02.03.2021

Марина цветаева цитаты из стихов: Лучшие цитаты Марины Цветаевой (100 цитат)

Лучшие цитаты Марины Цветаевой (100 цитат)

Марина Ивановна Цветаева (26 сентября [8 октября] 1892, Москва — 31 августа 1941, Елабуга) — русская поэтесса Серебряного века, прозаик, переводчица. Марина Цветаева родилась 26 сентября (8 октября) 1892 года в Москве. Сама Цветаева праздновала свой день рождения 9 октября, связывая его с днём поминовения апостола Иоанна Богослова по православному календарю, что отмечала в том числе в нескольких своих произведениях. Будущая поэтесса родилась в интеллигентной семье, что дало толчок для развития её таланта. Она рано начала читать, уже в 6 лет писала стихи. Мы хотим представить вам лучшие цитаты Марины Цветаевой.

Главное понимать – мы все живем в последний раз.

Любовь побеждает все, кроме бедности и зубной боли.

Влюбляешься ведь только в чужое, родное — любишь.

Мне постоянно хочется говорить с тобой.

Не могу — хоть убейте — чтобы человек думал, что мне что-нибудь от него нужно. Мне каждый нужен, ибо я ненасытна. Но другие, чаще всего, даже не голодны, отсюда это вечно-напряженное внимание: нужна ли я?

Иногда так сильно любишь человека, что хочется уйти от него. Посидеть в тишине, помечать о нем…

Душу никогда не будут любить так, как плоть, в лучшем случае — будут восхвалять. Тысячами душ всегда любима плоть. Кто хоть раз обрек себя на вечную муку во имя одной души? Да если б кто и захотел — невозможно: идти на вечную муку из любви к душе — уже значит быть ангелом.

Шутим, шутим, а тоска всё растёт, растёт…

Женщины говорят о любви и молчат о любовниках, мужчины — обратно.

Женщины любят не мужчин, а Любовь, мужчины — не Любовь, а женщин. Женщины никогда не изменяют. Мужчины — всегда.

Единственный, кто не знаком с печалью – Бог.

Вся жизнь делится на три периода: предчувствие любви, действие любви и воспоминания о любви.

Он был, как ромашка.
То любит, то не любит.

Что можешь знать ты обо мне,
Раз ты со мной не спал и не пил?

Для полной согласованности душ нужна согласованность дыхания, ибо, что – дыхание, как не ритм души? Итак, чтобы люди друг друга понимали, надо, чтобы они шли или лежали рядом.

У детей прошлое и будущее сливаются в настоящее, которое кажется незыблемым.

Человеческая беседа — одно из самых глубоких и тонких наслаждений в жизни: отдаёшь самое лучшее — душу, берёшь то же взамен, и всё это легко, без трудности и требовательности любви.

Я ведь знаю, что я — в последний раз живу.

Здесь я не нужна, там — невозможна.

«Я буду любить тебя всё лето», — это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и — главное — куда дольше!

“Возлюбленный” — театрально, “Любовник” — откровенно, “Друг” — неопределенно. Нелюбовная страна!

В жизни есть и другие важные вещи, не только любовь и страсть.

Я живу, как другие танцуют: до упоения — до головокружения — до тошноты!

Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного…

Любить — значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.

Каждый раз, когда узнаю, что человек меня любит – удивляюсь, не любит – удивляюсь, но больше всего удивляюсь, когда человек ко мне равнодушен.

Иногда так хочется отдать душу за возможность отдать душу за что-нибудь.

Никогда не говорите, что так все делают: все всегда плохо делают — раз так охотно на них ссылаются. У всех есть второе имя: никто, и совсем нет лица: бельмо. Если вам скажут: так никто не делает (не одевается, не думает, и т. д.) отвечайте: — А я — кто.

Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.

Крылья — свобода, только когда раскрыты в полёте, за спиной они — тяжесть.

Первый любовный взгляд – то кратчайшее расстояние между двумя точками, та божественная прямая, которой нет второй.

Постоянная игра в жмурки с жизнью не приводит ни к чему хорошему.

Если взять будущих нас, то дети становятся старше, чем мы, мудрее. Из-за этого – непонимание.

Бойтесь понятий, облекающихся в слова, радуйтесь словам, обнажающим понятия.

Крылья — свобода, только когда раскрыты в полёте, за спиной они — тяжесть.

Если что-то болит — молчи, иначе ударят именно туда.

Сумасбродство и хорошее воспитание: целоваться на Вы.

Такое странное ощущение. Если рассматривать вас, как дорогого мне – останется лишь боль. Если считать вас чужим – добро. Но вы для меня ни тот, ни другой – я ни с кем из вас.

Самое лучшее в мире, пожалуй, — огромная крыша, с которой виден весь мир.

Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше — хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы — до всей моей души.

Расстояние: версты, мили… нас расставили, рассадили, чтобы тихо себя вели по двум разным концам земли.

Женщины часто заводят в туман.

Я – в жизни! – не уходила первая. И в жизни – сколько мне еще Бог отпустит – первая не уйду. Я просто не могу. Я всегда жду, чтобы другой ушел, все делаю, чтобы другой ушел, потому что мне первой уйти – легче перейти через собственный труп.

Мужчины не привыкли к боли,— как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.

Никакая страсть не перекричит во мне справедливости. Делать другому боль, нет, тысячу раз, лучше терпеть самой. Я не победитель. Я сама у себя под судом, мой суд строже вашего, я себя не люблю, не щажу.

Мне плохо с людьми, потому что они мешают мне слушать мою душу или просто тишину.

Слушай и помни: всякий, кто смеется над бедой другого — дурак или негодяй; чаще всего — и то, и другое… Когда человек попадает впросак — это не смешно… Когда человека обливают помоями — это не смешно… Когда человеку подставляют подножку — это не смешно… Когда человека бьют по лицу — это подло. Такой смех — грех.

Я могу без Вас. Я ни девочка, ни женщина, я обхожусь без кукол и без мужчин. Я могу без всего. Но, быть может, впервые я хотела этого не мочь.

Я говорю всякие глупости. Вы смеетесь, я смеюсь, мы смеемся. Ничего любовного: ночь принадлежит нам, а не мы ей. И по мере того, как я делаюсь счастливой — счастливой, потому что не влюблена, оттого, что могу говорить, что не надо целовать, просто исполненная ничем не омраченной благодарности, — я целую Вас.

Тот кто обходится без людей — без того и люди обходятся.

Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!

О, Боже мой, а говорят, что нет души! А что у меня сейчас болит? — Не зуб, не голова, не рука, не грудь, — нет, грудь, в груди, там, где дышишь, — дышу глубоко: не болит, но всё время болит, всё время ноет, нестерпимо!

Не стесняйтесь уступить старшему место в трамвае.

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

Если у Вас за спиной кричат «Дурак!», то это не повод оглядываться.

У людей с этим роковым даром несчастной – единственной – всей на себя взятой – любви – прямо гений на неподходящие предметы!

Голова до прелести пуста,
Оттого что сердце — слишком полно!

Спасибо тем, кто меня любил, ибо они дали мне прелесть любить других, и спасибо тем, кто меня не любил, ибо они дали мне прелесть любить себя.

Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.

Безделие; самая зияющая пустота, самый опустошающий крест. Поэтому я — может быть — не люблю деревни и счастливой любви.

Боль называется ты.

Я хочу, чтобы ты любил меня всю, все, что я есмь, все, что я собой представляю! Это единственный способ быть любимой или не быть любимой.

Громким смехом не скроешь дикой боли.

Наши лучшие слова — интонации.

Чувство не нуждается в опыте, оно заранее знает, что обречено. Чувству нечего делать на периферии зримого, оно — в центре, оно само — центр. Чувству нечего искать на дорогах, оно знает — что придёт и приведёт — в себя.

Нужно писать только те книги, от отсутствия которых страдаешь. Короче: свои настольные.

Друг! Равнодушье – дурная школа! Ожесточает оно сердца.

— Вы любите своё детство?
— Не очень. Я вообще каждый свой день люблю больше предыдущего… Не знаю, когда это кончится… Этим, должно быть, и объясняется моя молодость.

Знай одно: что завтра будешь старой,
Остальное, деточка, — забудь.

Нет на земле второго Вас.

… И если сердце, разрываясь,
Без лекарства снимает швы, —
Знай, что от сердца — голова есть,
И есть топор — от головы…

Я молчу, я даже не смотрю на тебя и чувствую, что в первый раз — ревную. Это — смесь гордости, оскорбленного самолюбия, горечи, мнимого безразличия и глубочайшего возмущения.

Я никому не необходима, всем приятна.

Единственное, чего люди не прощают — это то, что ты без них, в конце концов, обошёлся.

Я Вас люблю всю жизнь и каждый час.
Но мне не надо Ваших губ и глаз.
Всё началось — и кончилось — без Вас.

Я, когда не люблю, — не я… Я так давно — не я…

Как много в жизни такого, чего нельзя выразить словами.
Слишком мало на Земле слов…

Доблесть и девственность! Сей союз. Древен и дивен, как смерть и слава.

Знакомых и друзей – вся Москва, но ни одного кто за меня – нет, без меня! – умрет.

Книги мне дали больше, чем люди. Воспоминание о человеке всегда бледнеет перед воспоминанием о книге.

Любовь не в меру — рубит как топором!

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.

Я в любви умела только одно: дико страдать и петь!

Не стыдись, страна Россия!
Ангелы — всегда босые…

Богини бракосочетались с богами, рождали героев, а любили пастухов.

Когда любовь умирает — воскресить её невозможно. Остаётся пустота, скука и равнодушие. Убить любовь нельзя — она умирает сама, оставляя голое пепелище и страшную невыразимую обиду, обиду на того, кто эту любовь в нас — вызвал, но сохранить — не дал, не смог…

Гетто избранничества. Вал. Ров.
Пощады не жди.
В этом христианнейшем из миров
Поэты — жиды.

Мне БОЛЬНО, понимаете? Я ободранный человек, а вы все в броне. У всех вас: искусство, общественность, дружбы, развлечения, семья, долг — у меня, на глубину, НИ-ЧЕ-ГО.

Благословляю Вас на все четыре стороны.

Нельзя тому, что было грустью зыбкой, Сказать: «Будь страсть! Горя безумствуй, рдей!» Твоя любовь была такой ошибкой, — Но без любви мы гибнем. Чародей!

Императору — столицы,
Барабанщику — снега.

Я любовь узнаю по боли всего тела вдоль.

Меня нужно любить совершенно необыкновенно, чтобы я поверила.

Я жду того, кто первый
Поймет меня, как надо —
И выстрелит в упор.

Некоторым без кривизн —
Дорого дается жизнь.

Грех не в темноте, а в нежелании света.

Я хочу, чтобы ты любил меня всю, все, что я есмь, все, что я собой представляю! Это единственный способ быть любимой или не быть любимой.

Будь той ему, кем быть я не посмела:
Его мечты боязнью не сгуби!
Будь той ему, кем быть я не сумела:
Люби без мер и до конца люби!

Я не знала, где Вы, но была там же, где Вы, а так как не знала, где Вы, то не знала, где я — но я знала, что я с Вами.

Поделиться в социальных сетях

Цитаты Цветаевой: высказывания, афоризмы, мысли поэтессы Марины Цветаевой

Стихи Марины Цветаевой


Влюбляешься ведь только в чужое, родное — любишь.


Шутим, шутим, а тоска всё растёт, растёт…


Мне постоянно хочется говорить с тобой.


Женщины говорят о любви и молчат о любовниках, мужчины — обратно.


Он был, как ромашка.
То любит, то не любит.


Что можешь знать ты обо мне,
Раз ты со мной не спал и не пил?


Здесь я не нужна, там — невозможна.


«Я буду любить тебя всё лето», — это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и — главное — куда дольше!


Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного…


Любить — значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.


Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.


Крылья — свобода, только когда раскрыты в полёте, за спиной они — тяжесть.


Любить, значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.


Если что-то болит — молчи, иначе ударят именно туда.


Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше — хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы — до всей моей души.


Никакая страсть не перекричит во мне справедливости. Делать другому боль, нет, тысячу раз, лучше терпеть самой. Я не победитель. Я сама у себя под судом, мой суд строже вашего, я себя не люблю, не щажу.


Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.


Если у Вас за спиной кричат «Дурак!», то это не повод оглядываться.


Когда я перестану тебя ждать,
Любить, надеяться и верить,
То я закрою плотно окна, двери
И просто лягу умирать…


Я хочу, чтобы ты любил меня всю, все, что я есмь, все, что я собой представляю! Это единственный способ быть любимой или не быть любимой/

25 проникновенных цитат Марины Цветаевой

Она подарила миру красивейшую поэзию. Искреннюю, непосредственную и пронзительную…

Персона

Автор Клубер На чтение 4 мин. Просмотров 4.7k. Опубликовано

Марина Цветаева — величайшая русская поэтесса ХХ века с трагической судьбой. Невероятно талантливая, она начала писать стихи еще в 6 лет, и не только на русском, а также на французском и немецком языках! Первый сборник стихов, изданный ей в 18 лет, сразу же обратил на себя внимание известных поэтов.

Она подарила миру красивейшую поэзию. Искреннюю, непосредственную и пронзительную…

Жизнь не щадила Марину Цветаеву… Её мужа расстреляли по подозрению в политическом шпионаже, 3-летний ребенок погиб от голода в приюте, а вторую дочь репрессировали на 15 лет. Оставшись одна с сыном, она пыталась найти работу, но даже Литфонд отклонил ее заявление, посчитав, что Цветаева может оказаться немецким шпионом.

Пастернак, провожая Цветаеву в эвакуацию, дал ей веревку для чемодана, даже не подозревая, какую страшную роль этой веревке суждено сыграть. Не выдержав унижений, Марина Цветаева 31 августа 1941 года покончила жизнь самоубийством, повесившись на ней.

Мы собрали 25 цитат этой прекрасной женщины, которые раскрывают всю глубину и мудрость её трагической судьбы:

  1. «Я буду любить тебя все лето», – это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и – главное – куда дольше!
  2. Если бы Вы сейчас вошли и сказали: «Я уезжаю надолго, навсегда», – или: «Мне кажется, я Вас больше не люблю», — я бы, кажется, не почувствовала ничего нового: каждый раз, когда Вы уезжаете, каждый час, когда Вас нет – Вас нет навсегда и Вы меня не любите.
  3. Влюбляешься ведь только в чужое, родное – любишь.
  4. Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.
  5. Творчество – общее дело, творимое уединёнными.
  6. В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.
  7. Любить – значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.
  8. Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше – хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы – до всей моей души.
  9. Успех – это успеть.
  10. Что можешь знать ты обо мне, раз ты со мной не спал и не пил?
  11. Нет на земле второго Вас.
  12. Я не хочу иметь точку зрения. Я хочу иметь зрение.
  13. Слушай и помни: всякий, кто смеётся над бедой другого, дурак или негодяй; чаще всего и то, и другое.
  14. Единственное, чего люди не прощают – это то, что ты без них, в конце концов, обошёлся.
  15. Скульптор зависит от глины. Художник от красок. Музыкант от струн. У художника, музыканта может остановиться рука. У поэта – только сердце.
  16. «Стерпится – слюбится». Люблю эту фразу, только наоборот.
  17. Любимые вещи: музыка, природа, стихи, одиночество. Любила простые и пустые места, которые никому не нравятся. Люблю физику, её загадочные законы притяжения и отталкивания, похожие на любовь и ненависть.
  18. В одном я – настоящая женщина: я всех и каждого сужу по себе, каждому влагаю в уста – свои речи, в грудь – свои чувства. Поэтому все у меня в первую минуту: добры, великодушны, щедры, бессонны и безумны.
  19. Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!
  20. Никто не хочет – никто не может понять одного: что я совсем одна. Знакомых и друзей – вся Москва, но ни одного кто за меня – нет, без меня! – умрет.
  21. Мужчины не привыкли к боли, – как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.
  22. Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.
  23. О, Боже мой, а говорят, что нет души! А что у меня сейчас болит? – Не зуб, не голова, не рука, не грудь, – нет, грудь, в груди, там, где дышишь, – дышу глубоко: не болит, но всё время болит, всё время ноет, нестерпимо!
  24. Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного.
  25. Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

По материалам — mirkrasoty. life

Новое видео:

Марина Ивановна Цветаева — Марина Ивановна Цветаева Стихи

  • Стихи

    • Стихи
    • Новые стихи
    • Стихи лучших участников
    • Лучшие классические стихи
    • Лучшие 500 стихотворений
    • Стихи о
    • Лучшие стихотворения по теме
  • Поэты

    • Поэты
    • Новые поэты
    • Лучшие поэты-участники
    • Лучшие классические поэты
    • 500 лучших поэтов
  • Цитаты

    • Цитаты
    • Лучшие цитаты
    • Новые предложения
    • Цитаты 500 лучших участников
    • 500 лучших классических цитат

0

0

Меню

Поиск

Стихи

Стихи

Новые стихи

Стихи лучших участников

Лучшие классические стихи

500 лучших стихотворений

Стихи про

Лучшие стихотворения по теме

Поэты

Поэты

Новые поэты

Лучшие поэты-участники

Лучшие классические поэты

500 лучших поэтов

Цитаты

Цитаты

Цитаты

Новые цитаты

Цитаты 500 лучших участников

500 лучших классических цитат

Мой профайл

Мои стихи

Мои цитаты

Марина Цветаева Цитаты и высказывания (19 цитат)

Марина Цветаева Цитаты и высказывания (19 цитат)

Каким был бы прекрасный мир, если бы у людей были сердца, как у собак — Цитаты о собаках

Вам не нужно, чтобы кто-то дополнял вас. Вам нужен только тот, кто полностью вас примет — Love Quotes

Настоящий друг — это тот, кто принимает ваше прошлое, поддерживает ваше настоящее и воодушевляет ваше будущее — Цитаты друзей

Я не подвел. Я только что нашел 10 000 способов, которые не сработают — Цитаты об ошибках

Текстовые цитаты

(Повседневная жизнь похожа на мешок: дырявый.И все равно несете.) (Цитаты Марины Цветаевой)
Свободу! Распутная шлюха на груди распутника! (Цитаты Марины Цветаевой)
Удивительное наблюдение: именно для чувств нужно время, а не для размышлений. … Чувства, очевидно, требовательнее мысли. (Цитаты Марины Цветаевой)
Мои стихи — это мой дневник. Мои стихи — это стихи собственных имен (Цитаты Марины Цветаевой)
Я лунный луч, могу идти, когда захочу (Цитаты Марины Цветаевой)
Тот, кто сгорел сильнее всех, умирает первым (цитаты Марины Цветаевой)
Думай обо мне легко, думай обо мне и забывай (цитаты Марины Цветаевой)
Как тихо писать, как шумно печатать (Цитаты Марины Цветаевой)
Ведь заклинание старше опыта. Ведь сказка старше записи (Цитаты Марины Цветаевой)
Следует писать только те книги, от отсутствия которых страдаешь. Короче: те, которые вам нужны на своем столе (цитаты Марины Цветаевой)
Есть книги настолько живые, что ты всегда боишься, что, пока ты не читал, книга исчезла и изменилась, перевернулась, как река; пока вы жили, оно продолжало жить и, как река, двигалось и уходило. Никто не входил дважды в одну и ту же реку. Но разве кто-нибудь дважды заходил в одну и ту же книгу? (Цитаты Марины Цветаевой)
Я вскрыл себе вены.Жизнь неудержимо бушует, и лекарства нет. Теперь я расставляю миски и тарелки. Каждая миска будет неглубокой. Каждая тарелка будет маленькой. И, переливая их края, в чернозем, чтобы безостановочно питать камыши без лечения, фонтанирует поэзия (Цитаты Марины Цветаевой)
Разве вы не знаете, что никто не может избежать силы существ, тянущихся одним дыханием? (Цитаты Марины Цветаевой)
Удивительное наблюдение: именно для чувств нужно время, а не для размышлений … Чувства, очевидно, требовательнее мысли (Цитаты Марины Цветаевой)
Мой любимый способ общения — в потустороннем мире: мечта, видеть во сне. Второй мой фаворит — переписка (цитаты Марины Цветаевой)
Никто никогда не заходил дважды в одну и ту же реку. Но разве кто-нибудь дважды заходил в одну и ту же книгу? (Цитаты Марины Цветаевой)
И скоро все мы будем спать под землей, мы, никогда не дававшие друг другу спать над ней (Цитаты Марины Цветаевой)
Кто по ночам спит? Никто не спит.? В колыбели кричит ребенок.? Старик сидит над своей смертью, а кто? достаточно молодой разговаривает со своей любовью, дышит ей в губы, смотрит ей в глаза (Цитаты Марины Цветаевой)
Мой стол, самый верный друг, спасибо.Ты был со мной на каждом пути, который я выбрал. Мой шрам и моя защита (цитаты Марины Цветаевой)

Марина Иванова Цветаева — Стихи известного поэта

Марина Цветаева родилась в Москве. Ее отец, Иван Цветаев, был профессором истории искусств и основателем Музея изящных искусств. Ее мать Мария, урожденная Мейн, была талантливой концертной пианисткой. Семья много путешествовала, Цветаева посещала школы в Швейцарии, Германии и Сорбонне в Париже. Цветаева начала писать стихи в раннем детстве. Она дебютировала как поэт в 18 лет со сборником «Вечерний альбом», посвященным ее детству.

В 1912 году Цветаева вышла замуж за Сергея Ефрона, у них родились две дочери и один сын. «Волшебный фонарь» продемонстрировала свое техническое мастерство, и в 1913 году за ней последовал сборник стихов из ее первых сборников. Роман Цветаевой с поэтессой и оперным либреттистом Софией Парнок вдохновил ее на цикл стихов «Подруга». Карьера Парнок остановилась в конце 1920-х, когда ей запретили публиковаться.Стихи, написанные между 1917 и 1921 годами, появились в 1957 году под названием «Владения лебедей». Вдохновленная отношениями с бывшим офицером Красной армии Константином Родзевичем, она написала «Поэму о горе» и «Поэму о конце».

После революции 1917 года Цветаева на пять лет оказалась в ловушке в Москве. Во время голода одна из ее собственных дочерей умерла от голода. Поэзия Цветаевой свидетельствует о ее растущем интересе к народным песням и приемам ведущих символистов и поэтов, таких как Александр Блок и Анна Ахматова. В 1922 году Цветаева эмигрировала с семьей в Берлин, где воссоединилась с мужем, а затем в Прагу. Это был очень продуктивный период ее жизни — она ​​опубликовала пять сборников стихов и ряд повествовательных стихов, пьес и эссе.

За годы пребывания в Париже Цветаева написала две части запланированной драматической трилогии. Последний прижизненный сборник «После России» вышел в 1928 году. Его тираж в 100 пронумерованных экземпляров продавался по специальной подписке. В Париже семья жила бедно, почти весь доход приносили сочинения Цветаевой.Когда ее муж начал работать в советской службе безопасности, русская община Парижа выступила против Цветаевой. Ее ограниченные возможности публикации стихов были заблокированы, и она обратилась к прозе. В 1937 году вышло одно из лучших произведений Цветаевой — МОЙ ПУШКИН. Чтобы заработать дополнительный доход, она также писала рассказы, мемуары и критические статьи.

В ссылке Цветаева чувствовала себя все более изолированной. Без друзей и почти разоренная она вернулась в Советский Союз в 1938 году, где уже жили ее сын и муж.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *