21.10.2020

Нам есть о чем поговорить: НАМ ЕСТЬ О ЧЁМ ПОГОВОРИТЬ

Содержание

НАМ ЕСТЬ О ЧЁМ ПОГОВОРИТЬ

 

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ

 

Песочные часы ― что было «до» и «после»:

И юности порог, и зрелости итог.

Здесь, на земле, я ― временная гостья.

Мне каждый новый день преподаёт урок.

 

Песок в моих часах стекает тихо, плавно:

Струится, словно шёлковый наряд.

Встречаю ясный день я, не забыв о давних,

Где ― скорбь, сомненья и в душе разлад.

 

Песочные часы с текущим постоянством,

Как жизнь ― на убыль, но всегда ― вперёд…

Когда застынут в замкнутом пространстве,

Рука судьбы их вновь перевернёт.

 

ДУБ В ПАРКЕ им. В.Г.БЕЛИНСКОГО

 

Дуб необъятен и кряжист.

Ему, наверно, сотня лет!

Но он на вид здоров, плечист,

Ему подобных в парке нет.

И даже, сколько ни старайся,

Его вдвоём не обхватить.

Как к деду, к дубу прижимаюсь,

Пытаюсь с ним поговорить ―

Ищу связующую нить

С тем, что давненько миновало,

Что предков славных волновало…

Сумею связь ту ощутить,

Не разорвётся рода нить!

 

КОРАБЛЬ ЖИЗНИ

 

Мир меркантильных перемен,

Где каждый третий не у дела!

Да, жизнь ― корабль, получен крен, ―

Под тяжестью грехов просел он…

И сдвинуть эту тяжесть с места

Возможно только миром, вместе!

Но если всё оставить так ―

Отдать во власть течения,

Жизнь не узнать спустя лета,

Изъест коррозия борта ―

Изъест ― без промедления!

 

ВЕСЕННЯЯ ЗАРИСОВКА

 

Небо откинуло серую шляпу

Перед улыбкой вселенной!

Сняли и люди одежду из драпа,

Куртки надели весенние.

Всё, как в мозаике, красочным стало.

Смена нарядов привычна.

Много зелёного, жёлтого, алого! ―

Мир засиял необычно.

Снежный сугроб возле дома подтаял ―

Стал, словно сладкая вата.

И на него в подворотне залаял

Шустрый дворняга кудлатый…

 

В ДЕНЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ

ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ

 

Устремила свой взгляд в поднебесье глубокое,

Широко улыбнулось оно ― синеокое…

Захотелось о Троице спеть, дне волнующем,

И о том, как легко в час весенний ― ликующий.

Звуки сами собой заструились ― ручьёвые,

И навстречу поплыли лица светлые, новые…

Обняла широта ― сотворенье бескрайнее! ―

Мир улыбкой овеяло утро свежее, раннее.

О минувшем зачем, стало быть, беспокоиться ―

В день цветущий и яркий ―

                             Пресвятой праздник Троицы?!..

 

БЕЛЫЙ ТАНЕЦ С ДОЖДЁМ

 

На белый танец пригласила Дождь.

В трепещущих ресницах капли света.

Уже, казалось, не унять мне дрожь

В объятьях удушающего лета.

 

В скользящих складках утопала тень, ―

Такое ей, пронырливой, по нраву,

Но воскресил прохладой бодрый день:

Натанцевалась я с Дождём ― на славу!..

 

Торжествовала с ним, смеялась звонко ―

Наивной и восторженной девчонкой.

Круженье в белом танце увлекло:

С Дождём порхала радостно, легко…

 

Теперь смотрю на мир

                        влюблённым взглядом:

Двум радугам, обнявшим небо, рада!

 

ЛИСТ

 

― Лист, от ветра не дрожи:

солнце нежит!

Цепким будь. За сук держись!

Плачься ― реже.

От невзгод не убежишь, ―

голос Свыше. ―

Не робей ты, не тужи,

листик, слышишь?

 

Жизнь во всей красе любя,

лист вертелся…

Луч тепла впустил в себя,

им согрелся!

Силы скрытые найдя,

глянул в Небо…

Даже струями дождя

скошен не был!

 

КЛЕНОВЫЙ ЛИСТ

 

Кленовый лист летел, как бабочка ―

Был сорван ветром ранним утром.

Что ж, полетать ему так шустро

При жизни не было дано,

Хотя мечтал о том давно.

Вот опустился он на лавочку,

Прилёг, немного отдохнул,

В последний раз вспорхнул,

                                      как бабочка,

Упал на землю и заснул…

 

ДОЖДЬ И ЛУЖА

 

Пузырится лужа, лужа сердится…

От пощёчин жгучих, дождевых

Ей невмоготу. С трудом ей верится,

Что смягчится дождь, что станет тих.

 

Битый час хлобыщет без умолку.

Беспощадный, чем разгневан он?

Дождь пронизывает, как иголками,

Лужа в пузырях скрывает стон.

 

Этот ливень вытерпит достойно ―

Испытаний жизнь полна.

Знает, без дождя,

                      под солнцем знойным,

Высохнет до донышка она.

 

ОСЕНЬ

 

Осень-подруга «повесила нос».

Много чего пережить довелось.

Ноженьки сбиты в крови и мозолях…

Выпала осени грустная доля.

Сводной сестрицей была ей хандра,

Мало ей выпало в жизни добра.

Давит на плечи котомка с печалью,

Дни без просвета дождливыми стали.

Долго ждала она бабьего лета.

Где задержалось, гуляя по свету?

Так ей хотелось тепла и улыбки. ―

Наши желанья наивны и зыбки!

Но с октябрём бабье лето вернулось,

Осень в надеждах не обманулась!

 

* * *

Бабка устало плетётся куда-то,

Тащит в авоське свой скудный паёк.

Рвётся из окон раскрытых стаккато,

Кто-то отрывисто, звонко поёт.

 

И, как мираж, очертанья былого:

Видится мне юных дней череда,

Счастья хотелось испить неземного! ―

Без остановки несутся года…

 

Бабка уныло плетётся куда-то.

Еле идёт ― крайне грустный сюжет!

Слышу, как кто-то ругается матом:

Мать проклинает, судьбу, этот свет…

 

Рвётся наружу из окон стаккато,

Солнце ласкает землицу вовсю.

Бабкину ношу принять бы я рада:

Только свою-то ― я как донесу?!

 

СОВА

 

Я, как сова, не сплю ночами,

Пытаюсь тайное постичь,

Прозреть, хотя совсем не чаю,

Услышит ли Господь мой клич.

 

Узнать хочу, что скрыто ночью

Во тьме, что спрятано от глаз.

И будет ли тот час урочный,

Когда Он просветленье даст?

 

Включается воображенье ―

Тогда легко мне быть собой.

Луны сиянье, звёзд свеченье ―

В них погружаюсь с головой.

 

Рассвет с бессонницей встречаю,

Прозреть, хоть в чём-то, мне дано! ―

Частенько я не сплю ночами

И, как сова, гляжу в окно…

 

О КРАПИВУШКЕ

 

Нарвала крапивушки,

Обожгла все ручки…

Запаслась на зимушку,

Так, на всякий случай!

 

Жжёт нас жизнь, стегает

Всех, кого ни попадя!

Нагрешим вникаем

В суть её, как в проповедь!

 

Выбивая «клином клин»,

Души жжём, не ручки,

Рвём крапиву да полынь

Так, на всякий случай!

 

ВРЕМЯ МЧИТ

 

Вновь время мчит,

как скорый поезд,

А я медлительна до слёз,

Жизнь ― нескончаемая повесть,

Где каждый штрих многоголос.

В ней боль и радость вперемешку,

Закрыты все пути назад.

Иду вперёд, нельзя тут мешкать,

Когда беда пришла, нельзя!

 

И не горланю во всё горло,

Не бью во все колокола,

Хоть жизнь пощёчину дала.

Я нахожу в семье опору.

Не знала, где стелить соломку,

Но не в обход я шла, а ― вброд.

Никто на блюдечке с каёмкой

Удачу мне не принесёт.

 

ТЕПЕРЬ НАМ ЕСТЬ О ЧЁМ ПОГОВОРИТЬ

 

Теперь нам есть, о чём поговорить,

Связала нас невидимая нить

Созвездий пламенных эпох,

Друг к другу приближает Бог.

В мечтах своих витала птицей,

Крылами чиркая страницы

Небесной выси голубой,

Искала встречи я с тобой.

 

А ты в полёте, у штурвала,

Сквозь грозовые перевалы

Всё устремлялся к свету дня,

Но без меня, но без меня.

 

А мне так было одиноко,

И вот теперь мы у порога

Любви, дарованной судьбой,

И во Вселенной вновь с тобой,

Разъединённые веками,

Соприкасаемся крылами…

 

Я НЕ ЛЮБЛЮ ХОЛОДНЫЕ ТОНА

 

Меж нами лёд, стеклянная стена.

Как холодно твоё рукопожатье!

Куда, скажи, от этого бежать мне?

Я не люблю холодные тона!

 

Я не люблю холодную постель:

Мороз от этого ― по коже…

Мечтаю, чтобы майская пастель

Украсила любовно наше ложе!

 

Я не люблю холодный твой расчёт,

Когда нет и в помине чувства,

Союз безлик. В нём столько скучных нот! ―

И оттого так нестерпимо грустно!

 

Но разве в этом есть моя вина,

Что становлюсь от холода немая,

Что лишь тепло душа воспринимает?!

Я не люблю холодные тона!

 

ДЕЖАВЮ

 

О чём бы мы ни говорили,

Без слов я слышала: «Люблю…».

Что было в прошлом, не забыли.

И поняла я ― дежавю.

 

Жизнь пронеслась в одно мгновенье,

Как будто было всё вчера,

Где наших рук прикосновенья

Благословляли вечера.

 

Не раз сбегали мы с уроков ―

Что «пифагоровы штаны»?

Любовь у нас ― вне всяких сроков!

В ней теоремы чувств даны.

 

Читали Блока, Пастернака ―

Искали повод быть вдвоём!

Клялись быть верными. Однако

Путями разными идём…

 

Мы обо всём поговорили ―

О пустяках, по существу…

Что не сбылось, всплывало? Или ―

Эффект осенний ― дежавю?

 

ГДЕ ВЬЁТСЯ ЖИЗНИ АЛАЗАНЬ…

 

«Ум и дела Твои бессмертны в памяти русских,

но для чего пережила Тебя Любовь моя?!»

написано на памятнике мужу вдовой

А. С. Грибоедова ― Ниной Чавчавадзе.

 

Что в человеческой любви?

В ней недосказанность печальна.

Подобна Спасу на крови ―

непроницаемая тайна?..

 

Где вьётся жизни алазань,

союз свершился двух страдальцев ―

Но их подстерегла гроза.

О, горе юной Чавчавадзе!

 

Ей не дано продолжить род.

Знать, их союз помечен роком.

Не задержалось счастье долго ―

Ушло с потоком горных вод.

 

Зачем был миг блаженства дан?

Чтобы потом всю жизнь ― впустую?!

Любовь чиста, как Алазань.

Не подвожу под ней черту я.

 

Не знает гибели, жива.

В любом обличии прекрасна.

Она одна всегда права.

В глаза, как в небо, смотрит ясно.

 

А браки ― Там, на Небесах.

Брак Александра с Ниной тоже

Скреплён навеки ― чудеса

Свершаются по воле Божьей.

 

ОЧИЩЕНИЕ

 

                             Кто-то вязко-небрежный

                засохшие листья каштана сгребает с Луны…

                                                      И. Пшеничный

 

Кто-то очень усердно

          засохшие листья каштана сгребает с Луны…

Это дворник к Луне безучастным

                                   давно оставаться не может!

Словно яблоко кислое, душу его ―

                                    червь прожорливый гложет:

Потерялась любовь, что ключи от замка,

                             с позапрошлой цветущей весны.

Но теперь очищает планету от грязи

                                    для будущих внуков чужих.

Пятна молча сдирает,

                    выносит на свалку старьё и сжигает…

В голове проясняется будто,

                                           и даже душа вся нагая,

Мир его, как зимой неуклюжий медведь,

                               глубоко в лунной спячке затих.

А на утренней зорьке он чудом воскреснет.

                                      И снова, пройдя по аллее,

Весь отдастся во власть незнакомых эмоций

                                            без чувств сожалений.

Зная то, что с закатом ―

                           проявятся каверзно лунные тени,

Всё, что было не так, от себя отметёт.

                        Так огниво надежды взлелеет…

10 вечных тем и 11 правил разговора

О чем можно поговорить с друзьями, когда все темы закончены? А что обсуждать с малознакомыми людьми, чтобы избежать неловких пауз? Мы предлагаем 10 тематических блоков, с которыми беседу можно продолжать бесконечно независимо от того, что это – встреча одноклассников, первое свидание или совместная дорога в поезде.

10 тем для интересного разговора.

1. Хобби.

О своих увлечениях можно говорить бесконечно, но всегда ли другим интересно о них слушать? Рассказывая о собранной коллекции марок или умении хорошо фехтовать рапирой, стоит избегать профессиональной лексики, надменности, а также не вдаваться в детали. Хобби – это то, о чем можно поговорить с новыми знакомыми, продемонстрировав свою заинтересованность их жизнью.

Чем занимаетесь в свободное время?

Как вы для себе открыли это занятие?

Для меня туризм (другое хобби) — это …

Пройти тест на характер человека

2. Дом, работа.

Эти темы не считаются нейтральными, потому что многие не хотят о себе рассказывать. На вопросы о том, как дела на работе или что нового дома, в таких случаях отвечают общими фразами или поговорками. Это не означает, что человек не доверяет или плохо относится к собеседнику. Скорее всего, в эту минут он не готов говорить «начистоту». Особенно часто такое бывает, когда есть нерешенные проблемы. Например, шеф недоволен результатами труда или дома ждут затопленные соседи, решительно настроенные выяснять обстоятельства случившегося. Одним словом, открывать этот блок нужно осторожно и внимательно, чтобы не наткнуться на подводный камень.

3. Искусство.

Литература, кино, музыка – вот о чем можно поговорить с настоящими ценителями прекрасного. Говорить об искусстве особо актуально тогда, когда нужно лучше узнать человека. Ведь предпочтения (любимые жанр, герой, автор) порой рассказывают о характере человека больше, чем его слова.

Есть фильмы, которые смотрели все, или, по крайней мере, о них слышали. Например, с «Титаником» или «Кавказской пленницей» знаком каждый, так почему бы не поделиться ассоциациями и эмоциями? Чтобы обсуждение было интересным, можно заблаговременно подготовиться, узнав о необычных подробностях съемок, о судьбе снявшихся актеров и так далее.

4. Туризм, культура.

Всегда интересно слушать о впечатляющих местах, количество которых ни счесть. Наверное, поэтому передачи по типу «Вокруг света» до сих пор пользуются бешеной популярностью. Живые истории очевидцев о блюдах, которые заведено готовить в других регионах, о причудливых традициях, обрядах, благоустройстве городов – веселые и эмоциональные темы. Особо увлекательно слушать не о фактах, а о личных впечатлениях.

Если возникает вопрос «О чем можно поговорить, чтобы снять напряжение?», можно смело начинать повествование с реплик:

В таком-то регионе видел, что жители совсем по-другому реагируют на подобные ситуации.

Довелось мне как-то …

В этом блоке уместно использовать прием сторителлинга, когда интересная история, завораживая сюжетом, доносит нужную информацию. Например, о себе, если это пикап.

5. Погода.

Фрэнк Хаббард как-то сказал: «Не браните погоду. Если бы она не была изменчива, девять человек из десяти не смогли бы начать ни одной беседы».

В его ироническом высказывании есть зерно правды, так как погода всегда считалась нейтрально-универсальной темой для общения. Именно с нее можно начинать диалог. Например:

Помню, в том году в это же время уже без шапок ходили.

Удивительный климат! Вот я выросла в регионе, где …

Не слышали, что синоптики обещают на завтра?

6. Невероятное.

Есть темы, которые щекочут нервы. К ним относятся истории о полтергейстах, НЛО, чупакабаре и другим явлениям, которые не имеют официального подтверждения. Наверное, любовь к подобным историям перешла к нам еще с детских лет, когда, укрывшись с головой одеялом, мы внимательно слушали о темной-темной комнате. Интересно, что у каждого взрослого человека найдется в запасе правдивая история с мистическим сюжетом, где он – главный герой. Стоит только затронуть тему, как появится множество гипотез и попыток объяснить случившееся.

7. Флора и фауна.

Окружающий нас живой мир – это просто кладезь тем для разговора как давних друзей, так и незнакомцев. Не приходит в голову, о чем можно поговорить? Значит, пора вспоминать истории о домашних четвероногих друзьях, которые удивили своим поведением и о неожиданных встречах с мышами, пауками, змеями. Этот тематический блок так многогранен, что, затронув его, можно вызывать и смех, и слезы.

Пример того, как может выглядеть рассказ:

Мой знакомый, будучи подростком, хотел пошутить над одноклассницами, которые очень испугались внезапно появившейся сороконожки. Он смело взял насекомое за одну лапку и поднял вверх над своим лицом. Парень вызывающе заявил, что готов ее съесть и открыл рот. Но внезапно сороконожка выпала с рук и попала ему прямо в рот. Смеялись все, кроме главного героя.

8. Взаимоотношения.

Это самый многоплановый блок тем, который обсуждают, так или иначе, абсолютно все. Отношения между родителями и детьми (разница поколений), друзьями, любимыми, свекрови-невестки, зятя-тещи всегда были основой литературных произведений и предметом сплетен. Рассказ о чьей-то судьбе, событии из жизни соседей или личный опыт могут стать историей номер один в диалоге.

Вот несколько примеров того, о чем можно поговорить:

Кто должен быть главным в семье? Возможно ли равенство?

Как осторожно намекнуть бабушкам, что бы они ни вмешивались в воспитание детей?

9. Самопознание.

Вряд ли кто-то упустит возможности узнать себя или услышать, как это получилось у других. Чтобы разговор укрепился, достаточно хорошо ориентироваться в одной теме. Например, астрологии, хиромантии или гадании на кофейной гуще. Кроме этого, всегда удается привлечь внимание психологическим тестом или другой интересной методикой, направленной на самопознание.

10. Вечное.

Существуют особые темы для разговора. Их поднимают зачастую только родственные души. Любовь, быстро уходящая молодость, настоящая дружба, человеческое предназначение, жизни и смерть – неполны список того, о чем можно поговорить со «своими» людьми.

Нами руководит Фатум или мы сами куем свое счастье?

Любви все возраста покорны или есть ограничения?

Как отличить любовь и влюбленность?

Как стать хорошим собеседником?

Если собеседникам есть о чем поговорить – это отлично. Но чтобы общение получилось приятным и эффективным, одного только выбора темы не достаточно. Следует придерживаться правил ведения разговора:

  • Не засыпать вопросами. Следующий вопрос можно задавать после того, как человек полностью ответит на предыдущий.
  • Не перебивать, даже если хочется высказать свою признательность.
  • Не употреблять ругательных слов, вульгаризмов. Избегать слов-паразитов, сленга и диалектизмов.
  • Следить за мимикой, жестами и другими проявлениями невербальной речи.
  • Избегать двузначности изречений.
  • Прежде, чем затронуть тему, подумать, о чем можно поговорить в этом обществе, а что лучше не затрагивать.
  • Проявлять уважение к собеседнику и его мнению, даже если взгляды не совпадают.
  • Давать волю только положительным эмоциям. Нытье, обида, оскорбления только отталкивают.
  • Начав диалог, не употреблять односложные ответы «да», «нет», «не знаю». Если люди задают вопрос, значит хотят получить на него развернутый ответ, услышать комментарий.
  • Не заходить на территорию собеседника. То есть не прикасаться к нему, не подталкивать в шутку и так далее
  • Быть искренними. Люди всегда чувствуют лукавство и честность.

Взяв себе на вооружение несколько предлагаемых нами тем, вы уверенно сможете контролировать ход беседы, поддержать разговор во время застолья, а также избежать неловких пауз в диалоге с малознакомыми людьми. Сохраняйте себе статью, чтобы подсказки были всегда под рукой.

Пройти тест на уверенность в себе

Когда не знаешь, о чем говорить

Ты когда-нибудь слышал разговор двух (и более) действительно общительных людей? Это же отвратительно! Чаще всего у них самые бессмысленные разговоры, которые можно себе представить. Сплетни о знаменитостях, постоянная погоня за горячими темами, бессмысленный треп о последних новостях, разговоры о других людях за их спинами. Порой ты не понимаешь, что этих людей заставляет открывать рот, ведь они, будто бы, произнося слова, не вкладывают в них смысла. Но окружающие любят их за это, а тебя нет, потому что ты едва можешь начать интересный разговор. У тебя большие проблемы с общением, и вот почему ты читаешь эту статью.

Что ты должен говорить?

Итак, ты задумал начать разговор в незнакомой или даже знакомой компании, ты боишься делать первый шаг и задаешь себе вопрос: «А что именно я должен сказать?» — этот вопрос в корне неверный. Ты правда веришь, что люди говорят о том, что на самом деле важно? Нет, и у них есть на это причины. Большинству людей сказать нечего. Они просто не знают достаточно интересного материала, чтобы рассказать о нем в увлекательном ключе. Быть может, мы пессимисты, но большинство людей не такие уж и умные. Но это не мешает им иметь друзей, подруг и социальную жизнь в целом.

Люди не помнят большинство разговоров

Большинство людей тратят много часов на то, чтобы поговорить. У них много разговоров с разными людьми. Они рассказывают о своей новой кошке, отпуске в Турции, звездах, политиках, спорте, музыке, знаменитостях. Но сколько они разговоров запоминают? Ловушка многих застенчивых людей в том, что они начинают думать, будто любой разговор должен быть интересным и важным, но такие разговоры находятся в тотальном меньшинстве, если взять общую картину мира. Тебе не нужно анализировать, изучать и долго думать над тем, что ты хочешь сказать. Тебе не нужно планировать разговор — тебе просто нужно говорить.

В конце концов, один разговор не будет значить многое в твоей жизни. Ты его забудешь, мы уверены на все сто, через пару дней. Поэтому тебе не нужно напрягаться интеллектуально, чтобы что-то сказать. Ты, конечно, можешь говорить об интересных вещах, а можешь говорить ни о чем — последнее гораздо проще.

Книги, которые сделают твою речь красивее

Важно не только знать красивые слова, но и уметь ими пользоваться. Это и называется красивой речью.

Почему ты должен говорить ни о чем?

Возможно, что ты найдешь большинство разговоров бессмысленными — это действительно так. Время, которое ты на них затрачиваешь, ты можешь провести с пользой: прочитать книгу, заняться починкой холодильников, поиграть во что-нибудь или даже изменить мир.

Однако чтобы жить наиболее полноценной жизнью, тебе придется найти время для самой обычной болтовни. Разговор может дать тебе то, чего не даст тебе одиночество. Общение приносит чувство равновесия в твою жизнь и избавляет тебя от одиночества. И, самое главное, общение — это естественный процесс для людей. Люди должны быть достаточно открытыми, чтобы говорить о каждой глупости, которая приходит в голову, ведь именно из глупостей рождаются гениальные вещи этого мира. Застенчивость мешает, но с ней можно бороться.

Как говорить ни о чем?

Перестань думать о том, что хочешь сказать. Вообще не думай о том, что говоришь. Не планируй, не решай, держи свой ум пустым и просто позволь этому случиться. По сути, ты должен внести в свое искусство разговора немного спонтанности. Порой важно прекратить использовать свой рациональный мозг и начать использовать свои инстинкты и интуицию. Это займет немало времени, но если ты этому научишься, то люди к тебе сразу потянутся. К тому же ты начнешь получать удовольствие от общения.

А что, если я скажу что-то глупое?

Настоящая проблема, с которой сталкиваются застенчивые люди, заключается не в отсутствии умения выразить свои мысли, а в понимании того, что всё, что выходит из твоих уст, должно быть интересным, неожиданным или смешным. Ты долго думаешь над этим, а потом приходишь к мысли, что всё, что ты скажешь, будет глупым, особенно если не думать над сказанным заранее, — это ложная мысль.

На самом деле у тебя достаточно опыта, чтобы придумать что-то подходящее для разговора автоматически. Нужно довериться своему подсознанию, чтобы совершить своеобразный прыжок веры. На первый взгляд, сказанное что-то спонтанно будет казаться неестественным, но, поверь нам, таким образом говорят большинство людей — это как раз естественное человеческое общение. Люди думать не любят.

Ты думаешь, что слишком умен для этого

Может быть, ты всё еще думаешь, что «обычные люди» слишком отличаются от тебя. Но эта мысль безумно опасна для твоей социализации. Нельзя делить мир на себя и остальных. В толпе очень много умных и интересных людей. То, что ты застенчив, не делает из тебя гения. Твоя «уникальность» — это просто привычка.

Вот как ты должен думать на самом деле: перед тобой привлекательная девушка, с которой ты хочешь заговорить. Не надо долго обдумывать, что именно ты хочешь сказать, ведь все эти мысли приведут только к тому, что ты начнешь нервничать, а через пару минут разговора настанет неловкое молчание. Да, это всё происходит из-за твоего нелепого планирования. Поэтому в следующий раз, когда увидишь такую же красивую девушку, то дай себе 3 секунды, чтобы подойти к ней и заставь себя говорить — меньше думай, больше говори. Таким образом, сам процесс общения убережет тебя от нервозности, которая может возникнуть на его первых стадиях — подготовке к общению. Держи ум пустым и доверяй своему разуму — разговор удастся, если ты отпустишь вожжи своего сознания.

Если ты не знаешь, что хочешь сказать, то это нормально — никто никогда не знал, люди просто говорили. Со временем такой подход подарит тебе множество хороших эмоций и немало хороших знакомств. Удачи тебе!

Как быть лидером в любом разговоре

5 простых правил, которые прокачают навык твоего общения.

А вам есть о чем поговорить с мужем?

Доступно:
Для всех

18 апреля 2019, 13:34

О чем поговорить, и как провести время, кроме просмотра фильмов …?
Я вот все думаю, над отношениями с бм.
Нам всегда было нечего делать вместе, с самого начала наших отношений.
Помню, катались тупо в машине, стояли у реки, и молчали…
Мы даже не могли вместе на шашлыки сходить: единственный раз выбрались на 3 часа, когда я только сына родила, и все эти 3 часа молчали.., он сидел в телефоне, потом психика не выдержала, и мы ушли домой. Второй раз, через год, мы вышли меньше, чем на 2 часа: разложились, пожарили, съели и ушли.
Все остальные разы, ходили по отдельности. Он — со своими друзьями, мы с сыном — с подругой и её родственниками, ибо кроме одной этой подруги, у меня больше нет знакомых.
Ходить компанией, я не люблю. Мне тяжело находиться в обществе, и опять же, не о чем говорить с людьми. Выходит, в любом случае, я буду сидеть, рвать листочки, и молчать. Да и друзей своего бм, я не знала, не была с ними знакома, и для меня это дискомфорт жуткий, хотя там и были девушки, но о чем мне с ними общаться?
Да, может быть, сейчас я в декрете, и у меня нет тем, кроме: горшка, прогулок и детского развития. Но так было не всего. Раньше я очень насыщено жила, но мне так же было не о чем общаться с людьми, и в компании я просто сидела, уставившись в стол, или крутя в руках бокал вина, и слушала чужие разговоры. Всегда спрашивали: что ты молчишь? Тебе скучно с нами? А я реально не знала, что им сказать, что рассказать, о чем поговорить??!
Ну ладно, не близкие люди, но муж, с которым много лет вместе? Кажется, уже должно быть общее, тем более темы для разговоров, а их так и не нашлось…
С подругой могу пообщаться: посплетничать, рассказать о личном, но чаще, я замечаю, что я выговорись в начале, а потом просто сижу и слушаю, даю советы, и вся беседа держится только на ее рассказах.
В общем, любое общение с людьми, держится на них же, ибо я только киваю головой, и чаще мой словарный запас ограничивается: ну да, ага. Это ппц.
Типа: молчи, за умного сойдёшь.
Дела даже не в разных возрастных категориях собеседников, мне и со сверстниками не о чем было общаться, ни в школе, ни в колледже, ни в универе.
Я всегда, всю жизнь, держусь как особняк, и мне дискомфортно с людьми, даже с близкими (ну, кроме мамы).
Может быть, просто никто не ходит на природу вдвоём с мужем и детьми?

«Главное, чтоб у него не было свободного времени!» А перегруженный ребенок не знает, чего хочет

Родители привыкли выбирать за детей: хороший детский сад, лучшую школу, репетитора, кружок и спортивную секцию или сразу несколько. Ребенок устал, ничему не рад, но послушно следует за взрослыми. И когда в 11 классе у него спрашивают: «Куда будешь поступать?» — он не знает, что ответить. Дмитрий Зеливанский, руководитель проектов «Новой школы», в прямом эфире рассказал о том, что делать подростку, когда он собирается выбирать будущее.

— Почему тьютор сегодня стал необходим? Разве для выбора недостаточно воли ученика, родителей и советов учителей? 

— В принципе, было бы достаточно воли ученика, если бы она была. Но воля — это не то, с чем рождаются. А если добавить сюда навык выбирать… Причем выбирать не просто так (есть у меня три варианта — какой-то выбрал), а выбирать от сердца, что ли. Выбирать свое, уметь выбирать не то, что мне рекомендуют родители, социум, а идти из себя, то это непростой навык, который развивается постепенно. 

Тьютор по сути учит ребенка делать свой выбор. И идти в нем до какой-то точки, где или понятно, что он верный, или нужно вернуться, перевыбрать — работать с этой кризисной ситуацией, или, можно сказать, неопределенной, где нам постоянно нужно делать выборы. 

И, в общем-то, этот мир сегодняшний отличается от старого, где дорожки были понятны, очевидны, а выбор был простой; или, можно сказать, его почти не было. Сегодня подросткам действительно стало сложнее. Нет четких понятных вариантов, а нужно как-то в этом всем ориентироваться и действовать. Тьютор — это такой помощник, который не выбирает за ребенка, а помогает ему научиться выбирать.

— А как это технически происходит? Приходит тьютор, приходит ребенок, садятся друг напротив друга. О чем разговор идет?

— Для того, чтобы сделать выбор, надо понимать себя и мир, в котором я выбираю. Две эти стороны мы и пытаемся освоить. Вначале тьютор обращает ребенка к самому себе и спрашивает про его интересы, запросы, наклонности, мотивы, опыт какой-то, про его слабые и сильные стороны.

К сожалению, в сегодняшней школе профориентация есть, а вот самоориентации нет.

Никто особо не спрашивает детей, дают какой-то набор предметов, программу — и они должны это делать. 

А здесь ситуация обратная: мы идем от ребенка, достаем из него интересы, запросы, а потом пытаемся их реализовывать. То есть, мы ему предлагаем пробовать. 

Основная задача тьютора на следующем этапе — это организовать пробу любой детской гипотезы. «Я хочу быть врачом». Давай попробуем. Давай разберемся, как эта сфера устроена. И ребенок разбирается. Тьютор помогает организовать ему это направление. Но ребенок сам делает шаги для того, чтобы что-то понять и вообще научиться понимать, пробовать, ошибаться, делать выводы, перепробовать. Этот процесс познания себя через пробу, познания мира другого — не только в теории, «что-то почитать», а пощупать руками, ощутить, как это.

— Но он сначала должен выбрать. Впадают ли на этом этапе дети в ступор, когда им впервые предлагают что-то понять про себя?

— Конечно, впадают. Конечно, у них нет этих навыков. И, конечно, это ступор. Это такая постепенная работа. Вначале мы как-то пытаемся рефлексивность в них развить, чтобы они в принципе научились про себя думать и что-то говорить. А не отвечать: «Ну, нормально», «Ну, окей», «Ну, хорошо», «Ну, можно». С собой знакомиться все же интересно, и дети быстро начинают из себя доставать. И тьютор работает с тем, что ребенок достал… «Посмотри, вот ты говоришь вот так, вот так. Как тебе это? Что здесь важно? Что бы ты хотел? Какой твой интерес? Что хочешь попробовать?» — и через этот разговор постепенно выводит его на какое-то действие.

Дмитрий Зеливанский

Внутренний ментальный эмоциональный клубок распутывается только об реальность. У ребенка есть обычно какие-то иллюзии про реальность, он же не знает, как все устроено. И он с этими образами живет. А тьютор ему говорит: «Смотри, вот ты тут намотал кучу ниток. Давай разложим одну, вторую, третью и пойдем попробуем». И они через опыт какой-то сталкиваются с реальностью, и тогда уже следующий разговор идет: «Ну как тебе? Что думаешь? Что хотел бы дальше?» – постепенно шаг за шагом что-то проясняется.

Пять лет жизни — на что, зачем?

— Давайте теперь к кризисам перейдем. Вот пандемия по сути социальный кризис. У вас есть какая-то история, когда одиннадцатиклассник, который должен был выбирать, поступать, очень хорошо справился с ситуацией?

Вы знаете, для школьников, даже для выпускников, это вряд ли была ситуация выбора. Была нервная ситуация неопределенности. То есть они ничего не могли сделать. Им задерживали ЕГЭ, поступления, а они просто ждали, нервничали. 

Этот кризис больше ударил по взрослым, по рынку, по доходам, многие сильно пострадали. Но отсюда и для детей была какая-то сложность, когда родители были не в состоянии, например, оплачивать учебу, которая запланирована, и так далее. 

Знаете, это не ситуация выбора, а ситуация вынужденных ограничений или внешних обстоятельств, к которым надо подстроиться. И те, кто знал, что он хочет, продолжал действовать в своем направлении. И наши ребята так же учились онлайн, так же готовились к экзаменам, сдавали их, поступали. Я не думаю, что кто-то изменил свое направление из-за кризиса.

— То есть такого не было, что подросток видит, как, допустим, рушится ресторанная сфера, куда он собирался пойти, и он — раз, и меняет направление на противоположное? 

На самом деле, нет такого, чтоб сферы совсем рухнули. Понятно, что всем тяжело, некоторые приостановились. Даже если говорить про туризм — он не рухнул, а переориентировался на внутренний. Мы все ждем, что рано или поздно мир откроется, и мы опять полетим, и все восстановится. 

А решения, которые принимают сейчас подростки, они же долгосрочные. То есть это не на полгода-год. Уйдет он сейчас учиться в какой-то вуз — по сути, это план на 5-10 лет. Кто знает, что будет? Поэтому я не думаю, что это сильно влияет на долгосрочные планы. 

Потом, знаете, даже если говорить про долгосрочные планы, мало людей, особенно подростков, которые планируют жизнь на пять лет вперед. Вот он поступает в хороший вуз. Если поспрашивать, как он себя видит через 5–10 лет — я не думаю, что у него есть четкая картина. У него пока есть план поучиться в хорошем вузе. И дальше посмотрим. Да и мы видим, что неважно, какой ты вуз оканчиваешь, а что ты дальше будешь делать — одному Богу известно.

— А на что тогда вы посоветуете ему опираться при выборе? На то, что он знает о себе или на что-то еще?

— На его интересы. Прежде всего. Это главный двигатель. Это то, что дает энергию, возможность во что-то погрузиться, углубиться, разобраться. 

Людмила Петрановская: Мы готовим детей к позавчерашнему миру

Мы сейчас понимаем, что люди за жизнь осваивают несколько сфер. Мало кто после вуза продолжает работать по специальности всю жизнь. В этом смысле, мне кажется, совершенно неважно, с чего начинать. Решил ты стать экономистом — закончи экономический, пойди поработай годик-другой, поменяй потом. Или даже поучись пару лет и пойми, что тебе это не нравится, поменяй. Поэтому и выбор не такой критичный. 

Мы пытаемся им показать, что есть варианты перевыбрать. Он не идет сейчас в кабалу на много лет, всегда можно поменять, перевестись, это не страшно. В этом основное. Но если ты идешь из своего интереса — у тебя будет энергия что-то делать.

— Вам не кажется, что сейчас ситуация немного схожа с тем, что было в 90-х? Я вижу подростков, которые перепродают кроссовки, ведут стримы за деньги. В школе моего сына есть мальчик, который на уроке экономики выходит решать вопросы с акциями. Есть схожая ситуация в плане интереса к деньгам? И можно ли на этом что-то вырастить?

Вы знаете, мне кажется, что оно не менялось. Есть и были всегда люди, которым было интересно раньше взрослеть и раньше зарабатывать, и они это делали — и в 90-е, и сейчас. Я в 80-е жил, летом работал на заводе грузчиком. 

Сейчас еще больше возможностей. Появился виртуальный мир, игровой мир, где они, естественно, плавают как рыбы и прекрасно себя чувствуют и умеют там зарабатывать. Иногда совсем немаленькие деньги, не говоря уже про блоггинг, соцсети и так далее. Для детей это становится вполне себе нормальным. 

Но это, на мой взгляд, не критичное изменение, потому что, вы правы, такое было раньше. Скажем так, были законные способы и незаконные. Если говорить о законных — их стало чуть больше.

— Я еще вижу параллели в том смысле, что многие дети сейчас говорят: нам не нужно высшее образование. И в 90-е тоже очень многие отказались от высшей школы. Как вы писали, американцы учатся постоянно и знают, что после каждого обучения они будут стоить больше.  А у нас девятиклассник может сказать: «А зачем мне, собственно, высшее образование? Я сейчас пойду работать стримером, там платят 100 тысяч и отлично».

Вы правы, действительно есть такая тенденция. Ребята все чаще задают вопросы: «Зачем? Что мне это дает?» И чем ближе мы их приближаем к себе и к этой своей истинности, тем чаще они задают вопросы про эти пять лет. Мне надо положить пять лет жизни — на что? Зачем? Чтобы что произошло потом? И многие не находят ответы. Ну или ответы их не удовлетворяют. 

Это тренд, но это не значит, что они не хотят учиться и развиваться. Они просто не видят в вузе такой возможности для себя. Поэтому многие смотрят на Запад и ищут разные новые формы. Да и вузы тоже пытаются как-то подстроиться, придумывать новые общие программы — общегуманитарные, общетехнические, для тех, кто не может четко определиться в этом возрасте. 

В принципе, вопрос профессионального самоопределения непростой, и для этого надо созреть. Многие не дозревают и к одиннадцатому классу. И, сразу предвосхищая ваш вопрос — а как дозревают? — вот как раз через пробу и ошибки. Если у ребенка есть опыт выбора и проживания последствий выбора — у него хотя бы появляется этот горизонт видения на какое-то время, и он может что-то себе представить. 

Если за ребенка всю жизнь выбирают, и он следует за чужими решениями, у него этого навыка нет. И когда его потом в одиннадцатом классе спрашивают: «Куда пойдешь?» или «Кем ты хочешь быть?» — у него нет инструмента внутреннего для того, чтобы ответить на этот вопрос. Он обращает взор опять к родителям или к другим взрослым и спрашивает: «Ну, так вы скажите. Вы же мне всю жизнь говорили. А сейчас я сам должен? Я не умею. Я никогда это не делал». 

Если говорить о грустном, то человека можно дотянуть на чужих выборах до хороших академических высот. Он прекрасно будет разбираться в какой-либо науке, но личный выбор не сможет сделать. И я таких встречал, которым уже под сорок. Попадают в кризис более серьезный, понимают, что занимаются чем-то не тем, душа не лежит, плохо, удовольствия нет, а что делать — не знают. Не понимают, что это за ситуация даже, поскольку это какая-то внутренняя ситуация непонятная. 

Если ты с ней никогда не занимался и не разбирался, тебе вообще непонятно, как туда зайти, тебе просто плохо. И им приходится проходить весь этот процесс научения выбору в позднем возрасте очень болезненно. Но, тем не менее, возвращаясь к одиннадцатому классу,  не все могут сделать такой осознанный выбор, поэтому вот идут куда-то. То есть мало людей, которые действительно осознанно выбирают, куда они хотят пойти.

Главное — чтобы не было свободного времени?

— А разве сейчас буквально с пятого класса родители не настраивают ребенка на выбор? Вроде уже с пятого начинаются какие-то метания: «а куда?», «а что?», «а что ему интересно?». Причем многие родители не за шкирку ребенка ведут, а настойчиво спрашивают, стараются учитывать его интересы. 

— Там тонкая грань между развитием интереса ребенка, созданием возможности для выбора и тревожностью родителей, которые его пихают везде: давай-давай, тебе надо английский хороший, тебе надо музыку, то-се. И ребенок приходит к одиннадцатому классу с набором недовольств, нелюбовей. Ему надоело то, это, он не знает, что ему интересно. 

Более того, обычно у такого ребенка был какой-то интерес живой, он не нравился родителям. Например, футбол. Они не дали ему им заниматься, и у ребенка остался какой-то незакрытый гештальт. Он помнит, что бывает такое что-то, что можно хотеть и этим заниматься с удовольствием. В Москве много озабоченных родителей, которые просто нагружают ребенка кучей всякой деятельности в надежде, что таким образом снизят эффект неопределенности. Непонятно же, что будет — давайте заниматься всем тогда. И бедный ребенок, забитый и замученный, у него нет ресурсов… 

Слушайте, там такие расписания мне показывают — там вообще нет свободного времени! Некоторые вообще себе цель ставят такую: главное, чтобы у него не было свободного времени, не дай Бог он сядет и потупит в потолок. Так нельзя. И вот дети ходят и чем-то занимаются, особо не включаясь, чтобы родители отстали.

Они принимают мамину позицию: «Да, мне нравится английский», — сказал и сам заплакал. Таких ситуаций очень много.

Тем не менее, есть, вы правы, родители, которые понимают правильно, что надо учить его самостоятельно выбирать, пробовать. И они спокойно относятся к тому, например, что ребенок пошел, позанимался шахматами с удовольствием, полгода-год, научился чему-то, ну и надоело ему, пропал интерес. Окей, пошел дальше чем-то позанимался. 

У взрослых, естественно, возникает страх — надо же где-то добиться каких-то результатов. Но мне кажется, что это верно и важно, но желательно делать в той сфере, которая интересна. Добиваться чего-то в сфере, которая тебе не близка, мне кажется, очень вредно, болезненно. Дети, которых заставляют, сильно травмируются потом.

— Я знаю, что родители очень часто говорят: «Вечно ты все бросаешь».

Как родители учат детей бояться трудностей

— Да-да-да. С другой стороны, такое явление есть — образовательный туризм. Что такое туризм? Это безответственное потребление нового. И дети путешествуют по кружкам, занятиям. Походил, посмотрел. Да, есть такие, которые не углубляются, потому что не умеют, не привыкли прикладывать усилия. Это другая проблема, она более сложная. 

Все равно нужно найти что-то, что зацепит. Каким-то образом дело должно увлечь ребенка. И тогда у него появляется и энергия, и усилия, и он будет что-то делать, а пока вот он пробует.

Вот вопрос пришел в чат: «Как быть с ребенком, который не знает, чем хочет заниматься? Как ему помочь найти себя? Иногда дети соглашаются с родителями, а потом бросают вуз, например, — потому что “не мое”».

— Это действительно последствия не своего выбора могут быть. Хотя, может быть, «не мое» — это реальность. Как можно проверить? «Проба» — святое слово, его нужно запомнить и использовать. Пробное действие отличается от результативного тем, что на входе мы не ожидаем результата. Мы делаем, чтобы попробовать и разобраться. Понимаем, что может не получиться. Потому оно и называется пробное действие, а не результативное. 

Попробовал, почувствовал, спросил себя: как мне — нравится, не нравится, продолжу, не продолжу? Это тонкий аккуратный процесс, в котором ребенку нужно больше помогать осознавать его чувства, отношения к делу. Ему может не нравиться не потому, что дело плохое и не его, а потому, что страшно, там незнакомые дети, и ему не совсем что-то подходит. Тогда можно аккуратненько подкрутить — и он пойдет и займется. А можно говорить: «Давай-давай!» — и у него будет наоборот сопротивление, и он не двинется дальше. 

Проба может привести к отсутствию результата, к неудачному результату. Попробовал — сказал «нет». Хочешь поступать в вуз по какой-то теме — пойди, эту тему попробуй, пощупай, узнай, что это такое. У нас много людей на пробах, когда погружаются в деятельность, в шоке, что, оказывается, все иначе. Вот, хочу быть стюардессой. Почему? Она летает на самолетах, люблю небо, красота и так далее.

Надо ли сталкивать детскую мечту с реальностью?

Ну а как вы их погружаете? В самолет ведете?

— Чаще всего мы делаем игру какую-то. Моделируем деятельность стюардессы. И тут девочка понимает, что это, оказывается, не просто в небе, а надо носить подносы, отвечать на запросы странных людей, таскать какие-то ящики, мусор собирать и так далее. Оп-па! Вообще другой мир! 

«Все уже делают автоматы». Кем точно не будут работать наши дети и зачем еще нужны колледжи

Видите, а они вот из-за своих иллюзий принимают решение на пять лет поступать. Если есть возможности, мы, конечно, их тащим в самолет. Условно тащим в реальность. И там тоже совершенно разные реакции. Есть те, кто говорят: «Какой ужас! Это не мое», а некоторые наоборот влюбляются и говорят, что «это моя мечта, я туда» — и тогда вы их уже не сдвинете.

Но всегда ли нужно тащить в реальность? Это же как с семейной жизнью. Если бы люди знали, что это все так, то, может быть, многие бы и не женились бы никогда. А тут детская мечта. Может, пусть мечтает, а с реальностью столкнется, когда будет взрослее и мозг будет другой? 

Ну, да, вопрос такой непростой, философский. И здесь надо выбрать, что нам важно. Нам важно, чтобы он взрослел и зрел. Дети, если с ними открыто, честно и глубоко говорить, очень хорошо понимают и принимают взрослые вещи на таком уровне, который нам кажется вообще совсем недетским. 

Подростки — это как раз те люди, которые хотят быть взрослыми. Понятно, что мы их, скажем, не водим в морг и не показываем трупы. Естественно, их не надо во всю реальность погружать. Но какие-то вещи на допустимом уровне они вполне способны понимать. 

Они способны проводить границу между тем, что доступно и недоступно, и спокойно с этим жить. Он идет, например, в банк на экскурсию, и отмечает, что нравится, что нет — и честно себе признается: есть какая-то сфера непонятная, я не знаю, что это, она мне очень нравится, но пока не понимаю. Окей, будем разбираться постепенно. 

Но, тем не менее, знаете, этот вопрос: да если бы знал, пошел бы, а потом столкнулся… Ну, не знаю, это такое, вопросы судьбы.

Степень незрелости людей на выходе из школы такая, что можно не бояться и смело давать им зреть гораздо быстрее, больше и сильнее.

Сегодня молодежь занимается не совсем адекватными возрасту делами. Просто учиться за партой — это не воспитывает зрелость, самостоятельность и способность принимать решения. И мы это пытаемся перенести на потом, ожидая, что они когда-то созреют на чем-то, на каком-то материале, но это уже слишком поздно. 

Вот я как работодатель, когда ищу людей, то вижу, что 30 лет — а человек на уровне пятиклассника по зрелости. Он неспособен брать на себя ответственность, принимать решения, ждет инструкций, боится, он коммуницирует, контактирует снизу вверх, он не может быть равным сотрудником, он подчиненный, он ждет начальника и боится его. То есть он как был в школе, так и остался. И я не знаю, как это вывести в 30 лет. 

Вот это к вопросу, стоит ли их погружать в реальность так рано — мне кажется, что лучше рано. Знаете, у нас есть такие 15-летние ребята, с которыми можно обсуждать вещи очень взрослые, и они отвечают с такого уровня глубины и понимания, что иногда даже страшно.

— Вообще я довольно часто замечаю, опять же, в современных детях такую штуку: «А нам не показали. А нас не научили. А учитель не объяснил». Какой-то общий признак поколения. 

— Так же школа построена. Вы правы совершенно. Они же приходят в школу, где у них нет особого выбора, они должны следовать инструкциям. Они приходят на урок каждый день, урок ведет учитель, учитель знает, что делать, они не знают, что будет. Просто приходят, как солдаты, садятся и ждут, что с ними будет. И они к этому привыкают, они ни на что не влияют. Да, они могут в какой-то момент выбрать себе профиль и набор предметов. Но это раз в году он выбрал, а дальше опять с ним что-то происходит. 

В школе все было по-другому! Почему вчерашних отличников отчисляют после первой сессии

Естественно, в этом происходящем виноваты все, а он — жертва. Школа так построена, что воспитывает жертвенную позицию. У нас на проектах «Вторая смена», «Заочка» обратная позиция — за все отвечает ребенок. И они приходят в пятом классе, и мы их спрашиваем: кто отвечает за понимание на уроке? Естественно, они говорят: учитель. Кто-то приплетает тьютора или еще кого-то. Как, — мы спрашиваем, — учитель может вас чему-то научить, если вы сами не учитесь? Как я могу тебя заставить что-то понять, если ты сам не пытаешься? 

До них очень быстро доходит. Мы не слушаем такие отмазки, типа детские разговоры «я не знал», «не сказали», «забыл», «потерял». Все достаточно жестко. Есть дедлайны, нужно все знать, сдавать, понимать и так далее. Им это нравится. Понятно, что не у всех получается, и нам приходится перебарывать уже эти наработанные, накатанные рельсы безответственности. Но многие на этом очень быстро вырастают, получают такой хороший внутренний стержень, умеют настаивать на своем, действовать из себя, добиваться своих целей. Иногда даже это боком мне выходит, потому что ходят, требуют, как им надо. Но это работает.

В каком возрасте он должен определиться?

— А вам не кажется, что свой главный выбор человек часто делает вообще лет в пять-шесть? Тот же ученый Ясон Бадридзе стал заниматься волками и даже жить с ними после того, как в возрасте 5 лет папа отвел его в лес, и он услышал вой волка. И таких примеров много. Это так? Может быть, этот выбор родителям как-то зафиксировать и на него опираться?

— Мне кажется, что мы живем в эпоху разнообразия и индивидуализации. Это говорит о том, что мы все очень разные. Есть такие люди, как вы говорите. Они где-то услышали зов, пошли и поняли в пять лет, что это их дело. Не вопрос. Есть такие, которые и в 55 ничего ни разу не слышали и до сих пор не понимают, их это дело или не их. 

Мы видим столько разнообразия, что даже формат вопроса «Может мы устроены так?» — он неуместный, потому что по-разному мы все устроены, и в этом загадка и вызов. Потому что у каждого свое: своя ситуация, свой путь, свои особенности, сильные и слабые стороны, свой контекст, семья, место и так далее.

— А как же возрастные вещи? Все равно же мы точно знаем примерно, что с мозгом происходит до года, до шести лет и так далее.  

— Вы же сказали: мы точно знаем примерно. То есть именно так и есть. Мы знаем, что что-то с мозгом должно произойти. Есть какие-то этапы развития и созревания. Таких периодизаций очень много, и они разные. И у нас нет точно одной, по которой мы всех меряем. Это с одной стороны. А с другой, у каждого ребенка этот переход происходит в разное время. И это ни хорошо, ни плохо. Это просто говорит о разнообразии. 

Человечество — это такой вид, который живет за счет того, что мы разные. Живет и выживает. Поэтому не стоит оценивать. Это давно уже обсуждается в сообществе, и вопросы нормы и нормирования, что так нельзя говорить — если у тебя в таком-то возрасте нету, то ты какой-то там…». Да, бывают какие-то критичные ситуации. Но начал ходить в полгода или в полтора, начал говорить в год или в три — вы можете найти массу людей, у которых эта разница огромная, а они к 20 годам ничем не отличаются от других, например. 

— Но вы же сами сказали, что в 11 классе человек уже может или как раз должен опираться на себя и выбирать. И если он не может, значит, где-то раньше что-то сломалось, школа поработала и так далее. Так он все-таки должен к этому возрасту определиться или не должен? 

— Давайте разделим. Сегодня общество ставит ребенка в ситуацию выбора в 11 классе. Это первое. Второе: кто-то к этому возрасту вырос и готов, и умеет, а кто-то — нет. Но мы не спрашиваем особо. Мы говорим, что все, ты закончил. У тебя следующий этап, надо выбрать. То есть эта зрелость внутренняя и готовность к выбору у каждого возникает в разное время. 

Есть такие пятиклассники осознанные и осмысленные, что их не сдвинуть, там тьютор работает просто ухом. Он просто сидит, слушает, как кто-то себе сам все спланировал, попробовал, сделал выводы и теперь планирует следующий шаг. А есть те, кто и к одиннадцатому классу: «Я не знаю», «Я боюсь», «Я стесняюсь», «Я не понимаю». 

И с этим внешним давлением надо как-то справляться. Но важно понимать, что мы все очень разные. Понимаете, здесь как раз важно научиться идти не от нормы, не от ожиданий, а научиться видеть его, какой он на самом деле. Очень часто взрослых эти вопросы почему-то не интересуют. Им важно быть хорошими родителями, в тусовке рассказывать, как правильно они все делают, а что там с ребенком происходит — вообще никто не замечает. 

“А вы что — никуда не ходите?” Еще один кружок или вменяемые родители — что бы выбрал ребенок

Ты смотришь, ребенок уже полудохлый, все уже — выжали из него все соки. Но мама ходит и рассказывает, как круто она его ведет на очередную секцию и так далее. Пока где-то не взорвется. В этом смысле, мне кажется, сегодня основной процесс, который происходит у зрелых родителей и адекватных — они отворачиваются от нормы и поворачиваются к ребенку и начинают спокойно принимать вот эту диверсификацию, это разнообразие: а у меня он такой; это и не плохо, и не хорошо, он просто такой, ему такому нужно научиться жить, научиться с собой что-то делать, принять себя такого, а с чем-то смиряться. 

Это ж тоже вопрос непростой: что я в себе буду развивать, а с чем я буду жить, как есть. Потому что силы-то не бесконечны, мы не можем изменить все. Нам надо как-то сфокусироваться на чем-то. Это тоже мегавопрос.

— По поводу выбора есть еще такой вопрос. Я все время удивлялась, читая, как некоторые люди выбирали вуз в советское время. Например, «мы ехали с другом на поезде, он в один институт, я в другой, но он сошел в Костроме и пошел в сельскохозяйственный, ну и я заодно».  И потом человек не плачет от этого, не разрушается, а становится каким-то знаменитым агрономом. И такие вещи сплошь и рядом. Не преувеличиваем ли мы значимость выбора? 

— Это тоже был выбор. Просто такой спонтанный и странный, но, тем не менее, он же сам сошел с ним в Костроме и пошел в сельскохозяйственный. Но когда он подошел к этому институту, у него же был выбор туда не идти и сказать: я пойду пива попью, пока ты там свои дела решишь. Нет, он же зашел туда, и остался, и продолжил. Это как раз интересные такие случаи влияния людей друг на друга и на жизнь. Это другое. 

Но я бы это назвал знаками какими-то или предчувствиями. Я с этим очень люблю работать в своей жизни. Есть какое-то ощущение — что-то надо сделать: мне туда. И раз — там оказывается что-то новое, что тебя ждет. Это из серии магии какой-то, но я допускаю, что-то такое есть.

— То есть если человек задержался в том институте — значит, у него все равно есть внутри что-то, на что он опирается? 

— Конечно. Смотрите, если это выбор, как провести вечер — это, понятно, что не принципиально и не критично. А выбор вуза, где он пять лет потом учился, вряд ли был таков, что «я просто с другом хожу, мне делать нечего, поэтому хожу — сдаю». Все равно это же требует усилий и усердия какого-то, что-то надо делать для этого. 

Поэтому это все равно выбор. Может быть, люди не любят признаваться и осознавать, что это его выбор, его ответственность. Иногда здорово переложить это: да просто так получилось, так совпало. «А я че? Я ниче. Это оно само». А на самом деле, оно не само. Оно никогда не само. Мы всегда, осознаем или нет, мы делаем этот выбор.

С чем родителям надо смириться?

— Но какие-то внешние факторы все же стоит учитывать? Я помню, что в 90-е все мои друзья поступали на экономистов и юристов. И потом не могли найти работу. Они опирались то, что актуально здесь и сейчас. Сейчас на программистов многие учатся. 

— Вы знаете, мне кажется, что это как раз тот самый синтез. Конечно же, стоит учитывать. И надо это синтезировать. То есть находить место для проявления своего интереса во внешнем мире и давать ему жить. И в идеале, это место какое-то интересное, перспективное, прогрессивное, то, которое мне нравится, там, где я хочу быть. 

Это просто две стороны одного процесса. Я достаю это свое внутреннее и реализую его в этом мире. И да, мне надо смотреть на тенденции и  что будет дальше. Хотя если возвращаться к началу разговора, никогда не поздно перевыбрать. То есть это все равно не так критично, как кажется. 

Колледж — не для тех, кто плохо учится. 9 ошибок, которые допускают родители, помогая детям выбрать профессию

Да, если ты хочешь быть врачом и идешь не на медицинский — конечно, тебе будет сложно. Есть профессии, которые требуют выбора заранее и долгой подготовки, это так. 

Но чаще всего, в моем окружении, во всяком случае, очень много взрослых после сорока делают новый виток — они идут на переподготовку. Это люди, которые уже освоили какую-то культуру деятельности базовую, они умеют что-то в одной сфере, достигли там определенных высот и вполне себе спокойно начинают с нуля в совершенно новом деле. Постепенно за пару-тройку лет выходят на нормальный уровень. Там через пять-десять становятся мастерами-профессионалами. А потом начинают искать новое.

— Кардинально новые сферы? Можете пример привести?

— Да. Слушайте, но это же новый стиль жизни, когда мы перестаем жить, чтобы работать, а работаем, чтобы жить. Надоела мне какая-то сфера, я не получаю удовольствия — иду развиваться в другую. Что здесь плохого? Я могу себе позволить. Я уже достаточно продвинутый в этой сфере, чтобы и зарабатывать себе на жизнь, и какое-то время выделять на переобучение, переквалификацию. Постепенно выхожу в новое. 

А некоторые сочетают и одно, и второе. Был он юристом, стал психологом, теперь консультирует как психолог по каким-то сложным юридическим вопросам. Это новый образ жизни.

Если мне пятьдесят, и я понимаю, что мне еще жить лет двадцать, я надеюсь, еще пару раз что-то поменяю.

— Нам прислали еще вопросы. Как быть семье, когда денег вообще нет — ни на английский, ни на репетиторов, ни на платный вуз, в случае, если на бюджет попасть не получится? Как быть семье, когда денег нет?

— Мне кажется, ответ очевидный. Семье надо учиться зарабатывать деньги.

— О! Интересный ответ.

— Если вы хотите купить что-то дорогое, то надо научиться зарабатывать деньги на дорогое. Это ж не семье, это же ребенку надо, понимаете? Тут вопрос, кто это спрашивает. Маме это надо? А готовиться к поступлению ребенку же. То есть, если маме рекомендовать — маме надо больше зарабатывать, а ребенку надо лучше учиться и готовиться, если он хочет на бюджет поступить. Ну да, надо быть гораздо лучше и круче для того, чтобы пройти.

— Говорят, что сейчас это непросто.

— Простите, ни один, ни второй вариант непростые. Все сегодняшние выборы и все ситуации, они непростые. И это очень важно. И важно готовить детей к тому, что не будет простых решений. 

Понятно, что я так провокативно предложил. Это же требует очень мощных изменений в себе — научиться больше зарабатывать, учиться так, чтобы попасть на бюджет. Это же мегавызов. Но если вы ставите планку, то как быть, чтобы это решить? Да, надо пахать.

— Ну да, это, наверно, вопрос принятия ситуации. Нас родители отдавали в первый класс, а забирали в десятом и не мучились каким-то выбором постоянным. Наши родители могли 30–40 лет работать на заводе и выходить с почетными грамотами на пенсию. Сейчас ситуация изменилась. Получается, что мы — первые, кто детям должен передать какие-то новые вещи. А откуда нам их взять? У нас самих их не было, по сути.

— Да хотя бы надо не передавать старые ограничения, кандалы, оковы.

— А вот вопрос пришел про бесплатное образование. Я так поняла, что это про школу спрашивают: «Бесплатное образование поможет поступить в вуз или хороший колледж? И как вы оцениваете его состояние сейчас?»

— Вы знаете, я не занимаюсь бесплатным образованием и, честно говоря, не разбираюсь в нем. Я как обыватель знаю, что есть школы хорошие, плохие, и в бесплатном образовании есть очень много достойных прекрасных школ. Понятно, что очень много — это в абсолютном количестве, а в относительном это несколько процентов. Но они есть. 

Мне кажется, у нас завышены ожидания от бесплатного образования. А государство, которое им занимается, у него нет таких целей. То есть ликбез, на идее которого строилось среднее образование всем, да, это так, но не стоит ожидать, что там все дадут. Даже дети, которые учатся в хороших школах, в вуз-то готовятся с репетиторами. Известно давно, и это очевидно, что индивидуальные занятия по подготовке к тестам гораздо эффективнее занятий в классе. Или малые группы. То есть малые группы подготовки прекрасно работают. И да, это стоит денег. 

Так это устроено было всегда, и ничего с этим не поделать. Конечно, есть дети, которые могут сами и способны самостоятельно заниматься, но это редкость, естественно. Большинство тех, кто поступает в хорошие вузы, занимаются с репетиторами, это тоже всем известно.

— Наш разговор подходит к концу. И я бы хотела попросить у вас какой-то мотивирующий спич, обращенный к подросткам и их родителям. Всем, кто сейчас волнуется, выбирая будущее. Что бы вы им сказали?

— Родителям, мне кажется, очень важно учить ребенка выбирать. Надо отпустить свои тревоги и стремления за него все решить и обеспечить ему счастливую жизнь, снять с себя груз этой ответственности и передать ребенку. Счастливую жизнь каждый может сделать себе только сам. Никто никому счастья не подарит. Чем раньше они начнут это понимать, и чем раньше начнут действовать сами для себя, тем лучше. 

Ну и родителям тоже будет легче. Они не отвечают за счастье ребенка. Вот найти эту границу своей ответственности «что я могу сделать» и как-то сбалансировать… Ну, это не просто пофигизм, что мне все равно, я безразличен к будущему моего ребенка. А заботиться о нем правильно и адекватно. Так, чтобы он сам смог построить свою жизнь так, как ему хочется и нравится. Вот, мне кажется, это самые сложные вопросы для родителей. 

А детям ничего не буду говорить, они все равно ничего не слушают в этом возрасте, поэтому смысла нет им спичи мотивирующие толкать.

При поддержке Фонда президентских грантов

есть о чем поговорить — Перевод на русский — примеры английский


Эти примеры могут содержать грубые слова на основании вашего поиска.


Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

Похоже, вам двоим, , есть что поговорить о .

Итак, , очевидно, есть о чем поговорить.

Ким Тан и мне есть что поговорить о .

Я начну сегодня вечером, но сначала мы с вами должны поговорить о .

Итак, похоже, что у все же есть что поговорить о .

Так как вы так хорошо выступаете на ринге, нам наконец-то есть о чем поговорить с .

Вы хотите, чтобы я загрузил это в d.C., или у нас есть что поговорить о ?

Наверняка вам есть о чем поговорить здесь про .

Сначала смотрите местные новости, есть, что поговорить о .

Угадай, миссисУ нас с ДиЛаурентисом сейчас есть что поговорить о .

У нас будет , о чем поговорить будет о .

Вы так хорошо выступаете на ринге … наконец-то, есть, что поговорить о .

Думаю, нам с вами есть что поговорить о .

Что ж, теперь у нас есть что поговорить о .

Она их любимый второстепенный персонаж, так что вам будет о чем поговорить.

Похоже, всем есть о чем поговорить.

Разве у нас не будет о чем поговорить о ?

Таким образом, когда мы возвращаемся домой в конце каждого дня, у нас будет что поговорить о , как нормальным парам.

У него есть дар, и как только вы это признаете, тогда, возможно, нам будет о чем поговорить с .

Суши или тапас, где всегда приносят еду на стол, так что вам, , есть что поговорить о .

.

есть о чем поговорить — перевод на турецкий — примеры английский


Эти примеры могут содержать грубые слова на основании вашего поиска.


Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

Что ж, теперь я считаю, что у нас есть что поговорить о .

Думаю, миссис ДиЛаурентис и мне, возможно, есть что поговорить о сейчас.

Итак, когда вы двое, ребята, разберетесь с этим, тогда нам будет о чем поговорить с .

Таким образом, когда мы возвращаемся домой в конце каждого дня, у нас будет что поговорить о , как нормальным парам.

Нам есть что рассказать о .

Думаю, у нас есть о чем поговорить, о .

По крайней мере, у нас есть что поговорить о .

Так как вы так хорошо выступаете на ринге, нам наконец-то есть о чем поговорить с .

И однажды, когда мы соберемся, у будет что поговорить о .

Теперь у нас есть что поговорить о .

Мне и этому джентльмену есть что поговорить о .

Итак, , очевидно, есть о чем поговорить.

Похоже, всем есть о чем поговорить.

Тогда у нас будет , чтобы поговорить о .

Мне есть о чем поговорить с До Юн о .

Вам будет о чем поговорить с номером , когда вы вернетесь домой.

Когда вы скажете мне, кто стрелял в мою дочь, тогда у нас будет , чтобы поговорить о .

Итак, похоже, что у все же есть что поговорить о .

Докажите это, и тогда нам будет о чем поговорить .

Я начну сегодня вечером, но сначала мы с вами должны поговорить о .

Возможно неприемлемый контент

Разблокировать

Примеры используются только для того, чтобы помочь вам перевести слово или выражение, которое вы искали в различных контекстах.Они не выбираются и не проверяются нами и могут содержать неприемлемые термины или идеи. Сообщите, пожалуйста, примеры, которые нужно редактировать или не отображать. Грубые или разговорные переводы обычно отмечаются красным или оранжевым цветом.

Зарегистрируйтесь, чтобы увидеть больше примеров
Это просто и это бесплатно

.

Что-то, о чем мы должны поговорить — Любящие жены

Я собираюсь попробовать свои силы в написании истории об измене жены. Я прочитал несколько довольно хороших историй. Но в слишком многих рассказах об изменах жен, которые я читал, женские персонажи, казалось, либо страдали полномасштабным нарциссическим расстройством личности, либо театральным расстройством личности, либо они настолько слабы и бесхребетны, что я могу только гадать, как они вообще могли существовать в мире. реальный мир. Они не могут. Они могут существовать только в фантазиях подростков с передозировкой тестостерона.

Жульничество — не такая уж редкость. Я даже не очень верю, что 99% людей, читающих, такие чокнутые, такие ненормальные. Где эти истории, истории о реальных людях, которые реально справляются с настоящими проблемами?

Я пишу эту историю, делая упор на создание пары, в которой каждый из них так же эмоционально силен, как и другой. Пара из реальной жизни, которые взаимодействуют друг с другом логически, исходя из субъективной случайности. Обман и прелюбодеяние связаны со страстью, любовью, гневом и ненавистью.Измена и прелюбодеяние связаны с конфликтом, конфликтом между партнерами, когда один настаивает на переменах, а другой нет. События должны происходить там, где изменения неизбежны, убедительны и значимы.

Так как я люблю трагедии, а это ненастоящая жизнь, поэтому никому не нужно собирать осколки, не ждите счастливого конца. Точно не в этой истории.

Ой! И, кстати, в моем рассказе нет сексуальных сцен, так что здесь ничего для вас, пудинговые болваны.

— Почему события, меняющие жизнь, происходят тогда, когда мы меньше всего их ожидаем, когда мы чувствуем себя комфортно, когда мы чувствуем себя расслабленными и когда мы чувствуем себя наиболее защищенными? Почему наши планы никогда не сбываются, как должны? Может быть, успешно, но никогда не было так, как мы планировали.Почему то, что происходит, всегда происходит иначе, вопреки нашим ожиданиям? Вы когда-нибудь замечали это? —

Джонатан Фримонт только что вернулся домой после восьмичасовой смены плюс сверхурочные еще четыре часа. Джонатан работал дизельным механиком в представительстве Caterpillar в городе. Джонатан не был прорабом, но Джонатан был одним из их лучших механиков. Джонатан был счастлив, что не был прорабом. Он не хотел быть прорабом. Он хотел делать именно ту работу, которую делал.

Дела шли жарко и тяжело: пожарные бригады выезжали на 4 различных и крупных лесных пожара, плюс кто знал, сколько более мелких ожогов появилось повсюду. Оборудование везде ломалось, и Джонатан был нужен почти днем ​​и ночью.

С середины июля Джонатан работал сверхурочно, и сейчас приближалось время для детей, чтобы вернуться в школу, также в конце августа. Джонатан вставал рано и возвращался домой поздно, все лето, в будние и выходные дни.

Не то чтобы Джонатан жаловался. Джонатан был доволен сверхурочной работой, которую он получал. Джонатан всегда был счастлив работать сверхурочно. Сверхурочная работа означала деньги, а Джонатану нужны были деньги из-за дорогого дома с четырьмя спальнями, двумя с половиной ванными, гаража на две машины, расположенного в очень хорошем районе и на большом участке, который Джонатан и Сьюзен купили два года назад. Синди, Джоуи и Нэнси больше не были маленькими. Им нужны были свои комнаты и собственное пространство.

Когда все пожары вышли из-под контроля, Джонатан приносил домой очень хорошие чеки.Джонатан устал, устал до костей, но был счастлив. Деньги были нужны.

Джонатан был счастлив, но не гордился тем, что смог купить дорогой дом. Джонатан чувствовал себя хорошо, зная, что он был хорошим кормильцем для своей семьи. Джонатан любил свою семью и гордился всеми ими. Если бы кто-нибудь спросил, Джонатан сказал бы им, что у него лучшая жена и лучшие дети, какие только могут быть.

Не то чтобы у них тоже не было своих проблем. Они были у них. Не отличается от других пар. Но ничего серьезного.Только такие мелочи, как Сьюзен, которая стала слишком тяжелой после того, как родила троих малышей, Джонатан слишком сильно нахлынул на него, Сьюзен жалуется, что Джонатан никогда не хочет идти на вечеринки той пары, которую запланировали друзья и соседи, а скорее остается дома или на рыбалку. Никто бы не сказал, что их сексуальная жизнь была прекрасной. Джонатан хотел бы больше секса, может быть, немного более дикого секса с меньшим количеством занятий любовью. Сьюзан сказала бы, что ей нужно больше любовных ласк, прелюдии и внимания от Джонатана.Ну, такого рода проблемы, просто мелкие проблемы, которые действовали на нервы, но никогда не были достаточно серьезными, чтобы из-за них ссориться. Джонатан был доволен, и Сьюзен, похоже, тоже.

Когда Джонатан вошел в дом, все казалось слишком тихим. Обычно Джонатана, по крайней мере, приветствовали бы трое играющих детей. Они еще не должны были ложиться спать, еще слишком рано. Им нельзя было задерживаться на играх соседей, потому что было уже слишком поздно даже для лета. Джонатан на мгновение задумался, не забыл ли он что-нибудь.Сьюзен сказала ему, что они собираются переночевать с кем-нибудь, например, с их бабушкой и дедушкой? Очевидно, их не было в доме.

Хотя Сьюзен была. Сьюзен сидела в дальнем углу обеденного стола, скрестив руки на столе, глядя на Джонатана с задумчивым, нервным, грустным и задумчивым, прилежным выражением лица. На мгновение Джонатану показалось, что она выглядела так, будто плакала. Ее глаза казались красными.

«Джонатан, мы должны кое-что обсудить», — были ее первые слова, когда она перевела взгляд с Джонатана на свои руки.

Джонатан почувствовал, как его живот вздрогнул. Выражение лица Сьюзен он видел только однажды. Сьюзен сидела на том же самом месте и говорила те же самые слова в тот день, когда она сказала ему, что его отец внезапно умер от сердечного приступа.

Вспомнив, Джонатан почувствовал, как у него ослабли колени. Он вытащил один из дубовых стульев и сел напротив Сьюзен за столом, не в силах ничего сказать. Он мог только вопросительно смотреть на Сьюзен, но глаза Сьюзен избегали его.Сьюзен размышляла, думала, и взгляд ее был отстраненным. Джонатан чувствовал желание Сьюзен не говорить, не говорить. Он чувствовал, что Сьюзен хотела быть где угодно, только не там, где она была. Сьюзан хотела, но не хотела этого разговора. В животе бились бабочки.

Глядя на ее все еще сложенные руки, не глядя на Джонатана, Сьюзен заговорила грустным, почти печальным тоном: «Джонатан, ты знаешь, что я люблю тебя. Ты знаешь, что я люблю тебя больше, чем любого мужчину в мире. Ты знаешь, что имеешь в виду весь мир. для меня, не так ли? »

Джонатан тяжело сглотнул, во рту пересохло, слишком сухо, чтобы говорить:« Да.

Сьюзен подняла глаза на Джонатана, изучая, ища в его лице больше ответа, чем просто одно простое слово: «Тебе нужно верить в это сейчас больше, чем когда-либо прежде, Джонатан. Мне нужно рассказать вам о некоторых вещах, которые делают это очень важным. Ты должен знать, как сильно я тебя люблю. Как ты для меня важен. Насколько мы важны друг для друга. Вы должны верить в нас. Вы просто обязаны, что бы вы ни чувствовали потом. Независимо от того, насколько вы обижены. Это важно сейчас, как никогда раньше.Я действительно люблю тебя. «Голос Сьюзен дрожал, эти последние слова были произнесены, каждое из них выглядело как отдельные предложения.

Теперь у Джонатана по спине стекал холодный пот. Его руки начали дрожать; он не мог поверить своим собственным Предвкушение и слова Сьюзен, настроение и выражение лица, вся атмосфера заставляла разум Джонатана стремиться к тысяче различных выводов.Он не мог вытеснить воспоминания о смерти отца из своего разума, из своего сознания и чувств.Они пронизывали все его существо. Интуитивно Джонатан знал, что это один из тех моментов, которые меняют все. Все, что Сьюзен хотела ему сказать; жизнь никогда не будет прежней.

Некоторое время, когда время остановилось, Сьюзен сидела, созерцая Джонатана, но все же ее глаза не встречались с его вопросительными, озадаченными взглядами. Только мысленно они тупо смотрели на Джонатана. Только часы на стене нарушали тишину в комнате. В тихой тишине было почти слышно, как скрипит дом.

Потом как треск выстрелов пули, нарушившей тишину. Ее слова бессвязны и катятся, иногда мягко и еле слышно, иногда жестко, громко, почти неистово от страсти, ее голос дрожит, а губы не меньше дрожат. «Я не только боюсь, что вы услышите это от кого-то и не поймете, мне нужно сказать вам это от себя. Для моего душевного спокойствия я больше не могу так продолжать. я слишком долго. Уже больше года я хотел тебе сказать.Я не могу, просто не могу больше сдерживать это, скрывая от тебя. Это не верно. Больно скрывать это и заставляет чувствовать себя неправильно. Так не должно быть. Это слишком важное, слишком драгоценное время для меня. Мы обсуждали это снова и снова, слишком долго. Мы решили вам рассказать. Другого пути нет ».

« Если я вам не скажу и не объясню, вы никак не поймете или не сможете понять. Если вы узнаете, послушайте это от кого-нибудь другого. Можно было только плохо думать. Вы бы отреагировали глупо и только навредили себе и мне, причинили боль нам, вам и мне.Я не хочу, чтобы вы неправильно поняли. Вы должны понять. «

» Нам нужно обсудить это открыто и честно, чтобы вы могли понять. Я могу только надеяться, не молиться, что вы полюбите меня достаточно, чтобы понять. Если нет, я не знаю. Я просто не знаю. Думаю, мне просто нужно доверять и верить в тебя и в твою любовь ко мне. Я должен быть последовательным. Другого пути нет ». Она вздохнула, и ее плечи опустились, смиряясь с тем, что бы ни случилось.

Тем не менее, на мгновение было слышно только тиканье часов.Сьюзен не продолжила, а только задумчиво смотрела на свои руки. Ее плечи по-прежнему смиренно склонились.

Один, два, три раза Сьюзен поднимала голову, открывала рот, чтобы что-то сказать, но затем опустила голову и не сказала ни слова.

Наконец, кропотливо, как будто каждое слово нужно было вырвать из нее: «Джонатан, в прошлом году я видел кого-то … мужчину».

Ее глаза теперь смотрели, впились в глаза Джонатана, не только ожидая его реакции, но и дерзко, вызывающе, воинственно и оборонительно.Теперь она была готова открыто и честно защищать свою измену перед Ионафаном. Ее первые детские шаги были сделаны, теперь она не могла больше прятаться.

«Джонатан, он очень приятный, добрый, заботливый, понимающий человек, который очень сильно пострадал и нуждается в моей любви, внимании и заботе. За год до того, как я встретил его, он потерял свою жену в результате несчастного случая. Она умерла, когда их машина перевернулась на шоссе. Он был за рулем, и хотя это не его вина, он ужасно винил себя. Он страдал от тяжелой суицидальной депрессии.Даже сейчас, после всего этого времени и всей моей любви и заботы, он все еще временами находится в депрессии ».

У Джонатана кружилась голова. Правильно ли он ее расслышал? Она ему изменяла? Она дурачила его. «Он чувствовал себя так, словно онемел от одного удара, и он был настолько вне себя, что даже не чувствовал боли.

Слюна во рту превратилась в липкий осадок; он все еще не понимал всей глубины Слова Сьюзан полностью: «Ты говоришь мне, что последний год ты изменял мне? Вы бегали, трахая другого парня? Ты говоришь мне, что отбросила наш брак и наши брачные клятвы только для того, чтобы получить что-нибудь странное? Вы говорите мне, что недостаточно заботитесь о детях или обо мне; вы просто хотите получить острые ощущения, веселье и азарт? «

Глаза Сьюзен вспыхнули, ее лицо жесткое и резкое, а голос повысился, дрожа от гнева», Джонатан! Позор тебе! Ты так мало думаешь обо мне? Неужели ты так мало меня любишь, что думаешь, что я какая-то шлюха, нимфоманка, блудница и шлюха, гуляющая по улице? Прямо сейчас мне так стыдно за тебя, думать, что ты можешь так мало заботиться обо мне и любить меня.Сейчас я очень разочарован. Я не думаю, что когда-либо раньше разочаровывался в тебе так сильно. Как ты мог подумать обо мне, своей жене и матери своих детей? Вы должны любить, уважать и лелеять меня. Это были наши свадебные клятвы, Джонатан! «Сьюзен оборвала эти последние два предложения. Каждое слово представляло собой пощечину Джонатану.

Затем она останавливается, повернувшись в сторону, пытаясь успокоить себя и что-то не так. Ничего не было сказано за

Затем в глазах Сьюзен были видны эмоции любви и уважения.Легкий вздох воспоминания о радости и страсти прикоснулся к ее губам: «Поверь мне, он неплохой человек, Джонатан. Это не то, о чем ты думаешь, о чем ты беспокоишься. Это не просто о сексе. Это не об обмане или лжи, не о том, чтобы безразлично заниматься сексом. Это не о безнравственности или аморальности. Это о любви и глубокой заботе о ком-то. , то, без чего он не может обойтись. Речь идет о том, чтобы получить взамен что-то очень ценное для меня, что-то, что я могу сохранить в своем сердце и воспоминаниях, когда я стар, уродлив и седой.Что-то, когда никто не заботится, не любит, не хочет и не нуждается во мне «.

» Да, секс есть, и секс хорош. «Улыбка коснулась ее губ, ее глаза стали отстраненными» И что-то секс даже великолепен . Но дело не в сексе. Это о любви. Речь идет о любви и внимании к нуждам и желаниям тех, кого вы любите. Вот почему секс так хорош, так хорош ».

Тело Джонатана скрючилось на сиденье, его живот сводил судороги от сильного удара. Его сознание сосредоточилось только на этой единственной мысли.Сьюзан любила этого человека. Она собиралась бросить его ради этого человека. Он терял ее из-за него. Это было причиной всего этого разговора. Она уже собрала чемоданы? Или, может быть, она собрала Джонатана?

Со слезами на глазах, согнувшись от боли, он едва мог смотреть Сьюзен в глаза. «Ты любишь его?» Это было все его тело, его голос, позволявший выражать его разум.

Видя боль, выраженную в его телесных действиях, мыслях в его глазах, Сьюзен все поняла.Это была та самая причина, по которой она приняла на себя этот мучительный образ действий. Мыслить, зная, что Джонатан будет, нельзя было только неправильно понять и думать неправильно, ответить неправильно.

И все же Сьюзен честно и гордо ответила: «Да, я люблю его. Я люблю его очень сильно. Он очень важен для меня. Он очень много значит для меня».

Затем самым нежным, нежным и заботливым голосом она могла сказать: «Но я тоже люблю тебя. Я никогда не переставала любить тебя, и я никогда не хочу и не перестану любить тебя.Я просто люблю вас обоих. Каждый из вас индивидуален, по разным причинам ».

С силой и глубоко глядя в глаза Джонатану, желая, чтобы он понял, она продолжила:« Я никогда не брошу тебя ради него или кого-то еще, Джонатан. Пожалуйста, никогда не думай об этом. Ты мой муж, отец моих детей и любовь всей моей жизни, моя родственная душа ».

Затем с печальным вздохом, глядя в окно в безымянную бесконечность за его пределами:« Когда-нибудь я знаю, что все закончится. между ним и мной.Он слишком молод, чтобы я мог рассматривать его как партнера. Со временем он перестанет нуждаться во мне и найдет кого-то, кто станет его родственной душой и партнером. Тогда я отойду в сторону, лелея только наши воспоминания ».

Задыхаясь, теперь, наконец, в нем формируется ярость, накапливающаяся:« Кто он? Где этот сукин сын? »Джонатан встал со стула, шагая по открытому пространству между кухней и столовой.

Ее глаза и лицо холодные, такие холодные, суровые и бесчувственные, — Джонатан, кто он есть, это не ваша забота или дело.То, что мы двое делаем, как занимаемся любовью или когда занимаемся любовью, что мы делаем вместе, — это не ваше дело. Это только между ним и мной. Вы не являетесь частью того, что происходит между нами. То, что происходит между нами, касается только него и меня. Вы не являетесь частью этого, точно так же, как он не является частью нашей совместной жизни. Никогда больше не задавай мне таких вопросов. Я не отвечу вам ».

Джонатан ударил кулаком по стене, гипсокартон под его кулаком треснул.« Как, черт возьми, ты мог когда-либо подумать, что я приму такую ​​ситуацию? Ты с ума сошел? Вы всерьез ожидаете, что я охотно разделю вас с этим засранцем? »

На ее холодном, суровом и бесчувственном лице появилась насмешливая улыбка:« Что ты собираешься делать, Джонатан? Развестись со мной? Я так не думаю, Джонатан.Ты знаешь, что для тебя будет означать развод, Джонатан? «

» Может быть, тебе стоит обсудить все варианты с адвокатом, прежде чем ты начнешь изливать еще одну глупость. Джонатан не виноват в разводе. Он адвокат по бракоразводным процессам, поэтому мы очень хорошо знаем результат. Мы полностью обсудили эту часть. Если ты разведешься со мной сейчас, Джонатан, я отведу тебя к уборщице. Я буду защищать в первую очередь своих детей и себя. Ваше благополучие не будет моей заботой. Вы будете платить мне не только алименты; вы будете платить мне алименты, судебные издержки, мою машину и этот дом.Даже с учетом того количества сверхурочных, которое вы зарабатываете в последнее время, вы не сможете позволить себе что-либо, кроме картонной коробки для жизни. Вы будете спать в машине или на работе и есть спам, макароны с сыром, по крайней мере, в ближайшее время. от десяти до двенадцати лет ».

Выражение ее лица немного смягчилось, но все еще оставалось грозным, ее тело агрессивно наклонялось вперед со спинки стула и над столом:« Задумывались ли вы о детях? Как они вписываются в ваши планы? Вы знаете, как наш развод повлияет на них? Думали ли вы, какой эффект будут иметь ваши отношения с ними, если вы не будете здесь ради них? »

Откинувшись на спинку стула, скрестив руки и положив руки на плечи, насмешливая улыбка вернулась на ее губы:« Нет Джонатан, развод — это не вариант.«

Взятый назад и осознав, как сильно Сьюзен настроила против него колоду, Джонатан нуждался в полной мере почувствовал необходимость хотя бы набрать очки против Сьюзен.« Что, если бы я обманул тебя? Как бы вы к этому относились? Это было бы справедливо, не так ли? »С сердитой ухмылкой на лице:« Знаешь, что хорошо для гуся, хорошо и для гусака ». уже обдумал этот вариант. «Не будь таким глупым, Джонатан.Посмотри на себя как следует. Тебе уже нет восемнадцати и ты уже молод. Вы лысеете сверху. Ваш живот начинает нависать над поясом. Вы женатый мужчина средних лет, у вас трое детей и жена, которую нужно поддерживать. Кто бы даже подумал о романе или даже о свидании на одну ночь с таким человеком, как вы? Женщины нашего возраста хотят искренности, комфорта, сострадания и безопасности, или им нужны эротические, чувственные, интересные мужчины, которые могут соблазнить их страстями, которых они никогда раньше не знали. Ничего из этого вы не можете предоставить.Снова нет, Джонатан. Если ты пойдешь в погоню за юбками в барах, смущаешь и стыдишь меня за то, что я твоя жена, я разведусь с тобой ».

Долгое время они оба смотрели друг на друга только сердито. Именно тогда глаза Сьюзан первыми сломали их битву Затем ее глаза оторвались от него, а ее голова снова повернулась к окну и погрузилась в созерцательную бесконечность. Время медленно уходило в тишину. Было слышно только тиканье часов и тяжелое прерывистое дыхание Джонатана.

Тихо, медленно ее внимание вернулось к Джонатану, ее глаза больше не были холодными и резкими, а скорее мягкими, нежными и любящими. Джонатана на мгновение вернули. Его глаза, его эмоции изменились из-за ее взгляда. «Джонатан, так не должно быть. Моя любовь к тебе не изменилась. Я по-прежнему твоя любящая жена, как и всегда. Он ничего у тебя не взял. Ни одной вещи. Я все еще здесь для тебя, и я всегда буду здесь ».

Она продолжила: «Если ты меня достаточно любишь.То, что между ним и мной, не должно изменить нашу любовь друг к другу. Может быть, даже со временем наша любовь станет сильнее и лучше из-за всего этого. Все, что сейчас происходит между нами, зависит от вас. Я все еще открыт для вас. Я все еще здесь ради тебя. Я стараюсь не сжигать мосты между нами. Я даже пытаюсь открыть новые и старые резервные копии ».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *