29.11.2020

Как живется детям в детских домах: Ребенок в детском доме. Как живут дети в детских домах? Детдомовские дети в школе

Содержание

В каждой истории — боль. Откровения воспитанников детских домов

Тех, кто справляется с адаптацией, ничтожно мало – всего 10 процентов, около 2 тысяч человек… «МК Черноземье» пообщался с бывшими детдомовцами, чтобы понять, в чем причина такой ужасающей статистики.

 

«Никто не учил нас быть женщинами»

— Только мое имя измени, пожалуйста, — говорит Алена Иванова, заправляя непослушную прядь волос за ухо. — Я сделала многое, чтобы меня не ассоциировали с детдомовской, и не говорю людям, что росла в интернате как раз из-за стереотипов. Они сильны, и с этим ничего поделать нельзя.

Алене — 28 лет, работает в крупной компании по разработке сайтов. Не замужем.

— Вопрос о браке сейчас самый главный, который мне задают девочки из детдома. Когда я говорю, что собираюсь родить лет в 35, они берутся за головы и очень сокрушаются по этому поводу. Разумеется, приводя в пример свои полусемьи, которые для меня примером не являются. Никого не хочу обидеть, но повторять ошибки своих родителей не планирую, а моя семья была именно «полу». Цельным зерном ее назвать было нельзя.

История Алены банальна. Такую же может рассказать большинство воспитанников детских домов.

— Мама страдала алкоголизмом, я воспитывалась бабушкой. Кто мой отец, не знаю. Даже чужую фамилию ношу. История моего появления на свет особой тайной не покрыта, однако я всю жизнь живу под фамилией второго мужа матери, который к моему зачатию не имел никакого отношения. В детский дом попала после смерти бабушки, которая изо всех сил пыталась дать мне начальное образование: она заставляла меня читать по слогам, хотя я это ненавидела. Я и ее ненавидела за это какое-то время, ведь на улице все гуляли, а я штудировала букварь. Сейчас мне очень стыдно за это. Читать научилась еще в детском саду. В школе читала быстрее всех. Только тогда я поняла, что делала моя бабушка, и сказала ей спасибо. На самом деле, до сих пор ей это говорю, хоть ее уже со мной давно нет. 

На интернат Алена не жалуется.

— Я росла там, где воспитателям как раз было не все равно. Нас учили многому: готовить, стирать, убирать, делать ремонт. Однако в подобном образовании были серьезные минусы: никто не учил нас быть женщинами, правильно тратить деньги, никто толком не объяснил, что будет за пределами этого учреждения. После того как я окончила школу, и пришла пора покидать детский дом, я могла многое: петь, танцевать, декламировать Мандельштама, Пушкина, Блока и других великих. Но ни один из них не открыл мне тайны, как, например, верно распределить бюджет. Пришлось постигать это методом проб и ошибок. Первый и последний «женский секрет», который открыла мне мама, был таков: «Когда мужчина, которого ты любишь, придет с работы, не разговаривай с ним и не проси ни о чем. Сначала посади его за стол и накорми любимым блюдом. Потом проси, что хочешь». Тогда мне казалось это каким-то бредом. Сейчас я понимаю, что это работает.

Жизнь по ГОСТу

— Кормили отвратительно! В том смысле, что не давали жареную картошку, которую я так люблю. Тогда ненавидела салат из свеклы, сейчас готовлю. Там кормят по

ГОСТу: определенное меню, определенные порции. Может, потому что не было свободы выбора, еда казалась плохой. Не знаю. Сейчас, не поверишь, еда из «Макдоналдса» кажется мне хуже, чем там! Хотя во времена детдома думала, что ничего омерзительнее ее нет. Оказывается, есть — это гамбургер.

Эксцессов у нас почти не было: группы девочек, как правило, менее конфликтны, чем мальчуковые. Когда привозили новенькую, девочки сразу начинали показывать, где она будет спать, с кем в классе учиться, подробно рассказывали о распорядке дня. Удивительно, но мы находили язык мгновенно, без трений и напряжения. Сразу начинали меняться вещами: мы очень это любили. Сама понимаешь, мы все же девочки. В группе мальчиков все было по-другому: там долго присматривались к новичку, проверяли его, прощупывали, что ли. Там надо было сразу себя показать «альфа-самцом», иначе ты мог стать изгоем.

Знаешь, дети в детдомах делятся на два типа: тех, кто всегда сбегает, думая, что вокруг одни враги, и тех, кто из этих врагов делает себе друзей. Вот я отношусь ко второму типу. Мне легче скорректировать обстановку, чем убежать от нее. Ведь убежать от нее невозможно.

Самый сложный этап в жизни воспитанников интернатов — когда интернат покидаешь.

— Только спустя время начинаешь обзаводиться друзьями и знакомыми. Это не так легко сделать сразу. И это одна из причин, из-за которой нам тяжело ассимилироваться в общество. Поэтому многие продолжают поддерживать исключительно детдомовские связи. Не очень хорошая практика. Так гораздо сложнее сформировать новое окружение.

Алена не жалуется на недостаток поддержки от государства. Говорит, что материальной помощи было достаточно, но детям нужно было не только это.

— Думаю, многие из нас были бы гораздо успешнее, если бы могли понять свои основные проблемы и как-то решить их. В детских домах есть психологи, но они редко могут достучаться до детей. В основном мы проходим какие-то тесты, выбираем какую-то карточную ерунду из предложенных геометрических фигур. На этом все. Не знаю, кому это помогло. Мне — нет. Думаю, основная обязанность психолога в детском доме — понять, что за ребенок перед ним, «оценить ущерб» и ненавязчиво начать работу в индивидуальном порядке.

Еще нет «контрольного пакета», как я это называю. Когда ты покидаешь детдом, то получаешь листок, даже не помню с чем… Какие-то телефоны непонятные. Думаю, его сразу все выбрасывают. А должны давать не листок, а альманах с информацией о том, «кто виноват и что делать». Я не только о телефонах аварийных служб. Необходимо подробно описать выпускнику, куда он может обратиться, указать все: от номеров ближайших больниц до адресов ближайших недорогих парикмахерских. Ведь ты начинаешь жить один, тебе не больше 17 лет, а вызвать аварийку, если труба протекла, не можешь самостоятельно.

 

«Мы похожи на наших родителей, и в этом наша главная проблема»

— Из моего детского дома лишь человек десять легально неплохо зарабатывают. Для нас это гораздо легче, чем иметь нормальную семью. Все вместе еще не удавалось никому. Матери-одиночки, непутевые отцы… История повторяется? Да, безусловно. Мы похожи на своих родителей, и в этом наша главная проблема. Нельзя игнорировать генетическую информацию, но и делать вид, что она — основополагающий фактор в жизни, тоже нельзя. Самый оптимальный вариант — это признаться себе в том, что ты был рожден в семье, которая не готова была иметь детей. Все. Признался, поплакал, пожалел себя и пошел заводить будильник на завтра, потому что завтра новый день и его нельзя прожить как попало.

Вопрос об идеальной семье — самый сложный для меня и вообще для сирот. Это как спросить об идеале мужчины или женщины, матери или отца. Их нет, как и идеала семьи. Я планирую иметь семью, конечно. Но если не найду мужчину, который бы стал хорошим отцом и который бы видел во мне хорошую мать, оставлю эту затею. Возможно, потому что я страшно боюсь не справиться… Это немного на меня давит. Многие детдомовцы стараются побыстрее создать семью, которой толком ни у кого не было. Отсюда ранние браки, ранние разводы, страдания детей. Все по второму кругу. Я против этой цикличности.

И, увы, но я согласна со стереотипом: «Детдомовский — значит, неблагополучный». Это весьма прискорбно, но в большинстве случаев так и есть. Да, с родителями не повезло, трагедия, но жизнь на этом не заканчивается. Сейчас некоторых ребят, которых я знала близко, уже нет в живых. И погибли они по каким-то абсурдным причинам. Кого винить? Не знаю…

 

Мамы для них были идеальными

Надежда Асеева знала, кого винить. Судьбу, которая слишком жестоко и несправедливо обошлась с девочкой из благополучной семьи.

— У меня были замечательные родители. Причем оба руководители. И я помню, как в детстве на вопрос, кем я хочу стать, отвечала: «Начальником». В принципе, так и получилось. Сейчас, в свои 30 лет, занимаю пост топ-менеджера крупной сети магазинов в Тюменской области, куда переехала из Черноземья не так давно. К этому лежал долгий путь: два высших образования, три средне-специальных, куча курсов и дополнительных обучений. Иногда думаю, удалось бы мне это или нет, если бы родители были живы. Я не знаю ответа на этот вопрос. Скорее всего, меня бы просто «пристроили» на хорошее место и все. Слишком уж я была избалована. Представь себе девочку, которая до 13 лет не умела включить газовую плиту.

Счастливое детство для Нади закончилось, когда ей было 13.

— Родителей не стало в 97-м, и в стране был, прямо скажем, не лучший период. Мне очень повезло, что я вначале попала не в приемник-распределитель, а в приют. Там было нормальное питание, отличный присмотр. Ходила в обычную школу. Только дети в классе смотрели странно. Да и мне особенно дружить ни с кем не хотелось. Уже тогда я понимала, как жизнь меня мокнула в лужу.

Так прошло 9 месяцев. Потом был детский дом. Я навсегда запомнила первый день там. Сразу, как я зашла, в нос ударил запах горелой каши. Куча детей, одеты одинаково и бедненько. Нас сразу же повели в столовую. Порции маленькие, еда невкусная. Когда я думаю о детском доме, то вспоминаю, как постоянно хотелось есть. Помню, как вечером на ужине все набирали хлеб и ели, ели, ели. Самое классное было сходить на выходные к родственникам и принести еды. Сразу все собирались и начинали ее поглощать.

Тем летом моя жизнь изменилась. Нас отправили в пионерский лагерь, и посреди ночи я проснулась оттого, что около меня лежит парень. Я кое-как от него спряталась в комнате вожатых. А через пару дней подралась с парнем: сломанный нос, сотрясение и вечное понимание, что с мужчинами драться нельзя. Отношения с другими детдомовцами не складывались. Я была чужая, домашняя. У меня были хорошие любящие родители… Но знаешь, что странно? Эти дети, несмотря на все то, что им сделали их родители, никому не позволяли плохо сказать о маме. Мамы у них были идеальными. Одна из девочек после выхода из детского дома поставила памятник на могиле матери. Хотя мать пила, гуляла и не думала, что где-то есть дочка. Другую девочку мать выгоняла на мороз в легкой одежде. В каждой истории — боль. У кого-то родители сидели, у кого-то пили… При этом для детдомовцев они оставались самыми лучшими.

 

«Теперь я ничего не боюсь»

— Потом была зима, и это был кошмар. Холодно, из окон дуло, спали в теплых свитерах, штанах и носках. Сверху два тонких верблюжьих одеяла. Утром так не хотелось вставать и умываться. В школе тоже было сложно. Я училась в классе с домашними детьми. Все сытые, хорошо одетые, свободные в выборе друзей и развлечений, у всех дома — тепло и любовь, а у меня на душе только злость и обида. Почему это должно было произойти именно со мной? Чем я хуже?

При этом Надя тепло вспоминает воспитателей:

— Они просто выворачивались наизнанку, чтобы мы не чувствовали себя обделенными. Это сейчас куча спонсоров на каждый детский дом, а раньше такого не было. Год детского дома я выжила только на злости и упрямстве. Я хотела это пережить и не скатиться вниз.

Знаешь, я рада, что прожила это, мне теперь ничего не страшно. Жизнь ударила меня об стену, но я поняла, что никто мне ничем не обязан. Жаль поломанных судеб детей: одна девочка после детского дома сразу родила, несмотря на то, что осилила только 7 классов к 16 годам, парень пошел в тюрьму. Пару лет назад заходила туда — все изменилось: дети хорошо одеты, накормлены, у всех современные гаджеты. Только тоски в глазах меньше не стало…

«У вас есть свои мамы. Меня так не называть». Воспитанники детских домов о том, как начинали жить самостоятельно — citydog.by

Жизнь в детском доме – тема щекотливая, но все же обсуждаемая. А вот что происходит с людьми после него? Узнали у бывших детдомовцев, каково было начать жить после выпуска.

Юрий

«ДНЕМ МЫ БЫЛИ ПРОСТО ОЗОРНИКАМИ – НОЧЬЮ НАЧИНАЛАСЬ ДЕДОВЩИНА»

– В детский дом я попал, когда мне было почти 10 лет. До этого я жил с мамой и слепой бабушкой, за которой присматривал, а в остальное время шатался по улицам. Мать не находила времени, и однажды меня у нее просто забрали.

Сначала я попал детский приемник-распределитель, а оттуда – в интернат. Первое воспоминание из интерната – нас учат гладить школьную форму.

Так вышло, что в наш детский дом забрасывали группками детей из разных мест. Скоро эти группки начали проявлять свой характер – и начались первые драки. У меня до сих пор остался шрам от лучшего друга – получил по глазу шваброй.

Для воспитателей такое наше поведение было нормой. Днем мы были просто маленькими, шустренькими озорниками, а ночью начиналась настоящая дедовщина.

Скажем, в школе случайно задел плечом старшеклассника – все, ты наказан: все знали, что вечером за тобой придут. И пока не дашь старшим отпор, от тебя не отстанут.

Я занимался футболом, и спорт как-то помогал мне за себя постоять. К пятому классу я заслужил определенное уважение старших, и трогать меня перестали.

Но дети – вообще неуправляемая сила. Однажды ночью мы устроили бунт и снесли кабинет директора, о чем тут говорить. Ходили драться и с местными из ближайших пятиэтажек. Скажет тебе твой ровесник через забор что-то обидное – вечером, легко перебравшись через полтора метра высоты, мы шли «стенка на стенку».

В общем, с синяками ходили постоянно. А некоторые городские потом подходили и просились к нам, когда хотели сгоряча уйти от мамы с папой.

 

«У ВАС ЕСТЬ СВОИ МАМЫ, И МЕНЯ ТАК НЕ НАЗЫВАТЬ»

С воспитателями отношения складывались по-разному. Помню, поначалу некоторые дети пытались называть их мамами, но однажды воспитательница собрала нас всех и объявила: «У вас есть свои мамы, и вы это знаете. Меня так не называть». Это уже сейчас, много лет спустя, созваниваешься и с ходу: «Привет, мам, как дела?»

К взрослой жизни нас готовили с самого начала. С первого дня мы знали, что рано или поздно уйдем: учились стирать, убирать и ухаживать за собой. Конечно, как и все дети, мы были этим недовольны, но так нас научили независимости. Если что-то было нужно – никто не ходил хвостиком за старшими, а шел и делал сам.

Это настолько вошло в привычку, что осталось до сих пор: я и сейчас сам готовлю и убираю – даже жена удивляется.

Но, что важно, помимо бытовых вещей нас учили отношению к людям. Если ты добр к одним, то вторые и третьи будут добры к тебе – эту философию мы усвоили с детства.

 

«ВСЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ, НО КТО-ТО ВЕРНУЛСЯ В ИНТЕРНАТ»

Время перед окончанием жизни в интернате было немного волнительным. Выпускной, кстати, организовывал я. Помимо школы у меня были и друзья «за забором», и одна компания играла свою музыку по клубам и барам.

– У меня выпускной, пацаны, выступите? – спросил я.

– Да не вопрос! – так за «спасибо» у нас была организована музыкальная часть вечера.

Выпускной – это всегда весело. Поначалу. А когда стали прощаться, то, конечно, начались слезы и сопли. Но на самом деле все мы знали, что рано или поздно это произойдет.

Все закончилось, мы получили на руки документы и какие-то деньги, сказали школе «до свидания» и отправились на вольные хлеба. Но первого сентября кто-то вернулся в интернат. Некоторые там около месяца в медпункте ночевали.

Наверное, в реальной жизни было тяжело: не справились, потянуло обратно в знакомое место.

Просто у многих не было стержня. Помню растерянные лица этих ребят, которые безоговорочно шли, куда их потянут. Многих затянуло совсем не туда – и они до сих пор из этой трясины не вылезают.

Детдом помогал с образованием, и по разным учебным заведениям нас отправляли целыми кучками. Не помню, чтобы я чувствовал перед новым этапом жизни какой-то страх. Скорее, предвкушение.

Я не слишком прикипел к интернату, и все-таки осталось там что-то родное, материнское. Мне повезло: в одном заведении со мной училось несколько выпускников нашего интерната. Если становилось грустно или скучно, я просто мог пойти в другую комнату общаги, где жили люди, которых я знал восемь лет, это не давало унывать.

Неприязни из-за того, что я вырос в детдоме, тоже не было. Наверное, я изначально правильно поставил себя в новом месте: многие вообще не знали, что у меня нет родителей. Разве что в первый же день учебного года один из моих одногруппников заикнулся о том, что я сирота и взяли сюда меня по блату.

Тогда подняли все документы и показали ему, человеку с аттестатом «четыре балла», мой «семь баллов». После этого вопросов больше не возникало.

Преподаватели относились ко мне как к остальным ребятам. Разве что женщина, которая преподавала физику, могла попросить «поставить парничок», а потом говорила, какой я бедненький и хорошенький. Подкармливала яблоками.

 

«Я ЗНАЛ, ЧТО СПРАВЛЮСЬ И ВЫРВУСЬ ИЗ ВСЕГО ЭТОГО»

После училища было сложнее. Я пошел отрабатывать на завод, переехал в общежитие. И там столкнулся с такими моральными уродами, что не сорваться в яму было тяжело.

В психологическом плане временами было очень сложно, поэтому в общежитии я вообще не задерживался: приходил с работы, быстро делал свои дела и уходил в город. Просто чтобы справиться с эмоциями и убежать от всего навалившегося.

Потом жизнь складывалась по-всякому: поменял несколько работ, пообщался с разными людьми. Часто они, узнав, что я рос без родителей, относились лояльнее, смотрели как-то по-другому.

Иногда было тяжело. Иногда очень не хватало поддержки. Где я ее искал? В себе самом. Я знал, что справлюсь, стану лучше и вырвусь из всего этого. Так и получилось.

Сейчас у меня семья, трое детей, так что живем весело. Они еще пешком под стол ходят, но я уже учу их самостоятельности и порядку – в жизни пригодится.

Самый важный урок, который я вынес из ситуаций, случавшихся в жизни, – будь добрее и принимай то, что есть. Нельзя, обозлившись на жизнь, стараться отомстить всем и вся.

Унижать других, даже если когда-то унижали тебя, – значит сеять негатив, который в конечном итоге все равно вернется к тебе. Поэтому просто быть добрее и оставаться человеком, пожалуй, стоит каждому из нас.

 

Андрей

«Я НЕ СКУЧАЛ ПО СЕМЬЕ И ДОМУ – Я ПРОСТО НЕ ЗНАЛ, ЧТО ЭТО ТАКОЕ»

– Моих маму и папу лишили родительских прав, когда мне было три года. Так я попал в детский дом. Мне всегда казалось, что я родился в школе-интернате, потому что, сколько себя помню, всегда был там. Поэтому я не скучал по семье и дому – просто не знал, что это такое.

Позже я познакомился со сводным братом и его отцом: я родился от другого мужчины, но мать меня «нагуляла», поэтому моим папой тоже пришлось записать его.

Отец иногда навещал нас, брал в гости на выходные. А потом просто исчез. А маму я первый раз увидел в 15 лет. Чувствовал, что подошел к постороннему человеку. Она обещала бросить пить, но так и не завязала. Я понял, что я ей ни к чему, а значит, и она мне. В конце концов, я ее совсем не знал.

С лет восьми я стал жить в детском доме семейного типа. По сути, это была обычная пятикомнатная квартира: холодильник, две стиральные машины, телевизор, комнаты для двоих, все новое и комфортное.

Поначалу все казалось непривычным, и было немного не по себе: стеснительность, первые знакомства, как обычно это бывает в новом месте. Но скоро привык и влился.

Воспитатели никогда не были для нас родителями, но сделали все, чтобы вырастить из нас адекватных людей.

Нас изначально учили самостоятельности, давали понять, что по жизни носиться с каждым никто не будет. Мы убирали в комнатах, мыли стены, стирали. За каждым была закреплена территория и на улице – убирали снег, подметали.

Дети, конечно, были разные: те, кто попадали в детский дом лет в 14 после жизни с родителями, постоянно сбегали, уходили на свои тусовки, прогуливали школу. Я же не помнил другой жизни, к тому же был спокойным ребенком. Бывало, конечно, и двойку мог принести, но это максимальные мои «косяки».

За это наказывали: например, не выпускали из комнаты, пока не выучу таблицу умножения. Но это нормально. Если бы я с мамой остался, у меня бы вообще никакого образования не было.

 

«В ШКОЛЕ дети считали, что со мной что-то не так и я отброс»

Я ходил в городскую школу и учился хорошо, не прогуливал. Вариантов не было: либо иди на уроки, либо по улицам шляйся, дома не отсидишься.

В начальных классах дети считали, что со мной что-то не так и я отброс. Обзывались, подставляли. В старших классах я попал в физмат. Тут уже ребята были поадекватнее, да и повзрослее – с ними мы общались хорошо.

Учителя относились так, как и ко всем: никогда из жалости не рисовали мне оценки, да и я просил, чтобы такого не было.

Выпуск из школы и дальнейшие изменения меня не слишком беспокоили. Я привык жить моментом и не задумывался о будущем. Да, планы были, но грузить голову лишними мыслями и загадывать наперед я не хотел. Думал: будь что будет.

На выпускном нас собрали всех вместе, заставили надеть костюмы, показали концерт, а воспитатели сказали что-то «на дорожку». Расставаться было грустно. Так ведь всегда, когда привыкаешь и привязываешься. Но это был не конец: я и после выпуска в гости заезжал, рассказывал, что да как.

Мы уезжали из детского дома, как только поступали в университет или училище. Найти, где учиться, тоже помогали: проводили тесты по профнаправленности, предлагали варианты.

Я пошел учиться на монтажника-высотника, и мне это нравилось – я с детства любил высоту. Да и отношения в группе складывались хорошие: никаких косых взглядов не было. Наоборот, ребята из регионов часто подходили к нам, минчанам, и спрашивали, как помоднее в столице одеваться, куда ходить.

Меня поселили в общежитии, которое было в аварийном состоянии. Было так холодно, что зимой спал в зимней куртке и все равно замерзал.

К тому же постоянный шум, пьяные компании – в общем, долго я там не прожил, тайком переехал в общагу к девушке, с которой тогда встречался. А временами, когда идти больше было некуда, я приезжал в детский дом.

 

«ЧУВСТВО СВОБОДЫ ПЕРЕПОЛНЯЛО, И СОБЛАЗН СОРВАТЬСЯ БЫЛ ОЧЕНЬ ВЕЛИК»

Уходить из детского дома – странное чувство. За тобой никто не смотрит, тебя никто не контролирует, ты знаешь, что можешь делать, что хочешь, и тебе ничего за это не будет.

Первое время ощущение свободы просто переполняло. Представьте: в детском доме нужно возвращаться к восьми, а тут гуляешь ночами напролет, прыгаешь в воду на Немиге, пьешь джин-тоник, который купил на первую стипендию, стаскиваешь флаги с Дворца спорта – в общем, делаешь, что хочешь. Такими были наши первые дни самостоятельной жизни.

Все обходилось без последствий, я даже в опорном пункте был только один раз, и то по своей воле. Как-то гуляли ночью, и милиция попросила документы у моего друга, которых у него с собой не было. Другу уже было 18, но для выяснения обстоятельств все же предложили проехать в отделение. Я тогда подхожу и говорю: «А можно с вами, пожалуйста? Я никогда не видел, как в опорке все устроено». Они посмеялись, но на «экскурсию» свозили.

Соблазн сорваться был очень велик, и сдерживать себя было сложно. Сидишь на парах и думаешь: я же сейчас могу просто встать, уйти, и никто мне не скажет ни слова. Но все-таки на учебу ходил исправно, терпел и понимал, что образование в любом случае пригодится.

А большинство срывалось. Сначала отчислили одного детдомовца, потом – моего лучшего друга. Позже он спился. Мне, к счастью, удалось этого избежать: алкоголем я перестал баловаться сразу, как почувствовал привыкание. Друзья, как бы я их ни отговаривал, пошли другой дорогой.

 

«ОСТАЕТСЯ ЖИТЬ ДАЛЬШЕ И НЕ ПОВТОРЯТЬ ОШИБКИ РОДИТЕЛЕЙ»

После колледжа я устроился в частную фирму. Мне нравится работать, нравится подниматься на высоту, работать с металлическими конструкциями, копаться в технике. Я понимаю, что не смогу работать в офисе, мне нужна доля адреналина.

О собственной семье я пока не думаю, но скажу одно: если выйдет так, что девушка окажется не готова к ребенку и отдаст его мне, – я, не задумываясь, воспитаю один.

Наверное, любое поколение должно ставить перед собой цель сделать жизнь своих детей лучше. Мне недоставало материнской любви и ласки. Я видел домашних детей и знал, что у них все по-другому. При этом понимал, что моя судьба сложилась вот так и ничего не изменишь. Нужно просто жить дальше, не повторяя ошибок своих родителей.

Мне всегда хотелось показать, что, несмотря на обстоятельства, я вырос хорошим человеком. И я всегда буду стараться относиться к людям с уважением – по сути, мы выросли на их налоги. И буду жить так, чтобы не опозорить тех, кто меня воспитал.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

 

Еще по этой теме:

«Жизнь в детском доме — взгляд изнутри»

/по материалам статьи Людмилы Петрановской — психолога, автора книги «К нам пришел приёмный ребенок»/

Есть такие обывательские представления, что детям в детском учреждении одиноко, грустно и не хватает общения. И вот стоит нам начать ходить туда, мы устроим детям общение, и их жизнь станет более радостной. Когда же люди действительно начинают посещать детский дом, они видят, что проблемы у детей гораздо более глубокие и порой даже пугающие. Кто-то перестает ходить, кто-то продолжает, пытаясь изменить ситуацию, кто-то понимает, что для него единственно возможный выход – хотя бы одного ребенка забрать из этой системы.

В регионах еще можно встретить детские дома, где дети не ухожены, не лечены и так далее. В Москве подобного учреждения не найдешь. Но если мы посмотрим на детей из детских домов, благополучных в материальном плане, то увидим, что они отличаются от «домашних» по восприятию, по реакции на ситуации и так далее.

Понятно, что и детские учреждения могут быть разными: детский дом на 30 детей, откуда дети ходят в обычную школу, отличается от «монстров» на 300 человек.

У детей, попавших в детские дома, есть прошлые травмы, непростой собственный опыт. И вот с этими травмами они попадают не в реабилитирующие, а наоборот, стрессовые условия. Некоторые из этих стрессовых условий:

1. «Диктат безопасности»

За последнее время многое изменилось, детские дома стали более оборудованными, но вместе с тем идет наступление «занормированности», диктат безопасности, «власть санэпидемстанции». «Вредными» объявляются мягкие игрушки, цветы на окнах и так далее. Но все-таки жить по-человечески хочется, и вот у ребенка появляется плюшевый мишка, с которым он спит, окна начинают украшать цветы. Перед проверками все эти запретные вещи прячутся в некоторых детских домах.

Очень сильно сократились у детей возможности заниматься чем-либо хозяйственно-полезным (опять же под лозунгом безопасности). Уже почти нет в детских домах мастерских, приусадебных участков, детям не разрешается участвовать в приготовлении пищи и так далее. То есть намечается тенденция «обматывания детей ватой» со всех сторон. Понятно, что в «большую жизнь» они выйдут полностью к этой жизни не готовые.

2. «Режимная жизнь»

Дети в детском учреждении находятся в постоянной стрессовой ситуации. Вот если нас, взрослых, отправить в санаторий советского типа, где в палате – 6 человек, где в 7 часов утра – обязательный подъем, в 7.30 – зарядка, в 8 часов – обязательный завтрак и сказать, что это не на 21 день, а навсегда – мы же с ума сойдем. Из любых, даже самых хороших условий мы хотим попасть домой, где едим, когда хотим, отдыхаем, как хотим.

 А дети в таких стрессово–режимных условиях находятся всегда. Вся жизнь подчинена режиму. Ребенок не может подстроить свой день под свое самочувствие, настроение. У него невеселые мысли? Все равно следует пойти на общее развлекательное мероприятие. Он не может прилечь днем, потому что в спальню чаще всего не пускают.

Он не может «пожевать» что-то между приемами пищи, как это делают дети дома, потому что во многих учреждениях еду из столовой выносить нельзя. Отсюда – «психологический голод» — когда дети даже из самых благополучный детских домов со сбалансированным пятиразовым питанием, попадая в семью, начинают беспрерывно и жадно есть.

Кстати, в некоторых учреждениях пытаются решить это вопрос так: сушат сухарики и позволяют детям их брать с собой из столовой. Мелочь? Но ребенку важно поесть в тот момент, когда он захочет…

3. Ребенок не может распоряжаться собой в этом жестком распорядке. Он чувствует, что находится в резервации, «за забором».

 

4. Отсутствие личного пространства и нарушение личных границ.

Отсутствие дверей в туалетах, в душевых. Менять белье, совершать гигиенически процедуры даже подросткам приходится в присутствии других. Это стресс. Но жить, постоянно ощущая его, невозможно. И ребенок начинает отключать чувства. Дети постепенно учатся не испытывать стыда, стеснения.

Даже если в детском доме спальни на несколько человек, никому не придет в голову, что надо войти, постучавшись.

Понятие о личных границах у ребенка могут появиться, только если он видит, как эти границы соблюдаются. В семье это происходит постепенно.

 

 

 

 

 

Фото: www.bigpicture.ru

Сейчас сиротам в обществе уделяют много внимания. Но чаще помощь, которую люди стремятся оказать детским домам, пользы не приносит, а наоборот – нередко развращает. Внешне получается – лоск в детских домах, а внутри – все то же отсутствие личного пространства.

Нет смысла покупать в учреждение ковры и телевизоры, пока там нет туалетов с кабинками.

5. Изоляция детей от социума

Когда говорят, что детей из детских домов нужно вводить в социум, речь чаще идет об одностороннем порядке: сделать так, чтобы дети ходили в обычную школу, в обычные кружки и так далее. Но не только детям нужно выходить, важно, чтоб и социум приходил к ним. Чтобы они могли пригласить в гости одноклассников, чтобы в кружки, которые есть в детском доме могли приходить «домашние» дети из соседних домов, чтобы жители этих домов приглашались на концерты, которые проходят в детском доме.

Да, все это требует от сотрудников лишней ответственности. Но здесь важно расставить приоритеты: ради кого вы работаете – ради детей или начальства?

6. Неумение общаться с деньгами

Многие дети в детских домах до 15 — 16 лет не держали в руках денег и потому не умеют ими распоряжаться. Они не понимают, как устроен бюджет детского дома, с ними не принято это обсуждать. А ведь в семье со старшими детьми подобные вопросы обязательно обсуждаются.

Фото: www.vospitaj.com

7. Отсутствие свободы выбора и понятия ответственности

В семье ребенок всему этому учится постепенно. Сначала ему предлагают на выбор молоко или чай, потом спрашивают, какую выбрать в футболку. Потом родители дают ему денег, и он может пойти и купить понравившуюся футболку. В 16 лет он уже спокойно один ездит по городу, а иногда и дальше.

Ребенок в детском доме с этой точки зрения одинаков и в три года, и в 16 лет: система отвечает за него. И в 3 года, и в 16 лет он одинаково должен ложиться спать в 21.00, не может пойти купить себе одежду и так далее.

Всем, кто работает с детьми в детских домах важно понять, что они имеют в виду: дети – это люди, которые потом вырастут и начнут жить жизнью нормальных взрослых; или дети – просто сфера ответственности до 18 лет, а что будет потом – уже не важно?

Странно ожидать, что у людей, у которых до 18 лет было 100% гарантий и 0% процентов свободы, вдруг в 18 лет вдруг, словно по мановению волшебной палочки, узнают, что значит отвечать за себя и за других, как распоряжаться собой, как делать выбор… Не готовя ребенка к жизни и ответственности, мы обрекаем его на гибель. Или намекаем, что во взрослом мире для него есть только одно место – «зона», где нет свободы, и нет ответственности.

8. Неверные представления о внешнем мире

Не вводим ли мы сами детей в заблуждение, делая так, что каждый выход в мир для них – праздник? Когда все носятся с ними, заняты ими. А еще по телевизору показываю этот мир, где как будто у каждого встречного – сумки дорогих марок, дорогие авто и мало забот…

Однажды психологи провели эксперимент и предложили детям из детских домов нарисовать свое будущее. Почти все нарисовали большой дом, в котором они будут жить, множество слуг, которые за ними ухаживают. А сами дети – ничего не делают, а только путешествуют.

Психологи сначала удивились, а потом поняли, что ведь дети так и живут: в большом доме, за ними ухаживает много людей, а сами они не заботятся о других, не знают, откуда берутся средства к существованию и так далее.

Поэтому, если вы берете ребенка домой на «гостевой режим», важно стараться вовлекать его в вашу повседневную жизнь, рассказывать о ней. Полезнее не в кафе ребенка сводить или в цирк, а к себе на работу. Можно обсуждать при нем семейные заботы: кредит, то, что соседи залили и так далее. Чтобы жизнь внешняя не представлялась ему сплошным цирком и Макдоналдсом.

Людмила Петрановская также отмечает, что волонтерам важно изменить тактику в отношениях с руководством детских домов и из таких просителей: «А можно мы поможем детям?» — стать партнерами, общаться на равных. Нужно говорить с ними не только о детях, но и о них самих, о возможных вариантах развития. И умные руководители будут прислушиваться, ведь им важно сохранить учреждение (рабочие места) на фоне того, что детские дома в том виде, в котором они существуют сейчас, обречены – может быть через 10 лет, может быть – через пятнадцать… Но сохранить можно, только реорганизовав, не пытаясь цепляться за старое.

Расставание с семьей и переезд в детский дом глазами ребенка

Содержание:

Процедура лишения родительских прав и помещения ребенка в детский дом неоднократно описана, хорошо известна усыновителям и тем, кто занимается устройством детей в семью. О чувствах детей, которых забирают из семьи, написано гораздо меньше, а ведь именно этот опыт сказывается затем на всей жизни ребенка из детского дома.

Решение об отобрании ребенка из семьи принимается органами опеки и милицией в тех случаях, когда, во-первых, социальное неблагополучие в семье носит хронический характер, и, во-вторых, существует непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка. При этом с самим ребенком никто не обсуждает происходящего. То есть ребенок как бы является «объектом».

Очевидно, что мотив действий представителей органов опеки — защита ребенка и его прав. А что происходит с точки зрения ребенка? У ребенка была его жизнь, в которой, возможно, ему многое не нравилось, но, тем не менее, это был его привычный, «собственный» мир. Если родители не были крайне жестоки с ребенком и он не убегал из дома сам, то это означает, что отобрание происходит против воли ребенка.

С точки зрения ребенка: «виноват и наказан»

Попробуйте представить себе следующую ситуацию: вы — ребенок, живете с мамой, бабушкой, братом и сестрой в своей квартире. Вам не всегда хватает еды, игрушек, но вы привыкли, что спите с братом и сестрой на одном диване. К маме с бабушкой периодически приходят какие-то люди, с которыми они вместе шумят и пьют на кухне, у мамы часто меняется настроение, в зависимости от этого она может обнимать вас или внезапно раскричаться и даже побить. От нее часто пахнет спиртным, вы знаете этот запах, но он для вас неразрывно связан с матерью. В соседних с вашим дворах вы знаете все закоулки и все интересные места для игр, среди дворовых ребят у вас есть друзья и враги. Бабушка говорит, что осенью вы пойдете в школу, и там будет бесплатное питание, потому что у вас многодетная семья.

Однажды к вам в дом приходят две женщины, про одну из них мама говорит, что она из милиции. Они разговаривают с мамой на кухне на повышенных тонах, мама начинает ругаться и говорит: «Это мои дети. Это никого не касается! Не ваше дело! Как хочу, так и живу! Преступников лучше бы ловили, чего к нам пристали!» и т.д. Потом они с бабушкой обсуждают, что надо бы маме устроиться на работу, но нет ничего для нее подходящего.

В течение недели в доме нет пьяных компаний, бабушка прибралась в комнатах. Но еще через некоторое время все опять становится как прежде: мама не работает, домой приходят разные люди, с которыми она опять выпивает. Затем как-то раз вы слышите разговор между мамой и бабушкой, что пришла какая-то повестка. Мама сначала плачет, а вечером они с бабушкой сильно напиваются. Утром мама говорит: «Проспали, ну и наплевать!».

На следующий день утром раздается звонок в дверь. Полусонная мама на пороге ругается матом и пытается не впустить в квартиру пришедших, а бабушка говорит вам, чтобы вы собирались, что вы поедете в санаторий. Бабушка почему-то плачет, а в коридоре разгорается скандал, маму удерживают, потому что она пытается драться, ругается матом, что-то кричит про правительство, «сволочей из милиции» и т.д.

Вы не понимаете, что происходит, но таких ситуаций в вашей жизни еще не было, и вы чувствуете, что происходит что-то серьезное. Вас вместе с братом и сестрой выводят из квартиры незнакомые вам люди (их трое). Они говорят, чтобы вы не боялись, что вы поедете в санаторий, что там вам будет хорошо: вас будут кормить, у вас будет новая одежда и книжки. Вас сажают в машину, и вы куда-то едете.

Затем машина останавливается возле какого-то здания, уводят вашу сестру и говорят, что она тут останется, так как здесь живут маленькие дети до 3 лет. Вам это непонятно, но машина едет дальше. Машина долго едет, выезжает за город и останавливается возле какого-то забора. Ворота открываются, машина въезжает внутрь. Вы видите, что оказались на огороженной территории, вас со старшим братом выводят из машины. Вы входите в здание.

Люди, которые вас привезли, говорят взрослым, которые встречают вас в вестибюле, ваши имена и фамилии, подписывают какие-то бумаги, говорят вам, чтобы вы не боялись, и куда-то уходят. Новые взрослые куда-то вас ведут, в помещении с кафельными стенами и полом вас раздевают, забирают вашу одежду, говоря, что «эту грязь невозможно отстирать и вам дадут другое».

Потом говорят про каких-то насекомых и стригут вас налысо. Потом вас ведут мыться, и первый раз в жизни вы моетесь чем-то колючим, что дерет вам кожу, мыло щиплет глаза, и вы плачете. Кто-то вытирает вам лицо жестким вафельным полотенцем. Вам дают новые вещи и говорят, чтобы вы их одели. Вы не хотите, так как это не ваша одежда, но вам говорят, что вашей одежды больше нет, что она вся сгнила от грязи и ее выкинули, и у вас теперь новая одежда — гораздо лучше старой. Вы одеваете пахнущую чем-то чужим и непривычную одежду.

Вас ведут по коридору, брату говорят, что его отведут в группу для старших детей, и вы теряете его из вида. Вас приводят в большую комнату, где стоит много кроватей. Вам показывают ваше место, говорят, что тумбочку вы будете делить с каким-то другим ребенком, что все дети сейчас на прогулке, но скоро они придут, и вы будете обедать вместе с ними. Вас оставляют в одиночестве в этой комнате, вы садитесь на кровать и ждете…

Что означает для ребенка расставание с семьей

Какие чувства возникают при чтении этого текста и ощущении себя в роли ребенка в такой ситуации?

Какие появляются мысли, ощущения?

Каково это — такой отъезд из дома с незнакомыми людьми неизвестно куда?

Каково оказаться в незнакомом месте в полной неизвестности — что будет дальше? Разлучиться по очереди со всеми близкими и не знать, где они и будет ли возможность увидеть их когда-либо еще?

Лишиться всех своих вещей, включая нижнее белье, и волос?

Чего хотелось бы в такой ситуации от окружающих взрослых?

Если уж такой переезд необходим, как бы хотелось, чтобы он происходил?

Что бы хотелось знать про своих близких? Важна ли была бы возможность видеться с ними время от времени?

Очень часто люди не дают себе труда задуматься о том, что означает для ребенка расставание с семьей. «Ну, живет ребенок в детском доме — так у него жизнь сложилась, и нечего драматизировать ситуацию». Тем не менее для ребенка эта ситуация очень драматична. Первый шаг, который взрослые обязаны сделать, когда действительно интересуются жизнью ребенка, — признать его чувства в этой ситуации и то, что подобного рода событие не может пройти бесследно, потому что, по сути, является для ребенка крушением его мира.

Разлуку с семьей ребенок расценивает как отверждение («родители позволили этому произойти»), и результатом становятся негативные представления о себе и о людях. «Я никому не нужен», «Я — плохой ребенок, меня нельзя любить», «На взрослых нельзя рассчитывать, они бросят тебя в любой момент», — это убеждения, к которым в большинстве своем приходят дети, покинутые своими родителями.

Один мальчик, попавший в детский дом, говорил о себе: «Я — лишенный родительских прав». Это высказывание очень верно отражает суть происходящего: ребенок — жертва обстоятельств, но в результате он теряет больше всех. Семью, близких людей, дом, личную свободу. Это приносит боль и воспринимается как наказание. Любое наказание бывает за что-то, и единственное объяснение, которое могут найти дети в такой ситуации, — это то, что они «плохие».

Безвыходность ситуации в том, что представления о себе в значительной степени определяют поведение человека. Представление о себе как о «плохом», боль от переживаемой жизненной катастрофы, обилие агрессивных поведенческих моделей в жизненном опыте (семья, социальное окружение) приводят к тому, что рано или поздно такие дети становятся социальными деструкторами.

Чтобы прервать этот «фатальный круг неблагополучия» и действительно помочь ребенку, необходимо работать и с его переживаниями в связи с утратой семьи, и с травматическим жизненным опытом, прорабатывать его актуальные жизненные проблемы, находя альтернативные модели поведения. Дать возможность успешной социальной самореализации и помочь в формировании мотивов для нее. Отдельная задача в работе с ребенком — формирование позитивной модели будущего, навык постановки целей и их достижения. Все это сложная, трудоемкая и кропотливая работа, требующая участия большого количества людей и системного подхода. Но без нее ребенок не получит «второго шанса» в своей жизни.

Как живут дети в детских домах в период пандемии?

«Я заколебался сидеть в этом детском доме, поскорее бы коронавирус закончился». Только все это на одном мате говорилось.

Часть 18. Как живут дети в детских домах в период пандемии?

Читать все записи в блоге Светланы Карамовой

Сегодня в рубрике #мыслиребенкаиздетскогодома_Ваня — очень важная тема!

О том, как дети в детских домах живут в период пандемии и полной изоляции. Сегодня Ване есть, что рассказать об этом.

Предыстория такова, что у меня закончилось разрешение на гостевой режим, я не могла продлить его заранее, так как в мае-апреле больница не принимала на медосмотр, без которого новое разрешение мне бы не дали.

Поэтому мне пришлось увезти Ваню в детский дом, и как раз в этот момент стало двигаться дело со сдачей документов в опеку. Но Ване пришлось пожить в детском доме три недели как раз в период карантина и изоляции.

Ваня: «Что испытываешь в этот момент? Зависть! Огромную зависть ко всем, кто на свободе. А я никуда не могу выйти, сижу себе в построенном шалаше в дворе ДД и все. Даже приехал родной человек ко мне (сестра), и мы только 10 минут смогли поговорить у забора. Всего 10 минут!!! В общем, это самая настоящая тюрьма получается.

Это страшно отстойно. Сидишь и завидуешь всем домашним детям. Они могут погулять, сходить покупаться на озеро и тд. А мы можем позволить себе гулять только на территории ДД и поиграть в футбол на корте тоже на территории ДД.

А так хочется выйти за забор! Вот просто — ВЫЙТИ ЗА ЗАБОР! На свободу.

Все дети говорят, быстрее бы это закончилось, абсолютно каждый вечер я слышал: «Я заколебался сидеть в этом детском доме, поскорее бы коронавирус закончился». Только все это на одном мате говорилось.

Первые деньки, когда я приехал, мне казалось, это весело. Я и не задумался, что все с марта уже так тусят тут. Парни, конечно, мне обрадовались, но это только первое время радовались, потом тоже стало скучно.

Какие у нас были развлечения: футбол, пионербол и тд, шалаш построили на территории, музыку слушали. Все на территории ДД. Некоторые с этим короновирусом стали даже делать пробежки по утрам. Даже те, кто сроду не бегал, начали бегать от скуки.

Хотелось простых радостей: сходить в магазин, увидеть хоть кого-то: друга, знакомого.

Волонтеры в ДД не приходят, вообще никто не заходит внутрь ДД, максимум передачки через охранника у ворот.

И каждый день абсолютно похож на предыдущий.

Мифы о детских домах | Фонд «Арифметика добра»

Миф – чудесная история, некое субъективное мнение или верование, которое препятствует осознанию реальности, часто противопоставляется науке. Очень грустно, что в современном мире вообще есть такой день – День Сирот. И мы будем «отмечать», рассказывать, показывать и объяснять. Сегодня о мифах, связанных с детскими домами. Об удобной вере огромного количества людей, о том, как там живется.

Ваня, 16 лет (в приемной семье с 10 лет)

«Ненавижу вспоминать детский дом. Я сейчас это рассказываю, чтобы других тоже забрали. Нас в детском доме было больше 100 человек. Жили вперемешку, потому что мальчиков было больше, но воспитатели были по возрастам распределены. Просто, чтоб вы понимали, я приехал домой, и был как дикарь. Не знал, куда выкидывать мусор, что убирать в холодильник, а что можно оставить. Вообще не понимал тему, что еда может портиться. Денег в руках не держал, на цены в магазине вообще не обращал внимания, вот лежит, ну и пусть берут мне, думал.

Стиральный порошок кончается, мокрое полотенце на сушку вешать, обувь на разные сезоны нужна, все вот эти вещи, я ничего этого не знал. А еще про выбирать, я не мог решить сам ничего, мама говорит: «Вань, сначала гулять или уроки?», и я в ступор впадал, ждал, что мне скажут, чтобы подчиниться. После снега ботинки надо поставить сушиться, рваное можно починить, еда не сама в тарелках появляется. Мы ничего там не умели, как тупое стадо жили. Я вырвался, я спасся. Ну, меня спасли, точнее».


Система детских сиротских учреждений построена таким образом, что растит потребителя. Как, не обслуживая, организовать под одной крышей достойное содержание большого количества детей? Это просто невозможно. Дети растут в убеждении, что белье само становится чистым, картошка всегда порезана и пожарена, а чай – уже с сахаром.

Быт – неотъемлемая часть жизни любой семьи, это то, чего лишен ребенок в детском доме. В результате выход в самостоятельную жизнь становится для него шоком.

Кристина, 17 лет (воспитывается в детском доме)

«Первый раз меня хотели взять в семью, когда мне было 7 лет. Мне ужасно понравились те люди, женщина была такая добрая, с теплыми руками. Но потом девчонки мне стали говорить, что меня будут бить, что у них свои дети есть и они будут надо мной издеваться. Короче, я вообще к ним выходить не хотела, меня психолог притащила, а я вела себя как дура. Грубила и сказала, что я в их вонючий дом не хочу. Мне до сих пор стыдно. Если бы они пришли еще раз, я бы точно к ним пошла, но они не пришли.

Еще раз меня хотели забрать, мне уже 12 было. Тогда Оля, мы с ней в комнате жили, сказала, что она в семью ходила и там пропали деньги и все на нее повесили. Что и со мной так будет. Они еще были из другого города, я подумала, что меня там отправят в какой-то новый детский дом и написала отказ от того, чтобы к ним в семью идти. Они меня так уговаривали, говорили даже, что, наверное, мне наговорили чего-то, что это не так. Но я уже молчала. А через год выходить, никого нет у меня. Жалею сейчас».


Детям нужны  отношения – прочные и близкие. Только это дает им ощущение устойчивости в мире и силы жить. Только постоянное участие в жизни ребенка значимого взрослого позволяет личности раскрыться, реализоваться. Такие отношения возможны только в семье. Страх неизвестного, травматичный опыт в

Жизнь сироты в детском доме

«До шести лет я не знала, как меня зовут. И вот на больничной кровати висит моя карточка. С именем, датой рождения. Так я впервые познакомилась сама с собой. Но в детском доме меня называли Соней. Когда я вышла, я вернула себе мое настоящее имя — Сания. Соня — это кокон. Сания — это уже личность.

Невозможно без горести познать радость, как и без дождя не будет радуги. У каждого свои случаются невзгоды, и они тоже несут свой смысл. Даже если очень плохо — это начало чего-то очень хорошего! С каждым таким случаем мы обретаем немножко мудрости, и в конце концов начинаем что-то ценить», — говорит Сания Испергенова.

25-летняя Сания — дизайнер и художник, пишущий невероятные картины. Сания сейчас преподает в колледже, а еще она — сотрудник благотворительного фонда «Арифметика добра», профессионально и системно работающего в сфере социального сиротства. Эта талантливая молодая женщина с рождения жила в детском доме. Но сама смогла выстроить свою судьбу — благодаря своему характеру.

Но во всем мире в детских учреждениях все еще живут дети. В России их более 40 тысяч. Из них 80 процентов — подростки, малышей разбирают охотнее.

Выходя из детских домов, до 90 процентов выпускников не справляются с жизнью и погибают — в переносном и прямом смыслах. История Сании — скорее, исключение, чем правило: наша героиня сумела справиться со всеми трудностями, которые сопровождают детдомовца, помог ее внутренний стержень и те люди, которые встретились на пути. Во Всемирный день сирот хочется напомнить о том, что мальчики и девочки, живущие в системе, нуждаются в нашей поддержке. И, конечно, в семье и любви.

Сания, ты ведь с рождения оказалась в системе, в доме ребенка, потом в детском доме. Как это случилось?

С рождения. Моя мама училась в Москве в Тимирязевской академии, сейчас она и все родные живут в Челябинске. Мне говорили, что меня отдали из-за того, что не на что было меня кормить, но я думаю, что были религиозные причины. Моя мама — казашка, а казахи не имеют права рожать детей вне брака, и она боялась, что ее опозорят в сообществе.

Я не поддерживаю контакт с мамой. Раньше тоже его не было. В детстве я этого хотела, но не могла психологически, поддерживала его, скорее, воспитательница: она звонила маме и давала мне трубку — хотела, чтобы мы пообщались.

А у меня сразу все зажималось, я молчала в трубку и потом возвращала телефон воспитательнице.

Да и мама молчала. Мы не знали, как и о чем говорить, как наладить контакт. У мамы еще после меня родилось 4 детей, ей, наверное, было не до меня.

Когда я вышла из детдома, мне написала в Одноклассниках девушка, предположила, может быть, мы родственники, раз у нас одинаковая фамилия. Она оказалась моей двоюродной сестрой. Я поехала в гости. И моя тетя Айгуль рассказала историю, что моя мама мне не родная. Что якобы к ней пришла некая беременная женщина, в родах, ей вызвали скорую, мама дала свой паспорт и на нее меня записали. История, к которой очень много вопросов.

Так я поняла, что ничего не получится.

Я приезжала в Челябинск и думала, что, может быть, мы с мамой наконец увидим друг друга. Но за эти пять дней она так и не подняла трубку и не ответила.

Встречи не случилось. А мне хотелось ее хотя бы увидеть, расспросить.

В 2013 году я начала поиски отца, написала на передачу «Жди меня». Мне написали родственники отца. Но где он сам, они не знали, я ищу его до сих пор.

Сания в детском доме

Сания в детском доме

Ты говоришь о том, что многие, выходя из детских домов, теряются в жизни. Пропадают. Тебе удалось удержаться. Ты изначально была сильной?

Я всегда была собранной, ответственной. Уже в классе пятом я думала о том, кем я выйду. Я жила будущим. Копила деньги. Да, как всем детям в детдоме, мне иногда хотелось убежать, куда-то спрятаться. Но я помню, что я осознанно воспринимала действительность.

А еще мне помогали и помогают какие-то важные жизненные встречи. Попадались по пути те самые значимые люди, о ценности которых для ребенка обычно говорится. И это так.

В свое время к нам в детский дом пришла работать психолог Эсланда Борисовна. У нее я нашла тот самый уголок спокойствия. Я обычно всегда молчала, почти не разговаривала. А вот с ней я начала разговаривать.

Общалась я с карандашом, с бумагой. Не с людьми. Боялась, может быть. Или мне надоедало общество. Я не любила сплетничать, надоедал постоянный коллектив, хотелось уединиться. Может, поэтому я часто болела. И когда уезжала в санаторий, мне там хотя бы удавалось отдохнуть от людей.

Психолог начала разговаривать со мной. Это был человек, который проявил ко мне искренний интерес. Она стала спрашивать, как у меня дела. И я привыкла к этому. Стала приходить, мне было интересно беседовать. Она стала тем значимым человеком для меня, который подсказывал, поддерживал. Эсланда Борисовна учила меня, как делать выбор, как отстоять свои интересы.

Сания в детском доме

Сания в детском доме

Преподаватели видели во мне способности. Говорили, что мне надо поступать в вуз, что есть голова на плечах. Что мне, может быть, близка экономика. Я когда-то действительно любила точные и естественные науки — физику, химию.

Но так случилось, что учитель по ИЗО как-то сказала: попробуй себя в живописи. И она оказалась права.

И я начала искать, и нашла для себя колледж имени Карла Фаберже. Стала готовиться туда, проходила подготовительные курсы, потом поступила.

А учиться там было сложно — многие туда пришли после художественной школы. И я днями и очами рисовала, пока не догнала всех по уровню. Потом я поняла, что я уже даже выше ребят, перегнала их. Я единственная из всех сдала все три сессии, готовилась ночами, а многие просто махнули рукой. Мне рассказывали, что потом как-то на общем собрании меня приводили в пример, а одна девочка сказала: «Так у нее родителей нет». Видимо, в том смысле, что мне отвлекаться не на кого, времени полно, я же одна…

Работа Сании. Московский дворик. Холст, масло, 2015 г.

Работа Сании. Московский дворик. Холст, масло, 2015 г.

В колледже Фаберже я отучилась год по специальности «дизайн текстильной промышленности», а потом преподаватели перешли в другой колледж, и я пошла за ними, это был костяк сильных педагогов. И я правильно поступила. Уже в другом колледже, учась у этих профессионалов, я получила специальность «дизайнер по интерьерам».

На этом я не остановилась, пошла в вуз. В 2014 году я поступила в Московский государственный университет леса, который в 2016 году присоединили к Бауманке. В этом году я закончила вуз, у меня диплом Бауманки по специальности «ландшафтный архитектор».

Было ли к тебе особенное отношение в колледже, в вузе, когда узнавали, что ты сирота и жила в детском доме?

— В колледже некоторых раздражало, что я все время улыбалась. А мне было хорошо от того, что я вышла из детского дома, что у меня все получается, что я занимаюсь тем, что мне нравится. Не было причин плакать. Но особого отношения ко мне «ты другая» я не чувствовала.

— Ты подчеркиваешь мысль «вышла из детского дома». Ты ощутила тогда чувство свободы?

— Да, это было чувство освобождения.

У меня два имени — Соня и Сания. Но Соня — это кокон, а Сания — это уже личность.

Соней меня называли в детском доме. А когда я вышла из детского дома, мне захотелось, наконец, вернуть свое настоящее имя, данное при рождении.

Сначала я к нему привыкала. Сания — это мой характер, это полностью я. Соня — это человек, который будет делать так, как ему скажут. Я такая и была — исполнительная, все делала, что меня просили. Я считала, что надо поступать всегда так, чтобы мне потом не было за себя стыдно.

Что ты вспоминаешь о жизни в детском доме?

Вообще, когда я только попала в детский дом, это сыграло для меня положительную роль. Когда в 6 лет меня перевели из дома ребенка в детский дом, я ведь была отсталой — и физически, и психологически. Например, не могла подниматься по лестнице. Я боялась. Не знала ни букв, ни цифр. И всему этому я училась в детском доме.

В доме ребенка детей наказывали. Могли оставить без ужина. Однажды мы играли с детьми, кидались подушками — меня в наказание положили голой под кровать на ночь.

А чтобы мы лучше засыпали, нам не читали сказок на ночь. Воспитатели придумали другой способ: летом они ставили за занавеску на окно страшную маску — Бабы Яги или какого-то монстра, похожего на Фредди Крюгера. Видимо, чтобы мы от страха поскорее попрятались под одеяла и заснули.

Нашим воспитанием и взращиванием там не занимались. Мне запомнились только неприятные вещи.

Из приятных моментов помнятся только дни, когда приходили спонсоры. Но не потому, что они дарили нам подарки. Они приносили какие-то сладости, вещи, но у нас все равно все забирали, как только гости уходили.

Для меня было главным то, что к нам приходили люди, и можно было с ними пообщаться.

Работы Сании. Осень. 2015 г.

Работы Сании. Осень. 2015 г.

Я была старшей в группе. Воспитатели, уходя, поручали мне следить за другими детьми. Совет был простой: «Будут не слушаться, бей головой об стену». Я, конечно, и не думала так делать. Всех малышей уговаривала вести себя тихо. Только меня наказали за то, что я никого не наказала. Воспитатели, вернувшись, всех забрали на ужин, а меня заставили сидеть все это время на корточках.

Сейчас этого дома ребенка уже нет. Вообще. Даже здания. На этом месте построили роддом, и думаю, это хороший знак.

Я помню, что мы в пятом классе писали сочинение на тему «Мой дом», и я как раз поделилась своими тяжелыми воспоминаниями. Меня вызвал директор детского дома, поговорил со мной и пообещал, что с этими случаями в том доме ребенка разберутся. После этого как раз вскоре то учреждение и закрыли. Я была очень рада тому, что другие дети больше не будут страдать от таких унижений и мучений.

Поэтому по сравнению с домом ребенка мой детский дом оказался замечательным местом. Ведь я до 6 лет даже не знала, как меня зовут, когда у меня день рождения!

А как ты это узнала?

Мне запомнился момент: меня привезли в больницу и спрашивают, как меня зовут, а я даже не понимаю вопроса — сижу и хлопаю глазами. Наверное, нас по именам и не называли. «Иди сюда» — этого было д

Ребенок в детском доме. Как живут дети в детских домах? Воспитанники детского дома в школе

Тема «Ребенок в детском доме» очень сложная и требует самого серьезного внимания. Проблема часто не полностью осознается обществом. Между тем, жителей детских домов в нашей стране с каждым годом все больше. Статистика утверждает, что количество беспризорников в России сейчас достигает двух миллионов. А количество воспитанников детских домов увеличивается примерно на 170 тысяч человек в год.

Только за последнее десятилетие таких заведений стало в три раза больше, чем раньше. В них живут не только настоящие сироты, но и брошенные родителями маленькие инвалиды, отобранные из алкоголиков, наркоманов и осужденных. Существуют специальные закрытые учреждения для рожденных с врожденными пороками развития или такие формы, как интернат для умственно отсталых детей. Условия жизни и содержание там не афишируются, и общество предпочитает закрывать на это глаза.

Как живут дети в детских домах

То, что происходит в таком замкнутом пространстве, по свидетельствам очевидцев, мало похоже на нормальные человеческие условия.Организации, спонсоры и просто неравнодушные люди стараются сделать все, что в их силах, чтобы помочь таким детям. Они собирают деньги, финансируют поездки, устраивают благотворительные концерты, закупают мебель и бытовую технику для детских домов. Но все эти, несомненно, добрые дела направлены на улучшение внешних условий для существования детей-сирот.

Между тем проблема детей в детских домах гораздо серьезнее, глубже и заключается в создании человеческих условий для таких воспитанников, кормлении, обогреве и стирке, мы не решим основные проблемы — отсутствие любви и личного индивидуального общения с матерью. и другие родственники, близкие люди.

Государственное образование — гарантии и проблемы

Решить эту проблему только деньгами невозможно. Как известно, дети, оставшиеся без родителей в нашей стране, находятся под опекой государства. В России форма обучения детей-сирот в основном существует в виде государственных больших детских домов, каждый из которых рассчитан на количество человек от 100 до 200 человек. Преимущество системы государственной безопасности заключается, главным образом, в социальных гарантиях — получении собственное жилье по достижении совершеннолетия, образование и так далее.Это несомненный плюс. Но если говорить о причине образования, то государство по большому счету не может этого сделать.

Неумолимая статистика свидетельствует — не более десятка выпускников детских домов, став взрослыми, находят себе достойное место в обществе и ведут нормальную жизнь. Почти половина (около 40%) становятся алкоголиками и наркоманами, многие совершают преступления, а около 10% выпускников пытаются покончить жизнь самоубийством. Почему такая ужасная статистика? Видимо, все дело в серьезных изъянах в системе государственного образования детей-сирот.

Детский дом — возраст детей и переход по цепочке

Такая система построена по принципу конвейера. Если ребенок остался без родителей, ему суждено было путешествовать по цепочке, последовательно переезжая в ряд учреждений. До трех-четырех лет маленькие дети-сироты содержатся в детских домах, затем их направляют в детский дом, а по достижении семилетнего возраста интернат становится местом постоянного проживания воспитанника.Это заведение отличается от детского дома наличием собственного учебного заведения.

В последнем тоже часто делятся на неполные и средние школы. У обоих есть свои учителя и воспитатели, они находятся в разных зданиях. В результате в течение жизни воспитанники интерната не менее трех-четырех раз меняются коллективы, воспитатели и сверстники. Они привыкают к тому, что окружающие взрослые — явление временное, и скоро появятся и другие.

По штатному расписанию на 10 детей только один образовательный курс, летом — один человек на 15 детей. Конечно, в приюте за ребенком не уделяется никакого реального присмотра или внимания.

О повседневной жизни

Еще одна проблема и характерная черта — изолированность мира сирот. Как живут дети в детских домах? И они учатся, и они общаются, круглосуточно готовя среди таких же обездоленных. Летом обычно коллектив отправляют на отдых, где ребятам придется контактировать с такими же, как они сами, представителями других государственных учреждений.В результате ребенок не видит сверстников из нормальных обеспеченных семей и не знает, как общаться в реальном мире.

Воспитанники детского дома не привыкают к работе в нормальных семьях. Им некого учить и объяснять необходимость заботиться о себе и своих близких, в результате они не могут и не хотят работать. Они знают, что государство обязано заботиться о том, чтобы подопечных были одеты и накормлены. Необходимости в собственном сервисе нет. Причем любые работы (например, помощь на кухне) запрещены, регулируются правилами гигиены и безопасности.

Отсутствие элементарных домашних навыков (готовить еду, убирать в комнате, шить одежду) порождает вполне реальную зависимость. И дело даже не в банальной лени. Эта порочная практика губительно сказывается на становлении личности и способности решать проблемы самостоятельно.

О независимости

Ограниченно, до предела общение со взрослыми в группе не стимулирует развитие ребенка в детском доме с точки зрения самостоятельности. Наличие обязательного твердого распорядка дня и контроля со стороны взрослых отсекает всякую потребность в самодисциплине и планировании собственных действий ребенка.Дети с младенчества приучены только следовать чужим указаниям.

Как следствие, жизнь выпускников государственных учреждений не адаптирована. Получив жилье, они не умеют жить одни, заботиться о себе в доме. Эти дети не умеют правильно покупать еду, готовить и тратить деньги. Нормальная семейная жизнь для них — загадка с семью печатями. В людях такие выпускники совершенно не разбираются, и в результате очень и очень часто попадают в криминальные структуры или просто напиваются.

Печальный результат

Даже в внешне благоустроенных детских домах, при соблюдении дисциплины, нет вопиющих случаев жестокого обращения, некому прививать детям нравственные идеалы и давать хотя бы элементарные представления о жизни в обществе . Эта ситуация, к сожалению, порождается самой системой централизованного государственного образования детей-сирот.

Педагогические задачи в детских домах чаще всего сводятся к отсутствию ЧП и широкой огласки.Сироты-старшеклассники объясняют права ребенка в детском доме и выход из него (на жилье, пособие, бесплатное обучение). Но этот процесс приводит только к тому, что они забывают о каких-либо обязанностях и помнят только о том, что у всех есть все — начиная от государства и заканчивая ближайшим окружением.

Многие дети из детского дома, выросшие без духовно-нравственной опоры, склонны к эгоизму и унижению. Стать полноправными членами общества для них практически невозможно.

Альтернатива — …

Выводы печальные: Большой государственный детский дом как форма обучения детей-сирот полностью и полностью доказал свою неэффективность. Но что вы можете предложить взамен? Среди специалистов считается, что оптимальным для таких детей может быть только усыновление. Ведь только семья может дать то, чего ребенок в приюте лишен в государственной среде.

Не понаслышке зная о жизни в приемных семьях, твердо верю в необходимость государственной помощи людям, которые решили воспользоваться воспитанием еще одного ребенка-сироты.Такие родители нуждаются в поддержке государства, общества и церкви, так как у приемных родителей с их тяжелыми обязанностями всегда есть много проблем и сложных вопросов.

Приемные семьи доступны для замены детских домов. При этом государство выплачивает родителям зарплату, и секрета усыновления нет — сирота знает, кто он и где. В остальном такой ученик — полноценный член семьи.

Другой вариант

Другой формой организации приюта является семейный приют.Таким путем часто идут негосударственные учреждения такого типа. Жилые помещения могут быть разделены на отдельные квартиры, «семьи» состоят из 6-8 детей, официально назначенной на эту должность матери и ее помощников. Дети все вместе и по очереди занимаются покупкой еды, готовкой и всеми необходимыми домашними делами. Ребенок в детском

.

вещей, которые можно подарить детскому дому — что нужно детям

вещей, которые подарить детскому дому

Вы хотите знать, что рекомендуется отдать детскому дому, чтобы сделать их жизнь проще и приятнее? Что действительно нужно детям, кроме любви и внимания?

Я всегда хотел поехать и помочь в детском доме где-нибудь в чужой стране, где я никогда не был. Чтобы хоть немного изменить жизнь детей и показать им, что люди действительно заботятся о них.

Недавно, посещая рынок в Перте, я наткнулся на стенд, которого раньше не видел, и женщина сказала, что все вырученные деньги пойдут в детский дом на Бали.

Я пообещал ей, что сделаю статью (хаб) о них, чтобы она повысила осведомленность.

Я никогда не был на Бали и отсюда дешевле, чем где бы то ни было, особенно сейчас.

Может быть, если я найду билет на 800 долларов, мы сможем помочь, провести время с детьми

Отнесите детям одежду и т. Д.

Я действительно хочу это сделать и собираюсь организовать сбор средств, чтобы помочь им получить вещи.

На Бали есть 7 детских домов с организацией Bumi Sehat.

О приюте Джоди О’Ши

Как и большинство вещей в жизни, реализация решения об открытии приюта памяти Джоди О’Ши не произошла в одночасье. После бомбардировки Бали 12 октября 2002 года многие люди захотели внести свой вклад в создание будущего возможностей для тех, у кого было очень мало возможностей.Сострадательная и решительная группа людей объединила свои ресурсы для улучшения жизни детей здесь, на Бали. Мы сердечно благодарим этих людей за их приверженность — их поддержка позволила начать строительство в марте 2005 года, и мы открыли свои двери четыре месяца спустя.

У нас более сорока детей в возрасте от 2 до 18 лет. Некоторые из этих детей — с Сумбы, очень бедного и засушливого острова к востоку от Бали, некоторые — с Бали, а некоторые из них — с другого острова Индонезии.

С момента переезда в новый дом эти дети претерпели удивительные изменения. До того, как попасть в приют, все они выросли в нищете в бедных районах, обычно в семьях с одним родителем, живя скудным существованием из рук в руки.

Однако сегодня в своем новом доме наши дети обретают жизнь, о которой они никогда не знали: здоровое питание, образование, воспитание и уход, а также свобода быть просто детьми. Джоди со своими любимыми спасенными собаками

Следует, однако, подчеркнуть, что все семьи детей любят и заботятся о них безмерно, но им пришлось принять трудное решение отправить своих детей в другое место, чтобы обеспечить им лучшую жизнь и, в конечном итоге, лучшее будущее.

Детский дом на Бали

Это одно из тех мест, где я надеюсь провести некоторое время, помогая детям.

Мы можем обучать английскому языку, а также другим вещам, которые мы узнаем.

Я собираюсь пожертвовать% от членства в международных туристических клубах, которые я продаю, а также собираю средства.

, так как им нужны деньги на обучение детей.

Посмотрим, что мы можем собрать вместе, чтобы помочь детям.

Картины — СПАСИБО от детей за помощь, которую они получают.

Организация Буми Сехат

Организация уделяет особое внимание развитию общественного здравоохранения

Возможности образования для более обнадеживающего будущего

Создание местного потенциала для обслуживания деревень

Велнес и здоровье

Подготовка к бедствиям и реагированию, оказанию помощи и восстановлению

Переработка отходов в деревнях, поддержка окружающей среды и образование

Детский приют Widhya Asih был первым в организации на юге Денпассера, столицы острова Бали.

В настоящее время в нем обучаются 37 детей в возрасте от 16 до 22 лет, они учатся в школе и учатся ремеслам для своего будущего.

Видхья Асих II находится в Блимбингсари, у него 81 ребенок в возрасте от 2 до 16 лет.

Видхья Асих III находится в Сингарадже, у него 103 ребенка в возрасте от 7 до 24 лет.

Widhya Asih IV находится в до-до, который специализируется на девушках в возрасте 6-23 лет,

Widhya Asih V находится в 3 часах езды от Денпассера в Мелайе и является самым большим приютом для сирот со 110 детьми в возрасте от 5 до 21 года.

Widhya Asih VI находится в английском Регентстве и является худшим по условиям проживания.

Мальчикам нужно спать по 2 человека в кровати. Нет детской площадки или чего-нибудь еще.

Им действительно нужна помощь.

Видхья Асих VII находится в Амалапуре с 21 ребенком в возрасте от 13 до 22 лет.

Все приветствуют посетителей с детьми.

Как вы можете мне помочь

Я собираюсь пожертвовать процент от членства в программе International Clu детскому дому.

Если вы присоединитесь до 11.1.11 это 399 $ на год

3999 долларов для семейного пожизненного членства с бесплатной неделей в Мексике.

Я куплю вещи, которые необходимы, например, шампунь.

По мере поступления денег я буду делать фотографии, помещать их в хаб, чтобы вы могли видеть, куда идут деньги.

Когда мы поедем, я добавлю фотографии получения товара!

Если вы компания или бизнес.

Мы ищем компании, которые пожертвуют нам вещи для перевозки на Бали

ручки / карандаши

Ноутбуки

шампунь

мыло

туалетные принадлежности

спортивный инвентарь

маленькие игрушки

Нижнее белье для мальчиков и девочек

легкие летние платья, топы, юбки

Шорты, футболки для мальчиков

Предметы гигиены для девочек

Девчачьи предметы!

и т.д. и т.п.

Что нужно детям

Одежда

обувь

Блокноты

Ручки

Пища, например, рис — масло и т. Д.

Деньги на улучшение помещений и достойные условия жизни

.

Волонтер в Детском доме за рубежом

Работа в детском доме

В развивающихся странах много детей-сирот, которые живут в приютах и ​​детских домах, цель которых — предоставить им безопасное место для жизни, учебы, получения образования и развития. Мы помогаем людям со всего мира участвовать в волонтерских программах по уходу за детьми, и вы можете сыграть роль в развитии молодежи в странах, которые живут в детских домах. Как волонтер, ваша роль будет заключаться в том, чтобы работать с ними, приносить радость в их жизнь и помогать местному персоналу в повседневных делах.

Некоторым детям, возможно, не уделяли должного внимания или они были из неблагополучных семей, и им нужна помощь и люди, которым они могут доверять, чтобы работать с ними, и обычно для участия вы должны будете предоставить проверку CRB. Некоторые детские дома находятся в сельской местности, и вы можете работать примерно 20-30 часов в неделю с понедельника по пятницу. Размещение обычно предоставляется в общем здании с общими удобствами с другими участниками, или вы можете остановиться в принимающей семье.

Итак, хотите ли вы провести год перерыва или перерыв в карьере, помогая в приюте, или вы просто вдохновлены отдавать, вы получите опыт, который изменит вашу жизнь, и сможете по-настоящему изменить ситуацию.Просмотрите дополнительную информацию, чтобы оценить, подходят ли вам эти типы волонтерских программ.

Задачи

Вам нужно будет иметь позитивный настрой и уметь создавать веселую среду для жизни детей. Вы можете просто помогать с повседневными задачами или даже придумывать такие идеи, как уроки английского, музыка или занятия спортом. От вас потребуется быть веселым, очень терпеливым и уметь творчески планировать недельное расписание для детей, чтобы они были заняты и заняты.В каждом приюте есть свой распорядок дня, но это сводка ежедневных задач:

  • Поможем с завтраком и подготовим детей к школе
  • Помогите с уроками и преподайте английский 3-4 часа в день в местной школе
  • Веду спорт, искусство, игры, иллюстрированные книги, музыкальные мероприятия
  • Организуйте веселые мероприятия, когда дети вернутся из школы
  • Приготовить еду на ужин

Волонтер в приюте в Африке

Африка — один из беднейших регионов мира, и вы можете подать заявку на помощь в таких странах, как Южная Африка, Кения, Танзания, Гана и Малави.Это всего лишь несколько мест, но есть также много мест для размещения нуждающейся молодежи по всему континенту, где сотни неправительственных и благотворительных организаций предлагают помощь на местах.

Уличные дети и сироты обычно не получают образования в Африке, и вы сможете помочь с уроками, возможно, преподаванием английского языка, музыкой или ведением спортивных мероприятий, которые могут быть очень интересными. Индия — невероятная страна для посещения, и с помощью этих программ вы можете создать незабываемые воспоминания и получить больше, чем просто обычный пляжный отдых.Не так много мест на этом континенте можно сравнить с помощью в приютах и ​​детях из неблагополучных семей.

Работа приюта в Кении

С помощью программ по уходу за детьми вы можете реально изменить жизнь детей из неблагополучных семей в таких местах, как Момбасса и Найроби, где более 60 000 брошенных детей живут на улицах. Местным центрам нужна поддержка международных волонтеров для борьбы с этой растущей проблемой.

Вы можете нести ответственность за заботу о младенцах и детях: чистить, кормить, стирать, менять подгузники, играть, и они также помогают им развиваться и расти.Волонтеры много общаются с детьми в детских домах и стараются развлечь их все время. Пожалуйста, изучите все места размещения перед подачей заявки, хотя, так как это может быть очень эмоциональный опыт, вы также можете спросить, насколько сильно вы сможете сделать — потратить короткое время на помощь не очень полезно, мы рекомендуем подать заявку как минимум на 4 недель.

Волонтер в детском доме в Малави

Вы сможете помочь сообществам, людям и детям и добиться реальных результатов.По приблизительным оценкам, количество сирот в Малави составляет около одного миллиона — довольно шокирующая статистика. Многие волонтерские проекты находятся в Блантайре, где по всей стране действует множество детских домов, которые поддерживаются местным населением. Большинство проектов осуществляется с ограниченным бюджетом, поэтому, когда вы участвуете в этих программах, проектам будет перечисляться вознаграждение, чтобы помочь им. Многие проекты также недоукомплектованы кадрами, не имеют материалов и сильно зависят от международной помощи.

Для участия вам должно быть 17+, но предыдущий детский приют / медицинский опыт не требуется.Иногда ежедневные обязанности могут включать в себя ведение детей по распорядку дня, кормление их и занятость в течение дня. Вы будете работать вместе с местным персоналом и другими волонтерами, а также сможете проводить уроки спорта или преподавать английский язык. Вы будете усердно работать иногда 5 дней в неделю, но у вас будет много времени, чтобы расслабиться и поехать, чтобы увидеть больше этой страны.

Волонтер в приюте в Руанде

В Руанде широко распространена бедность, и тысячи детей нуждаются в помощи.Существуют программы по уходу за детьми и детские сады, которые набирают международный персонал. Из-за геноцида, голода и эпидемии ВИЧ / СПИДа многие дети потеряли родителей и семьи и теперь находятся под опекой в ​​детских домах или в рамках инициатив крупных гуманитарных организаций. Есть много разных ролей, в которых вы можете что-то изменить.

Работа приюта в Танзании

Танзания сильно пострадала от эпидемии бедности, около 30-40% людей страдают от этого, и есть много организаций, работающих, чтобы помочь сиротам и беспризорным детям, предлагая столь необходимое образование, а также тренинги по развитию навыков в таких местах, как Дар-эс. Салам, Аруша, Моши.Детские дома в Танзании ориентированы в первую очередь на предоставление формального и неформального образования и безопасное место для жизни и учебы. Большинство населения этой страны проживает в сельской местности, поэтому вы можете присоединиться к аутрич-группе, путешествующей в сельские районы, помогая людям, которые не живут рядом с больницами.

Волонтер в приюте в Южной Африке

Работа над программами по уходу за детьми в школах и яслях в Южной Африке очень полезна, эти места предоставляют бесплатное образование, доступ к здравоохранению и безопасности, а также возможности для игр и обучения и двухразовое питание (часто единственная еда, которую ребенок будет получать в день).В задачи входят: помощь в классе, приготовление пищи, уход за детьми ясельного возраста, младенцами и маленькими детьми, техническое обслуживание и садоводство.

Волонтеры также помогают со школой: забирают детей из общинных фермерских хозяйств и забирают их домой в конце дня. Дни проводятся, оказывая поддержку, дружбу, помощь в обучении и наставничество детям, проживающим в таких местах, как приют Эдвалени. Дети, живущие в этих учреждениях, обычно из небезопасных домашних условий, затронуты или поражены ВИЧ / СПИДом или нуждаются в безопасном домашнем пространстве.В задачи входят: помощь в выполнении домашних заданий, занятия спортом, наставничество со сверстниками, обеспечение дружбы и любви.

Волонтер в приюте в Уганде

Основанный в 2000 году общественный центр пытался поддержать обнищавшую молодежь, обучая их профессиональным навыкам, которые помогут им построить лучшую жизнь, вы можете помочь в обучении ряду предметов, таких как плотничество, шитье, кладка кирпича, органическое сельское хозяйство, строительство, гончарное дело и животные. животноводство.Вы можете узнать или обратиться за помощью. Добровольцы необходимы для преподавания как профессиональных, так и академических предметов. Утром вы проводите свои собственные занятия по целому ряду предметов, таких как математика, английский язык, естественные науки (физика, химия и биология) и французский язык, в зависимости от ваших навыков! Во второй половине дня ваши ученики высоко оценят любые профессиональные навыки, которыми вы поделитесь.

Волонтер в приюте в Азии

Вы можете стать волонтером в приюте в таких странах, как Индия, Таиланд, Камбоджа, Шри-Ланка и Лаос.Вы ищете поездки в Азию? Подумайте о том, чтобы сделать что-то действительно особенное, и станьте волонтером в приюте на этом континенте, чтобы помочь некоторым из самых бедных детей на континенте. В таких странах, как Индия, многим детям из неблагополучных семей предоставляется убежище в детских домах и центрах по уходу, которые предоставляют помощь и образование, чтобы помочь им вести нормальную жизнь вдали от улиц. Вы сможете организовать стажировку, чтобы помочь неправительственным организациям, имеющим многолетний опыт работы с иностранцами в программах поощрения.

Работа приюта в Камбодже

Обратите внимание, что в настоящее время мы не предлагаем проекты детских домов в Камбодже.

Волонтер в приюте в Индии

Программы по уходу помогают обучать, кормить и заботиться о местных индийских детях, и вы можете работать в приюте, в котором заботятся до 100 детей. Детские приюты и благотворительные организации в Индии — огромная помощь в решении социальных проблем в Индии, и вы можете помочь и сыграть жизненно важную роль в обеспечении образования и здравоохранения.

Приюты в Индии недофинансированы, им не хватает денег и людей с опытом, чтобы помочь, и это то место, где вы можете внести свою лепту, есть много доступных ролей. Большое количество детей-сирот из бедных и неблагополучных семей без крова получают убежище в приютах и ​​приютах, находящихся в ведении различных неправительственных организаций по всей Индии. Это огорченные дети, вышедшие из трудных обстоятельств, которые отрывают их от детских радостей.

Сироты нуждаются в любви, заботе, ласке, тепле и воспитании.Волонтеры могут оказывать поддержку обездоленным и лишенным заботы о детях, чтобы облегчить их страдания, помогая им жить достойной жизнью. Сироты лишены многих возможностей, необходимых для их развития. Ваша небольшая помощь в приюте может иметь большое значение для этих детей, помогая сделать их настоящее безопасным и многообещающим.

Проводите с ними время. Получите их тепло и ласку. Рассказывайте им истории. Делитесь своими мечтами. Повседневные занятия могут включать выполнение домашних заданий, заметки, игры с детьми, помощь персоналу, обмен культурными взглядами и обучение их здоровью и гигиене.Вы также можете взять с собой детей на пикники и на экскурсии.

Волонтер в приюте в Лаосе

Волонтеры, работающие в детских садах, будут сосредоточены на том, чтобы помогать детям развиваться и следить за тем, чтобы они оставались здоровыми. Центры стремятся обеспечить безопасное, здоровое и гигиеничное пространство для молодых людей, которые не имеют доступа к надлежащему уходу. Помимо обеспечения детей питанием, вакцинацией и регулярными осмотрами, ваши другие обязанности будут включать:

  • Забота и забота о детях
  • Помощь детям в развитии моторики с помощью игр, в которых используются определенные рефлексы
  • Обеспечение максимальной посещаемости детскими садами и беременными женщинами детского сада посредством информирования населения
  • Ремонт центра, улучшение помещений и увеличение ресурсов

Волонтер в приюте в Непале

Если вы хотите присоединиться к программе приюта, имейте в виду, что эти программы могут быть эмоционально истощающими, но очень полезными.Ожидается, что волонтеры из детских домов в Непале будут общаться с детьми и играть с ними в течение дня. Вы можете найти квалифицированных волонтеров в детских домах Непала, медсестры, диетологи, терапевты, социальные работники и учителя всегда в этом нуждаются.

Волонтер в детском доме на Шри-Ланке

Находясь в Шри-Ланке, вы можете поддерживать людей, сирот и неблагополучные сообщества. После разрушительного цунами 2004 года многие дети остались без родителей, и многие из них сейчас находятся в детских учреждениях и детских домах.С 2005 года были созданы различные проекты в помощь молодым людям, и с тех пор тысячи людей оказали волонтерские услуги стране.

Волонтерские проекты в Шри-Ланке помогают обездоленным людям, давая им возможность шагнуть вперед, давая нам руки увидеть красоту их жизни и возможность раскрыть свой потенциал. В качестве волонтера вы можете оказывать всестороннюю поддержку местному персоналу в их повседневной работе, например: помощь в уборке и кормлении, помощь детям с домашними заданиями и обучение спорту.Ожидается, что вы приложите свою энергию и энтузиазм, чтобы оказать положительное влияние, и вы сможете работать в детских домах в таких местах, как столица, Коломбо и Гампаха.

Волонтер в детском доме в Таиланде

В проектах по уходу за детьми вы действительно можете помочь детям и маленьким тайским детям, это может быть довольно эмоционально и душераздирающе, но при этом действительно полезным. Возможно, вы выполняете повседневные задачи, работая вместе с учителями и персоналом, которые проводят уроки и помогают детям справляться с повседневными делами — такие занятия требуют, чтобы вы были очень веселыми и полными энтузиазма.

Существует множество образовательных инициатив, в которых вы можете помочь в школах, детских домах и общественных центрах. Ежедневные занятия могут включать в себя уроки английского языка, помощь местным учителям, создание веселых спортивных игр и многое другое. Таиланд полон культуры и истории, вы полюбите здесь свою жизнь учителя. Если вы живете в Бангкоке, вы можете отправиться в круиз по реке или увидеть самого большого в мире лежащего Будду. Вы даже можете стать волонтером в монастыре, обучая монахов — это особенное.Креативность действительно приветствуется.

Детский приют во Вьетнаме

Люди нужны для помощи в аутрич-центрах и детских домах в таких городах, как Ханой и Хошимин. Работа в приюте или общественном центре — это очень эмоциональный, но полезный опыт, и местные жители заставят вас почувствовать себя желанным гостем. Этим учреждениям круглый год нужны заботливые и отзывчивые люди.

Иногда вы можете помочь детям-инвалидам, больным и брошенным детям, что может быть очень радужным. Пожалуйста, исследуйте эти типы проектов, чтобы узнать, подходят ли они вам.Задачи могут включать приготовление еды, помощь в повседневных делах, изготовление забавных поделок, поделок и музыку. Если вы собираетесь подать заявку, мы рекомендуем вам остаться как минимум на 2 недели, это может негативно повлиять на волонтеров, которые просто останутся на неделю или две, а затем уйдут.

Волонтер в приюте в Латинской Америке

Работая вместе с местными НПО, вы поможете местному персоналу улучшить жизнь детей из трудных семей в таких странах, как Чили, Боливия, Бразилия и Мексика.Некоторые из них годами живут на улице, и вы сможете создать для детей теплую и позитивную атмосферу, в которой они смогут жить и учиться. Для участия вам нужно будет заплатить вступительный взнос, и это идет на поддержание работы программ, когда они получают мало или совсем не получают государственного финансирования на этом континенте.

Присмотр за детьми и приюты в Аргентине

Помогите людям и детям, участвуя в образовательных и воспитательных проектах в школах и детских домах Аргентины, которые круглый год отчаянно нуждаются в помощи.Дети всегда стремятся изучать английский язык, и, работая с ними, вы сможете оказать положительное влияние и действительно помочь им улучшить свои языковые навыки.

В проектах по уходу за детьми вы действительно сможете помочь детям и молодежи, пострадавшим от бедности и других проблем. Вам не нужен предыдущий опыт, чтобы подать заявку, и знание испанского полезно, но не обязательно (см. Курсы испанского языка в Южной Америке) . Вам также будет приятнее работать волонтерами в детских домах и детских домах, если вы сможете поговорить с людьми, с которыми вы работаете волонтером, поскольку некоторые из них могут не понимать по-английски.

Работа приюта в Бразилии

Работа в приюте в Бразилии будет по-настоящему полезным и обогащающим опытом. Есть места в таких местах, как Рио-де-Жанейро. Ваша роль будет включать помощь местному персоналу в детских центрах и приютах, задачи могут включать в себя помощь в планировании и проведении развлекательных мероприятий, приготовление еды, помощь местному персоналу и предоставление общей помощи для обеспечения бесперебойной работы. К сожалению, многие дети в этой стране рождаются в бедности, но детские дома и программы помощи дают надежду на жилье и образование.

Волонтерские программы приютов в Колумбии

Программы могут быть сложными, но действительно полезными, когда вы действительно можете помочь детям, рожденным в бедности, обучая, тренируя спортивные состязания, помогая местному персоналу и организуя веселые игры. Многие из этих мест находятся в Богате и Картахене, где вы можете совмещать помощь с осмотром достопримечательностей.

Работа приюта в Доминиканской Республике

Предоставьте детям из малообеспеченных семей в Доминиканской Республике безопасное убежище от уличной жизни, а также немного необходимой любви и заботы.Вы можете помочь во всем, от повседневной заботы до творчества и организации веселых занятий. Вы познакомитесь с местной культурой и традициями, помогая позаботиться о бедной молодежи города.

Пока вы там, вы будете помогать со всем необходимым в центре. В общем, ваша роль как волонтера будет заключаться в том, чтобы помогать с приготовлением пищи, уборкой и общим уходом, а также приносить немного удовольствия и солнечного света в жизнь детей с помощью таких развлекательных мероприятий, как спорт, рисование, рисование и танцы.

Есть места, где вы можете работать помощником в местных детских домах, обеспечивая уход и внимание менее удачливым детям. Мы рекомендуем изучить эти места размещения, чтобы узнать, подходят ли они вам, а также, если вы думаете о присоединении, попробуйте присоединиться как минимум на 4 недели.

Работа с детьми и сиротами в Гватемале

Возможно, вы захотите помочь детскому дому в Гватемале и поработать с некоторыми из наиболее обездоленных детей в стране, выступая в качестве наставника или помогая детям с улицы и получая образование / уход, — это очень полезно.В образовательных, обучающих проектах и ​​проектах по уходу за детьми вы увидите, что уличные дети и сироты обычно не получают образования, и вы сможете помочь с уроками, возможно, преподаванием английского языка, музыкой или ведением спортивных мероприятий, которые могут быть очень интересными.

Гватемала — невероятная страна для посещения, и с помощью этих программ вы можете создать незабываемые воспоминания и получить больше, чем просто обычный пляжный отдых. Если вы действительно хотите помочь некоторым из самых бедных детей в регионе, эти программы будут для вас идеальными.Возможно, вы захотите рассказать истории, послушать их истории и научиться говорить на местном языке. У вас также будет много свободного времени, чтобы поехать и увидеть больше этого региона.

Работа с детьми и сиротами в Гондурасе

В Гондурасе множество детей из неблагополучных семей получают убежище в детских домах и центрах по уходу, которые предоставляют им помощь и образование, чтобы помочь им вести нормальную жизнь вдали от улиц. Работая вместе с местными НПО, вы поможете местному персоналу улучшить жизнь детей из трудных семей.Некоторые из них годами живут на улице, и вы сможете создать для детей теплую и любящую атмосферу, в которой они будут жить и учиться. Для участия в этих программах вам, как правило, потребуется внести вступительный взнос, и это необходимо для поддержания работы программ, когда они получают незначительное государственное финансирование или не получают его вовсе.

Волонтер в приюте в Перу

Помощь в уходе за детьми с умственными или физическими недостатками, которые в противном случае не получили бы такой же стандарт ухода.Вы можете помочь во всем, от ежедневного ухода до игр с детьми. Центр заботится о детях с физическими или умственными недостатками, предоставляя бесплатную и столь необходимую помощь; при отсутствии государственного финансирования добровольная помощь нужна как никогда.

Ваши ежедневные задачи будут включать в себя поощрение детей к игре, кормление, одевание и мытье их во второй половине дня, когда дети ходят в школу по утрам. Если у вас есть профессиональная подготовка в таких специализированных практиках, как речь и физиотерапия, вам будет предложено использовать свои навыки в лазарете.Также могут быть дополнительные возможности для участия в обучении с упором на речь, игры, испанский язык и основную математику.

Волонтер в детском доме в Восточной Европе

Есть детские дома в Европе? Да. Не все страны на этом континенте так развиты, как, например, Великобритания, Франция и Германия, и вы можете работать вместе с местными учителями / социальными работниками, помогая детям вести нормальную жизнь в таких местах, как Молдова и Румыния. Если вы действительно хотите помочь некоторым из самых бедных детей в этом регионе, эти программы будут идеальными для вас. Возможно, вы захотите научить их новым идеям и играм, послушать их истории и научиться говорить на местном языке.

Волонтер в детском доме в Румынии

Вы можете внести свой вклад в полезные программы, которые действительно меняют жизнь детей и подростков в этом регионе. К сожалению, в Румынии много молодежи из неблагополучных семей, многие из которых живут в детских домах из-за бедности или были брошены при рождении. Вы будете работать в командах вместе с другими международными волонтерами, чтобы действительно помогать, веселиться, поддерживать и помогать вызывать улыбки на их лицах.Некоторые программы и дома престарелых действительно недофинансируются и полагаются на терпеливых и добрых участников круглый год. Вы могли бы работать в приюте или доме престарелых, если вы уже работаете на работе по уходу за детьми / социальными службами, вам действительно может понравиться возможность помочь.

Волонтер в детском доме в Молдове

Работа в молдавском детском доме и оказание помощи бедным детям столь необходимой любви и внимания — очень популярная возможность.От помощи в целом до творческого подхода к играм и занятиям — вы можете добиться огромных успехов. В Молдове есть несколько детских домов, в которых проживает более 200 детей в возрасте от 0 до 5 лет, некоторые из которых являются инвалидами легкой или тяжелой степени. При острой нехватке персонала вы можете помочь в обеспечении необходимого ухода, дети разделены на 11 групп примерно по 15-20 сирот, разделенных по возрасту и потребностям, вы выберете группу для работы и помощи с разнообразным кругом задач. .

Мероприятия включают кормление и общий уход, чтобы скрасить игру с помощью игр и занятий, творчество — это определенный бонус! Во время пребывания в приюте у вас также будет возможность стать волонтером в небольшом частном приюте; где есть от 15 до 20 детей в возрасте от 2 до 16 лет.Мероприятия могут включать в себя игры, проведение мастер-классов по рисованию и участие в мероприятиях по созданию команды. В летние месяцы он будет проходить в лагере за пределами столицы.

Промежуточный год работы приюта

Найдите волонтерские программы в год перерыва в детских домах и помогите детям в разных странах мира. Обычно вам не нужен опыт выполнения чего-либо подобного, поскольку вам будет предоставлено полное обучение. Вам понадобится улыбка и готовность помочь, а также открытость к жизни и работе в другой культуре.В нашем справочнике по волонтерству на год перерыва в приюте вы можете получить дополнительную информацию об этом опыте, чего ожидать и узнать, подходят ли вам эти программы, прежде чем подавать заявление. Провести годовой перерыв в волонтерстве в детском доме в Африке очень популярно, многие отправляющие организации помогают ежегодно отправлять тысячи людей в такие поездки.

Волонтерская роль в течение года в приюте варьируется от программы к программе, и ни один день не будет одинаковым. Ожидайте свежих вызовов повседневной и деревенских условий жизни.Работая волонтером в детских домах, вы можете существенно изменить жизнь детей. Пункты назначения детских домов в год включают Кению, Танзанию, Южную Африку, Румынию, Китай и Камбоджу. Возможно, вам придется заплатить агентское вознаграждение или пожертвовать, чтобы стать волонтером в приюте, потому что проекты зависят от полученных денег, чтобы продолжать работу. Также некоторые компании предлагают пакет, который включает проживание, обучение, питание и поддержку внутри страны.

О чем следует подумать перед подачей заявки — это правильно / этично?

Волонтерство в детских домах — спорная область волонтерского туризма, есть широко распространенные сообщения о том, что некоторые детские дома в таких странах, как Камбоджа, просто используют много денег и воспитывают детей, у которых на самом деле есть семьи.Есть много статей и обзоров, которые вы, возможно, захотите прочитать перед подачей заявки. Изучите все организации и проверьте отзывы на таких сайтах, как facebook и twitter. Некоторые организации предлагают краткосрочные проекты, но если вы хотите присоединиться, вы должны спросить себя, какое положительное влияние вы можете оказать за короткий период. Также обращайтесь в организацию, которая предлагает обучение и структурированное размещение, задавайте много вопросов перед регистрацией.

Возможно, вы захотите узнать больше о том, подходят ли эти программы для вас, из всех добровольцев, работающих в приюте, является наиболее спорным, поскольку некоторые люди утверждают, что это может принести больше вреда, чем пользы.Мы считаем, что детей не следует использовать в туристических целях, но есть несколько действительно вдохновляющих проектов, реализуемых благотворительными организациями и НПО — они полагаются на помощь и деньги международных участников, чтобы поддерживать свою деятельность. Мы оставим это решение на ваше усмотрение, но есть также множество альтернативных программ. Присоединиться к волонтерским программам приюта непросто, и уж точно не праздник, условия жизни тоже могут быть такими, к которым вы привыкли.

Пожалуйста, имейте в виду, что волонтерские программы по приютам и уходу за детьми могут быть очень эмоциональными, неприятно видеть детей, у которых была травматическая жизнь или которые страдают от таких болезней, как ВИЧ / СПИД.

Стоимость и как подать заявку

Мы не размещаем участников напрямую, вы можете создать волонтерскую программу для детских домов, связавшись с местными организациями и отправив агентства через наш веб-сайт. Вас могут попросить заплатить взнос за участие, расходы обычно идут на реализацию проекта или приют.Это также должно включать обучение, размещение, питание и проживание, которые могут быть в форме проживания в семье или с другими добровольцами.

Помощь и совет

Если вам нужен какой-либо конкретный совет о волонтерстве за границей в детских домах, свяжитесь с нами, и мы поможем с любыми вопросами и, надеюсь, разместим вас на выгодных местах. Посетите наш сайт и найдите волонтера из приюта или зайдите в наш каталог волонтеров за рубежом сегодня.

Связанные страницы

.

Число детей-сирот в странах мира

После казни румынского диктатора Николае Чаушеску в 1989 году группы помощи посетили многочисленные государственные детские дома страны. Все были шокированы тем, что нашли.

Руперт Вулф Мюррей — британский репортер. Он ездил с группами помощи в детский дом для детей-инвалидов. «Не было ни отопления, ни окон, ни постельных принадлежностей, ни водопровода, — сказал он. Он был переполнен и не поддерживался.

Сотрудники гуманитарных организаций также обнаружили записи из детского дома.Они показали, что в 80-е годы за один год 30 детей умерли от холода, голода и болезней.

Подобные условия были обнаружены в десятках тысяч других румынских детских домов.

Сегодня другое дело. Около 7000 румынских детей сейчас живут в румынских детских домах по сравнению с более чем 100000 при Чаушеску.

По всему миру правительства и частные группы работают над тем, чтобы вывести детей из детских домов.

Количество детей в детских домах не подтверждено.По оценкам Детского фонда Организации Объединенных Наций или ЮНИСЕФ, их число составляет около 2,7 миллиона человек.

Восточная Европа

В прошлом страны Восточной Европы помещали детей в детские дома с самым высоким показателем в мире. Теперь их опорожнение — центр движения.

Елена, девушка, живущая в семейном доме с 10 другими молодыми людьми, позирует перед картиной одного из своих учителей в Бухаресте, Румыния, в среду, 1 ноября 2017 года.

В Молдове, самой бедной стране Европы, количество детей в детских домах сократилось с 11 000 до 2 000 с 2011 года.Группы помощи добивались этого, воссоединяя детей с родителями и создавая службы опеки.

Соседняя Болгария использовала центры семейного ухода для вывода детей с ограниченными возможностями из государственных учреждений . По данным ЮНИСЕФ, количество детей в болгарских детских домах сократилось с 7500 в 2010 году до менее 1200 детей сегодня.

По другую сторону Черного моря Грузия добилась еще большего успеха. В результате количество государственных детских домов сократилось с 50 до двух. По данным ЮНИСЕФ, число сирот также уменьшилось с 5 000 в 2005 году до примерно 75 сейчас.

Тем не менее, Румыния добилась наибольшего улучшения.

Европейский Союз выделил миллионы долларов помощи на поддержку реформ системы социального обеспечения Румынии. Частные агентства по оказанию помощи, такие как «Надежда» и «Дома для детей», помогли разместить детей в приемных семьях или небольших домах, где они переживают более обычное детство.

Стефан Дарабус, региональный директор Hope and Homes, говорит, что следующая цель Румынии — сохранить вместе семьи из групп риска. Это помогает детям и обходится государству дешевле, чем размещение в приюте.

Однако в России реформы социальной защиты детей продвигались медленнее.

После того, как в отчете Хьюман Райтс Вотч за 2014 г. были обнаружены случаи жестокого обращения с детьми-инвалидами в государственных детских домах, в России были разработаны правила, помогающие этим детям оставаться со своими семьями или посещать центры семейного типа.

По данным российских властей, количество детей, оставшихся без родителей, за последние годы уменьшилось почти на 50 процентов, с примерно 126 000 в 2011 году до 66 000 в 2016 году. Однако значительного увеличения усыновлений не произошло.

Слева направо: воспитательница Вика, 11-летний ученик Антон и 9-летний Архип работают в комнате Софийского детского дома в Москве, Россия, во вторник, 12 сентября 2017 года.

Исторически российское правительство контролировало детские дома. Теперь впервые существует частный приют для ухода за детьми с тяжелыми формами инвалидности. Собор Святой Софии находится в ведении Русской православной церкви в Москве.

В прошлом немногие российские семьи усыновляли детей с такими заболеваниями, как синдром Дауна или церебральный паралич.Но как минимум троих таких детей святая София поместила в приемные семьи.

Азия

В Китае большинство сирот — это дети, которых бросили из-за проблем со здоровьем.

Многие семьи, особенно в бедных сельских районах, не могут содержать ребенка, которому придется столкнуться с высокими медицинскими расходами. В результате китайские младенцы с проблемами со здоровьем часто оставались одни на полях и в других общественных и частных местах.

В 2011 году Китай провел эксперимент. Правительство создало так называемые «детские люки» при детских домах.Люки предоставляли родителям безопасное место, чтобы оставить детей, о которых они не могли заботиться.

Однако многие программы были приостановлены из-за того, что их переполнили сотни детей.

Китай теперь хочет поместить таких детей в семью. В прошлом году в Китае было около 460 000 детей-сирот. Он заботился о 373 000 из них через приемные семьи или усыновление. Только около 88 тысяч детей попали в детские дома.

Тем не менее, количество усыновлений в Китае неуклонно снижается с 44 260 в 2009 году до 18 736 в прошлом году.

В Индии, по данным правительства, 20 миллионов сирот и брошенных детей.

Некоторые детские дома проходят государственные инспекции для обеспечения соблюдения правил ухода. Однако есть сотни частных центров, которые не проверяются.

Дети посещают занятия в приемном доме фонда New Hope Foundation на окраине Пекина, Китай, в среду, 11 октября 2017 года.

Америка

Гаити страдает от крайней нищеты и постоянно растущего числа детей-сирот.Правительство изо всех сил пытается справиться с проблемой.

По данным главного агентства социальных услуг Гаити, в 814 домах проживает около 35 000 детей. Официальные лица говорят, что большинство сирот считают, что их поместили на временное место, чтобы они могли получать образование и заботиться о своих семьях.

Случаи незаконного усыновления обычны. Родители из Гаити также сообщают, что их обманом заставляли отдавать детей в детские дома, ищущие международных усыновителей.

Правительство Гаити ввело новые ограничения на усыновление после разрушительного землетрясения в 2010 году.С 2015 года было закрыто около 150 домов. Однако, чтобы восполнить потребность, открылись новые.

В США больше не существует крупных детских домов. Большинство сирот и брошенных детей поступают в программы семейного дома, называемые приемными семьями, или небольшие групповые дома для детей с особыми потребностями.

Африка

В Африке Руанда планирует закрыть все свои детские дома. Это необычно, поскольку существует мало услуг для миллионов детей, живущих в бедности.

Директор Национальной комиссии по делам детей Руанды говорит, что на момент начала реализации программы в 2012 году в детских домах находились 3323 ребенка.Сейчас, говорит чиновник, все, кроме 235, воссоединились с семьями, усыновили или поместили в приемные семьи.

Правительство Руанды нанимает социальных работников для помощи детям, пережившим сиротский приют. Но критики говорят, что программа продвигалась слишком быстро. Были случаи, когда семьи не могли прокормить своих вернувшихся детей, а некоторые молодые люди из бывших детских домов остались одни и остались без крова.

Я Фил Диркинг.

А я Элис Брайант

Элисон Мутлер, Джиллиан Вонг и Дэвид Крейри изначально написали этот рассказ для Associated Press.Фил Диркинг адаптировал эту историю для VOA Learning English. Кэти Уивер была редактором.

Как вы думаете, что лучше для сирот в приемных семьях, воссоединенных с семьей или в детских домах? Ждем вашего ответа. Напишите нам в разделе комментариев или на нашей странице в Facebook.

________________________________________________________________

слов в этой истории

принятие — н. акт или процесс усыновления кого-либо или чего-либо

попечительство над детьми услуги, направленные на обеспечение безопасности детей

приемный — н. для обеспечения ухода, который родители обычно оказывают ребенку

заведение — н. место, где организация заботится о людях обычно в течение длительного периода времени

управлять — v. , чтобы иметь контроль (что-то, например бизнес, отдел, спортивная команда и т. Д.)

сирота — н. ребенок, родители которого умерли

детский дом — н. место, где могут жить и получать уход дети, чьи родители умерли

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *