ли нас страх?

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

Если мы так много слышим об этом

И мы не можем без этого

Пусть тайна раскроется

Скажи мне, почему так трудно найти любовь?

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *