14.04.2021

Отличие эксперимента от наблюдения: Наблюдение и эксперимент — МегаЛекции

Содержание

Наблюдение и эксперимент — МегаЛекции

Во-первых, эксперимент может быть рассмотрен как разновидность метода наблюдения. Эксперимент представляет собой наблюдение, которое может быть повторено, изолировано и изменено. Эксперимент – это наблюдение над объектом в особым образом организованных условиях.

Во-вторых, наблюдение и эксперимент можно рассматривать как две составляющие единого исследовательского процесса. Наблюдение может, как предшествовать эксперименту, так и непосредственно сопровождать его. Применяемое на предварительных этапах исследования наблюдение ведет к разработке гипотез. В ходе эксперимента осуществляется наблюдение за фактами, обусловленное необходимостью установить истинность или ложность выдвинутой для проверки гипотезы. Экспериментирование заключается в том, чтобы вызвать доступные наблюдению факты для подтверждения или опровержения тех или иных гипотез. Вид наблюдения, сопровождающий проверку конкретных гипотез, называют эвристическим, в отличие от неэвристического наблюдения, применяемого на предварительных этапах исследования и приводящего к формированию гипотез.

В-третьих

, наблюдение и эксперимент являются самостоятельными методическими приемами и обладают своей спецификой и особенностями.

Эксперимент — «активный» метод изучения реальности. Исследователь задают вопросы реальности, и «вынуждает» ее на них отвечать.

Наблюдение— «пассивный» метод изучения реальности. Субъект познания отказывается от вмешательства в изучаемые процессы для сохранения возможности их изучения в естественных условиях.

Психологический эксперимент – это совместная деятельность экспериментатора и испытуемого, которая организуется экспериментатором и направлена на изучение психических особенностей испытуемого.

Под наблюдением в психологиипонимают изучение психических особенностей индивидов на основе непосредственной, без вмешательства наблюдателя, фиксации проявлений их поведения.



Первое отличие

эксперимента от наблюдения заключается в форме постановки и содержании вопросов. Эксперимент ставит своей целью проверить зависимость между фактами и отвечает на вопрос почему? В эксперименте вопрос содержится в гипотезе. Эксперимент обеспечивает ее верификацию. В наблюдении вопросы остаются открытыми и формулируются: Где? Когда? Сколько? Каким образом?

Второе отличие, которое можно установить между наблюдением и экспериментом, связано с условиями проведения исследования. При наблюдении ситуация определяется менее строго, чем в эксперименте. Наблюдатель не может воздействовать на элементы, от которых зависит поведение испытуемого. При наблюдении отсутствует такое преимущество эксперимента, как возможность повторять испытание в заданных условиях.

Вместе с тем следует обратить внимание на существование промежуточных форм исследования по степени контроля над ситуацией. Спровоцированное наблюдение

и «естественный эксперимент» сочетают в себе особенности естественного наблюдения и соответствующего экспериментального контроля. Спровоцированное наблюдение часто приближается к форме «естественного эксперимента» в понимании этого метода А.Ф.Лазурским.

Третье отличие наблюдения и эксперимента заключается в точности контроля и регистрации действий и особенностей поведения испытуемого. В эксперименте используется оборудование и методический инструментарий, обеспечивающий точность фиксации регистрируемых показателей поведения испытуемого. В то же время неизбежная ограниченность спектра регистрируемых показателей в эксперименте является его недостатком. Тогда как методом наблюдения вполне обеспечивается и является его преимуществом многомерность охвата поведения наблюдаемых лиц.

Виды наблюдения

 

Соответственно этапам организации и проведения наблюдения выделяют следующие его виды (см. таблицу):

Основания классификации Виды наблюдения  
Направленность Объективное Самонаблюдение
Контроль над ситуацией Полевое Лабораторное Спровоцированное
Наличие программы Неформализованное Формализованное
Позиция наблюдателя Не включенное Включенное
Осознаваемость со стороны наблюдаемого Скрытое Открытое
Регулярность проведения   Систематическое Случайное
Полнота Сплошное Выборочное
Наличие схемы Нестандартизированное Стандартизированное
Характер описания Констатирующее Категориальное Оценивающее
Продолжительность наблюдения Лонгитюдное Периодическое Единичное
Форма регистрации Вербальное Символическое Аудиовизуальное
Степень включенности анализа и интерпретации Описательное Обобщенное Объяснительное

По направленности выделяют:

объективное (внешнее) наблюдение за поведением других людей;

самонаблюдение (внутреннее), т.е. интроспекция, результаты которого учитывают в качестве фактов, требующих объективного научного истолкования.

По степени контроля над ситуацией

выделяют:

полевое (естественное) наблюдение, которое проводится в условиях, естественных для «жизни» наблюдаемого, когда наблюдатель не может воздействовать на элементы, от которых зависит поведение испытуемого;

лабораторное наблюдение позволяет изучать поведение человека в контролируемой и более удобной для исследователя ситуации;

спровоцированное (контролируемое) наблюдение, в котором сочетаются особенности естественного наблюдения и экспериментального контроля.

В зависимости от степени формализации процедуры проведения наблюдения позволяет выделить:

неформализованное (нецеленаправленное, свободное), наблюдение, которое, хотя и связано с некоторой целью и минимальными ограничениями, что и когда наблюдать, однако лишено ограничений в выборе того, на что надо обращать внимание, какие моменты фиксировать и т.п. В нем допустимо изменение предмета и правил, если в этом возникает необходимость. К неформализованному наблюдению прибегают на начальном этапе исследования для того, чтобы определиться с программой наблюдения;

формализованное (целенаправленное), когда наблюдение организуется строго по заранее разработанной программе. При этом четко определены содержание и организация этапов исследования, порядок и последовательность исследовательских действий, введены единообразные способы регистрации и анализа. В данном случае сужается поле наблюдения, но возрастает сопоставимость результатов.

С точки зрения учета позиции наблюдателя выделяют:

невключенное (стороннее, внешнее), при котором наблюдатель регистрирует явление «снаружи», как бы «со стороны» и не участвует в процессах, за которыми наблюдает;

включенное (внутреннее), когда наблюдатель вовлечен в ситуацию наблюдения, сопричастен с лицами, за которыми наблюдает, принимает участие в событиях, воспринимается группой как ее участник.

В зависимости от осознания со стороны наблюдаемого лица, что за ним наблюдают, выделяют следующие виды наблюдения:

скрытое (неосознаваемое), когда человек не знает что является объектом наблюдения. Принеосознаваемом внутреннем наблюдении наблюдатель и наблюдаемый находятся в непосредственном контакте, психолог «замаскирован» под обычного участника событий. При неосознаваемом внешнем наблюдении наблюдатель ведет наблюдение «извне», не вступает с наблюдаемым в контакт, используя при этом скрытую видеокамеру или зеркало Гезелла с одним стеклом;

открытое (осознаваемое), когда наблюдаемый знает, что за ним наблюдают. Адаптационный период позволяет наблюдаемым привыкнуть к психологу и начать вести себя более естественно.

С точки зрения регулярности проведения в течение периода наблюдения,

выделяют следующие виды наблюдения:

систематическое (систематизированное), которое проводится регулярно в течение всего периода наблюдения. Временные промежутки между отдельными наблюдениями определяются природой изучаемого предмета, внешними условиями, определяющими сроки финансирования, и могут меняться в широких пределах;

случайное, которое проводится нерегулярно в течение всего периода наблюдения.

По полноте воспринимаемых элементов поведения наблюдение может быть:

сплошное, когда исследователь обращает внимание на все доступные его восприятию элементы поведения объекта в течение определенного времени;

выборочное, когда исследователя интересуют лишь определенные элементы поведения объекта, которые он фиксирует в хронологическом порядке в протоколе.

Наличие схемы (программы) наблюдения позволяет выделить:

нестандартизированное (неструктурированное, поисковое), когда наблюдатель оперирует довольно широко поставленным вопросом, регистрирует данные с определенной целью, но без специальных ограничений. К нестандартизированному наблюдению прибегают на начальном этапе исследования для того, чтобы сориентироваться в том, с какими элементами поведения предстоит иметь дело;

стандартизированное (структурированное), когда наблюдатель пользуется детально разработанной схемой, предписывающей элементы поведения, которые он должен фиксировать в своем отчете, а также их порядок, последовательность и количество.

По характеру описания выделяют:

констатирующее наблюдение, когда наблюдатель фиксирует наличие и характеристики значимых форм поведения, собирает факты;

категориальное (систематическое

) наблюдение, когда наблюдатель квалифицирует факты по определенным правилам структурирования понятий;

оценивающее наблюдение, когда исследователь пользуется оценочной шкалой для сравнения фактов по степени выраженности в каком-либо диапазоне.

Относительно продолжительности наблюдения различают:

лонгитюдное, характеризующееся особой протяженностью, постоянством контакта наблюдателя и объекта в течение длительного времени;

периодическое, осуществляемое в течение определенных, обычно точно заданных промежутков времени;

единичное (однократное), производимое только один раз, фиксирующее описание отдельного, часто значительного, события, когда бы оно ни происходило. Оно может быть как уникальным, так и стандартным, т.е. типичным, являться результатом как систематического, так и случайного наблюдения.

По форме регистрации результатов наблюдение бывает:

вербальное как описание предмета на естественном языке с помощью понятий, в которых фиксируются свойства наблюдаемого явления;

символическое как фиксация видимого с помощью условных обозначений;

аудиовизуальное как регистрация проявлений наблюдаемого с помощью технических средств.

По степени расчлененности изучаемого явления и включенности анализа и интерпретации различают:

описательное (сплошное), с произвольными линиями анализа;

обобщенное, с использованием стандартизированных схем с заданными линиями анализа;

объяснительное (истолковательное), с элементами интерпретаций, когда результаты наблюдений фиксируются по памяти.

Перечисленные виды наблюдения не противостоят одно другому, а отражают независимые критерии классификации, дополняющие друг друга.


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Чем наблюдение отличается от эксперимента в школе

Попробуем выяснить, чем наблюдение отличается от эксперимента. В настоящее время оба варианта познания природы применяются в рамках проектной и исследовательской деятельности в школе.

Чем наблюдение отличается от эксперимента? Основные различия состоят в том, что эксперимент сложно представить без серии опытов. Впервые философское осмысление он получил в работах Ф. Бэкона. Развитие экспериментальной работы сопровождалось борьбой эмпиризма и рационализма.

Эксперимент

Это метод познания, благодаря которому в управляемых и контролируемых условиях анализируются явления действительности. Рассуждая над тем, чем наблюдение отличается от эксперимента, отметим активное оперирование исследуемым объектом при проведении эксперимента. Проводится он на базе теории, которая определяется постановкой задач, интерпретацией полученных результатов. Часто основной задачей эксперимента становится проверка гипотезы и предсказаний теории, которые имеют важнейшее значение (решающий эксперимент).

Виды экспериментов

Рассуждая о том, чем наблюдение отличается от эксперимента, отметим многообразие видов исследований. В современной науке применяют различные варианты экспериментов. В частности, в биологии проводят качественный эксперимент. Его целью является установление наличия (отсутствия) явления, предполагаемого теорией. Такие задания в настоящее время предлагаются школьникам в рамках преподавания биологии по ФГОС.

Измерительный эксперимент позволяет устанавливать количественные характеристики изучаемого объекта. Мысленный эксперимент позволяет моделировать различные ситуации, характерные для живой природы.

Технические средства

Пытаясь понять, чем метод эксперимента отличается от метода наблюдения, отметим, что полноценное исследование невозможно представить без применения различных технических средств, инструментов, приборов, экспериментальных установок.

Благодаря микроскопу, телевизору, компьютеру, рентгеновским аппаратам биологи проводят многочисленные опыты, анализируют получаемые результаты, используют их для сохранения живых существ. Первые закономерности, происходящие в природе, были установлены посредством наблюдений, которые люди проводили невооруженным глазом. В настоящее время биолога трудно представить без микроскопа.

Техника современного научного эксперимента состоит из сложнейших экспериментальных установок. В частности, для того чтобы на молекулярном уровне понять биологические процессы, ученый вооружается новейшим микроскопом.

Метод преподавания

Рассуждая над тем, чем отличается наблюдение от эксперимента в биологии, отметим, что после внедрения в школьный курс новых образовательных стандартов существенно изменилась и методика работы преподавателя. Развивающее и воспитывающее обучение выстраивается на основе экспериментальной деятельности школьников. Подобный подход способствует формированию прочных умений и навыков у школьников, позволяет воспитывать бережное отношение к живой природе.

В качестве передающей стороны выступает учитель, а воспринимающей выступает ученик. Педагог управляет логикой, мышлением и ходом наблюдений, уточняет непонятные моменты. Школьники, осмысливая факты, делают выводы, приобретают новые знания, учатся ставить собственные эксперименты, готовить микропрепараты. Если в начальных классах чаще применяется наблюдение, то в средней и старшей школе приоритет отдается экспериментальной деятельности. Это в полной мере соответствует личностно-ориентированному подходу в обучении, реализуемому в настоящее время в российских школах.

6. Метод эксперимента. Отличие от наблюдения. Виды экспериментов. Артефакты.

Метод эксперимент –ведущий метод научного познания, направленный на выявление причины следственных связей. Характеризуются созданием оптимальных условий для изучения явлений..

При наблюдении исследователь ждет, пока изменятся условия, а в эксперименте он создает сам.

Наблюдение отвечает на вопрос Как?

Эксперимент — Почему?

Виды экспериментов:

По характеру условий:

1.Лабораторное (проводится в специальных условиях)

2.Естественное – Открыт Лазувским (в обычных условиях)

По характеру действия исследователя:

1)констатирующий

2)формирующий:

— констатирующий (степень проявления исследовательского явления)

— формирующий (система упражнений развивающее) — ?

— контрольный (оценивающий эффективность проделанной работы)

По степени разработки :

1)поисковые(малоизученные)

2)уточняющие

3)критические

4)воспроизводящие

Артефакты.

Это эффекты,искажающие достоверность выводов.

1)Эффект Плацебо – Изменение физ. Или псих. Состояния испытуемого под влиянием препоратов или процедур, назначенных под видом сильнодействующих.

2)Эф-кт Хоторна – сам факт участия в эксперименте способен изменить поведение некоторых испытуемых.

3)Эф-кт Пигмалиона – экспериментатор, убеждающий в правоте своей гипотезы неосознанно внушает испытуемому желаемое поведение.

4)Эф-кт первичность – зависимость оценки человека или явления от 1го впечатления.

Способы устранения артефактов:

1.Дезинформация испытуемого

2.Маскировка независимой перемены.

3.Метод скрытого эксперимента

4.Двойной слепой метод – и испытуемые и ассистент не знают, какая группа контрольная, а какая экспериментальная.

7. Выборка. Способы достижения репрезентативности выборки. Виды переменных.

Выборка – совокупность тех людей или животных , которые принимают реальное участие в эксперименте в роли испытуемых.

Репрезентативность — это свойство выборки качественно и пропорционально отражать основные пивы всех потенциальных испытуемых.

Способы достижения репрезентативности:

1.Техника рапданизации — ? (случайного отбора)

(всем присваивают номера, а потом с помощью таблицы случайных чисел формируют выборы)

2.Стратометрический отбор (рассматривают слои. Начальный слой по полу, профессии, возрасту)

3.Полярный отбор – можем найти людей с похожими признаками.

4.Привлечение реально существующих групп

Виды переменных :

Переменное – любое условие, которое меняется в ходе эксперимента.

Виды:

1)Независимая – та, которую меняет экспериментатор.

2)Зависимая – сменяется в ответ на изменения независимой.

3)Промежуточная – не поддается строгому контролю, но, непременно, учитывается.

Чаще всего под промежуточными переменными понимают физиологическое состояние испытуемого.

4)Контролируемая – т.е. условия, которые не должны меняться не под каким видом.

8. Тест. Надежность и валидность теста. Виды тестов.

Тестирование – стандартизированное испытание, предназначено для установления качественных и количественных индивидуально – психологических отличий.

Надежность теста – его помеха неустойчивость, подавленность результатов от случайных факторов.

Ретестовая надежность – определяется при повторном обследовании одним и тем же тестом одних и тех же лиц.

Валидность (адекватность) – степень, в которой тест является инструментом, измеряющим то для чего он предназначен.

1)Содержательная валидность – мера представленности всего объема изучаемого признака в тесте. ЕЕ вычисляет группа экспертов.

2)Критериальная – оценивается путем сравнения данных тестов с другими не касающимся теста критериями.

Виды тестов:

(в зависимости от предмета измерения)

1.Интелект – уровень развития, познавательность процессов

2.Способности – обучаемость

3.Достичения —

4.Личность

5.Межлчностные

По характеру

1.Вербальные – славесная форма

2.Образные – рисунки, схемы

3.Практические – манипулирование реальными объектами.

4.комбинированные – объединение

По количеству испытуемых:

1.Индивидуальные

2.Групповые

Понятие эксперимента, его отличие от наблюдения и измерения. Признаки экспериментального психологического исследования.


⇐ ПредыдущаяСтр 11 из 25Следующая ⇒

1. Первый метод, с которым обычно начинают знакомить студен­тов, —наблюдение. В ряде наук это единственный эмпирический метод. Классической наблюдательной наукой является астрономия. Все ее достижения связаны с совершенствованием техники наблю­дения. Не меньшее значение наблюдение имеет в поведенческих науках. Основные результаты в этологии (науке о поведении живот­ных) получены с помощью наблюдения за активностью животных в естественных условиях. Наблюдение имеет огромное значение в физике, химии, биологии. С наблюдением связан так называемый идиографический подход к исследованию реальности. Последовате­ли этого подхода считают его единственно возможным в науках, изу­чающих уникальные объекты, их поведение и историю.

Идиографический подход требует наблюдения и фиксации еди­ничных явлений и событий. Он широко применяется в историчес­ких дисциплинах. Важное значение он имеет и в психологии. До­статочно вспомнить такие исследования, как работу А.Р. Лурии «Ма­ленькая книжка о большой памяти» или монографию З.Фрейда «Ле­онардо да Винчи».

Идиографическому подходу противостоит номотетический подход— исследование, выявляющее общие законы развития, существова­ния и взаимодействия объектов.

Наблюдение является методом, на основе которого можно реа­лизовать или номотетический, или идиографический подход к по­знанию реальности.

Наблюдением называется целенаправленное, организованное и определенным образом фиксируемое восприятие исследуемого объ­екта. Результаты фиксации данных наблюдения называются описа­нием поведения объекта.

Наблюдение может проводиться непосредственно или же с ис­пользованием технических средств и способов регистрации данных (фото-, аудио- и видеоаппаратура, карты наблюдения и пр.). Одна­ко с помощью наблюдения можно обнаружить лишь явления, встре­чающиеся в обычных, «нормальных» условиях, а для познания су­щественных свойств объекта необходимо создание особых условий, отличных от «нормальных». Кроме того, наблюдение не позволяет исследователю целенаправленно варьировать условия наблюдения в соответствии с замыслом. Исследователь не может воздействовать на объект, чтобы познать его характеристики, скрытые от непосред­ственного восприятия.

Эксперимент позволяет выявить причинные зависимости и от­ветить на вопрос: «Что вызвало изменение в поведении?». Наблю­дение применяется тогда, когда либо невозможно, либо непозволи­тельно вмешиваться в естественное течение процесса.

Главными особенностями метода наблюдения являются:

— непосредственная связь наблюдателя и наблюдаемого объекта;

— пристрастность (эмоциональная окрашенность) наблюдения;

— сложность (порой — невозможность) повторного наблюдения. В естественных науках наблюдатель, как правило, не влияет на изучаемый процесс (явление). В психологии существует проблема взаимодействия наблюдателя и наблюдаемого. Присутствие иссле­дователя, если испытуемый знает, что за ним наблюдают, оказывает влияние на его поведение.

Ограниченность метода наблюдения вызвала к жизни другие, бо­лее «совершенные» методы эмпирического исследования: экспери­мент и измерение. Эксперимент и измерение позволяют объективи­ровать процесс, ибо они проводятся с использованием специальной аппаратуры и способов объективной регистрации результатов в ко­личественной форме.

В отличие от наблюдения и измерения, эксперимент позволяет воспроизводить явления реальности в специально созданных усло­виях и тем самым выявлять причинно-следственные зависимости между явлением и особенностями внешних условий.

2. Измерениепроводится как в естественных, так и искусственно созданных условиях. Отличие измерения от эксперимента состоит в том, что исследователь стремится не воздействовать на объект, а ре­гистрирует его характеристики такими, какими они являются «объ­ективно», независимо от исследователя и методики измерения (пос­леднее для ряда наук невыполнимо).

В отличие от наблюдения, измерение проводится в ходе прибор-но-опосредованного взаимодействия объекта и измерительного ин­струмента: естественное «поведение» объекта не модифицируется, но контролируется и регистрируется прибором. При измерении не­возможно выявить причинно-следственные зависимости, но можно установить связи между уровнями разных параметров объектов. Так измерение превращается в корреляционное исследование.

Измерение обычно определяют как некоторую операцию, с по­мощью которой вещам приписываются числа. С математической точки зрения это «приписывание» требует установления соответст­вия между свойствами чисел и свойствами вещей. С методической точки зрения измерение — это регистрация состояния объекта (объ­ектов) с помощью состояний другого объекта (прибора). При этом должна быть определена функция, связывающая состояния — объ­екта и прибора. Операция приписывания чисел объекту является вто­ричной: числовые значения на шкале прибора мы считаем не пока­зателями прибора, а количественными характеристиками состояния объекта. Специалисты по теории измерений всегда большее внима­ние уделяли второй процедуре — интерпретации показателей, а не первой — описанию взаимодействия прибора и объекта. В идеале операция интерпретации должна точно описывать процесс взаимо­действия объекта и прибора, а именно — влияние характеристик объ­екта на его показания.

Итак, измерениеможно определить как эмпирический метод выявления свойств или состояний объекта путем организации взаи­модействия объекта с измерительным прибором, изменения состо­яний которого зависят от изменения состояния объекта. Прибором может быть не только внешний по отношению к исследователю пред­мет. Например, линейка — прибор для измерения длины. Сам ис­следователь может быть измерительным инструментом: «человек есть мера всех вещей». И действительно, ступня, палец, предплечье слу­жили первичными мерами длины (фут, дюйм, локоть и пр.). Также и с «измерением» человеческого поведения: особенности поведения другого исследователь может оценивать непосредственно — тогда он превращается в эксперта. Такой вид измерения сходен с наблюде­нием. Но существует инструментальное измерение, когда психолог применяет какую-нибудь измерительную методику, например тест на интеллект. Особенности метода измерений в психологии будут рассмотрены в дальнейшем. Здесь отметим лишь то, что в психологии под изме­рением понимают два совершенно различных процесса.

1. Психологическим измерением считают оценку величины тех или иных параметров реальности или оценку сходств и различий объек­тов реальности, которую производит испытуемый. На основании этих оценок исследователь «измеряет» особенности субъективной реаль­ности испытуемого. В этом смысле «психологическое измерение» является задачей, данной испытуемому.

2. Психологическое измере­ние во втором значении, о котором мы и будем говорить в дальней­шем, проводится исследователем для оценки особенностей поведе­ния испытуемого. Это — задача психолога, а не испытуемого.

Наблюдение условно можно отнести к «пассивным» методам ис­следования. Действительно, наблюдая поведение людей или изме­ряя параметры поведения, мы имеем дело с тем, что нам предостав­ляет природа «здесь-и-теперь». Мы не можем повторно провести на­блюдение в удобное для нас время и воспроизвести процесс по своей воле. При измерении мы регистрируем лишь «внешние» свойства;

зачастую, чтобы выявить «скрытые» свойства, необходимо «спро­воцировать» изменение объекта или его поведения, сконструировав иные внешние условия.

3. Для установления причинно-следственных связей между явле­ниями и процессами проводится эксперимент. Исследователь ста­рается изменить внешние условия так, чтобы повлиять на изучае­мый объект. При этом внешнее воздействие на объект считается при­чиной, а изменение состояния (поведения) объекта — следствием.

Эксперимент является «активным» методом изучения реальнос­ти. Исследователь не только задает вопросы природе, но и «вынуж­дает» ее на них отвечать. Наблюдение и измерение позволяют отве­тить на вопросы: «Как? Когда? Каким образом?», а эксперимент отвечает на вопрос «Почему?».

Экспериментом называется проведение исследований в специально созданных, управляемых условиях в целях проверки эксперименталь­ной гипотезы о причинно-следственной связи. В процессе экспери­мента исследователь всегда наблюдает за поведением объекта и из­меряет его состояние. Процедуры наблюдения и измерения входят в процесс эксперимента. Кроме того, исследователь воздействует пла­ново и целенаправленно на объект, чтобы измерить его состояние. Эта операция называетсяэкспериментальным воздействием.Эксперимент — основной метод современного естествознания и естественнонаучно ориентированной психологии. В научной ли­тературе термин «эксперимент» применяется как к целостному экс­периментальному исследованию — серии экспериментальных проб, проводимых по единому плану, так и к единичной эксперименталь­ной пробе — опыту.

Подводя промежуточный итог, отметим, что наблюдение явля­ется непосредственным, «пассивным» методом исследования. Из­мерение — пассивный, но опосредованный метод. Эксперимент — активный и опосредованный метод изучения реальности.

Эксперимент является одним из основных методов научного исследования. В общенаучном плане эксперимент определяется как особый метод исследования, направленный на проверку научных и прикладных гипотез, требующий строгой логики доказательства и опирающийся на достоверные факты. В эксперименте всегда создается некоторая искусственная (экспериментальная) ситуация, выделяются причины изучаемых явлений, строго контролируются и оцениваются следствия действий этих причин, выясняются связи между исследуемыми явлениями.

Эксперимент как метод психологического исследования соответствует приведенному выше определению, однако имеет некоторую специфику. Многие авторы, как указывает В.Н. Дружинин, в качестве ключевой особенности психологического эксперимента выделяют «субъектность объекта» исследования. Человек как объект познания обладает активностью, сознательностью и тем самым может оказать влияние, как на процесс своего изучения, так и на его результат. Поэтому к ситуации эксперимента в психологии предъявляются особые этические требования, а собственно эксперимент может рассматриваться как процесс общения экспериментатора с испытуемым.

Задача психологического эксперимента заключается в том, чтобы сделать внутреннее психическое явление доступным объективному наблюдению. При этом исследуемое явление должно адекватно и однозначно проявляться во внешнем поведении, что достигается за счет целенаправленного контроля условий его возникновения и протекания. С.Л. Рубинштейн писал:

«Основная задача психологического эксперимента заключается в том, чтобы сделать доступными для объективного внешнего наблюдения существенные особенности внутреннего психического процесса. Для этого нужно, варьируя условия протекания внешней деятельности, найти ситуацию, при которой внешнее протекание акта адекватно отражало бы его внутреннее психическое содержание. Задача экспериментального варьирования условий при психологическом эксперименте заключается прежде всего в том, чтобы вскрыть правильность одной-единственной психологической интерпретации действия или поступка, исключив возможность всех остальных».

В.В. Никандров указывает, что достижение главной цели эксперимента – предельно возможной однозначности в понимании связей между явлениями внутренней психической жизни и их внешними проявлениями – достигается благодаря следующим основным характеристикам эксперимента:

1) инициатива экспериментатора в проявлении интересующих его психологических фактов;

2) возможность варьирования условий возникновения и развития психических явлений;

3) строгий контроль и фиксация условий и процесса их протекания;

4) изоляция одних и акцентирование других факторов, обусловливающих изучаемые феномены, которая дает возможность выявления закономерностей их существования;

5) возможность повторения условий эксперимента для многократной проверки получаемых научных данных и их накопления;

6) варьирование условий для количественных оценок выявляемых закономерностей.

Таким образом, психологический эксперимент можно определить как метод, при котором исследователь сам вызывает интересующие его явления и изменяет условия их протекания с целью установить причины возникновения этих явлений и закономерности их развития. Кроме того, получаемые научные факты могут неоднократно воспроизводиться благодаря управляемости и строгому контролю условий, что дает возможность их проверки, а также накопления количественных данных, на основе которых можно судить о типичности или случайности изучаемых явлений.

 

 


Рекомендуемые страницы:

Эксперимент как особая форма эмпирического познания

⇐ ПредыдущаяСтр 8 из 39Следующая ⇒

 

Как мы уже знаем, все эмпирические данные могут быть полу­ чены с помощью двух различных способов. В обычных, не экспе­ риментальных условиях исследователь наблюдает интересующие его явления, замечает определенные регулярности в их протекании, но нередко вынужден ждать, когда они появятся, и поэтому не может каким-либо образом влиять на них. В отличие от этого, когда он ставит эксперимент, то сознательно вмешивается в ход процесса, чтобы получить более точные и надежные результаты. Вот почему экспериментальный метод получил такое широкое распространение в научном познании. Современная наука, по существу, берет свое начало после появления первых блестящих экспериментов Галилея, которые продемонстрировали преимущества опытного изучения природы во взаимодействии с теорией. Без преувеличения можно утверждать, что громадные результаты в изучении природы за по­ следние два столетия обязаны своим успехом прежде всего экспе­ риментальному методу исследования.

Отличие эксперимента от наблюдения.Характерная особенность эксперимента как специального эмпирического метода исследова­ ния заключается в том, что он обеспечивает возможность активного практического воздействия на изучаемые явления и процессы. Иссле­ дователь здесь не ограничивается пассивным наблюдением явле­ ний, а сознательно вмешивается в естественный ход их протекания. Онможет осуществить это, либо изолировав исследуемые явления от некоторых внешних факторов, либо изменив пределеиные усло­ вия, в которых они происходят. Ив том и другом случае результаты испытаний точно фиксируются и контролируются.

Таким образом, дополнение простого наблюдения активным воз­ действием на изучаемый процесс, превращает эксперимент в весьма эффективный метод эмпирического исследования. Этому способст­ вует прежде всего более тесная связь эксперимента с теорией. <<Экс­ периментирование, -пишут И.Пригожин и И.Стенгерс,- означа­ ет не только достоверное наблюдение подлинных фактов, не только поиск эмпирических зависимостей между явлениями, но и предпо-

лагает систематическое взаимодействие между теоретическими по­ нятиями и наблюдением>>!.

Идея эксперимента, план его проведения и интерпретация ре­

зультатов в гораздо большей степени зависят от теории, чем поиск и интерпретация данных наблюдения.

В настоящее время экспериментальный метод используется не только в тех опытных науках, которые по традиции относят к точ­ ному естествознанию (механика, физика, химия и др.), но и в науках, изучающих живую природу, особенно в тех из них, которые приме­

няют современные физические и химические методы исследования (генетика, молекулярная биология, физиология и др.).

В науке Нового времени экспериментальный метод впервые на­ чал систематически применять, как мы уже знаем, Галилей, хотя

отдельные попытки его использования можно обнаружить еще в античности и особенно в Средние века2.

Галилей начал свои исследования с изучения наиболее про­

стейших явлений природы — механического перемещения тел в

пространстве с течением времени (падение тел, движение тел по наклонной плоскости и траекторий пушечных ядер). Несмотря на кажущуюся простоту этих явлений, он столкнулся с рядом трудно­

стей как научного, так и мировоззренческого характера. Последние бьши связаны главным образом с традицией чисто натурфилософ­ ского, умозрительного подхода к изучению явлений природы, вос­ ходящей еще к античности. Так, в аристотелевской физике призна­ валось, что движение происходит только тогда, когда к телу при­ кладывается сила. Это положение считалось общепризнанным и в средневековой науке. Галилей впервые подверг его сомнению и вы­ сказал предположение, что тело будет находиться в покое или в равномерном и прямолинейном движении, пока на него не будут действовать внешние силы. Со времени Ньютона это утверждение формулируется как первый закон механики.

Примечательно, что для обоснования принципа инерции Гали­ леем впервые бьш использован мысленный эксперимент, который в дальнейшем нашел широкое применение в качестве эвристического средства исследования в разных отраслях современного естество­ знания. Суть его заключается в анализе последовательности реаль­ ных наблюдений и в переходе от них к некоторой предельной си­ туации, в которой мысленно исключается действие определенных сил или факторов. Например, при наблюдении механического дви-

 

 

1 Иригожин И., Стенгере И. Порядок из хаоса. — М., 1986. — С. 44.

2 Некоторые известные историки науки, в том числе П. Дюгем, А. Кромби, Д. Рэнделл, утверждают, что возникновение экспериментальной науки произоiШiо еще в Средние века. Для подтверждения своего тезиса они ссьmаются на то, что такие эксперименты проводились в XIII-XIV вв. в Париж,е, а в XVI в. в Падуе.

жения можно постепенно уменьшать действие на тело разнообраз­ ных сил — трения, сопротивления воздуха и т.п. — и убедиться в том, что путь проходимый телом, будет соответственно увеличи­ ваться. В пределе можно исключить все подобные силы и придти к заключению, что тело в таких идеальных условиях будет неограничен­ но двигаться равномерно и прямолинейно или оставаться в покое.

Наибольшие достижения Галилея связаны, однако, с постанов­ кой реальных экспериментов и математической обработкой их ре­ зультатов. Выдающихся результатов он достиг при эксперименталь­ ном исследовании свободного падения тел. В своей замечательной книге <<Беседы и математические доказательства …>> Галилей под­ робно описывает, как пришел к своему открытию закона постоян­ ства ускорения свободно падающих тел. Вначале он, как и его предшественники — Леонардо да Винчи, Бенедетти и др., полагал, что скорость падения тела пропорциональна пройденному пути. Однако впоследствии Галилей отказался от этого предположения, так как оно приводит к следствиям, которые не подтверждаются на опыте1. Поэтому он решил проверить другую гипотезу: скорость свободно падающего тела пропорциональна времени падения. Из нее вытекало следствие, что путь, пройденный телом, пропорцио­ нален половине квадрата времени падения, которое подтвердилось в специально построенном эксперименте. Поскольку в тот период существовали серьезные трудности с измерением времени, то Гали­ лей решил замедлить процесс падения. Для этого он скатывал по наклонному желобу с хорошо отполированными стенками бронзо­ вый шар. Измеряя время прохождения шаром различных отрезков пути, он смог убедиться в правильиости своего предположения о постоянстве ускорения свободно падающих тел2.

Своими громадными достижениями современная наука обязана

именно эксперименту, поскольку с его помощью удалось органиче­ ски связать мысль и опыт, теорию и практику. По сути дела, экспе­ римент представляет собой вопрос, обращенный к природе. Ученые

убедились, что природа отвечает на правильно поставленные ими вопросы. Поэтому со времен Галилея эксперимент стал важнейшим средством диалога между человеком и природой, способом проник­ новения в глубокие ее тайны и средством открытия законов, кото­ рые управляют наблюдаемыми в эксперименте явлениями.

Структура эксперимента.Поскольку существующие в науке экс­ перименты отличаются большим разнообразием как по своим це­ лям, так и по конкретному содержанию, то при рассмотрении их структуры возникает немало трудностей, связанных с выделением их общих признаков. Поэтому, анализируя общую структуру экспе-

 

1 Г:J.Лилей Г. Избранные произведения: В 2 т. Т 1.- М.: Наука, 1964.- С. 241-242.

2 См.: Липсон Г. Великие эксперименты в физике. — М., 1972. — С. 12.

римента при его планировании, ограничиваются обычно выявлени­ ем наиболее общих, характерных черт построения эксперимента.

На первой стадии устанавливают цель эксперимента, которая мо­ жет состоять либо в проверке определенной гипотезы или теории, либо в поиске некоторой эмпирической зависимости между вели­

чинами, описывающими определенный процесс. Большей частью

эксперимент используется для проверки научных гипотез, поэтому

при постановке цели:

• точно указывают, какие следствия из гипотез подлежат опыт­ ной проверке;

• устанавливают, в какой форме- качественной или количест­ венной — эти следствия необходимо представить;

• точно определяют те существенные факторы, от которых за­ висит результат эксперимента;

• выявляют те факторы, которые поддерживаются постоянны­ ми при эксперименте, так как предполагается, что они не мо­ гут оказывать существенного влияния на ход процесса.

Все эти задачи, как мы покажем ниже, подробно формулируют­

ся при планировании эксперимента.

Вторая стадия эксперимента состоит в контроле над его прове­ дением, который заключается в обеспечении его <<чистоты>>, связан­ ной с изоляцией от влияния таких факторов, которые могут замет­ но изменить результат.

Третья стадия эксперимента связана с интерпретацией получен­ ных данных и статистической обработкой результатов измерения соответствующих величин.

Классификация экспериментовможет проводиться по разным основаниям. По предмету исследования мы различаем физические, химические, биологические и другие подобные эксперименты. При этом чем сложнее форма движения материи, которую изучает соот­ ветствующая наука, тем более специфический характер приобретает в ней эксперимент. Например, в живой природе эксперимент обыч­ но сводится к наблюдению над двумя группами организмов, одна из которых подвергается экспериментальному воздействию, а другая (контрольная) используется для сравнения.

По методу исследования, как мы видели, эксперименты можно разделить на качественные и количественные. Как правило, каче­ ственные эксперименты проводятся для предварительного исследо­ вания действия тех или иных факторов на изучаемый процесс без установления точной количественной зависимости. Нередко они носят поисковый характер, поскольку с их помощью достигается предварительная оценка той или иной гипотезы без установления количественной степени ее подтверждения. Количественный экспе­ римент строится с таким расчетом, чтобы обеспечить точное изме-

рение всех факторов, влияющих на ход изучаемого процесса. Его проведение требует определения количественных понятий, описы­ вающих процесс, а также использования значительного количества регистрирующей и измерительной аппаратуры, а результаты измере­ ний должны подвергаться специальной математической обработке.

В реальной исследовательской практике качественные и коли­

чественные эксперименты составляют обычно последовательные этапы в эмпирическом изучении явлений и процессов. Как только будет раскрыта качественная зависимость исследуемого процесса от соответствующих свойств, параметров и факторов, так сразу же воз­ никает задача количественного их определения с помощью матема­ тических функций или уравнений. Если качественный эксперимент позволяет раскрыть конкретную, содержательную связь факторов,

влияющих на процесс, то количественный эксперимент уточняет степень и величину этой связи, способствуя тем самым лучшему пониманию природы изучаемых процессов.

Примерам может служить история проведения экспериментов

по изучению законов электромагнетизма. Впервые связь между элек­ тричеством и магнетизмом, как говорилось выше, выявил Х.К. Эрстед в 1820 г. Поместив магнитную стрелку над проводником, по кото­

рому идет ток, он обнаружил отклонение магнитной стрелки. Этот

чисто качественный эксперимент послужил исходным пунктом для развития теории об электромагнитных явлениях. Вскоре после этого А.М. Ампер провел эксперимент, в котором количественно опреде­

лил связь между электричеством и образованным им магнитным полем. Основываясь на эти данных, М. Фарадей поставил экспери­ мент, в ходе которого при вращении в магнитном поле замкнутого контура в нем возникал электрический ток. Эта бьша, по существу, первая модель электромотора!. Эти замечательные эксперименты стали основой для построения Д.К. Максвеллом математической теории электромагнитного поля.

Наконец, в последние годы все шире используются так называе­ мые модельные эксперименты, в которых вместо реальных объектов и явлений экспериментируют с их идеальными образами и количест­

венными зависимостями между ними, выраженными с помощью ма­ тематических функций, уравнений, систем уравнений и других аб­ страктных структур. Наиболее многообещающим и перспектинным среди них является вычислительный, или машинный, эксперимент, который успешно разработан и используется в Институте приклад­ ной математики РАН. Для проведения такого эксперимента строит­ ся математическая модель изучаемого явления или процесса. Затем, изменяя параметры модели, с помощью компьютера вычисляют различные варианты модели и сопоставляют их с реальными вели-

 

1 См.: Липсон Г. Указ. раб. С. 122-123.

чинами. Вариант, который наиболее адекватно описывает реальный процесс, выбирается в качестве оптимального. Очевидно, что вы­ числительный эксперимент, как и остальные модельные экспери­ менты, принципиально отличается от реальных экспериментов и предназначается скорее для эвристического поиска новых истин, чем непосредственно для эмпирической проверки гипотез.

Планирование эксперимента.Уже в процессе научного наблюде­ ния ученый руководствуется определенными теоретическими пред­

ставлениями о наблюдаемых фактах. В гораздо большей степени за­ висимость от теории проявляется в эксперименте. Прежде чем по­ ставить эксперимент, надо не только располагать общим его

замыслом, но и тщательно продумать план его проведения, т.е. тео­

ретическую схему построения отдельных его стадий.

Выбор типа эксперимента, как и конкретный план его построе­ ния, определяется в первую очередь той научной проблемой, кото­ рую предстоит решить с его помощью. Одно дело, когда экспери­ мент предназначен для качественной оценки и проверки гипотезы, т.е. простого установления зависимости между факторами исследуемо­

го явления. Совсем другое дело, когда ставится задача определения количественной зависимости между этими факторами в математиче­ ской форме, т.е. поиска функций, уравнений и других математических структур, которые бы адекватно отобразили количественные отно­ шения между факторами. Все это свидетельствует о том, что план проведения каждого конкретного эксперимента обладает своими специфическими особенностями. Поэтому не существует какого­ либо общего шаблона или схемы, с помощью которых можно бьшо бы построить эксперимент для решения любой проблемы в каждой экспериментальной науке. Самое большее, что можно здесь сде­ лать, — это наметить стратегию исследования и дать некоторые общие рекомендации по построению и планированию эксперимента.

После того как будет точно сформулирована цель эксперимента, необходимо выделить прежде всего те факторы, которые оказывают существенное влияние на его проведение. Выявление таких факто­ ров зависит от степени теоретической зрелости соответствующей науки, а особенно от интуиции и опыта исследователя. В своих экспериментах по изучению свободного падения тел Галилей, как мы видели, не учитывал влияния на результат опытов сопротивления воздуха, неоднородности поля тяготения, не говоря уже о температу­ ре или строении тел. Все эти факторы не оказывают какого-либо существенного влияния на падение тел вблизи земной поверхности, где сопротивление воздуха незначительно, а поле тяготения практи­ чески можно считать однородным, хотя во времена Галилея не су­ ществовало теории, объясняющей это явление. Когда имеется дос­ таточно разработанная общая теория, тогда выявить существенные факторы планируемого эксперимента не слишком трудно. Если же

исследование только начинается, а область изучаемых явлений со­ всем новая, тогда отделение существенных факторов от несущеет­ венных представляет проблему. Ведь любой фактор в принципе мо­ жет оказаться существенным, и поэтому заранее, без предваритель­ ного исследования и проверки, его исключить нельзя. С другой стороны, проверить, являются ли все факторы существенными, также невозможно. Следовательно, перед исследователем возникает проблема выбора: если он сделает правильный выбор, то экспери­ мент даст ему возможность успешно решить научную проблему.

История

Эксперимент отличается от наблюдения » Белая Калитва

Эксперимент отличается от наблюдения вмешательством субъекта в объективные процессы. Вмешательство может быть случайным (непреднамеренным), пробным и целенаправленным. Последний вид вмешательства наиболее универсален, включает предыдущие и поэтому представляет интерес для логического и теоретико-познавательного анализа.

Целенаправленное вмешательство предполагает предварительное представление цели и средств ее достижения. Чтобы Представить цель эксперимента (получение данных для проверки гипотезы или новых данных для уточнения гипотезы), необходимо знание внутренних связей внешне разнородных элементов экспериментальной установки, сущности их взаимодействий, возможных направлений взаимодействий и ожидаемых результатов взаимодействий.

 

Требуемые знания всегда являются совокупностью достоверных и гипотетических составляющих. Важно также то, что необходимость быть сущностными, объясняющими и предсказывающими придает этим знаниям теоретический характер Таким образом, научному эксперементу предпосылается некоторая научная теория.


Для научной теории любое ее материальное воплощение в наборе случайного, единичного и т. п. выглядит частным приложением, частностью. В таком случае все объяснения, предписания направлений воздействий и предсказания научной теории в конкретном эксперименте оказываются логическими (дедуктивными) следствиями научной теории. В той степени, в какой эксперимент целенаправлен, сознателен, все шаги в нем направляются логическими следствиями теории.

 

Обычно говорят не о научной теории, управляющей экспериментом, а о знании экспериментальной установки, принципов ее действия и объяснении результатов экспериментов. Такое представление об эксперименте не отменяет тем не менее объединяющей и предпосы-лочной роли научной теории, задающей цель эксперемента. Например, эксперимент Майкельсона-Морли был теоретически обусловлен положениями о свойствах эфира (гипотетическими), механике поворотных зеркал (достоверными), свойствах свободных и совмещенных (интерферирующих) лучей света (достоверными) и предположением о величине скоростей света в зависимости от скорости движения источника света относительно эфира, задаваемой движением Земли вокруг Солнца (известной).

 

Короче говоря, весь эксперимент обусловлен одной целью — измерить, точнее, просто подтвердить предположение о зависимости скорости света от скорости движения источника светового излучения на основе теорий механики Ньютона, геометрической и волновой оптики.
В точных экспериментах измерения венчают эксперименты, поэтому научная теория логически определяет и измерения.

 

Она определяет свойства эталонов, систем отсчета и средства представления результатов сравнения эталонов с объектами (в конечном счете, сочетаниями элементов геометрии или анализа, т.е. отрезками, числами и т.п.). Если возникает вопрос, какими законами и допущениями обосновывается измерение, известными или неизвестными, ответ очевиден — измерение обосновывается Допущениями и законами теории, которая подлежит проверке измерением, т.е. всем совокупным теоретическим знанием, включая неизвестное.

Обычно экспериментальные процедуры отражаются не в языке научных теорий, а в собственном языке: языке операций, наблюдений, протоколов и т.п. В таких случаях выводные высказывания научных теорий об измерениях, измеримых величинах, наблюдаемых событиях и т.п. переводятся на экспериментальный язык по правилам соответствия. Полный перевод обеспечивает готовность эксперимента к осуществлению.

Разница между наблюдением и заключением

Наблюдение против заключения

Для многих ученых и любителей науки наблюдение и заключение являются важными элементами проведения экспериментальной деятельности, чтобы определить, верна ли гипотеза или нет. Но так как они очень похожи по своей природе, многие люди склонны путаться при их использовании.

Часто можно услышать, как люди говорят: «По моим наблюдениям, современные дети предпочитают оставаться в помещении, а не играть на улице.«Для большинства из нас нет ничего плохого в этом утверждении, которое, конечно, не совсем верно. В этом случае говорящий окончательно констатирует то, что он видит, что является скорее заключением, чем наблюдением. Вот почему очень важно проанализировать, как правильно определяется каждый термин, чтобы мы знали, когда использовать какое слово.

Наблюдение — это действие или процесс пристального наблюдения или наблюдения за чем-то или кем-то. В науке это называется сбором данных. Люди, проводящие эксперименты, наблюдают за происходящим и записывают каждый результат, пока не убедятся, что они охватили все углы.Заключение, с другой стороны, относится к завершению или финальной фазе события. Для исследователей и ученых это та часть, в которой они формируют окончательное мнение или вердикт на основе событий, которые они видели или пережили.

На самом деле «наблюдение» и «заключение» часто идут рука об руку. Все запутывается только тогда, когда их меняют местами, в чем на самом деле никто не виноват, поскольку большинство людей считает это приемлемым. Правильный способ определить, что есть что, — это следовать стандартным процедурам в эксперименте.

Например, если учащиеся хотят определить влияние силы тяжести, они собираются провести тест, используя простые материалы, такие как небольшой камень или яблоко. Обычно они подбрасывают их в воздух и смотрят, что произойдет, что, по сути, и есть наблюдение. По завершении эксперимента учитель попросит их записать то, что они наблюдали, и вынести вердикт или суждение, которое также называется заключением. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что оба термина фактически дополняют друг друга.

«Заключение» было бы невозможно без предварительного прохождения фазы наблюдения, что логично, поскольку никакое решение не может быть принято без проверки фактов. «Наблюдение» также требует заключения, чтобы стать действительным. Мы не можем сказать в середине эксперимента, каковы будут результаты, иначе он больше не будет научным и фактическим.

Еще одно различие между «наблюдением» и «заключением» — это степень уверенности в описании каждого процесса. Для наблюдения допустимы ошибки и просчеты, поскольку мы собираем данные только на основе того, что нам показывают.В заключение, однако, это другая история. Прежде чем мы сможем что-то придумать, мы должны быть уверены, что все результаты были проверены и что ошибок не было.

Резюме:

1. «Наблюдение» и «заключение» являются частями стандартных экспериментальных процедур.
2. «Наблюдение» — это процесс наблюдения или наблюдения за событием или кем-либо, в то время как «заключение» относится к заключительной части эксперимента, в ходе которой выносится вердикт или решение.
3. «Наблюдение» и «заключение» часто идут рука об руку.
4. Замечания не окончательные; поэтому делать ошибки — это нормально, но выводы являются окончательными, и поэтому ошибок следует избегать.


: Если вам понравилась эта статья или наш сайт. Пожалуйста, расскажите об этом. Поделитесь им с друзьями / семьей.

Укажите
Морин. «Разница между наблюдением и заключением». DifferenceBetween.net. 20 апреля 2011 г.

Разница между наблюдением и выводом

Наблюдение против вывода

Наблюдение можно назвать процессом сбора данных, а логический вывод — процессом принятия решений по собранным данным.

Хотя можно сказать, что наблюдение является описанием фактов, вывод — это объяснение собранным данным. В то время как наблюдение — это тщательное наблюдение за вещами вокруг, заключение — это вывод, сделанный на основе внимательного наблюдения.

В то время как наблюдение — это то, что каждый видит, вывод — это предположение о том, что он видел. Вывод — это только предположение, сделанное на основе сделанного наблюдения.

Давайте обсудим, что такое наблюдение. Наблюдение можно назвать пристальным наблюдением за миром вокруг вас с помощью органов чувств.Наблюдение — это подножка для вывода. Это дает материал для вывода. Наблюдение может отличаться от одного человека к другому. На это всегда влияют знания, опыт и отношение человека. Один из основных аспектов наблюдения — внимание. Чем внимательнее человек, тем точнее может быть вывод. Это не значит, что наблюдатель должен просто иметь глаз, чтобы наблюдать за вещами, он должен иметь острый глаз, чтобы делать наблюдения.

Теперь переходя к заключению, он полностью основан на наблюдении.Заключение — это вывод, сделанный на основе внимательного наблюдения. Вывод можно назвать интерпретацией наблюдаемых фактов. Что ж, можно сделать верный вывод, только если имеется достаточно данных или доказательств. Вывод может помочь в оценке различных обстоятельств и принятии правильных решений.

Что ж, вывод — это предположение, сделанное на основе наблюдений. Наблюдение и умозаключение взаимосвязаны и не могут быть изолированы друг от друга. Без наблюдения нет вывода, а после наблюдения должен быть некоторый вывод.

Сводка

1. Наблюдение — это то, что человек видит, вывод — это предположение о том, что он видел.

2. Наблюдение можно назвать фактическим описанием, а вывод — объяснением собранных данных.

3. Наблюдение можно назвать пристальным наблюдением за миром вокруг вас с помощью органов чувств. Вывод можно назвать интерпретацией наблюдаемых фактов.

4. Вывод — это предположение, сделанное на основе наблюдения.

5. Без наблюдения нет вывода, а после наблюдения должен быть некоторый вывод.

6. Наблюдение можно назвать процессом сбора данных, а логический вывод — процессом принятия решений относительно собранных данных.

Последние сообщения Prabhat S (посмотреть все)

: Если вам понравилась эта статья или наш сайт. Пожалуйста, расскажите об этом. Поделитесь им с друзьями / семьей.

Укажите
Prabhat S.«Разница между наблюдением и умозаключением». DifferenceBetween.net. 7 января 2010 г.

Теория и наблюдения в науке (Стэнфордская энциклопедия философии)

Рассуждения на основе наблюдений важны для научной практики. по крайней мере, со времен Аристотеля, который упоминает ряд источников данных наблюдений, включая вскрытие животных (Аристотель (а) 763a / 30 – b / 15, Аристотель (b) 511b / 20–25). Но философы не говорили о наблюдении так широко, подробно или в кстати мы привыкли, до 20 -го век, когда логические эмпирики трансформировали философское мышление об этом.

Первая трансформация была достигнута за счет игнорирования последствий о давнем различии между наблюдением и экспериментированием. Чтобы эксперимент заключается в том, чтобы изолировать, подготовить и манипулировать вещами в надежде предоставление эпистемически полезных доказательств. Было принято Думайте о наблюдении как о замечании и внимании к интересным деталям вещи, воспринимаемые в более или менее естественных условиях, или расширение, вещи, воспринимаемые в ходе эксперимента. Чтобы посмотрите на ягоду на лозе и обратите внимание на ее цвет и форму. наблюдать это.Чтобы извлечь его сок и применить реагенты для проверки на наличие соединений меди было бы для проведения эксперимента. Изобретения и манипуляции влияют на эпистемологическое значение особенности наблюдаемых экспериментальных результатов до такой степени, что эпистемологи игнорируют их на свой страх и риск. Роберт Бойл (1661), Джон Гершель (1830 г.), Бруно Латур и Стив Вулгар (1979 г.), Ян Хакинг (1983), Гарри Коллинз (1985), Аллан Франклин (1986), Питер Галисон (1987), Джим Боген и Джим Вудворд (1988) и Ханс-Йорг Райнбергер (1997), некоторые из философов и философски мыслящих ученых, историков и социологов науки, давших серьезное рассмотрение различия между наблюдением и экспериментирую.Логические эмпирики были склонны игнорировать это.

Вторая трансформация, характерная для лингвистического поворота в философии, должно было отвлечь внимание от вещей, наблюдаемых в естественные или экспериментальные настройки и вместо этого сконцентрируйтесь на логике отчетов о наблюдениях. Сдвиг развился из предположения, что научная теория — это система предложений или структур, подобных предложению (предложения, утверждения, утверждения и т. д.) для проверки сравнение с данными наблюдений.Во-вторых, предполагалось, что сравнения следует понимать в терминах отношений вывода. Если логические отношения существуют только между предложениями, подобными структурам, это следует, что теории должны проверяться, а не против наблюдений или наблюдаемые вещи, но против предложений, суждений и т. д. отчет о наблюдениях. (Hempel 1935, 50–51. Schlick 1935)

Друзья этого направления размышляли о синтаксисе, семантике, и прагматика предложений наблюдения и логических связей между наблюдением и теоретическими предложениями.При этом они надеялись сформулировать и объяснить авторитет, широко признаваемый лучшие естественные, социальные и поведенческие научные теории. Несколько заявления астрологов, шарлатанов и других псевдо ученые получают широкое признание, как и те религиозные лидеры, которые основывают свои дела на вере или личном откровении, а правители и правительственные чиновники, которые используют свою политическую власть для получения согласия. Но такие утверждения не пользуются таким авторитетом, как научные теории достижимы.Логические эмпирики пытались объяснить это апеллируя к объективности и доступности отчетов наблюдений, и логика проверки теории.

Отчасти из того, что они имели в виду, называя данные наблюдений объективными. что культурные и этнические факторы не влияют на то, что может справедливо сделать вывод о достоинствах теории из наблюдения отчеты. В таком понимании объективность была важна для логического критика эмпириками нацистской идеи, что евреи и арийцы принципиально разные мыслительные процессы, такие, что физические теории подходит для Эйнштейна и ему подобных, не следует навязывать немецкому студенты.В ответ на это обоснование этнической и культурной чистка немецкой образовательной системы логические эмпирики утверждал, что из-за своей объективности данные наблюдений скорее чем этнические и культурные факторы должны использоваться для оценки научных теории (Галисон, 1990). Менее драматично, усилия работают учёные, участвующие в создании объективных доказательств, подтверждают важность они придают объективности. Кроме того, возможно, в по крайней мере, для составления отчетов о наблюдениях и использованной аргументации сделать из них выводы, доступные для всеобщего обозрения.Если данные наблюдений объективны в этом смысле, они могут предоставить люди с тем, что им нужно решить для себя, какие теории принять, не полагаясь безоговорочно на авторитеты.

Фрэнсис Бэкон давным-давно утверждал, что лучший способ открывать о природе — использовать опыт (его термин также обозначает наблюдения в качестве экспериментальных результатов) для развития и совершенствования научных теорий (Bacon1620 49ff). Роль данных наблюдений в научных открытие было важной темой для Уэвелла (1858 г.) и Милля (1872 г.) среди прочих в 19 -х гг. гг.Недавно Judea Pearl, Кларк Глимор, их ученики и соратники обратились к нему. строго в процессе разработки методов вывода претензий о причинных структурах из статистических характеристик данных, которые они дают начало (Pearl, 2000; Spirtes, Glymour, and Scheines 2000). Но такая работа исключительна. По большей части философы следовали Карл Поппер, который вопреки титулу одного из лучших своих известных книг, что не существует такой вещи, как «логика открытие »(Popper 1959, 31). Проводя резкое различие между открытие и обоснование, стандартная философская литература уделяет основное внимание последнему.

Хотя теория тестирование доминирует над большей частью стандартной философской литературы по наблюдения, многое из того, что эта статья говорит о роли наблюдение в теории тестирования относится также к его роли в изобретательстве, модифицируя теории и применяя их к задачам инженерии, медицина и другие практические предприятия.

Теории обычно представлены в виде наборов предложений, предложения, утверждения или убеждения и т. д. и их логические последствия. Среди них есть максимально общие пояснительные и предсказательные законы (закон Кулона электрического притяжения и отталкивания, и уравнения максвелловского электромагнетизма, например), а также меньшие обобщения, описывающие более ограниченные естественные и экспериментальные явления (например,g., уравнения идеального газа, описывающие отношения между температурами и давлениями заключенных газов, и общие описания позиционных астрономических закономерностей). Наблюдения используются для проверки обобщений обоих видов.

Некоторые философы предпочитают представлять теории как собрания «Состояния физических или феноменальных систем» и законы. В законы для любой данной теории —

… Отношения между государствами, которые определяют… возможные поведение феноменальных систем в рамках теории.(Suppe 1977, 710)

При таком понимании теория может быть адекватно представлена ​​более чем одним лингвистическая формулировка, потому что это не система предложений или предложения. Напротив, это неязыковая структура, которая может функционировать как семантическая модель его сентенционального или пропозиционального представления. (Suppe 1977, 221–230) В этой статье рассматривается теории как совокупности предложений или сентенциальных структур с или без дедуктивного закрытия. Но вопросы, которые он поднимает, возникают в примерно так же, когда теории представлены в соответствии с с этим семантическим счетом.

Один ответ на этот вопрос предполагает, что наблюдение — это перцептивная процесс так, что наблюдать — значит смотреть, слушать, трогать, пробовать на вкус или нюхать что-то, уделяя внимание деталям получаемого восприятия опыт. Наблюдателям может посчастливиться получить полезные воспринимаемые свидетельства, просто замечая, что происходит вокруг них, но во многих случаях они должны организовывать и манипулировать вещами, чтобы производить информативные ощутимые результаты. В любом случае предложения наблюдения описывать восприятие или воспринимаемые вещи.

Наблюдатели используют увеличительные стекла, микроскопы или телескопы, чтобы увидеть вещи, которые слишком малы или далеки, чтобы их можно было увидеть или ясно увидеть хватит и без них. Точно так же устройства усиления используются для слышите слабые звуки. Но если что-то наблюдать, значит воспринимать это, а не любое использование инструментов для усиления чувств квалифицируется как наблюдательный. Философы соглашаются, что вы можете наблюдать луны Юпитер с помощью телескопа или сердцебиение с помощью стетоскопа. Но минималистские эмпирики, такие как Бас Ван Фраассен (1980, 16-17), отрицают что можно наблюдать то, что можно визуализировать, только используя электронные (а может, даже) световые микроскопы.Многие философы не микроскопы разума, но считают неестественным сказать, что высокая энергия физики наблюдают частицы или взаимодействия частиц, когда они смотрят на фотографиях пузырьковой камеры. Их интуиция исходит из правдоподобное предположение, что можно наблюдать только то, что можно видеть смотреть, слышать, слушая, чувствовать, касаясь и т. д. Следователи не могут ни смотреть на (направлять свои взгляды и не обращать внимания), ни визуально ощутить движение заряженных частиц через пузырьковую камеру. Вместо этого они могут смотреть и видеть следы в камере или пузыре. камерные фотографии.

Идентификация наблюдения и перцептивного опыта сохранялась в 20 -е годы -е годы — настолько, что Карл Хемпель мог охарактеризовать научное предприятие как попытку предсказывать и объяснять освобождение чувств (Hempel 1952, 653). Это должно было быть достигнуто с помощью законов или законоподобных обобщений. вместе с описанием начальных условий, правил соответствия, и вспомогательные гипотезы для вывода предложений наблюдения, описывающих сенсорные передачи интереса.Теоретическая проверка рассматривалась как вопрос сравнения предложений наблюдения, описывающих сделанные наблюдения в естественных или лабораторных условиях на предложения о наблюдении, которые должны быть верным согласно проверяемой теории. Это делает необходимым спросить, какие предложения о наблюдениях сообщают. Хотя ученые часто записывать свои показания без сентенции, например, в виде изображений, графики и таблицы чисел, кое-что из того, что Хемпель говорит о значения предложений наблюдения относится к несущественным также записи наблюдений.

Согласно тому, что Гемпель называл феноменалистическим подходом, наблюдение отчеты описывают субъективные переживания наблюдателя.

… Такие экспериментальные данные можно представить как ощущения, восприятия и подобные явления непосредственного опыт. (Хемпель 1952, 674)

Эта точка зрения мотивируется предположением, что эпистемическая ценность отчет о наблюдении зависит от его достоверности или точности, и что Что касается восприятия, единственное, что наблюдатели могут знать с помощью уверенность в том, что они правдивы или точны, — вот как им кажется.Этот означает, что мы не можем быть уверены, что отчеты о наблюдениях верны или точны, если они описывают что-либо, выходящее за рамки собственного наблюдателя перцептивный опыт. Предположительно уверенность в выводе не должна превышать уверенности по лучшим причинам верить в это. Для феноменалиста следует что сообщения о субъективном опыте могут дать более веские основания для верят утверждениям, которые они поддерживают, чем сообщениям о других доказательствах. Кроме того, если C.I. Льюис был прав, полагая, что вероятности не могут быть установлены на основе сомнительных свидетельств (Lewis 1950, 182) предложения о наблюдении не будут иметь доказательной силы, если они не сообщить субъективное мнение наблюдателя опыты. [1]

Но учитывая выразительные ограничения языка, доступного для сообщая о субъективном опыте, мы не можем ожидать феноменалистического отчеты должны быть достаточно точными и однозначными для проверки теоретических претензии, оценка которых требует точного, детального восприятия дискриминации. Еще хуже, если опыт доступен только напрямую тем, у кого они есть, есть основания сомневаться в том, что разные люди могут понимать одно и то же предложение о наблюдении одинаково.Предположим, вам нужно было оценить претензию на основе чужого субъективный отчет о том, как лакмусовая бумажка выглядела для нее, когда она закапали в него жидкость неизвестной кислотности. Как ты мог решить был ли ее визуальный опыт таким же, как у вас ее слова доложить?

Такие соображения побудили Хемпеля предложить, вопреки феноменалисты, что предложения о наблюдениях сообщают «прямо наблюдаемые »,« интерсубъективно устанавливаемые »факты о физических объектах

… Например, совпадение стрелки инструмента с номерной знак на циферблате; изменение цвета исследуемого вещества или кожа пациента; щелчок усилителя, подключенного к Счетчик Гейгера; и т.п. (там же)

У наблюдателей иногда возникают проблемы с точным позиционированием указателя и цветовое различение, но такие вещи более точны, интерсубъективно понятные описания, чем субъективные опыты. Насколько точны и интерсубъективны согласие требуется в любом конкретном случае, зависит от того, что проверено, и как предложение наблюдения используется для его оценки. Но при прочих равных, мы не можем ожидать данных, приемлемость которых зависит от деликатных субъективных различий, чтобы быть столь же надежным, как данные, приемлемость которых зависит от фактов, которые могут быть установлены интерсубъективно.И то же самое для записей без предложения; чертеж того, что наблюдатель принимает за положение указателя, может быть больше надежен и проще для оценки, чем рисунок, на котором изображен ее субъективное визуальное восприятие указателя.

Тот факт, что наука редко бывает уединенным занятием, предполагает, что может использовать прагматические соображения для тонких вопросов о чем говорится в отчетах о наблюдениях. Научный претензии — особенно с практическими и политическими приложения — обычно используются для наилучших целей обслуживается общественной оценкой.Кроме того, развитие и применение научной теории обычно требует сотрудничества и во многих случаях этому способствует конкуренция. Это вместе с тот факт, что следователи должны согласиться принять предполагаемые доказательства, прежде чем они используют его для проверки теоретического утверждения, налагают прагматическое условие в отчетах о наблюдениях: отчет о наблюдении должен быть таким, чтобы следователи могут прийти к соглашению относительно быстро и относительно легко определить, предоставляет ли он убедительные доказательства для проверки теория (ср.Neurath 1913). Фейерабенд серьезно отнесся к этому требованию достаточно, чтобы прагматически охарактеризовать предложения наблюдения с точки зрения широко распространенная разрешимость. Чтобы быть приговоренным к наблюдению, он сказал, предложение должно быть условно истинным или ложным, и таким, чтобы грамотные носители соответствующего языка могут быстро и быстро единогласно решить, принять или отклонить его на основании того, что происходит, когда они смотрят, слушают и т. д. соответствующим образом под соответствующие условия наблюдения (Feyerabend 1959, 18ff).

Требование быстрой и простой разрешимости и общего согласия поддерживает мнение Хемпеля о том, о чем говорится в приговорах о наблюдении, а не о феноменалистский. Но не следует полагаться на данные, единственное достоинство которых широкое признание. Предположительно данные должны иметь дополнительные особенности, в силу которых он может служить эпистемически надежное руководство по приемлемости теории. Если эпистемический надежность требует определенности, это требование способствует феноменалисты. Даже если надежность не требует уверенности, она это не то же самое, что быстрая и простая разрешимость.Философы необходимо решить вопрос, как эти два требования могут быть взаимно удовлетворены.

Многие вещи, изучаемые учеными, не взаимодействуют с людьми. системы восприятия, необходимые для получения перцептивного опыта их. Методы, которые исследователи используют для изучения подобных вещей, выступают против идея — какой бы правдоподобной она ни казалась когда-то — что ученые полагаются или должны полагаться исключительно на свои системы восприятия чтобы получить необходимые доказательства. Таким образом, Фейерабенд предложил в качестве мысленный эксперимент, что если бы измерительное оборудование было настроено до зарегистрировать величину интересующей величины, теория может быть протестировано так же хорошо, как его результаты, как и записи человеческих восприятия (Feyerabend 1969, 132–137).

Фейерабенд мог бы выразить свою точку зрения на исторических примерах. мысленных экспериментов. Столетием ранее Гельмгольц оценил скорость распространения возбуждающих импульсов по двигательному нерву. Чтобы инициировать импульсы, скорость которых можно было оценить, он имплантировал электрод в один конец нервного волокна и пропускал в него ток от катушка. Другой конец был прикреплен к мышце, сокращение сигнализировало о приходе импульса. Чтобы узнать, как долго потребовался импульс, чтобы дотянуться до мышцы, которую он должен был знать, когда стимулирующий ток достиг нерва.Но

[o] Ваши чувства не способны напрямую воспринимать человека момент времени такой малой продолжительности …

и поэтому Гельмгольцу пришлось прибегнуть к тому, что он назвал «искусственным методы наблюдения »(Олеско, Холмс 1994, 84). Это значило устроить вещи так, чтобы ток от катушки мог отклонить стрелка гальванометра. Предполагая, что величина отклонения равна пропорционально продолжительности тока, протекающего по катушке, Гельмгольц мог использовать отклонение, чтобы оценить продолжительность, на которую он мог не смотри ( там же ).Это «искусственное наблюдение» не путать, например, с лупой или телескопом чтобы увидеть крошечные или далекие объекты. Такие устройства позволяют наблюдателю внимательно изучать видимые объекты. Незначительная продолжительность текущего потока не видимый объект. Гельмгольц изучал это, глядя и видя что-то другое. (Гук (1705, 16-17) утверждал и разработал инструменты для реализации той же стратегии в 17 -е годы гг.) Мораль мысленного эксперимента Фейерабенда и различие Гельмгольца между восприятием и искусственным наблюдения показывают, что работающие ученые счастливы называть вещи, которые регистрировать на своем экспериментальном оборудовании наблюдаемые, даже если они не могут или не могут сосредоточиться на своих чувствах.

Некоторые свидетельства получены с помощью настолько запутанных процессов, что их трудно решить, что, если что-нибудь замечено. Считаем функциональным магнитно-резонансные изображения (фМРТ) головного мозга, украшенные цветами для указывают величины электрической активности в разных регионах во время выполнение познавательной задачи. Для создания этих изображений кратко магнитные импульсы прикладываются к мозгу субъекта. Магнитная сила координирует прецессии протонов в гемоглобине и других телесных вещи, чтобы заставить их излучать радиосигналы, достаточно сильные для оборудования чтобы ответить на.Когда магнитная сила ослаблена, сигналы от протоны в сильно оксигенированном гемоглобине разлагаются заметно другая скорость, чем сигналы от крови, которая несет меньше кислорода. К записям радиосигналов применяются сложные алгоритмы для оценки уровень кислорода в крови в местах, откуда поступают сигналы рассчитано, что возникло. Есть веские основания полагать, что кровь, текущая ниже по потоку от нейронов, переносит значительно больше кислорода, чем кровь в непосредственной близости от покоящихся нейронов.Предположения о соответствующих пространственных и временных отношениях используются для оценки уровни электрической активности в небольших областях мозга соответствующие пикселям в готовом изображении. Результаты всех эти вычисления используются для присвоения пикселям соответствующих цветов. в компьютерном изображении мозга. Роль чувств в Производство данных фМРТ ограничивается такими вещами, как мониторинг оборудование и следить за предметом. Их эпистемическая роль ограничивается различением цветов в готовом изображении, чтением таблицы чисел, которые компьютер использовал для их присвоения, и так далее.

Если изображения фМРТ записывают наблюдения, трудно сказать, что было наблюдается — нейронная активность, уровень кислорода в крови, протон прецессии, радиосигналы или что-то еще. (Если что-нибудь наблюдается, радиосигналы, которые напрямую взаимодействуют с оборудованием кажутся лучшими кандидатами, чем уровни кислорода в крови или нейронная активность.) Кроме того, трудно согласовать идею о том, что Изображения фМРТ записывают наблюдения с традиционным представлением эмпириков столько, сколько они могут потребоваться, чтобы сделать выводы из наблюдательных доказательства, расчеты с использованием теоретических допущений и фоновые убеждения не должны допускаться (под угрозой потери объективно) вмешиваться в процесс производства данных.В получение изображений фМРТ требует обширных статистических манипуляций основанный на теориях о радиосигналах и множестве факторов иметь отношение к их обнаружению вместе с убеждениями об отношениях между уровнем кислорода в крови и нейрональной активностью, источники систематическая ошибка и так далее.

Ввиду всего этого функциональная томография головного мозга отличается, например, от смотреть и видеть, фотографировать и измерять с помощью термометра или гальванометр так, что называть его неинформативным наблюдение вообще.И аналогично для многих других методов ученые использовать для получения доказательств, не связанных с восприятием.

Такие термины, как «наблюдение» и «наблюдение» отчетов в научных кругах не так много, как в философские сочинения. Вместо них работающие ученые склонны поговорим о данных . Философы, которые принимают это использование, свободны думать о стандартных примерах наблюдения как о членах большого, разнообразное и постоянно растущее семейство методов производства данных. Вместо пытаясь решить, какие методы отнести к категории наблюдательных, а какие вещи квалифицируются как наблюдаемые, тогда философы могут сосредоточиться на эпистемологическое влияние факторов, которые различают членов семья.В частности, они могут сосредоточить свое внимание на том, что вопросы данные, полученные с помощью данного метода, могут быть использованы для ответа, что необходимо сделать, чтобы использовать эти данные плодотворно, а доверие к ответы, которые они предоставляют (Боген, 2016).

Интересно, что записи перцептивного наблюдения не всегда эпистемически лучше данных экспериментального оборудования. Действительно, исследователи нередко используют неперцептуальные доказательства для оценки перцепционных данных и исправления их ошибок.За Например, Резерфорд и Петтерссон провели аналогичные эксперименты узнать, распались ли определенные элементы с испусканием заряженных частиц под радиоактивной бомбардировкой. Чтобы обнаружить выбросы, наблюдатели наблюдали сцинтилляционный экран для слабых вспышек, вызванных ударами частиц. Помощники Петтерссона сообщили, что видели вспышки от кремния и некоторые другие элементы. Резерфорда — нет. Коллега Резерфорда, Джеймс Чедвик посетил лабораторию Петтерсона, чтобы оценить его данные. Вместо того, чтобы смотреть на экран и сверять данные Петтерссона с то, что он увидел, Чедвик договорился, чтобы помощники Петтерссона наблюдали экран, не зная их, он манипулировал оборудованием, чередование нормальных условий эксплуатации с состоянием, при котором частицы, если таковые имеются, не могли попасть на экран.Данные Петтерссона были дискредитирован тем, что его помощники сообщали о вспышках вблизи с одинаковой скоростью в обоих условиях (Steuwer 1985, 284–288).

Связанные соображения относятся к различию между наблюдаемыми и ненаблюдаемые объекты исследования. Некоторые данные созданы, чтобы помочь отвечать на вопросы о вещах, которые сами не регистрируются на чувства или экспериментальное оборудование. Потоки солнечных нейтрино — это часто обсуждаемый случай. Нейтрино не могут взаимодействовать напрямую с помощью органов чувств или измерительного оборудования для создания записываемых эффектов.Потоки в их излучении изучались путем захвата нейтрино и позволяя им взаимодействовать с хлором с образованием радиоактивного аргона изотоп. Экспериментаторы могли тогда рассчитать потоки в солнечной испускание нейтрино из измерений счетчика Гейгера излучения от изотоп. Эпистемическое значение нейтрино » ненаблюдаемость зависит от факторов, связанных с надежностью данных, которые удалось получить исследователям, и их достоверность как источник информации о потоках.Действительность будет зависят, среди прочего, от правильности идеи исследователей о том, как нейтрино взаимодействуют с хлором (Pinch 1985). Но есть также ненаблюдаемые, которые нельзя обнаружить, и чьи особенности нельзя вывести из каких-либо данных. Эти только ненаблюдаемые, которые недоступны с эпистемологической точки зрения. Либо они остается таковым, зависит от того, смогут ли ученые выяснить, как производить данные для их изучения. Такие ненаблюдаемые обсуждаются в история физики элементарных частиц (см. e.г. Моррисон 2015) и нейронауки (см., например, Валенштейн 2005).

Философы с эмпирическим мышлением предполагают, что доказательная ценность наблюдение или процесс наблюдения зависит от того, насколько он чувствителен к что бы он ни использовал для изучения. Но это в свою очередь зависит от адекватности любых теоретических утверждений, от которых может зависеть его чувствительность. Например мы можем оспорить использование показаний термометра, и , чтобы поддерживать описание, предсказание или объяснение пациента температура, t , оспаривая теоретические утверждения, C , связано ли показание термометра, подобного этому, применяется таким же образом в аналогичных условиях, должен указывать температура пациента достаточно хорошая, чтобы рассчитывать в пользу или против т .По крайней мере, некоторые из C будут такими, что независимо от одобряет ли следователь явно или даже знает о них, ее использование e будет подорвано их лживостью. Все наблюдения и использование данных наблюдений в этом смысле нагружено теорией. (См. Chang 2005), Azzouni 2004.) На примере термометра иллюстрирует, аналоги Норвуда Хэнсона заявляют, что зрение — это теория загруженное обязательство применимо также и к оборудованию, произведенному наблюдения (Hanson 1958, 19).Но если все наблюдения и Наблюдательные процессы нагружены теорией, как они могут обеспечить реальность основанные на объективных эпистемических ограничениях научных рассуждений? Один об этом можно сказать, что теоретические утверждения стоимость пакета свидетельств наблюдения зависит от того, может быть вполне правильно. Если да, то даже если мы не знаем или не имеем возможности узнать установить их правильность, доказательства могут быть достаточно хорошими для использования, в которые мы его положили. Но это холодное утешение для следователей. кто не может это установить.Следующее, что нужно сказать, это то, что научный расследование — это непрерывный процесс, в ходе которого теоретические утверждения, неприемлемость которых уменьшила бы эпистемологические ценность пакета доказательств может быть оспорена и защищена в разными способами в разное время как новые соображения и внедряются следственные методы. Мы можем надеяться, что приемлемость доказательства может быть установлена ​​относительно одного или больше отрезков времени, даже несмотря на успех в решении проблем за один раз нет гарантии, что все будущие вызовы могут быть удовлетворительно справился.Таким образом, пока ученые продолжают работать там не должно быть времени, когда эпистемическая ценность посылки доказательства могут быть установлены раз и навсегда. Это должно произойти как неудивительно для тех, кто осознает, что наука подвержена ошибкам. Но это нет оснований для скептицизма. Вполне разумно доверять доказательства, доступные в настоящее время, хотя это логически возможно эпистемические проблемы, которые могут возникнуть в будущем.

Томас Кун (1962), Норвуд Хэнсон (1958), Пол Фейерабенд (1959) и другие ставят под сомнение объективность данных наблюдений в другой способ, утверждая, что нельзя использовать эмпирические данные, чтобы сосать теории, не привязываясь к этой самой теории.Хотя некоторые примеров, которые они используют, чтобы представить свое оборудование доказательств, они склонны говорить о наблюдении как о процесс восприятия. Произведения Куна содержат три разные версии. этой идеи.

К1 . Загрузка теории восприятия. Перцептивный психологи Брунер и Почтальон обнаружили, что испытуемые, кратко показаны аномальные игральные карты, например, черная четверка червей, сообщили, что видели своих обычных собратьев, например, красную четверку из сердца.Потребовались многократные экспозиции, чтобы испытуемые говорили аномальные карты выглядели неправильно, и, в конечном итоге, описать их правильно. (Кун 1962, 63). Кун использовал такие исследования, чтобы указать что для наблюдателей с разными концептуальные ресурсы. (Для более свежего обсуждения теории и концептуальную перцептивную нагрузку см. Lupyan 2015.) Если так, черные сердца не были похожи на черные сердца, пока не повторялись снимки позволил испытуемым получить представление о черном сердце.По аналогии Кун предположил, что когда наблюдатели, работающие в конфликтующих парадигмах, смотрят на то же самое, их концептуальные ограничения должны удерживать их от имеющие одинаковый визуальный опыт (Kuhn 1962, 111, 113–114, 115, 120–1). Это может означать, например, что когда Пристли и Лавуазье наблюдал тот же эксперимент, Лавуазье должен был видеть что согласовывалось с его теорией, что горение и дыхание процессы окисления, в то время как визуальный опыт Пристли должен согласились с его теорией, что горение и дыхание — это процессы выпуска флогистона.

К2 . Загрузка семантической теории: Кун утверждал, что теоретические обязательства оказывают сильное влияние на наблюдение описания и их значение (Kuhn 1962, 127ff, Longino 1979,38-42). Если это так, то сторонники калорийного учета тепла не будет описывать или понимать описания наблюдаемых результатов течки экспериментирует так же, как исследователи, которые думают о тепле в термины средней кинетической энергии или излучения. Все они могут использовать одно и то же слова (например, «температура»), чтобы сообщить о наблюдении не понимая их таким же образом.

К3 . Важность: Кун утверждал, что если Галилей и Физики-аристотели наблюдали тот же эксперимент с маятником, они не стал бы смотреть на одни и те же вещи и не обращал на них внимания. В Парадигма Аристотеля потребовала бы от экспериментатора мера

… Вес камня, вертикальная высота, до которой он был поднят, и время, необходимое для его отдыха (Kuhn 1992, 123)

и игнорировать радиус, угловое смещение и время на одно колебание (Kuhn 1962, 124).

Последние были характерны для Галилея, потому что он рассматривал колебания маятника. как скованные круговые движения. Галилеевы количества будут равны не представляет интереса для аристотелевцев, считающих камень падающим под ограничение по направлению к центру Земли (Kuhn 1962, 123). Таким образом Галилей и аристотелевцы не собирали одни и те же данные. (Отсутствующие записи аристотелевских экспериментов с маятником, о которых мы можем думать это как мысленный эксперимент.)

Взяв K1, K2 и K3 в порядке правдоподобия, K3 указывает на важный факт о научной практике.Производство данных (в том числе экспериментальный дизайн и исполнение) сильно зависит от исходные предположения исследователей. Иногда к ним относятся теоретические обязательства, которые побуждают экспериментаторов производить неосвещающие или вводящие в заблуждение доказательства. В других случаях они могут привести экспериментаторов игнорировать или даже не предоставить полезные доказательства. Например, для получения данных об оргазмах у самки пеньки. макак, один исследователь подключил самок для получения радиозаписей оргазмические сокращения мышц, учащение пульса и т. д.Но Элизабет Ллойд сообщает: «… исследователь… телеграфировал увеличить частоту сердечных сокращений самцов макак как сигнал к началу запись женских оргазмов. Когда я указал, что огромная большинство оргазмов женского хвоста произошло во время секса среди только женщины, он ответил, что да, он знал это, но он был только заинтересован в важном оргазме »(Lloyd 1993, 142). Хотя оргазм женского конского хвоста при сексе с самцом нетипичен, план эксперимента был основан на предположении, что то, что делает особенности женской сексуальности, достойные изучения, их вклад в репродукция (Ллойд 1993, 139).

К счастью, такое случается не всегда. Когда они это сделают, следователи часто в конечном итоге могут внести исправления и оценить важность данных, которые изначально не были для них. Таким образом, парадигмы и теоретические установки на самом деле действительно влияют на значимость, но их влияние не является ни неизбежным, ни непоправимый.

Что касается нагрузки на семантическую теорию (К2), важно учитывать помните, что наблюдатели не всегда используют декларативные предложения, чтобы сообщить результаты наблюдений и экспериментов.Они часто рисуют, фотографируют, делать аудиозаписи и т. д. или создавать свои экспериментальные устройства для создания графиков, графических изображений, таблиц чисел и другие записи без предложения. Очевидно, что концептуальные ресурсы и теоретические предубеждения могут оказать эпистемологически значимое влияет на то, что они записывают (или настраивают оборудование для записи), какие детали они включают или подчеркивают, и какие формы представление, которое они выбирают (Дастон и Галисон 2007, 115–190 309–361). Но разногласия по поводу эпистемического значения график, изображение или другой несущественный бит данных часто включается причинно-следственные, а не семантические соображения.Анатомам, возможно, придется решить, было ли темное пятно на микрофотографии вызвано окрашиванием артефактом или светом, отраженным от анатомически значимого структура. Физики могут задаться вопросом, есть ли отметка на счетчике Гейгера запись отражает причинное влияние излучения, которое они хотели монитора, или всплеск окружающей радиации. Химики могут беспокоиться о чистота образцов, использованных для получения данных. Таких вопросов нет и есть не очень хорошо представлены как, семантические вопросы, к которым имеет отношение K2.Философы конца 20-х годов века могли игнорировать такие случаи. и преувеличивали влияние нагрузки семантической теории, потому что они думал о проверке теории с точки зрения логических отношений между наблюдения и теоретические предложения.

Что касается важных отчетов о наблюдениях, значение Загрузка семантической теории менее распространена, чем можно было бы ожидать. В интерпретация устных отчетов часто зависит от представлений о причинно-следственных связях. структура, а не значения знаков.Вместо того, чтобы беспокоиться о значении слов, используемых для описания своих наблюдений, ученые чаще задаются вопросом, придумали ли наблюдатели или утаивала информацию, были ли одна или несколько деталей артефактами условия наблюдения, были ли образцы нетипичными и т. на.

Куновские парадигмы представляют собой разнородные коллекции экспериментальных практики, теоретические принципы, проблемы, выбранные для исследования, подходы к их решению и др. Связь между компоненты достаточно свободны, чтобы исследователи, которые не согласны основательно по одному или нескольким теоретическим утверждениям, чтобы договориться о том, как проектировать, выполнять и записывать результаты своих экспериментов.То есть почему нейробиологи, которые расходятся во мнениях относительно того, нервные импульсы состоящий из электрических токов, мог измерить такие же электрические количествах и согласны с языковым значением и точностью отчеты о наблюдениях, включая такие термины, как «потенциал», «Сопротивление», «напряжение» и ‘текущий’.

Вопросы, затронутые в этом разделе, — это далекие лингвистические потомки. вопросов, которые возникли в связи с точкой зрения Локка на эту банальную и научные концепции (эмпирики называли их идеями) получают свои содержание из опыта (Locke 1700, 104–121,162–164, 404–408).

Глядя на пациента с красными пятнами и высокой температурой, исследователь может сообщить о появлении прыщей или симптомов кори, или о пациенте с корь. Наблюдая, как неизвестная жидкость капает в лакмусовый раствор, наблюдатель может сообщить об изменении цвета, жидкость с pH менее 7 или кислота. Уместность описания Результат теста зависит от того, как задействуются соответствующие концепции. Что дает право наблюдателю сообщить о случае заболевания корью в соответствии с одной операционализацией может потребоваться, чтобы она больше ничего не сказала чем то, что она наблюдала симптомы кори или просто красные пятна по другому.

В соответствии с мнением Перси Бриджмена, что

… В общем, мы подразумеваем под концепцией не более чем набор операции; концепция является синонимом соответствующих наборов операции. (Бриджмен 1927, 5)

можно предположить, что операционализации — это определения или значения таких правил, что аналитически верно, например, что каждая жидкость, становится красной лакмусовой бумажкой при правильно проведенном тесте является кислой. Но это более верен реальной научной практике, чтобы думать о операционализации в качестве отменяемых правил для применения концепция такова, что и правила, и их применение подлежат пересмотр на основе новых эмпирических или теоретических разработок.Так понять, ввести в действие означает принять вербальные и связанные с ними практики с целью дать ученым возможность выполнять свою работу. Таким образом, операции по эксплуатации являются чувствительными и могут быть изменены на основание выводов, влияющих на их полезность (Feest, 2005).

Определения или нет, исследователи из разных исследовательских традиций могут быть обучены сообщать о своих наблюдениях в соответствии с конфликтующие операционализации. Таким образом, вместо того, чтобы обучать наблюдателей описывают то, что они видят в пузырьковой камере, как белесую полосу или след, можно научить их говорить, что они видят след частицы или даже частица.Это может отражать то, что имел в виду Кун, предполагая, что некоторые наблюдатели могут быть оправданы или даже обязаны описать себя как увидев кислород, хоть он и прозрачный и бесцветный, или атомы, хотя они и невидимы. (Kuhn 1962, 127ff) Напротив, можно возразить, что то, что видишь, не следует путать с тем, что приучены говорить, когда видят это, и поэтому про бесцветный газ или невидимую частицу может быть ничего более чем живописный способ рассказать о том, что операционализации дают наблюдателям право высказывать свое мнение.Строго говоря, возражение заканчивается, термин «отчет о наблюдении» следует быть зарезервировано для описаний, которые нейтральны по отношению к конфликтующие операционализации.

Если данные наблюдений — это только те высказывания, которые соответствуют утверждениям Фейерабенда условия разрешимости и согласованности, значение семантического загрузка теории зависит от того, насколько быстро и для каких предложений достаточно искушенные языковые пользователи, которые стоят в разных парадигмы могут необоснованно прийти к одним и тем же решениям о том, что утверждать или отрицать.Некоторые ожидали бы согласия, достаточного для обеспечения объективность данных наблюдений. Другие нет. Третьи попытается предложить разные стандарты объективности.

Пример сцинтилляционного экрана Петтерссона и Резерфорда доказательства (см. выше) свидетельствуют о том, что наблюдатели, работающие в разные лаборатории иногда сообщают, что видят разные вещи под аналогичные условия. Вполне вероятно, что их ожидания влияют их отчеты. Вполне вероятно, что их ожидания сформированы их обучение и теория их руководителей и сотрудников, основанная поведение.Но, как и в других случаях, все стороны спор согласился отклонить данные Петтерссона путем апелляции к результатам механические манипуляции, которые обе лаборатории могли получить и интерпретировать таким же образом без ущерба для их теоретических обязательства.

Более того, сторонники несовместимых теорий часто приводят впечатляюще похожие данные наблюдений. Как бы они ни расходились во мнениях природу дыхания и горения Пристли и Лавуазье дали количественно аналогичные отчеты о том, как долго их мыши оставались в живых и их свечи продолжали гореть в закрытых колпаках.Пристли учил Лавуазье, как получить то, что он принял за измерения флогистон неизвестного газа. Образец проверяемого газа проходит в градуированную трубку, наполненную водой, и переворачивается над водяная баня. Заметив высоту воды, оставшейся в трубки, наблюдатель добавляет «азотистый воздух» (мы называем его азотным оксида) и еще раз проверьте уровень воды. Пристли, который думал там не было такого понятия, как кислород, считал изменение уровня воды указывает, сколько флогистона содержится в газе.Лавуазье сообщил соблюдение того же уровня воды, что и Пристли, даже после того, как он бросил теории флогистона и убедились, что изменение уровня воды указано содержание свободного кислорода (Conant 1957, 74–109).

Мораль этих примеров заключается в том, что хотя парадигмы или теоретические обязательства иногда имеют эпистемологически значимое влияние на то, что воспринимают наблюдатели, может быть относительно легко аннулировать или поправьте на их эффекты.

Типичные ответы на этот вопрос утверждают, что приемлемость теоретические утверждения зависят от того, верны ли они (приблизительно истинные, вероятные или значительно более вероятные, чем у их конкурентов) или «спасают» ли они наблюдаемые явления.Затем они пытаются чтобы объяснить, как данные наблюдений говорят за или против владения одной или нескольких из этих добродетелей.

Правда. Естественно думать, что вычислимость, диапазон применения, при прочих равных, истинные теории лучше ложных. единицы, хорошие приближения лучше, чем плохие, и очень вероятные теоретические утверждения лучше менее вероятных. Один способ решить, верна ли теория или теоретическое утверждение, близко к истине, или приемлемо вероятно, — значит делать из нее прогнозы и использовать данные наблюдений для их оценки.Гипотетико-дедуктивный (HD) теоретики подтверждения предполагают, что данные наблюдений за истинность теорий, дедуктивные следствия которых он проверяет, и против тех, чьи последствия он фальсифицирует (Popper 1959, 32–34). Но законы и теоретические обобщения редко, если вообще когда-либо влекут за собой предсказания наблюдений, если они не связаны с одним или больше вспомогательных гипотез, взятых из теории, к которой они принадлежат. когда предсказание оказывается ложным, HD не может объяснить, какой из виноваты конъюнкты.Если теория влечет за собой верное предсказание, она будет продолжать делать это вместе с произвольно выбранными не относящиеся к делу претензии. HD не может объяснить, почему предсказание не подтверждает несоответствия с теорией интерес.

Игнорирование деталей, больших и малых, теория самонастройки подтверждения считают, что отчет о наблюдении подтверждает теоретическое обобщение если пример обобщения следует из наблюдения доклад в сочетании с вспомогательными гипотезами из теории Обобщение принадлежит.Наблюдения противоречат теоретическим требовать, если союз влечет за собой встречный случай. Здесь, как и в случае с HD, наблюдение аргументирует за или против теоретического утверждения только на предположение, что вспомогательные гипотезы верны (Glymour 1980, 110–175).

Байесовцы считают, что доказательная ценность данных наблюдений по теоретическому утверждению следует понимать с точки зрения вероятности или условная возможность. Например, могут ли данные наблюдений аргументы в пользу теоретического утверждения могут считаться зависимыми от того, это более вероятно (и если да, то насколько вероятнее), чем его отрицание обусловлено описанием доказательств вместе с предысторией убеждения, в том числе теоретические обязательства.Но по теореме Байеса условная вероятность требования о выплате процентов будет частично зависеть от исходя из априорной вероятности этого утверждения. Опять же, использование доказательств оценка теории частично зависит от теоретических обязательства. (Earman 1992, 33–86. Roush 2005, 149–186)

Фрэнсис Бэкон (Bacon 1620, 70) сказал, что позволяя приверженности теория для определения того, что считать эпистемологическим содержанием данные наблюдений по этой самой теории, если уж на то пошло, даже хуже чем игнорирование доказательств в целом.HD, Bootstrap, байесовский и связанные учетные записи о конформации рискуют заработать неодобрение. По их мнению, это может быть разумным для сторонники конкурирующих теорий не соглашаются с тем, насколько наблюдательным данные относятся к тем же требованиям. По сути, такие разногласия случаются. Мораль этого факта зависит от того, и как разрешить такие разногласия. Потому что некоторые из компоненты теории логически и более или менее вероятностно независимые друг от друга сторонники конкурирующих теории часто могут найти способы подойти к достаточно близко соглашение о вспомогательных гипотезах или априорных вероятностях для рисования такие же выводы из доказательств.

Сохранение наблюдаемых явлений. Говорят, что теории сохраняют наблюдаемые явления, если они удовлетворительно предсказывают, описывают или систематизируют их. Насколько хорошо теория выполняет любую из этих задач, не обязательно на истинность или точность его основных принципов. Таким образом, согласно Предисловие Осандера к книге Коперника О революциях, год classicus, астрономы «… никоим образом не могут достичь истинного причины закономерностей среди наблюдаемых астрономических событиях, и должны довольствоваться сохранением явлений в смысл использования

… Какие бы предположения ни позволяли… [их] вычислить правильно из принципов геометрии на будущее, а также прошлое… (Osiander 1543, XX)

Теоретики должны использовать эти предположения в качестве инструментов расчета без привержены своей правде.В частности, предположение что планеты вращаются вокруг Солнца, следует оценивать исключительно в с точки зрения того, насколько это полезно при вычислении их наблюдаемых относительных позиции с удовлетворительным приближением.

Пьер Дюгем Цель и структура физической теории формулирует связанную концепцию. Для Дюгема физическая теория

… Это система математических предложений, выведенных из небольшого ряд принципов, которые стремятся максимально просто и полно представить, и, насколько это возможно, набор экспериментальных законов.(Duhem 1906, 19)

«Экспериментальные законы» — это общие математические описания. наблюдаемых экспериментальных результатов. Следователи производят их выполнение измерительных и других экспериментальных операций и присвоение символы для ощутимых результатов в соответствии с заранее установленными операционные определения (Duhem 1906, 19). Для Дюгема основная функция физической теории, чтобы помочь нам хранить и извлекать информацию о наблюдаемых, которые иначе мы не смогли бы отслеживать. Если это то, чего должна достичь теория, ее главное достоинство должно быть интеллектуальной экономикой.Теоретики должны заменить сообщения о индивидуальные наблюдения с экспериментальными законами и разработать более высокий уровень законы (чем меньше, тем лучше), из которых экспериментальные законы (тем больше, тем лучше) можно получить математически (Duhem 1906, 21ff).

Экспериментальные законы теории можно проверить на точность и полнота, сравнивая их с данными наблюдений. Пусть EL будет один или несколько экспериментальных законов, которые приемлемо хорошо работают на таких тесты. Затем законы более высокого уровня можно оценить на основе того, как хорошо они интегрируют EL в остальную теорию.Некоторые данные, которые не вписываются в комплексные экспериментальные законы, не будет достаточно интересным, чтобы беспокоюсь о. Другие данные могут потребоваться путем замены или изменение одного или нескольких экспериментальных законов или добавление новых. Если необходимые дополнения, модификации или замены доставляют экспериментальные законы, которые сложнее интегрировать, данные противоречат теории. Если необходимые изменения способствуют лучшей систематизации, данные говорят в пользу этого. Если требуемые изменения не имеют значения, данные не говорят ни за, ни против теории.

Это нежелательный факт для всех этих идей о проверке теории. эти данные обычно производятся таким образом, чтобы предсказать их на основе обобщений, которые они используют для проверки, или извлекать экземпляры этих обобщений из данных и не ad hoc вспомогательные гипотезы. Действительно, это необычно для многих участников группы. достаточно точных количественных данных, чтобы согласиться друг с другом, пусть наедине с количественным прогнозом. Это потому, что точно, общедоступные данные обычно не могут быть получены кроме процессы, результаты которых отражают влияние причинных факторов, которые слишком многочисленны, слишком разные по своему характеру и слишком нестандартны в поведении для любой теории, чтобы объяснить их.Когда Бернард Кац записал электрическая активность в препаратах нервных волокон, числовые значения на его данные повлияли факторы, характерные для работы его гальванометры и другое оборудование, вариации среди положения стимулирующего и регистрирующего электродов, которые необходимо было введены в нерв, физиологические эффекты их введения, и изменения в состоянии нерва по мере его ухудшения во время ход эксперимента. Были вариации в обращение следователей с оборудованием.Вибрации сотрясали оборудование в ответ на множество нерегулярно возникающих причин начиная от случайных источников ошибок и заканчивая тяжелой поступью Каца педагог, А.В. Хилл, поднимаясь и спускаясь по лестнице за пределами лаборатория. Это краткий список. Что еще хуже, многие из них факторы повлияли на данные как части нерегулярно встречающихся, преходящие и изменчивые совокупности причинных влияний.

Что касается видов данных, которые должны представлять интерес философы физики, подумайте, сколько посторонних причин повлияли на радиационные данные в экспериментах по обнаружению солнечных нейтрино, или фотографии искровой камеры, сделанные для обнаружения взаимодействий частиц.Последствия систематических и случайных источников ошибок обычно такие, что требуются значительный анализ и интерпретация, чтобы Отвести исследователей от наборов данных к выводам, которые можно использовать для оцените теоретические утверждения.

Это применимо как к чистым случаям перцептивных данных, так и к машинным данным. произведены записи. Когда 19 и начало 20 астрономы века смотрели в телескопы и нажимали кнопки, чтобы запишите время, в которое они увидели, как луна прошла через перекрестие, значения их точек данных зависели не только от света, отраженного от луны, но также от особенностей процессов восприятия, времени реакции, и другие психологические факторы, несистематически отличавшиеся от время от времени и наблюдатель наблюдателю.Ни одна астрономическая теория не ресурсы для учета таких вещей. Подобные соображения применяются к вероятностям конкретных точек данных при условии теоретические принципы и вероятность подтверждения или опровергающие примеры теоретических утверждений, обусловленных значения конкретных точек данных.

Вместо проверки теоретических утверждений прямым сравнением с необработанными данные, исследователи используют данные для вывода фактов о явлениях, т. е. события, закономерности, процессы и др.чьи экземпляры единообразны и достаточно просты, чтобы сделать их доступными для систематического прогнозирования и объяснение (Боген и Вудворд 1988, 317). Тот факт, что привести плавится при температуре 327,5 ° C или близкой к ней, является примером явление, как и широко распространенные закономерности среди электрических величин вовлечены в потенциал действия, периоды и орбитальные пути планеты и т. д. Теории, от которых нельзя ожидать предсказания или объяснения такие вещи, как индивидуальные показания температуры, тем не менее, могут быть оцениваются на основе того, насколько они полезны для прогнозирования или объясняя явления, которые они используются для обнаружения.То же самое и для потенциал действия в отличие от электрических данных, из которых вычисляются особенности, а орбиты планет в отличие от данные позиционной астрономии. Разумно спросить генетический теории, насколько это вероятно (учитывая подобное воспитание в аналогичных средах), что потомки шизофреника или родителей разовьется один или несколько симптомов, которые DSM классифицирует как указывающие на шизофрения. Но было бы совершенно неразумно просить его предсказать или объясните числовой балл одного пациента в одном испытании конкретного диагностический тест, или почему диагност написал конкретную запись в ее отчет об интервью с отпрыском шизофреника родители (Боген и Вудворд, 1988, 319–326).

Тот факт, что теории лучше предсказывают и объясняют факты о или особенностях явлений, чем данные, не такая уж и плохая вещь. За многие цели, теории, которые предсказывают и объясняют явления, будут более информативным и более полезным для практических целей, чем теории (если таковые были), которые предсказывали или объясняли членов набор данных. Предположим, вы можете выбрать между теорией, которая предсказывает, или объяснил, каким образом высвобождение нейромедиатора связано с спайки нейронов (например,g., тот факт, что в среднем передатчики выпускается примерно один раз на каждые 10 всплесков) и теория, которая объяснил или предсказал числа, отображаемые на соответствующих экспериментальное оборудование в одном или нескольких отдельных корпусах. Для большинства целей, первая теория была бы предпочтительнее второй в хотя бы потому, что это применимо ко многим другим случаям. И аналогично для теории, которые предсказывают или объясняют что-то о вероятности шизофрения обусловлена ​​каким-либо генетическим фактором или теорией, которая предсказал или объяснил вероятность ошибочного диагноза шизофрения обусловлена ​​фактами о подготовке психиатра.Для большинства целей они были бы предпочтительнее теории, которая предсказал конкретные описания в истории болезни.

Ввиду всего этого, а также того факта, что очень многие теоретические утверждения могут быть проверены только непосредственно фактами о явлениям, эпистемологам надлежит задуматься о том, как данные используется для ответов на вопросы о явлениях. Не хватает места для подробного обсуждение, максимум, что можно сделать в этой записи, — это упомянуть два основных типа что делают следователи, чтобы делать выводы из данных.В Во-первых, причинно-следственный анализ проводится с использованием или без использования статистические методы. Второй — непричинный статистический. анализ.

Во-первых, исследователи должны различать особенности данных, которые показательные факты о явлении, представляющие интерес из тех, которые можно смело игнорировать, а те, которые необходимо исправить. Иногда базовые знания позволяют легко это сделать. Под нормальным следователи обстоятельств знают, что их термометры чувствительны к температуре, а их манометры — к давлению.Астроном или химик, который знает, что делает спектрографическое оборудование и что она применила его, чтобы знать, на что указывают ее данные. Иногда это менее очевидно. Когда Рамон-и-Кахал посмотрел в микроскоп на тонкий кусочек окрашенной нервной ткани, он должен был выяснить, какой из них волокон, которые он мог видеть на одном фокусном расстоянии, подключенных или распространяется от вещей, которые он мог видеть только на другом фокусном расстоянии или в еще один кусок.

Аналогичные соображения применимы к количественным данным.Это было легко для Каца, чтобы узнать, когда его оборудование больше реагировало на Hill’s количество шагов на лестнице, превышающее электрические величины. до меры. Может быть сложнее определить, произошел ли резкий скачок в амплитуда высокочастотного колебания ЭЭГ была обусловлена ​​особенностью мозговая активность субъекта или артефакт постороннего электрического деятельность в лаборатории или операционной, где проводятся измерения были сделаны. Ответы на вопросы о том, какие особенности числовых а нечисловые данные указывают на интересующее явление обычно зависят, по крайней мере частично, от того, что известно о причинах которые сговорились произвести данные.

Статистические аргументы часто используются для ответа на вопросы о влияние эпистемически значимых причинных факторов. Например, когда известно, что аналогичные данные могут быть получены с помощью факторов, не имеет ничего общего с интересным явлением, Монте-Карло моделирование, регрессионный анализ выборочных данных и различные другие статистические методы иногда позволяют исследователям их лучший шанс решить, насколько серьезно относиться к предполагаемому освещающая особенность их данных.

Но статистические методы необходимы и для других целей, кроме причинный анализ. Чтобы вычислить величину такой величины, как температура плавления свинца по разбросу численных данных, исследователи выбросить выбросы, вычислить среднее значение и стандартное отклонение, и т. д., а также установить уровни достоверности и значимости. Регресс и к результатам применяются другие методы, чтобы оценить, насколько далеко от можно ожидать, что величина интереса упадет в представляющая интерес популяция (например,г., диапазон температур, при которых чистая образцы свинца могут плавиться).

Тот факт, что мало что можно извлечь из данных без причин, статистическая и связанная с ней аргументация имеет интересные последствия за полученные идеи о том, как использование данных наблюдений отличает науку от псевдонауки, религии и прочего ненаучные когнитивные усилия. Во-первых, ученые — не единственные те, кто использует данные наблюдений для подтверждения своих утверждений; их используют и астрологи, и знахари.Чтобы найти эпистемически существенные различия, нужно внимательно рассмотреть, какие данные, которые они используют, откуда они и как используются. В достоинства научных оценок в отличие от оценок ненаучных теорий зависят не только от его уверенности в эмпирических данных, но и от того, как данные производятся, анализируются и интерпретируются, чтобы сделать выводы против которых можно оценивать теории. Во-вторых, не требуется много примеров, чтобы опровергнуть представление о том, что соблюдение единого, универсально применимый «научный метод» различает науки из ненаучных.Данные производятся и используются далеко слишком много разных способов информативно рассматривать как пример любого единый метод. В-третьих, обычно, если не всегда, невозможно следователи сделать выводы, чтобы проверить теории против данные наблюдений без явной или неявной зависимости от теоретические принципы. Это означает, что когда аналоги Куняна вопросы о загрузке теории и ее эпистемическом значении возникают в связь с анализом и интерпретацией наблюдательных доказательства, на такие вопросы необходимо ответить путем обращения к деталям, которые варьируются от случая к случаю.

Грамматические варианты термина «наблюдение» были применяется к поразительно разным перцептивным и неперцептивным процесс и записи результатов, которые они производят. Их разнообразие повод сомневаться в том, что общефилософские объяснения наблюдения, наблюдаемые и данные наблюдений могут сказать эпистемологов, а также местных счетов, основанных на тщательном изучении конкретные виды дел. Более того, ученые продолжают искать способы для получения данных, которые нельзя назвать наблюдательными без растяжения термин до нечеткости.

Вполне вероятно, что философы, которые ценят такую ​​строгость, точность и общность, с которой логические эмпирики и другие точные философы могли бы добиться большего, исследуя и развивая методы и результаты из логики, теории вероятностей, статистики, машинное обучение, компьютерное моделирование и т. д., чем пытаясь построить весьма общие теории наблюдения и его роли в наука. Логика и все остальное не могут дать удовлетворительного результата, универсально применимые отчеты о научных рассуждениях.Но у них есть освещение локальных приложений, некоторые из которых могут быть полезны для ученые, а также философы.

Разница между обзором и экспериментом

Надежность и валидность в исследованиях

Надежность и валидность — это концепции, используемые для оценки качества исследования.Они показывают, насколько хорошо метод, техника или тест что-то измеряет. Надежность — это постоянство меры, а достоверность — это точность меры.

Важно учитывать надежность и валидность при создании дизайна исследования, планировании методов и оформлении результатов, особенно в количественных исследованиях.

Надежность против действительности
Надежность Срок действия
Что он вам говорит? Степень, в которой могут быть воспроизведены результаты при повторении исследования в тех же условиях. Степень, в которой результаты действительно измеряют то, что они должны измерять.
Как это оценивается? Путем проверки согласованности результатов во времени, разными наблюдателями и по частям самого теста. Путем проверки того, насколько хорошо результаты соответствуют установленным теориям и другим показателям той же концепции.
Как они связаны? Надежное измерение не всегда верно: результаты могут быть воспроизводимыми, но не обязательно правильными. Действительное измерение обычно надежно: если тест дает точные результаты, они должны быть воспроизводимыми.

Понимание надежности и действительности

Надежность и достоверность тесно связаны, но означают разные вещи. Измерение может быть надежным, но не действительным. Однако, если результат измерения верен, он обычно также надежен.

Что такое надежность?

Надежность означает, насколько последовательно метод что-то измеряет.Если один и тот же результат может быть неизменно достигнут с помощью одних и тех же методов при одинаковых обстоятельствах, измерение считается надежным.

Вы измеряете температуру жидкой пробы несколько раз в одинаковых условиях. Термометр каждый раз показывает одну и ту же температуру, поэтому результаты надежны.

Врач использует анкету по симптомам, чтобы поставить диагноз пациенту с длительным заболеванием. Несколько разных врачей используют одну и ту же анкету с одним и тем же пациентом, но ставят разные диагнозы.Это указывает на то, что вопросник имеет низкую надежность как показатель состояния.

Что такое действительность?

Достоверность означает, насколько точно метод измеряет то, что он предназначен для измерения. Если исследование имеет высокую достоверность, это означает, что оно дает результаты, соответствующие реальным свойствам, характеристикам и вариациям в физическом или социальном мире.

Высокая надежность — один из показателей достоверности измерения. Если метод ненадежен, вероятно, он недействителен.

Если термометр каждый раз показывает разные температуры, даже если вы тщательно контролировали условия, чтобы температура образца оставалась неизменной, возможно, термометр неисправен, и поэтому его измерения недействительны.

Если вопросник по симптомам дает надежный диагноз, если ответы на него даны в разное время и у разных врачей, это означает, что он имеет высокую достоверность для измерения состояния здоровья.

Однако одной надежности недостаточно для обеспечения достоверности.Даже если тест надежен, он может неточно отражать реальную ситуацию.

Термометр, который вы использовали для проверки образца, дает надежные результаты. Однако термометр не откалиброван должным образом, поэтому результат на 2 градуса ниже истинного значения. Следовательно, измерение недействительно.

Группа участников проходит тест, предназначенный для измерения рабочей памяти. Результаты надежны, но оценки участников сильно коррелируют с их уровнем понимания прочитанного.Это указывает на то, что метод может иметь низкую валидность: тест может измерять понимание прочитанного участниками вместо их рабочей памяти.

Валидность оценить сложнее, чем надежность, но она даже важнее. Чтобы получить полезные результаты, методы, которые вы используете для сбора данных, должны быть действительными: исследование должно измерять то, что, по его утверждению, измеряется. Это гарантирует правильность вашего обсуждения данных и сделанных вами выводов.

Как оцениваются надежность и достоверность?

Надежность можно оценить, сравнивая разные версии одного и того же измерения.Валидность оценить сложнее, но ее можно оценить, сравнив результаты с другими соответствующими данными или теорией. Методы оценки надежности и достоверности обычно делятся на разные типы.

Виды надежности

Различные типы надежности можно оценить с помощью различных статистических методов.

Типы надежности
Тип надежности Что оценивает? Пример
Повторный тест Последовательность меры во времени : получаете ли вы те же результаты, когда повторяете измерение? Группа участников заполняет анкету, предназначенную для измерения личностных качеств.Если они повторяют анкету с интервалом в несколько дней, недель или месяцев и дают одинаковые ответы, это указывает на высокую надежность повторного тестирования.
Интеррейтер Согласованность показателя между оценщиками или наблюдателями : получаете ли вы одинаковые результаты, когда разные люди проводят одно и то же измерение? На основании контрольного списка критериев оценивания пять экзаменаторов представляют существенно разные результаты для одного и того же студенческого проекта. Это указывает на то, что контрольный список оценивания имеет низкую межэкспертную надежность (например, потому, что критерии слишком субъективны).

Объясните разницу между экспериментом и другими видами научных исследований и объясните относительные преимущества и ограничения каждого из них.

SC.6.N.1.3 — Объясните разницу между экспериментом и другими видами научных исследований и объясните относительные преимущества и недостатки каждого из них.

Веб-сайт несовместим с используемой версией браузера. Не все функции могут быть доступны.Пожалуйста, обновите ваш браузер до последней версии.

Объясните разницу между экспериментом и другими видами научных исследований и объясните относительные преимущества и недостатки каждого из них.

Общая информация

Предметная область: Наука

Оценка: 6

Свод знаний: Природа науки

Идея: Уровень 3: Стратегическое мышление и комплексное мышление

Большая идея: Практика науки —

A: Научное исследование — это многогранная деятельность; Научные процессы включают формулировку научно исследуемых вопросов, построение исследований по этим вопросам, сбор соответствующих данных, оценку значения этих данных и передачу этой оценки.

B: Научные процессы часто не соответствуют традиционному изображению «научного метода».

C: Научная аргументация является необходимой частью научного исследования и играет важную роль в создании и подтверждении научных знаний.

D: Научное знание основано на наблюдении и умозаключениях; важно понимать, что это разные вещи. Наука требует творчества не только в методах и процессах, но и в вопросах и объяснениях.

Дата принятия или изменения: 02/08

Дата последней оценки: 05/08

Статус: Утверждено Государственным советом

Оценено: Да

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *