21.01.2021

В прокуренном вагоне стих: 5 стихов, бьющих прямо в сердце | Блогер like_book на сайте SPLETNIK.RU 7 декабря 2015

Содержание

5 стихов, бьющих прямо в сердце | Блогер like_book на сайте SPLETNIK.RU 7 декабря 2015

В этот раз в моей «пятёрке игроков» — стихотворения. От которых сжимается сердце, которые оставляют послевкусие и позволяют себя обдумывать.

Для меня это : и короткое как равнодушный, но вместе с тем горький плевок, стихотворение Бродского, и печальное одинокое «Падает снег» Асадова, и  «Баллада о прокуренном вагоне», после которой думаешь «не дай бог такому случиться». «Елабужский гвоздь» Евтушенко, посвященное Марине Цветаевой, я сдавала на читке в университете и каждый раз не могла нормально прочитать — предательски перехватывало горло. А «Письмо про дождь» Рождественского — одно из лучших  и своеобразных признаний в любви, что я читала когда-либо.

Наслаждайтесь! И делитесь своими — пополню стихофонд.

***

Сначала в бездну свалился стул,

потом — упала кровать,

потом — мой стол. Я его столкнул

сам. Не хочу скрывать.

Потом — учебник «Родная речь»,

фото, где вся моя семья.

Потом четыре стены и печь.

Остались пальто и я.

Прощай, дорогая. Сними кольцо,

выпиши вестник мод.

И можешь плюнуть тому в лицо,

кто место мое займет.

Иосиф Бродский

***

Падает снег

Падает снег, падает снег —

Тысячи белых ежат…

А по дороге идёт человек,

И губы его дрожат.

Мороз под шагами хрустит, как соль,

Лицо человека — обида и боль,

В зрачках два черных тревожных флажка

Выбросила тоска.

Измена? Мечты ли разбитой звон?

Друг ли с подлой душой?

Знает об этом только он

Да кто-то ещё другой.

Случись катастрофа, пожар, беда —

Звонки тишину встревожат.

У нас милиция есть всегда

И «Скорая помощь» тоже.

А если просто: падает снег

И тормоза не визжат,

А если просто идет человек

И губы его дрожат?

А если в глазах у него тоска —

Два горьких черных флажка?

Какие звонки и сигналы есть,

Чтоб подали людям весть?!

И разве тут может в расчет идти

Какой-то там этикет,

Удобно иль нет к нему подойти,

Знаком ты с ним или нет?

Падает снег, падает снег,

По стеклам шуршит узорным.

А сквозь метель идёт человек,

И снег ему кажется чёрным…

И если встретишь его в пути,

Пусть вздрогнет в душе звонок,

Рванись к нему сквозь людской поток.

Останови! Подойди!

Эдуард Асадов

***

Баллада о прокуренном вагоне

— Как больно, милая, как странно,

Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-

Как больно, милая, как странно

Раздваиваться под пилой.

Не зарастет на сердце рана,

Прольется чистыми слезами,

Не зарастет на сердце рана —

Прольется пламенной смолой.

— Пока жива, с тобой я буду —

Душа и кровь нераздвоимы,-

Пока жива, с тобой я буду —

Любовь и смерть всегда вдвоем.

Ты понесешь с собой повсюду —

Ты понесешь с собой, любимый,-

Ты понесешь с собой повсюду

Родную землю, милый дом.

— Но если мне укрыться нечем

От жалости неисцелимой,

Но если мне укрыться нечем

От холода и темноты?

— За расставаньем будет встреча,

Не забывай меня, любимый,

За расставаньем будет встреча,

Вернемся оба — я и ты.

— Но если я безвестно кану —

Короткий свет луча дневного,-

Но если я безвестно кану

За звездный пояс, в млечный дым?

— Я за тебя молиться стану,

Чтоб не забыл пути земного,

Я за тебя молиться стану,

Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он стал бездомным и смиренным,

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он полуплакал, полуспал,

Когда состав на скользком склоне

Вдруг изогнулся страшным креном,

Когда состав на скользком склоне

От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,

В одной давильне всех калеча,

Нечеловеческая сила

Земное сбросила с земли.

И никого не защитила

Вдали обещанная встреча,

И никого не защитила

Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

Всей кровью прорастайте в них,-

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

Когда уходите на миг!

Александр Кочетков

***

Елабужский гвоздь

              Памяти М. Цветаевой

Помнишь, гераневая Елабуга,

ту городскую, что вечность назад

долго курила, курила, как плакала,

твой разъедающий самосад?

Бога просила молитвенно, ранено,

чтобы ей дали белье постирать.

Вы мне позвольте, Марина Ивановна,

там, где вы жили, чуть-чуть постоять.

Бабка открыла калитку зыбучую:

«Пытка под старость — незнамо за что.

Ходют и ходют — ну прямо замучили.

Дом бы продать, да не купит никто.

Помню — была она строгая, крупная.

Не подходила ей стирка белья.

Не получалось у ней с самокрутками.

Я их крутила. Веревку — не я».

Сирые сени. Слепые. Те самые,

где оказалась пенька хороша,

где напослед леденяющею Камою

губы смочить привелось из ковша.

Гвоздь, а не крюк.

Он граненый, увесистый —

для хомутов, для рыбацких снастей.

Слишком здесь низко,

чтоб взять и повеситься.

Вот удавиться — оно попростей.

Ну а старуха, что выжила впроголодь,

мне говорит, словно важный я гость:

«Как мне с гвоздем-то?

Все смотрят и трогают.

Может, возьмете себе этот гвоздь?»

Бабушка, я вас прошу как о милости, —

только не спрашивайте опять:

«А отчего она самоубилась-то?

Вы ведь ученый. Вам легче понять».

Бабушка, страшно мне в сенцах и комнате.

Мне бы поплакать на вашем плече.

Есть лишь убийства на свете, запомните.

Самоубийств не бывает вообще.

Евгений Евтушенко

***

Письмо про дождь

Идут

обыденные дожди,

по собственным лужам

скользя.

Как будто они поклялись

идти,-

а клятву нарушить

нельзя…

Даже смешно —

ничего не ждешь.

Никакого чуда

не ждешь.

Засыпаешь —

дождь.

Просыпаешься —

дождь.

Выходишь на улицу —

дождь.

И видишь только

пустую мглу,

город видишь

пустой.

Газировщица

скрючилась на углу —

упорно

торгует водой.

А воды вокруг! —

Столько воды,

просто некуда разливать.

Это все равно,

что идти торговать

солнцем —

там, где сейчас

ты!..

Послушай,

а может быть, и у вас

такая же чехарда?

У подъезда в глине

«газик» увяз,

на балконе слоем —

вода…

Если так —

значит, в мире какая-то ложь!

Так не должно быть!

Нет!

Потому что нужно:

если мне —

дождь,

то тебе —

солнечный свет.

Как дочка, солнечный!

Как слюда!

Как трескучая пляска огня!

У тебя не должно быть дождей

никогда.

Пусть они идут

у меня. ..

А они идут —

слепые дожди.

Ни деревьев нет,

ни травы…

Пожалуйста,

это письмо

порви.

И меня за него

прости.

А впрочем,

дело совсем не в нем.

Просто, трудно терпеть.

Море гудит за моим окном,

как поезд,

идущий к тебе.

Роберт Рождественский

Кочетков А. С. — «Баллада о прокуренном вагоне»

Баллада о прокуренном вагоне
Александр Кочетков

— Как больно, милая, как странно,

Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-

Как больно, милая, как странно

Раздваиваться под пилой.

Не зарастет на сердце рана,

Прольется чистыми слезами,

Не зарастет на сердце рана —

Прольется пламенной смолой.

— Пока жива, с тобой я буду —

Душа и кровь нераздвоимы,-

Пока жива, с тобой я буду —

Любовь и смерть всегда вдвоем.

Ты понесешь с собой повсюду —

Ты понесешь с собой, любимый,-

Ты понесешь с собой повсюду

Родную землю, милый дом.

— Но если мне укрыться нечем

От жалости неисцелимой,

Но если мне укрыться нечем

От холода и темноты?

— За расставаньем будет встреча,

Не забывай меня, любимый,

За расставаньем будет встреча,

Вернемся оба — я и ты.

— Но если я безвестно кану —

Короткий свет луча дневного,-

Но если я безвестно кану

За звездный пояс, в млечный дым?

— Я за тебя молиться стану,

Чтоб не забыл пути земного,

Я за тебя молиться стану,

Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он стал бездомным и смиренным,

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он полуплакал, полуспал,

Когда состав на скользком склоне

Вдруг изогнулся страшным креном,

Когда состав на скользком склоне

От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,

В одной давильне всех калеча,

Нечеловеческая сила

Земное сбросила с земли.

И никого не защитила

Вдали обещанная встреча,

И никого не защитила

Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

Всей кровью прорастайте в них,-

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

Когда уходите на миг!

Все стихи Александра Кочеткова

Aleksandr Kochetkov — Баллада о прокуренном вагоне (Ballada o prokurennom vagone) текст

— Как больно, милая, как странно,

Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-

Как больно, милая, как странно

Раздваиваться под пилой.

Не зарастет на сердце рана,

Прольется чистыми слезами,

Не зарастет на сердце рана —

Прольется пламенной смолой.

 

— Пока жива, с тобой я буду —

Душа и кровь нераздвоимы,-

Пока жива, с тобой я буду —

Любовь и смерть всегда вдвоем.

Ты понесешь с собой повсюду —

Ты понесешь с собой, любимый,-

Ты понесешь с собой повсюду

Родную землю, милый дом.

 

— Но если мне укрыться нечем

От жалости неисцелимой,

Но если мне укрыться нечем

От холода и темноты?

— За расставаньем будет встреча,

Не забывай меня, любимый,

За расставаньем будет встреча,

Вернемся оба — я и ты.

 

— Но если я безвестно кану —

Короткий свет луча дневного,-

Но если я безвестно кану

За звездный пояс, в млечный дым?

— Я за тебя молиться стану,

Чтоб не забыл пути земного,

Я за тебя молиться стану,

Чтоб ты вернулся невредим.

 

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он стал бездомным и смиренным,

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он полуплакал, полуспал,

Когда состав на скользком склоне

Вдруг изогнулся страшным креном,

Когда состав на скользком склоне

От рельс колеса оторвал.

 

Нечеловеческая сила,

В одной давильне всех калеча,

Нечеловеческая сила

Земное сбросила с земли.

И никого не защитила

Вдали обещанная встреча,

И никого не защитила

Рука, зовущая вдали.

 

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

Всей кровью прорастайте в них,-

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

Когда уходите на миг!

 

Баллада о прокуренном вагоне

Александр Сергеевич Кочетков. Он родился 12 мая 1900 года. Окончив Лосиноостровскую гимназию в 1917 году, поступил на филфак МГУ.

Был мобилизован в Красную армию. Потом работал библиотекарем. В 1930-х годах стал профессиональным переводчиком. Переводил с французского, немецкого, испанского…

«Баллада о прокуренном вагоне» была написана Кочетковым в 1932 году при обстоятельствах, о которых жена поэта Нина Григорьевна рассказывала так: «Лето мы проводили в Ставрополе у моего отца. Осенью Александр Сергеевич уезжал раньше, я должна была приехать в Москву позднее. Билет был уже куплен — Ставропольская ветка до станции Кавказской, там на прямой поезд Сочи — Москва. Расставаться было трудно, и мы оттягивали, как могли. Накануне отъезда мы решили продать билет и хоть на три дня отсрочить отъезд… Нас спасла любовь».

Ушедший без них поезд потерпел крушение на станции Москва-товарная. Многие пассажиры погибли. Друзья, знавшие о приезде Кочеткова этим поездом, сочли его погибшим и были потрясены, когда он объявился в Москве через три дня.

Еще во время Великой Отечественной войны «Балладу о прокуренном вагоне» переписывали от руки и посылали в письмах. Стихотворение разошлось так широко благодаря корреспонденту газеты «Красный флот», участнику обороны Севастополя писателю Леониду Соловьеву (автору книги о Ходже Насреддине). Зимой 1942 года он познакомился в Ташкенте с Кочетковым, услышал от него «Балладу…» и переписал стихотворение в блокнот.

Баллада о прокуренном вагоне

— Как больно, милая, как странно,

Сроднясь в земле, сплетясь ветвями, —

Как больно, милая, как странно

Раздваиваться под пилой.

Не зарастет на сердце рана,

Прольется чистыми слезами,

Не зарастет на сердце рана —

Прольется пламенной смолой.

— Пока жива, с тобой я буду —

Душа и кровь нераздвоимы, —

Пока жива, с тобой я буду —

Любовь и смерть всегда вдвоем.

Ты понесешь с собой, любимый, —

Ты понесешь с собой повсюду,

Ты понесешь с собой повсюду

Родную землю, милый дом.

— Но если мне укрыться нечем

От жалости неисцелимой,

Но если мне укрыться нечем

От холода и темноты?

— За расставаньем будет встреча,

Не забывай меня, любимый,

За расставаньем будет встреча,

Вернемся оба — я и ты.

— Но если я безвестно кану —

Короткий свет луча дневного, —

Но если я безвестно кану

За звездный пояс, млечный дым?

— Я за тебя молиться стану,

Чтоб не забыл пути земного,

Я за тебя молиться стану,

Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он стал бездомным и смиренным,

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он полуплакал, полуспал,

Когда состав на скользком склоне

Вдруг изогнулся страшным креном,

Когда состав на скользком склоне

От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,

В одной давильне всех калеча,

Нечеловеческая сила

Земное сбросила с земли.

И никого не защитила

Вдали обещанная встреча,

И никого не защитила

Рука зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь,

С любимыми не расставайтесь,

С любимыми не расставайтесь,

Всей кровью прорастайте в них,-

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

Когда уходите на миг.
1932 г.

Несмотря на то что стихотворение было написано в 1932 году, напечатано оно было лишь спустя 34 года в сборнике «День поэзии». Однако еще до опубликования эти проникновенные строки никого не оставили равнодушными и передавались буквально из уст в уста, как и сама история его создания. После выхода в свет «Баллада о прокуренном вагоне» стала включаться в многочисленные сборники стихов как одно из лучших лирических произведений того времени.

Александр Кочетков написал много замечательных стихов, но он так и остался в памяти людей благодаря своей «Балладе…». Прошел не один десяток лет со дня ее написания, а строчки из этого стихотворения продолжают оставаться гимном всех влюбленных. И в любых жизненных ситуациях самое главное – это всегда следовать наказу поэта: «С любимыми не расставайтесь!».

Стихи Кочеткова, Баллада о прокуренном вагоне

— Как больно, милая, как странно,

Сроднясь в земле, сплетясь ветвями, —

Как больно, милая, как странно

Раздваиваться под пилой.

Не зарастёт на сердце рана,

Прольётся чистыми слезами,

Не зарастёт на сердце рана —

Прольётся пламенной смолой.

— Пока жива, с тобой я буду —

Душа и кровь нераздвоимы, —

Пока жива, с тобой я буду —

Любовь и смерть всегда вдвоём.

Ты понесёшь с собой повсюду —

Ты понесёшь с собой, любимый, —

Ты понесёшь с собой повсюду

Родную землю, милый дом.

— Но если мне укрыться нечем

От жалости неисцелимой,

Но если мне укрыться нечем

От холода и темноты?

— За расставаньем будет встреча,

Не забывай меня, любимый,

За расставаньем будет встреча,

Вернёмся оба — я и ты.

— Но если я безвестно кану —

Короткий свет луча дневного, —

Но если я безвестно кану

За звездный пояс, в млечный дым?

— Я за тебя молиться стану,

Чтоб не забыл пути земного,

Я за тебя молиться стану,

Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он стал бездомным и смиренным,

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он полуплакал, полуспал,

Когда состав на скользком склоне

Вдруг изогнулся страшным креном,

Когда состав на скользком склоне

От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,

В одной давильне всех калеча,

Нечеловеческая сила

Земное сбросила с земли.

И никого не защитила

Вдали обещанная встреча,

И никого не защитила

Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

Всей кровью прорастайте в них, —

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

Когда уходите на миг!

Баллада о прокуренном вагоне на английском языке

Баллада о прокуренном вагоне

 
— Как больно, милая, как странно,
Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-
Как больно, милая, как странно
Раздваиваться под пилой.
Не зарастет на сердце рана,
Прольется чистыми слезами,
Не зарастет на сердце рана —
Прольется пламенной смолой.

— Пока жива, с тобой я буду —
Душа и кровь нераздвоимы,-
Пока жива, с тобой я буду —
Любовь и смерть всегда вдвоем.
Ты понесешь с собой повсюду —
Ты понесешь с собой, любимый,-
Ты понесешь с собой повсюду
Родную землю, милый дом.

— Но если мне укрыться нечем
От жалости неисцелимой,
Но если мне укрыться нечем
От холода и темноты?
— За расставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За расставаньем будет встреча,
Вернемся оба — я и ты.

— Но если я безвестно кану —
Короткий свет луча дневного,-
Но если я безвестно кану
За звездный пояс, в млечный дым?
— Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,
Он стал бездомным и смиренным,
Трясясь в прокуренном вагоне,
Он полуплакал, полуспал,
Когда состав на скользком склоне
Вдруг изогнулся страшным креном,
Когда состав на скользком склоне
От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,
В одной давильне всех калеча,
Нечеловеческая сила
Земное сбросила с земли.
И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них,-
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!

1932 г.
Александр Кочетков (1900-1953)

Ballad About A Smoke-Filled Railway Carriage

How painful, dear, how strange it is,
When roots mesh, when branches knit—
How painful, dear, how strange it is
To be cut in two by the saw.
The heart’s wound will not grow over,
It will flow with bright tears,
The heart’s wound will not grow over—
It will flow with scalding tar.

While I’m alive I will be with you—
For soul and blood are inseparable—
While I’m alive I will be with you—
For love and death go together.
You’ll carry with you, my beloved,
You’ll carry with you everywhere,
You’ll carry with you everywhere,
Your native land, your dear home.

But if there’s nothing to protect me
From pity that’s incurable,
But if there’s nothing to protect me
From the cold and from the dark?
Beyond the parting lies reunion,
Do not forget me, my beloved,
Beyond the parting lies reunion,
We shall return—both you and I.

But what if I sink into oblivion—
Brief radiance of the light of day.
But what if I sink into oblivion
Beyond the star’s zone, the milky haze?
I’ll pray for you,
That you not forget the path of earth,
I’ll pray for you,
That you return unharmed.

Jolting in the smoke-filled carriage
He felt homeless and resigned,
Jolting in the smoke-filled carriage,
He was half-crying, half-asleep,
When climbing up a slippery slope
The train hung awkwardly suspended,
When climbing up a slippery slope
Its wheels got separated from the rails.

A superhuman force was pressing,
Crushing them and maiming all,
A superhuman force was pressing,
Casting the earthly off the earth.
And there was no one there protected
By reunion promised long before,
And there was no one there protected
By the beckoning of distant hand.

With those you love don’t ever part,
With those you love don’t ever part,
With those you love don’t ever part,
In them your very blood should grow,
And always say farewell forever!
And always say farewell forever!
And always say farewell forever!
When you are leaving for a moment.

Alexander Kochetkov
Translated by Lubov Yakuvleva

Галерея Русского Лакового Искусства

Каталог:

Поиск по:
Распродажа!
Войти
Подписаться на новости

Ваш E-mail

Выходит раз в месяц!

Мы принимаем PayPal
Снежная королева: Кей, Герда, Снежная королева, Лапландия, Финляндия
«Снежная королева» Г. Х. Андерсон
Жил-был злой карлик.Он изобрел волшебное зеркало, в котором все доброе и красивое уменьшалось, а все плохое и мерзкое увеличивалось. В нем отражались чудесные газоны, похожие на вареный шпинат, а самые добрые люди — на чудовищ. Злой карлик и его ученики обошли мир, и вскоре все люди отразились в нем. В конце концов, они хотели посмеяться над ангелами и поднялись в небо, но они не могли реализовать свою идею, поскольку зеркало выскользнуло из их рук и разлетелось на куски. Миллионы и миллиарды этих предметов принесли людям несчастье.Они разлетелись по воздуху и некоторые из них попали в глаза людям. Человек с таким осколком в глазу замечал во всем только его плохие стороны, потому что осколок обладал свойствами волшебного зеркала. Некоторые осколки попали в сердца людей, и это было хуже всего, потому что их сердца превратились в кусочки льда. Мы скоро об этом узнаем!

***

В большом городе жили двое бедных детей — Кай и Герда. Они не были родственниками, но любили друг друга как брат и сестра.Их родители жили на соседних чердаках, и они разрешали детям навещать друг друга, пересекая крышу. Детям нравилось играть на крыше и сидеть на скамейке под чудесными кустами роз, которые росли в двух больших ящиках.
Как-то зимним вечером дети смотрели в окно и любовались снежинками.
— Эти снежинки похожи на белых пчел! — сказала бабушка Герды.
— У них есть королева? — спросил мальчик, он знал, что у настоящих пчел всегда есть матка.
— Да, есть. Вокруг нее всегда кружатся снежинки.Она летит над землей на черном облаке и заглядывает в окна.
При этих словах Кей действительно увидел в окне лицо прекрасной женщины. Она была закутана в белый тюль, который, казалось, был соткан из снежинок, и ее глаза сияли, как яркие звезды. Мальчик испугался этого и убежал в окно.
Вскоре пришла весна, и дети снова могли сидеть в своем маленьком саду на крыше среди чудесных роз, растущих в больших ящиках.
Однажды, когда они читали интересную книгу, Кей внезапно воскликнул: «А! Что-то попало мне в глаз, и у меня колотится сердце». Два куска зеркала гнома упали мальчику в глаза, и с тех пор он стал злым. Он обидел Герду и передразнил ее бабушку. Фрагменты зеркала карлика изменили его характер, а сердце превратилось в кусок льда.
Однажды зимним днем ​​Кей отправился кататься на санях. На площади дети пристегнули свои маленькие санки к большим крестьянским санкам и поехали на большой скорости. Кей также привязал свои маленькие санки к чьим-то санкам. Сани понеслись по улицам и уехали из города.Мальчик очень испугался, плакал, но его никто не слышал. Вскоре Кей увидела, что чудесная Снежная королева сидит в санях. Она взяла его в руки и поцеловала. После этого поцелуя Кей перестал бояться Снежной Королевы и забыл своих родителей, Герду и ее бабушку. Снежная Королева отнесла Кей в ее Северное Ледяное Королевство.

***

Говорили, что Кей умер, но девочка Герда не поверила и решила его найти. Она села в лодку и пошла вниз по течению.Вскоре она добралась до башмака и увидела красивый дом с разноцветными окнами, стоящий в большом вишневом саду. В этом доме жила старуха, которая могла заниматься колдовством. Старуха очень понравилась Герде и решила оставить девочку в своем доме. Она очаровала ее, и Герда забыла все о своих родителях, бабушке и Кей. Девушка счастливо жила со старухой, пока случайно не увидела в саду куст чудесных роз и не вспомнила своего заклятого брата Кея. Она оставила старуху и свой красивый дом заросший цветами.***

Вскоре наступила осень и похолодало. Несмотря на холодную и дождливую погоду, Герда, одетая в легкое платье и босая, продолжала искать Кея.
Вскоре она встретила большого ворона, рассказала ему о своей жизни и спросила, видел ли он Кея или слышал что-нибудь о нем. Ворон сказал, что знает, где находится Кей. Принцесса ближайшего королевства вышла за него замуж, и он жил в ее дворце. Герда была очень рада услышать эту новость и попросила Ворона провести ее во дворец.Ворон очень пожалел бедную девочку, которая так любила своего заклятого брата Кея, и согласился. Итак, Герда, Ворон и его невеста украли дворец и вскоре оказались в спальне принцессы. Герда не могла дождаться встречи с Каем и закричала, увидев его затылок. Принц повернул голову, но, к сожалению, это был не Кей. Герда горько заплакала и рассказала князю и княжне свою печальную историю. История маленькой смелой девочки их очень тронула, и они подарили ей теплую одежду и золотую карету, запряженную красивыми лошадьми.Итак, Герда решила продолжить поиски Кей, хотя она могла остаться во дворце и жить там счастливо.
***

Когда Герда проезжала лес, разбойники увидели золотой экипаж и напали на него. Грабители хотели убить Герду, но дочь банды спасла ее. Она сказала: «Я буду играть с ней, и если я рассержусь на нее, вы можете убить ее». Маленький Разбойник была девушкой ровесницы Герды с большими черными печальными глазами.
— Вы принцесса, — спросила она Герду.- Нет, — ответила Герда и рассказала Маленькому разбойнику свою историю.

Маленький разбойник серьезно посмотрел на Герду и сказал: «Пойдем со мной. Я покажу вам своих питомцев». Она привела Герду к грабительскому замку и показала девушке ее комнату. В комнате было полно животных. Были зайцы, голуби, лисы и даже олень.
Герда спросила животных, слышали ли они что-нибудь о Кее. Лесные голуби ответили: «Мы видели Кея! Он сидел в санях Снежной Королевы. Они ехали по лесу, когда мы сидели в гнезде.Снежная Королева дышала на нас, и все птенцы, кроме нас, погибли. Снежная Королева отнесла Кей в ее Ледяное Королевство в Лапландии.
— Вы знаете, где находится Лапландия? — спросил олень Маленький разбойник.
— Да знаю. Я здесь родился. Это чудесная страна, где вечный снег и ледяные долины сияют, как звезды!

При этих словах маленький разбойник отстегнул оленя и сказал ему: «Отнеси Герду во дворец Снежной Королевы в Лапландии! Если ты это сделаешь, я тебя освобожу!».
Олень с радостью принял ее предложение, и Герда отправилась в далекую и холодную Лапландию искать своего заклятого брата Кая.
***

Олени остановились возле убогого дома, в котором жил лапландец. Она покормила Герду и оленей и сказала: «Лапландия далеко отсюда! Пойди к моей подруге Финиш, и она расскажет тебе, как ты мог одолеть Снежную Королеву». Лапландер подарил девушке рыбу с чем-то написанным, и Герда уехала в Финляндию.
Когда они подошли к месту, финка накормила Герду и оленей. После ужина олень сказал: «Ты мудрая женщина.Четыре петлицы можно связать ниткой. Сможете ли вы дать Герде силы победить Снежную Королеву? ». Женщина-финиш открыла большую волшебную книгу, прочитала ее и ответила:« Кей действительно находится в Королевстве Снежной Королевы. Он счастлив и не хочет расставаться. Причина тому — осколки зеркала гнома в его глазу и сердце. Я не могу сделать Герду сильнее, чем она. Посмотри на нее! Она ходила по миру босиком. Она не боялась холода и ветра. Она очень сильная. Ей служат люди и животные. Ее сила в ее добром, невинном детском сердце и в любви к Кей.Отнесите Герду в сад Снежной Королевы и оставьте ее у куста, покрытого красными ягодами, и возвращайтесь! ».
Олень отнес девочку в сад Снежной Королевы, оставил ее возле куста, покрытого красными ягодами, поцеловал ее и ушел. в слезах.
Девушка прошла через метель к Дворцу Снежной Королевы. Она очень устала и замерзла, когда добралась до дворца. Герда вошла в него и увидела Кая, играющего с маленькими кусочками льда. Он был посинел от холода и не спал. «Не узнаю ее.» Девушка бросилась на шею Кейсу и заплакала.Ее слезы растопили лед в сердце Кая, и он тоже заплакал. Он так сильно плакал, что осколок зеркала гнома выпал из его глаза. Кай и Герда были так счастливы, что плакали и смеялись от радости. Злые чары исчезли, и Кей был спасен благодаря искренней любви его храброй и преданной сестры Герды.

The Pickwick Papers — страница 39

Предположим, я отправлю вам любопытную рукопись — обратите внимание, а не
любопытный, потому что дикий или невероятный, но любопытный, как лист из
романтика реальной жизни — не могли бы вы передать это в клуб,
о чем вы так часто говорили?

«Конечно», — ответил г. Пиквик, если хочешь; и это
будут внесены в их транзакции ».
«Вы получите это», — ответил мрачный человек. ‘Ваш адрес;’
и, когда мистер Пиквик сообщил их вероятный маршрут,
мрачный человек внимательно записал это в засаленный бумажник,
и, сопротивляясь настойчивому приглашению мистера Пиквика позавтракать,
оставил этого джентльмена в его гостинице и медленно пошел прочь.

Мистер Пиквик обнаружил, что трое его товарищей поднялись, и
ждали его прибытия, чтобы начать завтрак, который был готов
выложен в заманчивой демонстрации.Они сели за еду; и жареный
ветчина, яйца, чай, кофе и всякая всячина стали исчезать с
быстрота, которая сразу свидетельствовала о превосходстве
плата за проезд и аппетиты его потребителей.

— Теперь о ферме поместья, — сказал мистер Пиквик. «Как мы пойдем?»

«Пожалуй, лучше посоветоваться с официантом, — сказал мистер Тупман;
и официант был вызван соответственно.

‘Дингли Делл, господа — пятнадцать миль, господа — крест
дорога — почтовая карета, сэр?

«Почтовый фаэтон не вмещает больше двух», — сказал г. Пиквик.

‘Верно, сэр — прошу прощения, сэр. Очень хороший четырехколесный фаэтон,
сэр — место на двоих сзади — одно спереди для джентльмена, который
диски — ах! Прошу прощения, сэр, здесь всего три.

‘Что делать?’ — сказал мистер Снодграсс.

‘Может быть, кто-нибудь из джентльменов захочет прокатиться, сэр?’ предложил
официант, глядя на мистера Винкля; ‘очень хорошо
верховые лошади, сэр — любой из людей мистера Уордла, приезжающий в Рочестер,
верните их, сэр.«

» Вот именно, — сказал мистер Пиквик. ‘Винкль, ты продолжаешь
верхом?

Итак, мистер Винкль действительно испытывал серьезные опасения в
самые низкие уголки его собственного сердца по сравнению с его всадником
умение; но, как он даже не подозревал, ни на одном
счет, он сразу же ответил с большой твердостью: «Конечно. я
должен наслаждаться всем этим ».
Мистер Винкль бросился на свою судьбу; не было ресурса.
«Пусть они будут у дверей к одиннадцати», — сказал мистер Брайан.Пиквик.

«Хорошо, сэр», — ответил официант.

Официант на пенсии; завтрак закончился; и путешественники
поднялись в свои спальни, чтобы приготовить смену
одежду, чтобы взять с собой в приближающуюся экспедицию.

Мистер Пиквик сделал предварительные приготовления, и
смотрел через жалюзи в кофейне на пассажиров
на улице, когда вошел официант и объявил, что
шезлонг был готов — объявление, которое сам автомобиль
подтверждено, немедленно появившись перед жалюзи кофейни
вышесказанное.

Это была любопытная зеленая коробочка на четырех колесах, с низким
место как урна для вина на двоих сзади и возвышение для
один впереди, запряженный огромной коричневой лошадью, изображающий
большая симметрия кости. Хозяин стоял рядом, держась за
обуздать еще одну огромную лошадь — по-видимому, ближайшего родственника
животное в шезлонге — готово оседлать мистера Винкля.

«Благослови мою душу!» сказал мистер Пиквик, когда они стояли на
тротуар, пока накидывались пальто.«Благослови мою душу! кто
водить? Никогда об этом не думал.

‘Ой! вы, конечно, — сказал мистер Тупман.

«Конечно, — сказал мистер Снодграсс.

«Я!» воскликнул мистер Пиквик.

BBC — Религия — Христианство: Колядки

Тихая ночь

Тихая ночь — одна из самых популярных рождественских гимнов в мире. Каждый год его поют на многих языках мира. Его популярность обязана умиротворенной мелодии и простому повествованию рождественской сказки.

Легенда

Традиционная история этой песни происходит из города Оберндорф, Австрия, зимой 1818 года. Священником этого города был молодой человек, а также музыкант по имени Джозеф Мор.

В канун Рождества того же года церковный орган сломался, и его нельзя было починить, пока не растает снег весной. Джозеф не унывал и был уверен, что в это Рождество будет музыка. Он вспомнил простое стихотворение, написанное двумя годами ранее, и подумал, что если бы он мог найти альтернативный инструмент и подходящую мелодию, они могли бы спеть его в церкви. Он попросил своего церковного органиста, человека по имени Франц Грубер, посмотреть стихотворение и посмотреть, что он может сделать.

Франц был поражен тем, насколько хорошо было стихотворение, и, привыкший писать музыку в короткие сроки, придумал успокаивающую колыбельную, чтобы сопровождать слова Иосифа. В тот вечер песня исполнялась в местной церкви только под гитару.

Реальная история

Традиционная история о сломанном органе в церкви Святого Николая в Оберндорфе — вымысел из рассказа, опубликованного в U.С. в 1930-е гг.

Рождественский историк Билл Иган пишет:

Отец Жозеф Мор написал стихотворение из шести строф Stille Nacht! Heilige Nacht! в 1816 году, когда его направили в паломническую церковь в Мариапфарре, Австрия. Два года спустя, после перевода в церковь Святого Николая в Оберндорфе, Австрия, католический священник решил, что он хочет, чтобы его стихотворение было положено на музыку. 24 декабря 1818 года он попросил своего друга Франца Грубера создать мелодию и гитарный аккомпанемент. Двое мужчин спели гимн на рождественской мессе в Св.Николая с о. Мор играет на гитаре, а хор повторяет последние две строчки каждого куплета.

Человек, который перевел Stille Nacht в Silent Night , был Джон Фриман Янг. Находясь в нью-йоркской Троицкой церкви, он в качестве хобби переводил европейские гимны на английский язык. Позже он стал вторым епископальным епископом Флориды. Епископ Янг похоронен в Джексонвилле, штат Флорида, забытый городом, который он любил, и игнорируемый церковью, которой он служил, но его слова поют миллионы людей в англоязычных странах.

Двенадцать дней Рождества

Двенадцать дней Рождества отличается от других рождественских гимнов тем, что не имеет религиозной тематики и не имеет отношения к Рождеству.

Происхождение

Наиболее вероятное происхождение колядки — игра на память, сыгранная в «Двенадцатую ночь» много лет назад.

Игроки по очереди пели куплет, и каждый игрок добавлял новый подарок, когда дело доходило до их собственного куплета — загвоздка заключалась в том, что им приходилось запоминать все предыдущие дары, пока они пели список подарков. Любой, кто забыл подарок, должен был заплатить неустойку, чтобы развлечь всех остальных.

Это история, данная The New Oxford Book of Carols , в которой говорится, что версия, которую мы поем сегодня, была напечатана в 1864 году, хотя другие версии появились раньше.

Далее в книге указывается, что некоторые люди пытались найти в этой колядке религиозные образы — например, предполагая, что куропатка является символом дьявола. Существует также народное поверье, что если девушка пойдет спиной к грушевому дереву, а затем трижды обогнет его, она увидит изображение человека, за которого она собирается выйти замуж.

Но есть еще одна история об этой колядке, которая придает ей гораздо большее религиозное значение. Это маловероятно, но это показывает, как популярную песню можно переработать как гимн или гимн.

Легенда

Эта «городская легенда» гласит, что песня была написана в то время, когда римско-католическое богослужение было незаконным в Англии, и католикам приходилось искать скрытые способы передачи своей веры.

Двенадцать дней Рождества , как гласит легенда, был написан для отражения основных верований католицизма, замаскированных светскими словами.

Некоторые концепции, которые, как считается, символизируются каждым подарком, различаются в зависимости от версии.

Реальная история

Нет никаких доказательств того, что гимн был написан как скрытый катехизис — и поскольку в концепциях, содержащихся в нем, нет ничего особенно католического, в этом не было бы смысла, поскольку верования, на которые он ссылается, могли быть открыто учил.

Возможно, идея, что песня была религиозной, была вдохновлена ​​колядками, такими как The Seven Joys of Mary или The New Dial , песня, в которой часы на часах используются для связи христианских концепций.Другая народная песня, Green Grow the Rushes-O , тесно связана с The New Dial и полна скрытых религиозных отсылок, которые писатель Эрик Рутли перечислил в своей книге The English Carol.

Но, легенда или нет, если кто-то хочет, чтобы песня учила нескольким основным христианским верованиям и проверяла его память, Двенадцать дней Рождества , казалось бы, вполне подойдет.

Любимые народные гимны

В начале 2005 года зрители «Песни хвалы» голосовали за свои любимые гимны.

В произвольном порядке популярности следующие десять гимнов были объявлены национальными фаворитами.

Однажды в Королевском Городе Давида

Миссис Сесил Фрэнсис Александер, школьная учительница из сельской местности, написала слова, чтобы помочь своим ученикам понять тайну рождения Иисуса, и никогда не предназначалась для хранения только на Рождество. Он был создан вместе с простой мелодией Генри Гаунтлетта Irby и стал рождественским стандартом.

Приходите все верные

Первоначальная версия этого гимна была написана на латыни и обычно приписывается Джону Фрэнсису Уэйду и написана около 1743 года. Под названием Adeste Fideles он был переведен на более знакомую английскую версию столетием позже Фредериком Окли и Уильямом Томасом Бруком.

Калипсо Кэрол

Этот популярный гимн был написан каноником Майклом Перри, когда он был студентом теологического колледжа Оук-Хилл. Он был одним из ведущих авторов гимнов современности. Умер в 1996 году.

Увидеть среди зимнего снега

Этот гимн был написан Эдвардом Касваллом в 1858 году, который также был переводчиком многих популярных гимнов.Музыка Humility была написана Джоном Госсом в 1871 году.

О святая ночь

Этот гимн начал свою жизнь как французское стихотворение « Minuit, chrétiens », написанное Пласидом Каппо в 1847 году и переведенное на английский язык Джоном Салливаном Дуайтом. Музыка была написана Адольфом-Шарлем Адамом, который также написал балет Жизель .

Пришла полночь

Эта песня также началась как стихотворение, написанное в 1849 году Эдмундом Гамильтоном Сирсом, приходским священником и автором унитариев. Музыка была написана американским музыкантом Ричардом Сторрсом Уиллисом в 1850 году.

О, маленький городок Вифлеем

Слова к этой песне были написаны американским священником по имени Филипс Брукс в 1868 году после посещения Вифлеема. Его органист Льюис Реднер написал для нее мелодию, которая до сих пор используется в Соединенных Штатах. В Великобритании вместо него используется цвет Forest Green , адаптированный композитором Ральфом Воаном Уильямсом.

В сумерках середины зимы

Кристина Россетти изначально написала слова к этой песне как рождественское стихотворение.Мелодия, которую чаще всего ассоциируют с In the Bleak Midwinter, — Cranham , сочиненная Густавом Холстом, но ее также положил на музыку органист Гарольд Эдвин Дарк.

Тихая ночь

Тихая ночь — одна из самых популярных рождественских гимнов в мире. Узнайте о его истории

Послушайте, как поют ангелы-вестники

Чарльз Уэсли, брат основателя методистской церкви Джона Уэсли, написал эту колядку в 1739 году.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *