28.07.2021

Какой грех самый большой: Смертные грехи в православии. Список основных

Содержание

7 смертных грехов, или Сколько страстей могут нас погубить на самом деле

Вопреки распространенному мнению, выражение «семь смертных грехов» отнюдь не указывает на некие семь поступков, которые бы являлись самыми тяжелыми грехами. В действительности список таких поступков может быть намного длиннее. А число «семь» указывает здесь лишь на условное объединение этих грехов в семь основных групп.

Впервые такую классификацию предложил святитель Григорий Великий в 590 году. Хотя наряду с ней в Церкви всегда существовала и другая классификация, насчитывающая не семь, а восемь основных греховных страстей. Страстью называется навык души, который сформировался в ней от многократного повторения одних и тех же грехов и стал как бы природным ее качеством — так, что человек не может избавиться от страсти даже когда поймет, что она приносит ему уже не удовольствие, а мучение. Собственно, слово «страсть» в церковнославянском языке как раз и означает — страдание.

Читайте также

Мир, который увидят наши дети

Св. Феофан Затворник пишет об отличии смертного греха от менее тяжкого: «

Смертный грех есть тот, который отнимает у человека нравственно-христианскую жизнь его. Если нам известно, в чем нравственная жизнь, то определение смертного греха не трудно. Жизнь христианская есть ревность и сила пребывать в общении с Богом исполнением Его святого закона. Потому всякий грех, который погашает ревность, отнимает силу и расслабляет, отдаляет от Бога и лишает Его благодати, так что человек после него не может воззреть на Бога, а чувствует себя отделенным от Него; всякий такой грех есть грех смертный. …Такой грех лишает человека благодати, полученной в крещении, отнимает Царство Небесное и отдает суду. И это все утверждается в час греха, хотя не совершается видимо. Такого рода грехи изменяют все направление деятельности человека и самое его состояние и сердце, образуют как бы новый источник в нравственной жизни; почему иные определяют, что смертный грех есть тот, который изменяет центр деятельности человеческой
».

Смертными эти грехи называются потому, что отпадение человеческой души от Бога — это смерть души. Без благодатной связи со своим Создателем душа мертвеет, становится неспособной к переживанию духовной радости ни в земной жизни человека, ни в посмертном своем существовании.

И не так уж важно, на сколько категорий подразделяются эти грехи — на семь или на восемь. Гораздо важнее помнить о той страшной опасности, которую таит в себе любой такой грех, и всячески стараться избегать этих смертоносных ловушек. А еще — знать, что даже для согрешивших таким грехом остается возможность спасения. Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит: «Впадший в смертный грех да не впадает в отчаяние! Да прибегает к врачевству покаяния, к которому призывается до последней минуты его жизни Спасителем, возвестившим во Святом Евангелии:

верующий в Меня, если и умрет, оживет (Ин 11:25). Но бедственно пребывать в смертном грехе, бедственно — когда смертный грех обратится в навык!»

А преподобный Исаак Сирин сказал еще определеннее: «Нет греха непростительного, кроме греха нераскаянного».

Семь смертных грехов

1.  Гордость

«Началом гордыни бывает обычно презрение. Тот, кто презирает и считает за ничто других — одних считает бедными, других людьми низкого происхождения, третьих невеждами, вследствие такого презрения доходит до того, что почитает себя одного мудрым, благоразумным, богатым, благородным и сильным.

…Как узнается гордый и чем исцеляется? Узнается потому, что домогается предпочтения. А исцеляется, если будет верить суду Сказавшего: Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак 4:6). Впрочем, надо знать, что, хотя убоится суда, произнесенного за гордость, однако не может исцелиться от этой страсти, если не оставит всех помышлений о своей предпочтительности».

Свт. Василий Великий

Гордость — самодовольное упоение собственными достоинствами, подлинными или мнимыми. Овладев человеком, она отсекает его сначала от людей малознакомых, потом — от родных и друзей. И наконец — от самого Бога. Никто не нужен гордому, даже восторг окружающих его не интересует, и лишь в себе самом он видит источник собственного счастья. Но как любой грех, гордость не приносит подлинной радости. Внутреннее противостояние всему и вся иссушает душу гордого человека, самодовольство, словно короста, покрывает ее грубым панцирем, под которым она мертвеет и становится неспособной к любви, дружбе и даже к простому искреннему общению.

2.  Зависть

«Зависть есть печаль из-за благополучия ближнего, которая <…> ищет не добра для себя, а зла для ближнего. Завистливый хотел бы видеть славного бесчестным, богатого — убогим, счастливого — несчастным. Вот цель зависти — видеть, как завидуемый из счастья впадает в бедствие».

Святитель Илья Минятий

Такое расположение человеческого сердца становится стартовой площадкой для самых страшных преступлений. А также бесчисленного множества больших и мелких пакостей, которые люди творят только ради того, чтобы другому человеку стало плохо или хотя бы перестало быть хорошо.

Но даже если и не вырвется этот зверь наружу в виде преступления или конкретного поступка, то разве легче от этого будет самому завистнику? Ведь, в конце концов, таким страшным мироощущением он просто преждевременно загонит в себя в могилу, но даже смерть не прекратит его страданий. Потому что после смерти зависть будет терзать его душу с еще большей силой, но уже без малейшей надежды на ее утоление.

3. Чревоугодие

«Чревоугодие разделяется на три вида: один вид побуждает принимать пищу раньше определенного часа; другой любит только пресыщаться, какой бы то ни было пищей; третий хочет лакомой пищи. Против этого христианин должен иметь троякую осторожность: ожидать определенного времени для принятия пищи; не пресыщаться; довольствоваться всякой самой скромной пищей».

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Чревоугодие — рабство собственному желудку. Оно может проявлять себя не только в безумном обжорстве за праздничным столом, но и в кулинарной разборчивости, в тонком различении оттенков вкуса, в предпочтении изысканных блюд простой пище. С точки зрения культуры между грубым обжорой и утонченным гурманом — пропасть. Но оба они — рабы своего пищевого поведения. И для того, и для другого еда перестала быть средством поддержания жизни тела, превратившись в вожделенную цель жизни души.

4. Блуд

«…сознание все более и более наполняется картинами сладострастия, грязными, жгучими и соблазнительными.

Сила и ядовитый чад этих образов, чарующих и позорных, таковы, что вытесняют из души все возвышенные мысли и желания, которые увлекали (молодого человека) раньше. Нередко бывает, что человек не в состоянии думать более ни о чем другом: им всецело владеет демон страсти. На каждую женщину он не может смотреть иначе, как на самку. Мысли одна другой грязнее ползут в его отуманенном мозгу, а в сердце одно желание — удовлетворить свою похоть. Это уже состояние животного или, вернее, хуже животного, потому что животные не доходят до того разврата, до которого доходит человек».

Священномученик Василий Кинешемский

Читайте также

Святой Иоанн Кронштадтский: пророк ХХ века

Грех блуда включает в себя все проявления половой активности человека вопреки естественному способу их осуществления в браке. Беспорядочная половая жизнь, супружеские измены, всевозможные извращения — все это различные виды проявления блудной страсти в человеке. Но хотя это и телесная страсть, истоки ее лежат в сфере ума и воображения. Поэтому к блуду Церковь относит и непристойные мечтания, просмотр порнографических и эротических материалов, рассказ и слушание похабных анекдотов и шуток — все то, что способно возбудить в человеке фантазии на сексуальную тему, из которых потом вырастают и телесные грехи блуда.

5. Гнев

«Посмотри на гнев, какие знаки своего мучительства он оставляет. Смотри, что человек делает в гневе: как негодует и шумит, клянет и ругает сам себя, терзает и бьет, ударяет по голове и лицу своему, и весь трясется, как в лихорадке, словом, он похож на бесноватого. Если внешний вид его так неприятен, что же делается в его бедной душе? …Видишь какой страшный яд скрыт в душе, и как горько он мучит человека! Его жестокие и тлетворные проявления говорят о нем».

Святитель Тихон Задонский

Человек в гневе страшен.

А между тем гнев — естественное свойство человеческой души, вложенное в нее Богом для отвержения всего греховного и неподобающего. Этот полезный гнев был извращен в человеке грехом и превратился в гнев на ближних людей порой по самым ничтожным поводам. Обиды другим людям, ругань, оскорбления, крики, драки, убийства — все это дела неправедного гнева.

6. Алчность (корыстолюбие)

«Корысть есть ненасытимое желание иметь, или искание и стяжание вещей под видом пользы, затем только, чтобы сказать об них: мои. Предметов этой страсти множество: дом со всеми его частями, поля, слуги, а главное — деньги, потому что ими можно всё доставать».

Святитель Феофан Затворник

Иногда считают, что этим духовным недугом могут страдать исключительно богатые люди, уже обладающие богатством и стремящиеся его преумножить. Однако и человек среднего достатка, и малоимущий, и совершенно нищий — все подвержены этой страсти, поскольку заключается она не в обладании вещами, материальными благами и богатством, а — в болезненном, непреодолимом желании ими обладать.

7. Уныние (лень)

«Уныние — это продолжительное и одновременное движение яростной и вожделеющей части души. Первая неистовствует по поводу того, что находится в ее распоряжении, вторая, напротив, тоскует по тому, чего ей недостает».

Евагрий Понтийский

Читайте также

Как святые меняли историю

Унынием принято считать общее расслабление душевных и телесных сил, соединенное с крайним пессимизмом. Но важно понимать, что уныние наступает у человека вследствие глубокой рассогласованности способностей его души, ревностности (эмоционально окрашенного стремления к действию) и воли.

В обычном состоянии воля определяет для человека цель его устремлений, а ревностность является «мотором», который позволяет двигаться к ней, преодолевая трудности. При унынии же человек направляет ревностность на свое нынешнее, далекое от поставленной цели состояние, а воля, оставшись без «двигателя», превращается в постоянный источник тоски о несбывшихся планах. Эти две силы унывающего человека вместо движения к цели как бы «тянут» его душу в разные стороны, доводя ее до полного изнеможения.

Такая рассогласованность — результат отпадения человека от Бога, трагическое следствие попытки устремить все силы своей души к земным вещам и радостям, в то время как даны они нам были для устремления к радостям небесным.

Читайте также:

Восемь главных страстей по учению святителя Игнатия Брянчанинова

В оформление использованы фрагменты мозаики алтарной части крипты базилики Нотр-Дам-де-Фурвьер, Лион, Франция, 1872-1884 г.

Смертные грехи в православии. Список

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм  Господи, Спаси и Сохрани † —  https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ .  В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях. .. Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Многие верующие люди, читая святые писания, часто обращают внимание на такое выражение как «семь смертных грехов». Эти слова не относятся к каким-то определенным семи поступкам, ведь список таких деяний может быть намного больше. Это число указывает только на условное группирование поступков в семь основных групп.

Григорий Великий был первым, кто предложил такое разделение еще в 590 году. В церкви также существует и свое разделение, в котором существует восемь основных страстей. В переводе с церковнославянского языка слово «страсть» означает страдание.Другие же верующие и проповедники считают, что существует 10 грехов в православии.

Смертные грехи в православии

Смертным грехом называют самый тяжелый из возможных грехов. Искупить его можно только покаянием. Совершение такого греха не позволяет душе человека попасть в рай. В основном в православии насчитывают семь смертных грехов.

А называют их смертными потому что постоянное их повторение приводит к гибели бессмертной души человека, а следовательно ее попаданию в ад. Такие поступки берут себе за основу библейские тексты. Их появление в текстах богословов датируется более поздним временем.

Смертные грехи в православии. Список.

  1. Гнев, злость, месть. В эту группу относят поступки, которые на противовес любви, несут разрушение.
  2. Похоть, распутство, блуд. Эта категория несет в себе деяния, которые приводят к чрезмерному желанию удовольствия.
  3. Лень, праздность, уныние. Относятся нежелание выполнять как духовную, так и физическую работу.
  4. Гордыня, тщеславие, высокомерие. Неверием в божественное считается самонадеянность, похвальба, чрезмерная уверенность в себе.
  5. Зависть, ревность. В эту группу относят недовольство тем, что имеют, уверенность в несправедливости мира, желание чужого статуса, имущества, качеств.
  6. Чревоугодие, обжорство. Потребность употреблять больше необходимого также относят к страсти.
  7. Сребролюбие, алчность, жадность, скупость. Больше всего обращается внимание на то, когда желание приумножить свое материальное состояние происходит в ущерб духовному благосостоянию.

Перечень грехов для исповеди в православии

Исповедь относят к обрядам, которые помогают избавится от грехов и очистить душу. Священнослужители считают, что если покаяние подкреплено милостыней, усердной молитвой и постом, то после него человек может вернутся в то состояние, в котором пребывал Адам до грехопадения.

Проходить на исповедь может в любой о обстановке, но зачастую это храм во время богослужения или другое время, которое назначит священник. Человек, который желает покаяться, должен быть крещенным, ходить в Православную церковь, признавать основы православия и желать покаяться в своих грехах.

Для подготовки к исповеди необходимыми являются покаяние и вера. Рекомендуют поститься и читать покаянные молитвы. Кающемуся человеку необходимо исповедать свои грехи, чем самым показать признание своей греховности, выделяя при этом те страсти, которые ему особенно характерны.

Не лишним будет и называние конкретных грехов, которые отягощают его душу. Вот краткий перечень грехов для исповеди:

  • Обида на Бога.
  • Забота только о мирской жизни.
  • Нарушение Закона Божия.
  • Осуждение священнослужителей.
  • Неверие, маловерие, сомнения в существовании Бога, в истинности православной веры.
  • Оскорбление Бога, Пресвятой Богородицы, святых, святой Церкви. Упоминание Имени Божиего напрасно, без благоговения.
  • Нарушение постов, церковных установлений и молитвенного правила.
  • Невыполнение обещаний, которые были даны Богу.
  • Отсутствие христианской любви.
  • Непосещение или редкое посещение храма.
  • Зависть, злоба, ненависть.
  • Человекоубийство, аборты. Самоубийство.
  • Ложь, обман.
  • Отсутствие милосердия, неоказание помощи нуждающимся.
  • Гордость. Осуждение. Обида, не желание примириться, простить. Злопамятность.
  • Скупость, корыстолюбие, стяжательство, взяточничество.
  • Соблазн на любой грех.
  • Расточительность.
  • Суеверие.
  • Употребление алкоголя, табака, наркотиков..
  • Вступление в прямое общение с нечистой силой.
  • Блуд.
  • Азартные игры.
  • Развод.
  • Самооправдание.
  • Лень, печаль, чревоугодие, уныние.

Это не полный список грехов. Он может быть и расширенным. В заключение исповеди можно сказать так: согрешил(а) делом, словом, в помыслах, всеми чувствами души и тела. Не перечислить всех моих грехов, по множеству их. Но во всех своих грехах, как в высказанных, так и в забытых я раскаиваюсь.

Самый страшный грех в православии

Часто люди спорят о том, какой грех является самым страшным, а какие Бог согласен простить. Принято считать, что самоубийство относят к наиболее тяжкому греху. Его считают неисправимым, ведь уйдя из жизни, человек уже не может вымолить прощение у Бога для своей души.

Четкого ранжирования грехов в православии нет. Ведь если маленький грех не отмолить и не покаяться в нем, он может привести к гибели души человека и отяготить его.

Часто можно услышать о первородном грехе в православии. Так называют деяние Адама и Евы, которое они совершили. Так как он был совершен в первом роду людей, то и был признан первым грехом всего человечества. Этот грех повредил человеческую природу и передается потомкам по наследству. Дабы уменьшить его влияние на человека или вообще лишиться его рекомендуют крестить детей и приучать их к церкви.

Содомский грех в православии

Так принято называть греховный помысл, деяние или стремление, которое основано на сексуальном влечение человека к представителю (представителям) своего пола. Часто духовенство относили этот грех как один из видов блуда, хотя некоторые проводили между такими понятиями довольно четкую грань.

В свою же очередь грех блуда в православии относят к смертным грехам. Ведь считается, что при соединение с человеком происходит не только физическая, но и духовная близость. И все это остается на нашей душе. Она становится не чистой. В середине все как будто выжигается.

Именно поэтому необходимо каждый раз задумываться над своими плотскими желаниями, и думать о том, к чему это может привести.

Искупить грехи в православии мы самостоятельно не можем. Но у нас есть надежда, которую нам дал Господь. Для облегчения своих тягостей необходимо усердно молится. Необходимо ходить в храм и исповедаться перед Богом и батюшкой.

Это будет один из этапов покаяния. Далее обращайтесь к Господу с покаянными молитвами и Вам будут прощены Ваши огрехи.

«Господи Иисусе Христе, Сыне Божий. Изгони от меня все напасти, искушающие плотские страсти. В искуплении я припадаю, о грехах в суете забываю. Отпусти мне грехи, что случились, и они до сих пор не забылись. Те грехи, что в душе еще тлеют, слишком часто болезнями веют. Да будет воля твоя. Аминь».

Господь всегда с Вами!

  • Интересное в православии

Список смертных грехов | Православиум

Рубрика: Добродетели и грехи, Основы веры
Узнайте все самое интересное и важное о смертных грехах, прочитав статью или посмотрев видео в конце текста

Что значит смертный грех

Список смертных грехов – это наиболее тяжкие грехи, которые отдаляют человека от Господа. Они порабощают волю человека, лишают его благодати, любви к Богу и, если грешник не покаялся, приводят душу к погибели. Смертные грехи можно сравнить с камнем на шее, который не даёт человеку подняться к Богу и тянет его к земле, мешает выпрямиться в полный рост. Травма, нанесённая душе смертным грехом, становится серьёзным препятствием для восстановления общения человека  с Богом.

Что вообще считается грехом? Согласно “Догматическому богословию” протоиерея Олега Давыденкова, грех – это действие, слово, помышление, сердечное расположение, представляющее собой нарушение установленного Богом нравственного закона.  Грех наносит вред душе человека, представляют собой нарушение Божьих Заповедей и отступление от праведной жизни, от Бога. Грех не является сотворённой Богом особой природой, силой. Это следствие искажения задуманного Творцом существования человеческой природы.

Особо тяжкие грехи в христианстве называются смертными, потому что их следствием является духовная смерть души. Она умирает для Бога и Вечной Жизни. Также определение «смертные» отсылает нас к ветхозаветному закону, по которому наиболее тяжкие грехи считались преступлениями и карались смертной казнью.

Запретный плод и змей-искуситель — символ грехопадения

Смертные грехи в Православии

В Православной Церкви разделение грехов на смертные и несмертные достаточно условно, так как любой грех отдаляет человека от Бога. Как песчинки могут скопиться в камень, так и мелкие грехи, если их оставить без внимания, могут привести к серьёзным и даже необратимым последствиям.

Список смертных грехов представляет собой перечень не конкретных поступков, а основных категорий, на которые можно разделить всё множество преступлений против Божьей воли. Католическая церковь практикует несколько иной подход: в вероучении западного христианства присутствует чёткое и регламентированное деление грехов по степени тяжести.

Список смертных грехов

Сколько смертных грехов в Православии? Ознакомившись с трудами Святых Отцов, мы можем выяснить, что наиболее распространённое количество смертных грехов – 7.

1)      Гордость (гордыня, самолюбие, высокомерие, тщеславие, упрямство)

2)      Зависть (досада от чужого благополучия, злорадство при чужих несчастьях)

3)      Чревоугодие (обжорство, пьянство)

4)      Блуд (похоть, супружеская измена, близость до брака, содомия, рукоблудие)

5)      Гнев (ненависть, оскорбления, обиды, жестокость, рукоприкладство)

6)      Алчность (жадность, скупость, сребролюбие)

7)      Уныние (утрата надежды на Бога, тоска, печаль, отчаяние)

Условность понятия «смертный грех»

Следует помнить об условности списка смертных грехов в Православии. Любой грех несёт угрозу и требует покаяния. И любой грех может быть прощён Богом. Смертным является тот грех, который остался нераскаянным. Господь примет и простит кающегося грешника.

Преподобный Паисий Святогорец говорил, что дьявол не обладает никакой силой и властью над человеком верующим, ходящим в Церковь, исповедующимся, причащающимся. В таинствах Исповеди и Причастия Бог даёт человеку силы для борьбы со страстями. Господь Всемилостивый, и Его милосердие безгранично. У Него нет задачи непременно наказать человека за малейшее отступление от буквы Закона.

Приведём слова преподобного Ефрема Сирина:

“Дверь Божия всегда отверста ударяющему в нее; милосердие радуется обращающемуся, благость простирает к нему руки свои”.

Какой грех самый страшный

Невозможность прощения связана лишь с такой степенью повреждённости души грехом, когда она уже неспособна воспринимать Божественную благодать и быть рядом с Богом. В Православии есть 2 греха, которые считаются однозначно смертными: самоубийство и хула на Духа Святого. Это и есть самые страшные грехи в христианстве.

Самоубийство лишает человека возможности покаяться. Это можно сделать лишь в земной жизни, за гробом же мы не в состоянии что-либо изменить в себе. Смягчающим обстоятельством может быть психическая болезнь или повреждение ума самоубийцы. В таком случае его близким можно надеяться на милость Господа. 

Хула на Святого Духа – это умышленное и упорное противление человека истине, это осознанная ненависть к Богу. Под этим страшным грехом понимаются не только кощунственные и богохульные речи, но и соответствующий образ мышления, жизни, упрямое нежелание увидеть проявления Бытия Бога.

Христос говорил:

“кто будет хулить Духа Святого, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению” (Мк. 3:28-29).

Такой человек сам не желает быть с Богом, поэтому Господь оставляет его. Все же остальные грехи могут быть прощены, если грешник искренне оплакивает свои грехи.

Святитель Феофан Затворник говорил:

“Милость Божья отступает только тогда, когда кто пал и не встаёт”.

Приведём также цитату святителя Григория Нисского:

“До бесконечности возросший грех превосходит величием своим Божия милость, соделавшаяся превысшею и самой небесной высоты”. Итак, грех не должен вводить нас в отчаяние, нужно встать и снова идти к Богу, уповая на Его безмерное милосердие. 

7 смертных грехов в православии: список

Приходя в этот мир, наша душа чиста и невинна. Мы взрослеем, учимся думать и со временем подаваться соблазнам. Конечно, детей невозможно винить в греховности, так как они не ведают, что творят. Но взрослые люди совершают многие поступки осознанно, даже неблаговидные, забывая о том, что любой грех отдаляет нас от Бога. Совершение же наиболее тяжких проступков влечет за собой более ужасные последствия – губит нашу душу.

Что такое грех?

Фото: Flickr.com

Для того чтобы победить, нужно знать врага в лицо. А много ли современных людей знает о том, что такое грех и какие деяния относятся к наиболее тяжким? Понимают ли они с чем нужно бороться и зачем? Верят ли они, что душа человека настолько ценна, что ежеминутно идет борьба между Светом и тьмой именно за нее.

Наиболее емкое понятие греха приведено в Новом Завете. Грех — это беззаконие, которое выражается в несоблюдение Божьих заповедей и законов Бытия, установленных Господом для людей. Заповеди даны людям для того, чтобы они могли мирно сосуществовать, а не создавать хаос. Но для людей заповеди Господа не очевидны, они о них и не помнят, хотя слышали неоднократно.

Но ведь, что такое Конституция или Кодекс знает каждый, также все понимают, что многие своды законов придуманы людьми для того, чтобы поддерживать порядок и стабильность в социуме. Божьи заповеди имеют практически тоже предназначение, но в более глубоком смысле, потому что мирские законы охраняют собственность, а Божьи законы хранят нашу душу.

Существуют ли мелкие и тяжкие грехи?

Вопрос о том, можно ли классифицировать грехи по мере их тяжести является спорным не одно столетие. Ведь с одной стороны, крепкое словцо, не идет ни в какое сравнение с кражей, но с другой стороны важны последствия, которые наступают после. Безусловно, зариться на чужое добро — это идти против заповедей Божьих, но с другой стороны обижать людей тоже не стоит.

При этом стоит обратить внимание на еще одну особенность грехопадения. Среди людей не так уж много убийц и насильников. Как раз, наоборот, большинство грешат, можно сказать по-мелкому, считая, что такой пустяк, как несколько завистливых взглядов либо же пару похотливых взглядов не нанесут особого вреда, более того будут с легкостью прощены Богом. Но любое здание строится из мелких кирпичиков, начинаясь с пустяковых непотребных мыслей, а потом и проступков.

7 смертных грехов

В понимании многих смертные грехи – это конкретные проступки людей, но это не верно. 7 смертных грехов олицетворяют, прежде всего, пороки человеческой натуры, ведущие к разрушению души посредством совершения мелких и тяжких прегрешений.

Гордость

Фото: Flickr.com

Гордыня является первым и самым страшным грехом. Именно из-за своего желания возвыситься, был низвергнут Люцифер, именно из-за стремления сравняться с Богом были изгнаны из Рая Адам и Ева. Столь пагубное чувство как гордыня влечет за собой желание превосходства над всеми, невзирая на последствия. А между тем, только Господь Бог властен над миром, если человек ставит себя выше всех, он забывает о милосердии, добре и благочестии.

Гордецы все свои достижения считают только собственной заслугой и не признают тот факт, что в любом их движении видна рука Господа и даже их самих создал Бог. Гордыня ведет к эгоизму, тщеславию, высокомерию и буквально губит душу, ведь желание превзойти всех любой ценой и стать венцом олимпа погружает человека во тьму. Он более не видит мир, не ценит людей и удаляется от Бога.

Алчность

Фото: Flickr.com

Для полноценного существования человеку нужно не так уж и много. При этом некоторые довольствуются, тем, что могут иметь и не стремятся к большему, иные же буквально гребут все под себя. Для них важно не то, что они могут купить все что угодно, а сам факт чрезмерного владения. Стремление приумножить богатства любой ценой заслоняет собой все человеческие ценности.

Алчность практически всегда идет вместе с жадностью, ведь стремясь накопить побольше, люди не спешат и тратить. При этом отказывают они в материальной помощи не себе, а близким людям. Для них деньги важнее милосердия, доброты и любви. Недаром же подобных людей называют еще сребролюбцами, они буквально чахнут над своим добром и губят свою душу.

Зависть

Фото: Flickr.com

Мало кто довольствует малым, ведь глядя на своих соседей или друзей, всегда можно увидеть то, чего нет у тебя. А кто задумывается о том, что возможно человеку больше и не надо, может Бог уже дал ему все, что требуется. Но неудовлетворенность остается и постепенно подтачивает и сподвигает на массу неблаговидных поступков. Мелкое вредительство, злые слова, проклятия и даже желание навредить. А потом рождается желание превзойти и получить еще больше.

Вот чем страшна зависть, она постепенно пробуждает в человеке алчность и желание получить больше, чем требуется. Просыпается и гордыня, а почему бы не превзойти своего соседа. Рождается злость, а почему такого нет у меня. А где же смирение, благодарность Господу за данные блага и радость за удачу другого? Может зависть и незрима, но душу она может выпалить дотла.

Гнев

Фото: Flickr.com

Злость, обида и гнев присущи всем людям, но важна не сама эмоция, а последствия, к которым она ведет. В гневе человек может опуститься до рукоприкладства, он не слышит доводов и способен на многие неблаговидные поступки. А как же всепрощение и милосердие, ведь побеждает не сильнейший, тем самым теша свое тщеславие, а смиренный, увидевший путь к разрешению конфликта.

Но гнев не всегда тает бесследно, зачастую он порождает обиду, которая тлеет и разрушает человеческую душу. В сторону обидчика летят не только неприятные эпитеты, но и злые пожелания, рождается ненависть. Душа буквально погружается во тьму, потому что кроме негатива человек ничего не испытывает и не слышит Бога.

Блуд

Фото: Flickr.com

Блуд и похоть не имеют никакого отношения к любви между мужем и женой. Похоть рождается в постоянной погоне за сексуальными приключениями без обязательств. Но плотские утехи не ведут к счастью, потому что они, в большинстве случаев, приносят радость только одному человеку, да и то физиологическую и кратковременную. Для иных же страсть к сексуальным приключениям может вылиться и в страдания.

Разве радуются жены, внебрачной связи супруга на стороне или счастлива женщина, которую использовали только на 10 минут в качестве предмета удовлетворения физиологической потребности? А как чувствуют себя жертвы изнасилования? Возможности тела испытывать приятные чувства, даны Богом не для удовлетворения низменных инстинктов, а для слияния душ и тел любящих людей.

Чревоугодие

Фото: Flickr.com

Казалось бы, что плохого таит в себе принятие пищи? Ведь еда поддерживает организм. Но для здоровья человеку не нужны полные котелки еды. Достаточно умеренного и сбалансированного питания. Но разве человек может остановиться, если есть такая возможность? Вместе с голодом просыпается и алчность, почему бы не съесть больше и удовлетворить низменные потребности тела?  Следом рождается и гордыня. Я могу себе это позволить.

А где же духовность? Принятие пищи это всего лишь физиологический процесс для поддержания жизни. Зачем же обед или ужин возводить в разряд праздника живота? Создавая культ из пищевых продуктов, люди забывают о том, что, прежде всего, нужно питать душу радостью и приятными эмоциями посредством общения с родными и обращением к Господу.

Уныние

Фото: Flickr.com

Многие люди, пережив утрату либо пройдя сложный период в жизни, впадают в уныние. По мнению психологов, подобное состояние даже полезно, потому что, эмоционально отгораживаясь от жизни на определенное время, можно отдохнуть. Но, не так страшна сама по себе отстраненность, как ее последствия. Пребывая в унынии, люди перестают работать, заботиться о своих близких, и испытывать эмоции.

Они не стремятся развиваться духовно и отгораживаются от любых жизненных раздражителей. Более того они даже могут прийти к решению уйти из жизни, которая их более не радует, то есть совершить один из самых тяжких грехов – самоубийство. А ведь труд, движение и общение открывают новые грани жизни, поэтому уныние и считается грехом, который буквально убивает душу изнутри.

Заключение

Господь милосерден, он прощает все наши прегрешения, но мысленной фразы: «Господи прости», — произнесенной потом, как бы в оправдание, не достаточно. Да Бог прощает каждого из нас, потому что мы его дети, но это вовсе не означает, что человек не должен, прежде всего, бороться сам за свою душу. Ведь, по сути, нет греха непростительного, есть грех нераскаянный.

Загрузка…

Восемь смертных грехов и борьба с ними. Аскетика для современных мирян

Аске­тика для совре­мен­ных мирян

свя­щен­ник Павел Гуме­ров

См. также: АУДИО. Аске­тика для совре­мен­ных мирян

Оглав­ле­ние:

 

Статья 1. Нужна ли совре­мен­ному миря­нину аске­тика? Стра­сти и стра­да­ния

«Лествица» прп. Иоанна Лествич­ника

В ста­рину на Руси излюб­лен­ным чте­нием всегда были «Доб­ро­то­лю­бие», «Лествица» пре­по­доб­ного Иоанна Лествич­ника и другие душе­по­лез­ные книги. Совре­мен­ные пра­во­слав­ные хри­сти­ане, к сожа­ле­нию, редко берут в руки эти вели­кие книги. А жаль! Ведь в них содер­жатся ответы на вопросы, кото­рые и сего­дня очень часто задают на испо­веди: «Батюшка, как не раз­дра­жаться?», «Отче, как бороться с уны­нием и лено­стью?», «Как жить в мире с близ­кими?», «Почему мы посто­янно воз­вра­ща­емся к одним и тем же грехам?». Эти и другие вопро­ша­ния при­хо­дится слы­шать каж­дому свя­щен­нику. На эти вопросы отве­чает бого­слов­ская наука, кото­рая назы­ва­ется аске­тика. Гово­рит она о том, что такое стра­сти и грехи, как с ними бороться, как обре­сти мир душев­ный, как стя­жать любовь к Богу и ближ­ним.

Слово «аске­тика» сразу вызы­вает ассо­ци­а­ции с древними подвиж­ни­ками, еги­пет­скими пустын­ни­ками, мона­сты­рями. И вообще аске­ти­че­ские опыты, борьбу со стра­стями многие счи­тают делом сугубо мона­ше­ским: мы, мол, люди немощ­ные, в миру живем, мы уж так как-нибудь… Это, конечно, глу­бо­кое заблуж­де­ние. К еже­днев­ной борьбе, войне со стра­стями и гре­хов­ными при­выч­ками при­зван каждый пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин без исклю­че­ния. Об этом гово­рит нам апо­стол Павел: «Те, кото­рые Хри­стовы (то есть все хри­сти­ане. – Авт.) рас­пяли плоть со стра­стями и похо­тями» (Гал. 5:24). Как сол­даты при­ни­мают при­сягу и дают тор­же­ствен­ное обе­ща­ние – клятву – защи­щать Оте­че­ство и сокру­шать его врагов, так и хри­сти­а­нин как воин Хри­стов в таин­стве кре­ще­ния при­ся­гает на вер­ность Христу и «отре­ка­ется от диа­вола и всех дел его», то есть от греха. А значит, пред­стоит бой с этими лютыми вра­гами нашего спа­се­ния – пад­шими анге­лами, стра­стями и гре­хами. Бой не на жизнь, а на смерть, бой труд­ный и еже­днев­ный, если не еже­час­ный. Поэтому «покой нам только снится».

Возьму на себя дерз­но­ве­ние ска­зать, что аске­тику можно назвать в неко­то­ром роде хри­сти­ан­ской пси­хо­ло­гией. Ведь слово «пси­хо­ло­гия» в пере­воде с гре­че­ского языка значит «наука о душе». Это наука, изу­ча­ю­щая меха­низмы чело­ве­че­ского пове­де­ния и мыш­ле­ния. Прак­ти­че­ская пси­хо­ло­гия помо­гает чело­веку спра­виться со своими дур­ными наклон­но­стями, побе­дить депрес­сию, научиться ладить с самим собой и людьми. Как видим, пред­меты вни­ма­ния аске­тики и пси­хо­ло­гии одни и те же.

Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник гово­рил, что нужно соста­вить учеб­ник по хри­сти­ан­ской пси­хо­ло­гии, и сам при­ме­нял в своих настав­ле­ниях вопро­ша­ю­щим пси­хо­ло­ги­че­ские ана­ло­гии. Беда в том, что пси­хо­ло­гия не явля­ется единой науч­ной дис­ци­пли­ной, такой как физика, мате­ма­тика, химия или био­ло­гия. Суще­ствует мно­же­ство школ, направ­ле­ний, кото­рые назы­вают себя пси­хо­ло­гией. К пси­хо­ло­гии отно­сятся и пси­хо­ана­лиз Фрейда и Юнга, и ново­мод­ные тече­ния вроде ней­ро­линг­ви­сти­че­ского про­грам­ми­ро­ва­ния (НЛП). Неко­то­рые направ­ле­ния в пси­хо­ло­гии совер­шенно непри­ем­лемы для пра­во­слав­ных хри­стиан. Поэтому при­хо­дится соби­рать какие-то знания по кру­пи­цам, отде­ляя зерна от плевел.

Попы­та­юсь, исполь­зуя неко­то­рые знания из прак­ти­че­ской, при­клад­ной пси­хо­ло­гии, пере­осмыс­лить их согласно с уче­нием святых отцов о борьбе со стра­стями.

Перед тем как начать гово­рить об основ­ных стра­стях и мето­дах борьбы с ними, давайте зада­дим себе вопрос: «А для чего мы боремся с нашими гре­хами и стра­стями?». Недавно услы­шал, как один извест­ный пра­во­слав­ный бого­слов, про­фес­сор Мос­ков­ской духов­ной ака­де­мии (не буду назы­вать его имени, так как очень уважаю его; он был моим пре­по­да­ва­те­лем, но в данном случае я в корне не согла­сен с ним) сказал: «Бого­слу­же­ние, молитва, пост – все это, так ска­зать, стро­и­тель­ные леса, под­порки для воз­ве­де­ния здания спа­се­ния, но не цель спа­се­ния, не смысл хри­сти­ан­ской жизни. А цель – избав­ле­ние от стра­стей». Не могу с этим согла­ситься, так как избав­ле­ние от стра­стей тоже не само­цель, а об истин­ной же цели гово­рит пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский: «Стяжи дух мирен – и вокруг тебя спа­сутся тысячи». То есть цель жизни хри­сти­а­нина – стя­жа­ние любви к Богу и ближ­ним. Сам Гос­подь гово­рит только о двух запо­ве­дях, на кото­рых зиждется весь закон и про­роки. Это «воз­люби Гос­пода Бога твоего всем серд­цем твоим, и всею душею твоею, и всем разу­ме­нием твоим» и «воз­люби ближ­него твоего, как самого себя» (Мф. 22:37,39). Хри­стос не сказал, что это просто две из десяти, два­дцати других запо­ве­дей, но сказал, что «на сих двух запо­ве­дях утвер­жда­ется весь закон и про­роки» (Мф. 22:40). Это самые глав­ные запо­веди, испол­не­ние кото­рых явля­ется смыс­лом и целью хри­сти­ан­ской жизни. А избав­ле­ние от стра­стей – это тоже лишь сред­ство, как и молитва, бого­слу­же­ние и пост. Если бы избав­ле­ние от стра­стей было целью хри­сти­а­нина, то мы неда­леко бы ушли от буд­ди­стов, кото­рые тоже ищут бес­стра­стия – нир­ваны.

Чело­веку невоз­можно испол­нить две глав­ные запо­веди, пока над ним гос­под­ствуют стра­сти. Чело­век, под­вер­жен­ный стра­стям, грехам любит себя и свою страсть. Разве может тще­слав­ный, гордый любить Бога и ближ­них? А нахо­дя­щийся в унынии, гневе, слу­жа­щий среб­ро­лю­бию? Вопросы рито­ри­че­ские.

Слу­же­ние стра­стям и греху не поз­во­ляет хри­сти­а­нину испол­нить самую глав­ную, клю­че­вую запо­ведь Нового Завета – запо­ведь о любви.

Стра­сти и стра­да­ния^

С цер­ков­но­сла­вян­ского языка слово «страсть» пере­во­дится как «стра­да­ние». Отсюда, напри­мер, слово «стра­сто­тер­пец», то есть тер­пя­щий стра­да­ния, муче­ния. И дей­стви­тельно, ничто так не мучает людей: ни болезни, ни что-либо другое, – как соб­ствен­ные стра­сти, уко­ре­нив­ши­еся грехи.

Сна­чала стра­сти служат удо­вле­тво­ре­нию гре­хов­ных потреб­но­стей людей, а потом люди сами начи­нают слу­жить им: «Всякий, дела­ю­щий грех, есть раб греха» (Ин. 8:34).

Конечно, в каждой стра­сти есть эле­мент гре­хов­ного удо­воль­ствия для чело­века, но, тем не менее, стра­сти мучают, тер­зают и пора­бо­щают греш­ника.

Самые яркие при­меры страст­ной зави­си­мо­сти – алко­го­лизм и нар­ко­ма­ния. Потреб­ность в алко­голе или нар­ко­ти­ках не только пора­бо­щает душу чело­века, но алко­голь и нар­ко­тики ста­но­вятся необ­хо­ди­мой состав­ля­ю­щей его обмена веществ, частью био­хи­ми­че­ских про­цес­сов в его орга­низме. Зави­си­мость от алко­голя или нар­ко­ти­ков – это зави­си­мость духовно-телес­ная. И лечить ее нужно двояко, то есть врачуя и душу, и тело. Но в основе лежит грех, страсть. У алко­го­лика, нар­ко­мана раз­ва­ли­ва­ется семья, его выго­няют с работы, он теряет друзей, но все это он при­но­сит в жертву стра­сти. Чело­век, зави­си­мый от алко­голя или нар­ко­ти­ков, готов на любое пре­ступ­ле­ние, чтобы удо­вле­тво­рить свою страсть. Неда­ром 90% пре­ступ­ле­ний совер­ша­ются под воз­дей­ствием алко­гольно-нар­ко­ти­че­ских веществ. Вот как силен демон пьян­ства!

Другие стра­сти могут не меньше пора­бо­щать душу. Но при алко­го­лизме и нар­ко­ма­нии пора­бо­ще­ние души еще уси­ли­ва­ется телес­ной зави­си­мо­стью.

Люди, дале­кие от Церкви, от духов­ной жизни часто видят в хри­сти­ан­стве одни запреты. Мол, напри­ду­мы­вали каких-то табу, огра­ни­че­ний, чтобы людям жизнь услож­нить. Но в Пра­во­сла­вии нет ничего слу­чай­ного, лиш­него, все очень гар­мо­нично и зако­но­мерно. В мире духов­ном, как и в мире физи­че­ском, есть свои законы, кото­рые, как и законы при­роды, нельзя нару­шить, иначе это при­ве­дет к ущербу и даже к ката­строфе. Часть этих зако­нов выра­жена в запо­ве­дях, кото­рые обе­ре­гают нас от беды. Запо­веди, нрав­ствен­ные пред­пи­са­ния можно срав­нить с таб­лич­ками, пре­ду­пре­жда­ю­щими об опас­но­сти: «Осто­рожно, высо­кое напря­же­ние!», «Не влезай, убьет!», «Стой! Зона ради­а­ци­он­ного зара­же­ния» и подоб­ным, или с над­пи­сями на емко­стях с ядо­ви­тыми жид­ко­стями: «Ядо­вито», «Ток­сично» и прочее. Нам, конечно, дана сво­бода выбора, но если мы не будем обра­щать вни­ма­ние на тре­вож­ные над­писи, оби­жаться потом нужно будет только на себя. Грех – нару­ше­ние очень тонких и стро­гих зако­нов духов­ной при­роды, и он нано­сит вред, в первую оче­редь, самому согре­шив­шему. А в случае со стра­стями вред от греха уси­ли­ва­ется мно­го­кратно, ибо грех ста­но­вится посто­ян­ным, при­об­ре­тает харак­тер хро­ни­че­ской болезни.

Слово «страсть» имеет два зна­че­ния.

Во-первых, как гово­рит пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник, «стра­стью назы­вают уже самый порок, от дол­гого вре­мени вгнез­див­шийся в душе и через навык сде­лав­шийся как бы при­род­ным ее свой­ством, так что душа уже про­из­вольно и сама собой к нему стре­мится» (Лествица. 15:75). То есть страсть – это уже нечто боль­шее, чем грех, это гре­хов­ная зави­си­мость, раб­ство опре­де­лен­ному виду порока.

Во-вторых, слово «страсть» – это назва­ние, объ­еди­ня­ю­щее целую группу грехов. Напри­мер, в книге «Восемь глав­ных стра­стей с их под­раз­де­ле­ни­ями и отрас­лями», состав­лен­ной свя­ти­те­лем Игна­тием (Брян­ча­ни­но­вым), пере­чис­лены восемь стра­стей, и после каждой идет целый список грехов, объ­еди­нен­ных этой стра­стью. Напри­мер, гнев: вспыль­чи­вость, при­ня­тие гнев­ных помыс­лов, меч­та­ние гнева и отмще­ния, воз­му­ще­ние сердца яро­стью, помра­че­ние его ума, непре­стан­ный крик, спор, бран­ные слова, уда­ре­ние, тол­ка­ние, убий­ство, памя­то­зло­бие, нена­висть, вражда, мщение, окле­ве­та­ние, осуж­де­ние, воз­му­ще­ние и обида на ближ­него.

Боль­шин­ство святых отцов гово­рят о восьми стра­стях:

  1. чре­во­объ­яде­ние,
  2. любо­де­я­ние,
  3. среб­ро­лю­бие,
  4. гнев,
  5. печаль,
  6. уныние,
  7. тще­сла­вие,
  8. гор­дость.

Неко­то­рые, говоря о стра­стях, объ­еди­няют печаль и уныние. Вообще-то это несколько разные стра­сти, но раз­го­вор об этом пойдет ниже.

Иногда восемь стра­стей назы­вают смерт­ными гре­хами. Такое назва­ние стра­сти имеют потому, что могут (если пол­но­стью завла­деют чело­ве­ком) нару­шить духов­ную жизнь, лишить спа­се­ния и при­ве­сти к вечной смерти. Согласно святым отцам, за каждой стра­стью стоит опре­де­лен­ный бес, зави­си­мость от кото­рого и делает чело­века плен­ни­ком опре­де­лен­ного порока. Это учение коре­нится в Еван­ге­лии: «Когда нечи­стый дух выйдет из чело­века, то ходит по без­вод­ным местам, ища покоя, и не находя, гово­рит: воз­вра­щусь в дом свой, откуда вышел, и придя, нахо­дит его выме­тен­ным и убран­ным; тогда идет и берет с собой семь других духов, злей­ших себя, и войдя, живут там, – и бывает для чело­века того послед­нее хуже пер­вого» (Лк. 11:24–26).

Про семь стра­стей обычно пишут запад­ные бого­словы, напри­мер Фома Акви­нат. На Западе вообще числу «семь» при­дают особое зна­че­ние.

Стра­сти явля­ются извра­ще­нием есте­ствен­ных чело­ве­че­ских свойств и потреб­но­стей. В чело­ве­че­ской при­роде есть потреб­ность к пище и питью, стрем­ле­ние к про­дол­же­нию рода. Гнев может быть пра­вед­ным (напри­мер, к врагам веры и Оте­че­ства), а может при­ве­сти к убий­ству. Береж­ли­вость может пере­ро­диться в среб­ро­лю­бие. Мы скор­бим о потере близ­ких людей, но это не должно пере­рас­тать в отча­я­ние. Целе­устрем­лен­ность, упор­ство не должны при­во­дить к гор­до­сти.

Один запад­ный бого­слов при­во­дит очень удач­ный пример. Он срав­ни­вает страсть с псом. Очень хорошо, когда пес сидит на цепи и охра­няет наш дом, но беда, когда он залез лапами на стол и пожи­рает наш обед.

Святой Иоанн Кас­сиан Рим­ля­нин гово­рит, что стра­сти под­раз­де­ля­ются на душев­ные, то есть исхо­дя­щие из душев­ных склон­но­стей, напри­мер: гнев, уныние, гор­дость и т.д. Они питают душу. И телес­ные: они в теле зарож­да­ются и тело питают. Но так как чело­век душевно-теле­сен, то стра­сти раз­ру­шают как душу, так и тело.

Этот же святой пишет, что первые шесть стра­стей как бы про­ис­хо­дят одна из другой, и «изли­ше­ство преды­ду­щей дает начало после­ду­ю­щей». Напри­мер, от излиш­него чре­во­уго­дия про­ис­хо­дит блуд­ная страсть. От блуда – среб­ро­лю­бие, от среб­ро­лю­бия – гнев, от гнева – печаль, от печали – уныние. И лечится каждая из них изгна­нием преды­ду­щей. Напри­мер, чтобы побе­дить блуд­ную страсть, нужно свя­зать чре­во­уго­дие. Чтобы побе­дить печаль, нужно пода­вить гнев и т.д.

Особо стоят тще­сла­вие и гор­дость. Но и они вза­и­мо­свя­заны. Тще­сла­вие дает начало гор­до­сти, и бороться с гор­до­стью нужно, побе­див тще­сла­вие. Святые отцы гово­рят, что неко­то­рые стра­сти совер­ша­ются телом, но зарож­да­ются они все в душе, выхо­дят из сердца чело­века, как гово­рит нам Еван­ге­лие: «Из сердца чело­века исхо­дят злые помыслы, убий­ства, пре­лю­бо­де­я­ния, любо­де­я­ния, кражи, лже­сви­де­тель­ства, хуле­ния – это осквер­няет чело­века» (Мф. 15: 18–20). Самое страш­ное, что стра­сти не исче­зают со смер­тью тела. А тело как инстру­мент, кото­рым чело­век чаще всего совер­шает грех, уми­рает, исче­зает. И невоз­мож­ность удо­вле­тво­рить свои стра­сти – вот что будет мучить и жечь чело­века после смерти.

И святые отцы гово­рят, что там стра­сти будут мучить чело­века гораздо силь­нее, чем на земле, – без сна и отдыха палить как огнем. И не только телес­ные стра­сти будут мучить людей, не находя удо­вле­тво­ре­ния, как блуд или пьян­ство, но и душев­ные: гор­дость, тще­сла­вие, гнев; ведь там тоже не будет воз­мож­но­сти их удо­вле­тво­рить. И глав­ное, что бороться со стра­стями чело­век тоже не сможет; это воз­можно только на земле, ведь земная жизнь дается для пока­я­ния и исправ­ле­ния.

Воис­тину чему и кому чело­век служил в земной жизни, с тем он будет и в веч­но­сти. Если служит своим стра­стям и диа­волу, с ними и оста­нется. Напри­мер, для нар­ко­мана ад – это будет бес­ко­неч­ная, нико­гда не пре­кра­ща­ю­ща­яся «ломка», для алко­го­лика – вечное похме­лье и т.д. Но если чело­век служил Богу, был с Ним и на земле, он может наде­яться, что и там будет с Ним.

Земная жизнь дается нам как под­го­товка к веч­но­сти, и мы здесь, на земле, опре­де­ля­емся с тем, что для нас глав­нее, что состав­ляет смысл и радость нашей жизни – удо­вле­тво­ре­ние стра­стей или жизнь с Богом. Рай – это место осо­бого при­сут­ствия Божия, вечное бого­ощу­ще­ние, и насильно Бог туда никого не поме­щает.

Про­то­и­е­рей Все­во­лод Чаплин при­во­дит один пример – ана­ло­гию, поз­во­ля­ю­щую понять это: «На второй день Пасхи 1990 года вла­дыка Костром­ской Алек­сандр служил первую со времен гоне­ний службу в Ипа­тьев­ском мона­стыре. До послед­него момента было неясно, состо­ится ли бого­слу­же­ние – таково было сопро­тив­ле­ние музей­ных работ­ни­ков… Когда вла­дыка вошел в храм, музей­щики во главе с дирек­три­сой стояли в при­творе с гнев­ными лицами, неко­то­рые со сле­зами на глазах: “Попы осквер­няют храм искус­ства…” Во время крест­ного хода я держал чашу со святой водой. И вдруг вла­дыка гово­рит мне: “Пошли в музей зайдем, в их каби­неты!”. Зашли. Вла­дыка громко гово­рит: “Хри­стос вос­кресе!” – и кропит музей­щи­ков святой водой. В ответ – пере­ко­шен­ные от злобы лица. Навер­ное, так же бого­борцы, перейдя черту веч­но­сти, сами отка­жутся войти в рай – им там будет невы­но­симо плохо».

Статья 2. Пока­я­ние – основа духов­ной жизни

Чело­век – суще­ство, кото­рое ко всему при­вы­кает. При­вы­кает и к своим грехам и стра­стям, хотя и чув­ствует ненор­маль­ность, неуют­ность своего поло­же­ния. И при этом не имеет реши­мо­сти и силы воли начать борьбу с гре­хами. Так, нередко супруги, неко­гда любив­шие друг друга, много лет живут в состо­я­нии вяло­те­ку­щего кон­фликта, муча­ются и, конечно, хотели бы нор­маль­ных чело­ве­че­ских отно­ше­ний, любви, но настолько при­выкли к такой ситу­а­ции, настолько сми­ри­лись с ней, что палец о палец не ударят, чтобы что-то изме­нить. Грехи – это то, что очень сильно мешает нам жить. Они явля­ются при­чи­ной наших духов­ных, а иногда и физи­че­ских болез­ней. Даже люди, весьма дале­кие от Церкви, это пони­мают. От гнева, уныния, чре­во­уго­дия, пьян­ства и других стра­стей муча­ются не только хри­сти­ане. Грехи не дают нам стать счаст­ли­выми даже здесь, на земле, что уж гово­рить о веч­но­сти. Как может быть счаст­ли­вым чело­век, над кото­рым власт­вуют гор­дость, тще­сла­вие, гнев или блуд­ная страсть?

Как начать борьбу со стра­стями? Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник пишет: «Сна­чала надобно вос­стать против греха вообще воз­не­на­ви­де­нием его, изгнать его из его глав­ного места пре­бы­ва­ния пере­ло­мом воли, воз­буж­де­нием жажды про­тив­ле­ния греху и поко­ре­нием себя святой воле Божией, а потом уже вос­ста­вать и против порож­де­ний сего греха, пора­жать остатки его в себе до воз­мож­ного его в себе исто­ща­ния». После того как мы твердо решили встать на борьбу с грехом, мы должны при­не­сти пока­я­ние в нем. Ибо только в таин­стве испо­веди мы полу­чаем раз­ре­ше­ние от греха.

Оста­но­вимся на этом подроб­нее. Пока­я­ние, без сомне­ния, явля­ется осно­вой духов­ной жизни. Об этом сви­де­тель­ствует Еван­ге­лие. Пред­теча и Кре­сти­тель Гос­по­день Иоанн начал свою про­по­ведь сло­вами: «Покай­тесь, ибо при­бли­зи­лось Цар­ство Небес­ное» (Мф. 3:2). Точно с таким же при­зы­вом выхо­дит на обще­ствен­ное слу­же­ние Гос­подь наш Иисус Хри­стос (см.: Мф. 4:17). Без пока­я­ния невоз­можно при­бли­зиться к Богу и побе­дить свои гре­хов­ные наклон­но­сти. Гос­подь дал нам вели­кий дар – испо­ведь, в кото­рой мы раз­ре­ша­емся от наших грехов, ибо свя­щен­ник наде­лен от Бога вла­стью «вязать и решить» грехи чело­ве­че­ские.

Нередко можно слы­шать такое утвер­жде­ние: «Как у вас, веру­ю­щих, все легко: согре­шил, потом пока­ялся – и Бог все про­стил». В Паф­ну­тье­вом Боров­ском мона­стыре был в совет­ское время музей, и вот после осмотра посе­ти­те­лями мона­стыря и музея экс­кур­со­вод ставил пла­стинку с песней «Жило две­на­дцать раз­бой­ни­ков» в испол­не­нии Ф.И. Шаля­пина. Федор Ива­но­вич своим бар­хат­ным басом выво­дил:

«Бросил своих он това­ри­щей,
Бросил набеги тво­рить,
Сам Кудеяр в мона­стырь пошел,
Богу и людям слу­жить».

После про­слу­ши­ва­ния записи экс­кур­со­вод гово­рил при­мерно сле­ду­ю­щее: «Вот чему учит Цер­ковь: греши, воруй, раз­бой­ни­чай – все равно потом можешь пока­яться». Такая вот неожи­дан­ная трак­товка извест­ной песни. Так ли это? Дей­стви­тельно, есть люди, кото­рые вос­при­ни­мают таин­ство испо­веди именно так. Как некую духов­ную моеч­ную, душе­вую. Можно жить в грязи и не бояться: все равно потом все отмо­ется в душе. «Грязь не сало: потер – и отстало». Думаю, такая «испо­ведь» пользы не при­не­сет. Чело­век будет под­хо­дить к таин­ству не во спа­се­ние, а в суд и осуж­де­ние. И фор­мально «поис­по­ве­дав­шись», раз­ре­ше­ния грехов от Бога он не полу­чит. Не все так просто. Грех, страсть нано­сит душе боль­шой вред, и даже при­неся пока­я­ние, чело­век несет послед­ствия своего греха. Так у боль­ного, пере­бо­лев­шего оспой, оста­ются на теле шрамы. Недо­ста­точно просто испо­ве­до­вать грех, нужно при­ло­жить усилия к тому, чтобы побе­дить наклон­ность ко греху в своей душе. Так врач уда­ляет рако­вую опу­холь и назна­чает курс химио­те­ра­пии, чтобы побе­дить болезнь, не допу­стить реци­дива. Конечно, не просто сразу оста­вить страсть. Но каю­щийся не должен лице­ме­рить: «Пока­юсь, и дальше буду гре­шить». Чело­век должен при­ло­жить все силы, чтобы встать на путь исправ­ле­ния, более не воз­вра­щаться ко греху. Про­сить у Бога помощи для борьбы со стра­стями: «Помоги мне, Гос­поди, яко немо­щен есмь». Хри­сти­а­нин должен сжи­гать за собой мосты, кото­рые ведут обратно к гре­хов­ной жизни. Пока­я­ние по-гре­че­ски мета­ноия, что пере­во­дится как «изме­не­ние».

Для чего мы каемся, если Гос­подь и так знает все наши грехи? Да, знает, но ждет от нас при­зна­ния их. При­веду пример. Ребе­нок залез в буфет и съел все кон­феты. Отец пре­красно пони­мает, кто это сделал, но ждет, когда сын сам придет и попро­сит про­ще­ния. И, конечно, в этот момент также ждет, что сын обе­щает поста­раться больше так нико­гда не делать. Испо­ведь, конечно, должна быть част­ной, а не общей. Я имею в виду прак­тику, когда свя­щен­ник читает список грехов, а потом просто накры­вает испо­вед­ника епи­тра­хи­лью. Слава Богу, храмов, где так делают, оста­лось очень мало. «Общая испо­ведь» стала почти повсе­мест­ным явле­нием в совет­ское время, когда оста­лось очень мало дей­ству­ю­щих храмов и по вос­крес­ным и празд­нич­ным дням, а также постами они были пере­пол­нены моля­щи­мися. Испо­ве­до­вать всех жела­ю­щих тогда было просто нере­ально. Про­во­дить испо­ведь после вечер­ней службы тоже почти нигде не раз­ре­ша­лось. Один старый свя­щен­ник, про­слу­жив­ший в храме более 50 лет, рас­ска­зал мне, что Вели­ким постом батюш­кам при­хо­ди­лось ходить по рядам испо­ве­ду­ю­щихся, чтобы только успеть накрыть каж­дого епи­тра­хи­лью. Конечно, такая «испо­ведь» – явле­ние ненор­маль­ное, и пользы, очи­ще­ния душе она не при­но­сит.

Само слово «испо­ведь» озна­чает, что хри­сти­а­нин пришел пове­дать, испо­ве­дать, рас­ска­зать сам свои грехи. Свя­щен­ник в молитве перед испо­ве­дью читает: «Сия рабы Твоя словом раз­ре­ши­теся бла­го­воли». Сам чело­век раз­ре­ша­ется от своих грехов посред­ством слова и полу­чает от Бога про­ще­ние. Конечно, иногда бывает очень непро­сто, стыдно откры­вать свои гре­хов­ные раны, но именно так мы избав­ля­емся от наших гре­хов­ных навы­ков – пре­одо­ле­вая стыд, выры­вая их, как сорняк, из своей души. Без испо­веди, без очи­ще­ния от грехов и стра­стей невоз­можно с ними бороться. Сна­чала нужно их уви­деть, вырвать, а потом сде­лать все, чтобы они не выросли вновь в нашей душе.

Неви­де­ние своих грехов – при­знак духов­ной болезни. Почему подвиж­ники видели грехи свои бес­чис­лен­ные, как песок мор­ской? Все просто: они при­бли­жа­лись к источ­нику света – к Богу и начи­нали заме­чать такие тайные места своей души, кото­рые мы просто не заме­чаем. Они наблю­дали свою душу в ее истин­ном состо­я­нии. Довольно извест­ный пример: допу­стим, в ком­нате грязно и не убрано, но сейчас ночь, и все скрыто полу­мра­ком. Кажется, что все более-менее нор­мально. Но вот забрез­жил в окошко рас­свет, в ком­нату проник первый лучик солнца, осве­тил ее поло­вину. И мы начи­наем заме­чать бес­по­ря­док. Дальше – больше, и когда солнце осве­щает уже всю ком­нату, грязь и раз­бро­сан­ные вещи видны повсюду. Чем ближе к Богу, тем виднее грехи.

К авве Доро­фею пришел один знат­ный горо­жа­нин малень­кого города Газы, и авва спро­сил его: «Име­ни­тый гос­по­дин, скажи мне, за кого ты счи­та­ешь себя в своем городе?». Тот отве­тил: «Считаю себя за вели­кого и пер­вого в городе». Тогда пре­по­доб­ный снова спро­сил его: «Если же ты пой­дешь в Кеса­рию, за кого будешь счи­тать себя там?». Чело­век тот отве­тил: «За послед­него из тамош­них вель­мож». – «Если же ты отпра­вишься в Антио­хию, за кого ты будешь там себя счи­тать?». – «Там буду счи­тать себя за одного из про­сто­лю­ди­нов». – «Если же пой­дешь в Кон­стан­ти­но­поль и при­бли­зишься к царю, там за кого ты будешь счи­тать себя?» И тот чело­век отве­тил: «Почти за нищего». Тогда авва сказал ему: «Вот так и святые: чем более при­бли­жа­ются к Богу, тем более видят себя греш­ными».

Испо­ведь – это не отчет о духов­ной жизни (что в ней хорошо, а что плохо) или беседа со свя­щен­ни­ком. Это есть обли­че­ние себя, без вся­кого само­оправ­да­ния и само­жа­ле­ния. Только тогда мы полу­чим удо­вле­тво­ре­ние и облег­че­ние и отой­дем от аналоя легко, как на кры­льях. Гос­подь и так знает все обсто­я­тель­ства, кото­рые нас при­вели ко греху. И совер­шенно недо­пу­стимо рас­ска­зы­вать на испо­веди, какие люди нас под­толк­нули ко греху. Они отве­тят за себя сами, мы же должны отве­чать только за себя. Муж, брат или сват послу­жили нашему паде­нию – не имеет сейчас ника­кого зна­че­ния; нам необ­хо­димо понять, в чем вино­ваты именно мы сами. Святой пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский гово­рит: «Кто привык каяться здесь и давать ответ за свою жизнь, тому легко будет давать ответ на страш­ном суде Божием».

Святые отцы назы­вают испо­ведь вторым кре­ще­нием – кре­ще­нием сле­зами. Как и в кре­ще­нии, нам дается дар – про­ще­ние грехов, и нам нужно ценить этот дар. Не нужно откла­ды­вать испо­ведь на потом. Испо­ве­до­ваться надо чаще и подробно. Неиз­вестно, сколько нам Гос­подь дал вре­мени на пока­я­ние. Каждую испо­ведь нужно вос­при­ни­мать как послед­нюю, ибо никто не знает, в какой день и час Бог при­зо­вет нас к Себе.

Не нужно сты­диться испо­ве­до­вать грехи, нужно сты­диться совер­шать их. Многие думают, что свя­щен­ник, осо­бенно зна­ко­мый, осудит их, хотят на испо­веди пока­заться лучше, чем они есть, само­оправ­даться. Уверяю вас, что любого батюшку, кото­рый более-менее часто испо­ве­дует, уже ничем нельзя уди­вить, и вы вряд ли ска­жете ему что-то новое и необыч­ное. Для духов­ника, наобо­рот, вели­кое уте­ше­ние, когда он видит перед собой искренне каю­ще­гося, пусть даже в тяжких грехах. Значит, он не зря стоит у аналоя, при­ни­мая пока­я­ние при­хо­дя­щих на испо­ведь.

В испо­веди каю­ще­муся дается не только про­ще­ние грехов, но и пода­ется бла­го­дать и помощь Божия на борьбу с грехом. Поэтому исправ­ле­ние своей жизни мы начи­наем с испо­веди. При­веду пример из Соло­вец­кого пате­рика, как блуд­ная страсть оста­вила подвиж­ника только после испо­веди перед стар­цем. Соло­вец­кий старец Наум рас­ска­зы­вал: «Раз при­вели ко мне жен­щину, желав­шую пого­во­рить со мной. Недол­гой была моя беседа с посе­ти­тель­ни­цей, но страст­ный помы­сел напал на меня и не давал мне покоя ни днем ни ночью, и при этом не день или два, а целых три месяца мучился я в борьбе с лютой стра­стью. Чего только я не делал! Не помо­гали и купа­ния сне­го­вые. Одна­жды после вечер­него пра­вила я вышел за ограду поле­жать в снегу. На беду заперли за мной ворота. Что делать? Я побе­жал кругом ограды ко вторым, тре­тьим мона­стыр­ским воро­там – везде заперто. Побе­жал в кожевню, но там никто не жил. Я был в одном под­ряс­нике, и холод про­ни­зы­вал меня до костей. Я едва дождался утра и чуть жив добрался до келии. Но страсть не ути­хала. Когда настал Филип­пов пост, я пошел к духов­нику, со сле­зами испо­ве­дал ему свое горе и принял епи­ти­мию; тогда только, бла­го­да­тью Божией, обрел я жела­е­мый покой».

Испо­ведь должна быть частой и по воз­мож­но­сти у одного и того же свя­щен­ника. В наше время все­об­щего непо­слу­ша­ния, к сожа­ле­нию, далеко не все пра­во­слав­ные имеют духов­ного отца. И это нехо­рошо. Если хри­сти­а­нин дей­стви­тельно хочет вести духов­ную брань со стра­стями, он должен дове­риться духов­нику, кото­рый будет знать состо­я­ние его души и направ­лять на пути ко спа­се­нию. Когда чело­век испо­ве­ду­ется у одного свя­щен­ника, он даже кос­венно стре­мится испра­виться – из чув­ства стыда перед духов­ни­ком. Редкая испо­ведь (несколько раз в год) часто при­во­дит к ока­ме­не­нию сер­деч­ному. Люди пере­стают заме­чать за собой грехи, забы­вают уже соде­ян­ное. Совесть уже легко при­ми­ря­ется с так назы­ва­е­мыми мел­кими, быто­выми гре­хами: «Ну что такого? Вроде все нор­мально. Не убиваю, не краду, не пре­лю­бо­дей­ствую». И наобо­рот, частая испо­ведь застав­ляет душу, совесть бес­по­ко­иться, будит ее от дре­моты. С гре­хами нельзя мириться, ужи­ваться. Начав бороться даже с одной какой-нибудь гре­хов­ной при­выч­кой, чув­ству­ешь, как легче ста­но­вится дышать и духовно, и физи­че­ски.

Люди, кото­рые испо­ве­ду­ются редко или фор­мально, иногда вообще пере­стают видеть свои грехи. Любому свя­щен­нику это хорошо зна­комо. При­хо­дит чело­век на испо­ведь и гово­рит: «Не грешен ничем» или «Грешен всем» (что вообще-то тоже самое). Это про­ис­хо­дит, конечно, от духов­ной лени, неже­ла­ния вести хоть какую-то работу над своей душой. В связи с этим вспо­ми­на­ется одна забав­ная исто­рия. К про­вин­ци­аль­ному свя­щен­нику на испо­ведь пришла пожи­лая жен­щина. И – обыч­ное дело: «Всю жизнь честно про­жила, никого не оби­жала, нет у меня грехов». Батюшка и так, и эдак пыта­ется подвиг­нуть ее к пока­я­нию, задает ей разные вопросы, но ста­рушка непре­клонна: «Ничем не грешна – и все». Тогда свя­щен­ник, все больше хму­рясь, спра­ши­вает ее: «А ты где рабо­тала, матушка?» Она отве­чает: «Да в кол­хозе, милый». – «И что, нико­гда ничего чужого, лиш­него в кол­хозе не брала?». – «Нет, не брала, да там и взять было нечего; нам ни про­дук­тов, ни денег не давали, только палочки-тру­до­дни ста­вили». Тогда батюшка совсем поте­рял тер­пе­ние: «Не обма­ны­вай, мать, я сам в кол­хозе рабо­тал!». Пусть не оби­жа­ются на меня тру­же­ники села, среди них дей­стви­тельно есть люди кри­сталь­ной чест­но­сти; просто этот случай пока­зы­вает, как смешно и нелепо выгля­дит чело­век, кото­рый пришел на испо­ведь и не видит своих грехов.

Под­ве­дем неко­то­рый итог.

Итак, для вступ­ле­ния на путь войны против стра­стей нужно иметь твер­дую реши­мость, воз­не­на­ви­деть страсть всей душою и опол­читься на нее. Второе, что нужно сде­лать, – это пока­яться в грехах, при­бег­нуть к таин­ству испо­веди, но не просто испо­ве­до­вать грехи, а при­нять реше­ние бороться с ними и после испо­веди не огля­ды­ваться назад, сжечь все мосты, свя­зы­ва­ю­щие нас с про­шлой страст­ной гре­хов­ной жизнью, и идти вперед, побеж­дая стра­сти.

Юлий Цезарь, пере­пра­вив­шись из Галлии через Ла-Манш, выса­дился на тер­ри­то­рии нынеш­ней Англии. Он поднял свое войско на скалы и велел посмот­реть вниз. Внизу они уви­дели пыла­ю­щие корабли. Послед­нее, что свя­зы­вало их с сто­ро­ной, откуда они при­плыли, было уни­что­жено. Воинам оста­ва­лось одно – идти вперед и побеж­дать. Встав­ший на путь борьбы со стра­стью не может ози­раться назад.

И третье усло­вие, с помо­щью кото­рого можно одер­жать победу над стра­стями, – это осо­зна­ние своей немощи. Без помощи Божией, только своими силами стра­сти побе­дить невоз­можно. Это будет не борьба со стра­стями, не очи­ще­ние от них, а заме­ще­ние одной стра­сти на другую. Кстати, этот метод заме­ще­ния исполь­зуют неко­то­рые недоб­ро­со­вест­ные пси­хо­те­ра­певты. Напри­мер, чело­веку пред­ла­га­ется побе­дить тоску, депрес­сию само­влюб­лен­но­стью и тще­сла­вием. Даются спе­ци­аль­ные упраж­не­ния, как полю­бить себя и начать жить в свое удо­воль­ствие. В этом случае диавол даже может отойти от чело­века до вре­мени, сде­лать вид, что побеж­ден, но потом напасть с новой, деся­ти­крат­ной силой.

Борясь со стра­стями без сми­ре­ния можно впасть в гор­дость, кото­рая явля­ется худшей из стра­стей. Святой Анто­ний, иску­ша­е­мый видом

золо­той лампы

Страсть рож­да­ется в душе чело­века не сразу. Святые отцы гово­рят, что начи­на­ется она с при­лога, или при­ра­же­ния. По-сла­вян­ски при­ра­зиться – значит столк­нуться с чем-то.

Прилог воз­ни­кает в созна­нии чело­века от впе­чат­ле­ний уви­ден­ного, по какой-либо другой при­чине или как образ, навя­зан­ный врагом – диа­во­лом. Но прилог при­хо­дит помимо воли чело­века, без его соиз­во­ле­ния и уча­стия. Чело­век сам волен при­нять прилог в сердце или отри­нуть его. Если прилог принят, он уже обду­мы­ва­ется, дела­ется своим. Отцы назы­вают это также соче­та­нием или собе­се­до­ва­нием с помыс­лом.

Третья стадия – это скло­не­ние к помыслу, или сосло­же­ние, когда воля настолько под­пала под вли­я­ние гре­хов­ной мысли, настолько срод­ни­лась с ней, что чело­век уже готов перейти к дей­ствиям. Грех уже напо­ло­вину совер­шен в мыслях. Как гово­рит Гос­подь в Еван­ге­лии: «Из сердца исхо­дят злые помыслы, убий­ства, пре­лю­бо­де­я­ния, любо­де­я­ния, кражи, лже­сви­де­тель­ства, хуле­ния» (Мф. 15:19), таким обра­зом пока­зы­вая, с чего начи­на­ется грех – «со злого помысла» о нем. И апо­стол Иаков пишет: «Похоть же, зачав, рож­дает грех, а соде­ян­ный грех рож­дает смерть» (Иак. 1:15).

Гре­хов­ный помы­сел, кото­рый посе­лился в душе и сердце, обя­за­тельно когда-нибудь перей­дет в дей­ствие. Чело­век, поз­во­ля­ю­щий себе нескром­ные взгляды, не хра­ня­щий свое зрение и слух от соблаз­ни­тель­ных картин, име­ю­щий в уме нечи­стые, блуд­ные помыслы, не может оста­ваться цело­муд­рен­ным.

«Может ли кто взять себе огонь в пазуху, чтобы не про­го­рело платье его? Может ли кто ходить по горя­щим уго­льям, чтобы не обжечь ног своих?» – вопро­шает пре­муд­рый Соло­мон (Притч. 6:27–28).

Поэтому тем, кто хочет вести духов­ную жизнь, сле­дует пом­нить, что дурные помыслы нужно умерщ­влять в заро­дыше, «раз­би­вать мла­ден­цев их о камень» (см.: Пс. 136:9). А заро­дыш помысла есть (как уже было ска­зано выше) прилог – нечто нам совсем не при­над­ле­жа­щее, но, как какое-нибудь зло­вред­ное насе­ко­мое, стре­мя­ще­еся зале­теть в при­от­кры­тое окно нашего созна­ния.

Как-то в одной книге по пси­хо­ло­гии прочел о том, что наши мысли вовсе не явля­ются «нашей соб­ствен­но­стью» и порож­де­нием нашего ума. То, что мы думаем, – резуль­тат мно­же­ства причин и обсто­я­тельств: вос­пи­та­ния, усло­вий жизни, вре­мени, в кото­ром мы живем, страны, в кото­рой мы роди­лись, и т.д. Напри­мер, если бы мы роди­лись в другой стране, в другое время или полу­чили другое вос­пи­та­ние, мы и думали бы иначе. Таким обра­зом, то, что мы думаем, – это не совсем наши мысли, они могут воз­ник­нуть у нас по очень многим неза­ви­ся­щим от нас при­чи­нам. (Сле­дует еще доба­вить, что люди пра­во­слав­ные хорошо знают, что нехо­ро­шие, гре­хов­ные мысли могут при­хо­дить еще из одного источ­ника, и источ­ник этот хорошо изве­стен.) Конечно, эти заме­ча­ния о мыслях каса­ются только не уко­ре­нив­шихся в созна­нии помыс­лов; если чело­век принял мысль и начал ее обду­мы­вать, он уже срод­ня­ется с ней, она ста­но­вится его соб­ствен­ной.

Пси­хо­логи сове­туют отде­лять плохие мысли от хоро­ших и оформ­лять с пло­хими «развод», то есть не пус­кать их в свое созна­ние, не счи­тать своими, а к хоро­шим мыслям, наобо­рот, «сва­таться» и вся­че­ски дру­жить с ними, заме­няя плохие, мрач­ные, агрес­сив­ные мысли свет­лыми, доб­рыми, пози­тив­ными. Мне эта мысль весьма понра­ви­лась, но как же я был удив­лен, когда у свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника прочел очень похо­жий совет: «Вели­кая ошибка, и ошибка все­об­щая, – почи­тать все воз­ни­ка­ю­щее в нас кров­ною соб­ствен­но­стью, за кото­рую должно стоять, как за себя. Все гре­хов­ное есть при­ш­лое к нам, потому его всегда должно отде­лять от себя, иначе мы будем иметь измен­ника в себе самих. Кто хочет вести брань с собою, тот должен раз­де­лить себя на себя и на врага, кро­ю­ще­гося в нем. Отде­лив от себя извест­ное пороч­ное дви­же­ние и сознав его врагом, пере­дай потом это созна­ние и чув­ству, воз­роди в сердце непри­язнь к нему. Это – самое спа­си­тель­ное сред­ство к про­гна­нию греха. Всякое гре­хов­ное дви­же­ние дер­жится в душе через ощу­ще­ние некой при­ят­но­сти от него; потому, когда воз­буж­дена непри­язнь к нему, оно, лиша­ясь всякой опоры, само собою исче­зает».

Дей­стви­тельно, грех и скверна не могут быть частью души, они не свой­ственны, не сродни чело­веку; мы сотво­рены чистыми, свет­лыми, очи­щены водами свя­того кре­ще­ния.

Мы должны уста­но­вить в своем созна­нии как бы некий фильтр, решить, какие мысли для нас жела­тельны, а какие нельзя под­пус­кать и на пушеч­ный выстрел. Посту­пить как роди­тели, кото­рые могут забло­ки­ро­вать доступ детям на неко­то­рые сайты или теле­ви­зи­он­ные каналы. Можно при­ве­сти еще ана­ло­гию. Когда раз­да­ется звонок в дверь, мы же не сразу рас­па­хи­ваем ее, не спро­сив: «Кто там?»? Нет, мы сна­чала смот­рим в глазок и только убе­див­шись, что это звонит зна­ко­мый нам чело­век, впус­каем его в квар­тиру.

Помыс­лов не нужно бояться, но и не нужно бесе­до­вать с ними.

Как-то я испо­ве­до­вался одному опыт­ному свя­щен­нику в том, что заму­чили гре­хов­ные помыслы, и он дал мне такой совет: «Вос­при­ни­май помыслы как что-то внеш­нее, не име­ю­щее к тебе отно­ше­ния. Мысль может кон­тро­ли­ро­вать при­хо­дя­щие к нам помыслы, но в нашей воле – при­нять или нет». Допу­стим, сидит чело­век в доме; окна и двери закрыты; за окнами буря, метель, непо­года, но они не вредят ему, пока он не открыл окно. Но стоит открыть – непо­года ворвется внутрь, и станет неуютно и холодно. Так же и мысли: они неиз­бежны, но не должны вхо­дить в душу и осквер­нять ее.

Очень важно не только избав­ляться от гре­хов­ных помыс­лов и не допус­кать их в свою душу, но и запол­нять ее мыс­лями дру­гими – духов­ными, свет­лыми, доб­рыми. Ведь есть закон: при­рода не терпит пустоты. И духов­ная при­рода тоже. Вспом­ните притчу, как нечи­стый дух выхо­дит из чело­века и, изгнан­ный, ходит по пустын­ным местам, потом воз­вра­ща­ется и, найдя свое место неза­ня­тым, при­во­дит семь злей­ших себя бесов. Свято место, как гово­рится, пусто не бывает.

Свя­ти­тель Феофан сове­тует поста­вить после изгна­ния злых помыс­лов у самого входа в душу как бы щит и не пус­кать их обратно: «А для сего спеши вос­ста­вить в душе убеж­де­ния, про­ти­во­по­лож­ные тем, на кото­ром дер­жится сму­ща­ю­щий помы­сел».

Мы уже гово­рили, что каждой стра­сти есть про­ти­во­по­лож­ная доб­ро­де­тель. Так и каждой гре­хов­ной мысли можно про­ти­во­по­ста­вить про­ти­во­ле­жа­щую, доб­ро­де­тель­ную. Напри­мер, блуд­ной – цело­муд­рен­ную, чистую; гнев­ли­вой – доб­ро­же­ла­тель­ную; помыслу осуж­де­ния – помы­сел оправ­да­ния, жало­сти к ближ­нему и т.д.

В заклю­че­нии при­веду еще один совет свя­ти­теля Фео­фана: начи­нать борьбу с помыс­лами с молитвы к Гос­поду, святым и ангелу-хра­ни­телю. Чтобы мы при­пи­сы­вали успехи духов­ной брани не нашим соб­ствен­ным ста­ра­ниям, но только помощи Божией.

Нужно найти глав­ную свою страсть и бороться с ней как дея­тельно, так и в мыслях. Брань эта нико­гда не пре­кра­тится. «Но все легче и легче… или все удоб­нее и удоб­нее будет пре­одо­ле­вать ее. И опыт­но­сти при­ба­вится; так что и заме­тить, и отра­зить не трудно будет».

Статья 4. О вреде неко­то­рых источ­ни­ков инфор­ма­ции

Итак, выяс­ня­ется, что дурные мысли, гре­хов­ные жела­ния и стрем­ле­ния не явля­ются кров­ной соб­ствен­но­стью нашей души. Они при­хо­дят извне и могут быть как при­няты и взра­щены нами, так и отри­нуты и изгнаны. На то нам и дана сво­бод­ная воля.

Откуда же при­хо­дит все это? Говоря гло­бально, источ­ник их один. Бог зла не сотво­рил, и первым, кто начал тво­рить зло во все­лен­ной, был сатана. «Кто делает грех, тот от диа­вола, потому что сна­чала диавол согре­шил» (1Ин. 3:8), – гово­рит апо­стол Иоанн Бого­слов. И при­ни­мая кре­ще­ние, мы «отре­ка­емся от сатаны и от всех дел его». То есть от дел греха. Поэтому люди, сеющие грех и соблазн, творят, конечно, дело диа­вола.

Дурные, гре­хов­ные помыслы почти всегда рож­да­ются от зри­тель­ных, слу­хо­вых и каких-либо других чув­ствен­ных обра­зов и впе­чат­ле­ний. Конечно, могут быть помыслы и прямо, непо­сред­ственно все­ва­е­мые сата­ной, но их не так много, как порой кажется. Каковы эти внеш­ние раз­дра­жи­тели низ­мен­ных инстинк­тов? На первом месте, без пре­уве­ли­че­ния, стоят совре­мен­ные источ­ники мас­со­вой инфор­ма­ции: теле­ви­де­ние, «желтая» и раз­вле­ка­тель­ная пресса, радио, очень многие интер­нет-сайты.

Из-за того, что почти все масс-медиа у нас част­ные, а значит – ком­мер­че­ские, их доход и бла­го­со­сто­я­ние их вла­дель­цев зави­сит только от одного – от рей­тинга. И чем боль­шее число людей будут смот­реть или слу­шать в данный час опре­де­лен­ный канал, поку­пать то или иное изда­ние, тем больше реклам­ных ком­па­ний будут вкла­ды­вать в него деньги – все очень просто. А чтобы при­влечь зри­тель­ское или чита­тель­ское вни­ма­ние, нужно как можно больше раз­вле­кать, играть на самых низ­мен­ных стра­стях и поро­ках, пока­зы­вать что-то полу­за­прет­ное (запрет­ный плод, как известно, сладок). Но это только один аспект про­блемы, ведь, кроме ком­мер­че­ской сто­роны вопроса, есть иная, куда более важная, сто­рона – нрав­ствен­ная. Мы испы­ты­ваем сейчас жесто­чай­ший натиск: огром­ные сред­ства тра­тятся на то, чтобы раз­ло­жить наш народ нрав­ственно и духовно.

Но не только СМИ сеют грех. Гре­хов­ные помыслы могут прийти к нам из всего того, что мы читаем, слышим, видим и чув­ствуем. То есть из книг, филь­мов, раз­го­во­ров, встреч и т.д.

Как же сохра­нить свою душу и ум в чистоте, если мы живем в мире, про­пи­тан­ном инфор­ма­цией, если зри­тель­ные и зву­ко­вые образы про­ни­зы­вают весь наш быт? Да, это, конечно, сложно, но воз­можно. В аске­тике это назы­ва­ется хра­не­ние зрения, слуха и ума.

Начнем с того, что 90% инфор­ма­ции, кото­рую полу­чает еже­дневно совре­мен­ный чело­век, ему не только не нужны, но и очень вредны. Вдо­ба­вок, вся эта инфор­ма­ция отвра­ти­тель­ного каче­ства. Помните, что гово­рил про­фес­сор Пре­об­ра­жен­ский в романе М. Бул­га­кова «Соба­чье сердце»? «Не читайте до еды совет­ских газет» – можно испор­тить пище­ва­ре­ние. Думаю, что совре­мен­ную прессу и после еды читать не стоит.

Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство наших совре­мен­ни­ков из-за любви к СМИ вообще отучи­лись само­сто­я­тельно мыс­лить и ана­ли­зи­ро­вать. Да и вре­мени на это нет, ведь нужно про­чи­тать все те газеты и жур­налы, на кото­рые под­пи­са­лись; посмот­реть послед­ние ново­сти; пока стоишь в проб­ках, послу­шать люби­мую радио­стан­цию; да еще надо, чтобы вече­ром на сериал сил хва­тило. При этом чело­век нахо­дится в полной уве­рен­но­сти, что его мысли – это его соб­ствен­ные мысли. Он уже не пони­мает сам, где гово­рит за него Вла­ди­мир Познер, где Алек­сандр Гордон, а где вообще Михаил Задор­нов. Спо­соб­ность к само­сто­я­тель­ному мыш­ле­нию почти утра­чи­ва­ется. Если и наблю­да­ется еще какое-то раз­но­мыс­лие среди нашего насе­ле­ния, так это только потому, что люди смот­рят разные пере­дачи, точки зрения веду­щих и участ­ни­ков кото­рых не всегда сов­па­дают. Как гово­рил Козьма Прут­ков, «многие люди подобны кол­ба­сам: чем их начи­нят, то и носят в себе». По этому прин­ципу рабо­тает наша «чет­вер­тая власть», кото­рая, дей­стви­тельно, явля­ется вла­стью реаль­ной, ибо спо­собна мани­пу­ли­ро­вать созна­нием людей как угодно.

У нас частенько гово­рят о фаль­си­фи­ка­ции выбо­ров, о непра­виль­ном под­счете голо­сов и под­лож­ных бюл­ле­те­нях. А ведь все это абсо­лютно ненуж­ная вещь. Доста­точно просто за несколько недель до выбо­ров пока­зы­вать по теле­ви­де­нию одно и то же лицо, и все как один за него про­го­ло­суют. Какими бы каче­ствами кан­ди­дат ни обла­дал. Напо­леон гово­рил: «Несколько газет могут сде­лать больше, чем целая армия». Что бы сказал Бона­парт, если бы был знаком с теле­ви­де­нием?! Но тема наша все-таки не поли­ти­че­ские тех­но­ло­гии, а борьба со стра­стями, поэтому вер­немся к ней.

Можно ска­зать совер­шенно точно: смот­ре­ние теле­ви­зора, чтение «желтой», буль­вар­ной прессы, обще­ние с дру­гими СМИ раз­жи­гают в нашей душе все восемь стра­стей.

Посмот­рим, как же СМИ спо­соб­ствуют их про­буж­де­нию в душе чело­века.

Чре­во­объ­еде­ние. Про­яв­ле­ние этой стра­сти есть чре­во­уго­дие, пьян­ство, нар­ко­ма­ния и куре­ние. Теле­ви­де­ние и другие СМИ вообще наце­лены на культ гедо­низма, насла­жде­ния. Вспом­ним хотя бы реклам­ные лозунги «Бери от жизни всё!», «Еда – это насла­жде­ние, насла­жде­ние вкусом!» и другие. Про явную и скры­тую рекламу пива и иных алко­голь­ных напит­ков можно и не гово­рить. Нам вообще вся­че­ски ста­ра­ются вну­шить, что без алко­голя жизнь в прин­ципе немыс­лима. В филь­мах или сери­а­лах о воен­ных или мили­ци­о­не­рах (то есть о «насто­я­щих муж­чи­нах») вся их жизнь посто­янно сопро­вож­да­ется при­е­мом спирт­ного (водки и пива). Притом, есте­ственно, все это щедро про­пла­чено спон­со­рами, чей товар рекла­ми­руют актеры. Почти все герои посто­янно курят. К слову ска­зать, в гол­ли­вуд­ских филь­мах уже прак­ти­че­ски нельзя уви­деть поло­жи­тель­ного героя, кото­рый пьет спирт­ное или затя­ги­ва­ется сига­ре­той. Аме­ри­канцы нако­нец поняли, какое дей­ствие подоб­ные при­меры ока­зы­вают на моло­дежь.

Но все это еще цве­точки. Ведь на нашем теле­ви­де­нии нередки сцены, где вполне поло­жи­тель­ные герои упо­треб­ляют нар­ко­тики и курят «травку». Помню, как в одном извест­ном рос­сий­ском фильме, словно реклам­ный слоган, несколько раз звучит фраза: «Трава – не нар­ко­тик!».

Любо­де­я­ние. Ну, тут не стоит даже осо­бенно много гово­рить, доста­точно пере­ли­стать любую попу­ляр­ную газету или вклю­чить теле­ви­зор, осо­бенно какой-нибудь моло­деж­ный канал, скажем, MTV. Весь теле- и радио­эфир напол­нен непри­стой­ными сце­нами, раз­го­во­рами на тему сек­су­аль­ных отно­ше­ний, шут­ками «ниже пояса» и пере­да­чами «про это». В евро­пей­ских стра­нах, и даже в Аме­рике, фильмы и пере­дачи эро­ти­че­ского содер­жа­ния уже давно пока­зы­вают только в опре­де­лен­ное время поздно вече­ром.

Среб­ро­лю­бие. На тему культа алч­но­сти, жад­но­сти, среб­ро­лю­бия суще­ствует масса теле- и радио­пе­ре­дач, в кото­рых целе­на­прав­ленно вну­ша­ется, что без при­ло­же­ния особых усилий и труда можно «стать мил­ли­о­не­ром». Вместе с этим воз­буж­да­ется обрат­ная сто­рона алч­но­сти – зависть. Ведь тот уро­вень жизни, то есть товары и раз­вле­че­ния, кото­рые рекла­ми­руют СМИ, доступны только неболь­шому кругу людей. А осталь­ным оста­ется только гло­тать слюнки и зави­до­вать.

Гнев. Зависть вызы­вает гнев. Это понятно. Когда в стране очень многие сидят без работы, не полу­чают меся­цами зар­плату и не могут про­жить на пенсию, вполне понятно, что то, что эти люди видят по теле­ви­зору, вызы­вает раз­дра­же­ние и гнев: рей­тинги самых бога­тых людей страны, реклама жилья за несколько тысяч дол­ла­ров за квад­рат­ный метр и прочее. Любая сводка ново­стей – при­чина для гнева: кор­руп­ция, неспра­вед­ли­вость, без­дей­ствие вла­стей и пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. При­ба­вим к этому воз­буж­да­ю­щие агрес­сию фильмы со сце­нами наси­лия и жесто­ко­сти. И можно только дога­ды­ваться, какое дей­ствие спо­собно про­из­ве­сти на чело­ве­че­скую душу интер­вью с манья­ком, рас­ска­зы­ва­ю­щим, как он полу­чает удо­воль­ствие от убий­ства.

Печаль, уныние. Те же ново­сти, кроме печали, уныния и тре­воги, ничего вызвать не могут. Ката­строфы, ДТП, аварии, убий­ства, войны и локаль­ные кон­фликты, кри­зисы и дефолты… И так каждый день.

Тще­сла­вие. Гор­дыня. Если по ТВ, в прессе чело­век посто­янно узнает о люд­ских поро­ках и грехах, он начи­нает впа­дать в осуж­де­ние и пре­воз­но­ше­ние: «Если звезды и поли­тики погрязли в раз­врате и изли­ше­стве, то я еще очень даже ничего». С другой сто­роны, он начи­нает свы­каться с тем, что порок, грех – это норма жизни.

Пусть меня про­стят, что я так долго изла­гал всем хорошо извест­ные вещи, но иногда в повсе­днев­ной суете мы просто не заду­мы­ва­емся, каким зверям откры­ваем ворота, когда вклю­чаем теле­ви­зор или берем в руки газету. То, о чем даже взрос­лый чело­век, скорее всего, нико­гда бы и не поду­мал, может быть выта­щено наружу с помо­щью похаб­ного фильма или раз­врат­ной статьи. Совер­шенно ужас­ные мысли и инстинкты могут быть рас­тор­мо­жены, если не хра­нить свое зрение и слух.

Что делать? Веко­веч­ный рос­сий­ский вопрос. Неужели жить в инфор­ма­ци­он­ной изо­ля­ции и не знать ничего, что дела­ется в мире и стране? Про­блема эта сильно пре­уве­ли­чена. Мы живем не в пустыне, не на необи­та­е­мом ост­рове. Поверьте, все ново­сти, кото­рые нам дей­стви­тельно нужны, мы узнаем и так. Ну, может быть, с опоз­да­нием мак­си­мум на один день. Нам все равно их сооб­щат на работе, друзья, зна­ко­мые, род­ствен­ники. Но теряем мы, обща­ясь со СМИ, гораздо больше. Можно ска­зать совер­шенно опре­де­ленно: тот, кто регу­лярно смот­рит теле­ви­зор, слу­шает радио и читает прессу, не может сохра­нить свой ум, слух и зрение в чистоте.

Теле­ви­де­ние, кине­ма­то­граф вообще очень агрес­сив­ная штука; по силе воз­дей­ствия они стоят на первом месте. Ведь чело­веку вкла­ды­ва­ется в созна­ние уже гото­вая кар­тинка, ему не нужно раз­ду­мы­вать, вклю­чать вооб­ра­же­ние, ему пред­ла­га­ется гото­вый образ. И что самое страш­ное: этот образ он потом начи­нает счи­тать уже порож­де­нием своего ума. Неда­ром Ленин – вели­кий знаток мани­пу­ля­ции мас­со­вым созна­нием – гово­рил: «Из всех искусств для нас важ­ней­шим явля­ется кино».

Чело­век, кото­рый смот­рит теле­ви­зор, не может зани­маться уже ничем другим – ни делать дела (даже самые про­стые), ни даже вку­шать пищу (дока­зано, что это очень вредно). Даже радио можно слу­шать и, напри­мер, мыть посуду, а делать это, смотря теле­ви­зор, нельзя.

Если про­фес­сия чело­века не свя­зана с поли­ти­кой или какими-либо сфе­рами дея­тель­но­сти, где дей­стви­тельно нужны послед­ние ново­сти, то он ничего не поте­ряет, когда огра­ни­чит обще­ние со СМИ до мини­мума. А при­об­ре­тет очень многое: ясность ума, огра­ни­че­ние соблаз­нов и бездну сво­бод­ного вре­мени, кото­рое можно потра­тить на чтение хоро­шей лите­ра­туры, куль­тур­ный досуг, обще­ние с близ­кими и другие нужные дела. Иеро­ним Босх.

Семь смерт­ных грехов

1475–80 гг. Фраг­мент

Как и всякая страсть, чре­во­объ­еде­ние, чре­во­уго­дие про­ис­хо­дит из вполне есте­ствен­ной чело­ве­че­ской потреб­но­сти. Чело­век имеет нужду в пище и питье; это одна из витальноорга­ни­че­ских его потреб­но­стей. Кроме того, яства и питие – дар Бога; вкушая их, мы не просто насы­щаем орга­низм пита­тель­ными веще­ствами, но и полу­чаем удо­воль­ствие, бла­го­даря за это Творца. К тому же тра­пеза, засто­лье – это воз­мож­ность пооб­щаться с ближ­ними, дру­зьями: она объ­еди­няет нас. Вкушая пищу, мы полу­чаем радость от обще­ния и под­креп­ля­емся телесно. Неда­ром тра­пезу святые отцы назы­вают про­дол­же­нием литур­гии. На службе нас объ­еди­няет духов­ная радость от сов­мест­ной молитвы, мы при­ча­ща­емся от одной чаши, а потом раз­де­ляем с близ­кими по духу людьми и телесно-душев­ную радость.

В первые века хри­сти­ан­ства после евха­ри­стии устра­и­ва­лись так назы­ва­е­мые агапы, или вечери любви, где хри­сти­ане за общим столом вку­шали пищу, ведя духов­ные беседы. Поэтому во вку­ше­нии пищи и упо­треб­ле­нии вина нет ничего гре­хов­ного и сквер­ного. Все зави­сит, как всегда, от нашего отно­ше­ния к этому дей­ствию и от соблю­де­ния меры.

Где же эта мера, эта тонкая грань, отде­ля­ю­щая есте­ствен­ную потреб­ность от стра­сти? Она про­хо­дит между внут­рен­ней сво­бо­дой и несво­бо­дой в нашей душе. Как гово­рит апо­стол Павел: «Умею жить и в ску­до­сти, умею жить и в изоби­лии; научился всему и во всем, насы­щаться и тер­петь голод, быть и в обилии и в недо­статке. Все могу в укреп­ля­ю­щем меня Иисусе Христе» (Флп. 4:12–13).

Сво­бодны ли мы от при­вя­зан­но­сти к пище и питью? Не вла­деют ли они нами? Что силь­нее: наша воля или наши жела­ния? Апо­столу Петру было открыто от Гос­пода: «Что Бог очи­стил, того ты не почи­тай нечи­стым» (Деян. 11:9). И нет греха во вку­ше­нии пищи. Грех не в пище, а в нашем отно­ше­нии к ней.

Но давайте по порядку. Свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов) так опре­де­ляет страсть чре­во­объ­еде­ния: «Объ­еде­ние, пьян­ство, нехра­не­ние и раз­ре­ше­ние постов, тай­но­еде­ние, лаком­ство, вообще нару­ше­ние воз­дер­жа­ния. Непра­виль­ное и излиш­нее люб­ле­ние плоти, ее живота и покоя, из чего состав­ля­ется само­лю­бие, от кото­рого нехра­не­ние вер­но­сти к Богу, Церкви, доб­ро­де­тели и людям».

Страсть чре­во­уго­дия бывает двух видов: чре­во­бе­сие и гор­тан­обе­сие.Чре­во­бе­сие – это обжор­ство, когда чре­во­угод­ника инте­ре­сует больше коли­че­ство, а не каче­ство пищи. Гор­тан­обе­сие – лаком­ство, услаж­де­ние гор­тани и вку­со­вых рецеп­то­ров, культ кули­нар­ных изыс­ков и гур­ман­ства. Страсть чре­во­объ­еде­ния (как, впро­чем, и многие другие пороки) достигла своего урод­ли­вого апогея в Древ­нем Риме. Неко­то­рые пат­ри­ции, чтобы бес­ко­нечно насла­ждаться на вели­ко­леп­ных пирах, заво­дили себе спе­ци­аль­ные при­спо­соб­ле­ния из пти­чьих перьев, чтобы после того, как чрево будет пре­сы­щено до отказа, можно было, вызвав рвоту, опо­рож­нить желу­док. И снова удо­вле­тво­рять безум­ную страсть чре­во­уго­дия.

Поис­тине «их бог – чрево, и слава их – в сраме, они мыслят о земном» (Флп.

Чем лечится страсть чре­во­уго­дия? Святые отцы сове­то­вали любой стра­сти про­ти­во­по­став­лять про­ти­во­по­лож­ную ей доб­ро­де­тель. И бес чре­во­уго­дия «изго­ня­ется только молит­вою и постом» (Мф. 17:21). Пост вообще вели­кое вос­пи­та­тель­ное сред­ство. Блажен, кто при­учен к воз­дер­жа­нию душев­ному и телес­ному и неукос­ни­тельно соблю­дает уста­нов­лен­ные цер­ков­ные посты и пост­ные дни.

Тут хоте­лось бы немного ска­зать о смысле пра­во­слав­ного поста. Пост сейчас соблю­дают многие. Но пра­вильно ли соблю­дают? В ресто­ра­нах и кафе на время постов появи­лось спе­ци­аль­ное пост­ное меню. Дик­торы теле­ви­де­ния и радио гово­рят о начале поста. В про­даже име­ется немало кули­нар­ных книг с рецеп­тами пост­ных блюд. Так в чем же суть поста?

Пост – это не диета. Пост, осо­бенно Вели­кий, святые отцы назы­вали весной души; это время, когда мы осо­бенно вни­ма­тельно отно­симся к своей душе, внут­рен­ней жизни. Пре­кра­ща­ются супру­же­ские плот­ские отно­ше­ния, уве­се­ле­ния. До рево­лю­ции во время Вели­кого поста закры­ва­лись театры. Пост­ные дни уста­нов­лены, чтобы мы иногда замед­ляли сума­сшед­ший бег сует­ной земной жизни и могли посмот­реть внутрь себя, своей души. Постом пра­во­слав­ные хри­сти­ане говеют и при­ча­ща­ются святых таин.

Пост – время пока­я­ния в грехах и уси­лен­ной борьбы со стра­стями. И в этом нам помо­гает вку­ше­ние пост­ной, более легкой, низ­ко­ка­ло­рий­ной пищи и воз­дер­жа­ние от удо­воль­ствий. Думать о Боге, молиться, вести духов­ную жизнь легче, когда тело не пре­сы­щено, не отя­го­щено. «Чре­во­угод­ник назы­вает пост вре­ме­нем плача, а воз­дер­жан­ный и в посте не смот­рит угрюмо», – пишет пре­по­доб­ный Ефрем Сирин. Это одно из зна­че­ний поста. Он помо­гает нам сосре­до­то­читься, настра­и­вает на духов­ную жизнь, облег­чая ее нам.

Второе зна­че­ние поще­ния – жертва Богу и вос­пи­та­ние своей воли. Пост – уста­нов­ле­ние не новое, а древ­ней­шее. Можно ска­зать, пост – первая запо­ведь чело­веку. Когда Гос­подь дал пове­ле­ние Адаму вку­шать от всех плодов рай­ского сада, кроме плодов древа позна­ния добра и зла, Он уста­но­вил первый пост. Пост – это послу­ша­ние боже­ствен­ному уста­нов­ле­нию. Богу не нужны все­со­жже­ния и кро­ва­вые жертвы; Ему нужно «сердце сокру­шенно и сми­ренно» (Пс. 50:19), то есть наше пока­я­ние и сми­ре­ние, послу­ша­ние. От чего-то (хотя бы от мяса, молока, вина и неко­то­рых других про­дук­тов) мы отка­зы­ва­емся ради послу­ша­ния Ему. При­но­сим в жертву наше воз­дер­жа­ние, ущем­ле­ние своей воли.

Еще одно зна­че­ние поста – в вос­пи­та­нии воли и под­чи­не­нии ее духу. Постом мы даем понять чреву, «кто в доме хозяин». Чело­веку, не при­вык­шему поститься, дис­ци­пли­ни­ро­вать себя, очень тяжело обуз­ды­вать стра­сти, бороться с ними. Хри­сти­а­нин – это воин Хри­стов, а хоро­ший воин нахо­дится в посто­ян­ной боевой готов­но­сти, посто­янно тре­ни­ру­ется и обу­ча­ется, держит себя в форме.

В Церкви нет ничего слу­чай­ного и бес­смыс­лен­ного. Не соблю­да­ю­щие пост, пре­сы­щен­ные нико­гда не узнают насто­я­щего вкуса пищи, этого дара Божия. Даже празд­нич­ная тра­пеза для не постя­щихся ста­но­вится чем-то вполне обы­ден­ным, а для постя­щихся даже скром­ное засто­лье после про­дол­жи­тель­ного поста – насто­я­щий празд­ник.

Про­яв­ле­ни­ями стра­сти чре­во­уго­дия, невоз­дер­жа­ния явля­ются пьян­ство, нар­ко­ма­ния и куре­ние. Эти пороки – очень яркие при­меры гре­хов­ной, страст­ной зави­си­мо­сти, зави­си­мо­сти не только духов­ной, но и болез­ненно-телес­ной.

Вино явля­ется вещью далеко не без­опас­ной, но Свя­щен­ное Писа­ние не отно­сится к нему как к чему-то сквер­ному, гре­хов­ному и нечи­стому. Наобо­рот, Хри­стос бла­го­сло­вил брак в Кане Гали­лей­ской, вос­пол­нив оску­де­ние запа­сов вина, пре­тво­рив воду в вино на сва­дьбе. Гос­подь Сам раз­де­лял дру­же­скую тра­пезу с апо­сто­лами и Своими после­до­ва­те­лями и упо­треб­лял вино. Святой пророк псал­мо­пе­вец Давид вос­пе­вает: «Вино весе­лит сердце чело­века» (Пс. 103:15). Но в Библии дается и пре­ду­пре­жде­ние: «Не упи­вай­тесь вином, от кото­рого бывает рас­пут­ство» (Еф. 5:18).

«Пья­ницы… Цар­ства Божия не насле­дуют» (1Кор. 6:10). Нам дается предо­сте­ре­же­ние: вино содер­жит в себе опас­ность, нельзя упи­ваться им, необ­хо­димо соблю­дать осто­рож­ность и знать меру.

Чело­век ста­но­вится алко­го­ли­ком не на пустом месте. И алко­голь, и нар­ко­тики – это очень про­стой способ мгно­вен­ного полу­че­ния радо­сти, эйфо­рии. И пока алко­голь или нар­ко­тик дей­ствуют в орга­низме, чело­век имеет некий эрзац сча­стья. То, что он, может быть, не смог полу­чить в жизни, к чему нужно при­ла­гать очень много усилий, дается мгно­венно. Ведь чтобы полу­чить насто­я­щее сча­стье, нужно очень много потру­диться.

Осо­бенно часто чело­век ста­но­вится алко­го­ли­ком или нар­ко­ма­ном, когда у него небла­го­по­лучно в семей­ной, личной жизни. Боль­шин­ство под­рост­ков-нар­ко­ма­нов не полу­чили в своей семье долж­ной любви, очень многие были сиро­тами при живых роди­те­лях, а чело­век не может жить без любви, он стра­дает, ищет какой-то заме­ни­тель, способ забыться.

Аме­ри­кан­ские иссле­до­ва­тели утвер­ждают, что 100% слу­чаев нар­ко­ма­нии свя­зано с ощу­ще­нием утраты смысла жизни. На вопрос, все ли им пред­став­ля­ется бес­смыс­лен­ным, 100% нар­ко­ма­нов отве­чают утвер­ди­тельно. В одном из цен­тров реа­би­ли­та­ции нар­ко­ма­нов при­ме­нили метод лого­те­ра­пии (с помо­щью кото­рого паци­енты обре­тали смысл жизни), и уда­лось добиться 40% изле­че­ния по срав­не­нию с 11% тра­ди­ци­он­ных мето­дов лече­ния. Вот почему так высок про­цент ремис­сии в цен­трах лече­ния алко­голь­ной и нар­ко­ти­че­ской зави­си­мо­сти при храмах и мона­сты­рях. Ведь страж­ду­щим ука­зы­ва­ется под­лин­ный смысл жизни – в Боге, в вере, в труде на благо Церкви и людей. Они каются в грехах (а без пока­я­ния невоз­можно побе­дить страсть), участ­вуют в таин­ствах, вместе молятся об исце­ле­нии.

Если в семье суще­ствует такая беда и один из членов болен алко­го­лиз­мом или нар­ко­ма­нией, он может спра­виться только при под­держке, помощи и любви близ­ких людей. Он должен чув­ство­вать, что его любят, что он не один, за него борются, к его беде нерав­но­душны. Бесы алко­го­лизма и нар­ко­ма­нии очень сильны, они очень крепко держат чело­века, власть их над ним велика. Неда­ром алко­го­лики, нар­ко­маны даже начи­нают видеть эти темные сущ­но­сти наяву. Бесы пьян­ства во всех стра­нах во все вре­мена явля­ются в оди­на­ко­вом виде. В связи с этим вспо­ми­на­ется один случай. Во время пере­стройки начался неко­то­рый подъем цер­ковно-общин­ной жизни, и пра­во­слав­ные люди стали соби­раться друг у друга на квар­ти­рах для духов­ных бесед, обще­ния, чае­пи­тий. И вот такая встреча про­ис­хо­дила на квар­тире у одной веру­ю­щей жен­щины. Пришли группа при­хо­жан и батюшка. Очень скром­ный, тихий, он почти ничего не гово­рил, а сидел себе тихо­нечко в уголке. Муж же этой жен­щины был чело­ве­ком неве­ру­ю­щим, но к этим собра­ниям отно­сился вполне тер­пимо. И вот он начал зада­вать свя­щен­нику вопросы, выра­жая свои сомне­ния в суще­ство­ва­нии духов­ного мира. Батюшка молча слушал, а потом сказал только одну фразу: «Ответьте мне, пожа­луй­ста, почему алко­го­лики всех времен и наро­дов видят бесов оди­на­ково?». После этого муж­чина уже ника­ких вопро­сов не зада­вал, а весь вечер про­си­дел заду­мав­шись. Дело в том, что он сам стра­дал алко­го­лиз­мом. Почему алко­го­лики видят бесов? На наше сча­стье, мир духов закрыт от наших очей. Наша земная телес­ная обо­лочка, так называемая«риза кожа­ная» (см.: Быт. 3: 20), не дает нам видеть анге­лов и бесов. Но в неко­то­рых слу­чаях люди их видят. Очень часто это про­ис­хо­дит, когда душа уже готова раз­лу­читься с телом. Опи­сы­ва­ются случаи, когда греш­ники видели толпы бесов, сто­я­щих у их постели и про­тя­ги­ва­ю­щих к ним свои лапы. Чело­век, стра­да­ю­щий алко­го­лиз­мом, нар­ко­ма­нией настолько истон­чает свою земную обо­лочку, нахо­дясь прак­ти­че­ски в пред­смерт­ном состо­я­нии, что начи­нает видеть духов­ные сущ­но­сти, а так как служит стра­стям и греху, то и видит есте­ственно не анге­лов Света, а совсем даже наобо­рот. Поэтому чело­век пьющий часто явля­ется ору­дием в руках диа­вола. Боль­шин­ство пре­ступ­ле­ний, осо­бенно убийств, совер­ша­ется в состо­я­нии алко­голь­ного или нар­ко­ти­че­ского опья­не­ния.

Но, несмотря на силу этой стра­сти и власть диа­вола, надежда всегда оста­ется. Если чело­век искренне хочет изба­виться от зави­си­мо­сти и горячо просит Бога об исце­ле­нии, Гос­подь обя­за­тельно помо­жет. Беда в том, что многие не имеют реши­мо­сти сде­лать это или просто не хотят. Уже было ска­зано, что страсть при всей своей мучи­тель­но­сти имеет вели­кую сла­дость для одер­жи­мого ею. И вот этого чело­век терять не хочет. И часто начи­нает хоть о чем-то заду­мы­ваться лишь когда уже дохо­дит до края, до пре­дела: либо Гос­подь посе­щает тяже­лой болез­нью, либо рушится семья и прочее. А тогда ведь может быть уже поздно.

Чело­веку, кото­рый встал на путь изле­че­ния, кото­рый хочет порвать со стра­стью алко­го­лизма, нужно запом­нить раз и навсе­гда: даже если он изба­вится от недуга, он не пере­ста­нет быть боль­ным, поэтому даже при­ка­саться к водке и вину ему кате­го­ри­че­ски запре­щено. То, что поз­во­лено обыч­ному здо­ро­вому чело­веку, то есть полу­чать весе­лье от вина и соблю­дать меру, ему уже не дано. Неда­ром люди, посе­ща­ю­щие группы ано­ним­ных алко­го­ли­ков, даже после того, как они пол­но­стью бро­сили пить, все равно назы­вают себя алко­го­ли­ками.

Несколько слов еще об одной зави­си­мо­сти – таба­ко­ку­ре­нии. Куре­ние, к сожа­ле­нию, далеко не все счи­тают при­выч­кой опас­ной и гре­хов­ной: мол, пьян­ство, нар­ко­ма­ния – это другое дело, а куре­ние – так, пустяки. В обя­зан­но­сти свя­щен­ника входит напут­ствие и при­ча­ще­ние уми­ра­ю­щих на дому и отпе­ва­ние усоп­ших в храме. И мне бы очень хоте­лось, чтобы те люди, кото­рые так лег­ко­мыс­ленно отно­сятся к куре­нию, хотя бы раз съез­дили со мною и побе­се­до­вали с теми несчаст­ными, кото­рые уми­рали от рака горла, легких, печени, вызван­ных табач­ной зави­си­мо­стью. А сколько лет жизни похи­тили сами у себя эти боль­ные? Это знает только Гос­подь.

Одна жен­щина, кото­рая умерла потом от рака горла, ходила в наш храм. Так вот, даже придя на раннюю литур­гию, она не могла не поку­рить: она просто уми­рала без этого. И так как она была уже в очень плохом состо­я­нии, я был вынуж­ден допус­кать ее до при­ча­стия. Вскоре она умерла. Но даже если куриль­щик может выдер­жать и не курить до литур­гии, то как можно, при­ча­стив­шись, вскоре затя­ги­ваться ядо­ви­тым дымом?

Говоря с чело­ве­ком сильно куря­щим, осо­бенно если он нато­щак, с трудом пере­но­сишь запах, идущий у него изо рта. Этот заста­ре­лый табач­ный пере­гар срав­ним разве что с запа­хом раз­ла­га­ю­ще­гося трупа.

В неко­то­рых стра­нах пра­ви­тель­ство весьма обес­по­ко­ено здо­ро­вьем граж­дан; там посто­янно повы­ша­ются цены на табач­ные изде­лия, запре­ща­ется реклама табака, на короб­ках сига­рет печа­тают списки болез­ней, кото­рые про­ис­хо­дят от куре­ния. А в Австра­лии на сига­рет­ных пачках даже печа­тают фото­гра­фии орга­нов, пора­жен­ных забо­ле­ва­ни­ями, вызван­ными куре­нием, – черных от табач­ного дегтя легких, напри­мер.

Все эти ужасы я рас­ска­зы­ваю не для того, чтобы кого-то оби­деть. Но, может быть, те, кто думают, что с таба­ком можно дру­жить, заду­ма­ются о том, чем может закон­читься это увле­че­ние?

Всякая страсть весьма сильна и сидит не только в теле, но и в душе, в созна­нии чело­века. Многие люди, бро­сив­шие курить уже очень давно, рас­ска­зы­вали мне, что часто видят во сне, как они с насла­жде­нием затя­ги­ва­ются сига­ре­той. Вот какой глу­бо­кий след оста­вил в их душе этот порок. Хри­стос и жен­щина, взятая в

пре­лю­бо­де­я­нии. Равенна, V в.

Каж­дому свя­щен­нику пери­о­ди­че­ски при­хо­дится отве­чать на один и тот же вопрос (обычно его задает моло­дежь): «Почему телес­ные, плот­ские отно­ше­ния между муж­чи­ной и жен­щи­ной вне брака счи­та­ются грехом? Ведь все это совер­ша­ется по обо­юд­ному согла­сию, никому не при­чи­ня­ется вред, ущерб. Вот пре­лю­бо­де­я­ние – другое дело: это измена, раз­ру­ше­ние семьи. А здесь что пло­хого?».

Для начала вспом­ним, что такое грех. «Грех есть без­за­ко­ние» (1Ин. 3:4). То есть нару­ше­ние зако­нов духов­ной жизни. А нару­ше­ние как физи­че­ских, так и духов­ных зако­нов ведет к беде, к само­раз­ру­ше­нию. На грехе, на ошибке ничего хоро­шего постро­ить нельзя. Если при осно­ва­нии дома допу­щен серьез­ный инже­нер­ный про­счет, дом долго не про­стоит; такой дом был построен как-то в нашем дачном поселке и через год раз­ва­лился.

Святое Писа­ние назы­вает сек­су­аль­ные отно­ше­ния вне брака блудом и отно­сит их к наи­бо­лее тяже­лым грехам: «Не обма­ны­вай­тесь: ни блуд­ники, ни идо­ло­слу­жи­тели, ни пре­лю­бо­деи, ни мало­кии (то есть зани­ма­ю­щи­еся руко­блу­дием. – П.Г.), ни муже­лож­ники… Цар­ства Божия не насле­дуют» (1Кор. 6:9–10). Не насле­дуют, если не пока­ются и не пере­ста­нут блу­дить. Для впав­ших в блуд цер­ков­ные кано­ни­че­ские пра­вила, напри­мер свя­ти­те­лей Васи­лия Вели­кого, Гри­го­рия Нис­ского, также очень строги: им запре­ща­ется при­ча­щаться, пока они не пока­ются и не поне­сут епи­ти­мью. О сроках епи­ти­мьи умолчу. Такого совре­мен­ный чело­век просто не выдер­жит.

Почему же Цер­ковь с такой стро­го­стью смот­рит на грех блуда и в чем опас­ность этого греха?

Нужно ска­зать, что плот­ское, интим­ное обще­ние между муж­чи­ной и жен­щи­ной нико­гда Цер­ко­вью не воз­бра­ня­лось, даже, наобо­рот, бла­го­слов­ля­лось, но только в одном случае – если это брач­ный союз. И, кстати, не только вен­чан­ный, но и просто заклю­чен­ный по граж­дан­ским зако­нам. Ведь и в первые века хри­сти­ан­ства суще­ство­вала про­блема, когда один из супру­гов при­ни­мал хри­сти­ан­ство, а другой (или другая) пока еще нет. Апо­стол Павел не раз­ре­шал таким супру­гам раз­во­диться, при­зна­вая, что это тоже брак, пусть пока без бла­го­сло­ве­ния цер­ков­ного.

Тот же апо­стол пишет о супру­же­ских телес­ных отно­ше­ниях: «Муж ока­зы­вай жене долж­ное бла­го­рас­по­ло­же­ние; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не вла­стен над своим телом, но жена. Не укло­няй­тесь друг от друга, разве по согла­сию, на время, для упраж­не­ния в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не иску­шал вас сатана

Смертные грехи в православии — Вера

С чем всю жизнь борются православные? С грехами — от мелких повседневных до самых страшных. Какие грехи являются смертными и все ли грехи нам простит Бог — рассказываем в этой статье.

Представьте: вы только что переступили порог православия – и сразу оказались на распутье. Перед вами, как в русской сказке, камень. На камне том надпись: «направо пойдёшь – согрешишь, налево пойдёшь – согрешишь, прямо пойдёшь – согрешишь». Странное какое-то место. Но назад повернуть тоже нельзя – грешно это.

Вот так жил человек, жил, и грехов у него не было никаких – никого не убил, не ограбил даже. Думал себе, что Боженька добрый и всё простит. И тут оказалось, что кругом грех. Что ещё и разные эти грехи бывают, и простится нам, может быть, не всё. Давайте поможем человеку разобраться, в чём его здесь обвиняют?

Смертные грехи в православии

В чём вы меня обвиняете?

Слово «грех» в Библии встречается 497 раз. Почти на каждой странице. Поэтому так важно знать, что же это такое на самом деле. Шестой Вселенский Собор (680–681 гг.) определяет нам это понятие как «болезнь души». И если Бог творил человека как подобного Себе, то грех – это то, что отделяет нас от Бога. Это рана, которую себе наносит человек. Повреждение, после которого «как было» уже не будет. Это может быть не только поступок, но даже мысль.

Священное Писание говорит нам, что грех есть нарушение закона, «беззаконие» (1 Ин. 3:4). Грехопадение было совершено Адамом и Евой, когда те ослушались, преступили закон своего Небесного Отца и в наказание были изгнаны из Рая. «Возмездие за грех – смерть» (Рим. 6:23). С тех самых пор это повреждение вошло в человеческую природу, стало неотделимо от неё. Мы рождаемся уже во грехе (первородном). Это и есть то самое отпадение от Бога, которое повлекло за собой страдания, старение и смерть. В этом состоянии праотцы наши не могли больше вкушать плодов от древа жизни, как не можем и мы сейчас с нечистой душой быть допущенными ко Причастию. Поэтому так важно нам отделиться от греха, чтобы снова найти путь домой.

смертные грехи в православии

Все ли грехи одинаковы?

У каждого проступка есть тяжесть. Если малыш разбил мамину вазу – это нехорошо. А вот если, к тому же, свалил вину на другого – это ещё хуже. Не все грехи одинаковые – есть вольные грехи и невольные. Конечно, промах, совершённый по незнанию, – не то же самое, что тот, который ты как бы «готовишься» совершить, знаешь, что это плохо, но всё равно делаешь. «Раб же тот, который знал волю господина своего и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много, а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше» (Лк. 12:47–48).

Есть прегрешения к смерти и не к смерти души – как это понимать? Душа тем больше умирает, чем дальше она от своего Создателя, поэтому к смертным грехам относят сознательное отпадение от веры, от ближнего, отрицание Бога и борьбу с Ним, нелюбовь к людям. «Не любящий брата пребывает в смерти» (1 Ин. 3:14).

смертные грехи в православии

Страшным, смертным является грех против Святого Духа. Он не прощается. «Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12:31–32). Сам Христос говорит, что есть ошибки, которые ведут душу к гибели.

Но даже если мы не совершаем грехов к смерти, от нашего проступка всегда кому-то бывает больно. Поэтому разделяют ещё проступки против Бога, против ближнего и против самого себя.

смертные грехи в православии

Грехи «разного уровня»

Редко человек сразу «сваливается» в осознанный смертный грех. Но даже неосознанный, он всегда будет следствием целой системы «безобидных» и «лёгких» шажков. Того, что и промахом-то нам не кажется. Православная аскетика говорит нам о целой системе развития греха: от рождения мысли (прилог) до приведения ее в действие. А дальше, если грех входит в привычку, цепляя за собой ещё парочку, он уже перерастает в страсть. Страсть же в свою очередь – это «сильное желание чего-либо запрещенного», т. е. желание совершать грех (Полный церковно-славянского словарь). Это замкнутый круг.

смертные грехи в православии

Бегая по этому кругу, человек незаметно для себя оказывается в плену у многих согрешений, в том числе тяжких, которые повреждают душу бесповоротно. И душа наша становится похожа на разбитую старую чашку: даже если ее склеить – трещина всё равно будет видна. Да и вода из неё будет выливаться. Вот и благодать в такой душе удержать сложно.

Поэтому не стоит недооценивать врага. Нужно с вниманием относиться даже к коварным помыслам, ведь разорвать порочный круг гораздо сложнее, чем в него не входить. «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8:34). И в таком состоянии может помочь только один врач – Спаситель: «Ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:1).

смертные грехи в православии

«И приходящего ко Мне не изгоню вон»

Но здесь возникает препятствие – страх. А вдруг меня не простят? Найду ли я силы исправиться? А может, нет мне спасения и ходить уже никуда и не надо? Может, пора уже лапки сложить и ко дну пойти? Но мы же с вами помним, что в той самой сказке было две лягушки. И только нам выбирать, какой из них мы хотим быть. Христос исцелял «всякую немощь в людях» (Мф. 4:23), не только телесную, но и духовную. Вспомните то чувство силы, которое бывает после Причастия, не разрушительной, а созидающей, задающей вектор в нужном направлении – на борьбу, на излечение.

И как легко нам бывает после исповеди. Ведь сам Спаситель говорит: «И приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6:37). Он говорит это обо всех, без исключений и оговорок «но если … , то нет». Это касается и вольных, и невольных грехов: независимо от их тяжести, в тайне исповеди Господь прощает нам все. С одним лишь условием – если мы покаемся. Как святые отцы учат нас: «нет греха непрощенного, кроме греха нераскаянного». Именно поэтому таким страшным проступком является самоубийство: после него покаяние уже невозможно.

смертные грехи в православии

Но и здесь не все мосты сожжены. Мы видим в библейской истории, что, даже совершив самые тяжёлые ошибки, предав Христа, Иуда повесился. Но почему? Он осознал, что совершил, и испугался. Иуда Искариот раскаялся, попытался исправить то, что натворил: пошел возвращать деньги первосвященникам. И даже для него было возможно прощение. Эту мысль очень интересно раскрывает современный автор Дарья Сивашенкова в своей книге «Вот Иуда, предающий меня». Мысль о том, что Господь всегда стоит у дверей и ждёт, когда Ему откроют.

И вот, только переступив порог православия, мы проваливаемся в океан размышлений. О грехе, как мы видим, можно говорить веками. Ясно одно – пути Господни неисповедимы. Как навигатор, прокладывает Он нам путь в Царствие Небесное. И иногда маршрут приходится перестраивать: трястись по ухабам, кочкам, выпадать на обочину жизни. Но надежда выбраться есть всегда, и Пасха неизбежна. Ведь даже самого отца лжи Господь готов простить, если он скажет: «прости и помилуй». Вот только говорить он этого не хочет…

АВТОР: Анастасия Куркова

Иллюстрации: Мария Тюрина

Друзья, если вам понравилась статья, поддержите, пожалуйста, наш миссионерский проект о православии в 21 веке! Мы будем рады репостам и финансовой помощи. Пожертвование можно отправить по номеру карты:
4276 5500 8597 5608
Мария Григорьевна О.

Какой самый страшный грех?

Вопрос: «Какой самый страшный грех?»

Ответ:

Что касается святости Бога, все грехи одинаковы. Каждый грех, от гнева до убийства, от белой лжи до прелюбодеяния, приведет к вечному осуждению (Иакова 4:17; Римлянам 6:23). Любой грех, каким бы «малым» он ни был, идет против природы и воли бесконечного и вечного Бога и поэтому заслуживает бесконечного и вечного наказания (Исайя 13:11). В этом смысле «худшего» греха нет.

Бог ненавидит грех не только потому, что он идет против Его воли для нас, но и потому, что грех отделяет нас от Бога (Исаия 59: 2; Иеремия 5:25). Бог не хочет, чтобы мы были отделены от Него. К счастью, Он предоставил способ «очистить нас от всякой неправды» (1 Иоанна 1: 8–10) через Своего Сына, Иисуса Христа (Иоанна 3:17). В Первом послании к Тимофею 2: 4 говорится, что наш Небесный Отец «желает, чтобы все люди спаслись и пришли к познанию истины». Ваш грех не должен равняться вашему осуждению — независимо от того, насколько он ужасен (см. К Римлянам 8: 1).

Так же, как нет греха слишком маленького, чтобы быть достойным наказания, нет греха слишком «большого», который Бог не мог бы простить. Когда к Иисусу пришла раскаявшаяся проститутка, она обрела благодать; Затем Иисус сказал зрителям: «Говорю вам, ее грехи — а их много — прощены» (Луки 7:47, NLT). Иисус умер, чтобы заплатить за грех (Иоанна 3:16; 1 Иоанна 2: 2). Во 2 Коринфянам 5:21 говорится, что «Бог сделал [Иисуса], не имевшего греха, грехом для нас, чтобы в Нем мы могли стать праведностью Божьей.«Для верующего нет греха, который бы не покрыла жертва Иисуса; нет греха, который Бог не может простить, даже если мы считаем его «худшим» (см. 1 Тимофею 1:15).

Это правда, что одни грехи будут иметь более серьезные земные последствия, чем другие. Например, убийство будет иметь гораздо худшие последствия, чем затаивание личной ненависти. Хронический лжец на руководящей должности будет иметь более широкий негативный эффект, чем ребенок, который лжет своей матери о краже печенья перед обедом. Грех есть грех, но он может иметь разную степень жестокости, и некоторые грехи требуют более серьезных наказаний, чем другие в этом мире.

Как верующие, мы должны ненавидеть грех так же сильно, как и Бог. Мы «сыновья света и сыновья дня. Мы не принадлежим ни ночи, ни тьме »(1 Фессалоникийцам 5: 5). Бог выделил нас как «народ святой, народ Божий» (1 Петра 2: 9). Святость не заслуживают; скорее, он дается Святым Духом, когда Он освящает нас (2 Фессалоникийцам 2:13; 1 Петра 1: 15–16). Христиане по-прежнему будут грешить, но Бог обещает помочь нам в борьбе за праведность (1 Коринфянам 1: 8).

Не попадайтесь в ловушку сравнения грехов, осуждения других за «худшие» грехи, чем ваш, или использования кажущейся тривиальности одного греха по сравнению с другим в качестве оправдания.В первую очередь вас должны беспокоить ваши собственные грехи, а не грехи окружающих (Матфея 7: 4–5). Божий стандарт не в том, насколько вы соответствуете другим людям, а в том, насколько вы соответствуете Христу.

Грех каждого человека является отражением того, что находится в его сердце (Матфея 12:34), и проявляется в его мыслях, словах и действиях. Бог судит все эти аспекты нашей жизни и справедливо, но с любовью наказывает Своих детей, когда они грешат (Притчи 3: 11–12; Евреям 12: 5–11). Божье наказание может принимать различные формы, в зависимости от ситуации каждого человека, чтобы вызвать покаяние и возобновление общения с Богом.В конце концов, верующий, который грешит, а затем испытывает наказание, выйдет с более сильной верой, обновленными отношениями с Богом, мудростью опыта и терпением (Иакова 1: 2–4).

Есть ли «худший» грех? Земные последствия различных грехов различаются, но небо смотрит по-другому. В 1-м Коринфянам 6: 9–10 перечислено несколько грехов, которые удерживают человека от наследования Царства Божьего. В этом списке есть грехи, которые люди называют «худшими», чем другие, но Павел относится ко всем как к одинаково осуждающим.То же самое верно и в Откровении 21: 8, списке грехов, обрекающих людей на огненное озеро — ложь помещена рядом с колдовством и идолопоклонством. Все грехи одинаково плохи в глазах Бога; мерилом является славное совершенство Его Сына, а мы все не достигаем этого (Римлянам 3:23). Нам нужна праведность Христа, и, слава Ему, это то, что Он дает нам, когда мы верим (Римлянам 3:26; 4: 5). В конечном итоге мы можем сказать, что «худший» грех — это неверие. Отвергнуть Спасителя — значит принять наказание за свой грех.Но никакой грех не осудит рожденного свыше верующего в Иисуса Христа, потому что наказание уже уплачено (1 Петра 2:24).

Каковы последствия греха?

Вопрос: «Каковы последствия греха?»

Ответ:

Последним и самым серьезным последствием греха является смерть. Библия говорит, что «возмездие за грех — смерть» (Римлянам 6:23). Это относится не только к физической смерти, но и к вечному отделению от Бога: «Но беззакония ваши отделили вас от Бога вашего; ваши грехи скрыли от вас лице Его, так что Он не слышит »(Исайя 59: 2).Это главное последствие восстания человека против Бога.

Тем не менее многие хотят верить, что Бог настолько «любящий», что не обращает внимания на наши «маленькие недостатки», «промахи» и «неблагоразумия». Маленькая белая ложь, обман в налоговой декларации, принимая, что перо, когда никто не смотрит, или тайно просмотр порнографии, это peccadillos, не достойна смерти, не так ли? Проблема в том, что грех есть грех, большой или маленький. Хотя Бог любит нас, Его святость такова, что Он не может жить со злом. Пророк Аввакум так описывает Бога: «Ваши глаза слишком чисты, чтобы смотреть на зло; ты не можешь терпеть зла »(Аввакум 1:13).Бог не игнорирует наш грех. Напротив, «будь уверен, что грех твой найдет тебя» (Числа 32:23). Даже те тайные грехи, которые мы скрываем в глубинах своего сердца, однажды будут выявлены: «Ничто во всем творении не скрыто от взора Бога. Все открыто и обнажено перед очами Того, Кому мы должны дать отчет »(Евреям 4:13).

Павел совершенно ясно дал понять, что у греха есть последствия: «Не обманывайтесь: Бога нельзя поругать. Человек пожинает то, что сеет »(Галатам 6: 7).Затем Павел описывает конец тех, кто предается греховному поведению: «Кто сеет в угоду своей греховной природе, от той природы пожнет погибель» (Галатам 6: 8). Фраза «греховная природа» относится к невозрожденному, бесстыдному «я». Хотя греховная природа может обещать исполнение, это не может привести ни к чему, кроме «разрушения».

Павел сказал верующим в Галатии, что «греховная природа желает того, что противоречит Духу, а Дух — того, что противоречит греховной природе.Они конфликтуют друг с другом. . . » (Галатам 5:17). Затем он перечисляет гнусные дела греховной природы и определяет конечные последствия такого поведения: «Живущие так не наследуют Царства Божьего» (см. К Галатам 5: 19-21). Те, кто живут в разврате и грешат, сеют семена разрушения в своей нынешней жизни и теряют всякую надежду на вечную жизнь.

Библия описывает тех, кто решил предаться греху, как «помраченных в своем понимании и отделенных от жизни Божьей из-за невежества, которое в них заключено из-за ожесточения их сердец.Потеряв всякую чувствительность, они отдали себя чувственности, чтобы предаться всякой нечистоте с постоянной жаждой большего »(Ефесянам 4: 18-19). Следовательно, одним из последствий греха является еще больший грех. Существует ненасытная «жажда большего», сопровождаемая притуплением совести и слепотой к духовной истине (1 Коринфянам 2:14).

Последствием подавления истины является то, что Бог предает грешника «греховным желаниям сердца их», «постыдным похотям» и «развратному уму» (Римлянам 1:24, 26, 28).Это означает, что Бог может позволить грешнику служить своему собственному богу и пожинать разрушение его тела и души. Страшно быть «преданным» нашим собственным деструктивным путям.

Бог ясно дал понять, что «душа согрешающая умрет» (Иезекииль 18: 4, NASB). Те, кто обычно живет своей жизнью вне Христа, но чьи сердца были обличены Евангелием Христа, должны последовать примеру первых обращенных церкви: «Они были поражены до глубины души и сказали Петру и другим апостолам: «Братья, что нам делать?» Ответ был простым, но глубоким: «Покайтесь!» (Деяния 2: 37-38).

Первые слова Иисуса, когда Он начал Свое служение, были: «Время пришло. Царство Божие близко. Покайтесь и верьте хорошим новостям! » (Марка 1:15). Какие хорошие новости? «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоанна 3:16).

Последствием греха является смерть, но «дар Божий есть жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Римлянам 6:23).

какой самый большой грех в искусстве? автор: Marristia на DeviantArt

Habe die Umfrage zwar schon vor ein paar Tagen gesehen, habe aber erst jetzt Zeit, was dazu zu schreiben.
Erstmal finde ich die Fragestellung total interessant und auch schwierig, weil ich wirklich keine Ahnung hatte, was ich anklicken sollte, und mich auch jetzt, wo ich mich für «Tracing poses» entschieden habe, weiß ich immer das nich das- Vergehen für mich ist.
Ich finde es aber toll, dass hier so viele ausführliche Antworten zu dem Thema kamen und wirkliche Disskusionen entstanden: 3
Хмм. Jedenfalls ist Posenklau im Sinne von «Pose abpausen und andere Kleidung drüberzeichnen» mMn genau wie ganze Bilder klauen.Wenn man sich für bestimmte Teile einer Zeichnung Vorlagen nimmt, ist das okay, wobei ich trotzdem finde, dass man die Referenzen ja angeben kann — es ist ja nichts schlimmes, Referenzen zu verwenden, im zegenteilis, es ist ja nichts schlimmes, Referenzen zu verwenden, im zegentehnik, es будут. Und lieber eine Verlinkung zuviel als eine zu wenig. Ich fände es zumindest ziemlich blöd, wenn sich jemand ein Bild von mir nehmen, drüberzeichnen und es als seines ausgeben würde, zumindest, wenn man noch das ursprüngliche Bild erkennen kann.
«Вызов дерьмового искусства» finde ich aber eigentlich genau so blöd. Ich finde es interessant, dass in dem Zusammenhang der Name Picasso gefallen ist — wir behandeln ihn grade in der Schule, und ich kann absolut nicht nachvollziehen, warum so viele Leute seine Bilder so toll finden. Und wenn ich dann lese, dass er für irgendson Bild zwei Jahre lang um die 400 Skizzen gemacht hat, dann kann ich eigentlich nur den Kopf schütteln während mein Kunstlehrer total von dem Gemälde schwärmt. Vielleicht verstehe ich einfach den tieferen Sinn oder sowas nicht, aber wenn ich mir seine Bilder anschaue, sehe ich da nichts in irgendeiner Weise beeindruckendes drin… Außer vielleicht seine Farbgebung, die gefällt mir manchmal wirklich gut.
Noch schlimmer als Picasso finde ich aber sowas wie «Schwarzes Rechteck auf weißem Grund». Ich meine … wast da sobesonderes bei? In einem Text über den Begriff «Kunst» habe ich mal gelesen, dass die Absicht, die hinter etwas steckt, entscheidend dafür ist, ob man etwas «Kunst» nennen kann. Aber kann ich nicht auch ein weißes Quadrat auf schwarzem Grund malen und sagen, ich hätte mir dieses und jenes dabei gedacht? Berühmt würde -ich- sicher nicht damit werden.Ich könnte jetzt noch endlos viele Beispiele in der Richtung aufführen. Wobei mich eigentlich nicht die Bezeichnung mit dem Begriff «Kunst» stört, sondern vielmehr, dass die Leute mit sowas Geld machen und berühmt werden (und dass da dann sonstwas reininterpretiert wird und manes im Kunstunterricht machen machhen müschen). Nennen können sie es von mir aus, wie sie es wollen.
Lustig finde ich auch, dass du das Buch «Axolotl Roadkill» erwähnt hast. Von dem Buch hat mir meine Deutschlehrerin nämlich vorgeschwärmt, die ich eigentlich (im Gegensatz zu meinem Kunstlehrer) für ziemlich zurechnungsfähig halte.Wobei ich mir nicht sicher bin, ob sie von der Klauerei wusste. Habe bei Wikipedia einen Artikel über die Autorin gelesen und kann mir nicht vorstellen, dass das Buch wirklich so toll sein soll — vor allem, wenn wirklich ganze Passagen geklaut wurden. Bin jetzt am überlegen, das Buch einfach zu lesen, um mir eine eigene Meinung bilden zu können.
Zurück zum Thema: Высокомерный sein finde ich auch nicht wirklich schön, aber sofern mich nicht jemand mit seinem arroganten Gehabe nervt, soll er oder sie doch.Besser wird er dadurch ganz sicher nicht. Das ich das nicht so schlimm finde, liegt aber vielleicht auch daran, dass mir gerade niemand einfällt, der wirklich так высокомерно ist zu sagen, er sei der beste der besten.
Sich nicht weiterentwickeln wollen ist für mich irgendwie der schlimmste «persönliche» Frevel. Ich fände es einfach langweilig, immer auf dem gleichen Stand zu bleiben und immer nur das gleiche zu machen. Wobei man hier vielleicht Differenzieren muss, ob ein Künstler sich nicht verbessern will oder vielleicht einfach nicht merkt, dass er gerade auf der Stelle tritt.Ich kann mir nämlich irgendwie auch nicht vorstellen, dass jemand wirklich nichts dazu lernen -will-. Aber vielleicht bin ich in der Hinsicht zu naiv …?
Zusammengefasst hätte ich gerne alle Punkte, die ich gerade angesprochen habe, angekreuzt, weil in gewisser Hinsicht alles ziemlich doof ist. Нок Шлиммер Ист Абер, Венн Аллес Зусаммен Коммт.

… ich könnte einen ganzen Aufsatz zu dem Thema verfassen, glaube ich.

Насколько велика Канада?

Канада входит в число крупнейших стран мира , а по территории уступает только России.Страна имеет общую площадь 3,8 миллиона квадратных миль или 9,9 миллиона квадратных километров, в том числе 291 571 квадратных миль (755 170 квадратных километров) воды. Канада касается трех океанов — Тихого, Северного Ледовитого океана и Атлантического океана, а ее береговая линия составляет 151 473 мили или 243 791 километр. Граница между США и Канадой — самая длинная незащищенная граница. Это 5 525 миль (8 891 км) в длину.

В стране 32 острова с территорией более 966 кв. Миль (2500 кв. Км), среди которых Баффинова Земля, остров Виктория, Ньюфаундленд, остров Элсмир и другие.Баффинова Земля — ​​5-й по величине остров в мире и самый большой остров Канады. Его площадь составляет 195 928 кв. Миль или 507 451 кв. Км. Столица Нунавута, Икалуит, находится на юго-восточном побережье. Двумя крупнейшими озерами на Баффиновом острове являются озеро Амаджуак и озеро Неттиллинг. Остров Виктория — второй по величине остров, расположенный на границе между Северо-Западными территориями и Нунавутом. Остров Виктория почти вдвое больше Ньюфаундленда и является восьмым по величине островом в мире.Постоянное население составляет около 1700 жителей.

Береговая линия Канады протяженностью 243 000 км является самой длинной в мире. Путешествие вдоль береговой линии со скоростью двадцать километров в день займет около 33 лет. В некоторых районах побережья есть невысокие скалы из грязи, гравия и песка. В других областях преобладают твердые породы. Путешествие по береговой линии может занять более 33 лет из-за многочисленных речных дельт, песчаных дюн, болот и илистых равнин.

Береговая линия Канады не только самая длинная в мире, она важна для экономического роста.По этой причине страна инвестирует около 1 миллиарда долларов в год в поддержание гаваней и портов и развитие рекреационных объектов. Эти средства используются для аквакультуры и борьбы с загрязнением, а также для защиты от эрозии.

В стране также есть 2-й по величине залив в мире, Гудзонов залив, который представляет собой большое соленое море в северо-восточной части Канады. Гудзонов залив осушает огромную территорию в 1 560 400 кв. Миль (4 041 400 кв. Км), которая включает в себя части Альберты, Саскачевана, Квебека, Онтарио и большей части Манитобы.Залив является частью Атлантического океана. Бассейны Гудзонова пролива и Гудзонова залива также считаются частью Арктики, но их воды текут в основном в Атлантический океан. Наконец, в Канаде есть самое большое в мире озеро внутри озера. Озеро Маниту находится на острове Манитулин и имеет площадь около 40 кв. Миль или 104 кв. Км. Сам остров находится в озере Гурон и представляет собой пресноводный остров, истощенный рекой Маниту. Озеро Маниту состоит из множества небольших островов, и это острова в озере, найденные на острове в озере.

Хотя Канада является одной из крупнейших стран мира, она покрывает менее 2 процентов всей поверхности Земли.

Твитнуть .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *