20.09.2021

Положительные и отрицательные эмоции человека: Положительные, отрицательные и нейтральные эмоции

Содержание

Положительные, отрицательные и нейтральные эмоции

Положительные и отрицательные эмоции

Вы можете подумать, что позитивная психология это только о положительных эмоциях. Но дело не только в них. Негативные и нейтральные эмоции — это неотъемлемая составляющая, которую мы должны ощущать, чтобы жить ярко и насыщенно. Зачем нужны отрицательные эмоции в комплексе с положительными, и почему нейтральное состояние это неотъемлемый атрибут повседневной жизни, читайте дальше.

Взгляд со стороны психологии

Люди изучали эмоции в течение многих лет. Учитывая сложность концентрации на чувствах, неудивительно, что мы знаем о них немного. У большинства людей отсутствует понимание необходимости обеих эмоций для здорового функционирования и полноценной гаммы чувств. Давайте начнем с определений и выясним виды чувств и впечатлений, когда возникают определенные эмоции, что является их источником и как их создавать самостоятельно.

Определение и значение положительных эмоций

Положительные — это эмоции, которые мы обычно находим приятными для переживания.

Оксфордский справочник позитивной психологии определяет их как «приятные или желательные ситуативные реакции, отличные от приятных ощущений и не дифференцированного положительного аффекта».

По сути, это определение утверждает, что положительные эмоции — это приятные реакции на наше окружение (или наш собственный внутренний диалог), которые являются более сложными и целенаправленными, чем простые ощущения.

Определение и значение отрицательных эмоций

С другой стороны, негативные эмоции — это те, которые нам обычно не нравятся. Отрицательные эмоции могут быть определены как «неприятные или несчастные эмоции, которые вызываются людьми, чтобы выразить негативное влияние на событие или человека».

Если эмоция понижает эмоциональное состояние и ухудшает настроение, то, скорее всего, это отрицательная эмоция.

Подробнее о противоречивых чувствах и когнитивном диссонансе.

25 примеров: список положительных и отрицательных эмоций

Примеры положительных и отрицательных эмоций будут зависеть от того, как вы их переживаете. Даже определение эмоции может варьироваться в зависимости от того, кто отвечает на вопрос. Как бы вы ни определяли эмоции, различение между ними является интуитивным процессом — мы, кажется, «просто знаем», какие эмоции положительные, а какие отрицательные.

Список положительных эмоций

Общие положительные эмоции включают в себя:

  • Любовь;
  • Радость;
  • Удовлетворение;
  • Интерес;
  • Развлечение;
  • Счастье;
  • Безмятежность;
  • Трепет;
  • Заинтересованность.

Список отрицательных эмоций

Вот некоторые из негативных эмоций:

  • Страх;
  • Ненависть;
  • Гнев;
  • Презрение;
  • Опустошенность;
  • Стыд;
  • Отвращение;
  • Печаль;
  • Злость;
  • Зависть;
  • Грусть;
  • Одиночество;
  • Меланхолия;
  • Досада;
  • Обида.

Узнайте подробный список опасных чувств и эмоций, которые вредят человеку.

Нужны ли нам отрицательные эмоции наравне с положительными

Посмотрите на список негативных эмоций. Хотите ли вы добровольно испытать какие-либо из них? Вероятно — нет, и это не удивительно! О вреде негативных эмоций на физическое здоровье мы уже рассказывали в статье о психосоматике.

Вот некоторые примеры выявленных закономерностей между негативными эмоциями и заболеваниями человека.

Теперь обратитесь к списку примеров положительных эмоций. Легко заметить, что этот перечень полон приятных переживаний, которые люди стремятся найти и продлить. Нам нужны положительные эмоции, чтобы эффективно функционировать, расти и процветать.

Так что, если нам в принципе неприятно испытывать отрицательные эмоции, а нравится переживать положительные, нужны ли нам вообще негативные впечатления? Как оказалось, да. Далее разберем подробнее, почему так происходит.

Зачем нужны отрицательные эмоции

Хотя они и неприятны для переживания, негативные эмоции действительно необходимы для полноценной жизни. Это происходит по двум причинам:

  1. Негативные эмоции дают нам противоположность позитивным ощущениям.
  2. Без негатива, будут ли позитивные эмоции такими же приятными?

Отрицательные эмоции служат эволюционным целям, побуждая нас действовать таким образом, чтобы повысить шансы на выживание и помочь расти и развиваться как личности.

Как отмечают психологи, для каждой из основных эмоций, как положительной, так и отрицательной, есть веская причина:

  • Гнев — стимул бороться с проблемами;
  • Страх — позволяет уберечь от опасности;
  • Ожидание — помогает смотреть в будущее и планировать;
  • Неожиданность — сосредоточиться на новых ощущениях;
  • Радость — напомнить, что для нас действительно важно;
  • Грусть — соединить с теми, кого любим;
  • Доверие — общаться с людьми, которые помогают;
  • Отвращение — отказаться от того, что вредно для здоровья.

Без страха вы бы были здесь сегодня? Или вы занимались опасными для жизни делами, подвергая себя ненужному риску? Без отвращения, смогли бы воздержаться от употребления каких-либо вредных веществ, к которым у вас есть доступ?

Какими бы неприятными они ни были, нельзя отрицать, что негативные эмоции служат важным целям в нашей жизни.

Действительно ли человек испытывает стресс только в негативных ситуациях

Хотя вы можете думать о стрессе как о чисто негативной эмоции или реакции, на самом деле люди часто испытывают стресс в нейтральных и позитивных ситуациях.

На самом деле, многие события, которые обычно считаются положительными, могут вызвать огромное напряжение в нашей жизни.

Вот лишь несколько примеров положительного опыта, который может принести стресс:

  • Планирование предстоящей свадьбы;
  • Переезд или новая работа;
  • Ожидание ребенка;
  • Начало захватывающего путешествия.

Вполне естественно чувствовать стресс во всех этих ситуациях, даже если они классифицированы как счастливые и позитивные. Это еще один пример взаимодействия между положительными и отрицательными чувствами, которые дают нашей жизни баланс.

Положительные и отрицательные эмоции: взгляд на различия

Как мы теперь знаем, положительные и отрицательные эмоции жизненно важны для здоровой, полноценной жизни. Давайте посмотрим, как эмоции в обеих категориях влияют на нас.

Как они влияют на мозг? Позитивные и негативные ощущения играют важную роль, когда речь идет о мозге, но в целом это разные роли.

Положительно окрашенные чувства

Они влияют на мозг следующим образом.

  • Повышают эффективность в выполнении познавательной задачи, поднимая дух, улучшая концентрацию внимания и работу мозга.
  • Запускают мотивацию и пути вознаграждения в мозге, способствуя снижению уровня гормона стресса и улучшению самочувствия.
  • Помогают расширить кругозор и возможности нашего мозга.

Отрицательно окрашенные чувства

Они влияют на мозг следующими способами:

  • Облегчают обработку эмоциональных конфликтов, помогая понять противоречивую информацию и не впасть в прокрастинацию;
  • Помогают решить сложные эмоциональные проблемы;
  • Содействуют обработке когнитивных конфликтов, участвуя в понимании противоречивой когнитивной информации.
  • Снижают эмпатию и помогают избежать чрезмерной связи с другими, а сосредоточиться на своих целях.

Оба эти чувства играют важные роли в психологии и работе мозга, и эти роли дополняют друг друга, а не конкурируют между собой.

Роль обоих чувств в позитивной психологии

Учитывая влияние позитивных и негативных ощущений на мысли и поведение человека, можно понять, почему позитивная психология пристально следит и за негативными эмоциями. Для нас также важно научиться повышать свои положительные эмоции и использовать возможности, которые они предоставляют. Столь же важно научиться адаптироваться к отрицательным переживаниям и эффективно справляться с ними.

Когда мы в состоянии принять и использовать все эмоции, мы даем себе лучший шанс жить сбалансированной, осмысленной жизнью. Вот почему область позитивной психологии не сосредотачивается на одних только положительных эмоциях.

Также важно понимать, как превратить отрицательные эмоции в полезный опыт, и применять его на практике.

Как можно лучше отслеживать эмоции

Теперь мы знаем о важности принятия и управления нашими эмоциями — как положительно, так и отрицательно окрашенных. Следующий вопрос — как мы на самом деле это делаем.

Первым шагом к эффективному управлению эмоциями является выявление, понимание и поиск закономерностей в эмоциональных переживаниях.

Если вам нужна помощь в выявлении положительных и отрицательных эмоций или отслеживании переживаний, вам могут помочь несколько диаграмм.

 

Отрицательные Положительные
Огорчение Удовлетворение
Печаль Спокойствие
Зависть Безмятежность
Депрессия Умиротворенность
Ненависть Доверие
Порицание Восторг
Сожаление Счастье
Страдание Удовольствие
Обида Радость
Угроза Беззаботность
Гнев Уверенность
Опасность Оптимизм
Ненависть Страсть
Стыд Гармония
Конфуз Азарт
Неуверенность Благодарность
Пессимизм Признательность
Усталость Доброжелательность
Боль Привязанность

Колесо эмоций

Суть нейтральных эмоций

В то время как положительно и отрицательно окрашенные чувства получили значительное внимание со стороны исследователей и практиков психологии, есть еще одна категория эмоций, которые почти игнорируются.

Это нейтральные эмоции.

Вы не услышите много об этих чувствах среднего уровня от психологов, но они являются широко обсуждаемой темой в некоторых кругах буддизма. Эти эмоции называются адукхамасухами, что может означать нейтрально (ни больно, ни приятно). Они ссылаются на «диапазон в средней части спектра ощущений.  Это нечто между болью и удовольствием, не явно болезненно, но и не явно приятно.

Поскольку нейтральные чувства являются достаточно обыденной темой для большинства из нас, мы редко уделяем им много внимания. Однако они могут быть эмоциональной категорией, где мы проводим большую часть нашего времени. Подумайте о своем дне: сколько его было потрачено на радость и удовлетворение, гнев или грусть. Вероятно, гораздо меньше времени, чем на нейтральные эмоции, которые вы испытывали в остальное время.

Хотя нейтральные ощущения не обладают валентностью — положительной или отрицательной, — некоторые говорят, что нейтральные чувства можно считать положительными, поскольку они характеризуются отсутствием боли и страданий.

Что бы вы ни думали о негативных чувствах, имейте ввиду, что это важный, хотя и часто забытый, элемент вашего эмоционального опыта.

Чувства и эмоции, которые вредят здоровья

Узнайте список самых разрушительных проявлений своих чувств, чтобы избежать их негативного воздействия. Не допускайте, чтобы отрицательные эмоции ухудшали качество вашей жизни и приводили к болезням.

Психология положительных и отрицательных эмоций

Для начала, давайте разберемся, что такое эмоции, и какова психология их возникновения.

Эмоции – это психический процесс различной интенсивности и продолжительности, через который человек проявляет свое отношение к окружающему миру

Особенность эмоционального состояния заключается в том, что оно не всегда объективно и может базироваться на вымышленных предположениях, или ожидании какого — либо неприятного события. Особенно этому подвержены впечатлительные люди с тонкой душевной организацией.

Интересный факт: отрицательные эмоции возникают намного быстрее и проще, чем положительные

Но именно они имеют свойство портить вам не только настроение, но и самочувствие. Узнайте, какие эмоции являются самыми разрушительными в вашей жизни, и научитесь минимизировать их негативное воздействие.

Список эмоций, которые опасны для вашего здоровья

Составлять его можно достаточно долго, ведь любой негатив или плохое настроение способно отравить вашу жизнь. Более подробный перечень можно узнать здесь. Мы подобрали список их 7 самых опасных чувств и эмоций, которые уж точно нельзя оставлять без внимания.

  1. Гнев. Это чувство способно не только выставить вас в непривлекательном свете перед окружающими, но и повысить кровяное давление, участить пульс и сбить ритм дыхания. На здоровье такое состояние отразится в виде несварения желудка (вплоть до дизентерии), застоя желчи,  проблем с печенью, кожными заболеваниями.
  2. Грусть, тоска и разочарование. Длительное проявление таких эмоций понижают иммунитет, приводят к набору излишнего веса, и повышают риск возникновения новообразований в теле. Не зря есть такое выражение грусть – тоска меня съедают. Они действительно разрушают и душу, и тело человека.
  3. Зависть и ревность. Эти чувства истощают как психические, так и физические силы человека. Они приводят к потере аппетита, бессоннице и эмоциональному перевозбуждению. На фоне этого, у человека резко понижается иммунитет. Завистника начинают преследовать не только болезни, но и неудачи во всех делах.
  4. Страх. Он сковывает все тело и блокирует силу воли. Страх быть отвергнутой у женщины вызывает различные заболевания половой системы. А мужчину делает нерешительным и слабым. На здоровье он может отразиться в виде сердечной или почечной недостаточности, «неожиданно» случившимися с человеком.
  5. Обида. Такое состояние особенно опасно, когда направлено человеком на самого себя. Если вы злитесь за неправильно принятое решения, не сделанное вовремя задание и так далее, то этим только ухудшаете положение своих дел. Научитесь прощать и забывать все плохое, и вы можете избежать таких болезней как депрессия и психические расстройства.
  6. Презрение к другим людям или отвращение к чему либо. Эти состояния крадут вашу жизненную энергию и проявляются в виде головной боли, морской болезни, потери аппетита.
  7. Стыд. Он сказывается на вашей привлекательности и отражается на состоянии кожи, волос и ногтей.

Негативное воздействие психического состояния на физическое тело изучает наука психосоматика

Это новое направление, которое объединяет альтернативную медицину и психологию.

Понимая все негативные последствия этих разрушительных чувств и эмоций, научитесь максимально контролировать их проявление. Как это сделать? Узнайте здесь. В этом помогут практические советы психологов.

Управление эмоциями – практические рекомендации

Эмоции делают человека человеком. Делают нас теми, кто мы есть Р. Кийосаки

Чтобы сдержать негативные эмоции и минимизировать воздействие чувств на состояние своего здоровья, применяйте эти действенные советы психологов. Если чувствуете, что градус негатива возрастает:

  • возьмите паузу в разговоре, или заставьте себя не думать о проблемной ситуации некоторое время. Это поможет «остыть»;
  • когда переполняют чувства, умойтесь холодной водой, примите душ, прогуляйтесь на свежем воздухе, это поможет успокоиться;
  • если не можете самостоятельно справиться со своими чувствами и эмоциями, обратитесь за помощью к психологу, который не только выявит проблему, но и поможет решить ее;
  • выплесните накопившийся негатив через битье посуды, занятие спортом, танец или слезы.

Чувствами овладеваем мы, а эмоции овладевают нами В. Логвиненко

Научившись управлять своими чувствами и эмоциями, вы сможете не только контролировать ситуацию, но и избавитесь от многих проблем со здоровьем.

Зачем нужны положительные и отрицательные эмоции

Многие думают, что позитивная психология занимается исключительно положительными эмоциями. Вполне логично: направление действительно ориентировано на достижение счастья. Этим дело не ограничивается: негативные эмоции — неотъемлемая часть опыта, без них восприятие мира было бы скудным и однобоким.

Эмоциональную сферу человечество изучает уже несколько тысячелетий. За такой срок люди научились неплохо разбираться в своих чувствах, но все же не до конца поняли, что для здоровой личности нормально испытывать диаметрально противоположные состояния. Давайте разберемся в понятиях.

Положительные эмоции — это приятные переживания. Оксфордский справочник позитивной психологии определяет их как «приятные или желательные ситуативные реакции, отличные от чувства удовольствия и недифференцированного позитивного аффекта». По сути, это одобрительное отношение к событиям, объектам и впечатлениям, более сложное и специфическое, чем физические ощущения.

Отрицательная эмоция — это тягостное переживание, «неприятное или угнетенное состояние, которое возникает в ответ на негативное событие или поступок». Если эмоция приводит в уныние и деморализует, она отрицательная.

Примеры положительных и отрицательных эмоций

Шкала эмоций довольно обширна, а способ их выражения во многом зависит от склада личности. Теоретическая база — это хорошо, но в большинстве случаев распознавание происходит на интуитивном уровне. Мы просто «знаем», как выглядят проявления разных эмоций.

К распространенным положительным эмоциям относятся:

  • любовь,
  • радость,
  • удовлетворение,
  • блаженство,
  • интерес,
  • веселье,
  • счастье,
  • умиротворенность,
  • восхищение.

Среди распространенных отрицательных эмоций:

  • страх,
  • гнев,
  • отвращение,
  • печаль,
  • ярость,
  • одиночество,
  • уныние,
  • раздражение.

Неужели нам нужны и те и другие?

Посмотрим внимательнее на список отрицательных эмоций. Хотите вы их испытывать? Скорее всего, нет, и это неудивительно. Любая из них связана со страданиями.

Теперь взглянем на список положительных эмоций. Едва ли, испытав эти чувства, вы говорили себе: «Как бы я хотел, чтобы этого никогда не случалось!» Эти состояния знакомы каждому, и мы стремимся пережить их снова и снова.

Но если испытывать отрицательные эмоции неприятно, нельзя ли без них обойтись? Они приносят нам пользу. Отрицательные эмоции даны в противовес положительным. Без них мы не осознавали бы последних. Они — неотъемлемая часть процесса эволюции, благодаря им люди научились выживать, развиваться и расти.

Коуч Трэйси Кеннеди напоминает, что у каждой базовой эмоции, независимо от ее окраски, своя задача.

  • Гнев учит противостоять трудностям.
  • Страх защищает от опасности.
  • Беспокойство заставляет планировать будущее.
  • Удивление открывает путь к познанию.
  • Радость напоминает о важном.
  • Печаль сближает с любимыми.
  • Доверие пробуждает готовность прийти на помощь.
  • Отвращение предостерегает от всего, что может навредить.

Как долго мы сумели бы прожить, если бы ничего не боялись? Не будь страха, мы бы постоянно попадали в опасные ситуации и подвергали себя неоправданному риску. Не будь отвращения, мы еще в раннем детстве наглотались бы химикатов, до которых удалось бы дотянуться. Какими бы неприятными ни были негативные эмоции, нельзя отрицать, что они служат важным целям.

Какие бывают эмоции у человека

Не секрет, что только человек может испытывать огромное количество эмоций. Ни одно в мире другое живое существо не обладает таким свойством. Хотя споры между ученой братией до сих пор не стихают, но большинство склоняется к мнению, что высокоразвитые братья наши меньшие способны испытывать некоторые эмоции. Я с ними совершенно согласен. Достаточно посмотреть на собаку, которой показали лакомство и тут же его спрятали.

Но вернемся к человеку. Какие бывают эмоции у человека, откуда они берутся и вообще, для чего они нужны?

Что такое эмоция. Не путайте с чувствами!

Эмоция – это кратковременная реакция на какую-либо ситуацию. А чувства  не исчезают под потоком эмоций или сложившихся ситуаций, они стабильны и чтобы их разрушить, надо сильно постараться.

Пример: Девушка увидела своего молодого человека с другой. Она взбешена, расстроена и обижена. Но после разговора с парнем, выяснилось, что это его двоюродная сестра, которая сегодня приехала погостить. Ситуация разрешилась, эмоции прошли, а чувство – любовь, никуда и не девалось, даже в момент самого сильного накала страстей.

Надеюсь, что разницу между чувствами и эмоциями вы уловили.

Кроме того, эмоции лежат на поверхности. Вы всегда увидите, когда человеку смешно, его испуг или изумление.  А чувства лежат глубоко, до них так просто не доберешься. Часто ведь бывает, когда презираешь человека, но в силу сложившихся обстоятельств вынужден с ним общаться, при этом изображая положительный настрой.

Классификация эмоций

Эмоций насчитывается несколько десятков. Все мы рассматривать не будем, остановимся только на самых основных.

Можно выделить три группы:

  • Положительные.
  • Отрицательные.
  • Нейтральные.

В каждой из групп присутствует довольно много эмоциональных оттенков, поэтому  точное количество посчитать практически нереально. Список эмоций человека, представленный ниже, не полный, поскольку есть множество промежуточных чувств, равно как и симбиоз нескольких эмоций одновременно.

Самая большая группа – это отрицательные, на втором месте – положительные. Нейтральная группа самая маленькая.

Вот с нее и начнем.

Нейтральные эмоции

К ним относятся:

  • Любопытство,
  • Изумление,
  • Безразличие,
  • Созерцание,
  • Удивление.

Положительные эмоции

К ним относится все, что связано с ощущением радости, счастья и удовлетворения. То есть с тем, что человеку приятно и очень хочется продолжения.

  • Непосредственно радость.
  • Восторг.
  • Гордость.
  • Доверие.
  • Уверенность.
  • Восхищение.
  • Нежность.
  • Благодарность.
  • Ликование.
  • Блаженство.
  • Спокойствие.
  • Любовь.
  • Симпатия.
  • Предвкушение.
  • Уважение.

Это не полный перечень, но, по крайней мере, я попытался вспомнить самые основные положительные человеческие эмоции. Если что забыл – пишите в комментариях.

Отрицательные эмоции

Группа обширная. Казалось бы, для чего они нужны. Ведь хорошо, когда все только положительно, нет никакого гнева, злости и обиды. Зачем человеку отрицательные? Могу сказать одно – без отрицательных эмоций мы бы не ценили положительные. И, как следствие, совершенно иначе относились бы к жизни. И, как мне кажется, были бы черствыми и холодными.

Оттеночная палитра отрицательных эмоций выглядит следующим образом:

  • Горе.
  • Печаль.
  • Гнев.
  • Отчаяние.
  • Тревога.
  • Жалость.
  • Злоба.
  • Ненависть.
  • Скука.
  • Страх.
  • Обида.
  • Испуг.
  • Стыд.
  • Недоверие.
  • Отвращение.
  • Неуверенность.
  • Раскаяние.
  • Угрызения совести.
  • Растерянность.
  • Ужас.
  • Негодование.
  • Отчаяние.
  • Досада.

Это также далеко не полный перечень, но уже даже на основании этого видно, насколько мы богаты на эмоции. Буквально каждую мелочь мы воспринимаем мгновенно и выдаем свое отношение к ней в виде эмоций. Причем, очень часто это происходит неосознанно. Спустя мгновение мы уже можем совладать с собой и спрятать эмоцию, но поздно – кто хотел, тот уже заметил и сделал вывод. Кстати, именно на этом и основан метод проверки, лжет человек или говорит правду.

Есть одна эмоция – злорадство, которую никак не понятно куда приткнуть, то ли в положительные, то ли в отрицательные. Вроде бы, злорадствуя, человек сам для себя вызывает положительные эмоции, но в то же самое время эта эмоция производит разрушительный эффект в его собственной душе. То есть, по сути, является отрицательной.

Нужно ли скрывать эмоции

По большому счету, эмоции нам даны для человечности. Только благодаря им мы и находимся на несколько ступеней развития выше всех остальных особей животного мира. Но в нашем мире все чаще люди привыкают свои чувства прятать, скрывать за маской безразличия. Это и хорошо, и плохо.

Хорошо – потому, что чем меньше окружающие о нас знают, тем меньше вреда они могут нам нанести.

Плохо, потому, что скрывая свое отношение, насильно пряча эмоции, мы становимся черствее, менее реагируем на окружающее, привыкаем носить маску и полностью забываем, кто мы есть на самом деле. А это грозит в лучшем случае затяжной депрессией, в худшем – вы так и проживете всю жизнь, играя никому не нужную роль, и никогда не станете самим собой.

Вот, в принципе, и все, что я могу сказать пока о том, какие эмоции бывают у человека. Как с ними обращаться – дело ваше. Точно могу сказать одно: во всем должна быть мера. С эмоциями тоже важно не переборщить, иначе выйдет не жизнь, а гротескное ее подобие.

Полный список чувств и эмоций человека — Fertime.ru

Не позволяй эмоциям владеть тобой. Рассматривай их как собственный выбор

Уэйн Дайер

Что же это за выбор? Что такое эмоции в целом? Как они связаны с нашими чувствами? И как мы их проживаем? Вопросов по этой теме можно задавать огромное количество, в этой статье попробуем раскрыть тему эмоций и чувств так, чтобы вы начали лучше себя чувствовать и понимать.

Многие люди не видят разницы между чувствами и эмоциями, но она на самом деле есть и довольно значительная. Что такое чувства? Задайтесь вопросом, и вы поймете, что очень сложно подобрать объяснение этому термину, хотя мы прекрасно знаем, что это как раз на уровне чувственности. Итак, для того чтобы раскрыть данное понятие, попробуем рассмотреть их в сравнении с эмоциями для того, чтобы разницу было видно наглядно.

Чувства и эмоции человека

Начнем с того, что чувства – это психологическое явление, а эмоции – физиологическое. Это говорит нам о том, что эмоции живут и располагаются в нашем теле, мы можем их увидеть во внешнем проявлении, а чувства в душе, внутри, мы не можем их наглядно увидеть.

Если начинать с самых истоков возникновения человека, то в начале возникли эмоции, которые присущи как людям, так и животным, а уже после, на другой ступени эволюции, возникли чувства, которые являются сугубо человеческой особенностью.

Эмоции мы можем назвать кратковременными и быстрыми элементами тех или иных чувств. Они более механизированы и проявляются как реакция организма на ситуацию происходящую в настоящее время или на внешний стимул, который может нравиться или не нравиться, злить или приносить удовольствие.

Также эмоциям, в отличие от чувств, не присуща амбивалентность. Это значит, что одновременно испытывать радость и грусть мы не можем. А вот чувствам она присуща, так как мы можем испытывать к человеку и любовь и ненависть в одно и тоже время.

Читайте также: Избавляемся от негативных эмоций

Теперь давайте попробуем теперь выразить всю эту информацию в определения.

Эмоции – это кратковременная или мгновенная реакция человека на происходящее вокруг, которая проявляется физиологически и является одним из элементов чувств.

Чувства – это различные психологические состояния человека, которые создаются посредством устойчивого отношения к тому или иному объекту/предмету.

В пример можно привести ситуацию из жизни любого человека. Вы любите свою маму, вы испытываете чувство любви к ней. Но в какой-то момент времени, вы совершили проступок, мама об этом узнала, начала ругаться, кричать и злиться. Это проявление эмоции-злости, но это не говорит о том, что она вас не любит. Это просто мгновенная реакция на событие, которое произошло.

Виды эмоций

Так как человеческие возможности безграничны, эмоций у нас существует также огромное количество. Их можно разделить на:

  1. Первичные.
  2. Вторичные.
  3. Третичные.

1. Первичные

К первичным эмоциям относятся основные виды эмоций, такие как, например, страх. В ситуации, когда вы видим рядом с собой в лесу волка, мы испытываем страх и мы не можем его контролировать, так как он есть в нас на физиологическом уровне. Так вот первичные эмоции меньше всего могут контролироваться нами. Это – основные эмоции человека.

2. Вторичные

Ко вторичным эмоциям можно отнести реакцию на первичные эмоции, которая складывается в совокупности с пусковой ситуацией, которая вызвала первичную эмоцию. Например, когда перед нами волк и мы боимся, параллельно мы начинаем испытывать негодование или растерянность, которые вытекают из первичных эмоций.

3. Третичные

Отделять их предложил ученый в области психологии эмоций Роберт Плутчик и многие исследователи часто упускают из вида третичные эмоции, которые вытекают из первичных со вторичными. Человеку с неразвитой эмоциональной осознанностью трудно отличить их от первичных и вторичных, однако они составляют отдельную группу эмоций.

Валентность эмоций

Чтобы называть эмоции их легче всего делить на валентности. Валентность может быть:

  • положительной (позитивной),
  • отрицательной (негативной).

Эмоции тоже. Однако надо учитывать то, что отрицательных эмоций насчитывается гораздо больше, чем положительных, таков уж наш жестокий мир.

К положительным эмоциям можно отнести:

  • радость,
  • счастье,
  • удовольствие,
  • ожидание,
  • комфорт,
  • спокойствие,
  • достаточность,
  • значительность,
  • надежда,
  • могущество,
  • позитив,
  • интерес,
  • очарование,
  • любовь,
  • симпатия,
  • вдохновение,
  • великолепие,
  • устойчивость,
  • определенность,
  • восхищение,
  • эффектность,
  • юмор,
  • изящность,
  • решительность,
  • энергичность,
  • благодарность,
  • умиротворение.

К отрицательным эмоциям можно отнести:

  • тревогу,
  • опасение,
  • презрение,
  • сомнение,
  • горе,
  • фрустрацию,
  • исчерпанность,
  • бешенство,
  • испуг,
  • панику,
  • потрясение,
  • грусть,
  • отягощение,
  • грубость,
  • неприятие,
  • подозрительность,
  • разочарование,
  • аффекты,
  • алчность,
  • ревность,
  • стыд,
  • мстительность,
  • зависть,
  • сожаление,
  • влияние,
  • отвращение,
  • мытарство,
  • подавленность.

Если же ориентироваться на модель известного специалиста по эмоциям, чувствам и их проявлению Пола Экмана, то он выделяет 7 основных эмоций, среди которых:

  1. отвращение,
  2. гнев,
  3. радость,
  4. презрение,
  5. удивление,
  6. страх,
  7. печаль.

Он утверждает, что остальные эмоции вытекают из соединения первичных друг с другом. Также в своей книге «Психология лжи» или «Обмани меня если сможешь» он подробно рассказывает о том, как распознать ложь, как понять какие эмоции вас выдают и как научиться читать человека по его эмоциям. Также раскрывают структуру эмоций и что за ними стоит.

Так как эмоции еще не до конца изучены, существует огромное количество классификаций и делений, каждый ученый пытается продвинуть свою точку зрение, но одно можно сказать точно. Тема эмоций и чувств последние десятилетия является одной из самых изучаемых и распространенных, и с каждым годом открывается что-то новое, что помогает лучше понимать и чувствовать, как себя, так и окружающих нас людей.

что это и как появляются?

Негативные и положительные эмоции являются способом реакции на определенные события в жизни. Важно помнить, что любая жизненная ситуация изначально нейтральна, только от человека зависит, поддастся ли он чувствам. Чтобы настроиться на позитивную волну и защититься от негативных эмоций, достаточно научиться самопознанию и самоконтролю.

Что такое положительные эмоции?

Положительные эмоции — это такие ощущения, которые вызывают, прилив позитива, вызывают хорошее настроение, ободряют. К таким можно отнести:

Их преобладание делает человека счастливым, наделяет энергией. Они являются главным двигателем для достижения целей, улучшают взаимоотношения с другими людьми, ведь все любят позитивных.

Пройти тест: оптимист или пессимист

Что может вызвать положительные эмоции?

Хорошо, когда положительные эмоции, список которых приведен выше, проявляются спонтанно ввиду естественных факторов. Но иногда их требуется вызвать «насильно». Например, если человек находится в затяжной депрессии, ощущает упадок сил, чувствует себя одиноким, ему нужна доза позитива. Оказать себе самопомощь достаточно легко.

1. Движение.

Физические упражнения вызывают всплеск эндорфинов. Чтобы поднять себе настроение, необходимо отправиться на фитнес, пробежку или просто попрыгать. Если плохое настроение сопровождается апатией и идти совсем никуда не хочется, можно включить веселую музыку, чтобы потанцевать дома.

2. Аффирмации.

Они помогают в долгосрочной перспективе, ведь важно не просто повторять заученные фразы, но и верить в них, пытаться прочувствовать то, о чем в них говорится. Содержание аффирмаций зависит от желаний, потребностей, например:

  • Я счастлива в браке.
  • Я довольная своей работой.
  • Я здоров.
  • Я ощущаю прилив сил, бодрости.

3. Улыбка.

Как поется в знаменитой детской песенке, от улыбки станет день светлей. Это действительно работает. Улыбка не только способна поднимать настроение, но она является главным символом позитива, а положительно настроенные люди чаще притягивают себе подобных.

4. Любимое занятие.

Если причина плохого настроения – однообразие или уныние, нужно заняться тем, что нравится или что давно хотелось сделать. Это может быть путешествие, вылазка на природу, поход в кино.

5. Киновечер.

Можно устроить себе киномарафон. Необязательно смотреть исключительно комедии, ведь можно затронуть основные эмоции – радость, гнев, страх, пр. Это как получить разряд тока при дефибрилляции, он не хороший и не плохой, это сгусток необходимой организму энергии. Можно посмотреть мелодраму и заново поверить в любовь, посмеяться над комедией или устроить себе адреналиновую бурю во время фильма ужасов.

6. Домашние животные.

Домашние животные, особенно кошки и собаки, умеют здорово заряжать позитивом. Хорошо, когда я есть собственный питомец. Если такового нет, можно посмотреть смешные видео с животными, не зря они бьют рекорды по лайкам.

7. Добрые дела.

Совершая добрые дела, человек чувствует себя лучше. Его наполняет чувство чужой благодарности, позитив от того, что ему есть чем поделиться, и совершенно неважно, что это – деньги, время, внимание.

Что такое негативные эмоции?

Негативные эмоции — это неприятные ощущения, основанные на отрицательном восприятии той ситуации, которая диссонирует с внутренним состоянием человека. На самом деле, как реагировать на неприятности, решает сам человек.

Чтобы это понять, достаточно вспомнить картинку из учебника по биологии, изображающую типы темперамента. Четыре изображения показывают четыре разные реакции на одну и ту же ситуацию. Мужчина садится на шляпу другого человека. Меланхолик начинает плакать, флегматик остается абсолютно спокоен, холерик выходит из себя и кричит, сангвиник смеется. Ситуация не поменялась, а вот восприятие – да.

Есть много отрицательных эмоций, виды которых можно классифицировать по следующим признакам:

  • Обида. Гнев, недовольство, возмущение, злость, раздражение, завить, презрение, ревность.
  • Печаль. Разочарование, скорбь, грусть, жалость, отчаяние, сочувствие, сожаление, тоска.
  • Страх. Тревога, опасение, испуг, трепет, волнение, беспокойство, ужас, настороженность, паника.

Пройти тест на темперамент

Как оградить себя от негатива и отрицательных эмоций?

Стоит понять, что отрицательная эмоция является производной от реакции человека, потому первое правило ограждения от негатива – научиться правильно реагировать. Важно уточнить – не прятаться от эмоции, не избегать ее, не подавлять, а прочувствовать и подобрать правильное ее проявление. Это можно сравнить с уроками карате. На первых занятиях учат вовсе не приемам, а показывают, как правильно падать. Избежать падений, как и негативных ощущений, невозможно, а вот минимизировать ущерб от тех и других – вполне реально. Сделать это помогут полезные рекомендации.

1. Позитивное окружение.

Отрицательные эмоции жутко заразны. Если рядом находится человек, который постоянно жалуется на жизнь, у которого всегда все плохо, а в его бедах виноваты все кроме него, следует общаться с ним как можно меньше. Это черная дыра, которая будет высасывать весь позитив.

2. Досчитать до 5.

Негатив повсюду, человек с плохим настроением может попасться в общественном транспорте, кафе, за соседним столом на работе. Он будет грубить, раздражать, а может даже кричать. Если при столкновении с таким человеком хочется наорать на него в ответ, необходимо спокойно вдохнуть, досчитать до 5 и выдохнуть. Самое мудрое действие – спокойное выражение лица и фраза «я не буду отвечать вам тем же».

3. Видеть решение, не видеть проблему.

При столкновении с проблемой, человек может быть сражен ею. Он впадает в панику, не видит выхода. Важно успокоиться, попытаться найти решение, а еще лучше набросать список из нескольких, и неважно насколько они будут реалистичны, полезно видеть альтернативу.

4. Абстрагирование.

Нельзя допускать, чтобы другие диктовали, как вам жить. Часто люди критикуют чужую манеру поведения, гардероб, внешний вид, потому что с ними не согласны или считают странными. Если захотелось покрасить волосы в зеленый, уволиться со скучной работы, чтобы рисовать картины, возможно так и стоит сделать. По крайней мере, принимать решение нужно, полагаясь на свои желания и мысли, а не под гнетом страха неприятия или боязни испытать отрицательное чувство.

5. Разделение на «моё» и «чужое».

Эта рекомендация подытожит уже названные. Сталкиваясь с негативом, важно уметь распознать чей он. Если он ваш, с ним можно работать, если он чужой, его нужно пропустить мимо глаз и ушей. Для этого необходимо уметь анализировать свое состояние. Если возникло негативное ощущение, нужно задать себе несколько вопросов, например, таких:

  • Что вызвало негатив? – Начальник на меня накричал.
  • Почему он накричал на меня? – Я не сдал вовремя отчет.
  • Как это повлияло на меня? – Я чувствую себя расстроенным и обиженным.
  • Что я могу сделать, чтобы мне стало легче? – Сдать отчет побыстрее, извиниться за опоздание, купить любимый торт, чтобы поднять себе настроение.

В этом внутреннем диалоге не учтен один факт – начальник мог отреагировать иначе. Он не имел права повышать голос на подчиненного, и истинные причины такой реакции могут остаться нераскрытыми, так что воспринимать его крик на свой счет не стоит, возможно он связан вовсе не с отчетом, а с проблемами в семье, другими неурядицами.

Положительные эмоции иногда не могут существовать без отрицательных. Например, радость от встречи невозможна без грусти расставания. Ощутить настоящее доверие можно только, испытав до этого разочарование. Потому так важно уметь реагировать на появление негативных эмоций, как на временное явление и индикатор состояния, в котором совсем необязательно находиться долго.

Пройти тест на тип личности

Положительное влияние отрицательных эмоций

Опубликовано: 2008-11-07

Термин «эмоция», как известно, сложно определить. Как выразились Фер и Рассел: «Все знают, что такое эмоция, пока не попросят дать определение». Тем не менее, все мы используем этот термин и, кажется, легко понимаем, к чему, по нашему опыту, он относится.

Психологи часто используют понятие аффекта как общий термин для различных положительных и отрицательных эмоций, чувств и настроений, которые мы часто испытываем и легко распознаем.В этой главе я рассмотрю две «аффективные» темы, популярные в позитивной психологии, — положительные эмоции и эмоциональный интеллект.

Ценность положительных эмоций

В течение многих лет психология уделяла внимание изучению отрицательных эмоций или отрицательных эмоций, включая депрессию, грусть, гнев, стресс и тревогу. Неудивительно, что психологи сочли их интересными, потому что они часто могут приводить к психологическим расстройствам или сигнализировать о них.

Однако положительных эмоций не менее увлекательны, хотя бы из-за многих заблуждений здравого смысла, которые существуют в отношении положительных эмоций.Мы склонны думать, например, что положительный аффект обычно по самой своей природе искажает или нарушает упорядоченное эффективное мышление, что положительные эмоции каким-то образом « просты » или что, поскольку эти эмоции кратковременны, они не могут иметь долгосрочного характера. влияние.

Исследования показали, что это не так, но потребовалось время, чтобы добиться этого. Лишь сравнительно недавно психологи осознали, что положительные эмоции можно рассматривать как самостоятельную ценность, и начали их изучать.

Человеком, стоящим за этим осознанием, была Барбара Фредриксон, посвятившая большую часть своей академической карьеры попыткам понять преимущества положительных эмоций. Какое-то время функции отрицательных эмоций были ясны.

Отрицательные эмоции, такие как тревога или гнев, связаны со склонностью действовать определенным образом, которые являются адаптивными в эволюционном плане, то есть реакцией борьбы и бегства.

Таким образом, страх способствует тенденции к побегу, а гнев — тенденции к нападению.Если бы наши предки не обладали такими эффективными эмоциональными инструментами, наше собственное существование могло быть сомнительным. Более того, отрицательные эмоции, кажется, сужают наш репертуар действий (или реальное поведение) — убегая от опасности, мы вряд ли оценим красивый закат.

Эта функция отрицательных эмоций помогает свести к минимуму отвлекающие факторы в острой ситуации. С другой стороны, положительные эмоции не связаны с конкретными действиями. Так что же в них хорошего, кроме того, что им просто хорошо? Какой смысл чувствовать себя счастливым или радостным, нежным или экстатическим?

Теория положительных эмоций «расширяй и развивай», разработанная Барбарой Фредриксон, показывает, что положительные эмоциональные переживания вносят свой вклад и оказывают долгосрочное влияние на наш личностный рост и развитие.И вот как они это делают:

(а) Положительные эмоции расширяют наш репертуар мысли и действия

Прежде всего, положительных эмоций расширяют наше внимание и мышление, а это означает, что у нас появляется больше положительных мыслей и больше их. Когда мы испытываем положительные эмоции, такие как радость или интерес, у нас больше шансов проявить творческий подход, увидеть больше возможностей, быть открытыми для отношений с другими, играть, быть более гибкими и открытыми.

(б) Положительные эмоции отменяют отрицательные эмоции

Трудно одновременно испытывать и положительные, и отрицательные эмоции; таким образом, сознательное переживание положительных эмоций в периоды, когда отрицательные эмоции доминируют, может помочь нейтрализовать их длительное воздействие.Мягкая радость и удовлетворение могут устранить стресс, переживаемый на физиологическом уровне.

(c) Положительные эмоции повышают устойчивость

Удовольствие, счастливая игра, удовлетворение, удовлетворение, теплая дружба, любовь и привязанность — все это повышает стойкость и способность справляться, тогда как отрицательные эмоции, напротив, уменьшают их. Положительные эмоции могут усилить ориентированное на проблему решение и переоценку или придать отрицательным событиям положительный смысл, что способствует быстрому восстановлению после неприятного события.

Гипотеза устойчивости

(d) Позитивные эмоции создают психологический репертуар

Положительные эмоции не только оказывают временный эффект, но и помогают создавать важные физические, интеллектуальные, социальные и психологические ресурсы, которые являются устойчивыми, даже если сами эмоции временны. Например, положительные эмоции, связанные с игрой, могут развить физические способности; самообладание и приятное времяпровождение с друзьями — улучшают социальные навыки.

(e) Положительные эмоции могут вызвать восходящую спираль развития

Более того, так же, как отрицательные эмоции могут вести к нисходящей спирали депрессии, положительные эмоции могут запускать восходящие спирали развития в сторону улучшения эмоционального благополучия и превращать людей в лучшие версии самих себя.

Теория «расширяй и развивай» побуждает нас рассматривать положительные эмоции не как самоцель, а как средство улучшения жизни.

Многие интересные исследования подчеркивают пользу положительных эмоций. В одном исследовании с участием людей, потерявших партнеров, исследователи обнаружили, что смех и улыбка Дюшенна предсказывают продолжительность горя.

Улыбка Дюшена — это искренняя улыбка, для которой уголки рта приподняты, а кожа вокруг уголков глаз сморщена.

Люди, которые смеялись и искренне улыбались, через два с половиной года с большей вероятностью были вовлечены в жизнь и снова начали встречаться, чем те, кто злился.

В известном ежегодном исследовании прослеживается жизнь женщин, которые учились в женском колледже в 1965 году. Лица женщин на фотографиях из колледжа были закодированы для улыбчивого поведения, и результаты показали, что улыбка Дюшенна связана с меньшим количеством негатива, большей компетентностью, большим положительные оценки от других и большее благополучие в их дальнейшей жизни.Другое исследование показало, что врачи, испытывающие положительные эмоции, ставят более точные диагнозы.

Положительное влияние отрицательных эмоций

Итак, сколько позитива нам нужно для по-настоящему процветающего существования? Похоже, что соотношение позитивности и негативности 3: 1 или выше приводит к переживанию процветания, а все, что ниже этого соотношения (например, 2: 1) — к переживанию томления.

Так что убедитесь, что на каждую отрицательную эмоцию приходится как минимум три положительных.Но будьте осторожны: слишком много даже самого лучшего может быть просто опасно. Положительные эмоции в соотношении 8: 1 могут иметь контрпродуктивный эффект.

Положительные эмоции, безусловно, могут помочь нам на тернистом пути к благополучию, но это не делает отрицательные эмоции несущественными или незначительными. Они могут чувствовать себя не так хорошо, но тем не менее могут иметь очень положительный эффект. В защиту отрицательных эмоций предлагаю следующее:

  • Отрицательные эмоции могут способствовать фундаментальным изменениям личности.Ведущий эксперт по эмоциям Ричард Лазарус пишет: «Для стабильного взрослого человека серьезное изменение личности может потребовать травмы, личного кризиса или обращения в веру».
  • Негативные эмоции могут привести нас к нашей глубине и связать с нашим более глубоким «я».
  • Они могут способствовать обучению, пониманию самих себя и познанию мира. Мудрость часто приобретается в результате страданий и потерь, которые являются необходимыми частями жизни.
  • Наконец, переживание отрицательного аффекта и совладание с ним может иметь положительные социальные последствия, такие как скромность, моральные соображения, забота и сочувствие.

Некоторые ученые считают, что объединение всех эмоций в два мешка — положительное и отрицательное — вряд ли будет разумным шагом. Надежда, например, лучше всего понимать как комбинацию желания добиться желаемого результата с тревогой, которая может не наступить. Что же это тогда: положительная эмоция или отрицательная?

Гордость обычно рассматривается как положительная эмоция на Западе, но считается грехом в более коллективистских обществах. Любовь, одна из первых эмоций, которые приходят на ум при упоминании положительного, вряд ли такова, когда она безответна.Могут ли улыбка и смех считаться положительными эмоциями, когда они адресованы кому-то? Пытаясь понять эмоции, мы не должны недооценивать того, что зачастую их негативными или позитивными становятся контекст, в котором они возникают.

Эмоциональный интеллект

Эмоциональный интеллект или EQ — это хорошо известный термин, популяризированный (хотя и не изобретенным) Дэниелом Гоулманом (1995) в его бестселлере Эмоциональный интеллект: Почему это может иметь значение больше, чем IQ .Мало кто из ученых Джон Майер и Питер Саловей, изучавших этот предмет задолго до выхода книги, мог знать, что, позволив Гоулману использовать их термин, он, а не они, увенчается «открытием» эмоционального интеллекта.

EQ относится к способности распознавать собственные эмоции и эмоции других людей и управлять ими. Часто утверждают, что для карьерного успеха и достижения жизненных целей он важнее IQ.

С появлением феномена EQ было проведено много размышлений и исследований, связанных с этой концепцией, и в результате было предложено несколько моделей EQ.Здесь я обрисую модель Майера-Саловея-Карузо в качестве примера наиболее разработанных. Он предполагает, что существует четыре основных направления или аспекта концепции эмоционального интеллекта (см. Рисунок ниже).

Ветки EQ

1. Восприятие эмоций

Это способность распознавать эмоциональные сообщения в выражениях лица, тоне голоса и даже в произведениях искусства. Люди, которые умеют воспринимать эмоции в себе и других, имеют преимущество в социальных ситуациях, поскольку они с большей вероятностью понимают вещи с точки зрения другого человека и более сочувствуют.

2. Использование эмоций для облегчения мышления

Эмоции могут изменить наш образ мышления. Когда мы счастливы, мы можем думать, что все возможно, а когда нам грустно, мы склонны иметь более негативные мысли. Эта ветка посвящена тому, как эмоции влияют на наше мышление и как мы можем использовать свои эмоции для более эффективного решения проблем, рассуждений, принятия решений и творческих усилий.

3. Понимание эмоций

Недостаточно замечать эмоции, нам нужно понять, что они несут.Почему у нас есть определенные эмоции? Откуда они? К чему они могут нас привести? Например, важно понимать, что раздражение может привести к гневу, а чувство незащищенности — к непредсказуемым вспышкам. Эмоционально разумные люди способны соответствующим образом обозначать эмоции словами, а также понимать сложные чувства и даже противоречивые эмоциональные состояния.

4. Управление эмоциями

Эмоциональное управление или регулирование — это не устранение беспокоящих эмоций (в этом случае жизнь была бы ограничена), а скорее обучение тому, как получить контроль над ними.Некоторые из нас, когда расстроены, думают, что мы ничего не можем с этим поделать, другие считают, что они могут что-то сделать, чтобы почувствовать себя лучше. Успешные менеджеры эмоций часто способны помочь другим справиться со своими эмоциями.

Разделение этих ветвей эквалайзера имеет смысл, если мы применим эти результаты к реальной жизни. Человек может уметь слушать людей, чувствовать их и даже понимать их (использовать и понимать эмоции), но при этом не иметь хорошего контакта с другими просто потому, что он или она не может «читать» невербальные сигналы.Таким образом, восприятие эмоций может быть именно той областью, где в этом случае необходимо вмешательство.

Однако концепция эмоционального интеллекта не лишена проблем. Существует много споров о том, какие ветви должны входить или выходить, действительно ли эмоциональный интеллект связан с эмоциями, а не с нашей способностью их рационально осмыслять, и каков наилучший способ измерения EQ. Тем не менее эмоциональный интеллект, кажется, дает полезные сведения о запутанном и сложном внутреннем мире человека.

Отрицательные эмоции — Better Health Channel

О отрицательных эмоциях

Отрицательные эмоции можно описать как любое чувство, которое вызывает у вас несчастье и печаль. Эти эмоции заставляют вас не любить себя и других, снижают вашу уверенность и самооценку, а также общее удовлетворение жизнью.

Эмоции, которые могут стать негативными, — это ненависть, гнев, ревность и печаль. Однако в правильном контексте эти чувства совершенно естественны. Отрицательные эмоции могут ослабить наш жизненный энтузиазм, в зависимости от того, как долго мы позволяем им влиять на нас и как мы выбираем их выражать.

Удержание отрицательных эмоций вызывает нисходящую спираль

Отрицательные эмоции мешают нам мыслить и вести себя рационально и видеть ситуации с их истинной точки зрения. Когда это происходит, мы, как правило, видим только то, что хотим видеть, и запоминаем только то, что хотим запомнить. Это только продлевает гнев или горе и мешает нам наслаждаться жизнью.
Чем дольше это продолжается, тем сложнее становится проблема. Неправильное обращение с негативными эмоциями также может быть вредным — например, выражение гнева с применением насилия.

Эмоции — это сложные реакции

Эмоции — это сложные реакции, в которых участвуют многие биологические и физиологические процессы в нашем организме. Наш мозг реагирует на наши мысли, выделяя гормоны и химические вещества, которые приводят нас в состояние возбуждения. Таким образом возникают все эмоции, как положительные, так и отрицательные.

Это сложный процесс, и часто у нас нет навыков, чтобы справиться с негативными чувствами. Вот почему нам трудно справиться с ними, когда мы их переживаем.

Как бороться с отрицательными эмоциями

Существует ряд стратегий преодоления негативных эмоций.К ним относятся:

  • Не раздувайте вещи, повторяя их снова и снова в уме.
  • Постарайтесь быть разумным — признать, что плохие чувства иногда неизбежны, и подумайте, как улучшить свое самочувствие.
  • Расслабьтесь — используйте приятные занятия, например, читайте, гуляйте или разговаривайте с другом.
  • Учитесь — обратите внимание на то, какие чувства вызывают у вас горе, потери и гнев, и какие события вызывают эти чувства, чтобы вы могли подготовиться заранее.
  • Физические упражнения — аэробная активность снижает уровень стрессовых химикатов и позволяет лучше справляться с негативными эмоциями.
  • Отпустите прошлое — постоянное переживание негативных событий лишает вас настоящего и заставляет чувствовать себя плохо.

Куда обратиться за помощью

Frontiers | Роль эмоциональной валентности в обработке лицевых и вербальных стимулов — положительный или отрицательный уклон?

Введение

Эмоциональная валентность в человеческом восприятии и обработке

Эмоциональные стимулы очень важны для человеческого поведения, поскольку люди должны очень быстро обрабатывать такие стимулы, чтобы обнаруживать события, важные для нашего выживания, и реагировать на них.Общие эффекты эмоциональности, т. Е. Преимущество обработки эмоциональной информации по сравнению с нейтральной информацией, были показаны для различных типов стимулов, включая слова (например, Kanske and Kotz, 2007; Kousta et al., 2009; Yap and Seow, 2013; Goh et al., 2016) и лица (Johansson et al., 2004; Groß, Schwarzer, 2010). В целом эмоциональная значимость стимула усиливает его обработку (Zeelenberg et al., 2006).

Одной из основных черт эмоциональных стимулов является их гедоническая валентность.Валентность относится к приятности или неприятности эмоционального стимула. Почти все события и переживания, такие как лица, звуки, музыка, искусство, изображения, письменная или устная речь и многие другие, могут быть классифицированы по этому параметру как более или менее положительные или отрицательные. Учитывая, что валентность является таким решающим фактором для представления и категоризации человеческого опыта, были предприняты усилия, чтобы исследовать, приводит ли близость стимулов к любому концу континуума этого измерения (положительному или отрицательному) к предпочтительной обработке, и если да, то какие один.В литературе заметная разница в реакции на отрицательные и положительные стимулы была названа «предвзятостью». Хотя есть эмпирические доказательства существующей асимметрии в том, как люди используют положительную и отрицательную информацию (Vaish et al., 2008), точное направление таких валентных смещений все еще неясно. В случаях, когда положительные или отрицательные стимулы воспринимаются и обрабатываются по-разному, реакция на предпочтительную категорию описывается такими терминами, как «преимущество», «предпочтение», «превосходство», «улучшение» или «содействие», в то время как другая категория соответственно показывает «недостаток» или «задержку».Свидетельства предвзятости обычно связаны с поведенческим преимуществом или содействием в выполнении экспериментальных задач, в частности, с более высокими показателями точности или более быстрым временем отклика в контексте стимулов с определенной валентностью. Таким образом, «предвзятость» можно определить как поведенческое преимущество, выраженное в лучшей или более быстрой реакции на положительные или отрицательные стимулы. В этом отношении эмпирические результаты неоднородны: помимо исследований, которые продемонстрировали поведенческое предпочтение либо положительных, либо отрицательных стимулов, другие исследования не обнаружили асимметрии.Эти противоречивые результаты могут быть связаны с методологическими факторами, такими как возраст, модальность стимула или задача. Например, Байер и Шахт (2014) обнаружили, что взрослые обрабатывают положительные слова быстрее, чем отрицательные, но демонстрируют обратный паттерн для эмоциональных изображений и выражений лица. Таким образом, первая и основная цель данной статьи — обзор литературы по эффектам поведенческой валентности с учетом возраста, модальности и задачи. Помимо систематического обобщения валентных эффектов в литературе, возникает вопрос, как и почему возникают поведенческие предубеждения и какие механизмы могут быть ответственны за них.

Положительные и отрицательные предубеждения

В соответствии с понятием «смещения позитивности» положительные стимулы имеют преимущество в обработке перед отрицательными. Положительные эффекты были показаны в разных модальностях. Исследования с использованием вербальных стимулов выявили преимущества позитивного мышления при выполнении различных задач со взрослыми. Например, Bayer and Schacht (2014), Goh et al. (2016) и Hofmann et al. (2009) показали, что положительные слова обычно вызывают более быстрое время реакции, чем отрицательные слова в задачах лексического решения, с аналогичными эффектами, обнаруженными в семантике (Goh et al., 2016) и эмоциональной категоризации (Feyereisen et al., 1986). Сильвестр и др. (2016) подтвердили преимущество позитивных слов для детей от 9 до 12 лет, которые участвовали в задании по эмоциональной категоризации. Также было обнаружено предвзятое отношение к лицам. Например, Feyereisen et al. (1986) и Леппянен и Хиетанен (2004) продемонстрировали преимущество скорости положительных стимулов при принятии решения о том, является ли лицо положительным, отрицательным или нейтральным. Точно так же Уолден и Филд (1982) показали, что взрослые и дети узнают счастливые лица с наименьшим количеством ошибок.

Было предложено несколько возможных объяснений эффектов превосходства позитивности: Одно из предлагаемых объяснений состоит в том, что отрицательные эмоции в целом менее сгруппированы и более отличаются друг от друга, чем положительные эмоции, и поэтому их труднее идентифицировать без путаницы (Leppänen and Hietanen, 2004; Nummenmaa, Calvo, 2015). В частности, в отношении языка гипотеза информационной плотности утверждает, что положительные вербальные стимулы лучше продуманы и взаимосвязаны в памяти, чем отрицательный материал (Unkelbach et al., 2008; Сильвестр и др., 2016). Для лиц были предложены два дополнительных возможных объяснения смещения позитивности, в том числе то, что позитивные выражения лица могут быть визуально более различимы, чем негативные выражения, что приводит к преимуществу визуальной заметности, и что позитивные выражения могут кодироваться и обрабатываться иначе, чем негативные. (Leppänen, Hietanen, 2004; Nummenmaa, Calvo, 2015).

«Смещение негативности» относится к противоположному шаблону — предпочтительной обработке негативной информации.Доказательства этого эффекта также можно найти для вербальных и невербальных стимулов. Например, Насралла и Кармель (2009) продемонстрировали повышенную чувствительность к отрицательной валентности слова в задаче категоризации со взрослыми и предполагают, что отрицательные стимулы пользуются преимущественным доступом к обработке восприятия. Аналогичным образом, Dijksterhuis и Aarts (2003) показали преимущественное обнаружение подсознательно представленных негативных словесных стимулов. Что касается лиц, предвзятость негативности также была показана в нескольких исследованиях, особенно в тех, которые требовали от участников обнаружения целевых лиц среди отвлекающих стимулов.Например, сердитые лица, кажется, часто легче обнаружить взрослым участникам среди отвлекающих факторов, чем счастливые лица (Fox et al., 2000; Ohman et al., 2001; Fox and Damjanovic, 2006; Horstmann and Bauland, 2006; Pinkham et al. ., 2010). Предвзятость негативности также была предложена для развития ребенка: Vaish et al. (2008, стр. 383) утверждают, что «младенцы больше обращают внимание на то, что они больше подвержены влиянию, и используют в большей степени негативные, а не позитивные стороны своего окружения». Признаки наличия предвзятости к негативности в младенчестве включают, согласно Vaish et al., более сильная ориентация на испуганные, чем на счастливые лица, и более сложный словесный дискурс о негативном опыте, чем о позитивном.

Объяснительные объяснения смещения отрицательности подчеркивают важнейшие эволюционно адаптивные функции, поскольку для выживания важно быстро обнаруживать, учитывать и избегать негативных, отвращающих стимулов (Baumeister et al., 2001; Vaish et al., 2008). Однако было указано (Эстес и Адельман, 2008a, b; Эстес и Вергес, 2008), что эта «автоматическая бдительность» в отношении негативных стимулов может также привести к ухудшению поведения.С одной стороны, люди уделяют больше внимания негативным переживаниям и придают им большее значение. С другой стороны, отвращение к угрожающим стимулам может быть более чувствительным ко времени, чем получение стимулов аппетита. Возможным следствием является то, что отрицательные стимулы могут вызывать относительно медленную реакцию на когнитивные задачи. Авторы называют такую ​​длительную реакцию на отрицательные стимулы «отрицательной задержкой». Если особая значимость отрицательных стимулов приводит к отсроченному отвлечению внимания, для обработки отрицательных стимулов может потребоваться более длительное время реакции по сравнению с положительными стимулами.В этом смысле поведенческие позитивные эффекты могут также возникать в результате длительного отстранения от негативных стимулов.

Изменения в развитии эффектов валентности

Эффекты валентности не только различаются в зависимости от задач и условий, но также меняются с возрастом. Изменения в развитии наблюдаются в текстовом редакторе. Хотя Рассел и Риджуэй (1983, с. 802) показали, что «дети, кажется, организуют термины эмоций во многом так же, как и взрослые» по измерениям валентности и возбуждения, Виден и Рассел (2008) пришли к выводу, что категории эмоций развиваются постепенно, исследовав понимание, категоризацию и производство терминов эмоций у дошкольников.Kauschke et al. (2012) показали улучшения в обработке абстрактных терминов (в том числе слов эмоций) с помощью лексического решения задачи с детьми в возрасте от 8 до 12 лет. Барон-Коэн и др. (2010) сообщили о существенных изменениях в объеме словаря рецептивных эмоций в возрасте от 4 до 11 лет. Эти результаты позволяют предположить, что в способах обработки детьми слов с эмоциональным содержанием происходят изменения. Однако эти исследования не позволяют сделать никаких выводов о потенциальных изменениях в развитии в отношении эффектов валентности.

Явные изменения в развитии также были обнаружены в отношении обработки лицевых стимулов: младенцы младше 6 месяцев предпочитают позитивные выражения лица, но они начинают уделять больше внимания негативным выражениям на более позднем этапе первого года жизни (Ludemann and Nelson, 1988). Трехлетние дети лучше распознают положительные лица, чем отрицательные, но у детей старшего возраста эта разница, по-видимому, слабее (Freitag and Schwarzer, 2011). Gao et al. (2010), изучая детей в возрасте от 7 до 14 лет, показали, что реакции детей старшего возраста больше похожи на реакции взрослых, чем у детей младшего возраста, и пришли к выводу, что в детстве постепенно развивается представление мимики, подобное взрослому.

Цели и вопросы

В целом, это кажется хорошо задокументированным, что эмоциональная валентность влияет на человеческое поведение и познание. До сих пор неясно, является ли в основном положительная или отрицательная информация, которая способствует обработке, как эффекты валентности модифицируются модальностью стимула, задачами и возрастом, и какие основные механизмы ответственны за очевидные поведенческие искажения. Настоящая статья, таким образом, пытается пролить свет на роль эмоциональной валентности в обработке эмоциональных стимулов.

В описательном обзоре литературы мы сосредотачиваемся на двух типах стимулов, которые очень важны для передачи эмоций человеком: слова и лица. При личном общении эмоции обычно передаются одновременно вербальными и мимическими сигналами. В детстве личное общение между детьми и их взрослыми опекунами — это основная возможность для детей понять значение слов. Таким образом, информация о лице обычно сопровождает вербальную информацию.Тем не менее, предыдущие исследования в основном изучали обработку эмоциональной информации слов и лиц по отдельности. В связи с высокой степенью экологической совместимости эмоциональной информации от речи и лиц, нашей целью было посмотреть на параллели и различия, которые можно найти среди результатов исследований этих двух сенсорных модальностей.

Таким образом, ключевыми вопросами, которыми руководствуется наш обзор, являются следующие:

1. Предпочитают ли люди положительные или отрицательные стимулы при восприятии словесной и / или лицевой информации?

2.Зависит ли потенциальная валентность от модальности, т. Е. Находим ли мы параллели или различия в отношении эффектов валентности при обработке слов и лиц?

3. Меняются ли эффекты валентности с возрастом, и если да, происходят ли аналогичные изменения в развитии в обеих модальностях?

Чтобы ответить на эти вопросы, мы представляем три репрезентативных обзора литературы, посвященной эффектам валентности при обработке эмоциональных стимулов. Во-первых, мы рассматриваем исследования обработки текстов у взрослых (дополнительная таблица 1A) и детей (дополнительная таблица 1B), после чего следует обзор эффектов валентности обработки лиц у детей и взрослых, разделенных используемыми методами (дополнительная таблица 2A, основанная на обнаружении исследования, дополнительная таблица 2B, исследования на основе идентификации).Наконец, мы представляем третий обзор, посвященный эффектам валентности в исследованиях, в которых в качестве стимулов используются слова и лица (таблица 1). Точные критерии выбора каждого обзора описаны ниже. Мы сосредоточились на публикациях, которые сообщают об эмпирических, поведенческих результатах, касающихся эффектов валентности, то есть требовалось явное сравнение положительных и отрицательных стимулов. В соответствии с большей частью литературы, «смещение» или преимущество обработки предполагалось в случае значительно более высокой точности или более короткого времени отклика для стимулов определенной валентной категории.

Таблица 1 . Исследования валентных эффектов с лицами и словами в качестве стимулов.

Обзор 1: Эффекты валентности в текстовой обработке

Чтобы получить обзор текущего состояния исследований, мы сначала проверили списки литературы в соответствующих статьях и обратились к компьютеризированным базам данных (Google scholar, Pubmed, Psycinfo, Psyclit, Medline, Msyndex), используя поисковые термины «валентность», « эмоция »,« обработка текста »и различные комбинации этих терминов. Исследования включались, если они соответствовали следующим критериям:

— Исследования должны сообщать о поведенческих результатах при одномодальном текстовом редакторе.Задачи кросс-модального прайминга со словами в качестве целей были исключены, чтобы избежать влияния стимулов от других модальностей (например, лиц или эмоциональных изображений) на обработку текста.

— Отобранные исследования охватывают различные поведенческие задачи: лексическое решение, категоризация (положительное / отрицательное, эмоциональное / нейтральное, конкретное / абстрактное), задачи на определение слов, задачи на подсчет слов, задачи на эмоциональную строчку, задачи на перевод, задачи на чтение или на память.

— Если в исследованиях использовались психофизиологические показатели, такие как ЭЭГ, фМРТ или зрачковые реакции, эти исследования также включались, но для обзора извлекались только поведенческие результаты.

— Целевые стимулы, используемые в исследованиях, должны были быть словами, различающимися по валентности (положительный / отрицательный). Положительные и отрицательные слова нужно было напрямую сравнивать при статистическом анализе.

— Сообщаемые результаты должны включать точность и / или время реакции.

— Участники должны быть здоровыми детьми или взрослыми.

Результаты поиска для взрослых

Основываясь на этих критериях, в дополнительной таблице 1A представлен всесторонний обзор результатов 42 соответствующих публикаций, в которых сообщается об оригинальных исследованиях обработки текста со здоровыми взрослыми участниками.Еще четыре исследования, перечисленные в таблице 1, изучали слово в сочетании с обработкой лица. В 46 публикациях сообщается о 98 показателях результатов. На рисунке 1 показано распределение всех связанных со словами показателей результатов, представленных в исследованиях (для взрослых: на основе дополнительной таблицы 1А, таблицы 1). Общая картина, которая складывается, довольно ясна: меньшинство исследований (11%) показало, что обработка отрицательных слов происходит лучше или быстрее. Исследования, которые выявили лучшую и / или более быструю обработку слов с положительной валентностью или не обнаружили различий между положительными и отрицательными словесными стимулами, явно преобладают.Другими словами, есть лишь слабые доказательства преимущества отрицательных стимулов над положительными в обработке текста взрослых. Обычно положительные и отрицательные слова либо обрабатываются с одинаковой скоростью и / или точностью, либо положительные слова имеют преимущество обработки.

Рисунок 1 . Распределение показателей исходов в исследованиях обработки текстов (абсолютные числа основаны на 46 публикациях, включая 98 показателей результатов для взрослых и 9 исследований, включая 19 показателей результатов для детей).

Результаты поиска для исследований с детьми

В дополнение к описанному выше поиску в литературе мы провели специальный поиск исследований, в которых изучались эффекты валентности в обработке текста с участием обычно развивающихся детей, используя комбинации поисковых слов «положительный ИЛИ отрицательный ИЛИ нейтральный И слово * И дети», «Эмоция * И слово * И дети» и «валентность И слово * И дети». После проверки нескольких сотен заголовков и рефератов осталось девять публикаций, в которых прямо рассматриваются эффекты валентности в обработке текста детьми или подростками в соответствии с нашими критериями (подробности см. В дополнительной таблице 1B, таблице 1).По сравнению с относительно большим объемом исследований с участием взрослых, кажется, что существует поразительное отсутствие эмпирических результатов для детей, но количество исследований в этой области за последние годы увеличилось. Возраст участников этих исследований составлял от 5 до 17 лет. Только три из 19 критериев оценки (16%) показали преимущество отрицательных слов. Во всех остальных случаях было обнаружено либо преимущество для положительных слов, либо сбалансированная обработка положительных и отрицательных слов (см. Рисунок 1, для детей: на основе дополнительной таблицы 1B, таблицы 1).Таким образом, существующие исследования с участием детей сходятся с данными взрослых в том смысле, что они не подтверждают преимущества негативности в текстовых редакторах, а скорее указывают на тенденцию к предвзятости позитивности, по крайней мере, в определенных возрастных группах.

Пять исследований, включавших разные возрастные группы, пролили свет на возрастные изменения в детстве. В поперечном исследовании с участием детей в возрасте пяти, шести, девяти и 12 лет (Bahn et al., 2017, см. Дополнительную таблицу 1B, таблицу 1) дети 5 и 6 лет показали преимущество в поведении в раннем возрасте. для положительных, а не отрицательных слов в двух задачах обработки текста (лексическое решение и эмоциональная категоризация) с постепенным уменьшением его эффекта у детей старшего возраста.Ponari et al. (2018) продемонстрировали положительное преимущество точности при выполнении лексического решения задачи, особенно у детей в возрасте 8–9 лет, но не у детей младшего и старшего возраста. Quas et al. (2016) сравнили детей со средним возрастом 8 и 13 лет при выполнении задания на память. Среди 13-летних точность была выше для отрицательных, чем для положительных слов, тогда как в младшей группе точность не была связана с валентностью слова. Другое исследование запоминания слов (Zhang et al., 2018) не показало никаких возрастных изменений: отрицательные слова запоминались лучше, чем положительные в двух возрастных группах (средний возраст 7 лет.5 и 11,4 года соответственно).

Оценка

Хотя наш обзор выявил общие тенденции в пользу предвзятости позитивности, некоторые несоответствия остаются. Очевидно, что результаты модифицируются характеристиками стимула, задачей, оценкой результатов и другими факторами. Некоторые важные методологические факторы, которые снижают сопоставимость рассмотренных исследований и влияют на появление, направление или величину валентных эффектов при обработке текстов, обсуждаются ниже.

Во-первых, исследования валентных эффектов сопряжены с риском смешивания валентности с возбуждением.Широко обсуждается, насколько сильно на эффекты валентности в обработке текстов влияет возбуждение (Larsen et al., 2006, 2008; Estes and Adelman, 2008a, b). Эстес и Адельман (2008a) отметили, что отрицательные слова вызывают более медленные лексические решения и наименования, чем положительные слова. Однако отрицательные слова, как правило, имеют более высокие значения возбуждения, т.е. воспринимаются с большей интенсивностью, чем положительные. Таким образом, валентные эффекты могут быть сведены к более сильному возбуждению негативных стимулов. Ларсен и др. (2008) повторно проанализировали набор заданий Эстеса и Адельмана (2008a) с особым акцентом на возбуждении и обнаружили модулирующие эффекты: среди не возбуждающих стимулов положительные слова вызывали более быстрые лексические решения, чем отрицательные слова, но среди сильно возбуждающих стимулов этот эффект исчез.Когда возбуждение контролировалось, наблюдалось более длительное время реакции на эмоционально негативные слова. Hofmann et al. (2009) также сообщают о различном влиянии возбуждения на обработку отрицательных и положительных слов: в то время как поведенческое содействие положительным словам (отраженное более быстрым временем реакции и меньшим количеством ошибок) наблюдалось независимо от их уровня возбуждения, возбуждение, казалось, модулировало поведенческие реакции. к отрицательным словам. Авторы пришли к выводу, что высокое возбуждение способствует ранней обработке негативных, но не позитивных слов.Куста и др. (2009) обнаружили значительный эффект обработки эмоциональных слов, а не нейтральных, даже когда возбуждение оставалось постоянным. В исследовании Goh et al. (2016), положительные слова обрабатывались быстрее, чем отрицательные, без влияния возбуждения. Куперман и др. (2014) пришли к выводу на основании своего мета-исследования, что отрицательная валентность, а также сильное возбуждение замедляют обработку текста, что эффекты валентности и возбуждения независимы и что валентность оказывает более сильное влияние на обработку текста, чем возбуждение.Очевидно, что возможные взаимодействия между валентностью и возбуждением сложны, и различия в возбуждении могут объяснять противоречивые результаты предыдущих исследований обработки текстов, по крайней мере, в некоторой степени. Чтобы выявить эффекты валентности, значения возбуждения положительных и отрицательных целевых элементов должны оставаться постоянными.

Второй методологический фактор, имеющий отношение к выбору стимулов в исследованиях обработки текста, касается семантики словесных стимулов. В большинстве исследований используется большое количество самых разных категорий слов и частей речи.Например, Берлинский список аффективных слов (BAWL, Võ et al., 2009; Jacobs et al., 2015) содержит ~ 3000 немецких слов. Среди них есть конкретные слова с относительно нейтральным значением (например, «Ampel», светофор или «Halle», холл), абстрактные слова с относительно нейтральным значением (например, «Entwurf», черновик, или «Klassik», классицизм), конкретные слова с эмоциональным подтекстом (например, «Spinne», паук или «Sonne», солнце), а также термины эмоций (например, «Abscheu», отвращение, или «Freude», радость). Goh et al. (2016) выбрали только конкретные слова в качестве целевых для своих задач, а абстрактные термины были добавлены в качестве отвлекающих факторов в одной из задач.Ponari et al. (2018) обнаружили, что положительная эмоциональная валентность облегчает обработку абстрактных слов, но не конкретных слов. Поэтому они приходят к выводу, что эмоциональная валентность особенно полезна для усвоения абстрактных слов. Поскольку Yao et al. (2016) отмечают, что влияние валентности и возбуждения на обработку текста модулируется конкретностью, поэтому следует соблюдать осторожность при использовании смеси разных (конкретных и абстрактных) категорий слов. В большинстве оценок эмоциональной валентности валентность приписывается конкретным словам, несущим отрицательную или положительную коннотацию.Куперман и др. (2014) называют слова гроб, хлопок и котенок примерами отрицательных, нейтральных и положительных элементов. Коннотации сопровождают почти все классы открытых слов и могут быть определены как оценочные ассоциации, отражающие субъективные, в основном идиосинкразические формы оценки референта (Klann-Delius, 2015). Конечно, почти каждое слово может восприниматься как более или менее положительное или отрицательное, в зависимости от опыта человека с этим понятием (например, слово кошка может быть оценено как положительное или отрицательное в зависимости от того, у кого был приятный или пугающий предыдущий опыт общения с кошками) .В отличие от слов с аффективным подтекстом, эмоциональные термины (например, гнев или любовь) относятся непосредственно к эмоциям как к символам. Эмоциональные термины — это элементы из эмоционального словаря ментального лексикона, и они кодируют внутренние состояния в традиционной лингвистической оболочке (Klann-Delius, 2015; Schwarz-Friesel, 2015). Важно отметить, что валентность является неотъемлемой частью семантических характеристик, характеризующих эмоциональные термины (например, радость относится к положительной эмоции, независимо от личного опыта), в то время как в случае коннотаций валентность является дополнительной, идиосинкразической и специфичной для культуры оценкой. что сопровождает денотативное значение.Таким образом, наличие и направление валентного эффекта могут быть изменены путем выбора словесных стимулов. Vigliocco et al. (2013) подчеркивают особую роль терминов эмоций в развитии ребенка: внутренний аффективный опыт дает, по крайней мере, начальную основу для абстрактных понятий. Эмоциональные термины рассматриваются как предшественники успешного построения абстрактного словаря, поскольку они служат «важной ступенькой в ​​развитии онтологического различия между сущностями, существующими в физическом мире, и сущностями, существующими только в человеческом разуме» (Vigliocco et al., 2013, с. 2). Учитывая, что эмоциональные термины усваиваются раньше, чем другие абстрактные слова, и что оценочные коннотации для конкретных слов сильно зависят от возраста, эмоциональные термины предлагают подходящее семантическое поле для изучения эффектов валентности у детей.

Еще одно свойство стимула, которое может влиять на ответы, — это модальность, в которой представлены слова. В большинстве исследований использовались письменные слова, отображаемые на экране компьютера, в то время как только в 7 из 55 исследований слова отображались на слух через наушники.Конечно, слуховое представление особенно актуально для молодых участников с ограниченными навыками чтения. Паттерн в отношении эффектов валентности не различается между модальностями предъявления стимула: как для письменных, так и для слуховых стимулов отрицательное преимущество возникало реже, чем положительное преимущество или отсутствие валентной асимметрии. В случае слуховых раздражителей слово-раздражитель может быть представлено в нейтральном или эмоциональном тоне. В шести из семи исследований не было дано никакой информации о просодических характеристиках стимулов, а в одном исследовании (Bahn et al., 2017) использовали вербальные стимулы, произносимые нейтральным тоном. Следовательно, нельзя с уверенностью сделать выводы о возможном влиянии эмоционального или нейтрального тона.

Следующим актуальным методологическим аспектом исследований в области обработки текстов является тип задачи. Можно предположить, что релевантность валентности для реакции на аффективный стимул зависит от задачи. В большинстве рассмотренных исследований по обработке текстов использовался один из трех различных типов задач: задачи лексического решения, задачи памяти или задачи категоризации.Для лексического решения участник должен решить, является ли целевой стимул (представленный визуально или в виде разговорного слухового стимула) словом или псевдословом. Эта задача подчеркивает словоформу и не требует полного доступа к значению слова. Следовательно, валентность слова менее важна и не является необходимой для ответа. В задачах на запоминание участникам предоставляется список слов, после чего их просят вспомнить столько слов из списка, сколько они могут вспомнить, или указать в новом списке, слышали ли элемент раньше или нет.Эмоциональная валентность целевого слова здесь также не имеет прямого отношения, но значение слова, включая информацию о его валентности, вероятно, будет активировано для запоминания и поиска. Другой часто используемый тип задач — семантическая категоризация, когда участники должны назначить словесные стимулы различным семантическим категориям. Например, различие между позитивным и негативным, между позитивным / негативным и нейтральным или между конкретным и абстрактным использовалось в задачах категоризации.Эти задачи более сложны, так как требуют семантического анализа и прямого доступа к семантическим свойствам слов. В эмоциональной категоризации валентность должна рассматриваться явно, чтобы классифицировать слово как положительное или отрицательное, что делает валентность особенно релевантной для ответа. Учитывая различные когнитивные требования задач и различную роль эмоциональной валентности, возникает вопрос, связаны ли конкретные задачи с конкретными результатами. Из 54 критериев оценки лексического решения, представленных в таблицах, только 5% показали преимущество отрицательности, в то время как 52% результатов были в пользу положительных слов, а оставшиеся 43% показателей результатов не показали эффектов валентности.Что касается задач на память, 16 показателей результатов были распределены более равномерно: 38% показали преимущество отрицательности, а 31% — положительное преимущество или отсутствие эффекта валентности. Что касается задач категоризации, 21% из 24 показателей результатов показали преимущество отрицательности, в то время как 54% результатов были в пользу положительных слов, а оставшиеся 25% не показали влияния валентности. Очевидно, что результаты лексических решений и задач категоризации обнаруживают довольно похожие закономерности (т. Е. Тенденцию в пользу смещения позитивности).В нескольких исследованиях, в которых использовалось лексическое решение, а также категоризация задач с одними и теми же стимулами, не выявлено несоответствий, связанных с конкретными задачами: Goh et al. (2016) показали, что положительные слова обрабатываются быстрее, чем отрицательные, при лексическом решении, а также при семантической категоризации. В исследовании Bahn et al. (2017) (см. Дополнительную таблицу 1B, таблицу 1), реакции также оказались независимыми от задачи: дети в возрасте 9 лет и старше, а также взрослые не показали поведенческих различий между положительными и отрицательными словами в лексическом решении и в эмоциональной категоризации.Кроме того, преимущество позитивности было очевидным для детей 5 и 6 лет при выполнении обоих заданий. Результаты лексического решения и эмоциональной категоризации, полученные Dijksterhuis и Aarts (2003), также показали сходные результаты с лучшей реакцией на отрицательные слова в обеих задачах. Однако только в одном исследовании были обнаружены разные результаты для задач лексического решения и эмоциональной категоризации. Эстес и Вергес (2008) наблюдали более медленную реакцию на негативные стимулы при лексическом решении, но более быстрые реакции при эмоциональной категоризации.Авторы утверждают, что релевантность ответа может объяснить их конкретные результаты. Наблюдаемое более медленное время реакции на отрицательные стимулы в лексическом решении может отражать то, что отвлечение внимания труднее, когда нужно обрабатывать отрицательные стимулы, в то время как устойчивое внимание к отрицательным стимулам могло ускорить время реакции в их задаче категоризации. По сравнению с результатами для задач лексического решения и категоризации, задачи на память отличаются относительно высокой долей результатов в пользу отрицательности.Кроме того, из 14 результатов по трем типам задач, которые свидетельствовали о преимуществе отрицательности, шесть (42%) были получены с помощью задач на запоминание / вспоминание. Подводя итог, можно сказать, что тип задачи, по-видимому, влияет на ответы при обработке текста (задачи на лексическое решение и категоризацию в отличие от задач на память), но нет четких ассоциаций между релевантностью отклика валентности и наблюдаемыми результатами.

И, наконец, необходимо рассмотреть критерии результатов. Дополнительные таблицы 1A, B иллюстрируют, что модели валентных эффектов часто не сходятся для точности и времени реакции, даже когда участники сталкиваются с одними и теми же стимулами.Например, если положительные слова обрабатываются более точно, это не обязательно означает, что тот же набор слов также обрабатывается быстрее.

Обзор 2: Исследования эффектов валентности при обработке лица

Для обзора состояния литературы относительно наличия широких предубеждений, которые способствуют более эффективной обработке и восприятию положительных или отрицательных выражений лица, мы провели поиск существующих исследований аналогично тому, как это было ранее описано для обзора словесной литературы, включая исследования со взрослыми и детьми. Мы провели поиск в Google Scholar, Pubmed и Psycnet, чтобы найти соответствующие результаты, используя такие ключевые слова, как «лица», «эмоции», «положительные» и «отрицательные».”Исследования включались, если они соответствовали следующим общим критериям:

— Исследования должны сообщать о поведенческих результатах при одномодальной обработке лиц. Если в исследованиях использовались психофизиологические показатели, такие как ЭЭГ, фМРТ или зрачковые реакции, эти исследования также включались, но для обзора извлекались только поведенческие результаты.

— Стимулы, использованные в исследованиях, должны были быть лицами, различающимися по валентности (положительные / отрицательные). Были включены исследования, в которых положительные и отрицательные лица сравнивались непосредственно в статистическом анализе с точки зрения поведенческих результатов, или когда значительный эффект присутствовал или отсутствовал для одной категории по сравнению сдругой.

— В статьях с несколькими экспериментами эксперименты описывались отдельно всякий раз, когда предлагалось прямое сравнение положительных и отрицательных лиц.

— Сообщаемые результаты должны включать точность и / или время реакции.

— Участники должны быть здоровыми детьми или взрослыми.

После проверки нескольких сотен названий и отрывков исследований для целей нашего обзора мы включили только исследования, которые обеспечивали поведенческие меры для определения эффективности обработки эмоциональных лиц, таких как скорость или точность обработки лиц.Поэтому в нашем обзоре опущены исследования, которые сосредоточены исключительно на пассивном рассмотрении лиц, таких как предпочтения взгляда, электрофизиологические записи и изображения мозга. Кроме того, мы изучили только исследования, которые предлагают четкое сравнение активных поведенческих характеристик положительных эмоциональных лиц (например, счастливых лиц) с отрицательными эмоциональными лицами (например, злых, грустных, отвращенных, испуганных лиц и т. Д.). Таким образом, большое количество исследований, изучающих восприятие эмоциональных выражений лица, тем не менее, были исключены из нашего обзора по таким причинам, как отсутствие прямого сравнения положительного и положительного эмоций.отрицательные выражения или только изучение пассивного поведения, такого как время просмотра (например, изучение младенцев). Такие критерии были применены для того, чтобы позволить прямое сравнение исследований, в которых приводятся аргументы в пользу положительных или отрицательных предубеждений при восприятии выражений лица аналогично нашему исследованию этого вопроса для слов.

Мы разделили выбранные исследования эффектов валентности на две широкие категории: те, в которых использовались задачи, связанные с восприятием эмоциональных лиц на более базовом визуальном уровне (исследования на основе детекции с участием детей и взрослых), которые суммированы в дополнительной таблице 2А, ​​и те, которые что потребовало явного извлечения эмоциональной информации из наблюдаемых лиц, представленных в дополнительной таблице 2B (исследования на основе идентификации с участием детей и взрослых).Примеры первой категории включают исследования, которые требовали от участников сообщать о положении необычного лица среди нерелевантных отвлекающих факторов (так называемая парадигма «лицо в толпе») или измеряли эффективность эмоциональных лиц в качестве отвлекающих факторов внимания. задачи визуального восприятия, такие как точечное обнаружение. В этих исследованиях рассматривается эффективность восприятия эмоциональных лиц на основе их визуальных свойств. В отличие от этих задач «обнаружения», другая категория исследований, которые мы рассмотрели, — это задачи «идентификации», которые требуют от испытуемых извлекать эмоциональное содержание лица, например, в случае требования от участников идентифицировать точные эмоции, отображаемые лица.Мы подчеркиваем это различие между тестовыми подходами, основанными на идентификации и обнаружении, поскольку они могут способствовать дифференциации результатов, подтверждающих либо положительные, либо отрицательные смещения (Leppänen and Hietanen, 2004; Nummenmaa and Calvo, 2015).

Результаты поиска и оценка для исследований, основанных на обнаружении

В нашем обзоре исследований типа обнаружения мы рассмотрим 19 исследований в дополнительной таблице 2A, а также 3 исследования из таблицы 1 (Feyereisen et al., 1986; Schacht and Sommer, 2009; Rellecke et al., 2011), которые также включают задачи по восприятию выражения лица, которые не требуют идентификации определенных эмоций и могут быть выполнены с помощью чисто визуальной оценки стимулов лица. Эти исследования, основанные на выявлении (всего 22), сообщают о 49 результатах. На рисунке 2 показаны пропорции результатов в пользу смещения положительности (10 исследований, 22 результата результатов) и отрицательности (11 исследований, 23 результата результатов), а также одного исследования, которое не обнаружило значительной систематической ошибки в любом направлении (Rellecke et al., 2011). Таким образом, похоже, что исследования, основанные на выявлении, демонстрируют примерно одинаковую тенденцию к получению результатов, указывающих либо на положительную, либо на отрицательную тенденцию.

Рисунок 2 . Распределение показателей исходов в исследованиях обработки лиц (абсолютные числа основаны на 22 публикациях, включая 49 показателей исходов для исследований выявления и 8 исследований, включая 19 показателей исходов для детей).

Теоретическая основа предубеждения негативности проистекает из представлений об эволюционной значимости эмоциональных лиц (Baumeister et al., 2001; Vaish et al., 2008): Негативные лица, например выражающие гнев, могут служить предупреждением об угрозе со стороны соперника, испуганное лицо может указывать на то, что другой человек почувствовал приближающегося хищника, а лицо с отвращением может передавать информацию. относительно пригодности растения к употреблению. Действительно, 11 из представленных исследований по обнаружению делают вывод в пользу смещения отрицательности в отношении времени реакции, а в некоторых случаях также и в отношении точности. То есть негативные грани обрабатывались быстрее и точнее, чем положительные.Тем не менее, другие 10 исследований по выявлению приводят к прямо противоположному: предвзятость в большинстве случаев в отношении времени реакции. То есть положительные лица обрабатывались быстрее. Авторы этих исследований утверждают, что положительные лица (т. Е. Счастливые) могут быть визуально более различимы по сравнению с отрицательными, и поэтому их легче обнаружить зрительной системой человека (Becker et al., 2011).

При дальнейшей оценке исследований, основанных на обнаружении, каждый сталкивается с присущей ему трудностью в оценке и сравнении визуальных качеств различных лицевых стимулов при сравнении исследований.В различных исследованиях использовались не только различные индивидуальные наборы стимулов, но и качественно различные типы стимулов для лица. Наиболее очевидное различие в типах стимулов, используемых в рассмотренных здесь исследованиях детекции, заключается в так называемых «схематических» лицах, дающих основную концепцию лицевых эмоций (например, круг с двумя меньшими кругами для глаз и изгиб рта для улыбка) и более подробные лицевые стимулы, такие как фотографии, компьютерные изображения или даже подробные рисунки, которые предоставляют наблюдателю гораздо большее количество визуальных деталей.При сравнении исследований обнаружения по такой схеме с натуралистическим измерением типа лица можно заметить, что все 10 исследований, которые пришли к выводу в пользу смещения позитивности, использовали подробные натуралистические стимулы, в то время как только 4 из 11 исследований, которые пришли к выводу в пользу смещения в пользу позитивности. смещение негативности использовало такие стимулы (Fox, Damjanovic, 2006; Horstmann, Bauland, 2006; LoBue, 2009; Pinkham et al., 2010). В остальных 7 исследованиях сделан вывод в пользу смещения отрицательности (White, 1996; Fox et al., 2000; Eastwood et al., 2001, 2003; Ohman et al., 2001; Фенске и Иствуд, 2003; Schlaghecken et al., 2017) все использовали схематические лица в качестве стимулов. Таким образом, похоже, что схематические лица с большей вероятностью дадут результаты, соответствующие смещению негативности, в то время как исследования с использованием детальных более натуралистических лицевых стимулов с большей вероятностью приведут к смещению позитивности. В будущих исследованиях необходимо выяснить, насколько верна эта гипотеза. Одна из возможностей может заключаться в том, что негативные эмоциональные выражения просто более выражены, чем позитивные выражения на схематических лицах, тогда как противоположное верно для более натуралистических лиц, возможно, из-за большей трудности в создании натуралистически поставленных негативных выражений (Leppänen and Hietanen, 2004).

Еще одно объяснение предвзятости позитивности, наблюдаемой в некоторых исследованиях детекции, — использование нейтральных лиц как мишеней и отвлекающих факторов в дополнение к позитивным и негативным лицам. На самом деле нейтральные лица могут нарушить баланс эксперимента в пользу позитивных лиц, поскольку нейтральные лица необычны в повседневной жизни и их легче воспринимать как негативные, чем позитивные (Leppänen et al., 2004; Tottenham et al., 2013). Таким образом, использование этих нейтральных лиц может сделать положительные лица более отчетливыми за счет увеличения доли лиц в эксперименте, которые могут быть восприняты как отрицательные, тем самым нарушая баланс выбора стимула.

Результаты поиска и оценка для исследований на основе идентификации

Что касается исследований, основанных на идентификации, мы изучили 6 исследований, которые соответствовали нашим критериям для этого обзора, которые суммированы в дополнительной таблице 2B, плюс 2 исследования из таблицы 1. Здесь мы видим гораздо более однородный набор результатов (см. Дополнительную таблицу 2). : 84% из 19 результатов были в пользу смещения в пользу положительности. Это может быть признаком того, что, хотя обнаружение эмоционального лица может в значительной степени зависеть от точных параметров тестирования с точки зрения того, показывает ли оно положительную или отрицательную предвзятость, идентификация эмоциональной информации по лицам на самом деле может быть более эффективной для положительных лиц .Однако в случае исследований, приведенных в дополнительной таблице 2B, существует общая путаница, которую нельзя игнорировать: положительная сторона эмоционального спектра содержит только одно основное выражение лица, счастье, в то время как сторона спектра с отрицательной валентностью содержит ряд основных выражений лица, таких как гнев, страх, отвращение и печаль, которые легче спутать друг с другом (Elfenbein and Ambady, 2003). Следовательно, наблюдаемые преимущества обработки для положительных лиц в исследованиях в дополнительной таблице 2B также могут быть результатом повышенной неоднозначности при идентификации отрицательных выражений лица, а не более качественной обработки положительных выражений лица.

Наконец, возраст может быть важным фактором как в обнаружении, так и в идентификации при восприятии эмоций лица. При проверке литературы в соответствии с указанными выше критериями мы обнаружили одно исследование по выявлению и одно исследование по выявлению, в которых сравнивались ответы молодых и пожилых людей. Авторы заметили, что молодые люди, как правило, мало различаются между восприятием положительных и отрицательных лиц, в то время как пожилые люди, как правило, демонстрируют либо улучшенную обработку положительных лиц (Mather and Carstensen, 2003), либо дефицит обработки отрицательных лиц ( Салливан и др., 2007).

При поиске исследований с участием детей мы нашли только несколько, которые соответствовали нашим критериям: 4 исследования по выявлению (см. Дополнительную таблицу 2A, Walden and Field, 1982; De Sonneville et al., 2002; LoBue, 2009; Zsido et al., 2018) и 2 исследования по идентификации (см. дополнительную таблицу 2B, De Sonneville et al., 2002; Tottenham et al., 2013). Во всех этих исследованиях, кроме одного, ответы детей (от 3 до 10 лет) сравнивались с ответами взрослых и давали аналогичные результаты для разных возрастов.В этих исследованиях все результаты указали на смещение положительности в отношении времени реакции и точности, за исключением результатов LoBue (2009), которые указали на смещение отрицательности. Таким образом, большинство исследований, в которые были включены дети, продемонстрировали предвзятость позитивности по различным типам задач, таким как исследования по выявлению и идентификации. Однако в исследованиях, в которых принимали участие только взрослые, результаты показали довольно неоднозначную картину. Было проведено 10 исследований (только для обнаружения), которые показали смещение отрицательности, а также 9 исследований, демонстрирующих смещение положительности (5 исследований выявления и 4 исследования идентификации).Таким образом, обзор этих исследований дает намек на то, что возраст на самом деле может играть роль в возникновении положительных и отрицательных предубеждений. Этот вывод также подтверждается результатами эксперимента по категоризации положительных / отрицательных лиц (Vesker et al., 2018a), в котором авторы обнаружили изначальную предвзятость к положительности в отношении детей младшего возраста, но которая постепенно исчезла, а в некоторых случаях даже превратилась в обратную. склонность к негативу с возрастом.

Обзор 3: Исследования эффектов валентности со словами и лицами в качестве стимулов

Посредством двух предыдущих обзоров в ходе поиска литературы было выявлено несколько исследований, которые включали в свои эксперименты как лицевые, так и вербальные стимулы.Поскольку один из наших основных вопросов заключался в том, являются ли эффекты валентности специфическими для модальности стимула, мы провели отдельный поиск литературы, используя комбинацию поисковых терминов «валентность И слово И лицо». Критерии включения были следующие:

— Исследования должны сообщать о поведенческих результатах обработки текста И лица. Если в исследованиях использовались психофизиологические показатели, эти исследования также включались, но для обзора извлекались только поведенческие результаты.

— Чтобы сравнить эффекты валентности в разных модальностях, исследования должны выполнять одну и ту же или аналогичную задачу со словами и с лицами в отдельных экспериментах.Кросс-модальные исследования, изучающие влияние одной модальности на другую (исследования прайминга, эксперименты по интерференции, одновременное предъявление стимулов в обеих модальностях), были исключены.

— Стимулы, используемые в исследованиях, должны были быть словами И лицами, различающимися по валентности (положительная / отрицательная). Были включены исследования, в которых положительные и отрицательные стимулы сравнивались непосредственно в статистическом анализе с точки зрения поведенческих результатов или когда значительный эффект присутствовал или отсутствовал для одной категории по сравнению сдругой.

— Сообщаемые результаты должны включать точность и / или время реакции.

— В статьях с несколькими экспериментами эксперименты сообщались отдельно всякий раз, когда они предлагали прямое сравнение положительных и отрицательных стимулов.

— Участники должны быть здоровыми детьми или взрослыми.

После проверки ~ 400 заголовков и отрывков можно было выделить четыре исследования, в которых сообщается об эффектах валентности в обеих модальностях согласно критериям, упомянутым выше (см. Таблицу 1).В этих исследованиях валентные эффекты во взрослой популяции либо вообще не проявлялись (Rellecke et al., 2011, результаты точности в Bahn et al., 2017; Vesker et al., 2018a), сходились для слов и лиц (задача суждения в Feyereisen et al., 1986), или эффект валентности был обнаружен в одной модальности, в то время как эффект валентности не проявился в другой модальности (задача категоризации в Feyereisen et al., 1986; Schacht and Sommer, 2009, результаты времени реакции в Bahn et al., 2017; Vesker et al., 2018a).

В исследовании Rellecke et al.(2011) участники должны были решить, было ли эмоциональным стимулом слово или лицо. Здесь вэйланс не имел значения. Не было никаких валентных эффектов и различий между модальностями. Шахт и Зоммер (2009) также выбрали задачу принятия решения, в которой валентность не имела отношения к задаче: участники должны были решить, был ли стимул словом «нет» или лицом или нет, соответственно. Результаты показали отсутствие валентных эффектов в лексическом решении, но преимущество позитивности в решении лица. Feyereisen et al. (1986) использовали две разные задачи.В задаче суждения (той же или другой), где валентность не имела отношения к задаче, было преимущество позитивности для слов и лиц. Напротив, результаты задачи эмоциональной категоризации, где валентность была явно релевантной задаче, положительные слова обрабатывались быстрее, чем отрицательные слова, в то время как для лиц не было эффекта валентности. В двух параллельных исследованиях с использованием задачи категоризации для слов, представленных на слух (Bahn et al., 2017), и фотографий лиц (Vesker et al., 2018a) участников просили как можно быстрее классифицировать стимулы как положительные или отрицательные.В то время как взрослые группы классифицировали положительные и отрицательные стимулы обеих модальностей с одинаковым уровнем точности, наблюдался эффект модальности для времени реакции: взрослые не показали эффекта валентности для слов, но имели преимущество отрицательности для лиц. Картина результатов становится еще более сложной, когда валентные эффекты в двух модальностях наблюдаются на протяжении всей жизни. Эти эксперименты также включали детей в возрасте от 5 до 12 лет, расширяя существующие результаты по обработке данных для взрослых. Помимо сходных улучшений с возрастом в обеих модальностях (повышение точности, уменьшение времени реакции), исследования выявили возрастные эффекты валентности в эмоциональной категоризации.Явное преимущество ранней позитивности было обнаружено в обеих модальностях, наиболее отчетливо у детей дошкольного возраста. Однако преимущество ранней позитивности уменьшалось с возрастом в обеих модальностях и больше не присутствовало или обращалось вспять во взрослом возрасте. Кроме того, данные о точности детей младшего возраста указали на еще один эффект модальности: несоответствие между положительными и отрицательными элементами для 6-летних было сильнее для слов, чем для лиц, отражая, что отрицательные слова были особенно трудными для маленьких детей.

Таким образом, общая картина, сформированная этими комбинированными исследованиями слов и лиц (перечисленных в Таблице 1), такова, что при обнаружении каких-либо предубеждений предвзятость позитивности гораздо более распространена. На самом деле это могло быть прямым результатом желания изучать слова и лица параллельно. Поскольку большинство исследований, которые предполагают обработку слов-эмоций, естественно, требуют от участников обработки их значения (по крайней мере, до некоторой степени), такие задачи концептуально больше похожи на задачи идентификации лиц, чем на задачи обнаружения.Таким образом, при попытке выполнить сопоставимые параллельные задачи для слов и лиц почти неизбежно, что наиболее подходящими задачами будут задачи с большей тенденцией демонстрировать позитивные предубеждения, чем негативные. Это, в свою очередь, приводит к преобладающему обнаружению предвзятости положительности, как описано ранее в нашем обзоре. Фактически, единственным исключением из этой тенденции было исследование (Vesker et al., 2018a), в котором участникам преднамеренно давали инструкции только классифицировать лица как положительные или отрицательные, а не задействовать отдельные эмоции, включенные в набор стимулов, таким образом избегая смешивающий эффект большей неоднородности в отрицательной эмоциональной категории для выражения лица.Однако даже в этом исследовании отрицательный эффект был обнаружен только у взрослых участников, в то время как все три возрастные группы детей показали положительное преимущество. Это расхождение результатов, даже в рамках одного исследования, поэтому служит напоминанием о решающем влиянии развития на изучение восприятия эмоций, о чем будет подробнее сказано ниже.

Обсуждение и заключение

Эмоциональная валентность (положительная или отрицательная гедонистическая ценность) является решающим и определяющим признаком эмоциональных стимулов разного рода.Исходя из очевидной неоднородности литературы, касающейся эффектов валентности при обработке эмоциональных стимулов, мы провели обзор литературы. Цель состояла в том, чтобы лучше понять факторы, влияющие на существование и направление валентных эффектов. Мы спросили, демонстрируют ли люди улучшенную обработку положительных или отрицательных стимулов, когда они воспринимают слова и лица, зависят ли потенциальные предпочтения валентности от модальности и меняются ли эффекты валентности с возрастом.

Что касается обработки текста, литература по взрослым участникам предполагает, что положительные слова обрабатываются лучше или аналогично отрицательным словам, в то время как доказательств преимущества отрицательности было меньше. Данных о влиянии валентности на слова у детей довольно мало, хотя в последние годы количество исследований увеличилось. Доступные данные для детей предполагают преимущество позитивности. Что касается обработки лиц, существует множество исследований со взрослыми, и мы сосредоточили наш обзор на исследованиях с использованием методов, основанных на обнаружении и идентификации.Исследования взрослых, основанные на выявлении, выявили доказательства как отрицательного, так и положительного преимущества. Трудно сделать окончательный вывод, поскольку исследования различаются по типу используемых стимулов для лица (схематические или натуралистические), а также в отношении иногда несбалансированного использования положительных, нейтральных и отрицательных стимулов. Между тем, все исследования по идентификации взрослых свидетельствуют о предвзятости позитивности. Детские исследования встречаются реже, но также почти всегда демонстрируют предвзятость в пользу положительности.

В целом, настоящий обзор указывает на преобладание выводов, указывающих на предвзятость положительного мнения.Сначала мы обсудим различия в методологии, которые могли способствовать наблюдаемой закономерности, прежде чем рассматривать возможные основные механизмы.

Во-первых, необходимо рассмотреть тип используемой задачи. Что касается влияния типа задачи на обработку текста, задачи лексического решения и категоризации, по-видимому, связаны с предвзятостью положительности (если обнаружены какие-либо эффекты валентности). Преимущество позитивности может быть связано с более высокой информационной плотностью положительных вербальных стимулов.С другой стороны, отрицательная задержка, то есть длительное отвлечение внимания от отрицательных стимулов, может поставить отрицательные слова в невыгодное положение. Напротив, задачи на память, похоже, способствуют обработке отрицательных слов. Например, ответы подростков, протестированные Quas et al. (2016) продемонстрировали, что истинное и ложное распознавание оказалось наиболее высоким для слов с отрицательной валентностью, за которыми следовали положительные и нейтральные слова. Авторы предполагают, что этот эффект возникает из-за того, что негативный материал более запоминающийся и податливый, по-видимому, потому, что легче извлечь суть из эмоционально негативной информации (Quas et al., 2016, с. 705). Аналогичное предположение было выдвинуто Howe et al. (2010), показав, что ложное распознавание было выше для отрицательных, чем для нейтральных слов в задачах распознавания. Что касается эффектов задач в исследованиях обработки лиц, задачи на основе идентификации и категоризации требуют, чтобы участники обрабатывали эмоциональное содержание лиц в пользу результатов смещения положительных эмоций, возможно, из-за большей кластеризации положительных эмоциональных выражений лица по сравнению с отрицательными. Напротив, задачи, основанные на обнаружении, которые в первую очередь сосредоточены на значимости целевых стимулов, по-видимому, часто приводят к результатам смещения негативности, возможно, из-за того, что люди развили большую бдительность к негативным стимулам как средству предотвращения угроз.

Во-вторых, необходимо учитывать различия в типах используемых стимулов. Чтобы произвести справедливое сравнение положительных и отрицательных стимулов, важно учитывать фундаментальные параметры, такие как возбуждение и валентность, в тестируемых наборах стимулов, поскольку более экстремальные стимулы по этим параметрам, естественно, вызовут более интенсивные реакции участников. Также необходимо учитывать природу самих раздражителей. Что касается слов, семантика словесных стимулов (конкретные, абстрактные, эмоциональные слова) может влиять на результаты (см. Раздел «Оценка»).Тем не менее, обзор показывает, что данные о преимуществах позитивности преобладают над различными типами словесных стимулов. Что касается лиц, исследования с использованием схематических лиц (например, смайлов), как правило, демонстрируют тенденцию к негативности, в то время как исследования, использующие фотографии, имеют тенденцию демонстрировать тенденцию к позитивности, возможно, из-за различий в относительной аутентичности, которую можно получить с помощью заданных выражений лица (Leppänen and Hietanen , 2004). Еще один важный фактор — это общий выбор эмоциональных стимулов, используемых в каждом эксперименте.Представление участникам нейтральных выражений лица в рамках эксперимента может фактически нарушить баланс процедуры, поскольку поставленные нейтральные лица могут быть восприняты участниками как скорее негативные, чем действительно нейтральные (Tottenham et al., 2013). Поэтому, возможно, лучше всего полностью отказаться от включения нейтральных лиц, чтобы создать справедливое сравнение положительных и отрицательных лиц.

Третий важный фактор, который выявлен в этом обзоре с точки зрения определения наличия категориальных эмоциональных предубеждений, — это возраст участников.Хотя информация об изменениях в развитии роли валентности в обработке слов и лиц в детстве по-прежнему скудна, настоящий обзор указывает на некоторые интересные закономерности. Эксперименты с эффектами валентности в разном возрасте указывают на преимущество позитивности обеих модальностей у детей, причем различия в точности более выражены для слов, чем для лиц (Bahn et al., 2017; Vesker et al., 2018a). Это раннее смещение в пользу положительных стимулов подтверждает эффект превосходства положительности, наблюдаемый Sylvester et al.(2016) для слов и результатов Walden and Field (1982), Tottenham et al. (2013) и Де Сонневиль и др. (2002) для лиц. С возрастом разница в обработке положительных и отрицательных элементов, кажется, уменьшается. Во взрослом возрасте обработка положительных слов, по-видимому, теряет свое прежнее преимущество (Bahn et al., 2017), в то время как положительные лица даже начинают показывать меньшую точность по сравнению с отрицательными лицами (Vesker et al., 2018a).

Существует ряд возможных объяснений наличия преимущества ранней позитивности и его последующего уменьшения по мере развития во взрослом возрасте.Во-первых, возможно, что у детей младшего возраста просто меньше опыта работы с негативными эмоциональными стимулами из-за того, что они проводят много времени под защитой своих опекунов. Эта идея подтверждается некоторыми исследованиями, в которых предпринималась попытка количественно оценить количество эмоционально позитивных взаимодействий между матерью и младенцем с точки зрения мимики (Ruvolo et al., 2015; Lee et al., 2017). Кроме того, речь, ориентированная на ребенка (CDS), играет важную аффективную роль, и ее часто описывают как позитивную.Ponari et al. (2018) предполагают, что родители предвзято относятся к использованию положительных или отрицательных слов в отношении своих детей. Они подтверждают это предположение с помощью анализа корпуса, показывающего, что положительные слова преобладали над отрицательными в речи лиц, осуществляющих уход. Из 50 наиболее часто встречающихся слов в корпусе более половины были положительными и ни одно — отрицательным. Точно так же Dodds et al. (2015) получили рейтинги валентности у взрослых для 10 000 наиболее часто используемых слов из 10 языков и обнаружили общую предвзятость в отношении языков.Таким образом, кажется, что дети подвергаются более позитивной, чем негативной вербальной информации. Это также может объяснить, почему положительные слова усваиваются раньше, чем отрицательные (Neshat-Doost et al., 1999; Ponari et al., 2018). Более ранний возраст приобретения знаний может способствовать позитивной обработке текста. Однако даже когда положительные и отрицательные словесные стимулы тщательно контролируются с учетом возраста усвоения (как в Bahn et al., 2017; Ponari et al., 2018), положительные слова все равно могут демонстрировать преимущество обработки.

Альтернативное объяснение состоит в том, что с эволюционной точки зрения приоритетность негативной информации не принесет детям значительного преимущества в выживании, поскольку они будут менее способны эффективно реагировать на нее, чтобы избежать опасности, по сравнению со взрослыми. Фактически, приоритезация положительной информации может быть гораздо более полезной для детей, поскольку это позволит им получить лучший доступ к защите со стороны взрослых и других членов их сообщества. Эта гипотеза также подтверждается результатами исследований, в которых изучались такие эффекты у пожилых людей, и было обнаружено отсутствие смещения негатива по сравнению с более молодыми людьми.Таким образом, мы считаем, что предубеждения в восприятии положительной или отрицательной информации динамичны на протяжении всей жизни, при этом у детей сначала проявляется предвзятость к положительности, которая уменьшается по мере взросления. Тем не менее, предвзятость позитивности, кажется, снова проявляется у пожилых участников, возможно, из-за того, что они испытывают снижение своих физических возможностей и, возможно, снова начинают больше полагаться на защиту других в своем сообществе для выживания, как в случае с дети (Mather and Carstensen, 2003; Sullivan et al., 2007, Каппес, Бермайтингер, 2016).

В заключение, несмотря на то, что наш обзор имел очень узкую направленность, мы смогли выявить и выделить ряд методологических аспектов, которые могут оказать значительное влияние на результаты исследований, посвященных изучению положительных и отрицательных предубеждений в восприятии слов и выражений лица. Таким образом, в будущих исследованиях следует внимательно рассмотреть эти аспекты (особенно задачи, модальность и свойства стимула), которые могут влиять на появление, направление или величину валентных эффектов.В частности, необходимы исследования развития, которые могли бы воспроизвести и прояснить предвзятость ранней положительности.

Наконец, в подавляющем большинстве рассмотренных исследований использовались либо слова, либо лицевые стимулы. Хотя эмоции обычно передаются через язык и выражения лица в тандеме, меньше исследований посвящено обработке эмоциональных слов и лиц с параллельными задачами. Результаты кажутся неоднородными в отношении эффектов модальности: иногда паттерны в двух модальностях сходятся, в то время как в других случаях наблюдались специфические для модальности различия.Но опять же, доминирующими паттернами были положительное преимущество или отсутствие валентного эффекта. Помимо результатов одномодальных исследований, которые были в центре внимания настоящего обзора, еще одной интересной темой является взаимное влияние между двумя модальностями. В ходе исследования этой области в ряде исследований изучалось влияние начальных чисел лица на целевые слова и наоборот (например, Raccuglia and Phaf, 1997; Aguado et al., 2013; Vesker et al., 2018b). В частности, Raccuglia и Phaf (1997) и Vesker et al.(2018b) сходятся в поиске асимметрии в кросс-модальных эффектах: влияние штрихов для лица на обработку текста было меньше, чем влияние слов на обработку лиц. В будущих исследованиях следует более подробно изучить взаимодействие этих двух модальностей.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

Эта работа финансировалась Deutsche Forschungsgemeinschaft (DFG, Немецкий исследовательский фонд), номер проекта 222641018-SFB / TRR 135, TP C3.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2019.01654/full#supplementary-material

Список литературы

Адельман Дж. С., Эстес З.(2013). Эмоции и память: преимущество распознавания положительных и отрицательных слов независимо от возбуждения. Познание 129, 530–535. DOI: 10.1016 / j.cognition.2013.08.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Агуадо, Л., Диегес-Риско, Т., Мендес-Бертоло, К., Посо, М. А., и Инохоса, Дж. А. (2013). Эффекты прайминга на N400 в парадигме эмоционального прайминга с выражением эмоций на лице. Cogn. Влияют на поведение, Neurosci. 13, 284–296.DOI: 10.3758 / s13415-012-0137-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bahn, D., Vesker, M., García Alanis, J.C., Schwarzer, G., and Kauschke, C. (2017). Зависящая от возраста предвзятость в восприятии детьми эмоций. Фронт. Psychol. 8: 1268. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.01268

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Балота, Д. А., Яп, М. Дж., Кортезе, М. Дж., Хатчисон, К. А., Кесслер, Б., Лофтис, Б., и другие. (2007) Проект АнглийскийЛексикон. Behav. Res. Методы 39,445–459. DOI: 10.3758 / BF03193014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барон-Коэн, С., Голан, О., Уилрайт, С., Гранадер, Ю., и Хилл, Дж. (2010). Понимание слов эмоций от 4 до 16 лет: исследование развития. Фронт. Evolut. Neurosci. 2: 109. DOI: 10.3389 / fnevo.2010.00109

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумейстер, Р.Ф., Брацлавский Э., Финкенауэр К. и Вохс К. Д. (2001). Плохое сильнее хорошего. Rev. General Psychol. 5, 323–370. DOI: 10.1037 / 1089-2680.5.4.323

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Байер М., Шахт А.-К. (2014). Связанная с событием реакция мозга на эмоциональные слова, изображения и лица — кросс-доменное сравнение. Фронт. Psychol. 5: 1106. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.01106

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Байер, М., Зоммер В. и Шахт А.-К. (2012). P1 и выше: Функциональное разделение нескольких эффектов эмоций при распознавании слов. Психофизиология 49, 959–969. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2012.01381.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беккер, Д. В., Андерсон, США, Мортенсен, К. Р., Нойфельд, С. Л., и Нил, Р. (2011). Эффект лица в толпе необоснован: счастливые лица, а не сердитые лица, более эффективно обнаруживаются в задачах визуального поиска с одной или несколькими целями. J. Exp. Психо. 140, 637–659. DOI: 10.1037 / a0024060

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кальво, М. Г., Белтран, Д. (2013). Преимущество распознавания счастливых лиц: отслеживание нейрокогнитивных процессов. Neuropsychologia 51, 2051–2060. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2013.07.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чайлд С., Окхилл Дж. И Гарнхэм А. (2018). Вы эмоциональны: роль перспективы в обработке эмоций в понимании прочитанного. Lang. Cogn. Neurosci. 33, 878–889. DOI: 10.1080 / 23273798.2018.1431397

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цитрон, Ф. М., Уикс, Б. С., Ферстл, Э. С. (2013). Влияние валентности и возбуждения на распознавание письменных слов: коррелирует с течением времени и ERP. Neurosci. Lett. 533, 90–95. DOI: 10.1016 / j.neulet.2012.10.054

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де Сонневиль, Л. М. Дж., Вершур, К.A., Njiokiktjien, C., Op het Veld, V., Toorenaar, N., and Vranken, M. (2002). Лица и эмоции на лице: скорость, точность и стратегии обработки у детей и взрослых. J. Clin. Exp. Neuropsychol. 24, 200–213. DOI: 10.1076 / jcen.24.2.200.989

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дейкстерхейс, А., Аартс, Х. (2003). На антилопах гну и человека: преимущественное обнаружение отрицательных раздражителей. Psychol. Sci. 14, 14–18.DOI: 10.1111 / 1467-9280.t01-1-01412

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Доддс, П. С., Кларк, Э. М., Десу, С., Франк, М. Р., Рейган, А. Дж., Уильямс, Дж. Р. и Данфорт, К. М. (2015). Человеческий язык демонстрирует универсальный уклон в сторону позитивности. Proc. Nat. Акад. Sci. США 112, 2389–2394. DOI: 10.1073 / pnas.1411678112

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иствуд, Дж. Д., Смилек, Д., и Мерикл, П. М. (2001). Дифференциальное управление вниманием с помощью оставленных без присмотра лиц, выражающих положительные и отрицательные эмоции. Percep. Психофизика. 63, 1004–13. DOI: 10.3758 / BF03194519

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иствуд, Дж. Д., Смилек, Д., Мерикл, П. М. (2003). Отрицательное выражение лица привлекает внимание и нарушает работу. Percep. Психофизика. 65, 352–8. DOI: 10.3758 / BF03194566

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эльфенбейн, Х.А., Амбади, Н. (2003). Когда знакомство порождает точность: культурное воздействие и распознавание эмоций лица. J. Personal. Soc. Psychol. 85, 276–290. DOI: 10.1037 / 0022-3514.85.2.276

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эстес, З., и Адельман, Дж. С. (2008a). Автоматическая бдительность в отношении отрицательных слов при лексическом решении и именовании: комментарий к Ларсену, Мерсеру и Балоте (2006). Эмоция 8, 441–4. DOI: 10.1037 / 1528-3542.8.4.441

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эстес, З., и Адельман, Дж.С. (2008б). Автоматическая бдительность к отрицательным словам бывает категоричной и общей. Эмоция 8, 453–457. DOI: 10.1037 / a0012887

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фенске, М. Дж., И Иствуд, Дж. Д. (2003). Модуляция сосредоточенного внимания лицами, выражающими эмоции: свидетельства из фланкерных заданий. Эмоция 3, 327–43. DOI: 10.1037 / 1528-3542.3.4.327

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ферре П. и Санчес-Касас Р.(2014). Аффективное праймирование в лексической задаче решения: есть ли эффект конкретности слов? Psicológica 35, 117–138.

Google Scholar

Feyereisen, P., Malet, C., and Martin, Y. (1986). «Является ли более быстрая обработка выражений счастья определенной модальностью?» в Аспекты обработки лица , редакторы Х. Д. Эллис, М. А. Дживс, Ф. Ньюкомб и А. Янг (Дордрехт: Springer, Нидерланды), 349–355. DOI: 10.1007 / 978-94-009-4420-6_37

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фокс, Э., Лестер В., Руссо Р., Боулз Р. Дж., Пихлер А. и Даттон К. (2000). Выражение эмоций на лице: более эффективно распознаются гневные лица? Cogn. Эмот. 14, 61–92. DOI: 10.1080 / 026999300378996

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрайтаг К. и Шварцер Г. (2011). Влияние эмоциональной мимики на распознавание лиц детей 3–5 лет. Cogn. Dev. 26, 230–247. DOI: 10.1016 / j.cogdev.2011.03.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гао, X., Маурер, Д., и Нисимура, М. (2010). Сходства и различия в структуре восприятия мимики детей и взрослых. J. Exp. Child Psychol. 105, 98–115. DOI: 10.1016 / j.jecp.2009.09.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Goh, W. D., Yap, M. J., Mabel, M., Lau, M. C., Ng, M. M. R., and Tan, L.-C. (2016). Эффекты семантического богатства в распознавании устных слов: лексическое решение и мегастудия семантической категоризации. Фронт. Psychol. 7: 976. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00976

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс К. и Шварцер Г. (2010). Обобщение идентичности лица с разных точек зрения у детей семи и девяти месяцев: роль выражения лица. Внутр. J. Hum. Dev. 34, 417–426. DOI: 10.1177 / 0165025409350364

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герберт К., Юнггофер М. и Кисслер Дж.(2008). Связанные с событием потенциалы к эмоциональным прилагательным во время чтения. Психофизиология 45, 487–498. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2007.00638.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герберт, К., Кисслер, Дж., Юнггофер, М., Пейк, П., и Рокстро, Б. (2006). Обработка эмоциональных прилагательных: свидетельства поразительных EMG и ERP. Психофизиология 43, 197–206. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2006.00385.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Инохоса, Дж.А., Мендез Б. и Посо М. А. (2010). Просмотр эмоциональных слов — это не то же самое, что чтение эмоциональных слов: поведенческие и нейронные корреляты. Психофизиология 47, 748–757. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2010.00982.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хофманн, М. Дж., Кучинке, Л., Тамм, С., Во, М. Л.-Х., и Якобс, А. М. (2009). Аффективная обработка в пределах 1/10 секунды: сильное возбуждение необходимо для ранней фасилитации негативных, но не позитивных слов. Cogn. Влияет. Behav. Neurosci. 9, 389–397. DOI: 10.3758 / 9.4.389

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоу, М. Л., Кандель, И., Отгаар, Х., Мэлоун, К., и Виммер, М. К. (2010). Валентность и развитие немедленных и долговременных иллюзий ложной памяти. Память 18, 58–75. DOI: 10.1080 / 09658210

6514

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Имбир, К. К., Спустек, Т., и Зигеревич, Дж. (2016).Эффекты валентности и происхождения эмоций при обработке текста, о чем свидетельствуют связанные с событием потенциальные корреляты в задаче лексического решения. Фронт. Psychol. 7, 1–14. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00271

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст |

Границы | Прогнозирование трудностей в принятии карьерных решений: роль эмоционального интеллекта, положительных и отрицательных эмоций

Введение

Выбор карьеры может оказаться одним из самых сложных решений в жизни.Люди часто чувствуют себя перегруженными объемом информации, который им необходимо усвоить, когда они рассматривают многочисленные карьерные пути, по которым они потенциально могут следовать (Гати и Левин, 2014). Это хорошо изученная тема в психологии карьеры, трудности с принятием решений о карьере определяются как «трудности, с которыми сталкиваются люди при принятии решений, связанных с карьерой. Они относятся ко всем проблемам и вызовам, которые необходимо решать до, во время или после процесса принятия решений »(Saka et al., 2008, p.403).

Принятие решения о карьере может происходить на разных этапах жизни. Это наблюдается среди старшеклассников, которые пытаются решить свою будущую карьеру, выбирая специальность, а также среди студентов колледжей, которые могут продолжать бороться с карьерными решениями даже после начала обучения в бакалавриате. Как Lichtenstein et al. (2009) далее поясняется:

На протяжении обучения в бакалавриате студенты … часто думают о выборе профессии, не имеющей прямого отношения к их специальности.Например, студент с предварительным медицинским образованием может выбрать аспирантуру по праву, а студент со степенью инженера может выбрать работу в инвестиционном банке. Студенты могут бороться с решениями о работе и карьере в конце последнего года обучения — и далее (стр. 228).

Вообще говоря, трудности с принятием решений о карьере подразделяются на два типа: нерешительность в карьере и нерешительность в карьере. Карьерная нерешительность — это состояние, которое большинство людей в современном обществе проходят в какой-то момент своей жизни, принимая решение о своей будущей карьере.В большинстве случаев со временем она будет решена либо самими людьми, либо с помощью консультантов по вопросам карьеры (Gati et al., 2011). Напротив, некоторые люди сталкиваются с более хроническими трудностями при выборе карьеры, вызванными эмоциональными проблемами или личностными факторами, которые называются нерешительностью в карьере (Gati et al., 2011). Нерешительные люди «неспособны сделать выбор профессии, как бы тщательно они ни принимали решения» (Salomone, 1982, p.498). Важные факторы, связанные с нерешительностью в карьере, выявленные в предыдущем исследовании, были включены Сака и др. (2008) в теоретические рамки, называемые эмоциональными и личностными трудностями принятия решений в карьере (EPCD). Исходя из таксономии EPCD, трудности, относящиеся к трем группам «пессимистических взглядов», «беспокойства» и «самооценки и идентичности», приводят к нерешительности в карьере у людей (Saka et al., 2008).

Принятие решений о карьере — это рациональный процесс, который требует эмоций.Эмоциональная информация имеет решающее значение для «формирования суждений, решений, приоритетов и действий людей» (Salovey et al., 2000, p. 506). Стратегии рационального принятия решений часто оказываются недостаточными, если люди не могут эмоционально управлять неопределенностью, двусмысленностью и непредсказуемостью, которые участвуют в процессе принятия решений (Gelatt, 1989). Согласно теории расширения и развития Фредриксона (2001), положительные эмоции расширяют когнитивный контекст, расширяя круг мыслей и действий, которые приходят в голову.Положительные эмоции приводят к формированию более «гибких (Isen and Daubman, 1984), творческих (Isen et al., 1987), интегративных (Isen et al., 1991), открытых для информации моделей мышления (Estrada et al., 1997). ) и эффективными (Isen and Means, 1983; Isen et al., 1991) »(Fredrickson, 2001, стр. 221). Эти шаблоны полезны в процессе принятия решений, где гибкость в выборе вариантов, преодоление стресса, адаптивность и вовлеченность являются важными ключами к успеху.

Признак EI, который определяется как совокупность эмоциональных восприятий, оцениваемых с помощью анкет и рейтинговых шкал (Petrides et al., 2007), вероятно, будет способствовать процессу принятия решений о карьере, вызывая положительные эмоции и помогая людям регулировать поток отрицательных эмоций, связанных с проблемами, связанными с переходом от школы к миру работы. Значительный объем доказательств связывает EI с меньшим количеством трудностей при принятии решений о карьере (например, Di Fabio and Palazzeschi, 2009; Di Fabio et al., 2012, 2013; Di Fabio and Saklofske, 2014; Petrides et al., 2016). Однако существует нехватка информации о роли положительных и отрицательных эмоций в сочетании с характеристикой EI в прогнозировании нерешительности в карьере.

Личностные черты в значительной степени связаны с чертой EI (Vernon et al., 2008), а также трудностями при принятии решений о карьере (Martincin and Stead, 2015). Особое направление исследований посвящено изучению возрастающей значимости признака EI над личностными измерениями «Большой пятерки» и связанными с ними конструктами (например, Андрей и др., 2016; Зиглинг и др., 2017). Изучение возрастающей достоверности EI признака исключает конкурирующую гипотезу о том, что вариация критериальной переменной объясняется личностными чертами, а не характеристикой EI.

Цели и гипотезы исследования

Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы определить, может ли черта EI предсказать карьерную нерешительность помимо черт личности. Вторая цель состояла в том, чтобы изучить, влияют ли положительные и отрицательные эмоции на связь между чертой EI и нерешительностью в карьере. Рассмотрение способности положительных эмоций способствовать процессу принятия решений за счет расширения когнитивного контекста и набора мыслей и действий, которые приходят в голову, а также обратного эффекта отрицательных эмоций, которые ограничивают репертуар мыслей и действий (Tugade and Fredrickson, 2001 ), вполне вероятно, что черта EI может повлиять на нерешительность в карьере посредством разработки стратегий, позволяющих использовать положительные эмоции и регулировать поток отрицательных эмоций (см. рисунок 1).Соответственно, были сформулированы следующие гипотезы:

РИСУНОК 1. Модель параллельного посредничества для взаимосвязи между чертой EI и нерешительностью в карьере через положительные и отрицательные эмоции. p <0,01.

Гипотеза 1: Черта EI предсказывает более низкий уровень нерешительности в карьере за пределами «большой пятерки» параметров личности.

Гипотеза 2: Положительные и отрицательные эмоции опосредуют связь между чертой EI и нерешительностью в карьере.

Это исследование расширяет предыдущую работу по EI и трудностям принятия решений о карьере несколькими важными способами. Во-первых, большинство предыдущих исследований, в которых изучалась связь между EI и трудностями при выборе карьеры, были сосредоточены на нерешительности в карьере, а не на нерешительности в карьере. Насколько нам известно, существует только одно предыдущее исследование (Di Fabio and Saklofske, 2014) о связи между EI и нерешительностью в карьере. Во-вторых, в настоящем исследовании оценивается возрастающая значимость признака EI в прогнозировании нерешительности карьеры за пределами черт личности «большой пятерки».Если личностные черты не контролируются, значительная доля различий в трудностях принятия решений о карьере не может быть отнесена на счет черты EI. Наконец, в исследовании исследуется механизм, посредством которого черта EI влияет на нерешительность в карьере через положительные и отрицательные эмоции, с использованием параллельной модели посредничества. Исследование роли положительных и отрицательных эмоций по отношению к EI позволяет лучше понять, как эмоционально интеллектуальные люди способны успешно справляться со стрессовыми столкновениями (Tugade and Fredrickson, 2001).

Материалы и методы

Участников

студентов бакалавриата крупного исследовательского университета на юго-западе США были приглашены для участия в этом исследовании. В комплексном онлайн-опросе, который включал четыре отдельных вопросника, приняли участие 739 человек. Ответы тех, кто оставил опрос незавершенным или проявил невнимательность при ответах на вопросы, были удалены (139 записей), оставив 600 полных наблюдений. Для выявления невнимательных ответов среди вопросов опроса были вставлены такие пункты, как «Если вы человек, выберите 4».Неправильные ответы на эти вопросы в дополнение к повторному выбору одного и того же номера выбора для нескольких вопросов подряд были интерпретированы как признаки невнимательного ответа.

Минимальный необходимый размер выборки для множественного регрессионного анализа был определен с помощью статистического пакета XLSTAT. Согласно результатам, необходимо не менее 500 наблюдений, чтобы работать с рекомендованной мощностью 0,8 и обнаруживать размер эффекта 0,02. Окончательная выборка включала 46% студентов-мужчин и 54% студентов-бакалавров, в основном в возрасте от 18 до 21 года (93%).Большинство из них были второкурсниками (38%), младшими (28%) и старшими (33%) с очень небольшим количеством первокурсников (1,1%). Выборка состояла в основном из граждан США (98%), из которых 70% были классифицированы как белые, 19% как латиноамериканцы, 3,3% как афроамериканцы, 0,5% как индейцы, 6% как американцы азиатского происхождения и 2% как другие.

Меры

Опрос включал четыре отдельных вопросника, все из которых были достоверными, надежными и хорошо задокументированными с точки зрения психометрических характеристик.

Краткая анкета по особенностям эмоционального интеллекта (TEIQue-SF)

TEIQue-SF включает 30 вопросов, ответы на которые даны по семибалльной шкале Лайкерта (Petrides, 2009).Альфа-надежность Кронбаха для глобальной оценки по данной выборке составила 0,88.

Эмоциональная и личностная шкала трудностей при принятии решений о карьере — краткая форма (EPCD-SF)

EPCD-SF — это анкета с 25 пунктами самоотчета, измеряющая нерешительность в карьере. На вопросы отвечают по девятибалльной шкале Лайкерта (Saka et al., 2008). Альфа-надежность Кронбаха на данном образце составила 0,92.

Инвентаризация большой пятерки (BFI)

BFI представляет собой опросник с 44 пунктами самоотчета, основанный на пятибалльной шкале Лайкерта, измеряющей такие черты личности, как экстраверсия, доброжелательность, сознательность, невротизм и открытость опыту (John et al., 2008). Альфа-достоверность Кронбаха в данном примере составила 0,88 для экстраверсии, 0,79 для доброжелательности, 0,80 для совестливости, 0,81 для невротизма и 0,79 для открытости.

Шкала положительных и отрицательных влияний (PANAS)

PANAS был включен в опрос для измерения положительных и отрицательных эмоций. Он состоит из двух шкал: позитивной активации (PA) и негативной активации (NA). Каждая шкала содержит 10 пунктов, ответ на которые дан по пятибалльной шкале Лайкерта (Watson et al., 1988). Альфа-надежность Кронбаха на данном образце составила 0,87 для PA и 0,82 для NA.

Процедура и анализ данных

После получения одобрения IRB и разрешения от разработчиков на использование четырех измерительных приборов, исследователи отправили электронное письмо с приглашением, содержащее ссылку на опрос, нескольким профессорам, которые преподавали бакалавриат в крупном исследовательском университете на юго-западе США. После того, как данные были собраны и очищены, была проведена описательная статистика, корреляции Пирсона, иерархические регрессии и анализ посредничества для проверки гипотез исследования.

Результаты

Средние значения, стандартные отклонения и коэффициенты корреляции для всех переменных в исследовании представлены в таблице 1. Коэффициенты инфляции дисперсии (VIF) для каждой независимой переменной были вычислены для оценки влияния мультиколлинеарности данных. VIF для этой выборки находились в пределах допустимого интервала — наибольшее значение составляло 2,45, что указывает на то, что мультиколлинеарность не угрожает достоверности результатов. Двумерная корреляционная матрица интервальных переменных в исследовании выявила значимые корреляции в ожидаемом направлении.

ТАБЛИЦА 1. Средние значения, стандартные отклонения и корреляции для черты EI, черт личности «большой пятерки», положительных эмоций, отрицательных эмоций и нерешительности в карьере.

Для проверки гипотезы 1 был проведен иерархический множественный регрессионный анализ. На первом этапе были введены контрольные переменные, в том числе черты личности «большой пятерки» (приветливость, открытость опыту, экстраверсия, сознательность и невротизм). Черта EI была введена на втором этапе, чтобы получить ее дополнительную ценность в объяснении вариативности нерешительности в карьере.

Личностные черты «большой пятерки» вместе составляли 32% дисперсии нерешительности в карьере, R 2 = 0,32, F (5 594) = 55,45, p <0,001. Когда на втором этапе был добавлен признак EI, регрессионная модель оставалась значимой, F (6593) = 59,78, p <0,001, причем признак EI составлял дополнительные 6% вариации нерешительности в карьере. Коэффициент регрессии для признака EI (-0,025) был значимо отрицательным t (593) = 7.47, p <0,001, что указывает на то, что это было связано с более низким уровнем нерешительности карьеры, при сохранении постоянных контрольных переменных в модели (см. Таблицу 2). Результаты показали, что студенты с высокими характеристиками EI, как правило, испытывали меньшую нерешительность в карьере, чем их сверстники с низким уровнем EI, после контроля их положения по параметрам личности «Большой пятерки».

ТАБЛИЦА 2. Резюме иерархического регрессионного анализа с нерешительностью карьеры в качестве переменной критерия.

Чтобы проверить гипотезу 2, мы использовали макрос SPSS, PROCESS (модель 4; Hayes, 2013), чтобы оценить косвенное влияние черты EI на нерешительность карьеры через два посредника (положительные эмоции и отрицательные эмоции). Как показано на Рисунке 1, те, у кого выше признак EI, сообщили о более высоком уровне положительных эмоций (Путь a 1 на Рисунке 1, b = 0,192, SE = 0,012, p <0,001), что в В свою очередь, была связана с более низким уровнем нерешительности в карьере (путь b 1 на рисунке 1, b = -0.0216, SE = 0,007, p = 0,006). Напротив, более высокая черта EI была связана с меньшим количеством отрицательных эмоций (путь a 2 на рисунке 1, b = -0,157, SE = 0,012, p <0,01), которые, в свою очередь, были связаны с более низкая карьерная нерешительность (путь b 2 на рисунке 1, b = 0,519, SE = 0,007, p <0,001).

Для вычисления 95% -ных доверительных интервалов (ДИ) с поправкой на систематическую ошибку для точечной оценки было сгенерировано 10 000 образцов начальной загрузки.Когда CI косвенного эффекта посредника не включает 0, он считается статистически значимым (Hayes, 2013). Как показано в таблице 3, 95% -ный доверительный интервал с поправкой на смещение показал, что косвенное влияние черты EI на нерешительность карьеры через положительные эмоции ( b = -0,004) было постоянно меньше нуля (от -0,0074 до -0,0011). Косвенное влияние черты EI на нерешительность в карьере через отрицательные эмоции ( b = -0,008) также постоянно было меньше нуля (-0.От 0111 до -0,0056). Результаты показали существование параллельного эффекта посредничества, поскольку черта EI была косвенно связана с нерешительностью в карьере через ее отношение к положительным и отрицательным эмоциям. Посредничество было частичным, поскольку нестандартизованный коэффициент бета для прямого влияния черты EI на нерешительность в карьере (путь c ‘на рисунке 1) после контроля положительных и отрицательных эмоций был значительным ( b = -0,027, SE = 0,003 , р <0,001).

ТАБЛИЦА 3. Сводные результаты анализа посредничества.

Обсуждение

Результаты множественного иерархического регрессионного анализа подтвердили Гипотезу 1, черта EI объясняла значительную долю вариации в нерешительности карьеры, которая не объяснялась личностными параметрами «большой пятерки». В частности, признак EI увеличил прогностическую способность регрессионной модели на 6%. Хотя это может показаться незначительным, при наличии множества контекстных и ситуативных факторов, которые могут повлиять на процесс принятия решения о карьере для человека, он представляет собой очень значительное увеличение.Демонстрация роли черты EI в прогнозировании карьерной нерешительности по сравнению со стандартным измерением личности и выше имеет особое значение, поскольку это должно дать паузу тем, кто утверждает, что EI является просто «переупаковкой» личностных черт (см. Также Андрей и др., 2016).

Скорее всего, EI помогает людям расшифровать эмоциональный вес, который они ассоциируют с различными вариантами, и больше доверять своему выбору, уменьшая чувство замешательства, неуверенности и неуверенности в себе, которые часто испытывают нерешительные люди.Напротив, низкий уровень EI может в конечном итоге привести к неспособности контролировать и устранять причины нерешительности карьеры, такие как пессимистические взгляды на процесс принятия решений о карьере и его результаты или чувство вины, возникающее из-за предпочтения выбора карьеры, который одобрено значительными другими людьми (Saka et al., 2008).

Результаты исследования также продемонстрировали частичный опосредующий эффект положительных и отрицательных эмоций во взаимосвязи между чертой EI и карьерной нерешительностью.Люди с высоким уровнем эмоционального интеллекта лучше способны вызывать положительные эмоции и регулировать любой негатив, который обычно возникает в сложных ситуациях, например, при принятии решений о карьере. Усиленный опыт положительных эмоций и подавление отрицательных эмоций впоследствии создают модели мыслей, которые становятся более гибкими, инклюзивными, восприимчивыми, творческими и вариативными (Tugade and Fredrickson, 2001), тем самым улучшая функциональность и способность принимать решения о карьере. лиц.

Исследование имеет важное значение для консультантов по вопросам карьеры.Обращение внимания на эмоциональные и личностные аспекты трудностей при принятии решений о карьере может помочь точно диагностировать источники трудностей и разработать соответствующие меры вмешательства. Если клиент испытывает значительную нерешительность в карьере, основные эмоциональные проблемы часто не могут быть решены с помощью типичных консультаций, ограниченных предоставлением информации о карьере и рациональными стратегиями принятия решений (Gati and Levin, 2014). Вмешательства, сфокусированные на эмоциях клиентов, должны быть включены, с одним из вариантов обучения для клиента EI (например,г., Нелис и др., 2011).

Это исследование было сфокусировано исключительно на студентах бакалавриата крупного исследовательского университета США. Однако ситуация студентов колледжей, проживающих в других географических или культурных регионах, может не совпадать с ситуацией в выборке данного исследования. Кроме того, нерешительность в карьере может быть проблемой для более широкого круга людей, включая учащихся старших классов и специалистов, которые рассматривают возможность смены карьеры. Результаты этого исследования не следует экстраполировать за пределы конкретного контекста и обстоятельств его участников.Это оставляет ценные возможности для расширения исследования на другие группы населения и определения того, можно ли обобщить влияние EI на трудности принятия решений о карьере. Будущие исследования могут также включать большее количество фоновых переменных, таких как этническая принадлежность участников, возраст, социально-экономический статус и область исследования, и искать эффекты взаимодействия между ними и характеристикой EI при прогнозировании и решении различных типов решений о карьере. создавая трудности.

Раскрытие информации

Это исследование не получало какого-либо специального гранта от финансирующих агентств в государственном, коммерческом или некоммерческом секторах.У авторов нет финансовых или личных отношений с отдельными лицами или организациями, которые могли бы ненадлежащим образом повлиять на исследование.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Институционального наблюдательного совета Техасского университета A&M (IRB) по защите участников исследования на людях. Протокол был одобрен Техасским A&M, IRB. Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией.

Авторские взносы

FF провела исследование в рамках своей кандидатской диссертации. требования степени, написал и отредактировал рукопись. FN руководил исследованием как председатель диссертационного комитета FF. КП сотрудничал с FF в редактировании рукописи и создании окончательного варианта.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Андрей Ф., Зиглинг А. Б., Алоэ А. М., Бальдаро Б. и Петридес К. В. (2016). Возрастающая достоверность опросника по чертам эмоционального интеллекта (TEIQue): систематический обзор и метаанализ. J. Pers. Оцените. 98, 261–276. DOI: 10.1080 / 00223891.2015.1084630

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ди Фабио А. и Палаццески Л. (2009). Эмоциональный интеллект, личностные качества и трудности с выбором карьеры. Внутр. J. Educ. Vocat. Guid. 9, 135–146. DOI: 10.1007 / s10775-009-9162-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ди Фабио, А., Палаццески, Л., Асулин-Перец, Л., и Гати, И. (2013). Карьерная нерешительность против нерешительности: ассоциации с личными качествами и эмоциональным интеллектом. J. Оценка карьеры. 21, 42–56. DOI: 10.1177 / 106

12454698

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ди Фабио, А., Палаццески, Л., и Бар-Он, Р.(2012). Роль личностных качеств, основной самооценки и эмоционального интеллекта в трудностях принятия карьерных решений. J. Employ. Couns. 49, 118–129. DOI: 10.1002 / j.2161-1920.2012.00012.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ди Фабио, А., Саклофске, Д. Х. (2014). Сравнение способностей и самооценки эмоционального интеллекта, подвижного интеллекта и личностных качеств при принятии решения о карьере. чел. Индивидуальный. Dif. 64, 174–178. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.02.024

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фредриксон, Б. Л. (2001). Роль положительных эмоций в позитивной психологии: теория позитивных эмоций, развивающая и развивающая. Am. Psychol. 56, 218–226. DOI: 10.1037 / 0003-066X.56.3.218

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гати И., Гадасси Р., Сака Н., Хадади Ю., Ансенберг Н., Фридманн Р. и др. (2011). Эмоциональные и личные аспекты трудностей при принятии решений о карьере: аспекты нерешительности в карьере. J. Оценка карьеры. 19, 3–20. DOI: 10.1177 / 106

10382525

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейс, А. Ф. (2013). Введение в посредничество, модерацию и условный анализ процессов: подход, основанный на регрессии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Джон О. П., Науманн Л. П. и Сото К. Дж. (2008). «Сдвиг парадигмы к интегративной таксономии черт Большой пятерки: история, измерения и концептуальные вопросы», в Handbook of Personality: Theory and Research , eds O.П. Джон, Р. В. Робинс и Л. А. Первин (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд), 114–158.

Google Scholar

Лихтенштейн, Г., Лошбо, Х. Г., Клаар, Б., Чен, Х. Л., Джексон, К., и Шеппард, С. Д. (2009). Инженерная специальность (не обязательно) делает инженера: принятие решений о карьере среди студентов инженерных специальностей. J. Eng. Educ. 98, 227–234. DOI: 10.1002 / j.2168-9830.2009.tb01021.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартинцин, К.М., и Стед, Г. Б. (2015). Пятифакторная модель и трудности в принятии решения о карьере: метаанализ. J. Оценка карьеры. 23, 3–19. DOI: 10.1177 / 106

14523081

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nelis, D., Kotsou, I., Quoidbach, J., Hansenne, M., Weytens, F., Dupuis, P., et al. (2011). Повышение эмоциональной компетентности улучшает психологическое и физическое благополучие, социальные отношения и возможности трудоустройства. Эмоция 11, 354–366. DOI: 10.1037 / a0021554

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петридес, К. В. (2009). «Психометрические свойства опросника черт эмоционального интеллекта» в журнале Advances in Assessment of Emotional Intelligence , редакторы К. Стоу, Д. Х. Саклофске и Дж. Д. Паркер (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer). DOI: 10.1007 / 978-0-387-88370-0_5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петридес, К. В., Миколайчак, М., Мавровели, С., Санчес-Руис, М.-J., Furnham, A., and Pérez-González, J.-C. (2016). Последние достижения в исследованиях эмоционального интеллекта. Emot. Rev. 8, 335–341. DOI: 10.1177 / 1754073916650493

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петридес, К. В., Пита, Р., и Коккинаки, Ф. (2007). Расположение черты эмоционального интеллекта в пространстве личностных факторов. Br. J. Psychol. 98, 273–289. DOI: 10.1348 / 000712606X120618

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст |

Положительное влияние отрицательных эмоций

То, что разбивает наше сердце, также связывает нас

Жизнь не идеальна, так почему мы ожидаем, что наши эмоции будут идеальными?

В нашем мире, ориентированном на социальные сети и изображения, все кажутся счастливыми и позитивными все время.Нам стыдно испытывать отрицательные эмоции.

Положительные эмоции стоит культивировать, но постоянный оптимизм сопряжен с риском. Мы должны принять все наши эмоции, а не только хорошие. Исследования показывают, что переживание и принятие гнева и печали жизненно важны для нашего психического здоровья.

Негативные эмоции могут привести нас к глубине — они связывают нас с нашим более глубоким «я».

«Приходит время, когда пузырек эго лопается, и вы не можете вернуть себе почву в течение длительного периода времени.Те времена, когда вы абсолютно не можете восстановить все вместе, — это самые богатые и могущественные времена в нашей жизни ». — Пема Чодрон

Счастливая жизнь не свободна от страданий — она ​​требует интеграции как отрицательного, так и положительного, лежащего внутри нас.

Что не так с людьми?

Вы все свои эмоции, а не только положительные. К сожалению, большинство людей не могут интегрировать оба. Сосредоточение на слабости привлекает внимание к тому, что не так.

Наш человеческий опыт питается контрастом.Мы не можем испытать радость без печали, мир без гнева и мужество без страха. Отрицательные и положительные эмоции — две стороны одной медали.

Основная цель психологии заключалась в том, чтобы разобраться в том, что не так с людьми.

Исторически психология была сосредоточена на том, чтобы исправить то, что. Он подходил к людям с негативным взглядом — пациентов нужно лечить. Страдание рассматривалось не как часть человеческого существования, а как аномалия.

Как сказал Мартин Селигман: «Со времен Второй мировой войны психология превратилась в науку, в основном о исцелении.Он концентрируется на устранении повреждений в рамках модели человеческого функционирования, вызванной болезнью. Это почти исключительное внимание к патологии пренебрегает реализованным человеком и процветающим сообществом ».

Рост позитивной психологии сместил акценты с одной крайности на другую — счастье стало новым Святым Граалем.

Этот чрезмерный акцент на позитиве создал еще один односторонний нарратив: «негатив по поводу негатива». У людей возникли некоторые неправильные представления о том, как бороться со слабостями.

Некоторые считают, что устранение отрицательных эмоций поможет нам почувствовать себя позитивно. Другие утверждают, что исправляя то, что у нас сломалось, мы автоматически добиваемся успеха. Но подавление гнева, страха и печали не приведет к миру, уверенности и радости.

Селигман, один из самых влиятельных позитивных психологов, призвал своих коллег расширить сферу своей деятельности — перейти от патологии к человеческому процветанию. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на том, что не так с людьми — и исправлять это, — следует сосредоточиться на том, что правильно и укреплять их сильные стороны.

Как показывают исследования Барбары Фредриксон, речь идет не об устранении отрицательных эмоций, а о правильном соотношении положительных и отрицательных эмоций. Психолог предлагает соотношение 3: 1. Хотя многие эксперты сомневаются в правильности этого соотношения, вы поняли, что речь идет о здоровых отношениях между ними обоими.

Негативные мысли полезны для вас

Наше общество заклеймило негативные эмоции — от вас ожидается, что вы всегда будете чувствовать себя и выглядеть идеально.Это добавляет ненужного стресса и страданий. Люди, страдающие от боли, чувствуют необходимость отступить в изоляции. Они чувствуют, что с ними что-то не так — они чувствуют себя изгоем.

Вам не нужно стыдиться из-за негативных мыслей или эмоций. Мы все делаем. На самом деле это здоровая привычка.

Подавление эмоций похоже на сжатие тюбика зубной пасты с закрытой крышкой — чем сильнее вы пытаетесь заставить их замолчать, тем сильнее они будут бороться, чтобы найти выход.

Отрицательные эмоции — это естественно.Что неестественно, так это непонимание их ценной роли. Мы должны развивать с ними здоровые отношения. Одно дело — снова и снова размышлять о печальных событиях, потому что мы не можем их отпустить. Другой — подружиться с нашими эмоциями. Слушать, понимать и учиться у них — эффективное эмоциональное регулирование лежит в основе личностного роста.

Отрицательные эмоции могут иметь положительное влияние. Игнорирование или скрытие этих данных может вызвать нежелательные последствия для нашего психического здоровья и благополучия.

Как объясняет психотерапевт Тори Родригес: «Неприятные чувства так же важны, как и приятные, помогая вам разобраться в жизненных взлетах и ​​падениях.Без негатива мы не можем оценить свой опыт или испытать истинное чувство удовлетворения ».

Эмоции — это данные, которые могут информировать ваше поведение — поймите их, прежде чем реагировать.

В этой статье Родригес цитирует несколько исследований, в которых описываются положительные последствия негативных мыслей и эмоций. Она выделяет три ключевых преимущества.

Во-первых, подавление своих мыслей означает, что мы не можем точно оценить свой опыт. Если мы не можем извлекать уроки из минимумов, мы не можем и наслаждаться высокими.

Во-вторых, отрицательные эмоции — это сигнальные огни — они предупреждают нас о потенциальных проблемах или опасности. Они привлекают наше внимание к тому, что нам нужно изменить или решить.

Наконец, подавление эмоций может нанести вред нашему телу и вызвать стресс.

«То, что разбивает нам сердце, также связывает нас» — Мирабай Старр

Отрицательные эмоции могут способствовать фундаментальным изменениям личности. Как пишет Ричард Лазарус, выдающийся ученый и эксперт по эмоциям, «для стабильного взрослого человека серьезное изменение личности может потребовать травмы, личного кризиса или религиозного обращения.”

Негативные эмоции могут помочь нам глубже проникнуть в нашу глубину и соприкоснуться с нашей глубинной сущностью.

Они могут способствовать обучению, пониманию самих себя и мудрости. Например, зависть может побудить вас усерднее работать. Исследование показало, что из-за легкой зависти учащиеся учатся лучше. Когда кто-то другой достигает цели, которую вы хотели бы достичь, это подпитывает ваше желание.

Некоторые ученые считают, что складывать все эмоции в две коробки — положительную и отрицательную — неразумно. Надежда , например, может быть позитивным, но также может вызывать беспокойство. Мы должны научиться объединять все наши эмоции, а не осуждать их.

Тебе не нужно защищаться

Боль неизбежна, но не все страдания необходимы.

Это один из величайших парадоксов жизни — чем больше мы пытаемся убежать от страдания, тем больше мы страдаем.

Мы живем в обществе, движимом страхом — мы боимся неправильных вещей.

Это идея книги Барри Гласснера « Культура страха» . Как объясняет профессор социологии, нашим обществом манипулируют различные страхи, в большинстве своем необоснованные.

Как осуждает Гласснер: «Использование острых анекдотов вместо научных доказательств, наименование отдельных инцидентов тенденциями, изображение целых категорий людей как изначально опасных».

Культура, движимая страхом, рассматривает негативные мысли как врагов — мы чувствуем побуждение защитить себя от их атак. Но это бессмысленно.

Как объясняет Пема Чёдрон, автор книги When Things Fall Appart : «Мы думаем, что, защищая себя от страданий, мы проявляем доброту к себе.По правде говоря, мы становимся только , еще более пугливыми, ожесточенными и отчужденными ».

Разделение эмоций может разделить нас — мы создаем собственную тюрьму и ограничиваем свой потенциал. Вместо того чтобы процветать, мы чувствуем себя отделенными от всего себя. Мы боимся столкнуться с этими эмоциями, которые мы, , не должны испытывать, .

Как объясняет Чёдрон: «Как ни странно, если мы в первую очередь пытаемся защитить себя от дискомфорта, мы страдаем. Тем не менее, когда мы не закрываемся, когда мы позволяем нашему сердцу разбиться, мы обнаруживаем свое родство со всеми существами.

Страдать не приятно, но когда наше сердце разрывается, мы становимся настоящими и пробуждаемся.

Поделитесь своим сердцем с другими

Выражение положительных эмоций кажется более естественным; это то, что принято в обществе. Чтобы поделиться своими негативными эмоциями, нужно открыть свое сердце — мы должны принять нашу уязвимость.

Бесстрашие — это не отсутствие страха. Речь идет о том, чтобы быть достаточно сильным, чтобы противостоять своим страхам, подружиться со своими страхами и превратить врагов в союзников.

«Настоящее бесстрашие — продукт нежности.Это происходит от того, что вы позволяете миру пощекотать ваше сердце, ваше грубое и красивое сердце. Вы готовы открыться без сопротивления или застенчивости и взглянуть в лицо миру. Вы готовы поделиться своим сердцем с другими ». — Чогьям Трунгпа

Радость и горе — это две стороны одной медали. Объединение обоих создает благоприятный цикл.

Как сказал психотерапевт горя Фрэнсис Веллер: «Работа зрелого человека состоит в том, чтобы держать в одной руке благодарность, а в другой — горе, и они сильно растягивают ее.”

Отрицательные эмоции могут быть сильными, если вы используете их в качестве данных — они могут влиять на ваши решения и стимулировать ваши действия.

Вина может побудить нас поступать хорошо и принимать решения, исходя из того, что лучше для общего блага. Исследования показывают, что лидеры, которые склонны чувствовать вину, оценивались как более сострадательные и заботливые — они обращают внимание на потребности других.

Печаль может заставить нас обращать внимание на детали — мы становимся более созвучными себе и своему окружению.Беспокойство может улучшить нашу способность решать проблемы — наше тело быстро усваивает много энергии, которую можно использовать для выхода из опасных или сложных ситуаций. Гнев может побудить нас к действию — многие большие перемены в жизни являются реакцией на несправедливую или нежелательную ситуацию.

Ваш лучший друг в жизни — ваше сердце. Открой это. Отрицательные эмоции могут причинить страдания или стать силой добра. Каждая эмоция — это данные — научитесь использовать их все.

Положительные эмоции и ваше здоровье

августа 2015

Распечатать этот номер

Развитие более яркого взгляда

Вы склонны смотреть на солнечную сторону или видите будущее, наполненное темным, бурным небом? Все больше исследований показывают, что позитивный настрой может принести пользу вашему физическому здоровью.Ученые, финансируемые NIH, работают над тем, чтобы лучше понять связь между вашим отношением к жизни и вашим телом. Они находят некоторые доказательства того, что эмоциональное благополучие можно улучшить, развивая определенные навыки.

Положительное мировоззрение не означает, что вы никогда не испытываете отрицательных эмоций, таких как грусть или гнев, — говорит доктор Барбара Л. Фредриксон, психолог и эксперт по эмоциональному благополучию из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл. «Все эмоции — положительные или отрицательные — адаптируются в правильных обстоятельствах.Похоже, что главное — найти баланс между ними », — говорит она.

«Положительные эмоции расширяют нашу осведомленность и открывают нам новые идеи, чтобы мы могли расти и дополнять наш инструментарий для выживания», — объясняет Фредриксон. «Но людям нужны отрицательные эмоции, чтобы преодолевать сложные ситуации и адекватно реагировать на них в краткосрочной перспективе. Однако негативные эмоции могут доставить нам неприятности, если они основаны на слишком частых размышлениях о прошлом или чрезмерном беспокойстве о будущем и на самом деле не связаны с тем, что происходит здесь и сейчас.”

Эксперты говорят, что у людей с хорошим эмоциональным состоянием меньше негативных эмоций и они могут быстрее оправиться от трудностей. Это качество называется стойкостью. Еще один признак эмоционального благополучия — способность дольше удерживать положительные эмоции и ценить хорошие времена. Развитие чувства смысла и цели в жизни и сосредоточение внимания на том, что для вас важно, также способствует эмоциональному благополучию.

Исследования обнаружили связь между оптимистичным психическим состоянием и улучшением здоровья, включая снижение артериального давления, снижение риска сердечных заболеваний, более здоровый вес, лучший уровень сахара в крови и более долгую жизнь.Но многие исследования не могут определить, приводят ли положительные эмоции к лучшему здоровью, вызывает ли здоровье положительные эмоции или есть другие факторы.

«Хотя более ранние исследования предполагают связь между положительными эмоциями и здоровьем, они не раскрывают лежащих в их основе механизмов», — говорит доктор Ричард Дж. Дэвидсон, нейробиолог из Университета Висконсин-Мэдисон. «Я думаю, что для понимания механизмов крайне важно понять основные мозговые цепи».

Используя томографию мозга, Дэвидсон и другие обнаружили, что положительные эмоции могут запускать пути «вознаграждения», расположенные глубоко внутри мозга, в том числе в области, известной как брюшное полосатое тело.

«У людей, способных испытывать положительные эмоции, наблюдается длительная активация вентрального полосатого тела», — говорит Дэвидсон. «Чем дольше длится активация, тем выше его или ее чувство благополучия». Продолжающаяся активация этой части мозга связана с здоровыми изменениями в организме, включая снижение уровня гормона стресса, вещества, вырабатываемого организмом, чтобы влиять на его рост и функции.

Отрицательные эмоции, напротив, могут активировать область мозга, известную как миндалевидное тело, которая играет роль в возникновении страха и беспокойства.«Мы показали, что между людьми существуют большие различия в том, насколько быстро или медленно миндалевидное тело восстанавливается после угрозы», — говорит Дэвидсон. «Те, кто восстанавливается медленнее, могут подвергаться большему риску различных заболеваний по сравнению с теми, кто восстанавливается быстрее».

Среди тех, кто кажется более стойким и способным лучше удерживать положительные эмоции, есть люди, которые практиковали различные формы медитации Практика разума и тела, направленная на улучшение спокойствия и расслабления. , когнитивная терапия (тип психотерапии) и саморефлексия (размышление о вещах, которые вы считаете важными) — могут помочь людям развить навыки, необходимые для внесения позитивных, полезных изменений.

«Исследования указывают на важность определенных видов тренировок, которые могут изменять мозговые цепи таким образом, чтобы способствовать положительным ответам», — говорит Дэвидсон. «Это привело нас к выводу, что благополучие можно рассматривать как жизненный навык. Если вы будете практиковаться, вы действительно сможете стать лучше ».

В одном исследовании Дэвидсон и его коллеги обнаружили изменения в мозговых цепях, связанных с вознаграждением, после того, как люди прошли 2 недели тренировок в простой форме медитации, которая фокусируется на сострадании и доброте.Эти изменения, в свою очередь, были связаны с ростом позитивного социального поведения, например, с увеличением щедрости.

Фредриксон и ее коллеги также изучают медитацию. Они обнаружили, что после 6 недель обучения медитации сострадания и доброты люди сообщали об увеличении положительных эмоций и социальных связей по сравнению с группой нетренированных людей. Группа медитации также улучшила работу нерва, который помогает контролировать частоту сердечных сокращений. «Результаты показывают, что время, потраченное на обучение навыкам самовыражения положительных эмоций, может помочь нам стать более здоровыми, более социальными и более устойчивыми версиями самих себя», — говорит Фредриксон.

Доктор Эмили Фальк, нейробиолог из Пенсильванского университета, придерживается другого подхода. Фальк исследует, как самоутверждение, то есть размышления о том, что для вас наиболее важно, может повлиять на ваш мозг и привести к положительному и здоровому поведению. Ее команда обнаружила, что, когда людей просят подумать о вещах, которые они считают значимыми, активируется область мозга, которая распознает личную информацию. Эта мозговая активность может изменить то, как люди реагируют на советы о здоровье.

«В общем, если вы говорите людям, что они слишком много сидят и им нужно изменить свое поведение, они могут занять оборонительную позицию. Они придумают причины, по которым сообщение к ним не относится, — говорит Фальк. Но если люди задумаются о вещах, которые они ценят, прежде чем сообщать о здоровье, активируются каналы вознаграждения мозга.

Этот тип самоутверждения, как показывают исследования Фалька, может помочь физически неактивным «бездельникам» стать более активными. В недавнем исследовании малоподвижные взрослые получили типичные советы для здоровья о важности больше двигаться и меньше сидеть.Но перед советом около половины участников попросили подумать о вещах, которые они ценят больше всего.

Группа «самоутверждения» стала более физически активной в течение последующего месячного периода исследования по сравнению с группой, которая не занималась самоутверждением.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *